классические произведения - Тартюф, или Обманщик - Мольер Жан-Батист
Переход на главную
Жанр: классические произведения

Мольер Жан-Батист  -  Тартюф, или Обманщик


Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]




     Комедия в пяти действиях


     ______________________________________________

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

     Г-жа Пернель, мать Оргона.
     Оргон, муж Эльмиры.
     Эльмира, жена Оргона.
     Дамис, сын Оргона.
     Мариана, дочь Оргона, влюбленная в Валера.
     Валер, молодой человек, влюбленный в Мариану.
     Клеант, шурин Оргона.
     Тартюф, святоша.
     Дорина, горничная Марианы.
     Г-н Лояль, судебный пристав.
     Офицер.
     Флипот, служанка госпожи Пернель.

     Действие происходит в Париже, в доме Оргона.

     ______________________________________________

 * ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ *

ЯВЛЕНИЕ I
     Г-жа Пернель, Эльмира, Мариана, Дорина, Клеант, Флипот.

     Г-жа Пернель

     Идем, Флипот, идем. Уйти считаю благом.

     Эльмира

     Мне даже не поспеть за вашим быстрым шагом.

     Г-жа Пернель

     Прошу, сноха, прошу: вы оставайтесь тут.
     Все эти проводы -- один напрасный труд.

     Эльмира

     То, что мы делаем, прямая должность наша
     Но почему вы так торопитесь, мамаша?

     Г-жа Пернель

     А потому, что мне несносен этот дом
     И я внимания не вижу здесь ни в ком.
     Я ухожу от вас обиженная кровно:
     Все, что я ни скажу, встречают прекословно,
     Почтенья ни на грош, крик, шум, такой же ад,
     Как если нищие на паперти галдят.

     Дорина

     Я...

     Г-жа Пернель

     Милая моя, на свете нет служанки
     Крикливее, чем вы, и худшей грубиянки.
     Поверьте, и без вас я знаю, что и как.

     Дамис

     Но...

     Г-жа Пернель

     Мой любезный внук, вы попросту дурак.
     Вам это говорит не кто, как бабка ваша;
     И мной уже сто раз мой сын, а ваш папаша,
     Предупрежден, что вы последний сорванец,
     С которым он еще измучится вконец.

     Мариана

     Но ведь...

     Г-жа Пернель

     Известно всем, что вы, его сестрица,--
     Тихоня из тихонь, скромнейшая девица,
     Но только хуже нет, чем сонная вода,
     И вы небось тайком -- бесенок хоть куда.

     Эльмира

     Но разве...

     Г-жа Пернель

     Речь моя, быть может, вам обидна,
     Но вы себя во всем ведете препостыдно.
     Вам надлежало бы пример им подавать,
     Как это делала покойница их мать.
     Вы расточительны: нельзя смотреть без гнева,
     Когда вы рядитесь, как будто королева.
     Чтобы понравиться супругу своему,
     Такие пышные уборы ни к чему.

     Клеант

     Но все ж, сударыня...

     Г-жа Пернель

     Вас, сударь, не скрываю,
     Я всячески ценю, люблю и уважаю.
     А все ж, будь я мой сын, я бы с большим трудом
     Такого шурина к себе пускала в дом:
     Вы проповедовать изволите начала,
     Которых бы весьма стеречься надлежало.
     Я прямо говорю; я, сударь, такова
     И в сердце не таю правдивые слова.

     Дамис

     Ваш господин Тартюф устроился завидно...

     Г-жа Пернель

     Он чистая душа, его не слушать стыдно;
     И я чужой жалеть не стану головы,
     Когда его чернит такой глупец, как вы.

     Дамис

     Как? Мне -- мириться с тем, чтобы ханжа несчастный Царил у
     нас в дому, как деспот своевластный,
     И чтобы мы ничем развлечься не могли,
     Пока его уста свой суд не изрекли?

     Дорина

     Когда послушаешь его нравоученье,
     То, как ни поступи, все будет преступленье;
     В своем усердии он судит все и всех.

     Г-жа Пернель

     Он судит правильно и осуждает грех.
     На путь спасения он хочет всех направить,
     И сын мой должен вас в любви к нему наставить.

     Дамис

     Нет, бабушка, никто, будь он моим отцом,
     Меня не примирит с подобным молодцом.
     Я бы кривил душой, играя с вами в прятки:
     Я видеть не могу, не злясь, его повадки
     И знаю наперед, что этого ханжу
     В один прекрасный день на место посажу.

     Дорина

     И всякий бы другой, наверно, возмутился,
     Увидя, как пришлец в семействе воцарился,
     Как нищий, что сюда явился худ и бос
     И платьишка с собой на шесть грошей принес,
     Забылся до того, что с дерзостью великой
     Перечит каждому и мнит себя владыкой.

     Г-жа Пернель

     И все бы лучше шло, клянусь душой моей,
     Когда бы слушались его святых речей.

     Дорина

     Хоть вы его святым считаете упорно,
     А только, верьте мне, все это в нем притворно.

     Г-жа Пернель

     Вот язва!

     Дорина

     За него и за его слугу
     Я никому ни в чем ручаться не могу.

     Г-жа Пернель

     Каков его слуга, мне это неизвестно.
     Но за хозяина я вам ручаюсь честно.
     Вы недовольны им, он потому вас злит,
     Что правду вам в глаза открыто говорит.
     Он все греховное бичует всенародно
     И хочет лишь того, что небесам угодно.

     Дорина

     Да, только почему он с некоторых пор
     Желает, чтоб никто к нам не ступал на двор?
     Ужели грех такой, когда приходят гости,
     Что надо сатанеть от бешенства и злости?
     Вы знаете, о чем я думала уже:
     (указывая на Элъмиру)
      Мне кажется, что он ревнует к госпоже.

     Г-жа Пернель

     Молчите! Мыслимы ль такие рассужденья!
     Не он один сердит на эти посещенья.
     Весь этот с грохотом снующий к вам народ,
     И вечный строй карет, торчащих у ворот,
     И шумным сборищем толпящиеся слуги
     Досадную молву разносят по округе.
     Здесь, может быть, и нет особого вреда,
     Но люди говорят -- и в этом вся беда.

     Клеант

     Так вам хотелось бы, чтоб все кругом молчали?
     Была бы наша жизнь исполнена печали,
     Когда б мы начали скрываться от друзей
     Из страха перед тем, что скажет ротозей.
     И даже если бы отважиться на это,
     Как можно помешать, чтобы шептались где-то?
     От злоязычия себя не уберечь.
     Так лучше сплетнями и вовсе пренебречь.
     Нам подобает жить и мыслить благородно,
     А болтуны пускай толкуют как угодно.

     Дорина

     Едва ли кто другой, как Дафна с муженьком,
     Соседи милые, порочат нас тайком.
     Все те, кто славится зазорными делами,
     С особой легкостью других поносят сами;
     Они вам высмотрят в наикратчайший срок
     Малейшей нежности чуть видный огонек
     И тотчас весть о том распространяют дружно,
     Придав ей оборот такой, какой им нужно.
     Делами ближнего, подкрасив их под стать,
     Они свои дела стремятся оправдать
     И под защитою сомнительного сходства
     Облечь свои грешки личиной благородства,
      Переметнув к другим две или три стрелы
     На них направленной общественной хулы.

     Г-жа Пернель

     Вы рассуждаете довольно неуместно.
     Как добродетельна Оранта, всем известно:
     Святая женщина; а говорят, она
     Тем, что творится здесь, весьма возмущена.

     Дорина

     Пример чудеснейший, и хороша особа!
     Я верю, что она не согрешит до гроба.
     Все это рвение внушили ей лета,
     И -- хочет или нет -- она теперь свята.
     Пока пленять сердца в ней обитала сила,
     Она прелестных чар нисколько не таила;
     Но, видя, что в очах былого блеска нет,
     Решает позабыть ей изменивший свет
     И пышной святости густое покрывало
     Набросить на красу, которая увяла.
     Всегда так водится у старых щеголих.
     Им видеть нелегко, что все ушли от них.
     Осиротелые, полны глухой тревоги,
     С тоски они спешат постричься в недотроги,
     И неподкупный суд благочестивых жен
     Все покарать готов, на все вооружен;
     Они греховный мир бичуют без пощады --
     Не чтоб спасти его, а попросту с досады,
     Что вот другие, мол, вкушают от услад,
     Которых старости не залучить назад.

     Г-жа Пернель

     (Элъмире)
     Вот благоглупости, которые вам милы,
     Сноха. Да тут у вас и рта раскрыть нет силы;
     Она вам всякого утопит в трескотне.
     Но все-таки сказать кой-что пора и мне:
     Скажу вам, что мой сын был истинно счастливец,
     Когда им найден был такой благочестивец;
     Что этот человек был небом послан вам,
     Чтоб указать стезю заблудшимся умам;
     Что вы ему должны внимать беспрекословно
     И что лишь то грехом зовет он, что греховно.
     Все эти ужины, беседы, вечера --
     Все это сатаны лукавая игра.
     Там не услышите душеполезной речи:
     Все--шутки, песенки да суетные встречи;
     А если попадет им ближний на зубок,
     Так уж отделают и вдоль и поперек.
     И кто степеннее и разумом зрелее,
     Тот просто угорит в подобной ассамблее.
     Там сплетен целый воз в единый миг готов,
     И, как сказал один ученый богослов,
     Столпотворение бывает, как в дни оны,
     И каждый языком разводит вавилоны;
     И тут же вспомнил он при этом заодно...
     (Указывая на Клеанта.)
     Вам, сударь, вижу я, как будто бы смешно?
     Я быть записанной в шутихи не желаю
     И потому...
     (Эльмире)
     Сноха, прощайте. Я смолкаю.
     Отныне здешний дом я ставлю в полцены,
     И вы меня к себе не скоро ждать должны.
     (Давая Флипот оплеуху.)
     Ты что? Сомлела, что ль? Ишь, рада бить баклуши!
     Гром божий! Я тебе еще нагрею уши.
     Ну, замарашка, ну!

     ЯВЛЕНИЕ II
     Клеант, Дорина

     Клеант

     Я с ними не пойду,
     А то ведь долго ли опять нажить беду
     С такой старухою...

     Дорина

     Ах, я жалеть готова,
     что этого сейчас она не слышит слова;
     Вам показали бы, чего достоин тот,
     Кто женщин, как она, старухами зовет.

     Клеант

     Как из-за пустяков она рассвирепела!
     И как про своего Тартюфа сладко пела!

     Дорина

     И все же матушка разумнее, чем сын.
     Вы посмотрели бы, чем стал наш господин!
     В дни смуты он себя держал, как муж совета,
     И храбро королю служил в былые лета;
     Но только он совсем, как будто одурел
     С тех пор, как в голову ему Тартюф засел;
     Тот для него -- что брат, милее всех на свете,
     Стократ любезнее, чем мать, жена и дети.
     Он учинил его наперсником своим,
     Во всех своих делах он им руководим;
     Его лелеет он, целует и едва ли
     С такою нежностью красавиц обожали;
     За стол сажает он его вперед других
     И радостен, когда тот ест за шестерых;
     Все лучшие куски ему, конечно, тоже;
     И если тот рыгнет--наш: "Помоги вам боже!"
     Он, словом, бредит им. Тартюф--герой, кумир,
     Его достоинствам дивиться должен мир;
     Его малейшие деяния -- чудесны,
     И что ни скажет он -- есть приговор небесный.
     А тот, увидевши такого простеца,
     Его своей игрой морочит без конца;
     Он сделал ханжество источником наживы
     И нас готовится учить, пока мы живы.
     И даже молодец, что у него слугой,
     Нам что ни день урок преподает благой;
     Влетает, как гроза, и на пол мечет рьяно
     Все наши кружева, и мушки, и румяна.
     Намедни этот плут нашел и разорвал
     Платочек, что у нас в житьях святых лежал,
     И заявил, что мы свершаем грех безмерный,
     Святыню пачкая такой бесовской скверной.

ЯВЛЕНИЕ III
     Эльмира, Мариана, Дамис, Клеант, Дорина.

     Эльмира

     (Клеанту)
     Вы мудры, что себя решили поберечь
     И слушать не пришли напутственную речь.
     Сейчас подъехал муж; мой брат, я вас покину
     И ждать его пройду на нашу половину.

     Клеант

     А я, для скорости, с ним повидаюсь тут
     И побеседую хоть несколько минут.

ЯВЛЕНИЕ IV
     Клеант, Дамис, Дорина.

     Дамис

     Поговорите с ним о свадьбе Марианы.
     Боюсь, не ставит ли Тартюф и здесь капканы,
     Советуя отцу тянуть день ото дня;
     А это может ведь коснуться и меня.
     Как молодой Валер пленен моей сестрою,
     Так мне его сестра милее всех, не скрою.
     И если...

     Дорина

     Он идет.

ЯВЛЕНИЕ V
     Оргон, Клеант, Дорина.

     Оргон

     А, шурин, в добрый час!
     Клеант

     Я думал уходить и рад, что встретил вас.
     Небось соскучились в деревне не на шутку?

     Оргон

     Дорина...
     (Клеанту)
     Милый друг, останьтесь на минут
     И чтобы у меня забота отлегла,
     Позвольте разузнать про здешние дела.
     (Дорине)
     Ну,  что  здесь  за два дня случилось? Как вы? Что вы? Кто
     что поделывал? И все ль у нас здоровы?

     Дорина

     Да вот у барыни позавчера весь день
     Был очень сильный жар и страшная мигрень.

     Оргон

     Ну, а Тартюф?

     Дорина

     Тартюф? И спрашивать излишне:
     Дороден, свеж лицом и губы словно вишни.

     Оргон

     Ах, бедный!

     Дорина

     Вечером у ней была тоска;
     За ужином она не съела ни куска --
     Все так же голова болела прежестоко.

     Оргон

     Ну, а Тартюф?

     Дорина

     Сидел и кушал одиноко
     В ее присутствии. Потупив кротко взгляд,
     Две куропатки съел и съел бараний зад.

     Оргон

     Ах, бедный!

     Дорина

     Барыня совсем и не уснула;
     Легла, но даже глаз ни разу не сомкнула:
     То ей озноб мешал, то жар всего нутра.
     Мы около нее сидели до утра.

     Оргон

     Ну, а Тартюф?

     Дорина

     Тартюф? Томим дремотой сладкой,
     Он, встав из-за стола, прошел к себе украдкой
     И в теплую постель без промедленья лег,
     Где и проспал всю ночь, не ведая тревог.

     Оргон

     Ах, бедный!

     Дорина

     Наконец ее уговорили:
     Она позволила, чтобы ей кровь пустили,
     И облегчение настало в тот же миг.

     Оргон

     Ну, а Тартюф?

     Дорина

     Тартюф? Он духом был велик.
     Собою жертвуя без всяческих условий,
     Чтоб возместить ущерб сударыниной крови,
     За завтраком бутыль он осушил до дна.

     Оргон

     Ах, бедный!

     Дорина

     Но теперь окрепла и она,
     И я бегу скорей, чтоб ей сказать два слова
     О том, как рады вы, что барыня здорова.

     ЯВЛЕНИЕ VI
     Клеант, Оргон

     Клеант

     Она же вам в глаза смеется, милый зять!
     И, не желая вас нисколько раздражать,
     Я прямо вам скажу, что это по заслугам.
     Ну, позволительно ль страдать таким недугом?
     Ведь не сидит же в нем и вправду колдовство,
     Что вы все на земле забыли для него,
     Что, дав ему у вас разжиться на покое,
     Вы собираетесь...

     Оргон

     Нет, это все пустое.
     Да вы его к тому ж не знаете совсем.

     Клеант

     Допустим, я его не знаю, но затем,
     Чтоб человека знать, мне кажется, едва ли...

     Оргон

     Ах, шурин, если б вы и впрямь его узнали,
     Вы в восхищении остались бы навек!
     Вот это человек... Ну, словом... человек!
     Кто следует ему, вкушает мир блаженный,
     И мерзость для него все твари во вселенной.
     Я стал совсем другим от этих с ним бесед:
     Отныне у меня привязанностей нет,
     И я уже ничем не дорожу на свете;
     Пусть у меня умрут брат, мать, жена и дети,
     Я этим огорчусь вот столько, ей-же-ей!

     Клеант

     Я человечнее не слыхивал речей.

     Оргон

     Ах, если б так, как мне, его пришлось вам встретить,
     Вы не могли б его любовью не отметить!
     Он в церковь приходил вседневно, тих, смирен,
     Молился близ меня и не вставал с колен.
     Все в храме на него взирали с изумленьем --
     Таким он пламенным объят был исступленьем;
     Он простирался ниц и воздыхал в тиши
     И землю лобызал от полноты души;
     Когда я выходил, он поспешал ко входу,
     Чтоб своеручно мне подать святую воду.
     Из уст его слуги, который был, как он,
     Узнав, кто он такой, что он всего лишен,
     Я стал его кой-чем дарить; но каждократно
     Меня он умолял частицу взять обратно.
     "Нет,-- говорил он,-- нет, я взял бы разве треть;
     Не стою я того, чтобы меня жалеть".
     Когда ему на то я отвечал отказом,
     Он тут же к нищим шел и раздавал все разом.
     Тогда, вняв небесам, его к себе я ввел,
     И с той поры мой дом поистине процвел.
     Здесь он за всем следит, и я доволен очень,
     Что и моей женой он кровно озабочен:
     Он бережет ее от недостойных глаз
     Ревнивее, чем я, по крайности в шесть раз.
     Но до чего свое он простирает рвенье!
     Себе он сущий вздор вменяет в преступленье,
     О всяком пустяке печалясь и скорбя.
     Так, например, на днях он упрекал себя
     За то, что изловил блоху, когда молился,
     И, щелкая ее, не в меру горячился.

     Клеант

     Да вы с ума сошли, ей-богу, мой родной!
     Или вы попросту смеетесь надо мной?
     Вы полагаете, что этаким безумством...

     Оргон

     Мой шурин,  ваш  ответ  проникнут  вольнодумством;  Оно  и
     вообще в душе сидит у вас;
     И, как я вам уже предсказывал не раз,
     Вы на себя еще накличете напасти.

     Клеант

     Так разглагольствуют все люди вашей масти:
     Вам нужно лишь таких, как сами вы, слепцов,
     И вольнодумец тот, кто зрением здоров;
     А кто гнушается ужимок лицемерья,
     Тот подает пример кощунства и безверья.
     Оставьте! Ваших слов не испугаюсь я;
     Я смело говорю, и небо мне судья.
     Меня не проведет какой-нибудь кривляка.
     Притворный праведник -- что показной вояка;
     И как не видим мы, чтоб, выходя на бой,
     Прямой храбрец шумел, гордясь самим собой,
     Так истый праведник, чья жизнь примерна, тоже
     Не тот, кто напоказ гуляет с постной рожей.
     Как? Неужели вы не видите того,
     Где благочестие и где лишь ханжество?
     Ужель вы мерите их мерою единой,
     Как подлинным лицом, пленяетесь личиной,
     Чистосердечие отождествив с игрой,
     Смешав действительность с обманчивой марой,
     Не отличая плоть от оболочки лживой
     И полноценную монету от фальшивой?
     Как странно, право же, устроен человек!
     Естественным его не видим мы вовек,
     Пределы разума ему тесней темницы,
     Он силится во всем переступать границы,
     И наилучшие из всех своих даров
     Преувеличеньем он исказить готов.
     Все это просто так вы к сведенью примите.

     Оргон

     Еще бы! Ведь вы всех ученых знаменитей:
     Познанья всей земли ваш разум совместил;
     Вы наших дней мудрец, светило из светил,
     Оракул и Катон, единый на примете,
     И с вами коль сравнить, все дураки на свете.

     Клеант

     Нет, я ученостью отнюдь не знаменит,
     Познаний всей земли мой разум не хранит.
     Но если то назвать наукою возможно,
     Умею отличить, что истинно, что ложно.
     И как, по-моему, из всех героев тот
     Достойнее хвалы, кто праведно живет,
     И нет возвышенней и чище поученья,
     Чем подлинный огонь спасительного рвенья,--
     Так ничего гнусней и мерзостнее нет,
     Чем рвенья ложного поддельно яркий цвет,
     Чем эти ловкачи, продажные святоши,
     Которые, наряд напялив скомороший,
     Играют, не страшась на свете ничего,
     Тем, что для смертного священнее всего;
     Чем люди, полные своекорыстным жаром,
     Которые, кормясь молитвой, как товаром,
     И славу и почет купить себе хотят
     Ценой умильных глаз и вздохов напрокат;
     Чем люди, говорю, которые со страстью
     Небесною стезей бегут к земному счастью,
     Канючат каждый день, взор возведя горе,
     К пустынножительству взывают при дворе,
     Умеют святостью прикрыть свои пороки,
     Проворны, мстительны, бессовестны, жестоки
     И, чтобы погубить другого, рады вплесть
     Небесный промысел в свою слепую месть;
     Тем боле страшные в пылу неукротимом,
     Что борются они оружьем, всеми чтимым,
     Что их неистовство, дабы сердца привлечь,
     Для злодеяния берет священный меч.
     Они немалую посеяли заразу;
     Но истый праведник распознается сразу.
     И в наши времена, мой зять, святых сердец
     Нам явлен не один высокий образец:
     Возьмите Прокла вы, возьмите вы Клитандра,
     Оронта, Горгия, Даманта, Периандра --
     За ними этот сан мы все признать должны;
     При всех достоинствах, они не хвастуны,
     И в чванстве их никто не обвинит, конечно;
     Их благочестие терпимо, человечно;
     Они своим судом не судят наших дел,
     Блюдя смирению положенный предел,
     И, гордые слова оставив лицемерам,
     Нас научают жить делами и примером.
     Душа их не кипит пред кажущимся злом,
     Они всегда склонны найти добро в другом;
     Коварство, происки не встретят в них оплота;
     Для них достойно жить -- единая забота;
     Они на грешника не злобны никогда,
     Единственно к греху пылает в них вражда,
     И угрожать они не станут небесами
     Мрачней, чем небеса того желают сами.
     Вот это люди, вот как надо поступать,
     Вот нам с кого пример необходимо брать!
     По правде, ваш жилец не этого разбора.
     Вы очень искренне пленились им, нет спора;
     Но и не золото слепит нас иногда.

     Оргон

     Любезный шурин мой, вы все сказали?

     Клеант

     Да.

     Оргон

     Покорнейший слуга.
     (Хочет уйти.)

     Клеант

     Минутку, погодите.
     Оставим этот спор. Вы вот что мне скажите:
     Валеру как отец вы дали слово; так?

     Оргон

     Так.

     Клеант

     И условились, когда свершится брак?

     Оргон

     Да, верно.

     Клеант

     Так зачем такое промедленье?

     Оргон

     Не знаю.

     Клеант

     Или вы переменили мненье?

     Оргон

     Быть может.

     Клеант

     Вам милей -- согласье взять назад?

     Оргон

     Я так не говорю.

     Клеант

     Нет никаких преград
     К тому, чтоб вы могли исполнить обещанье.

     Орган

     Как посмотреть...

     Клеант

     К чему подобное вилянье?
     Валер меня просил все точно разузнать.

     Оргон

     И очень хорошо.

     Клеант

     Что мне ему сказать?

     Оргон

     Все, что желаете.

     Клеант

     Нет, это не годится.
     К какому вы пришли решенью?

     Оргон

     Положиться
     На приговор небес.

     Клеант

     Ведь это ж не ответ.
     Вы отступаетесь от слова или нет?

     Оргон

     Прощайте.
     (Уходит.)

     Клеант

     Я боюсь, Валера ждет опала,
     И я хотел бы с ним поговорить сначала.


 * ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ *

ЯВЛЕНИЕ I
     Оргон, Мариана.

     Оргон

     А, дочь моя!

     Мариана

     Отец!

     Оргон

     Мне надо, дочь моя,
     Вам кое-что сказать.

     Мариана

     (Оргону, который заглядывает в соседнюю комнатку)
     Что ищете вы?

     Оргон

     Я
     Смотрю, нет ли кого случайно в гардеробной;
     Чтобы подслушивать, здесь уголок удобный.
     Ну вот, все хорошо. Вы, Мариана, мне В
     сегда казалися смиренною вполне,
     Поэтому я вас всегда любил сердечно.

     Мариана

     Отцовская любовь ценна мне бесконечно.

     Оргон

     Отлично сказано; и чтоб ее стяжать,
     Вам надобно отца всемерно ублажать.

     Мариана

     Я больше всех заслуг стремлюсь к такой заслуге.

     Оргон

     Так. Что вы скажете о нашем новом друге?

     Мариана

     Кто? Я?

     Оргон

     Вы. Но к своим прислушайтесь словам.

     Мариана

     Что ж, я о нем скажу все, что угодно вам.


ЯВЛЕНИЕ II
     Оргон,  Мариана,  Дорина  (входит  неслышно  и  становится
     позади Оргона так, что тот ее не замечает).

     Оргон

     Ответ разумнейший. Скажите же, что, мол, он
     От головы до ног достоинств редких полон,
     Что вы пленились им и вам милей всего
     Повиноваться мне и выйти за него.
     А?

     Мариана

     А?

     Оргон

     Ну?

     Мариана

     Как?

     Оргон

     Ну что?

     Мариана

     Мне непонятно это.

     Оргон

     Как?

     Мариана

     Это вы о ком желаете ответа,
     Что я пленилась им и мне милей всего
     Повиноваться вам и выйти за него?

     Оргон

     Да о Тартюфе.

     Мариана

     Нет, отец, я лгать не стану.
     Что за охота вам склонять меня к обману?

     Оргон

     Я лжи не требую. То правдой быть должно.
     Довольно с вас того, что это решено.

     Мариана

     Как? Вы хотите...

     Оргон

     Да, мне нечего таиться:
     Я через вас хочу с Тартюфом породниться.
     На вас он женится, вот только и всего;
     И так как сами вы, конечно...
     (Заметив Дорину.)
     Вам чего?
     Уж очень, милая, вы любопытны, видно,
     Что так подслушивать являетесь бесстыдно.

     Дорина

     Не знаю и сама, по правде говоря,
     Откуда слух такой -- должно быть, просто зря, --
     Но слышала и я про эту свадьбу тоже,
     Да только это все на выдумку похоже.

     Оргон

     Как? Вам не верится?

     Дорина

     Настолько, что сейчас
     Не верю и тому, что слышала от вас.

     Оргон

     Есть способ у меня уверить вас на деле.

     Дорина

     Ну да! Вы попросту нас посмешить хотели.

     Оргон

     Я говорю лишь то, о чем решен вопрос.

     Дорина

     Оставьте!

     Оргон

     Дочь моя, я говорю всерьез.

     Дорина

     Ах, полно, барышня, не верьте вы папаше:
     Смеется он.

     Оpгон

     Я вас...

     Дорина

     Да бросьте шутки ваши
     Мы не поверим вам.

     Оргон

     Прошу к моим словам...

     Дорина

     Ну, ладно, верим мы; и тем стыднее вам.
     Как, сударь? Мыслимо ль, чтоб в этакие годы
     Почтенный человек, почти седобородый,
     Таким безумцем был чтоб...

     Оргон

     Милая моя,
     У вас есть вольности в речах, которых я
     Не потерплю; я вас предупреждаю строго.

     Дорина

     Давайте говорить спокойно, ради бога.
     Вы просто, может быть, позлить людей не прочь?
     Да и на что нужна святоше ваша дочь?
     Он должен помышлять насчет других занятий.
     И что вам за корысть была бы в этом зяте?
     Где ж это видано, чтоб от таких деньжищ
     Искали нищего?

     Оргон

     Молчите! Коль он нищ,
     То он становится для нас еще почтенней.
     Такая нищета всех кладов драгоценней:
     Превыше роскоши он ею вознесен,
     Затем что сам себя дал обездолить он
     Своей беспечностью к богатствам быстротечным
     И нерушимою любовью к благам вечным.
     Но с помощью моей, я знаю наперед,
     Он выйдет из нужды и свой удел вернет:
     Земля его отцов слыла весьма доходной;
     Ведь он хоть оскудел, а крови благородной.

     Дорина

     Да, так он говорит; но человек святой
     Не должен тешиться подобной суетой.
     Тому, кто одержим благочестивым рвеньем,
     Кичиться не к чему своим происхожденьем,
     И кто смирению душой отдался весь,
     Тот должен угасить в себе мирскую спесь.
     Что в ней?.. Ну вот, опять я чую вашу злобу:
     Оставим род его, возьмем его особу.
     Ужель, по-вашему, быть может отдана
     Такому вот, как он, такая, как она?
     Да вы подумайте хотя б о доброй славе
     И о последствиях, которых ждать вы вправе!
     Ведь если девушку к венцу насильно весть,
     То может пострадать супружеская честь:
     Ее желание быть мужу верным другом
     Зависит от того, кто будет ей супругом,
     И те, кому перстом повсюду тычут в лоб,
     Те сами сделали из жен таких особ.
     Довольно мудрено -- об этом нет и спора --
     Быть верными мужьям известного разбора;
     И кто приводит дочь насильственно к венцу,
     За все ее грехи ответствует творцу.
     Какой себе удел вы строите жестокий!

     Оргон

     Смотрите, у кого я должен брать уроки!

     Дорина

     А вам не вредно бы учиться у меня.

     Оргон

     Оставим, дочь моя, все это -- болтовня.
     Я ваш отец, и вам я не хочу дурного.
     Вы скажете, я дал уже Валеру слово?
     Но сверх того, что он, как говорят, игрок,
     В нем вольномыслия сидит еще порок:
     Я замечал, что он гнушается церквами.

     Дорина

     Вам надо, чтобы он бежал туда за вами
     И выставлял свое усердье напоказ?

     Оргон

     Об этом, милая, не спрашивают вас.
     А у Тартюфа все по части неба гладко,
     И это всякого полезнее достатка.
     Для вас же этот брак--ну просто будет клaд:
     Сплетение утех и всяческих услад.
     Вы с милым другом все забудете на свете,
     Как пара голубков, как маленькие дети;
     Он вас убережет от всяких передряг,
     А вы им будете вертеть и так и сяк.

     Дорина

     Она? Она ему наставит нос, поверьте.

     Оргон

     Вот речи!

     Дорина

     Да его вы только к ней примерьте:
     С ним вашей дочери не уберечься зла,
     Как добродетельна она бы ни была.

     Оргон

     Молчите! Вы сказать и слова не даете,
     Перебиваете и всюду нос суете!

     Дорина

     Ведь я о вашем же покое хлопочу.
     (Перебивает его всякий раз, как он оборачивается к дочери)

     Оргон

     Забота лишняя. Я слушать не хочу.

     Дорина

     Я б не любила вас...

     Оргон

     Прошу вас, не любите.

     Дорина

     А я вот вас люблю -- хотите, не хотите.

     Оргон

     О!

     Дорина

     Я не потерплю, чтоб вашу честь таскал
     С порога на порог досужий зубоскал.

     Оргон

     Да замолчите вы?

     Дорина

     Дать сбыться их союзу --
     Ведь это, право же, на совесть брать обузу.

     Оргон

     Умолкнешь ли, змея, чей дерзновенный зев...

     Дорина

     Что это? Богомол--и вдруг приходит в гнев?

     Оргон

     Да, у меня вся желчь кипит от этой чуши!
     Прошу тебя, молчи и не терзай мне уши.

     Дорина

     Молчу. Но думаю при этом про себя.

     Оргон

     И думай, бог с тобой, но только не трубя
     Об этом вслух, не то--смотри!..
     (Обращаясь к дочери.)
     Как муж совета,
     Я зрело взвесил все.

     Дорина

     (в сторону)
     Мне молча слушать это!
     Да я взбешусь!

     Чуть только он поворачивает голову, она умолкает.

     Оргон

     Тартюф красавцем не слывет.
     Но все же он таков...

     Дорина

     (в сторону)
     Он попросту урод.

     Оргон

     ...что если бы тебе и были безразличны
     Иные качества...

     Дорина

     (в сторону)
     Да, муженек отличный!

     Оргон поворачивается к Дорине и слушает ее, скрестив  руки
     и смотря ей в лицо.

     Нет, безнаказанно меня-то уж никак
     Никто бы не втянул в такой насильный брак;
     Я доказала бы, не выжидая срока,
     Что женщине ходить за мщеньем недалеко.

     Оргон

     (Дорине)
     Так, значит, на ветер словами я сорю?

     Дорина

     Да что вы! Разве же я с вами говорю?

     Оргон

     А что ж ты делаешь?

     Дорина

     Я говорю с собою.

     Оргон

     Отлично.
     (В сторону.)
     Если я чего-нибудь да стою,
     Я глотку ей заткну вот этою рукою.

     Оргон  все  время  готов дать Дорине пощечину и при каждом
     слове,  которое  он  говорит   дочери,   оборачивается,   чтобы
     взглянуть на Дорину, но та стоит молча.

     Вы, дочь моя, должны одобрить выбор мой...
     Поверить, что супруг... которого сначала...
     (Дорине.)
     Что ж ты не говоришь?

     Дорина

     Я все уже сказала.

     Оргон

     Ну хоть одно словцо!

     Дорина

     Я на слова скупа.

     Оргон

     А я-то поджидал!..

     Дорина
     Да я не так глупа.

     Оргон

     (Мариане)
     Короче, вы должны явить повиновенье
     И всепочтительно принять мое решенье.

     Дорина

     (убегая)
     Кто выйдет за него, не выжив из ума?

     Оргон хочет дать ей пощечину и промахивается

     Оргон

     Вот уж, скажу я вам, поистине чума,
     С которой без греха не проживешь и суток!
     Я больше говорить не в силах, кроме шуток:
     Во мне кипит душа от дерзостей таких,
     И я хочу пройтись, чтобы мой гнев утих.


ЯВЛЕНИЕ III
     Мариана, Дорина.

     Дорина

     Вы что же, я спрошу, лишились, видно, речи
     И просто вашу роль взвалили мне на плечи?
     Вам предлагается неслыханнейший бред --
     И хоть бы полсловца нашлось у вас в ответ!

     Мариана

     Но что же делать мне против отцовской влacти?

     Дорина

     А то, что следует при этакой напасти.

     Мариана

     Но что?

     Дорина

     Сказать ему, что всякий любит сам,
     Что не ему вступать в замужество, а вам,
     Что так как дело вас касается всех ближе,
     То надо, чтоб не он его решил, а вы же,
     И что коли Тартюф его душе так мил,
     То пусть бы на себе его он и женил.

     Мариана

     Увы! Могущество отцовского начала
     Над нами таково, что я всегда молчала.

     Дорина

     Послушайте! Кому вас обещал отец?
     Вам дорог ваш Валер, или любви -- конец?

     Мариана

     Как ты мою любовь, Дорина, судишь ложно!
     Да разве же о том и спрашивать возможно?
     Ведь сердце пред тобой открыла я вполне,
     И знаешь ты сама, как он желанен мне.

     Дорина

     Кто знает, сердце ли устами говорило
     И все ли в женихе вам дорого и мило?

     Мариана

     Так рассуждать тебе, Дорина, просто грех:
     О том, как я люблю, ты знаешь лучше всех

     Дорина

     Так, значит, он вам мил?

     Мариана

     Он мне всего дороже.

     Дорина

     И вы ему милы, по-видимому, тоже?

     Мариана

     Мне кажется.

     Дорина

     И вам вступить в законный брак
     Обоим хочется?

     Мариана

     Да, безусловно так.

     Дорина

     Ну, а с намереньем папаши что же будет?

     Мариана

     Ах, я себя убью, коли меня принудят!

     Дорина

     Отлично! Ведь и впрямь -- какой простой исход:
     Тихонько умереть, чтоб не было хлопот.
     Прием лечения спасительный и скорый.
     Меня так бесят вот такие разговоры!

     Мариана

     Ты на меня кричишь, как будто я злодей!
     В тебе нет жалости к несчастиям людей.

     Дорина

     Во мне нет жалости, когда нам вздор городят
     И, чуть случится что, в отчаянье приходят.

     Мариана

     Но что же делать мне, когда я так робка?

     Дорина

     Ах, в истинной любви душа всегда стойка!

     Мариана

     Но разве не стойка моя любовь и вера?
     И убедить отца -- не дело ли Валера?

     Дорина

     Как? Если ваш отец отъявленный чудак,
     Которого Тартюф дурачит так и сяк,
     И он готов забыть все что ни есть на свете,
     То может ли Валер за это быть в ответе?

     Мариана

     Но ведь презрительный и громкий мой отказ
     Всю страсть моей души явил бы напоказ.
     Могу ли я, презрев веления приличий,
     Забыть дочерний долг и даже стыд девичий?
     Ты хочешь, чтоб любовь, таимая досель...

     Дорина

     Нет, нет, мне все равно. Я вижу, ваша цель --
     Стать госпожой Тартюф. И было бы, конечно,
     Вас отговаривать довольно бессердечно.
     Да и с чего бы вдруг я стала возражать?
     Ведь лучшей партии нигде не приискать.
     Как? Господин Тартюф? Да как же можно, право!
     Ведь господин Тартюф, когда рассудишь здраво,
     Любому жениху, скажу вам, нос утрет,
     И та -- счастливица, кто за него пойдет:
     Его весь божий свет увенчивает славой,
     Он дома дворянин, собою величавый,
     Дороден, красноух, бел и румян лицом;
     Завидная судьба -- смениться с ним кольцом.

     Мариана

     О боже!..

     Дорина

     Голова у вас запляшет кругом --
     Такого молодца назвать своим супругом!

     Мариана

     О, я прошу тебя, брось эту злую речь!
     Подумай, как меня вернее оберечь.
     Довольно, я сдаюсь, и я на все готова.

     Дорина

     Нет, надо слушаться родительского слова,
     Хотя бы вас вели с мартышкой под венец.
     Чего же надо вам, скажите, наконец?
     Вас отвезет рыдван в спокойный городишко,
     Негаданной родней обильный до излишка
     И полный прелестью семейственных бесед.
     Сперва вас поведут знакомить в высший свет:
     Вас молодой супруг представит всепервейше
     Мадам исправнице и госпоже судейше,
     И те любезно вам складной предложат стул;
     На масленой вас ждет веселье и разгул:
     Бал и большой оркестр, не шутка -- две волынки,
     И обезьянщики, и балаган на рынке,
     Конечно, если муж...

     Мариана

     Ах, просто силы нет!
     Ты лучше мне подай какой-нибудь совет.

     Дорина

     Покорная слуга!

     Мариана

     Дорина, ради бога!

     Дорина

     Вас надо наказать -- туда вам и дорога.

     Мариана

     Мой друг!

     Дорина

     Нет.

     Мариана

     Если я не скрою ничего...

     Дорина

     Нет: вам сужден Тартюф, отведайте его.

     Мариана

     Я верила тебе, и мне твое злословье
     Теперь...

     Дорина

     Нет, кончено: тартюфьтесь на здоровье.

     Мариана

     Ну что ж, коль ты моей не тронута судьбой,
     Оставь меня страдать наедине с собой.
     Отчаянье само внушит мне твердость воли,
     Чтоб положить конец моей душевной боли.
     (Хочет уйти.)

     Дорина

     Нет, нет, вернитесь! Гнев я, так и быть, уйму.
     Вас надо пожалеть наперекор всему.

     Мариана

     Знай: если мне нельзя избегнуть этой муки,
     Я на себя сама накладываю руки.

     Дорина

     Ну, не терзайтесь же! Путем искусных мер
     Возможно помешать... Но вот и ваш Валер.


ЯВЛЕНИЕ IV
     Валер, Мариана, Дорина,

     Валер

     Сударыня, меня обрадовали вестью
     О том, что можно вас поздравить с редкой честью.

     Мариана

     А что?

     Валер

     Вам сватают Тартюфа.

     Мариана

     Да, отец
     Желает, чтоб я шла с Тартюфом под венец.

     Валер

     Но как же? Ваш отец...

     Мариана

     Переменил решенье;
     Он сделал мне сейчас такое предложенье.

     Валер

     Как? В самом деле так?

     Мариана

     Да, в самом деле так.
     Он очень горячо стоит за этот брак

     Валер

     А вам, сударыня, сказать не будет трудно,
     Как думаете вы?

     Мариана

     Не знаю.

     Валер

     Это чудно!
     Не знаете?

     Мариана

     Нет.

     Валер

     Нет?

     Мариана

     А ваш каков совет?

     Валер

     Да взять его в мужья -- естественный ответ.

     Мариана

     Так это ваш совет?

     Валер

     Да.

     Мариана

     Не шутя?

     Валер

     Еще бы! Приятно стать женой столь избранной особы.

     Мариана

     Ну что же, ваш совет, пожалуй, я приму.

     Валер

     И рады будете последовать ему?

     Мариана

     Не меньше, чем его подать вы были рады.

     Валер

     Я подал вам его, чтоб устранить преграды.

     Мариана

     А я приму его, чтоб не печалить вас.

     Дорина

     (отходя в глубь сцены)
     Посмотрим, что у них получится сейчас.

     Валер

     Вот как вы любите! Так, значит, наши встречи
     И ваш...

     Мариана
     Я вас прошу, оставим эти речи.
     Вы заявили мне без дальних слов, что я
     Должна послушаться и взять его в мужья
     А я вам говорю, что и решим на этом,
     Раз вы ко мне пришли с таким благим советом.

     Валер

     Доказывать, что я ж и виноват,-- смешно.
     У вас заранее все было решено.
     Вам нужен лишь предлог, будь он пустей пустого,
     Чтобы удобнее свое нарушить слово.

     Мариана

     Прекрасно сказано.

     Валер

     Конечно, в глубине
     У вас прямой любви и не было ко мне.

     Мариана

     Что ж, вам запрета нет быть и такого мненья.

     Валер

     Да, мне запрета нет; но в гневе оскорбленья
     Я ваши замыслы, быть может, упрежу:
     Я знаю, к чьим ногам я сердце положу.

     Мариана

     Вас верный ждет успех: у вас достоинств много
     И всем...

     Валер

     Достоинства оставим, ради бога.
     Что ими беден я, мне подтвердили вы.
     Но, может быть, не все душою так черствы;
     И есть одна душа, чья доброта, я верю,
     Готова, не стыдясь, мне возместить потерю.

     Мариана

     Потеря так мала, что это не беда;
     Вы в ней утешитесь без всякого труда

     Валер

     Я попытаюсь, да, прошу вас верить твердо.
     У тех, кто позабыт, невольно сердце гордо,
     Они стараются и сами позабыть;
     Кто этого не мог, тот должен это скрыть;
     И мы в глазах людей себя навеки губим,
     Когда нас бросили, а мы грустим и любим.

     Мариана

     Что ж, то возвышенный и благородный взгляд.

     Валер

     Вот именно; и все вам это подтвердят.
     Как? Вы хотели бы, чтоб в этом сердце вечно
     Жил пламень, вами же зажженный бессердечно,
     И чтобы я смотрел, как вас берет чужой,
     И не искал других отверженной душой?

     Мариана

     Напротив, мне как раз лишь этого и надо,
     И если б вы нашли, то я была бы рада.

     Валер

     Вы были б рады?

     Мариана

     Да.

     Валер

     Довольно, я прошу.
     Я все сегодня же исполнить поспешу.
     (Делает шаг к выходу.)

     Мариана

     Отлично.

     Валер

     (возвращаясь)
     Помните, что вы на это сами
     Меня толкаете своими же руками.

     Мариана

     Да.

     Валер

     И, забвения ища на стороне,
     Я следую лишь вам.

     Мариана

     Вы следуете мне.

     Валер

     (уходя)
     То будет счастлива узнать одна особа.

     Мариана

     Тем лучше.

     Валер

     (опять возвращаясь)
     Мы уже не встретимся до гроба.

     Мариана

     И в добрый час.

     Валер

     (оборачиваясь у самого выхода)
     А?

     Мариана

     Что?

     Валер

     Меня вы звали?

     Мариана

     Я?
     Ничуть.

     Валер

     Прощайте же, сударыня моя!
     (Медленно идет к выходу.)

     Мариана

     Прощайте, сударь мой!

     Дорина

     (Мариане)
     По вашим милым шуткам
     Я вижу, что и вы и он больны рассудком.
     И я давала вам весь этот вздор нести,
     Чтоб посмотреть, к чему он может привести.
     Эй, господин Валер!
     (Удерживает Валера за руку.)

     Валер

     (притворно сопротивляясь)
     Чего тебе, Дорина?

     Дорина

     Подите-ка сюда!

     Валер

     Нет, мне ясна картина,
     И я бы должен был так поступить давно.

     Дорина

     Да погодите же!

     Валер

     Нет, это решено.

     Дорина

     О боже!

     Мариана

     (в сторону)
     Он моим присутствием томится,
     И лучше мне самой отсюда удалиться.

     Дорина

     (оставляя Валера и догоняя Мариану)
     Теперь она! Куда?

     Мариана

     Оставь,

     Дорина

     Прошу назад.

     Мариана

     Нет, нет, меня ничьи мольбы не воротят!

     Валер

     (в сторону)
     Я вижу, для нее мой вид -- сплошная мука.
     И лучшее для нас -- скорейшая разлука.

     Дорина

     (оставляя Мариану и догоняя Валера)
     Опять? О боже мой! Да бросьте, господа!
     Прошу обоих вас пожаловать сюда.
     (Берет Валера и Мариану за руки и приводит их назад.)

     Валер

     (Дорине)
     Ты что затеяла?

     Мариана

     (Дорине)
     Какая польза в этом?

     Дорина

     Хочу вас помирить и вам помочь советом.
     (Валеру.)
     В своем ли вы уме? Вдруг этакий задор!

     Валер

     Ведь ты же слышала, какой был разговор?

     Дорина

     (Мариане)
     А вы с ума сошли? С чего надули губки?

     Мариана

     Ведь ты же видела сама его поступки?

     Дорина

     Все это глупости.
     (Валеру.)
     Она весь пламень свой
     Вам дарит одному, ручаюсь головой.
     (Мариане.)
     Он любит вас одну и никого другого
     Не хочет, кроме вас; я присягнуть готова.

     Мариана

     (Валеру)
     Зачем же мне тогда такой давать coвeт?

     Валер

     (Мариане)
     Зачем же спрашивать, коли сомнений нет?

     Дорина

     Вы сумасшедшие. Давайте руки.
     (Валеру.)
     Что же?
     Ну?

     Валер
     (давая Зорине руку)
     Но зачем тебе моя рука?

     Дорина

     (Мариане)
     Вы тоже.

     Мариана

     (давая руку тоже)
     К чему все это?

     Дорина

     Так, не мешкайте, смелей!
     Ну кто, когда и где друг другу был милей?

     Валер и Мариана держатся некоторое время за руки, не глядя
     друг на друга.

     Валер

     (оборачиваясь к Мариане.)
     Неужто трудно вам побыть со мною рядом?
     Зачем вы смотрите таким недобрым взглядом?

     Мариана оборачивается к Валеру и улыбается ему.

     Дорина

     Как люди от любви глупеют всякий раз!

     Валер

     (Мариане)
     Ведь я же вправе был обидеться на вас.
     И разве вы себя не показали злюкой,
     Терзая душу мне такой жестокой мукой?

     Мариана

     А вы? Ну как могло сорваться с языка...

     Дорина

     Отложим этот спор на после, а пока
     Подумаем насчет злосчастной этой свадьбы.

     Мариана

     Так посоветуй нам, скажи, чем помешать бы!

     Дорина

     Мы будем действовать пока и так и сяк
     (Мариане.)
     Ваш батюшка чудит,
     (Валеру)
     но это все пустяк.
     (Мариане.)
     Вам надо делать вид, что вы отцовской воле
     Не прекословите и рады вашей доле.
     Тогда вы можете без всяческих тревог
     Тянуть с помолвкою какой угодно срок.
     Здесь промедление для вас всего полезней.
     То вдруг у вас пойдут какие-то болезни
     И надо будет ждать, чтобы простыл их след;
     То выйдет полоса ужаснейших примет:
     Вам, скажем, встретился на улице покойник
     Разбилось зеркало, приснился рукомойник.
     Связать не могут вас ни с кем и никогда,
     Пока не сказано торжественное "да".
     Но если дорог вам успех, скажу по чести,
     Старайтесь, чтобы вас не заставали вместе.
     (Валеру.)
     Идите; если вы прибегнете к друзьям,
     Скорей исполнится обещанное вам.
     (Мариане.)
     А мы содействием воспользуемся брата,
     Причем и мачеха нам будет вместо свата.
     (Валеру.)
     Прощайте.

     Валер

     (Мариане)
     Будем все бороться за успех.
     Но только я на вас надеюсь больше всех.

     Мариана

     (Валеру)
     К каким бы мой отец ни обратился мерам,
     Меня уже ничто не разлучит с Валером.

     Валер

     Я счастлив! Если кто решится предвещать...

     Дорина

     Ах, вот уж мастера влюбленные трещать!
     Ступайте, ну!

     Валер

     (делает шаг и возвращается)
     Потом...

     Дорина

     Что за болтушки, право!
     Налево, сударь мой; сударыня, направо.
     (Толкает их за плечи и принуждает расстаться.)




 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама
бурение скважин в рязани и области