историческая литература - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: историческая литература

Аврелий Марк  -  Размышления


Переход на страницу: [1] [2]

Страница:  [2]



     СЕДЬМАЯ КНИГА

     1. Порок -- что такое? То, что ты часто видел. И при всем,
что случается,  пусть у тебя под рукой будет: вот -- то, что ты
часто видел. Вообще вверху, внизу найдешь все то же -- то,  чем
полны  предания древних, средних, недавних времен, чем и теперь
полны города и  жилища.  Ничто  не  ново,  все  и  привычно,  и
недолговечно.
     2.  Основоположения  могут  ли  отмереть,  если  только не
угаснут соответствующие им представления? А разжечь  их.  снова
-- от  тебя  же  зависит.  Могу  я  здесь как следует применить
признание? Раз могу, что же смущаюсь? ведь то,  что  вне  моего
разума,  то  вообще  ничто  для моего разума. Пойми это, будешь
прям. А обновление для тебя возможно -- смотри только  на  вещи
снова так, как уже начинал видеть их, -- в этом обновление.
     3.  Тщета  пышности,  театральные  действа, стада, табуны,
потасовки;  кость,  кинутая   псам;   брошенный   рыбам   корм;
муравьиное  старанье  и  гаскакье;  беготня  напуганных  мышей;
дерганье кукол на нитках. И среди  всего  этого  должно  стоять
благожелательно,  не  заносясь,  а  только сознавая, что каждый
стоит столько, сколько стоит то, о чем он хлопочет.
     4. Надо осознавать, что говорится -- до единого  слова,  а
что  происходит -- до единого устремления. В одном случае сразу
смотреть,  к  какой  цели  отнесено,   а   в   другом   уловить
обозначаемое.
     5.  Хватает у меня разумения на это или нет? Если хватает,
то оно и служит мне в деле  как  орудие,  данное  мне  природой
целого.  Если  же  не  хватает,  то либо уступлю дело тому, кто
способен лучше с ним справиться, раз уж не выходит иначе,  либо
делаю, как могу, объединившись с тем, кто способен помочь моему
ведущему  сделать  то,  что сейчас важно для общей пользы. Ведь
что бы я ни делал сам или с чьей-либо помощью, только о  том  и
следует заботиться, что пригодно и подходит для общества.
     6.  Сколько  их,  прославленных, предано уж забвению. Да и
те, что прославили, с глаз долой.
     7. Не стыдись, когда помогают; тебе поставлена задача, как
бойцу под крепостной стеной. Ну что же делать, если, хромый, ты
не в силах один подняться на  башню,  а  с  другим  вместе  это
возможно?
     8.  Пусть будущее не смущает, ты к нему придешь, если надо
будет,  с  тем  самым  разумом,  который  теперь  у  тебя   для
настоящего.
     9.  Все  сплетено  одно  с другим, и священна эта связь, и
ничего почти нет, что чуждо другому. Потому что все соподчинено
и упорядочено в едином миропорядке. Ибо мир во всем един, и бог
во всем един, и естество едино, и един  закон  --  общий  разум
всех разумных существ, и одна истина, если уж одно назначение у
единородных и единому разуму причастных существ.
     10.  Все, что вещественно, не медлит исчезнуть во всеобщем
естестве,  и  все  причинное  немедленно  приемлется   всеобщим
разумом,   и   воспоминание   обо  всем  не  медля  погребается
вечностью.
     11. Для разумного существа, что содеяно по природе,  то  и
по разуму.
     12. Исправен или исправлен.
     13.  Что  в  единенных телах суставы тела, то же по смыслу
среди разделенных тел  --  разумные  существа,  устроенные  для
некоего единого сотрудничества. Осознание этого скажется у тебя
больше, если почаще будешь говорить себе, что вот я -- сустав в
совокупности  разумных  существ. А если ты так говоришь, что ты
просто в составе целого, то значит еще не любишь людей от всего
сердца, и радость от благодеяния тобою еще не постигнута; и еще
ты  делаешь  его  просто  как  подобающее,  а   не   так,   как
благодетельствующий самого себя.
     14. Пусть любое выпадает извне тому, что может пострадать,
когда  ему  это  выпало; наверное само пострадавшее и посетует,
если ему угодно. Я же, если не признаю, что происшедшее -- зло,
никак не пострадал. А ведь мне дано не признать.
     15. Кто бы что ни делал,  ни  говорил,  а  я  должен  быть
достойным.  Вот как если бы золото, или изумруд, или пурпур все
бы себе повторяли: кто бы что ни делал, ни говорил, а я  должен
быть изумруд и сохранять свой собственный цвет.
     16.  Ведущее самому себе не досаждает -- скажем, не пугает
себя по собственной  прихоти.  А  если  кто  другой  может  его
напугать  или  опечалить, пусть попытается, потому что оно само
не пойдет сознательно на такой разворот. Твое тело  само  пусть
печется,  если  может,  чтобы  ему  как-нибудь не пострадать, и
пусть само рассказывает, как оно там страдает. А вот твоя душа,
хоть ее и пугают и печалят, всецело распоряжаясь  признанием  в
этих  делах,  пусть  никак  не страдает -- ты не доведешь ее до
такого суждения. Ведущее само по себе ни в  чем  не  нуждается,
если  не сотворит себе нужды, точно так же оно невозмутимо и не
знает помех, если само себя не возмутит и себе же не помешает.
     17. Блаженство -- это благое божество или благое  ведущее.
Так  что  же  ты тут делаешь, представление? Иди, добром прошу,
откуда пришло, потому что ты мне не нужно. Ну да, ты пришло  по
старому обыкновению, я не сержусь -- только уйди.
     18.  Страх  превращения?  А  может  ли что происходить без
превращения? Что любезнее и свойственнее природе целого? Сам ты
можешь ли хоть вымыться, если  не  превратятся  дрова?  Или  ты
можешь  напитаться,  если  не  превратится еда? Хоть что-нибудь
нужное может ли  совершиться  без  превращения?  Так  разве  не
видишь ты, что и твое превращение -- нечто сходное и сходным же
образом необходимое для природы целого?
     19.  В  естестве  целого словно в потоке передвигаются все
тела, соприрод-ные целому и  с  ним  сотрудничающие,  как  наши
части одна с другой.
     Скольких   уже   Хрисиппов,  скольких  Сократов  поглотила
вечность, скольких Эпиктетов! Это же пусть явится  тебе  и  обо
всяком другом и человеке, и деле.
     20.  Меня одно-единственное касается: как бы самому мне не
сделать такого, чего не желает строение человека, или так,  как
оно не желает, или чего сейчас не желает.
     21.  Недалеко  забвение: у тебя -- обо всем и у всего -- о
тебе.
     22. Любить и тех,  кто  промахнулся,  --  это  свойственно
человеку. А это получится, если учтешь и то, что все -- родные,
заблуждаются  в  неведении  и против своей воли, и что вы скоро
умрете оба, а более всего, что не повредил он тебе, ибо ведущее
твое не сделал хуже, чем оно было прежде.
     23. Природа целого из всего, что есть,  словно  из  воска,
слепила  коня какого-нибудь, потом смешала это и взяла вещество
для древесной природы, а там, положим, для человека, после  еще
на  что-нибудь. И всякий раз это очень ненадолго. И не страшнее
ларцу быть сломанным, чем быть собранным.
     24. Озлобленное лицо очень уж не согласно с природой; если
она часто замирает или является видимостью, она в конце  концов
угаснет,  так что невозможно будет ее разжечь. Поэтому старайся
осознавать, что это противно разуму. Ведь если  уйдет  ощущение
своего заблуждения, тогда жить зачем?
     25.    Все,   что   видишь,   вот-вот   будет   превращено
природой-распорядительницей  всего;  она  сделает  из  того  же
естества  другое,  а  из  того еще другое, чтобы вечно юным был
мир.
     26.  Если  кто  чем-нибудь  погрешил  против  тебя,  сразу
подумай:  что  он,  делая  это,  признавал  добром  и злом? Это
усмотрев, пожалеешь его без изумления или гнева. Ведь либо ты и
сам еще считаешь добром то же или почти то же самое, что  и  он
-- тогда  надо  прощать; либо ты уже не признаешь добром и злом
всякое  такое,  и  тогда  тебе   не   так   уж   трудна   будет
благожелательность к менее зоркому.
     27. Не мыслить отсутствующее как уже существующее; счесть,
сколько  превосходного в настоящем, и в связи с этим напоминать
себе, как бы оно желанно было, если б его  не  было.  С  другой
стороны,  остерегайся,  как  бы вот этак радуясь, не привыкнуть
тебе настолько это ценить, чтобы смутиться, утратив это.
     28. Крепись в себе  самом.  Разумное  ведущее  по  природе
самодостаточно,  если  действует справедливо и тем самым хранит
тишину.
     29. Сотри представление. Не дергайся. Очерти настоящее  во
времени.  Узнай,  что  происходит,  с  тобой  ли  или с другим.
Раздели  и  расчлени  предметы  на  причинное  и  вещественное.
Помысли  о  последнем  часе.  Неправо содеянное оставь там, где
была неправота.
     30. Сопутствовать мыслью тому,  что  говорится.  Погружать
мысль в то, что происходит и производит.
     31.  Просветлись  простотой,  скромностью и безразличием к
тому,  что  среднее  между  добродетелью  и   пороком.   Полюби
человеческую природу. Следуй за богом. Говорит философ: Всецело
по обычаю, а по правде только первостихии. Но довольно помнить:
Всецелое -- по своему обычаю. Вот уж совсем мало.
     32.  О  смерти: или рассеянье, если атомы, или единение, и
тогда либо угасание, либо переход.
     33. О боли: что  непереносимо,  уводит  из  жизни,  а  что
затянулось,  переносимо. И мысль через обретение себя сохраняет
свою тишину, и ведущее не станет хуже. А раз уж какие-то  части
пострадали от боли, то пусть, если могут, сами заявят об этом.
     34.  О  славе.  Рассмотри  их  разумение, каково оно, чего
избегает и за чем гонится. А еще: как  морской  песок  опять  и
опять  ложится  поверх  прежнего,  так  прежнее  в жизни быстро
заносится новым.
     35. "У кого есть мысль великолепная и созерцающая время  и
бытие  в целом, тому человеческая жизнь представится ли, как ты
думаешь, чем-нибудь значительным? -- Исключено, сказал тот.  --
Так,  видно,  и  смерть  для  такой  мысли  не покажется чем-то
ужасным? -- Ни в коем случае".
     36. Творя добро, слыть дурным -- царственно.
     37. Безобразно,  когда  послушное  лицо  соблюдает  вид  и
порядок  по  воле разумения, а в самом-то разумении ни вида, ни
порядка.
     38. На ход вещей нам гневаться не следует  --  Что  им  за
дело? !
     39. Дай же бессмертным богам и нам, земнородным, отраду.
     40.  Жизнь  пожинать,  как  в пору зрелый злак, -- Того уж
нет, а тот стоит.
     41. Пренебрегли детьми и мною боги -- что ж, Знать, есть и
в этом смысл.
     42. Ибо благо со мной и правда со мной.
     43. Не рыдай с другим, не задыхайся.
     44. "А я, пожалуй, справедливо отвечу  ему  таким  словом,
что  нехорошо  ты,  друг,  считаешь, если думаешь, что человек,
который вообще на что-нибудь годен,  должен  прикидывать,  жить
ему или умереть (от чего проку мало), а не смотреть единственно
на  то,  справедливо  ли  он  действует  или несправедливо, как
достойный человек или дурной".
     45. "В том, мужи афиняне, и правда -- где кто-либо сам  же
себя сочтет за лучшее поставить или где его поставит начальник,
там,  думается  мне,  ему  и встречать опасность, не принимая в
расчет смерть или другое что, а только постыдное".
     46. "А ты взгляни-ка, счастливец: разве смелое и благое --
в том, чтоб сохранять и сохраняться?  Вот  от  этого-то,  чтобы
жить,  скажем,  столько-то  времени,  настоящему  человеку надо
отказаться и не дрожать за жизнь, но  вверившись  в  этом  деле
богам  и  поверив  старухам,  что  от  судьбы никуда не уйдешь,
думать больше о том, как бы положенный срок прожить  как  можно
достойнее".
     47.  Смотреть  на  бег  светил, ведь и ты бежишь вместе, и
мыслить непрестанно о превращении одной стихии  в  другую.  Ибо
такие представления очищают от праха земной жизни.
     48.  Прекрасно это у Платона. И когда о людях судишь, надо
рассматривать все наземное как бы откуда-то сверху:  поочередно
стада,  войска,  села,  свадьбы,  разводы,  рождение  и смерть,
толчею в судах, пустынные  места,  пестрые  варварские  народы,
праздники,  плач,  рынки, совершенную смесь и складывающийся из
противоположностей порядок.
     49. Вновь  видеть  то,  что  уже  прошло.  Сколько  держав
пережили   превращение!   Видеть  вперед,  что  будет  --  тоже
возможно. Оно ведь конечно будет единообразно  и  не  уйдет  от
лада  настоящего. Оттого и равно, изучать ли жизнь человеческую
сорок лет или же тысячелетиями. Ну что еще ты увидишь?
     50.
     . . . И то, что землей рождено,
     В нее же уйдет,
     а эфира дитя
     Вернется обратно в небесный предел

     или так:

     распадение переплетений атомов и какое-то такое расточение
бесчувственных первостихий.

     51. Еще:
     Едой, питьем и разными заклятьями
     Поток отводят, смерти уклоняются. . .
     А бурю, рожденную в лоне богов,
     Сносить суждено нам без жалоб.
     52.   Скорее   стремящийся   возобладать,   чем    служить
общественно;  не  почтительный, не подчинившийся происходящему,
не снисходительный к недосмотрам ближних.
     53. Там, где можно свершить дело по общему богам  и  людям
разуму,  там ничего нет страшного. Потому что где дано получить
потребное от блаженно  шествующей  и  поступающей  сообразно  с
устроением деятельности, там не подозревай никакого худа.
     54.   От  тебя  везде  и  всегда  зависит  и  благочестиво
принимать как благо  то,  что  сейчас  с  тобой  происходит,  и
справедливо  относиться  к  тем  людям,  что  сейчас с тобой, и
обращаться по правилам искусства с тем представлением,  которое
у  тебя  сейчас,  для того чтобы не вкралось что-нибудь, что не
постигательно.
     55. Не оглядывайся на чужое ведущее, а прямо на то смотри,
к чему тебя природа ведет: природа целого с помощью того, что с
тобой случается, а твоя -- с помощью того,  что  надлежит  тебе
делать.   А  надлежит  то,  что  сообразно  устроению  каждого,
устроено же все прочее ради  существ  разумных,  как  и  вообще
худшее  ради  лучшего,  а разумные существа -- друг ради друга.
Так  вот,  первостепенным  в  человеческом  устроении  является
общественное.   Второе   --   неподатливость   перед  телесными
переживаниями, ибо свойство разумного и духовного  движения  --
определять  свои границы и никогда не уступать движениям чувств
и устремлений, так  как  эти  последние  животны,  духовное  же
движение  хочет  первенствовать,  а  не  быть под властью. И по
праву -- ведь ему от  природы  дано  ими  всеми  распоряжаться.
Третье    в    разумном   устроении   --   неопрометчивость   и
проницательность.  Так  вот,  держась  этого,   пусть   ведущее
шествует прямо и всем своим владеет.
     56.  А  теперь нужно остаток жизни прожить по природе, как
если бы ты, отжив свое, уже умер.
     57. Любить только то, что  тебе  выпало  и  отмерено.  Что
уместнее этого?
     58.  При  каждом  событии  иметь  перед глазами тех, с кем
случалось то  же  самое,  а  потом  они  сетовали,  удивлялись,
негодовали. А теперь где они? Нигде. Что же, и ты так хочешь? а
не   так,   чтобы   оставить  чужие  развороты  души  тем,  кто
разворачивает или разворачивается, а  самому  всецело  заняться
тем,  как  распорядиться  этими  событиями?  Ведь распорядишься
прекрасно, и это будет твой материал. Только  держись  и  желай
быть  прекрасен  перед самим собой, что бы ты ни делал. И помни
как о том, так и о другом -- небезразлично то, от кого деяние.
     59. Внутрь гляди, внутри источник блага, и он всегда может
пробиться, если будешь всегда его откапывать.
     60. Надо, чтобы и тело было собранным и не разбрасывалось,
будь то в движении или в покое. Ведь  подобно  тому  как  мысль
выражается  на лице, сберегая его осмысленность и благообразие,
так и от всего  тела  должно  требовать  того  же.  И  все  это
соблюдать с непринужденностью.
     61.  Искусство жить похоже скорее на искусство борьбы, чем
танца,  потому  что  надо  стоять  твердо  и  с  готовностью  к

     62.  Внимательно  рассматривать,  кто  они такие, те, чьих
отзывов ты домогаешься, и каково их ведущее. Потому что  ты  не
станешь  бранить  тех,  кто  ошибается  против  своей воли, и в
свидетельстве  их  не  будешь  нуждаться,  когда  заглянешь   в
источники их признания и устремления.
     63.  Сказано:  против  воли  лишается  истины всякая душа.
Точно так же и справедливости, здравомыслия, благожелательности
и всего такого. И ничего нет важнее,  как  вспоминать  об  этом
непрестанно -- будешь со всеми тише.
     64.  При  всякой боли пусть у тебя будет под рукой, что не
постыдна она и что правительницу-мысль хуже не делает, так  как
не  губит  ее  ни  в  ее вещественном, ни в общественном. И при
любой почти боли пусть поможет тебе еще и эпикурово: переносимо
и не вечно, если помнишь о границах и не примысливаешь. Помни и
о том, что  многое,  на  что  мы  сетуем,  втайне  тождественно
страданию -- так с сонливостью, потением, с вялостью к еде. Так
вот,  когда  ты  раздражен  чем-нибудь  таким, говори себе, что
поддался страданию.
     65. Смотри, к нелюдям не относись так, как люди к людям.
     66. Да откуда мы знаем, что душевный склад Телавга не  был
добротнее  Сократова?  Не  довольно  же,  что  кончина  Сократа
славнее, что он бойчее вел беседы с софистами, легче  переносил
ночные  заморозки, а когда приказали привезти саламинца, решил,
что это будет мужественно -- воспротивиться, а  еще  красовался
на  дорогах  --  всем  этим  вполне еще можно заняться, как оно
доподлинно было. Нет, здесь надо рассмотреть  то,  какова  была
душа  Сократа  и  сумел  ли  он довольствоваться тем, чтоб быть
справедливым к людям и праведным перед богами, не досадуя ни на
что  попусту  и  чужому  неведению  не  рабствуя,   ничуть   не
отчуждаясь от того, что уделяет природа целого, и не соглашаясь
на  это словно невыносимое, и телесным страстям не предоставляя
единострастный разум.
     67. Не в такое сцепление замешала  природа,  чтобы  нельзя
было  определить  себе  границу  и себе подчинить все свое: она
очень даже допускает, чтобы человек дошел до  божеского  и  при
том остался не узнан как таковой. Об этом всегда помни, а еще о
том,  как  мало  надо,  чтобы  жить  счастливо. Так что если ты
изверился в своем знании диалектики или природы, не отказывайся
из-за этого  быть  благородным,  почтительным,  общественным  и
послушным богу.
     68.  Прожить неприневоленно в совершенном благодушии, хотя
бы кричали о тебе, что им вздумается. хотя бы  звери  раздирали
члены  вот  этого  вокруг  тебя  наросшего  месива.  Ведь разве
что-нибудь  мешает  мысли  сохранять  свою  тишину,   благодаря
истинному   суждению   об   окружающем,   а   также  готовности
распоряжаться именно тем, что ей выдалось? Так, чтобы  суждение
говорило  тому,  чтб  ему  выпадает:  ты -- естественно, хотя и
покажешься не таким; а то, что распоряжается, говорило бы тому,
что ему подпадает: а вот и  ты,  потому  что  для  меня  всегда
именно  настоящее  предмет  разумной  и общественной доблести и
вообще искусства человеческого и божественного.  Ибо  все,  что
случается, с богом или человеком -- по их расположению, и нет в
нем ничего нового или несподручного, а все знакомо и исполнимо.
     69.  Совершенство  характера  -- это то, чтобы всякий день
проводить  как  последний,  не  возбуждаться,  не  коснеть,  не
притворяться.
     70. Боги бессмертны, а не сетуют, что уж придется им целую
вечность  терпеть  вечно  великое  множество прескверных людей;
более того, боги  всячески  о  них  заботятся;  а  ты,  который
вот-вот прекратишься, зарекаешься -- ты, из скверных один.
     71.  Смешно  это: собственной порочности не избегать, хоть
это и возможно, а чужую избегать, что никак невозможно.
     72.  Что  разумная  и  гражданственная  сила  находит   не
духовным  и  не общественным, то она по праву считает весьма ей
уступающим.
     73. Ты сделал добро, другому -- сделано добро. Что же  ты,
как  безумец,  ищешь  что-то  третье  сверх  этого? чтобы еще и
знали, как хорошо ты сделал, или чтобы возмещение получить?
     74.  Благодетельствуемый  не  устает.   Благодеяние   есть
деяние,    согласное   с   природой.   Так   не   уставай   же,
благодетельствуя, благодетельствовать себе.
     75. Природа целого устремилась к  миропорядку.  И  теперь,
что  ни  происходит, либо происходит последственно, либо лишено
всякого  смысла  даже  и  самое  главное,  к  чему   собственно
устремляется  всемирное  ведущее.  Вспомнишь  это, и много тише
будет у тебя на душе.

     ВОСЬМАЯ КНИГА

     1. Против тщеславия еще и то помогает, что  уж  не  можешь
сказать,  будто  прожил как философ всю жизнь или хоть с юности
-- нет, и людям, и тебе  самому  явственно,  что  далек  ты  от
философии. Ты погряз, и теперь нелегко снискать славу философа,
да  и  положение  ничуть  не способствует. А потому, если ты по
правде увидел, в чем дело, так уж оставь то,  каков  покажешься
другим;   довольно  тебе,  если  проживешь,  сколько  тебе  там
остается, так, как хочет твоя природа. Вот  и  рассмотри,  чего
она  хочет,  и пусть ничто другое тебя не трогает -- изведал же
ты, как после стольких блужданий ты нигде не  обрел  счастливой
жизни:  ни  в  умозаключениях, ни в богатстве, ни в славе, ни в
удовольствии -- нигде. Тогда где ж она? В  том,  чтобы  делать,
чего  ищет  природа  человека. А как ему сделать это? Держаться
основоположений,  из  которых  устремления  и   деяния.   Каких
основоположений?  О  добре и зле: нет человеку добра в том, что
не  делает  его  справедливым,  здравомысленным,  мужественным,
свободным,   и   никакого   нет   зла  в  том,  что  не  делает
противоположного этому.
     2. При всяком деяний спрашивай себя: подходит ли оно  мне?
не  раскаюсь  ли? Немного -- и все кончено, и не станет ничего.
Так чего же еще  искать,  кроме  нынешнего  дела  для  существа
разумного, общественного и равноправного с богом?
     3.  Но Александр, Гай, Помпеи -- что они рядом с Диогеном,
Гераклитом, Сократом? Эти видели вещи, их причины и вещество, и
ведущее   их   оставалось   самим   собой;   а   там,   сколько
прозорливости, столько же и рабства.
     4.  5.  Что  они  будут  делать все то же, хоть разорвись.
Во-первых, уйди от смятения, потому что все по природе  целого,
и  в  скором  времени  будешь  никто  и  нигде, как Адриан, как
Август.  А  потом:  уставившись  на  дело,  на  него  гляди  и,
припомнив,  что  должно  тебе  быть  человеком достойным и чего
требует от человека природа, делай это без  оглядок  и  говори,
как   представляется   тебе   всего   справедливее   --  только
доброжелательно, совестливо, непритворно.
     6. Природа целого  занята  тем,  чтобы  переложить  отсюда
туда,  превратить,  оттуда взять, сюда принести; одни развороты
-- небывалого не опасайся; все привычно, да и равны уделы.
     7. Всякая природа довольна, когда шествует благим путем. А
разумная природа шествует благим путем, когда не дает  согласия
на   ложное  или  неявственное  в  представлениях,  устремления
направляет только на деяния общественные, а желания и уклонения
оставила при том, что зависит только  от  нас,  и  приветствует
все,  что  идет от всеобщей природы. Ведь она часть целого, как
природа листа -- часть природы растения. Только  природа  листа
-- часть   природы  бесчувственной,  неразумной  и  подвластной
помехам, человеческая же природа -- часть  природы  невредимой,
духовной  и  справедливой,  раз  уж  она  всякому дает равные и
достойные уделы времени,  естества,  причинного,  деятельности,
обстоятельств.   Разумеется,  здесь  смотри  не  на  то,  чтобы
равенство было во всякой частности, а на то, что  все  вкупе  у
одного отвечает всему вместе в другом. .
     8.  Читать  невозможно,  но  гордыню  оттеснить  можно, но
одолевать наслаждение и боль  можно,  но  быть  выше  славы  их
можно,  на  бесчувственных  и неблагодарных не гневаться, а еще
заботиться о них -- можно.
     9. И чтобы никто от тебя не слышал больше, как  ты  хулишь
жизнь при дворе -- и сам ты от себя.
     10.  Раскаяние,  когда  спохватишься,  что  упустил  нечто
дельное; а ведь доброе  --  это  непременно  нечто  дельное,  и
человеку  достойному  и прекрасному следует стараться о нем. Но
ведь прекрасный и достойный человек не может раскаиваться,  что
он   упустил   какое-нибудь   наслаждение,   а   следовательно,
наслаждение и не дело, и не благо.
     11. Это вот -- что оно само по себе в своем строении?  что
в  нем естественно и вещественно? что причинно?! что оно делает
в мире? как долго существует?
     12. Когда тяжко просыпаться, вспомни, что  это  по  твоему
строению  и по человеческой природе -- производить общественные
деяния, а спать -- общее с существами неразумными; а  что  кому
по  природе,  то  и располагает больше, то ему и сродни и более
того -- ему заманчиво.
     13. Постоянно и при всяком, по возможности,  представлении
вести рассуждение о природе, страстях, познании.
     14. Кого ни встретишь, говори себе наперед: каковы у этого
основоположения о добре и зле? Ведь если о наслаждении и боли и
о том, что их вызывает, если о славе, бесславьи, жизни и смерти
он держится,  скажем, таких вот положений, то для меня не будет
удивительно или странно, когда он поступит так вот и так; я  же
не забуду, что так он вынужден поступать.
     15.  Помни: как постыдно изумляться, что смоковница смокву
приносит, так же и когда мир что-либо  приносит  из  того,  чем
плодоносен. Вот врачу или кормчему стыдно же дивиться, если кто
в горячке или ветер подул в лицо.
     16.  Помни,  что  и  перемениться, и последовать тому, что
тебя поправляет, равно подобает свободному. Ибо это  твое  дело
свершается, по твоему же устремлению и суждению, да и по твоему
же уму.
     17.  Если от тебя зависит, зачем делаешь? Если от другого,
на кого негодуешь? На атомы? или на  богов?!  Безумно  в  обоих
случаях.  Никого  не хулить. Если можешь, поправь его; этого не
можешь, тогда хоть само дело. И этого не  можешь,  так  к  чему
твое хуление? А просто так ничего делать не надо.
     18.  Что  умерло,  вне  мира  не  выпадает.  А  если здесь
остается,  то  и  превращается  здесь  же,  и  распадается   на
собственные   первостихии   --   мировые   и   твои.  Они  тоже
превращаются -- и не скулят.
     19. Все  рождено  для  чего-то:  конь,  лоза.  Что  же  ты
изумляешься?  Солнце -- оно скажет: я вот для чего рождено. Так
и другие  боги.  А  для  чего  ты?  Наслаждаться?  Ты  погляди,
держится ли эта мысль.
     20.  Всякая природа наметила прекращение ничуть не меньше,
чем начало и весь путь, как тот, кто  подбрасывает  мяч.  Ну  и
какое  же благо, что полетел мячик вверх, и какое зло, что вниз
полетел или упал? Благо ли пузырю, что он возник? что лопнул --
беда ли? И со светильником так.
     21. Выверни и  взгляни,  каково  оно  и  каким  становится
старое, больное, потасканное.
     Кратковечность  какая  и  тот,  кто хвалит, и тот, кого; и
тот, кто помнит, и кого. Это в нашем  закоулке,  и  то  не  все
согласны друг с другом и каждый с самим собой. А и вся-то земля
-- точка.
     22. Держись предмета -- основоположения, или деятельности,
или обозначаемого.  Ты  заслужил это и еще предпочитаешь завтра
стать хорошим, а не сегодня быть.
     23. Делаю что-либо? делаю,  сообразуясь  с  благом  людей.
Происходит  что  со  мной?  принимаю,  сообразуясь  с  богами и
всеобщим источником, из которого выведено все, что рождается.
     24. Вот каким тебе представляется мытье: масло, пот, муть,
жирная вода, отвратительно все. Так и всякая другая часть жизни
и всякий предмет.
     25. Луцилла Вера, потом Луцилла;  Секунда  Максима,  потом
Секунда;  Эпитинхан Диотима, потом Эпитинхан; Фаустину Антонин,
потом Антонин. И все так. Целер Адриана,  потом  Целер.  А  эти
острые, знающие все наперед, самоослепленные -- где они? А ведь
остры  были  Харакс  и Де-метрий Платоник, и Евдемон, и кто там
еще.  И  все  мимолетно,  все  давно  умерло.  Иных  вовсе   не
вспоминали,  другие превратились в баснословие, об иных и басни
скоро забудутся. Об этом  помнить,  потому  что  придется  либо
рассеяться  твоему  составу, либо угаснуть твоему дыханью, либо
переместиться и быть поставленным в другое место.
     26.  Радость  человеку  --   делать   то,   что   человеку
свойственно.   А   свойственна  человеку  благожелательность  к
соплеменникам, небрежение к чувственным движениям, суждение  об
убедительности  представлений,  созерцание  всеобщей  природы и
того, что происходит в согласии с ней.
     27.  Троякое  отношение:  к  сосуду,  облегающему  нас;  к
божественной  причине,  от которой происходит со всеми все; и к
другим людям.
     28. Страдание либо телу зло -- пусть  тогда  само  заявит;
либо  душе.  Но  в  ее  власти  сохранить ясность и тишину и не
признавать,  что  зло.  Ибо  всякое  суждение,   а   вместе   и
стремление,  желание  или уклонение находятся внутри, и никакое
зло сюда не подымается.
     29. Стирай представления, упорно повторяя себе:  сейчас  в
моей  власти,  чтобы  в  этой душе не было никакой низости, или
вожделения,   или   вообще   какого-нибудь    смятения.    Нет,
рассматривая   все,  каково  оно  есть,  всем  распоряжаюсь  по
достоинству. Помни об этой от природы данной власти.
     30.  И  в  сенате,   и   с   кем   угодно   вести   беседу
благопристойно, не вычурно -- здравой пусть будет речь.
     31.  Двор  Августа,  жена,  дочь,  внуки, пасынки, сестра,
Агриппа, родственники, домашние, друзья, Арий, Меценат,  врачи,
жрецы-гадатели  --  смерть  всего этого двора. Потом переходи к
другим и не так, чтобы смерть людей по отдельности, а вроде как
Помпеи. А еще то, что пишут на памятниках:  Последний  в  роду.
Прикинуть,  сколько  терзаний  было  у  предков  о каком-нибудь
наследнике, а  потом  и  то,  что  должен  же  кто-нибудь  быть
последним. А потом опять смерть всего рода.
     32.  Надо  складывать  жизнь  от  деяния  к деянию, и если
каждое получает, по возможности, свое, этим довольствоваться. А
чтобы оно свое получило, никто тебе воспрепятствовать не может.
-- Станет внешнее  что-нибудь  на  пути.  --  Так  ведь  против
"справедливо",  "здравомысленно",  "рассудительно" это ничто. А
если  и  воспрепятствует  чему-нибудь  действенному,  то  самым
благорасположением  к  этому  препятствию и благожелательностью
перехода к тому, что налицо, тотчас навстречу  выступит  другое
действие, прилаженное к тому распорядку, о котором речь.
     33. Брать без ослепления, расставаться с легкостью.
     34.  Видал ты когда-нибудь отрубленную руку, или ногу, или
отрезанную голову, лежащую где-то в стороне от остального тела?
Таким делает себя -- в меру собственных  сил  --  тот,  кто  не
желает  происходящего  и  сам  же  себя  отщепляет  или  творит
что-нибудь противное общности. Вот и лежишь ты где-то в стороне
от природного единения, ты, который родился как  часть  его,  а
теперь  сам  себя  отрубил.  Но вот в чем здесь тонкость: можно
тебе воссоединиться снова. Этого бог не позволил никакой другой
части, чтобы сперва отделиться и отсечься, а потом сойтись.  Ты
посмотри,  как  это  хорошо  он почтил человека: дал ему власть
вовсе не порывать  с  целым,  а  если  порвет,  то  дал  прийти
обратно, срастись и снова стать частью целого.
     35.  Вообще по своим способностям всякое разумное существо
-- примерно то же, что природа разумных существ. Вот и  это  мы
от  нее взяли: как она включает все, что становится на пути или
против идет, вмещает это в свою судьбу  и  делает  частью  себя
самой, так и разумное существо может всякое препятствие сделать
собственным   материалом   и   распоряжаться  им  по  исходному
устремлению.
     36. Пусть не смущает тебя представление о жизни  в  целом.
Не раздумывай, сколько еще и как суждено, наверное, потрудиться
впоследствии.  Нет,  лучше  спрашивай  себя  в каждом отдельном
случае: что непереносимого и несносного  в  этом  деле?  Стыдно
будет  признаться!  А  потом  напомни себе, что не будущее тебя
гнетет и не  прошлое,  а  всегда  одно  настоящее.  И  как  оно
умаляется, если определишь его границу, а мысль свою изобличишь
в том, что она такой малости не может выдержать.
     37.  Что,  сидит  ли  у могилы своего господина Панфия или
Перга м? Или, может, Хабрий и Диотим у Адриана?! -- Смешно.  Ну
а  сидели бы, так те бы чувствовали? ну а почувствовали бы, так
и возрадовались? а возрадовались бы, так бессмертны  бы  стали?
Не  суждено  разве  было  и  этим  сперва сделаться старухами и
стариками, а там и умереть? и что же делать тем после того, как
умерли эти? Все это мешок смрада и грязи.
     38. Если способен остро смотреть, смотри, как  сказано,  с
суждением, взглядом мудрости.
     39.   Не   вижу   в   устроении   разумного  существа  тон
добродетели, которая противостояла  бы  справедливости;  а  вот
наслаждению -- вижу: воздержность.
     40.  Не  признаешь  того,  что,  казалось,  причиняет тебе
печаль, и вот сам ты уже в полной безопасности. -- Кто это сам?
-- Разум. -- Так я же не разум. -- Будь.  И  пусть  разум  себя
самого  не  печалит. А если чему-нибудь там у тебя плохо, пусть
оно само за себя признается.
     41. Помеха в ощущениях -- беда  животной  природы.  Помеха
устремлению  также  беда животной природы. Знает такие помехи и
беды также и растительное устроение. Вот  и  помеха  разуму  --
беда   разумной  природы.  Все  это  переноси  на  себя.  Боль,
наслаждение  тебя   коснулись?   Ощущение   рассмотрит.   Вышла
стремлению  препона?  Если  ты устремился безоговорочно, это уж
точно беда разумного существа. Но если считаешься с  общим,  то
нет  ни  вреда,  ни  помехи.  Ибо тому, что принадлежит разуму,
другой никогда не  помешает;  не  касаются  его  ни  огонь,  ни
железо, ни тиран, ни клевета, ничто вообще; коль станет круглым
сфером, им останется.
     42.  Хоть  не  достоин, а никак себя не печалить; я ведь и
другого никогда по своей воле не опечалил.
     43. У всякого своя радость. У меня вот -- когда здраво мое
ведущее и не отвращается ни от кого из людей и ни от чего,  что
случается с людьми, а напротив, взирает на все доброжелательным
взором, все приемлет и всем распоряжается по достоинству.
     44.  Ты подари себе вот это время. Кто гонится за славой в
потомстве-, не учитывает, что те будут другие  эти,  которые  в
тягость, и тоже смертные. И вообще, что за дело тебе, какие они
там издают звуки и как именно признают тебя?
     45.  Возьми  и брось меня, куда хочешь -- ведь и там будет
со мной  милостив  мой  гений,  иначе  говоря,  удовольствуется
состоянием или действием, сообразным собственному устроению. Ну
стоит  ли  оно  того, чтобы из-за этого была неблагополучна моя
душа, чтоб была  она  себя  самой  хуже  --  низкая,  желающая,
сжавшаяся, пугливая? да найдешь ли ты что-нибудь, что стоило бы
этого?
     46.  С  человеком никак не может произойти то, что не есть
человеческое дело, как и с  быком  случается  только  бычье,  с
виноградом  --  виноградное  и  с  камнем  то,  что свойственно
камням. А если со всяким случается то, к чему оно и привыкло, и
рождено, что тут негодовать? Общая  природа  не  принесла  тебе
ничего, что непереносимо.
     47.  Если  тебя печалит что-нибудь внешнее, то не оно тебе
досаждает, а твое о нем суждение. Но стереть  его  от  тебя  же
зависит.  Ну а если печалит что-нибудь в твоем душевном складе,
кто воспрепятствует тому, чтобы  ты  исправил  основоположение?
Если же ты все-таки опечален, не делая того, что представляется
тебе  здравым,  не  лучше  ли делать, чем печалиться? -- Но тут
препона из крепких. -- Тогда не печалься, не  в  тебе,  значит,
причина  неделания.  --  Так  ведь  жить  не стоит, если это не
делается. -- Тогда уходи из жизни благожелательно, как  умирает
и тот, у кого делается, -- да с кротостью перед препоной.
     48.  Помни, что необоримо становится ведущее, если, в себе
замкнувшись, довольствуется собой и не делает, чего  не  хочет,
даже  если неразумно противится. Что уж когда оно само рассудит
о  чем-нибудь  разумно,  осмотрительно!  Вот  почему   твердыня
свободное  от  страстей  разумение.  И  нет  у  человека  более
крепкого прибежища, где он становится неприступен. Кто этого не
усмотрел --  тот  невежда,  кто  усмотрел,  да  не  укрылся  --
несчастный.
     49.  Не  говори  себе  ничего  сверх  того,  что  сообщают
первоначальные представления. Сообщается, что  такой-то  бранит
тебя.  Это сообщается, а что тебе вред от этого, не сообщается.
Вижу, что болен ребенок. Вижу; а что он в опасности,  не  вижу.
Вот  так  и оставайся при первых представлениях, ничего от себя
не  договаривай,  и  ничего  тебе  не  деется.  А   еще   лучше
договаривай, как тебе все знакомо, что случается в мире.
     50.   Огурец  горький  --  брось,  колючки  на  дороге  --
уклонись, и все. Не приговаривай: и зачем  это  только  явилось
такое  на  свет?  Потому  что  посмеется  над тобой вникающий в
природу человек, как посмеются плотник и скорняк, если  осудишь
их  за  то,  что  у  них  в  мастерской видны стружки и обрезки
изделий. Так ведь у них же есть хоть, куда выбросить это,  а  у
всеобщей  природы  ничего нет вне ее, и в том-то удивительность
ремесла, что определив себе границы, она  преобразует  в  самое
себя все, что кажется изнутри гибнущим, устаревающим, ни на что
не  годным,  а затем прямо из этого делает другое, молодое, так
что не  надобно  ей  запаса  извне,  не  нужно  и  места,  куда
выбросить хлам. Она, значит, довольствуется своим местом, своим
материалом и собственным своим ремеслом.
     51.  И  в делах не теряться, и в речах не растекаться, и в
представлениях не блуждать, душе не сжиматься вдруг или  же  из
себя выскакивать; и в жизни досуга не потерять.
     Убивают,  терзают,  травят  проклятиями.  Ну и что это для
чистоты, рассудительности, здравости  и  справедливости  мысли?
Как  если  бы  кто  стоял у прозрачного, сладостного родника, и
начал его поносить. Уже  и  нельзя  будет  пить  источаемую  им
влагу?  Да  пусть  он  бросит  туда  грязь, а то и хуже -- вода
быстро  рассеет  все  это,  размоет  и  ни  за  что   этим   не
пропитается.  Как  бы  и  тебе  не  колодцем  быть, а таким вот
родником?! -- Если всякий час будешь соблюдать благородство  --
доброжелательное, цельное, скромное.
     52.  Кто  не знает, что такое мир, не знает, где он сам. А
кто не знает, для чего он рожден, не знает, ни кто он,  ни  что
такое мир. А кто опустит что-нибудь из этого, не скажет и того,
для чего сам он родился. Так кем же, скажи, представляется тебе
тот,  кто  избегает  или гонится за шумом похвал от тех, кто не
знает, ни где они, ни кто такие?
     53. Хочешь ты, чтобы тебя хвалил человек, который за  один
час  трижды  себя обругает? хочешь нравиться тому, кто сам себе
не нравится? Или нравится себе тот, кто раскаивается  почти  во
всем, что делает?
     54.  Как дыхание соединяет тебя с окружающим воздухом, так
пусть разумение соединяет с окружающим все разумным, потому что
разумная сила разлита повсюду и  доступна  тому,  кто  способен
глотнуть  ее,  не  менее,  чем  воздушное  доступно  тому,  кто
способен дышать.
     55. Порок вообще миру никак не вредит, а в частности никак
другому не  вредит,  и  вреден  только  тому,  кому  вверено  и
удалиться от него, чуть только он этого пожелает.
     56.  Для моей воли воля ближнего столь же безразлична, как
тело его и дыханье. Ибо хотя мы явились на  свет  прежде  всего
друг  ради друга, однако ведущее каждого само за себя в ответе.
Иначе порок ближнего был бы злом для меня,  а  не  угодно  было
богу,  чтобы  я  мог  быть  несчастлив от кого-либо, кроме себя
самого.
     57. Солнце,  кажется,  излилось  и  прямо  залило  все,  а
все-таки  не  вылилось.  Ибо  излияние это есть напряжение. Вот
сияние его и называется лучи --  то,  что  послано  напряженным
луком.  А что за вещь луч, ты можешь увидеть, если рассмотришь,
как солнечный свет проникает сквозь  узкую  щель  в  затененный
дом:   вообще   он  держится  прямо  и  как  бы  разделяется  у
встреченного  им  плотного,  отгородившего  находящийся   далее
воздух;  здесь  луч  останавливается,  но  не поскользнется, не
упадет. Точно так должно  литься  и  изливаться  разумение,  не
проливаясь,  а  в  напряжении;  не обрушиваться насильственно и
резко на всякое препятствие и не упадать, а стоять, освещая то,
что его принимает. Ведь само же себя лишит сияния  то,  что  не
станет пересылать его.
     58.  Кто боится смерти, либо бесчувствия боится, либо иных
чувствований. Между тем, если не  чувствовать,  то  и  беды  не
почувствуешь;  если  же  обретешь  иное чувство, то будешь иное
существо и не прекратится твоя жизнь.
     59. Люди рождены друг для друга. Значит переучивай --  или
переноси.
     60. По-разному летят мысль и стрела; мысль, даже когда она
осторожна  или  изворачивается,  рассматривая что-либо, несется
тем не менее прямо и к своему предмету.
     61. Входить в ведущее каждого, да и всякому другому давать
войти в твое ведущее.

     ДЕВЯТАЯ КНИГА

     1. Несправедливый нечестив. Потому что раз природа  целого
устроила  разумные  существа  друг ради друга, чтобы они были в
помощь друг другу сообразно своему достоинству и никоим образом
друг другу не во вред, то всякий преступающий ее волю нечестив,
понятно, перед природой, старшим из божеств. Также и кто  лжет,
перед  тем  же божеством нечестив. Потому что природа целого --
это  природа  сущего,  а  сущее  расположено  ко   всему,   что
действительно.  А  еще  называют ее истиной, и она первопричина
всего, что истинно. Так вот, кто по своей воле лжет,  нечестив,
поскольку,  обманывая,  творит несправедливость; а кто невольно
-- поскольку впадает в разлад с природой целого и не миролюбив,
раз противоречит мировой природе -- ведь противоречит самому же
себе несомый против истины, потому что получил  он  от  природы
побуждения, но пренебрегши ими уж и не способен отличить ложное
от  истинного.  Ну  а тот, кто гонится за наслажденьями, словно
они благие и словно зла избегает мучения, нечестив, потому  что
такой  неизбежно  будет часто бранить общую природу, что она-де
не по достоинству что-либо делит между негодными и  достойными,
ибо   негодные   часто  наслаждаются  и  располагают  тем,  что
производит наслаждение, а достойным выпадает мучение и то,  что
производит  его. Кроме того -- кто боится мучения, когда-нибудь
убоится и чего-нибудь такого, чему должно произойти в мире -- а
это уже нечестие; также и тот, кто гонится за наслаждениями, не
удержится от несправедливости -- тут нечестие  очевидно.  Между
тем  к тому, что равно для общей природы (она же не производила
бы как то, так и другое, если бы не равно ей было), должно  так
же  ровно расположиться тем, кто хочет следовать природе, храня
единомыслие с нею.  Так  вот,  для  кого  не  равны  мучения  и
наслаждения,  жизнь  и  смерть,  бесславие  или слава, которыми
равно распоряжается  природа,  тот  уж  явственно  нечестив.  Я
говорю,  что  общая  природа  распоряжается  этим равно, вместо
того, чтобы сказать, что это равно случается в сообразии с тем,
что  становится  или  сопутствует   по   некоему   изначальному
устремлению  промысла,  по  которому  природа от некоего начала
устремилась к такому именно  мироустроению,  восприняв  в  свое
лоно  смыслы  того,  что  будет,  и определив производящие силы
именно таких возникновении, превращений и преемств.
     2. Разумеется, весьма было бы изысканно уйти из жизни,  не
вкусив  ни лживых речей, ни всяческого притворства, ни роскоши,
ни ослепления. Испустить дух после того, как  пресытился  этим,
-- хорошо, но уж не так. Или решиться приложиться к пороку, так
что  и  опыт не убеждает тебя бежать этой чумы? а ведь погибель
разума  больше  чума,  чем  какая-нибудь  там  дурная  смесь  и
разворот  разлитого  вокруг  дыхания.  Ибо  то  --  чума  живых
существ, поскольку они живые, а это --  чума  людей,  поскольку
они люди.
     3.  Не  презирай  смерть,  а прими как благо -- ведь и она
нечто такое, чего желает  природа.  Ибо  каково  быть  молодым,
старым,  вырасти,  расцвесть,  каково  появление зубов, бороды,
седины, каково оплодотворить, понести  плод,  родить  и  прочие
действия  природы,  вызревающие в ту или иную пору твоей жизни,
таково же и распасться. Вот как относиться  к  смерти  человеку
рассудительному,  а  не  огульно,  грубо  и  высокомерно;  нет,
ожидать ее  как  одно  из  природных  действий.  И  как  сейчас
ожидаешь,  чтоб  изошло  дитя  из  утробы  твоей жены, так надо
встречать свой час,  когда  эта  твоя  душа  выпадет  из  своей
оболочки.  Если  же  нужно  тебе еще и обывательское, сердечное
подкрепление, то особенно сговорчивым со смертью  сделает  тебя
рассмотрение  тех  предметов,  с которыми ты расстаешься, и тех
нравов, в которые она уже не будет впутана. Только  ни  в  коем
случае  не  ожесточаться  против  них,  напротив,  заботиться и
сносить тихо. Но помнить все-таки, что не  от  единомышленников
уходишь;  ведь единственное (если вообще есть такое), что могло
бы еще привлекать и удерживать  в  жизни:  жить  в  единении  с
людьми,  пришедшими  к  таким  вот  основоположениям. А теперь,
видишь, какой  утомительный  разлад  в  этой  жизни.  Только  и
скажешь: приди же скорее, смерть, чтобы мне и самому-то себя не
забыть.
     4.  Погрешающий  погрешает  против  себя;  несправедливый,
делая себя злым, себе же делает зло.
     5. Часто несправедлив тот, кто не делает чего-либо,  а  не
только тот, кто что-либо делает.
     6.  Довольно,  что  есть  сейчас постигательное признание,
есть   общественное   деяние,   есть    в    душевном    складе
благорасположение  ко  всему,  что  происходит в соответствии с
причинностью.
     7. Стереть представление; устремление остановить; погасить
желание; ведущее замкнуть в себе.
     8. На существа неразумные разделена одна душа, а существам
разумным уделена одна разумная  душа,  подобно  тому  как  одна
земля  у  всего земляного, и одним светом видим, одним воздухом
дышим все, сколько есть нас видящих и одушевленных.
     9.  Что  причастно  некоей  общности,   спешит   навстречу
единородному.  Что от земли -- тяготеет к земле, все влажное --
слиянно, так и воздушное; так что тут нужны бывают  препоны,  и
сильные.    Огонь,    правда,    устремляется    вверх    из-за
первостихийного огня, однако  он  настолько  готов  возгораться
вместе  со  всяким  здешним  огнем,  что всякое вещество посуше
хорошо возгорается, потому что меньше примешано  к  нему  того,
что  возгоранию  мешает.  И  уж, конечно, все, причастное общей
духовной природе так же, если не больше, спешит к единородному,
потому что насколько  оно  лучше  прочих,  настолько  же  более
готово  смешиваться  и сливаться с тем, что ему родственно. Так
вот, уже у неразумных  были  изобретены  рой,  стадо,  семейные
гнезда,  едва  ли  не  любовь. Там была уже душа, и нарастала в
том,  что  лучше,  единительная  сила,  какой  не  было  еще  у
растений,   камней,   бревен.   Ну  а  у  разумных  существ  --
государственность, дружба, дома, собрания и даже во время  войн
договоры  и  перемирия.  У существ, которые еще лучше, даже при
разделенное тел некоторым образом возникло единение  --  так  у
звезд.   Вот  как  путь  вверх,  к  лучшему,  сумел  произвести
единострастие  даже  в  разделенном.  Смотри  же,  что   теперь
происходит:  теперь  только  в  разумном и забыто это усердие и
склонность друг к другу, здесь только и не видна слиянность.  И
все   же   беглецы   схвачены,   потому   как  сильна  природа.
Присмотришься -- увидишь, что я говорю. Легче найти  землю,  не
прилепившуюся к земле, чем человека, отщепленного от человека.
     10.  Плодоношение у человека, и бога, и мира -- в свой час
приносят они всякий свой плод. И  если  в  речи  это  стерто  и
говорится  собственно о лозе и тому подобном, так это не важно.
А разум приносит плод -- и общий, и собственный; и рождается из
него другое, такое же, каков сам разум.
     11. Можешь -- переучивай их, не можешь -- помни, что на то
и дана тебе благожелательность. Боги, те тоже благожелательны к
таким, в чем-то там даже помогают  --  в  здоровье,  богатстве,
славе.  Видишь,  какие  хорошие -- и тебе так можно. Или скажи,
кто тебе мешает?
     12.  Трудись,  не  жалуйся.  И  не   из   желания,   чтобы
сострадали,  изумлялись;  одного  желай:  двигаться и покоиться
так, как почитает за достойное гражданственный разум.
     13.  Я  вышел  сегодня  из  всех  испытаний,  или,  лучше,
выбросил  все  испытания, потому что вовне их не было, а только
внутри, в признаниях.
     14. Все это для опыта обычно, по времени  краткотечно,  по
веществу  мутно, и все сейчас в точности так, как при тех, кого
мы схоронили.
     15. Вещи стоят за дверьми, сами по себе, ничего о себе  не
знают, ничего не заявляют. Что же заявляет о них? -- Ведущее.
     16.  Не  в  переживаниях,  а  в  деятельности  добро и зло
разумного гражданственного существа, как и  добродетель  его  и
порочность в деятельности, а не в переживаниях.
     17. Подброшенному камню упасть не зло, да и вверх взлететь
не такое уж благо.
     18.  Пройди  к  ним  внутрь  в  их ведущее -- увидишь, кто
судьи, которых боишься, и как эти судьи себя же судят.
     19. Все в превращении, и сам ты в вечном  изменении,  и  в
каком-нибудь отношении да гибнешь. И весь мир так.
     20. Проступок другого надо оставить там.
     21.  Прекращение деятельности, стремления; прерыв и как бы
смерть признания  --  не  беда.  Переходи  теперь  к  возрасту:
детскому,  юношескому, к молодости, старости. Ведь и тут всякая
перемена -- смерть. Что, страшно? Переходи к жизни, которую  ты
вел  у деда, потом у матери, затем у отца; и всюду находя еще и
другие различия, превращения, прекращения, спрашивай себя: что,
страшно?  А  значит,  то  же  и  с  прекращением,  прерывом   и
превращением всей твоей жизни.
     22. Ты беги к ведущему: твоему, всеобщему, этого человека.
К своему,  чтобы  оно  стало  разумом правдолюбца; всеобщему --
чтобы запомнить твердо, частью чего являешься; к ведущему  того
человека, чтобы знать, ведает или не ведает, а заодно осознать,
что оно родственное.
     23.  Как  ты  сам  --  один  из  составляющих  гражданскую
совокупность, так и всякое твое деяние пусть  входит  в  состав
гражданской   жизни.   А   если  какое-нибудь  твое  деяние  не
соотнесено -- непосредственно или отдаленно --  с  общественным
назначением,  то оно, значит, разрывает жизнь и не дает ей быть
единой; оно мятежно, как тот из народа, кто, в меру своих  сил,
отступает от общего лада.
     24.  Детские  распри,  забавы;  душонки,  таскающие  своих
мертвецов, -- перед тобой действительный мир теней.
     25. Обратись к качеству причинного и созерцай его, очертив
границу с  вещественным;  определи  затем  и  наибольший  срок,
который природой дан этому именно свойству.
     26.  Многое ты претерпел, не довольствуясь тем, чтобы твое
ведущее делало то, ради чего устроено. Довольно.
     27. Если другой  поносит  тебя  или  ненавидит,  если  они
что-то  там  выкрикивают,  подойди  к их душам, пройди внутрь и
взгляни, каково у них там. Увидишь, что не  стоит  напрягаться,
чтобы  таким  думалось  о  тебе  что бы то ни было. Другое дело
преданность им  --  друзья  по  природе.  И  боги  им  помогают
всячески  -- снами, пророчествами; в том, разумеется, к чему те
не безразличны.
     28. Таков мировой обиход -- вверх вниз,  из  века  в  век.
Мировой  разум  либо  устремляется  на  каждое  дело, в каковом
случае принимай то, в чем его  устремленность;  или  он  только
однажды  устремился,  а остальное уже наследственно. Что -- и в
чем? ведь некоторым образом не то  атомы,  не  то  амеры!  И  в
целом:  если  бог, то все хорошо, а если все наугад, то ты будь
не наугад. Вот покроет нас всех земля, а там уж ее превращение,
затем опять беспредельно  будет  превращаться,  а  потом  снова
беспредельно.  Пренебрежет  всем  смертным  тот,  кто  осознает
приливы этих перемен и быстроту превращений.
     29. Причинность -- мощный поток, все увлекает. Как убоги и
государственные эти  мужи,  воображающие,  что  они  философски
действуют.  Носы  бы  себе утерли! Знаешь ли, друг, ты делай-ка
то, чего от тебя  сейчас  требует  природа.  Устремляйся,  если
дается, и не гляди кругом, знают ли. И на Платоново государство
не  надейся,  довольствуйся,  если самую малость продвинется. И
когда хоть такое получится -- за малое не почитай.  Потому  что
основоположения  их  разве  кто  может изменить? А без перемены
основоположений, это  всего  лишь  рабство  стенающих,  которые
только  притворяются  убежденными.  Ты,  давай,  говори мне про
Александра, Филиппа, про Деметрия Фалерского. Увидят,  как  они
усмотрели,  чего  хочет общая природа, и воспитали ль они себя.
Если они играли, то никто  не  приговорил  меня  им  подражать.
Просто  и  скромно  дело  философа  --  не  подталкивай  меня к
смешному ослеплению.
     30. Сверху рассматривать эти великие тысячи стад и  тысячи
великих  торжеств,  и  как по-разному плывут в бурю и в тиши; и
различия всего, что становится, настало, перестало.  Помысли  и
ту  жизнь,  что  прожита до тебя, ту, что проживут после, и ту,
которой ныне живут дикие народы. Сколько тех,  кто  даже  имени
твоего  не  знает,  и сколькие скоро забудут тебя; сколько тех,
кто сейчас, пожалуй, хвалит тебя, а завтра начн ; т поносить. И
сама-то память недорого стоит, как и слава, как и все вообще.
     31. Невозмутимость перед тем, что  происходит  от  внешней
причины,  справедливость  --  в  том,  что делается по причине,
исходящей из тебя самого. Иначе говоря -- устремление и деяние,
завершающееся на  самом  общественном  делании  как  отвечающем
твоей природе.
     32.  Много  лишнего  ты  можешь отрезать из того, что тебе
досаждает, покоясь всецело на твоем признании. Столько обретешь
простора для того, чтобы окинуть умом  весь  мир  и  свой  век,
чтобы  осмысливать  то,  как быстро меняется какою-нибудь своей
частью всякая вещь, как коротко все от рождения до распада, как
зияет и до рождения, и после распада вечность.
     33. Все, что видишь, скоро погибнет, и всякий, кто  видит,
как  оно гибнет, скоро и сам погибнет. По смерти и долгожитель,
и кто безвременно умер станут равны.
     34. Каково их ведущее, из-за чего они хлопочут, за что они
любят и почитают. Считай, что ты видишь их  души  в  наготе.  И
когда  им  кажется, что они вредят, если поносят, или помогают,
если хвалят, -- какое самомнение!
     35.  Прекращение  --  не  что  иное,  как  превращение.  И
радуется  этому  всеобщая  природа,  в  согласии  с которой все
хорошо происходит, от века происходило единообразно и впредь до
беспредельности будет так же. Как же ты говоришь, что все  было
плохо  и  все  плохо будет? И не нашлось среди стольких божеств
силы исправить это. и мир приговорен пребывать  в  непрестанных
бедах?
     36.  Гнилое  вещество,  на  котором  замешан всякий: вода,
прах, кости, смрад. И опять же:  не  мрамор,  а  желвак  почвы;
золото,  серебро  --  сгусток;  одежда  --  волосья, порфира --
кровь. Таково же и все прочее. И душевное таково же -- из этого
в то превращается.
     37. Хватит этой жалкой жизни, ворчанья, обезьянства. Зачем
смятение? Что тут внове? Что из  себя  выводит?  Причинное  ли?
Рассмотри  его. Или вещество? Его рассмотри. А кроме них ничего
нет -- да и с богами пора тебе стать более цельным  и  честным.
Три года это изучать или сто лет -- равным-равно.
     38. Если он погрешил, зло там. А может, не погрешил?
     39. Либо из единого разумного источника все выпадает всему
как единому телу, и не следует части бранить то, что происходит
ради целого.   Либо  атомы  и  не  что  иное,  как  мешанина  и
рассеяние. Затем ты в смятении? да ты же говоришь ведущему:  ты
мертво,  погибло,  одичало, притворствуешь, прибилось к стаду и
пасешься.
     40. Либо боги ничего не могут, либо могут. Если не  могут,
зачем  молишься?  А если могут, почему бы не помолиться лучше о
том, чтобы не бояться  ничего  такого,  ни  к  чему  такому  не
вожделеть  и  ни  о чем таком не печалиться? И совсем не о том,
чтобы чего-то не было или что-то было. А уж, конечно, если боги
могут содействовать людям, то и в этом могут содействовать.  Ты
скажешь,  пожалуй: боги сделали, чтобы это от меня зависело. --
Так не лучше ли тогда распоряжаться свободно тем, что  от  тебя
зависит,  чем  рабски  и приниженно быть небезразличным к тому,
что не зависит от тебя?  и  кто  сказал  тебе,  будто  боги  не
поддерживают  нас  и  в  том,  что  от нас же зависит? Ты начни
молить об этом -- увидишь. Этот молится: как  бы  мне  спать  с
нею!  А  ты:  как бы не пожелать спать с нею! Другой: как бы от
того избавиться! Ты же:  как  бы  не  нуждаться  в  том,  чтобы
избавиться!  Третий:  как бы не потерять ребенка! Ты: как бы не
бояться потерять! Поверни так все твои моления и рассмотри, что
будет.
     41. Эпикур рассказывает, что  болея  он  не  вел  бесед  о
страданиях  тела,  и,  говорит,  с  приходившими  ко  мне  я не
беседовал о чем-нибудь таком, а  продолжал  вникать  в  природу
первостепенных  вещей  и  пользуясь  случаем следил за тем, как
мысль,  участвуя   в   таких   телесных   движениях,   остается
невозмутимой  и  охраняет собственное благо. И врачам, говорит,
не давал я кичиться, будто они что-то такое делают, а вел жизнь
хорошо и счастливо. Вот и ты, болея, если уж заболеешь,  или  в
других  каких-нибудь  обстоятельствах  --  непременно  как  он.
Потому что не отступаться от философии в любых  испытаниях,  не
болтать с обывателем тому, кто вник в природу, -- это общее при
любом  выборе.  Быть  всецело при том, что происходит сейчас, и
при том органе, в котором происходит.
     42. Когда тебя задевает чье-нибудь бесстыдство,  спрашивай
себя  сразу: а могут бесстыдные не быть в мире? Не могут. Тогда
не требуй невозможного. Этот --  он  один  из  тех  бесстыдных,
которые  должны  быть  в мире. И пусть то же самое будет у тебя
под рукой и с жуликом, и  с  неверным,  и  со  всяким  как-либо
погрешающим,  вспомнишь,  что  невозможно, чтобы не существовал
весь этот род, и станешь благожелательнее к каждому  из  них  в
отдельности.  Очень  помогает,  если тут же поразмыслишь о том,
какая  добродетель   дана   человеку   природой   против   этой
погрешности.  А ведь дана ею в противоядие, скажем, грубости --
мягкость, против другого -- другая сила. И  вообще  можно  тебе
переучивать сбившегося с пути, потому что всякий заблуждающийся
блуждает  в своем задании и сбивается. Да и какой тебе вред? ты
же среди тех, против кого ожесточился, ни  одного  не  найдешь,
кто  бы  что-нибудь  сделал  такое,  от чего бы стало хуже твое
разумение, а беда и вредное для тебя существует только там. Что
же тогда дурного или странного в том, что невоспитанный  делает
то,  что  невоспитанные?  Смотри-ка  лучше,  не  себя  ли  надо
обвинять, если не ожидал, что этот в этом вот погрешит. Даны же
тебе побуждения от разума, чтобы  понять,  что  этот  допустит,
надо  полагать,  эту  вот  погрешность. Ты же, позабыв об этом,
впадаешь,  когда  он  погрешил,  в  изумление.  Особенно  когда
порицаешь кого-либо за неверность или неблагодарность, к самому
себе  обращайся  --  тут  уж явственна твоя погрешность, раз ты
человеку,  имеющему  такой  душевный  склад,  поверил,  что  он
сохранит  верность, или же, оказывая ему услугу, оказывал ее не
завершительно, не так, чтобы из самого деяния получить весь его
плод. Если делаешь добро человеку, чего еще хочешь?  мало  тебе
сделать  нечто сообразное со своей природой -- еще ты мзды себе
ищешь? все равно как глаз требовал бы плату за то, что смотрит,
или ноги -- за то, что ходят. Ибо как те на то родились и когда
действуют по своему устроению, свое уже получают, так  человек,
от  природы  благодетель, когда благодетельствует или в средних
вещах содействует,  сделав  то,  ради  чего  он  устроен,  свое
получает.

     ДЕСЯТАЯ КНИГА

     1.  Будешь  ли ты когда, душа, добротной, простой, единой,
нагой, более явственной, чем облекающее тебя тело? отведаешь ли
ты когда дружественного и готового к лишению душевного  склада?
Будешь  ли  ты  когда  наполненной, далекой от нужды, ничего не
алчущей,   не   желающей   ничего    --    одушевленного    или
неодушевленного -- ради вкушения наслаждений: ни времени, чтобы
вкушать  их  долее,  ни  мест каких-либо и краев, ни воздушного
благорастворения,  ни  человеческого  благорасположения?  Когда
удовольствуешься  ты  тем,  что есть, и возрадуешься всему, что
здесь, когда уверишься, что и все у тебя хорошо и что  все  это
от богов, и будет хорошо все, что им мило, что дадут они еще во
спасение   существа  совершенного,  благого,  прекрасного,  все
порождающего и соединяющего, окружающего, приемлющего  то,  что
распадается,  чтобы вновь породить подобное? Ты будешь ли когда
тою, которая и с богами, и с людьми может в одном  граде  жить,
ни в чем их не укоряя и от них не заслуживая осуждения?
     2.  Следи  за  тем,  чего  ждет твоя природа, насколько ты
одной ею управляем; вот и делай это и  гляди,  ухудшит  ли  это
склад  твоей  природы  живого  существа. Затем надо проследить,
чего ждет твоя природа живого существа, и все это принять, если
это не  ухудшит  склад  твоей  природы  разумного  существа.  А
разумное оно вместе и гражданственное. Этих правил держись и уж
не хлопочи ни о чем другом.
     3.  Все, что случается, либо так случается, как от природы
дано тебе переносить, или  же  так,  как  не  дано  от  природы
переносить.  А  потому,  если случается тебе, что ты по природе
сносишь, -- не сетуй, переноси, как дано природой; если же  то,
что  не  сносишь,  --  не  сетуй,  потому  что  оно тебя раньше
истребит. Помни только: дано тебе от  природы  переносить  все,
что  только  может  сделать  переносимым  и  приемлемым твое же
признание, исходя из представления, что это полезно и  надлежит
тебе так делать.
     4. Если кто ошибается, учить благожелательно и показывать,
в чем  недосмотр.  А  не  можешь,  так себя же брани, а то и не
брани.
     5.  Что  бы  ни  случалось  с  тобой,  оно  от  века  тебе
предуготовано:   сплетение   причинного   издревле   увязало  и
возникновение твое, и это вот событие.
     6. Атомы ли, природы ли -- пусть первым положено будет то,
что я -- часть целого,  управляемого  природой.  А  потом,  что
как-то  я  расположен  к  частям  мне  единородным.  Так вот об
этом-то памятуя, не буду я,  раз  уж  я  часть,  негодовать  на
что-либо  из  того,  что уделяет мне целое, ибо части нет вреда
там, где есть польза целому. Ведь у целого нет ничего,  что  бы
не  было ему полезно, и это вообще свойственно всем природам, а
мировой  особенно,  потому  что  никакая  внешняя  причина   не
понуждает  ее рождать что-либо ей же вредное. Так вот, памятуя,
что я часть такого целого, все, что  происходит  --  приму  как
благо.  Ну  а  поскольку  природно  я  расположен  к частям мне
единородным,  не  стану  делать   ничего   необщественного   --
напротив,  скорее  буду  вникать  в  тех, кто мне единороден, и
обращу всякое свое устремление к общей пользе, а от  противного
отвращу  сь.  И  если  все идет таким образом, жизнь непременно
станет благотекущей -- точно  так,  как  мыслится  благотекущая
жизнь  гражданина, шествующего делами, полезными для сограждан,
и принимающего все, что ни уделит ему город.
     7.  Частям  целого,  говорю  я,   всем,   что   объемлются
мирозданием,  погибать -- неизбежно. Пусть мы так скажем вместо
"изменяться". Так вот, говорю я, если это беда и  неизбежность,
то  целое, пожалуй, нехорошо повело дело, раз части переходят в
иное, а устроены были небезразлично  к  тому,  чтобы  погибать.
Природа,  значит,  сама  предприняла  злое для своих же частей,
сотворила  их  подверженными  злу  и  ввергнутыми  в   него   с
неизбежностью;  или не усмотрела, как нечто такое произошло, --
невероятно ни то, ни другое. А если кто откажется от природы  и
вместе  с тем будет толковать, что все это лишь естественно, то
и  этак  смешно:  говорить,  что  естественно   частям   целого
превращаться,  и  тут же изумляться и негодовать на что-нибудь,
как если бы оно было нечто противное природе, и  это  при  том,
что  распадается  всякая вещь на то, из чего составлена. А ведь
либо  рассеяние  первостихий,  из  которых  я  составлен,  либо
обращение  твердого  в земляное, а всякого дыхания в воздушное,
так что  и  они  приемлются  в  разум  целого,  которое  то  ли
испламеняется  в  кругообращениях,  то  ли обновляется в вечном
обмене. Не представляй себе ни твердое, ни  дыхание  как  нечто
первородное,  потому  что  все  это стеклось не то вчера, не то
третьего дня из  пищи  и  втягиваемого  воздуха.  Превращается,
значит,  то, что получено, а не то, что мать родила. Предположи
другое -- слишком свяжет тебя с частными  свойствами,  которые,
пожалуй, ничего не стоят рядом с тем, о чем мы здесь говорим.
     8.   Положив   себе   эти   имена:  добротный,  достойный,
доподлинный; осмысленный, единомысленный, свободомысленный,  --
смотри,  держись, не переименовывайся, не нарушай их и поскорее
к  ним  восходи.  Помни,  что  осмысленность  означала  у  тебя
проницательное   рассмотрение  всякой  вещи  и  нерассеянность;
единомыслие -- добровольное приятие  того,  что  уделяет  общая
природа;  свободомыслие  --  свободу мыслящей части от гладкого
или шероховатого движения плоти, от славы, смерти и прочее. Так
вот, если соблюдешь себя при этих именах, ничуть не цепляясь за
то, чтобы и другие называли вещи так же, и сам будешь другой, и
вступишь в другую жизнь. Потому что быть и дальше таким,  каким
ты был до сих пор, и в такой жизни мотаться и мараться -- это в
пору   разве   что   бесчувственному  и  жизнелюбцу  вроде  тех
полурастерзанных борцов, которые изранены зверьми, изгрызаны, а
все-таки просят, чтобы их оставили до завтра и в таком же  виде
бросили  в  те  же  когти  и  в  ту же пасть. Нет, ты взойди на
немногие эти имена и если можешь стоять на них, стой,  подобный
тому,  кто переселился на острова блаженных; ну а почувствуешь,
что соскальзываешь и что не довольно в тебе сил, спокойно зайди
в какой-нибудь закоулок, какой тебе по силам,  а  то  и  совсем
уйди  из жизни -- без гнева, просто, благородно и скромно, хоть
одно это деяние свершив в жизни, чтобы вот так уйти. А  помнить
эти  имена тебе очень поможет, если будешь помнить богов, и как
они не того хотят, чтоб угодничали перед ними,  а  того,  чтобы
уподоблялось  им  все  разумное. И чтобы смоковница делала, что
положено смоковнице, собака -- что собаке, пчела -- что  пчеле,
человек -- что человеку.
     9. Балаган, сеча, перепуг, оцепенелость, рабство -- и день
за днем  будут  стираться те священные основоположения, которые
ты как наблюдатель природы представил себе и принял. А пора  уж
тебе  так  на  все  смотреть  и  так  делать,  чтобы  сразу и с
обстоятельствами   справляться,   как   надо,   и    созерцание
осуществлять,  и  уверенность,  рождающуюся из знания всяческих
вещей, хранить  сокрытой,  а  не  скрытничать.  Нет,  когда  ты
вкусишь  простоты?  когда  значительности? когда распознания во
всяком деле, что оно по естеству, каково его место в мире и  на
какое  время  оно  рождено природой, из чего состоит, благодаря
чему способно существовать и какие силы могут и давать  его,  и
отнимать?
     10.  Паук изловил муху и горд, другой кто -- зайца, третий
выловил мережей сардину, четвертый, скажем, вепря,  еще  кто-то
медведей,  иной  --  сарматов. А не насильники ли они все, если
разобрать их основоположения?
     11. Как все превращается  в  другое,  к  созерцанию  этого
найди  подход  и  держись  его  постоянно, и упражняйся по этой
части, потому  что  ничто  так  не  способствует  высоте  духа.
Высвободился из тела и тот, кто сообразив, что вот-вот придется
оставить  все  это  и  уйти  от  человеческого, отдался всецело
справедливости в том, в чем собственная его деятельность,  а  в
прочем,  что  случается,  -- природе целого. А кто о нем скажет
или что за ним признает, или сделает против него, этого он и  в
ум  не  берет,  довольствуясь  следующими двумя вещами: ныне по
справедливости действовать, и ныне ему уделяемое --  любить.  А
всякую  суету  и  старания он отбросил и ничего не желает кроме
того, чтоб, следуя закону, шествовать прямо и,  шествуя  прямо,
следовать богу.
     12.  Что  нужды  разгадывать, когда можно рассмотреть, что
надо  сделать;  и  если   усматриваешь,   то   ступать   вперед
благожелательно,  безоглядочно,  а  если  не  усматриваешь,  то
подождать и прибегнуть к тем, кто лучше  других  посоветует;  а
если  другое  что-нибудь этому мешает, то, исходя из наличного,
подвигаться   вперед   рассудительно,   держась    того,    что
представляется  справедливым.  Ибо лучшее -- достигать этого, и
пусть неудача будет для тебя только в этом. Покойное  и  вместе
подвижное,  легкое  и  вместе стойкое -- таков тот, кто во всем
следует разуму.
     13.  Спрашивать  себя  сразу  по   пробуждении   от   сна:
безразлично ли тебе будет, чтобы другой был справедлив и хорош?
-- Будет  безразлично.  А  не  забыл  ты,  что  эти  вот  люди,
напыщенно раздающие похвалы и хулу другим, таковы вот на ложе и
за столом, и что они делают, чего избегают, за чем гонятся, что
воруют, а то и грабят --  не  руками-ногами,  а  драгоценнейшей
своей  частью,  в  которой,  если  она  того  захочет, являются
верность, стыд, правда, закон и добрый гений.
     14.  Природе,  дающей  все  и  все   забирающей,   человек
воспитанный  и  скромный  говорит:  дай,  что  хочешь; бери что
хочешь. И говорит это не дерзко, а  уважительно  всего  лишь  и
преданно.
     15.  Невелико  уже  то,  что осталось. Живи будто на горе,
потому что все едино --  там  ли,  здесь  ли,  раз  уж  повсюду
город-мир.  Пусть  увидят,  узнают  люди,  что  такое  истинный
человек, живущий по природе. А не терпят, пусть  убьют  --  все
лучше, чем так жить.
     16.  Больше  вообще  не  рассуждать, каков он -- достойный
человек, но таким быть.
     17. Упорно представлять себе всю вечность и все  естество,
и  что все отдельное по сравнению с естеством -- зернышко, а по
времени -- поворот сверла.
     18. Останавливаясь на всяком предмете,  понимать,  что  он
уже  распадается,  превращается  и находится как бы в гниении и
рассеянии; или, как всякая вещь, родится, чтобы умирать.
     19. Каковы те, кто ест, спит,  покрывает,  испражняется  и
прочее;  затем,  каковы  самовластные,  горделивые, досадующие,
порицающие свысока -- а ведь немного перед тем, чему они только
не рабствовали, и чего ради; и как немного спустя  при  том  же
будут.
     20. Каждому благодатно то, что дает общая природа, и тогда
благодатно, когда дает.
     21.  "Жаждет  влаги  земля,  жаждет высокий эфир" -- а мир
жаждет сделать то, чему суждено стать. Вот я и говорю миру, что
жажду и я с тобою. Не потому ли вместо "обычно делает"  говорят
"любит он это делать"?
     22. Либо ты живешь здесь и уже привык, либо уходишь отсюда
и этого  захотел;  либо умираешь и уже отслужил. Кроме этого --
ничего. Благоспокойствуй.
     23. Пусть тебе всегда ясно будет,  что  поле  --  оно  вот
такое,  и  каким  образом  все,  что  здесь  -- то же, что и на
вершине горы, на берегу моря и где  угодно.  Увидишь,  что  все
совершенно  как  у Платона: устроил -- говорит -- себе загон на
горе и доит блеющих.
     24. Ведущее -- что у меня? и каким я же его сейчас  делаю,
и   на   что  такое  сейчас  его  употребляю?  есть  ли  в  нем
сколько-нибудь ума? не отрешилось ли оно,  не  оторвано  ли  от
общества?  не  растеклось,  не  смешалось  ли оно с этой плотью
настолько, чтобы следовать ее разворотам.
     25. Кто бежит от  хозяина  --  беглый  раб.  А  закон  это
хозяин, и беглый раб тот, кто его преступает. Так же и тот, кто
опечален,  кто  сердится  и  кто  опасается чего-то, что стало,
становится, станет -- чего-то, что повелел тот,  кто  управляет
всем,  а  ведь  это  закон,  раз  в  нем  концы всего, что кому
уделено. И следовательно, тот,  кто  опасается,  печалится  или
сердится -- беглый раб.
     26.  Бросил  семя в лоно и отошел, а там уж другая причина
берется действовать, и является дитя. Из  чего  --  какое!  Или
пищу,  бросил  в  глотку,  а  там  уж  другая  причина  берется
производить  ощущения,  устремления  и  вообще  жизнь,  силу  и
сколько  еще всякого. Вот и рассматривать это столь прикровенно
происшедшее и силу эту видеть так же,  как  ту,  что  гнетет  к
земле или выносит вверх -- не глазами, но не менее ясно.
     27.  Упорно воображать, как все то, что происходит теперь,
происходило и  прежде;  и  как  будет  происходить  --  так  же
воображать.  Самому ставить перед своими глазами целые действия
или похожие сцены, какие известны  тебе  либо  по  собственному
опыту,  либо  от знания старины -- скажем, весь двор Адриана, и
весь Антонина, и весь двор Филиппа, Александра,  Креза.  потому
что и тогда все было то же, только с другими.
     28.  Представляй  себе,  что всякий, кто чем бы то ни было
опечален или недоволен, похож на поросенка,  которого  приносят
богам, а он брыкается и визжит. Таков и тот, кто лежа в постели
молча  оплакивает,  как  мы  связаны с миром. А еще, что только
разумному существу дано следовать добровольно за  происходящим,
потому что просто следовать -- неизбежно для всех.
     29.  Останавливаясь  по  отдельности на всем, что делаешь,
спрашивай себя, страшна ли смерть тем, что этого вот лишишься.
     30.  Когда  задевает  тебя  чье-нибудь  погрешение,  сразу
перейди  от  него  к  размышлению  о  том, в чем у тебя сходная
погрешность. Например, не полагаешь ли ты, что благо -- деньги,
наслаждение  или  там  слава,  и  так  по  разновидностям.  Ибо
смиришься,  как  только сообразишь, что тот -- подневольный. Ну
что ему поделать? Или отними от него, если можешь, то, что  его
приневолило.
     31.  Увидя Сатирона, представляй себе Сократика или Евтиха
или Гимена;  увидя  Евфрата,  Евтихиона  представляй  себе  или
Сильвана;  если Алкифрона, то Тропеофора, а если Ксенофонта, то
Критона или Севера; на себя же самого поглядев, кого-нибудь  из
Цезарей  представляй  себе,  и  так  в  каждом  случае. А потом
поразмысли: где они теперь? нигде или где-то там. Ты  постоянно
будешь  видеть  в человеческом дым и ничтожество, особенно если
крепко запомнишь, что однажды превратившееся больше никогда  не
будет  в беспредельности времен. Что -- и в чем? Не довольно ли
с  тебя,  если  миролюбиво  преодолеешь  эту  малость?   Какого
вещества,  каких  положений ты избегаешь? Да и что все это, как
не  упражнение  для  ума,   который   благодаря   старательному
рассмотрению  природы  видит то, что есть в жизни? Так держись,
пока не усвоишь себе и это, как усваивает все здоровый желудок,
как  сильный  огонь,  который  из  всего,  что  ни  брось  ему,
сотворяет пламя и сияние.
     32.  Пусть  никому  нельзя будет сказать о тебе по правде,
что не прост или не  добротен.  Нет,  пусть  лжет  всякий,  кто
признает  за  тобой  что-нибудь  такое.  А  это всецело от тебя
зависит, ибо кто мешает быть добротным  и  простым?  Ты  только
считай,  что  тебе  не жить, если таким не будешь. Вот и разуму
решающему ты чужд, пока не будешь таким.
     33. Что можно сделать или наиболее здраво сказать в  таком
деле?  Потому  что,  каково  б оно ни было, можно это сделать и
сказать. И не отговаривайся, будто помеха у тебя.
     Ты  не  прекратишь   стенать   до   тех   пор,   пока   не
прочувствуешь:   каково  для  сладострастника  роскошествовать,
таково для тебя из вещей, которые  тебе  подлежат  и  выпадают,
делать  то,  к  чему расположено человеческое устроение, потому
что за усладу надо признавать все, что можно  делать  сообразно
своей природе. А везде можно. Цилиндру! -- тому не дано нестись
везде  в  своем  движении,  так же и воде, и огню, и всему, чем
управляет природа или неразумная душа  --  очень  у  них  много
преград  и  препон.  А  дух  и  разум  чрез  все, что стоит ему
поперек, может идти так, как ему естественно и желательно.  Так
держи  перед  глазами  ту  легкость,  благодаря  которой  разум
пронесется чрез все, как огонь вверх и камень вниз, как цилиндр
под уклон. Более и не ищи ничего. Ведь  остальные  преткновения
либо  относятся  к  телесному  трупу,  либо,  если сам разум не
признает их и не поддается, не ранят и не делают ровно никакого
зла. Иначе бы всякий, претерпевающий это, сразу бы стал  дурен.
Потому  что  во  всех  других устроениях, что бы ни случилось с
ними дурного, из-за этого сразу делается хуже само  страдающее;
между  тем  человек,  по правде говоря, становится даже лучше и
достоин похвалы, если он правильно распоряжается тем,  что  ему
выпадает.  И  вообще  помни: тому, кто по природе гражданин, не
вредит то, что не вредит городу; городу же не вредит то, что не
вредит закону. А из тех так  называемых  бедствий  ни  одно  не
вредит закону. Ну, а не вредит закону, так ни городу не вредит,
ни гражданину.
     34.   В  кого  вгрызлись  истинные  основоположения,  тому
довольно  и  крайней  малости,  самого  общеизвестного,   чтобы
вспомнить о беспечальности и бесстрашии. Сказал поэт о листьях:
"ветер  одни  по земле развевает. . . Так человеки. . . " Вот и
дети твои -- листва. Все то, что так убедительно шумит о тебе и
тебя славит  или,  напротив,  проклинает,  или  еще  исподтишка
хулит,  насмехается  --  тоже листва. Такая же листва и то, что
должно перенять молву о тебе. Ибо все они "в весенню  рождаются
пору", а там сорвет их ветер, и вот в лесах вещества вместо них
растут  уже  другие.  Ну  а  недолговечность у всех одна, ты же
гонишься или избегаешь всего так, словно оно вечное. Немного --
и прикроешь глазки, а уж  того,  кто  похоронит  тебя,  оплачет
другой.
     35.  Здоровому  глазу надо глядеть на все, что зримо, а не
говорить "Зеленого мне!" Ибо это для больного глазами.  И  слух
здоровый,  и  обоняние  должны  быть  готовы  что бы то ни было
слушать и обонять. И желудку здоровому относиться к любой снеди
так, как жернов ко всему, что ведено ему  перемалывать  по  его
устроению. Точно так же и здоровое разумение должно быть готово
ко  всему,  что  происходит;  если же оно говорит: "Дети были б
здоровы" или "Пусть все хвалят все, что я делаю", так это глаз,
ищущий зеленого, или зуб -- нежного.
     36. Нет такого счастливца, чтобы по смерти его  не  стояли
рядом   люди,   которым   приятна   случившаяся  беда.  Был  он
положителен, мудр -- так разве не найдется кто-нибудь, кто  про
себя на прощанье скажет: "наконец отдохну от этого воспитателя.
Он,  правда, никому не досаждал, но я-то чувствовал, что втайне
он нас осуждает". Это о человеке положительном. А в нас сколько
всякого, из-за чего многие мечтают распроститься  с  нами!  Ты,
как   будешь  умирать,  помысли  об  этом;  легче  будет  уйти,
рассуждая так: ухожу из жизни, в  которой  мои  же  сотоварищи,
ради  которых  я столько боролся, молился, мучился, и те хотят,
чтобы я ушел, надеясь, верно, и в этом найти себе  какое-нибудь
удобство.  Что  ж хвататься за дальнейшее здесь пребывание? Ты,
конечно, не будь из-за этого  менее  благожелателен  к  ним,  а
сохрани  свой  нрав  и уходи другом их, преданным и кротким. Но
конечно и не так, будто тебя оттаскивают; нет, как у того,  кто
умирает  тихо, душа легко выпрастывается из тела, таково должно
быть удаление от этих людей. Ведь и  с  ними  природа  связала,
соединила,  а  теперь,  значит, отвязывает. Я и отвяжусь как от
близких, однако, не упираясь, не приневоленно, потому что и это
по природе.
     37.  Приучись,  что  бы  кто  ни  делал,  по   возможности
спрашивать  себя:  куда  ж он метит? А начинай с себя, и прежде
всех себя изучай.
     38. Помни: приводящее в движение  --  это  то,  спрятанное
внутри;  это  там  убедительное  слово,  там жизнь, там, скажем
прямо, человек. Никогда не мысли заодно с  ним  облекающий  его
сосуд  и эти прилепленные к нему орудия -- они вполне похожи на
тесала; то и отличие, что приросли.  Потому  что  вне  причины,
управляющей  их движением или покоем, эти доли много ли ценнее,
чем игла ткачихи, тростинка писца или кнут возницы?

     ОДИННАДЦАТАЯ КНИГА

     1.  Свойства  разумной  души:  самое  себя   видит,   себя
расчисляет,  делает  себя такой, какой хочет, плод свой сама же
пожинает (ведь плоды растений и то, что соответствует  этому  у
животных, пожинают другие), приходит к своему назначению, когда
бы  ни  поставлен  был  предел  жизни. Тут не то, что в пляске,
лицедействе или еще в чем-нибудь таком: вмешается что-нибудь --
и все действо не завершено. Нет, в любой части и где бы  ее  ни
захватили,  она  делает  полным  и самодостаточным то, что сама
себе положила, как будто говорит: что мое, то при  мне.  А  еще
она   обходит  весь  мир  и  пустоту,  его  окружающую,  и  его
очертания, распространяется на бесконечность времен,  вмещая  в
себя  и  всеобщие  возрождения  после  кругообращений; и их она
охватывает,  обдумывает  и  узревает,  что  не  увидят   ничего
особенно  затейливого  те,  кто после нас, как не видали ничего
особенно хитрого те, кто были до нас. Нет,  сорокалетний,  если
есть  в  нем сколько-нибудь ума, благодаря единообразию так или
иначе все уже видел, что было и будет. Свойственны  также  душе
разумной  и любовь к ближнему, и правда, и стыд, и то, чтобы не
предпочитать ничего себе самой, как это свойственно  и  закону.
Ничуть,  таким  образом,  не  различаются прямой разум и прямая
справедливость.
     2. Пренебрежешь песней  прелестной,  пляской,  двоеборьем,
если  разделишь  цельное звучание на отдельные звуки и о каждом
спросишь  себя:  что,  действительно  он  тебя  покоряет?  Ведь
отвернешься  же! Вот и с пляской так, во всяком ее движении или
положениях; то же и  с  двоеборьем.  В  целом:  за  исключением
добродетели и того, что от нее происходит. не забывай спешить к
составляющим,  а  выделив их, приходить к пренебрежению. Это же
переноси на жизнь вообще.
     3.  Какова  душа,  которая  готова,  когда   надо   будет,
отрешиться  от  тела,  то  есть либо угаснуть, либо рассеяться,
либо пребыть.  И  чтобы  готовность  эта  шла  от  собственного
суждения, а не из голой воинственности, как у христиан, -- нет,
обдуманно, строго, убедительно и для других, без театральности.
     4.  Сделал  я что-нибудь для общества -- сам же и выгадал.
Пусть это будет у тебя под рукой и всякий оаз  является;  и  не
прекращай никогда.
     5.  У  тебя какое искусство? -- Быть добротным. А может ли
это хорошо произойти иначе, как по правилам учения --  тем  ли,
что  относятся  к  природе  целого, или же тем, что относятся к
собственно человеческому устроению?
     6.  Сперва  вывели  трагедию  в  напоминание  о  том,  чтб
случается  и  что  по  природе  это  случается, и если в театре
увлекаетесь этим, так не тяготитесь  этим  же  самым  в  театре
просторнейшем. Вы же видите, что так и надо этому свершаться, и
что  сносят  это  и  те,  кто  вопит  "О-о, Киферон!". К тому ж
некоторые вещи у  сочинителей  этих  выражены  дельно  --  вот,
скажем, такое: "Пренебрегли детьми и мною боги -- что ж! Знать,
есть  и  в  этом  смысл. . . ", или опять же: "На ход вещей нам
гневаться не след", или еще: "Жизнь пожинать, как в пору зрелый
злак", и сколько еще  такого.  После  трагедии  вывели  древнюю
комедию,  полную  воспитующей  смелости и прямотой речей дельно
напоминающую о том, что  никому  не  пристало  ослепление.  Вот
зачем  Диоген  это перенял. После была некая средняя комедия и,
наконец,  новая;  перенята  ли  она  вообще  зачем-нибудь   или
потихоньку соскользнула к чрезмерному подражанию -- поди узнай.
Ведь  известно,  что  и эти кое-что дельно говорят, но общая-то
задача таких произведений и драматического искусства  --  какую
цель перед собой имела?
     7.  Каким  образом  ясно  является  уму,  что  нет в жизни
другого положения, столь подходящего для философствования,  как
то, в котором ты оказался ныне.
     8.  Ветка,  отрубленная  от соседней ветки, непременно уже
отрублена и от всего растения. Точно так  человек,  отщепленный
от  одного  хотя  бы  человека,  отпал уже от всей общности. Да
ветку-то хоть другой отрубает, а человек сам отделяет  себя  от
ближнего,  если  ненавидит  и  отвращается,  того не ведая, что
заодно и от всей гражданственности себя отрезал. И тут  --  дар
Зевеса, зиждителя общности: дано нам вновь срастись с соседом и
вновь  составить  целое.  Ну  конечно, если то, что сопряжено с
таким разделением, будет случаться не раз,  то,  зайдя  далеко,
произведет  малосоединимое  и маловосстановимое. Да и вообще не
одинаковы  ветка,  изначально  единорастущая  и  не  изменившая
единодушию,  и  наново привитая после того, как была отрублена,
-- что  бы  ни  говорили  садоводы.  Единорастущий  --   и   не
единомысленный!
     9.  Те, кто становится тебе поперек, когда ты идешь вперед
сообразно прямому разуму. от здравого деяния тебя не отвратят и
твоей к ним благожелательности пусть не лишатся. Равно заботься
о двояком: не о том только, чтобы суждения и деяния  твои  были
устойчивы,  но  также  и  о  том,  чтобы  оставаться  мягким  в
отношении тех, кто собирался тебе помешать или  как-нибудь  еще
досадить.  Потому что бессильно и это, на них досадовать, точно
так же как отступиться от своего дела или  поддаться  смятению.
Ведь  оставляют  боевой строй оба -- и тот, кто дрогнул, и тот,
кто отчуждается от своего единоплеменника и друга по природе.
     10. "Искусства выше всякое природное" -- оттого  искусства
и  подражают природам. А если так, то уж совершеннейшая и самая
многообъемлющая из природ не уступит, думается, хотя бы и самой
искусной изобретательности. И как все  искусства  делают  более
низкое ради высшего, так же точно и общая природа. Вот, вот где
рождается справедливость, а из нее возникают остальные доблести
-- ведь   не   уследить   нам   за  справедливым,  если  станем
небезразличны  к  средним  вещам  или  же   будем   легковерны,
опрометчивы и переменчивы.
     11.  Раз  уж  сами не приходят к тебе вещи, за которыми ты
гонишься и от которых -- также в смятении -- бежишь, а  это  ты
некоторым  образом  сам  к  ним приходишь, то пусть хоть суд-то
твой о них успокоится -- тогда и они недвижны,  и  тебя  нельзя
будет увидеть ни гоняющимся, ни избегающим.
     12.  Сфера  --  самоточнейший  образ  души,  когда  она не
тянется ни к чему и не съеживается внутрь, не рвется сеять и не
садится, а светится светом, в котором зрит истину всего  и  ту,
что в ней.
     13.  Кто-то  станет  презирать  меня?  Его  забота.  А моя
забота, как бы не случилось, что я сделал или сказал что-нибудь
достойное презрения. Кто-то  возненавидит?  Его  забота.  А  я,
благожелательный  и  преданный всякому, готов и ему показать, в
чем его недосмотр -- без хулы, без намека  на  то,  что  вот-де
терплю, а искренно и просто, как славный Фокион, если, конечно,
не  притворялся. Потому что надо, чтобы это внутри было и чтобы
боги видели человека-несетователя по душевному  своему  складу,
такого,  который не кричит, как все ужасно. Потому что если сам
делаешь сейчас то, к чему расположена твоя природа, и приемлешь
то, что  сейчас  угодно  всеобщей  природе,  какая  беда  тебе,
человеку,   поставленному,   чтобы  было  чрез  кого  произойти
всеобщей пользе?
     14. Презирают друг друга, угождают  друг  другу  и,  желая
превосходить друг друга, покорствуют друг другу.
     15.  Сколько  испорченного и показного в том, кто говорит:
"Знаешь, я лучше буду  с  тобой  попросту".  Что  ты,  человек,
делаешь?  Незачем наперед говорить -- объявится тут же; должно,
чтобы прямо на лице это было написано, чтобы это было  прямо  в
голосе,  чтобы  прямо исходило из глаз -- так любимый сразу все
узнает во взгляде любящего. Вообще простой и  добротный  должен
быть  вроде смердящего, так, чтобы стоящий рядом, приблизившись
к нему,  хочет  или  не  хочет,  тут  же  это  почувствовал.  А
старательность  --  простоте  нож. Ничего нет постыднее волчьей
дружбы.  Этого  избегай  всего   более.   Добротный,   простой,
благожелательный по глазам видны -- не укроются.
     16.  А  наилучшим  образом  жить -- сила эта у нас в душе,
если мы безразличны к безразличному. А безразличен  будет,  кто
всякую  вещь  рассмотрит раздельно и в целом, памятуя при этом,
что ни одна из них сама о себе признания в нас не производит  и
не  приходит  к  нам;  нет,  недвижны  вещи, и это мы порождаем
суждение о них и как бы записываем их в себе, хотя можно  и  не
записывать  или,  если  как-нибудь вкрадутся, тут же стереть --
ненадолго эта собранность, а там уж закончена будет жизнь.  Что
же  непосильного, чтобы все тут обстояло хорошо? Если сообразно
природе, радуйся и  пусть  тебе  легко  будет,  а  если  против
природы  --  поищи, что тогда сообразно твоей природе, и к тому
спеши, хотя бы и не  было  в  том  славы.  Потому  что  всякому
простительно искать своего блага.
     17.  Откуда  пришло  что-либо, из каких состоит вещей и во
что превращается, и каково, превращаясь, станет, и как никакого
не потерпит зла.
     18. И во-первых: каково мое соотношение с ними  и  что  мы
рождены  друг  для друга; что я и в другом смысле рожден, чтобы
защищать их, как бык или баран свое стадо. А отправляйся вот от
чего: если не атомы, то управляющая целым природа, а если  так,
то  худшее  ради  лучшего,  а  в  последнем  одно ради другого.
Второе: каковы они за едой, на  ложе  и  прочее;  особенно  же,
какова принудительность, заложенная в их основоположениях, да и
самое  это  в  каком  ослеплении  делают!  Третье: что если они
делают  это  правильно,  то  не  надо   негодовать.   Если   же
неправильно,  то,  разумеется,  невольно и по неведению. Потому
что всякая душа не по своей воле лишается как истинного, так  и
того,  чтобы ко всему относиться по достоинству. Оттого-то им и
тяжко  слыть  несправедливыми,  черствыми,  корыстными,  вообще
погрешающими в отношении ближних. Четвертое, что и сам ты много
погрешаешь,  что и сам такой же. А если кое от каких погрешений
воздерживаешься, то уж предрасположение, на  них  наводящее,  у
тебя  есть;  и  разве  что из трусости или славы домогаясь, или
ради  чего-нибудь  еще  дурного,  воздерживаешься  от  подобных
погрешений  ты.  Пятое:  что  и  того,  погрешают ли они, ты не
постиг, потому что  многое  делается  по  некоему  раскладу.  И
вообще  многое надо узнать, прежде чем как-либо объявить, будто
ты постиг чужое действие. Шестое, когда сетуешь чрезмерно, а то
и страдаешь:  что  вся-то  жизнь  человека  --  такая  малость;
недолго еще, и все протянем ноги. Седьмое: что не деяния их нам
досаждают,  потому  что  их деяния -- в их ведущем, а признания
наши. Так что убери их, соизволь оставить суждение,  как,  мол,
это  ужасно  --  и  гнев  прошел. Как убрать? Сообразив, что не
постыдно. Потому что если не одно только постыдное --  зло,  то
ты  обречен  на множество погрешений, на то, чтоб и разбойником
стать и кем угодно. Восьмое: насколько тяжелее то, что приносят
гнев и печаль из-за чего-либо,  чем  само  то,  из-за  чего  мы
гневаемся   и   печалимся.   Девятое:   что  благожелательность
непобедима,  когда  неподдельна,  когда   без   улыбчивости   и
лицедейства.  Ну  что  самый злостный тебе сделает, если будешь
неизменно благожелателен  к  нему,  и  раз  уж  так  случилось,
станешь  тихо увещать и переучивать его мягко в то самое время,
когда он собирается сделать тебе зло: Нет, милый, не на  то  мы
родились;  мне-то  вреда  не  будет,  а  тебе,  милый,  вред. И
показывать ловко в общем виде, что оно вот как обстоит,  что  и
пчелы  так не делают и вообще все, кто по природе скопом живут.
И  чтоб  ни  насмешки  тайной  не  было,  ни  попрека,  нет  --
приветливо  и  без  ожесточенья  в душе. И не так, словно это в
школе,  не  с  тем,  чтобы  другой,  став  рядом,  изумился,  а
обращаться к нему -- смотри -- к одному, хоть бы и окружали вас
какие-нибудь  еще люди. Эти девять главных положений помни, как
если бы ты получил их в  дар  от  Муз.  И  начни  наконец  быть
человеком, покуда жив. Надо равно остерегаться гневаться на них
или  угождать  им,  потому  что необщественно и то, и другое, и
вред приносит. И пусть в гневе будет под рукой, что не в  гневе
мужественность  и  что  быть  тихим  и  нестроптивым  --  более
человечно и  по-мужески;  и  что  у  такого  сила,  крепость  и
мужество,  а не у того, кто сетует и недоволен. Ибо сколько это
ближе к нестрастию, столько же  к  силе.  И  как  печаль  --  у
слабого,  так и гнев, потому что оба поранены и сдаются. А если
угодно, возьми еще десятый дар -- от Мусагета: не понимать, что
дурные должны погрешать, -- это безумие, ибо такое  невозможно.
Ну  а  допускать, чтобы они с другими были такие, требуя, чтобы
нс погрешали против тебя, -- это не по-доброму и в духе тирана.
     19. Постоянно остерегаться четырех разворотов ведущего  и,
как изловишь себя, тут же стирать, приговаривая всякий раз так:
это видение не из необходимых; это нарушает общность; это не от
себя  ты собираешься говорить, а нет ничего более нелепого, чем
говорить не от себя. Ну а четвертое -- то, за что  себя  самого
выбранишь   так:   это   у   тебя  от  поражения  и  покорности
божественнейшего твоего надела перед бесчестнейшим  и  смертным
телесным уделом с его тупыми наслажденьями.
     20.  Твое  дыханье и все огненное, сколько туда подмешано,
хоть  и  стремятся  по  природе   вверх,   однако,   подчиняясь
построению  целого, удерживаются здесь, в соединении. Так и все
земляное в тебе  и  влажное,  хоть  и  стремятся  вниз,  однако
подняты  и  занимают  то  место,  которое отвела им их природа.
Таким образом, и стихии слушаются целого, и куда их  поставили,
там  они  вынуждены  стоять, пока не будет дан знак оттуда, что
пора им врассыпную. Что ж, не страшно ли  это,  чтобы  разумная
твоя часть была единственным, что не подчиняется, сетуя на свое
место?  А  ведь  ей-то насильно ничего не приказывают -- только
то, что по ее природе. И она не  выдерживает  и  даже  затевает
мятеж,  ибо движение к несправедливости, разнузданности, гневу,
печали, страхам -- не что иное, как отступничество от  природы.
И когда ведущее негодует хоть на что-нибудь из происходящего, и
тогда  оно  оставляет  свое  место, потому что ведущее устроено
ради  равенства   и   богопочитания   не   меньше,   чем   ради
справедливости.  Ведь  и они -- виды благообщности, и, пожалуй,
старшие из правых деяний.
     21. У кого нет в жизни всегда одной и той же цели,  тот  и
сам  не  может  во всю жизнь быть одним и тем же. Сказанного не
достаточно, если не добавишь и то, какова должна быть эта цель.
Ибо как сходно признание не всего того, что там  представляется
благами  большинству,  а  только вот таких, именно общих, благ,
так  и  цель  надо  поставить  себе   именно   общественную   и
гражданскую.  Потому  что,  кто направит все свои устремления к
ней, у того и все его деяния станут сходны,  и  оттого  сам  он
всегда будет тот же.
     22. Мышь с гор и домовая, и как первая убегает в страхе.
     23.  Сократ  и  основоположения  толпы  называл  чудищами,
детскими ужасами.
     24. Лакедемоняне  чужестранцам,  пришедшим  на  торжество,
ставили сиденья в тени, а сами садились как придется.
     25.  Сократ  так  сказал  Пердикке, почему не идет к нему:
чтобы  не  погибнуть  наихудшей  погибелью,   а   именно   быть
облагодетельствованным  без  возможности  благодетельствовать в
ответ.
     26. В Эфесских записях содержалось наставление  непременно
хранить память об одном из древних, державшихся добродетели.
     27.  У  Пифагорейцев -- на рассвете глядеть на небо, чтобы
напомнить себе о тех, кто всегда делает все то же свое дело все
тем же образом, а еще о порядке, о чистоте, о наготе. Звезды не
прикрываются.
     28. Как Сократ подвязал овчинку, когда жена его  Ксантиппа
ушла,  захватив  его  накидку.  И  что  Сократ  сказал друзьям,
смутившимся и отпрянувшим от него,  когда  они  увидели  его  в
таком одеянии.
     29.  В  письме и чтении не станешь властвовать прежде, чем
побудешь подвластным. В жизни тем более так.
     30. Рабом родился, вот и бессловесен ты.
     31. Во мне же смеялось Милое сердце.
     32. Тяжкие бросят слова, разя самое добродетель.
     33. Безумен, кто ищет смокву зимой. Кто  ищет  свое  дитя,
когда больше не дано, таков же.
     34.  Ребенка  ли  своего  ласкаешь, надо, говорил Эпиктет,
произносить про себя: Умрет, может быть, завтра.  --  Так  ведь
дурной знак! А он: Ничуть не дурной, раз обозначает одно из дел
природы. Или когда злак пожинают, тоже знак дурной?
     35.   Виноградная   завязь,   гроздь,   изюмины   --   все
превращения, и не в небытие, а в не-ныне-бытие.
     36. Вольную волю не приневолит никто. Так Эпиктет.
     37.  Он  говорил,  что  нашел  искусство   соглашаться   и
применительно  к устремлениям сберегать осмотрительность, чтобы
небезоговорочно, чтобы общественно, чтобы  по  достоинству;  от
желаний  совсем воздерживаться, а к уклонению не прибегать ни в
чем из того, что не от нас зависит.
     38. Так ведь не за что-то там боремся -- говаривал он -- а
за то, сходить с ума или нет.
     39. Сократ говорил: Хотите  ли,  чтобы  в  вас  была  душа
разумных   или  неразумных?  --  Разумных.  А  каких  разумных,
здоровых или негодных? -- Здоровых. Что же вы этого  не  ищете?
-- Обладаем. -- Откуда же тогда ваш раздор и небезразличие?

     ДВЕНАДЦАТАЯ КНИГА

     1. Все, к чему мечтаешь прийти со временем, может быть сей
час твоим, если к себе же не будешь скуп, то есть если оставишь
все прошлое,   будущее   поручишь   промыслу  и  единственно  с
настоящим станешь справляться праведно и справедливо.  Праведно
-- это  с  любовью  к  тому,  что  уделяет  судьба, раз природа
принесла  тебе  это,  а  тебя  этому.  А  справедливо  --   это
благородно  и  без  обиняков  высказывая  правду  и поступая по
закону и по достоинству. И пусть  не  помешает  тебе  ни  порок
чужой,  ни  признание,  ни  речи, ни, конечно же, ощущения этой
нарощенной тобою плоти -- страдает, так ее забота. И  когда  бы
ни  предстоял  тебе  выход -- если ты оставишь все остальное и,
почитая  единственно  свое   ведущее   и   то,   что   в   тебе
божественного,  не  того  станешь  бояться,  что  надо когда-то
прекратить жизнь, а что  так  и  не  начнешь  никогда  жить  по
природе,    тогда   будешь   ты   человек,   достойный   своего
родителя-мира, а не чужестранец в своем отечестве, изумляющийся
как неожиданности тому, что происходит изо дня  в  день,  и  от
всякой всячины зависящий.
     2.  Бог  всякое ведущее видит помимо вещественного сосуда,
кожуры, нечистоты. Ведь своим  единственным  умом  он  касается
того, что туда единственно из него истекло и изведено. Так вот,
если  и  ты  приучишься  это  делать,  избавишься  от  немалого
напряжения. Ибо  кто  не  смотрит  на  облекающие  нас  телеса,
неужели  станет  терять время, рассматривая одежду, дом, славу,
всю эту обстановку и театр?
     3. Три вещи, из которых ты состоишь: тело, дыханье, ум. Из
них только третье собственно твое, остальные твои  лишь  в  той
мере,  в какой надо тебе о них заботиться. Если отделишь это от
себя, то есть от своего разумения, все прочее, что они  говорят
или  делают,  или все, что ты сам сделал или сказал, и все, что
смущает тебя как грядущее,  и  все,  что  является  без  твоего
выбора  от облекающего тебя тела или прирожденного ему дыхания,
и все, что извне приносит вокруг тебя крутящийся водоворот, так
чтобы изъятая из-под власти судьбы умственная сила жила чисто и
отрешенно сама собой, творя  справедливость,  желая  того,  что
выпадает,  и высказывая правду; если отделишь -- говорю я -- от
ведущего то, что увязалось за ним по пристрастию, а в отношении
времени то, что будет и что уже было, и сделаешь  себя  похожим
на  Эмпедоклов  "сфер  округленный,  покоем  своим и в движении
гордый" и будешь упражняться единственно в том, чтобы жить, чем
живешь, иначе говоря, настоящим, --  тогда  хоть  оставшееся-то
тебе  до  смерти  можно  прожить невозмутимо и смело, в мире со
своим гением.
     4. Я часто изумлялся, как  это  всякий  себя  больше  всех
любит, а свое признание о себе же самом ставит ниже чужого. Вот
если  бы бог стал с кем-нибудь рядом или проницательный учитель
и велели бы ничего не думать и не помышлять  без  того,  чтобы,
чуть  осознав, тут же и вслух произнести, так ведь никто этак и
дня не выдержит. Значит мы больше, чем  самих  себя,  почитаем,
что там про нас думают ближние.
     5.   Как   же   это   боги,  устроившие  все  прекрасно  и
человеколюбиво, не усмотрели единственно  того,  что  некоторые
люди  --  притом  самые  надежные,  как  бы  вверившие божеству
наибольшие  залоги  и  столь  сжившиеся  с   божеством   своими
праведными  делами  и  священнодействиями  --  как только умрут
однажды, больше уж не родятся,  а  угасают  всесовершенно?  Так
вот,  ежели  оно  и так, знай, что если бы надо было, чтоб было
как-нибудь иначе, то они бы так и сделали. Потому что  если  бы
это  было  справедливо,  то  было  бы  и возможно; и если бы по
природе было, принесла бы это природа. А что это не  так,  если
уж  оно не так, это тебе залогом, что и не надо, чтоб было так.
Сам же видишь, как в этом лжеискании споришь с богом, а ведь мы
с богами так не разговаривали бы,  не  будь  они  наилучшими  и
наисправедливейшими.  А  если так, они вряд ли в мироуст-роении
пропустили несправедливость или безрассудную небрежность.
     6. Упражняйся, хоть и не думаешь преуспеть.  Вот  и  левая
рука, во всем прочем по непривычке праздная, узду держит крепче
правой -- к этому приучена.
     7. Каким быть и душой, и телом надо, когда схватит смерть;
про краткость  жизни,  зев  вечности позади и впереди, бессилие
всякого вещества.
     8. Сквозь  кожуру  созерцать  причинностное,  отнесенность
деяний.  Что боль, наслаждение; что смерть, слава. Кто виноват,
если лишил себя досуга. Что никому другой не помеха. Что все --
признание.
     9.  А  распоряжаться   основоположениями   надо,   как   в
двоеборье, не как гладиаторы, потому что тот кладет меч, орудие
свое, и вновь берет, а у этого рука при себе, и ничего не надо,
знай действуй.
     10.  На  такие  дела  смотреть,  разделяя  их на вещество,
причинное, соотнесенность.
     11. О том, какова власть человека не делать ничего,  кроме
такого,  что будет одобрено богом, и принимать все, что бог ему
уделяет. Сообразно с природой.
     12. Ни на богов нельзя сетовать (они-то  не  погрешают  ни
вольно,  ни  невольно), ни на людей (эти не иначе, как невольно
). Сетовать, выходит, не на кого.
     13. Как смешон и странен, кто изумляется  чему  бы  то  ни
было, что происходит в жизни.
     14.  Либо  судьба с ее необходимостью и нерушимый порядок,
либо   милостивый   промысл,   либо   беспорядочная    мешанина
случайного.  Так  вот,  если  нерушимая  необходимость  --  что
противишься ей? если промысл,  допускающий  умилостивление,  --
будь  достоин божественной помощи. Если же не предводимая никем
мешанина, ликуй, что средь волн таких в самом тебе есть ведущий
ум. И если понесут  тебя  волны,  пусть  твое  тело  несут  или
дыхание и прочее -- ума не унесут.
     15.  Или  пламя светильника светит, пока не погасят его, и
не теряет сияния,  а  истина,  что  в  тебе,  справедливость  и
благоразумие -- угаснут прежде?
     16. Если кто наводит на представление, будто погрешает: да
точно  ли я знаю, что это погрешение? А если и погрешил, то сам
же свершил над собой суд; и как это похоже на  то,  чтобы  себе
самому  выцарапал  глаза.  И  еще:  кто  не хочет, чтобы дурной
погрешал, похож на того, кто не хочет, чтобы давала сок  смоква
на смоковнице, чтобы младенцы не ревели, не ржал конь, и прочие
неизбежности.  Ну  а  что  ему делать, раз состояние его такое?
Состояние излечи, если ты такой дошлый.
     17. Не надлежит -- не делай; не правда -- не говори. Пусть
твое устремление будет устойчиво во всем.
     18. Всегда смотреть так:  а  что  оно  такое  --  то,  что
производит  твое  представление, и разворачивать его, расчленяя
на причинное, вещественное, соотнесенность и время, в  пределах
которого должно будет ему прекратиться.
     19.  Почувствуй  же  наконец,  что есть в тебе нечто более
мощное и божественное,  чем  то,  что  страсти  производит  или
вообще  тебя  дергает.  Каково сейчас мое разумение? страха нет
ли? подозрений? вожделения нет? чего-нибудь еще такого?
     20. Во-первых, без произвола  и  с  соотнесением.  Второе,
чтобы   это   не   возводилось   к   чему-либо   другому  кроме
общественного назначения.
     21. Что немного еще, и будешь никто и нигде,  как  и  все,
что  теперь видишь, и все, кто теперь живет. Ибо от природы все
создано для превращений,  обращений  и  гибели,  чтобы  по  нем
рождалось другое.
     22.  Что  все  -- от признания, а оно от тебя зависит. Так
вот, сними, когда захочешь, признание -- и все, как у того, кто
в море зашел за выступ:
     тишина, спокойствие, ровные воды залива.
     23. В  отдельности  любая  деятельность,  если  она  часом
прекращена,   ничуть   не  страдает  постольку,  поскольку  она
прекратилась. И тот, кто сделал это деяние, никак не  пострадал
постольку,   поскольку   оно   прекратилось.  Точно  так  же  и
совокупность всех деяний, каковой  является  наша  жизнь,  если
прекратится  в  свой  час,  то  никак  не  страдает  постольку,
поскольку она прекратилась. И тот, кто прекратил в свой час эту
цепочку, не получил зла в своем укладе. А  час  и  предел  дает
природа,  иногда  собственная,  если в старости, и уж всегда --
общая, части которой превращаются, а мир в целом пребывает юным
и цветущим. А всегда прекрасно и своевременно все, что  полезно
целому. Так вот прекращение жизни никому не зло, потому что оно
не  постыдно,  раз  не  по  нашему  выбору и необщественного не
содержит. А благо  оно  потому,  что  своевременно  и  приносит
пользу  целому, а целое его приносит. Вот богоносец же тот, кто
несет себя путями бога и уносится собственным умом на эти пути.
     24. Держать под рукой тройственное. Применительно к  тому,
что  делаешь:  не  наугад  ли и не иначе ли, чем делала бы сама
правда? А применительно к приходящему извне  --  что  оно  либо
случайно,  либо  от  промысла,  и  что нельзя ни на случайность
сетовать, ни промысл обвинять. Второе вот что:  каково  все  от
семени  до  одушевления  и  от  одушевления до того, как отдаст
душу, и смешение из чего здесь и распад во  что.  Третье:  если
вознесясь на небо в высь глянешь на людское, увидишь, какая тут
поворотливость,  а  вместе  и то приметишь, какова заселенность
воздуха и эфира; а еще, что сколько бы раз ни поднялся, увидишь
одно -- кратковечное, единообразное. Чем ослеплены!
     25. Выбрось признание -- и спасен. А где тот,  кто  мешает
выбрасывать?
     26.   Когда  трудно  переносишь  что-нибудь,  ты,  значит,
позабыл, что все происходит по природе целого и что погрешность
-- чужая,  а  еще  о  том,  что  все  происходящее  всегда  так
происходило,  будет  происходить и повсюду происходит сейчас; о
том, каково родство человека со всем человеческим родом --  тут
не  кровь и не семя, а общность разума. И о том еще позабыл ты,
что разум каждого -- бог, и проистек оттуда; о том,  что  ни  у
кого  ничего  нет собственного, но и ребенок твой, и твое тело,
да и сама-то душа оттуда пришла; о том, что  все  признание;  о
том, что всякий жив только в настоящем и только его теряет.
     27.  Упорно  показывать себе тех, кто сверх меры роптал на
что-нибудь;  тех,  кто  дошел  до  верха  в  великих   успехах,
несчастьях,  ненависти  или  другой  какой-нибудь судьбе. Затем
посмотреть: теперь где все это? дым да зола, слова, а то  и  не
слова.  Пусть  и  всякое  такое  подумается,  вроде  как  Фабий
Катуллин в деревне, Лузий Луп в садах,  Стертиний  в  Байях,  и
Тиберий  на Капри, и Велий Руф и вообще всякое небезразличие из
пустых мнений; и как недорого стоит вся  эта  напряженность,  и
насколько  достойнее  философа при данной вещественности являть
себя  просто  справедливым,  здравомысленным,  следующим  богу.
Потому   что   нет   хуже,   чем   ослепление,   неослепительно
ослепленное.
     28. Любопытствующим: "где ты богов видел  и  откуда  взял,
что  существуют  они,  чтобы так их почитать?" Ну, во-первых, и
глазами можно их видеть. Кроме того, я и души своей не видал, а
ведь чту же ее. Так и с богами: в чем вновь и  вновь  испытываю
силу   их,   чрез  то  постигаю,  что  они  существуют,  и  вот
благоговею.
     29. Спасение жизни -- всякую  вещь  рассматривать  вполне,
что  она  есть  и что в ней вещественное, а что причинное. И от
всей  души  поступать  справедливо  и  правдиво  говорить.  Что
остается,  кроме  как  вкусить  жизни человека, связующего одно
благое деяние с другим так, чтобы и малейшего зазора между ними
не оставалось?
     30. Един свет солнца, хоть и загораживают его стены, горы,
тысячи других вещей. Едино общее естество, хоть и  перегорожено
тысячами  качественно  различных  тел.  Едина  душа,  хоть и на
тысячи разгорожена пород и особых черт.  Едина  разумная  душа,
хоть и кажется, что разделена. Так вот, одна часть упомянутого,
как  дыхание  и предметы, бесчувственны и не расположены друг к
другу, но даже и в них есть ум и тяготение к одному и тому  же.
А  уж  разумная  тяга  возникает  особенно к единоплеменному, и
установившись, не преграждается общестрастие.
     31.  Ну  что  ты   ищешь:   жить   долее?   или   ощущать?
устремляться?   вырасти?   и  вновь  перестать?  разговаривать?
раздумывать? Что  тебе  тут  кажется  достойным  грусти,  чтобы
тосковать  о  нем?  Если же порознь презирать все это легко, то
напоследок подойди к тому, чтобы следовать разуму  и  богу.  Но
противоречит  такому  почитанию  досада,  что  вот из-за смерти
лишишься всего этого.
     32. Какая доля беспредельной и  зияющей  вечности  уделена
судьбой  каждому,  раз  так  скоро  она  исчезает в вечности? А
целого естества какая часть и какая от души в целом?  От  целой
земли  на  каком  клочке  ты  бродишь?  Подумай обо всем этом и
считай только то великим, чтобы поступать, как ведет тебя  твоя
природа, а что общая природа приносит, то сносить.
     33.  Как  распоряжается  собой ведущее? Ведь в этом все. А
остальное, либо оно  по  твоему  выбору,  либо  без  выбора  --
мертвое, дым.
     34. Презрение к смерти сильно подкрепляется тем, что и те,
кто считает  наслаждение  благом,  а боль злом, смерть все-таки
презирали.
     35. Кому своевременность -- единственное благо,  для  кого
равно,  совершить  ли  больше деяний сообразно с прямым разумом
или же меньше; кому безразлично, созерцать ли мир  большее  или
меньшее время, тому не страшна и смерть.
     36.  Человек!  Ты  был  гражданин  этого  великого  града.
Неужели небезразлично тебе, что не пять лет,  раз  сообразие  с
законом  у всех равно? Что же тут страшного, если тебя высылает
из города не деспот, не  судья  неправедный,  но  введшая  тебя
природа?  Словно комедианта отзывает с подмостков занявшийся им
претор. "Но я же сыграл не все пять  частей.  три  только".  --
Превосходно;  значит  в  твоей жизни всего три действия. Потому
что  свершения  определяет  тот,  кто   прежде   был   причиной
соединения,  а теперь распадения, и не в тебе причина как того,
так и другого. Так уходи  же  кротко,  ведь  и  тот,  кто  тебя
отзывает, кроток.


Перевод А.К.Гаврилов


 

<< НАЗАД  ¨¨ КОНЕЦ...

Другие книги жанра: историческая литература

Оставить комментарий по этой книге

Переход на страницу: [1] [2]

Страница:  [2]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама