историческая литература - Протей - Медведев Юрий
Переход на главную
Жанр: историческая литература

Медведев Юрий  -  Протей


Страница:  [1]



                                    В синеве, у преддверья бессмертия,
                                              Сторожат одиночество гор
                                            Время - неутихающий ветер,
                                        Неусыпный отшельник - простор.


                                  1

    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Сенату Планетарной Безопасности надлежит в последний
раз  выслушать  объяснения  Старшего  Инспектора   Сената   Святослава
Шервинского по поводу его опоздания на вахту на 17 часов 38 минут.
    ШЕРВИНСКИЙ: Ваша честь, я могу лишь  повторить  то  же  самое.  26
октября сего года я возвращался после  однодневного  отдыха  на  озере
Алакуль к месту очередной вахты в Космогорск. На магистрали  19  дробь
37 бис, когда до Космогорска оставалось примерно  полтора  часа  езды,
двигатель моего служебного элекара  внезапно  заглох.  Такое,  как  вы
понимаете, маловероятно при пятикратном дубляже  всех  систем.  Как  и
положено по инструкции, я вызвал по видеофону Службу Пути, но экран не
загорелся, ибо все системы питания  оказались  обесточены.  Даже  часы
остановились на 8.18, это я запомнил. Поскольку экран курсографа,  как
и все другие, погас, я силился вспомнить последнюю картину на нем:  до
ближайшего населенного пункта - Кара-Булака -  273  километра,  первый
встречный элекар как  раз  оттуда  выезжал,  а  позади,  минут  на  25
отставая от меня,  одолевала  выжженное  урочище  колонна  винтоходов.
По-видимому, спортсмены тренировались перед каким-то ралли.
    И тут из кабины я увидел: метрах в  семидесяти-восьмидесяти,  чуть
справа впереди, висел парящий в воздухе объект. Прошлый раз я  указал,
что объект был похож на елочную игрушку. Теперь хочу уточнить: он  был
подобием человеческого мозга, только не разделен  полушариями.  Нижняя
половина,  темная,   непроницаемая,   заканчивающаяся   чем-то   вроде
гофрированного обода, при приближении  оказалась  фиолетово-черной,  с
серебристым отливом. Я говорю - при  приближении,  потому  что  объект
стал приближаться к элекару. При этом он медленно снижался, так что  я
смог оценить не только угловые размеры, но и линейные.  В  поперечнике
"мозг" был метров тридцать, по вертикальной оси - около  восемнадцати.
Глаз у меня точный. Да, я забыл прошлый раз указать,  что  приближался
он не по прямой, а как-то змейкой, с довольно крутыми виражами. Шума и
гула не слышалось, даже юго-западный ветер, мне почудилось, поутих,  а
денечек выдался ветреным.
    Не скажу, чтобы я особенно встревожился,  а  тем  паче  испугался,
нет. Внимание мое привлекла верхняя половина "мозга" - полупрозрачная,
в более мелких выпуклых ячейках, чем нижняя. Там,  наверху,  вершилось
настоящее светопредставление, прошу обратить внимание  на  это  слово,
представление, спектакль со  световыми  эффектами.  Во-первых,  где-то
глубоко внутри то и дело вспыхивали молнии, сопровождаемые... нет,  не
звуками,  а  разноцветными,  медленно  возникающими  и  разрушающимися
протуберанцами. Опять не совсем правильно. Никакого  сопровождения  не
было. Молнии светились, поблескивали  в  самих  протуберанцах,  причем
молнии не остроугольные, к каким мы привыкли, а змеистые, с достаточно
плавными ободами, а некоторые напоминали даже непрерывную цепь, я имею
в виду форму. Ну, к примеру, якорная цепь.
    Во-вторых, - это я о световых эффектах, - и на  поверхности  ячеек
мигали, роились точечные огни, все больше с синеватым отливом, как  на
звездных  школьных  глобусах.  Время  от  времени  на   остриях   этих
пульсирующих    огней    восставали    крутящиеся,    как    веретена,
черно-серебристо-фиолетовые  вихри,  под  стать  цвету  гофрированного
обода.  Я  имею  в  виду,  что  восставали  они  на  внешней  ячеистой
поверхности "мозга". Самое грубое сравнение: подобно колючкам ежа.
    Здесь, в Сенате, меня неоднократно спрашивали, ваша  честь,  какие
чувства я испытывал при приближении "мозга". Я отвечал, что время  для
меня  как  бы  замедлилось,  растянулось,  так  бывает  при   нависшей
смертельной  опасности.  Теперь  добавлю:  само  мое  мышление   стало
перестраиваться  и...  минутку,  я  попытаюсь   рассказать   об   этом
подробней.
    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Дело, видимо, не в подробностях,  нас  заинтересовал
бы главный  принцип  в  такого  рода  перестройке.  Старший  Инспектор
Шервинский.
    ШЕРВИНСКИЙ: Если уйти от ученых выражений, скажу коротко: я  вдруг
поумнел.  Не  улыбайтесь,  пожалуйста,  коллеги.  Меняю  "поумнел"  на
"прозрел". Помните, у Пушкина: "И внял я  неба  содроганье,  и  горний
ангелов  полет,  и  гад  морских  подводный  ход,   и   дольней   лозы
прозябанье". То же произошло и  со  мною.  Я  почувствовал:  могу  без
запинки прочитать всего Гомера, причем я  видел,  как  наяву,  как  со
спутника, землю древней Эллады, где строки "Одиссеи" наподобие гирлянд
из живых цветов плыли по волнам Эгейского моря. Или назвать любую дату
мировой истории, описать любое, самое захудалое, событие и  опять-таки
- даже не описать, а "пересказать" глазами очевидца, поскольку событие
прояснялось  в  памяти  рельефно,  красочно,  звучаще.  Неожиданно   я
представил себе неведомые мне прежде диафантогональные уравнения  -  и
вот они, вьются вокруг "мозга", точно ласточки вокруг гнезда, я  сразу
понял  их  математическую  сущность.  Вспоминалась   мне   марсианская
трагедия с "Обимуром", где, как вы  знаете,  погибли  Брэдли  и  Тодор
Кынчаков, и вдруг стало ясно: это я, я ошибся в выборе  места  посадки
для "Обимура"! А ошибся  потому,  что  был  ослеплен  мнемосхемой  при
включении   тормозных   реверсов   и   принял    показания    датчиков
гравитационного поля за индекс твердости грунта, вследствие чего мы  и
ухнули в эту трехкилометровую пропасть, и вину с  Кынчакова,  пусть  и
посмертную, надо снять. Да, снять, переложив  на  меня.  Если  угодно,
считайте это официальным заявлением...
    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:  Сенат  принимает   к   сведению   это   официальное
заявление, Старший Инспектор.
    ШЕРВИНСКИЙ: О своих небесных прозрениях  при  встрече  с  "мозгом"
больше пока что распространяться  не  стану.  Коснусь  строки  "И  гад
морских подводный ход..." Морские гады всегда мало  меня  занимали.  А
вот земные... Я подумал: когда-то еще явится возможность  заглянуть  в
прошлое, дай не упущу шанс. Много лет меня волновала  загадка  смерти,
точнее, омерзительных событий, воспоследовавших вскоре  после  кончины
одного моего родственника по материнской линии -  всемирно  известного
ученого и писателя прошлого века, путешественника, историка, философа,
провидца. А события такие: в дом покойника нагрянула по ложному доносу
орава пытливых граждан с  соответствующими  удостоверениями,  перерыли
все вверх  дном,  рукописи  постранично  перелистали,  книги,  письма,
личные вещи перетрясли, стены миноискателями просветили, даже  урну  с
прахом покойного. Что  вынюхивали,  спросите?  Полторы  тонны  золота,
якобы привезенных хозяином дома из далеких экспедиций. Конечно,  чушь,
бред, ахинея, все  это  понимали,  в  том  числе  и  большинство  тех,
пытливых, ведь ученый-то был бессребреником: ни автомашины,  ни  дачи,
ни дорогих побрякушек - о, в прошлом веке такое для  большинства  было
свидетельством социального и даже интеллектуального престижа. Впрочем,
вы и без меня знаете. Так  вот,  всю  жизнь  меня  мучило,  кто  донос
настрочил, кто  измыслил  ахинею  о  презренном  металле,  какую  цель
преследовал, хотя насчет цели - ясно:  после  обыска  лет  десять  имя
светлое  замалчивалось,  даже  из  кроссвордов  его   вычеркивали.   В
средневековье на Руси это называлось "мертвой грамотой"...
    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Отвлекаешься, Старший Инспектор!  События  и  впрямь
омерзительные, но применительно к сегодняшнему нашему разговору не так
уж и важные...
    ШЕРВИНСКИЙ: А случись эти не так уж  важные  события  после  вашей
смерти? Или моей? Трудно  представить?  А  родным,  близким,  ученикам
подвергшегося   кощунству   после   кончины   -   легко?..    Впрочем,
закругляюсь... И увидел я  тех,  кто  бред  этот  выдумал,  подтолкнул
подлый розыск. Двух увидел, состоящих в родстве. Один худой,  желчный,
точь-в-точь инквизитор. Изощренный в подлости, даже  звездное  небо  в
окуляре  телескопа  населявший  мордобоем   галактических   масштабов,
ненавистью ко всему, что  нетленно,  гармонично,  красиво,  вековечно.
Другой грузный, с зобом, как у индюка, крикун, доносчик, стравливатель
всех со  всеми,  пьяница,  представитель  племени  вселенских  бродяг,
борзописец, беллетрист, переводчик. При жизни всемирно  прославленного
гения оба слыли его учениками, случалось учителю их защищать, а  после
смерти его ни разу не позвонили вдове. Я увидел подноготную  подлости,
микромолекулярную схему зависти. И только ради одного  этого  открытия
стоило  потерять  в  жизни  день.  Ничего,  такое  уже   случалось   с
Магелланом.
    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Магеллан, а если быть  скрупулезно  точным,  то  его
экспедиция, потеряв в календаре  день,  впервые  в  истории  совершила
кругосветное путешествие. Старший Инспектор.
    ШЕРВИНСКИЙ: Понял намек, ваша честь.  Но  что  поделаешь,  если  я
потерял сознание сразу после того,  как  "мозг"  завис  над  элекаром,
опустился и накрыл элекар. Прежде чем оказаться внутри обода, я  успел
заметить:  снизу  обод  не  сплошное  кольцо,   а   около   пяти-шести
параллельных  колец,  вернее,  эллипсов,  причем  каждый  состоит   из
отдельных сегментов. Все сегменты пребывали в постоянном движении  как
относительно  соседних,  так  и  самих  себя,  обладая  всеми   шестью
ступенями  свободы,  вроде  инфузорий  в  растворе.  Хочу  подчеркнуть
упорядоченность  их  постоянного  движения,  хотя  выражаюсь,  видимо,
невразумительно. Без подробной схемы не обойтись, и я ее  впоследствии
набросаю.
    Довольно  отчетливо  вспоминаю  также  множество  блестевших,  как
золото, сужающихся к концам канатов в жерле обода, они извивались, как
щупальцы медузы. И еще: когда обод уже накрыл  элекар,  я  оказался  в
водопаде непривычно высоких звуков, ушам  стало  больно,  пришлось  их
зажать ладонями, но не помогло. Дальнейшую потерю  памяти  я  связываю
именно с этими неприятными звуками.
    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Так ничего и не вспомнилось, Старший Инспектор?
    ШЕРВИНСКИЙ: Сегодняшней ночью, хотя  не  рискну  употребить  слово
"вспомнилось", то ли приснилось, то ли пригрезилось, а  по-старинному,
примстилось. Будто лежу обнаженный, погружен в светло-голубой раствор,
весь, с головой, а сплошь по телу - присоски от  щупалец,  вроде  тех,
позолоченных, только цвет уже другой - ярко-зеленый.  Тысячи  щупалец,
заметьте. И звуки все те же, невыносимые, особенно в обертонах.  Такое
ощущение, что с тебя снимают копию. Если же...
    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Святослав Шервинский, в виде исключения позволю тебя
прервать! Остальное нам известно. В 01.57 следующего дня ты  обнаружил
себя в том же самом элекаре и на  том  же  самом  месте,  где  отказал
мотор.  Мотор  завелся,  все  схемы  задействовались,  и  ты,   следуя
Специнструкции, связался лично со мною.
    ШЕРВИНСКИЙ: И  заметьте,  сразу  вам  все  рассказал.  Не  понимаю
одного: зачем вы заставили меня, члена Сената, в  последующие  дни,  а
дважды и ночью, пересказывать одно и то же? Зачем эти  допросы?  Разве
Старшие Инспекторы лгут? Тем паче члены Сената?
    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Ты не хуже меня знаешь, что,  как  и  зачем,  бывший
Старший Инспектор Сената Планетарной Безопасности! Хочу тебя, наконец,
порадовать: опросы кончились, ты вновь  назначен  -  именем  Сената  -
командиром  "Обимура".  Космофлот   немедленно   дал   предварительное
согласие, мне показалось, они там даже возликовали, получив известие о
возвращении  своего  лучшего  капитана,  поклявшегося  еще  в  детстве
облететь нашу Галактику,  если  верить  книгам  о  твоих  подвигах  во
Внеземелье. Почему ты молчишь?
    ШЕРВИНСКИЙ: Это тяжелое наказание, ваша честь.  Вы  же  понимаете:
теперь в переходах и рубках мне будут  грезиться,  мститься  Брэдли  и
Кынчаков. Дайте другой транспортный астероид, коллеги!  Любой  другой,
но не "Обимур".
    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:  Сожалею,   капитан   Шервинский,   решение   Сената
окончательное. Взгляни на купол Сената: двенадцать ущербных лун и лишь
одно солнце. Солнце, между  прочим,  выставил  я,  хотя  по  началу  и
склонен был предъявлять тебе обвинения гораздо более серьезные, нежели
обвинения моих коллег, присутствующих на опросе.
    ШЕРВИНСКИЙ: Как понять - еще более серьезные обвинения?
    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:   Причем   порядка    сугубо    этического.    После
таинственного исчезновения тебя будто подменили. К  нашему  изумлению,
ты вдруг принялся публично высказываться о самом нашем Сенате.  Причем
в  тонах   неодобрительных,   точнее,   злопыхательских.   Зачем   эти
демагогические разглагольствования о каких-то  немыслимых  привилегиях
сенаторов? О персональных планетолетах. О  виллах  в  райских  уголках
земного шара, вроде бы смахивающих  на  дворцы  Гаруна  аль-Рашида.  О
якобы имеющем место вмешательстве членов семей сенаторов в  общеземные
дела. О пожизненной узурпации мною должности Председателя - хотя такая
фантасмагория вообще ни в какие ворота  не  лезет.  Поползли  сплетни,
покатились слушки. Опять подымают бучу крикуны из  сообщества  "Ангелы
Мнемозины". Нехорошо. И потому еще нехорошо, что в  Сенате  ты  -  без
году неделю. Пригляделся бы,  пообвык  -  глядишь,  и  понял:  никаких
противоправных благ ни у кого из нас нет. Благо землян, их космическая
безопасность - иных целей Сенат не преследует.
    ШЕРВИНСКИЙ: Значит, меня, члена Сената,  выдворяют  во  Внеземелье
только из-за сплетен и слухов?
    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Только за то,  что  семнадцать  с  лишним  часов  ты
пребывал неизвестно где, общался неизвестно с  кем,  делал  неизвестно
что. Твой лепет о летающем "мозге" вообще смехотворен. Каждый из  нас,
от Инспектора до Председателя, обладает слишком обширной  информацией,
располагает слишком большим могуществом, чтобы позволять себе подобное
времяпрепровождение... Счастливого плавания на  "Обимуре",  капитан!..
Кстати, посмотри еще  разок  на  сенатский  купол:  я  тоже  выставляю
ущербную луну вместо солнца.
    ШЕРВИНСКИЙ: Какое это имеет теперь значение? Очередной фарс?
    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Для архивов историй все имеет значение, член  Сената
Планетарной Безопасности!.. Я полагал, ты спросишь о причине  перемены
моего мнения относительно  тебя  и  твоей  судьбы.  Знай  же,  что  ты
совершил еще одну ошибку. Следуя твоей логике"  подкрепленной  цитатой
из Пушкина, ты  должен  был  не  выискивать  доносителей  на  деятелей
прошлого,  пусть  и  великих,  а  озаботиться   загадкой   катастрофы,
учиненной "Протеем".
    ШЕРВИНСКИЙ: Представьте себе, озаботился. Но безрезультатно. Будто
заклинило. Как стеною китайскою отгородило. Я даже почувствовал укол в
мой собственный мозг. Вот сюда, над ухом.


                                  2

    Сквозь прозрачный купол, подсиненный небесами, виднелись сразу три
сияющие на солнце вершины - пик Абая, пик Абиша и  пик  Ануара.  Ветви
растений хищно тянулись к свету. По контрасту  с  белизною  окружающих
вечных снегов сад под  куполом  представлялся  слишком  зеленым,  даже
неестественно зеленым. Цвел жасмин, а миндальные деревья уже  отцвели,
и чтобы не перепугать наклонившегося над жасминной веткой,  я  сначала
кашлянул и лишь немного погодя сказал:
    - Сенат приветствует рас, Емельян Иммануилович!
    Все же он вздрогнул, обернулся и инстинктивно,  как-то  по-детски,
защитился цветущей веткой.
    - Здравствуйте, Инспектор, - сказал он. - Спасибо,  что  навестили
узника. Правда, ждал я вас дней через пять, не раньше,  вот  и  не  по
себе стало от чужого голоса, Тем более такого густого, как ваш.  Да  и
обычно за день до визита меня предупреждали.
    - Это извините, не визит, а, согласно  второму  пункту  инструкции
Сената, акт дознания, - как можно мягче сказал  я.  -  И  прибывать  к
дознаваемому можно без предупреждения, пункт седьмой "б". Зато следует
предупреждать  того  же  дознаваемого,  чтобы  он  не  приближался   к
представителю Сената ближе шести метров, пункт седьмой "к".
    - Но другие инспекторы подходили совсем даже близко, -  растерялся
он. - Разве вы мне не доверяете? Я что, накинусь на вас,  оглушу  этой
вот веткой, переоденусь в вашу  униформу  -  и  был  таков?  Как  граф
Монте-Кристо? Помилуйте, я близорук, намного слабее вас и даже не умею
водить аппарат, на котором вы сюда пожаловали. Ну... как его...  Вечно
забываю название этих драндулетов.
    - Элекар, - сказал я.
    - Даже оглуши я вас и умей водить э-ле-кар - что сталось бы?  Куда
ехать? Где скрываться, да и зачем? -  спрашивал  он.  -  Я  не  женат,
родители погибли на Меркурии, лучшего дома, чем  здесь,  среди  горных
снегов, и не придумаешь, хвала вашему Сенату. А к "Протею" меня  и  на
пушечный выстрел не подпустят, как выражались в старину.  Персона  нон
грата, так ведь?
    Я сказал:
    - Образ ваших мыслей мне понятен. Тем  более  держитесь  не  ближе
шести метров.
    - Может  быть,   ужесточился   процесс   дознания?   -   вкрадчиво
осведомился Емельян. - Да вы не стойте, присядьте на белую  скамеечку,
она справа от вас, я сам ее соорудил по  чертежам  позапрошлого  века,
люблю, знаете ли, старину... Я  тоже  присяду,  вот  на  этот  пенечек
березовый, тоже моя поделка...  Как  внизу?  Алма-Ата?  Дивный  город,
верно? А сады, луга альпийские? Вы ведь видели их, поднимаясь ко  мне,
в мое респектабельное узилище? Кто  подумает,  что  подобие  "летающей
тарелки" о четырех лапах-опорах, приземлившейся на снега  поднебесного
ледника Туюк-Су, служит камерой-одиночкой, нет,  виллой-одиночкой  для
преступника  планетарного  значения?   Значения,   оттенка,   масти...
Белокурая бестия - похоже на меня, а? Светлые волосы - это от  родичей
по отцовскому древу, отец из поволжских  немцев,  сто  лет  назад  еще
говорили в здешних краях и на Алтае: "остзейские немцы". Так что и  я,
коли  угодно,  остзейский,  отсюда  и  отчество,  вы  сразу,   небось,
вспомнили Иммануила Канта. Не забыли его знаменитый постулат? "Живи  и
действуй  так,  будто  от  каждого  твоего  поступка  зависит   судьба
мироздания". Понимаете? Судьба мироздания!.. Кстати, этот постулат  не
мешало   бы   вывесить   у   вас   в   Сенате.   Помню,   помню   этих
господ-товарищей-граждан. "Одиночное пребывание в местности по  выбору
преступника  -  впредь  до  особого  распоряжения   Сената";   Каково?
Кавалькаду  лун  вывесили   мне   на   небосводе   сенатском,   ангелы
прогресса... Хотя, если подумать... Сошли меня в многолюдный город,  в
толпу, в  человечий  муравейник,  в  желе  социальное,  в  студень,  в
сырковую массу - и я скоро отдам концы. Привык к  одиночеству,  знаете
ли.
    - Однако  распоряжение  Сената  относительно   вашего   одиночного
пребывания в этих стенах принято не столь давно, чтобы в  полной  мере
насладиться одиночеством, - с легкой улыбкой сказал я.
    - А долгие годы дежурства у Главного пульта "Протея"?  -  возразил
узник. - Одиночество, конечно, и здесь, но - как бы это выразиться?  -
некачественное. Нигде не скрыться от  стерегущих  глаз,  экраны  везде
понатыканы, слухачи  электронные.  Даже  в  бассейне,  в  коем  люблю,
грешник,  понырять,  и  возле  коего  вершится  сейчас  очередной  акт
дознания...
    - Не тревожьтесь, пожалуйста, на время акта дознания все  следящие
устройства выключаются, - попытался я успокоить  затворника.  -  Пункт
сто двадцатый Инструкции.
    - Да  сколько  ж  в  ней  пунктов,  черт  побери!  -   беспричинно
разволновался дознаваемый. -  Даже  у  меня  в  операторской  их  было
меньше!.. Впрочем, извините... Эх, жалость, не могу отсюда  разглядеть
ваше лицо, но униформа так и сияет галунами и заклепками... Вас  сразу
пропустили роботы на въезде? Ну да, понимаю, суете в  щель  визитку  с
кодом Сената, вжик! - и пробуравлена в силовом поле дыра для  высокого
гостя. Иначе сюда, ко мне, муравей не заползет, не  то  что  сообщник.
Невидимый колпак над тарелочкой летающей похлеще бронебойного.
    - Однако "Протей" смог пробить брешь в подобном силовом колпаке. С
вашей помощью, Емельян Иммануилович, - сказал я.
    - Мне это уже инкриминировали в Сенате, - грустно заметил он. -  А
затем вывесили целую стаю лун и ни одного солнышка,  включая  и  вашу,
Инспектор, луну, или Селену, или Диану,  если  угодно.  Вы  пожаловали
повторить обвинение и добавить мне срок?
    - Старший Инспектор Шервинский пожаловал провести акт дознания,  -
сказал я. - Жалею, но мои предыдущие коллеги, кажется, не растолковали
вам  смысл  нашего  общения.  Каждый  из  голосовавших  или,  как   вы
выражаетесь, выставивших вам  луну,  как  и  каждый  из  отсутствующих
сенаторов, обязан лично посетить вас, опросить и при желании возбудить
ходатайство на предмет пересмотра дела. И хотя  я  лично  не  принимал
участия в решении вашей  судьбы,  поскольку  в  тот  момент  на  Земле
отсутствовал,  все  же  не  считаю  себя  вправе  уклониться  от  акта
дознания.
    - А если я не хочу? - быстро спросил он. - Нет, не акта  дознания,
а пересмотра дела? Вдруг не скостят срок, а добавят.
    - Сенат не сможет добавить. Тем более, что срока наказания вам  не
сообщили.
    - Не сможет добавить?! - Он потрогал бледной рукою высокий лоб.  -
Неужели... пожизненно?
    - Вы неправильно меня  поняли.  Я  могу  лишь  ходатайствовать  об
умалении срока,  притом  значительном.  Если  угодно,  и  о  досрочном
освобождении, с последующим восстановлением в правах.
    - Каких правах?
    - Гражданских, социальных, профессиональных. Любых.
    - Как?! - выдохнул Емельян.  -  Меня  могут  даже  восстановить  в
должности Главного оператора "Протея"?
    - Даже так. Но для этого вы должны во всех подробностях  объяснить
мне свою роль в "Большом затемнении", учиненном "Протеем".
    - Как странно меняется ваш голос, Старший Инспектор, - сказал он в
раздумье. - То был густой, с металлическим  отливом,  как  и  положено
стражу законности, теперь же  помягчел,  чем-то  даже  напоминает  мой
собственный... Жаль, что не могу вас отсюда разглядеть.  Вы,  кажется,
тоже блондин, да? А глаза - голубые? Зеленые? Серые? А  сначала  вроде
бы брюнетом показались...
    - Это из-за  солнца,  вероятно,  -  сказал  я.  -  Видите,  высоко
поднялось, даже листья в  вашем  саду  посветлели.  Иллюзия,  смещение
границы тьмы и света.
    - Тьмы и света...  -  повторил  он.  -  Ладно,  расскажу,  как  вы
просите,  о  тьме  и  свете,  хотя  ни  на  что  не  надеюсь...  Сочку
ананасового выпить не хотите? Или пообедать?
    - Извините, но в  ходе  акта  дознания  не  допускается  разделять
трапезу с дознаваемым, пункт двенадцатый Инструкции Сената, - сказал я
улыбаясь. - К тому же не голоден. А вот на пару шагов ко мне скамеечку
можете придвинуть.
    - Благодарю за доверие! - так и просветлел  он,  вместе  со  своим
зимним садом и зеркальным бассейном. -  Благодарю...  С  чего  начать?
Начну со светлой стороны, а уж теневое - потом. Договорились?
    Я молча кивнул и незаметно  нажал  кнопку  на  отвороте  униформы,
включая еще один диктофон, дистанционный.
    - Об академике Карамышеве Дмитрии Васильевиче слышали? Хотя чего я
спрашиваю, любой школьник знает крестного отца "Протея". Это уж потом,
много  лет  спустя,  "Протей",   усилиями   школы   Карамышева,   стал
Самоорганизующейся  Плазменно-Биологической  Системой,  которой   было
доверено, увы, ненадолго, управление электроэнергией всей  планеты.  А
поначалу, эдак примерно в году две тысячи двадцать девятом,  -  царица
небесная, почти четверть века отмелькало! - был он электронным мозгом,
не более того, хотя и высокого, а  затем  и  высочайшего  класса.  Вы,
Старший Инспектор, если не секрет, специалист в какой области?
    - Космонавигатор, - сказал я.
    - Тогда опущу подробности, все равно не  поймете.  В  те  времена,
когда Дмитрий Васильевич - мы его звали просто Дивом - значился только
еще доктором наук, а я студентом, было, как вы знаете, два направления
в разработке искусственного интеллекта. Одно  -  сугубо  физическое  -
основывалось на свойстве высокоустойчивой плазмы хранить  и  считывать
информацию. Другое - биологическое - развивалось на  совершенствовании
искусственных нейронов. Див - и в этом его  величие  -  объединил  оба
направления. Так родилась идея "Протея", а затем - на моих глазах -  и
сам "Протей". Наверное,  не  следует  вам  объяснять,  почему  назвали
"Протеем".   По   имени   многознающего   древнегреческого   божества,
способного принимать любой облик - пантеры,  дерева,  лани,  дельфина,
лебедя, даже огня. В собственном  же  своем  облике  он  был  сонливым
старичком, всего-навсего. Но это так, к слову.
    - Однако у этого старца, точнее, под его защитой,  жила  в  Египте
Елена Прекрасная, в то  время  как  из-за  нее  разразилась  Троянская
война. Даже не  из-за  самой  Елены,  а  из-за  ее  призрака,  который
обольстил Париса. Но это так, к слову, - сказал я.
    В глазах моего дознаваемого что-то дрогнуло, и он спрятал взгляд.
    - В   своем   нынешнем,    законченном    виде,    к    сожалению,
вынужденно-законченном, поскольку  его  пока  что  отключили,  точнее,
посадили на голодную диету, наш "Протей" существует ровно десять  лет.
Сначала система располагалась в Дубне, а затем весь комплекс перенесли
в Горный Алтай,  рядом  с  городком  Майма,  на  берегу  Катуни.  Вам,
случайно, не доводилось посещать "Протея"?
    - Не доводилось. К сожалению. И вряд ли доведется, - отвечал я.  -
Туда никого не пускают теперь. Даже  членам  Сената  нужно  письменное
разрешение председателя.
    - Фью-ю-ить! - озорно присвистнул Емельян. - А бывали времена,  мы
у Главного пульта вечеринки устраивали. Новый год  встречали  однажды,
притом с шампанским, не верите? Див тогда уже академиком стал,  а  все
равно как мальчишка: в глазах чертики, надо лбом вихор, ни секунды  на
месте, не зря мы его еще звали - Смерч. Э-э, всего  не  перескажешь...
Покидаю царство света во тьму погружаюсь,  как  обещал.  К  размолвке,
нет, к разрыву с Дивом перехожу. В разрыве оба мы виноваты, но главная
вина -  моя.  Помните,  как  подбирал  Сенат  Главных  операторов  для
"Протея"? Кандидатур осталось три, и столько же лет тянулась до  этого
волынка.  Выбирали-то  из  нескольких  тысяч.  Все   трое:   Карпенко,
Кириллин, я, ваш покорный слуга, -  ученики  Дива,  все  трое  двойные
доктора - физмат и био. Опять-таки  все  -  с  сильным  типом  нервной
системы, не мне вам, космонавигатору, объяснять. Применительно к  нам,
пультовикам, это  значит:  испытывающие  душевный  и  интеллектуальный
подъем в минуты опасности;  в  состоянии  стресса  мгновенно  решающие
задачи,  какие  при  спокойной  работе  им  не  по  силам.  Не   стану
рассказывать, какие проходили  мы  испытания,  на  сколько  хитроумных
вопросов отвечали. Но в решающий момент, помните, Див попытался  вдруг
снять мою кандидатуру, ему  вдруг  взбрело  на  ум,  будто  я  слишком
подвержен монотонии,  могу  не  только  задремать,  но  и  заснуть  на
несколько минут в ситуациях ровных, спокойных. Голосование отложили на
неделю,  а  пока  меня  домучивали  тестами,  я,   в   последний   раз
объяснившись с Дивом, да что там объяснившись - разругавшись в  пух  и
прах, - накатал докладную  Председателю  Сената.  Всю  жизнь  презирал
доносительство, а тут как мутной волной окатило. О чем  докладная?  За
пятнадцать лет совместной работы много чего узнаешь о человеке,  много
грешков поднакопляется.  Были,  были  они  и  у  Дмитрия  Васильевича,
включая один крупный подлог, когда он противозаконно получил несколько
тонн дефицитной биомассы и всю ее спалил при неудавшемся эксперименте.
Стыдно, конечно, такое вам рассказывать, но что  ж  поделаешь,  трудно
метаться меж светом и тьмою, вот и у меня коготки увязли...
    Главным меня утвердили, хвала Сенату. А с Дивом, как  прочитал  он
докладную - это уже после окончательного голосования в Сенате,  -  тут
сразу с ним инсульт, а через  полгода...  Помните  некрологи?  Будь  я
проклят, бестия!
    - И вы пошли на... - пытался найти я слово помягче.
    - На подлейший донос, не церемоньтесь, на подлейший. Но ради  чего
- спросите вы. Нет, не ради престижа,  самоутверждения.  Другое.  Ради
мыслительного  комфорта,   вернее,   наслаждения   особого   свойства,
подобного,   если   угодно,   сладострастию,   только   высших   форм,
мыслительных. Вы не поверите, но, оставаясь у Главного пульта  наедине
с  "Протеем",  я  чувствовал  себя   божеством.   Память   становилась
всеведущей,   как   если   б   мой   мозг   напрямую   подключался   к
плазменно-биологическому   мозгу   "Протея".    Помните    пушкинского
"Пророка"? "И внял я неба содроганье..."  Вдруг  начинали  проясняться
закономерности потаенные, ну, например, процесс образования гор четыре
с  лишним  миллиарда  лет  назад.  Или  неоднородность,  а   порою   и
прерывность потока времени. Нет, приведу пример понагляднее: я мог без
запинки продекламировать  любую  книгу,  конечно,  любую  из  когда-то
читанных, причем строки возникали овеществленные: то неисчислимые стаи
дельфинов резвились в волнах Понта Эвксинского, изображая стихотворную
речь Гомера, то лебеди пронизывали северные  небеса,  воплощая  строки
"Старшей Эдды", или "Беовульфа", или  русских  летописей...  Нет,  без
примера не обойтись. Тогда слушайте.
    "1662 года ноября в 22-й день было тихо, и небо все чисто, а мороз
лютый. В селе Новой Ерги и в деревнях, по захождении  солнца,  явилось
на небе многим  людям  страшное  знамение,  о  котором  никогда  и  не
слыхивали. От солнечного западу явилась будто звезда  великая,  и  как
молния, быстро покатилась по небу,  раздвоив  его;  и  протянулась  по
небу, как змей, голова в огне и хобот: и так стояло с полчаса.  И  был
оттуда свет необыкновенный,  и  в  том  свете,  вверх,  прямо  в  темя
человеку, показалась будто голова, и очи, и  руки,  и  перси,  и  ноги
разогнуты, точно человек, и весь огненный. И потом облак стал мутен, и
небо затворилось; а по дворам, и по хоромам, и по полям на  землю  пал
огонь, будто кужли горели; люди от огня бегали, а он, будто гоняясь за
ними, по земле катался, а никого не жег, и потом  поднялся  в  тот  же
облак. Тогда в облаке стало шуметь, и  пошел  дым,  и  загремело,  как
гром, или как великий и страшный голос,  и  долго  гремело,  так,  что
земля и хоромы тряслись, и люди от ужаса падали. А всякой скот к  тому
огню сбегался в груду, и рты свои с кормом зажимая  и  смотря  на  тот
огонь, подымая за ним свои головы кверху, рычали каждый своим голосом.
Потом с великою яростию пало на землю малое и великое каменье горячее,
а иное в жару рвало; а людей Бог помиловал, и скота не было,  пало  на
порожния места; и снег около таял, а которое большое каменье  пало,  и
то уходило в мерзлую землю".
    Ну, каково? Хрустальной  чистоты  язык.  И  хотя  четырехсотлетней
давности, а все слова понятны, кроме разве "кужлей",  это  пучки  льна
для пряжи. К слову о льне. Послезавтра Льняницы, или льняные смотрины,
праздник  такой  был  в  древности,  октября  двадцать  восьмого  дня,
начинали бабы  трепать  лен.  Жаль,  быльем  поросло  прошлое,  травою
забвенья... Но возвращаюсь к огню небесному, что за людишками гонялся.
Вообразите: отрывок сей летописный представился мне в одно из дежурств
выписанным  в  ночном   небе   огненными   письменами.   Представился,
разумеется, в воображении, но часто ли одаривает жизнь такими минутами
блаженства...
    Ощущение всемогущества, интеллектуальная наркомания, эйфория -  о,
ради такого на многое пойдешь.  Поймете  ли  наркомана-врача  прошлого
века, который спиливал головки у  ампул  с  обезболивающей  жидкостью,
отливал несколько капель, а затем  запаивал  ампулы.  Впрыскивая  себе
уворованное,  он  наслаждался  видениями  Эдема,  а  люди,  случалось,
умирали на операционном  столе  от  болевого  шока,  так  погибла  моя
прабабка, между прочим, писаная красавица, как выражались в ту  эпоху.
Конечно,  вы  не  поймете  такое  изуверство.  А  я  -  пойму,   хотя,
естественно, и осуждаю.
    О, эти ночные бдения в операторской (особенно любил я дежурить  по
ночам) перед картой земного шара размером в четверть футбольного поля.
Тут  и  там  на  розовых  экранах  -  они  вмонтированы  в   карту   -
энергоисточники: атомные, тепловые и прочие станции в  Канаде,  Индии,
Бразилии,  везде,  вплоть  до  Антарктиды.  Зеркала  гелеоустановок  в
пустынях, тысячи ветряков строго вдоль "розы  ветров".  А  на  зеленых
экранах  -  потребители   энергии:   города,   космодромы,   подводные
поселения. Тень ночи накатывалась  на  один  материк,  дуга  небесного
света  поступала  к  другому.  Мы  осуществляли  переброс  энергии   в
планетарном масштабе. "Протей", как вы знаете, сам  принимал  решения,
дело  операторов  -  контролировать  некоторые  из  них.  Я  спрашивал
"Протея" о том или ином его действии - и он сразу отвечал своим низким
голосом.  Порою  и  он  задавал  мне  вопросы,  но  тут,  чаще  всего,
приходилось думать над ответом - далеко нашим умишкам до  возможностей
самоорганизующихся систем. Мы настолько притерлись друг к  другу,  что
понимали любую ситуацию с намека, с полуслова. По  крайней  мере,  так
мне всегда казалось.
    - А после "Большого затемнения"  уже  не  кажется?  -  спросил  я,
посмотрев на часы.
    - Зря вы нажимаете на  эпитет  "большой",  -  с  обидою  в  голосе
ответил он. - Ну погрузилась Австралия во тьму на три минуты с чем-то,
ну в Аргентине десяток заводов остановился,  поезда  на  правом  крыле
Транссибирской магистрали...
    - Ну сто семьдесят девять людишек  разных  национальностей  отдало
концы, - нарочито меланхолично продолжил я.
    - Понимаю вашу иронию, - опечалился Емельян.  -  Однако  почему-то
ваш Сенат не  задумался  над  таким  совпадением:  все  сто  семьдесят
девять, оказывается, были неизлечимо больны - СПИД, рак, ТРЭНС  и  так
далее.
    - Сенат, возможно, и задумался, иначе вы не  гуляли  бы  по  столь
роскошному саду. Полагаете, "Протей" умудрился выбрать в жертву  одних
неизлечимых? Однако по человеческой логике...
    И здесь опрашиваемый впервые меня перебил.
    - "Протей" - явление надчеловеческое! - воскликнул он. - И  потом,
почему  вы  не  спросите,  ради  чего  пошел  он  на  так   называемое
затемнение?
    - Да вы не волнуйтесь, а лучше придвиньте свой пенечек еще  ближе,
можно и на расстояние  вытянутой  руки.  Инструкция  инструкцией,  но,
признаюсь, вы все больше мне нравитесь.
    - Взаимно. - Он перенес пенек к моей скамеечке. - Вот теперь-то  я
вас вижу отчетливо. Господи, да как мы с  вами,  оказывается,  похожи.
Глядите-ка, и у вас шрам на скуле,  только  с  другой  стороны,  -  он
потрогал свой шрам, - и глаза голубые, и волосы  немного  вьются.  При
встрече же - вот странности! - даже и усы вроде бы почудились.
    - Игра  света  и  тьмы,  -  сказал  я  и  прищурился  на   заметно
передвинувшееся солнце.  -  Ради  чего  же,  на  ваш  взгляд,  решился
"Протей" на катастрофу?
    - Сенат не поверил, да и вы вряд ли поверите, но все  же  повторю.
Началось с лунорадуния. Металл, сами  знаете,  редчайший,  уникальный,
мировое его производство - полтонны в год, не более, а  обходится  оно
мировому  сообществу,  как  производство  иттрия,  тантала,  циркония,
теллура  и  рутения,  вместе  взятых.  Недешево,  а?  Обычно  "Протей"
"съедал"  его  триста  граммов  в  месяц,  в  виде  порошка.  И   вот,
представьте,  примерно  за  четыре  года  до  того,  что  вы   назвали
катастрофой, да, за четыре примерно года до "затемнения", начал  вдруг
у "Протея" разыгрываться аппетит: лунорадуния он требовал в три, пять,
десять, наконец,  в  двадцать  пять  раз  больше  нормы.  ЧП,  суетня,
международные симпозиумы, а "Протей"  даже  отключиться  грозит,  коли
норму  не  прибавят.  Правда,  и  мощность  его  возросла,  в   смысле
мыслительных способностей, невероятные, хитрые ходы он выдумывал,  так
что прибавка от сэкономленной энергии с  лихвой  перекрывала  расходы.
Потом  Сенат  поуспокоился,  и  все  пошло  своим  чередом.  Но  я-то,
разумеется,  успокоиться  не  мог:  ни  в  трудах  Карамышева,  ни   у
Чжэнь-Синь-И, ни у любого другого кита такая ситуация  с  лунорадунием
не предусмотрена.  И  я  не  раз  пытал,  конечно,  "Протея",  но  тот
загадочно отмалчивался.  А  недели  за  полторы  до  "затемнения",  на
очередном дежурстве, я спросил про то же самое, и  опять  не  дождался
ответа,  но  неожиданно   осознал   такую   картинку   в   собственном
воображении: наша Солнечная система, Юпитер, а на его орбите  странной
формы корабль: верхняя половина - как  человеческий  мозг,  только  не
разделенный  на  полушария,  нижняя  -  этакий   гофрированный   обод,
синевато-черный, с серебристым оттенком. Вся конструкция смахивает  на
воздушный шар, но в диаметре - мне показалось - чуть ли  не  километр.
Помню еще, что верхняя половина слабо  подсвечена  изнутри,  а  больше
никаких признаков жизни. Понимаю, не зря мне мой  подопечный  картинку
такую подсовывает; я возьми да и спроси:
    - "Протей", это что за корабль?
    - Прибило к нам из созвездия Геркулеса космическими  течениями,  -
отвечает, он любит выражаться кратко и образно, как когда-то Див, будь
я проклят, доносчик, иуда.
    - Из Геркулеса? - изумился я. - Сколько  ж  годочков  световых  их
сюда несло?
    - Для них фактор времени не имеет никакого  значения,  -  заявляет
"Протей". - Потерпели катастрофу, предположим, миллион лет назад,  это
по земному времени. И полетят дальше,  как  только  оживет  "мозг"  их
корабля.
    - Но как он оживет? - спрашиваю.
    - Как только сможет  напитаться  не  менее  чем  ста  пятьюдесятью
килограммами     чистого     лунорадуния.     Он,     как     я,     -
плазменно-биологический.
    Вот оно что, думаю, хотя до конца в  реальность  ситуации  еще  не
верю.
    - Почему они не связались с нами, землянами? - спрашиваю.
    - Во-первых, они сотворены тоже на плазменно-биологической основе,
- отвечает "Протей". - Во-вторых, для землян  они  всего  лишь  жалкие
роботы, и попроси они даже о помощи, их  упекут,  в  конце  концов,  в
Планетарный музей, такую  находку  с  земли  не  выпустят.  В-третьих,
просить помощи некому, корабль пока что мертв,  я  сам  нашел  его  по
сигналу "SOS", понятному только мне.
    Я поразмыслил и спросил:
    - И ты хочешь им помочь, этому чужому кораблю, "Протей"?
    - Помочь кораблю сможешь прежде всего ты, - отвечал он.
    - Каким образом? - спрашиваю.
    - Если не будешь препятствовать мне в  передаче  на  борт  корабля
потребной массы лунорадуния.
    Я подумал: значит, "Протей" почти три года  разыгрывал  комедию  с
обжорством,  дабы  накопить  лунорадуния  для  пришельцев.  Но  ничего
говорить на эту тему не стал, решив взвесить ситуацию.
    - Времени у тебя с лихвой,  -  сказал  он,  как  бы  отвечая  моим
мыслям, - ты можешь согласиться и через неделю, и через год,  и  через
столетие.
    - В чем должно выражаться мое согласие? - интересуюсь.
    - В молчании. Это на первом этапе, - отвечал он, - а о  втором  ты
будешь уведомлен.
    - Но  если,  -  говорю,  -  мое  молчание  пойдет  не   на   благо
человечеству, а во вред?
    - Человечеством как таковым корабль не  интересуется,  -  отвечает
довольно обидно для меня, представителя  человечества  "Протей".  -  У
него другой объект для контакта, в другой звездной системе.  Когда  он
туда долетит, наше Солнце уже погаснет.
    Я вышел из операторской ни  жив,  ни  мертв.  Вы,  космонавигатор,
легко поймете мое тогдашнее  состояние:  типичная  проблема  выбора  в
кризисной ситуации. Согласись - и стану предателем человечества, начал
с предательства Учителя, кончу иудством всепланетным. Откажись  -  это
все равно,  что  пронестись  в  элекаре,  горланя  песни  с  разудалой
компанией,  мимо  горящего,  лежащего  под  откосом   вверх   колесами
винтохода - пронестись и не помочь. Правда, "Протей"  намекал  еще  на
третий вариант - оттяжку срока принятия решения, но это меня вообще не
интересовало: жить, вернее, прозябать долгие десятилетия,  не  решаясь
совершить поступок, распутать не тобою завязанный узел,  -  это,  сами
понимаете, не по-мужски. "Постой, постой, - спохватился я. - А как  бы
решил задачу Див?" И пошел на могилу  Учителя,  он-завещал  похоронить
себя там же, на берегу Катуни, недалеко от купола "Протея",  купол  же
высотою с десятиэтажный дом, если помните.
    Стояла осень. Река шумела на перекатах. Кроны  берез  желтели.  На
могиле лежал камень, сверху немного  напоминающий  купол  "Протея",  а
внизу выбито вязью: "Дмитрий Карамышев".  Стая  журавлей,  только  еще
набиравших высоту, вдруг у меня на глазах  начала  распадаться,  будто
передние  птицы  наткнулись  на  невидимый  барьер  и,  роняя   перья,
кувыркаясь, заскользили по дуге к земле.
    Правда, вскоре они выправились, воспарили вверх, к собратьям, стая
поднялась еще выше, так что тревожные клики птиц стали  отдаляться,  а
вскоре журавли скрылись за березовой рощей.
    Не первый раз вставал на птичьих и звериных  путях  силовой  купол
над куполом "Протея". На создание защитной  этой  полусферы  тратилась
энергия, потребная, к примеру, для целой Франции.  И  так  мне  стало,
знаете, тошно, так обидно. И за журавлей этих несчастных.  И  за  роль
свою презренную в судьбе великого Дива. И за  необходимость  совершить
еще одно предательство,  независимо  от  того,  какое  приму  решение.
Махнул я рукой и решил: а, будь что будет. Во всяком случае,  делиться
своим секретом с кем-либо было  нелепо,  хотя  бы  потому,  что  могли
заподозрить в прогрессирующем идиотизме, извините за резкое выражение,
Инспектор.
    - Старший Инспектор, - поправил я Емельяна и  опять  посмотрел  на
часы: время уже поджимало.
    - Я заканчиваю, - сказал он. - Как же мы все-таки с  вами  похожи:
точь-в-точь близнецы, даже шрам у вас  тоже  на  левой  скуле,  а  мне
показалось поначалу, на правой... Ладно. Прошла неделя. Как  раз  было
мое ночное  дежурство.  Пультовая  внизу,  под  землей,  сидишь  перед
картой, я вам  ее  описал;  тихо,  даже  не  слышно  отголосков  грозы
наверху, а гроза в ту ночь страшенная разразилась, таких  молний  даже
старожилы не помнили... Причины монотонии, наверное, знаете: когда все
выполняет автоматика, у оператора из-за недостаточной информационной и
эмоциональной загрузки достаточно быстро нарастает  сонливость.  Можно
отключиться на 40-60 секунд - и не заметить. Или  среагировать  сквозь
сон на ложную тревогу. Знаете, кто больше других подвержен  монотонии?
Люди с сильным типом нервной системы, причем зависимость здесь прямая.
    И до сих пор не могу понять, как это я умудрился заснуть почти  на
четыре минуты, прав, тысячу раз  прав  был  Учитель.  И  надо  ж  было
случиться, что главное-то произошло во сне. Не понимаете? Поясню.
    Снилось мне такое: ночь, гроза страшенная, стою я у  могилы  Дива,
пытаюсь спрятаться от ливня  под  березой,  какой-то  плащ  драный  на
голову натягиваю, А молнии небо полосуют -  ужас.  Особенно  в  барьер
силовой наяривают. Тут, как по наитию, поднимаю глаза -  и  проплывает
надо  мною,  метрах  в  тридцати,  притом  беззвучно,  воздушный   шар
внушительных  размеров,  черный  весь  такой,  только  оболочка   чуть
подсвечена  изнутри.  Проплывает,  натыкается  вроде  бы  на   барьер,
останавливается. Но заметьте: рядом с шаром этим  молнии  в  полусферу
невидимую над "Протеем" лупят, а в оболочку,  слегка  подсвеченную,  -
ни-ни, сторонкой  обходят.  И  вот  в  какой-то  момент  шар  начинает
движение уже к куполу "Протея" -  пронзил  барьер,  как  нож  в  масло
вошел. И молнии колготиться на полусфере вроде  бы  перестали.  Кто  ж
это, думаю, мог барьер снять, без разрешения Сената? Все ближе  шар  к
куполу, все ближе. И представляете, вырывается из купола тонкая  струя
плазмы, как дуга  вольтова,  вырывается,  вонзается  в  гондолу  шара,
точнее,  бьет  в  дно  гондолы,   даже   не   гондолы,   обод   такой,
гофрированный. Да это ж копия корабля пришельцев, сообразил я,  только
сильно  уменьшенная!  Между  тем  дуга  погасла,  зато  оболочка  шара
засветила  ярче,  заиграла  красками  радуги,  мне   показалось,   что
протуберанцы разноцветные  встают  и  пропадают  внутри,  а  по  самой
поверхности огоньки синие замельтешили, в виде  крохотных  смертей.  И
быстрехонько  этак  загадочный  аппаратик  давай  от  купола  "Протея"
отдаляться, причем вверх, в небо. Едва скрылся в тучах - опять  молнии
в барьер забарабанили...
    Очнулся я, глянул на карту - мигом учуял неладное. Да только,  как
говорится, после драки кулаками не машут. Пришлось  проглотить  пилюлю
под названием "Большое затемнение". Теперь вам ясна картина?  "Протей"
измыслил планетарный спектакль единственно ради того, чтобы  автоматы,
заделывая  энергетическую  брешь,  на  две-три  минуты  сняли  силовой
барьер. Это предусмотрено  при  чрезвычайных  обстоятельствах.  Их-то,
чрезвычайные он и создал... И раньше ломал я себе голову:  ну  как  он
сможет лунорадуний незаконно,  так  сказать,  передать,  а  оказалось,
проще простого - в виде плазмы.
    Дальнейшее вы знаете:  допросы  в  Сенате,  голосование,  ущербные
луны, заточение на леднике Туюк-Су. А беднягу "Протея" лишили  работы,
он теперь как в анабиозе. Летят инопланетяне  плазменно-биологические,
меня, засоню, похваливают,  "Протею"  честь  воздают.  Одно  утешение:
странствовать им не один годочек, долго матушку-Землю помнить будут...
    Емельян встал, и я поднялся вслед за ним.
    - Небось, расхотелось дельце мое пересматривать, угадал?  -  уныло
спросил он.  -  Пора,  понимаю,  прощаться,  вы  все  чаще  на  часики
посматриваете.
    Я спросил:
    - Для вас что-либо осталось неясно в истории с "Протеем"?
    - Только одно. Что он имел в виду под вторым  этапом  помощи  тому
кораблю у Юпитера? И кто меня уведомит? Хотя в  нынешнем  моем  жалком
положении уведомить могут лишь лучи солнышка. Или этот вот  расцветший
жасмин. А еще лучше,  пусть  лавина  сорвется  с  любого  склона  этих
вершин, да вот хотя бы с пика Абая. Читали Абая,  ну  хотя  бы  "Слова
назидания"? Некоторые мысли под стать Монтеню,  Флоренскому,  Ге  Яну.
Послушайте... Вот как  Абай  мыслил:  "Я  не  встречал  еще  человека,
который, подлостью разбогатев, нашел  бы  потом  достойное  применение
своему состоянию. Непрочен достаток, нажитый бесчестьем, он  оставляет
за собой лишь муки, горечь и злобу".  Или  так:  "Почему  люди  всегда
жаждут мира, если он очень скоро утомляет их?" И наконец,  хотя  можно
цитировать до бесконечности: "Почему живые, вдохновенные люди  неимущи
даже тогда, когда правят народом?" Это Абай назвал  время  неутихающим
ветром. Я даже стихи сегодня сочинил:

              В синеве, у преддверья бессмертия,
              Сторожат одиночество гор
              Время - неутихающий ветер,
              Неусыпный отшельник - простор.

    Понравилось? Здесь поневоле станешь  поэтом.  Эх,  не  выходит  из
головы второй этап.
    - Надо подумать, пофантазировать, - осторожно начал я. - Ну,  хотя
бы так. Начну с двух ваших снов, или  видений,  если  угодно.  Давайте
задумаемся: зачем "Протей" вам  эти  видения  внушил?  Из  первого  вы
убедились, что потерпевший аварию корабль  -  на  орбите  Юпитера.  Из
второго - лунорадуний  передан  по  назначению.  Однако  ни  того,  ни
другого вы могли бы и не знать. "Протей" обошелся без вас.  Почти  без
вас, в том смысле, что вы  не  забили  тревогу,  не  выдали  намерений
"Протея", чем косвенно ему помогли.
    - Достаточно логично, - сказал Емельян.  -  Вернулись  к  Юпитеру,
заправили двигатель - и вперед, вперед, привет вам братики по разуму.
    - Двигатель - это еще не все, - возразил я.  -  Да  не  двигатель,
понятно,  был  поврежден,  а  скорее  всего  "мозг",  самоорганизующая
плазменно-биологическая  система.  И  вот  "мозг"  этот,  представьте,
приходит в себя, как мозг человека после  инсульта.  Включает  системы
жизнеобеспечения,  выводит  экипаж  из  забытья.  Можно  даже  послать
космозонд для разведывательного полета. Многое можно. Но нет программы
дальнейшего полета, авария уничтожила звездный код, как если  бы  пуля
пронзила мозжечок человека, понимаете? И восстановить код по обрывкам,
по осколкам может только "Протей".
    - Но "Протей" заблокирован!  Он  ничего  не  может!  -  воскликнул
Емельян.
    - "Протей"  мог  предусмотреть  и  эту  ситуацию.  Даже  наверняка
предвидел.
    - Какую ситуацию? Что предвидел?
    - Ситуацию, когда вы  решитесь  на  второй  этап  и  разблокируете
"Протея" хотя бы ненадолго. Главному оператору это не так уж трудно.
    - Бывшему Главному, - тихо сказал он. - Но кто даст  мне  знать  о
втором этапе? Кто меня  подпустит  к  пультам?..  Погодите...  Неужели
Сенат все ж поверил мне, и все-таки обнаружили корабль у Юпитера,  как
я им говорил на мерзких этих допросах, говорил, хотя меня и подняли на
смех. Значит, Сенат готов помочь пришельцам и отпустить  их  восвояси?
Но земные рейдеры,  помнится,  прочесали  все  окрестности  Юпитера  и
ничего не нашли...
    - И не найдут ничего. По получении лунорадуния корабль пришельцев,
первым делом, переместился в другое место  Солнечной  системы,  весьма
далеко от  Юпитера.  Это  же  яснее  ясного.  Инстинкт  самосохранения
действует во всей Вселенной. Поверьте, корабль не желает иметь дело ни
с Сенатом, ни тем более  с  теми,  кто  Сенату  бездумно  подчиняется.
Общение с мгновенно живущими не входит в его планы.
    От возбуждения Емельян  схватил  ветку  жасмина,  сломал  ее,начал
поводить белым цветком по виску. Я молчал. Он и  сам,  кажется,  начал
кое о чем догадываться.
    - Вы говорите, Старший Инспектор,  так  уверенно,  словно  прибыли
сюда...
    - ...оповестить вас, Емельян Иммануилович, о возможности начать  и
завершить второй этап, - докончил я.
    - Значит, вы поможете мне  проникнуть  к  "Протею"?  Но  кто  меня
убедит, что это не розыгрыш, не чья-то хитрая уловка?
    - Это сделаю я, Старший Космонавигатор.
    - Каким образом? - будто почувствовав подвох, он отступил  на  шаг
назад. - А если я сейчас выбегу из сада,  подниму  тревогу?  Почему  я
должен верить Старшему Инспектору Сената, того самого Сената,  который
меня сюда и сослал? Почему?
    - А вот почему, - отвечал я и, взявшись двумя пальцами за "молнию"
на униформе, медленно провел замком от горла до пояса. - Вот чему. - И
широко распахнул полы.


    Точно судорога прошла по его лицу. Немигающими глазами, с дрожащим
от ужаса жасмином у виска, созерцал он, как  внутри  меня  то  и  дело
вспыхивали змеистые молнии, восставали и разрушались протуберанцы, как
вершилось  светопредставление.  Некоторые  молнии  напоминали  цепи  -
земные,  якорные,  и  неземные  -  как  для   оснастки   галактических
вихрелетов. А на ячеистой поверхности прозрачного  моего  тела  мигали
точечные огни, все больше с синеватым отливом, как бывает на  звездных
атласах. Время от времени на остриях этих огней восставали крутящиеся,
как веретена, черно-серебристо-фиолетовые вихри.


    Молчание длилось 56 секунд. Затем узник меня удивил. Он пригнулся,
весь сжался, голову втянул в плечи и,  на  цыпочках  подойдя  ко  мне,
провел ладонью вдоль моей груди, почти касаясь ячеек.  Вихри-веретенца
свободно пронизывали ладонь.
    - Царица небесная, я сразу заподозрил: что-то  в  вас  не  так,  -
пропел он в восхищении.
    - Что именно?
    - Едва вы вошли и окликнули меня, я сразу почувствовал  волну  той
мыслительной эйфории, которой наслаждался наедине с "Протеем". И потом
- постепенное преображение вашего голоса, да и  всего  облика:  волосы
посветлели, закудрявились, как у меня,  цвет  глаз  переменился,  шрам
переполз с правой скулы на левую. О, у меня глаза зоркие, в  операторы
подслеповатых не берут. Пардон, насчет близорукости я слукавил...  Как
вам удается создавать такое подобие? Это надо  же,  стать  точь-в-точь
мною!..
    - Для нас, космопротидов, проблем подобия не существует, -  сказал
я и разжал ладони. Полы униформы опали.
    И тут Емельян Иммануилович доказал, наконец, что не зря,  нет,  не
зря услаждал он себя беседами с "Протеем" на 1827 дежурствах.
    Глаза у него хищно  блеснули,  но  он  успел  погасить  этот  свой
разбойничий взор прежде, чем прорычал:
    - Возможно, и не существует. Это для вас, гоститель мой  залетный.
А для тех, кого вы имитируете? Для тех, облик  с  кого  снимаете?  Или
сдираете? - Он стукнул ребром ладони себе по  колену  и  сыпанул,  как
горох, вопросы: - А у прототипов не возникает проблем? На них  это  не
отражается? Отвечать за сегодняшнюю фантасмагорию, измысленную  вашими
спецслужбами занебесными, - здесь отвечать,  на  грешной  Земле,  кому
придется? Старшему Инспектору Сената Шервинскому?!  Или,  может  быть,
его уже нет в живых? Молчите? Значит, вам абсолютно  безра-а-а-а...  -
От сильнейшего волнения мой собеседник начал заикаться.
    Пришлось _в_ы_с_в_е_т_и_т_ь_ в бассейне светло-голубое  прозрачное
яйцо, в центре которого блаженно покоился, будто несомый тихоструйными
зефирами, Святослав Шервинский.  Глаза  его  были  открыты,  и  улыбка
сладострастия чуть растягивала бледные  тонкие  губы.  Тысячи  зеленых
гибких  водорослей  вырастали  из   розового   тела,   наслаждавшегося
забытьем, и пропадали за гранью _в_ы_с_в_е_ч_е_н_н_о_г_о_ объема.
    - Как видите, он жив, любезный Емельян, жив и  даже  сбросил  путы
тяготения, - сказал я. - Более того, могу предсказать: он  будет  жить
чрезвычайно долго. По земным, как водится, меркам.
    - Но эти присоски...  они  как  змеи...  -  Узник  содрогнулся  от
отвращения... - Что они высасывают из него? Кровь? Информацию?
    - А если не высасывают, а кое-что вливают? - возвысил я  голос.  -
Положим, вливают долголетие... капля за  каплей...  грядущие  секунды,
недели, десятилетия. И заметьте вот еще что. Иллюзия в вашем  бассейне
- это сон Шервинского, вы наблюдаете сон как бы со стороны. Угодно  ли
знать, что сейчас происходит с _п_р_о_т_о_т_и_п_о_м_ на самом деле?
    - Еще как угодно, - дерзко ответствовал созерцатель чужого сна.
    И _в_ы_с_в_е_т_и_л_о_с_ь_.
    Высветилось в  бассейне  Емельяну  Иммануиловичу:  средь  небесных
полей подобие дискомедузы, изяществом и благородством форм повторяющей
мавзолеи восточных владык.
    - Ба, да это смахивает на тот корабль, возле Юпитера!  -  радостно
воскликнул он, указуя пальцем в бассейн, где дискомедуза величественно
парила в окружении звездных скоплений. - Только размерами  поскромней,
да и намного.
    - Ошибаетесь. Размерами дискоид примерно с земную Луну.
    Тем временем испещренное огнями тело  космомедузы  начало  заметно
пульсировать, и с каждой волною пульсации картина Вселенной  менялась.
Емельян мог созерцать:

              И "вертушку" Галактики из Гончих псов,
              И ужасающий вихреворот Туманности Андромеды,
              И звездный мост в мильоны лет световых, перекинутый
                   между Галактиками в Рыбах,
              И "Осу",
              И "Мышек"-игруний,
              И "Антенн" диковинные усы,
              И две оскаленные морды вампиров в Лебеде,
              И Лиры дымящееся кольцо,
              И Ориона туманность, где легче всего угадывалось
                   лицо спящего монстра-циклопа,
              И похожую на исполинского кондора взорвавшуюся
                   Галактику М 32...

    - Что ж это у вас, вроде тренажа для звездолетчиков? - осведомился
вдруг Емельян, не отрывая глаз от бассейна.
    - Думайте как вам угодно. Но перед вами - истина,  явь.  Именно  в
эту минуту Святослав Шервинский осуществляет свою заветную  мечту:  он
странствует среди звезд. Как истинно  и  то,  что  вы  -  единственный
земной свидетель картины его странствий.
    - Пусть  так.  Принимаю  вашу  оптическую  игру.  Но  где  же  сам
странник? Шервинский - где?
    - Вот  он!  -  И   я   _п_о_д_с_в_е_т_и_л_   серебристо-фиолетовым
космомедузу.
    - Внутри корабля?
    - И внутри, и снаружи.  Корабль  -  это  и  есть  сам  Шервинский.
Превращенный в живой корабль размерами с земную Луну.  Каким  образом,
поинтересуетесь?  С   помощью   _п_р_а_н_и_в_е_л_л_ы_,   дорогой   мой
исповедник "Протея". Пранивеллы, о чьих свойствах земляне, к  счастью,
не догадываются... О,  не  беспокойтесь  за  судьбу  Шервинского.  Еще
сегодня, двадцать шестого октября, он вернется  на  родную  планету  -
целым и невредимым. А за последствия  нашей  с  вами  беседы  отвечать
придется не ему, счастливейшему из смертных.
    Я _в_ы_к_л_ю_ч_и_л_ звездное виденье.  Мой  собеседник  долго  еще
всматривался  в   глубину   своего   бассейна   и   молчал.   Наконец,
откашлявшись, он сказал:
    - Реквизит у вас отменный.  Теперь  ответьте,  если  захотите,  на
главный вопрос: зачем преобразились именно в моего двойника?
    - Чтобы остаться вместо вас здесь, в заточении. А вы сейчас же...
    И опять он недослушал меня, перебил.
    - И я смогу проникнуть к  пульту?  Вы  и  разрешение  Председателя
Сената подделали? Извините, я хотел выразиться, сымитировали.
    Я ответил:
    - К "Протею" проникнуть невозможно,  даже  с  письменной  санкцией
Председателя. Председатель обязан устно подтвердить разрешение, причем
в присутствии не менее двух третей членов Сената.
    - Как же нам действовать? - спросил он с наивностью младенца.
    - Как упомянутый вами граф Монте-Кристо,  -  улыбнулся  я.  -  Мне
надлежит напялить ваш балахон и остаться здесь. Вы облачаетесь  в  мою
униформу, проходите силовой барьер, садитесь в элекар, спускаетесь  до
Кульджинского тракта и, достигнув Чилика, на  втором  километре  после
моста через реку сворачиваете в горы.  Не  беспокойтесь,  программа  в
элекар заложена. В горах вас ждет мой космозонд. Он  доставит  вас  на
наш корабль вместе с элекаром. Чтоб следов не оставалось.
    - Однако вы решительно переоцениваете мои  возможности,  -  сказал
Емельян,  чуть  побледнев.  -  Единственный,   кто   мог   бы   помочь
плазменно-биологическому  "мозгу"  вашего  корабля  -   это   академик
Карамышев, Смерч, Див. Больше из  землян  никто...  Может,  обратиться
все-таки в Сенат?
    - При чем здесь Сенат? - сказал я. - С вашей  помощью  наш  "мозг"
задействует "Протея", а "Протей" восстановит наш "звездный код".
    - Значит, и это он предусмотрел, - почему-то вздохнул  Емельян.  -
Предположим, я соглашусь вам помочь. Но что станется с вами?
    - Вы имеете  в  виду  -  с  вами,  Емельян  Иммануилович?  У  вас,
собственно,  две  возможности.  Одна  -  возвратиться  сюда,  в   этот
пожизненно цветущий сад. Другая - останетесь, если понравится у нас. В
той же должности, Главным оператором, у нас все операторы - Главные.
    - Без возврата на Землю? - спросил он.
    - И  без  сохранения  земного  блика,  -  ответил  я.  -  Но  зато
практическое бессмертие. Если не  случится  когда-либо  катастрофы  на
уровне гибели звезды. Такая вероятность примерно  нулевая...  Надеюсь,
обойдемся без рекламных картинок в недрах вашего бассейна.
    - Практическое бессмертие - в таком  вот  обличье...  -  Он  опять
приблизил ладонь к ячейкам моей груди и наблюдал, как вихри гуляют  на
тыльной стороне его длинной ладони.
    - Не обязательно именно в таком, - мягко сказал я,  снимая  куртку
униформы. - Я уже говорил: для нас, космопротидов, проблемы подобия не
существует в принципе. Как и фактора времени. Для лучших из вас, оно -
неутихающий ветер. Для всех нас, время - былинка,  миндаль,  сломанная
ветка,  горное  озеро,  астероид,   живые   облака   Галактики,   даже
воспоминание о них, даже пранивелла, когда-нибудь вы узнаете и о  ней,
Емельян, во всех подробностях.
    Он тоже начал стягивать свой зеленый  земной  балахон,  но,  перед
тем, как протянуть руку к моей куртке, спросил:
    - Если я соглашусь... то есть я уже, конечно, согласился... то  не
захотите ли вы вероломно всех землян сделать  такими?  -  И  он  ткнул
указательным пальцем по направлению моей груди.
    - Слишком большая честь для мгновенно живущих, - отрезал я.  -  Вы
же не прививаете бабочкам-однодневкам человеческие сроки жизни...
    ...Прежде чем проститься, он, уже в униформе,  взволнованный  тем,
что ему предстояло свершить, спросил, едва не стуча зубами:
    - Но как же я миную силовой барьер?  Там  надо  всовывать  в  щель
электронного стража ваше  сенатское  удостоверение.  А  на  фото  ваше
прежнее, а не мое лицо.
    - Полный порядок, - ответил я ему, застегивая балахон. - Взгляните
на себя, хотя в этот  изящный  бассейн  под  жасмином...  Не  робейте,
Емельян. Сделайте шаг  к  бассейну,  вот  так...  Теперь  наклонитесь,
можете даже присесть... Взглянули?
    Он взглянул, но сразу закрыл глаза.
    - Узнаете Старшего Инспектора Сената Святослава Шервинского?
    Он молчал.
    - В третий раз повторяю: проблем подобия для  нас  не  существует.
Для нас, космопротидов.
    И долго, долго вглядывался  он,  встав  на  колени  перед  объятым
жалостью жасмином, в лицо бывшего и будущего капитана "Обимура".


                                  3

    Из сообщений Сената Планетарной Безопасности:
    "Среди чрезвычайных происшествий Сенат ПБ  отмечает  и  загадочное
оживление  в  период  с  7  по  9  сентября  2086  года   деятельности
Самоорганизующейся    Плазменно-Биологической    Системы     "Протей",
законсервированной после "Большого затемнения", в котором, как выявило
следствие, решающую  роль  сыграло  попустительство  бывшего  Главного
оператора Разина-Шиллера Е. И. Соответствующая  сенатская  подкомиссия
ведет расследование.


                                  4

    Из сообщений Сената Планетарной Безопасности:
    "В  среду,  6  ноября  2086  года,  непривычно  крупный   метеорит
уничтожил силовой барьер и  разрушил  до  основания  виллу  Сената  на
ледяном плато Туюк-Су над Алма-Атой. В вилле  содержался  в  одиночном
покое Разин-Шиллер Е. И., бывший Главный  оператор  Самоорганизующейся
Плазменно-Биологической Системы "Протей",  сыгравший,  как  установило
ранее следствие, решающую роль в "Большом  затемнении".  Расследование
затруднено  из-за  последствий  мощного  взрыва,   приближающегося   к
термоядерному,  но  без  вредных  лучевых  выбросов.   О   результатах
расследования будет сообщено дополнительно".


                                  5

    Из Вестника Космофлота:
    "Капитан Святослав Шервинский с борта летающего астероида "Обимур"
передает: "...вчера за орбитой Урана экипаж "Обимура" стал  свидетелем
космического  миража.  На  протяжении  полутора  часов  в  космическом
пространстве  слетались  стаи  огненных  птиц,   напоминающих   земных
журавлей, с угловыми размерами в размахе крыльев  до  шести  градусов,
что по самым скромным  подсчетам  соответствует  восьмидесяти  тысячам
километров, хотя достаточно точное расстояние до миража определить  не
удалось. Предполагаю, что мираж мог быть вызван ионизацией космической
пыли,  хотя  самое  загадочное   в   том   -   и   это   зафиксировано
видеомагнитофонами "Обимура", - что огненная стая являла собою  строфу
стихотворения неизвестного автора:

              В СИНЕВЕ, У ПРЕДДВЕРЬЯ БЕССМЕРТИЯ,
              СТОРОЖАТ ОДИНОЧЕСТВО ГОР
              ВРЕМЯ - НЕУТИХАЮЩИЙ ВЕТЕР,
              НЕУСЫПНЫЙ ОТШЕЛЬНИК - ПРОСТОР".


                                * * *

    Во избежание, инотолкований автор просит считать  всех  персонажей
повести, равно как и все события, от начала до конца вымышленными.


 

КОНЕЦ...

Другие книги жанра: историческая литература

Оставить комментарий по этой книге

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама