классические произведения - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: классические произведения

Шекспир Вильям  -  Ромео и Джульетта


Переход на страницу: [1] [2]

Страница:  [2]



        Сцена 2. Сад Капулетти

            Входит Джульетта.
    Джульетта
Неситесь шибче, огненные кони,
К вечерней цели! Если б Фаэтон
Был вам возницей, вы б давно домчались
И на земле настала б темнота.
О ночь любви, раскинь свой темный полог,
Чтоб укрывающиеся могли
Тайком переглянуться и Ромео
Вошел ко мне неслышим и незрим.
Ведь любящие видят всё при свете
Волненьем загорающихся лиц.
Любовь и ночь живут чутьем слепого.
Прабабка в черном, чопорная ночь,
Приди и научи меня забаве,
В которой проигравший в барыше,
А ставка _ непорочность двух созданий.
Скрой, как горит стыдом и страхом кровь,
Покамест вдруг она не осмелеет
И не поймет, как чисто все в любви.
Приди же, ночь! Приди, приди, Ромео,
Мой день, мой снег, светящийся во тьме,
Как иней на вороньем оперенье!
Приди, святая, любящая ночь!
Приди и приведи ко мне Ромео!
Дай мне его. Когда же он умрет,
Изрежь его на маленькие звезды,
И все так влюбятся в ночную твердь,
Что бросят без вниманья день и солнце.
Я дом любви купила, но в права
Не введена, и я сама другому
Запродана, но в руки не сдана.
И день тосклив, как накануне празднеств,
Когда обновка сшита, а надеть
Не ведено еще. Но вот и няня
С вестями от Ромео, а тогда
Любой язык красноречив, как небо.
            Входит кормилица с веревками.
Какие вести, няня? Это что:
Веревки для Ромео?
    Кормилица
Да,веревки
            (Бросает их наземь.)
    Джульетта
Что ты ломаешь руки? Что с тобой?
    Кормилица
Погибель наша! Светопреставленье!
Убит,убит, родимая,убит,
Убит, болезный, отдал богу душу!
    Джульетта
Ужель так бессердечны небеса?
    Кормилица
Не небеса, а милый твой Ромео.
А я-то, дура! Кто ж мог ожидать?
    Джульетта
Зачем ты мучаешь меня, чертовка?
От этой пытки взвыли бы в аду!
Итак, Ромео сам с собой покончил?
Да или нет? Меня такое "да"
Убьет вернее взгляда василиска.
Одно такое "да" и я _ не я
И больше никогда собой не буду.
Ответь мне: да иль нет,
и слов не трать,
Чтоб осчастливить или доконать.
Кормилица
Сама видала рану. Вот такая.
Здесь, на груди. Не приведи господь!
А крови сколько, крови! Лужа крови!
Сам белый-белый, точно полотно.
Я прямо обмерла, как увидала.
    Джульетта
О сердце! Разорившийся банкрот!
В тюрьму, глаза! Закройтесь для свободы.
Стань снова прахом, прах.
В одном гробу
Ромео и себя я погребу.
    Кормилица
Тибальт, Тибальт! Сердечный друг Тибальт!
Какая речь! Какое обхожденье!
Зачем тебя должна я пережить!
    Джульетта
Как, этот вихрь меняет направленье?
Убит Ромео и Тибальт убит?
Лишилась мужа я?
Лишилась брата?
Что ж не трубит архангела труба?
Кто жив еще, когда таких не стало?
    Кормилица
Убит один Тибальт, Ромео жив.
Он заколол Тибальта и в изгнанье.
    Джульетта
Ромео пролил кровь Тибальта?
    Кормилица
Да.
Хоть верь, хоть не верь, а пролил, пролил!
    Джульетта
О, куст цветов с таящейся змеей!
Дракон в обворожительном обличье!
Исчадье ада с ангельским лицом!
Поддельный голубь!
Волк в овечьей шкуре!
Ничтожество с чертами божества!
Пустая видимость! Противоречье!
Святой и негодяй в одной плоти!
Чем занята природа в преисподней,
Когда она вселяет сатану
В такую покоряющую внешность?
Зачем негодный текст переплетен
Так хорошо? Откуда самозванец
В таком дворце?
    Кормилица
В мужчинах нет ни в ком
Ни совести, ни чести. Все притворство,
Пустое оболыценье и обман.
Глоток наливки! Эти огорченья
Меня, старуху, скоро вгонят в гроб.
Позор Ромео твоему!
    Джульетта
Опомнись!
Ромео для позора не рожден,
Позор стыдится лба его коснуться.
На этом незапятнанном лице
Могла бы честь короноваться. Низость,
Что я осмелилась его бранить.
    Кормилица
А что ж тебе хвалить убийцу брата?
    Джульетта
Супруга ль осуждать мне? Бедный муж,
Где доброе тебе услышать слово,
Когда его не скажет и жена
На третьем часе брака? Ах, разбойник,
Двоюродного брата умертвил!
Но разве было б лучше, если б в драке
Тебя убил разбойник этот, брат?
Вернитесь вспять к своим истокам,
слезы!
Вы не у места. Данники тоски,
Вы счастью дань несете по ошибке.
Супруг мой жив, которого Тибальт
Хотел убить. Убит Тибальт, который
Хотел его убить. Все обошлось.
Так что ж я плачу? Слово я слыхала.
Тибальта жалко, но оно страшней.
Я рада бы забыть его, но память
Полна им, как раскаяньем злодей.
"Тибальт убит, а твой Ромео изгнан".
Вот это слово "Изгнан".
Этот звук
Страшнее смерти тысячи Тибальтов.
Достаточно Тибальтова конца,
Но если горю скучно в одиночку
И требуется общество, скажи
Вслед за известьем о конце Тибальта
Про гибель матери или отца,
Или обоих, если очень нужно.
Но на Тибальтов труп нагромождать
Слова:"Ромео изгнан" _ это слишком
И значит уничтожить мать, отца,
Тибальта, и Ромео, и Джульетту.
"Ромео изгнан" _ это глубина
Отчаянья без края и без дна!
Где мой отец и мать, скажи мне, няня?
    Кормилица
Рыдают над Тибальтом без скончанья.
Не хочешь ли ты к ним? Я отведу.
    Джульетта
Не надо, няня. Пусть поплачут сами.
Ромео я не ворочу слезами.
А лестницу веревочную спрячь.
Веревочки, о сколько неудач!
У вас ведь тоже разочарованье:
Ромео ждали вы, а он в изгнанье.
Вас вили, чтоб, хватаясь за узлы,
Ко мне проник он под покровом
мглы,
А вы теперь валяетесь без цели.
Тут и без вас в невестах овдовели.
Возьми их, няня... Лягу на кровать _
Не жениха, а скорой смерти ждать.
    Кормилица
Ну, так и быть. Я знаю, где Ромео.
Утешься, детка. Я его найду
И к вечеру доставлю непременно.
Сейчас отправлюсь. Он в монастыре.
    Джульетта
Надень ему кольцо на безымянный,
И пусть придет проститься на заре.
            Уходят.

        Сцена 3. Келья брата Лоренцо.

            Входит брат Лоренцо.
    Брат Лоренцо
Ромео, выйди. Выходи, несчастный!
В тебя печаль влюбилась. Ты женат
На горести.
            Входит Ромео.
    Ромео
Отец, какие вести?
Что приговор гласит? Какое зло
Еще желало бы со мной знакомства?
    Брат Лоренцо
Ты прав. С тобою в дружбе беды все.
Я весть принес о княжеском решенье.
    Ромео
Он дело переносит в страшный суд?
    Брат Лоренцо
О нет, зачем? Его решенье мягче:
Ты к ссылке, а не к смерти присужден.
    Ромео
О, лучше сжалься и скажи, что к смерти!
Мне близость ссылки тяжелей, чем смерть.
Не говори ни слова об изгнаньи.
    Брат Лоренцо
Ты выслан из Вероны. Потерпи.
Все впереди, не клином свет сошелся.
    Ромео
Вне стен Вероны жизни нет нигде,
Но только ад, чистилище и пытки.
Из жизни выслать, смерти ли обречь _
Я никакой тут разницы не вижу.
Когда ты мне об этом говоришь,
Ты мне топор вручаешь на подносе,
Чтоб мне с улыбкой голову срубить.
    Брат Лоренцо
Неблагодарный! Ты ведь по закону
Достоин смерти, а остался жить.
Так что ж, ты слеп, что милости не видишь?
    Ромео
Какая это милость! Это месть.
Небесный свод есть только над Джульеттой.
Собака, мышь, любая мелюзга
Живут под ним и вправе с ней видаться,
Но не Ромео. У навозных мух
Гораздо больше веса и значенья,
Чем у Ромео: им разрешено
Соприкасаться с белоснежным чудом
Джульеттиной руки и воровать
Благословенье губ ее стыдливых,
Но не Ромео. Этому нельзя.
Он в высылке, а мухи полноправны!
И ты сказал, что высылка _ не смерть?
Ты б отравил меня или зарезал,
Чем этим пустословьем донимать.
Изгнание! Изгнанье _ выраженье,
Встречаемое воплями в аду.
И ты, священник, друг, мудрец, наставник,
Ты мог меня изгнанником назвать?
    Брат Лоренцо
Влюбленный дурень, дай сказать мне слово.
    Ромео
Ты об изгнанье вновь заговоришь.
    Брат Лоренцо
В защиту от твоих тоскливых мыслей
Я философию препровожу
С тобой в изгнанье, спутницу гонимых.
    Ромео
Опять изгнанье? Это не исход.
Твоя премудрость не создаст Джульетты,
Она не сдвинет стен, не упразднит
Приказа. Философия _ не помощь.
    Брат Лоренцо
Ну, значит у безумцев нет ушей.
    Ромео
Безумцы глухи, а провидцы слепы.
    Брат Лоренцо
Дай о твоих делах поговорим.
    Ромео
Молчи о том, чего не понимаешь!
Когда б ты так же молод был, как я;
Любил Джульетту; час, как обвенчался;
Убил Тибальта; так же тосковал
И шел бы в ссылку, ты бы мог по праву
Судить о том. Тогда б ты на себе
Рвал волосы и по полу катался,
Снимая мерку гроба для себя.
            Стучат в дверь.
    Брат Лоренцо
Стучат. Вставай. Скорей, Ромео! Прячься!
    Ромео
Зачем! Я спрятан все равно от всех
Стеной непроницаемой печали.
            Стучат.
    Брат Лоренцо
Ты слышишь, как стучатся? Уходи.
            Стучат.
Кто там? Сейчас. _ Вставай. Тебя задержат.
Ступай в читальню. Ах, как ты упрям!
            Стучат.
Сейчас, сейчас! Какое нетерпенье!
Кто там! Кого вам надо? От кого?
    Кормилица
(за сценой) Откройте дверь, тогда отвечу. Это
Кормилица Джульетты.
    Брат Лоренцо
В добрый час.
            Входит кормилица.
    Кормилица
Святой отец, скажите, где Ромео,
Муж госпожи моей?
    Брат Лоренцо
Он на полу
И пьян от слез.
    Кормилица
Какое совпаденье!
Точь-в-точь она.
    Брат Лоренцо
Сочувствие сердец.
Сродство души.
    Кормилица
Вот так лежит и плачет,
Лежит _ и всё. А вам нельзя, нельзя!
Вы встаньте,сударь,встаньте!
Вы мужчина,
Вам не к лицу.
    Ромео
Ах,няня!
    Кормилица
Вот и"ах"!
Мы все умрем и смерти не минуем.
    Ромео
Ты о Джульетте говоришь? Ну как?
Что с ней? Я, верно, ей кажусь злодеем?
Ведь я родною кровью обагрил
Ей память детства.
Как ее здоровье?
Как ей живется? Где она сейчас?
Что говорит она о нашем браке?
    Кормилица
Что говорит? Ревет, ревмя ревет.
То на постель повалится, то вскочит,
То закричит "Ромео", то "Тибальт",
И снова навзничь падает.
    Ромео
Ромео!
Ах, это имя _ гибель для нее,
Как было смертью для ее родного.
Скажи, где в нас гнездятся имена?
Я уничтожу это помещенье.
            (Вынимает шпагу.)
    Брат Лоренцо
Сдержи, безумец, руку! Отвечай:
Мужчина ль ты? Слезливостью ты баба,
А слепотой поступков _ дикий зверь.
Женоподобье в образе мужчины!
Звереныш с человеческим лицом!
Ты удивил меня. Священным саном
Клянусь, я думал лучше о тебе.
Убил ли ты Тибальта? Что же, надо
Убить себя и заодно убить
Свою жену, живущую тобою?
Чем плох твой род и небо и земля,
Которые ты предаешь хуленьям?
Они соединились все в тебе
Не для распада. Этим ты позоришь
Свою природу и любовь и ум.
Не пользуясь своим тройным богатством,
Подобен ты скупцу-ростовщику.
Твоя природа _ восковая кукла,
Когда бесстрашьем не оживлена.
Твоя любовь _ игра напрасной клятвой,
Когда во вред для любящих. Твой ум _
Как порох у неловкого солдата,
Который рвется у него в руках,
Меж тем, как создан для самозащиты.
Встань, человек! По ком ты обмирал,
Жива твоя Джульетта. Это счастье.
Как ни желал тебя убить Тибальт,
Ты сам убил Тибальта. Снова счастье.
Подумай, сколько сыпется удач,
А ты сердит на собственную участь!
Смотри, смотри, таким плохой конец.
Пойди к Джульетте ночью на свиданье,
Как решено, и успокой ее,
Но возвращайся до обхода стражи,
А то не сможешь в Мантую попасть.
Будь в Мантуе, пока найдется повод
Открыть ваш брак и примирить дома.
Тогда упросим, чтоб тебя вернули,
И радость будет в двести раз сильней,
Чем горе нынешнего расставанья.
Кормилица, хозяйке передай,
Чтоб в доме спать легли сегодня раньше,
От слез и так ведь нападает сон, _
И чтоб она к себе ждала Ромео.
    Кормилица
О боже, боже! Ночь бы до утра
Стоять да слушать. Вот она, ученость!
Скажу, что вы придете, доложу.
    Ромео
И что готовлюсь выговор услышать.
    Кормилица
Она послала, сударь, вам кольцо.
Смотрите, как-нибудь не опоздайте.
            (Уходит.)
    Ромео
Как ожил я от этого всего!
    Брат Лоренцо
Ступай. Спокойной ночи. Значит, помни,
Одно из двух: до стражи уходи
Иль утром проберись переодетым.
Будь в Мантуе. Я буду посылать
С твоим слугой по временам известья,
Как подвигаются твои дела.
Пора. Дай руку. До счастливой встречи!
    Ромео
Я к ней _ и под собой не слышу ног,
А то б с тобой расстаться я не мог.
Прощай!
            Уходят.

        Сцена 4. Комната в доме Капулетти.

            Входят Капулетти, леди Капулетти и Парис.
    Капулетти
У нас несчастье, граф, и до сих пор
Мы с дочерью еще не говорили.
В Тибальте здесь не чаяли души.
Но смерть есть смерть. Уже довольно поздно.
Джульетта сверху больше не сойдет.
Когда б не ваше общество, поверьте,
Я тоже лег бы час тому назад.
    Парис
Дни траура _ для сватовства не время.
Миледи, вашей дочери поклон.
    Леди Капулетти
Я поклонюсь и все у ней узнаю.
Она утратой вся поглощена.
    Капулетти
Парис, я знаю дочь, и я ручаюсь:
Она полюбит вас. Нелепа мысль,
Чтобы она ослушалась. Проведай
Ее пред сном, жена, и приготовь
К тому, что сын наш будущий задумал.
И в эту среду... Впрочем, что у нас?
    Парис
Сегодня понедельник.
    Капулетти
Понедельник?
Пожалуй, в среду рано _ не успеть.
Тогда в четверг. Итак, в четверг, скажи ей,
Ее с Парисом решено венчать.
Вы будете готовы? Вы согласны?
Без шума. Два-три друга, вот и всё.
А то Тибальт _ и вдруг веселье, сплетни,
Не правда ли? Две или три семьи.
Удобно ли в четверг, скажите прямо?
    Парис
Жаль, что четверг не завтра, не сейчас.
    Капулетти
Отлично. Так в четверг. Теперь ступайте.
А ты сходи к Джульетте. Прикажи,
Чтобы она готовилась к венчанью.
Прощайте, граф. Светите, слуги мне!
Так поздно, что уж скоро будет рано.
Спокойной ночи!
            Уходят.

        Сцена 5. Комната Джульетты.

            Ромео и Джульетта.
    Джульетта
Уходишь ты? Еще не рассвело.
Нас оглушил не жаворонка голос,
А пенье соловья. Он по ночам
Поет вон там, на дереве граната.
Поверь, мой милый, это соловей.
    Ромео
Нет, это были жаворонка клики,
Глашатая зари. Ее лучи
Румянят облака. Светильник ночи
Сгорел дотла. В горах родился день
И тянется на цыпочках к вершинам.
Мне надо удаляться, чтобы жить,
Или остаться и проститься с жизнью.
    Джульетта
Та полоса совсем не свет зари,
А зарево какого-то светила,
Взошедшего, чтоб осветить твой путь
До Мантуи огнем факелоносца.
Побудь еще. Куда тебе спешить?
    Ромео
Пусть схватят и казнят. Раз ты согласна,
Я и подавно остаюсь с тобой.
Пусть будет так. Та мгла _ не мгла рассвета,
А блеск луны. Не жаворонка песнь
Над нами оглашает своды неба.
Мне легче оставаться, чем уйти.
Что ж, смерть так смерть!
Так хочется Джульетте.
Поговорим. Еще не рассвело.
    Джульетта
Нельзя, нельзя! Скорей беги: светает,
Светает! Жаворонок-горлодер
Своей нескладицей нам режет уши,
А мастер трели будто разводить!
Не трели он, а любящих разводит,
И жабьи будто у него глаза.
Нет, против жаворонков жабы _ прелесть!
Он пеньем нам напомнил, что светло
И что расстаться время нам пришло.
Теперь беги: блеск утра все румяней.
    Ромео
Румяней день и все черней прощанье.
            В комнату входит кормилица.
    Кормилица
Джульетта!
    Джульетта
Няня?
    Кормилица
Матушка идет.
Светает. Осторожнее немножко.
            (Уходит.)
    Джульетта
В окошко _ день, а радость _ из окошка!
    Ромео
Обнимемся. Прощай! Я спрыгну в сад.
    Джульетта
Ты так уйдешь, мой друг, мой муж, мой клад?
Давай мне всякий раз все это время
Знать о себе. В минуте столько дней,
Что, верно, я на сотню лет состарюсь,
Пока с моим Ромео свижусь вновь.
    Ромео
Я буду посылать с чужбины весть
Со всяким, кто ее возмется свезть.
    Джульетта
Увидимся ль когда-нибудь мы снова?
    Ромео
Наверное. А муки эти все
Послужат нам потом воспоминаньем.
    Джульетта
О боже, у меня недобрый глаз!
Ты показался мне отсюда, сверху,
Опущенным на гробовое дно
И, если верить глазу, страшно бледным.
    Ромео
Печаль нас пожирает, и она
Пьет нашу кровь. Ты тоже ведь бледна.
Прощай, прощай!
            (Уходит.)
    Джульетта
Судьба, тебя считают
Изменчивою. Если так, судьба,
То в самом деле будь непостоянной
И вдалеке не век его держи.
    Леди Капулетти
(за сценой) Ты встала, дочь?
    Джульетта
Кто говорит со мною?
Вы, матушка? Еще вы не легли
Иль поднялись? Что надо вам так рано?.
    Леди Капулетти
Ну, как, Джульетта?
    Джульетта
Мне не по себе.
    Леди Капулетти
Все плачешь об убитом? Но слезами
Его не выполощешь из земли,
А вымоешь _ не оживишь.
Довольно.
Поплакать в меру _ знак большой любви,
А плач без меры _ признак тупоумья.
    Джульетта
А если так утрата велика?
    Леди Капулетти
Ведь слез твоих утраченный не видит.
    Джульетта
Да я ж их по своей охоте лью.
    Леди Капулетти
Ты плачешь не о том, что нет Тибальта,
А что подлец, его убивший, жив.
    Джульетта
Какой подлец?
    Леди Капулетти
Ромео!
    Джульетта
(в сторону) Он и подлость
Никак не совместимы. _ Видит бог,
Еще никто так не терзал мне сердца!
    Леди Капулетти
Все потому, что он еще живет.
    Джульетта
Живет и для меня недосягаем.
Я за Тибальта отомщу сама.
    Леди Капулетти
Отмстим и мы, ты можешь быть покойна.
Я в Мантую пошлю, где, говорят,
Скрывается преступник. Там сумеют
Отравы подмешать ему в еду.
Он в гости поторопится к Тибальту,
И это восстановит твой покой.
    Джульетта
Я, правда, никогда не успокоюсь,
Пока Ромео не в моих руках.
Найдите человека для посылки,
А яд Ромео я сама сыщу.
Я так составлю для него отраву,
Что с миром он, поверьте мне, уснет.
О, что за мука слышать это имя
И быть не в силах броситься к нему,
Чтоб из любви к несчастному Тибальту
Его в объятьях насмерть задушить!
    Леди Капулетти
Составь мне смесь, а я гонца достану.
Теперь тебе я радость сообщу.
    Джульетта
В такое время радость очень кстати.
Итак, в чем радость эта состоит?
    Леди Капулетти
Отец твой полон о тебе заботы.
Чтобы тебя развлечь, он выбрал день
Для праздника. Нам и во сне не снилось
Нежданное такое торжество.
    Джульетта
Что ж, в добрый час. Когда назначен праздник?
    Леди Капулетти
В четверг, моя хорошая. В четверг
Прекрасный граф Парис, твой нареченный,
С утра нас приглашает в храм Петра,
Чтобы с тобою сочетаться браком.
    Джульетта
Клянусь Петровым храмом и Петром,
Ничем с Парисом я не сочетаюсь!
Какая спешка! Гонят под венец,
Когда жених и глаз еще не кажет.
Благодарю! Уведомьте отца,
Что замуж рано мне, а если надо,
Скорее за Ромео я пойду,
Чем выйду за Париса. Вот так радость!
    Леди Капулетти
Вот он идет. Скажи ему сама.
Посмотрим, как он примет эти речи.
            Входят Капулетти и кормилица.
    Капулетти
Закат сопровождается росой,
Племянника ж закат отмечен ливнем.
Опять потоки? Все еще в слезах?
На взгляд такое щупленькое тельце,
А борется, как на море корабль,
С пучиной слез и ураганом вздохов -
До воцаренья новой тишины.
Ну, как дела? Уже ты сообщила
Ей наше повеление, жена?
    Леди Капулетти
Сказала, но она не хочет слушать,
Отказывается. Благодарит.
    Капулетти
Что? Что? Не слышу. Повтори. Не хочет?
Благодарит? Она не поняла
Всей этой чести? Ей не очевидно,
Во сколько раз жених знатнее нас?
Она находкой нашей не гордится?
    Джульетта
Должна благодарить, но не горжусь.
Какая гордость в том, что ненавистно?
Но и напрасный труд ваш дорог мне.
    Капулетти
Вот логика! Прости, не понимаю.
Где связь? То "благодарна" и "горда",
То "не горда" вдруг и "не благодарна".
Брось эти штуки, маменькина дочь!
Что гордость мне твоя и благодарность?
А вот в четверг, пожалуйста, изволь
Пойти венчаться в храм с Парисом, или
Тебя я на веревке притащу.
В чем держится душа, холера, падаль!
Разважничалась!
    Леди Капулетти
Вы с ума сошли!
    Джульетта
Отец, прошу вас слезно на коленях,
Позвольте только слово мне сказать!
    Капулетти
Ни звука! Все заранее известно.
В четверг будь в церкви или на глаза
Мне больше никогда не попадайся!
Молчать, молчать! Роптали, дураки,
Что дочь у нас одна, а на поверку
И этой много, так нас допекла!
У, подлая!
    Кормилица
Избави боже, сударь!
О дочке отзываться так нельзя.
    Капулетти
А почему, наставница, с указкой?
К соседкам шли бы языком трепать!
    Кормилица
Я зря не вру.
    Капулетти
Проваливайте к богу!
    Кормилица
Нельзя и рта открыть?
    Капулетти
Вам говорят,
С соседками за кружкою судачьте!
Тут не кабак.
    Леди Капулетти
Вы слишком горячи.
    Капулетти
Меня с ума все это сводит. Боже!
Где б ни был я и что б ни затевал,
В гостях ли, дома ль, вечно, днем и ночью,
Моею мыслью было подыскать
Ей жениха. И наконец он найден.
Богач, красавец, знатный человек,
Воспитан, воплощенье всех достоинств,
Мечта и сон, а эта тварь пищит:
"Я не хочу! Я не могу! Мне рано.
Простите". Ты не можешь? Хорошо.
Прощаю. Но изволь вперед кормиться
Где хочешь, только больше не со мной.
Имей в виду, я даром слов не трачу.
На размышленье у тебя два дня,
И если ты мне дочь, то выйдешь замуж,
А если нет, скитайся, голодай
И можешь удавиться: бог свидетель,
Тебе тогда я больше не отец.
Так вот, подумай. Это ведь не шутки.
            (Уходит.)
    Джульетта
Ужель нет состраданья в небесах?
Им видно ведь насквозь мое несчастье.
Ах, матушка, не выгоняйте вон!
Отсрочьте брак на месяц, на неделю
Или с Тибальтом положите в склеп!
    Леди Капулетти
Все обсудили. Поступай, как знаешь.
Молчи. Я слова больше не скажу.
            (Уходит.)
    Джульетта
О господи! О нянюшка! Что делать?
Обет мой в небе, у меня есть муж.
Как клятву мне вернуть с небес
на землю,
Пока мой муж не улетел с земли?
Зачем судьба кует такие ковы
Столь беззащитным существам, как я?
Ну, что ты скажешь, няня? Неужели
Нет утешенья?
    Кормилица
Утешенье есть.
Ромео в ссылке. Он остережется
Соваться к вам и требовать тебя.
Поэтому и вышла бы за графа.
Он _ милочка. Ромео _ мелюзга
В сравненьи с ним. Такой грозы
во взоре
Не сыщешь у орлов. Твой новый брак
Затмит своими выгодами первый.
А нынешний твой муж в такой дали,
Что это _ как покойник, та же польза.
    Джульетта
Ты говоришь от сердца?
    Кормилица
От души.
    Джульетта
Аминь!
    Кормилица
Что?
    Джульетта
Ты меня переродила.
Спустись-ка вниз и матушке скажи:
Я принесу Лоренцо покаянье
В грехе непослушания отцу.
    Кормилица
Пойду скажу. Вот это шаг похвальный!
            (Уходит.)
    Джульетта
Ведь вот он, вот он, первородный грех.
О демон-искуситель! Что подлее:
Толкать меня на ложь или хулить
Ромео тем же языком, которым
Она его хвалила столько раз?
Разрыв, разрыв! Меж нами пропасть, няня.
И если не поможет мне монах,
Есть средство умереть в моих руках.
            (Уходит.)


                АКТ IV


        Сцена 1. Келья брата Лоренцо.

            Входят брат Лоренцо и Парис.
    Брат Лоренцо
До четверга короткий слишком срок.
    Парис
Так хочет тесть, и спешка Капулетти
Ничем я не намерен ослаблять.
    Брат Лоренцо
Невестин образ мыслей вам неведом?
Не нравится мне что-то это все.
    Парис
Она все время плачет о Тибальте,
Я ни о чем не мог с ней говорить.
Любовь не ко двору в домах, где траур,
Но против этих слез ее отец.
Они вредят здоровью. Он считает,
Что брак остановил бы их поток,
Который разлился в уединенье,
А в обществе вошел бы в берега.
Вы поняли причину нашей спешки?
    Брат Лоренцо
(в сторону) К несчастию!
(Громко.) А вот она сама.
            Входит Джульетта.
    Парис
Счастливый миг, прекрасная супруга!
    Джульетта
Мы не принадлежим еще друг другу.
    Парис
В четверг вы станете моей женой.
    Джульетта
Всё в воле божьей!
    Брат Лоренцо
Только в ней одной.
    Парис
Вы к брату исповедаться явились?
    Джульетта
Ответить _ было б исповедью вам.
    Парис
Как вы от слез горючих похудели!
    Джульетта
Я не была и раньше хороша
    Парис
Зачем наружность портите вы ложью?
    Джульетта
Я на свое лицо не клевещу
И, думаю, своим чертам _ хозяйка.
    Парис
Они мои, а вы черните их.
    Джульетта
За то их, видно, и черню, что ваши _
Свободны ль вы теперь,
святой отец,
Иль лучше мне прийти перед вечерней?
    Брат Лоренцо
Нет, у меня сейчас как раз досуг. _
Нам надо с ней одним остаться, сударь.
    Парис
Избави бог молитве помешать!
В четверг приду вас поднимать,
Джульетта,
Пока ж позвольте вас поцеловать.
            (Уходит.)
    Джульетта
Запри за ним. Поплачь со мной немного.
Всему конец! Надежды больше нет!
    Брат Лоренцо
Джульетта, мне твоя печаль известна.
Как быть тебе, ума не приложу.
В четверг, слыхал, твое венчанье с графом
И будто отложить его нельзя.
    Джульетта
Не говори, раз выхода не видишь.
И если ты не можешь мне помочь,
То оправдай меня по крайней мере,
И мне в беде поможет этот нож.
Бог нам сердца связал, ты сплел
нам руки.
Я отдана Ромео. Прежде чем
Я руку с сердцем передам другому,
Я сердца жизнь рукою пресеку.
Итак, перебери свой долгий опыт
И вспомни, нет ли случая, как мой.
А то кинжал защитником мне будет
И честью отстоит мой правый иск.
Будь короток, не говори пространно.
Дай умереть иль залечи мне рану.
    Брат Лоренцо
Стой, дочка. Я обдумываю шаг,
Такой же, впрочем, страшный, как опасность,
Которую хотим мы отвратить.
Ты говоришь, что вместо свадьбы с графом
В себе нашла бы силу умереть?
Что ж, если так, есть средство вроде смерти
От этого позора и беды.
Я дам его, но тут нужна решимость.
    Джульетта
Чтоб замуж за Париса не идти,
Я лучше брошусь с башни, присосежусь
К разбойникам, я к змеям заберусь
И дам себя сковать вдвоем с медведем.
Я вместо свадьбы лучше соглашусь
Заночевать в мертвецкой или лягу
В разрытую могилу. Все, о чем
Я прежде слышать не могла без дрожи,
Теперь я, не колеблясь, совершу,
Чтоб не нарушить верности Ромео.
    Брат Лоренцо
Тогда ступай уверенно домой,
Будь весела и дай отцу согласье
На свадьбу с графом. Завтра ведь среда.
Ляг завтра спать одна. Устрой, чтоб няня
Не оставалась на ночь наверху.
Ляг и пред сном откупорь эту склянку.
Когда ты выпьешь весь раствор до дна,
Тебя скует внезапный холод. В жилах
Должна остановиться будет кровь.
Ты обомрешь. В тебе не выдаст жизни
Ничто: ни слабый вздох, ни след тепла.
Со щек сойдет румянец. Точно ставни,
Сомкнутся на ночь наглухо глаза.
Конечности, лишившись управления,
Закоченеют, как у мертвецов.
В таком, на смерть похожем, состоянье
Останешься ты сорок два часа,
И после них очнешься освеженной.
Когда тебя придет будить Парис,
Ты будешь мертвой. Как у нас обычай,
Тебя в гробу без крышки отнесут
В фамильную гробницу Капулетти.
Я вызову Ромео. До того
Как ты проснешься, мы с ним будем в склепе.
Вы сможете уехать в ту же ночь.
Вот выход, если ты не оробеешь
Или не спутаешь чего-нибудь.
    Джульетта
Дай склянку мне! Не говори о страхе.
    Брат Лоренцо
Возьми ее. Я напишу письмо
И в Мантую отправлю
с ним монаха.
Мужайся и решимость прояви!
    Джульетта
Решимость эту я найду в любви.
Прощай, отец.
            Уходят.

        Сцена 2. Зал в доме Капулетти.

            Входят Капулетти, леди Капулетти, кормилица и два служителя.

    Капулетти
Всех выписанных по порядку _ в гости!
            Первый служитель уходит.
Найми мне двадцать добрых поваров.
    Второй служитель.
Об этом не беспокоитесь. Я по-
смотрю, облизывают ли они себе пальцы.
    Капулетти.
Это для чего?
    Второй служитель.
Плох тот повар, который не ли-
жет себе пальцев. Таких вон.
    Капулетти.
Ну-ну, ступай.
            Второй служитель уходит.
Придется эти дни похлопотать.
Действительно ль она пошла к Лоренцо?
    Кормилица.
Пошла, ей-богу пошла.
    Капулетти
Он, может, наведет ее на путь.
Бессовестная, наглая девчонка!
            Входит Джульетта.
    Кормилица
Вот, исповедалась и расцвела.
    Капулетти
Ну что, упрямица? Где пропадала?
    Джульетта
Спросите лучше, где себя нашла!
Я горько каюсь, что была упряма.
Лоренцо настрого мне приказал
Пасть в ноги к вам и попросить прощенья.
Пожалуйста, простите. Никогда
Я более перечить вам не буду.
    Капулетти
Все это надо графу передать.
Зачем тянуть? Я поженю их завтра.
    Джульетта
Я графа видела в монастыре.
Насколько позволяло мне
приличье,
Я с ним была любезна и тепла.
    Капулетти
Ну, что ж, прекрасно. Поднимайся с полу.
Давно бы так. За графом не пошли?
Ведь я сказал, чтобы пошли
за графом.
Какой нравоучительный монах!
Его недаром город уважает.
    Джульетта
Пойдем со мною, няня. Отберем
Для завтрашнего дня что понарядней.
    Леди Капулетти
Не к завтрашнему дню, а к четвергу.
У вас есть время.
    Капулетти
Собирайся, няня.
Я все-таки их завтра поженю.
            Джульетта и кормилица уходят.
    Леди Капулетти
Нам на устройство времени не хватит:
Ведь скоро ночь!
    Капулетти
Не бойся, помогу,
И дело загорится, вот увидишь.
Сбери Джульетте свадебный наряд,
А я внизу останусь за хозяйку.
Эй вы, дружней, ребята! _ Ни души.
Все разошлись. Схожу-ка я к Парису.
Скажу, что свадьба завтра. Все легко,
С тех пор, как сломлено ее упрямство.
            Уходят.


        Сцена 3. Комната Джульетты.

            Входят Джульетта и кормилица.
    Джульетта
Да, это платье лучше всех. Но, няня,
Оставь меня на эту ночь одну.
Мне надо облегчить пред свадьбой душу.
Ты знаешь, сколько грешных тайн за ней,
И я должна их отмолить пред небом.
            Входит леди Капулетти.
    Леди Капулетти
Вы заняты? Быть может, вам помочь?
    Джульетта
Нет, матушка. Мы все, что нужно завтра,
Собрали сами. Если вы не прочь,
Пожалуйста, меня одну оставьте,
А няня вам поможет в беготне.
У вас хлопот не мало нынче ночью.
    Леди Капулетти
Спокойной ночи. Ляг и отдохни.
Тебе необходимо.
            Леди Капулетти и кормилица уходят.
    Джульетта
Все прощайте.
Бог весть, когда мы встретимся опять...
Меня пронизывает легкий холод
И ужас отстанавливает кровь.
Я позову их. Мне без них тоскливо.
Кормилица! Нет, здесь ей дела нет.
Одна должна сыграть я эту сцену.
Где склянка?
Что, если не подействует питье?
Тогда я, значит, выйду завтра замуж?
Нет! Вот защита. Рядом ляг, кинжал!
            (Кладет кинжал на постель.)
Что, если это яд? Ведь для монаха
Грозит разоблаченьем этот брак.
А если я умру, то не узнают,
Что он со мной Ромео обвенчал.
Да, это так. Нет, это невозможно!
Он праведником слыл до этих пор.
Что, если я очнусь до появленья
Ромео? Вот что может напугать!
Не задохнусь ли я тогда в гробнице .
Без воздуха, задолго до того,
Как он придет ко мне на избавленье?
А если и останусь я жива,
Смогу ль я целым сохранить рассудок
Средь царства смерти и полночной тьмы
В соединенье с ужасами места,
Под сводами, где долгие века
Покоятся останки наших предков
И труп Тибальта начинает гнить,
Едва зарытый в свежую могилу,
Где временами, как передают,
Выходят мертвецы в ночную пору?
Увы, увы, кто поручится мне,
Что ежели я встану слишком рано,
То трупный смрад и резкость голосов,
Чудовищных, как стоны мандрагоры,
Немедля не сведут меня с ума,
Как сводят всех, кто слышал эти крики?
Как поручусь, что рук не запущу
В сыпучий прах и савана с Тибальта
Не стану рвать и что, вооружась
Берцовой костью предка, как дубиной,
Я головы себе не размозжу?
Гляди, гляди! Мне кажется, я вижу
Двоюродного брата. Он бежит
На поиски Ромео. Он кричит,
Как смел тот насадить его на шпагу.
Остановись, Тибальт! Иду к тебе
И за твое здоровье пью, Ромео!
            (Падает на постель, за занавески.)


        Сцена 4. Зал в доме Капулетти.

            Входят леди Капулетти и кормилица.
    Леди Капулетти
Возьми ключи и пряностей прибавь.
    Кормилица
Еще айвы и фиников к пирожным.
            Входит Капулетти.
    Капулетти
Живей! Поют вторые петухи.
Звонили к утрене.
Взгляни на кухню,
Не подгорел ли торт.
Да не скупись.
    Леди Капулетти
Не суйте нос в хозяйство, баба с прялкой!
Ложитесь. Завтра скажите _ мигрень.
    Капулетти
Я в жизни полунощничал так часто,
Что с правом прогуляю эту ночь.
    Леди Капулетти
Да, вам бы все по девичьим таскаться,
Но я туда вас больше не пущу.
            Леди Капулетти и кормилица уходят.
    Капулетти
Ревнивица, ревнивица!
            Входят три или четыре служителя.
            Они тащат дрова, вертелы и корзины.
Постой-ка.
Что это, братец?
    Первый служитель
Повару в котел.
Не знаем сами!
    Капулетти
Шевелись живее!
            Первый служитель уходит.
Вот дрянь дрова! Куда с таким сырьем?
Спроси Петра, где сложены посуше.
    Второй служитель
Зачем нам Петр? На то у нас башка.
Дойдем до дров своею головою.
    Капулетти
Какой забавник! "Головой дойдем".
Не голова, а головня, коряга.
            Второй служитель уходит.
Ба, да, никак, уж день? Того гляди,
Парис нагрянет. Вот и музыканты.
Ну да,они.
            Музыка за сценой.
Кормилица! Жена!
Кричи _ не докричишься. Няня, няня!
            Кормилица возвращается.
Беги будить Джульетту. Одевай.
А я займу Париса. Живо, живо!
Жених пришел. Я говорю, живей!
Жених, я говорю!
            (Уходит.)

        Сцена 5. Комната Джульетты.

            Входит кормилица.
    Кормилица
Сударыня! Сударыня! Вставай!
Пора вставать! Ай-ай, какая соня!
Ну, погоди! Вот я ее, козу,
Вот я ее! Как, так-таки ни слова?
Да ладно, ладно. Спи, пока дают.
Спи про запас. Твой граф себя забудет,
А спать тебе не даст. Вот крепкий сон!
Однако разбужу ее. Джульетта!
Джульетта! Разве будет хорошо,
Когда тебя застанет граф в постели?
Ему-то что. Небось он будет рад.
            (Отдергивает занавеску.)
Никак, одета? Встала, нарядилась _
И снова бух? Уж это извини!
Сударыня! Сударыня! А ну-ка! _
Не может быть... Сюда! Она мертва!
О господи! О господи! На помощь!
Глоток наливки! Не перенесу!
            Входит леди Капулетти.
    Леди Капулетти
Что ты шумишь?
    Кормилица
Ужасное несчастье!
    Леди Капулетти
Какое?
    Кормилица
Посмотрите! Не могу...
    Леди Капулетти
Ах, жизнь моя, дитя мое родное!
Взгляни, очнись, иль я умру с тобой!
На помощь! Помогите!
            Входит Капулетти.
    Капулетти
Безобразье!
Жених внизу, а этой нет как нет!
    Кормилица
Джульетта померла! Она скончалась!
    Леди Капулетти
Джульетты нет, Джульетта умерла.
    Капулетти
Пустите! Быть не может!
Ни кровинки.
Окоченела. Холодна, как лед.
О господи, она давно без жизни!
Все кончено! Как на поле мороз,
Смерть пеленой лежит на этом теле!
    Кормилица
О горе, горе!
    Леди Капулетти
О беда, беда!
    Капулетти
Смерть, взявшая ее без сожаленья,
Сжимает рот мне и лишает слов!
            Входят брат Лоренцо, Парис и музыканты.
    Брат Лоренцо
Ну как? Готова в храм идти невеста?
    Капулетти
Идти _ пойдет, но не придет назад.
О сын мой, накануне обрученья
Твоей невестой овладела смерть!
Вон, как цветок со сломанной головкой,
Лежит она. Ее в супруги взял
Подземный царь. Он зять мой и наследник.
Я жить устал и умереть хочу
И все ему, добро и жизнь, оставлю.
    Парис
Как долго ждал я нынешнего дня
И как ужасно он меня встречает!
    Леди Капулетти
Проклятый, страшный, несчастливый день!
Тягчайший, самый страшный и несчастный
Из всех, какие только видел свет!
Одна была надежда и богатство,
Одна, одна _ единственная дочь _
И даже той судьба не пощадила!
    Кормилица
О боже, не глядели бы глаза!
Какой проклятый день! Какой проклятый!
Какой проклятый, проклятущий день!
О господи, глаза бы не глядели!
    Парис
Я разведен, обманут, втоптан в грязь!
Как низко, смерть, меня ты обманула,
Как превратила в полное ничто!
О жизнь моя! О прелесть!
    Капулетти
Я раздавлен,
Осмеян, искалечен, умерщвлен.
Зачем пришло ты, бедственное время,
Наш долгожданный праздник убивать?
Моей душой, а не моим ребенком
Была она, и вот она мертва.
А без души что все мои отрады?
    Брат Лоренцо
Стыдитесь! Тише! Слезы не исход
В несчастии. Она принадлежала
Семье и небу. Ныне лишь оно
Владеет ею. Там Джульетте лучше.
Вы дочери от смерти не спасли,
А небо ей сияет вечной жизнью.
Вы прилагали силы все к тому,
Чтобы Джульетту возвеличить в свете,
Что ж плачете вы, видя вашу дочь
Так высоко за облаками в небе?
Знать, мало вы любили дочь свою,
Когда не рады, что она в раю.
Вы счастия молили для желанной?
Счастливейшие умирают рано.
Уймем свой плач и, как заведено,
Осыплем это тело розмарином
И вынесем в венчальном платье в храм.
Природа слабодушна и рыдает,
Но разум тверд, и разум побеждает.
    Капулетти
На похоронный церемониал
Пойдет, что к свадьбе я приготовлял,
И мы услышим вместо бойких скрипок
Церковный хор и звон колоколов.
Накрытый стол послужит для поминок,
Венчальные цветы украсят гроб.
Все обратилось в противоположность!
    Брат Лоренцо
Отправимся. Сударыня, и вы.
Вы тоже, граф. Подите приготовьтесь.
Ее пора на кладбище нести.
Наверно, в вышних недовольны вами.
Не гневайте их лишними слезами.
            Капулетти, леди Капулетти, Парис и монах уходят.
    Первый музыкант.
Значит, трубы в футляры и по домам?
    Кормилица
Да, по домам, сердечный, по домам.
Тут не до вас. Смотри, какое горе!
            (Уходит.)
    Первый музыкант.
Горе горем, а позвали _ надо платить.
    Петр.
Музыканты, а музыканты, плясовую! Если хотите
мне угодить, пожалуйста, плясовую.
    Первый музыкант.
Почему плясовую?
    Петр.
Потому что у меня от горя серце разрывается. Пля-
совую, пожалуйста! Что-нибудь позабористей. Распотешьте
горемычного.
    Первый музыкант.
Никаких плясовых. Играть не велено.
    Петр.
Так вы не сыграете?
    Первый музыкант.
Нет.
    Петр.
Ну, так вы не то запоете!
    Первый музыкант.
Виноват, это как же?
    Петр.
А так, что я вам напомню ваше место, дудошная
рвань!
    Первый музыкант.
Вы, как видно, сами забыли до-
рогу в официантскую.
    Петр.
В официантскую? Вот я такую официантскую рас-
пишу вам на спине, что куда там ваши ре-фа-ля!
    Второй музыкант.
Уберите кинжал! Благородные
режутся только остротами.
    Петр.
Ах, вот вы как? Ну хорошо, держитесь! Я убью вас
насмешками. Отвечайте:

"Когда в груди терзания и муки
И счастия несбыточного жаль,
Лишь музыки серебряные звуки..."

Почему "серебряные"? Почему "лишь музыки серебряные
звуки"? А, Симон Телячья Струна?
    Первый музыкант.
Потому что у серебра приятный звук.
    Петр.
Превосходно! А твое мнение как, Гью Козлодер?
    Второй музыкант.
Почему "серебряные"? Потому
что за музыку платят серебром.
    Петр.
Превосходно! А ты что скажешь, Яшка Пищик?
    Третий музыкант.
Ей-богу, не знаю.
    Петр.
Виноват, виноват: я забыл, что ты певчий. Никто
не угадал. "Лишь музыки серебряные звуки" _ потому что за
музыку не платят золотом.

"Лишь музыки серебряные звуки
Снимают как рукой мою печаль".
            (Уходит.)
    Первый музыкант.
Что за сверхъестественная бестия!
    Второй музыкант.
Плюнь на него, Джек! Пойдем в
буфетную. Придут факельщики, пообедаем.
            Уходят.


                АКТ V 


        Сцена 1. Мантуя. Улица.

            Входит Ромео.
    Ромео
Когда я вправе доверяться сну,
Он обещает мне большую радость.
Я возбужден и весел целый день.
Какие-то живительные силы
Меня как будто носят над землей.
Я видел сон. Ко мне жена явилась,
А я был мертв и, мертвый, наблюдал."
И вдруг от жарких губ ее я ожил
И был провозглашен царем земли.
О, как живит любовь на самом деле,
Когда так оживляет мысль о ней!
            Входит Балтазар в сапогах со шпорами.
А, Балтазар! С вестями из Вероны?
От моего монаха писем нет?
Ну, как жена? Что дома? Как Джульетта?
Скажи скорее. Дело только в ней.
И все в порядке, если ей не плохо.
    Балтазар
В Джульетте суть. Джульетте хорошо.
Ее останки в склепе Капулетти.
Ее душа средь ангелов небес.
Я видел погребение Джульетты
И выехал вас тотчас известить.
Помилуйте меня за эту новость,
Я утаить от вас ее не смея.
    Ромео
Что ты сказал? Я шлю вам вызов, звезды!..
Беги в мой дом. Бумаги и чернил!
Достанем лошадей и выезжаем.
    Балтазар
Не надо падать духом, господин.
У вас горят глаза, и ваша бледность
Добра не предвещает.
    Ромео
Пустяки.
Оставь меня и делай, что велели.
Мне, значит, от монаха писем нет?
    Балтазар
Нет,сударь!
    Ромео
Все равно. Так отправляйся
За лошадьми. Я скоро сам приду.
            Балтазар уходит.
Джульетта, мы сегодня будем вместе.
Обдумаю, как это совершить.
Как ты изобретательно, несчастье!
Аптекаря я вспомнил. Он живет
Поблизости. На днях его я видел.
Он травы разбирал. Худой старик,
Весь отощавший от нужды, в лохмотьях.
В аптеке черепаха, крокодил
И чучела иных морских уродов.
Кругом на полках нищенский набор
Горшечных черепков, пустых коробок,
Веревочных обрывков, трав, семян
И отсыревших розовых лепешек.
Плачевный хлам, которому с трудом
Придать старались видимость товара.
Тогда же мысль мне в голову пришла:
Когда б у вас нужда явилась в яде,
Который запрещают продавать
Законы Мантуи под страхом смерти,
Несчастный этот вам его продаст.
Как кстати я тогда о нем подумал!
Сейчас он должен будет мне помочь.
Вот, кажется, как раз его лачуга.
Сегодня праздник, лавка заперта.
Аптекарь! Эй, аптекарь!
            Входит аптекарь.
    Аптекарь
Что угодно?
    Ромео
Поди сюда. Я вижу, ты бедняк.
Вот пятьдесят дукатов. Дай мне аду.
Мне надобно такое вещество,
Чтоб через миг давало полный отдых
От жизни и с такой же быстротой
Освобождало тело от дыханья,
С какой из орудийного жерла
Молниеносно вылетают ядра.
    Аптекарь
Составы есть. Но в Мантуе казнят
Торгующих такими веществами.
    Ромео
Ты так убог _ и жизнью дорожишь?
Провалы щек твоих _ живая повесть
О голоде, горящие глаза _
Об униженьях. Нищета согнула
Тебя в дугу. Свет не в ладах с тобой.
Его закон _ не твой. Его обычай
Не даст тебе богатства. Ну так что ж?
Рассорься с миром, сделай беззаконье,
Спрячь эти деньги и разбогатей.
    Аптекарь
Не я _ моя нужда дает согласье.
    Ромео
И я плачу нужде, а не тебе.
    Аптекарь
Вот порошок. В любую жидкость всыпьте,
И будь в вас силы за двадцатерых,
Один глоток уложит вас мгновенно.
    Ромео
Вот золото, гораздо больший яд
И корень пущих зол и преступлений,
Чем этот безобидный порошок.
Не ты, а я даю тебе отраву.
Купи себе еды и откормись.
Тебя ж, мое спасительное зелье,
Я захвачу к Джульетте в подземелье.
            Уходят.

        Сцена 2. Келья брата Лоренцо.

            Входит брат Джованни.
    Брат Джованни
Брат во святом Франциске! Здравствуй, брат.
            Входит брат Лоренцо.
    Брат Лоренцо
Ах, это брат Джованни!
Ты вернулся?
Что говорит Ромео? Может быть,
Есть от него из Мантуи записка?
    Брат Джованни
Я в путь с собой хотел монаха взять,
Ухаживающего за больными.
Когда я был у брата, нашу дверь
Замкнули сторожа из карантина,
Решив, что мы из дома, где чума,
И не пускали, наложив печати.
Я в Мантую никак не мог попасть.
    Брат Лоренцо
А кто ж отвез мое письмо к Ромео?
    Брат Джованни
Я никому не мог его отдать,
Так велика была боязнь заразы.
Возьми его обратно. Вот оно.
    Брат Лоренцо
Какое горе! Дело-то не шутка:
Письмо имело очень важный смысл.
Задержка этих строк грозит несчастьем.
Поди достань-ка мне железный лом
И возвращайся с ним, Джованни, в келью.
    Брат Джованни
Сейчас схожу.
            (Уходит.)
    Брат Лоренцо
Придется одному
К гробнице мне... С минуты на минуту
Джульетта может встать и не простит,
Что я еще не известил Ромео.
Но я ему еще раз напишу.
А в промежутке узнице гробницы
Позволю в келье у себя укрыться.
            (Уходит.)


        Сцена 3. Кладбище. Гробница семьи Капулетти.

            Входят Парис и паж с цветами и факелом.
    Парис
Дай факел и ступай. Пожалуй, нет:
Задуй его. Я не хочу быть видим.
Вон два-три вяза. Ляг у их корней,
Прижмись к земле и слушай
чутким ухом.
Земля внутри на кладбище пуста.
Нельзя ступить, чтобы не отдавалось.
Едва услышишь шорох, свистни мне.
Давай цветы и делай, как сказали.
    Паж
(в сторону) Мне страшно оставаться одному.
Кругом могилы. Надо поневоле!
            (Уходит.)
    Парис
Лежи в цветах _ сама, как сад в цвету.
Твоя постель из пепла и гранита.
Я руки над тобой переплету
И окроплю слезами эти плиты.
А завтра снова принесу цветов
И забросаю ими твой покров.
            Паж свистит.
Мальчишка свищет. Кто-нибудь идет.
Кого несет нелегкая к могиле
И мне побыть в раздумье не дает?
Как, с факелом? Я спрячусь за кустами.
            (Прячется.)
            Входят Ромео и Балтазар с факелом и киркой.
    Ромео
Дай мне кирку и лом. Возьми письмо.
Оно к отцу. Ты должен завтра утром
Снести его. Теперь дай факел мне.
Стань в стороне и, чтобы ни случилось,
Не вмешивайся и держись вдали.
Я вот зачем спускаюсь в подземелье:
Отчасти, чтоб взглянуть в лицо жены,
Но главное, чтоб снять с покойной
перстень
Большой цены, в котором мне нужда.
Итак, ступай отсюда и не вздумай
Ходить назад подсматривать за мной,
А то я разорву тебя на клочья
И разбросаю по всему двору.
Я сам неукротим сейчас и страшен,
Как эта ночь. Нас лучше не дразнить,
Как море в бурю и голодных тигров.
    Балтазар
Немедленно уйду, чтоб не мешать.
    Ромео
И будешь другом. Вот тебе награда.
Прощай. Ты славный малый. Будь здоров.
    Балтазар
(в сторону) А все-таки я спрячусь здесь в кустах:
Его слова и вид внушают страх.
            (Уходит.)
    Ромео
О смерть с ненасытимою утробой,
Ты съела лучший из плодов земли!
Но вот тебе я челюсти раздвину
И брюхо новой пищею набью.
            (Открывает склеп.)
    Парис
Монтекки это, шурина убийца,
Виновник слез, которые свели
Джульетту в гроб. Но негодяю мало,
И он пришел тела их осквернять.
            (Выходит вперед.)
Монтекки, стой! Не подходи к святыне.
Неужто и умершим можно мстить?
Сбежавший осужденный, подчиняйся!
Идем. Ты арестован и умрешь.
    Ромео
Да, я умру, за этим и явился,
Ты ж, милый юноша, ступай добром.
Не искушай безумного. Подумай
Об этих двух. Они тебе пример.
Не делай сызнова меня убийцей _
Тебя люблю я больше, чем себя.
Я здесь готовлю над собой расправу.
Беги, мой друг! Беги, покуда цел.
Тебя больной в горячке пожалел.
    Парис
Твои слова встречаю я презреньем
И по закону задержу тебя.
    Ромео
Ты так настойчив? Ну, так защищайся!
            Бьются
    Паж
У них дуэль! Я кликну караул!
            (Уходит.)
    Парис
Я умираю!
            (Падает.)
Если ты не камень,
Прошу, внеси меня к Джульетте в склеп.
            (Умирает.)
    Ромео
Внесу. Кто это? Надобно б вглядеться.
Родня Меркуцьо, бедный граф Парис!
О чем, когда мы ехали верхами,
Дорогой говорил мне человек?
Не о предполагаемом ли браке
Джульетты и Париса? Или нет?
Быть может, это мне во сне приснилось?
Быть может, это я с тоски прочел
В его предсмертной просьбе? Дай мне руку.
Мы в книге бедствий на одной строке.
Ты ляжешь в величавую могилу.
В могилу? Нет, в сияющий чертог.
Среди него покоится Джульетта
И наполняет светом этот склеп.
Лежи, мертвец, похороненный мертвым!
            (Кладет Париса в гробницу.)
Пред смертью на иных находит смех.
Свидетели зовут веселье это
Прощальными зарницами. Теперь
Проверю я, зарницы ль эти вспышки.
Любовь моя! Жена моя! Конец
Хоть высосал, как мед, твое дыханье,
Не справился с твоею красотой.
Тебя не победили: знамя жизни
Горит в губах твоих и на щеках,
И смерти бледный стяг еще не поднят.
И ты тут, в красном саване, Тибальт?
Какую радость я тебе доставлю!
Смотри: сразившею тебя рукой
Сейчас сражу я твоего убийцу.
Прости меня! Джульетта, для чего
Ты так прекрасна? Я могу подумать,
Что ангел смерти взял тебя живьем
И взаперти любовницею держит.
Под страхом этой мысли остаюсь
И никогда из этой тьмы не выйду.
Здесь поселюсь я, в обществе червей,
Твоих служанок новых. Здесь останусь,
Здесь отдохну навек, здесь сброшу с плеч
Томительное иго звезд зловещих.
Любуйтесь ею пред концом, глаза!
В последний раз ее обвейте, руки!
И губы, вы, преддверия души,
Запечатлейте долгим поцелуем
Со смертью мой бессрочный договор.
Сюда, сюда, угрюмый перевозчик!
Пора разбить потрепанный корабль
С разбега о береговые скалы.
Пью за тебя, любовь!
            (Выпивает яд.)
Ты не солгал,
Аптекарь! С поцелуем умираю.
            (Умирает.)
            С другого конца кладбища входит брат Лореицо с фонарем, ломом и лопатой.
    Брат Лоренцо
Будь мне опорою, святой Франциск,
Чтоб в яму не свалиться. Кто ты, малый?
    Балтазар
Не бойтесь. Я вас знаю хорошо.
    Брат Лоренцо
Благослови господь! Скажи, приятель,
Чей факел льет там бесполезный свет
Червям и черепам? Он за решеткой
У Капулетти, кажется
    Балтазар
Он там,
Святой отец. В гробнице мой хозяин,
Ваш друг.
    Брат Лоренцо
Какой?
    Балтазар
Ромео.
    Брат Лоренцо
И давно?
    Балтазар
Да с полчаса!
    Брат Лоренцо
Пойдем со мной в гробницу.
    Балтазар
Нельзя: хозяин мой не должен знать,
Что я был тут. Он мне
под страхом смерти
Велел уйти и не смотреть за ним.
    Брат Лоренцо
Ну, не ходи. Я сам пойду. Мне страшно,
И чудится какая-то беда.
    Балтазар
Когда я спал в кустах, мне показалось,
Что в споре с незнакомцем господин
Убил его у входа в склеп.
    Брат Лоренцо
Ромео!
            (Подходит к склепу.)
О господи! Чей это крови след
На плитах пред решеткою? А это?
Чьи это обагренные мечи
У входа в усыпальницу?
            (Входит в гробницу.)
Ромео!
Как бледен! А другой? Как, граф Парис?
И весь в крови? Где ключ к загадке этой?
Но спящая проснулась.
            Джульетта пробуждается.
    Джульетта
О монах,
Где мой супруг? Я сознаю отлично,
Где быть должна. Я там и нахожусь.
Где ж мой Ромео?
            Шум за сценой.
    Брат Лоренцо
Слышишь, кто-то ходит.
Уйдем скорей из этого гнезда
Заразы, смерти и оцепененья.
Другая сила, больше, чем моя,
Предупредила нас. Идем отсюда.
У ног твоих лежит твой мертвый муж,
И с ним Парис. Поторопись. Ты вступишь
Монахиней в обитель. Поспешим.
Не спрашивай меня. Подходит стража.
Джульетта, торопись! Мы на виду.
    Джульетта
Ступай один, отец. Я не пойду.
            Брат Лоренцо уходит.
Что он в руке сжимает? Это склянка.
Он, значит, отравился? Ах, злодей,
Все выпил сам, а мне и не оставил!
Но, верно, яд есть на его губах.
Тогда его я в губы поцелую
И в этом подкрепленье смерть найду.
            (Целует Ромео.)
Какие теплые!
    Первый сторож
Где это место?
Веди, любезный.
    Джульетта
Чьи-то голоса.
Пора кончать. Но вот кинжал, по счастью.
            (Схватывает кинжал Ромео.)
Сиди в чехле.
            (Вонзает его в себя.)
Будь здесь, а я умру.
            (Падает на труп Ромео и умирает.)
            Входит стража с пажом Париса.
    Паж
Вот это место. Там, где воткнут факел.
    Первый сторож
Тут кровь. Могилы надо обыскать.
Кого кругом ни встретите, хватайте.
Печальный вид! Вот мертвый граф Парис.
Вот теплая и вся в кровь Джульетта,
Хотя два дня уж как схоронена.
Сходить за князем. Вызвать Капулетти.
Поднять Монтекки. Окружите склеп.
Причина гибели их неизвестна.
Ее откроют розыск и допрос.
            Несколько сторожей возвращаются с Балтазаром.
    Второй сторож
На кладбище нашли слугу Ромео.
    Первый сторож
Покамест князь придет, не отпускать.
            Входит брат Лоренцо в сопровождении других сторожей.
    Третий сторож
Монах задержан. Плачет и рыдает.
При нем мотыга и железный лом.
Он взят у дальнего конца ограды.
    Первый сторож
Ввиду больших улик _ не отпускать.
            Входит князь со свитой.
    Князь
Какая неурочная невзгода
Так рано поднимает нас от сна?
            Входят Капулетти, леди Капулетти и другие.
    Капулетти
О чем кричат, сбегаясь отовсюду?
    Леди Капулетти
Народ бежит по улицам бегом,
Крича: "Парис", "Ромео" и "Джульетта",
И окружает наш фамильный склеп.
    Князь
Что тут случилось?
    Первый сторож
Вот лежит Ромео,
А вот Парис. А вот, светлейший князь,
Скончавшаяся перед тем Джульетта,
Опять тепла и вновь умерщвлена.
    Князь
Ищите, кто виновник изуверства.
    Первый сторож
Вот тут слуга Ромео и монах.
При них орудье взлома. Ими вскрыта
Могила эта.
    Капулетти
Боже! Глянь, жена,
Как наша дочка истекает кровью!
Кинжал ошибся местом.
Вон ремень
С его ножнами на боку Монтекки,
А он торчит у дочери в груди.
    Леди Капулетти
Ах, это все, как колокольный звон,
Мне мысль о близкой смерти навевает!
            Входят Монтекки и другие.
    Князь
Монтекки, ты сегодня рано встал,
Но до восхода сын твой закатился.
    Монтекки
Жена моя сегодня умерла:
Она не вынесла разлуки с сыном.
Какая скорбь еще готова мне?
    Князь
Взгляни и сам увидишь!
    Монтекки
О невежа!
Тесниться к гробу впереди отца!
    Князь
Сдержите горестные восклицанья,
Пока не разъяснили этих тайн.
Когда я буду знать их смысл
и корень,
То я, как предводитель ваших бед,
Не буду вас удерживать от смерти.
Пока пусть пострадавшие молчат.
Где эти подозрительные лица?
    Брат Лоренцо
Хоть без вины, как будто главный я.
Так говорят, на первый взгляд, улики.
Итак, я тут стою в двойном лице _
Как обвиняемый и обвинитель,
Чтоб осудить себя и оправдать.
    Князь
Рассказывай, что ты об этом знаешь.
    Брат Лоренцо
Я буду краток, коротко и так
Для длинной повести мое дыханье.
Простертый на земле Ромео _ муж
Джульетты, и она _ жена Ромео.
Я тайно их венчал, и в этот день
Убит Тибальт, и смерть его _ причина
Изгнанья новобрачного. О нем,
А не о брате плакала Джульетта.
Тогда для прекращенья этих слез
Вы ей велели выйти за Париса.
Она пришла ко мне, чтоб я помог
Избавиться ей от второго брака,
А то б она покончила с собой.
Я, пользуясь познаньями своими,
Дал ей снотворное. Как я и ждал,
Она уснула сном, подобным смерти,
А я Ромео написал письмо,
Чтоб он за ней приехал этой ночью,
Когда ослабнет действие питья,
И взял с собой. К несчастью, брат Джованни,
Посыльный мой, не мог отвезть письма
И мне его вернул, застряв в Вероне.
Тогда за бедной узницей, к поре,
Когда она должна была очнуться,
Пошел я сам и думал приютить
Ее до вызова Ромео, в келье.
Однако же, когда я к ней вошел
За несколько минут до пробужденья,
Я тут уж натолкнулся на тела
Погибшего Париса и Ромео.
Но вот она встает. Я, как могу,
Зову ее с собой и убеждаю
Смириться пред судьбой, но шум извне
Меня внезапно вынуждает скрыться.
Она не пожелала уходить
И, видимо, покончила с собою.
Вот все, что знаю я. Их тайный брак
Известен няне. Если в происшедшем
Я виноват хоть сколько, пусть мой век
Укоротят в угоду правосудью
За несколько часов перед концом.
    Князь
Мы праведным всегда тебя считали.
Слуга Ромео, что ты скажешь нам?
    Балтазар
Я свез Ромео весть про смерть Джульетты,
И мы пустились вскачь на лошадях
Из Мантуи сюда, к ограде склепа.
Он дал письмо для своего отца,
Которое при мне, и под угрозой
Велел его оставить одного.
    Князь
Дай мне письмо. Посмотрим содержанье.
Где графов паж, позвавший караул? _
Что делал господин твой в этом месте?
    Паж
Он возлагал цветы на гроб жены
И приказал мне отойти подальше.
Вдруг входит кто-то с факелом в руках,
И господин выхватывает шпагу.
Тут я за стражею и побежал.
    Князь
В письме подтверждены слова монаха.
Рассказывая, как он встретил весть
Про смерть жены, Ромео прибавляет,
Что добыл яду в лавке бедняка,
Чтоб отравиться в склепе у Джульетты.
Где вы, непримиримые враги,
И спор ваш, Капулетти и Монтекки?
Какой для ненавистников урок,
Что небо убивает вас любовью!
И я двух родственников потерял
За то, что потакал вам. Всем досталось.
    Капулетти
Монтекки, руку дай тебе пожму.
Лишь этим возмести мне вдовью долю
Джульетты.
    Монтекки
За нее я больше дам.
Я памятник ей в золоте воздвигну.
Пока Вероной город наш зовут,
Стоять в нем будет лучшая из статуй
Джульетты, верность сохранившей свято.
    Капулетти
А радом изваяньем золотым
Ромео по достоинству почтим.
    Князь
Сближенье ваше сумраком объято.
Сквозь толщу туч не кажет солнце глаз.
Пойдем, обсудим сообща утраты
И обвиним иль оправдаем вас.
Но повесть о Ромео и Джульетте
Останется печальнейшей на свете...
            Уходят.


    Шекспир В. Полное собрание сочинений: В 14т.
    Т.6, М.: Терра, 1993, сс.7-198
    ISBN 5_85255_202_X (т.6)
    ISBN5_85255_192_9

        Примечания и комментарии 

    Трагедия эта при жизни Шекспира была издана три или четыре раза - в 1597,
    1599, 1609 годах и еще один раз, неизвестно в каком году, прежде чем она
    была включена в фолио 1623 года. Большинство критиков датируют пьесу 1595
    годом или даже ранее.
    Еще больше, нежели значительное число прижизненных изданий, о популярности
    пьесы в шекспировские времена свидетельствует то, что в фолио 1623 года,
    находившемся в читальном зале Оксфордского университета, наиболее
    замусолены уголки страниц, содержащих данную трагедию, и из них те, где
    напечатана ночная сцена свидания (III, 5).
    История юной любви двух отпрысков враждующих домов, кончающаяся трагически
    вследствие случайного рокового недоразумения, много раз обрабатывалась уже
    в древней литературе, и тема эта была хорошо известна Шекспиру хотя бы по
    истории Пирама и Фисбы, забавно использованной им в "Сне в летнюю ночь".
    Но в данном случае, как показывает итальянская оболочка трагедии, эта тема
    была взята им из новелл и драм итальянского Возрождения.
    Самая ранняя из сохранившихся обработок этого сюжета, крайне популярного в
    ренессансной Италии, принадлежит Мазуччо ("Новеллино", 1746 г.; новелла 36)
    , у которого любящие носят еще другие имена, и события происходят в Сьене.
    Но уже у Луиджи да Порто ("История двух благород-
ных любовников", около 1524 г.) действие перенесено в Веро-ну, любящие
получили имена Ромео и Джульетта, а кроме того, получили фамильные имена,
упоминаемых Данте враждующих семей - Монтекки и Капулетти ("Чистилище", VI,
106). В этой форме от да Порто сюжет перешел к Больдери .("Несчастная
любовь", 1553), Банделло ("Новеллы", 1554), Луиджи Грото (трагедия "Адриана",
изд. 1578) и, наконец, к Джироламо делла Корта, который в своей "Истории
Вероны" (1594-1596) выдает эту повесть за истинное происшествие. Вероятно,
вскоре после этого и была сфабрикована явно поддельная гробница Ромео и
Джульетты, которую до сих пор показывают в Вероне туристам.
    Рассказ Банделло послужил основой для драмы Лопе де Вега "Кастельвины и
    Монтесы" (ок. 1600 г.), а кроме того, французский перевод его, сделанный
    Пьером Буато ("Трагические истории", 1599), был в свою очередь переведен
    на английский язык Пейнетером в его "Дворце наслаждений" (1565-1567) и
    свободно обработан в обширной поэме Артура Брука "Ромео и Джульетта"
    (1562). Именно последняя и послужила Шекспиру главным, а может быть, даже
    единственным источником для его пьесы.
    Но в то время как поэма Брука представляет собой тягучее и мало
    художественной произведение, Шекспир создал из того же самого материала
    подлинный шедевр. Он внес в
свой образец ряд новых лирических и патетических черт, углубил или
переосмыслил большинство характеров персонажей, принес удивительно яркие и
нежные краски и в результате этого придал всей истории совсем иной характер,
чем тот, какой она имела у Брука, и, добавим, у большинства старых итальянских
авторов.
    Начнем с внешних, но очень глубоких по смыслу черт. Тогда как у Брука
    действие длится девять месяцев, и влюбленные целых три месяца
    наслаждаются своим счастьем, у Шекспира действие уложено всего в пять
    дней (по точным, заботливо им расставленным указаниям, от воскресенья до
    пятницы), и блаженство влюбленных длится лишь несколько часов. Отсюда -
    чрезвычайная стремительность действия, подчеркивающая пылкость чувств. В
    связи с этим Шекспир перенес время событий с зимы на июль месяц, когда от
    южного зноя страсти - как любовь, так и ненависть - еще более
    разгораются. Еще существеннее то, что Шекспир ввел ряд очень
    выразительных сцен, которых нет у Брука: последнее прощание любящих на
    заре (III, 5), вмешательство Тибальта на балу (I, 5), появление Париса в
    склепе (V, 3) и т.д., очень усиливающих и лиризм, и драматизм пьесы.
    Добавлено также несколько смешных буффонад, оживляющих пьесу и придающих
    ей колоритность.
    Но главное отличие - в основном замысле шекспировской пьесы, имеющем
    очень мало общего с поэмой Брука. Последняя - никак не ренессансная поэма
    любви, поэма расцветающей личности, порывающей с миром косных
    средневековых норм и борющихся за свое свободное чувство. Правда, Брук
    изображает любящих не без некоторого сочувствия, но все же в его тягучей
    поэме ощущается привкус морали и умеренности (морали, которую один
    немецкий критик середины XIX в. удивительным образом хотел найти в
    трагедии Шекспира) . Чувство Ромео и Джульетты у него - если и не "грех"
    то, во всяком случае, - чрезмерность и заблуждение, за которые их
    постигает неизбежная кара. У Шекспира в связи с коренным изменением смысла
    всей истории соответственно, как мы сейчас увидим, изменены и
    переосмыслены все главные характеры. Все в его пьесе подчинено идее
    прославления любви, солнечной и свободной.
    Лессинг в "Гамбургской драматургии" (письмо XV) говорит: "Сама любовь
    диктовала Вольтеру его "Заиру!" - говорит один учтивый критик довольно
    любезно. Вернее было бы сказать: галантность. Я знаю только одну
    трагедию, которую внушила любовь: это "Ромео и Джульетта" Шекспира". И
    Белинский писал о шекспировской трагедии ("Сочинения Александра Пушкина",
    статья пятая, 1844): "Пафос шекспи-ровой драмы "Ромео и Джульетта"
    составляет идея любви, -
и потому пламенными волнами, сверкающими ярким светом звезд, льются из уст
любовников восторженные патетические речи... Это пафос любви, потому что в
лирических монологах Ромео и Джульетты видно не одно только любование друг
другом, но и торжественное, гордое, исполненное упоения признание любви, как
божественного чувства. В тех монологах Ромео и Джульетты, когда их любви
начало угрожать несчастье, бурным потоком изливается энергия раздраженного
чувства, вдруг встретившего препятствие своему вольному и широкому разливу".
    Но любовь представлена здесь не абстрактно, не как обособленный случай,
    вне всякой связи с борющимися общественными силами, а как продукт и
    выражение социальных конфликтов данной исторической эпохи. До того
    времени, когда столкновение общественных сил стало предметом
    непосредственного изображения в литературе, а нередко даже и после этого,
    оно выступало в ней в обличье любовного чувства, угнетаемого или
    раздавленного окружающим обществом. Таков смысл трагической легенды о
    любви Тристана и Изо-льды, трагедии Расина "Баязет", любовной темы "Дон
    Кар-лоса" Шиллера и целого ряда других произведений, в которых любящие
    как бы бросают вызов существующему строю и общепринятым законам и нормам,
    в результате чего они гибнут жертвой господствующих нравов и понятий. То же
самое находим мы и в Шекспировской трагедии, где несчастная случайность с
посланцем-монахом воспринимается читателем лишь как внешняя причина гибели
любящих, тогда как истинная, "коренная" причина заключается в атмосфере
вражды, окружающей их и принуждающей все время прибегать для спасения своей
любви к самым рискованным средствам, из которых не то, так другое, не
сегодня, так завтра неизбежно должно привести к катастрофе. Правда, в пьесе
наличиствует и другая концепция, перешедшая к Шекспиру из современной ему
теории трагедии: идея роковой случайности, превратностей, фатальности судьбы
человека, в силу тайных, непостижимых причин, возносящих его на вершину
величия и счастья или ввергающих его в пучину бедствий. Следы этой концепции
мы видим во многих местах пьесы, особенно в роли Ромео.
    И все же не "фатум", не роковая природа их чувства повинны в гибели Ромео
    и Джульетты, а та обстановка, в которой они оказались, старинная вражда
    их семей, создавшая невозможные условия, которые привели к гибели этих
    исключительных по силе и душевной красоте людей. Вся композиция пьесы,
    все ее ведущие характеры указывают на это.
    Старинная вражда двух семей, Монтекки и Капулетти, препятствует браку
    любящих, которые принадлежат к ним.
    Вся зловредность и все бездушие этой слепой, бессмысленной вражды
    подчеркиваются тем, что никто уже не помнит ее причин. Нигде в пьесе
    эти причины ни малейшим намеком не обозначены! Оба старика, главы домов,
    в душе тяготятся этой враждой. Но вражда не умерла, и всегда находятся
    горячие головы, особенно из числа молодежи (особенно Тибальт), готовые по
    любому поводу снова ее разжечь, - и тогда снова льется кровь, снова кипят
    дикие страсти и нарушается здоровая, нормальная жизнь города.
    Это старое, средневековое начало, восходящее корнями еще к дофеодальному
    институту родовой вражды и кровной мести, напоминает картину
    эгоистического своеволия феодальных баронов, изображенную в почти
    одновременно созданных Шекспиром хрониках. И как там, так и здесь,
    носителем здорового начала, пытающимся обуздать этот разгул
    анархофеодальных сил, выступает монарх, веронский герцог, обрекший на
    изгнание всякого, кто возьмется за оружие, возобновив эту старую
    внутреннюю распрю.
    Но есть еще третья сила, более великая и мощная, чем монарх, сила,
    выразителем воли которой, как представлялось Шекспиру и как грезилось
    многим в XVI-XVII веках, являлся монарх. Это - народ. Не случайно во
    время очередного уличного побоища между приверженцами
обоих домов (I, 1) на сцену выбегают горожане и пристава с палками, крича:
"Бей Капулетти!" - "Бей Монтекки!", а некоторые призывают бить и тех, и
других; ибо дерущиеся, и те, и другие, одинаково чужды и враждебны им
вследствие их упорства в застарелом соперничестве. Так и Меркуцио, друг
Ромео, жизнерадостный и остроумный выразитель духа Ренессанса, умирая от
руки Тибальта, одного из Капулетти, не делает различия между ними, когда
восклицает: "Чума на оба ваших дома!" (III, 1). И в последней сцене, когда
все уже свершилось, мы узнаем, что народ с криками: "Ромео!", "Джульетта!",
"Граф Парис!" - бежит по улицам, очевидно, стремясь увидеть тела всех трех
погибших и выразить им свое сочувственное восхищение.
    Воплощенное в темной распре двух семей злое начало глубоко противоположно
    гуманистическим идеям свободы, человечности, радости жизни, воплощенным в
    образах Ромео и Джульетты.
    Злоба и ненависть убили светлое, молодое чувство. Но в своей смерти юные
    любовники победили. Над их гробом происходит примирение обеих семей.
    Поэтому от трагедии в целом веет не пессимизмом, а бодрым утверждением
    новой жизни. История Ромео и Джульетты, которым их родители клянутся
    соорудить золотые статуи, будет жить в веках как обличение человеческой
    слепоты и бездушия, как славосло-
вие правды и любви. Так любовь оказалась сильнее ненависти.
    Это приводит нас к вопросу, упорно обсуждавшемуся в шекспировской
    критике: можно ли признать пьесу трагедией в полном смысле слова. Этому
    препятствует, помимо только что указанного жизнеутверждающего финала,
    общий светлый фон ее. Вся пьеса как-то особенно "принаряжена" и
    расцвечена. Замечательно обилие в ней веселых сценок и шуток. Комический
    элемент мы встретим и в других, более поздних трагедиях Шекспира
    ("Гамлет", "Макбет", особенно "Король Лир"), но там он имеет целью
    усилить трагическое , оттенив его. Здесь же он приобретает почти
    самостоятельное значение, ослабляя трагическое.
    Но больше всего мешает признать пьесу трагедией в шекспировском понимании
    этого термина то, что наряду с борьбой героев против их окружения здесь
    нет внутренней их борьбы (как, скажем, в "Гамлете", "Отелло", отчасти
    "Макбет" и т.п.)
    Тем не менее, если пьеса и не удовлетворяет всем требованиям жанра
    трагедии, она все же воспринимается нами как трагедия - как особый тип
    трагедии, трагедии лирической и оптимистической - по величественности
    образов и возвышенной величавости борьбы, которую ведут протагонисты
    пьесы с господствующим укладом. И то и другое нисколь-
ко не умаляется тем, что борьба эта далеко не является непосильной или
преждевременной, как мы обычно наблюдаем это в трагедиях эпохи (например,
в названных выше трагедиях Шекспира), а наоборот, победа светлого начала
кажется обеспеченной и исторически созревшей. В этом-то и заключается
своеобразие данной пьесы в ряду творений Шекспира, как бы мы ее ни называли,
следуя терминологии канонической поэтики.
    Существенным для этой трагической поэмы любви является то, что помимо
    раскрытия всей силы и очарования юной страсти Шекспир показывает ее
    развивающее и обогащающее действие на человеческую личность.
    Ромео вырастает в пьесе на наших глазах, последовательно проходя три
    стадии. Вначале, до встречи с Джульеттой, это наивный юноша, еще сам не
    понимающий своей натуры и своих душевных запросов. Он хочет тоже принять
    участие в типично ренессансном (сравните с этим сонеты, поэмы, некоторые
    ранние комедии Шекспира) культе любви, хочет не отстать от других и
    внушает себе, что влюблен в черноглазую Розалинду, по которой томно
    вздыхает. На самом же деле это чисто "мозговое", надуманное увлечение,
    которое не затрагивает по-настоящему его сердца. Как бы желая подчеркнуть
    это, Шекспир вовсе не выводит на сцену этот бледный фантом, в отличие от
    Брука, делающего его
вначале активным действующим лицом. Но, увидев Джульетту, Ромео сразу
перерождается. Он мгновенно чувствует, что она - его избранница, что с ней
связана его участь. Ромео становится взрослым, зрелым человеком, который не
просто мечтает, но уже действует, борется за свое живое чувство. С этой
минуты все его слова и поступки полны энергии и решительности, а вместе с тем
большой внутренней простоты и искренности.
    Наконец, когда Ромео получает ложное известие о смерти Джульетты, он еще
    раз преображается. Он чувствует, что для него жизнь кончена: он как бы
    поднимается над собой и всем окружающим, чтобы посмотреть на мир извне, с
    большой высоты. Ромео приобретает ту проницательность и мудрость, ту
    отрешенность и объективность, которые свойственны иногда старым людям,
    много испытавшим и продумавшим. Теперь Ромео начинает понимать мир лучше,
    чем раньше. Ему открываются силы, руководящие людьми.
    Таким же образом, под влиянием овладевшего ею всепоглощающего чувства
    вырастает в пьесе и Джульетта. Из кроткой и наивной девочки, какой она
    показана вначале, она превращается в созревшую душой женщину, идущую на
    все ради своего чувства, в подлинную героиню. Она порывает со своей
    семьей, со своими привыч-
ками и обстановкой жизни ради любимого. Во имя своей любви она подвергает
себя величайшей опасности, когда решается выпить снотворный напиток.
Достаточно прочесть ее замечательный монолог по этому поводу (в конце сцены -
IV, 4), чтобы понять тот ужас, который она испытывает, и всю силу
проявленного ею мужества. Наконец, она бестрепетно принимает смерть, чтобы
уйти из жизни вместе с Ромео.
    Следует отметить, что Джульетта на протяжении всей пьесы проявляет
    гораздо больше энергии и инициативы, чем Ромео, изобретая средства в
    защиту своей любви, борясь со своей судьбой или активно устремляясь
    навстречу судьбе. Ведь ей, юной девушке, гораздо труднее оторваться от
    родной семьи, бежать из отцовского дома, чем молодому человеку, как
    Ромео, с самого начала изображенному эмансипировавшимся, обособившимся от
    родителей и семейной обстановки. Родителям приходится лишь издали следить
    за его судьбой, узнавать о его действиях и чувствах не непосредственно от
    него, а от его друзей, например, от Бенволио (I, 1). (Вот, кстати, почему
    обстановка дома Капулетти, да и характеры родителей Джульетты обрисованы
    Шекспиром несравненно подробнее, чем дом Монтекки.) Джульетта гораздо
    сердечнее, теплее, душевно богаче, чем ее избранник. Он риторически
    сравнивает себя со школьником, тогда как первая ее
мысль - об опасности, которой он подвергается во владениях ее отца. Не Ромео,
а Джульетта отвергает клятвы. Не он, а она говорит простые слова: "Хотела бы
приличье соблюсти... Но нет, прочь лицемерье! Меня ты любишь?" (II, 2). Ромео
даже и после своего перерождения лишь наполовину избавился от самонаблюдения.
Джульетта цельнее, богаче оттенками чувств, деятельнее. Стоит сравнить
разницу между горячностью ее речей с Ромео, кормилицей, братом Лоренцо и
сдержанностью, уклончивостью с родителями или с Парисом. Не случайно в
заключительной строке трагедии у Шекспира сказано не "повесть о Ромео и
Джульетте", а "повесть о Джульетте и ее Ромео".
    Главные герои трагедии окружены целым рядом образов, которые оттеняют и
    усиливают основную мысль пьесы. Здесь на первое место должен быть
    поставлен брат Лоренцо. Этот помощник возлюбленных в борьбе с угнетающим
    их миром - монах только с виду: кроме звания и одежды, в нем самом, как и
    в его речах, нет ничего церковного.
    В средние века и нередко еще в эпоху возрождения молодые люди уходили в
    монастыри не из благочестия, а чтобы обеспечить себе возможность
    спокойного существования, посвященного занятию науками и далеко не
    "богобоязненным" размышлениям (вспомним хотя бы Рабле). Монах Лоренцо
    отнюдь не был явлением исключительным.
    По существу - он философ и естествоиспытатель, который собирает травы и
    минералы, исследует их, изучает добрые и злые силы природы. (11,3):
    "Земля, природы мать - ее ж могила: что породила, то и схоронила. Припав
    к ее груди, мы целый ряд найдем рожденных ею разных чад..." Зачатки
    диалектики есть и в его рассуждениях о наличии доброго в злом и злого в
    добром (там же) в зависимости от того, как мы им пользуемся - разумно или
    злоупотребляя. Истинный пантеист, брат Лоренцо занимает место на прямой
    линии развития, идущей от Франциска Ассизского к Джордано Бруно.
    Лоренцо - олицетворение мудрости, естественности и доброты. За добро,
    которое он творит, он не получает, - да и не ищет, - даже слова
    благодарности. Он сочувствует любящим, заботится о них, помогает им как
    может, а когда все его усилия оказываются бесполезными - он оплакивает их
    с глубокой любовью.
    Очень характерен эпизодический образ Меркуцио. Характерен потому, что он
    акцентирует итальянский и ренес-сансный колорит всей пьесы. Пушкин писал
    об этой трагедии:
    "В ней отразилась Италия, современная поэту, с ее климатом, страстями,
    праздниками, негой, сонетами, с ее роскошным языком, исполненным блеска и
    concetti. Так понял Шекспир драматическую местность. После Джюльеты,
    после Ромео, сих двух очаровательных созданий шекспировской
грации, Меркутио, образец молодого кавалера того времени, изысканный,
привязчивый, благородный Меркутио, есть замечательнейшее лицо изо всей
трагедии. Поэт избрал его в представители Итальянцев, бывших модным народом
Европы, "французами XVI века". К этой тонкой характеристике трудно что-либо
прибавить.
    Очень интересен образ графа Париса - жениха Джульетты, назначенного ей
    отцом. Шекспиру легко было сделать его уродом, стариком, существом грубым
    и низменным. Вместо этого он обрисовал Париса как красивого и изящного
    юношу, хорошо воспитанного, благородного, искренне любящего Джульетту. В
    этом заключена тонкая мысль. При всех своих видимых достоинствах Парис,
    если сравнить его с Ромео, внутренне пуст и бездушен. Недаром кормилица
    говорит, что он "словно вылит из воска". В нем нет огненного чувства
    Ромео, все его слова и движения посредственны, лишены значительности.
    Он оплакивает Джульетту, считая, что она умерла, и приносит на ее могилу
    цветы, но он оказался в силах пережить ее. Парису более подошла бы в
    качестве возлюбленной Розалинда, которую он окружил бы своей
    благопристойной и спокойной любовью, чем Джульетта, для которой любовь -
    это вся жизнь. Джульетта приходит в ужас от мысли о браке с Парисом не
    потому, что он был чем-нибудь плох или противен ей, а
лишь потому, что она может любить только одного, избранного ею навеки - Ромео.
    Для оживления и раскраски действия Шекспир ввел в пьесу еще ряд более или
    менее ярких фигур (старый Капу-летти, Тибальт, Бенволио и другие). Очень
    забавны шутовские сцены со слугами. Еще больше веселья, хотя и другого
    рода, несет с собой образ кормилицы - натуры грубой и достаточно пошлой,
    но не лишенной здравого смысла и своеобразного юмора. Очень живо передана
    также атмосфера итальянского города, залитого солнцем, от горячих лучей
    которого мысль работает быстрее и страсти разгораются с еще большей силой.
    "Ромео и Джульетта" - одна из тех пьес Шекспира, которые наиболее богаты
    красками. В ней много разных тонов, от веселой улыбки до дикого отчаяния,
    от нежной любви до лютой злобы. Но над всем преобладает любовь к жизни и
    вера в победу правды и добра.
    Трагедия эта - одно из тех созданий Шекспира, которые не только вызвали
    огромное число критических исследований и оценок, но и обрели долгую
    жизнь в искусстве. Из ее литературных отголосков одним из наиболее
    известных является, пожалуй, новелла Готфрида Келлера "Сельские Ромео и
    Джульетта". Бесчисленны отражения этой пьесы в изобразительном искусстве.
    Но особен-
но глубоки в проникновенны музыкальные переложения (опера Гуно, симфония
Берлиоза, поэмы Чайковского и Свендсена, балет Прокофьева) этого
музыкальнейшего творения Шекспира.


                А.Смирнов




        Примечания к тексту "Ромео и Джульетты"

    Эскал
Описывамые события, согласно легенде, произошли в начале XIV века, когда
Вероной правил Бартоломео делла Скала; отсюда имя в шекспировской пьесе: Эскал.
    Кормилица
Женщины не играли на сцене эпохи Шекспира. Роль кормилицы исполнял комик,
игравший роли шутов.
    Мантуя
город в северо-западной части Ломбардии. Мантуя являлась самостоятельным
княжеством.
    Пролог
Текст пролога произносил хор. Роль "хора" в театре эпохи Шекспира исполнял
актер, одетый в черный плащ.
    Я буду грызть ноготь...
Грызть ноготь большого пальца, щелкая им о зубы, считалось оскорблением
(таким же, как показать язык).
    Где меч мой боевой?
В эпоху Шекспира боевые длинные средневековые мечи были уже пережитком.
Деталь, намекающая на старость синьора Капулетти.
    Виллафранка - небольшой город около Вероны.
    Ей нет еще четырнадцати лет.
В ту эпоху не только в Италии, но и в Англии девочка четырнадцати лет
считалась "на выданье".
    Хорош при этом также подорожник.
Подорожник применялся как средство лечения при ранениях и ушибах.
    Я факельщиком буду.
В группе ряженых тот, кто не умел или не желал танцевать, брал на себя
ответственность факельщика.
    Все королева Маб.
Имя этой феи - кельтского происхождения (Англия до завоевания ее англосаксами
в V-VII веках была населена кельтами). Маб названа "родоприемницей" в двойном
значении: во-первых, она, согласно народному поверью, помогала рождению снов,
а во-вторых, согласно другому поверью, подменивала новорожденных младенцев
оборотнями.
    Заводятся в ногтях у мастериц.
Согласно старинному английскому народному поверью, у ленивых девушек
заводятся под ногтями червячки.
    О нищей и царе Кофетуа.
Кофетуа - легендарный африканский царь, воспетый в старинной английской
народной балладе. Кофетуа был женоненавистником, но однажды он увидел из
окна своего дворца нищую девушку и полюбил ее на всю жизнь.
    ... кота Тибальта из сказки...
Тибальтом зовут кота в английском варианте "Рейнеке Лиса", знаменитого
произведения средневекового эпоса.
    А его бессмертные passado, его punto reverse, его hoi!
Passado, punto reverse - итальянские названия приемов фехтования; hai -
принятое в то время восклицание фехтовальщика во время выпада.
    ... не стало места на старых лавках!
Намек на случай, действительно имевший место в Лондоне. Когда среди
английской щегольской молодежи стало модным носить широкие французские
штаны (короткие, до колен, и похожие на два баллона), однажды случилось,
что члены палаты лордов, среди которых были и молодые щеголи, не поместились
на своих старинных скамьях.
    Лаура
возлюбленная Петрарки, воспетая им в сонетах.
    Розмарин
цветок; считался символом верной любви.
    Одну из твоих девяти жизней, кошачий царь...
Имеется в виду старинная английская поговорка: "У кошки девять жизней".
    Фаэтон
в античной мифологии сын Феба, бога солнца. Он взялся править солнечной
колесницей своего отца, но погнал коней так быстро, что колесница
опрокинулась, и солнце обожгло землю, превратив часть Африки в пустыню.
    Убьет вернее взгляда василиска.
Василиск - сказочное чудовище, один взгляд которого будто бы убивает человека.
    ... как стоны мандрагоры...
Согласно обычаю, жених будил невесту в день свадьбы музыкой и пением.
    Когда в груди терзания и муки...
Эти стихи, принадлежащие поэту и драматургу Ричарду Эдвардсу, были, вероятно,
текстом популярного в то время романса. Возможно, что в этой сцене скрыт
направленный против легковесной поэзии полемический выпад со стороны
Шекспира, который иронизирует над бессодержательным эпитетом "серебряные
звуки".
    В аптеке черепаха, крокодил...
Аптекари в Англии времен Шекспира украшали свои лавки чучелами черепах,
крокодилов и других причудливых на вид животных,
    что придавало аптекам "таинственный" вид. Медицина была близка к
    знахарству.


 

<< НАЗАД  ¨¨ КОНЕЦ...

Другие книги жанра: классические произведения

Оставить комментарий по этой книге

Переход на страницу: [1] [2]

Страница:  [2]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама
Форма n 3 путевой лист легкового автомобиля бланк здесь