детская литература - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: детская литература

Мошковский Анатолий  -  Семь дней чудес


Переход на страницу: [1] [2]

Страница:  [2]



   Утром Боря встал пораньше, поел, собрал учебники и тетради и, как  вчера,
не поехал вниз на лифте; а добежал до площадки  между  третьим  и  четвёртым
этажом и, чувствуя слабый озноб, пристроил на подоконнике приборчик так, что
Хитрый глаз смотрел прямо на него. И только он это сделал, как исчез озноб и
все заботы и  опасения  -  стало  легко  и  даже  как-то  смешно.  И  ничего
страшного! Он увидел в оконном стекле своё сосредоточенное лицо и  расту-щие
вверх уши. Лицо было такое важное, задумчивое, что Боря состроил ему рожицу.
Стекло ответило тем же. Оно издевалось над ним.
   - Ну, ты! - крикнул Боря.- Как стукну сейчас -  разлетишься!  -  Он  даже
руку занёс.
   Второй Боря - на стекле - тоже занёс руку.
   Боря ударил, костяшки кулака заныли. Стекло не разлетелось, но  рожица  в
нём скривилась от боли и страха.  "То-то!  Будет  знать,  как  издеваться  и
гримасничать". Потом Боре захотелось петь  и  хохотать.  Он  попытался  даже
сделать стойку на руках, но мешал портфель под мышкой, и Боря не  знал,  как
от него избавиться.
   Потом  он  слегка  стукнул  головой  стену   -   не   пробьёшь!   Стукнул
покрепче-голова загудела.  Он  так  обиделся,  что  ударил  стену  ботинком,
сморщился и запрыгал на одной ноге: даже во время игры в футбол,  когда  его
однажды подковал Глеб, не было так больно.
   - Я тебе покажу! - во всё горло заорал Боря  на  стену,  трахнул  по  ней
кулаком и ещё пуще взвыл. Все они -  и  стена,  и  стекло,  и  подоконник  -
сговорились против пего и хотели отомстить.
   А за что ему мстить? Что он сделал им плохого? Ну бежал по бульвару, а за
ним гнались; ну увидел в траве под кустами что-то вроде... Да,  что  это  он
увидел в траве? Что?..
   Боря уставился  на  подоконник.  Ему  в  глаза  гля-дело  что-то  чёрное,
очень-очень  чёрное,  сверлящее,  холодное,   и   оно   всё   увеличивалось,
становилось всё более чёрным... Ой, что  это?  Борю  вдруг  зашатало,  и  он
схватился за перила лестницы. Что с ним? Как  очутился  он  здесь  и  почему
боится этого чёрного, лежащего на подоконнике? Куда он шёл? И зачем?  Почему
у него под мышкой зажат портфель? Он шёл и даже  спешил,  но  куда?  Куда-то
туда, где шумно, где свист, гам, смех и много ребят, и  среди  них  зазнайка
Анд... Ах, вон оно что! Тот очень боялся  его  из-за...  Из-за  чего?  Из-за
какого-то Хитрого... Из-за чего-то, что помещалось в его кар...  А  что  это
такое? Боря стал усиленно двигать кожей лба, напрягаться, ухватывая какую-то
мысль, но она всё ускользала от него... Ага, у  него  в  кармане  был,  был,
был... Кто был? Боря взмахнул рукой, и вдруг пальцы его наткнулись на что-то
длинное, холодное, выраставшее из его головы... Уши! Он  крикнул,  затрясся,
вспомнил и рывком схватил с подоконника что-то узкое, гладкое и по  привычке
стал заталкивать в карман куртки. И совсем обессилел  от  своих  мыслей  или
оттого, что они так перемешались, перепутались - ничего нельзя понять!
   Всё-таки поддался... Поддался Хитрому глазу!
   Боря прислонился к стене, и потихоньку всё в нём приходило в  порядок,  и
странный туман рассеивался, и всё становилось более или менее ясно: он шёл в
"школу с этим приборчиком, в котором была нажата новая кнопка, и...
   Как же он с такими ушами выйдет на улицу, пойдёт в школу?
   Боря стал ощупывать уши - они были чуть не в полметра, раза в три больше,
чем у Костика! Боря попробовал пригнуть их и  прикрыть  фуражкой,  но  разве
спрячешь такие ушищи! Такие безобразно  громадные  ушищи!  Да  и  больно  их
пригибать...
   Ага, ничего... Всё-таки уменьшаются! Уши и в самом деле  медленно  теряли
величину, словно убирались внутрь, и Боря трогал и пробовал их до  тех  пор,
пока уши не стали примерю) такими, какими были десять минут назад.
   Вдруг Боря услышал вверху Наташкии голос:
   - Хорошо, мамочка, спасибо! - И вслед за тем загудел лифт:  кабина  пошла
вниз.
   "Сейчас я тебя награжу ушами! - подумал Боря.- Такие ушки приделаю тебе -
не будешь больше летать в воздухе и гнаться за мной!  Стыдить  перед  всеми!
Пусть все увидят, какая ты красивая!" И, подождав кабину,  направил  на  неё
Хитрый глаз и побежал следом.  Он  бежал  очень  быстро-лишь  руки  касались
перил, а ноги летели над ступенями.
   У второго этажа он обогнал кабину, и, когда она спустилась вниз, Боря уже
ждал Наташку.
   - Здорово!-Он увидел, как возле её косичек  уже  заострились  и  уверенно
росли вверх ушки.- Пойдём вместе в школу?
   - Пойдём, пойдём! -  Наташка  хихикнула.-  Я  очень  рада!  -  Она  опять
хихикнула, закатила глаза, завертелась на одной  ноге  и  совсем  неожиданно
хлопнула себя по голове портфелем.
   - Почему рада? - Боря помрачнел.
   - Ты ловкий, ты энергичный, ты быстрый, ты...
   - Храбрый,- вставил вдруг Боря: ему так хотелось всегда быть храбрым.
   - Храбрый! - охотно повторила Наташка, и Боре очень приятно было  слышать
это, и он добавил:
   - И ты молодец, что выменял подводную лодку, и Вова с Геной должны помочь
тебе...
   Она и это повторила, слово в слово!
   Почище Костика...
   Теперь ему бояться нечего: ребята будут делать всё, что он прикажет им, и
никто не посмеет поколотить его за лайнер и лодку...
   Наташка всю дорогу тараторила, крутилась перед ним то  на  одной,  то  на
другой ноге, вонзала в воздух свой длиннющий нос, точно  хотела  протаранить
муху, потряхивала ушами. Её красное пальто металось  перед  его  глазами,  и
Боре было очень смешно. А потом стало жаль её: и она это вроде, Наташка, его
давняя знакомая - сколько живёт он, столько и помнит её,-и вроде  совсем  не
она... Разве была она когда-нибудь такой глупенькой и с такими ушами?
   - Не дурачься! - Боря удержал её за руку.
   Наташка с такой силой снова уколола носом воздух, что едва не упала.
   Боря отвёл Хитрый глаз в сторону. У школы им повстречался Стасик.
   - Эй, куда скачешь? -  крикнула  Наташка  этому  коротышке.-  Постой!  Ты
знаешь, как мы теперь дружим с Борей?
   - Ты дружить  с  Борей?  -  удивился  Стасик,  и  Боря,  слегка  бледнея,
повернулся к нему.
   Стасик подскочил, прыгнул через  школьный  порог  и,  двинув  высоченного
десятиклассника головой в живот, метнулся  в  вестибюль.  Даже  уши  его  не
успели увеличиться.
   - Что это он? - Наташка хихикнула на всю" школу, и Боря отошёл от неё. Но
она тут же поймала его за полу куртки и со смехом задёргала: - Не  пущу,  не
пущу!..
   Боря залился краской:
   - Дай раздеться!
   Он снял куртку, переложил приборчик в карман  ковбойки  под  пиджаком  и,
пока Наташка,  нелепо  подпрыгивая,  выдёргивала  руки  из  рукавов  пальто,
побежал на второй этаж.
   Да, Наташку ему  было  жаль.  Но  других?  Они  отворачивались  от  него,
презирали, не считали за человека,  убегали,  чтоб  не  идти  вместе  домой,
грозили, а он будет жалеть их? Уж эта кнопка должна помочь ему...

   МЕСТЬ
   В дверях стоял Глеб. Его всегда бодрое, надменно-толстое лицо сейчас было
вялым  и  безнадёжно  кислым.  "Жадина,   хитрец,   все   мои   беды   из-за
тебя!"-подумал Боря и увидел, как под прямым взглядом приборчика узкие глаза
Глеба  мгновенно  расширились  -  вот-вот  выскочат  из   глазниц!   А   уши
стремительно полезли вверх.
   И Боря безжалостно приказал:
   - А ну, Попугай, покажи классу, как ты можешь кричать по-попугайски!
   Глаза Глеба блеснули готовностью, тонкие губы улыбнулись,  и  он  резким,
птичьим голосом прокричал на весь коридор:
   - Ко-ко-ко... Я Попка-дурак, Попка-дурак, Попка...
   - Хватит,- прервал его Боря, испуганно озираясь.- Ты не в коридоре, ты  в
классе покричи.
   - Пожалуйста! - Глеб ворвался в класс.
   Он бегал по рядам и  оглушал  всех  птичьим  воплем.  Боря  тем  временем
повернулся к Андрею. Тот зашевелил, задёргал бровями, надвигая их  на  самые
глаза, потом принялся сжимать  губы,  силясь  изобразить  на  лице  свирепое
мужество, и его уши нехотя, но тоже начали увеличиваться.
   - Андрей, ты слышишь меня? - спросил Боря.
   - Ну? - Андрей ни на миг не прекращал  сжимать  губы,  выпячивать  нижнюю
челюсть, хмуриться, нагонять на лицо отвагу и  свирепость,  точно  ему  было
очень важно уж если не испугать кого-то, то, во  всяком  случае,  убедить  в
своей силе и мужестве.
   - Выжми стул! - сказал Боря.
   - Да это мне плюнуть! - Андрей решительно подошёл к  стулу,  стоявшему  у
стола, взял его за заднюю ножку и на вытянутой руке легко оторвал от пола.
   - Молодец! - сказал Боря.- А ты можешь  поднять  стул,  посадив  на  него
Цыплёнка?
   - Чтоб все смеялись? - Вова надулся.
   - Иди к нему! - сказал Боря.
   - Не хочу! Ты отдай мне сначала лайнер...
   - Значит, не хочешь, чтоб этот храбрый и мужественный человек...
   - Вот именно! - Андрей внушительно стукнул себя кулаком по груди.
   - ...поднял тебя со стулом одной рукой и пронёс но всему классу?
   Вова завертелся на парте и нехотя подошёл к Андрею.
   И тут Боря опять спохватился: ну зачем прицепился к Цыплёнку?
   Прозвенел звонок.
   В класс вошла Нина Петровна, учительница русского языка, и начался  урок.
Боря сидел на парте криво, полуобернувшись  карманом  к  окну,  чтоб  никого
больше не задеть  Хитрым  глазом.  И  так  ребята  не  пришли  ещё  в  себя:
переговаривались,  посмеивались.  Но  уши  у  всех  почти  достигли  обычных
размеров.
   - Что с вами, приятели? - спросила Нина Петровна.- Бас как подменили!
   - Нет,- гордо заявил Андрей,- нас никто не мог подменить,- это мы,  и  мы
не отступим и не покоримся ему!
   - Кому? - поинтересовалась учительница.
   - Тому, кто хочет с нами что-то сделать... Не отступим!
   - Я что-то не очень понимаю тебя... Нельзя ли ясней?
   "Он ещё не совсем в себе,- подумал Боря,- но о чём-то догадывается".
   - Нельзя.
   Нина Петровна уставилась на ребят.
   - А ты, Крутиков, чего скособочился? Боря не сдвинулся с места.
   - Почему ты не смотришь в лицо, когда с тобой говорят?
   Боря до боли в шее повернул к учительнице голову, а корпус с  приборчиком
в кармане оставался повёрнутым к окну.
   - Я... я... я... не могу! - вырвалось у него, и  Андрей  засмеялся;  ага,
значит, действие Хитрого глаза уже кончилось!
   Лишь только учительница отвернулась, Боря соскользнул на пол, вытащил  из
кармана приборчик, положил в парту Хитрым глазом вверх и снова сел.
   В школе было тихо, шли занятия, но  вот  вверху,  над  головой,  где  был
седьмой "В", стал нарастать непонятный  шум.  Он  становился  всё  громче  -
кто-то резво прокричал петухом, застучал  крышкой  парты,  засвистел,  забил
ногами в пол, точно отплясывал чечётку.  С  потолка  на  Борину  парту  упал
кусочек побелки.
   - Да что они там? - спросила Нина Петровна.- Ведь так нельзя вести  урок.
Учитель заболел?
   - Не знаю,- сказал Вова.
   - А ну-ка, Цыпин, сбегай проверь.
   И Вова исчез за дверью.
   Минут  через  пять  он  вернулся,  очень  бледный.  Только  уши   его   -
обыкновенные маленькие уши - были красные.
   - Что там? - спросила Нина Петровна.
   - Не знаю,- пробормотал Вова.- Они там все кричат, и пляшут, и  бросаются
учебниками. Я открыл дверь, и в меня чуть не попали... И уши у них...
   - Но учитель? - спросила Нина Петровна.- У них есть в классе учитель?
   - Есть,- сказал Вова и замолк, проглотив слюну.
   - Что же он смотрит?
   - Он... Он тоже пляшет с ними, и у него тоже...
   Сердце у Бори ёкнуло, и он  мгновенно  положил  приборчик  Хитрым  глазом
вниз. Шум над головой пошёл на спад, и уже можно было  продолжать  урок.  Но
странное дело: чем спокойнее становилось над головой, тем громче давал  себя
знать шестой "В" - класс, расположенный под ними;  оттуда  доносился  хохот,
визг.
   Брови Нины Петровны сошлись на переносице.
   - А там что творится?
   Боря тут же переложил приборчик из парты в карман брюк, и шум внизу  стал
затихать. Больше всего Боря боялся, что его вызовут к доске:  сможет  ли  он
стоять так, чтоб Хитрый глаз ни на кого не смотрел? Да и уроки он не сделал.
   Борю не вызвали. Он сидел  и  думал:  как  быть  дальше?  Ну  хорошо,  он
отомстил - ох как отомстил всем за свои страдания! - но ведь через  час  они
обо всём забудут и всё останется по-прежнему: непри-язнь к нему и...  и  его
лодка по-прежнему не ходит и не погружается... Какой же ему от  всего  этого
толк?

   ПОТРЯСАЮЩАЯ ДОГАДКА
   И Боря стал думать, что бы такое ему предпринять.
   Никогда ещё не думал он так много. И так тяжело. Прямо голова вспухла.
   Он сунул руку в карман брюк и вдруг наткнулся на маленького  парашютиста,
опутанного стропами,- забыл дома спрятать,-и тут его пронзила одна -мысль...
Как только раньше не догадался! "А что, если...-подумал  он,  и  сердце  его
часто-часто забилось. Так просто  и  необыкновенно  было  бы  это...  И  так
потрясающе!
   Если, конечно, получится. А для этого надо было забыть про всякую жалость
и заняться Глебом. Он колотит маленьких, обманывает  всех,  боится  дать  на
пять минут велосипед. А его ещё жалеть?
   Глеб сидел впереди, и Боря весь последний  урок  держал  его  под  Хитрым
глазом. Глеб, к счастью, вёл себя прилично: не кричал,  не  бросался  ни  на
кого с кулаками, а только непрерывно кривил свои узкие  язвительные  губы  и
подмаргивал Коле, сидевшему перед ним.
   Как только прозвенел звонок с последнего урока, Боря очутился возле него.
   - Попугай,- сказал он,- ты должен немедленно вернуть мне мой лайнер.
   - Хоть сейчас! - тряхнул ушами Глеб.
   - Тогда беги за ним, и чем быстрей, тем лучше... Принесёшь к нашему дому,
к Вовиному подъезду... Ты не забыл, где мы живём?
   - Нет.
   - Ну так беги!
   И Глеб побежал. Он забыл даже положить в сумку учебники и  тетради.  Боря
так торопил его потому, что опасался, что действие Хитрого  глаза  кончится,
пока Глеб добежит до дому и с лайнером помчится назад. Ведь если  Глеб  хоть
на треть лишится этого действия, он ни за что не отдаст ему лайнер!  А  если
действие будет продолжаться, у Бори будет ещё одна великолепная вещь.
   Но это была только часть плана...
   Главное - не робеть. Боря подошёл к Вове и спросил:
   - Слушай, ты умеешь запускать подводную лодку?
   На него исподлобья глянули глуповато-ясные глаза.
   - А тебе что?
   Боря сразу понял: не умеет, иначе зачем же звал он тогда брата  на  пруд?
Боря стал нервничать.
   - Геннадий сегодня работает?
   - А тебе зачем? - Вова, стоя на  одной  ноге,  коленом  другой  попытался
почесать подбородок: всё сильнее действовал на него Хитрый глаз.
   "Видно, он дома",-подумал Боря и не стал объяснять, зачем ему нужен Гена.
   Поняв, что больше от Цыплёнка толку не добиться, Боря провёл карманом  по
мальчишкам.
   - Ребята! - крикнул  он.-  Я  хочу  еще  раз  показать  вам  удивительное
зрелище...  Помните,  как  ныряла  подводная   лодка?   Сейчас   будет   ещё
удивительней! Идите же за мной! Вперёд!
   Боря ринулся к дверям. И почти все, кто был в классе,  кинулись  за  ним.
Они бежали с криками радости и восхищения, толпой  вырвались  из  класса,  с
тяжёлым, слоновьим топотом пронеслись по коридору  и  затопали  по  лестнице
вниз, не обращая внимания на учителей,  шедших  из  классов  с  журналами  и
картами в учительскую.
   У раздевалки Боря окриком остановил ребят, потому что все они забыли  про
свои пальто и куртки и даже Андрей - про чёрную кожанку.
   - Одевайтесь!
   Потом они помчались к его дому. Они бежали с такой скоростью, что Боря не
мог угнаться за ними- а уж он-то как бегал!-и скоро  очутился  в  хвосте,  а
потом отстал метров на десять.
   Вот и их дом. И Вовин подъезд. Чтоб ребята не разбежались,  выйдя  из-под
влияния Хитрого глаза, Боря не сразу пошёл с Вовой за его  братом,  а  минут
десять, собрав всех в подъезде, где они тесно сбились, и повернувшись к  ним
грудью, подробно разъяснял предстоящее зрелище.
   Вдруг сильно стукнула дверь, и в подъезд, обливаясь потом, ворвался  Глеб
с коробкой в руках. Лицо у него было такое же, как  всегда,  и  тонкие  губы
почти не кривились, и уши стали обычными. И  глаза  смотрели  по-прежнему  -
холодно и зло.
   Боря  растолкал  ребят  и  выхватил  из  рук  Глеба   коробку.   Удалось!
Получилось! Обе вещи теперь у него! И громко сказал:
   - Ждите нас здесь. Через пять минут мы с  Во-вой  и  Геннадием  выйдем...
Ура!
   - Урра! - подхватил класс.
   - Веди,- сказал он Цыплёнку и подтолкнул его к двери.
   Вова постучал. Открыла Вовина мама. Она сразу заметила перемену в сыне.
   - Ты что так улыбаешься? А уши? Боже мой!
   - У него сегодня хорошее настроение, а уши - временно,-  тут  же  ввернул
Боря, скромно стоявший с коробкой под мышкой за Вовой.- Он  хочет  спросить,
не ушёл ли Геннадий...
   - Мамочка, Гена не ушел?-спросил Вова и расхохотался.- Где он?
   - У себя.- Мама недоверчиво посмотрела на Борю.
   Боре было не по себе: ведь не к кому-то идёт - к Геннадию!
   Идти к нему было страшно. Очень. Удрать? Но тогда всё пропало!
   И тут Вова схватил Борю за руку и, подпрыгивая на одной ноге, потащил его
в другую комнату, где он ещё  не  был,  и  распахнул  дверь.  Здесь  некогда
помещалась  комнатушка-чулан,  а  сейчас...  Сейчас  это  было  великолепное
конструкторское бюро и завод одновременно: полки  с  инструментами,  сильная
лампа на шарнирной ножке и даже маленькая чертёжная  доска.  Гена,  в  синем
халате с засученными рукавами (совсем не похожий на седобородого  волшебника
из сказок, но  всё  равно  волшебник!),  сидел  за  верстаком  и  напряжённо
рассматривал   внутренности   неведомой,   перевёрнутой   машины:   путаница
многоцветных   проводков,    крошечных    сопротивлений,    полупроводников,
конденсаторов. Не повернув к ним головы - не заметил?  -  Гена  стал  что-то
паять тонким электропаяльником. С серебристого кончика его шёл острый  запах
и вверх раскручивалась синяя спираль дымка.
   Здесь уже пахло но щенками, птицами или водорослями из  аквариума.  Здесь
замечательно било в нос краской,  жжёной  резиной,  кислотами  и  плавящимся
металлом.
   Гена сидел к  ним  боком,  и  Боря  видел  его  широкий,  склонённый  над
верстаком лоб, острый блеск его квадратных очков и жёсткие короткие  волосы.
И боялся дохнуть.
   - Хи-хи,-произнёс Вова.-Ха-ха-ха!
   - В клоуны решил пойти? - сказал Гена, не отрываясь.
   - А это тоже почётная профессия,-выжал из себя  Боря,  и  Вова,  очевидно
довольный его ответом, расхохотался, запрыгал и нечаянно поддел головой одну
из полок; на ней что-то угрожающе задребезжало.
   - Тебя по мозгам чокнули? - спросил Гена.
   - Что вы! У него просто такое настроение...
   - Ты уверен?
   Боря весь съежился. Ох как было опасно! Геннадий всё видит  и  чувствует.
Куда больше Андрея... И нельзя больше медлить.
   -  Геннадий...-  начал  он,  весь  вспотев.-  Скажите,  пожалуйста,   как
приводится в действие двигатель  подводной  лодки,  как  она  управляется  и
как...
   - Выходит из воды ракета?
   - Ага. Я хотел у Вовы...
   - У кого сейчас лодка? - строго спросил Гена.
   И Борю облил холод; он понял: добром тут ничего  не  решить,  и  медленно
повернулся к нему карма-ном. Дымок сразу перестал струиться из-под  кончи-ка
паяльника.
   - Я... я хочу, чтоб вы помогли мне завести лодку...
   Гена, видно под влиянием Хитрого глаза, поднял к нему своё  широкое,  уже
не такое сосредоточенное лицо... И уши... И у него  медленно  полезли  вверх
уши!
   - Зна-зна-значит, она у тебя?
   - У меня.- Боря всё ближе пододвигался к Геннадию,  обдавая  его  потоком
невидимой энергии, бьющей из Хитрого глаза.
   - У-ух ты! - тяжело сказал  вдруг  Гена  и  скрипнул,  точно  от  злости,
зубами.- Придётся... Что это у тебя такое? - Встал и пошёл к двери.
   Боря совсем перепугался. Даже сердце вдруг закололо.
   Стиснув губы, двинулся он за ним.
   - Что с вами? - спросила мама- Куда вы? И в халате?
   В подъезде всё так же толпился их класс. Боря попросил ребят  выходить  и
двигаться к пруду. А сам помчался домой, нырнул на животе под свою  кровать,
задвинул подальше коробку с лайнером и достал другую коробку. В лифте  обдул
с неё пыль.

   ЛОДКА УХОДИТ В ГЛУБИНУ
   Ребят перед домом уже не было, и ему пришлось поднапрячь все  силы,  чтоб
догнать их. Они толпой валили по улице, ведущей к пустырю с  прудом,  и  при
этом хохотали и пели. И над ними молодой рощей упруго покачивались большущие
уши. Сзади всех  понуро  брёл  Гена  в  своём  синем  халате  с  закатанными
рукавами, и вид у него был почти обычный. Сбоку от него мчалась ярко-красная
длинноухая Наташка-уж вот кто мгновенно поддавался действию Хитрого глаза! -
и ещё несколько девчонок из их класса.
   Проходившие мимо люди неодобрительно косились на эту шумную толпу.
   - Тише вы! - крикнул Боря и заткнул уши, единственно  нормальные  уши  во
всей этой компании, и слегка  отвернулся.  И  пошёл  боком.  Но  долго  идти
отвернувшись было рискованно: ребята могли выйти из повиновения.
   Минуты через две они были  у  большого  пруда,  берега  которого  поросли
мелкой травкой. Боря подозвал Гену, достал из  коробки  лодку  и  с  боязнью
подал ему. Гена положил её на колени, вынул из  карма-па  складной  ножичек,
открыл  узенькую  лопаточку,  просунул  в  щёлочку  носового  люка,  и   люк
откинулся.
   Боря стоял рядом и наблюдал: хотел запомнить всё.
   Он заглянул в  люк  и  увидел  крошечные  цифер-блатики  со  стрелочками,
какие-то винтики и рычажки.  Гена  что-то  сделал  там,  что-то  переставил,
пере-двинул; делал он всё так быстро, что Боря не мог уследить и  запомнить,
а это было так важно. Что за лодка,  которая  не  плавает?  Что  за  лайнер,
который не летает?
   Наконец Гена закрыл люк. Лицо его хмурилось, очки подрагивали на носу.
   - А вы... вы напишете мне на бумажке?
   - Чего тебе написать? - Как она заводится... По порядку всё...
   Лицо Гены сердито напряглось.
   - Тебе мало того, что заставил меня прийти на этот пруд? Тебе ещё бумажка
нужна? Бумажка нужна? Бумажка... И может, с печатью? И на бланке? На блан...
   - Нет, что вы! - заверил его Боря.- Можно без печати...
   - Бери! - Гена протянул ему лодку.
   - Значит, можно пускать? - робко спросил Бо-ря, беря лодку.
   - Пускай.
   Восторженные  крики  вокруг  не  умолкали:  "Ур-ра  Крутикову!",  и   это
раздражало Борю, потому что он готовился сейчас к ответственнейшему моменту-
пуску лодки...
   Боря спустился к самой воде, и так ему стало вдруг жалко  расставаться  с
ней, так жалко... Он вытянул руку с лодкой над водой, обернулся к Гене и ещё
раз спросил:
   - Значит, пускать?
   Гена кивнул.
   - Ур-ра Крутикову! - доносилось из-за спины.
   - Хватит вам! Будьте людьми! - крикнул Боря и вынес руку с лодкой вперёд.
Киль её с винтом на корме коснулся воды,  и  лодка  вдруг  чудесно  ожила  -
загудела, и тонкая, умная дрожь её передалась его пальцам, руке, всему телу.
   Боря разжал пальцы.
   Лодка ринулась вперёд. У острого носа её закипел  маленький  бурунчик,  у
кормы заходила, завихрилась вода. Лодка летела вперёд, и в оба  конца  пруда
пошли от неё волны, всё ширясь и ширясь, и минуту назад мёртвый, неподвижный
пруд оживился: по нему  заплясали  зайчики,  он  весь  заискрился,  заиграл,
заулыбался.
   Вот лодка почти достигла того берега и помчалась вдоль него, а за  пей  -
ребята, топая ногами, хлопая в ладоши и подпрыгивая. А лодка уже мчалась  от
того берега сюда, покачиваясь на собственных волнах...
   Вдруг она исчезла, пропала.
   Боря беспокойно обернулся к Гене:
   - Где она? Её нет! Нет её!
   - Она же подводная! - сказал Гена и  вдруг  плюнул  в  него  сквозь  туго
сжатые зубы, и Боря едва успел отпрыгнуть в сторону.
   Это так было непохоже на него. Или Хитрый глаз подействовал на Гену таким
образом, что ему хочется плеваться? Но почему он плюнул именно в пего?  Ведь
не плюнул же в своего брата или в Андрея... Нет, не совсем,  видно,  потерял
он власть над собой.
   Боря отошёл от Гены и опять уставился на пруд. Лодки на нём не  было,  но
ещё чувствовалось на воде волнение. Может, лодка носилась в глубине?
   Вдруг Боря увидел, как из воды вынырнуло что-то узкое, тонкое и врезалось
в воздух. И взорвалось. И лопнуло ярко-синим фейерверком. От взрыва даже уши
слегка заложило. И Боря понял: лодка не пропала.
   - Ура,- закричал он,- ура!-и запрыгал по берегу.
   И вслед за ним, в точности повторяя его движения, запрыгали все  двадцать
пять ребят из его класса. Все, кроме Гены, который и  не  думал  прыгать,  а
как-то мрачно поглядывал вокруг. От радости Боря не заметил,  как  из  воды,
уже в другой части пруда, вырвалась новая ракета. Он  только  услышал  взрыв
над прудом и увидел, как разлетаются во все стороны зелёные искорки,  и  ещё
пуще принялся отплясывать на берегу.
   Внезапно к пруду вышел незнакомый человек с большой собакой на поводке.
   - Ой,-вскрикнул Вова,-дог, какой замечательный дог!
   И тут раздался третий  взрыв,  совсем  в  другом  месте,-  значит,  лодка
продолжала двигаться! В воду, шипя, полетели ярко-жёлтые огоньки.
   - Мальчики, что это?  -  поразился  незнакомый  мужчина,  а  дог  сердито
тявкнул.
   - Секрет! - Боря отвернулся от него.- И, пожалуйста, не мешайте нам!
   Минут десять ждал Боря появления лодки, потом не  выдержал  и  подошёл  к
Гене.
   - Геннадий,- запинаясь, спросил он,- почему она не всплывает?
   - А куда ей торопиться?
   Затем Гена глянул на часы и с силой хлопнул себя ладонью по  лбу,  словно
хотел прикончить присевшего комара.
   - Идиот я! - Лицо его мучительно скривилось.
   - А что?
   - А то, что я включил двигатели, задал направление и пуск  ракет,  а  вот
возвращение на базу не поставил. И всплытие... Что-то  нашло  на  меня...  А
ребята... Разве это прежние ребята? Ты что-то...
   - Нет, что вы! Нет,-поспешил Боря,-это  не  я...  Я  ничего...  я  ничего
такого не делал.
   - Не лги.
   - Я не лгу, Геннадий... Как же теперь быть с лодкой?
   - Никак... Может, сама ещё выбросится на берег. Впрочем, нет, я задал  ей
круговой курс... Пиши пропало!.. А ты скажи мне честно...
   - Что? - с испугом спросил Боря и попятился. Он  уже  знал,  что  спросит
Гена, но но знал, как ответить ему на это. Ведь Гена, кажется, догадался,  в
чём дело.
   И Боря, не медля больше ни секунды, повернулся к нему карманом.
   Гена ещё сильней насупился, положил руку на лоб и вдруг  снова  плюнул  в
Борю, но и на этот раз Боря успел отскочить.
   И тут он страшно разозлился.  На  Гену,  на  себя,  на  всех  ребят.  Они
паясничают, вытворяют чёрт знает что, а ведь лодка, лодка  почти  пропала...
Он думал, она надёжнее лайнера - он мог улететь куда-то  или  разбиться,-  и
совсем не подумал, что подводная лодка может утонуть... Ведь не подумал  же!
И вот она лежит где-то на дне-и попробуй  достань  её!  Вода  холодна,  пруд
илист, и в нём, кроме карасиков, наверно, водятся и пиявки. Брр!..  Но  надо
достать лодку... Надо! Может, она еще движется,  и  её  удастся  поймать  на
ходу. А может, она легла где-то недалеко...

   СПАСАТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ
   - Слушайте! - крикнул Боря.- Нужно спасти  лодку...  Вы  понимаете?  Пруд
неглубок.
   И тут он  увидел,  что  Наташка,  сбросив  своё  огненное  с  деревянными
пуговицами-палочками пальто на траву, подбежала к пруду и ладонями принялась
вычерпывать воду па берег. И другие ребята, особенно девчонки, стали  делать
то же.
   - Вы что это? - крикнул Боря.- Очумели?
   - А мы сейчас всю воду выльем! - ответила Наташка.- Вот увидишь!
   Вода между тем благополучно стекала обратно в пруд.
   - Прекратите!-напряг голос Боря.-Кто из  вас  умеет  плавать,  немедленно
раздевайтесь и ищите лодку...
   Наташка первая стала стаскивать с себя платье.
   - Стоп, только не ты! - испугался Боря.- Все, кроме девчонок!
   Мальчишки как в лихорадке принялись снимать  туфли,  скидывать  куртки  и
рубахи.  Боря  посмотрел  на  небо:  солнце  грело   сильно,   пожалуй,   не
простудятся... Да  и  вода  в  пруду  непроточная  и  уже,  наверно,  успела
прогреться.
   Первым, скинув кожанку, брюки и  рубаху,  нырнул  Андрей,  за  ним,  весь
белый, полноватый, но плотный, плюхнулся Глеб, потом, как лягушата, сиганули
Митя с Витей,  затем  другие  ребята,  и  все  они,  бала-мутя  воду,  стали
барахтаться, хохотать, хватать друг друга за ноги, фыркать, подныривать друг
под друга.
   "Не утонули бы",- подумал Боря и крикнул:
   - Занимайтесь делом, а не балуйтесь! Поглубже ныряйте!
   В воздухе раздался вдруг  новый  взрыв.  Ребята  бросились  врассыпную  к
берегу, и над ними медленно опадали фиолетовые хлопья.
   - Что я натворил! - Гена стукнул себя  кулаками  по  лбу.-  Я  не  помню,
сколько запрограммировал выстрелов!  Лодка  вышла  из  повиновения  и  стала
неуправляемой... И это всё ты, ты! - Он показал пальцем на Борю, а  Боря  на
всякий случай отпрыгнул ещё метров на пять от него.
   - Куда вы, вперед! - напустился на ребят Боря, опасаясь, что  из-за  этих
ракет прекратятся спасательные работы.- Вперёд! На поиски!
   - А сам чего не идёшь? -  крикнул  вдруг  Андрей,  выскакивая  на  берег,
облепленный трусами, в пупырышках  гусиной  кожи,  с  дрожащими  посиневшими
губами.- Ребята, за мной!
   И не успел Боря опомниться, как его схватили,  подняли,  и  он,  качаясь,
поплыл в воздухе.
   - Что вы делаете?! -взвыл он, дёргаясь и плача.- У меня же приборчик!..
   Но вокруг были сердитые глаза, мокрые, слипшиеся чёлки па лбах, сведённые
холодом трясущиеся губы. И уши... Уши, уши, уши! Его схватили за руки  и  за
ноги и, не с самого берега, а метрах в  трёх  от  него,  стали  раскачивать,
считая вслух: "Раз, два..." На счёт "три" Боря взлетел в  воздух  и,  прежде
чем зажмуриться, увидел на мгновение, как к нему бежит мужчина с собакой,  и
со всего размаха шлёпнулся в воду. И пошёл на дно.  Холод  скрутил  дыхание.
Стал задыхаться. Схватился за горло... Выдохнул! И сразу вскочил.  Руку-  на
карман с приборчиком: на  месте!  И,  утопая  в  вязком  илистом  дне,  весь
закоченевший и тяжёлый, побежал к берегу. С него текло, от холода  и  страха
зуб не попадал на зуб, фуражки на голове не было - утонула,  видно,-  одежда
жала, связывала движения, а с берега на него наступали мальчишки, и  рты  их
были разинуты в крике, уши напряжены, глаза вытаращены. Они  что-то  кричали
и, кажется, не хотели выпускать его на берег, а требовали, чтоб он сам искал
свою лодку, чтоб он нырял, шарил по дну руками и глотал пиявок...
   Боря побежал от них вдоль берега, по  воде...  С  разгона  хотел  одолеть
небольшой откос, но здесь на него налетел Глеб, крича что-то  бессвязное,  и
руками стал толкать в грудь. И, наверно, столкнул бы, если бы не тот человек
с догом.
   Человек дёрнул Глеба за руку, Боря выбрался из пруда и  побежал  с  этого
пустыря к улице, к своему дому. Там было спасение. Он нёсся изо всех сил,  а
за ним бежали они. Он летел, не чуя под собой ног и собственного веса. И уже
увидел впереди людей.
   Но  что  это?  Люди,  заметив  Борю  и  мальчишек,  преследовавших   его,
остановились, захохотали, показывая на пего пальцами, и один даже бросил  па
землю, в лужу, свой портфель и в приступе смеха запрыгал  в  туче  брызг  по
воде. Хитрый глаз - он опять виной всему! Все страдания из-за него!
   И, не снижая скорости, Боря вытащил из кармана мокрый приборчик и, тяжело
дыша, можно сказать, задыхаясь, нажал другую белую кнопку - с чёрной  цифрой
"4".

   УРА, СПАСЁН!
   Спасёт его эта кнопка? Или будет ещё хуже? Да может ли быть хуже?!
   Боря па огромной скорости сунул в карман приборчик. И удивительное  дело:
люди, показавшиеся впереди, стали  потягиваться,  позёвывать,  а  головы  их
клониться к плечам. А один прислонился к забору и, сдвинув на  глаза  кепку,
чтоб солнце  не  било  в  глаза,  и,  поплёвывая,  принялся  с  любопытством
наблюдать, как Боря, чуть  не  падая  от  усталости,  с  перекошенным  лицом
проносится мимо, и голова его тоже прилегла на плечо...
   А топот сзади не умолкал. Он летел за ним. Был всё ближе и ближе.  Голоса
Андрея и Глеба били его по ушам:
   - Стой! Держите его!..
   - За пятки ловите! За уши!..
   - Ты не уйдёшь!..
   Андрей - он раньше терпеть не мог Глеба, а теперь он заодно с ним...
   Что делать?  Как  уйти?  Обмануть  бы  их!  Успеть  бы  на  красный  свет
перебежать проспект. Далеко до проспекта - догонят.
   Но почему стоящие впереди не хотят ему  помочь?  Преградили  б  им  путь,
вызвали б милицию...
   Или... Или опять всё дело в Хитром глазе?..
   И Боря с ослабевшими ногами и колотящимся сердцем вдруг резко  повернулся
лицом  к  преследователям.  И  сразу  мальчишки-в  мокрых   трусах,   босые,
взъерошенные - умерили бег, и бежали они теперь, судя по  всему,  только  по
инерции. И головы  их  клонились  то  вправо,  то  влево.  Боря  -  бледный,
трясущийся, тоже весь мокрый - па всякий случай пятился. отходил назад.
   Скоро толпа мальчишек и девчонок остановилась. А когда Боря  увидел,  что
они потеряли к нему всякий  интерес  и  не  кучно,  а  вразброд,  поодиночке
по-плелись обратно к пруду,  где  лежала  их  одежда,  показал  им  спину  и
помчался домой.
   Ура, спасён! Приборчик чуть не погубил его, но он же и спас.  Уж,  видно,
новая кнопка ничем не грозит ему. А не поможет ли она ему в чём-нибудь?
   В чём? Нужно достать подводную лодку, и это главное!
   И Боря решил не идти  домой,  а  тайком,  в  обход,  сбегать  на  пруд  и
посмотреть. Может, и правда, лишённая точного  управления,  выбросилась  она
где-то па берег, и её могут увидеть и забрать мальчишки или даже тот человек
с собакой. Но от холода ногу его сводила судорога, и Боря побежал  к  своему
подъезду.
   Хорошо хоть, никого, кроме Костика, не было дома.
   Боря шёл по коридору, и с него сильно текло на паркет.
   - Угодил под поливалку,- сказал  он  Костику.-  Чтоб  маме  ни  слова.  И
подотри, пожалуйста.
   И стал переодеваться. Быстро выкрутил над ванной одежду и, чтоб не  сразу
бросилась она маме в глаза, свернул в узел и сунул на дно ящика для грязного
белья. Вместо любимой куртки  с  "молниями"  Боря  надел  тесноватый  старый
пиджак, переобулся, переложил приборчик и выбежал из дому.
   На пруду-ни души, только босые ребячьи  следы  да  оттиснутые  на  свежем
песке собачьи подушечки. Озираясь по сторонам, Боря стал обходить  пруд.  Он
всматривался в воду у берега и, где  поглубже,  в  водоросли:  может,  лодка
запуталась в них, как в войну  запутывались  подводные  лодки  в  специально
расставленных стальных противолодочных сетях.
   Нашёл палку и стал ковыряться в этих водорослях... Напрасно!
   Ни волнения, ни даже ряби на пруду-тихая мёртвая  гладь.  Наверно,  лодка
перестала двигаться.  Где  она  сейчас  лежит?  Как  её  экипаж-  ракетчики,
штурманы, командир? Не задохнулись?.
   Боря присел на берег,
   Ох и дела... Ох, ох, ох! Лучше б дома лежала, в коробке под кроватью...
   А что, если самому понырять? Он вскочил с земли. Ведь он будет  нырять  с
толком, с умом!
   Боря сунул в воду кончики пальцев - их обожгло холодом.
   У-у-ух!.. Он стал растирать пальцы.
   И всё тело его стало ломить от одной мысли, что он снова полезет в воду -
уже ведь искупался.
   Боря походил вокруг пруда, повздыхал, по-прежнему приглядываясь к воде, и
побрёл к дому. Он был убит. Хотелось плакать, но не было слез.
   Придя домой, Боря прикрыл дверь комнатки и нырнул под кровать - коробка с
лайнером была  на  месте.  Боря  задвинул  её  подальше,  в  угол.  В  горле
запершило: опять одна коробка осталась! Только с час, не дольше, было у пего
их две...
   Скоро пришла с работы мама, разделась у вешалки и зевнула.
   Что это сегодня все такие сонные?
   - Мам, я хочу чаю,- сказал Боря.
   - И я не прочь.- Мама снова  длинно  зевнула.-  На,  отнеси  па  кухню  ~
покупки- Она протянула ему сумку с хлебом и какими-то кульками.- И  поставь,
пожалуйста, чайник...
   Боря насупился: вот ещё новости-он должен ставить чайник!
   - А ты что?
   - Что-то глаза у меня закрываются и разморило всю -  едва  голову  держу.
Пойду-ка я полежу немножко. Ты позови, когда будет готов...
   Надув губы, Боря поплёлся на кухню.
   Вечером, укладываясь спать,  Боря,  как  всегда,  положил  приборчик  под
подушку. Когда он проснулся, Костик ворочался на  кровати,  громко  зевал  и
потягивался, точно был под прицелом Хитрого глаза, а когда Боря в самом деле
направил на него через одеяло приборчик, зазевал ещё громче и  заявил  маме,
что не пойдёт сегодня в школу-надоело; что она должна принести ому в постель
завтрак-лень подыматься;а если она хочет, чтоб он  соизволил  встать,  пусть
оденет его и зашнурует туфли, потому что он ненавидит  эту  процедуру  из-за
слишком узких дырочек.
   - Ого,-возмутился Боря и тотчас убрал приборчик,- барин какой! Тебе лакеи
нужны?
   - Могу обойтись и  без  лакеев,-  сказал  Костик,-  если  ты  согласишься
завязывать мне бантики на шнурках и подносить еду.
   - Да знаешь, что я  с  тобой  сделаю!  -  Выскочив  из-под  одеяла,  Боря
легонько двинул его по заднему месту голой пяткой.
   Утром Боря едва плёлся  в  школу.  Впереди,  как  всегда,  шли  ребята  с
портфелями, ранцами, сумками. Было поздновато, и они торопились.  Но  Хитрый
глаз заставил их поубавить шаг; воздух  огласился  зевотой,  и  Боря  быстро
обогнал всех. В классе его поразило  вот  что:  со  всех  сторон  доносились
кашель и чиханье. Громче всех кашлял Андрей.
   Глеб не расставался с носовым платком, так сильно текло у пего  из  носа.
Митя во время разговора усиленно чихал на  Витю,  а  Витя  на  Митю,  и  они
сердились.
   А Стасик совсем не пришёл в школу: уж очень он был худенький, слабенький,
и, видно, простуда свалила его в постель. На Наташку он не  смотрел-  просто
неловко было вспоминать, как старалась она вчера для него...
   И вообще всё было очень плохо.

   ОТЧАЯНИЕ
   Ясное дело, ребята ничего не помнят. Смотрят обычно, не  очень,  конечно,
нежно и ласково - этого никогда ещё не было! - но  и  не  очень  сердито.  В
общем, равнодушно. И ни о чём не догадываются.
   Ну хорошо, он вроде бы сильнее их... А толку? Чего он добился? Лодка, его
великолепная лодка до сих пор  лежит  па  дне  этого  проклятого  пиявочного
пруда! А то, что все они кашляют, сморкаются и  вздыхают,  а  Стасик  совсем
слёг-разве это победа? Бить его за это надо, и хорошенько бить!
   Внезапно к Боре подошёл Глеб.
   - Слушай, ты не знаешь, где мой лайнер? - тихо спросил он.
   - Откуда же мне знать?
   - Весь дом перерыл - нет. Он мне так нужен. И тут Боря не вытерпел:
   - Зачем нужен? Чтоб ржавел?
   - Нет. И запомни: если он у тебя, жалеть  потом  будешь!  -  зло  блеснул
глазами Глеб и сжал кулаки.
   Он ещё грозит ему, он,  которого  Боря  с  такой  лёгкостью  превратил  в
последнего труса!
   И Боря слегка провёл по Глебу карманом, и кулаки у того сразу разжались и
губы растянулись от длинной зевоты.
   И Андрей, наверно, не страшен ему теперь.
   Боря спросил у него с наигранной весёлостью:
   - Ну, как делишки?
   - Так себе.- Андрей с вялой улыбкой потянулся, хотя обычно не  только  не
вступал с Борей в разговоры, но и вообще старался не  смотреть  па  него.  А
теперь он говорил доверчиво, дружелюбно. Вон как потеплели его  глаза!  И  с
лица исчезла всякая натянутость. Хоть возьми и расскажи ему, в  чём  дело...
Но разве можно! А если подтрунить над ним-не обидится?
   - А как твоя куртка? - спросил Боря.
   - А что?
   - Ты счастливец, что имеешь её.
   - Почему?
   - А потому, что если вдруг будешь когда-нибудь умирать с голоду,  сваришь
её в котле с водой, она как-никак немножко  съедобная,  и  будешь  жевать  -
надолго хватит!
   Андрей расхохотался.
   Его губы утратили твёрдость, стали мягкими, беспечно добрыми, и это  было
так непривычно, что Боря  даже  огорчился:  Андрей  немножко  перестал  быть
Андреем  -  поскучнел,  поглупел.  А  Наташка...  Подумать  только,  Наташка
посапывала на своей парте, и довольно громко, и её никто не будил.
   И они ничего не помнят, ничего-ничего!  Они  даже  забыли  про  вчерашнюю
катастрофу на пруду! И, вспомнив о  лодке,  Боря  так  расстроился,  вот-вот
слезы потекут... Но плакать, владея таким мощным Хитрым глазом,-  разве  это
не позор?
   - А вы знаете,- крикнул он в отчаянии,- что подводная лодка не  вернулась
на базу и утонула в пруду?! Вы это знаете?
   - Ты разыгрываешь нас! - сказал Глеб и обернулся к Андрею, точно тот  был
его лучшим другом.
   Неужели этот проклятый Хитрый  глаз  так  смягчил,  сгладил,  отменил  их
вражду?
   - Честное слово, нет! - Боря ударил себя кулаком  в  грудь.-Она  утонула.
Утонула, потому  что  Геннадий  забыл  запрограммировать  возвращение  её  и
неправильно передвинул какие-то рычажки управления...
   - Ну и остряк ты стал!-Андрей зевнул, подмигнул Глебу, положил голову  на
плечо и, кажется, уснул.
   - Захотел нас подурачить? - сказал Митя.- Но...
   - Но не выйдет! - продолжил Витя.
   Боря  отошёл  от  них.  Он  говорил  им  правду,   а   они   не   верили.
Дурачил-верили, а сказал правду-не хотят верить, и ещё засыпают  у  него  на
глазах. А ведь без них не достать лодки!
   - Вы люди или нет? - крикнул Боря.
   - А ты? - спросил кто-то.
   - Она на дне пруда, эта лодка,-устало, со вздохом сказал  Боря,-  и  надо
достать её... Помогли бы... Одному ведь трудно. Понимаете?
   В классе раздался хохот. Боря схватил с  парты  портфель  и  выскочил  из
класса, потом из школы. Он  больше  не  мог.  Им  даже  лень  противоречить,
спорить! Ненавидеть! Они ничему не верят, ничего не хотят. И  даже  если  ты
будешь погибать, им, наверно, лень будет шевельнуть пальцем!..
   Боря бежал по тротуару. Люди перед ним едва тащились и мешали ему, а одна
старушка, с картошкой в авоське, почти  остановилась,  преградив  ему  путь.
Боря хотел обойти её справа, но она  тоже  подвинулась  вправо,  он  подался
влево, и она передвинулась влево.
   Боря чертыхнулся, прыгнул с тротуара на проезжую часть улицы и побежал. У
подъезда столкнулся с тётей Феней. Дворничиха энергично  подметала  тротуар,
пока не попала под Хитрый глаз. А  как  попала  под  него,  метла  её  точно
застыла в воздухе и ветер понёс в лицо Бори пыль. Он  чихнул  и  отскочил  в
сторону.
   Уже в кабине лифта Боря вытащил из кармана приборчик и  решительно  нажал
кнопку с цифрой "5".

   "5"-ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ?
   Боря водворил на место приборчик и вошёл в квартиру.
   - Костик, ты здесь? - и прислушался к тишине.
   - Здесь,-донеслось из их комнаты, и Боря заглянул в неё.
   Костик сидел за маленьким столиком  и,  по-взрослому  подперев  кулачками
лоб, рассматривал какую-то сложную радиосхему на листе бумаги.  Вид  у  него
был страшно задумчивый. Углубленный.
   - Это что ещё такое? - спросил Боря, больше привыкший к его художествам.
   - Да вот Гена нам предлагает...
   Боря прямо вздрогнул, услышав это имя.
   - Ты... Ты был у него?
   - Был... А что?
   Его встречи с Геной пугали Борю. Нет того, чтоб Костику  дружить  с  этим
собаководом, птицеводом и черепаховодом, так ему понадобился сам Гена...
   - Ну и что он тебе предлагает?
   - Провести в нашу квартиру телефон, и он будет не обычный, а  с  каким-то
усовершенствованием...
   Не хватало ещё! Гена  подкатывается  к  нему,  чтоб  забрать  назад  свои
вещи... У Бори так и заныло всё, только он вспомнил, что подводная лодка  на
дне грязного пруда; у неё, может, уже вышли из строя  сложнейшие  механизмы,
открывающие люк и пускающие ракеты, регулирующие  работу  двигателя.  И  ещё
было неприятно, что Глеб завёл разговор о  пропавшем  из  дому  лайнере.  Не
миновать драки...
   - Не надо,- сказал Боря.
   - Почему?
   - Занимайся рисованием, это у тебя больше выходит...
   - Нет, не больше!
   Это вывело Борю из себя, и он  повернулся  к  Костику,  к  его  глазам  с
точечками зрачков - хитрющим и весёлым.
   И сразу исчезла из глаз брата хитрость, растаяла  живость,  и  они  стали
холодные, почти ледяные. Точно крепкий мороз застудил журчащую воду ручейка.
Личико всё задёргалось, зрачки ещё  больше  сузи-лись.  А  нос...  Его  нос,
маленький курносый нос, начал быстро краснеть.
   Боре стало не по себе от его голоса, от его красного носа.
   - Я буду делать, что хочу!-Личико Костика злобно скривилось, и он,  встав
с табуретки, надвинулся на Борю.
   Боря слегка отступил.
   - Но-но,- сказал он,- потише.
   - А чего  потише?  Вот  как  стукну  сейчас.,  тогда  будешь  знать,  как
потише...
   - Что-то ты сегодня разошёлся?
   И вдруг Костик схватил Борю за  куртку  и  так  потряс,  что  голова  его
мотнулась из стороны в сторону и он едва  не  прикусил  язык.  Ого  сколько,
оказывается, силы в этом малыше!
   Боря стал поспешно отрывать от себя его руки.
   - Но-но, ты... Хочешь заработать?..
   - Хочу.- Костик еще крепче ухватил его за куртку, ухватил  так,  что  она
туго натянулась, сжав всё тело, и Боре даже стало трудно дышать.  И  тут  он
рассердился:
   - Уходи, ну? Я не хочу с тобой шутить!
   - И я!
   Боря ткнул его, правда  не  очень  сильно,  кулаком  в  грудь  и  получил
затрещину. Боря обомлел. Лицо его пылало.
   Костика так и распирало всего от злобы к нему, и нос его, как  гребень  у
индюка, еще больше покраснел.
   - Слушай, я не хочу с тобой ссориться,- сказал Боря.-  Чего  ты  на  меня
вдруг взъелся?
   - И не один я! И не вдруг!
   - Замолкни! - сказал Боря, а сам подумал: "Неужели  это  Гена  подговорил
его?" - Ты ничего не понимаешь!
   - Зато ты всё понимаешь! - Костик  кинулся  на  него,  но  Боря  выставил
колено и не подпустил его к себе.  Тогда  Костик  схватил  с  Бориной  полки
малень-кий жестяной истребитель и швырнул в него - Боря едва успел  прикрыть
ладонью глаза.
   Больше он не мог. Он выскочил из комнаты и побежал на кухню.
   И всё это из-за кнопки, которую он нажал пять минут назад? Не может быть!
   В дверь позвонили. Боря открыл и увидел тётю Лену, Наташкину мать.
   - Мама дома? - спросила она.
   - Нет.
   - А газета с таблицей лотереи у вас сохранилась?
   - Пожалуйста.- Боря принёс ей газету и спросил: - А Наташа дома?
   - Дома... Простыла вчера... Может, навестишь её?
   Через минуту он увидел Наташку-в  синем  халатике  и,  видно,  в  наскоро
надетых тапочках.
   - Входи, Боря, входи...
   Боря вошёл, и тут, судя по всему,  карман  его  глянул  на  Наташку.  Она
примолкла, отошла в глубину комнаты, села на  тахту  и  посмотрела  на  пего
исподлобья. И... и нос её тоже стал слегка краснеть.
   - Ну, что скажешь? - спросила она.
   Боря пожал плечами и вымученно улыбнулся:
   - А... а... а что тебе сказать?
   - А то, как ты Вову обманул! Как колотишь Костика! Как  насмехаешься  над
Александрой  Александровной!  А  сам  боишься  всех!  Тебе  верят,  а  ты...
Бессовестный!
   "Что она говорит? Ведь это всё неправда, почти неправда!"-подумал Боря  и
всё-таки обмер от её слов. Ему стало не по себе: кто-кто, а Наташка  никогда
но обижала его, говорила ему и о нём в классе только хорошее, и даже гораздо
больше, чем он заслуживал.
   - Откуда ты взяла?-спросил Боря.-Совсем я не насмехаюсь и не боюсь. А вот
ты, ты мне даже немножко...- И тут же Боря осекся: нечего ей это  говорить.-
Откуда ты взяла?
   - Оттуда! И не прикидывайся овечкой, я вижу тебя насквозь!
   Из-под её чёлочки Борю жгли круглые, огромные, занимавшие  половину  лица
глаза, и, говоря все это, Наташка выбрасывала вперёд свою  маленькую  тонкую
руку, и чувства ее были так сильны, что длинный и красный, как перец, нос её
подрагивал, а худые коленки подскакивали над  краем  тахты  -  то  одно,  то
другое.
   Боря съёжился, прижался  спиной  к  стене  и,  не  выдержав,  выбежал  из
квартиры. За ним захлопнулась дверь.
   "Что мне теперь делать? - подумал Боря.- Кто меня защитит? У кого попрошу
почитать книгу?"
   И всё из-за кнопки. Ни одна не хочет помочь  ему.  Не  хочет,  и  всё.  И
сколько же будет лежать па дне пруда лодка?
   На улице было тепло и солнечно.
   У дома два их жильца прогуливали на поводках собак: одна-белая, мохнатая,
как овца, вторая- совершенно гладкая, чёрная. Собаки  дружелюбно  обнюхивали
друг друга, и морды у них при этом были улыбчивые. "Умницы",-подумал Боря  и
уставился на них.
   И в ту же секунду собаки зарычали, бросились  друг  на  друга,  залязгали
зубами, и в стороны полетели клочья шерсти-белой и чёрной. Боря отско-чил  к
подъезду, а хозяева закричали на них, натянули поводки и, упираясь каблуками
в тротуар, стали растаскивать разъярённых собак.
   "Пойду-ка я лучше домой",-подумал Боря, вспомнив вдруг  огромные,  полные
ненависти На-ташкины глаза и крики Костика. Он твердо решил ни на ком больше
не пробовать приборчик. Никогда. Ни за что. Хватит того, что было!
   Переступив порог квартиры, он переложил приборчик  в  задний  карман.  За
столом, как и вчера, было  шумно.  У  мамы,  отца  и  Костика  было  хорошее
настроение. И только мама слегка рассердилась на Борю за то, что  уже  пятый
день не может он вымыться в ванной,- неужели и об этом надо просить?
   - Мама, ну хоть сейчас! - сказал Боря.
   - Очень хорошо... Я прошу тебя.
   Боря раньше других допил чай, взял чистое бельё и побежал  в  ванную.  За
стеной слышались шутки отца, смех мамы и  Костика.  Боря  повесил  брюки  на
крючок, влез в ванну, задёрнул прозрачную занавеску, чтоб вода не брызгалась
по всей ванной, и встал под душ.
   Тёплый дождик упёрся ему в голову. Боря блаженно зажмурился и слушал, как
тугие струйки бьют в макушку, в плечи, в спину и, щекоча кожу, сбегают вниз.
Внезапно смех на кухне прекратился.
   За  стеной  затопали  ноги,  кто-то  крикнул,  и  у  Бори  упало  сердце:
приборчик! Он потянулся  к  брюкам,  чтобы  взглянуть  на  его  положение  в
кармане.
   Не успел. Дверь в ванную, с шумом отворилась.
   - Так вот ты где! Опять ты всех задираешь! - отец отдёрнул занавеску.
   И не успел Боря что-то сообразить, решить, сказать, как отец  замахнулся.
Но тут появилась мама. Она вцепилась в отцовскую руку  и  стала  вытаскивать
его из ванной:
   - Не смей, Витя, не смей! Я сама его накажу!
   Дверь захлопнулась, шум продолжался  в  коридоре.  Борю  вдруг  прорвало,
слезы хлынули двумя потоками по щекам. Он заревел в голос,- так было  горько
и обидно.
   Он выскочил из ванны и повернул брюки так, чтобы Хитрый  глаз  смотрел  в
другую сторону. Нет, этого было мало. Дрожащими руками он вытащил из кармана
приборчик и, роняя на него слезы, посмотрел на кнопки, уже  знакомые  ему  и
совсем новые... Скорей, скорей  другую!  И  Боря,  коротко  вздохнув,  нажал
маленькую белую кнопку с чёрной циф-рой "7".

   ЗВЁЗДЫ
   И с ужасом посмотрел на приборчик: Хитрый глаз  казался  сейчас  особенно
чёрным и ядовитым...
   Страшно было и краем глаза глянуть  в  него,  даже  на  его  отражение  в
зеркале: а вдруг оно обдаст его волной и подействует?
   Боря с величайшей осторожностью засунул приборчик в карман брюк так,  что
Хитрый глаз был направлен в пол. И быстро смыл с себя мыло. В квартире  было
тихо, семейство благополучно допивало на кухне чай, и никто уже, конечно, не
помнил о том, что было только что.
   Весь вечер Боря ходил в нерешительности по дому. Опять попробовать?  Нет,
ни за что, ни за что! Потом, услышав во дворе  визг  и  смех,  высунулся  из
окна. Ребята играли в прятки.
   А если на полсекунды?..
   Ни за что!
   Но ведь совсем безопасно... Нельзя!
   Скоро уснул и слабенько засопел  Костик,  и  Боря  просто  не  знал,  что
делать. Ведь он наставит приборчик на такой короткий срок, что  и  произойти
ничего не успеет...
   Боря незаметно направил приборчик в сумеречный двор. На полмига! И если б
за эти полмига Хитрый глаз подействовал на ребят как-нибудь не так,  они  бы
ничего не сделали Боре. И никому другому.
   Однако ничего не случилось. Только смеха чуть поубавилось.
   Вдруг Костик перестал сопеть. Не проснулся ли?
   Боря спрятал приборчик и покосился на брата.
   Глаза у него были закрыты, а голова на подушке неудобно повёрнута к нему,
точно он специально подсматривал за ним. Не  сказал  ли  ему  Гена  о  своих
подозрениях?
   Ох как надо его остерегаться!
   Утром  Боря  проснулся  раньше  брата  и  направил  на  него-ведь  совсем
неопасно!-из-под подушки приборчик. Костик и не шелохнулся, только брови его
дрогнули на переносье и кожа на лбу нахмурилась, а губы сжались.
   Внезапно он зашевелился и проговорил:
   - Нет! Я вам сказал - нет! Я приказываю изменить курс!
   Боря так и присел па кровати, услышав это.
   - До земли не дотянуть... Сядем на льдину!  -  Глаза  Костика  были  туго
сомкнуты, лоб по-прежнему мучительно напряжён.-Что-что? Ничего, выдержит! Вы
слышали? -  крикнул  Костик,  так  крикнул,  что  кровать  его  скрипнула  и
пошатнулась.- Я начальник экспедиции и всё беру на себя!
   Вдруг он открыл глаза, и Боря чуть не вскрикнул. Глаза брата ослепительно
вспыхнули и ярко засветились, точно в них горело по звезде. И ещё в них была
отвага и решительность. И губы его ещё не успели разжаться.
   Вот так кнопка!
   Боря  пристально  смотрел  на  брата.  Костик  оглядел  комнату,  залитую
солнечным светом, тёплую, уютную, с книжными полками и картинками на стенах,
и па лице его появилась досада.
   - Ты куда это летел? - спросил Боря.- Самолёт вышел из строя?
   - Да,-угрюмо ответил брат. Куда делась его беспечность, вечная готовность
улыбнуться  и  нашалить.  В  лице  его   -   спокойствие,   во   взгляде   -
новая,непонятная цель. Словно он знал что-то такое, чего Боря не знает и  не
в силах узнать.
   - Как же вы теперь? - спросил Боря. Костик отвернулся к стенке: 9
   - Меня ещё могут вызвать отсюда телеграммой...
   - Чудак! Во сне же все...  И  твой  самолёт,  может,  лежит  уже  на  дне
Ледовитого океана...
   Сказал это Боря и вспомнил про свою лодку, настоящую лодку, которая лежит
сейчас в настоящем иле настоящего пруда. Водить самолёт и  отдавать  во  сне
храбрые приказы-это каждый сможет, а вот вытащить лодку...
   Вдруг Костик рывком откинул одеяло и сел  на  кровати.  Глаза  его  снова
вспыхнули, да так, что Боря моргнул.
   - Долго будешь валяться? - В голосе брата зазвучало  презрение.-Долго,  я
спрашиваю?
   Только этого не хватало! А что, если схитрить, притвориться,  что  он  во
всём готов слушаться малыша?
   - Кость, а ты мог бы включить меня в свою экспедицию?  -  робко  попросил
Боря.
   - Тебя? - Костик пристально посмотрел на него своими  горящими  глазами.-
Пожалуй, нет.
   - Что так? Я бы так хотел!
   - Не подойдёшь. Нам нужны верные и твёрдые люди...
   - Ну, Кость,-взмолился Боря.-Я исправлюсь... Даю тебе слово!..
   - Тогда и будем говорить.- Брат вскочил с кровати и пошёл мыться.
   Ничего себе, у Костика просто мания величия!
   На кухне всё было готово. Отец, обжигаясь, торопливо пил чай,  спешила  и
мама. Приглаживая после умывания мокрые на  макушке  волосы,  Боря  легонько
задел её Хитрым глазом. Мамино лицо оставалось прежним, только глаза, как  и
у Костика, засветились и тоже ярко вспыхнули.  И  всё.  Значит,  эта  кнопка
ничем ему не грозит! Боря осмелел и задержал Хитрый глаз на отце. И опять  -
вспышка! И лицо отца стало суровей, и чай он пил медленней и не обжигаясь. И
в глубине его глаз тоже ярко горели две спокойные, уверенные звезды.  И  это
было так красиво, так неожиданно и загадочно!
   И у Наташки, наверно, вспыхнут!
   Первым ушёл отец, потом мама, за ней Костик. Боря надел куртку  с  Хитрым
глазом, собрал портфель. Но он не уходил. Чуть  приоткрыв  дверь,  он  ждал,
когда  выскочит  Наташка.  Тогда-то  и  он  выйдет,  и  они  будто  случайно
встретятся, и он разыграет удивление... Ждать пришлось долго, в куртке  было
жарко, и даже глаза заболели смотреть на её  дверь  -  тёмную,  молчащую,  с
синим почтовым ящиком. Ну что она там? Опять выскочит в последнюю  минуту  и
они рысью помчатся к школе? Или захворала?
   Но Боря ждал.
   Потом он набрал на телефонном диске её номер и услышал тоненький голосок:
"Да, я слушаю".
   Ух как хотелось крикнуть: "Ну выходи же! Выходи, я устал тебя ждать!"
   Но Боря ничего не крикнул, а быстро положил трубку на рычаг,  словно  она
жгла его руку. Значит, здорова. И не успел Боря это подумать, как  скрипнула
её дверь, и, не убедившись даже, что это Наташка, а не её мама или папа,  он
прыгнул через порог и захлопнул свою дверь, отрезав все пути к отступлению.
   И, суетясь, дёргая руками, шмыгая носом, подбежал к кнопке вызова лифта и
нажал. Так сильно нажал, что чуть не раздавил. И вот появилась Наташка. Боря
повернулся к ней, к её огненно-красному пальто, к её широкой  -  до  ушей  и
даже шире - улыбке.
   - Здравствуй.- Боря открыл перед нем тяжёлую дверь подошедшего лифта.
   - Доброе утро.
   И он увидел в её глазах звёзды. Да, да, звёзды! Две яркие и зелёные,  они
так  и  сияли,  освещая  её  лицо,  и  тоже  вспыхнули!  Лицо   её   странно
преобразилось; Боря не мог выдержать её взгляда. Минуту ещё ничего, можно, а
потом ему становилось вдруг почему-то так совестно, так стыдно,- и он упирал
глаза в землю.
   Почему?
   Они вышли из подъезда и зашагали вдоль дома к Весенней улице.
   Наташка держалась  сегодня  более  прямо,  чем  всегда,  и  не  старалась
заглянуть ему в глаза, и не посмеивалась своим мелким частым смешком. Что-то
в ней стало другим, будто, как и Костик, она узнала какую-то тайну,  которую
не знал он, и не торопилась поделиться ею, И куда-то исчезла её суета. И нос
хоть и оставался по-прежнему длинным, но он уже не стремился так лихорадочно
вперёд, чтоб первым всё пронюхать...
   А может, она оставалась прежней, просто он не замечал раньше?
   Боря шёл с Наташкой и не знал, о чём с ней  теперь  говорить,  и  она  не
лезла, как обычно, с расспросами, со своими девчоночьими охами и  ахами,  не
жалела его и не предлагала новых книг. И так странно было идти с ней, совсем
другой Наташкой, и ему почему-то показалось, что, шагая вместе, уже не он, а
она делала ему одолжение...
   И всё, всё это потому, что в глазах у неё горели звёзды, которые время от
времени вспыхивают, а у него нет этих звёзд!
   А ведь, если разобраться, звёзды у неё не совсем  настоящие,  их  дал  ей
Хитрый глаз. Ей дал, а ему нет. И у него вдруг появилось  странное  чувство,
что эта кнопка насмехается над ним, слегка предаёт его...
   В школе Боря сел за парту и перевёл дух.
   Спрятать приборчик подальше? Ещё попробовать?
   Вот вошёл Андрей. Боря повернулся к нему.
   У Андрея тоже вспыхнули карие звёзды. Он оглядел класс и тотчас спросил у
Вовы:
   - Получил свой лайнер?
   Вова промолчал.
   - А собачку? -Ну чего молчишь?
   Вова почесал круглую голову, вздохнул и отвернулся от Андрея.
   - Ну говори, не бойся... Получил?
   Боря на всякий случай отвёл от  Андрея  Хитрый  глаз:  как  бы  опять  не
помешал.
   - Получил,- промямлил Вова.
   - Что? - не отставал Андрей.
   - Мяч и ручку со стержнями... Лайнер теперь его, что там говорить...
   - Я кого-нибудь другого подыщу ему,-отозвался  Боря,-дядя  Шура  раздумал
давать того щенка...
   - Врать ты горазд! - опять вспыхнул звёздами Андрей.- И умеешь играть  на
слабых струнках человека. "Собачку дам"... У Попугая научился? -А тебе  что?
- обиженно спросил Боря и грудью лёг на парту, потому  что  не  хотел,  чтоб
Хитрый глаз зажигал у других эти звёзды. Ведь против него действует! Они ещё
хуже относятся к нему, и Наташка, Наташка всё это слышит...
   Боря лежал на  парте  и  смотрел  на  классную  доску.  И  думал.  В  нём
собиралась обида и боль: вон какие все стали храбрые... Уж лучше  б  никогда
не находил он этого приборчика! Уж лучше бы...
   Что лучше бы? Нет, не лучше! Это здорово, это замечательно, что нашёл  он
его!
   Да, да. Сейчас они все убедятся в этом.

   НАКОНЕЦ-ТО!
   Они храбрые? Хорошо! А не могут ли они стать ещё храбрее?
   Весь последний урок Боря старательно  водил  по  ребятам  Хитрым  глазом.
Класс изменился: ни подсказок  на  арифметике,  ни  кривлянья  девчонок,  ни
шушуканья,  ни  обстрела  друг  друга   из   стеклянных   трубочек   жёваной
промокашкой... Только звёзды, звёзды сверкают у всех в глазах!
   Тишина. Спокойствие. Внимание,
   А когда прозвенел с урока звонок, никто не запрыгал, не захлопал партами.
И только ушёл учитель, Боря встал-заставил себя оторваться от сиденья!  -  и
открыл рот - заставил себя открыть его! - и громко - заставил так  зазвучать
свой голос! - сказал:
   - Андрей, слушай меня!
   И не только Андрей, весь класс притих.
   - Недавно на пруду,-продолжал Боря,-произошло кораблекрушение  -  погибла
лодка... подводная... Чудо, а не лодка!..
   - Неужели? - Звёзды ещё ярче разгорелись в глазах Андрея, вспыхнули,  как
магний, и взглядом, полным иронии и удивления, он посмотрел на Борю.- Что  ж
ты не достал её?
   Боря растерялся.  И  не  один  Андрей,  весь  класс  жёг  его  прямыми  и
беспощадными звёздами.
   - А как? Как её можно достать?
   - Нырять.
   - Но ведь ещё холодно! И неизвестно, где она лежит...
   Боря с новой силой стал водить Хитрым глазом по Андрею, по  мальчишкам  и
даже по девчонкам, чтобы не визжали, не отговаривали мальчишек.
   - Ребятки, вы слыхали? Ему прохладно!-повернулся к классу Андрей.
   И класс покатился со смеху.
   - А может, нырять ещё и мокро? - едко спросил у Бори Глеб, тускло  мерцая
глазами-звёздами: ярче, ярче-вспышка! Подумать  только:  Глеб,  Попка-дурак,
вспыхивает...
   От нового взрыва хохота качнулась люстра.
   - Тише вы, сейчас я нарисую его! - Стасик выскочил из-за парты к  доске.-
Нарисую его храбрую физиономию...
   - Не надо! - сказала вдруг Наташка, и Боря со  страхом  посмотрел  на  её
разгоревшееся лицо, в её  необыкновенно  яркие  зелёные  глаза.-  Разве  это
по-мужски - смеяться над одним? Вот увидите, и Боря скоро не  будет  бояться
нырять в холодную воду, и будет  сам  принимать  трудные  решения,  и  лучше
понимать, с кем надо дружить... Но ведь он так любит технику!
   - Ну и что? - сухо спросил Андрей.- Какое это имеет отношение  ко  всему,
что случилось?
   - Самое прямое!-крикнула Наташка.-Как ты не понимаешь? И  вы  тоже,-  она
обратилась к классу,- вы тоже не понимаете?
   Класс не отвечал.
   - Знаете, что я предлагаю? - в полной тишине спросила Наташка.
   - Знаем,- сказал Андрей,- можешь садиться... Итак, ровно  через  тридцать
минут всем быть у пруда. Захватите с собой полотенца, маски для ныряния. Ты,
Наташа, возьми одеколон для обтирания, ты, Вова, принеси надувной матрас,  а
с вас, Коля и Стасик, по полушубку... Итак, ровно через тридцать...
   Боря молчал, прятал глаза. Ну и Наташка!..
   Все решится сегодня, и всё зависит от  него,  Бори,  от  его  терпения  и
выдержки. И от Хитрого глаза!
   Все стали выходить из класса,  но  и  теперь  Боря  посылал  вдогонку  им
невидимую энергию приборчика. Ребята шли по  коридору  спокойно,  совсем  не
так, как в тот день, когда он направил их к пруду испытывать  лодку,-  тогда
это была разноголосая толпа длинноухих...
   Боря ни к кому не подходил, он издали направлял на ребят Хитрый глаз.  Он
даже прошёл часть дороги за Андреем - к его дому: он - главный, и что будет,
если он не придёт?
   Потом Боря повернул к пруду. Туда уже  сходились  ребята.  Боря  тихонько
стоял в сторонке. Плохо было ему. Хоть сам лезь в воду! И полез бы.  Но  кто
же, кто же тогда поддержит в них храбрость и решимость?
   Хорошо всё-таки быть храбрым, независимым! Но без Хитрого глаза, а самому
по себе. Тогда не надо было бы всё время хитрить, мучить  себя  и  других  и
бояться каждой кнопки...
   У воды на травке лежали два больших полушуб-ка. Рядом с ними Андрей качал
ногой насос, и гигантский  синий  матрас  для  плавания  оживал,  расправляя
складки, и каждую минуту толстел и приподымался над землёй. Стасик  с  Вовой
протирали стёкла масок.
   Митя и Витя деловито ходили вокруг пруда и пытались проникнуть взглядом в
воду.
   - Начнём? - Андрей кончил качать.- Нырять будем вчетвером, каждый в своём
квадрате, и чтоб не баламутить воду...
   - А как же Боречка? - неожиданно спросил Глеб.-  Так  и  будет  стоять  в
сторонке?
   - Это его личное дело,- резко прервал его Анд-рей.- Ты  будешь  нырять  в
правом углу пруда.
   - А Боречка? Ради него ведь стараемся...
   - Надевай маску и иди первым! - приказал Андрей, и Боря,  глотнув  обиду,
направил на обоих Хитрый глаз.
   Надо было терпеть и не поддаваться. Терпеть до последнего.
   - А я предлагаю силой раздеть его и заставить пырять! - не унимался Глеб.
   -  Какой  принципиальный!  -  со  смехом  сказала  Наташка   и   потрясла
бутылочкой, в которой забулькал тройной одеколон.- Отправляйся скорей в пруд
и не бойся! Уж потом я так разотру тебя...
   - А кто боится? - запетушился Глеб, кольнул Борю глазами-звёздами и  стал
сбрасывать с себя одежду.
   "Ну и Наташка! - опять подумал Боря.- Как всё-таки  по-разному  действует
эта кнопка на ребят! Одни его ругают, другие -  наоборот.  И  Глеба  терпят.
Забыли про его обман, что ли? Или простили?"
   - И чтоб воду не баламутил! - повторил Андрей.- Ничего тогда не найдем.
   Мальчишки, в ластах и масках, вошли в воду,  поплыли  и  стали  осторожно
нырять. И сквозь воду светились их звезды!
   - Ну, есть? - спрашивал Вова, когда кто-нибудь из ребят выныривал.
   - Нет!
   Ребята снова погружались.
   И тут Боря впервые подумал, и эта мысль обожгла его болью:  а  что,  если
они найдут лодку и Андрей отдаст её Вове? Ведь отдаст... Отдаст,  и  дело  с
концом! А потом Вова вернёт ему тот мяч  и  трёхцветную  ручку  с  запасными
стержнями...
   Точно. Так оно и будет. А он-то, дурак, думал, строил планы.
   Лучше уйти отсюда, убежать!
   Но его ноги словно приросли к земле, и он не уходил, не убегал. С горьким
упрямством продолжал он водить Хитрым глазом по ребятам, по тем, кто был  на
берегу, на воде и под водой, кто, отдыхая, придерживался за матрас.
   - На берег! Новая очередь в воду!-отдал команду  Андрей,  и  все  четверо
поплыли к  берегу.  И  пока  они  вытирались  полотенцами,  делали  зарядку,
кутались в полушубки и давали  Наташке  растирать  свои  замёрзшие  спины  и
грудь, в воду вошли другие ребята и стали прочёсывать новые квадраты пруда.
   И вдруг Боря увидел лодку. Это была она, она! Она высунулась  из  воды  и
приподнялась вверх- узкая, грозная, с острым носом  и  маленьким  винтом  на
корме. Её держала над водой чья-то рука,
   - Урра, урра! -закричал он и запрыгал по берегу.-Нашли! Ур-ра!
   - А что здесь такого? - направил на него свои карие звёзды Андрей.- Иначе
и быть не могло.
   С лодкой в поднятой руке к берегу плыл Митя, а за ним быстро гнал надутый
матрас Витя, чтоб Митя положил на него лодку. Но Митя не хотел показать, что
устал, и продолжал держать лодку на весу.
   "Что теперь делать? - в смятении думал Боря.- Как поступить?"
   Вова уже стоит у самой воды и даже наклонился вперёд.
   Подойти сзади? Подойти, вырвать лодку-и дёру?
   Нет... Не годится так... Нельзя...
   Надо попросить, и получше! Они сейчас странные. Могут отдать просто так.
   Вот  уже  все  ныряльщики  на  берегу.  Наскоро  вытираются  полотенцами,
растираются, одеваются. Все уже  потрогали  лодку.  Она  высохла,  и  солнце
сверкает на её боевой рубке, а Боря всё не решается приблизиться к ней.
   Потом решился, потянулся к ней одним пальцем.
   - Ребята, можно?
   - Чего тебе? - спросил Андрей, и Боря глотнул слюну: сказать или нет?
   И вдруг решился - скажу!
   - Можно взять ее?.. Она ведь...
   Внезапно к лодке прыгнул Глеб, вырвал её из Митиных  рук  и  бросился  от
пруда. Ребята и опомниться не успели, как Боря тремя прыжками догнал  его  и
повис на толстой спине, пытаясь повалить на траву, а Глеб задёргал  плечами,
чтоб стряхнуть его с себя.
   Тотчас их окружили  ребята,  и  Андрей  без  всякого  труда  выдернул  из
судорожно  сжатых  пальцев  Глеба  лодку  и  так  его  стукнул,   что   Глеб
перекувырнулся через голову.
   - Ты опять за своё? - сказал Андрей. Глеб поднялся и вытер ладонью нос. В
глазах его уже не было и намёка на звёзды, а была одна злость.
   - Я ещё покажу вам!..-процедил он.-И особенно тебе!-Он  ткнул  пальцем  в
Борю.-Обманщик,подхалим,трус!
   Боря прямо задрожал весь от обиды и ненависти.
   - У меня и лайнер исчез из дому...- продолжал Глеб.- Не у тебя ли он?
   - У меня! - крикнул Боря.- А ты ещё больший трус  и  обманщик...  Я  хоть
отдал Вове мяч и трёхцветную ручку со стерженьками, а ты что? И лайнер  тебе
не нужен, и лодка не нужна... А я... Я мечтал! Всю жизнь мечтал!.. Ребята!..
   Сильный удар сбил Борю с ног. Он вскочил весь в  слезах,  с  ссадиной  на
щеке, в испачканной куртке и с грязными от земли руками, вскочил и  бросился
на Глеба. Но того уже крепко держали за руки ребята, и Андрей швырял в  него
слова:
   - Так... Хватит... Вон отсюда! Ну? Услышав эти слова,  Боря  подскочил  к
Глебу и замахнулся, но Андрей повернул к нему своё лицо.
   Глеб медленно побрёл от них.
   - Ребята, дайте мне лодку,- жалобно попросил Боря.- Ну дайте...
   - Вова, твоё слово!-сказал Андрей.-Что  тебе  дороже:  мяч  и  ручка  или
лодка?
   - Собачка... Да ладно, пусть берёт.
   Боря схватил лодку обеими руками я прижал к куртке.
   - Жаден до чего,-сказал Стасик,-"Мечтал"! А для  кого  мечтал?  Для  себя
ведь.
   - И ты уходи,- проговорил Митя.
   - И не попадайся нам больше,-добавил Витя.
   - Что вы...-с волнением сказал Боря и глянул на Наташку, которая  держала
в руках почти пустой пузырёк и смотрела под ноги.-  Я  ведь  не  хотел...  И
вы... вы не знаете меня!.. Не понимаете!
   И увидел, как погрустнело, осунулось, потемнело от страдания её лицо.
   - Иди,-сказала она. Тихо так  сказала,  беззлобно,  с  участием,  даже  с
болью, и это было хуже всего.- Иди, Боря...
   Боря отвернулся от них п пошёл. Сначала он шёл быстро, ещё  не  осознавая
всего, что произошло, а потом пошёл медленнее, труднее, спотыкаясь на каждом
бугорке.
   Потом он увидел  впереди  себя  Глеба.  Он  шагал,  посвистывая  и  ногой
отбрасывая с дороги камешки, точно и не случилось ничего. Услышав Борины ша-
ги, Глеб обернулся.
   - Ах, и  тебя  попёрли!  -  радостно  крикнул  он.-  Поздравляю!  -  Глеб
остановился, потёр  кулак  о  кулак.-Иди  сюда,  получай  добавку...  Обещаю
оставить в живых!
   Боря замедлил шаг.
   - Ну ладно, не буду бить. Пожалею. Так сказать,  друзья  по  несчастью...
Иди же сюда!
   Боря пошёл ещё тише, потом остановился.
   - Иди же!-бодро повторил Глеб.-Не буду бить... И лодку не буду  отбирать,
и лайнер просить... Даю слово!
   - У тебя нет слова,- сказал Боря.
   - Ну не сердись... Давай знаешь что? - Глеб посмотрел на  пруд,  и  глаза
его блеснули холодной злобой.- Я ненавижу их! А ты?
   - А я... А я...- Боря выбирал слова, чтоб покрепче  задеть  Глеба.-  А  я
люблю.
   - Их? Нет, ты серьёзно?
   - Серьёзно.
   - Врёшь! - закричал Глеб.
   Конечно, Боря и вправду немножко врал. И не так уж немножко.
   - Не вру,- сказал он.
   - А я-то хотел тебе предложить...
   - Уходи от меня,- сказал Боря, сжал кулаки  и  пошёл  на  него,  и  Глеб,
тяжёлый, толстощёкий, отпрыгнул от него и побежал, и у него при этом  сильно
тряслись щёки.
   И вот тогда, когда Глеб исчез и уже не было видно ребят у пруда, из  глаз
Бори вдруг брызнули слезы и он заревел от обиды и горя. Всё у него ушло, всё
пропало, исчезло... Всё-всё! Как он теперь посмотрит ребятам  в  глаза?  Что
скажет? И Наташке, и другим...
   И тут Боря вспомнил о Хитром глазе. Много от него толку? Не было бы его -
не на что было бы надеяться, а  то  ведь  всё  время  на  что-то  надеешься,
думаешь, ждёшь... Выбросить его надо! Швырнуть  в  пруд.  Разбить  об  стену
дома... Но... Но что,  если  среди  этих  кнопок  всё-таки  есть  хоть  одна
счастливая. которая сможет всё изменить?
   Но какая? Какая? В последний раз нажмёт.
   И он наугад нажал кнопку с цифрой 8".

   МОЖЕТ, ЭТА СЧАСТЛИВАЯ?
   Боря шёл домой, ощущая под мышкой округло-твёрдую лодку,  но  радости  не
чувствовал.
   Какая там радость! Он не знал, куда деться, и слезы текли по его лицу. Уж
лучше б не искали лодку. И он не просил. И они б не отдали... А то ведь  как
всё получилось... Даже Наташка... А Глеб... вот наглец!.. Ах, как всё плохо!
   Вот и его дом. Боря вытер  рукавом  куртки  глаза  и  двинулся  к  своему
подъезду. По тротуару  медленно  прогуливалась  Александра  Александровна-ну
конечно, где ж ей ещё быть!-и на  ходу  читала  книжку  с  красным  обрезом.
Воздухом дышит. Это Врачи ей прописали,  по  словам  мамы,  побольше  дышать
свежим воздухом. Увидев  Борю,  она  оторвала  от  книги  голову  и,  слегка
поклонившись, улыбнулась  ему  краешками  своих  старых,  бесцветных  губ  и
поздоровалась.
   Боря ответил и поспешил к подъезду, потому что боялся сказать или сделать
что-нибудь не так - сам потом рад не будешь. И  вспомнил  про  Хитрый  глаз:
может, и улыбается только по его приказу?
   - Как дела,  Борис?  -  спросила  вдруг  старушка  и,  видя,  что  он  не
останавливается, вздохнула и с грустью сказала: - Запомни: вырастешь, будешь
в отъезде, и надолго,-не ленись писать домой письма...
   Что это она?
   Боря ещё больше испугался и, не решаясь рас-спрашивать у неё,  почему  он
должен будет не лениться писать, сказал: "Ладно", и побежал к лифту. А  ведь
лицо у неё было ничего, она улыбалась... Что с ней такое?
   "А Костик улыбнётся?" - подумал он в лифте.
   В их комнате был шум и гам: опять нагрянули сверстники брата.
   Боря стал в дверях. Ребята лепили из пластилина  большого,  вставшего  на
хвост кита. Взбрело же!
   - Уйти? - Голос брата прозвучал так мягко, на  губах  его  застыла  такая
виноватая и неловкая улыбка, его приятели посмотрели на Борю такими  чистыми
понимающими глазами, что Боря ответил:
   - Оставайтесь...
   -  А  мы  тебе  не  будем  мешать?  -  спросил  Костик.-  Или  ты  хочешь
позаниматься?
   -  Ничего-ничего,-сказал  Боря.  (Что  это  брат  стал  такой  странный?)
-Лепите...
   Он ушёл в комнату родителей с лодкой и стал оглядывать её со всех сторон.
Вроде в целости-сохранности: ни царапины на корпусе, ни ржавчины  на  винте,
сверкает  никелем,  только  несколько  тоненьких,  как  волоски,  водорослей
опутало винт. Боря снял их. И снова ему захотелось открыть люки - и  тот,  в
котором находится крошечный пульт управления, и  тот,  большой,  который  по
приказу извне автоматически открывается под водой, чтоб выпустить ракету.
   И опять не сумел. Видно, без Гены  и  лодка  не  поплывёт,  и  лайнер  не
взлетит...
   Скоро ребята ушли. Боря слышал, как Костик провожал их  до  лифта,  потом
вернулся и сунул в комнату голову.
   - Борь, ты опять принёс лодку?
   - А что?
   - Просто так.- Он посмотрел на Борю ясными, слегка жалеющими  глазами,  и
это Боре не понравилось.- И как это Геннадий их мастерит?
   - У него опроси. Ему лучше знать... Опять бегал к нему?
   - Ходил... Знаешь, какой он замечательный! Однажды я сказал ему, что...
   - Что у тебя с ним общего?-перебил брата Боря.- Разве ты товарищ ему?
   - А он сказал, что от меня в технике больше  толку,  чем  от  Вовы,  и  я
несколько раз помогал Геннадию...- И  глаза  Костика  опять  пожалели  Борю.
Почему?
   - Поиграем  в  войну?  -  спросил  у  него  Боря,  но  тут  же  раздумал:
расхотелось. Как, бывало, уговаривал брата принять участие в игре, давал ему
даже танки и артиллерию новейшего образца, а сейчас вдруг сам расхотел.
   - Давай! - Глаза у Костика загорелись готовностью. Что это он?
   - В другой раз,-сказал Боря.-Можешь идти... И не советую больше  шататься
к ним... Занялся бы ты разведением золотых рыбок... Купить тебе аквариум?
   - Не надо, Боря... Я...
   - Иди.- И тут  же  Боря  постыдился  своей  резкости,  потому  что  глаза
Костика, как никогда, светились добротой и доверием.
   Брат ушёл, мягко, словно в укор ему,  прикрыв  за  собой  дверь,  и  Боря
вздохнул.
   Что это за новая кнопка? Надо её остерегаться или нет?
   На Костика она, можно сказать, не подействовала, а если и  подействовала,
то каким-то непонятным образом - сделала более обходительным, понимающим.
   Позвонить бы Наташке - сразу бы всё стало ясно. Но  вернулась  ли  она  с
пруда? Да и как звонить ей после всего, что случилось...
   И тут пришла мама, а часа через два и отец. Однако на родителей приборчик
совершенно не подействовал. Правда, они улыбались больше обычного  и  как-то
очень  мягко,  очень  сдержанно,  и  глаза  их  смотрели  на  него  открыто,
внимательно и... и слегка жалеюще. Да, да,  в  глубине  их  глаз,  как  и  у
Костика, появилась непонятная жалость к нему, и это опять очень задело Борю.
   Что ж это получается? Всегда, как только люди попадали под Хитрый глаз, с
ними делалось что-то такое, что внезапно отделяло их от  него,  и  он  вдруг
переставал понимать их, а вот они его  -  не  переставали,  они  ещё  больше
понимали его. И это было мучительно...

   ПРОПАЖА
   Костик, как всегда, лёг спать пораньше, Боря - часом позже.  Укладываясь,
он положил приборчик под подушку.
   Боря долго не мог уснуть. Он ворочался, скрипел  пружиной  и  всё  думал,
думал: что ему теперь делать, как быть? Как вести себя с Наташкой, с Глебом,
с Андреем, с Вовой?
   Проснувшись, Боря по привычке сунул руку под подушку.
   Приборчика там не было. Пальцы полезли глубже. Но и там его  не  было.  У
Бори перехватило дыхание. Он принялся шарить ещё глубже - напрасно.
   Упал? Разбился?
   Свесив голову, Боря с тяжело бьющимся  сердцем  стал  осматривать  пол...
нет. Тогда Боря соскочил с кровати и сунул под неё голову... Пусто!
   Лоб его покрылся испариной. Пропал? Но кто ж мог его взять?
   Боря глянул на кроватку Костика. Брат спокойно посапывал, одеяло  на  его
спине слегка сбилось, и виднелся краешек зеленой пижамы.
   Боря сел и провёл рукой по лбу.
   И вдруг ему в голову пришла шальная мысль:  а  что,  если  ночью  он  так
сильно ворочался, что направил на себя Хитрый глаз и нечаянно нажал  годовой
какую-то кнопку и она так повлияла на него, что приборчик стал невидимым?
   Боря быстро поднял подушку - даже вмятины от приборчика не осталось.
   А может, его и не было у него и всё это чистейшая фантазия? Сон? Куда  бы
он делся иначе?
   Из кухни доносился шум воды из крана - мама готовила завтрак, а из ванной
лёгкое жужжанье электробритвы-отец брился у  зеркала.  Боря  подпёр  кулаком
подбородок. Как теперь быть? Что делать? Может, самые лучшие кнопки  еще  не
были нажаты, кнопки, которые принесли бы  всё-всё,  чего  пока  что  так  не
хватает ему...
   Боря пошёл на кухню.
   - Ты что такой? Не заболел? - спросила мама.
   - Какой? - вяло спросил Боря и тут же ответил: - Нет.
   Вот отец вышел из ванной. Свежий, довольный, гладко выбритый.
   - Ты что?
   - Ничего! - Боря отвернулся от отца и пошёл в свою комнатку.
   Не скажешь же им, в чём дело!
   Костик сидел на кровати и одевался, Боря уставился на Костика.
   Брат не смотрел на него. Он зашнуровывал туфли и,  как  показалось  Боре,
слегка улыбался. Внутри у Бори что-то сдвинулось, и он не  спускал  с  брата
глаз. Костик не поднимал лица.
   - Доброе утро,-выразительно сказал Боря.
   - Утро доброе.- Костик поднял голову, и по его мордашке,  большеглазой  и
сметливой, опять пробежала подозрительная улыбка.
   - Ты что? - тяжело спросил Боря.
   Костик в недоумении приподнял брови.
   - Улыбаешься почему? - уточнил Боря.
   - Хочешь, чтоб я плакал?
   - Ты ничего не находил в комнате? - напрямик спросил Боря.
   - А что я мог найти? - Костик ещё более подозрительно моргнул ресницами.
   - Ну что-нибудь.
   - Ничего.
   - Тогда иди умываться, и быстро!
   Костик быстро, подозрительно быстро выбежал из комнаты. Боря запер  дверь
на крючок и принялся обыскивать его кровать, потом все углы, ящики,  книжные
полки. Приборчика нигде не было. Исчез, пропал приборчик с его  глубоким,  с
его живым и опасным Хитрым глазом.
   Не было приборчика, и всё!
   Нигде не было.
   В школе Боря был хмур и  неразговорчив.  Ребят  сторонился  и  побаивался
больше прежнего: а вдруг помнят всё, что он с ними проделывал? Нет, кажется,
не помнили... Они, как и раньше, мало обращали на него внимания, точно и  не
было его в классе.
   Одна Наташка ела его на уроках глазами, будто и не случилось ничего, и не
вставали у неё кверху  дыбом  волосы,  не  вырастали  громадные  уши,  и  не
превращался в огненно-красный перец её нос. Она даже улыбалась ему. Но  Боря
тотчас упирал глаза в парту: она-то всё забыла, а он помнил, ах  как  хорошо
он помнил всё, что она говорила ему,  как  помогла  Андрею  прогнать  его  с
пруда...
   От кого теперь ждать помощи и спасения? Карман под пиджаком был  пуст,  и
при резких поворотах тела ковбойка не натягивалась на груди  на  том  месте,
где лежал приборчик...
   После уроков Наташка подошла к нему.
   - Борь, пойдём домой вместе?-тихо и как-то сочувственно, точно он перенёс
тяжёлую болезнь, спросила она.
   - Мне надо ещё в магазин! - Боря выскочил из класса и ринулся домой.
   И когда он вбегал в  свою  комнатку,  ему  показалось  вдруг,  что  может
произойти чудо: сейчас он откинет подушку и увидит там...
   Ничего он там не увидел.
   Ничего.
   Боря нехотя разогрел обед,  кое-как  пожевал  и  стал  ходить  по  пустой
квартире и вздыхать. Потом сел и застыл. Ничего  не  хотелось  делать,  даже
думать. Скоро в дверь позвонили-брат. Боря но тронулся с места: не  хотелось
вставать. В дверь снова позвонили.
   "Опять забыл ключ?" - Боря бросился к двери.
   И в самом деле на пороге Костик.
   - Разиня!-в сердцах сказал  Боря,-Бол...-  и  не  докончил.  Не  хотелось
больше кричать: ну забыл и забыл, подумаешь...
   Костик смотрел на него и улыбался, маленький такой, а  уже  серьёзный.  И
откуда он взял, что у брата всегда хитрющие глаза? Ничего  подобного.  Очень
ясные, добрые, верящие и в твою доброту. Но не такие наивные и  жалостливые,
как у Цыплёнка.
   И с Борей стало что-то делаться. Что-то стало с ним не так.
   - Заходи.- Он пропустил брата в коридор и запер за ним дверь, хотя раньше
только открывал замок, недовольно фыркал и быстро уходил к себе.
   Сейчас ему даже захотелось расспросить  Костика  про  его  жизнь.  А  что
спрашивать, и так всё ясно. А хотелось. "Не буду",-твердо решил Боря  и  тут
же спросил:
   - Как дела, Кость?
   - Какие? Школьные? Рисовальные?
   - Все сразу.
   - Плохо.
   - А чего?
   - Так...- Ответил, а сам смотрит прямо в глаза.
   - Что так быстро прибежал?
   - Скучно стало без тебя...
   - Сочиняй! - сказал Боря, и что-то новое вдруг хлынуло в его душу и стало
разливаться по всему телу, по всем жилам. И жечь его. И  он  впервые  понял,
как часто обижал брата, кричал на него и даже бил, выгонял его приятелей.  А
ведь он не плохой, и  не  ябедник:  никогда  не  рассказывал  маме  про  его
проделки. Даже просить об этом его не надо!
   - Идём, я покажу  тебе  что-то,-  сказал  Костик,  и  они  пошли  в  свою
комнатку.
   Брат достал из кармана спичечный коробок,  приоткрыл  его  и  высыпал  на
ладошку несколько медных полустёртых монет.
   - Мне Алик подарил. Смотри,  вот  эта  времён  Петра,  а  эта,  тяжёлая,-
екатерининская...
   Боря слушал, и его начинал жечь странный огонь, и что-то щемило, жало,  и
было не по себе.
   - Кто подарил тебе? - спросил Боря.
   - А я уже сказал - Алик. Хорошие, правда? - Костик поднял на него глаза.
   Боря не вытерпел его взгляда, отошёл к окну, раздавил о стекло нос и стал
смотреть во двор. Но тут же вернулся к брату. И снова отскочил от  него,  от
его глаз, и опять - к окну. Ну  что  им  надо  от  него,  его  глазам?  Чего
уставились так?
   Или он, Боря, в чём-то виноват?

   НЕМЕДЛЕННО!
   Боря вернулся к брату и неожиданно для себя бросился  па  колени,  нырнул
под кровать и вытащил из дальнего угла две покрытые пылью коробки.
   - Ты знаешь, что в них? - спросил Боря.
   - Знаю.
   - И знаешь, как они мне достались?
   - Не совсем, но...
   - Так вот что... Я должен  их  сегодня...  сейчас...  немедленно  отнести
Геннадию.- А в голове  пронеслось:  "Что  ты  делаешь,  опомнись!"  Но  Боря
продолжал ещё более уверенно: -И отнесу, а Глебу-фигу с маслом!
   - И не жалко? - спросил Костик.- Совсем не жалко?
   - Но ведь они же его! Как я могу держать их у себя? Я не знаю  даже,  как
они работают...- И только сказал это Боря, как жечь его стало чуть поменьше.
   Он принялся вытаскивать из коробок лодку и лайнер.
   - Ух какие! - Глаза у Костика разгорелись, прямо-таки раскалились.- Давай
оставим их у себя? Ну давай!
   - Нельзя...
   И Боря подумал: к Геннадию надо пойти не одному, а с Костиком. Легче так.
Они ведь вроде сдружились... Только с ним!
   - Поможешь мне отнести? - спросил Боря.
   - Ну,  если  ты  так  решил...-  По  лицу  Костика  скользнула  довольная
улыбка.-Ты ещё подумай...
   - Сейчас Гена дома? - спросил Боря.
   - А ты позвони.
   Геннадий оказался дома, и скоро они с двумя коробками под мышкой вышли из
квартиры.
   - Ну иди, иди вперёд, а я за  тобой,-сказал  у  Вовиного  подъезда  Боря,
которого вдруг охватила робость: отдавать было очень трудно-надо было что-то
говорить, оправдываться...
   - Нет, ты иди вперёд.
   - Нет, ты! - проговорил Боря.
   - Но ты ведь старший, а старшие идут впереди,- упрямился Костик, отставая
от Бори. И тут уж с ним ничего нельзя было поделать.
   Не станешь же ему объяснять, что идти вторым чуточку легче: можно  успеть
кое-что обдумать и проще решиться сказать всё, что надо.  А  если  ты  идёшь
первый, можно не найти нужных слов и напутать.
   Дрожащей рукой дотянулся Боря до кнопки звонка и нажал.
   И замер - что будет? И не дышал - как встретит? И язык прилип  к  нёбу  -
сбежать?
   Открыла мать Гены, и  опять  в  нос  ударил  резкий  запах  водорослей  и
птичьего помёта.
   -  Здравствуйте,-  уверенно  пискнул   Костик   из-за   Бориной   спины.-
Пожалуйста, Геннадия.
   К ним вышел Гена, волшебник в знакомом рабо-чем халате с закатанными выше
локтя рукавами. Сквозь квадратные стёкла остро смотрели  карие  глаза.  Боря
сразу забыл длинную речь,  которую  приготовил  за  дорогу,  глотнул  слюну,
поперхнулся, покраснел и протянул ему сразу обе коробки.
   Но руки Гены и не двинулись к ним.
   - Узнаю,-сказал Гена,-моё производство... Зачем приволок?
   - Они ведь ваши.
   - Наши? - удивлённо и даже сердито  спросил  Гена.-Были  наши!  Разве  ты
даром взял лайнер? Да и тот парень... Как его?
   - Глеб,- произнёс Боря.
   -  Ну  точно,  Глеб...  Вовка  мне  говорил...  Он  разве  даром?  Братец
захотел... Пусть сам всё и расхлёбывает, я тут ни при чём. И я бы  на  твоём
месте не отдавал ничего... Эй, Вовка, встречай приятелей! - И Гена  необидно
щёлкнул Борю по носу, а Костику улыбнулся.
   И ушёл.
   А Боря стоял у двери, неловко подхватив руками коробки,  и  не  мог  даже
вытереть носа, из которого вдруг сильно побежало. Он громко шмыгнул им.  Всё
начиналось не так. Не так, как он думал. Он думал, Гена обрадуется,  схватит
обеими руками свой чудо-лайнер и чудо-лодку, а они ему вроде и не  нужны.  И
даже советует не отдавать! Ничего нельзя попять.
   - Заходи!-долетел из комнаты Вовин голос, и Боря шепнул Костику:
   - Ну давай двигайся.
   - Нет, ты первый...
   Эх, Костик, раньше он был расторопней!
   Боря первый вошёл в комнату, в мир  аквариумов,  клеток,  лая,  щебета  и
рыбьих всплесков. Вова не выбежал к ним сразу, потому что стоял на  стуле  и
чистил подвешенную к стене клетку с какой-то крохотной серенькой птичкой.
   Увидев Борю с коробками, он сделал большие глаза и спрыгнул на пол:
   - Ты что это?
   - И не обижайся, пожалуйста, за то, что я...
   - Потащишь обратно,-предупредил Вова и стал  поглаживать  щенка,  который
минуту назад с ликующим визгом носился по комнате.
   Тогда Боря положил коробки на пол, подвинул к стене,  и,  странное  дело,
расставаясь с ними, не ощутил никакой жалости. И только сказал:
   - Всё... Теперь полный порядок.
   - Ну что же, если так,-ответил Вова и выкатил из-под кровати синий мяч  с
синтетической, в бугорках, покрышкой, который дал  ему  за  лайнер  Боря,  и
достал из письменного столика трёхцветную ручку: - Забирай.
   - Не надо,-отрезал Боря и сам удивился своей  резкости  и  тому,  что  не
берёт то, что теперь по праву принадлежит ему.- Я не возьму... Спасибо.
   - Но это ж ведь твоё!-вскричал Вова, так вскричал, что рыбки в  аквариуме
стремительно шарахнулись в тёмный гротик.
   - Не возьму...
   Ему в самом деле не  очень  нужны  были  этот  мяч  и  эта  ручка,  пусть
останутся у Вовы: ведь он необычный мальчишка - стал бы  другой  возиться  с
этими увечными щенками и птахами?..
   Вова громко позвал Гену, и тот явился с отвёрткой в руке.
   - Ну чего тут?
   - Он ничего не берёт,-сказал Вова.-Даже своего не желает брать!..
   - Безобразие! - Гена блеснул очками.
   - Нет,-сказал Боря.
   - Что "нет"? - Гена, крутнув, подкинул и лихо поймал отвёртку.
   - Никакого безобразия... Пусть Вова играет.
   - Но ручку ты можешь взять?
   - А вам не  пригодится?  Для  каких-нибудь  чертежей,  где  нужны  разные
цвета...
   Геннадий внимательно посмотрел на него, и Боре  захотелось  смеяться.  От
глаз ли Геннадия, от этих ли рыбок  и  птиц,  оттого  ли,  что  он  вот  так
запросто взял и принёс лайнер с лодкой.
   - Ведь пригодится ручка? - умоляюще спросил Боря.
   И Гена кивнул в знак согласия. Глаза у Бори загорелись.
   - А можно когда-нибудь помочь вам? Подержать  деталь,  когда  вы  паяете,
завинтить какой-нибудь шуруп, очистить провод, просверлить дырочки...
   - Почему ж нельзя? - Гена  даже  поворошил  своей  твёрдой  рукой  Борины
волосы.
   И тут Боря впервые заметил, что пальцы у него особые,  совсем  не  такие,
как, скажем, у Василия- слесаря из домоуправления,- хотя тоже имеют  дело  с
инструментом, не кургузые и красные, а длинные, тонкие и чуткие.
   - А когда? - спросил Боря.
   - Нетерпеливый! - сказал Гена. - Хорошо, приходи  послезавтра.Ведь  этого
субъекта и клещами не оторвёшь от собак и рыб:то кашку им варит,  то  меряет
рыбкам температуру (здесь Костик хмыкнул), то  смазывает  разными  мазями...
Как только находит время ходить в школу...
   - Слушай ты его,-сказал Вова.
   - А мы с тобой, Боря, одну штуковину сделаем через месяц-другой...
   - Какую?
   - Тогда увидишь... Лайнер и лодка по сравнению с ней прошлый век... И  не
прошлый-пещерный!
   Боря даже немножко испугался:
   - Правда?
   - Разумеется... Так зайдёшь?
   - Конечно! Только долго ждать...-вздохнул Боря и  понял,  что  ничего  бы
этого не было, если бы он не решил вдруг вернуть им лайнер и лодку.
   А Костик всё ещё стоял на порожке комнаты и глядел на них, и особенно  на
него,  Борю,  щурился  на  солнце,  и   лицо   у   него   было   светлое   и
хитрющее-пре-хитрющее! И это было хорошо:  ведь  хитрость  его  всегда  была
такая добрая, такая нехитрая.
   Боря понял: надо уходить, у Гены, наверно, дел по горло.
   - Ну, мы пошли,-сказал он,-до послезавтра.-И Гена  протянул  на  прощание
руку, небольшую, сильную, с тонкими точными пальцами, и Боря с удовольствием
пожал её, а потом пожал Вовину руку - маленькую и почему-то липкую, не то от
какой-то мази, не то от маминого варенья. В первый раз пожал он  их  руки  и
заметил, как Гена подмигнул Костику: когда успели так подружиться?

   АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВНА
   Братья  вышли  на  улицу,  и  сразу  Борю  покинула  лёгкость,  и  что-то
задёргало, защипало внутри, будто кому-то он что-то обещал  и  не  выполнил,
провёл, обманул...
   Ну что бы это могло быть? А что, если всё это из-за неё?
   Нет, вряд ли... А всё-таки?
   - Кость,-сказал Боря,-как там Александра Александровна?
   - А что? - спросил Костик.
   - Ничего.
   Ну что он понимал, Костик, в жизни? Ведь прожил-то столько, что никому не
успел сделать плохого.
   - Нет, ты что-то хотел сказать.
   - Ничего!
   Боря и в  самом  деле  не  знал  в  точности,  почему  подумал  вдруг  об
Александре  Александровне,  но  уж  слишком  ныло  и  дёргало   внутри.   Он
проговорил:
   - Плохо получилось у меня с ней... И что меня толкало? Зачем?
   - Ну возьми тогда и зайди  к  ней,-  просто  сказал  Костик.-  Разве  это
трудно?
   Это предложение прямо ошеломило Борю, и  он  с  удивлением  посмотрел  на
брата. А может, и правда зайти? Надо бы... Но это трудно, это так трудно,  и
Костик этого никогда не поймёт.
   - И ты со мной? - осторожно спросил Боря.
   - Могу, если хочешь,- безучастно сказал Костик.
   Боря дёрнул его за ухо:
   - Ты что отстаёшь? Иди быстрей.
   - Я устал,- заявил брат и продолжал идти, слегка отставая, но  с  большим
достоинством.
   Даже когда Боря открыл дверь  лифта  и  подтолкнул  в  неё  Костика,  тот
заартачился и пришлось войти первому.
   Самое  страшное  было   нажать   кнопку   рядом   с   дверью   Александры
Александровны. Куда страшней, чем к Геннадию. Ведь даже подумать дико  -  он
идёт к ней! Сам идёт, не  из-под  палки...  Она  терпеть  его  не  может  за
хлопанье дверями лифта, за того голубя, она требует, чтоб он мыл  закапанный
мороженым пол, велит почему-то, чтобы он, когда вырастет, не ленился  писать
домой письма, а он идёт к ней... Ведь набросится же, накричит и такое  потом
наговорит отцу... Но идти надо. На  душе  лежала  тяжесть,  она  ворочалась,
давила, грозила совсем раздавить его.
   - Сейчас позвоню,- сказал Боря, набираясь сил и  оглядываясь,  точно  ища
поддержку у брата.
   - Конечно... Давай!
   И Боря позвонил. И услышал за дверью шаркающие шаги.
   - Только ты не убегай, не оставляй меня...
   - Что ты!
   Дверь открылась, и они увидели  худое,  морщинистое  лицо,  маленькую,  в
седых кудряшках голову.
   - Простите...- начал Боря, слегка запинаясь.- Это мы... Я и Костик...
   -  А-а,  братья  Крутиковы!  -  своим  низким,  хриплым  голосом  сказала
Александра Александровна.- Вижу... В полном составе... Случилось что-нибудь?
Заходите...
   Они вошли и сразу очутились не  в  обыкновенной  комнате,  а  в  каком-то
книгохранилище. Книги стояли везде, даже в коридорчике, стояли  от  пола  до
потолка на специальных стеллажах, лежали стопками на подоконнике и на столе.
   "Ого,- подумал Боря,- неужели прочитала все? Возможно. Ведь  ни  разу  не
встречал её возле дома без книги..." Он смотрел на это несметное множест  во
книжных корешков, забыв про всё. Про то, например, что  нельзя  же  вот  так
неожиданно ворваться в квартиру и молчать...
   Наконец он отвернулся от книг и взглянул на неё, на старое, усталое  лицо
с пристальными глазами. И эти глаза, не отрываясь, смотрели на него, и в них
не было ничего осуждающего, едкого, но Боря ещё больше смутился.
   -  Александра  Александровна,-  начал  он,-  я  бы  хотел...  Мы   бы   с
Костей...-Он совсем не знал, что бы он хотел с Костиком.
   - Ага, я вас поняла,-улыбнулась Александра Александровна,- ты бы хотел  с
братом навещать меня...- и ещё внимательнее посмотрела на Борю.
   - Ну конечно! Очень!-поспешил Боря.- Правда, Костя, мы давно хотели зайти
к Александре Александровне?..
   - Правда,-поддержал его брат, не расставаясь, однако, со  своей  странной
улыбкой.- Вы живёте совсем одна и, наверно, иногда...
   - ...вам бывает очень грустно,- докончил Боря, и его понесло, понесло.- И
здоровье у вас не очень...
   - Не очень,-подтвердила Александра Александровна,- Сердце иногда так жмёт
- рукой не повернуть. В утиль бы сдала, да не  примут...-и  опять  её  глаза
замерли на его лице.
   -  Ну  зачем  вы  так  говорите,-  краснея  от  этого  взгляда,  возразил
Боря,-надо беречься...-И, не думая долго, предложил: - Хотите,  я  сбегаю  в
аптеку? Хоть сейчас. Можем сразу в две: в одну я, в дру...
   - Ну зачем же в две? - Александра Александровна вдруг рассмеялась.-  И  в
одну не нужно... Спасибо... Сейчас мне ничего...
   - Тогда, может, в магазин? - Ему  надо  было  спросить,  почему  она  так
смотрит на него, а он лез с какими-то пустяками.
   - Благодарю... С утра всё купила... В другой бы раз не отказалась...
   - А вы позвоните тогда!-не унимался  Боря.-  Позвоните  нам,  и  я  сразу
сбегаю...  Куда  хотите!  А  если  меня  не  будет  дома,  Костя  сбегает...
Сбегаешь?
   Брат утвердительно мотнул головой.
   - Вы знаете наш телефон? Нет? Так запишите, пожалуйста,- захлёбываясь  от
непонятного волнения, Боря продиктовал Александре Александровне номер своего
телефона.
   Она записала в книжечку и подняла на Борю глаза. И сказала:
   - Борис...- Она так произнесла его имя, что он  весь  притих  в  ожидании
чего-то неведомого.-Ты... Я тебя просто не узнаю сегодня!
   - Почему? - глухо спросил он.
   - Ты сегодня какой-то удивительный...- Я? Да что вы! Нет... Нет-нет...
   - Не нет, а да,- неуступчиво сказала Александра  Александровна.-  Я  ведь
вижу. И по её тону Боря понял, что это хорошо, что он стал сегодня  какой-то
другой, он и по себе чувствовал: что-то случилось с ним, что-то произошло...
Но что же? Что?
   Спросить у неё об этом он не мог.
   - Дочь у меня долго не пишет  -  три  месяца  ни  слова,-  сказала  вдруг
старушка, не глядя на Борю, и всхлипнула, но без слез.-  Что  бы  это  могло
быть?
   Боря оцепенел. Он не знал, что ответить ей, как помочь.
   - Скажите, а вы любите читать? - внезапно спросила старушка,  и  голос  и
лицо её уже были обычными.
   - Ещё как! - отозвался Костик.
   - Так у меня же гора книг  для  вас...  Ещё  мои  дети  с  ними  росли  -
смотрите, сколько! - Она показала рукой на восемь полок у  двери:  там  были
книги с разноцветными корешками, потёртые и новенькие.-  Можете  взять  хоть
сейчас!
   - Что вы,-сказал Боря.-Мы в другой раз зайдём.
   - Зачем в другой? Берите сейчас... И не думайте, что они устарели-хорошие
книги никогда не устаревают. Вот "Алиса в стране чудес", вот  "Маугли",  вот
"Бемби", вот "Таинственный остров", вот "Золотой ключик или..." -и  она,  не
договорив, стала снимать с полок книги и давать им.
   Боре вдруг стало грустно.
   - Спасибо... Зачем так много?
   - Читайте, читайте... Проживёте не одну, а сотню жизней, и  не  на  одном
своем континенте, и не только сейчас, а и в прошлом, и в будущем, здесь и на
других  планетах,  в  сказке,  в  мечте,  и  не  только  в  них...  А  когда
вырастете-сами будете делать сказки...
   - Конечно, будем! - не утерпел Костик, а Боря молчал.
   Но у него даже лоб слегка взмок от её слов.
   Потом Александра Александровна проворно шмыгнула на кухню,  вернулась  и,
когда Боря с Костиком уже собрались  уходить,  заявила,  что  никуда  их  не
пустит, не напоив чаем.
   А чай растянулся на час, и они энергично  хрустели  миндальным  печеньем,
московскими хлебцами, попробовали три вида варенья -  из  айвы,  клубники  и
яблок - и слушали рассказы про её "ребятишек": сына, ныне  доктора  наук  по
кибернетике,  и  дочь,  геолога,  которая  отыскивает   какие-то   редчайшие
ископаемые в Африке, и даже  показала  письмо  от  неё.  На  конвертах  были
наклеены красивые марки-пучеглазые полосатые рыбки плавают  меж  водорослей;
из воды высовывает свою  пасть  крокодил;  жираф,  ростом  с  высотный  дом,
надменно озирает саванну с её более низкорослыми обитателями...
   - Какие марочки!-прошептал Костик, от восхищения почесал ухо и  посмотрел
на Борю.- А вон и обезьяны на хвостах висят...
   - Цыплёнок бы с ума спятил,- сказал Боря.- Ты как считаешь?
   - Спятил бы...
   - А вы возьмите их.-Александра Александровна принесла ножницы.- Вырежьте,
а потом отмочите...
   - Спасибо! - сказал Боря.- Отнесём Вове...
   - Вместо той собачки, которую ты ему обещал,- сказал Костик.
   Боря нахмурился и не ответил.
   Ещё через час, после рассказов об  Африке,  нагруженные  книгами,  братья
вышли от неё.
   - Эти книги, кроме "Алисы в стране чудес", можете оставить себе,- сказала
Александра Александровна, провожая их до лифта,-а эту верните-  муж  подарил
мне ещё до революции.

   ЧТО ЖЕ С НИМ СТАЛО?
   - Ну и бабушка!-сказал Боря дома, разглядывая картинки в книге "Маугли" и
марки.- Никогда бы не подумал!
   - А я и раньше это знал.
   - Ты всё знаешь раньше других!-Боря провёл ладонью по его круглой, тёплой
голове.
   Брат улыбнулся.
   - Смотри только, если она позвонит, чтоб всё сделал... Понял? Чтоб всё! А
встретишь на улице- сам спроси, надо ли что... Обещаешь?
   - Будь спокоен.
   И тогда Боря спросил:
   - Слушай, а почему Александра Александровна сказала... ну, сказала, что я
стал какой-то другой?.. Ну, ты помнишь это слово?..
   - Удивительный?
   - Ну да.-Боря поморщился от неловкости.- Что она имела в виду?
   А кто её знает!-Костик пожал плечами, но глаза его  старательно  скрывали
улыбку.
   Тогда Боря незаметно, чтоб Костик не догадался,  пошёл  в  ванную  и,  не
зажигая света, встал у  зеркала  над  полочкой,  на  которой  стояли  разные
баночки, тюбики с мамиными кремами  и  пастами,  а  из  стаканчиков  торчали
четыре зубные  щётки-всего  их  семейства.  И  увидел  в  зеркале  себя.  Не
изменился: лицо по-прежнему худое и глаза по-прежнему  серые,  но  не  такие
лихорадочные, и губы стали спокойные... А всё остальное как было!
   Скоро пришла с работы мама. С узлом в руках. Ей  открыл  Костик.  Он  всё
время крутился возле и смотрел, как  Боря  примеряет  пальто,  перешитое  из
отцовского. Мама  отошла  от  Бори,  глянула  на  него,  и  глаза  её  вдруг
вспыхнули.
   - Боря, что с тобой?
   - А что? - Боря даже испугался немножко.- Что-нибудь не так, да?
   - Нет, нет-нет, всё так...
   "Что ж  это  такое?  -  напряжённо  думал  Боря.-  Не  только  Александра
Александровна, но и мама что-то увидела во мне... Но что? Что? Почему они не
говорят, что с ним стало?"
   Боря позволял себя в новом пальто вертеть в любые стороны, а сам украдкой
поглядывал на маму, на её лицо, на тоненькие морщинки у рта и носа. А  вчера
они были у неё? Не замечал. А под глазами у неё усталая синева.  Да  и  сами
глаза вроде бы помутнели от усталости.
   "Мам, иди отдыхай",-хотел сказать Боря,  но  не  сказал:  почему-то  было
очень стыдно сказать это - ведь никогда не говорил. И разве  дело  только  в
отдыхе? Он не знал, что делать. Он вышел на кухню  и  увидел  ведро,  полное
мусора. Он схватил его и побежал на лестничную площадку к  мусоропроводу.  И
услышал сзади мамин голос: "Ну что ты, Боря, я сама",-и ему стало ещё  хуже,
ведь это была такая мелочь. А что же не мелочь? Что настоящее?
   И Боря спросил:
   - Может, купить надо чего?
   - Всё есть,-ответила мама,-и  хлеб,  и  масло...  Вот,  правда,  картошки
маловато. Но ничего, авось до завтра хватит. Да и тяжёлая она...
   - Давай я сбегаю,- сказал Боря.- Хоть десять кило...
   - Ну да! Не донесёшь... Лучше отдыхай... Ты уроки сделал?
   - А я ему помогу,-тут же вмешался Костик.
   - Без тебя справлюсь.
   - Ну возьми и меня, Борь,  мне  скучно  без  тебя,-  захныкал  Костик,  и
пришлось отправиться в магазин вместе с братом.
   Боря приволок целых двенадцать  килограммов  картошки,  и  мама  заохала,
увидев, как глубоко врезались в его  пальцы  ручки  авоськи,  оставив  белые
следы.
   - Жив ещё? - Мама пристально посмотрела на него.
   - Тоже скажешь!-немножко даже обиделся Боря.- За кого ты меня принимаешь?
Что ещё сделать?
   - Ничего больше не надо, Боря... Что это с тобой?
   - А что?
   - Да я так... Ничего... Ну иди к себе, поиграй с Костей.
   Уходить не хотелось, но Боря ушёл: ничего стоящего ведь не сделал, а надо
бы что-то сделать. Но что и как? Вон какое у мамы замученное  лицо;  это  не
только потому, что у неё много дел... Боря ушёл, и на сердце  у  него  стало
немного легче - совсем немножко! Но голова была ясная, спокойная. Однако  не
прошло и получаса, как опять в сердце пробилась и застряла какая-то тревога.
   Боря уже догадывался, в чём дело. Но так не  хотелось,  так  боязно  было
звонить в её дверь-это ведь не к Геннадию и не к Александре Александровне...
А надо было... Иначе не будет ему радости и веселья...
   Надо!
   И на следующий день, в воскресенье, Боря сказал брату:
   - Может, к Наташке сходить?
   - Идея! - закричал Костик.- Она так будет рада!
   Боря слегка насторожился:
   - Это почему же?
   - Потому!-выпалил Костик.-Ты ведь давно у неё не был...
   - А ты откуда знаешь?
   - Хочешь, пойдём вместе?
   - Нет, ты скажи, откуда ты знаешь, что я .дав-но у неё не был?
   - Да ничего я не знаю... Просто так сказал...
   - А-а-а,-немного успокоился Боря, но решил ни в коем случае  не  брать  с
собой брата: не к старушке ведь идёт и делать ему там нечего.
   Но как пойти  к  ней?Что  сказать?  Как  объяснить  всё?  Может,на  улице
случайно встретится. Там всё проще...
   - Пойду прогуляюсь,- сказал Боря.
   - А мне можно?
   - Иди.
   В самом деле, пусть идёт, на улице он не помешает.
   Они вышли. Было свежо, солнечно и не очень шумно. Костик шёл рядом с  ним
и не мешал думать. А внутри по-прежнему что-то  жгло  и  жгло  Борю,  и  ему
казалось, что в жизни его всё не так, что он чёрствый, жестокий и  никчёмный
человек. Чего-то основного, большого и главного он не сделал и даже не знал,
что это и как это можно сделать...
   Наташка всё не попадалась. "Ну и не надо! - подумал Боря, шагая к  дому.-
Если она не встречается мне, то я сам пойду к ней... Да-да, пойду!"

   "ЭТО Я, БОРЯ..."
   Дома  Боря  стал  разыскивать  во  всех  углах  и  на  полках   Наташкины
книжки-набралась целая стопка,- бутылочку с чернилами для авторучки, которую
вот уже месяц  не  возвращал,  и  чернил  за  это  время  уменьшилось  ровно
наполовину; сунул в карман её складной ножичек с синей перламутровой ручкой,
рогатого чёртика на резинке и решительно пошёл к двери.
   - Ты куда? - догнал его голос Костика.
   - Скоро вернусь.
   - А я? Возьми и меня... Ну возьми!
   - И не проси.
   - Ну, Борь... Как шёл к Гене и к бабушке, так я был нужен...
   - Не могу.
   Боря вышел из квартиры и пошёл к Наташкиной двери. В одной руке он держал
её книжки, другой потянулся к кнопке звонка и услышал, что Костик  вышел  из
квартиры и стал возле лифта.
   - Борь... Всегда ведь брал... Возьми!
   - Уйди!
   - Кто там? - громко спросила Наташка.
   Боря открыл рот, но что-то внутри заело, и он какое-то мгновение стоял  с
разинутым ртом и не мог произнести ни звука. Потом произнёс:
   - Это я, Боря...
   Дверь открылась, и он ступил через порог.  Глаза  его  встретились  с  её
глазищами, удивлёнными и немигающими. И в них блеснула радость:
   - Борь, ты?
   Как будто сама не видела - или не верила? - что это он. Или, чёрт побери,
он всё ещё не похож на себя?
   На кого же он тогда похож?
   - А кто же? - спросил он.- Кто, если не я?
   - Но ты... ты такой красивый! Ты...
   - Откуда ты взяла? - сказал Боря.- Какой был, такой и есть!
   - Нет, совсем не такой... Ты и раньше был... но сейчас но  сравнить...  Я
так и знала! Посмотри! - И она протянула ему круглое зеркальце,  и  Боря  не
узнал себя: это был он-и совсем не он! И глаза, и нос, и губы-всё прежнее  и
всё другое! Встреть он себя па улице -  не  сказал  бы,  что  это  он,  Боря
Крутиков: в глазах-блеск, спокойствие,  сила,  на  губах-улыбка,  и  никакой
суеты в лице!
   - Выдумываешь ты всё,- сказал Боря.
   - Нет, Боря, правда... Я ведь всегда знала, что ты такой...  Другой,  чем
кажешься, что Глебу далеко до тебя и что у вас с ним всё было случайно и  не
по-настоящему...
   - Ты о чём?
   - Сам понимаешь... Ты что так нагрузился?
   Боря шёл к столу, а она за ним.
   Тихо шла, бесшумно. Удивлённо.
   Никого, кроме неё, в квартире не было.
   Он положил на стол книги и стал выгружать карманы.
   - Что это за ножик? - спросила Наташка.
   - Уже забыла? Не сердись на меня... Он... ну завалялся... И за чернила...
   В её глазищах вдруг появилась грусть.
   - А зачем ты всё сразу? Ну зачем?
   Боря промолчал.
   - Книжки-то хоть прочёл?
   Боря хотел соврать, но не смог. Он напрягся и, весь краснея, выдавил:
   - Не все... Ты прости, что кой-какие потрепались...
   - Какие пустяки!-воскликнула Наташка.- Они такие и были!
   - Как-нибудь вместе починим... Заклеим... Хорошо?
   - Хорошо...- Из её глаз сразу исчезла грусть.
   - И знаешь, что я хотел  тебе  ещё  сказать?-  проговорил  Боря  и  вдруг
запнулся.
   - Что? - Наташка очень заинтересованно посмотрела  на  него,  а  Боря  не
знал, с чего начать, с какого слова,- совсем  как  начинающий  шахматист  не
знает, с какой фигуры лучше пойти. И  ещё  больше  запинался  и  краснел.  И
Наташка не торопила его, не подгоняла, а терпеливо ждала.
   - А то,-вдруг прорвало Борю,-ты не думай... Я... я... Я умею  дружить,  я
не такой... И никому в обиду не дам... И...
   - Ну конечно,-обрадовалась Наташка, и  не  скрывала  этого,  и  тоже  вся
залилась краской.- Я всегда это знала...
   И  тут,  конечно,  Боре  надо  было  немедленно  что-то  сказать,  как-то
условиться и уже начать дружить По-новому,  по-настоящему,  а  не  так,  как
раньше, но Боря опять не знал - как, с чего начать.
   - Приходи к нам когда-нибудь,- выпалил он  и  понял,  что  говорит  чушь:
почему "когда-нибудь"? Надо точно сказать когда, и  вообще  пусть  приходит,
когда хочет...
   - И ты приходи,- тут же вставила Наташка. Что это она? Ведь он уже пришёл
к ней... И вдруг он понял, что надо  скорей  уходить.  Обо  всём  этом  надо
поговорить в другой раз и лучше всего на улице...
   - Ну, я пошёл,- сказал он. - Уже? - прямо-таки  вырвалось  из  неё.  -  Я
очень спешу сейчас.
   Боря пошёл - не пошёл, а почти побежал к двери, распахнул  её,  и  она  с
размаху ударилась в кого-то.

   ЛИЛОВАЯ ВСПЫШКА
   - Костик? - вскрикнул Боря,-Ты что здесь делаешь? Зашиб тебя?
   И, увидев, что Костик сморщился от боли, обнял его.
   - Ну прости, братишка, я нечаянно...
   Боря стал гладить его плечо, спину, и внезапно  его  рука  наткнулась  на
что-то твёрдое - узкое, гранёное и такое знакомое на ощупь - на груди брата.
И почувствовал сильную дрожь: это было... Это  было  не  что-то...  Это  был
приборчик, его приборчик!
   Боря захлопнул Наташкину дверь, запустил под рубаху брата руку и  вытащил
тёплый от его тела приборчик. И сразу  всё  понял:  так  вот  почему  Костик
неотступно следовал за ним! Вот почему он стоял  сейчас  за  дверью!  Небось
нажал какую-то новую кнопку, которая так изменила его, Борю...
   Схватив Костика за руку, он повёл его в их квартиру.
   - Значит, это ты его стащил?
   - Я...-Брови Костика дрогнули.-Я не мог иначе... Ты мне сам приказал...
   - Я? Я приказал тебе?
   - Да-Ты...-упрямо твердил брат.
   Боря посадил его на кровать, а сам сел на табуретку.
   - Как я мог приказать тебе?
   По лицу брата вдруг побежали слезы:
   - А там была нажата такая кнопка...
   - Какая?
   - С цифрой "восемь"...
   - А что это за кнопка? Откуда ты это знаешь? - Боря стал ошалело  вертеть
в руках приборчик - тяжёленький,  с  двумя  рядами  кнопок  и  пронзительным
Хитрым глазом, который  был  направлен  в  сторону.-Ты  откуда  знаешь  всё?
Откуда? Сам дошёл или кто-нибудь...
   Борю трясло. Он положил приборчик на ладонь.
   - А что это за рычажок внизу? - спросил он и сдвинул его.
   - Включение.
   - А что значит эта кнопка? - Боря нажал кнопку с цифрой 12",  и  раздался
лёгкий щелчок.
   - Не нужно,-попросил Костик, но Боря уже не слушал его.
   - А эта?-Он нажал кнопку с цифрой 10", и опять приборчик слабо  щёлкнул.-
А эта? - Он  опустил  указательный  палец  на  кнопку  с  чёрным  крестиком,
расположенную под циферблатом.
   - Не смей!-закричал Костик, изменившись в лице.- Эту не смей!
   Но Боря уже нажал. И оба они зажмурились от лиловой  вспышки,  сильной  и
резкой, как молния. Костик закрыл  рукой  глаза,  Боря  тоже  долго  не  мог
открыть свои. Он держал приборчик на ладони  и  внезапно  почувствовал,  что
тяжесть его пропала. Он стал лёгкий, как пустая мыльница.
   Боря разжал веки.
   - Всё,-сказал Костик,-всё.-Он больше не плакал.
   - Что "всё"?
   - Пережёг... уничтожил... Это было величайшее изобретение!
   Боря глянул на приборчик,  и  холод  подрал  его  по  коже:  Хитрый  глаз
перестал  быть  чёрным.  Перестал   быть   живым,   глубоким,   язвительным,
загадоч-ным. Он стал плоским, бесстрастным, пепельно-серым,  точно  в  самом
деле подёрнулся пеплом...
   - А ты откуда знаешь, что он  был  величайшим  изобретением?  -  закричал
Боря.- Кто тебе сказал это? Он?
   - Он,-ответил Костик.
   - Так вот зачем ходил ты к Геннадию, а потом  конвоировал  везде  меня!..
Сделал своим подопытным кроликом? Сделал, да?
   - Ты не кролик,-сказал Костик.-Ведь я выключил приборчик. После того, как
мы ушли от Александры Александровны.
   Боря обалдело смотрел на него.
   - А зачем таскался везде со мной?
   - Наблюдал,- признался брат.
   - И под дверью торчал, чтоб подслушать?
   Глаза Костика стали наполняться слезами:
   - Не обижайся на меня...- Костик моргнул, и  слезинки  скатились  по  его
щекам.
   - Ладно, прощаю... Но скажи: почему приборчик был с  тобой?  Боялся,  что
пропадёт?
   Костик кивнул.
   - Как же ты у меня всё-таки стащил его?
   - А кнопка с цифрой "восемь"?
   Боря ничего не понимал, и его опять стало трясти.
   - А что это за кнопка?
   - А ты прочитай.
   - Где?
   - А вот здесь есть "Инструкция". Отодвинь  дощечку  и  прочитай.-  Костик
показал на боковую стенку приборчика.
   Боря, оглушённый случившимся, неуклюже вертел в руках приборчик  и  плохо
понимал брата. Костик взял из его рук приборчик, привычно, точно  делал  это
не один раз, нажал большим  пальцем  его  стенку,  тонкая  щёчка  приборчика
поехала  вперёд,  и  Костик  извлёк  изнутри  аккуратно   сложенный   листок
прозрачной бумаги. Развернул.
   - Читай.
   Боря поднёс листок к глазам и стал читать:

   ИНСТРУКЦИЯ
   по эксплуатации ЭМЧ-1 - экспериментального микрогенератора чувств. Кнопки
на пульте управления генератора обозначают:
   1 - Страх	7 - Мужество
   2 - Жадность	8 - Благородство
   3 - Глупость	9 - Доброта
   4 - Лень	10 - Ум
   5 - Ненависть	11 - Юмор
   6 - Радость	12 - Трудолюбие
   Х - уничтожение ЭМЧ-1.
   Буквы на циферблате обозначают продолжительность действия генератора: О -
нерабочее положение, Ч - час, Д - день, М - месяц, Г - год,  Н  -  навсегда.
Рычаг под циферблатом - включение и выключение микрогенератора.
   Работа с ЭМЧ-1 требует крайней осторожности и добросовестности,  нажимать
кнопки с недостойными целями строжайше запрещено.

   - Слушай,-спросил Боря, обмирая,-неужели всё это правда?
   - Да,- сказал Костик.
   "А я... Я нажимал кнопки с  недостойными  целями?  -  неожиданно  подумал
Боря.- Кажется, нет... Но ведь я хотел с помощью приборчика получить лодку и
лайнер, хотел использовать в собственных  целях  его  мощь,  которой  нельзя
сопротивляться, и при этом иногда страдал не только Глеб, а и хорошие  люди.
Но и на Глеба, наверно, нельзя было наставлять его, а если и можно было,  то
очень осторожно, во всех тонкостях зная устройство приборчика,  понимая  его
действие... Нет, если уж говорить напрямую, цели мои были не очень достойны,
и, на-верно, поэтому приборчик и погиб..."
   - Слушай, Костик,- спросил  Боря,-  значит,  -кнопка  с  цифрой  "восемь"
-Благородство?
   - Да. А что?
   - А то, что эта кнопка была нажата на генераторе и Хитрый глаз  направлен
на тебя в тот последний вечер...
   - Так вот потому-то я взял его!-сказал Костик.- Ну не мог я не взять его,
не мог! Ведь всю ночь приборчик приказывал мне: "Возьми, возьми меня, ведь я
работаю впустую".
   - Значит, ты стащил приборчик из благородства?
   - Выходит.- Костик уткнул глаза в одеяло.
   - А как ты об этом догадался?
   - Гена как-то учуял и велел мне понаблюдать за тобой, ну, а потом,  когда
я взял приборчик, он исследовал его у  себя,  нашёл  "Инструкцию",  испытал,
нарисовал какую-то схему...
   - И велел тебе подействовать на меня Хитрым глазом?
   - Ну не велел... Сказал, что было бы очень хорошо, очень важно...
   - И какую же кнопку он нажал?
   - Кнопку с цифрой "девять".
   - Доброту?
   - Да.
   - И от этой кнопки я стал такой, что все обратили на меня внимание?
   Костик кивнул:
   - Геннадий сказал, что  люди,  делающие  добро,  даже  внешне  становятся
красивыми...
   Боря молчал. Подавленно. Убито. Он не мог даже вообразить, что было в его
руках! Какая вещь! И как неправильно вёл он себя... Эх,  если  б  он  раньше
узнал про эту "Инструкцию"... Теперь ведь так всё ясно: и почему при нажатии
кнопки с цифрой "1" все его так боялись и вставали дыбом волосы,- от Страха;
и почему при нажатии кнопки с цифрой "2" все вокруг стали такими мелочными и
скупыми и непрерывно проверяли свои карманы,- от Жадности; и  почему  толпой
длинноухих бежали ребята на пруд и даже Гена позабыл, как правильно  пустить
подводную лодку,-от Глупости (кнопка "З"), И только  из  чувства  Ненависти,
которое приборчик внушил окружающим (кнопка "5"), лез в драку Костик и  едва
не ударил его отец... А кнопка "6" - это ведь Радость! Радость, когда  люди,
не чувствуя под собой ног, отрывались от земли...
   Как теперь всё понятно! А кнопки с цифрами "7" и "8"-это  же  Мужество  и
Благородство! Выходит, он мог навечно сделать благородным даже  Попку-дурака
- Глеба, а Стасика - мужественным, Андрея - более  мягким  и  терпимым...  И
всем-всем другим мог дать то,  чего  им  не  хватало,-  а  всем  чего-то  не
хватало! Навсегда дать, стоило только стрелку  на  циферблате  поставить  на
букву "Н"...
   Мог, а не дал!
   И всё потому, что вне себя от волнения нажал он эту кнопку с крестиком  и
погубил приборчик- странный, удивительный, волшебный!
   Чего только не было с Борей в эти  дни!  Как  колотилось  его  сердце  от
страха и восторга! Сколько  неожиданных  мыслей  приходило  на  ум,  сколько
чувств распирало его! Прошли, навсегда прошли эти семь дней,  и  каких  семь
дней!
   Семь дней чудес!
   Что ж теперь делать? Может, Гена исправит приборчик?
   Нет... Перегорел его живой, его мудрый и опасный Хитрый  глаз,  и  ничего
теперь не сделаешь... Ничего!
   Конец теперь всем его надеждам... Конец! Конец!

   КОНЕЦ? НЕТ, НАЧАЛО!
   Боря вскочил, закричал и хотел уже стукнуть Костика-почему не предупредил
его про "Инструкцию" ! Но даже руки вскинуть  не  сумел  -  не  поднималась;
хотел поддать ему коленцем - нога и с места не сдвинулась. И  в  сердце  его
вдруг растаяла, исчезла, точно и не было её, вся досада. Вся обида и боль.
   "Ох и трудно будет теперь жить! -подумал Боря.- И не обмани никого, и  не
ударь,  и  жалей  всех,   и   помогай,   будь   всегда   добрым,   отважным,
справедливым..."
   И все это оттого, что приборчик подействовал на него, оттого, что он  так
много нового понял за эти дни...
   Может, скоро пройдёт его действие?
   Однако минул час, и два, и пять, а ничего не изменилось.
   Но хуже ему от этого не стало. Где там хуже! Ему было легко и радостно.

   Уже вечером позвонил телефон, и Боря бросился в коридор.
   - Да, я вас слушаю.
   В  трубке,  где-то  совсем  близко,  задышал  низкий   голос   Александры
Александровны:
   - Это я, Боря...
   - Да-да. Как вы себя чувствуете? Надо что-нибудь сделать?
   - Спасибо, Борис, ничего... Как твои дела?
   - Мои? - Боря даже  на  миг  растерялся.-  Как  всегда...  Обыкновенно...
Спасибо... А что?
   - Да я просто так... Просто так.
   Боря не на шутку встревожился: стала бы она звонить просто так!
   - А с сердцем ничего? - спросил он.- Не жмёт, как вчера?
   - Нет, Борис, всё в порядке,-бодро ответила Трубка, но голос  в  ней  был
такой грустный, такой надтреснутый, что  Боря  не  знал,  как  и  быть,  что
делать. Наверно, ей сейчас было очень грустно,  очень  одиноко-всё  ещё  нет
письма или что-то другое,- а на свете не  должно  быть  людей  -  ни  одного
человека! - которому  было  бы  грустно,  или  одиноко,  или  очень  больно,
которого прошибал бы страх, который хотел бы унизить,  побить  или  обмануть
другого, у которого не хватило бы мужества  драться  за  справедливость,  за
честь и за правду...
   - Александра Александровна,-сказал Боря,- можно прийти к вам сейчас?

   И Боря, забыв обо всём, ринулся к ней. И уже у лифта, нажав кнопку вызова
- она вспыхнула красным светом,-покосился па Наташкину дверь, и  сердце  его
внезапно сдавилось от счастья. Да, погиб Хитрый  глаз,  сгорел,  испепелился
жаль его, очень жаль, но ведь не напрасно нашёл он его... Впереди так  много
прекрасного: и дружба с Наташкой, и работа с Геной, и  споры  с  Андреем,  и
встречи с Александрой Александровной, и улыбки отца, и блеск маминых глаз, и
острые дальние звёзды в небе, и чистый весенний  ветер,  и  огромный  шумный
город, полный людей...

МОСКВА 1969


 

<< НАЗАД  ¨¨ КОНЕЦ...

Другие книги жанра: детская литература

Оставить комментарий по этой книге

Переход на страницу: [1] [2]

Страница:  [2]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама
Играешь в футбол? Тебе следует зайти в клёвый интернет-магазин футбольные формы, который доставит.