детектив - Необходимо исчезнуть - Арно Макс
Переход на главную
Жанр: детектив

Арно Макс  -  Необходимо исчезнуть


Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]




                              ПРОЛОГ

     Это был китаец или малаец. Угадывалось  это  по  росту  и  очертаниям
фигуры, видимой в течение доли секунды. Белый,  безусловно,  был  выше,  а
индус или пакистанец не выглядели бы одновременно коренастыми и тонкими.
     Между тем с полной уверенностью этого нельзя было  сказать.  Сингапур
предлагает такое смешение наций, что сами антропологи ошибаются.  Это  мог
быть  филиппинец,  или  бирманец,   или   один   из   неместных   метисов,
расплодившихся благодаря смешению рас в этом районе Азии.
     Но, основательно поразмыслив, можно было склониться к мнению, что это
все же был китаец.
     В настоящее время он прятался позади  массивного  дерева,  совершенно
невидимый в темноте, которая  спускалась  с  чернильного  неба,  покрытого
черными тучами.
     С той поры, как два часа назад он проник в сад виллы, он  практически
не  шевелился.  Место,  которое  он  выбрал,  позволяло  ему  одновременно
наблюдать за порталом, от которого шла аллея, ведущая в дом, и за домом, в
двух окнах которого ярко горел свет.
     По всей вероятности, он засел на всю ночь.
     За исключением непредвиденных неожиданностей и обстоятельств.
     В тридцати  метрах  от  этого  массивного  дерева  мужчина  осторожно
переместился, чтобы покинуть убежище позади толстого ствола, за которым он
спрятался. Он засел в засаду еще тогда,  когда  ночь  сменила  тропические
сумерки. И он очень надеялся, что станет  той  неожиданностью,  о  которой
узкоглазый совсем не подозревал.
     Вилла располагалась в одном  из  жилых  кварталов,  расположенных  на
холмах, доминирующих над портом и районом рейда  экзотического  Сингапура.
Морской бриз дул из пролива и заставлял шевелиться листву  деревьев.  Если
ветер не переменится, то был риск, что пойдет дождь.
     Мужчина подобрал карабин, лежащий у его ног, и полностью  выпрямился.
Он испытывал желание размять мускулы, но остерегался делать это.  Несмотря
на  шум,  производимый  ветром,  он  решил  не  рисковать.  При   малейшем
постороннем шуме китаец будет знать, что он  в  саду  не  один,  и  станет
подозрительным.
     Человек привычным жестом прижал приклад к плечу и прильнул к  визиру.
Нужно  было  действовать  быстро.   Жара   стояла   невыносимая.   Человек
почувствовал, как капли пота стекают на шею. Между тем он  был  совершенно
спокоен, когда направил  пересечение  волосков  визира  на  затылок  своей
жертвы.
     Несмотря  на  мешающие  ветви  деревьев,  он  смог   убедиться,   что
действительно тот был китайцем. Это была  мишень,  по  которой  невозможно
было промахнуться.
     Продолжая прижимать глаз к объективу, человек ясно рассмотрел реакцию
китайца на выстрел. В течение  доли  секунды  после  этого  он  производил
впечатление, будто хотел повернуться  лицом  к  напавшему,  затем  странно
поднял руку и упал головой вперед, не издав ни звука.
     Убедившись в том, что стрелять во второй раз ему не придется, человек
поспешил к массивному дереву.
     Прежде чем  нагнуться  к  китайцу,  он  достал  из  кармана  короткую
дубинку. Карабин был приспособлен  к  тому,  чтобы  стрелять  специальными
пулями, не  оставляющими  видимого  ранения,  но  их  мощного  удара  было
достаточно, чтобы оглушить пораженного в голову. В целях  предосторожности
он угостил китайца ударом дубинки по основанию черепа.
     Такого удара ему должно хватить на долгое время.
     Опасность в  виде  следящего  китайца  была  устранена,  и  путь  был
свободен. Человек прислушался. Все было нормально. Ветер продолжал  шуметь
в ветвях деревьев и заглушал шумы, идущие из города и порта.  Из  соседней
виллы доносились звуки музыки.
     Человек перекинул ремень карабина через  плечо,  и,  подняв  китайца,
закинул его за правое плечо.
     Это была  удача,  что  в  засаде  находился  всего  один  человек,  в
противном случае дело бы обстояло намного сложнее.
     Выйдя на дорожку, человек  направился  к  задней  части  виллы,  окна
которой по-прежнему светились. Войдя внутрь через служебную дверь, которая
не была заперта, человек ногой захлопнул ее и повернул ключ в замке. Он не
хотел, чтобы ему помешали сделать то, что он намерен был сделать.
     Кондиционер был выключен, и жара внутри помещения казалась еще  более
невыносимой, чем снаружи.
     Без церемоний  сбросив  китайца  на  пол,  человек  стал,  задыхаясь,
вытирать лицо обшлагом рукава. Он прошел  в  гостиную,  потом  в  кабинет,
чтобы везде выключить свет.
     Человек вернулся в прихожую с  сумкой,  которую  раньше  спрятал  под
шкафом. Китаец не шевелился.
     Он торопливо положил сумку на стол и открыл  ее.  В  ней  было  много
пакетов,  содержимое  которых  невозможно  было  угадать  из-за   темноты,
царившей на вилле. Он достал маленький фонарик, включил его и направил луч
на пакеты. Они  были  похожи  на  коробки  из-под  ботинок,  завернутые  в
оберточную бумагу. Развернув бумагу с одного из них, человек открыл  кусок
желтоватой массы, похожей на материал для лепки.
     Любой   специалист   узнал   бы   в    жуткой    массе    пластиковую
бомбу-взрывчатку. А этот человек был специалистом.
     Затем он  вытащил  из  сумки  различные  предметы,  в  числе  которых
находились  детонаторы  и   много   зажигательных   трубок.   С   большими
предосторожностями он стал приготавливать бруски взрывчатки, располагая их
у стены. Видя, как он действует, можно было понять, что он не  первый  раз
имеет дело со взрывчатыми веществами. Менее чем за десять минут  все  было
закончено.  Вытирая  руки,  он  с  холодной  улыбкой  подумал,  что  здесь
находится достаточно взрывчатки, чтобы взорвать три-четыре таких дома.
     Расточительно, но, раз на то пошло, не оставлять же лишний товар!
     После  того,  как  он  при  помощи  фонарика  проверил   расположение
взрывчатки, человек издал удовлетворенное  ворчание.  Все  было  проделано
явно "на отлично". Это не причинило бы большого вреда такому  зданию,  как
"Раффл" или "Четоредж банк", но для этого дома было более чем достаточно.
     Будет превосходный фейерверк, который вышибет немало окон  из  зданий
поблизости.
     Преодолевая  желание  закурить,  мужчина   посмотрел   вокруг   себя,
проверяя, не забыл ли чего. Все было в порядке, за  исключением  мешка,  в
котором он принес пластиковую  взрывчатку  и  остальной  материал.  Ничего
больше не связывало его с виллой.
     Оставалась проблема китайца, валявшегося  на  полу.  Человек  скорчил
гримасу и пожал плечами. Не разбив яиц, не поджаришь и яичницы...
     Он со вздохом вынул из кармана маленькую дубинку и два раза ударил ею
по лбу китайца. Он не мог рисковать: китаец мог прийти в  себя  и  увидеть
бруски пластиковой взрывчатки. Было необходимо, чтобы  вилла  взлетела  на
воздух и китаец вместе с ней. Человек соединил две  зажигательные  трубки,
отрегулированные на взрыв через  тридцать  минут.  Это  было  меньше,  чем
обычно, но у китайца мог оказаться слишком крепкий  череп.  Всегда  трудно
определить  время,  в  течение  которого   кто-то   будет   находиться   в
бессознательном состоянии.
     Не теряя ни секунды, он вернулся в коридор, сунул карабин в футляр  и
закрыл за собой дверь. Он не бросил ни одного взгляда назад, а  направился
прямо в глубину сада, где располагалась небольшая  калитка,  выходящая  на
дорожку, более уединенную, чем улица. Его  машина  находилась  в  двухстах
метрах от калитки. Теперь  проблема  заключалась  в  том,  чтобы  возможно
больше увеличить дистанцию между собой и виллой.
     Начали падать капли теплого дождя.



                                    1

     Небо было неприятного свинцового цвета и посылало  на  землю  давящий
жар. Само солнце казалось лишь туманным шаром, лучи  которого  приобретали
видимость металла и были трудно переносимы.
     Для обитателей грустных климатов, в которых зима  является  синонимом
холода и стужи, название тропиков или экватора  вызывают  представление  о
каком-то рае, в котором всегда царит лето. Но это лишь легенда, выдуманная
туристическими агентствами для путешественников, жаждущих перемен.
     Действительность совсем иная. Если и существуют  места  с  роскошными
золотистыми пляжами, окаймленными пальмами и омываемыми синими морями,  то
они редки. И,  во  всяком  случае,  нужно  только  вспомнить,  что  там  в
большинстве мест  находятся  безжалостные  пустыни.  А  если  говорить  об
экваторе, не бесполезно повторить, что он дает право на жизнь таинственным
джунглям, из которых живым выходит один из тысячи...
     Наклонясь к иллюминатору, Кристиан Фови увлеченно раздумывал над этим
в то  время,  как  самолет  спускался,  чтобы  приземлиться  на  аэродроме
Сингапура.
     Под крыльями самолета море казалось сапфирового цвета, тут и там были
разбросаны пятна островов цвета кобальта. Около  горизонта  море  и  небо,
сливаясь, создавали нечто  вроде  сверкающего  тумана.  Спереди  побережье
большого острова Сингапур представляло собой  контраст  между  интенсивным
пространством зеленых насаждений и пустыней белого цвета.
     Сингапур - "город  Льва",  который  называли  и  жемчужиной  Востока,
бывшее  гнездо  пиратов,  которых  уничтожили  британцы,  в  свою  очередь
устроившие здесь базу для колониальных завоеваний в прошлом  веке.  Теперь
англичане  уходили,  а  американцы   стремились   их   заменить,   о   чем
свидетельствовало присутствие двух эсминцев Седьмого  Флота,  стоявших  на
якорях в порту.
     По своему обыкновению Кристиан Фови был среди первых, приготовивших к
выходу. Хотя он и ожидал этого, но ему показалось, что он в  парилке,  как
только поставил ногу на первую ступеньку трапа. Когда он спускался, у него
создалось впечатление, что каждая пора  лица  освобождается  от  излишнего
содержания влаги. И это будет происходить в течение долгих часов, пока  он
не акклиматизируется.
     Никто не приехал встречать его в аэропорт.  Кристиан  оглядел  толпу,
ожидавшую на перроне. Его предупредили,  что  он  должен  держать  красный
бумажник  в  руке,  а  в  другой  нести  плащ  светлого  цвета.  В  случае
необходимости контакт должен был состояться.
     Кристиан не заметил никаких симптомов этого, что  было  ему  приятно.
Обратное было бы нежелательно и означало бы, что он находится в опасности.
А  если  этого  не  случилось,  то  значит,  множество   неприятностей   и
неожиданностей у него ещё впереди. Тут и там протягивались руки к  родным,
близким и друзьям.
     Бросив последний взгляд на террасу, Кристиан прошел в  здание,  чтобы
подвергнуться  неизбежным  формальностям  таможни.  Эта   процедура   была
проделана  быстро.  Сингапур,  считающийся  открытым   городом,   контроль
осуществлял чисто формально.
     Сев в такси, Кристиан попросил отвезти его в отель "Гудвуд парк".  Со
времени своего последнего  посещения  он  нашел,  что  Сингапур  почти  не
изменился.  В  противоположность  Гонконгу,   старая   столица   Малайзии,
казалось, продолжала жить по образцу роскошного прошлого.
     Теперь  такси  следовало  вдоль   моря,   где   громоздкие   строения
викторианской эпохи и большие более современные  здания  странным  образом
напоминали "Бука" в Шанхае.
     Кристиан долго  раздумывал,  что  могло  потребовать  его  приезда  в
Сингапур. С первого взгляда  существовал  лишь  один  банальный  инцидент,
какие происходят десятками во всех уголках света. По  неизвестной  причине
их агент был ликвидирован, а вилла его была взорвана две ночи назад.
     Первый необычный факт в этом деле - это то, что не было уверенности в
том,  что  агент  был  убит.  В  развалинах  действительно  были   найдены
человеческие останки, но ничто не указывало на то, что они  в  самом  деле
принадлежали ему. И чтобы еще более усложнить проблему,  его  машина  была
обнаружена за пределами Сингапура на дороге и со следами крови на сиденье.
     Естественно, можно было предположить, что человека заманили в засаду,
схватили, привезли в его дом и потом взорвали вместе с виллой. В  этом  не
было ничего удивительного и невозможного, если они  хотели  его  допросить
или потребовать от него что-то, что находилось на вилле.
     До сих пор ничто не объясняло, почему ЦРУ срочно  вызвало  одного  из
своих лучших сотрудников и поручило ему все  досконально  выяснить.  Когда
агент исчезал или его убивали, это считалось большой потерей, но его  дело
должен был продолжить другой, если, конечно, исчезнувший не  был  персоной
исключительно важной.
     Судя по досье, с которым Кристиан ознакомился перед отъездом, это был
как раз такой случай.
     Антус Олдридж был довольно  значительной  фигурой  и,  без  сомнения,
одним из десяти самых компетентных  специалистов  азиатского  Юго-Востока.
Родившийся в Малайзии, он странствовал по всей Азии и изучал все  ремесла,
прежде, чем приземлился в Сингапуре. Здесь он стал сотрудником  ЦРУ.  Было
указано, что ему удалось проникнуть в подпольную организацию, уникальную в
своем роде. Несколько раз сведения, которые он сообщал, оценивались  очень
высоко и представляли особый интерес.
     Читая  между  строк,  можно  было  догадаться,  что  Олдридж  не  был
резидентом в том смысле, который обычно ему придают, деятельность его была
гораздо шире. Кристиан догадывался, что  он  мог  знать  очень  многое  об
активности ЦРУ в Малайзии и различных соседних странах.
     Таков был человек, который, возможно, встретил смерть во время взрыва
виллы.
     Распоряжения, которые получил Кристиан, были  четкими.  Первым  делом
точно выяснить, что тело, найденное в развалинах, а  вернее  все,  что  от
него  осталось  в  результате  взрыва,  принадлежит  Олдриджу.  В   случае
подтверждения  этого   нужно   было   постараться   узнать,   почему   его
ликвидировали. Во-вторых, если выяснится, что убит не он,  объяснить,  что
же случилось с ним. И, если предоставится возможность, сделать что-нибудь,
чтобы он не мог рассказать то, что ему было известно.
     В перспективе - грязная работа!
     После проезда  через  районы  банков  и  роскошных  магазинов,  целью
которого было увеличить плату за проезд, шофер выехал  на  Страдфорд-роад,
потом  на  Орлард-роад  по  направлению  Танглии,  на  котором   находился
комфортабельный отель "Гудвуд парк", а также большинство роскошных  клубов
Сингапура.
     Это была традиция, и Кристиан не препятствовал этому. Шофер не должен
был знать, что он хорошо знает город, так как это могло впоследствии иметь
важное значение, если малайцы будут спрашивать о нем. И он оплатил  проезд
с видом туриста, весьма довольного прогулкой.
     Отель "Гудвуд парк"  был  одним  из  тех,  какие  есть  в  Акапулько,
Лас-Вегасе  или  Гонолулу:  кондиционированный  воздух,  ночной  бар,  два
огромных бассейна и обширный вышколенный персонал.
     Управление забронировало номер на имя Кристиана. Тот получил  ключ  и
оплатил услуги носильщика, проводившего его до порога номера.
     Первым делом было снять одежду и залезть под душ.
     Было уже половина четвертого, когда он, раздумав звонить по телефону,
надел чистую рубашку и костюм и вышел из отеля.
     Здание, адрес которого ему дали, находилось в двух  шагах  от  отеля.
Кристиан взглянул на медные дощечки, прибитые к одной из стен  при  входе.
Та, которая его интересовала, имела название:
     "ДЖОН ЧЕМБЕРС И Кo."
     И никакого обозначения того, чем же занимается компания.
     Кристиан воспользовался лифтом, который  доставил  его  на  четвертый
этаж. Стрелка указателя среди многих других привела его к двери в  глубине
одного из коридоров.
     Он нажал  кнопку  звонка,  и  внутри  раздался  звон.  Мужской  голос
крикнул, чтобы входили.
     Кристиан вошел  в  комнату,  которая  одновременно  служила  и  залом
ожидания, и конторой для секретарши, о чем свидетельствовал стол с пишущей
машинкой под чехлом. Две стены были заняты полками с книгами.  Приоткрывая
дверь с матовыми стеклами, он вошел во вторую комнату, в которой  какой-то
человек изъяснялся на диалекте китайского и малайского языков. Между двумя
фразами он повторил:
     - Войдите!
     Кристиан просунул голову в дверь и обнаружил  сорокалетнего  мужчину,
разговаривающего по телефону. Изъяснялся он, с трудом подыскивая слова.  У
него был нездоровый цвет лица человека, который с трудом переносит жизнь в
жаркой стране.
     Жестом, лишенным  любезности,  он  указал  посетителю  на  кресло.  В
помещении царил беспорядок.  Тут  повсюду  были  видны  книги,  журналы  и
газеты, рассованные по всем углам. Огромный письменный  стол  почти  исчез
под кипами бумаг.
     Наконец, хозяин комнаты произнес  последнюю  фразу  и  с  облегчением
повесил трубку.
     - Существуют же такие типы. Они стали слишком независимы, - с горечью
проговорил он. - Несмотря на то, что они говорят на английском, как вы или
я, они вынуждают вас коверкать наш родной язык, и вы  должны  это  делать,
если хотите иметь с ними дело. - Он встал и протянул  руку,  кожа  которой
была желтой.
     - Чемберс, - представился он, как будто это было  необходимо.  -  Чем
могу быть полезен?
     Кристиан также представился.
     - Я как раз проездом в Сингапуре, - добавил он. - И приехал  сообщить
вам новости о вашем дяде, который остался в известной вам стране.
     На физиономии Чемберса появилась гримаса, которая,  очевидно,  должна
была означать улыбку.
     - Я ожидал вашего появления. Можете говорить свободно. У меня тут нет
микрофонов, а секретарша ушла на целый день.
     Он взял  со  стола  ящик  с  небольшими  филиппинскими  сигаретами  и
предложил Кристиану. Наступило короткое молчание, пока они закуривали.
     -  Полагаю,  что  вы  прибыли  из-за  этой  истории  с  Олдриджем?  -
поинтересовался он.
     Кристиан про себя отметил, что это, по всей вероятности, не вызвало у
него энтузиазма.
     - Точно, - подтвердил он. - Что вам об этом известно?
     - Не очень-то много... Только то, что его вилла взлетела на воздух  с
кем-то.
     На мгновение он умолк.
     - Прежде всего я хочу, чтобы вы уточнили некоторые  вещи,  -  холодно
произнес Чемберс.
     Кристиан кивнул головой. Он догадывался,  о  чем  собирался  говорить
Чемберс.
     - Имейте в виду, что вы тут  ни  при  чем,  -  предупредил  я,  -  но
необходимо, чтобы вы знали, как себя вести.
     Чемберс сделал кругообразное движение  рукой,  указывая  на  книги  и
журналы на полках.
     - Вот уже более  трех  лет  я  надрываю  здоровье  в  этом  проклятом
климате, делая вид, что продаю  предметы  культурного  обихода  с  клеймом
"Сделано в США" китайцам, малайцам, которым на это так же  наплевать,  как
на их первую рубашку. И все  это  для  того,  чтобы  глубже  проникнуть  и
выудить максимум сведений о том, что делается в этом углу планеты.
     Он пожал плечами.
     - Все протекало без осложнений, и я начал думать,  что  крепко  держу
свое дело в руках, - насмешливо продолжал он. - И в один  прекрасный  день
Управление заявляет мне о том, что  тип,  вилла  которого  была  взорвана,
делал такую же работу здесь, как и я. Так что я теперь могу  рассматривать
себя, как маленького ребенка. Поставьте себя на мое место.
     Кристиан прекрасно понимал его чувства. Неприятно признаваться в том,
что вами пользовались, в то время, как другой проделывал настоящую работу.
Кроме того, Чемберс был раздосадован тем, что не имел малейшего понятия  о
настоящей работе Антуса Олдриджа. Для агента, который считал себя в  курсе
всех дел, такую пилюлю трудно было проглотить.
     -  Расскажите  об  Олдридже,  -  попросил  Кристиан,   прерывая   его
размышления.
     Чемберс затянулся сигаретой.
     - Кое-что я  все  же  узнал.  Полицейский  врач,  который  осматривал
обгорелые останки, найденные в развалинах виллы,  сделал  заключение,  что
они принадлежат одному человеку, и  этот  человек,  вероятнее  всего,  был
азиатом, скорее всего китайцем.
     Кристиан стал более внимательным.
     - Значит, это не Олдридж взорвал себя вместе с виллой?
     - Вероятнее всего, именно так, - согласился  Чемберс.  -  Пожарные  и
полиция обшарили все  вокруг,  но  больше  ничего  не  обнаружили,  совсем
ничего. Они выдвинули гипотезу, что взрывающий провел ложный маневр.
     - Это не объясняет причину, по которой была взорвана вилла, - заметил
Кристиан.
     Чемберс мимикой показал, что также не знает этого.
     - А машина Олдриджа?
     - Ее обнаружили несколько часов спустя по дороге в  Ведок.  Кровь  на
переднем  сиденье  была,  без  сомнения,   человеческой,   что   позволяет
предположить, что на Олдриджа напали и ранили.
     - Ну, а другие сведения?
     Чемберс покачал головой.
     - Никаких, кроме того, что  руль  и  ручки  дверей  были  старательно
вытерты.
     Кристиан подумал, что  это  подтверждает  предположение  о  том,  что
Олдридж похищен. Если бы он был убит за рулем машины, убийцы не  стали  бы
обременять себя его трупом, что ни в коем случае не означало, что  Олдридж
не был убит после похищения.
     - Охарактеризуйте подробнее Олдриджа, - упорно продолжал Кристиан.
     Досье, которое просматривал Кристиан, сообщало ему все, что он должен
был знать, но он хотел бы услышать версию Чемберса.  Возможно,  он  сможет
сообщить какую-нибудь деталь, которая отсутствовала в досье.
     Чемберс колебался. Видимо, это ему не нравилось.
     - Вероятно, Олдридж был агентом без истории, -  осторожно  проговорил
он. - У него был магазин для туристов на Робинзон-роад. Я видел  его  там.
Больше ничего... Никто не подозревал, что он работал на Управление.
     Кристиан улыбнулся: Чемберс был злопамятным.
     - Расскажите о магазине.
     - Судя по тому, что мне говорили,  Олдридж  редко  появлялся  в  нем.
Магазин обслуживали двое служащих, из которых одна была  управляющей.  Обе
местные. А для черной работы держали мальчика-малайца. Вот и все.
     Кристиан скорчил гримасу. Это очень мало.
     - А чем он увлекался? У него были женщины?
     Чемберс с сожалением развел руками и вздохнул.
     - Похоже на то, что его частная жизнь  была  самой  что  ни  на  есть
скрытой... Никто ничего о нем не знает. До сегодняшнего дня я ничего и  не
смог обнаружить с этой стороны.
     Он попытался как-то оправдаться перед Кристианом. - Не забывайте, что
прошло еще только сорок восемь часов с того момента, когда  была  взорвана
вилла, а я был вынужден действовать с величайшей осторожностью,  чтобы  не
привлечь внимания. Кроме того, я направил информаторов по следу, но  нужно
подождать их сообщений.
     Кристиан не сделал никаких замечаний. Если Олдридж был  действительно
таким человеком, каким  его  описали,  то  информаторы  Чемберса  вряд  ли
что-нибудь обнаружат.
     - А каково заключение официального следствия? Что говорит полиция обо
всем случившемся?
     - Если им и известно что-нибудь, они держат это при себе.
     Кристиан кивнул. Если полиция  Сингапура  не  отличалась  от  полиции
других стран, это позволяло сделать несколько предположений на этот счет.
     - Или флики полностью  плавают  в  неизвестности,  или  считают,  что
держат нить, и хотят избежать того, что она может выскользнуть из их  рук.
У этих желтых новости  распространяются  в  десять  раз  быстрее,  чем  по
телеграфу.
     - Тем не менее, у вас должно быть свое  мнение  по  этому  случаю,  -
настаивал Кристиан.
     - Ни малейшего, -  возразил  Чемберс.  -  Двое  полицейских,  которые
служат у меня информаторами, уверяют, что им ничего не удалось  узнать  от
тех, кто ведет следствие. С другой стороны, они не рискуют задавать  много
вопросов, чтобы не навлечь подозрений.
     Кристиан согласился с этим выводом. Тот факт,  что  следствие  велось
почти  секретно,  давало  повод  думать,  что  в  деле  имелась   какая-то
загвоздка. Чемберс, вероятно, проследил за ходом его мыслей, и  продолжал,
глядя на Кристиана:
     - Взрыв должен был разбить стекла в  соседних  домах,  где  проживают
состоятельные люди, имеющие влияние в обществе. В таком случае  совершенно
нормально, что полиция не хочет  выставлять  напоказ  свою  беспомощность,
разбирая это дело.
     -  Это  приемлемая  гипотеза,  -   согласился   Кристиан.   -   Дайте
распоряжение этим вашим двум сделать  все  возможное,  чтобы  узнать,  как
обстоит дело. В случае необходимости пусть придумают какую-нибудь историю,
чтобы повысить интерес у ведущих следствие. По их реакции они увидят, есть
ли что-нибудь существенное в этом деле.
     - Согласен, - кивнул Чемберс с тем же полным отсутствием  энтузиазма,
как и раньше.
     Кристиан задал еще ряд вопросов, касающихся Олдриджа. На  большинство
из них Чемберс не имел ответа. Можно было подумать, что он не очень  хотел
отвечать. Тем не менее, эта взрывчатка, которой была  взорвана  вилла,  не
взорвалась же сама. Кто-то же смог догадаться, кто скрывался на самом деле
под маской честного коммерсанта!
     - В случае необходимости вы сможете дать мне в помощь  двух  человек,
умеющих кое-что делать руками и правильно держать  оружие?  -  осведомился
Кристиан.
     Чемберс оглядел посетителя с явным недоверием.
     - Без сомнения, но...
     - Успокойтесь, я не  собираюсь  заливать  город  огнем  и  кровью,  -
перебил его Кристиан. - Кроме  того,  я,  может  быть,  буду  нуждаться  в
подкреплении, если удастся выйти на того, кто взорвал виллу. Эти люди, как
мне кажется, не любят шутить.
     - Согласен, - произнес Чемберс. - Если это вам понадобится, то  сразу
известите.
     - Я остановился в "Гудвуд парке". Позвоните мне, когда у вас появятся
новости. Если вы не уверены в телефонной линии или я  буду  отсутствовать,
вам следует сказать, что вы портной, которому я заказал костюм.
     Они обменялись еще несколькими фразами, и Кристиан  покинул  контору.
Выйдя на улицу, он в нерешительности  остановился.  По  какой-то  причине,
которой он сам не  понимал,  беседа  с  Чемберсом  заставила  его  глубоко
задуматься и заново проанализировать ситуацию.



                                    2

     После короткого размышления Кристиан решил  прогуляться  до  магазина
Антуса Олдриджа.
     Магазин располагался на расстоянии около мили от  здания,  в  котором
помещалась контора Чемберса. И так как  единственной  возможностью  узнать
что-либо необходимое было потрясти муравейник, нужно было сразу с этого  и
начинать.
     Не обращая внимания  на  мимику  водителя  "тришей"  -  велосипедного
рикши, который пытался предложить ему двух своих  девственных  сестер  или
младшего брата, он зашагал посреди толпы, яркой и  шумной,  направляясь  к
Раффл Кей.
     Вскоре Кристиан дошел до магазина, который снаружи ничем не отличался
от  множества  ему  подобных,  созданных,  чтобы  выколачивать  деньги  из
туристов. Радиоприемники, магнитофоны, японские фотоаппараты,  швейцарские
часы и хозяйственные новинки с одной стороны, а с другой - шелковые ткани,
куклы в кимоно, статуэтки и всякие поношенные вещи...
     Когда Кристиан вошел в магазин, внимание продавщицы было отдано  двум
парам  гостей.  Первая  пара,  немецкая  или  голландская,   выторговывала
безобразного дракона, в то время, как вторая, англосаксонская,  колебалась
в приобретении вазы, сфабрикованной под старину в мастерских Гонконга.
     Кристиан сделал вид,  что  интересуется  фотоаппаратами  на  витрине,
одновременно имея возможность свободно рассматривать обеих  продавщиц.  Те
были слишком заняты торговлей, чтобы обращать на него внимание.
     Наконец, первая пара пришла к убеждению, что дракона надо купить, тем
более,  что  после  длительной  торговли  его  цена  несколько  снизилась.
Продавщица  начала  упаковывать  покупку.  После  того,   как   покупатели
рассчитались  за  покупку  и  она  проводила  их  до   двери,   продавщица
направилась к Кристиану.
     Насколько можно было судить по ее внешности, ее китайская кровь  была
разбавлена малайской  или  индийской.  Результат  смешения  не  был  лишен
приятности и был еще усилен удачно подобранным платьем яркого цвета.
     -  Чем  могу  вам  услужить?  -  поинтересовалась  она   на   певучем
английском.
     Было трудно определить ее возраст,  ее  улыбка  не  вызывала  никаких
морщин, что указывало на  то,  что  ей  еще  не  было  тридцати.  Из  двух
продавщиц, вероятно, именно она исполняла обязанности управляющей.
     - Вы случайно не Медж Лианг? - осведомился он.
     Кристиан решил сразу перейти в атаку, но реакция  китаянки  показала,
что это будет не так просто. Она не выказала ни малейшего удивления  тому,
что ее имя кому-то известно. Напротив, ее улыбка стала еще шире.
     -  Ваше  предположение  точно...  -  ответила  она,  закончив   фразу
вопросительным взглядом.
     - Меня зовут Кристиан Фови. Мне необходимо увидеть Антуса Олдриджа.
     Выражение лица Медж стало непроницаемым, но улыбка не  исчезла  с  ее
личика.
     - Боюсь, что это невозможно. Мистер Олдридж находится в путешествии.
     Кристиан нахмурил брови.
     - В путешествии? - "удивился" он. - Но я должен был встретиться с ним
сегодня. Я пытался дозвониться ему, но линия была неисправна. Я считал...
     Лицо его заметно омрачилось. Казалось, он только сейчас  понял  смысл
слов молодой девушки.
     - Может быть, я смогу чем-либо вам помочь? - предложила Медж Лианг. -
Мистер Олдридж полностью доверяет мне все, что относится к магазину.
     Кристиан отрицательно качнул головой.
     - Я его старый друг,  -  произнес  он  с  досадой,  -  и  должен  был
увидеться с ним по личному делу.
     Вторая продавщица закончила  убеждать  оставшуюся  пару  в  том,  что
фальшивый талисман будет делом всей их жизни, и проводила тех до дверей. У
Кристиана создалось впечатление, что она не упустила ни единого  слова  из
его разговора с Медж.
     - Вам известно, когда он собирается вернуться?
     У Медж Лианг был обеспокоенный вид.
     - Мистер Олдридж не держит меня в курсе своих передвижений. Он  очень
редко бывает в магазине.
     - Но он должен был быть  здесь,  -  процедил  сквозь  зубы  Кристиан,
стараясь казаться обеспокоенным. - Ну ладно...  Я  остановился  в  "Гудвуд
парке", не будете ли вы  так  любезны  сообщить  ему  по  приезде,  что  я
приходил?
     - Я не замедлю это сделать, - заверила его Медж.
     Кристиан адресовал ей короткий поклон и  вышел  из  магазина.  Пройдя
метров двадцать, он остановился и закурил сигарету.
     Почему Медж Лианг не сказала о взрыве на вилле? В  этом  было  что-то
странное. Было бы естественным, если бы она поставила его в известность  о
случившемся. К тому же у него создалось впечатление,  что  они  ждали  его
посещения и что она выдала ему  заранее  придуманную  историю.  Но,  может
быть, это ему только показалось? Весьма вероятно, что она действовала  так
с единственной целью: как можно лучше представить интересы Олдриджа, чтобы
дело не заглохло. Другими словами, до тех пор,  пока  не  станет  известно
точно, что же с ним случилось...
     В  своих  рапортах  Олдридж  писал,  что  обе  продавщицы  совершенно
игнорировали все его действия, не связанные с коммерцией, так  что  ничего
удивительного не было в том, что Медж  Лианг  с  подозрением  отнеслась  к
незнакомцу, утверждавшему, что он друг ее уважаемого патрона.
     Ливень еще не начался, но небо со стороны моря сильно потемнело. Если
повезет, то ливень немного освежит воздух. Продолжая вытирать пот со  лба,
Кристиан медленно направился к  площади  Раффл,  где  всегда  можно  найти
такси.
     Внезапно ему в голову пришла еще одна мысль, и он стал  ругать  себя,
что сразу не подумал об этом.
     А если это полиция продиктовала поведение Медж Лианг? В таком  случае
он был уверен, она снимет телефонную трубку и сообщит кому следует  о  его
посещении. Кристиан не любил, когда им  интересовалась  полиция,  но  если
этого не произойдет, то, по  крайней  мере,  принесет  ответ  на  один  из
вопросов, которые он задавал недавно Чемберсу.
     При всех обстоятельствах, оставаясь в своей  комнате,  он  не  сможет
обнаружить, что же случилось с Олдриджем. Несмотря на жару, площадь  Раффл
была очень оживленна.  Он  без  труда  нашел  такси  и  дал  шоферу  адрес
Олдриджа.
     Его вилла находилась в фешенебельном районе, расположенном на высотах
Танглии  по  направлению  к  новому  университету   и   ипподрому.   Из-за
исключительно интенсивного движения в эти  часы  дня  шоферу  понадобилось
двадцать минут, чтобы проехать это расстояние. Распорядившись остановиться
на  соседней  улице,  Кристиан  попросил  шофера  обождать   его.   Малаец
колебался, видимо опасаясь, что больше его не увидит, но затем согласился.
Чемберс не преувеличивал, когда утверждал, что в  квартале  осталось  мало
целых  стекол.  Что  касается  виллы  Олдриджа,  то  тут  ошибиться   было
невозможно.
     Кристиан невольно покачал  головой.  Хорошая  работа!  Автор  взрыва,
очевидно, не пожалел взрывчатки.  Вилла  была  буквально  снесена  с  лица
земли. Остались лишь дико выглядевшие жалкие останки стен,  едва  заметные
среди развалин. Все вокруг создавало впечатление, словно кто-то  пропустил
все это через огромную мясорубку. Не было ничего удивительного, что  после
такого  взрыва  полицейские   столкнулись   с   большими   трудностями   в
идентификации трупа, найденного здесь.
     Несмотря на то, что вокруг никого не было видно,  Кристиан  остерегся
приближаться к развалинам. Это не только ни к чему бы его не  привело,  но
было и опасно, так как полиция могла  оставить  кого-нибудь  наблюдать  за
этим местом.
     Взглянув в последний раз на  то,  что  осталось  от  виллы,  Кристиан
возвратился к такси. В данный момент ему больше нечего было делать. Удочка
была закинута, и оставалось лишь ждать, когда клюнет рыбка.
     Он попросил шофера отвезти его в "Гудвуд парк".


     В окно Кристиан  мог  видеть  небо,  покрывающееся  темными  тяжелыми
тучами. Обычная тропическая гроза должна  была  разразиться  с  минуты  на
минуту. По большей части она  продолжалась  минут  двадцать  или  полчаса,
поэтому лучше было подождать окончания грозы, а потом выйти.
     Он стал размышлять о Чемберсе, который оставался для  него  загадкой.
После первого их свидания у него сложилось впечатление,  что  резидент  не
был с ним полностью откровенен. Кристиан приписывал это  зависти,  которую
Чемберс испытывал после проявления высокой активности Олдриджа. Даже  если
такое поведение и шло в разрез  с  инструкциями,  то  по-человечески  было
понятно, что Чемберс придержал некоторую  информацию  в  надежде  показать
себя, если бы это ему удалось сделать раньше приезда Кристиана.
     Его телефонный звонок сводил теперь эту  гипотезу  к  нулю.  Так  или
иначе, но Кристиан решил, что Чемберс выполнял условия игры,  но  себя  не
утруждал, не искал доказательств.
     Хлынул дождь, когда зазвонил телефон. Кристиан снял трубку. Голос был
женский.
     - Мистер Кристиан Фови? - у нее  был  мелодичный,  чистый  и  высокий
голос, присущий азиатам.
     - Да, это я.
     - Я  хотела  бы  встретиться  с  вами,  чтобы  поговорить  об  Антусе
Олдридже, - заявила незнакомка.
     Кристиан  невольно  вздрогнул.  Он  не  ожидал  такого   откровенного
заявления.  По  крайней  мере,  его  собеседница  шла  к  цели  прямо,  не
беспокоясь о возможных неприятностях. Действительно, она должна была  быть
очень уверена в себе.
     - Это вас интересует? - продолжала она после короткого молчания.
     - Возможно, - сдержанно ответил он. - Почему бы вам не прийти ко  мне
в отель?
     В трубке раздался смех.
     - Ведь я не ребенок, - сказала незнакомка с легким упреком в  голосе.
- А вот вы сможете прийти ко мне на свидание?
     Кристиану совсем не понравилось такое предложение, но иного выхода он
не видел.
     - Укажите место, где можно найти вас... и скажите, кто вы.
     - Все в свое время, - заупрямилась она. -  Будьте  в  одиннадцать  на
Бигус-стрит...  посреди  улицы  между  аптекарским  магазином  и   ларьком
продавца  фонарей  вы  увидите  гадалку.  Обратитесь  к  ней,  чтобы   она
предсказала вам будущее.
     Кристиан потер подбородок. Прямо как в авантюрном романе.
     - К чему эта таинственность? - запротестовал он. -  Было  бы  гораздо
проще...
     - Когда она предскажет вам будущее, вы продолжите путь, не беспокоясь
о встрече. Я сама подойду к вам.
     Кристиан вздохнул так громко, что она услышала.
     - А как вы можете быть уверены,  что  не  ошибетесь?  Другой  мужчина
может случайно подойти к гадалке на несколько минут раньше меня...
     - Нет никакого риска ошибиться  по  той  причине,  что  я  вас  знаю.
Следуйте моим инструкциям, и все будет отлично.
     Кристиан еще раз попытался предложить другое место встречи, но  скоро
почувствовал, что шансов у него нет.
     - Извините, но я должна повесить трубку, - закончила она.
     - В таком случае, до скорой встречи, - произнес Кристиан.
     Положив трубку, он стал размышлять. Ясно было одно: после  приезда  в
Сингапур он встречался лишь с двумя женщинами, которые могли знать его имя
- Медж Лианг и вторая продавщица в магазине Олдриджа.  И  так  как  голос,
который он слышал, не был голосом Медж, то  это  была  вторая  продавщица,
которую звали Ким Фай.
     Кристиану внезапно захотелось, чтобы поскорее  наступило  одиннадцать
часов. Он стал читать  последний  выпуск  "Маллой  Мелл",  когда  зазвонил
телефон.  Телефонистка  отеля  пропищала,  что  его  кто-то  вызывает,   и
попросила не вешать трубку. Послышался щелчок, и сразу же прозвучал  голос
Чемберса.
     - Что нового? - спросил Кристиан.
     - Мне кажется, что я нашел кое-что для вас. Не знаю,  что  это  может
дать, но во всяком случае, это лучше, чем ничего.
     - Слушаю вас.
     - По сведениям одного из моих информаторов, у Олдриджа была  привычка
довольно  часто  наведываться  в  один  китайский  дом  на   Серагун-роад.
Заведение называется "Зеленая луна".
     - Что это за заведение?
     - Официально это ночной клуб, каких много, а на самом деле это скорее
"Дом куколок", если вы понимаете, что я хочу этим сказать.
     Кристиану не потребовалось дополнительных объяснений.
     - Олдридж, безусловно, имел нормальные потребности, - заметил  он.  -
Возможно, он считал, что это более практично, чем обзаводиться любовницей.
     - Вероятно и так, -  согласился  Чемберс,  -  поэтому-то  я  сразу  и
передал вам эти сведения.
     - Спасибо,  -  сыронизировал  Кристиан.  -  Если  получите  и  другие
сведения такого рода, передайте их мне.
     Гроза все  усиливалась,  но  все  указывало  на  то,  что  скоро  она
прекратится. Чемберс заверил, что так и сделает, и  оба  повесили  трубки.
Оба телефонных  звонка  дали  совершенно  неожиданный  результат,  и  было
маловероятно, что ему позвонят в третий раз, поэтому Кристиан  решил,  что
может выйти из отеля. Перед тем как покинуть номер, он из предосторожности
обернул левую руку ремнем с тонким футляром, содержащим  стальной  плоский
нож. Отлично изготовленный и острый, как бритва, в руках мастера это  было
весьма эффективное оружие. Незадолго до этого, не желая зависеть от такси,
Кристиан поручил службе отеля подыскать  ему  маневренную  и  быстроходную
машину. Его  заказ  был  выполнен.  Он  получил  ключи  от  "мини-остина",
снабженного мотором "купера". Для города и для поездок это  было  то,  что
нужно. Кристиан устроился за рулем и поехал на Скотт-роад,  чтобы  выехать
на Аршад-роад в центре города. Ему понадобилось не  много  времени,  чтобы
обнаружить черный "хилман", который  следовал  за  ним  от  самого  отеля,
старательно выдерживая скорость его машины.



                                    3

     Наступила ночь, но жара была такой же плотной и обволакивающей, как и
днем. Слабая прохлада,  принесенная  грозой,  длилась  не  более  двадцати
минут.
     Кристиан  вышел  из  ресторанчика,  в  котором  быстро  пообедал,   и
направился в направлении отеля "Раффл", неподалеку  от  которого  поставил
свою  машину.  Бесполезно  было  пытаться  обнаружить  пассажиров  черного
"хилмана", хотя он был уверен, что  они  находились  поблизости  на  своих
постах. Пока он обедал, они, конечно, наблюдали за рестораном.
     Его  "мини-остин"  стоял  на  месте.  Кристиан  почувствовал   легкое
покалывание в спине, когда вставлял ключ зажигания. Он вспомнил  взрыв  на
вилле Олдриджа. Но было маловероятным, чтобы эти  типы  стали  забавляться
тем, чтобы заложить взрывчатку в его мотор,  учитывая  большое  количество
прохожих. К тому же, Кристиан не хотел будить в них  подозрения,  обследуя
механизм.
     Никакого взрыва не последовало, и Кристиан смог отъехать.  Взгляда  в
зеркальце заднего вида было достаточно, чтобы увидеть "хилман",  следующий
за ним. Он ехал с умеренной скоростью, как бы любуясь иллюминацией города.
     Кристиан  стал  раздумывать  о  последствиях.  Ему  необходимо   было
избавиться от них прежде, чем  идти  на  свидание  с  той  женщиной.  А  в
отношении "Зеленой луны"? Должен ли  он  отделаться  от  них  раньше,  чем
пойдет туда, или наоборот, указать им это направление?
     Он был уверен, что они последуют за ним или пошлют кого-нибудь, чтобы
узнать, чего ему там нужно. Если им ответят, что  он  задавал  вопросы  об
Олдридже, в этом не будет ничего страшного. Но нужно  было  учитывать  тот
факт, что он может получить полезные ответы  на  вопросы  об  исчезновении
Олдриджа. Те тоже узнают об этом и могут вмешаться в его действия.
     В итоге Кристиан решил, что лучше не рисковать, учитывая все  данные.
Единственно правильный путь - сбить "хилман" со своего следа.
     При  других  обстоятельствах   Кристиан,   возможно,   попытался   бы
избавиться от преследования, убежав  от  них,  используя  мощность  своего
мотора, но "хилман" был тоже мощной машиной, да и его преследователи имели
неоспоримое преимущество, так как были жителями Сингапура  и  лучше  знали
его улицы.
     Отвергнув этот вариант, Кристиан решил использовать старый, как  мир,
трюк,  почти  всегда  приносящий  хорошие  результаты.  Увидев  телефонную
кабину, он остановился возле нее и вылез из машины. Опустив монету в  щель
автомата, он набрал номер 99, являющийся номером полиции во всех  странах,
имеющих британскую администрацию. Через десять секунд трубку подняли.
     - Убили старика. Их было двое. Они скрылись на  черном  "хилмане"  по
направлению к аэропорту,  -  одним  духом  сообщил  Кристиан  возбужденным
голосом.
     - Вы успели заметить номер машины, на которой скрылись убийцы?
     Он сообщил номер, который успел заметить благодаря красному свету  на
светофоре, и повесил трубку, не дожидаясь дальнейших вопросов. Потом снова
сел за руль и направился к мосту через Стемфорд-канал, ведущий на улицу, в
конце которой находился аэропорт.
     Теперь оставалось лишь надеяться на расторопность полиции.  Результат
не замедлил сказаться. Кристиан находился уже  на  полпути  от  аэропорта,
когда позади него внезапно раздался вой полицейской сирены. В зеркальце он
увидел, как полицейский автомобиль обогнал "хилман" и преградил ему  путь.
Полицейские,  вероятно,  сами  не  ожидали,  что  им  удастся  так  быстро
обнаружить "преступников". Они приказали пассажирам "хилмана" свернуть  на
обочину дороги. Со стороны аэропорта уже был слышен вой второй полицейской
машины.
     Кристиан  широко  улыбнулся  и   подумал,   что   теперь   достаточно
продолжительное время он может быть спокойным.


     "Зеленая луна" было одним из тех заведений, каких  тысячи  существуют
во всех больших городах Азии. Там можно  пить,  танцевать  или  заниматься
любовью сразу с несколькими девушками. Или всем этим вместе одновременно.
     Подобные заведения  все  похожи  друг  на  друга.  Дверь,  освещенная
цветным фонарем или неоновой вывеской, фасад с закрытыми окнами и один или
несколько скромных выходов на  соседнюю  улицу  или  во  внутренний  двор.
Внутреннее обустройство зависит от клиентуры и ее кармана.
     "Зеленая луна" было заведением средней руки, что  означало,  что  там
можно было встретить визитеров из всех социальных слоев при условии, чтобы
они прилично выглядели и обладали определенной суммой,  которую  могли  бы
истратить. Там был бар, умеренно освещенный, в котором можно было заказать
любые напитки, танцевальный  зал  и  множество  лож,  которые  можно  было
совершенно  изолировать.  Разумеется,  на  этажах   находилось   некоторое
количество комнат, официально записанных  как  помещения  служащих,  чтобы
удовлетворить требования полиции.
     А практически достаточно было небольшой денежной  компенсации,  чтобы
воспользоваться комнатой. Размер компенсации зависел от  продолжительности
визита и средств.
     Потягивая напиток, поданный ему в фарфоровой чашке, Кристиан подумал,
что это не совсем то место, в котором можно  было  бы  представить  такого
человека, как Олдридж, имеющего роскошную виллу в Танглии. Но можно ли это
утверждать? После многих лет, проведенных европейцами на Дальнем  Востоке,
у многих часто проявлялись  привычки,  которые,  казалось  бы,  совершенно
недопустимы в других странах.
     Кристиан уже оплатил свой коктейль трем девицам, одетым в  абсолютное
"мини". Чай, который они имели право пить, был по той же цене, что и виски
самой  высокой  марки.  Он  попытался   воспользоваться   случаем,   чтобы
расспросить об Олдридже, но безрезультатно. Девицы заявили, что такого  не
знали, и, поняв, что Кристиан явился в "Зеленую луну" не для  развлечений,
быстро исчезли.
     Теперь ему оставалось лишь запастись терпением.  Девицы  должны  были
распространить слух, что он интересуется Олдриджем, а ему только  этого  и
надо было.
     Вечер приближался к своей кульминации. Пары кружились на площадке для
танцев, другие исчезали за дверью  в  глубине  зала.  Неожиданно  Кристиан
почувствовал, что кто-то стоит возле него. В противоположность другим, эта
женщина носила платье, которое было выше колен лишь на  пять  сантиметров.
Грим, положенный умелой рукой, еще  больше  подчеркивал  блеск  ее  черных
глаз. Несмотря на то, что ей было за тридцать пять, выглядела она неплохо.
     Не нужно быть завсегдатаем этого места, чтобы догадаться, что  именно
она руководит этим борделем.
     - Все идет, как вам хочется? - с улыбкой осведомилась она.
     Кристиан кивнул.
     - Все прекрасно. Виски отличное, а на девушек приятно смотреть.
     Молодая женщина сощурила глаза. В них появилось странное выражение.
     - Мне показалось,  что  из  тех,  с  кем  вы  разговаривали,  вам  не
понравилась ни одна, - осторожно заметила она.  -  Если,  конечно,  вы  не
явились сюда по другой причине.
     Кристиан решил говорить напрямую.
     - Я собираю сведения об Антусе Олдридже.
     Она долго смотрела на него, и он не мог догадаться, о чем она думает.
     - Кто вы?
     Кристиан выдержал взгляд ее проницательных глаз.
     - Старый друг, который хочет его найти. Очень старый и очень  хороший
друг.
     - Какова цена? - отважилась спросить она.
     Кристиан пожал плечами.
     - Это зависит от многого. Мертвый, он не будет иметь той  же  цены  в
моих глазах. И напротив...
     Молодая женщина подняла руку, чтобы прервать его.
     - Антус Олдридж оказывал нам честь своим посещением, хотя  и  не  был
нашим постоянным клиентом, - отрезала она. - Я сожалею об этом, так как он
очень щедрый человек.
     Невозможно было прочесть на ее лице, говорила ли она правду или знала
гораздо больше. Но это был способ, чтобы  дать  ему  понять,  что  она  не
желает продолжать разговор.
     - Надеюсь, что вы найдете своего друга, - закончила она.
     - Мое имя Кристиан Фови. Я остановился в отеле "Гудвуд парк".
     - Вы всегда будете желанны в нашем заведении, - уверила  его  молодая
женщина, слегка наклонив голову. - Может быть,  у  вас  будет  возможность
снова быть у нас...
     Кристиан тоже поклонился, и  она  повернулась,  чтобы  направиться  к
другому концу бара. По дороге она жестом призвала к порядку девиц, которые
болтали вместо того, чтобы заняться одним малайцем, только что вошедшим  в
зал. Они бросились вперед, чтобы уделить ему внимание.
     Даже не обернувшись, чтобы  посмотреть,  послушались  ли  ее  девицы,
молодая женщина отодвинула занавес, скрывающий дверь, и исчезла.
     Кристиан взглянул на часы. Было  уже  около  половины  одиннадцатого.
Пора было отправляться на свидание с незнакомкой. Кроме того,  нужно  было
проявить максимальную осторожность на  случай,  если  пассажиры  "хилмана"
снова рыскали по городу в поисках ускользнувшей жертвы.
     Он оплатил последний коктейль, бросил взгляд в  зал  и  направился  к
выходу. Несколько минут Кристиан прогуливался по улочкам, и  только  после
проверки направился к месту стоянки своей машины.


     Бигус-стрит находится среди самых оживленных улиц Сингапура. Это  там
находятся самые знаменитые ночные магазины. Как  в  большинстве  китайских
кварталов, жизнь  там  никогда,  кажется,  не  прекращается.  Здесь  царит
оживление, состоящее из шума, красок и невероятных запахов. На Бигус-стрит
можно найти все: горы экзотических фруктов, всевозможных животных, живых и
мертвых, а также пряные супы и острые соусы.
     Там можно было найти все, если знаешь, к кому обратиться,  совершенно
невероятный товар или любую услугу, начиная с адреса  дома,  предлагающего
спектакль "живых картин", до банального удара ножом под сосок.


     Было без десяти минут одиннадцать, когда Кристиан покинул свою машину
и пешком направился по Бигус-стрит. Он  убедился,  что  за  ним  никто  не
следит. Кристиану не составляло  никакого  труда  найти  предсказательницу
судеб.
     Она сидела по индийскому обычаю, прислонившись  спиной  к  стене.  Ее
принадлежности лежали перед ней: полдюжины палочек ладана, небольшая кучка
раковин, положенных на  старую  крышку  от  кастрюли,  и  корзина,  полная
свернутых в трубочку бумажек.
     Кристиан подошел к ней, уверенный, что она наблюдала  за  ним  сонным
взглядом.
     - Доброе предзнаменование... доброе предзнаменование, - гнусавила она
пронзительным голосом.
     Это было очень похоже на сигнал. Кристиан дал  ей  пять  сингапурских
долларов, что по  ее  тарифу  представляло  довольно  внушительную  сумму.
Старуха очнулась от дремоты и быстро спрятала деньги  в  складках  платья.
Взяв Кристиана за руку скрюченными пальцами, она пропустила горсть раковин
между палочками ладана и в течение нескольких секунд  изучала  ладонь.  Ее
высохшее лицо все больше морщилось.
     - Большая опасность, - пробормотала она глухим голосом, - смертельная
опасность!
     В течение многих лет Кристиан жил, не зная, будет ли жив завтра,  так
что это не было для него новостью.  Тем  не  менее,  ему  хотелось,  чтобы
старуха предсказала ему менее тяжкое будущее.
     - Много смертей, - продолжала она, не сводя взгляда с его  ладони.  -
Много смертей...
     Кристиан  неожиданно  ощутил  смутное   беспокойство.   Или   старухе
заплатили, чтобы она говорила ему такие вещи, или она действительно  могла
заглядывать в будущее. В обоих случаях радостного ничего  не  было.  Через
несколько секунд сморщенное лицо старухи немного прояснилось.
     - Но правый всегда выигрывает, - закончила она.
     Сказав это, она  выпустила  руку  Кристиана  и  снова  погрузилась  в
полусон. Кивнув на прощание, Кристиан  продолжил  путь,  следуя  указаниям
таинственной незнакомки.
     Среди  этой  толпы  невозможно  было  выявить  ту  или  тех   персон,
находящихся поблизости, чтобы наблюдать за его перемещениями. Он продолжал
шагать дальше, стараясь отогнать неприятное ощущение,  которое  испытывал,
зная, что за ним кто-то определенно следит, не сводя глаз. В одном он  был
совершенно уверен: ни одна из  двух  продавщиц  из  магазина  Олдриджа  не
находилась в поле его зрения или где-то неподалеку. Кристиан уже  подходил
к самому концу улицы, когда  определенное  ощущение  в  затылке  дало  ему
понять, что кто-то приближается к нему. Он резко обернулся и столкнулся  с
молодой девушкой, которая как раз собиралась его окликнуть. Она вздрогнула
от испуга, когда он обернулся к ней.
     - Мистер Фови? Это я звонила вам по телефону.



                                    4

     Когда  прошли  несколько  секунд  замешательства,   молодая   девушка
улыбнулась.
     - Меня зовут Миа Лох. Вы приехали на машине?
     - Да.
     - Пойдемте к ней, - предложила она.
     Кристиан подумал, что  это  будет  разумнее,  чем  начинать  разговор
посреди толпы, бурлящей вокруг них.
     - Я оставил ее около Пенл-парка.
     В противоположность таиландцам, у которых часто  бывает  негритянский
тип лица, у Миа Лох были тонкие черты и  она  была  скорее  таитянкой.  От
китайцев у нее была грация и маленькая грудь, красиво обрисовывающаяся под
платьем. Что касается ног, видневшихся из-под платья, то они были разумной
длины и могли фигурировать в любом  ревю  для  мужчин.  Короткая  стрижка,
хорошо уложенные волосы обрамляли  личико  девушки  и,  благодаря  полному
отсутствию  косметики,  было  очень  трудно  определить  ее  возраст.  Без
сомнения ей было между восемнадцатью и двадцатью  пятью,  не  более  и  не
менее. Миа Лох,  вероятно,  привыкла  к  тому,  что  ее  рассматривают,  и
совершенно  не  смутилась  критическому  экзамену,  которому  подверг   ее
Кристиан. Напротив, она считала это совершенно естественным.
     Они прошли Бигус-стрит в  обратном  направлении,  ничего  не  говоря.
Кристиан решил предоставить ей инициативу начать разговор,  чтобы  следить
за ходом ее мыслей и вывести из этого некоторые умозаключения.
     Им понадобилось  менее  десяти  минут,  чтобы  добраться  до  машины.
Кристиан открыл дверцу для Миа  Лох,  которая  села  и  одернула  юбку  на
коленях. Усевшись за руль,  он  предложил  ей  сигарету,  которую  она  не
отвергла.
     - Мы можем ехать, - заявила она, опуская стекло, чтобы выпустить дым.
     Кристиан включил мотор и они поехали.
     - У вас есть определенный маршрут? - спросил он.
     - Никакого. Но, может быть, мы поедем вдоль моря? Там немного свежее.
     Кристиан кивнул и повернул, чтобы попасть на Каппес-роад.
     - Вы, вероятно, задавали себе вопрос, откуда мне известно ваше имя  и
почему я вам позвонила?
     - Конечно, - просто ответил Кристиан с полувопросительной интонацией.
     Молодая девушка глубоко затянулась сигаретным дымом и с  волнением  в
голосе произнесла:
     - Антус Олдридж был другом моего  отца.  Он  доверял  мне  и  поручил
осуществить контакт с человеком, который появится в Сингапуре, если с  ним
что-то случится. Я думаю, что эта персона - вы.
     Кристиан для себя заметил, что она говорила об Олдридже  в  прошедшем
времени. Это плохой признак.
     - Это не объясняет того, как вы догадались, что это именно  я,  а  не
кто другой, - заметил он.
     - Антус Олдридж предчувствовал опасность, - продолжала Миа Лох. -  Он
объяснил, что человек, которому будет поручено произвести поиски, появится
в Сингапуре не позже, чем через сорок восемь часов после "случая"  с  ним.
По его мнению, этот человек начнет с того, что отправится к Чемберсу или в
его магазин. Затем он, несомненно, поедет на  его  виллу,  предпочтительно
ночью, чтобы ее обыскать...
     Кристиан нахмурил лоб. Он начал кое-что понимать.
     - Так как я не могла одновременно наблюдать  за  тремя  объектами,  я
стала следить за магазином. И я сразу же догадалась, что это вы, когда  вы
там появились. Я последовала за вами до  площади  Раффл,  где  вы  сели  в
такси.
     Кристиан подумал, что никогда в достаточной степени не принимает  мер
предосторожности. Он бы никогда не подумал, что его может выследить в этих
делах женщина. Каждый день чему-нибудь да учит...  К  тому  же  он  должен
признаться, что не думал о слежке с момента выхода из магазина.
     Миа Лох повернула к нему голову и бросила взгляд, как бы прося у него
прощения.
     - Я запомнила номер такси  и  отправилась  в  здание,  где  находится
контора Чемберса. Швейцар сказал, что человек, который  похож  на  вас  по
описанию, недавно сюда приходил.
     Тот факт, что Олдридж назвал имя Чемберса, означал,  что  он  знал  о
работе того резидентом Управления в Сингапуре.  Требовалось  выяснить  еще
один пункт.
     - Вернувшись на площадь Раффл, я подождала, пока вернулось  такси.  Я
расспросила шофера, и он сообщил, что отвез вас  до  виллы  в  Танглии,  а
потом доставил в отель "Гурвуд парк". Мне  достаточно  было  справиться  у
администратора, чтобы узнать  ваше  имя,  -  улыбнулась  она.  -  Тогда  я
позвонила вам и условилась о встрече.
     Кристиан  кивнул.  Все  совпадало.  Он  мысленно  снял  шляпу   перед
неопытной девушкой. Более опытный человек не сделал бы лучше. Интуиция  не
подвела Олдриджа, когда  он  решил  использовать  именно  ее.  Но  это  не
проясняло еще многих вопросов. Кое-что все еще оставалось неясным.
     - Каковы были ваши отношения с Олдриджем?
     - Я уже говорила, что он был друг моего отца.  После  его  смерти  он
давал мне деньги, чтобы я могла продолжить учебу.
     - И это все? - настаивал Кристиан.
     Девушка немного поколебалась и призналась:
     - Я была его любовницей... Это единственная  вещь,  когда  мужчина  и
женщина встречаются и чувствуют влечение друг к другу. Но это продолжалось
недолго. Антус Олдридж не  был  тем  человеком,  который  привязывается  к
женщине надолго. Я продолжала встречаться с ним исключительно на дружеской
основе.
     Вероятно, она не  испытывала  никакого  сожаления.  Может  быть,  она
рассчитывала таким образом оплатить ему долги.
     - Вы считаете, что он мертв? - спросил Кристиан.
     Миа Лох проделала неопределенный жест рукой.
     - Мне кажется, что это единственное объяснение. Если бы он  был  жив,
то уже объявился бы.
     - А может, его похитили? - предположил Кристиан.
     Девушка скорчила недоумевающую гримаску.
     - Почему тогда взорвали  его  дом?  -  удивилась  она.  -  И  полиция
обнаружила кровь в его машине... Более того, я не вижу  никаких  оснований
для похищения, потому что у него нет семьи, способной заплатить выкуп.
     Это было логично, но Миа Лох, видимо, не была в курсе  всех  аспектов
проблемы.
     Внезапно ему в голову пришла интересная мысль.
     - Что вы знаете о "Зеленой луне"?
     Девушка вздрогнула всем телом, как будто в нее вонзилась игла.
     - Почему вы меня об этом спрашиваете? -  с  трудом  выдавила  она  из
себя.
     Кристиан понял, что затронул чувствительную тему. Наступило молчание,
потом Миа Лох тяжело вздохнула.
     - Простите за мою вспышку. Он ходил туда... так же, как  и  в  другие
дома подобного рода. Полагаю, что он предпочитал девиц  такого  рода.  Это
было одной из причин, почему наша связь продолжалась так недолго.
     Кристиан подумал, что все это сводило на нет нить, которую,  как  ему
казалось, он держал. Судя по тому, что сказала Миа Лох, Олдридж,  кажется,
был постоянным посетителем домов терпимости  Сингапура.  Это  совпадало  с
тем, что сказала ему патронесса "Золотой луны".
     - А теперь объясните, что же Олдридж поручил вам передать мне.
     - Дело заключается в конверте, а он находится у  меня  дома.  -  И  в
ответ на недоверчивый взгляд Кристиана она пояснила:  -  Я  считала  более
правильным не носить его с собой. Я не знаю, что может случиться.  Сначала
я хотела убедиться в том, что могу вам доверять...
     Кристиан воздержался от  высказывания,  что  он  пока  не  представил
никаких доказательств своей доброй воли. Но теперь было не время усложнять
отношения.
     - Где вы живете?
     Миа Лох назвала ему адрес: улица, находящаяся позади форта  Каннинга.
Кристиан затормозил и совершил обратный поворот, чтобы вернуться в город.
     - Что вы знали о действиях Олдриджа?
     - Я знала о существовании  магазина  для  туристов.  А  что  касается
остального, то я не задавала никаких вопросов, а он мне ничего не говорил.
     - У вас, тем не менее, должно было сложиться мнение  о  том,  что  он
делал, - настаивал Кристиан.
     Миа Лох пожала плечиками.
     - Никакого. Я предполагала, что он занимался делами более  или  менее
нелегальными, как и большинство европейцев, живущих в Азии... Но точно  не
знала, чем он занимался. Олдридж  был  человеком  скрытным  во  всем,  что
касалось его самого.
     И видя молчание Кристиана, она сочла нужным добавить:
     - Здесь учат женщин с самого юного  возраста  никогда  не  выказывать
любопытства.
     Кристиан был согласен с тем, что это было превосходным качеством,  но
в настоящий момент он предпочел бы, чтобы Миа Лох была любопытна.
     - Все, что я могу сказать, это то, что  он  много  путешествовал.  Он
часто уезжал на восемь - десять дней.
     - Он не сообщал вам, куда ездил?
     Фактически ответ имел бы значение в том случае, если  бы  можно  было
сделать какой-нибудь вывод.  Чтобы  собрать  информацию,  которую  Олдридж
отправлял затем в Лэнгли, было необходимо,  чтобы  он  часто  перемещался.
Эффективность его сети держалась на его персональных  связях,  которые  он
имел во всех странах Дальнего Востока, а сведения, которые он  получал  от
корреспондентов, могли передаваться только лично.
     - Он уверял, что ездит на охоту вглубь страны, - ответила Миа Лох.  -
Но мне кажется, что это было лишь отговоркой, чтобы оправдать отлучки.
     - А как он путешествовал?
     - Почти всегда на  самолете.  Иногда  ему  приходилось  обращаться  к
частному пилоту. Я это знаю, потому, что он много раз звонил по  телефону,
чтобы заказать самолет к определенному времени.
     Так появилась деталь, которая могла вызвать определенный интерес.
     - Вы не помните фамилии пилотов?
     Миа Лох сжала губки, припоминая.
     - Кажется, имя одного было Рональд или Дональд. Что касается  фамилии
другого, это Тоскл... Раттл... что-то в этом духе, но длиннее.
     Кристиан  подумал,  что  будет  легко   его   вычислить,   просмотрев
официальный служебный список пилотов. Он задал ей еще несколько  вопросов,
какие только могли прийти в голову, и у него  создалось  впечатление,  что
Миа Лох отвечает откровенно. К несчастью, Олдридж никогда  не  доверял  ей
своих дел, поэтому ее ответы не дали ничего существенного.
     Разговаривая, они приблизились к зданию, в котором жила девушка.  Это
был дом в три этажа из камня и бетона.  Ничего  роскошного,  но  и  ничего
общего с жалкими китайскими зданиями,  характерными  для  этих  мест.  Его
жильцы  должны  были  принадлежать  к  категории  средних   служащих   или
торговцев. Для Сингапура это признак социального положения.
     Кристиан остановил машину и поставил ее на тормоз.
     - Я живу вместе с подругой, - сообщила Миа Лох, указывая на дверь.  -
Вы можете войти. Подруга уехала на несколько дней к родителям.
     Она проживала на третьем этаже. Лифта в здании не было, и им пришлось
подниматься по лестнице.
     Достав  из  сумочки  ключ,  девушка  открыла  дверь.  Квартира   была
небольшая: маленькая гостиная и две спальни. Все  было  опрятно  и  уютно.
Кристиан обратил внимание на  полки  с  книгами  различного  содержания  и
учебниками. В углу находился японский электрофон.
     -  Я  не  много  могу  вам  предложить,  -  извинилась  Миа  Лох.   -
Холодильник...
     - Это не имеет значения, - поторопился ответить Кристиан.
     Поблагодарив его улыбкой, девушка  достала  с  полки  толстый  том  и
положила его на стол. При помощи перочинного  ножа  она  начала  подрезать
обложку книги.
     - В университете я немного занималась переплетным  делом,  -  скромно
объяснила  она,  -  и  подумала,  что  конверт  здесь  будет   в   большей
сохранности.
     Кристиан лишний раз убедился в ее рассудительности.
     Она  вытащила  из  переплета  заклеенный  конверт  и  протянула   его
Кристиану.
     - Вот конверт, который доверил мне Антус Олдридж...  Я  оставлю  вас,
чтобы вы могли спокойно прочитать содержимое.
     Она направилась к двери и вышла.
     Кристиан нетерпеливо вскрыл конверт,  вытащил  из  него  единственный
листок бумаги,  на  котором  было  написано  несколько  колонок  цифр.  Им
предшествовали три заглавные буквы. Он  сразу  узнал  их.  Код  был  очень
простым. Его часто использовали  агенты  ЦРУ.  Менее  чем  за  две  минуты
Кристиан разобрал значение групп цифр, и это дало ему семь фамилий:

                               Чемберс
                               Медж Лианг
                               Шакел Бартон
                               Зианг Так
                               Георг Фреми
                               У Буделим
                               Та Ист Чонг

     Кристиан  наморщил  лоб,  спрашивая  себя,  что  хотел  сказать  этим
Олдридж. Что касается Чемберса и Медж Лианг, то тут все было ясно.  Третья
фамилия,  вероятно,  принадлежала  частному  пилоту  самолета,  о  котором
упоминала  девушка.  Что   касается   остальных   четырех,   то   они   не
ассоциировались ни с чем вообще. Зианг Так и Та Ист Чонг  были  похожи  на
китайские фамилии.  У  Буделим  мог  оказаться  бирманцем  или  метисом  с
западной фамилией.
     Присутствие Чемберса и Медж Лианг в списке доказывало, что  это  были
агенты Олдриджа. Но кем они были на самом деле? Оставляя  такое  послание,
Олдридж мог бы быть немного откровеннее.
     - Я могу войти? - спросила из-за двери Миа Лох.
     - Конечно, прошу вас.
     Девушка вошла в  комнату  с  подносом,  на  котором  стояли  стаканы,
несколько банок с фруктовыми соками и бутылка виски.
     - К сожалению, не охлажденное, - опять извинилась она.
     Кристиан заверил, что это не имеет большого  значения,  и,  подождав,
пока она наполнит стаканы, показал ей список фамилий, которые  он  написал
на конверте.
     - Шакел Бартон! - воскликнула она. - Это же  то  имя,  которое  я  не
могла вспомнить. Это пилот, к которому обращался Олдридж.
     - А остальные?
     Миа Лох долго смотрела на список, потом покачала головой.
     - За исключением Чемберса  и  Медж  Лианг  я  никого  не  знаю,  -  с
сожалением вымолвила она.
     Девушка  казалась  огорченной  тем,  что  конверт  больше  ничего  не
содержал, и не старалась этого скрыть. Без сомнения, она  рассчитывала  на
то, что Олдридж сообщил о своем решении и давал возможность узнать, где он
находится и что с ним произошло.
     Она некоторое время колебалась, а затем спросила:
     - Олдридж работал на разведку? И вы тоже?
     Вопрос, видимо, давно жег ей губы.
     - Это такая тема, которой лучше не касаться.  Чем  меньше  вы  будете
знать, тем лучше для вас.
     Девушка покорно кивнула.
     - Понимаю... Со мной может произойти то же, что и с ним?
     Такая перспектива заставила ее глубоко задуматься.
     - Эта квартира взорвется и меня  больше  не  найдут...  -  продолжала
девушка, размышляя вслух. - Вы это хотели сказать?
     Кристиан подумал, что в ней сочеталось смешение практического  ума  с
глупой  наивностью.  Он  с  удовольствием  прикончил  напиток,  ничего  не
отвечая, в то время, как она задумчиво разглядывала его.
     - Что вы будете делать? - поинтересовалась Миа Лох.
     Кристиан пожал плечами.
     - Пока ничего конкретного сказать не могу, - откровенно признался он.
     В настоящий момент он считал, что несколько часов сна будут ему очень
полезны. Он собирался сказать ей об этом, когда  Миа  Лох  приблизилась  к
нему.
     - Почему бы вам не остаться? - прошептала она.
     Кристиан посмотрел на нее. Глаза девушки  блестели,  как  драгоценные
камни. Пока он сделал все, что было возможно, а спать хотелось еще не  так
сильно.



                                    5

     На небе занималась заря, когда Кристиан покинул  маленькую  квартиру.
Он сохранил вокруг  себя,  как  ореол,  запах  Миа  Лох  и  никак  не  мог
отключиться от воспоминаний о ее шелковистой коже. Каждый раз он  открывал
новые, несравненные прелести любви азиатской женщины. Он  понимал,  почему
мужчины не могли сопротивляться этим чарам Азии.
     Кристиан ушел, когда девушка  еще  была  погружена  в  глубокий  сон,
который всегда следует за полностью удовлетворенным желанием. Он не  любил
сентиментальных  изъяснений,  сопровождающих   пробуждение,   и   старался
избегать их. Осмотрев из предосторожности двигатель и щиток  приборов,  он
сел за руль и выехал на Стемфорд-роад.
     Движение  еще  не  было  оживленным,  и  он   мог   использовать   те
возможности, которые давала маленькая машина, чтобы убедиться в отсутствии
слежки. Ее не было, но, возможно, его  уже  поджидали  у  отеля.  Кристиан
быстро преодолел центр города и  направил  машину  по  улице,  ведущей  за
город.
     Джон Чемберс жил в маленькой вилле  колониального  периода.  Кристиан
рассчитывал, что тот ночевал дома. Он оставил машину  на  дороге  и  пошел
дальше пешком. Деревья под слабым ветерком слегка покачивались, но  воздух
быстро прогревался. Подойдя к стене, окружающей виллу,  Кристиан  подумал,
что Чемберс еще спит. Было лишь шесть часов. Тем хуже для  него,  если  он
заимел привычку понежиться в постели.
     Кристиан нажал на кнопку звонка. После минуты напрасного ожидания  он
позвонил снова. По-прежнему ничего... Судя по красному цвету лица, Чемберс
увлекался алкоголем... или принимал на ночь снотворное... И то,  и  другое
могло погрузить его в крепкий сон.
     Кристиан колебался, стоит ли барабанить в дверь. На всякий случай  он
потянул за ручку двери. Удивительно! Дверь  не  была  заперта...  Кристиан
мгновенно насторожился.
     Запах затхлости царил в закрытом помещении. Внимательно прислушиваясь
к малейшему шуму, Кристиан проник в прихожую и заглянул в первую  комнату.
Это  был  салон,  переходящий  в  столовую,  в  которой  царил  такой   же
беспорядок, как  и  в  конторе.  Дверь,  расположенная  в  глубине  второй
комнаты, выходила в коридор, разделяющий виллу  на  две  части.  Полнейшая
тишина стояла во всем доме. Охваченный невольным  предчувствием,  Кристиан
продолжил путь до полуоткрытой двери. На пороге он  остановился:  не  было
необходимости полностью  раскрывать  ее,  чтобы  понять  причину  упорного
молчания Чемберса. Две голые ноги торчали из пижамы на полу, и это служило
ответом на все вопросы, которые он мог бы ему задать.  Кристиан  осторожно
толкнул дверь тыльной стороной ладони. Зрелище, представившееся его взору,
вызвало у него гримасу отвращения.
     Джон Чемберс лежал посреди груды вещей,  которые  доказывали,  что  в
помещении произошел разгром. Содержимое  шкафа  было  разбросано  по  всем
углам, матрац и подушки были растерзаны и выпотрошены. Столик, на  котором
стоял телевизор, был опрокинут, а сам телевизор разбит.
     Но не это было самым страшным. У лежащего на полу Чемберса руки  были
крепко связаны за  спиной.  Закрепленный  липкой  лентой  рот  не  скрывал
гримасы страдания, которая искривила лицо умершего. То,  что  Чемберс  был
мертв, было видно с первого взгляда. Его тело представляло собой  сплошную
рану и  было  облеплено  зелеными  мухами.  Прежде  чем  умереть,  Чемберс
подвергся зверским пыткам, которые и  послужили  причиной  смерти.  Он  не
сумел их вынести.  Судя  по  состоянию  комнаты,  его  пытались  заставить
говорить. По тому, что у него так и остался  заклеенным  рот,  можно  было
предположить, что он умер раньше, чем сказал то, что они  хотели  от  него
услышать. Они сразу же все перевернули в надежде обнаружить...
     Внезапно Кристиан вспомнил, что две другие комнаты не были осмотрены.
Он резко отскочил в сторону и моментально развернулся. Секунда задержки, и
он разделил бы участь Чемберса.
     Два малайца, неслышно подкравшиеся босиком, чтобы схватить его сзади,
ни слова не говоря, бросились на него. Он понял, что его  жизнь  висит  на
волоске. Первый малаец держал в руке нечто вроде  кастета,  которым  можно
было разбить череп и быку. Из-за узкого  коридора  они  не  могли  напасть
сразу двое, поэтому второй малаец следовал за первым на расстоянии  метра.
Это был счастливый аванс!
     Кристиан сделал движение назад, как будто хотел отступить, и  тут  же
кинулся вперед со сжатыми кулаками  в  одной  из  позиций  каратэ.  Малаец
сделал еще один шаг и поднял  кастет  немного  выше.  Но  Кристиану  этого
только и нужно было. Нырнув под  руку  с  кастетом,  он  заставил  малайца
потерять равновесие и сильно ударил его. Удар, нанесенный  специалистом  в
солнечное сплетение, редко проходит даром. Но малаец понял его намерение и
сумел уклониться. Кристиан повторил удар, теряя при этом драгоценные  доли
секунды.
     Пока  малаец  шатался  с  открытым  ртом,  пытаясь  вдохнуть  воздух,
Кристиан ринулся навстречу его напарнику.
     Тот и сам кинулся  вперед,  выставив  крепкий  лоб.  Кристиан  согнул
колени и кинулся противнику в ноги. Оба покатились по полу. Первый  малаец
упал в это время навзничь, выронив  при  этом  кастет.  Второй  малаец  не
пытался победить Кристиана  на  полу,  так  как  перевес  был  на  стороне
Кристиана. Он с легкостью откатился в глубину помещения.
     Кристиан заметил, как он схватил  рукоятку  пистолета,  торчавшего  у
него из кармана. Он не стал колебаться и мгновенно освободил  лезвие  ножа
на запястье.
     Молниеносный бросок, и стальное лезвие вонзилось  в  глотку  малайца,
лицо которого выразило сильное удивление. Он повалился с хрипящим  криком,
схватившись  обеими  руками  за  горло.  Кристиан  поднялся.   Он   удачно
ускользнул сегодня от смерти.  Потом  он  наклонился  к  первому  малайцу,
лежащему в коридоре. Два умелых удара сделали свое дело. Больше он никогда
не станет разбивать кастетом чей-нибудь череп.
     Обыскав его, Кристиан нашел нож, пистолет и  всякую  мелочь,  которая
находится в карманах мужчин. Никакого документа, удостоверяющего личность.
Пистолет был  в  рабочем  состоянии,  обойма  содержала  положенное  число
патронов.
     Кристиан сунул оружие в свой карман. Судя  по  сложившейся  ситуации,
оно могло пригодиться.  Он  прошел  чуть  дальше  и  забрал  свое  лезвие,
старательно  вытерев  его  прежде,  чем  сунуть  в  футляр.  Стараясь   не
запачкаться кровью, Кристиан осмотрел карманы второго малайца. Там тоже не
было никаких документов.
     Выпрямившись, Кристиан осмотрел комнату.
     Настоящий погром! По всей вероятности, оба убийцы  заканчивали  обыск
дома, когда он пришел. Ему очень хотелось знать, что они искали, но он был
совершенно уверен, что ЭТОГО они  не  нашли.  Взглянув  последний  раз  на
Чемберса,  Кристиан  покинул  комнату.  Разумеется,  он  мог  бы  обыскать
остальные помещения виллы, но было мало шансов что-то найти.  Чемберс  был
далеко не глуп и  должен  был  принять  меры  предосторожности.  С  другой
стороны, не зная, что искать, он мог бы легко пропустить ЭТО,  не  обратив
на него внимания.
     Кристиан не хотел задерживаться в этой  местности.  Это  было  время,
когда начинали просыпаться люди, а слуги принимались  за  работу.  Чемберс
также мог иметь слуг, и у Кристиана не было ни  малейшего  желания,  чтобы
его здесь заметили. Конечно, он мог, не заметив, пройти  мимо  чего-нибудь
важного... Но в настоящий момент он совершенно не хотел рисковать. Он  уже
совершил две ошибки, не позвонив Чемберсу сразу после того,  как  Миа  Лох
передала ему  список.  В  данный  момент  необходимо  было  самым  срочным
способом передать имена кому следует, чтобы о них знали, если с ним что-то
случиться. Обоих  малайцев,  возможно,  прикрывал  третий,  которому  было
поручено следить за виллой,  поэтому  Кристиан,  держа  руку  на  рукоятке
пистолета и готовый к любым неожиданностям, вышел  из  виллы  и  пошел  по
дорожке к улице.
     Не встретив ни единой живой души, он подошел к машине. Это  уже  было
удачей.  Поглядывая  в  зеркальце,  он  отъехал  от  стоянки  и  поехал  в
противоположном  направлении.  По  дороге  ему   не   встретилось   ничего
подозрительного.
     С некоторых пор Кристиан  не  доверял  почте.  Оставалась  лишь  одна
формальная возможность - телеграфировать. В этом также было много минусов,
так как определенное число служащих могут прочитать текст,  но  он  решил,
что иного выхода нет.
     Телеграф работал двадцать четыре часа в  сутки.  Кристиан  направился
туда и стал составлять  безобидную  телеграмму,  сообщавшую,  что  он  уже
вступил в коммерческие переговоры и что ему  осталось  повидать  некоторых
персон, имена которых он упоминает. Что касается Чемберса, то он  сообщил,
что  владелец  предприятия  прекратил  активность.  Центр  таким   образом
предпримет все усилия, чтобы ликвидировать прорыв и предупредить тех,  кто
рискует попасть в мышеловку при посещении резидента. Он закончил  вопросом
о новостях у адресата и заявлением о том, что его  родственница  Миа  Лох,
новый адрес которой он сообщает, находится в добром здравии.
     Этот текст был адресован одному коммерческому  дому,  находящемуся  в
деловом квартале Гонконга. Оттуда он немедленно  должен  быть  передан  на
юго-восток в Окинаву, а потом в центральный офис в Лэнгли. Теперь он мог с
чистой совестью позволить себя убить. Тот, кто заменит его, будет иметь на
руках все его данные. Вернувшись к машине, Кристиан записал на листке пять
фамилий, которые следовали за фамилией Чемберса и Медж Лианг,  после  чего
сжег записку Олдриджа.
     Было немногим больше семи часов. Решив использовать  предоставившуюся
ему возможность, чтобы поспать часок-другой, Кристиан направился в  отель.
Вместе с ключом администратор протянул ему две записки, где было  написано
о том, что им интересовалась в течение ночи одна особа. Судя  по  времени,
это могла быть любая женщина, но только не Миа Лох.  Как  только  Кристиан
вошел в свой номер, то обнаружил, что в его вещах кто-то рылся. Он все  же
стал кого-то интересовать. Но это не помешало ему крепко уснуть.




 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама
матрас мытищи