классические произведения - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: классические произведения

Шекспир Уильям  -  Буря


Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

     Алонзо, Kороль Неаполитанский.
     Себастьян, его брат.
     Просперо, законный герцог Миланский.
     Антонио, его брат, незаконно захвативший власть в Миланском герцогстве.
     Фердинанд, сын короля Неаполитанского
     Гонзало, старый честный советник короля Неаполитанского.

     Адриан
                       }  придворные.
     Франсиско

     Калибан, раб, уродливый дикарь.
     Тринкуло, шут.
     Стефано, дворецкий, пьяница.
     Капитан корабля.
     Боцман.
     Матросы.
     Миранда, дочь Просперо.
     Ариэль, дух воздуха.

     Ирида
     Церера
     Юнона    }  духи.
     Нимфы
     Жнецы

     Другие духи, покорные Просперо. 

     Место действия - корабль в море, остров.

АКТ I  

СЦЕНА 1

    Корабль в море. Буря. Гром и молния. Входят капитан корабля и боцман.

                                   Капитан

     Боцман!

                                   Боцман

     Слушаю, капитан.

                                  Капитан

     Зови  команду  наверх! Живей за дело, не то мы налетим на рифы. Скорей!..
Скорей!..

                    Капитан уходит; появляются матросы.

                                   Боцман

     Эй, молодцы!.. Веселей, ребята, веселей!.. Живо! Убрать марсель!.. Слушай
капитанский  свисток!..  Ну,  теперь,  ветер,  тебе  просторно  - дуй, пока не
лопнешь!

      Входят Алонзо, Себастьян, Антонио, Фердинанд, Гонзало и другие.

                                   Алонзо

     Добрый боцман, мы полагаемся на тебя. А где капитан? Мужайтесь, друзья!

                                   Боцман

     А ну-ка, отправляйтесь вниз.

                                  Антонио

     Боцман, где капитан?

                                   Боцман

     А  вам  его  не  слышно, что ли? Вы нам мешаете! Отправляйтесь в каюты!
Видите, шторм разыгрался? А тут еще вы...

                                  Гонзало

                        Полегче, любезный, усмирись!

                                   Боцман

     Когда  усмирится  море!..  Убирайтесь!  Этим  ревущим валам нет дела до
королей! Марш по каютам!.. Молчать!.. Не мешайте!..

                                  Гонзало

     Все-таки помни, любезный, кто у тебя на борту.

                                   Боцман

     А  я  помню,  что  нет  никого,  чья  шкура  была  бы  мне  дороже моей
собственной!  Вот  вы,  советник.  Может, посоветуете стихиям утихомириться?
Тогда  мы  и не дотронемся до снастей. Ну-ка, употребите вашу власть! А коли
не  беретесь,  то скажите спасибо, что долго пожили на свете, проваливайте в
каюту   да   приготовьтесь:  неровен  час,  случится  беда.  -  Эй,  ребята,
пошевеливайся! - Прочь с дороги, говорят вам!

                        Все, кроме Гонзало, уходят,

                                  Гонзало

     Однако этот малый меня утешил: он отъявленный висельник, а кому суждено
быть  повешенным,  тот  не  утонет. О Фортуна, дай ему возможность дожить до
виселицы!  Сделай  предназначенную  для  него веревку нашим якорным канатом:
ведь   от  корабельного  сейчас  пользы  мало.  Если  ему  не  суждено  быть
повешенным, мы пропали.

                    Гонзало уходит, боцман возвращается.

                                   Боцман

     Опустить стеньгу! Живо! Ниже! Ниже!.. Попробуем идти на одном гроте.

                                Слышен крик.

     Чума  задави  этих  горлодеров!  Они  заглушают  и  бурю, и капитанский
свисток!

                 Возвращаются Себастьян, Антонио и Гонзало.

     Опять  вы  тут?  Чего вам надо? Что же, бросить все из-за вас и идти на
дно? Вам охота утонуть, что ли?

                                 Себастьян

     Язва тебе в глотку, проклятый горлан! Нечестивый безжалостный пес - вот
ты кто!

                                   Боцман

     Ах так? Ну и работайте тогда сами!

                                  Антонио

     Подлый  трус! Мы меньше боимся утонуть, чем ты, грязный ублюдок, наглая
ты скотина!

                                  Гонзало

     Он-то  уж  не  потонет, если б даже наш корабль был не прочней ореховой
скорлупы,  а течь в нем было бы так же трудно заткнуть, как глотку болтливой
бабы.

                                   Боцман

     Держи  круче  к  ветру! Круче! Ставь грот и фок! Держи в открытое море!
Прочь от берега!

                         Вбегают промокшие матросы.

                                  Матросы

     Мы погибли! Молитесь! Погибли!

                                 (Уходят.)

                                   Боцман

     Неужто нам придется рыб кормить?

                                  Гонзало

                   Король и принц мольбы возносят к богу.
                   Наш долг быть рядом с ними.

                                 Себастьян

                                               Я взбешен.

                                  Антонио

                   Вас погубила эта шайка пьяниц!..
                   Горластый пес! О, если б утонул
                   Ты десять раз подряд, избитый морем!

                                  Гонзало

                   Нет, поручусь, - он виселицей кончит,
                   Хотя бы все моря и океаны
                   Уговорились потопить его!

                                   Голоса
                              (внутри корабля)

     Спасите!..  Тонем!  Тонем!..  Прощайте,  жена  и  дети! Брат, прощай!..
Тонем! Тонем! Тонем!..

                                  Антонио

                   Погибнем рядом  с королем!

                        Все, кроме Гонзало, уходят.

                                  Гонзало

     Я  бы  променял сейчас все моря и океаны на один акр бесплодной земли -
самой  негодной  пустоши,  заросшей  вереском  или дроком. Да свершится воля
господня! Но все-таки я бы предпочел умереть сухой смертью! (Уходит.)


СЦЕНА 2

                      Остров. Перед пещерой Просперо.
                         Входят Просперо и Миранда.

                                  Миранда

                      О, если это вы, отец мой милый,
                      Своею властью взбунтовали море,
                      То я молю вас усмирить его.
                      Казалось, что горящая смола
                      Потоками струится с небосвода;
                      Но волны, достигавшие небес,
                      Сбивали пламя. О, как я страдала,
                      Страданья погибавших разделяя!
                      Корабль отважный, где, конечно, были
                      И честные и праведные люди,
                      Разбился в щепы. В сердце у меня
                      Звучит их вопль. Увы, они погибли!
                      Была бы я всесильным божеством,
                      Я море ввергла бы в земные недра
                      Скорей, чем поглотить ему дала бы
                      Корабль с несчастными людьми.

                                  Просперо

                                                    Утешься!
                      Пусть доброе твое не стонет сердце:
                      Никто не пострадал.

                                  Миранда

                                           Ужасный день!

                                  Просперо

                      Никто не пострадал. Я все устроил,
                      Заботясь о тебе, мое дитя, -
                      О дочери единственной, любимой!
                      Ведь ты не знаешь - кто мы и откуда.
                      Что ведомо тебе? Что твой отец
                      Зовется Просперо и что ему
                      Принадлежит убогая пещера.

                                  Миранда

                      Расспрашивать мне в мысль не приходило.

                                  Просперо

                      Настало время все тебе открыть.
                      Но помоги мне снять мой плащ волшебный!

                              (Снимает плащ.)

                      Лежи, могущество мое.

                                 (Миранде.)

                                            Утешься,
                      Отри, Миранда, слезы состраданья:
                      Столь бедственное кораблекрушенье,
                      Которое оплакиваешь ты,
                      Я силою искусства своего
                      Устроил так, что все остались живы.
                      Да, целы все, кто плыл на этом судне,
                      Кто погибал в волнах, зовя на помощь,
                      С их головы и волос не упал.
                      Садись и слушай: все сейчас узнаешь.

                                  Миранда

                      Вы часто собирались мне открыть,
                      Кто мы; и прерывали  свой рассказ
                      Словами: "Нет, постой, еще не время..."

                                  Просперо

                      Но пробил час - внимай моим речам.
                      Когда в пещере поселились мы,
                      Тебе едва исполнилось три года,
                      И ты, наверное, не можешь вспомнить
                      О том, что было прежде.

                                  Миранда

                                             Нет, я помню.

                                  Просперо

                      Ты помнишь? Что же? Дом  или людей?
                      Поведай обо всем, что сохранила
                      Ты в памяти своей.

                                  Миранда

                                         Так смутно-смутно,
                      Скорей на сон похоже, чем на явь,
                      Все то, что мне подсказывает память.
                      Мне кажется, что будто бы за мной
                      Ухаживали пять иль шесть прислужниц.

                                  Просперо

                      И более. Но как в твоем сознанье
                      Запечатлелось это? Что еще
                      В глубокой бездне времени ты видишь?
                      Быть может, помня, что происходило
                      До нашего прибытия на остров,
                      Ты вспомнишь, как мы очутились здесь?

                                  Миранда

                      Нет, не могу, отец!

                                  Просперо

                                          Двенадцать лет!
                      Тому назад двенадцать лет, дитя,
                      Родитель твой был герцогом миланским,
                      Могущественным князем.

                                  Миранда

                                            Как? Так вы
                      Мне не отец?

                                  Просперо

                                  От матери твоей,
                      В которой воплотилась добродетели,
                      Я знаю, что ты дочь моя. И все же
                      Был герцогом миланским твой отец,
                      А ты - наследницей его владений.

                                  Миранда

                      О небеса! Какое же коварство
                      Нас привело сюда? Иль, может, счастье?

                                  Просперо

                      То и другое вместе: нас изгнало
                      Коварство, счастье - привело сюда.

                                  Миранда

                      Ах! Сердце кровью облилось при мысли
                      О том, что я напомнила невольно
                      Вам горести былые... Что же дальше?

                                  Просперо

                      Мой младший брат Антонио, твой дядя...
                      Узнай, Миранда, что и брат родной
                      Порой врагом бывает вероломным!..
                      Его любил я больше всех на свете
                      После тебя; я поручил ему
                      Делами государства управлять.
                      В то время герцогство мое считалось
                      Первейшим из владений италийских,
                      А Просперо - первейшим  из князей,
                      В науках и в искусствах умудренным.
                      Занятьями своими поглощен,
                      Бразды правленья передал я брату
                      И вовсе перестал вникать в дела.
                      И тут, Миранда, твой коварный дядя...
                      Ты слушаешь меня?

                                  Миранда

                                        Со всем вниманьем!

                                  Просперо

                      Он изучил, когда на просьбы надо
                      Согласьем отвечать, когда - отказом;
                      Кого приблизить, а кого сослать.
                      Он слуг моих себе служить заставил,
                      Переманил к себе моих друзей;
                      Держа в руках колки от струн душевных,
                      Он все сердца на свой настроил лад.
                      Вкруг моего державного ствола
                      Обвился он, как цепкая лиана,
                      И высосал все соки...

                                  Миранда

                                            Ах, отец!

                                  Просперо

                      Но слушай дальше. Отойдя от дел,
                      Замкнувшись в сладостном уединенье,
                      Чтобы постичь все таинства науки,
                      Которую невежды презирают,
                      Я разбудил в своем коварном брате
                      То зло, которое дремало в нем.
                      Как, балуя, отец ребенка губит,
                      Так в нем мое безмерное доверье
                      Взрастило вероломство без границ.
                      Брат, опьяненный герцогскою властью,
                      Могуществом, богатством, и почетом,
                      И всеми атрибутами величья,
                      Которые ему я предоставил,
                      Как своему наместнику, решил,
                      Что он воистину миланский герцог:
                      Так лжец, который приучил себя
                      Кривить душой, быть с истиной в разладе,
                      Подчас в свою неправду верит сам.
                      Все возрастало честолюбье брата...
                      Ты слушаешь, Миранда?

                                  Миранда

                                             Ваш рассказ
                      Заставит и глухого исцелиться!

                                  Просперо

                      Он грань хотел стереть меж тем, чем был
                      И чем казался; он хотел Миланом
                      Владеть один, всецело, безраздельно.
                      Ведь Просперо - чудак! Уж где ему
                      С державой совладать? С него довольно
                      Его библиотеки!.. И настолько
                      Мой брат стал жаждой власти одержим,
                      Что с королем Неаполя стакнулся:
                      Дань обещал выплачивать ему,
                      Признать себя вассалом королевским
                      И подчинить свободный мой Милан -
                      Увы, неслыханное униженье -
                      Короне неаполитанской...

                                  Миранда

                                                Боже!

                                  Просперо

                      За это выторговал он... Скажи-ка,
                      Не изверг ли? И это брат родной!

                                  Миранда

                      Я вашу матушку не осужу:
                      Злодеев носит и благое чрево.

                                  Просперо

                      Итак, каков же был позорный торг?
                      Король Неаполя, мой враг заклятый,
                      С Антонио о том договорился,
                      Чтобы в обмен на денежную дань,
                      На подчиненье герцогства короне
                      Отдать изменнику мои права
                      И титул герцогский, изгнав меня
                      И весь мой род навеки из Милана.
                      Так и сбылось: в условленную ночь
                      Открыл мой брат ворота городские,
                      Своих пособников впустил в Милан,
                      И в ту же ночь нас увезли в изгнанье
                      Его клевреты. Ты рыдала горько...

                                  Миранда

                      Увы! Не помню, как тогда рыдала,
                      Но заново сейчас об этом плачу:
                      Для слез моих достаточно причин.

                                  Просперо

                      Еще немного потерпи - и повесть
                      Я доведу до нынешнего дня;
                      Иначе мой рассказ без смысла будет.

                                  Миранда

                      Но почему же нас не умертвили?

                                  Просперо

                      Законен твой вопрос. Они не смели!
                      Парод меня любил. Они боялись
                      Запачкаться в крови; сокрыть хотели
                      Под светлой краской черные дела.
                      Итак, поспешно вывезя на судне,
                      В открытом море нас пересадили
                      На полусгнивший остов корабля
                      Без мачты, без снастей, без парусов,
                      С которого давно бежали крысы,
                      И там покинули, чтоб, нашим стонам
                      Печально вторя, рокотали волны.
                      А вздохи ветра, вторя нашим вздохам,
                      Нас отдаляли от земли...

                                  Миранда

                                               О ужас!
                      Н я была обузой вам!

                                  Просперо

                                           Напротив,
                      Ты ангелом-хранителем была!
                      Божественным неведеньем сияя,
                      Ты кротко улыбалась мне, в то время
                      Как я стонал и слезы проливал
                      Под бременем обрушившейся скорби.
                      Твоя улыбка придала мне силы
                      И укрепила мужество мое.

                                  Миранда

                      Но как спаслись мы?

                                  Просперо

                                          Волей провиденья.
                      Один вельможа неаполитанский,
                      По имени Гонзало, тот, кому
                      Отправить нас на гибель поручили,
                      Из состраданья наделил нас пищей
                      И пресною водой, дал нам одежду
                      И все необходимые припасы.
                      К тому же, зная, как я дорожу
                      Своими книгами, он мне позволил
                      С собою захватить те фолианты,
                      Что я превыше герцогства ценю.

                                  Миранда

                      Ах, если б я могла его увидеть!

                                  Просперо

                      Теперь я встану!

                           (Надевает свой плащ.)

                                     Ты  же, дочь моя,
                      Сиди и слушай о конце скитаний.
                      На этот остров выбросило нас.
                      И тут я стал учителем твоим -
                      И ты в науках преуспела так,
                      Как ни одна из молодых принцесс,
                      У коих много суетных занятий
                      И нет столь ревностных учителей.

                                  Миранда

                      Вам воздадут за это небеса!
                      Но я, отец, еще не понимаю,
                      Зачем вы бурю вызвали?

                                  Просперо

                                             Узнай!
                      Случилось так, что щедрая Фортуна,
                      Теперь благоволящая ко мне,
                      Врагов моих направила сюда.
                      Исчислил я, что для меня сегодня
                      Созвездия стоят благоприятно;
                      И если упущу я этот случай,
                      То счастье вновь меня не посетит.
                      Но больше мне не задавай вопросов.
                      Ты хочешь спать. То будет сон благой.
                      Ему сопротивляться ты не в силах.

                             Миранда засыпает.

                      Сюда, ко мне, слуга мой и помощник!
                      Я жду тебя! Приблизься, Ариэль!

                             Появляется Ариэль.

                                   Ариэль

                      Приветствую тебя, мой повелитель!
                      Готов я сделать все, что ты прикажешь:
                      Плыть по волнам, иль ринуться в огонь,
                      Иль на кудрявом облаке помчаться.
                      Вели - и все исполнит Ариэль!

                                  Просперо

                      Ты выполнил ли все мои приказы
                      О буре?

                                   Ариэль

                              Сделал так, как ты велел.
                      На королевский я напал корабль;
                      Повсюду там - от носа до кормы,
                      На палубе, и в трюме, и в каютах -
                      Я сеял ужас; пламенем взвивался
                      На мачте, на бушприте и на реях.
                      Быстрей, неуловимей не бывают
                      И молнии, которые Юпитер
                      Шлет как предтеч раскатов громовых.
                      И от сверканья, грохота и дыма
                      Затрепетал в пучине сам Нептун,
                      Его трезубец грозный задрожал.
                      И в ужасе взметнулись к небу волны.

                                  Просперо

                      Прекрасно! Кто ж остался духом тверд?
                      В сумятице кто сохранил рассудок?

                                   Ариэль

                      Никто. Все обезумели от страха
                      И начали бессмысленно метаться.
                      Все друг за другом, кроме моряков,
                      Кидаться стали в пенистую бездну.
                      Чтобы спастись от пламени пожара,
                      Который я зажег на корабле.
                      Сын королевский, Фердинанд, был первым,
                      И волосы его стояли дыбом,
                      Когда он прыгнул в волны, закричав:
                      "Ад пуст! Все дьяволы сюда слетелись!"

                                  Просперо

                      Вот как? Но берег был недалеко?

                                   Ариэль

                      Да, господин.

                                  Просперо

                                    И все они спаслись?

                                   Ариэль

                      Все невредимы. Даже их одежда
                      Не тронута, ни пятнышка на ней.
                      Как ты мне повелел, я разбросал их
                      По острову; а королевский сын
                      Оставлен мной один в пустынном месте
                      Вздыхает он, в тоске ломая руки.

                                  Просперо

                      Что с королевским кораблем ты сделал,
                      С матросами и с флотом остальным?

                                   Ариэль

                      Корабль стоит на якоре в той бухте,
                      Куда меня призвал ты как-то в полночь
                      Сбирать росу Бермудских островов.
                      Весь экипаж я крепко запер в трюме:
                      Там моряки усталостью своей
                      И волшебством моим усыплены.
                      А королевский флот, который я
                      По морю Средиземному рассеял,
                      Соединился вновь и держит путь
                      Домой, в Неаполь, с грустными вестями:
                      Ведь все видали, что корабль разбился
                      И что король погиб.

                                  Просперо

                                          Так, Ариэль!
                      Ты порученье выполнил отлично.
                      Но дело есть еще. Который час?

                                   Ариэль

                      Уже за полдень.

                                  Просперо

                                      Два часа, не меньше.
                      А до шести должны мы все успеть.

                                   Ариэль

                      Ты шлешь меня на новые труды?
                      Позволь же, господин, тогда напомнить:
                      Ведь ты мне обещал...

                                  Просперо

                                            Как? Недовольство?
                      Чего ты хочешь от меня?

                                   Ариэль

                                              Свободы!

                                  Просперо

                      Чтоб я тебя до срока отпустил?
                      И слышать не хочу о том.

                                   Ариэль

                                              Но вспомни -
                      Тебе служил я преданно и честно,
                      Без лени, без ошибок, без обмана,
                      И жалоб от меня ты не слыхал.
                      Ты обещал меня освободить
                      За год до срока.

                                  Просперо

                                        Ах, неблагодарный!
                      Забыл ты, от каких мучений страшных
                      Я спас тебя?

                                   Ариэль

                                    О нет!

                                  Просперо

                                           Нет, ты забыл!
                      А разве сделанное мной добро
                      Того не стоит, чтобы, мне служа,
                      Ты в бездну вод соленых погружался,
                      Летел на крыльях северного ветра
                      Иль пробивался в скованные льдом
                      Земные недра?

                                   Ариэль

                                     Стоит, господин.

                                  Просперо

                      О лживый дух, ты все забыл. Припомни
                      Ужасную колдунью Сикораксу,
                      Которая от старости и злобы
                      В дугу согнулась! Помнишь ты ее?

                                   Ариэль

                      Да, господин.

                                  Просперо

                                  Где родилась она?
                      Ну, отвечай!

                                   Ариэль

                                  В Алжире.

                                  Просперо

                                            Так. Раз в месяц
                      Тебе о ней напоминать я должен.
                      За колдовство и разные злодейства,
                      О коих мне и говорить противно,
                      Изгнали Сикораксу из Алжира.
                      Но все-таки оставили ей жизнь,
                      Не знаю уж за что. Ну, так ли это?

                                   Ариэль

                      Да, господин.

                                  Просперо

                                   Матросы  эту ведьму
                      С ее исчадьем привезли сюда.
                      Теперь - мой раб, ты ей тогда служил.
                      Но ты был слишком чист, чтоб выполнять
                      Ее приказы скотские и злые;
                      Нередко проявлял ты непокорство.
                      И вот колдунья в ярости своей,
                      Призвав на помощь более послушных
                      И более могущественных духов,
                      В расщелине сосны тебя зажала,
                      Чтоб там ты мучился двенадцать лет.
                      Тот срок истек, но умерла колдунья,
                      А ты остался в тягостной тюрьме
                      И воплями весь остров оглашал.
                      Тогда еще здесь не было людей,
                      Коль не считать поганого отродья
                      Проклятой ведьмы; он один здесь жил.

                                   Ариэль

                      Да, Калибан здесь жил тогда один.

                                  Просперо

                      Тот самый Калибан, тупой и темный,
                      Которого держу я для услуг.
                      Ты помнишь ли, в каких жестоких муках
                      Ты изнывал, когда сюда я прибыл?
                      Твоим стенаньям вторя, выли волки,
                      Внушал ты жалость яростным медведям -
                      То были муки ада. Сикоракса
                      Уж не могла тебя освободить.
                      Но я, прибыв сюда, своим искусством
                      Сосну разверз и выпустил тебя.

                                   Ариэль

                      Тебе я благодарен, господин.

                                  Просперо

                      Но станешь мне перечить - расщеплю
                      Я узловатый дуб, и в нем ты будешь
                      Еще двенадцать лет вопить от боли.

                                   Ариэль

                      О, пощади! Тебе я повинуюсь!

                                  Просперо

                      Ну то-то же. Еще два дня послужишь,
                      И я тебя на волю отпущу.

                                   Ариэль

                      О мой великодушный повелитель!
                      Приказывай! Что делать мне? Скажи!

                                  Просперо

                      Ступай и обернись морскою нимфой.
                      До времени будь видим только мне
                      И больше никому. В обличье этом
                      Вернись сюда. Ступай же. Торопись.

                              Ариэль исчезает.

                      Проснись, дитя! Твой сон был благодатен.
                      Проснись!

                                  Миранда
                               (просыпается)

                                Отец, чудесный ваш рассказ
                      Меня сковал какой-то странной дремой.

                                  Просперо

                      Стряхни ее с себя. Вставай, Миранда.
                      Теперь позвать нам нужно Калибана,
                      Хоть от него мы, верно, не услышим
                      Ни слова доброго.

                                  Миранда

                                        Он груб и страшен.
                      Я не люблю встречаться с ним, отец.

                                  Просперо

                      Но без него мы обойтись не можем:
                      Он носит нам дрова, огонь разводит
                      И делает всю черную работу.
                      Эй, Калибан! Ты, грубая скотина!
                      Откликнись, раб!

                                  Калибан
                                (за сценой)

                                      Еще там хватит дров.

                                  Просперо

                      Раз я зову - тебе найдется дело.
                      Ну, черепаха, шевелись быстрей!
                      Кому я говорю?

                 Появляется Ариэль в облике морской нимфы.

                      Мой Ариэль! Чудесное виденье!
                      Послушай же...

                          (Шепчет Ариэлю на ухо.)

                                   Ариэль

                                    Исполню, господин.

                                (Исчезает.)

                                  Просперо

                      Эй, грязный раб! Ублюдок злобной ведьмы
                      И дьявола! Живей иди сюда!  -

                              Входит Калибан.

                                  Калибан

                      Пускай на ваши головы падет
                      Зловредная роса, что мать сбирала
                      Пером совиным с гибельных болот!
                      Пусть ветер юго-западный покроет
                      Вам тело волдырями!

                                  Просперо

                      За эту брань ты дорого заплатишь!
                      Всю ночь - попомни это - будут духи
                      Тебя колоть и судорогой корчить.
                      От их щипков ты станешь ноздреватым,
                      Как сот пчелиный, и щипки их будут
                      Еще больнее, чем укусы пчел.

                                  Калибан

                      Ты даже и поесть мне не даешь!..
                      Я этот остров получил по праву
                      От матери, а ты меня ограбил.
                      Сперва со мной ты ласков был и добр,
                      Ты вкусным угощал меня напитком,
                      Ты научил меня, как называть
                      И яркое и бледное светила,
                      Которые нам светят днем и ночью,
                      И я тебя за это полюбил,
                      Весь остров показал и все угодья:
                      И пастбища, и соляные ямы,
                      И родники... Дурак я! Будь я проклят!..
                      Пусть нападут на вас нетопыри,
                      Жуки и жабы - слуги Сикораксы!..
                      Сам над собою был я господином,
                      Теперь я - раб. Меня в нору загнали,
                      А остров отняли!

                                  Просперо

                                      Ты лживый раб!
                      С тобой добром не сладишь, только плетью.
                      Сначала я с тобою обращался,
                      Хоть ты животное, как с человеком.
                      Ты жил в моей пещере. Но потом
                      Ты дочь мою замыслил обесчестить!

                                  Калибан

                      Хо-хо! Хо-хо! А жаль, не удалось!
                      Не помешай ты мне - я населил бы
                      Весь остров Калибанами.

                                  Просперо

                                             Презренный!
                      Нет, добрых чувств в тебе не воспитать,
                      Ты гнусный раб, в пороках закосневший!
                      Из жалости я на себя взял труд
                      Тебя учить. Невежественный, дикий,
                      Ты выразить не мог своих желаний
                      И лишь мычал, как зверь. Я научил
                      Тебя словам, дал знание вещей.
                      Но не могло ученье переделать
                      Твоей животной, низменной природы.
                      И за нору меня благодари.
                      Ты стоишь кары злейшей, чем темница.

                                  Калибан

                      Меня вы научили говорить
                      На вашем языке. Теперь я знаю,
                      Как проклинать, - спасибо и за это.
                      Пусть унесет чума обоих вас
                      И ваш язык.

                                  Просперо

                                 Отродье ведьмы, сгинь!
                      Дров принеси. Да поживее, слышишь?
                      Еще работа будет. Что? Кривишься?
                      Смотри, за нерадивость и за лень
                      Нашлю я корчи на тебя и кости
                      Заставлю ныть. Так заревешь от боли,
                      Что звери испугаются.

                                  Калибан

                                            Нет! Сжалься!

                                (В сторону.)

                      Пока смирюсь. Сильна его наука.
                      Ему подвластен даже Сетебос,
                      Бог матери моей.

                                  Просперо

                                      Ступай же, раб!

            Калибан уходит. Появляется невидимый Ариэль, он поет
             в сопровождении музыки; за ним следует Фердинанд.

                                   Ариэль
                                   (поет)

                           Духи гор, лесов и вод,
                               Все в хоровод!
                                Утихло море.
                       В легкой пляске, с плеском рук
                               Сомкните круг,
                             Мне дружно вторя!
                                 Внимайте!

                                    Духи
                              (со всех сторон)

                                 Гау! Гау!

                                   Ариэль

                           Псы сторожевые, лайте!

                                    Духи

                                 Гау! Гау!

                                   Ариэль

                                 Внимайте!
                          Море смолкло, даль тиха,
                            Слышно пенье петуха!
                                 Кукареку!

                                 Фердинанд

                      Откуда эта музыка? С небес
                      Или с земли? Теперь она умолкла.
                      То, верно, гимны здешним божествам.
                      Я, смерть отца оплакивая горько,
                      Сидел на берегу. Вдруг по волнам
                      Ко мне подкрались сладостные звуки,
                      Умерив ярость волн и скорбь мою.
                      Я следую за музыкой; вернее,
                      Она меня влечет... Она умолкла.
                      Нет, вот опять.

                                   Ариэль
                                   (поет)

                       Отец твой спит на дне морском,
                             Он тиною затянут,
                         И станет плоть его песком,
                           Кораллом кости станут.
                          Он не исчезнет, будет он
                       Лишь в дивной форме воплощен.
                        Чу! Слышен похоронный звон!

                                    Духи

                             Дин-дон, дин-дон!

                                   Ариэль

                        Морские нимфы, дин-дин-дон,
                         Хранят его последний сон.

                                 Фердинанд

                      Поется в песне о моем отце!
                      Не могут быть земными эти звуки,
                      Они сюда нисходят с высоты.

                                  Просперо
                                 (Миранде)

                      Приподними же занавес, ресниц,
                      Взгляни туда.

                                  Миранда

                                   Что это? Дух? О боже,
                      Как он прекрасен! Правда ведь, отец,
                      Прекрасен он? Но это лишь виденье!

                                  Просперо

                      О нет, дитя, он нам во всем подобен:
                      И спит, и ест, и чувствует, как мы.
                      Он спасся вплавь при кораблекрушенье;
                      Здесь ищет он товарищей пропавших.
                      Когда бы только скорбь, враг красоты,
                      Не искажала черт его лица,
                      Ты назвала бы юношу красивым.

                                  Миранда

                      Божественным его б я назвала!
                      Нет на земле существ таких прекрасных!

                                  Просперо
                                (в сторону)

                      Случилось все, как я предначертал.
                      Мой Ариэль искусный! Я за это
                      Через два дня тебя освобожу.

                                 Фердинанд

                      Так вот она, богиня, в честь которой
                      Звучал тот гимн!... Ответом удостой:
                      Ты здесь, на этом острове, живешь?
                      Что делать мне велишь? Вопрос последний,
                      Но главный для меня: скажи мне, чудо,
                      Ты фея или смертная?

                                  Миранда

                                          Синьор!
                      Я девушка простая. Я не чудо.

                                 Фердинанд

                      Как? Мой родной язык! Но если б я
                      Был там, где говорят на нем, - я был бы
                      Из всех, кто говорит на нем, первейшим!

                                  Просперо

                      Первейшим? Ну, а если б услыхал
                      Тебя король Неаполя?

                                 Фердинанд

                                          Он слышит,
                      Дивясь, что вдруг ты вспомнил про Неаполь:
                      Увы, король Неаполя - я сам.
                      Мои глаза с тех пор не просыхали,
                      Как видели, что мой отец, король,
                      Погиб в морских волнах.

                                  Миранда

                                             Увы! Несчастный!

                                 Фердинанд

                      Погибли с ним и все его вельможи,
                      Погиб миланский герцог вместе с сыном...

                                  Просперо
                                (в сторону)

                      Миланский герцог с дочерью своей
                      Тебя легко могли бы опровергнуть...
                      Еще не время... С первого же взгляда
                      Огонь любви зажегся в их глазах...
                      Мой нежный Ариэль, тебе свободу
                      За это дам.

                                  (Вслух.)

                                  Послушайте, синьор!
                      Зачем позорите себя неправдой?.

                                  Миранда

                      Ах, почему отец мой так суров?
                      Передо мною третий человек,
                      Которого я знаю. Но он первый,
                      Кто вызвал в сердце странное томленье.
                      Как я хочу, чтобы отец смягчился!

                                 Фердинанд

                      О, если никому своей любви
                      Еще не отдала ты, королевой
                      Неаполя я сделаю тебя.

                                  Просперо

                      Держитесь поскромней, синьор!

                                (В сторону.)
                                                    Они
                      Друг другом очарованы. Но должно
                      Препятствия создать для их любви,
                      Чтоб легкостью ее не обесценить.

                                  (Вслух.)

                      Я разгадал тебя: ты самозванец.
                      Тайком пробрался ты на этот остров,
                      Чтоб у меня отнять мои владенья.

                                 Фердинанд

                      О нет, клянусь!

                                  Миранда

                                     В таком прекрасном храме
                      Злой дух не может обитать. Иначе
                      Где ж обитало бы добро?

                                  Просперо
                                (Фердинанду)

                                             Идем!

                                 (Миранде.)

                      А ты не заступайся - он обманщик.

                               (Фердинанду.)

                      Идем! Тебя я в цепи закую,
                      Ты будешь пить одну морскую воду,
                      Ты будешь есть ракушки, да коренья,
                      Да скорлупу от желудей. Ступай!

                                 Фердинанд

                      Нет, я не подчинюсь, пока мой враг
                      Меня не одолеет в поединке.

              (Выхватывает меч, но чары Просперо не позволяют
                             ему пошевелиться.)

                                  Миранда

                      Отец, к чему такое испытанье?
                      Вы видите: он добр, учтив и смел.

                                  Просперо

                      Что? Яйца учат курицу?

                               (Фердинанду.)

                                            Предатель!
                      Вложи свой меч в ножны! Ты мне грозишь,
                      Но, отягченный совестью нечистой,
                      Ударить не посмеешь. Брось свой меч,
                      Не то его я выбью этой палкой.

                                  Миранда

                      Отец, я умоляю!

                                  Просперо

                                     Прочь! Отстань!

                                  Миранда

                      Ах, сжальтесь! Я ручаюсь за него!

                                  Просперо

                      Не возражай - во мне пробудишь ярость,
                      Не только гнев! Как! Под свою защиту
                      Ты смеешь брать обманщика!.. Молчать!
                      Ты видела его да Калибана
                      И думаешь, что он красивей всех?
                      Ах, глупая! С мужчинами другими
                      Его сравнить - он сущий Калибан,
                      А те пред ним - как ангелы господни.

                                  Миранда

                      Непритязательна моя любовь:
                      Он для меня достаточно красив.

                                  Просперо
                                (Фердинанду)

                      Ступай за мною! Слышишь? Повинуйся!
                      Ведь ты теперь бессилен, как дитя!

                                 Фердинанд

                      Да, это так. Я скован, как во сне.
                      Но все - и это странное бессилье,
                      И смерть отца, и гибель всех друзей,
                      И плен, которым враг мне угрожает, -
                      Легко я снес бы, если б только знал,
                      Что из моей тюрьмы хотя бы мельком
                      Увидеть эту девушку смогу.
                      Пусть на земле везде царит свобода,
                      А мне привольно и в такой тюрьме!

                                  Просперо
                                (в сторону)

                      Любовь овладевает им.

                               (Фердинанду.)

                                             Идем!
                                 (Ариэлю.)

                      Ты сделал все как должно, Ариэль!

                          (Фердинанду и Миранде.),

                      За мною оба следуйте!

                                 (Ариэлю.)

                                           Послушай,
                      Что надлежит еще тебе исполнить...

                          (Шепчет Ариэлю на ухо.)

                                  Миранда
                                (Фердинанду)

                      Не бойтесь: мой отец добрей и лучше,
                      Чем можно по речам его судить.
                      Не понимаю, что случилось с ним.

                                  Просперо
                                  (Ариэлю)

                      Свободен будешь ты, как горный ветер,
                      Когда все сделаешь, что я сказал.

                                   Ариэль

                      Исполню все. Ты будешь мной доволен.

                                  Просперо
                           (Фердинанду и Миранде)

                      Ступайте!

                                 (Миранде.)

                                За него не смей просить!

                                  Уходят.


АКТ II 

СЦЕНА 1

                           Другая часть острова.

            Входят Алонзо, Себастьян. Антонио, Гонзало, Адриан,
                            Франсиско и другие.

                                  Гонзало

                      Я вас молю - утешьтесь, государь!
                      Спасенью радоваться надо больше,
                      Чем горевать о тягостных утратах.
                      Несчастия такие повседневны:
                      Они знакомы женам моряков,
                      Судовладельцам и негоциантам;
                      Но мало кто - один на сотню тысяч -
                      Поведать мог бы о спасенье чудном.
                      И если на весы благоразумья
                      Печаль и утешенье положить -
                      Вторая чаша, верно, перетянет.

                                   Алонзо

                      Прошу тебя, оставь меня в покое.

                                 Себастьян

     Эти утешения ему так же по нутру, как остывшая похлебка.

                                  Антонио

                      От утешителя отделаться не так-то просто.

                                 Себастьян

     Смотрите, он заводит часы своего остроумия; сейчас они начнут бить.

                                  Гонзало

                      Но, государь...

                                 Себастьян

     Раз!.. Считай.

                                  Гонзало

                      Когда мы горю делаем уступки,
                      Ему послушно отдавая...

                                 Себастьян

     Пенни.

                                  Гонзало

     Вот  именно  пени  -  мы  пеняем  и жалуемся; вы сказали умнее, чем вам
кажется.

                                 Себастьян

                      А вы поняли меня мудрее, чем я сам.

                                  Гонзало

                      Итак, мой государь...

                                  Антонио

                      Тьфу, пропасть! Язык его мелет без устали.

                                   Алонзо

                      Молчи, пожалуйста!

                                  Гонзало

                                         Молчу. Однако...

                                 Себастьян

     Однако он будет болтать.

                                  Антонио

     Предлагаю  побиться  об  заклад  -  кто,  он  или Адриан, первый начнет
кукарекать.

                                 Себастьян

     Старый петух.

                                  Антонио

     Молодой кочет.

                                 Себастьян

     А какой заклад?

                                  Антонио

     Смех.

                                 Себастьян

     Идет.

                                   Адриан

     Хотя этот остров, по-видимому, необитаем...

                                 Себастьян

     Ха-ха-ха!

                                  Антонио

     Ну вот ты со мной и в расчете.

                                   Адриан

     ...и почти недосягаем с моря...


                                 Себастьян

                                  Однако.

                                   Адриан
     ...однако...

                                  Антонио

                      Без этого словца он не может обойтись.


                                   Адриан

     ...это местечко в известной мере не лишено приятности.

                                  Антонио

     В известной Мэри? А, как же! Эта Мэри - известная потаскушка.

                                 Себастьян

     И, как он справедливо заметил, не лишенная приятности.

                                   Адриан

     Здесь ветерок так нежно вздыхает...

                                 Себастьян

     Словно у него есть легкие, да к тому же изъеденные чахоткой.

                                  Антонио

     Или будто он надушен ароматами гнилого болота.

                                  Гонзало

     Как все располагает к тому, чтобы здесь жить!

                                  Антонио

     Совершенно верно. Только чем жить-то?

                                 Себастьян

     Да, жить, пожалуй, нечем.

                                  Гонзало

     Какая здесь пышная и сочная трава! Какая свежая зелень!

                                  Антонио

     Эта голая земля и впрямь бурого цвета.

                                 Себастьян

     С пятнами плесени.

                                  Антонио

     Он не так уж отклонился от истины.

                                 Себастьян

     Ничуть не отклонился - он просто вывернул ее наизнанку.

                                  Гонзало

     Но вот что приятно на редкость...

                                 Себастьян

     Неслыханное количество приятных редкостей.

                                  Гонзало

     Наша  одежда, вымокшая в море, не утратила тем не менее ни свежести, ни
красок; она не только не полиняла от морской воды, но даже стала еще ярче.

                                  Антонио

     Если  бы хоть один из его карманов мог заговорить, то обвинил бы его во
лжи.

                                 Себастьян

     Еще бы. Если только это не фальшивый карман.

                                  Гонзало

     По-моему,  наше  платье  выглядит  новехоньким,  как в Африке, когда мы
надели  его  впервые  на  празднество  по  случаю  бракосочетания прекрасной
дочери короля, Кларибель, с царем Туниса.

                                 Себастьян

     Это  было  прелестное  бракосочетание,  и  нам необыкновенно повезло на
обратном пути.

                                   Адриан

     Еще никогда царицей Туниса не было подобное совершенство.

                                  Гонзало

     Никогда со времен матроны Дидоны.

                                  Антонио

     Матроны  Дидоны?  Язва  ему  в  глотку, при чем тут эта Дидона? Матрона
Дидона!

                                 Себастьян

     Не  стоит  так  горячиться.  Хорошо, он еще не добавил, что при ней был
Эней.

                                   Адриан

     Вы  сказали  -  матрона  Дидона?  Постойте-ка,  ведь  она  была царицей
Карфагена, а не Туниса.

                                  Гонзало

     Синьор, нынешний Тунис это и есть Карфаген.

                                   Адриан

     Карфаген?

                                  Гонзало

     Да, Карфаген, смею вас уверить.

                                  Антонио

     Он своей болтовней способен творить чудеса.

                                 Себастьян

     Поднимать из праха дома и крепостные стены.

                                  Антонио

     Какое еще несбыточное дело окажется для него легче легкого?

                                 Себастьян

     Наверно,  он положит этот остров себе в карман и отвезет сыну в подарок
вместо яблока.

                                  Антонио

     А зернышки посеет в море, и из них вырастет целая куча островов.

                                  Гонзало

     Что?

                                  Антонио

     Ничего. На здоровье.

                                  Гонзало

     Государь,  мы  говорили о том, что наше платье выглядит таким же новым,
как во время бракосочетания вашей дочери, царицы Туниса.

                                  Антонио

     И самой редкостной царицы, которая была там когда-либо.

                                 Себастьян

     Не забудь присовокупить - со времен матроны Дидоны!

                                  Антонио

     Да, матроны Дидоны. О матрона Дидона!

                                  Гонзало

     Не правда ли, ваше величество, мой камзол выглядит как с иголочки?

                                  Антонио

     Вернее, с рыболовного крючка.

                                  Гонзало

     Как в день бракосочетания вашей дочери?

                                   Алонзо

                       Вы уши мне наполнили словами,
                       Противными рассудку моему.
                       Увы, зачем я этот брак затеял?
                       При возвращенье потерял я сына;
                       А дочь так от Неаполя далеко,
                       Что свидеться мне с ней не суждено.
                       Мой Фердинанд, мой царственный наследник!
                       Добычею каких морских чудовищ
                       Ты стал?

                                 Франсиско

                                Быть может, государь, он жив.
                       Я видел, как боролся он с волнами,
                       Как грудью он встречал напор валов
                       И побеждал их бешеную  ярость.
                       Он, голову отважную вздымая
                       Над пенистыми гребнями, их с силой
                       И с ловкостью руками рассекал
                       И приближался к берегу. А скалы,
                       Подточенные морем, перед принцем,
                       Как будто бы стремясь ему помочь,
                       Склонялись ниже. Я не сомневаюсь,
                       Что спасся он.

                                   Алонзо

                       Нет, нет, мой сын погиб!

                                 Себастьян

                       Что ж, государь, себя благодарите
                       За горькую потерю. Вы Европе
                       Не захотели дочь свою оставить,
                       Вы африканцу отдали ее.
                       И скрылась дочь навек из ваших глаз,
                       Которым остается только плакать.

                                   Алонзо

                       Прошу тебя, молчи!

                                 Себастьян

                                          Мы на коленях
                       Вас умоляли изменить решенье.
                       Бедняжка, чистая душа, страдала:
                       Покорность в ней боролась с отвращеньем.
                       Что ж вышло из того? Погиб ваш сын;
                       В Неаполе осталось и в Милане
                       Намного больше безутешных вдов,
                       Чем жен, которым мы вернем супругов.
                       И в этом виноваты только вы.

                                   Алонзо

                       Я и утратил больше, чем другие.

                                  Гонзало

                       Синьор, как ни похвальна прямота,
                       Сейчас она груба и неуместна.
                       Накладывать на рану должно пластырь,
                       А вы лишь растравляете ее.

                                 Себастьян

                       И очень хорошо!

                                  Антонио

                                      Как истый врач.

                                  Гонзало

                       О государь, отчаиваться рано!
                       Вы пасмурны, и вот нам всем темно.

                                 Себастьян

                       Как - всем темно?

                                  Антонио

                                         О да, весьма темно.

                                  Гонзало

                       Когда бы эту землю дали мне...

                                  Антонио

                       Засеял бы весь остров он крапивой.

                                 Себастьян

                       Репейник тут везде бы насадил.

                                  Гонзало


                       ...И королем бы здесь я стал, то что бы
                       Устроил я?

                                 Себастьян

                                 Уж верно, не попойку -
                       По той причине, что вина тут нет.

                                  Гонзало

                       Устроил бы я в этом государстве
                       Иначе все, чем принято у нас.
                       Я отменил бы всякую торговлю.
                       Чиновников, судей я упразднил бы,
                       Науками никто б не занимался,
                       Я б уничтожил бедность и богатство,
                       Здесь не было бы ни рабов, ни слуг,
                       Ни виноградарей, ни землепашцев,
                       Ни прав наследственных, ни договоров,
                       Ни огораживания земель.
                       Никто бы не трудился: ни мужчины,
                       Ни женщины. Не ведали бы люди
                       Металлов, хлеба, масла и вина,
                       Но были бы чисты. Никто над ними
                       Не властвовал бы...

                                 Себастьян

                                          Вот тебе и раз,
                       Ведь начал он с того, что он властитель!

                                  Антонио

                       В конце он позабыл уже начало.

                                  Гонзало

                       Все нужное давала бы природа -
                       К чему трудиться? Не было бы здесь
                       Измен, убийств, ножей, мечей и копий
                       И вообще орудий никаких.
                       Сама природа щедро бы кормила
                       Бесхитростный, невинный мой народ.

                                 Себастьян

                       А можно будет подданным жениться?

                                  Антонио

                       Нет, это тоже труд. Все будут праздны:
                       Толпа бездельников и свора шлюх.

                                  Гонзало

                       И я своим правлением затмил бы
                       Век золотой.

                                 Себастьян

                                    О, мудрый государь!

                                  Антонио

                       Да здравствует король Гонзало Первый!

                                  Гонзало

                       Что скажете на это, государь?

                                   Алонзо

                       Ах, перестань! Я все равно не слышу,
                       Вокруг меня как будто пустота.

                                  Гонзало

     Я  вас понимаю, ваше величество. Зато по крайней мере я дал возможность
этим смешливым господам посмеяться попусту.

                                  Антонно

     Попусту? То есть над вами.

                                  Гонзало

     Вы  так  наполнены  глупым  шутовством, что по сравнению с вами я пуст.
Можете продолжать смеяться попусту.

                                  Антонио

     Вот, что называется, отбрил.

                                 Себастьян

     Спасибо еще, что тупой бритвой.

                                  Гонзало

     Я  знаю,  господа,  что на вас угодить трудно. Если бы луна не менялась
недель пять кряду, вы бы и ее сбросили с неба.

                        Появляется невидимый Ариэль.
                           Торжественная музыка.

                                 Себастьян

     Конечно. А потом бы поохотились с факелами на птиц.

                                  Антонио

     Не гневайтесь, любезный синьор.

                                  Гонзало

     И  не думаю. Я не так низко ценю свой гнев. Не посмеетесь ли еще, чтобы
мне спалось покрепче? Что-то мне захотелось спать.

                                  Антонио

     Спите и прислушивайтесь к нам во сне.

             Все, кроме Алонзо, Себастьяна и Антонио, засыпают.

                                   Алонзо

                     Все спят уже? О, если б мои веки,
                     Сомкнувшись, отогнали злую скорбь!
                     Ко сну и правда клонит...

                                 Себастьян

                                              Государь,
                     Не отвергайте сна. Он посещает
                     Так редко тех, кто горем удручен.
                     Сон - лучший утешитель.

                                  Антонио

                                             Государь,
                     Вы можете здесь отдохнуть спокойно,
                     А мы вдвоем вас будем охранять.

                                   Алонзо

                     Благодарю... Слипаются глаза...

                                (Засыпает.)
                              Ариэль исчезает.

                                 Себастьян

                     На них напала странная сонливость.

                                  Антонио

                     Должно быть, климат этому причиной.

                                 Себастьян

                     Но почему он нас не усыпляет?
                     Меня ко сну не клонит.

                                  Антонио

                                           И меня.
                     Заснули все, как будто сговорились.
                     А если бы, достойный Себастьян...
                     Что, если бы случилось так... Молчу!..
                     Но все же на лице твоем читаю
                     Твою судьбу. Не случай ли дает
                     Тебе совет? Мое воображенье
                     Корону видит на твоем челе.

                                 Себастьян

                     Ты спишь?

                                  Антонио

                              А разве ты меня не слышал?

                                 Себастьян

                     Нет, слышал. Но, конечно, это сон.
                     Ты говорил во сне. Что ты сказал?
                     Ты странно спишь - с открытыми глазами:
                     Ты ходишь, говорить и видишь сны -
                     Все сразу.

                                  Антонио

                               Благородный Себастьян!
                     Ты сам не усыпи свою фортуну,
                     Не умертви ее. Проспать ты можешь,
                     Хоть бодрствуешь.

                                 Себастьян

                                      Ты явственно храпишь,
                     Но в храпе я улавливаю смысл.

                                  Антонио

                     Я не шучу. И ты, внимая мне,
                     Брось шутки - и возвысишься ты втрое.

                                 Себастьян

                     Ну, где мне, я - стоячая вода.

                                  Антонио

                     Я научу тебя, как стать потоком.

                                 Себастьян

                     Учи, но не забудь - я неудачник,
                     В наследство получил я только лень.

                                  Антонио

                     О, если б знал ты, как мечту лелеешь,
                     Смеясь над ней. Чем дальше ее гонишь,
                     Тем ближе и настойчивей она.
                     Что тянет неудачников на дно?
                     Их собственная лень и трусость.

                                 Себастьян

                                                    Дальше!
                     По блеску глаз твоих, румянцу щек
                     Я вижу, что чреват ты важной мыслью, -
                     Так пусть она родится.

                                  Антонио

                                            Хорошо.
                     Итак, хотя забывчивый синьор,
                     Которого и самого забудут
                     Назавтра после смерти, уверял
                     (Он просто страсть питает к увереньям),
                     Что королевский сын не утонул,
                     Но это так же верно, как и то,
                     Что сам сейчас плывет он, а не дрыхнет.

                                 Себастьян

                     Надежды нет, что спасся Фердинанд.

                                  Антонио

                     Надежды  нет! - вот в этом и надежда!
                     Ведь безнадежность и дает тебе
                     Такую величайшую  надежду,
                     Что даже честолюбие робеет
                     И на нее взирает боязливо.
                     Уверен ты, что Фердинанд погиб?

                                 Себастьян

                     Уверен.

                                  Антонио

                            Кто ж наследует корону?

                                 Себастьян

                     Дочь короля.

                                  Антонио

                                  Тунисская царица?
                     Живущая за тридевять земель?
                     Которая, коль солнце не послужит
                     Ей вестником, узнает все тогда,
                     Когда младенец, нынче спящий в люльке,
                     Научится брить бороду? Принцесса.
                     Из-за которой смерть нас всех ждала?
                     О нет, не для того мы уцелели!
                     Все, что случилось с нами, лишь пролог
                     К тому, что мы с тобой должны свершить!

                                 Себастьян

                     Бессмыслица!.. Да нет!.. Так ты считаешь?..
                     Гм... Кларибель, тунисская царица, -
                     Наследница Неаполя... Да странно...
                     От одного владенья до другого
                     И вправду расстоянье велико.

                                  Антонио

                     И каждый локоть водного пространства
                     Кричит: "Как сможет эта Кларибель
                     Измерить нас, чтоб вновь узреть Неаполь?""
                     Так пусть спокойно царствует в Тунисе.
                     И пусть скорей проснется Себастьян!
                     Взгляни на них: их сон подобен смерти;
                     Умри они - им  не было бы хуже.
                     А для Неаполя король найдется
                     Получше этого, который спит.
                     Найдутся и вельможи, как Гонзало,
                     Чтоб мудрый вздор без умолку молоть, -
                     Я сам трещать сумею, как сорока.
                     О, если б мысль моя твоею стала,
                     То как их сон возвысил бы тебя!
                     Меня ты понимаешь?

                                 Себастьян

                                        Да, как будто.

                                  Антонио

                     Ужель ты оттолкнешь свою фортуну?

                                 Себастьян

                     Ведь помнится, и сам ты брата сверг,
                     Чтоб овладеть Миланом.

                                  Антонио

                                            Ну  и что же?
                     Мне герцогская мантия к лицу,
                     А слуги Просперо, которым прежде
                     Я ровней был, все нынче служат мне.

                                 Себастьян

                     Да, может быть, ты прав... Но совесть?..

                                  Антонио

                                                    Совесть?
                     А что это? Мозоль? Так я хромал бы.
                     Нет, я такому богу не молюсь.
                     Когда бы между мною и Миланом
                     Не совесть - двадцать совестей легло,
                     Как ледники или озера лавы,
                     Я все равно бы их перешагнул.
                     Вот на земле лежит твой брат; но, спящий
                     Или мертвец, - он то же, что земля.
                     Достаточно трех дюймов этой стали -
                     И не проснется он; ты ж в это время
                     Проткнешь благоразумного святошу,
                     Чтоб он не вздумал нам читать мораль.
                     А остальные - те любую новость
                     Проглотят, словно кошки молоко,
                     И нашим песням станут подпевать.

                                 Себастьян

                     Сподвижник мой! Возьму с тебя пример!
                     Что сделал ты в Милане, то свершу я
                     В Неаполе. Так обнажи свой меч!
                     Удар - и ты платить не будешь дани;
                     Мне, королю, ты будешь первый друг!

                                  Антонио

                     Мы обнажим мечи одновременно.
                     В тот миг, когда свой меч я занесу
                     Над королем, - ты поражай Гонзало.

                                 Себастьян

                     Постой, еще хочу сказать два слова.

        Отходят в сторону и совещаются. Музыка. Появляется невидимый
                                  Ариэль.

                                   Ариэль

                     Мой господин провидел, что грозит
                     Его доброжелателю опасность,
                     И мне он приказал спасти обоих:
                     Ведь с ними - замысел его умрет.

                          (Поет над ухом Гонзало.)

                       Ты крепко спишь, а в этот час
                           Измена не смыкает глаз
                              И обнажает меч.
                       Дремоту сбрось с тяжелых век,
                       Проснись, чтоб не уснуть навек
                             И короля сберечь!
                            Проснись! Проснись!

                                  Антонио

                     Мы оба нападем на них внезапно.
                     Ну!..

                               Обнажают мечи.

                                  Гонзало
                                (просыпаясь)

                            Ангелы, спасите короля!

                              Все просыпаются.

                                   Алонзо

                     Что?.. Как!.. Зачем мечи обнажены?
                     Как дико смотрите вы...

                                  Гонзало

                                            Что случилось?

                                 Себастьян

                     Мы здесь на страже возле вас стояли
                     И вдруг... услышали ужасный рев
                     Быка... нет, льва скорей. Он разбудил вас?
                     Мой слух был потрясен.

                                   Алонзо

                                           Нет, я не слышал.

                                  Антонио

                     Ужасный рев! Он мог бы испугать
                     И великана... Сотряслась земля,
                     Как будто сотня львов взревела сразу.

                                   Алонзо

                     А ты слыхал, Гонзало?

                                  Гонзало

                                          Государь,
                     Сквозь сон я странное услышал пенье,
                     Которое меня и разбудило.
                     Я громко закричал - и вы проснулись.
                     Тут вижу их, с оружием в руках.
                     Да, шум здесь был. Остерегаться надо.
                     А лучше бы совсем уйти отсюда.
                     На всякий случай обнажим мечи.

                                   Алонзо

                     Пойдемте прочь и поиски продолжим:
                     Быть может, сына я еще найду.

                                  Гонзало

                     Он здесь, на острове, я в это верю.
                     Бог да хранит его от этих диких
                     И яростных зверей.

                                   Алонзо

                                       Пойдемте прочь.

                                   Ариэль
                                (в сторону)

                     Оповестить мне надо господина,
                     Что жив король и что он ищет сына.

                                Все уходят.


СЦЕНА 2

                           Другая часть острова.
               Входит Калибан с вязанной дров. Раскаты грома.

                                  Калибан

                     Пускай пары гнилых болот и топей,
                     Которые высасывает солнце,
                     Падут на Просперо! Пусть он зачахнет!
                     Я не могу не проклинать его,
                     Хотя меня подслушать могут духи.
                     Они меня не тронут без приказа;
                     А скажет он - и тотчас же начнут
                     Меня толкать, щипать, сбивать с дороги,
                     Пугать и мучить всякой чертовщиной.
                     Чуть что, их напускают на меня.
                     Они то корчат рожи, как мартышки,
                     Стараясь укусить исподтишка;
                     То, как ежи, колючими клубками
                     Мне на дороге норовят попасться,
                     Чтоб я босые ноги занозил;
                     То, как гадюки, жалят и шипят,
                     Сводя меня с ума...

                              Входит Тринкуло.

                                  Калибан

                                        Ну вот! Опять!
                     Опять наслал он духа... Будет мучить
                     За то, что долго дров я не несу.
                     А если распластаться на земле?
                     Он, может быть, меня и не заметит.

                                  Тринкуло

     Ни  тебе  деревца,  ни тебе кусточка, чтобы укрыться даже от пустячного
дождя,  а  тут  надвигается новая буря. Ветер-то как завывает! Вон та черная
туча, вон та тучища - ни дать ни взять огромный гнилой бурдюк, который, того
и  гляди, лопнет и выпустит из себя всю жижу. Если снова разразится такая же
гроза,  я  уж не знаю, куда и голову приклонить! А если хлынет из этой тучи,
то  будет  настоящий  потоп...  Это  еще  что? Человек или рыба? Мертвое или
живое?  Рыба!  -  воняет  рыбой.  Застарелый запах тухлой рыбы; что-то вроде
соленой  трески,  и  не  первой  свежести.  Диковинная рыба! Будь я сейчас в
Англии  -  а  я  там  был  однажды  - да показывай я эту рыбу, пусть даже на
картинке,  любой зевака отвалил бы мне серебряную монету за посмотрение. Там
бы  это  чудище  вывело  меня  в  люди. Там всякое странное животное выводит
кого-нибудь  в  люди.  Те,  кому  жалко подать грош безногому калеке, охотно
выложат в десять раз больше, чтобы поглазеть на мертвого индейца... Да у нее
человечьи ноги! А плавники точь-в-точь как руки! Ей-богу, оно теплое! Нет, я
ошибся!   Отрекаюсь  от  своих  слов.  Никакая  это  не  рыба.  Это  здешний
островитянин, которого убило грозой.

                             Снова гремит гром.

     Ай-ай-ай!  Опять  начинается  гроза.  Ничего  не  поделаешь  - придется
залезть   под   его   лохмотья:   больше  деваться  некуда.  Каких  странных
сопостельников  дает  человеку  нужда!  Устроюсь тут, пока буря не выплеснет
всех своих помоев.

                    Входит Стефано, с бутылкой в руках.

                                  Стефано
                                   (поет)

                         Я больше в море не пойду,
                              На берегу помру!
     Ну  и дрянная же песня, только на похоронах ее и петь. Одна только есть
у меня отрада! (Пьет.)

                     И юнга, и боцман, и шкипер, и я -
                         Каждый гуляет с девчонкой,
                   Но гордую Китти - совет мой, друзья, -
                           Вы обходите сторонкой,
                             Коль вы не хотите
                             Услышать от Китти:
                           "Матросов - к чертям!"
                     От нашего брата воротит свой нос;
                     Мол, пахнет смолою и варом матрос.
                     Но слышал вчера я от девки одной -
                    Гуляет с гордячкой какой-то портной.
                           С портняжкой не споря,
                             Уходим мы в море,
                            А Китти - к чертям!

     Тоже дрянная песня. Но вот моя отрада. (Пьет.)

                                  Калибан

                     Не мучай меня! О-о-о!

                                  Стефано

     В  чем  дело?  Может,  у  нас  тут  водятся  черти?  Может,  думают нас
разыграть, прикинувшись дикарями или индейцами? Как бы не так! Не для того я
вышел  сухим  из  воды,  чтобы  вы меня напугали своими четырьмя ногами. Как
говорится,  -  не  родилась  еще  четвероногая  овца,  чтобы напугать такого
молодца. И это будут повторять до тех пор, пока Стефано дышит воздухом.

                                  Калибан

                     Дух мучает меня! О-о-о!

                                  Стефано

     Это  какое-нибудь  здешнее четвероногое чудище. Не иначе как его трясет
лихорадка.  Но что за дьявольщина - откуда оно умеет говорить по-нашему? Уже
ради  одного  этого  стоит  ему помочь. Если бы мне удалось вылечить его, да
приручить,  да  вернуться  с  ним  вместе  в  Неаполь - ни один император не
отказался бы от такого подарка.

                                  Калибан

     Пожалуйста, не мучай меня! Я сейчас отнесу дрова домой.

                                  Стефано

     У  него,  видно, сейчас приступ: плетет оно какую-то чепуху. Дам-ка ему
глотнуть  из  моей бутылки. Если оно еще никогда не пробовало вина, припадок
может  пройти.  Только  бы мне вылечить его да сделать ручным, а там уж я на
нем  наживусь.  Тот,  кто  захочет  его  получить,  мне  за него заплатит. И
заплатит как следует быть!

                                  Калибан

     Пока  ты,  еще  не  очень  больно дерешься. Но я знаю, что сейчас будет
больно, потому что ты дрожишь. Это Просперо тебя науськивает.

                                  Стефано

     Кис-кис-кис! Открой ротик. Здесь у меня есть что-то - оно развяжет тебе
язык,  киска.  Открой  рот. Поверь моему слову, это снадобье стряхнет с тебя
твою  трясучку;  ручаюсь  -  стряхнет. Ты не понимаешь, кто тебе друг, а кто
враг. Ну же, открой пасть еще разок.

                                  Тринкуло

     Знакомый  голос:  это...  Не  может  быть,  он ведь утонул. Это, верно,
нечистая сила! Ой! Господи помилуй!..

                                  Стефано

     Четыре  ноги и два голоса - ну и ловко же устроено это чудище! Передним
голосом  оно  может  расхваливать  своих друзей, а задним - клепать на них и
поносить  их  последними  словами.  Я вылечу его от лихорадки, если даже для
этого  потребуется  опорожнить  всю  бутылку.  Ну,  лакай!.. Аминь!.. Теперь
немножко в твою другую глотку.

                                  Тринкуло

     Стефано!..

                                  Стефано

     Другая  глотка зовет меня по имени? Вот так штука! Это не чудище, а сам
сатана! Нет, надо уходить, у меня нет длинной ложки.

                                  Тринкуло

     Стефано,- если только ты Стефано,- дотронься до меня, поговори со мной.
Это я, Тринкуло. Не бойся, это я, твой закадычный друг Тринкуло.

                                  Стефано

     Если  ты  Тринкуло,  то  вылезай.  Я  буду  тебя тащить за те ноги, что
поменьше.  Если  тут  есть ноги Тринкуло, то это они. И правда, ты настоящий
Тринкуло.  Как  тебя угораздило выползти из этого урода? Или он испражняется
Тринкулами?

                                  Тринкуло

     Я  решил,  что  его убило громом, и... Но разве ты, Стефано, не утонул?
Кажись,  ты  и вправду не утонул. Гроза уже прошла? Я спрятался от грозы под
тряпьем  этого  урода.  Так  ты  жив,  Стефано?  Ура,  Стефано,  вот уже два
неаполитанца спаслись!

                                  Стефано

     Послушай, не верти меня так: меня стошнит.

                                  Калибан

                      Они не духи. Этот - добрый бог.
                      В его руках божественный напиток.
                      Я на колени стану перед ним.

                                  Стефано

     А  ты-то  как спасся? Как ты сюда попал? Поклянись на этой бутылке, что
расскажешь мне правду. Я спасся на бочке хереса, которую матросы выкинули за
борт,  -  клянусь  этой  бутылкой!  Я собственноручно сделал ее из древесной
коры, как только очутился на суше.

                                  Калибан

     Я буду служить тебе верой и правдой - клянусь этой бутылкой, потому что
в ней божественный напиток.

                                  Стефано
                      (не слушая Калибана, к Тринкуло)

     Поклянись, что расскажешь чистую правду. Как ты спасся?



 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама