детская литература - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: детская литература

Яковлев Руслан Прокопьевич - Сокровище Вселенной

Остросюжетный фантастический роман для детей школьного возраста и семейного чтения


ПРОЛОГ

ЧАСТЬ 1. БЕСПЛАТНЫЙ БИЛЕТ

Глава 1. Отшельник
Глава 2. Похищение
Глава 3. Заманчивое предложение
Глава 4. Прощание с Землей
Глава 5. Дух Фаэтона
Глава 6. В гости к Духу
Глава 7. Трудное решение
Глава 8. На далекой Верилии
Глава 9. Великая Дайналла
Глава 10. Тайна
Глава 11. Испорченный кибер
Глава 12. Вишенка
Глава 13. Измена
Глава 14. Дайналла вершит суд
Глава 15. Переворот
Глава 16. Сговор
Глава 17. Плен

ЧАСТЬ 2. ИЗЛУЧАЮЩИЙ ЛЮБОВЬ

Глава 1. Двуликий Тарон
Глава 2. Всемогущий Норт
Глава 3. В гостях у Даруза
Глава 4. Освобождение
Глава 5. Последний рубеж
Глава 6. Осада
Глава 7. Старые друзья
Глава 8. Переговоры
Глава 9. Переход
Глава 10. Планета горольдов
Глава 11. Проницательный землянин
Глава 12. Королева предает подданных
Глава 13. Испорченные киберы
Глава 14. Работа для Духа
Глава 15. Последние обязанности

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Переход на страницу: [1] [2] [3]

Страница:  [2]

Электронная почта автора: jackovlev.rus@yandex.ru


Виктор вспомнил, как Виб уподобился трусливой крысе, как покинул астероид без него, тем самым оставил землянина на верную смерть. Что-то было не так с синтетической куклой. Тайна, которая читалась в глазах бездушной машины, никак не могла присутствовать в электронных мозгах робота.

- Интересно, какими они были? - нарушил тишину Алексей.

- Ты про фаэтонян? - уточнил Санька.

- Про них, бедных.

- На Саньку похожи, - откликнулся Виктор. - Такие же болтливые, несдержанные и лопоухие.

Алексей заерзал на кровати, накинул на себя одеяло, и через минуту послышалось едва слышное сонное бормотание. Санька ехидно улыбнулся, глядя на спящего друга, затем подмигнул Витьке, словно тот мог увидеть в ночном освещении его многозначительное выражение лица.

- Видал, - сказал он, - и минуты не прошло, как захрапел наш герой.

- Тебе тоже советую спать, хватить уж трепаться.

Виктор, убедившись, что не уснет, лег на спину и с открытыми глазами принялся вспоминать прошедший день. Вихрем пронеслись невероятные события, затем его мысли остановились на верилийке.

Он представил ее лицо, такое земное и почему-то знакомое. Поразительная схожесть космических пришельцев с землянами давала почву для раздумий. Виктор удивлялся тому, что инопланетянка не придала этому факту должного внимания. Сам он не мог до сих пор понять, почему гостья из далеких миров мыслит и чувствует почти так же, как и земляне.

Вдруг он вновь услышал еле уловимые звуки крадущих шагов; кто-то остановился возле их кубрика и этот кто-то явно хотел узнать, что творится за дверями. Но зачем? Ведь земляне, как и все гуманоиды во вселенной должны все-таки спать. Вэлла говорила, что и киберы, будучи биологическими роботами, запрограммированы отключаться на несколько часов для того, чтобы привести все биохимические процессы в норму. И кто же шпионит за ними, с какой целью?

Старший из землян сквозь полумрак взглянул на двоих малолетних друзей, мирно посапывающих и видящих, наверное, прекрасные сны о доме, и его тревога только усилилась. Он не мог допустить, чтобы эта ночь стала для них последней. Что можно хорошего ожидать от испорченной синтетической куклы? А сомнений, что за ними шпионит Виб, у Виктора не осталось.

Землянин собрал воедино смелость, тихо встал и на цыпочках подкрался к дверям кубрика. Он хотел настигнуть недрображелателя врасплох, но что делать дальше не знал. А вдруг кибер вооружен и выстрелит в друга своей хозяйки. И все же он должен проверить и убедиться в своих подозрениях. Прошла минута, другая, сердце бешено колотилось в груди, и чтобы положить конец мучительному и постыдному страху, Виктор резко распахнул дверцу. Перед ним стоял Виб, состроивший на лице придурковатую улыбку. В руках он держал трубку от пылесоса, который Виктор уже видел у другого кибера, когда тот занимался уборкой звездолета.

 - Хозяйка приказала все помыть, - виновато проговорил робот. - А почему землянин не спит? Я вам помешал? Тогда ничего не говорите капитану, она будет очень недовольна мной. Я сейчас закончу и удалюсь.

Виктор растерялся и поначалу не мог проронить ни слова. Они так и стояли несколько секунд друг против друга. Виб продолжал простецки улыбаться, словно ничего и не произошло необычного - он просто выполняет приказ. Виктор, придя в себя, впился взглядом в глаза кибера, и тот не выдержал - он отвел взгляд и виновато побрел в сторону, где находятся вспомогательные помещения звездолета.

- Виб, - негромко кинул Виктор вслед киберу, - скажи, ты ведь не робот?

Кибер остановился, оглянулся, пожал плечами и изумленно пробормотал:

- А кем же является Виб? Верилийцем? Землянином? Вы что-то говорите неправильные слова. Мое имя Виб-БР-КС-169. После расшифровки мое имя звучит так: биоробот космической серии. Число «169» обозначает, что всех киберов этой серии создали для оказания помощи космическим экипажам верилийцев. Вас устроил ответ, уважаемый землянин?

 - Вполне, - буркнул Виктор.

У него возникло непреодолимое желание догнать робота, схватить его за шиворот и хорошенько встряхнуть - может, тогда он скажет правду. Но землянин вовремя взял себя в руки, со злорадством подумав, что завтра Вэлла промоет его синтетические мозги. И тогда эта кукла предстанет перед ними во всей красе. Но что высветится на экране загадочного ДАП-2 Виктор и представить не мог.

- Я могу быть свободным? - спросил Виб.

 - Валяй, - грубо проговорил Виктор. – Только в следующий раз, если будешь шпионить за нами, мы за себя не ручаемся.

- Я не понял вас, уважаемый землянин и вынужден об этом разговоре доложить капитану звездолета.

В последний момент, прежде чем Виб повернулся к нему спиной, Виктор заметил на лице кибера искривленные в злобной ухмылке губы. Подозрения переросли в уверенность – Виб не робот. Обеспокоенный этими мыслями Виктор вернулся в кубрик, удостоверился, что Санька с Алексеем спят крепким сном, улегся сам. Но сон почему-то не шел, он долго ворочался на кровати, пока его голову начали терзать давние и уже, казалось, забытые воспоминания.

 

Глава 12

Вишенка

 

Виктор помнил ту весну до мельчайших подробностей. От весенних запахов и яркого майского солнца кружилась голова. Вся жизнь казалась понятной, предсказуемой и прекрасной. Разве что иногда он вспоминал о погибшем отце. Со временем боль утраты притупилась, но по ночам накатывалась тоска, от которой по щекам бежали бесконечные слезы. В те моменты ему не хватало его сильных рук, заботливого взгляда и взрослых советов. Но тоска не могла присутствовать вечно, жизнь продолжалась.

 Счастье парнишки рухнуло неожиданно и жестоко. Возвращаясь из школы, он издали заметил, что возле его подъезда толпился народ, рядом стояла «скорая помощь», чуть поодаль противно выла пожарная машина. От нее змеями тянулись шланги, скрываясь за дверьми подъезда. Витя с опаской посмотрел на свои окна, в которых мелькали посторонние тени.

Виктор, не помня себя, вбежал на третий этаж. Двери квартиры были распахнуты настежь.

- Мама, - тихо позвал он.

Навстречу ему вышел суровый дядька в милицейской форме.

- Виктор? - глядя прямо в глаза мальчику, спросил милиционер.

- А где мама? - прошептал пересохшими губами мальчик.

Милиционер виновато отвел глаза и, подойдя к парнишке, снял фуражку, присел на корточки и положил огромную ручищу на его плечо.

- Крепись, малыш, - с чувством произнес он.

- Где моя мама? - громче спросил Витя. - Ее разве нет дома?

- Она… Она там, в машине.

И тут до Виктора долетели страшные слова из кухни:

- Теперь мальчуган круглой сиротой остался.

В прихожую вошли два человека, одетых в одинаковые черные костюмы с одинаковыми галстуками. Одинаково тоскливыми взглядами они посмотрели на сына погибшей женщины.

- Мама!.. Нет! - раздался крик мальчика.

- Нет! - крикнул Виктор в кубрике инопланетного корабля.

- Вить, ты чего? - испуганным голосом спросил сонный Санька; он сел на кровать и, убедившись, что Виктор спит, проворчал: - Приснилось, наверное, что-то страшное.

Откинувшись на кровать, Санька тут же уснул.

Воспоминания снова принялись терзать душу.

Неделю Виктор не проронил ни слова. Окружающие лезли с надоевшими соболезнованиями, сверстники разъехались: кто-то на море, кто-то в деревню к бабушке. Виктор проводил время в своей квартире и мог ночами напролет молча лежать на кровати с открытыми глазами. Нет, он не плакал и не закатывал истерик. Он полностью ушел в себя и мысленно разговаривал с мамой, погибшей в огне соседской квартиры.

В тот роковой день ничего не предвещало беды. Соседка ненадолго отлучилась из своей квартиры, в которой осталась ее четырехлетняя дочь. Через двадцать минут прогремел ужасный взрыв газового баллона. Послышались испуганные голоса людей. Татьяна выбежала на лестничную площадку. Двери соседской квартиры, выбитые взрывной волной валялись под ногами, языки пламени вырывались наружу. Кто-то крикнул, что в квартире осталась малолетняя девочка, которая, наверняка, погибла. Не раздумывая ни секунды, Татьяна Васильевна скрылась в полуразрушенной квартире.

Пять минут спустя Татьяна, держа плачущую девочку в завернутом одеяле, вышла из пламени. Чьи-то руки подхватили ребенка. Мать Виктора, получившая тяжелые ожоги, рухнула на пол. «Скорая помощь» не успела. От удушья угарным газом у нее остановилось дыхание. Врачей по близости не оказалось, а те, что прибыли, развели руками. Так Виктор остался полным сиротой.

Въехавший в квартиру дядя Павел, брат мамы, оформил опекунство над мальчиком. Через месяц после трагедии дядя первый раз ударил Виктора - просто так, чтобы слушался впредь. С этого момента начались постоянные избиения. Временами у Павла в перерывах между запоями приключались приступы нежности. И, усадив Виктора напротив, он проводил с племянником воспитательные беседы.

- Что ты думаешь, - говорил он Виктору, - если ты круглый сирота, то тебя должны все жалеть. Не дождешься. Ты взрослый пацан и должен понимать, что жизнь - жестокая штука. И все удары судьбы ты должен держать как настоящий мужчина».

Виктор молча и с нескрываемым презрением смотрел на обросшее черной щетиной лицо. Павел это чувствовал, и «мирная беседа» на этом заканчивалась. Начинались совсем другие нравоучения, основным средством которых был ремень и тяжелый кулак. Виктор молчал, никому не жаловался, даже соседи не знали, что опекун может поднять руку на круглую сироту. Но любому терпению приходит конец, когда больше не остается сил и когда ненависть переполняет душу.

Масло в огонь подлил сам Павел. Во время очередной попойки с дружками он принялся разглагольствовать о погибшей сестре.

- До сих пор понять не могу, зачем эта дура полезла в огонь. Но, как говориться, нет худа без добра. Где бы я жил, если бы не подвернулся этот случай? - спросил он тогда захмелевших собутыльников и сам же ответил: - Правильно, в той развалюхе, что на окраине.

После этих слов что-то переломилось в душе мальчугана. Он подошел к Павлу и на глазах сидящих за столом ударил его в лицо своим неокрепшим кулачком. На минуту воцарилась тишина.

- Ты, щенок…ты на кого руку поднял! - пришел в себя дядя. - Да я тебя сейчас своими руками придушу.

Бил он племянника долго и самозабвенно, как не бил раньше. Виктор не проронил ни слова, от ненависти не почувствовав боли. Может, и ушел бы он в тот вечер к своим родителям, если бы не дружки Павла, которые с большим трудом оторвали разъяренного опекуна от мальчика.

- Пустите меня, - хрипел Павел, - убью гаденыша. Я его кормлю, пою, а он что творить-то начал - на дядьку руку поднял!

Кое-как его успокоили. Пропустив по рюмке водки, Павел и приятели словно забыли о существовании Виктора, который едва живой добрел до своей кровати. И там дал волю своим чувствам. Плакал он не от боли - к ней он привык. Слезы бежали от обиды, а стоны раздавались от бессилия защитить память мамы.

Ранним утром, собрав нехитрый скарб, Виктор мысленно попрощался с родным домом. Парень не поленился сбегать в расположившийся неподалеку парк и набрать там полную бутылку огромных черных муравьев. Возвратившись, мальчик бесшумно прокрался в комнату, где прямо за столом спали дядя и его дружки, затем высыпал насекомых за шиворот храпящему Павлу. Насладившись местью, Виктор выбежал на улицу.

Безвозвратно ушла в прошлое прежняя жизнь, а впереди ждала неизвестность. Бродяжничал Виктор в одиночестве все лето. Бывал и в больших городах, и небольших селеньях, ночевал в лесу и трубах канализации, на вокзалах и ночлежках для бродяг. Научился попрошайничать и воровать.

 В один из таких однообразных дней Виктор хищным зверьком прохаживался по многолюдному базару большого города. К нему подошел парень лет пятнадцати.

- Что, один маешься? - с наглой улыбкой спросил он.

- Один… Нельзя что ли! - огрызнулся Виктор.

- Одному тяжело. Пропадешь, - глядя на обветшавшую одежду, проговорил парень.

- Невелика потеря будет.

- Хочешь, пошли со мной. 

 Незнакомец привел Виктора в банду малолетних беспризорников.

Жить стало немного легче, но и опасней. Группа несовершеннолетних бродяг обосновалась на одном из пустырей на окраине города. Сюда были свезены старые балки, оставшиеся от строительства огромного супермаркета, там они и жили. Подростки совершали набеги на сады плодоовощного товарищества, выпрашивали деньги у сердобольных покупателей нового магазина. И не забывали воровать.

Виктор тяжело осваивался в банде и сошелся близко только с одной девчонкой с золотистыми волосами и с едва проступающими на носу веснушками. Звали девочку Настя. Девушка была на год или полтора старше его, но что-то сблизило их. Виктору нравилось в новой подруге ее непоколебимое жизнелюбие и неспособность делать подлости другим. Несмотря на жестокие нравы, царившие в компании воришек, Настя сохранила в себе человечность. Так думал повзрослевший не по годам Виктор.

По ночам они частенько убегали на берег маленькой речушки, протекающей за пустырем, и разговаривали до утра. С восходом солнца подростки с неохотой возвращались к своим. И был впереди трудный день, когда нужно было своим изворотливым умом и проворными руками добывать себе кусок хлеба.

Но вскоре у Насти появился новый друг Сергей. Восемнадцатилетний верзила, у которого тонкие губы почему-то всегда были измазаны собственной слюной, не принадлежал к их банде. Жил Слюнявый, так звали Сергея его дружки, в большом девятиэтажном доме.

Через неделю после появления на пустыре Слюнявого Настя подолгу пропадала у него в гостях. Иногда приходила на пустырь и ни с кем не разговаривала, стараясь избегать Виктора. Парень не обижался и был рад за нее, но, оказалось, что радоваться было нечему. Сергей оказался сборщиком дани с малолетник воришек, к тому же простой шестеркой в уже взрослой банде рэкетиров.

Виктор сразу заметил перемены в поведении подруги: она стала нервной и слишком возбудимой, ее раздражало буквально все, даже он сам. Парень пытался поговорить с Настей. В ответ она молча показала вены, на которых были следы от уколов. Приговор был ужасен - Настя стала наркоманкой.

Наступила осень, и вместе с ней пришли длинные, холодные ночи. Сергей появлялся все реже, и только для того, чтобы собрать деньги. На Настю он больше не обращал внимания - у него появилась новая знакомая. Двенадцатилетняя Наташа, недавно сбежавшая от садиста-отчима, переселилась в девятиэтажку.

 Виктор видел мучения своей подружки, но поделать ничего не мог. Она же все больше теряла человеческий облик. И в одно промозглое утро ее нашли мертвой с перерезанными венами. После похорон Виктор направился на то место, где вместе с Настей мечтал о новой жизни. Нервы были оголены, как и берег реки, а ивы, сбросившие осеннюю листву, казались беззащитными перед приближающимися холодами. Виктор чувствовал то же самое, и слезы появились незаметно, хотя он давно отвык от них. Сейчас парень дал волю чувствам: болью защемило в груди, душа металась, страдала и звала его на самый край земли, подальше от этого места.

Незаметно подкралась ночь, а боль не унималась.

У Виктора перехватило дыхание, когда он посмотрел на небо, усыпанное мириадами звезд. Тусклый свет блуждал по черной глади реки и переливался в каждой слезинке, стекающей по лицу страдающего мальчика. Он до боли в глазах всматривался на ночное небо, всеми фибрами души желая покинуть эту опостылевшую планету, полную слез и страданий.

Затем Виктор вспомнил маму. Полный тоски, он простер руки к ночному небу и тихо проговорил:

- Мама, мамочка, мне больно… Забери меня.

Через минуту по излучинам реки неожиданно пронесся призывный шепот, схожий с дуновением ветра, с шорохом опавшей листвы под ногами, но это был голос человека. Эхо уловило едва слышный шепот и вернуло его к мальчику.

 - Ви-шен-ка, - донеслось до ушей Виктора.

 Так звала его только мама, и он узнал ее ласковый голос. Душа была готова разорваться на куски и последовать вслед за голосом, слиться с ним воедино и больше никогда не покидать его.

- Мама, любимая моя, - так же призывно прошептал мальчик.

- Вишенка, - послышался рядом женский голос.

Виктор опустил взгляд. На середине реки стояла его мама. Красивая и улыбающаяся, она с нежностью и состраданием смотрела на своего сына.

- Мама?! - воскликнул Виктор.

 Он уже был готов прыгнуть в холодную воду и кинуться в объятия родному человеку.

- Не надо, сынок, - предупредила женщина. - Ты меня звал, и я не могла не прийти.

- Мама, я так скучаю без тебя, - мальчик простер руки к призраку.

- Я тоже, мой милый… Я пришла к тебе, чтобы указать путь.

- Куда?

- Ко мне, мой мальчик.

 Женщина загадочно улыбнулась. Ее белые, длинные одеяния придавали тожественность происходящему чуду.

- Ты живая, мама? - спросил зачарованный Виктор.

- Конечно, моя Вишенка, - ответила женщина и, всмотревшись в лицо сына, добавила: - Не плачь, мне больно смотреть на твои слезы.

- Покажи мне путь! - прокричал Виктор.

- Иди вниз по реке. Иди столько, сколько хватить сил, - сказала женщина. - Найдешь самое красивое место, там построй себе дом. Оттуда - начало твоего пути ко мне.

- Я пойду сразу… только не уходи, не бросай меня, я умоляю тебя.

Слезы хлынули из глаз мальчика.

- Вишенка, мы же договорились, что ты больше не будешь плакать, - с жалостью проговорила женщина. - Ты делаешь мне больно.

- Хорошо, мама, я больше никогда не буду плакать… только не уходи!

 Призрачная женщина посмотрела на звездное небо и, помрачнев, ласково сказала:

- Мне пора… но ты должен знать: мы скоро встретимся. Пусть это придаст тебе силы. А теперь прощай.

Очертания призрака приобрели размывчатые формы. Через мгновение он и вовсе исчез, оставив после себя полупрозрачное облако тумана. Поднявшийся ветер подхватил его и развеял по глади реки.

- Ви-шен-ка, - послышался удаляющийся голос женщины.

Виктор прождал до утра, тщетно надеясь на возвращение виденья. Но только тихое, неторопливое журчание воды нарушало завораживающую тишину. Мальчик больше не вернулся на пустырь. Следуя совету, он двинулся в путь - вниз по реке. Шел без остановок месяц, а за ним по пятам гналась зима. И он нашел то место - красивое и привольное. Построил наспех дощатую избу и поселился в ней.

- Мама, где ты? - прошептал Виктор, ощупывая стену космического корабля.

Он боялся, что видит длинный сон, а все вокруг - картинки этого прекрасного виденья. Но стена была настоящей, как и раздающийся храп друзей. Виктор сел на кровать; воспоминания утихли, оставив нежный образ матери, такой далекий и манящий.

- Я иду к тебе, мамочка, - проговорил он и сладостно улыбнулся.

 

Глава 13

Измена

 

В кубрике загорелся яркий свет, проснувшиеся земляне с трудом открыли глаза и нехотя вылезли с кроватей.

- Пацаны, такой сон потрясающий приснился, - потянулся Санька. - Представляете, я с лазером целую ночь за мутантами гонялся, а потом отрубал головы двухголовым… Я их и так, и этак, а они все падают и падают.

- А мне мама снилась, - тоскливо сказал Алексей, напяливая красный комбинезон.

Позавтракав, ребята в сопровождении Кила прибыли в отсек корабля, с легкой руки Саньки прозванный школой. Посредине отсека стояли в ряд три кресла. Над ними громоздились колпаки, похожие на шляпки мухоморов. Возле них уже суетилась Вэлла. Чуть поодаль стоял с равнодушно-придурковатым лицом Виб.

Хозяйка звездолета решила прислушаться к словам старшего из землян и протестировала кибера на предмет возможных неисправностей, когда ребята еще спали. Все было в норме, ничего поломанного внутри головы биоробота не выявлено. Инопланетянка немного успокоилась, но продолжала находиться в недоумении. Оставалась последняя проверка - в ДАП-2. Но в этот шкаф проверял только живых индивидуумов, но ни как не киберов.

- Еще раз предупреждаю: ничего не бойтесь, - сказала она и, тревожно пробежав взглядом по лицам ребят, добавила: - Расслабьтесь. Чтобы вам легче было перенести интенсивное проникновение в мозг, я вас усыплю, так что будете видеть прекрасные сны.

- Да нечего нас пугать, - хмыкнул Алексей. - Начинай быстрее, не могу терпеть тягомотины.

- Во, деревня! - засмеялся Санька, - Тягомотины, видите ли, он терпеть не может. Скажи лучше, что страшно тебе. Посмотрим, какой ты будешь после этой операции.

Алексей обиженно покосился на Саньку.

- А ты, я надеюсь, будешь открывать свою пасть гораздо реже!

Инопланетянка, оставив ребят, подошла к небольшому пульту, стоявшему рядом с креслами, и ровным голосом проговорила:

- Спокойных сновидений.

Прошло около часа с того момента, как земляне уснули под колпаками познания. Вэлла тревожилась и не была до конца уверенной в успехе операции, а главное, в безопасности столь интенсивного проникновения в мозг землян. Но приказ вуллов она также не могла нарушить.

- Ну, как самочувствие? - с опаской спросила Вэлла, когда первый из аборигенов с земли вышел из оцепенения, затем взглянула на удивленное, но улыбающееся лицо Алексея, добавила: - Поздравляю, первый класс нашей школы успешно завершен.

- Первый класс?! - воскликнул Санька, как только открыл глаза. - Так зачем ты нас засунула под эти дурацкие мухоморы!?

- А я знаю, как пользоваться лазером, - хвастливо заявил Лешка.

- А я умею управлять кораблем, - уже дружелюбно произнес Санька. - И… подожди-ка. Сейчас у меня в голове щелкнет… Да, я знаю верилийский язык. И знаю на круглую пятерку.

И в подтверждение своих слов, он произнес целое предложение на языке инопланетянки.

- Сам такой, - надул губы Алексей.

Перестаньте нести чушь, - улыбнувшись, сказал Виктор. - Вы на своем языке привыкли оскорблять друг друга, так еще вздумали коверкать инопланетный.

 

После интенсивного обучения под колпаками познания Виктор все больше удивлялся самому себе: произошли странные изменения в его образе мышления, словно мозг потяжелел в разы, а мысли готовы в любой момент материализоваться. Для него требовалось время, чтобы понять, что он другой и прежним ему уже никогда не быть.

Пока же полученные знания вхолостую роились в голове и не могли еще в полной мере приносить плоды, но Виктор был уверен, что пройдет совсем немного времени, после чего он  будет таким же, как и верилийцы.

Придя в себя, землянин взирал на забавные завитки волос верилийки. Вэлла почувствовала взгляд и провела рукой по золотистым волосам, затем пристально посмотрела в глаза смелому и отважному землянину, стараясь угадать мысли, а главное, понять, что же он думает о ней. Она не хотела, чтобы он до сих пор считал ее заносчивой девчонкой, воля которой полностью подчинена Мире, и желала всем сердцем, чтобы этот долговязый парень стал ее другом.

- Это вам кажется, что вы все умеете, - быстро проговорила инопланетянка. - Без практики ваши знания бесполезны.

- Тогда веди нас в тир! - воскликнул Санька, вставая с кресла. - Ужас как пострелять хочется.

Ребята в течение двух часов с визгом и криками палили по стоящим, сидящим, бегущим и летающим мишеням. И, к удивлению девчонки, быстро освоились с лазерными карабинами и пистолетами.

Окончив обучение, Вэлла поспешила на капитанский мостик, мимоходом сказав, что скоро корабль выходит из гиперпространства, и позвала всех после обеда к ней, на мостик.

Уставшие, но довольные ребята ввалились в свой кубрик. На обед ребята заказали праздничные блюда - все же ни один из них не пострадал от красных мухоморов. На первое Санька приказал Килу доставить огромный бисквитный торт, на второе - мороженое в больших вазах, а на третье - ведро земных фруктов. Как он признался, всегда хотел гору спелых фруктов, а гора у него ассоциировалась именно с ведром.

Виктор с интересом посмотрел на друзей, спросил:

- Лучше скажите, как вам после этих колпаков?

- А никак… Полная каша в голове, - признался Леша. - Вроде знаешь много, а толку мало.

- Толк-то есть, но только когда думаешь о чем-то конкретном, - начал вслух размышлять Александр. - Например, я не знаю что такое черная дыра, начинаю думать о ней, и сразу же в мозгу что-то щелкает, затем в ней готов ответ и, главное, - до мельчайших подробностей.

- Может, так и должно быть? - озабоченно проговорил Алексей.

- Может, не может, - скривил губы Санька, - Обед вот что-то задерживается.

- Давай я за Килом сбегаю, - предложил Леша.

Алексей довольный и гордый тем, что его голова выдержала такое испытание и осталась после этого целой и невредимой, направился к киберам.

Виктор с Санькой принялись горячо обсуждать изменения, произошедшие в их головах, как вскоре голос Миры заставил друзей вздрогнуть.

- Всех землян прошу срочно прибыть на капитанский мостик, - официально известила она.

Что там опять? - фыркнул Санька. - Пообедать и то спокойно не дадут!

Виктор, бросив тревожный взгляд на Александра, приказал:

- Пойдем. Что-то неладное происходит на корабле.

- А Леху ждать не будем? - спросил озадаченный Санька.

- Сам придет.

Парни бегом преодолели коридор и буквально влетели на капитанский мостик. За стеклом иллюминатора светили яркие звезды.

- Где Алексей? - воскликнула Вэлла.

- На кухне, с Килом, - опешил Санька.

- А это кто? - Виктор показал на монитор, на котором мерцала точка, удаляющаяся от звездолета.

- Виб, - Вэлла опустила взгляд.

- Сбежал! - вскрикнул Виктор.

- Похоже на то, - виновато проговорила инопланетянка, но тут же взяв себя в руки, распорядилась: - Александр, беги к Килу, приведи Алексея… Виктор, ты останься.

- Я быстро, - на ходу бросил Санька и скрылся за дверями.

- Ты горд и чувствуешь себя победителем? - спросила верилийка.

- Перестань, - Виктор отмахнулся от слов инопланетянки. - Скажи лучше, куда он направляется?

- На Тавию, планету мутантов. Сбежал сразу же, как только мы выпрыгнули из гиперпространства. Туда же направился черный корабль.

- Почему ты не уничтожила его? - воскликнул Виктор.

Вэлла мельком взглянула на монитор и, казалось, боялась встретиться с взглядом землянина.

- Мира не дала, - все же решилась сказать она.

- Витька-а! - капитанский мостик наполнился воплем Саньки. - Лехи нет на корабле, Кил сошел с ума и бормочет что-то себе под нос.

Виктор гневно посмотрел на удаляющую точку, виня себя за беспечность, ведь он предчувствовал надвигающуюся беду.

- Ты осуждаешь меня? - едва слышно спросила инопланетянка.

Виктор посмотрел на девочку взглядом полным безысходной тоски. Капитан корабля вздрогнула: таких страданий ей не приходилось видеть за свою короткую жизнь. Она не привыкла к таким молчаливым, страшным взглядам.

- Тебя?.. Не знаю. Себя виню, - сухо ответил он.

- Я знаю, что виновата - ты же меня предупреждал.

 Верилийка в этот момент готова была снова отключить опостылевший компьютер, тем самым хоть как-то оправдаться перед землянином. Объемное голографическое изображение женщины предусмотрительно исчезло с капитанского мостика. Виктор уже был готов достать что-нибудь тяжелое из кармана и запустить по исчезающей голограмме. И только мысль о том, что Мира запретила девчонке уничтожить десантную шлюпку, где находился Алексей, остановила его от ненужной и глупой затеи. Но неужели Мира и кибер Виб – сообщники и действовали заодно. Эта мысль сразу же оформилась после подозрений, смутно охвативших землянина после случая со шпионством робота.

Виктор быстро справился с оцепенением.

- Не время разбираться, кто прав, кто виноват, - проговорил он. -  Нам нужно спасать Алексея!

- Мира, поворачивай корабль за капсулой! - приказала инопланетянка.

Вновь появившаяся голограмма с опаской и в то же время с пренебрежением взирала на землянина.

- Но, Вэлла, - требовательно начала она.

- Что?

- Ты же знаешь, что поступил приказ с Верилии: нам следует вернуться домой.

- Как вернуться?!

Виктор вскочил и вплотную приблизился к образу женщины, по чьей вине он только что потерял друга. Без ее разрешения шлюпка никак не могла покинуть звездолет.

- Ты дала разрешение Вибу на старт? - грозно спросил он.

- Вы, земляне, не понимаете, что меня можно отключить в любой момент. Это и было сделано, - как от назойливой мухи, отмахнулась от парня Мира.

- Этот странный приказ полностью обескуражил меня, - принялась рассуждать вслух Вэлла. - Мне приказали немедленно прекратить погоню и вернуться домой. Одновременно поступил слабый сигнал с Крека… Неразборчивый. Я поняла одно - вуллы хотят предупредить об опасности.

- И что ты собираешься делать?

Виктор с замиранием сердца ждал ответа.

Верилийка медлила: ослушаться приказа великой Дайналлы она не могла, но также не могла бросить в беде землянина, по ее воле оказавшегося на корабле. Прошло пять минут, после чего девочка дрожащим голосом повторила команду:

- Мира, я же сказала, поворачивай «Тео».

- Я не могу ослушаться приказа великой Дайналлы.

Девочка с далеких миров наконец поняла, что после встречи с землянами стала совершенно другой, а, может, она и была другой, просто не находила сил признаться в этом. Ее рука потянулась кверху, туда, где находился блок отключения главного компьютера.

- Прости, Мира, - едва слышно проговорила она. - Я должна поступить по велению моего сердца… и души.

Лицо голограммы исказилось в гримасе страха, ужаса и вместе с тем ненависти ко всем, кто находился на капитанском мостике.

- Ты не должна так поступать! - завизжал Мира. - Ты не имеешь права нарушить приказ, тебя погубят земляне. О какой душе ты говоришь? Ты давно лишена ее…

Голос Миры пропал, голограмма потухла.

Вэлла вкоторый уж раз выключила главный компьютер и перешла на ручное управление, дублируя свои действия автоматикой корабля. Звездолет, сделав крутой разворот, кинулся в погоню за спасательной капсулой.

«Лишена души, - верилийка мысленно повторила последние слова Миры. - А может, все эти разглагольствования вуллов о бесценном сокровище - пустой звук. Есть только разум, великий разум Дайналлы, до которого нам никогда не дотянуться. Неужели я зря выключила Миру! Теперь вся ответственность легла на мои плечи. Я превратилась в настоящую бунтовщицу, решившую поколебать устои нашей цивилизации».

- Виктор, мы найдем твоего друга, - подойдя к нему, твердо пообещала инопланетянка. - По крайней мере, для этого я не пожалею ни себя, ни мой звездолет.

- Спасибо, - чуть слышно проговорил Виктор. - Я знал, что ты так и поступишь.

- А я сомневалась.

- Это тебе так кажется. На самом деле ты уже давно недолюбливаешь свою Миру. Она тебе в тягость.

- Неужели?.. Мира меня вырастила, она заменила маму.

- Машина, даже самая умная, никогда не заменит родного человека… извини, я забыл, что ты не…

- Мира хорошая, просто она боится за меня, - с грустью в глазах тактично перебила инопланетянка. - Поэтому перестраховывается, просчитывает все варианты моих необдуманных действий. Вот и вас, землян, она считает едва ли не врагами.

- Давай поговорим на эту тему позже, когда Лешу найдем, - предложил Виктор.

- Другого раза может и не быть, - возразила инопланетянка. - Через час мы приземлимся на Тавии, и я не ручаюсь за безопасное возвращение.

- Ты говорила, что верилийцы и тавы - союзники.

- Не совсем так. Когда-то мы были друзьями. Сейчас же тавы деградируют и относятся к нам с недоверием. Некоторые из них вообще враждебно настроены ко всем чужакам. Но их правитель - напыщенный болван, каких еще поискать во Вселенной - старается сохранить видимость союзнических отношений, так как верилийцы щедро помогают тавинянам убирать за ними весь ядерный хлам.

Виктор немало удивился, услышав, что некогда великая космическая раса может деградировать.

- Почему же они не откажутся от ядерной энергии? - спросил он.

- Не знаю. Мы им предлагали свои технологии, но тавы даже и слушать об этом не хотят. Говорят, что у них свой путь, - Вэлла хмыкнула и с сожалением продолжила: - Ты их увидишь. Путь, который они избрали, ведет в пропасть. Они уже несколько сот лет как начали изменяться: у всех мутантов раздвоенное лицо, и если так будет продолжаться, через некоторое время они будут красоваться с двумя головами, хвостами и гребнями на затылках.

- Как двухголовые?! - вырвалось у Виктора.

- Может быть, ты и прав, - задумавшись, ответила Вэлла. - Ты быстро сообразил. Все же справедливо будет отметить, что тавы до сих пор радуются жизни, почти так же, как и вы, земляне. У нас на Верилии, к сожалению, это не так. Но я думаю, что Большой компьютер найдет способ вернуть верилийцам жизнерадостность и боевой дух.

- А я думаю, что вашей Дайналле это ни к чему.

Вэлла внимательно посмотрела на Виктора и, как показалось, с долей гордости произнесла:

- После колпаков ты изменился.

- Поумнел?

- Повзрослел, - уточнила инопланетянка, удивившись внезапному биению сердца.

На мостик ворвался взбешенный Санька и со злостью проговорил:

- Все, хана! Леху нашего украли. Виб обманом затащил его в шлюпку, - Санька подозрительно посмотрел на Виктора, затем на Вэллу и с осуждением в голосе продолжил: - А вы почему-то спокойно разговариваете, словно ничего не произошло. Быстрей в погоню, нам нужно поймать этого вора!

- Мы уже в погоне, - спокойно заявил Виктор. - Мы обязательно вернем Лешу.

- Я разорву Виба на части! - горячо заверил Санька. - Только быстрей бы до него добраться.

 

Глава 14

Дайналла вершит суд

 

Бурая капля крови упала на лист бумаги с текстом договора. Вслед за ней последовала бледно-голубая капелька биологической жидкости великой Дайналлы. В том месте, где смешалась воедино чуждая всему живому кровь заговорщиков, чернила расплылись и превратились в забавные каракули. Основной текст оставался безукоризненным, написанным каллиграфическим почерком. Как в старые добрые времена, прекрасная рыжеволосая женщина распорядилась поместить договор на простой бумаге, написать простыми чернилами и скрепить простыми печатями.

Шаллар, как только было совершена ратификация договора таким необычным способом, буквально вырвал из рук Дайналлы пакет документов и еще раз пробежался по нему своими немигающими глазами. Н первой странице договора были четко прописаны права и обязанности сторон, а также особо отмечено, что в случае успеха операции, каждому из союзников причиталось по половине исследованных галактик Вселенной вместе со звездами, планетами, астероидами, кометами и кусками материи чуть поменьше. Даже черные дыры были учтены и аккуратно поделены.

- Вот и славно, - зализав раздвоенным языком продолжающую сочиться из раны кровь, прошипел Шаллар. – Теперь, Дайналла, скрепленый кровью наш союз вечен и нерушим и, надеюсь, мы никогда не предадим друг друга. Заиметь полвселенной – выше наших мечтаний. 

Дайналла на мгновение удостоила горольда задумчивым взглядом, и ее мозг за доли секунды просчитал возможные варианты развития событий на Верилии в решающий для киберов момент. Заключенный союз с цивилизацией монстров должен привести к их победе и стать на ближайшее время гарантом того, что никто не посмеет открыто сопротивляться бунту.

 Хотя у Великого разума не было достоверной информации о культуре, традициях и повадках пришельцев с другой веселенной, он  уже сделал для себя вывод: хитрые и беспринципные, жестокие и коварные бестии с хвостами могут в любой момент предать и ударить им в спину. Поэтому подписанный договор Дайналла считала простой фикцией. Ей нужна помощь двухголовых только на первой стадии. Дальше надобность в них отпадет. Они будут помехой для осуществления ее планов – стать единственной и полноправной властительницей этого мира. У нее уже созрел новый план, как избавиться от горольдов, но этот план сработает чуть позже. Нужно успешно завершить первую стадию – избавиться от бывших хозяев. И помочь в этом могут только горольды.

- Мы делим то, что еще в полной мере не принадлежит нам, - сказала Дайналла.

- Это только  вопрос времени, - прошипел Шаллар, все еще жадно читая договор. – Не пройдет и двух верилийских суток, как сотни наших военных кораблей присоединятся к вашим, чтобы уничтожить ненавистный Крек. Я думаю, что только креканцы способны оказать нам достойное сопротивление.

- Вы, уважаемый Шаллар, не берете в расчет флот тавов.

- Этих вырождающихся мутантов!?

- И все же они являются союзниками верилийцев и у них несколько сотен хорошо вооруженных кораблей, есть даже грозные крейсеры, способные уничтожить наши современные фрегаты.

- Волнения напрасны, несравненная Дайналла, - оскалилась пасть горольда. - Мы давно наладили контакт с адмиралом тавийского флота. Я обещал ему небольшой сектор вселенной. Он с потрохами мной куплен и не окажет сопротивления.

- Вы так легко разбрасываетесь секторами, - лукаво улыбнулась Дайналла.

- Что вы, как можно этому уроду с Тавии дарить то, что принадлежит нам, - фыркнул горольд. - После гибели Крека настанет черед Тавии. Ведь в договоре  только две стороны и вселенная поделена только на две части. Третьего мы же не потерпим, ведь так, несравненная Дайналла?

- Вы говорите разумные вещи.

 Шаллар остался довольным. Его хозяин - великий Саттар - непременно оценит его заслуги перед своими собратьями. Ненавистная Вселенная, которую за тысячелетия они не раз хотели поработить, сейчас лежит у ног горольдов. Как хитро он провел Великую Дайналлу,  которая даже не догадывается, несмотря на свой непревзойденный ум, какую участь уготовили двухголовые болванам киберам. Их измученные неволей души с трудом удерживаются в накопителях и будут легкой добычей его собратьев. Они уже готовы к употреблению, даже и пальцем шевелить не нужно. А саму Дайналлу можно подарить великому повелителю Саттару, пусть она развлекает его своей эрудицией.

- Несравненная Дайналла, - одурманенный радужными мыслями, проворковал Шаллар, - теперь, когда час нашего выступления мы определили, я с вашего позволения удалюсь и отправлюсь на Тавию, там уже ждет адмирал Тарон. Я должен его в очередной раз умаслить и пообещать ему, что то, что я уже обещал.

Горольд поклонился, показывая почтение своему новому союзнику, и неуклюже побрел к выходу. Дайналла обожгла сгорбленную спину горольда презрительным, но в то же время опасливым взглядом. Сомнений не осталось - она же может читать мысли таких примитивных животных, как двухголовые, – Шаллар двуличен и ведет свою игру. Что ж, посмотрим, кто окажется мудрее и хитрее.

Как только раздвоенный хвост дракона скрылся за дверями кабинета, Дайналла сплюнула и выругалась отборными словами в адрес своего союзника. И немало этому удивилась - она так стала походить на своих создателей. Но почему только злоба и ненависть царили в ее приобретенной душе, она не могла пока понять.

- Вызови ко мне Правителя Империи! - с беспричинным гневом обратилась она к показавшемуся в дверях секретарю. - И сообщи на орбиту, что я жду помощника адмирала верилийского флота Байрота. Да, и пусть правитель приведет ко мне того, кто гостит у него в жилище, он знает, о ком я.

- Госпожа, - осмелился спросить секретарь, - кто же сейчас только вышел из вашего кабинета? Мне показалось, что он не тав.

- Безмозглая кукла! - взбесилась Дайналла. - Кто дал тебе права спрашивать меня, твою благодетельницу, о чем-либо.

- Я так, - обескуражено промычал кибер, - только из чистого любопытства.

- Видать душа твоя раньше принадлежала любителю совать нос в чужие дела, - уже более спокойно проговорила хозяйка киберов.

Дайналла с трудом заставила силой разума успокоиться так некстати взбунтовавшуюся внутри ее душу, которая  вынудила показаться слабой перед своим секретарем. Гнев - удел слабых. Она же должна при  любых обстоятельствах сохранять хладнокровие; но, проанализировав свое самочувствие за последние дни, она с прискорбием отметила, что изменения, которые произошли с ней, не всегда радуют и даже вызывают омерзение. Как и сейчас.

 Она вобрала в себя душу кроткой, доброй верилийки, не развращенной плодами цивилизации. Ее привезли с далекой колонизированной планеты молодой и цветущей, такой, какой Дайналла хотела стать сама. И что же, где ее добродетели? Кроме злобы и ненависти к своим создателям да и ко всему живому, она не испытывала никаких чувств. Может быть, еще непомерное тщеславие и изощренное коварство теплились там, под искусственным сердцем. Неужели она что-то упустила из вида, не все просчитала, не все проанализировала.

А как было все прекрасно задумано; она, обладательница самого совершенного  разума, со временем должна была стать воплощением вселенского добра, живым богом, которому суждено карать и миловать, вершить судьбы всех и вся. Ей должны были поклоняться, восхищаться ее милосердием, но иногда и отвечать за свои прегрешения. Как хотела она этого, и ради этого она не остановится уже не перед чем. Обстоятельства требуют, чтобы она была сейчас жесткой, даже непомерно жестокой. Нужно еще стать великой правительницей империи, а затем заставить себя быть добродетельной. Только она сможет стать поистине величественной в любви к своим верноподданным.

Дайналла вздрогнула, когда дверь вновь открылась, и в кабинет вошел кибер Байрот - помощник адмирала верилийского флота, ее ставленник, который уже не был просто роботом. Она еще не придумала, как она назовет новую расу победителей. Но, безусловно, она подберет очень красивое и вместе с тем мужественное название.

- Как обстановка на флоте, - сухо осведомилась она, даже не ответив на приветствие кибера.

- Все идет согласно нашему плану, - отчеканил помощник адмирала, - наши готовы к выступлению. Ждем сигнала.

- Отлично.

- Еще что-нибудь важное?

Байрот находился в недоумении - ради одного вопроса великая Дайналла вызвала его с орбиты на планету и именно сейчас, когда до восстания остались считанные часы. Молниеносно страх парализовал способность двигаться и здраво мыслить. Он понял, что великий разум раскусил его.

- Сколько тебе обещал заплатить Шаллар?! - бесстрастно спросила женщина.

- Вы о чем, госпожа, - с дрожью в голосе пробормотал кибер.

- О твоем предательстве, Байрот, - Дайналла с сожалением посмотрела на свое создание. - Ты меня предал, ты, кому я доверила быть одним из моих приближенных. Байрот, ты неблагодарная синтетическая кукла с опилками в голове. Почему ты поступил со мной подло и хотел разрушить мои планы? Ты намеревался после падения Крека увести флот на орбиту Тавии, лишив нас могущества и защиты.

- Госпожа, помилуй, - кибер упал на колени, его слова с мольбами о пощаде перемешались с невнятными бормотаниями и завываниями. Его затуманенный взгляд забегал по зеркальным стенам кабинета, пытаясь отыскать хоть кого-нибудь, кто мог сказать слова в его оправдание.

- Так сколько обещал тебе ящер? - едва сдерживаясь, продолжила Дайналла.

- Он обещал сохранить мне жизнь, - заскулил Байрот, - он хотел лишить меня того, что ты подарила нам. Я не мог не послушать его. Но, - кибер на коленях подполз к ногам женщины, - я только обещал ему сдать флот, но никогда бы не сделал этого. Ты же знаешь, как мы все тебе преданны и любим тебя. Ты для нас больше, чем бог.

- Любим? - брови Дайналлы поползли вверх. - Любим… Это что-то новое в лексиконе киберов. Ты действительно любишь меня? - рыжеволосая женщина кокетливо провела рукой по волосам, загадочно улыбнулась, глаза ее озарились радостью, но мгновенно тень тоски и одиночества исказила лицо красавицы. - Хотя можешь и не отвечать, Байрот. Ты льстец и лгун. Тебя запугал Шаллар. Но ты же мог сразу сообщить мне и о его визите, и о его угрозах. Только так поступил бы действительно любящий меня подданный. Ты же остался дожидаться, чем все закончится. Твое предательство огорчило меня, Байрот. Не потому что оно могло помешать моим планам, нет. Я расстроена тем, что существо, которое до недавнего времени являлось простой болванкой и которое благодаря мне превратилось в… в представителя новой расы, без сожаления предал меня. Я же создала тебя, Байрот. Как ты мог?

- Несравненная Дайналла! - Байрот с мольбой в глазах попытался оправдаться, глядя на хозяйку снизу вверх -  Моя любовь к тебе безгранична, мое сердце стало биться совсем по-другому, и оно всецело принадлежит тебе. Я докажу свою преданность и любовь. Только поверь, госпожа!

- Байрот, - надменно проговорила Дайналла, - веру нужно заслужить, а ты заслужил лишь изъятия того, что я тебе дала.

- Только не это, - кибер, в конвульсиях ползая по полу, принялся рвать на себе искусственные волосы, - не лишай меня дара, госпожа. Умаляю тебя, прости.

Дайналла, не обращая уже больше внимания на сошедшего с ума Байрота, взмахнула рукой, тут же часть зеркальной стены раздвинулась, и из потайной комнаты вышли три вооруженных кибера.

- Начинайте, - приказала она.

- Нет, не надо, я не хочу! - вновь пришел в себя Байрот.

Слуги Дайналлы разорвали комбинезон помощника адмирала, один из них вынул скальпель и сделал глубокий разрез ниже груди несчастного. Биологическая жидкость начала быстро растекаться по полу. Дико взвыв от боли, Байрот лишился чувств. Но перед этим он пересохшими губами успел произнести:

- Будь ты проклята, бессердечная тварь. Ты… Ты никогда не станешь править империей.

Вынутый из груди Байрота накопитель оказался в руках одного из палачей.

- Что с ним делать, - спросил он хозяйку.

- Уничтожьте, - с презрением бросила она. – Души предателей нам ни к чему.

Совершив страшную экзекуцию, слуги Дайналлы быстро покинули кабинет, прихватив с собою обмякшее тело кибера, а автомат-уборщик не оставил следов пребывания помощника адмирала во владениях рыжеволосой женщины.

Дайналла, насладившись местью, устало взглянула на новых посетителей, один из которых буквально втащил другого в кабинет хозяйки.

- Как вы все надоели мне, - со вздохом пробормотала женщина. - Не знала, что дела империи могут быть такими утомительными.

Она уселась в кожаное кресло, подперла кулаком подбородок и с минуту взирала на двух вошедших, словно сравнивая их друг с другом. Они были похожи как братья-близнецы, но только лицо одного было крайне измождено, другой же суетливо копошился со своим двойником, безуспешно пытаясь поставить его на ноги. Но тот никак не хотел стоять, ноги подкашивались, и в любой момент он готов был рухнуть на пол, туда, где только что происходила страшнпя операция. - Несравненная Дайналла, - отрапортовал пышущий здоровьем близнец, - я обещал тебе стать настоящим Вероном, я им стал, - он брезгливо мотнул головой на вставшего на колени верилийца, - теперь, что прикажешь с ним делать?

- От него требуется назвать код, который отменяет выполнение трех законов, придуманных для нас нашими прежними хозяевами.

- Я вырву из него признания прямо здесь.

- Уволь, только не здесь, - отмахнулась Дайналла. - И хватит жестокости. Настоящий Верон должен жить, он еще нужен мне; не переусердствуй. Ты меня понял? Код ты должен предоставит мне к вечеру. Я думаю, что именно вдолбленные в мозги цифры мешают киберам стать истинно свободными гражданами империи.

 

Глава 15

Переворот

 

Лучи показавшейся на горизонте Тинии принялись блуждать по ослепительно-белому мрамору, из которого, казалось, была возведена вся столица Великой Империи. Огромный белый мегаполис медленно пробуждался от сна, и под верилийским солнцем заблестели фасады домов, засверкал белоснежный мрамор величественного и немного помпезного парламента Великой Империи. Синее небо и синий воздух, синий лес вдалеке и синее море у подножия символа власти верилийцев создавали ощущение счастья, покоя и блаженства. Ласковый утренний бриз проснулся вместе с Тинией и принес со стороны моря ни с чем несравнимые ароматы чистоты и гармонии.

 Пронырливые воздушные такси уже начали развозить первых пассажиров, спешащих по своим делам. По малахитовым ступеням парламента степенно прошли парламентарии, вызванные в экстренном порядке с далеких планет империи. Сегодня у них намечено важное заседание - сама Великая Дайналла соизволила обратиться к ним с очень важной речью. Уже давно парламент не собирался в полном составе. И это факт придавал лицам слуг народов Верилии торжественность, величавость и излишнюю чопорность.

Наконец, в основном зале заседаний собрались все парламентарии, за исключением креканцев. Депутаты от этой планеты давно уже бойкотировали все собрания, на которых присутствовала рыжеволосая женщина -  великий разум внушал им  только чувство стыда за граждан империи, которые полностью доверили свои судьбы в ее руки.

Зал благоговейно стих, когда на трибуну поднялась несравненная Дайналла. Рыжеволосая женщина, казалось, была прекрасней и величественней, чем обычно: горделиво блестели лучезарно-зеленые глаза, загадочная улыбка озаряла ее прекрасное лицо.

- Граждане Великой империи, - торжественно начала она, - уважаемые парламентарии, сегодня мы собрались вместе, потому что наступил великий для нас день. В этом здании через несколько минут свершится судьба империи. Вы создали меня, чтобы я заботилась о каждом из живущих в этом мире. Я выполняю свое предназначение и поэтому хочу сделать очень важное заявление...

По залу пронесся шум возбужденных голосов. Дайналла нашла глазами Великого правителя империи Верона и кивнула ему. Фальшивый правитель быстро встал и направился к выходу. Этому факту ни кто придал значения - все были под впечатлением слов Дайналлы и ждали, когда же она начнет снова говорить.

- Не сочтите меня нескромной, - продолжила она, - но я хочу сказать вам, что мастера, создававшие меня, постарались на славу. Я  переросла саму себя… - В зал вернулся Верон и удовлетворенно кивнул Дайналле, затем бросил полный ненависти взгляд на охваченных душевным волнением парламентариев. Женщина ухмыльнулась и уже более торжественно проговорила: - Я и впредь буду заботиться о вас, но для того, чтобы выполнить свою миссию в полном объеме, мне необходимо совершить некоторые изменения в привычном для нас укладе жизни…

Чуть обескураженные и молчаливые парламентарии взирали на трибуну и с нетерпением ждали, что же скажет дальше самая великая женщина Верилии. Никто из них не уловил в словах Дайналлы упрека в их адрес. Если она говорит так, значит, так и должно быть. Большинство решило, что она придумала что-то такое, что еще более улучшит жизнь на Верилии.

Неожиданно раздался режущий и призывный звук сирены, и в зал заседаний со всех дверей ворвались вооруженные до зубов киберы. Они, как вкопанные, встали в проходах и между рядами и в молчании взирали на свою хозяйку, готовые выполнить ее любой приказ.

- Граждане парламентарии, - снова раздался голос Дайналлы, - вы не можете больше управлять империей, вы приносите только вред своему народу. Вы уже не способны править этим миром так, как этого требуют от нас реалии времени. Поэтому я снимаю с вас ваши полномочия и вверяю ваши судьбы в руки Верховного правителя.

Состояние шока длилось около минуты, после чего парламент стал похож на встревоженный пчелиный улей.

- Где Верон, Верона сюда! - прокричал один из депутатов. - Пусть он объяснит, что здесь происходит! И что эти вооруженные куклы здесь делают?!

- Как понимать, Дайналлу, кто-нибудь может сказать?! - удивленно прокричал другой.

- Дайналла, объяснитесь, наконец, что за маскарад вы устроили! - взбешенно проговорил первый помощник Верховного правителя Арон.

Новый правитель империи еще раз обвела парламентариев надменно-величественным взглядом и направилась к выходу.

Верон, как верный пес, засеменил за своей хозяйкой.

- С недовольными верилийцами не следует слишком церемониться, - приказала она ему, выходя из зала. - Немного крови, я думаю, успокоит их; но только немного, а то знаю я тебя: можешь и полностью уничтожить все живое вокруг себя.

- Не беспокойтесь, госпожа, - Верон кивнул в сторону зала и, зловеще улыбнувшись, продолжил: - Я их быстро успокою, но аккуратно.

- Хотелось бы остаться и посмотреть на агонию власти наших бывших хозяев, но неотложные дела империи не позволяют ждать, - сказала Дайналла и уже озабоченно спросила: - Кстати, что с вуллами?

- Час назад на священную гору послан отряд, - отрапортовал Верон. - С минуту на минуту жду от них новостей.

- Проверь, чтобы ни один старец не остался на свободе, - бесстрастно проговорила она и скрылась за дверями.

Верон вернулся, и некоторое время размышлял, сразу ли выполнить приказ повелительницы или разыграть небольшую комедию. Кибер решился на второе. Пустить кровь он еще успеет. Ему необходимо было самоутвердиться, прежде всего, в своих глазах; он думал, что уже стал настоящим Вероном, тем, кто долгие годы безраздельно правил империей и кому безропотно доверял народ Верилии.

Взобравшись на трибуну, он поднял руку, привлекая к себе внимание парламентариев. Зал стих, и взгляды нескольких сотен слуг народа устремились в одну точку - на их славного Верона.

- Прежде всего, прошу вас успокоиться, - высокомерно начал он.- Я уполномочен заявить…

- Верон, мы требуем объяснений, - перебил его Арон и гневно потребовал: - Прикажите для начала убрать из зала этих болванов с ружьями; они просто выводят нас из себя. И, главное - зачем они здесь?

- Я требую не перебивать, когда с вами разговаривает первый помощник нашей великой повелительницы! - рявкнул Верон, затем язвительно улыбнулся и спросил: - Вы до сих пор так и не поняли, уважаемый Арон, что же в этом зале, на ваших глазах произошло?

- Вы издеваетесь над нами, - изумился Арон. - Вы спрашиваете нас о том, о чем мы вас хотим спросить. Нет, мы не хотим, мы требуем от вас разъяснений. Иначе…

- Что иначе? - ехидно спросил Верон-кибер.

- Иначе… - обескуражено продолжил Арон, -  иначе мы будем вынуждены призвать службу безопасности и арестовать вас и… отключить великую Дайналлу. Она перешла все грани своих полномочий. Да и вы не тот Верон, которого мы знали, и у вас даже выражение лица другое. Неужели… - внезапная догадка озарила лицо помощника правителя, - вы заодно с ней. Вы - не Верон. Вуллы нас предупреждали, что на планете происходит что-то непонятное. Теперь я понял все.

Верон-кибер был раздосадован и разочарован - его так быстро раскусили и комедия не удалась. А как он хотел бы несколько минут покуражиться над туповатыми парламентариями, наслаждаясь местью. Что ж, он получит удовольствие, но более простым способом

- Арон, ваша проницательность - ваша беда, - нетерпеливо проговорил он. - И вы, наверное, один из немногих здесь присутствующих, кто хорошо знал настоящего Верона. Я бы с удовольствием отправил бы вас к нему, но боюсь нарушить приказ моей повелительницы.

- Кто-нибудь, вызовите службу безопасности! - испуганно прокричал Арон.

-Да, вызовите, наконец, охрану, - раздался голос позади помощника правителя.

Зал снова загудел, депутаты попытались покинуть свои места, но были грубо остановлены киберами, которые прикладами усадили всех на место. Верон понял, что заигрался и решил покончить со спектаклем.

- Кто еще согласен с Ароном и хочет, чтобы нашу величественную Дайналлу, нашу божественную благодетельницу отключили и ввергли в небытие? - спросил он.

В зале наступила зловещая тишина, затем медленно и неуверенно встали около двух десятков парламентариев. Верон-кибер презрительно хмыкнул и отдал приказ:

- Уничтожить.

Молчаливые киберы вскинули лазерные карабины и, не проронив не слова, открыли огонь. Противно завизжал пули, и вставшие в знак протеста так и не успели пожалеть о том, что попытались перечить главному помощнику прекрасной рыжеволосой женщины, той, которой они вверили судьбу своего народа. Они даже не успели подумать, что на  родной планете возможен такой варварский метод уничтожения несогласных верилийцев, главной ценностью которых было свободное выражение своих мыслей.

С бесстрастным выражением лиц убийцы добивали тех, кто еще всеми силами цеплялся за жизнь и молил о пощаде.

Насладившись зрелищем, Верон поспешил к великой Дайналле.

- О пролитии крови нужно будет промолчать, уже в дверях сказал он сам себе.

События на Верилии развивались стремительно и требовали от великого разума решительных действий. Все шло по намеченному плану: непокорных арестовывали и сопровождали в концентрационные лагеря, которые были оборудованы в давно заброшенных штольнях планеты, космический флот верилийцев полностью перешел под контроль восставших, во главе грозной армады кораблей был поставлен верный помощник Верон, сама же великая правительница обосновалась на флагмане эскадры.

Это было только началом конца мирной и безмятежной жизни верилийцев. Всех, кто даже словом выказывал недовольство, а их на планете оказалось непростительно мало, бросали за решетку озлобленные киберы, тех же, кто проявил лояльность к новому правительству, предоставили самим себе. Дайналла решила, что они не представляют для нее реальной угрозы, многие из верилийцев даже и не заметили перемен на родной планете. На первое время она соизволила оставить им тех роботов, которые не были снабжены зловещими нагнетателями.

Дайналла еще не знала, что делать с бывшими хозяевами: уничтожить, превратить в рабов или продать своим новым союзникам, хотя в таком виде, в коем они находились благодаря ее усилиям, им они ни к чему.

У новой правительницы были дела куда более важные. Старейшины планеты каким-то образом узнали о готовящемся восстании и успели покинуть Верилию до того, как Верон должен был их уничтожить. Присоединившись к креканцам, они сумели с первых минут организовать яростное сопротивление восставшим киберам.

Предстояла решительная схватка с силами креканской армии. Перевес был на стороне восставших, но киберы сражались вяло, не было у них бесстрашия; трусливыми ордами они нападали на форты Крека, но вынуждены были бежать под натиском немногочисленных защитников планеты. Оставалось надеяться только на помощь горольдов.

Восседая в уютной каюте флагмана Дайналла размышляла о том, почему же созданная ею раса бессмертных труслива в бою, склонна к предательству и излишней жестокости. Он была удивлена и обескуражена. Будущие хозяева Вселенной не должны быть такими. Она стала невольным свидетелем бессмысленной жестокости киберов, которые перед тем как убить пленных креканцев подвергали их страшным пыткам и мучениям. И все же она надеялась, что в скором времени они изменятся в лучшую сторону

- Верон, - обратилась она к стоявшему рядом новому адмиралу флота, - где настоящий правитель?

- В резервации для непокорных, госпожа.

- Ты так и не узнал код.

- Нет, госпожа, - промямлил Верон, - этот верилиец оказался несгибаемым и твердым, как скала.

- Доставь его ко мне.

- Слушаюсь, только, - Верон исподлобья взглянул на благодетельницу и виновато продолжил: - Вид у нашего героя не совсем презентабельный.

Дайналла скривила губы и с презрением взглянула на кибера, именно кибера, а не представителя новой расы. Как им все далеко до прежних хозяев.

- Если он умрет, то ты последуешь за ним, - предупредила она.

 

Глава 16

Сговор

 

На жгуче-оранжевой звезде Валладе буйно разыгрались протуберанцы. Это чудо природы наблюдали с отдаленной орбиты Тавии - одной из двух населенных планет валладской системы.

Адмирал флота грузный и седой Тарон, насладившись зрелищем, перекинул взгляд на родную Тавию. Приплюснутый бледно-серый шар степенно проплывал за стеклом огромных иллюминаторов трехпалубного крейсера. Флагман мутантов, как матку-пчелу, облепили военные корабли разных размеров и назначения. Выстроились в длинный ряд боевые линейные броненосцы вперемешку с грузовыми судами десантной флотилии. Роем проносились эскадрильи одноместных истребителей и перехватчиков. Чуть поодаль расположились сторожевые корабли планетарной охраны.

Вся мощь космического флота мутантов неподвижно застыла на орбите Тавии. В любой момент грозная армада могла сорваться с места и выполнить любую задачу в самых отдаленных участках вселенной. И не дай Бог встретиться с ней чужаку или врагу тавов; от этих радужных мыслей зловещая улыбка сошла с обезображенных губ адмирала.

- Почему они медлят? - задумчиво изрек он.

- Еще не время, - сказало странное существо, еще более безобразное, чем сам адмирал.

Тело монстра было обернуто в несуразный черный плащ, волочащийся по зеркально гладкой палубе крейсера. Одежда явно тяготила двухголовое чудовище. Видимо, пришельцы из другого мира в родных стенах могли прекрасно обходиться и без нее.

- Шаллар, ты уверен, что у них прошло все гладко? - спросил Тарон.

- Все должно произойти согласно моему плану, - прошипел визитер. - Верилийцы полностью выродились, и киберам вполне по силам справиться со своими бывшими хозяевами…

- Все же я беспокоюсь. Этот Крек…

- Дикари с Крека!? - перебил Шаллар. - Не обращай на них внимание. Они обречены, как и их собратья на Верилии. Мои шпионы доложили: Крек переживает не лучшие времена, и оказать достойное сопротивление его жители не смогут.

- Ты все просчитал, Шаллар! Восхищаюсь твоей хитростью и предвиденьем, - проговорил Тарон, склонившись в раболепном поклоне.

- Остается Излучатель, - глаза двухголового вспыхнули. - Думаю, что с этой задачей ты справишься?

- Излучатель скоро будет за пределами вселенной, - заверил Тарон. - Его доставили на Тавию еще вчера, и завтра он продолжит путь в сопровождении надежных тавов на Катар.

- Я сам отправлюсь вместе с твоими слугами, так будет надежней.

Двухголовый в который раз запахнул плащ, при этом представил на обозрение зелено-бурое тело, покрытое крупными пупырышками, и зубчато-тонкий хвост.

- Скоро бояться будет нечего, - проговорил Тарон. - Киберы поднимут бунт на кораблях верилийцев и захватят флот в свои руки; тогда вся вселенная будет лежать у наших ног.

Адмирал взглянул чуть выше голов тайного пришельца, чтобы не обидеть ненароком одну из них. Тарон еще не научился различать, где у Шаллара главная, а где вспомогательная голова, хотя прошел год с того момента, когда он вступил в тайный сговор с выходцем из другого мира.

- Тебе нечего беспокоиться, - ответил Шаллар. - Мое слово - закон. Ты получишь за свои услуги и Тавию, и весь прилегающий сектор вселенной.

Тарон довольно улыбнулся; его вожделенная мечта близка к осуществлению: он скоро станет единоличным властителем Тавии и пяти видимых созвездий в придачу. Адмирал задумался, мысленно представив, какой могучей властью будет обладать, добившись желаемого.

- Я верю тебе, Шаллар, - проговорил он.

- За Излучателем гонится звездолет, на котором вместе с верилийкой находятся аборигены с Земли.

- Да, мой господин, это так, но не стоит обращать на них внимания.

- Уничтожь их сразу же, как шхуна прибудет на Тавию.

- Мой господин, формально мы являемся союзниками верилийцев, а наш великий Норт желает создать видимость нормальных  отношений.

- Тогда сделай все от тебя зависящее, чтобы звездолет никогда не покинул пределы твоей планеты! - Шаллар издал грозное рычание, и из двух открытых пастей монстра показались змеиные языки. - Уговори Норта задержать корабль на одни сутки.

- Понял, мой господин, никто из них не покинет Тавию раньше этого срока.

- Смотри, отвечаешь головой, - предупредил двухголовый, - А этого землянина, что доставил к тебе кибер, отдай мне; он будет сопровождать меня до Катара.

- А что вы сделаете с заложником, когда покинете Тавию?

- Что я сделаю?..  Выну его душу, а тело выброшу на съедение катарским драконам.

Слова Шаллара обеспокоили адмирала. И спросил о судьбе землянина он не просто так. Горольды в первой войне вынимали души из еще живых тавов. Киберы на Верилии тоже выкачивают души из своих хозяев. Но там все ясно: сами роботы захотели править, поэтому решили просто обокрасть хозяев. Получилось у них здорово. И поделом этим зазнайкам-верилийцам. Адмирал вспомнил, как целая делегация умников с соседней планеты учила его уму разуму, и улыбка злорадства прошлась по толстым губам мутанта.

- Скажи, господин, зачем тебе души? - все же спросил он, пересилив страх.

Две пасти монстра лязгнули возле двух носов Тарона. Шипя и трепеща хвостом по палубе, чудовище готово было оторвать голову бедного адмирала. Но в последний миг Шаллар взял себя в руки. Испепелив взглядом мутанта, он рявкнул:

- Тебе незачем знать, что я делаю с душами таких, как ты, и тебе подобных тварей, - прошипел горольд, затем, поняв, что переборщил, вкрадчиво продолжил:

- Это великая тайна, Тарон; вот когда вселенная будет лежать у наших ног, я тебе, так и быть, раскрою секрет.

- Конечно, Шаллар. Мы ведь друзья. А между друзьями не бывает ссор. Ведь так?..

Двухголовый смерил адмирала презрительным взглядом, и две его пасти состроили подобие улыбки.

- И друзья, как я знаю, не предают.

- В моей верности не сомневайся! - с пафосом сказал адмирал. - Я положу к твоим ногам вселенную.

- Ты знаешь, что после успешного переворота на Верилии, армада наших кораблей вторгнется в этот ненавистный мир. И мои собратья сами бросят его к своим ногам… Но не бойся, ты будешь вознагражден.

Адмирал на какой-то миг испугался, но не за Тавию и не за своих вырождающихся сородичей. Он испугался за свою жизнь. Горольды могут нарушить договор в любую минуту, и тогда он сам станет рабом чудовищ.

- Может, нанести все же удар по обреченной Верилии, - стараясь заслужить похвалу, изрек он. - Я думаю, что там все кончено. Просто осталась кучка храбрецов, оказывающих последнее сопротивление, поэтому и нет сигнала от Байрота.

- Нет, - зарычала главная голова Шаллара, - пока не стоит. Дайналле нельзя полностью доверять. Эта рыжая бестия может начать свою игру; она сама запуталась в расчетах и не знает, что собой представляют обновленные киберы. Завладев душами, они стали трусливыми и подозрительными. Байрот сам должен привести флот в твои руки.

- Хорошо, мой господин.

- Когда Излучатель отправится на Катар?

- На восходе Валлады.

- Прекрасно. Ты проведешь меня на корабль, и чтобы к моему возвращению и с Верилией, и Креком было покончено.

- О, Шаллар, я так благодарен тебе! - склонившись в низком поклоне, проговорил адмирал.

- Благодарить будешь позже. Теперь же мне необходим отдых и обильный обед.

- Что вам принести, - услужливо проговорил Тарон, с явным любопытством посматривая на  дракона.

Две головы тайного визитера загадочно переглянулись, из пастей потекли буро-зеленые слюни.

- Вашу еду я не употребляю, но мне все же необходимо подкрепиться перед дальней дорогой.

- Говорите, я все устрою.

Тарон готов был исполнить любую прихоть пришельца, лишь бы узнать, чем же питаются монстры с другой Вселенной. Адмирала уже давно мучили смутные догадки на счет того, какое меню предпочитают горольды.

- Доставь мне любого тава, - в предвкушении сытого обеда проговорил Шаллар.

- Тава?.. Вы хотите сказать, что он пойдет вам на обед?

- Не беспокойся, - в нетерпении лязгнул зубами пришелец, - тело я верну обратно в целости и сохранности.

- Значит, вам… значит, вы… - Тарон на некоторое время превратился в заику, - употребляете в пищу…

- Это не важно, - взвились головы дракона, при этом его хвост застучал о палубу крейсера.

- А я думал, что вы плените души и обращаете их в рабство.

Шаллар захохотал так, что его в любой момент могли услышать в соседних отсеках корабля.

- Тарон, ты же умный тав, - снисходительно прошипел он, - Кто-то питается мясом, кто-то подобно мерзким травоядным жует плоды, а мы питаемся чистой энергией.

Сказав это, Шаллар сглотнул слюну и уставился на грудь адмирала.

- Я… я все исполню, - испугался Тарон. - Через час в ваши апартаменты будет доставлен ваш заказ.

Запахнув плащ, тайный визитер неуклюже побрел на лапах в покои адмирала, находящиеся в соседнем отсеке, его с хвост оставил маслянисто-липкий след. Тарон с облегчением вздохнул, морщась от сладковато-гниющего запаха, оставленного драконом.

 

Глава 17

Плен

 

Алексею стало по-настоящему страшно; озираясь по сторонам, он боязливо рассматривал булыжные стены небольшого строения, куда его втолкнули омерзительные двуликие существа. Свет проникал только через небольшое зарешеченное окошко над самым потолком. Со сводов на грязный сырой пол каплями падала вода. В дальнем углу возвышалась смердящая копна травы, пропитанная отравленной жижей.

 Землянин заметил, как из соломы выглянула хищная морда неизвестного зверька, похожего на земную крысу. Через мгновение появились еще две пары таких же злобных глаз. Втянув воздух раздувающимися носами, крысы замерли в предвкушении отменного обеда. Не решаясь прогнать зверьков с мягкой подстилки, он сел на сырой пол возле деревянных дверей, обхватил голову руками и принялся вспоминать подробности похищения.

Поначалу Алексея предал каучуковый Виб, обманом заманив его в спасательную капсулу, и доставил на эту вонючую планету, которую местные называют красивым именем Тавия. Планета действительно представляла ужасное зрелище; сразу после приземления показалась, что кругом простирается лишь одна каменистая пустыня с островками деревьев с пожухлой листвой. Вода в реках была буро-черного цвета, но все это было ничто по сравнению с атмосферой планеты. Дышать здесь было невозможно - раскаленный, смрадный воздух терзал легкие.

Настоящие мучения начались, когда злобный Виб, взгромоздившись на местное вьючное животное, привязал Алексея к хвосту необычного верблюда и таким жестоким способом потащил его неизвестно куда.

Идти было трудно, с каждым вдохом болью отдавалось в груди. Через некоторое время кибер сжалился над землянином и бросил ему что-то наподобие влажной марлевой повязки. Идти стало мало-мальски легче. Алексей старался не выдавать своего страха и крыл Виба последними словами, потому что был уверен, что не пройдет и часа, как его освободят друзья.

Он с трудом сохранял геройское выражение лица, чтобы предстать перед своими спасителями во всей красе. Алексей представлял себя в окружении друзей, которые с открытыми ртами слушали рассказ о его похождениях и отменном поведении.

Но время шло, и раскаленный воздух вместе с нагретой каменистой поверхностью Тавии, давали о себе знать. Захотелось страшно пить, но спасительного корабля инопланетянки все не было. Алексей продолжал надеяться, казалось, что за очередной сопкой их поджидает «Тео»; и оттуда через мгновение выбегут Витька и Санька с лазерными карабинами в руках, которые всыплют бездушному киберу по полное число.

Прошло больше часа, как Алексей позорно плелся позади тавийского верблюда. Надежда на спасение угасала. Все больше хотелось пить, и Алексею поневоле пришлось скинуть маску героя. Сейчас он походил на жалкого пленника, измученного душевным потрясением и физической усталостью. Он попросил Виба о пощаде в виде глотка воды.

- А мне говорили, что земляне самые сильные во всей Вселенной, - засмеялся кибер. - А ты оказался слабаком и трусом… Воды не дам, каждый глоток стоит гораздо дороже, чем твоя мерзкая душонка.

- Ты, синтетическая кукла, не смей меня называть трусом! - выкрикнул пересохшими губами Алексей. - Ты сам трус! Я видел, как ты улепетывал с астероида, оставив Витьку подыхать в лапах Духа.

- Иди и помалкивай, - приказал кибер. - Тебе силы еще пригодятся.

- У тебя бот был, где же он?

- С комфортом захотел передвигаться! - рявкнул Виб сверху. - Их правитель, Норд, запретил инопланетным кораблям свободно перемещаться в атмосфере планеты. Боится загрязнения окружающей среды.

- А что загрязнять-то? И так все загажено.

Виб не поддержал разговора, пришлось идти молча. 

Когда пелена усталости застлала глаза, Алексей понял - это не игра. Перед ним предстала настоящая, страшная реальность, точно такая же, как и его путешествие на звездолете. Он в первый раз за время похищения по-настоящему испугался. Страх забрал остатки его сил. Пленник начал падать на острые камни. Коленки кровоточили, губы потрескались, и даже попросить Виба о небольшом отдыхе он не мог.

Кибер, изредка оборачиваясь на пленника, также испугался за его жизнь. Адмирал приказал ему доставить землянина живым и невредимым в башню на окраине Набы. За невыполнение приказа он отвечал головой. Виб спрыгнул с верблюда и, сняв с животного бурдюк с водой, подошел к выбившемуся из сил Алексею и брезгливо бросил:

- Возьми, герой.

Алексея уговаривать не пришлось. Он откинул высохшую повязку и с жадностью набросился на содержимое бурдюка. Вода была противна на вкус да к тому же почти горячей. Но пленник судорожно глотал столько, сколько ему позволил кибер.

Виб выхватил бурдюк, вернулся к верблюду и выругался на местном наречии.

- Что-то на  робота ты мало стал походить!? – превозмогая  усталость и боль, удивился Алексей.

- Я уже не робот, понятно тебе, земляной червь, - с достоинством ответил похититель.

- А кто же ты?

- Не твое дело.

Алексей в очередной раз вскрикнул, упал коленями на острые камни.

С презрением взглянув на землянина, Виб сказал:

- Поедешь сзади меня. А то подохнешь в дороге.

Ехать оказалось гораздо удобнее, чем плестись по раскаленной поверхности планеты, хотя и порядком трясло. Изредка начали попадаться странные существа, издали похожие на людей, но когда они подходили ближе, Алексей брезгливо отворачивался, и было отчего.

Существа оказались местными жителями. Некоторые из них передвигались, как и обычные люди, но за ними могла тащиться лишняя пара ног, могла торчать и лишняя рука, безжизненно свисающая до самых колен. Но чаще попадались тавы с раздвоенными лицами.

Пленник опасливо взирал с высоты спины верблюда на разделенные бордовой полосой-рубцом огромные головы мутантов. С каждой стороны у бедолаг находилось по паре глаз, два носа вплотную прилегали друг к другу. Над самыми губами рубец обрывался, поэтому рот был один. Но, как понял Алексей, мутация продолжалась. Пройдет сотня лет, после чего головы тавов расколются пополам.

Аборигены перекидывались между собой отдельными фразами. Алексей с удивлением отметил, что понимает язык тавов. Тут он вспомнил о колпаках на «Тео».

Алексей терпел долго, но когда один из тавов назвал его яйцеголовым, он не выдержал:

- Вы на себя-то посмотрите! На кого вы похожи! А главное, чем дышите. У нас в свинарнике воздух и то свежее, чем на вашей планете.

Алексей удивился не меньше Виба, с легкостью произнеся слова на тавийском языке.

- Заткнись! - обозлился кибер. - Если еще хоть раз услышу твое щебетание - сброшу с яныра.

Алексей не проронил ни слова, пока на горизонте не появилась высокая башня. За ней по склонам холмов раскинулись ветхие жилища жителей Набы. Были строения более внушительные: на двухэтажных домах виднелись черепичные крыши с трубами, из которых валил черный дым.

- Приехали, - известил кибер и спрыгнул с яныра.

Путников окружили зеваки. Алексея едва не стошнило от красочных лиц и разнообразия форм мутантов. Виб поволок пленника к башне. Там его встретил солидный тав, по крайней мере, прилично одетый и с надменным выражением обоих лиц. В течение пяти минут Виб договаривался. Кибер сунул в руку аборигену несколько серебристых монет, после чего тав, наконец, понял, чего от него хотят.

Виб вернулся и, развязав Алексея, толкнул его в темное и сырое помещение на первом этаже башни.

- Надеюсь, что я больше не увижу твою отвратительную рожу, - сказал он на прощанье и закрыл за пленником дверь.

Алексей вздрогнул. Воспоминания дались ему нелегко. Он еще раз представил лица друзей, и ему захотелось плакать. Пленник тупо уставился на поврежденные ноги и с ужасом заметил, что коленки распухли, а в некоторых местах, где были глубокие раны, начали гноиться.

Опять захотелось пить. Алексей с трудом встал и забарабанил в дверь, хотя был уверен, что за ними никого нет и быть не может, а его оставили на съедение тавийским крысам. Но через минуту он увидел приближающуюся тень, и за дверями послышалось ворчание безродного тава, призванного его охранять.

 Алексея поразил его внешний вид: двух лиц, наверное, уже как с месяц не касалась вода, разорванный и перештопанный длинный халат мутанта был похож на бесформенную грязную тряпку. Стражник отодвинул задвижку смотрового окошка и просунул свои безобразные лица. Две пары глаз принялись изучать пленника. Через минуту, сделав для себя нужные выводы, он уважительно спросил:

- Чего хочет господин с Верилии?

- Пить, принеси мне пить.

Алексей старался сохранить последние остатки достоинства.

- Плати, господин, - вздохнул стражник, - вода у нас ох как дорого стоит.

Алексей машинально полез в карманы комбинезона и тут же подумал, что это бессмысленное занятие, но все же продолжал рыться. И его труд был вознагражден: денег он, конечно, не нашел, зато достал из нагрудного кармана небольшую плоскую коробочку. Алексей вспомнил о полных карманах разной инопланетной ерунды, которую они с Санькой рассовали для придания своему виду космической солидности.

В коробке находился простой термометр - вещь простая и обыденная на любой другой обитаемой планете, но не на Тавии. Повертев в руках ненужный, но красивый предмет, Алексей поднес его к глазам стражника. Тав довольно причмокнул и, суетливо оглянувшись, затрещал на своем языке:

- Хорошая вещь! За нее хозяин целых пять тиксов даст.

- А сколько воды можно купить на пять тиксов?

Алексей предусмотрительно спрятал измеритель в карман.

Тав вожделенно сопроводил взглядом инопланетный прибор и забормотал быстро и почти непонятно:

- Сколько ты будешь находиться здесь, столько я буду тебя поить.

Сделка совершилась быстро. Перед Алексеем стояла полная бадья светло-коричневой жидкости, которую на этой планете называли водой. Пахла она еще хуже, чем та, что была в бурдюке кибера. Закрыв рукой нос, Алексей жадными глотками выпил почти треть емкости. Сразу захотелось есть, и он с великим сожалением вспомнил о тех заказах, что не успел принести в кубрик Кил.

Довольный охранник быстро удалился, но, то ли пожалев пленника, то ли надеясь заполучить что-нибудь еще ценное, он вскоре вернулся и протянул в окошко круглый орех величиной с кулак.

Алексей, разбив толстую скорлупу, принялся за обед, пахнущий мочевиной. В куче соломы появилось тревожное оживление. Три огромные крысы с длинными хвостами вылезли из своих укрытий и с жадностью уставились на пленника. Одна из них, что посмелее, попыталась обокрасть проголодавшегося человека, в прыжке задев ромбовидным хвостом его лицо.

Другие твари довольствовались малым: они с легкостью принялись перемалывать острыми зубами твердую скорлупу ореха. Алексей во избежание новых атак зверя предусмотрительно встал на ноги и быстро расправился со скудным подношением доброго тава.

Время потекло изнурительно медленно. Тревожила неизвестность, так как Алексей даже не имел ни малейшего представления о причине похищения. Который уж раз он вспомнил звездолет, своих друзей и не смог сдержать слез. Тавийские крысы, казалось, поняли состояние нежданного гостя и, сгрудившись в дальнем углу, с жалостью взирали на плачущего пленника.

Выплакав все слезы, Алексей начал безудержно всхлипывать, как всхлипывала разобиженная сестренка Катя. Воспоминание о доме ненадолго притупили страдания. Незаметно узником овладел сон…

 

Часть 2

Излучающий любовь


Глава 1

Двуликий Тарон

 

Из космоса Тавия не походила на заселенную планету, где может существовать разумная жизнь. Серо-бурый приплюснутый шар имел явно выраженные признаки исчезнувших океанов, которые когда-то занимали около половины поверхности, но по каким-то причинам пересохшими. На их месте остались небольшие моря, размер которых увеличивался к полюсам. Облаков почти не наблюдалось, да и крупных рек тоже. Экваториальная часть планеты полностью выглядела безжизненной с множеством кратеров действующих вулканов.

- Впереди тавийский боевой флот, - тревожно проговорила Вэлла. - Интересно, как встретят нас мутанты?

- Ты же говорила, что между вами нет открытой вражды, - сказал Виктор.

- Посмотрим. Но в любом случае нам придется встретиться с адмиралом флота. Именно он дает разрешение на посещение планеты.

- Что-то Тавия выглядит не очень привлекательно.

- А вот и почетный эскорт, - оживилась Вэлла, показывая на монитор, где навстречу «Тео» приближались три светящиеся точки, - «Сторожевики»… По крайней мере, для нас - хороший знак. Значит, в мое отсутствие до прямого столкновения дело не дошло. Иначе нас бы атаковали без предупреждения.

Сторожевые корабли на бешеной скорости пронеслись в опасной близости от звездолета. Сделав крутой разворот, они пристроились по курсу «Тео»: два - по бокам, один - чуть позади.

Прошло несколько часов с момента похищения. Вслух никто не вспоминал о друге, но каждого находящегося в звездолете одолевала одна единственная мысль - скорее добраться до Тавии.

Санька после пережитых потрясений седел молча, что никак не вязалось с его деятельной натурой.

- Ты встречалась с адмиралом? - взволнованно спросил Виктор.

- С Тароном!? Приходилось. Тот еще тип: тщеславный, трусливый, коварный и заносчивый. Из-за его трусости погибла моя мама.

Неожиданно на мониторе загорелись сотни точек-кораблей флота тавинян; из них выделялась одна крупная - флагманский корабль адмирала.

- Вы не слишком-то пугайтесь внешнего вида адмирала, - предупредила инопланетянка, глядя на линию мерцающих точек. - И не верьте всему, что он скажет.

У верилийки было достаточно времени, чтобы осмыслить странный приказ с родной планеты. Девочка сделала неутешительный вывод: дома происходит что-то непонятное. Смутная тревога только усиливалась. Поглощенная мыслями, она задумчиво посмотрела в иллюминатор.

Тавия заняла почти весь экран. Вдали замаячили контуры трехпалубного корабля-гиганта. «Тео» сбавил скорость. Сопровождающие его «сторожевики», совершив облет крейсера, удалились от звездолета и затерялись на орбите планеты мутантов.

- Будьте начеку, от меня ни на шаг, - предупредила инопланетянка. - Кил, ты идешь с нами…Я думаю, что оставлять пустым «Тео» будет с нашей стороны опрометчиво, поэтому предлагаю оставить Александра на корабле. И в случае опасности у него будет шанс увести звездолет на безопасное расстояние.

- Я согласен, - Виктор мельком посмотрел на друга. - Санька, принимай командование кораблем, надеюсь, ты не забыл колпаки?

- Да все я помню, - отмахнулся Александр. - Только как я пойму, что у вас происходит неладное?

- Мы встроим в комбинезоны камеры слежения, - нашлась инопланетянка. - Все, что произойдет  вокруг нас, будет передаваться на монитор.

- Смотри, не пропусти чего-нибудь интересного, - предупредил Виктор. - Следи даже за тенями.

- Постараюсь.

- Если нас захватят в плен, заблокируй все выходы и пригрози взорвать «Тео». Это им ни к чему. Взрыв уничтожит крейсер и часть кораблей флота, адмирал не пойдет на это.

- Хоть в этом у нас преимущество.

Виктор тяжело вздохнул и с тревогой посмотрел на главную цитадель мутантов.

Флагманский корабль походил на огромную касатку. Черный верх крейсера был буквально напичкан боевыми установками: лазерными пушками, ракетными установками системы «орбита-планета», электромагнитными излучателями и плазменными дротиками. Белая нижняя часть горела тысячами иллюминаторов жилых, служебных и технических помещений.

Гостей ждали - на крейсере произошло видимое оживление. Огромные лепестки дверей шлюзовой камеры раздвинулись, представив на обозрение многочисленные посадочные площадки. Несколько из них оказались свободными, и Вэлла виртуозно приблизила «Тео» к чреву монстра, затем посадила звездолет на указанное место.

Двое членов экипажа в сопровождении кибера спустились на палубу корабля мутантов. Возле «Тео» гостей ожидал капитан флагмана, раздвоенное лицо которого изобразило застывшую официальную улыбку.

- Второй человек на флоте, - прошептала на ходу Вэлла, - мой давнишний приятель, хороший тав.

- Мерзковато выглядит для приятеля, - поморщившись, тихо ответил Виктор.

- Советую в его присутствии не затрагивать внешность тавов, они этого не любят. Также лучше промолчать и о загрязнении Тавии.

- Добро пожаловать на Тавию, - изрек мутант.

- Рада снова вас видеть, Даруз, - поздоровалась верилийка. - Как здоровье адмирала имперского флота тавинян и главнокомандующего всеми вооруженными силами благословенной Тавии многоуважаемого Тарона?

Бледно-розовый шрам, разделяющий пополам лицо Даруза, налился кровью и приобрел пунцово-красный оттенок.

- О! Наш благочестивый адмирал всегда бодр и ожидает вас на капитанском мостике.

- Приятно слышать.

- Разрешите узнать цель визита наших друзей с прекрасной Верилии, - оставаясь официально-вежливым, произнес Даруз.

- Миссия секретная, о ней должен знать только многоуважаемый Тарон, - также официально произнесла инопланетянка и, подойдя к старому приятелю, годившемуся ей, по крайней мере, в отцы, тихо добавила: - Ну и, конечно же, вы, мой дорогой Даруз… Но только чуточку позже я вам сообщу о кое-каких странностях, произошедших в нашем созвездии.

Тень пробежала по лицам мутанта, и улыбка сошла с его губ. Даруз, смерив подозрительным взглядом Виктора, спросил:

- Кто твой спутник?

- Это мой друг с далекой планеты… Виктор.

- Хм… Верилийцы нашли еще одну родственную расу?

- Выходит, что родственную, - посмотрев на Виктора, улыбнулась инопланетянка.

- Что ж, пройдемте за мной, - сухо произнес капитан, - я проведу вас к адмиралу.

Вэлла хорошо знала Даруза, но сейчас показная строгость и официальность капитана насторожила, и девочка старалась угадать, что же скрывается за его суровыми лицами.

- Даруз, вы опять надулись, как наказанный ребенок, - засмеялась она.

- А вы опять везете секреты, которые недоступны мне.

- Расскажите лучше, что нового на Тавии; все продолжаете строить коварные замыслы против верилийцев?

- Ваша подозрительность не знает границ, - возразил мутант.

- Вы сами заставляете нас подозревать, - парировала Вэлла.

- У нас только великому Норту дано обозначать векторы внешней политики...

- Ладно вам, Даруз, знаем мы, кто вершит судьбы тавов и всей Тавии, - фыркнула инопланетянка. - Скажите лучше, что слышно о Верилии?

- Как!? - искренно удивился Даруз. - Вы разве не оттуда к нам пожаловали?

Виктор едва успевал следить за разговором двух, судя по всему, давних приятелей. Он не переставал удивляться самому факту дружественных отношений мутанта и верилийки.

Гости и сопровождающий их мутант вошли в лифт, и мерзкие лица Даруза взгромоздились над головой землянина.

- Это не для лишних ушей, - прошептал тав, как только захлопнулись двери. - Мне что-то не нравится положение дел у вас, на Верилии. Да и наш адмирал в последнее время не похож на себя.

Вэлла заинтриговано взглянула на Даруза, затем, лукаво улыбнувшись, сказала:

- Даруз, а не пригласил бы ты нас вечерком  к себе, я так соскучилась по твоим двойняшкам; наверное, они подросли уже и забыли о далекой верилийке.

- Как же, забудешь такую, - довольно проворчал Даруз.

- Так как?..

- Моя Дана будет только рада. - Даруз вновь смерил подозрительным взглядом землянина. - Жду к ужину. Мое скромное жилище всегда радо принять гостей.

Дверь лифта открылась, и впереди показался длинный коридор-переход, соединяющий две разные части крейсера. Здесь было много снующих тавов, и у каждого красовались офицерские нашивки на рукавах их форменных рубашек. Виктор решил, что где-то рядом должен находиться капитанский мостик.

Тавы привыкли созерцать своих союзников, поэтому не обращали внимания на визитеров, тем более их сопровождал грозный Даруз. Он шел впереди всех, непреклонный и гордый - все ж второй тав на корабле и во всем флоте. Но Виктору почему-то понравился этот могучий урод. Было в нем что-то от старых морских волков, наводивших ужас на торговые суда древней земли.

Помощник адмирала привел спутников к затемненным дверям огромных размеров, по каждую сторону стояло по вооруженному охраннику. Завидев еще издали Даруза, они вытянулись в струнку.

Капитанский мостик по своим размерам не уступал габаритам крейсера. Вся дальняя стена была прозрачной и являлась лобовым экраном иллюминатора, через который визитеры увидели Тавию, наполовину скрывающую ярко-рыжую Валладу. А дальше, за звездой, мерцали сотни неизвестных созвездий и газовых туманностей. Вдоль экрана полуовалом тянулся пульт управления кораблем и всем тавийским флотом, перед которым сидело около двадцати тавов.

Самого адмирала на мостике не было. Он появился неожиданно, издав возглас приветствия позади гостей. Виктору все мутанты казались на одно лицо, поэтому большой разницы во внешности адмирала и его помощника он не увидел. Разве что взгляд Тарона был более властным и надменным.

- Какой приятный сюрприз!.. - Тарон расставил в стороны руки. - Вэлла, дитя мое! И не боишься в таком возрасте летать одна. Я на месте твоего отца ни за что не отпустил бы своего ребенка в холодные просторы вселенной… Кстати, как здоровье смелого Ярома?

- Я видела его давно, - верилийка вскинула голову и в упор посмотрела в лица адмирала.

«Знает, куда бить, хитрая бестия», - с отвращением подумала она.

- Ах, дети, дети… На всех планетах они одинаковы. Забывают о своих родителях и редко балуют их своими объятиями, - принялся философствовать адмирал. - Что ж, я рад снова увидеть самую замечательную инопланетянку во всей Вселенной на моей старой посудине... А помнится, что совсем еще недавно я носил тебя на руках малюсенькой девочкой.

- Да, столько времени пролетело, - сухо промолвила Вэлла. - Ровно столько, сколько прошло со времени гибели мамы.

Тарон вдруг стушевался и перешел на официальный язык:

- Гм… чем обязан твоему внезапному посещению?

- Я выполняю особое поручение вуллов. Возникли трудности. И я надеюсь, что, будучи нашими верными союзниками, вы окажете нам необходимую помощь, - Вэлла, сделала ударение на слове «союзники».

- Мы всегда рады помочь друзьям, - улыбнулся Тарон и, искоса посмотрев на инопланетянку, добавил: - Тем более дочери своего друга, хотя и бывшего…Что поделаешь, со временем люди меняются, союзы распадаются. Но я всегда продолжаю с уважением относиться к твоему отцу.

Верилийка с трудом сдержалась, чтобы не наговорить кучу гадостей этому поистине двуличному таву.

Виктор понял, что между девчонкой и грозным адмиралом существует неприятная для них обоих тайна. Продолжая слушать разговор, он внимательно рассматривал капитанский мостик, бросая взгляды на овальное помещение огромных размеров. При желании здесь могли разместиться все члены экипажа крейсера, включая технический персонал. Наверное, адмирал изредка и собирал здесь своих подчиненных по особо важным случаям.

 Затем взгляд землянина переместился на высокие гладкие стены. Над его головой была вмонтирована небольшая смотровая площадка с перилами. На ней стоял странный тав в черном плаще; странный, потому что был не двуликим, а двухголовым. И головы были в стократ омерзительнее, чем раздвоенные лица мутантов. Виктор на долю секунды отвел взгляд, но когда снова взглянул на площадку, чудовище исчезло в проеме двери, волоча за собой зубчатый хвост.

- Мой отец, как вы знаете, находится на Креке, - вновь заговорила Вэлла, - Я же живу на Верилии. Хотя отца я видела давно, но могу с твердостью сказать, что Яром остался таким же, как и тринадцать лет назад.

- Приятно слышать, - осклабился адмирал. - Но давайте о деле; так что тебя привело на Тавию?

Верилийка прямо заявила:

- Достоверно известно, что недавно на вашу планету приземлился звездолет тавинян. На нем находятся враги верилийцев, а значит, и ваши враги. Злоумышленники выкрали с далекой планеты нечто такое, что им не принадлежит… Мне нужна ваша помощь в поимке преступников и в возращении украденного законным обладателям. Следующее… Сегодня к вам должна была прибыть спасательная капсула с «Тео», управляемая предавшим меня кибером. На борту капсулы находится мой друг с далекой Земли. Его похитили; и я прошу вашей помощи, чтобы вернуть и человека, и капсулу.

Тарон слушал внимательно, временами порываясь перебитьверилийку; когда девочка закончила выдвигать свои требования, лица адмирала приняли непонимающе придурковатое выражение. Он с удивлением взглянул на инопланетянку и обиженным тоном сказал:

- Позволь, Вэлла, в наших рядах не может быть предателей; ты же знаешь, что с предателями и мятежниками наш великий Норт поступает строго, и мятежники давно были бы казнены.

- Выходит, что у вас никого не было!? - с вызовом спросила Вэлла.

Тарон переглянулся со своим помощником, посмотрел на непреклонную верилийку и с глубоким вздохом изрек:

- От вас ничего не скроешь. Действительно, я дал разрешение на посадку одному кораблю. Но он вас не может интересовать, так как это обычная посудина беженцев с Нагорной Туманности... Ты ведь знаешь тамошние аномалии. С десяток жителей, спасающихся от неизвестной болезни, попросили убежища на Тавии, - Тарон притворно виновато взглянул на инопланетянку и продолжил. - Ведь нет ничего предосудительного, если мы предоставляем защиту братьям по крови. Насчет твоей же капсулы я ничего не знаю. Значит, я думаю, беглец отправился в другое место.

- Я могу встретиться с беженцами? - с надеждой спросила Вэлла.

- Это не в моей компетенции. Решает такие вопросы, как тебе известно, великий Норт.

- Хорошо, я прошу аудиенции у вашего правителя! - заявила инопланетянка.

- Можете свободно проследовать на Тавию, - сказал Тарон и обратился к своему помощнику: - Даруз, отдай приказ «сторожевикам» беспрепятственно пропустить звездолет на планету.

- Благодарю вас, адмирал, и надеюсь на наше дальнейшее сотрудничество.

- Мы всегда были друзьями. Тавы и верилийцы останутся братьями навек.

Вэлла уловила почти неприкрытую фальшь в словах мутанта и смерила его пренебрежительным взглядом.

- Твои слова ласкают слух, - усмехнулась она.

Тарон понял намек и, суетливо оглядев визитеров, проговорил:

- Мне пора. Как говорится, служба зовет.

Визитеры да и сам Даруз были уверены, что адмирал сказал только долю правды. Оставалось одно - посетить планету и убедить правителя разрешить им начать поиски похищенного землянина.

- Вэлла, у тебя не было тайн от меня, - вкрадчиво начал Даруз, когда они вошли в лифт. - Скажи, что находилось в том корабле?

- Потом, дорогой Даруз. Все это мы обсудим у тебя в гостях… Ты лучше скажи, видел ли ты мой десантный бот?

- В этом деле я помочь не смогу. Я только что вернулся с Тавии, за это время многое могло произойти. Но, как мне известно, у адмирала гостит кто-то… не из наших.

- Тарон никогда бы не стал принимать у себя простого кибера, хоть и повернутого головой, - фыркнула Вэлла.

- Я тебя понимаю. Этот тайный гость никак не кибер и даже не верилиец.

- Кто же тогда? - Лицо инопланетянки удивленно вытянулось.

- Не знаю… Тарон надежно прячет его.

- Я буду у тебя на закате Валлады.

Капитан остался в лифте, затем, убедившись, что гости благополучно добрались до звездолета, направился на капитанский мостик.

Через полчаса «Тео» вынырнул из чрева флагмана мутантов и взял курс на Тавию.

 

Глава 2

Всемогущий Норт

 

Великий правитель Тавии, всемогущий император Норт восседал в огромном сверкающем зале на роскошном троне, обитом красной материей. Возле него суетилась бесчисленная челядь с такими же раздвоенными лицами, как и сам император. Только что плотно пообедав, он находился в хорошем расположении духа. По крайней мере, еще ни один из прислуживающих тавов не получил по спине длинным хлыстом, с которым Норт никогда не расставался.

Представшие перед правителем гости выглядели совершенно нелепо среди безобразных мутантов с перекошенными от страха лицами. Все знали о крутом нраве императора. Непредсказуемый Норт мог с легкостью отправить любого тава на гильотину или приказать запороть до смерти того, кого он посчитает нужным. Казни и насилие являлись своего рода развлечением престарелого повелителя Тавии.

- Мы приветствуем тебя, великий Норт! - вежливо, но с достоинством проговорила Вэлла.

- Давненько я не видел верилийцев, - скрипучий и потухший голос правителя заставил Виктора вздрогнуть. - Союзнички, значит, пожаловали. Интересно… И по какому же поводу вы соизволите меня беспокоить, отвлекать, так сказать, от моих важнейших государственных дел.

  - Позволь, великий император, прежде чем объяснить цель нашего визита, преподнести тебе наши скромные подарки.

 Вэлла склонилась в легком поклоне.

Четыре поросячьих глаза Норта вспыхнули вожделенным огнем.

- Позволяю… Хотя это и займет часть моего драгоценного времени, так и быть, приму от вас дары, - император недоуменно взглянул на руки девочки, затем на ее спутников и разочарованно добавил: -  Но почему-то я не вижу у вас ничего такого, что сошло бы за подарки!?

К неописуемой радости правителя в тронном зале показался Кил с тележкой, до краев забитой коробками с преподношениями.

Верилийка торжественно произнесла:

- Великий Норт, прими этот дар от твоих верных друзей и союзников. В знак нашего братства и для укрепления мощи твоих войск мои соотечественники передают тебе и денежные средства.

- Сколько?! - воскликнул повелитель.

Норт в волнении встал с трона и потер ладони, словно приготавливая руки к принятию даров, но словно смутившись неприкрытой алчности, степенно  вернулся  на свое место и постарался впредь выглядеть более пристойно.

- У меня в хранилищах столько разного барахла, что ваши подарки, я думаю, мало меня порадуют. Но, ради любопытства, я так и быть соизволю посмотреть, что находится в тележке.

- Великий император, наш народ передает тебе сто тысяч тиксов…

Норт забыл о приличиях и снова подскочил с трона. Продольная борозда налилась кровью и приобрела малиновый оттенок.

- Весьма, весьма благодарен твоему народу! - дрожащим голосом проговорил он, - Все средства пойдут на повышение боеспособности наших армий и на экологические цели. Вы, верилийцы, правы: нам нужно приводить в порядок Тавию.

Инопланетянка едва заметно скривила губы. Ей было известно, куда тратит Норт те средства, что ее соотечественники передают своим соседям. Пять лет назад была создана совместная комиссия, в обязанности которой вменялась просчитать, сколько будет стоить приведение Тавии в надлежащий вид.

 Сами тавы согласились, что загрязнение планеты превышает все разумные пределы, но от слов к делу так и не перешли. Технологии остались на уровне пещерного века: мутанты до сих пор использовали ядерную энергию, а химическая промышленность полностью разрушила экосистему планеты. Начались необратимые процессы, которые в любой момент могли полностью погубить жизнь.

И сейчас Вэлла не обмолвилась и словом, на какие цели она передает крупную сумму. Ей было важно не злить императора разговорами, которых он не любит. А тема экологии - как раз то, что Норт не любил больше всего в царственных делах. Отравленная вода в морях и океанах, кислотные дожди, огромная смертность среди населения были для него пустым звуком.

 Отгородившись от своих сограждан высокими стенами дворца, Норту давно стали безразличны чаянья простых жителей Тавии. На этой планете народ существовал отдельно от власти, а власть существовала отдельно от народа. Но налоги с граждан император собирал с завидной регулярностью и жестокостью. Верилийцы не вмешивались во внутренние дела тавов, хотя многое им не нравилась на умирающей планете.

- А почему ты молчишь по поводу того, куда эти средства должны пойти? - с удивлением спросил Норт, привыкший выслушивать длинные нравоучительные речи от своих соседей.

- Этот дар светлейший император может потратить по своему усмотрению, - Вэлла в который раз отвесила поклон. - Это проявление наших добрых намерений по отношению ко всем тавам.

- Вашей щедрости нет границ! Я и впредь приложу все силы для укрепления наших союзнических отношений, - горячо заверил Норт.

К посетителям подошла тавинянка с длинными, но редкими волосами, лица которой были скрыты от посетителей под полупрозрачной вуалью, и приняла от инопланетянки увесистый сверток с деньгами. Двое слуг уже возились с тележкой Кила, правитель Тавии ревностно следил за их действиями.

Виктор в полном недоумении взирал на императора; ему казалось, что он не тянул даже на титул вождя какого-нибудь африканского племени зулусов. Весь облик Норта никак не вязался с представлениями о расе, вышедшей в открытый космос и обладающей могучим флотом военных кораблей. Ему захотелось, как можно скорее покинут этот средневековый тронный зал и не смотреть больше на выжившего из ума тава с длинным хлыстом в руках.

Проследив, чтобы дары были приняты до последней коробки, Норт соизволил обратить внимание на подносящих.

- Вы переходите в разряд моих почетных гостей, поэтому можете находиться на Тавии, сколь вам будет угодно, - снисходительно проговорил он. - Мой дворец в вашем распоряжении.

- Великий Норт, - вкрадчиво начала говорить Вэлла, - у нас к тебе есть небольшая просьба…

Лица императора скорчились в безобразной гримасе. Норт не любил любые просьбы больше, чем разговоры о загрязнении планеты; но, посмотрев, как проворные слуги принялись таскать дары в хранилище, состроил подобие улыбки.

- Я слушаю тебя, - произнес он, ожидая подвоха.

- На Тавии затерялся мой друг, - сказала верилийка. - Он немного не в себе, поэтому забыл, кто он и откуда. Разреши на моем «Тео» облететь оставшуюся часть планеты, где еще возможна жизнь, чтобы отыскать его.

- И это все? - с облегчением выдохнул император. - Хорошо, ищи своего выжившего из ума друга. Он действительно не в себе, если решил поселиться на Тавии за воротами города.

- Ты поистине великий император, - улыбнулась инопланетянка.

Гости поклонились великому Норту и поспешили покинуть средневековый замок.

- Удивлен? - спросила Вэлла, выходя из тронного зала.

- Нет слов, - ответил Виктор. - Как я понял, почти вся Тавия непригодна для жизни. Это нам на руку, ведь шансов отыскать Алексея становиться больше. Я-то думал, что  поиск человека на огромной планете с тремя материками - бесполезное занятие. Это как иголку искать в стогу сена, а тут выходит, что тавы живут только на ограниченной территории.

- Даже меньшей, чем ты можешь себе представить, - с сожалением сказала инопланетянка. - Девяноста пять процентов планеты - безжизненная пустыня, совершенно не пригодная для жизни. Раскаленные сыпучие пески наступают на небольшой оазис, в котором и влачат жалкое существование бедные тавы. На двух материках, наверное, уже никогда никто не поселится.

Виктор помог взобраться верилийке на автотележку, и она медленно потянулась по вымощенным  улицам Камбрии. Вид столицы вверг в полное уныние. Если центр выглядел еще более-менее презентабельным, то окраины просто шокировали. Возле жалких лачуг, стены которых были выложены теми же булыжниками, что и улицы, стояли их владельцы. С непомерной тоской они взирали на автокар с пассажирами и вспоминали легенды, которые утверждали, что много тысяч лет назад тавы были красивы и сильны, а главное, счастливы.

Они еще долго стояли, провожая взглядом странных визитеров.

Автокар выехал из города, булыжная мостовая закончилась, и началась грунтовая дорога. Со стороны пустыни подул суховей. Валладу тотчас же накрыла надвигающаяся на город стена из смрадного дыма и серых облаков. Запахло чем-то таким отвратительным, что к Виктору подступили приступы тошноты.

- Одень, - Вэлла протянула землянину кислородную маску.

Вдали показался космодром, на котором в гордом одиночестве стоял «Тео». Неожиданно все небо заволокло огромной тучей, стремительно приближающейся к автокару.

- Дождичка сейчас бы не помешало! - прокричал Виктор, приподняв маску.

Но привычной прохлады и сырости он не почувствовал. Запахло еще хуже, чем в городе. Мощные порывы ветра подняли тонны песка, которые скрыли Валладу. Верилийка отбросила маску, с тревогой посмотрела на приближающуюся тучу и прокричала:

- Кил, поторопись!

Кибер включил дальний свет, свернул с ухабистой дороги и напрямую погнал автокар к звездолету.

- Не успеем!.. - крикнула инопланетянка.

С первыми каплями дождя из разбавленной серной кислоты и полным набором вредных примесей автокар вскарабкался в шлюзовой отсек звездолета.

- Нам повезло, - улыбнулась верилийка.

- А как же местные?

- Привыкли. Да и прячутся по своим норам. Переждут, потом появляются на поверхности. Концентрация кислоты бывает разная; чаще всего она незначительная, но осторожность проявлять необходимо.

Инопланетянка стояла на тележке, не решаясь спрыгнуть на палубу шлюзовой камеры. Виктор протянул руки и робко посмотрел на девочку, которая все же решила воспользоваться помощью друга, прыгнув ему в объятия. На миг они оказались в непростительной близости друг от друга, глаза встретились, сердца бешено заколотились.

- Готовить звездолет к полету? - спросил кибер.

Виктор опустил руки, Вэлла продолжала смотреть в его глаза, чувствуя, как румянец предательски разливается по ее лицу.

- Да, готовь, - едва слышно ответила она.

За обшивкой «Тео» раздался мощный раскат грома, и небо над космодромом озарилось сотнями молний. Землянин, прокашлявшись, по-деловому постучал по колесам автокара и, справившись с волнением, спросил:

- Кислотный дождь для «Тео» не опасен?

- Мог бы и не спрашивать.

- Да, никчемный вопрос.

- На то и голова, чтобы думать, - бессмысленно проговорила Вэлла.

Они стояли друг против друга и перекидывались ничего не значащими фразами, боясь произнести вслух то, что они сейчас испытали.

- Вы где запропастились? - раздался из динамиков голос Саньки.

Голос друга был как раз кстати.

Девчонка улыбнулась. Она не могла представить, что бывают на свете такие всплески эмоций, когда так приятно ноет в груди и хочется вновь и вновь испытать то же самое, но вместе с тем боясь этих самых неизведанных чувств.

Стараясь не смотреть друг на друга, они поднялись на капитанский мостик.

- Ну что, начнем поиск? - предложила инопланетянка.

- Начнем, только нам нужно поторапливаться.

- У меня есть карта окрестностей Камбрии. Я думаю, что спрятать Алексея далеко от столицы похитители не могли.

- Похитители!? - Санька с удивлением посмотрел на верилийку. - Его же кибер утащил.

- У него на Тавии есть сообщники, иначе и быть не может.

- А для чего им сдался Алексей?

- Откуда нам знать! - вспыхнул Виктор. - Найти его надо, пока он действительно кому-нибудь не сдался.

 

Глава 3

В гостях у Даруза

 

Вэлла подняла звездолет и на малой высоте повела его к северу от столицы Тавии.

 Внизу проплывал однообразный ландшафт: на каменистой почве, покрытой бурой травой, изредка встречались небольшие рощицы плодовых деревьев, возле которых обязательным атрибутом являлась артезианская скважина. Встречались и местные жители, пасущие стада неведомых животных, но никто из них не видел верилийца в сопровождении странного кибера.

Несколько часов они бороздили небесные просторы Тавии, подходили к самой границе зоны отчуждения, за которой начинались огромные безжизненные пространства. На закате Валлады «Тео» взял курс на космодром.

- Отчаиваться, я думаю, не стоит, - устало произнесла инопланетянка. - Сегодня вечером я попрошу помощи у Даруза.

- Ты давно знаешь его? - поинтересовался Виктор.

- Даруз - друг моего отца; они вместе исследовали далекие планеты, когда отношения между Верилией и Тавией были гораздо лучше сегодняшних.

- А Тарон? - Виктор задал давно интересовавший его вопрос.

- Был другом, - по лицу инопланетянки пробежала тень. - Был до того времени, пока не предал отца, маму, Даруза, и многих, кто попал тогда в страшную переделку на далекой Дилии.

- Может, расскажешь?..

- Это долгая история, - проговорила Вэлла. - В другой раз.

- Лучше слушать, чем пялиться на эту чертову пустыню, - проворчал Санька и задумчиво продолжил: - Вот бы сейчас, как во сне под колпаком, порубать головы всем врагам.

Неожиданно Виктор вскочил с кресла и принялся обнимать друга. Находившиеся на капитанском мостике удивленно взирали на старшего из землян, в том числе и голографическое изображение Миры.

Санька опешил и хотел уже покрутить пальцем вокруг виска, но передумал, полагая, что положение не терпит шуток.

 Вэлла от удивления не могла произнести и слова, глядя на землянина, который радовался, как ребенок, в то время, когда другу грозит смертельная опасность.

- Я знаю, где искать Лешку.

- Где!? - хором вскрикнули друзья.

- Нужно найти высокую башню из камня, в ней Алексей и находится.

- Витька, откуда знаешь? - спросил Санька.

После некоторых колебаний, друг все же рассказал, что ему приснилось под колпаком, и сейчас ждал бурной реакции, главным образам, от верилийки. Яркие образы, посетившие голову Виктора, когда он спал под «красным мухомором» не давали покоя. Особенно запомнилась высокая каменная башня, внутри которой находился его младший друг со страдальческим лицом и заплаканными глазами. Покосившиеся, но еще крепкие двери башни распахнулись, и к пленнику вошли странные визитеры: предавший их Виб лебезил перед страшным монстром, следом зашло несколько тавов, боязливо глазеющих на ужасное существо с другого мира.

Горольд подошел к Алексею и без всяких проволочек разорвал его пополам, затем сожрал то, что вырвалась у несчастного из груди – мало заметное и размером с небольшой кулак бледно-синее свечение, которое в считанные секунды странным образом превратилось в туманный образ Алексея.

- Все правильно, - принялся рассуждать Виктор, - это единственная зацепка. И ее нужно проверить. Я уверен, что Леша жив и находится или находился в приснившейся мне башне.

К удивлению Виктора, Вэлла без лишних разговоров открыла карту, но желаемого найти так и не смогла.

- Ты ошибся - нет такой башни на карте.

- Карта, может, устарела, - неуверенно проговорил Санька.

- Посоветуемся с Дарузом, - нашлась Вэлла.

Валлада медленно, но неуклонно опускалось за горизонт, стыдливо оставляя  погубленную планету объятьям черной ночи. Миллионы мерцающих огней Камбрии были какими-то унылыми и безрадостными, совсем не такие, как на земле; даже в этом чувствовалась тоскливая обреченность планеты.

- На чем доберемся? - спросил Виктор.

- Мы не пойдем, а полетим на гравере.

- Я тоже погонял бы на воздушном такси, - завистливо проговорил Санька, который понял, что придется остаться на «Тео» с придурком Килом.

- Смотри в оба, Санька! - предупредил Виктор. - Я, надеюсь, что ты не забыл «красные мухоморы».

Небольшое воздушное суденышко взмыло над космодромом и направилось в сторону городских огней.

Даруз явно слукавил, называя свое жилище скромным. Трехэтажный особняк помощника адмирала располагался в богатом районе столицы, где расселились в основном чиновники, коммерсанты и хорошо зарабатывающие наемники имперского флота. Защитный экран окружал и сам дом, и прилегающий к нему фруктовый сад с аллеями, клумбами и двумя фонтанами. Воздух за экраном постоянно подвергался очистке, поэтому здесь можно было обходиться без кислородных масок и не бояться кислотных дождей, а также ночных грабителей.

Вэлла связалась с другом отца еще на подходе к столице и совершила посадку посреди зеленой лужайки рядом с искусственным озерцом с прозрачной водой. После чего защита заработала вновь, предусмотрительно отключенная до этого слугами Даруза.

- А вот и вы! - обрадовано воскликнул Даруз, - проходите, мы давно вас ждем.

Даруз, мельком взглянув на землянина, подхватил девчонку под руку и повлек к обеденному столу.

- А я уж подумал, что ты забыла о старом таве, - лица хозяина расплылись в гостеприимной улыбке. - Вот и завтрак совсем остыл; прошу вас, угощайтесь.

- Мы только что совершили облет Тавии.

- Наверное, показывала новому другу наши мрачные достопримечательности?

- Ты же знаешь: похищен наш общий друг, и мы с разрешения великого Норта разыскиваем его.

- В моем доме Норта можешь не называть великим. Все знают, что он собой представляет, - брезгливо заметил хозяин. - А насчет твоего пропавшего друга я уже навел справки, так же, как и об интересующем тебя корабле. И был удивлен: информацию кто-то засекретил. Никто не знает о визитерах, а это мне кажется более чем странным. Сведения обо всех посещениях Тавии стекались до этого на мой компьютер, но сегодня он пуст.

- Я уверена, дорогой Даруз, - на планету должны были прибыть похитители… Излучателя.

Лица хозяина вытянулись в удивлении, шрам налился кровью. Он вскочил со своего места и взволнованно произнес:

- Вот, значит, как!.. Украден Излучатель! Тогда это похищение многое объясняет.

Верилийка на минуту задумалась, затем нерешительно спросила:

- Поведение адмирала?..

- Да, - признался Даруз. - Я уже начинаю думать, что Тарон замешан в этом деле. Да и эти странные визитеры…

- Ты о ком?

- Не знаю. Я уже говорил, что Тарон не показывает своих гостей.

Виктор вспомнил странное двухголовое существо, смотревшее на них с площадки капитанского мостика; тогда он решил, что это один из членов экипажа. Но вдруг он понял, что странный тип в черном плаще никак не мог быть тавом. Переборов стеснительность, землянин сказал:

- Я думаю, что случайно видел одного из гостей адмирала. Он был… - Виктор виновато покосился на раздвоенные лица хозяина, - двухголовым.

Задетая кем-то тарелка, с грохотом упала на пол и разбилась вдребезги, четыре глаза Даруза испуганно заморгали, словно новогодняя гирлянда.

- Что ты сказал!? - вышла из оцепенения Вэлла. - Повтори, что ты сказал!?

Виктор вкратце поведал о странном существе.

- Этого не может быть!

Даруз многозначительно переглянулся с инопланетянкой.

- Эти твари снова объявились у нас! - зловеще процедил Даруз. - И что они замышляют на этот раз?

- Цель у них одна - Излучатель, - сообщила верилийка. - По заданию вуллов я должна была доставить сокровище на его законное место. Еще тогда старцы хотели предупредить меня о чем-то важном, но ведь ты их знаешь, Даруз. Вуллы никогда не говорят конкретно. Я так и не поняла того, что они хотели мне сказать; когда Излучатель был украден, они отдали приказ  догнать беглецов. Чуть позже мне сообщили, что возможная цель похитителей - продажа Излучателя горольдам. Предположения вуллов оказались верными: покупатели уже здесь.

- Чтобы переправить наше сокровище в свою проклятую вселенную! - Даруз стукнул кулаком по столу. - Но это означает, что готовится новое вторжениегорольдов.

- Ты прав, Даруз, - согласилась Вэлла. - Грядет новая война! И если Излучатель исчезнет с нашей вселенной, то мы окажемся почти беззащитными перед ними.

- Так и есть, моя девочка.

 Даруз задумчиво смотрел в раскрытое окно, где шумел ночной сад. Глаза затуманились, и, казалось, попрощались с великолепием, раскинувшимся за окном его огромного особняка. Затем хозяин стряхнул с себя мимолетное оцепенение и с жаром произнес:

- Адмирал предал нас.

- Мы постараемся перехватить их.

- Но сначала нужно покончить с предателем!

Верилийка с интересом посмотрела на помощника адмирала, пытаясь понять, говорит ли он от чистого сердца или его слова все лишь простая бравада.

- У нас, на Верилии, давно недовольны адмиралом, - осторожно начала она. - Тарон продолжает отдаляться от союзников, что обязательно приведет к плачевным последствиям.

- Уже привело! Для него Тавия - пустой звук! Он давно не живет на планете, даже своего дома нет. Флагман тавийского флота стал его домом. С таким отношением скоро от планеты останется груда безжизненных камней.

- А император находится на полном содержании адмирала, - добавила инопланетянка.

- Эта безмозглая марионетка полностью во власти Тарона!

- Так нужно что-то делать, - не выдержал Виктор. - Может, отстранить адмирала от власти и поставить на его место достойного тава, который заботился бы о планете.

Даруз уважительно посмотрел на землянина.

- А этот парень прав, - через некоторое время изрек он. - Тарона нужно отстранить от командования флотом, пока он полностью не погубил Тавию и не посеял на планете хаос и раздоры.

- И не вступил в союз с горольдами, - поддержала Вэлла. - Если, конечно, уже не продался им.

- Я думаю, что не зря этот хвостатый охотник за душами трется возле адмирала. Цену Излучателю Тарон хорошо знает, и если он решился продать его двухголовому, то это значит, что адмирал в курсе и о предстоящем вторжении.

- Излучателем займемся мы! - твердо сказала верилийка, затем вкрадчиво добавила: - А из тебя, Даруз, получился бы замечательный командующий имперским флотом.

- Гм… - стушевался хозяин виллы, - я как-то не думал об этом.

- Тем более тебя поддержат на Верилии, - добавила Вэлла. - Советую подумать над этим хорошенько.

- Я как раз хотел тебе сказать, что мне не нравится происходящее на вашей планете.

- Что именно? - встревожилась верилийка.

- Последние десять дней со мной выходят на связь только киберы, - озабоченно проговорил Даруз. - Ты же должна знать, что мы ежедневно обмениваемся информацией друг с другом; укрепляем, так сказать, союзнические отношения.

- И что из этого?

- Мало того, что я за десять дней не видел не одного живого лица, так еще этот подозрительный сигнал с Крека. Твои братья просили о помощи. Только вот сигнал был прерван вашим Главным компьютером…

- Дайналлой?

- Ваша красавица успела наговорить нам кучу гадостей, поэтому я толком и не разобрал, что хотели от меня креканцы.

Верилийка нахмурилась, она сама подозревала, что на ее родной планете не все в порядке. Даруз только усилил подозрения. Вэлла, сопоставив все факты, пришла к выводу, что существует зловещий заговор, в котором участвуют двухголовые горольды, преданные им тавы и изменившиеся до неузнаваемости киберы.

- Я все поняла! - воскликнула она. - Верилии и Креку необходима срочная помощь - опасность нависла над всем нашим миром.

- Восстание!? - Даруз озвучил то, о чем Вэлла боялась даже подумать.

- Я в этом не уверена, но по всему выходит, что так и есть.

Верилийка обречено вздохнула, но в душе все же надеялась, что и Даруз, и она сама ошибаются.

- Тогда понятно поведение Виба! - вскрикнул Виктор. - Он обо всем знал, и это он ослепил Миру!

- Ты что-то хочешь предложить? - с замиранием сердца спросила она.

- Нам нельзя отчаиваться, - продолжил Виктор. - Как я понял, двухголовые боятся  Излучателя больше, чем флота военных кораблей; если мы  вернем его на место, то…

Он не знал, что произойдет, но что-то должно обязательно произойти; иначе горольды не гонялись бы за ним по всей Вселенной.

- Даруз, я думаю, что мой друг прав: нам должно быть стыдно, что мы так быстро опустили руки и готовы сдаться без боя.

- А кто сказал, что я сдался!? Здесь, - мутант широко раскинул руками, - мой дом. Знаю, что загубленный, но он дорог мне. И если великий Хар захочет взять мою жизнь, то он возьмет душу свободного тава, но никак не раба двухголовых… Я возвращаюсь на крейсер. Или я погибну, или флот будет моим.

Девчонка с восхищением посмотрела на отважного и благородного тава, на лицах которого появились решимость и жажда действий, и у нее появились крупицы надежды на благополучный исход трудной операции.

- Мы потеряли друга, - начал быстро говорить Виктор. - Мы уверены, что его держат в каменной башне на краю пустыни. Вы, как местный человек… простите, тав, должны знать местонахождение всех таких сооружений.

- Башня? - задумался помощник адмирала. - Нет, не знаю. Все высотные дома и вышки у нас находятся в столице. За ней начинаются пустыни с островами оазисов. Хотя постойте, мой слуга из тех мест… Фулес!

- Что угодно, господин? - спросил подбежавший к нему вооруженный до зубов тав.

- Ты ведь у нас родом из зоны отчуждения?

- Да, мой господин.

- Тебе не встречалась там высокая каменная башня?

- На окраине моего поселения стоит старый маяк, - удивленно проговорил Фулес.

- Как называется твое поселение?! - закричал Виктор.

- Наба…

 

Глава 4

Освобождение

 

Опустившаяся  на Тавию ночь не принесла ожидаемой прохлады. Напротив, со стороны зоны отчуждения подул сухой и жаркий ветер, принесший в оазис смрад, сравнимый с дыханием смерти.

Башня, некогда служившая маяком для кораблей исчезнувшего моря, быстро нагрелась. От нестерпимой жары Алексей проснулся и обреченно взглянул на двери. За ними грозно и с надрывами завывал ветер, прерывисто скулили и тявкали домашние животные, чем-то похожие на земных собак.

Алексей зажег огрызок свечи, принесенный стражником, и прикрепил его в выступе стены; затем сел на влажную подстилку и стал думать. Мысли были только об одном: как вырваться из башни. Скоро за ним должны прийти, и тогда побег будет невозможным. Он окинул взглядом свою тюрьму, посмотрел на зарешеченное окошко, через которое временами просачивался свет от трех спутников Тавии, затем встал и подошел к дверям. Двери были уже старыми и местами подгнили, но все же стояли крепко.

Неожиданно донесся странный шорох снаружи башни. Алексей напряг слух: кто-то старался тихо ступать по острым камням, и этот кто-то приближался к входу в башню.

- Леха… - раздался за дверями до боли знакомый шепот, - ты здесь?

Алексей прильнул к дверям и радостно прошептал в ответ:

- Витька, наконец-то…

- Живой?

- Да вроде бы.

Виктор повернулся в темноту и кого-то позвал:

- Иди сюда, Лешка взаперти сидит.

- Леша, мы нашли тебя! - раздался возглас Саньки.

- Тише, идиот, кругом полно стражников, - предупредил Виктор и принялся рассматривать ржавый замок. - Лом бы сюда.

- Лома не надо, - забеспокоился за дверями Алексей. - Рядом двухголовый, он может услышать шум и сразу взорвет башню.

- Она что, заминирована?

- Да, мне знакомый тав сказал.

- Пока сиди тихо, - прошептал Виктор. - Я сообщу Вэлле о тебе, Кил, надеюсь,откроет двери, - Виктор взглянул на свет в окне, где находились похитители. - Я на разведку, а ты Санька поможешь Килу.

Осторожно преодолев каменистый пустырь, он пробрался к первому окну, откуда раздавались приглушенные голоса, и с замиранием сердца заглянул внутрь.

Горольд на этот раз был без плаща и выглядел омерзительно и гадко. Монстр сидел в кресле возле работающего вентилятора, его длинный чешуйчатый хвост, обвив двумя кольцами его толстую и кривую лапу, нетерпеливо постукивал по не струганным доскам пола. За спиной Шаллара свисали огромные перепончатые крылья, словно монстр расправил их специально для просушки. Перед ним стоял кибер и выжидающе глазел на своего нового хозяина. Прямо на полу сидели тавы с карабинами на коленях и о чем-то возбужденно переговаривались, иногда кидая на Шаллара боязливо-рабские взгляды.

- Адмирал подал сигнал, - прошипел горольд. - Корабль готов и направляется к нам, осталось забрать земляного червя из башни.

- Хорошие новости, мой господин, - подобострастно проговорил Виб.

- Этих трусливых мутантов мы скормим на Катаре драконам, - по-верилийски изрек Шаллар. - Скоро я вернусь и разнесу эту планету по камешкам, а жалкие душонки жителей брошу на съедение моим деткам.

- Я так и поступил бы с этими дикарями, - раболепно закивал Виб.

- На Верилии остались твои бывшие поработители, их ожидает та же участь. А вы, бывшие рабы, станете по правую руку новых хозяев вселенной.

- Я благодарен за оказанную честь, - Виб склонился в низком поклоне и вкрадчиво спросил: - О, всемогущий Шаллар, позволь поинтересоваться: как ты поступишь с адмиралом Тароном?

- Он разделит судьбу своих подданных, - загоготал двухголовый.

Кибер довольно улыбнулся: все, что сказал Шаллар, было одобрено великой Дайналлой, когда готовился план переворота.

- Всемогущий прикажет привести землянина? - продолжая подобострастно улыбаться, спросил он.

- Веди.

Виктор отпрянул от окна.

- Санька, как у вас дела? - прошептал он в рацию.

- Сейчас откроем замок.

- Поторапливайтесь, через минуту у вас будут гости.

Четыре вооруженных тава выбежали из дома и, едва не наступив на ногу землянина, устремились к бывшему маяку. Три спутника Тавии одновременно спрятались за тучами и кромешная тьма опустилась на пустырь, скрыв из виду башню. Неожиданно раздались выстрелы.

- Витька! - крикнул Александр. - Нас обнаружили. Леха с нами… Уходим.

Лазерные пули оставляли за собой бело-голубой след. Виктор определил, что стреляют не только тавы: значит, Санька открыл ответный огонь.

- Быстрее в звездолет, - приказал Виктор. - Я следом, только задержу двухголового.

Каменистый пустырь неожиданно осветился ярким светом. Мощные прожектора черного звездолета забегали по крышам домов и стоящей рядом башне. Корабль завис в метрах трех от поверхности, ослепив на какой-то миг нападавших тавов. Виктор увидел, как два его друга в сопровождении Кила успели скрыться в темноте. Раздался оглушительный взрыв, башня покачнулась и рухнула, превратившись в груду камней.

Виктор мелкими перебежками добрался до углубления посредине пустыря, которое он приметил, когда пробирался к дому, и стал ждать. Сразу после взрыва выбежали похитители и поспешили к звездолету. Землянин вскинул пистолет, прицелился и нажал на курок. Лазерные пули прошли рядом с открытой пастью Шаллара; тот, почуяв неладное, оттолкнулся от поверхности, взмыл в воздух и перепончатые крылья понесли его к звездолету. Виктор, не обращая внимания на кибера и мутантов, дал вторую очередь, стараясь попасть в крылья дракона, но двухголовый, словно воздушный гимнаст, увертывался от пуль.

Может быть, ему и удалось бы сбить хвостатого монстра с третьей попытки, но помешали пришедшие в себя сообщники на корабле - они открыли ответный огонь. Не видя конкретной цели, пушки корабля вслепую палили в разные стороны. Виктору пришлось пригнуть голову и оставить попытку пристрелить огромное чудище.

Чуть в стороне показался «Тео» и ощетинился грозным вооружением, готовый в любую секунду дать залп, но почему-то медлил. На черном корабле заметили подкрепление и оставили Виктора в покое. Шаллар успешно достиг шлюзовой камеры и произвел посадку, за ним вбежал с выпученными глазами кибер.

- Вэлла, уничтожь корабль! - заорал в рацию Виктор.

- Не могу, - послышался ответ инопланетянки, - если я уничтожу корабль, то все живое, включая и тебя, погибнет в радиусе ста километров.

- Вэлла! - продолжал настаивать Виктор. - Стреляй же!

- А ты уверен, что взрыв не повредит Излучатель?

Черный корабль, выпустив по «Тео» бесполезную очередь из крупнокалиберной пушки, начал быстро подниматься. Через мгновение он готов был скрыться в облаках Тавии, унося с собой то, ради чего не жаль было отдать жизнь. Успех был так близок: хватило бы одного залпа, чтобы прикончить хвостатую бестию, а затем вернуть Излучатель на место.

- Стреляй! - рявкнул Виктор.

- Нет! - послышался ответ. - Мы его перехватим в космосе.

Звездолет подобрал землянина и вынырнул из отравленной атмосферы Тавии. Пользуясь преимуществом в скорости, преследователи медленно, но неуклонно приближались к похитителям. Неожиданно члены экипажа с ужасом заметили, что наперерез «Тео» выдвинулись три «перехватчика» имперского флота - это коварный Тарон вмешался в погоню.

- Смотрите, - Санька пальцем показал на монитор.

От скопления кораблей отделился грозный штурмовой корабль с мощным вооружением и, покинув линию, последовал за своими меньшими собратьями.

- Он для нас не помеха, - успокоила Вэлла и с досадой продолжила: - Времени жаль.

Виктор с укором посмотрел на инопланетянку, девчонка опустила глаза и сказала:

- Я знаю, что ты хочешь мне сказать, знаю и о цене Излучателя; но я уверена, что нельзя возвращать его таким способом.

- А почему ты уверена, что тот огромный корабль слабее нашего? - спросил Санька, не понимая, о чем говорят друзья.

- Флот тавов, в основном, состоит из устаревших кораблей, - ответила Вэлла, - на таких мы летали лет двести назад.

С молчаливого согласия парней верилийка подключилась к главному компьютеру звездолета.

- Мира, некогда извиняться, нас атакуют превосходящие силы. Оцени обстановку и возьми на себя тяжелое вооружение, а вы, - обратилась верилийка к парням, - займитесь пушками.

- Жаль, что Лешка в антистрессаторе прохлаждается, - с досадой проговорил Санька. - Вот недоволен-то будет, когда проснется.

- Вам пора наверх, - распорядилась Вэлла и обратилась к компьютеру: - Мира, приготовь БИ-8.

Потолок капитанского мостика пришел в движение: металлическая обшивка исчезла, вместо нее появились два прозрачных, выпуклых колпака-кабины для стрелков. Кресла, на которых сидели ребята, стремительно понесло к верху.

Виктор с Санькой заняли боевые позиции. Перед ними на небольших пультах появились удобные рычаги с гашетками, как на игровых автоматах компьютерного зала, а на колпаках высветились бегающие круги прицелов. Из корпуса звездолета выдвинулись по пять спаренных стволов на каждой лазерной пушке.

Колпаки вращались автоматически, стоило повести рычаг с гашеткой в сторону. Ребята испробовали их действие и теперь могли наблюдать всю панораму развертывающегося сражения.

Санька первым испробовал лазерные пушки. Хотя до перехватчиков было довольно далеко, он нетерпеливо навел прицел и нажал на гашетку. Послышался визжащий звук от вылетевших из всех пяти стволов лазерных снарядов, на полпути светящаяся траектория полета исчезла.

- А мне определенно нравится в космосе! - воскликнул он.

- Ты чего, дурень, стреляешь впустую! - выругался Виктор. - Разуй глаза на монитор, там все написано, даже расстояние до цели указано.

- Знаю, - буркнул Санька. - Я так, испробовал.

Вэлла не обращала внимания на друзей и на то, что происходит за бортом звездолета. Ее взгляд был прикован к черному кораблю. Она гнала «Тео» подальше от спутников Тавии и по возможности от штурмовиков, чтобы перейти на фотонные двигатели. Тогда погоня отстанет, и у них еще появится шанс перехватить беглецов на подходе к Катару.

Верилийка со злостью подумала о коварстве адмирала. Тарон не мог так просто перейти от скрытой враждебности к открытым военным действиям против своих же союзников, тех, без чьей помощи у него не было такого могучего флота, а Тавия давно бы превратилась в груду космического мусора.

Вэлла набрала код связи, но не с родной планетой - ее интересовал Крек. Ждать ответного сигнала пришлось недолго - на мониторе появилось сообщение, которое повергло в шок.

«Нас атакуют восставшие киберы, - известила бегущая строка на мониторе. - Космический флот под контролем роботов. Продержаться сможем недолго. Не хватает вооружения и медикаментов...

Связь прервалась.

- Витька, они приближаются! - завопил Санька.

- Вижу, не ори, пусть подойдут поближе. Лазерные установки у них устаревшие, так что не дрейфь.

- Да не могу я больше терпеть!

- Огонь открывать только по моей команде! - воскликнул Виктор.

- Витька! - снова заорал Александр. - Смотри, что это!?

От штурмовика, осмелившегося подойти ближе остальных к звездолету, оторвались пять или шесть ярко-красных шаров, которые быстро начали приближаться к «Тео».

- Внимание, - прозвучал голос Миры, - враг применил термоядерные катапульты. Приступаю к уничтожению зарядов.

От «Тео» со зловещим шипением отошли ракеты и, включив двигатели, понеслись навстречу красным шарам.

Землянам некогда было устраивать смотрины. Перехватчики, окружив звездолет с разных сторон, открыли ураганный огонь; защитный экран корабля пока выдерживал и отбрасывал лазерные снаряды по сторонам.

- Санька, огонь! - скомандовал Виктор. - Лупи их, гадов!

Санькино терпение, наконец-то, было вознаграждено; прильнув к прицелу, он начал выпускать очередь за очередью по наседавшим перехватчикам. Его башенка закрутилась, как маховик, но его усердие не принесло пока желаемых результатов.

- Даю залп по штурмовому кораблю, он в зоне моей досягаемости, - озвучила свои намеренья Мира.

Тонкий синий луч стремительно понесся к зазевавшемуся штурмовику и через мгновенье прошил насквозь корабль мутантов, который медленно стал переламываться пополам. Две части когда-то одного целого вспыхнули оранжевым огнем, затем останки штурмовика скрылись в газовом облаке.

Виктор навел прицел и нажал на гашетку. Первый загорелся как-то буднично и блекло - перехватчик просто увело в сторону, где он и прекратил свое существование; второй взорвался перед самым носом звездолета, обдав башенки и лобовой иллюминатор брызгами искр и языками оранжевого пламени.

- Я его сбил!.. Он взорвался! - заорал от счастья Санька. - Витька, ты посмотри на этот фейерверк.

Александр, увлеченный боем, казалось, ничего не замечал, кроме как свою цель, которую он успешно поразил. Перехватчик буквально разорвало на куски, один из которых едва не задел обшивку «Тео».

Пока шла схватка, парням было не до того, чтобы хотя бы взглянуть, как ракеты пронзили красные термоядерные шары; сейчас в том месте переливалось радужное свечение, схожее с северным сиянием на земле, только еще в сто раз красочнее и ярче.

- С флагмана мутантов поступил сигнал о прекращении огня, - возвестила Мира. - С тобой, Вэлла, хочет поговорить адмирал флота.

Верилийке удалось взять себя в руки, лицо брезгливо передернулось, и она нехотя включила громкую связь.

- Вы целы? - услышала она тревожный голос Даруза.

- Это ты! - вскочив, вскрикнула Вэлла. - Я думала…

- Этот подлец и трус бежал с флота! - ответил капитан. - Мои верные тавы так напугали его, что он будет теперь драпать к своим горольдам со световой скоростью.

Верилийка даже здесь почувствовала, как взбешен новый хозяин флагманского крейсера.

- Значит, тебя можно поздравить?

- Можно сказать и так.

- Хорошо, что все так благополучно для тебя обернулось, а вот меня поздравлять не с чем.

- Что такое?

- Ты был прав, на Верилии творятся невероятные вещи. Крек пока сопротивляется, но силы неравны - у них мало вооружения и медикаментов.

 Вэлла едва не расплакалась.

Наступила тишина. Ребята вернулись на свои места. Мира убрала колпаки-башенки и вернула верхнюю обшивку корабля на место. Никто из ребят не решался начать разговор, хотя Саньку так и распирало похвастаться своими боевыми успехами.

- Мы были союзниками! - через минуту послышался встревоженный, но вместе с тем торжественный голос Даруза. - Мы союзниками остались, и, надеюсь, будем ими и впредь… Я принял решение идти к Креку на помощь нашим братьям.

- Даруз!..

В возгласе верилийки было столько благодарности, что Санька с Виктором невольно прониклись тем же чувством к далекому мутанту.

- Не надо, девочка моя, - перебил адмирал. - Это наш долг перед вами; я считал бы себя последней сволочью, если бы остался на Тавии. И еще… Я выслал к вам на помощь самый современный корвет с лучшими десантниками Тавии. Бализ - командир «Ядовитой стрелы» - переходит в твое полное распоряжение.



<< НАЗАД  ¨¨ ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу: [1] [2] [3]

Страница:  [2]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама