классические произведения - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: классические произведения

Шекспир Вильям  -  Король Лир


Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]




    трагедия в V актах 

    Перевод Б.Пастернака


    Действующие лица 

Лир, король Британии.
Король Французский.
Герцог Бургундский.
Герцог Корнуэльский (Корнуол).
Герцог Альбанский (Олбени).
Граф Кент.
Граф Глостер.
Эдгар, сын Глостера.
Эдмунд, побочный сын Глостера.
Куран, придворный.
Старик, арендатор у Глостера.
Врач.
Шут.
Освальд, дворецкий Гонерильи.
Офицер на службе у Эдмунда.
Придворный из свиты Корделии.
Герольд.
Слуги Корнуола.
дочери Лира:
    Гонерилья
    Регана
    Корделия
Рыцари из свиты Лира, офицеры, гонцы, солдаты и придворные.


Место действия _ Британия.
Время действия _ легендарно относимое
к IX веку до нашей эры (3105 год от сотворения мира, по Холиншеду)


                АКТ I   


        Сцена 1. Тронный зал во дворце короля Лира.

            Входят Кент, Глостер и Эдмунд.

    Кент.
Я думал, что герцог Альбанский нравится королю
больше герцога Корнуэльского.
    Глостер.
Так нам всегда казалось. Но теперь, перед раз-
делом королевства, стало неясно, кого он любит больше. Час-
ти так выравнены, что при самом внимательном разборе нельзя
сказать, какая лучше.
    Кент.
Это ваш сын, милорд?
    Глостер.
Я причастен, сэр, к его рожденью. Я так часто
краснел, признаваясь в этом, что постепенно перестал сму-
щаться.
    Кент.
Я не понимаю вас.
    Глостер.
Зато мать этого молодца поняла меня с первого
взгляда и получила сына в люльку раньше, чем мужа в дом.
Вы меня осуждаете?
    Кент.
Нет, если в итоге получился такой бравый малый.
    Глостер.
У меня есть законный сын, сэр, на год с чем-то
старше этого, который тем не менее ничуть мне не дороже.
Хотя этот сорванец явился на свет без приглашения, мать его
была красавица. Его рождению предшествовало много радо-
стей, и я вынужден признать себя его отцом._ Знаешь ты, кто
этот благородный господин, Эдмунд?
    Эдмунд.
Нет, милорд.
    Глостер.
Это Кент. Помни и уважай графа. Это достой-
нейший друг мой.
    Эдмунд.
Рад буду служить вашей светлости.
    Кент.
Обещаю вам свою любовь, когда узнаю покороче.
    Эдмунд.
Постараюсь заслужить ее, сэр.
    Глостер.
Он девять лет был в отъезде и скоро опять уедет...
Сюда идет король.
            Трубы за сценой
Входят Лир, герцог Корнуэльский, герцог Альбанский, Говерилья, Регана,
Корделия и свита.
    Лир
Сходи за королем Французским, Глостер,
И герцогом Бургундским.
    Глостер
Хорошо,
Мой государь.
            Глостер и Эдмунд уходят
    Лир
А мы вас посвятим
В заветные решенья наши глубже.
Подайте карту мне. Узнайте все:
Мы разделили край наш на три части.
Ярмо забот мы с наших дряхлых плеч
Хотим переложить на молодые
И доплестись до гроба налегке.
Сын Корнуол наш, и ты, любимый столь же
Сын Олбени, сейчас мы огласим,
Что мы даем за дочерьми, чтоб ныне
Предупредить об этом всякий спор.
Король Французский и Бургундский герцог,
Два знатных соискателя руки
Меньшой из дочек, тоже ждут ответа.
И так как мы с себя слагаем власть,
Права на землю и правленье краем,
Скажите, дочери, мне, кто из вас
Нас любит больше, чтобы при разделе
Могли мы нашу щедрость проявить
В прямом согласье с вашею заслугой.
Ты, Гонерилья, первой говори.
    Гонерилья
Моей любви не выразить словами.
Вы мне милей, чем воздух, свет очей,
Ценней богатств и всех сокровищ мира,
Здоровья, жизни, чести, красоты.
Я вас люблю, как не любили дети
Доныне никогда своих отцов.
Язык немеет от такого чувства,
И от него захватывает дух.
    Корделия
(в сторону) А что Корделии сказать? Ни слова.
Любить безгласно.
    Лир
Отдаем тебе
Весь этот край от той черты до этой,
С лесною тенью, полноводьем рек,
Полями и лугами. Им отныне
Владей навек с супругом и детьми.
Что скажет нам вторая дочь _ Регана,
Жена Корнуола? Говори, дитя.
    Регана
Отец, сестра и я одной породы,
И нам одна цена. Ее ответ
Содержит все, что б я сама сказала,
С той небольшою разницей, что я
Не знаю радостей других, помимо
Моей большой любви к вам, государь.
    Корделия
(в сторону) О, как бедна я! Нет, я не бедна _
Любовью я богаче, чем словами.
    Лир
Даем тебе с потомством эту треть
В прекрасном нашем королевстве.
Ширью,
Красой и плодородьем эта часть
Ничуть не хуже, чем у Гонерильи.
Что скажет нам меньшая дочь, ничуть
Любимая не меньше, радость наша,
По милости которой молоко
Бургундии с лозой французской в споре?
Что скажешь ты, чтоб заручиться долей
Обширнее, чем сестрины? Скажи.
    Корделия
Ничего, милорд.
    Лир
Ничего?
    Корделия
Ничего.
    Лир
Из ничего не выйдет ничего.
Так объяснись.
    Корделия
К несчастью, не умею
Высказываться вслух. Я вас люблю,
Как долг велит, не больше и не меньше.
    Лир
Корделия, опомнись и исправь
Ответ, чтоб после не жалеть об этом.
    Корделия
Вы дали жизнь мне, добрый государь,
Растили и любили. В благодарность
Я тем же вам плачу: люблю вас, чту
И слушаюсь. На что супруги сестрам,
Когда они вас любят одного?
Наверное, когда я выйду замуж,
Часть нежности, заботы и любви
Я мужу передам. Я в брак не стану
Вступать, как сестры, чтоб любить отца.
    Лир
Ты говоришь от сердца?
    Корделия
Да, милорд.
    Лир
Так молода _ и так черства душой?
    Корделия
Так молода, милорд, и прямодушна.
    Лир
Вот и бери ты эту прямоту
В приданое. Священным светом солнца,
И тайнами Гекаты, тьмой ночной,
И звездами, благодаря которым
Родимся мы и жить перестаем,
Клянусь, что всенародно отрекаюсь
От близости, отеческих забот
И кровного родства с тобой. Отныне
Ты мне навек чужая. Грубый скиф
Или дикарь, который пожирает
Свое потомство, будут мне милей,
Чем ты, былая дочь.
    Кент
Мой государь!
    Лир
Ни слова, Кент! Не суйся меж драконом
И яростью его._ Я больше всех
Любил ее и думал дней остаток
Провесть у ней._ Ступай!
Прочь с глаз моих!
Клянусь покоем будущим в могиле,
Я разрываю связь с ней навсегда.
Я посылал за королем Французским.
Вы слышите? Бургундский герцог где?
Что вы стоите? Не слыхали, что ли? _
Корнуол и Олбени, к своим частям
Прибавьте эту треть. Пускай гордыня,
В которой чудится ей прямота,
Сама ей ищет мужа. Облекаю
Обоих вас всей полнотою прав,
Присущих высшей власти. Жить я буду
По месяцу у каждого из вас
Поочередно и зачислю в свиту
Сто рыцарей себе. Мне с этих пор
Останется лишь королевский титул,
А пользованье выгодами, власть,
Доход с земель и воинскую силу
Предоставляю вам, в залог чего
Даю вам разделить мою корону.
            (Отдает им корону.)
    Кент
Великий Лир, в ком чтил я короля,
Любил отца и слушал господина,
Кому я поклонялся...
    Лир
Берегись!
Ты видишь, лук натянут! Прочь с дороги!
    Кент
Стреляй, не бойся прострелить мне грудь.
Кент будет груб, покамест Лир безумен.
А ты как думал, взбалмошный старик?
Что рядом с лестью смолкнет откровенность?
Нет, честность более еще нужна,
Когда монарх впадает в безрассудство.
Не отдавай престола. Подави
Свою горячность. Я ручаюсь жизнью _
Любовь Корделии не меньше их.
Совсем не знак бездушья _ молчаливость.
Гремит лишь то, что пусто изнутри.
    Лир
Ты шутишь жизнью, Кент.
    Кент
Своею жизнью
Играл не раз я на войне с врагом
И снова для тебя играю ею.
    Лир
Прочь с глаз моих!
    Кент
Открой их шире, Лир,
И приглядись внимательнее к другу.
    Лир
Свидетель Аполлон...
    Кент
Да, Аполлон _
Свидетель, что напрасно ты клянешься.
    Лир
Подлец! Изменник!
            (Хватается за меч.)
    Олбени и Корнуол
Полно, государь!
    Кент
Убей врача, а плату за леченье
Отдай болезни. Отмени приказ,
А то, пока дышу, твердить я буду:
Недоброе задумал.
    Лир
Низкий раб!
Твоей присягой заклинаю, слушай!
Ты убеждал нас слову изменить,
Чего за нами раньше не водилось.
Ты волю нашу с мыслью разлучал,
Что не мирится с нашею природой.
Так вот тебе за это. Мы даем
Пять дней тебе на то, чтоб ты запасся
Всем, что потребует далекий путь,
И на шестой покинул королевство.
Знай: если на десятый день найдут
Тебя у нас, ты будешь предан смерти.
Ступай. Решенья я не отменю,
Клянусь Юпитером.
    Кент
Прощай, король.
Раз дома нет узды твоей гордыне,
То ссылка _ здесь, а воля _ на чужбине.
(Корделии.) Дитя, я за тебя богов молю.
Ты честно отвечала королю.
(Регане и Гонерилье.) Пускай слова вас к действиям обяжут
И вашу преданность дела докажут.
(Всем остальным.) Уходит Кент куда глаза глядят,
На новом месте жить на старый лад.
            (Уходит.)
            Трубы.
Возвращаются Глостер с королем Французским, герцогом Бургундским и свитой.
    Глостер
Король и герцог здесь, мой государь.
    Лир
Мой герцог, с вас начнем переговоры.
Вы сватаетесь с этим королем
За нашу дочь. Каким предельно малым
Приданым мог бы я вам угодить,
Чтоб вы от сватовства не отказались?
    Герцог Бургундский
Предложенным, и только, государь,
А меньше вы и сами не дадите.
    Лир
Мы, герцог, раньше дорожили ей.
Не то теперь. Ее цена упала.
Она пред вами. Если что-нибудь
Вам в маленькой притворщице по вкусу,
Тогда берите всю ее, как есть,
С немилостию нашею в придачу.
    Герцог Бургундский
Что мне сказать?
    Лир
Готовы ли вы взять
Ее без средств, предмет опалы нашей,
С проклятьем за душою, без друзей,
Иль вынуждены будете оставить?
    Герцог Бургундский
Простите, благородный государь,
Мне путь отрезан при таком условье.
    Лир
Оставьте же ее. Поверьте мне,
Я перечислил все ее богатства.
(Французскому королю.) За вас я сам, возлюбленный король,
Не выдам той, кого я ненавижу.
Найдите спутницу себе взамен
Ничтожной этой твари, от которой
Природа отшатнулась со стыдом.
    Король Французский
Как странно! Дочь, которая недавно
Была кумиром, верхом совершенств,
Любимицей отца, свершила что-то
Такое небывалое, что вмиг
Лишилась вашей ласки. Вероятно,
Ее вина чудовищно тяжка
Иль вы ее любили слишком мало.
Все против этой мысли восстает,
И нужно чудо, чтобы я поверил.
    Корделия
Но, государь мой, если мой позор
Лишь в том, что я не льщу из лицемерья,
Что на ветер я не бросаю слов
И делаю добро без обещаний,
Прошу вас, сами объясните всем,
Что не убийство, не пятно порока,
Не нравственная грязь, не подлый шаг
Меня так уронили в вашем мненье,
Но то как раз, что я в себе ценю:
Отсутствие умильности во взоре
И льстивости в устах; что мне в вину
Вменяется не промах, а заслуга.
    Лир
Ты лучше не являлась бы на свет,
Чем раздражать меня!
    Король Французский
Так вот в чем горе!
В пугливой целомудренности чувств,
Стыдящихся огласки? Как вы, герцог?
Что скажете? Лишь та любовь _ любовь,
Которая чуждается расчета.
Вы женитесь на ней? Она сама
Дороже всех приданых.
    Герцог Бургундский
Лир,отдайте
Корделии обещанную часть,
И я ее сейчас же объявлю
Бургундской герцогиней.
    Лир
Я сказал,
Что не отдам. Я клятв не изменяю.
    Герцог Бургундский
Жаль, но тогда с отцом вы жениха
Утратили.
    Корделия
Ну что ж, бог с вами, герцог:
Не я вас привлекала, а корысть.
    Король Французский
Корделия, лишенная наследства,
Твое богатство _ в бедности твоей.
Отверженная, я завладеваю
Тобой, мечта и драгоценный клад,
Как подбирают брошенные вещи.
О боги, боги, в этом униженье
Я лишь люблю ее неизреченной.
Приданого лишенная пристрастно,
Будь королевой Франции прекрасной.
Я этот перл бургундским господам
За многоводный край их не отдам.
Корделия, простись с двором суровым.
Ты лучший мир найдешь под новым кровом.
    Лир
Она твоя, король. Иди с ней прочь,
Нам с ней не жить. Она не наша дочь.
Ступай от нас без ласкового слова
И без благословения отцова.
Пойдемте, герцог.
Лир, герцот Бургундский, Корнуэльский, Альбанский, Глостер и свита уходят.
    Король Французский
С сестрами простись.
    Корделия
Отцовские сокровища, в слезах
Иду от вас. Я ваши свойства знаю,.
Но, вас щадя, не буду называть.
Смотрите за отцом. Его с тревогой
Вверяю вашей показной любви.
Не эта бы нежданная опала,
Отцу приют я б лучший подыскала.
Прощайте, сестры.
    Регана
Просим не учить.
    Гонерилья
Учись сама, как угождать супругу,
Который взял из милости тебя.
За спор с отцом судьба тебя с годами
В замужестве накажет неладами.
    Корделия
Как люди ни хитри, пора приходит _
И все на воду свежую выводит.
Прощайте.
    Король французский
Милая Корделия, идем.
            Король Французский и Корделия уходят.
    Гонерилья.
Сестра, надо поговорить. У нас много об-
щих дел, касающихся нас обеих. Кажется, отец решил вые-
хать сегодня же.
    Регана.
Да. И, кажется, к тебе. А на следующий месяц _
ко мне.
    Гонерилья.
Видишь, как он взбалмошен. Как тебе нра-
вится то, что произошло? Невольно призадумаешься. И это с
сестрой, которую он всегда любил больше нас!
    Регана.
Это у него от возраста. Хотя он и раньше плохо
владел собой.
    Гонерилья.
Он был сумасбродом в лучшие свои годы.
Теперь к его привычному своеволию прибавятся вспышки
старческой раздражительности.
    Регана.
Когда-нибудь и нам попадет, как этому Кенту.
Вдруг взять и изгнать его!
    Гонерилья.
Или вроде его прощания с Французским
королем. Давай держаться сообща. Если власть отца останется
в силе, его сегодняшнее отречение при таком характере ниче-
го не даст, кроме неприятностей.
    Регана.
Надо хорошенько подумать.
    Гонерилья.
И что-нибудь предпринять. Не откладывая.
            Уходят.




        Сцена 2. Зал в замке графа Глостера.

            Входит Эдмунд с письмом в руке.
    Эдмунд
Природа, ты моя богиня! В жизни
Я лишь тебе послушен. Я отверг
Проклятье предрассудков и правами
Не поступлюсь, пусть младше я, чем брат.
Побочный сын! Что значит сын побочный?
Не крепче ль я и краше сыновей
Иных почтенных матерей семейства?
За что же нам колоть глаза стыдом?
И в чем тут стыд? В том, что свежей и ярче
Передают наследственность тайком,
Чем на прискучившем законном ложе,
Основывая целый род глупцов
Меж сном и бденьем? Да, Эдгар
законный,
Твоей землей хочу я завладеть.
Любовь отца к внебрачному Эдмунду
Не меньше, чем к тебе, законный брат.
Какое слово странное: "законный"!
Ну ладно, мой законный. Вот письмо,
И если мой подлог сойдет успешно,
Эдмунд незнатный знатного столкнет.
Я в цвете сил. Я подымаюсь в гору.
Храните, боги, незаконных впредь!
            Входит Глостер.
    Глостер
Отправил в ссылку Кента! С королем
Французским не простился и повздорил!
Покинул двор! Отрекся от венца
Внезапно, под влиянием минуты!_
Ну что, какие новости, Эдмунд?
    Эдмунд.
Никаких, милорд. (Прячет письмо.)
    Глостер.
Отчего ты так торопливо спрятал это письмо?
    Эдмунд.
Я не слыхал никаких новостей, милорд.
    Глостер.
Что это за бумагу читал ты сейчас?
    Эдмунд.
Я ничего не читал, милорд.
    Глостер.
Ничего не читал? Что же в таком случае ты
спрятал так торопливо в карман? Дай мне листок. Если в нем
нет ничего, я это и без очков увижу.
    Эдмунд.
Сэр, простите меня. Это письмо от моего брата.
Я еще не дочитал его до конца. Но, судя по тому, что я успел
разобрать, вам лучше не читать его.
    Глостер.
Дай мне письмо.
    Эдмунд.
Покажу ли я вам его или нет, я поступлю оди-
наково дурно. Судя по его содержанию, это письмо нехоро-
шее.
    Глостер.
Посмотрим, посмотрим...
    Эдмунд.
К чести брата, хочу верить, что он написал мне
в таком духе, только чтобы испытать меня.
    Глостер
(читает). "Это почитание старости отравляет
нам лучшие годы нашей жизни и отдает деньги в наши руки
слишком поздно, когда по дряхлости мы уже не можем вос-
пользоваться ими в свое удовольствие. Я склоняюсь к убежде-
нию, что тиранство стариков _ бесполезный предрассудок,
властвующий над нами только потому, что мы его терпим.
Встретимся и поговорим поподробнее. Если бы отец мог ус-
нуть и не просыпаться, пока я не разбужу его, тебе досталась
бы половина его доходов и постоянная любовь твоего брата
Эдгара". Что это? Заговор? "...уснуть и не просыпаться... тебе
досталась бы половина его доходов". И это мой сын Эдгар! И у
него рука поднялась вывести эти буквы! Сердце его ютило
такие мысли!.. Когда ты получил это? Кто принес тебе это
письмо?
    Эдмунд. В том-то и дело, милорд, что никто. Его бросили
мне в окно.
    Глостер.
Это почерк твоего брата?
    Эдмунд.
Если бы письмо было хорошее, у меня на этот
счет не было бы никаких сомнений. Но в таком письме его
почерк кажется мне сомнительным.
    Глостер.
Это его почерк.
    Эдмунд.
Это писано его рукою, но его сердце в этом не
участвовало.
    Глостер.
Раньше он никогда не высказывал тебе подоб-
ных соображений?
    Эдмунд.
Никогда. Но он часто выражал мнение, что со-
вершеннолетние сыновья должны были бы опекать старею-
щих отцов и управлять их имуществом.
    Глостер.
Вот негодяй, вот негодяй! Те же самые мысли,
что в письме! Отвратительный негодяй! Подлое, бесчувствен-
ное животное! Хуже, чем животное!.. Ступай, голубчик, разы-
щи его. Я засажу его под замок. Чудовищный негодяй! Где он?
    Эдмунд.
Не знаю, милорд. Но вот что я вам скажу: сдер-
жите ваше негодование, пока у вас не будет более веских
доказательств. Это будет правильно. Если же вы начнете дей-
ствовать силою, не будучи правы, это запятнает вашу честь и
окончательно подорвет его привязанность к вам. Я готов ру-
чаться жизнью, что все это он написал, только чтобы прове-
рить, насколько я люблю вас, и ни для чего другого, уверяю вас.
    Глостер.
Ты так думаешь?
    Эдмунд.
Я помогу вам в этом удостовериться. Если хоти-
те, я вас поставлю в таком месте, где вы сможете подслушать
наши разговоры. Это можно сделать не дальше как сегодня
вечером.
    Глостер.
Он не может быть таким извергом.
    Эдмунд.
Конечно, нет.
    Глостер.
По отношению к отцу, который любит его с
такой нежностью и силой! Земля и небо!_ Эдмунд, вкрадись
в его доверие, выведи его на чистую воду. Сделай это ради
меня. Я все готов отдать, чтобы узнать правду.
    Эдмунд.
Я пойду сейчас искать его, наведу на разговор о
письме и обо всем дам вам знать.
    Глостер.
Вот они, эти недавние затмения, солнечное и
лунное! Они не предвещают ничего хорошего. Что бы ни гово-
рили об этом ученые, природа чувствует на себе их последст-
вия. Любовь остывает, слабеет дружба, везде братоубийствен-
ная рознь. В городах мятежи, в деревнях раздоры, во дворцах
измены, и рушится семейная связь между родителями и деть-
ми. Либо это случай, как со мною, когда сын восстает на отца.
Либо как с королем. Это другой пример. Тут отец идет против
родного детища. Наше лучшее время миновало. Ожесточение,
предательство, гибельные беспорядки будут сопровождать нас
до могилы. Изобличи этого мерзавца, Эдмунд. Ты об этом не
пожалеешь. Постарайся, пожалуйста._ Или вот еще пример.
Благородный Кент изгнан. За что? Только за то, что он честен.
Удивительно!
            (Уходит.)
    Эдмунд.
Вот так всегда. Как это глупо! Когда мы сами
портим и коверкаем себе жизнь, обожравшись благополучи-
ем, мы приписываем наши несчастья солнцу, луне и звездам.
Можно, правда, подумать, будто мы дураки по произволению
небес, мошенники, воры и предатели вследствие атмосфери-
ческого воздействия, пьяницы, лгуны и развратники под не-
преодолимым давлением планет. В оправдание всего плохого
у нас имеются сверхъестественные объяснения. Великолепная
увертка человеческой распущенности _ всякую вину свою
сваливать на звезды! Отец проказничал с матерью под созвез-
дием Дракона. Я родился на свет под знаком Большой Медве-
дицы. Отсюда следует, что я должен быть груб и развратен,
Какой вздор! Я то, что я есть, и был бы тем же самым, если бы
самая целомудренная звезда мерцала над моей колыбелью...
Вот идет Эдгар. Он является как нельзя более вовремя, подо-
бно развязке в старинной комедии. Напущу на себя грусть
вроде полоумного Тома из Бедлама.
            Входит Эдгар.
О, эти затмения _ предвестия будущих раздоров! Фа,
соль, ля, ми...
    Эдгар.
Ну как, брат Эдмунд? Ты занят серьезными раз-
мышлениями?
    Эдмунд.
Я задумался, брат, над событиями, которые, как
я читал, должны произойти вслед за недавними затмениями.
    Эдгар.
Вот ты чем занимаешься!
    Эдмунд.
Уверяю тебя, предсказания, о которых я про-
чел, к несчастию, сбываются. Извращаются отношения меж-
ду детьми и родителями, наступает мор, дороговизна, всеоб-
щая вражда. Государство раздирают междоусобицы, народ уг-
рожает королю и знати, возникает подозрительность, друзья
отправляются в изгнание, армия разваливается, супруги из-
меняют друг другу и прочая и прочая.
    Эдгар.
С каких пор ты записался в астрономы?
    Эдмунд.
Оставим это. Лучше скажи мне, когда ты ви-
делся с отцом в последний раз?
    Эдгар.
Вчера вечером.
    Эдмунд.
Ты говорил с ним?
    Эдгар.
Да, два часа подряд.
    Эдмунд.
Вы расстались по-хорошему? Ты не заметил в
нем какого-нибудь неудовольствия, когда он говорил и смот-
рел на тебя?
    Эдгар.
Ни малейшего.
    Эдмунд.
Припомни хорошенько, чем ты мог задеть его,
и, ради всего святого, не попадайся ему на глаза некоторое
время, пока он не успокоится. Сейчас он клянет тебя на чем
свет стоит и готов разорвать тебя на части от гнева.
    Эдгар.
Какой-нибудь мерзавец оклеветал меня.
    Эдмунд.
Я тоже боюсь этого. Прошу тебя, соблюдай ос-
торожность, пока его ярость не уляжется. И знаешь что: я дам
тебе убежище в своей комнате, откуда ты сможешь удобно
подслушать, что скажет отец. Ступай туда. Вот тебе ключ.
Если вздумаешь отлучиться на улицу, бери оружие.
    Эдгар.
Оружие?
    Эдмунд.
Слушай, брат, это для твоей пользы. Честное
слово, у него что-то недоброе на уме против тебя. То, что я
рассказал тебе,_ ничто по сравнению с действительностью.
Прошу тебя, уходи, пожалуйста.
    Эдгар.
Но ты скоро дашь мне знать о себе?
    Эдмунд.
Я посвящу всего себя этому делу.
            Эдгар уходит.
Отец поверил, и поверил брат.
Так честен он, что выше подозрений.
Их простодушием легко играть.
Я вижу ясно, как их обморочить.
Не взял рожденьем, так свое возьму
Благодаря врожденному уму.
            (Уходит)




        Сцена 3. Комната во дворце герцога Альбанского.

            Входят Гонерилья и Освальд.
    Гонерилья.
Правда ли, что отец прибил моего придвор-
ного за то, что тот выругал его шута?
    Освальд.
Да, миледи.
    Гонерилья
Все время огорченья! Что ни час _
Другая новость. В доме нет покоя.
Я больше не могу. Его двору
Позволено буянить как угодно.
А нам за мелочь всякую упрек.
Когда они воротятся с охоты,
Я не хочу с ним говорить. Скажи:
Я нездорова. Да не расстилайся
Так перед ним. Последствия беру
Все на себя.
            Звуки рога за сценой.
    Освальд
Вы слышите, он едет.
    Гонерилья
Поменьше церемоний. Передай
Всем в доме это. Я хочу, чтоб дело
Дошло до взрыва. Плохо у меня _
Пускай к сестре переезжает. Знаю,
Что у нее на это сходный взгляд.
Она не даст командовать упрямцу.
Сам отдал власть, а хочет управлять
По-прежнему! Нет, старики _ как дети,
И требуется строгости урок,
Когда добро и ласка им не впрок.
Запомни это.
    Освальд
Слушаюсь, миледи.
    Гонерилья
И попрохладнее с его людьми.
Без всякого стесненья. Подчиненным
Скажи, что я хочу найти предлог
Для объяснений. Это надоело.
Сейчас я напишу письмо сестре,
Чтоб нам быть заодно,_ Готовь обедать.
            Уходят.




        Сцена 4. Зал там же.

            Входит Кент, переодетый.
    Кент
Я должен перенять чужую речь
И буду до конца неузнаваем.
Так надо для намерений моих,
Из-за которых изменил я внешность.
Ну, Кент, слугой к хозяину наймись,
Прогнавшему тебя под страхом смерти,
И этим господину докажи,
Как велика твоя неутомимость.
            Звуки рога за сценой. Входят Лир, рыцари, слуги.
    Лир.
Не заставляйте меня ждать ни минуты. Подавайте
обедать.
            Один из служителей уходит.
Что тебе? Ты кто такой?
    Кент.
Человек.
    Лир.
Чем ты занимаешься? Что тебе от нас надо?
    Кент.
Вот мой род занятий: быть самим собой. Верно слу-
жить тому, кто мне доверится. Любить того, кто честен. Знаться
с тем, кто рассудителен и мало говорит. Считаться с общим
мнением. Драться, когда нет другого выхода, и не есть рыбы.
    Лир.
А сам ты кто?
    Кент.
Подлинно честный малый, бедный, как король.
    Лир.
Если ты так же беден в ряду подданных, как он среди
королей, то ты действительно беден. Чего же ты хочешь?
    Кент.
Служить.
    Лир.
Кому ты хочешь служить?
    Кент.
Вам.
    Лир.
Разве ты меня знаешь, приятель?
    Кент.
Нет, сэр. Но в лице у вас есть что-то такое, что
покоряет.
    Лир.
Что же это такое?
    Кент.
Властность.
    Лир.
А к какому делу ты годен?
    Кент.
Я умею хранить тайны, ездить верхом, бегать, рас-
сказывать с грехом пополам затейливые истории и точно ис-
полняю поручения, когда они несложны. Все это может сделать
всякий. Но усердие мое беспримерно.
    Лир.
Сколько тебе лет?
    Кент.
Я не так молод, чтобы полюбить женщину за ее
пение, и не так стар, чтобы сходить по ней с ума без всякой
причины. Сорок восемь лет жизни за спиной у меня.
    Лир.
Хорошо. Прислуживай мне. Если ты не разонравишь-
ся мне после обеда, я не расстанусь с тобой._ Обедать, обе-
дать! Где мой шут? _ Эй, ты, послушай, сходи за моим дураком.
            Один из служителей уходит.
            Входит Освальд.
Эй ты, малый, где моя дочь?
    Освальд.
С вашего разрешения...
            (Уходит.)
    Лир.
Что он сказал? Кликни этого негодяя обратно.
            Один из рыцарей уходит.
Ну так где же мой шут? А? Похоже, будто все заснули.
            Рыцарь возвращается.
Ну как? Где это животное?
    Рыцарь.
Он говорит, милорд, что вашей дочери нездоро-
вится.
    Лир.
А почему этот невежа не вернулся, когда я его звал?
    Рыцарь.
Сэр, он мне заявил напрямик, что не желает
возвращаться.
    Лир.
Он не желает?
    Рыцарь.
Милорд, я не знаю, отчего это, но, насколько я
понимаю, с вашим величеством стали здесь обращаться без
должной почтительности. Эта небрежность заметна у герцога,
у вашей дочери и даже у прислуги.
    Лир.
Ага! Вот как ты думаешь?
    Рыцарь.
Простите, государь, если я ошибаюсь, но я не
смею молчать при мысли, что с вами не церемонятся.
    Лир.
Нет, нет, ты назвал то, что мне самому бросалось в
глаза. С некоторого времени я тоже наблюдаю признаки лег-
кой невнимательности, но приписал это скорее своей мни-
тельности, чем их желанию оскорбить меня. Присмотрюсь к
этому получше. Однако где же мой дурак? Я второй день не
вижу его.
    Рыцарь.
С отъезда молодой госпожи во Францию коро-
левский шут все время хандрит.
    Лир.
Ни слова больше! Я сам это заметил... Эй, ты, сту-
пай-ка скажи моей дочери, что я желаю с ней поговорить.
            Один из служителей уходит.
Позовите сюда моего шута.
            Другой служитель уходит.
            Возвращается Освальд.
А, это вы, сударь? Подите-ка, сударь, сюда. Кто я, су-
дарь, по-вашему?
    Освальд.
Вы _ отец герцогини.
    Лир.
"Отец герцогини"? Вот как, подлец герцога? Ах, су-
кин сын! Ах, мерзавец!
    Освальд.
Неправда! Я ни то, ни другое, милорд. Прошу
прощения.
    Лир.
Не сметь смотреть на меня так дерзко! Нахал! (Бьет
его.)
    Освальд.
Я не позволю бить себя, милорд!
    Кент.
А подбить тебя ногой, как мяч, можно? (Сбивает
его с ног.)
    Лир.
Спасибо, дружище! Мне нравится твоя служба. Я
буду жаловать тебя.
    Кент.
Эй, ты, вставай и пошел вон! Вперед будешь поуч-
тивее. Пошел, пошел! Если ты хочешь еще раз вымерять пол
собою _ пожалуйста. А не то убирайся. Ну, ступай, ступай!
Понял?
            (Выталкивает Освальда.)
    Лир.
Ну, мой работничек, благодарю тебя. Вот тебе за
труды.
            (Дает Кенту денег.)
            Входит шут.
    Шут.
Я тоже найму его. Вот тебе моя шапка, носи ее.
            (Протягивает Кенту свой дурацкий колпак.)
    Лир.
А, здравствуй, мой хороший! Как поживаешь?
    Шут.
Взял бы ты лучше мой колпак, приятель.
    Кент.
Зачем он мне?
    Шут.
Затем, что ты валяешь дурака, если заступаешься за
опального. Нет, правда, держи, брат, нос по ветру, а то про-
студишься. Бери мой колпак. Видишь, этот чудак прогнал
двух своих дочерей, а третью благословил против своей воли.
Служить ему можно только в дурацком колпаке._ Ну как,
дяденька? Жаль, нет у меня двух колпаков и двух дочерей!
    Лир.
Для чего, дружок?
    Шут.
Состояние я бы отдал дочерям, а колпаки оставил бы
себе. Вот один у меня, а другой выпроси себе у дочек.
    Лир.
Берегись, каналья! Видишь плетку?
    Шут.
Правду всегда гонят из дому, как сторожевую соба-
ку, а лесть лежит в комнате и воняет, как левретка.
    Лир.
Камень в мой огород.
    Шут.
Хочешь, куманек, выучить изречение?
    Лир.
Ладно.
    Шут.
Слушай, дяденька:

Наживайся тайком,
Не мели языком,
Меньше бегай пешком,
Больше езди верхом,
Не нуждайся ни в ком,
Не водись с игроком,
Не гуляй, не кути,
А сиди взаперти:
Двадцать на двадцати
Сможешь приобрести.
    Лир.
Это вздор, дурак!
    Шут.
Бесполезный, как слова адвоката, не получившего
за свою речь платы. А скажи, дяденька, можно из ничего
извлечь какую-нибудь пользу?
    Лир.
Нет, голубчик, из ничего ничего и не получается.
    Шут
(Кенту). Пожалуйста, скажите ему, что столько же
получит он со своих владений. Если я ему это скажу, он мне
ответит: "Дурак".
    Лир.
Злой дурак!
    Шут.
А ты знаешь, куманек, какая разница между злым
дураком и добрым дураком?
    Лир.
Нет, братец. Научи меня.
    Шут
Кто дал тебе совет
Отдать свой край другим,
Тот от меня, сосед,
Умом неотличим.
Я злой дурак _ и в знак
Того ношу колпак,
А глупость добряка
Видна без колпака.
    Лир.
Ты зовешь меня дураком, голубчик?
    Шут.
Остальные титулы ты роздал. А это _ природный.
    Кент.
Это совсем не так глупо, милорд.
    Шут.
Нет, быть совсем глупым мне не позволили бы из
зависти. Если бы я взял монополию на глупость, лорды и
вельможи пожелали бы вступить в пай со мной, да и знатные
дамы тоже захотели бы урвать кусочек._ Дай мне яйцо, дя-
денька, а я дам тебе за то два венчика?
    Лир.
Какие это такие два венчика?
    Шут.
А вот какие. Яйцо я разрежу пополам, содержимое
съем, а из половинок скорлупы выйдут два венчика. Когда ты
расколол свой венец надвое и отдал две половинки, ты взвалил
осла себе на спину, чтобы перенести его через грязь. Видно,
мало мозгу было под твоим золотым венцом, что ты его отдал.
Если я рассуждаю, как дурак, надо высечь того, кто это ска-
жет.
(Поет.) Приходит дуракам капут,
Не спрос на них сегодня.
Разумные себя ведут
Безумных сумасбродней.
    Лир.
Давно ли это ты, брат, так распелся?
    Шут.
С тех пор как ты из своих дочерей сделал матерей
для себя, дал им в руки розги и стал спускать с себя штаны.
(Поет.) Они от радости завыли,
А я _ от срамоты,
Что государь мой _ простофиля
И поступил в шуты.

Найми мне, дяденька, учителя. Я хочу научиться врать.
    Лир.
Если ты будешь врать, я тебя выпорю.
    Шут.
Как странно, что между тобой и дочерьми нет ниче-
го общего. Они грозятся отхлестать меня за правду, ты _ за
ложь, а иногда меня бьют за то, что я отмалчиваюсь. Лучше
быть чем угодно, только не шутом. И, однако, я бы не хотел
быть тобою, дяденька. Ты обкорнал свой ум с обеих сторон и
ничего не оставил в середке. Вот один из обрезков.
            Входит Гонерилья.
    Лир.
А, доченька! К чему эта хмурость? Последние дни ты
все время дуешься.
    Шут.
Ты был довольно славным малым во время оно, ког-
да тебя не занимало, хмурится она или нет. А теперь ты нуль
без цифры. Я и то сейчас больше тебя. Я хоть шут, на худой
конец, а ты совершенное ничто.
(Гонерилье.) Молчу, молчу!
Вижу, взглядом повелеваете вы мне молчать, хотя и не сказа-
ли ни слова.
(Указывая на Лира.) Прожил жизнь, а глуп, как пень:
Корки нет про черный день.
Вот вылущенный гороховый стручок!
    Гонерилья
Не только этот ваш развязный шут,
Вся ваша невоспитанная дворня
Бранит и осуждает все кругом
И ежечасно предается буйству.
Я думала, услышав мой упрек,
Вы прекратите это, но узнала,
Что сами вы на деле и словах
Потворствуете этим безобразьям.
Не гневайтесь, но если это так,
Мне, видимо, теперь самой придется
Принять крутые меры. Я прошу
Не обижаться. Если б не забота
О благе государства, верьте мне,
Я б постыдилась вмешиваться в это.
    Шут.
А ты как думал, дяденька?

Кукушка воробью пробила темя
За то, что он кормил ее все время.

Потухла свечка, вот мы и в потемках.
    Лир
Моя ль ты дочь?
    Гонерилья
Прислушайтесь, отец,
К моим предупрежденьям, призовите
Весь ум, когда-то отличавший вас,
И бросьте ваши новые замашки,
Которые совсем вам не к лицу.
    Шут.
Надо быть ослом, чтобы не понять, что тут все ши-
ворот-навыворот: яйца курицу учат. Просто загляденье!
    Лир
Скажите, кто я? Видно, я не Лир?
Не тот у Лира взгляд, не та походка.
Он, видно, погружен в глубокий сон?
Он грезит? Наяву так не бывает.
Скажите, кто я? Кто мне объяснит?
    Шут.
Тень Лира.
    Лир.
Я действительно хочу знать, кто я. Потому что мое
королевское достоинство и некоторые другие признаки наво-
дят меня на ложную мысль, будто у меня есть дочери.
    Шут.
Которые хотят сделать из тебя послушного отца.
    Лир.
Как ваше имя, госпожа моя?
    Гонерилья
В вопросе вашем столько же притворства,
Как в прочих ваших выходках. Прошу
Понять меня как следует. Вы стары,
Почтенны. Вы должны быть образцом.
Тут с вами сотня рыцарей и сквайров,
Бедовый и отчаянный народ,
Благодаря которым этот замок
Похож на балаган или кабак.
Распорядитесь прекратить бесчинства,
Как должен стыд самим вам подсказать.
Вас просит та, кому не подобает
Просить и было б легче приказать.
Извольте распустить часть вашей свиты.
Оставьте малое число людей,
Которые не будут забываться
И буйствовать.
    Лир
Провал возьми вас всех!
Седлать коней! Собрать в дорогу свиту!
Бездушный выродок! Я впредь тебе
Не буду докучать своей особой!
Еще есть дочь у нас!
    Гонерилья
Вы бьете слуг моих. Ваш пьяный сброд
Кричит на старших, как на подчиненных.
            Входит герцог Альбанский.
    Лир
Плох тот, кто поздно кается.
(Герцогу Альбанскому.) Вы,сэр,
С ней тоже заодно?_ Коней седлайте!_
Неблагодарность с сердцем из кремня,
Когда вселишься ты в дитя родное,
Морских чудовищ ты тогда страшней!
    Герцог Альбанский
Сэр, не волнуйтесь.
    Лир
(Гонерилье) Ненасытный коршун,
Ты лжешь! Телохранители мои _
Испытанный народ высоких качеств.
Они прекрасно знают, в чем их долг,
И сами дорожат своею честью.
Корделии оплошность! Отчего
Я так преувеличил этот промах,
Что вырвал из души своей любовь
И грудь взамен наполнил ядом желчи?
Как был я слеп! О Лир, теперь стучись
В ту дверь, откуда выпустил ты разум
И глупость залучил.
            (Бьет себя по голове.)
В путь, господа!
    Герцог Альбанский
Милорд, в чем суть? Я ничего не знаю
И не повинен.
    Лир
Верю вам, милорд._
Услышь меня, услышь меня, природа,
И если создавала эту тварь
Для чадородья, отмени решенье!
Срази ее бесплодьем! Иссуши
В ней навсегда способность к материнству!
Пускай ее испорченная плоть
Не принесет на радость ей ребенка.
А если ей судьба иметь дитя,
Пусть будет этот плод ей вечной мукой,
Избороздит морщинами ей лоб
И щеки в юности разъест слезами.
В ничто и в безнадежность обрати
Все, что на детище она потратит,_
Ее тревоги, страхи и труды,
Чтобы она могла понять, насколько
Больней, чем быть укушенным змеей,
Иметь неблагодарного ребенка!
Прочь, прочь отсюда!
            (Уходит.)
    Герцог Альбанский
Ради всех богов,
На что он в гневе?
    Гонерилья
Толковать не стоит.
Впадает в детство. Пусть себе шумит.
            Лир возвращается.
    Лир
Куда девалась половина свиты?
Их было сто, а стало пятьдесят.
Герцог Альбанский
На что вы сердитесь?
Лир
Сейчас отвечу.
(Гонерилье.) О жизнь и смерть! Стыжусь, что я забыл
Из-за тебя о том, что я мужчина,
Что эти слезы вызваны тобой,
Нисколько их не стоящей._ Исчахни
И сгинь от порчи! Пропади от язв
Отцовского проклятья!.. О, не плачьте
Вы, старческие глупые глаза,
А то я вырву вас и брошу наземь
Вослед слезам, текущим в три ручья.
Вот до чего дошло! Ну, будь что будет.
Еще другая дочь есть у меня.
Она добра. Я на нее надеюсь.
Я расскажу ей про тебя. Она
Ногтями исцарапает, волчица,
Лицо тебе! Не думай, я верну
Себе всю мощь, которой я лишился,
Как ты вообразила. Я верну!
            Уходят Лир, Кент и свита.
    Гонерилья
Ты это слышал?
    Герцог Альбанский
Слышал, Гонерилья.
Но быть пристрастным из любви к тебе...
    Гонерилья
Довольно! Позовите мне Освальда._
А ты, скорее плут, чем шут,_ живей
Ступай за господином.
    Шут.
Дядюшка Лир, дядюшка Лир, погодя, захвати шута
с собою!

С лисой из капкана
И дочкой поганой
Кончай, не смущаясь.
Да, жаль, не достану
Петли и аркана
И сам убираюсь.
            (Уходит.)
    Гонерилья
Придумал ловко, нечего сказать:
Сто рыцарей! Сто рыцарей, готовых
Фантазии любые старика
В любое время поддержать оружьем!
А нам все эти буйства, шум и гам
Всегда терпеть с опасностью для жизни?
Но где Освальд?
    Герцог Альбанский
Мне кажется, твой страх
Преувеличен.
    Гонерилья
Лучше опасаться
Без меры, чем без меры доверять.
От бед спасает только осторожность.
Я знаю слишком хорошо отца
И о его словах пишу Регане.
А если после моего письма
Она ему оставит эту сотню
Вразрез со мной...
            Возвращается Освальд.
Ах, это ты, Освальд!
Готово ли письмо к сестре?
    Освальд
Готово.
    Гонерилья
Возьми с собой немедленно людей _
И на коней. К письму прибавишь устно
Про наши страхи. Присовокупи
И личные свои соображенья.
Спеши и возвращайся поскорей.
            Освальд уходит.
А ваша бесхарактерная кротость _
Будь сказано вам, герцог, не во гнев _
Скорее непростительная глупость,
Чем признак настоящей доброты.
    Герцог Альбанский
Зато вы бьете в цель неутомимо.
Смотрите лишь, не попадите мимо.
    Гонерилья
Однако...
    Герцог Альбанский
Будущее нам покажет.
            Уходят.




        Сцена 5. Двор в замке герцога Альбанского.

            Входят Лир, Кент и шут.
    Лир.
Отправляйся в Глостер с этим письмом. Не прибав-
ляй дочери ничего от себя, а только отвечай на вопросы, кото-
рые она задаст тебе, прочтя письмо. Если ты не поторопишься,
я приеду туда раньше тебя.
    Кент.
Я глаз не сомкну, милорд, пока не передам вашего
письма.
            (Уходит.)
    Шут.
Если бы мозги у человека были в пятках, не грозили
бы его уму мозоли?
    Лир.
Грозили бы.
    Шут.
В таком случае поздравляю тебя. Твоим мозгам ни-
когда не придется ходить в туфлях.
    Лир.
Ха-ха-ха!
    Шут.
Увидишь, как милостиво примет тебя другая дочь.
Хотя она похожа на другую, как лесное яблоко на садовое,
позволь мне знать то, что я знаю.
    Лир.
Что же ты знаешь, дружок?
    Шут.
Что на вкус они обе кажутся такими же кислыми,
как два лесных яблока. Можешь ли ты сказать, почему нос на
лице у человека посредине?
    Лир.
Нет.
    Шут.
Чтобы иметь по обе стороны от себя по глазу. Чего
не разнюхает нос, то глаза досмотрят.
    Лир.
Я был так несправедлив к ней...
    Шут.
А можешь ли ты сказать, как устрица делает свою
раковину?
    Лир.
Нет.
    Шут.
Я тоже не могу. А зачем улитке домик, я знаю.
    Лир.
Зачем?
    Шут.
Чтобы было куда всовывать голову, а не подстав-
лять ее под удары дочерям вместе с незащищенными рожка-
ми.
    Лир.
Надо переделать свою природу._ Такого доброго от-
ца!_ Готовы лошади?
    Шут.
Твои ослы пошли за ними. Любопытна причина, по
которой в семизвездье семь звезд, а не больше.
    Лир.
Потому что их не восемь?
    Шут.
Совершенно верно. Из тебя вышел бы хороший шут.
    Лир.
Вернуть все силою!_ Неблагодарное чудовище!
    Шут.
Если бы ты был моим шутом, дяденька, я бы всегда
колотил тебя за то, что ты состарился раньше времени.
    Лир.
Как это?
    Шут.
Тебе нельзя было стариться, пока не поумнеешь.
    Лир
Не дайте мне сойти с ума, о боги!
Пошлите сил, чтоб не сойти с ума!
            Входит придворный.
Готовы лошади?
    Придворный
Милорд, готовы.
    Лир
Идемте.
    Шут
В том мало смеху, что уходит шут.
Вас тоже в жизни перемены ждут.
            Уходят.


                АКТ II 


        Сцена 1. Двор в замке графа Глостера.

            Входят с разных сторон Эдмунд и Куран.
    Эдмунд.
Здравствуй, Куран.
    Куран.
Здравствуйте, сэр. Только что я был у вашего от-
ца с извещением, что герцог Корнуэльский и герцогиня Рега-
на предполагают пожаловать к нему сегодня вечером.
    Эдмунд.
С какою целью?
    Куран.
Не знаю, право. Слышали новости? То, о чем
шепчутся кругом. Потому что вслух этого еще не произносят.
    Эдмунд.
Нет, не слыхал. Расскажи, пожалуйста.
    Куран.
Говорят, что, по-видимому, будет война между
герцогом Корнуэльским и Альбанским. Неужели не слыхали?
    Эдмунд.
Ни слова.
    Куран.
Со временем услышите. Прощайте, сэр.
            (Уходит.)
    Эдмунд
Здесь будет герцог? Хорошо. Тем лучше.
Мне это очень на руку. Отец
Велел найти и взять под стражу брата.
Еще одно мне дело предстоит:
Потребуются скорость и решимость...
Брат, на два слова! Слышишь, брат! Спустись.
            Входит Эдгар.
Брат, за тобой отец следит. Спасайся.
Он выведал, где прячу я тебя.
Беги, воспользовавшись мраком ночи.
Скажи, ты ничего не говорил
Плохого о Корнуоле? Он к нам едет
С Реганой, на ночь глядя, второпях.
Ты не проговорился ли о ссоре
Его с Альбанским герцогом? Припомни.
    Эдгар
Нет, никогда. Я помню хорошо.
    Эдмунд
Сюда отец идет. Прости. Притворно
Я меч свой обнажу против тебя.
Вынь свой для вида._ "Отбивай! Сдавайся!" _
Теперь, покамест нет отца, беги._
"Огня сюда!" _Спасайся, брат, спасайся!_
"Эй, люди с факелами!" _ Так. Прощай.
            Эдгар уходит.
Немного крови, чтоб отец подумал,
Что бой был жаркий.
            (Ранит себя в руку.)
Люди во хмелю
Сильней себя кромсают смеха ради._
Отец! Отец! На помощь!.. Ни души.
            Входят Глостер и слуги с факелами.
    Глостер
Где этот изверг?
    Эдмунд
Здесь, сейчас, в потемках,
Шепча заклятья, он стоял с мечом
И призывал луну помочь злодейству.
    Глостер
Но где он?
    Эдмунд
Посмотрите, я в крови.
    Глостер
Но где он, этот негодяй?
    Эдмунд
Он скрылся,
Едва лишь убедился, что не мог...
    Глостер
Постой._ Поймать его! Скорей в погоню!
            Несколько слуг уходят.
Не мог чего?
    Эдмунд
Не мог меня склонить
К тому, чтоб я убил вас. Безуспешно
Я говорил, как небеса казнят
Отцеубийц, напоминал о связи
Между родителями и детьми.
Увидев мой испуг и отвращенье,
Он вынул меч, нанес сплеча удар
И ранил в руку. Тут же спохватился,
Что я готов за правду постоять
И буду драться, испугался криков,
Которые я поднял, и бежал.
    Глостер
Пускай бежит, поимки не избегнет.
А схватят _ и конец. Мой господин
И покровитель, благородный герцог
Нас посетит сегодня. Он издаст
Приказ о быстром розыске злодея
С наградой тем, кто выдаст нам его,
И наказаньем смерти за укрытье.
    Эдмунд
Увидев, что его не отвратить
От преступленья, я его задумал
Пугнуть разоблаченьем, но в ответ
Он возразил: "Бесправный сын побочный,
Ты спорить собираешься со мной?
Да кто тебе поверит? Чем докажешь
Ты правду слов своих и правоту,
Когда я буду отрицать улики
И почерк свой подделкой объявлю?
Кто будет слушать эти обвиненья,
Раз смерть моя так выгодна тебе,
Что надо быть тупицей, чтоб не видеть,
Как сильно должен ты желать ее!"
    Глостер
О подлый лжец! Он собственную подпись
Решится отрицать? Не мой он сын!
            Трубы за сценой.
Приехал герцог с неизвестной целью.
Я упрошу его закрыть пути
И гавани. Не улизнет преступник.
Мы для его поимки разошлем
По всей стране его изображенье.
Тебе же, мальчик мой, я передам
Права наследовать мои владенья.
            Входят герцог Корнуэльский, Регана и свита.
    Герцог Корнуэльский
Ну как, мой друг? Едва сюда я прибыл,
Я новости ужасные узнал.
    Регана
Все казни мягки, если это правда.
Как чувствуете вы себя, милорд?
    Глостер
Разбито сердце старое, разбито!
    Регана
Неужто крестник моего отца,
Эдгар, на вашу жизнь мог покушаться?
    Глостер
О леди, леди, совестно признать!
    Регана
А не водил он дружбы с бунтарями
В отцовской свите?
    Глостер
Право, я не знаю.
Все это слишком, слишком тяжело!
    Эдмунд
Да, герцогиня, он из этой шайки.
    Регана
Чему ж дивиться? Видно, этот сброд
И подстрекал его, чтобы с убийцей
Потом наследство ваше пропивать.
От общества их предостерегает
Сестра в письме, и я покину дом,
Когда они к нам на постой приедут.
    Герцог Корнуэльский
И я, Регана._ Я слыхал, Эдмунд,
Что вы себя при этом показали
Достойным сыном?
    Эдмунд
Это был мой долг.
    Глостер
Он умысел раскрыл и при попытке
Схватить злодея ранен был в борьбе.
    Герцог Корнуэльский
За ним в погоню послано?
    Глостер
Конечно.
    Герцог Корнуэльский
Когда поймают, больше никому
Не будет он опасен. Как хотите
Управьтесь с ним от моего лица.
А вас, Эдмунд, чья преданность и доблесть
Так явно говорят здесь за себя,
Хотел бы я зачислить к нам на службу.
Я доверяю людям вроде вас.
Беру вас первым.
    Эдмунд
Оправдаю выбор.
    Глостер
Благодарю вас, герцог, за него.
    Герцог Корнуэльский
Вы знаете, зачем мы к вам явились?
    Регана
Причем _ не вовремя, ночной порой!
Тому причиной важные событья,
Насчет которых нужен ваш совет.
Отец с сестрою пишут нам о ссоре.
Их спор я предпочла бы разобрать
На чьей-нибудь чужой, не нашей почве
И дать оттуда на письмо ответ.
Гонцы здесь дожидаются. Заставьте
Себя отвлечься от своих невзгод
Для наших, не терпящих отлагательств.
    Глостер
Рад вам служить, миледи, и за честь
Почту гостями видеть вас обоих.
            Уходят.




        Сцена 2. Перед замком Глостера.

            Входят с разных сторон Кент и Освальд.
    Освальд.
С наступающим утром, приятель. Ты здеш-
ний?
    Кент.
Да.
    Освальд.
Где бы нам лошадей поставить?
    Кент.
В любую лужу.
    Освальд.
Не шутя, скажи, будь другом.
    Кент.
Я совсем не друг тебе.
    Освальд.
А мне дела нет до твоей дружбы.
    Кент.
Если б ты попался мне в Липсберийском загоне,
было б у тебя до меня дело.
    Освальд.
Что ты привязался ко мне? Я тебя не знаю.
    Кент.
Зато я, брат, знаю тебя.
    Освальд.
Кто ж я, по-твоему?
    Кент.
Подлец, мерзавец, блюдолиз. Низкий, надутый ду-
рак и прощелыга, вот ты кто. Холоп и хозяйкин угодник в
шерстяных чулках, с душонкой доносчика, с помадой и зер-
кальцем в сундучке, твоим единственным богатством. Гнус-
ный льстец, который готов на любую пакость, чтобы отличиться,
но всю жизнь остается обыкновенной гадиной чистой воды. Под-
халим, которого я изобью до бесчувствия, если он осмелится
отречься хотя бы от одного из этих определений.
    Освальд.
Вот несуразный! И все это _ человеку, кото-
рого он видит в первый раз и который сам знать его не знает.
    Кент.
Ах ты, бесстыжая рожа! Что ты притворяешься,
будто не знаешь меня? Двух дней не будет, как я сшиб тебя с
ног и отдул на глазах у короля. Берись за меч, каналья! Хотя
еще ночь, но светит месяц. Я приготовлю из тебя рубленое
мясо под лунною подливкой. Берись за меч, папильотка из
парикмахерской, берись!
            (Обнажает свой меч.)
    Освальд.
Отстань! Я не желаю связываться с тобой.
    Кент.
Вынимай меч, мошенник! При тебе письма против
короля. Ты пособник этой спесивой куклы, строящей козни
против своего царственного отца. Защищайся, каналья, а то я
искрошу и поджарю тебя. Держись, бездельник, отражай мои
удары!
    Освальд.
Караул! Режут! Караул!
    Кент.
Рубись, ничтожество! Отбивайся! Действуй!
            (Бьет его.)
    Освальд.
Караул! Режут! Режут!
            Входит Эдмунд.
    Эдмунд.
Что тут такое? Это что за свалка?
    Кент.
Сюда, сюда, милейший! Вам тоже захотелось? По-
жалуйте, пожалуйте, молодой человек, попробуйте крови.
            Входит Глостер.
    Глостер.
Мечи? Оружье? Что здесь происходит?
            Входят герцог Корнуэльский, Регана и слуги.
    Герцог Корнуэльский
Под страхом смерти _ тише, не шуметь!
Поднявший меч _ умрет._ Кто эти люди?
    Регана
Гонцы от короля и от сестры.
    Герцог Корнуэльский
Из-за чего затеяли вы драку?
    Освальд
Едва дышу, милорд.
    Кент.
Не мудрено. Какого ты набрался страху! Эх ты,
трус несчастный, природа отрекается от тебя. Не она, а какой-
нибудь портной смастерил тебя.
    Герцог Корнуэльский.
Что за чудак! Почему пор-
тной? Разве портной может скроить человека?
    Кент.
Конечно, портной. А то кто же? Каменотес или жи-
вописец в час или два работы изготовили бы что-нибудь поза-
нятнее.
    Герцог Корнуэльский.
Все-таки отчего вы подра-
лись?
    Освальд.
Этот старый грубиян, которого я пощадил толь-
ко ради его седой бороды...
    Кент.
Ах ты, ижица, лишняя буква в азбуке!_ Милорд,
позвольте я сотру его в порошок и выкрашу им стены нужни-
ка. "Пощадил только ради его бороды..." Ах ты, трясогузка!
    Герцог Корнуэльский
Молчать, бездельник! Видно, ты забыл,
В чьем ты присутствии?
    Кент
Нет, сударь, помню.
Но и у гнева есть свои права.
    Герцог Корнуэльский
Чем ты разгневан?
    Кент
Что дано оружье
Свинье, которой чести не дано.
О, эти лживые льстецы! Как крысы,
Они перегрызают пополам
Святые узы крови, угождают
Страстям господ, льют масло в их огонь
И леденят их каменные души.
Что "да" сказать, что "нет", им все равно,
Лишь угодить бы тем, за кем без смысла
Они послушно бегают, как псы.
У, чтоб тебя! Над чем ты скалишь зубы?
Какой тут смех? Шут, что ли, я тебе?
Попался б ты мне, гусь, в Саремском поле,
Летел бы до Камлота гогоча.
    Герцог Корнуэльский
Ты не рехнулся?
    Глостер
Что за спор меж вами?
    Кент
На свете неприязни нет сильней,
Что между мной и этим негодяем.
    Герцог Корнуэльский
Чем негодяй он? В чем его вина?
    Кент
Не нравится его лицо мне.
    Герцог Корнуэльский
Вот как?
Быть может, и мое, его, ее?
    Кент
Сэр, ремесло мое _ быть откровенным.
Мне попадались лица лучше тех,
Которые я вижу пред собою.
    Герцог Корнуэльский
Ах, вот он что за птица! Кто-нибудь
Однажды похвалил его за резкость,
Он с выгодой и стал играть на ней.
Он угождать не любит. Клюнет _ ладно,
Не выгорит _ ну что ж, на то он прост.
Мне этот сорт обманщиков известен.
За ложной прямотой их больше зла,
Чем в раболепье двадцати придворных.
    Кент
По совести и чести, пред лицом
Особы светозарной вашей, герцог,
Сияющей, как Феб, снопом лучей...
    Герцог Корнуэльский
Постой. Что хочешь выразить ты этим?
    Кент.
Раз вам не нравится моя манера речи, я изменю ее.
Действительно, я не льстец. Однако тот, кто обманул вас нот-
кою простодушия, был простым мерзавцем,_ разряд просто-
ты, к которому я не могу себя причислить.
    Герцог Корнуэльский
Чем ты его обидел?
    Освальд
Я _ ничем.
А вот король недавно по ошибке
Прибил меня, а этот подоспел,
Ко мне подкрался сзади, дал подножку
И над лежачим без стыда трунил.
Король хвалил его за этот подвиг.
Припомнив эти славные дела,
Здесь на меня набросился он снова.
    Кент
Послушать краснобая, так Аякс _
Щенок пред ним.
    Герцог Корнуэльский
Подать сюда колодки!
Ты посидишь в них, неуч и хвастун!
Я проучу тебя!
    Кент
Я стар учиться.
А от колодок лучше отказаться.
Я с порученьем к вам от короля,
Его гонец _ двойник его особы.
В колодки посадить его посла _
Почти что личный вызов государю.
    Герцог Корнуэльский
Подать колодки! Он в них просидит
До самого обеда.
    Регана
До обеда?
До вечера! И ночь всю напролет!
    Кент
Сударыня, за что? Да будь я даже
Псом вашего отца, а не послом,
Не нужно бы со мной так обращаться.
    Регана
Но вы не пес отца, а негодяй!
    Герцог Корнуэльский
Вот про таких людей сестра и пишет._
Колодки где?
            Приносят колодки.
    Глостер
Послушайте, милорд,
Оставьте это. Пусть его накажет
В ответ на вашу жалобу король.
К такому наказанью присуждают
Подонков общества, бродяг, воров
И прочий сброд. Король на эту меру
Обидится.
    Герцог Корнуэльский
Ответственность на мне.
    Регана
Сестре гораздо, может быть, обидней,
Что безнаказанно ее людей
Позорят здесь при исполненье долга._
Надеть колодки на него!
            Кента сажают в колодки.
Идем.
            Все, кроме Глостера и Кента, уходят.
    Глостер
Мне жаль тебя, но тут хозяин _ герцог.
Ему перечить, знаешь сам, нельзя.
Однако я попробую вступиться.
    Кент
Не надо, сэр. В дороге я не спал,
И мне все будет нипочем, как высплюсь.
Велико дело _ ноги защемить!
Бывает хуже, как защемит сердце.
Прощайте, сэр.
    Глостер
Нет, герцог поступил нехорошо!
            (Уходит.)
    Кент
Да, мой король, час от часу не легче.
Попал ты из дождя да под капель._
Зажгись скорей, луна, маяк вселенной,_
Я при твоих лучах прочту письмо.
Хоть больше нет чудес, они бывают
Еще с людьми, попавшими в беду.
Не чудо ли: Корделия мне пишет!
Она узнала, где скрываюсь я,
И только ждет удобного мгновенья,
Чтобы помочь. Итак, глаза мои
Усталые, закройтесь, чтоб не видеть
Позорного приюта. Ну, судьба,
Еще раз улыбнись мне. Доброй ночи.
К удаче поверни мне колесо.
            (Засыпает.)


        Сцена 3. Лес.

            Входит Эдгар.
    Эдгар
Я слышал приговор себе заочный
И скрылся от погони здесь в дупле.
Все гавани закрыты. Нет местечка,
Где не расставлено мне западни.
Я буду прятаться, пока удастся.
Приму нарочно самый жалкий вид
Из всех, к каким людей приводит бедность,
Почти что превращая их в зверей.
Лицо измажу грязью, обмотаюсь
Куском холста, взъерошу волоса
И полуголым выйду в непогоду
Навстречу вихрю. Я возьму пример
С бродяг и полоумных из Бедлама.
Они блуждают с воплями кругом,
Себе втыкают в руки иглы, гвозди,
Колючки розмарина и шипы
И, наводя своим обличьем ужас,
Сбирают подаянье в деревнях,
На мельницах, в усадьбах и овчарнях,
Где плача, где грозясь. Какой-нибудь
"Несчастный Том" еще ведь значит что-то,
А я, Эдгар, не значу ничего.
            (Уходит.)




        Сцена 4. Перед замком Глостера.

            Кент в колодках. Входят Лир, шут и придворный.
    Лир
Уехали из замка, а гонца
Ко мне не отослали. Непонятно.
    Придворный
Вчера, как слышал я со стороны,
О выезде они не помышляли.
    Кент
Будь славен, благородный государь!
    Лир
Ты этим срамом коротаешь время?
    Кент
Нет, милорд.
    Шут.
Ха-ха-ха! Жесткие на нем подвязки! Лошадей при-
вязывают за голову, собак и медведей _ за шею, обезьян _
поперек туловища, а людей _ за ноги. Кто больно прыток,
тому надевают на ноги деревянные чулки.
    Лир
Кто должности твоей не оценил
И посадить посмел тебя в колодки?
    Кент
Он и она, ваш зять и ваша дочь.
    Лир
Нет!
    Кент
Да.
    Лир
Нет, говорю я!
    Кент
А я говорю, да!
    Лир
Нет, нет, они бы не посмели!
    Кент
Да вот посмели, как видно.
    Лир
Клянусь Юпитером, что нет!
    Кент
Клянусь Юноною, что да.
    Лир
Не верю.
Они бы не решились, не могли,
Не покусились бы. Ведь это хуже
Убийства! Предумышленно нанесть
Такое оскорбленье! Что ты сделал,
Ты, мой посол, чтоб на себя навлечь
Такой позор?
    Кент
Когда, привезши в замок
От вашего величества письмо,
Его сдавал я, стоя на коленях,
Вбежал в пыли, в поту другой гонец.
Он им привез письмо от Гонерильи,
С которым и протиснулся вперед,
Не давши мне докончить порученье.
Когда они прочли ее письмо,
То заспешили и, собравши свиту,
Вскочили на коней, велевши мне
Поехать вслед и ожидать ответа.
Тут я наткнулся снова на гонца,
Который повредил мне на приеме,_
Того же самого, что говорил
Вам дерзости на днях у Гонерильи.
Вспылив сильней, чем разум позволял,
Я вынул меч, и он трусливым криком
Созвал весь дом. Ваш зять и дочь нашли,
Что поведение мое достойно
Такого наказанья.
    Шут.
Зима еще не прошла, коли гуси летят в ту сторону.

Отец в лохмотьях на детей
Наводит слепоту.
Богач-отец всегда милей
И на ином счету.
Судьба продажна и низка
И презирает бедняка.

Но это еще что! В будущем тебе предстоит столько огорчений
от дочерей, что в год не сочтешь.
    Лир
Меня задушит этот приступ боли!
Тоска моя, не мучь меня, отхлынь!
Не подступай с такою силой к сердцу!_
Где дочь, ты говоришь?
    Кент
Она в гостях
У графа в замке.
    Лир
(придворному) Не ходи за мною.
Останься здесь.
            Уходит.
    Придворный
Вы больше ничего
Не сделали? Вы рассказали правду?
    Кент
Да, больше ничего. Но с королем
Так мало вас. Где остальная свита?
    Шут.
Вот если бы ты сидел в колодках за такой вопрос, это
было бы по заслугам.
    Кент.
Почему, шут?
    Шут.
Надо отдать тебя в ученье к муравью. Он тебя нау-
чит, что зимою нет заработка. Все люди с нюхом, и притом не
слепые, глядят в оба. Из двадцати нет никого, кто бы не чув-
ствовал, когда начинает плохо пахнуть. Отходи в сторону,
когда с горы катится большое колесо, чтобы оно не сломало
тебе шею, но хватайся за него, когда оно поднимается в гору.
Если мудрец даст тебе лучший совет, верни мне мой обратно.
Пусть только мерзавцы следуют ему, раз дурак дает его.

Того, кто служит за барыш
И только деньги ценит,
В опасности не сохранишь,
И он в беде изменит.
Но шут твой _ преданный простак,
Тебя он не оставит.
Лукавый попадет впросак,
Но глупый не слукавит.
    Кент
Где ты, дурак, это выучил?
    Шут.
Где бы ни выучил, да не в колодках, как ты, дурак.
            Возвращаются Лир с Глостером.
    Лир
Не могут говорить со мной? Больны?
Утомлены дорогой? Отговорки!
Непослушанья знаки! Пусть они
Как следует ответят.
    Глостер
Государь мой!
Вы знаете, как герцог сгоряча
Неукротим. Его не переспоришь.
    Лир
Смерть! Мщенье! Что за черт! Неукротим?
Мне надо, надо, понимаешь, Глостер,
Мне надо видеть герцога с женой!
    Глостер
Мой государь, я говорил им это.
    Лир
Ты говорил! А понял ты меня?
    Глостер
Да, государь.
    Лир
Вот надо как сказать:
Король желает говорить с Корнуолом,
С родною дочкой _ любящий отец,
И ждет ее услуг. Сказал ты это?
Нет! Жизнь и кровь моя! Скажи, скажи
Неукротимому... постой, не надо.
Действительно, он болен, может быть,
И многое простительно болезни.
Мы сами не свои, когда душа
Томится всеми немощами тела.
Я погожу. Я слишком был горяч
И не подумал. Было безрассудно
Слова больного принимать всерьез.
Однако погоди.
(Глядя на Кента.) Какого черта
Сидит в колодках этот человек?
Нет, их отъезд сюда _ одна увертка.
Освободить его! Ступай, скажи
Ему и ей, что я хочу их видеть
Немедленно, что я им приказал
Прийти для объяснений, а иначе
Я барабанить в спальне прикажу
Так, чтоб скончались спящие от страха.
    Глостер
Ах, если бы все кончилось добром!
            (Уходит.)

    Лир
Как больно бьется сердце! Тише, тише!
    Шут.
Прикрикни на него, дяденька, как стряпуха на угрей,
которых она живьем запекала в тесто. Она щелкала их палкой
по головам и кричала: "Не высовывайтесь, проказники"! А ее
брат так любил свою лошадь, что кормил ее сеном с маслом.
            Входят герцог Корнузльский, Регана, Глостер и слуги.
    Лир
Привет вам, дети.
    Герцог Корнуэльский
Здравствуйте, милорд.
            Кента освобождают.
    Регана
Я рада вашей светлости.
    Лир
Еще бы!
А то б я должен был расторгнуть брак
С могилой матери твоей, хранящей
Обманщицы останки.
(Кенту.) А, тебя
Освободили? Но об этом после._
Моя Регана дорогая, знай:
Твоя сестра _ большая негодяйка.
Она, как коршун, мне вонзила в грудь
Жестокости своей дочерней когти.
(Хватаясь за сердце.) Не в силах говорить. Ты угадать
Не можешь, сколько злости в ней, Регана!
    Регана
Спокойней, сэр. А я убеждена,
Что вы совсем без всяких оснований
Несправедливы к ней.
    Лир
Как мне понять?
    Регана
Мне трудно допустить, чтоб Гонерилья
Могла забыть свой долг. А если ей
Пришлось унять бесчинства вашей свиты,
Я одобряю этот трезвый шаг.
    Лир
Будь проклята она!
    Регана
Отец, вы стары.
Жизнь ваша у предела. Вам нужна
Поддержка и советы тех, кто знает
Природу вашу лучше вас самих.
Поэтому, пожалуйста, вернитесь
К сестре. Чистосердечно перед ней
Сознайтесь в том, что были вы неправы.
    Лир
Просить у ней прощенья? А на что
Похоже это будет? Полюбуйся.
            (Становится на колени.)
"Родная дочь, никчемен я и стар.
Не откажи, молю я на коленях,
Дать мне одежду, пищу и постель!"
    Регана
Оставьте скоморошничать. Довольно.
Вернитесь к ней.
    Лир
(поднимаясь) Регана, никогда!
Она мне вдвое сократила свиту,
Смотрела исподлобья на меня,
Словами ядовитыми язвила.
Пусть небеса обрушат месть свою
Ей на голову. Пламя лихорадки,
Спали ее!
    Герцог Корнуэльский
Нехорошо, милорд!
    Лир
Стремительные молнии, сверканьем
Ей выжгите бесстыжие глаза!
Болезнь, испепели ее гордыню!
Пары болот, разъешьте ей лицо!
    Регана
О боги! И меня, наверно, так же
В припадке гнева будете вы клясть?
    Лир
Тебя? О нет! За что ж тебя, Регана?
Твой кроткий нрав мне повода не даст.
Ее надменный взгляд приводит в ярость,
А твой _ миротворит. Не станешь ты
Отказывать мне в радостях и средствах
На содержанье моего двора
И запираться при моем приходе.
Ты не глуха ведь к голосу родства,
Законам вежливости, чувству долга.
Забыть не можешь ты, что я тебе
Полкоролевства отдал.
    Регана
Ближе к делу.
    Лир
В колодки кем посажен мой слуга?
            Трубы за сценой.
    Герцог Корнуэльский
Чьи это трубы?
    Регана
Верно, Гонерильи.
В письме есть о приезде речь.
            Входит Освальд.
Ну как,
Приехала миледи?
    Лир
Вот мерзавец,
Чванливо-наглый потому, что он
Уверен в покровительстве хозяйки.
Прочь с глаз моих!
    Герцог Корнуэльский
Чем я могу служить
Вам, ваша милость?
    Лир
По чьему приказу
Мой человек в колодках? Убежден,
Что ты не знала этого, Регана!
            Входит Гонерилья
Но нет, кто это? Боги, если вам
Любезна старость, мило послушанье
И сами вы не молоды, молю
Принять мое несчастье близко к сердцу!
(Гонерилье.) Тебе не стыдно бороды моей?
Ужель, Регана, ты подашь ей руку?
    Гонерилья
Подаст, конечно. Почему же нет?
Не все порок, что кажется пороком
Безумцу и брюзге.
    Лир
О грудь моя!
Снесла все это и цела осталась?_
Как угодил в колодки мой слуга?
    Герцог Корнуэльский
По моему приказу. Я напрасно
Его еще так мягко наказал.
    Лир
Так это вы осмелились? Вы сами?
    Регана
Не забывайте лет своих, отец.
Живите в соответствии с годами.
Сначала погостите у сестры,
Полсвиты распустив, а через месяц
Пожалуйте с таким же штатом к нам.
Я здесь сама в гостях и не успела
Для встречи с вами приготовить дом.
    Лир
Вернуться к ней и распустить полсвиты?
Нет, лучше я от крова откажусь
И в обществе совы и волка сдамся
На милость непогоды и нужды!
Вернуться к ней? Тогда ведь есть в запасе
Король Французский, пылкий муж меньшой,
Которую он взял, презрев приданым.
Я брошусь в ноги к ним и попрошусь
К ним приживальщиком до самой смерти!
Вернуться к ней! Я лучше соглашусь
Подручным быть у этого лакея.
            (Показывает на Освальда.)
    Гонерилья
Как вам угодно.
    Лир
Дочка, не своди
Меня с ума. Я более не буду
Мешать тебе. Прощай, мое дитя.
Я больше никогда с тобой не встречусь.
Но все ж ты плоть, ты кровь, ты дочь моя,
Или, верней, болячка этой плоти
И, стало быть, моя болезнь, нарыв,
Да, опухоль с моею гнойной кровью.
Я не браню тебя. Пускай в тебе
Когда-нибудь самой проснется совесть.
Я стрел не кличу на твое чело,
Юпитеру не воссылаю жалоб.
Исправься в меру сил. Я подожду.
Я буду в это время жить с Реганой
В кругу ста рыцарей.
    Регана
Прошу простить:
Принять вас я, к несчастью, не готова.
Я не ждала вас. Знаете, отец.
Послушайтесь сестры. Вы пошумели,
Вы стары, все забыто, а сестре
Видней, что делать.
    Лир
К месту ль эти речи?
    Регана
Она права. Полсотни человек
Вполне довольно. Неужели мало?
Да нет, и этих много чересчур:
И дорого и страшно. Согласитесь,_
При двоевластье с этакой толпой
Хранить порядок в доме невозможно.
    Гонерилья
И, наконец, скажите, чем вам плох
Уход ее или моей прислуги?
    Регана
И правда, сэр. Когда не угодят,
Мы проберем их. Кстати, при наездах
Ко мне, боюсь, я вам позволю взять
Лишь двадцать пять, не больше, провожатых.
    Лир
Я все вам дал!
    Регана
И вовремя, отец.
    Лир
Все передал на ваше усмотренье
И только выговорил для себя
Такую свиту. Правильно ль я слышал?
Из слуг я взять могу лишь двадцать пять,
Сказала ты, Регана?
    Регана
Да,сказала.
Лишь двадцать пять, еще раз повторю.
    Лир
Плохие, стало быть, не так уж плохи,
Когда есть хуже. Кто не хуже всех,
Еще хорош.
(Гонерилье.) Тогда к тебе я еду.
Полсотни больше двадцати пяти
В два раза, значит _ ты в два раза лучше.
    Гонерилья
Сказать по правде, эти двадцать пять
И десять или пять излишни в доме,
Где вам приставят вдвое больше слуг.
    Регана
Ни одного не нужно.
    Лир
Не ссылайся
На то, что нужно. Нищие и те
В нужде имеют что-нибудь в избытке.
Сведи к необходимости всю жизнь,
И человек сравняется с животным.
Ты женщина. Зачем же ты в шелках?
Ведь цель одежды _ только чтоб не зябнуть,
А эта ткань не греет, так тонка.
Что неотложно нужно мне? Терпенье.
Вот в чем нужда. Терпенье нужно мне.
О боги, вот я здесь! Я стар и беден,
Согбен годами, горем и нуждой.
Пусть даже, боги, вашим попущеньем
Восстали дочери против отца,_
Не смейтесь больше надо мной. Вдохните
В меня высокий гнев. Я не хочу,
Чтоб средства женской обороны _ слезы
Пятнали мне мужские щеки! Нет!
Я так вам отомщу, злодейки, ведьмы,
Что вздрогнет мир. Еще не знаю сам,
Чем отомщу, но это будет нечто
Ужаснее всего, что видел свет.
Вам кажется, я плачу? Я не плачу.
Я вправе плакать, но на сто частей
Порвется сердце прежде, чем посмею
Я плакать._ Шут мой, я схожу с ума!
            Уходят Лир, Глостер, Кент и шут.
            Вдали шум приближающейся бури.
    Герцог Корнуэльский
Уйдемте. Надвигается гроза.
    Регана
Здесь в доме тесно. Старика со свитой
Немыслимо здесь было б разместить.
    Гонерилья
Сам виноват. Зачем мой дом оставил?
Пускай теперь пеняет на себя.
    Регана
Его бы я охотно приютила,
Но больше никого.
    Гонерилья
Да, ты права.
Где Глостер?
    Герцог Корнуэльский
Провожает старика.
Вот он вернулся.
            Возвращается Глостер.
    Глостер
В короле бушует
Вся кровь от гнева.
    Герцог Корнуэльский
Что предпримет он?
    Глостер
Велел всем на коня. Куда, не знаю.
    Герцог Корнуэльский
Ну что ж, пускай. Не надобно мешать.
    Гонерилья
Не уговаривайте, чтоб остался.
    Глостер
Стемнеет скоро. Наступает ночь.
Бушует вихрь. На много миль в округе
Нет ни куста.
    Регана
Что ж, поделом. Плоды
Его упрямства, и ему наука
На будущее время. Мой совет _
Замкнуть ворота. С ним головорезы,
И без труда его подговорят
На что угодно. Будем осторожны.
    Герцог Корнуэльский
Заприте входы, граф. Жена права.
Неистовая ночь! Уйдем от бури.
            Уходят.


           АКТ III 


        Сцена 1. Степь.

            Буря с громом и молнией. Входят с разных сторон Кент и придворный.
    Кент
Эй, кто здесь, кроме бури?
    Придворный
Человек,
Как буря, неспокойный.
    Кент
Я вас знаю.
А где король?
    Придворный
Сражается один
С неистовой стихией, заклиная,
Чтоб ветер сдунул землю в океан
Или обрушил океан на землю,
Чтоб мир переменился иль погиб.
Рвет волосы свои, и буйный ветер
Уносит их, хватая и крутя.
Всем малым миром, скрытым в человеке,
Противится он вихрю и дождю,
Которые сцепились в рукопашной.
В такую ночь, когда не выйдут вон
Медведица, и лев, и волк голодный,
Он мечется с открытой головой
И гибели самой бросает вызов.
    Кент
Но кто с ним?
    Придворный
Никого. Один лишь шут,
Старающийся шутками развеять
Его тоску.
    Кент
Сэр, по всему тому,
Что знаю я о вас, я вам доверю
Существенную тайну. Мира нет
Меж герцогом Корнуэльским и Альбанским,
Как это ни скрывают до сих пор.
У них, как и у всех владык, есть слуги,
Привязанные к ним на первый взгляд,
Но в сущности _ французские шпионы.
Они доносят своему двору
Все сведенья о нашем королевстве.
Там знают всё: о герцогах, об их
Раздорах, о суровом обращенье
Со старым нашим добрым королем.
Да и о том еще, пред чем все это _
Одни цветочки. Верно лишь одно:
В истерзанный наш край явилось войско
Из Франции. Наш недосмотр помог
Им высадиться. Не сегодня-завтра
Они, подняв знамена, вступят в бой.
Доверьтесь мне и поспешите в Дувр.
Там вы найдете ту, кто наградит
Вас щедро за подробное известье
О короле, о страшной, роковой
Беде его. И вот что в заключенье:
Я родом дворянин, и я даю
Вам с полной верой это порученье.
    Придворный
Еще раз потолкуем.
    Кент
Ни к чему.
А в знак того, что я гораздо больше,
Чем я кажусь, вот вам мой кошелек
И все, что в нем. Вы встретите, наверно,
Корделию. Вот вам мое кольцо.
Вы ей его покажете при явке
И от нее узнаете поздней,
Кто я, ваш незнакомый собеседник.
Ну и гроза! Пойду за королем.
    Придворный
Я руку вам пожму. Вы б не хотели
Прибавить что-нибудь еще?
    Кент
Хочу.
Два слова, и притом о самом важном:
Кто первый набредет на короля
(А я пойду в ту сторону, вы _ в эту),
Тот мигом дай другому знак о том.
            Расходятся




        Сцена 2. Другой конец степи

            Буря продолжается Входят Лир и шут
    Лир
Дуй, ветер! Дуй, пока не лопнут щеки!
Лей, дождь, как из ведра и затопи
Верхушки флюгеров и колоколен!
Вы, стрелы молний, быстрые, как мысль,
Деревья расщепляющие, жгите
Мою седую голову! Ты, гром,
В лепешку сплюсни выпуклость вселенной
И в прах развей прообразы вещей
И семена людей неблагодарных!
    Шут.
Да, дяденька, святая вода светского общенья в су-
хом доме куда приятнее этой дождевой вне ограды! Вернемся,
дяденька, назад и попросим у твоих дочерей отпущения гре-
хов. Такая ночь не разбирает ни дураков, ни умных.
    Лир
Вой, вихрь, вовсю! Жги, молния! Лей, ливень!
Вихрь, гром и ливень, вы не дочки мне,
Я вас не упрекаю в бессердечье.
Я царств вам не дарил, не звал детьми,
Ничем не обязал. Так да свершится
Вся ваша злая воля надо мной!
Я ваша жертва _ бедный, старый, слабый.
Но я ошибся. Вы не в стороне _
Нет, духи разрушенья, вы в союзе
С моими дочерьми и войском всем
Набросились на голову седую.
Подобную моей. Не стыдно вам?
    Шут.
У кого есть дом, куда сунуть голову, тот, бесспорно,
с головой на плечах.
Кто в брак вступает второпях,
Не позаботившись о доме,
Тот скоро будет весь во вшах,
Как оборванец на соломе.
Вниманье надо посвящать
Душе, а не большому пальцу,
А то мозоль не даст вам спать,
Пустяк вас превратит в страдальца.

Не нравится? А была ли на свете красавица, которая
бы не дулась на свое зеркало?
    Лир
О нет, я буду образцом терпенья,
Ни слова больше не скажу.
            Входит Кент.
    Кент
Кто здесь?
    Шут.
Все, что надо. Голова и хвост, рассудительный и
дурак.
    Кент
Вы вот где, сэр? Ночную тварь и ту бы
Такая ночь спугнула. Гнев небес
Удерживает хищников в берлогах.
С тех пор как я живу, я не слыхал
Такого грома и такого ливня
И не полезет вор в карман,
Закладчик бросит деньги в яму,
Развратник станет строить храмы,_
Тогда придет конец времен,
И пошатнется Альбион,
И сделается общей модой
Ходить ногами в эти годы.

Это пророчество сделает Мерлин, который будет жить
после меня.
            (Уходит.)



 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама
кофе без кофеина