классические произведения - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: классические произведения

Шекспир Уильям  -  Венецианский купец


Переход на страницу:  [1] [2] [3]

Страница:  [1]





ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

     Дож Венеции.

     Принц Марокканский
                        } Женихи Порции
     Принц Арагонский

     Антонио, венецианский купец.
     Бассанио, его друг.

     Саланио    |
     Саларино   | друзья Антонио
     Грациано   } и Бассанио.
     Салерио    |

     Лоренцо, влюбленный в Джессику.
     Шейлок, богатый еврей.
     Тубал, еврей, друг его.
     Ланчелот Гоббо, шут, слуга Шейлока.
     Старый Гоббо, отец Ланчелота.
     Леонардо, слуга Бассанио.

     Бальтазар
                } слуги Порции.
     Стефано

     Порция, богатая наследница.
     Нерисса, ее прислужница.
     Джессика, дочь Шейлока.

    Венецианские сенаторы, члены суда, тюремщик, слуги Порции и другие. 

                Действие происходит частью в Венеции, частью
                 в Бельмонте, поместье Порции на материке.


АКT I 

СЦЕНА 1

                              Венеция. Улица.
                    Входят Антонио, Саларино и Саланио.

                                  Антонио

                    Не знаю, отчего я так печален.
                    Мне это в тягость; вам, я слышу, тоже.
                    Но где я грусть поймал, нашел иль добыл.
                    Что составляет, что родит ее, -
                    Хотел бы знать!
                    Бессмысленная грусть моя виною,
                    Что самого себя узнать мне трудно.

                                  Саларино

                    Вы духом мечетесь по океану,
                    Где ваши величавые суда,
                    Как богатей и вельможи вод
                    Иль пышная процессия мореная,
                    С презреньем смотрят на торговцев мелких,
                    Что кланяются низко им с почтеньем,
                    Когда они летят на тканых крыльях.

                                  Саланио

                    Поверьте, если б я так рисковал,
                    Почти все чувства были б там мои -
                    С моей надеждой. Я бы постоянно
                    Срывал траву, чтоб знать, откуда ветер,
                    Искал на картах гавани и бухты;
                    Любой предмет, что мог бы неудачу
                    Мне предвещать, меня бы, несомненно,
                    В грусть повергал.

                                  Саларино

                                       Студя мой суп дыханьем,
                    Я в лихорадке бы дрожал от мысли,
                    Что может в море ураган наделать;
                    Не мог бы видеть я часов песочных,
                    Не вспомнивши о мелях и о рифах;
                    Представил бы корабль в песке завязшим,
                    Главу склонившим ниже, чем бока,
                    Чтоб целовать свою могилу! В церкви,
                    Смотря на камни здания святого,
                    Как мог бы я не вспомнить скал опасных,
                    Что, хрупкий мой корабль едва толкнув,
                    Все пряности рассыпали бы в воду
                    И волны облекли б в мои шелка, -
                    Ну, словом, что мое богатство стало
                    Ничем? И мог ли б я об этом думать,
                    Не думая при том, что если б так
                    Случилось, мне пришлось бы загрустить?
                    Не говорите, знаю я: Антонио
                    Грустит, тревожась за свои товары.

                                  Антонио

                    Нет, верьте мне: благодарю судьбу -
                    Мой риск не одному я вверил судну,
                    Не одному и месту; состоянье
                    Мое не мерится текущим годом:
                    Я не грущу из-за моих товаров.

                                  Саларино

                    Тогда вы, значит, влюблены.

                                  Антонио

                                                 Пустое!

                                  Саларино

                    Не влюблены? Так скажем: вы печальны.
                    Затем что вы невеселы, и только!
                    Могли б смеяться вы, твердя: "Я весел,
                    Затем что не грущу!" Двуличный Янус!
                    Клянусь тобой, родит природа странных
                    Людей: одни глазеют и хохочут,
                    Как попугай, услышавший волынку;
                    Другие же на вид, как уксус, кислы,
                    Так что в улыбке зубы не покажут,
                    Клянись сам Нестор, что забавна шутка!

                    Входят Бассанио, Лоренцо и Грациано.

                                  Саланио

                    Вот благородный родич ваш Бассанио;
                    Грациано и Лоренцо с ним. Прощайте!
                    Мы в лучшем обществе оставим вас.

                                  Саларино

                    Остался б я, чтоб вас развеселить,
                    Но вот я вижу тех, кто вам дороже.

                                  Антонио

                    В моих глазах цена вам дорога.
                    Сдается мне, что вас дела зовут
                    И рады вы предлогу удалиться.

                                  Саларино

                    Привет вам, господа.

                                  Бассанио

                    Синьоры, но когда ж мы посмеемся?
                    Когда? Вы что-то стали нелюдимы!

                                  Саларино

                    Досуг ваш мы делить готовы с вами.

                         Саларино и Саланио уходят.

                                  Лоренцо
                                (к Бассанио)

                    Синьор, раз вы Антонио нашли,
                    Мы вас оставим; но прошу - к обеду
                    Не позабыть, где мы должны сойтись.

                                  Бассанио

                    Приду наверно.

                                  Грациано

                    Синьор Антонио, вид у вас плохой;
                    Печетесь слишком вы о благах мира.
                    Кто их трудом чрезмерным покупает
                    Теряет их. Как изменились вы!

                                  Антонио

                    Я мир считаю, чем он есть, Грациано:
                    Мир - сцена, где у всякого есть роль;
                    Моя - грустна.

                                  Грациано

                                    Мне ж дайте роль шута!
                    Пускай от смеха буду весь в морщинах;
                    Пусть лучше печень от вина горит,
                    Чем стынет сердце от тяжелых вздохов.
                    Зачем же человеку с теплой кровью
                    Сидеть подобно мраморному предку?
                    Спать наяву или хворать желтухой
                    От раздраженья? Слушай-ка, Антонио:
                    Тебя люблю я; говорит во мне
                    Любовь. Есть люди, у которых лица
                    Покрыты пленкой, точно гладь болота:
                    Они хранят нарочно неподвижность,
                    Чтоб общая молва им приписала
                    Серьезность, мудрость и глубокий ум.
                    И словно говорят нам: "Я оракул,
                    Когда вещаю, пусть и пес не лает!"
                    О мой Антонио! Знаю я таких,
                    Что мудрыми слывут лишь потому,
                    Что ничего не говорят, - тогда как,
                    Заговорив, они терзали б уши
                    Тем, кто, их слыша, ближних дураками
                    Назвал бы, верно. - Да об этом после.
                    Но не лови ты на приманку грусти
                    Такую славу - жалкую рыбешку! -
                    Пойдем, Лоренцо. -  Ну, пока прощай!
                    А проповедь я кончу, пообедав.

                                  Лоренцо

                    Итак, вас оставляем - до обеда.
                    Придется мне быть мудрецом таким
                    Безмолвным: говорить не даст Грациано!

                                  Грациано

                    Да, поживи со мною года два -
                    Звук голоса ты своего забудешь.

                                  Антонио

                    Ну, для тебя я стану болтуном!

                                  Грациано

                    Отлично: ведь молчанье хорошо
                    В копченых языках да в чистых девах.

                         Грациано и Лоренцо уходят.

                                  Антонио

                    Где смысл в его словах?

                                  Бассанио

     Грациано  говорит  бесконечно  много  пустяков,  больше, чем кто-либо в
Венеции;  его  рассуждения  - это два зерна пшеницы, спрятанные в двух мерах
мякины.  Чтобы  их  найти, надо искать весь день, а найдешь - увидишь, что и
искать не стоило.

                                  Антонио

                     Ну, хорошо. Скажите - кто та дама,
                     К которой дали вы обет поехать
                     На поклоненье? Вы мне обещали.

                                  Бассанио

                     Небезызвестно вам, Антонио,
                     Как сильно я дела свои расстроил,
                     Ведя пышней гораздо образ жизни,
                     Чем позволяла скромность средств моих.
                     Я не ропщу, что должен сократить
                     Роскошный обиход: одна забота -
                     Как с честью выйти из больших долгов,
                     В какие мотовство меня втянуло.
                     Вам должен я, Антонио, больше всех -
                     И деньгами и дружбой. Эта дружба
                     Порукой мне, что смело вам могу
                     Открыть мои намеренья и планы,
                     Как от долгов очиститься совсем.

                                  Антонио

                     Скажите все мне, добрый мой Бассанио;
                     И если ваши планы, как вы сами,
                     Согласны с честью, - уверяю вас,
                     Мой кошелек, я сам, мои все средства -
                     Открыто все, чтоб только вам помочь.

                                  Бассанио

                     Еще в дни школы, потеряв стрелу,
                     За ней я тотчас вслед пускал другую, -
                     И в ту же цель, следя усердней только, -
                     Чтоб первую найти; рискнув двумя,
                     Я часто обе находил. Пример
                     Беру из детства - так мой план невинен.
                     Я много должен вам; как безрассудный
                     Мальчишка, это все я потерял.
                     Но коль решитесь вы стрелу вторую
                     Послать за первой вслед, - не сомневаюсь,
                     Что, целясь метко, иль найду я обе,
                     Иль возвращу вторую, благодарным
                     За первую оставшись должником.

                                  Антонио

                     Вы знаете меня; не тратьте ж время,
                     Ища окольный путь к моей любви.
                     Вы больше огорчаете меня,
                     В моем сильнейшем чувстве сомневаясь,
                     Чем если б разорили впрах меня.
                     Скажите просто мне, что надо сделать
                     И что, по-вашему, я сделать в силах, -
                     И я готов на все. Так говорите ж!

                                  Бассанио

                     Богатая наследница в Бельмонте
                     Живет; красавица - прекрасней вдвое
                     Высокой добродетелью; порой
                     Ее глаза привет мне молча слали.
                     Ей имя - Порция; она не ниже
                     Супруги Брута, дочери Катона.
                     Все знают цену ей: из разных стран
                     Четыре ветра навевают ей
                     Искателей. А солнечные кудри
                     Как золотое светятся руно;
                     Бельмонт они в Колхиду обращают,
                     И не один Язон туда стремится.
                     О, будь возможность у меня, Антонио,
                     С любым из них достойно состязаться, -
                     Душа моя предсказывает мне,
                     Что я бесспорно одержу победу.

                                  Антонио

                     Ты знаешь, вся моя судьба - на море:
                     Нет у меня ни денег, ни товаров,
                     Чтоб капитал достать; ступай, узнай,
                     Что может сделать мой кредит в Венеции.
                     Его я выжму весь и до предела,
                     Чтоб к Порции в Бельмонт тебя отправить.
                     Ступай, - разузнавать мы будем оба,
                     Где деньги есть: найдем их, без сомненья,
                     Под мой кредит иль в виде одолженья.

                                  Уходят.


СЦЕНА 2

                      Бельмонт. Комната в доме Порции.
                          Входят Порция и Нерисса.

                                   Порция

     Правду  сказать,  Нерисса, моя маленькая особа устала от этого большого
мира.

                                  Нерисса

     Так  бы  это  и было, моя дорогая синьора, если бы у вас несчастий было
столько  же,  сколько счастья. Но, видно, тот, кто слишком много ест, болеет
точно  так  же, как тот, кто мучается от голода. Поэтому счастье - в золотой
середине: излишество скорей доводит до седых волос, чем умеренность, которая
ведет к долговечности.

                                   Порция

     Прекрасные нравоучения, и прекрасно сказаны.

                                  Нерисса

     Они были бы еще лучше, если бы исполнялись, как должно.

                                   Порция

     Если  бы  делать  было  так  нее  легко, как знать, что надо делать, то
часовни  стали  бы  храмами,  а бедные хижины - царскими дворцами. Хорош тот
священник,  который  поступает  по  собственным поучениям. Мне легче научить
двадцать  человек,  как  надо  поступать,  чем быть одной из этих двадцати и
следовать  собственным наставлениям. Рассудок может предписать законы крови;
но  пылкий  темперамент  перепрыгивает  через все холодные правила. Юность -
сумасбродный  заяц,  который перескакивает через капкан калеки-благоразумия.
Но  все  эти рассуждения не помогут мне выбрать мужа! Бедная я! "Выбрать"! Я
не  смею  ни выбрать того, кого хочу, ни отказать тому, кто мне не нравится:
воля  живой  дочери  порабощена  волей  умершего  отца!  Не  жестоко ли это,
Нерисса, что я не ногу ни выбрать, ни отвергнуть?

                                  Нерисса

     Ваш  отец был всегда добродетельным человеком, а к людям чистым душою в
предсмертные  минуты  иногда  приходит благое прозрение: раз он придумал рту
лотерею - три ларца, золотой, серебряный и свинцовый, и тот, кто угадает его
мысль, получит вас, - так поверьте, угадает, наверно, тот, кто по-настоящему
любит.  Но  скажите:  есть  ли  у вас хоть к одному из прибывших царственных
женихов какая-нибудь склонность?

                                   Порция

     Пожалуйста,  назови  их  по  именам;  по  мере  того  как  ты их будешь
называть,  я  буду описывать их тебе, и из моих описаний ты сможешь судить о
степени моей склонности.

                                  Нерисса

     Во-первых, принц Неаполитанский.

                                   Порция

     О,  это  настоящий  жеребенок:  говорит только о своей лошади и считает
своим главным талантом, что сам может ее подковывать. Боюсь, не согрешила ли
его светлейшая матушка с каким-нибудь кузнецом.

                                  Нерисса

     Затем пфальцграф.

                                   Порция

     Этот  только  и  знает,  что  хмурит  брови  и точно хочет сказать: "Не
желаете меня - воля ваша". Он самые веселые рассказы слушает без улыбки. Раз
он  в молодости так неприлично угрюм, боюсь, что к старости он превратится в
плачущего  философа. Да я бы скорей вышла замуж за мертвую голову с костью в
зубах, чем за одного из них. Господи, спаси меня от обоих!

                                  Нерисса

     А что вы скажете о французском вельможе, мосье Ле-Боне?

                                   Порция

     Раз  уж его бог создал, так пусть слывет за мужчину. Право, я знаю, что
насмехаться  грех.  Но  этот!  Да,  у него лошадь лучше, чем у неаполитанца;
гадко  хмурить брови он умеет лучше, чем пфальцграф; он - все и никто. Стоит
дрозду запеть, он уже готов прыгать... Он рад фехтовать со своей собственной
тенью.  Выйди  я  за  него,  я  бы вышла за двадцать мужей сразу. Если бы он
презирал меня, я бы ему это простила, потому что, люби он меня до безумия, я
никогда не ответила бы ему любовью.

                                  Нерисса

     Ну, а что вы скажете о Фоконбридже, молодом английском бароне?

                                   Порция

     Знаешь,  ничего не могу ни о нем, ни ему сказать, потому что ни он меня
не  понимает,  ни  я  его.  Он не говорит ни по-латыни, ни по-французски, ни
по-итальянски,  а  ты смело можешь дать на суде присягу, что я ни на грош не
знаю  по-английски.  Он - воплощение приличного человека; но, увы, кто может
разговаривать с немой фигурой? И как странно он одевается! Я думаю, он купил
свой  камзол  в Италии, широчайшие штаны - во Франции, шляпу - в Германии, а
манеры - во всех странах мира.

                                  Нерисса

     А что вы думаете о шотландском лорде, его соседе?

                                   Порция

     Что  в  нем  есть  добрососедское милосердие: он получил от англичанина
взаймы  пощечину  и поклялся, что отдаст ее при первой возможности. Кажется,
француз был его поручителем и подписался за него.

                                  Нерисса

     Как вам нравится молодой немец, племянник герцога Саксонского?

                                   Порция

     Он  отвратителен  по  утрам,  когда  трезв,  и еще отвратительнее после
обеда,  когда  пьян. В лучшие свои минуты он немножко хуже, чем человек, а в
худшие  -  немного  лучше,  чем  животное.  В  самом  худшем  случае  - я уж
постараюсь от него избавиться.

                                  Нерисса

     Однако,  если  он  пожелает  принять  участие  в выборе и угадает ларец
правильно,  вам  придется согласиться на брак с ним, или же вы нарушите волю
вашего отца.

                                   Порция

     Во  избежание  этого поставь, пожалуйста, большой стакан рейнского вина
на  невыигрышный  ящик;  и тогда - будь хоть сам черт внутри, а снаружи этот
соблазн,  -  я  знаю, немец выберет его. Я пойду на все, Нерисса, лишь бы не
выйти замуж за губку.

                                  Нерисса

     Не бойтесь, синьора: вам не достанется ни один из всех этих господ. Они
сообщили мне свое решение: они намерены разъехаться по домам и больше вас не
беспокоить   своими   домогательствами,  если  нельзя  добиться  вашей  руки
каким-нибудь  другим  способом,  кроме  выбранного  вашим отцом - при помощи
этих ларцов.

                                   Порция

     Доживи  я  до  старости  Сивиллы, я умру целомудренной, как Диана, если
никому  не  удастся  получить меня так, как хотел мой отец. Но я очень рада,
что  эта  партия женихов оказалась такой благоразумной, потому что среди них
нет  никого,  о  ком бы я сердечно пожалела; и я прошу создателя даровать им
счастливый путь.

                                  Нерисса

     А  помните  вы, синьора, когда отец ваш еще был жив, одного венецианца:
он был ученый и воин, - он приезжал к нам с маркизом Монферратским?

                                   Порция

     О, да. Это был Бассанио. Кажется, его так звали?

                                  Нерисса

     Верно,  синьора. Из всех людей, на которых глядели мои глупые глаза, он
всех достойнее прекрасной синьоры.

                                   Порция

     Я хорошо его помню; и помню, что он вполне достоин твоей похвалы.

                               Входит слуга.

Что там такое? Какие новости?

                                   Слуга

     Четверо  иностранцев  ищут  вас,  синьора,  чтобы проститься с вами. А,
кроме  того,  прибыл  вестник от пятого - принца Марокканского; он сообщает,
что принц, его господин, будет здесь сегодня вечером.

                                   Порция

     Если  бы  я могла сказать этому пятому: "здравствуйте" - так же охотно,
как  скажу  тем  четверым:  "прощайте", - я была бы рада его приезду. Будь у
него  нрав  святого,  а  лицо  дьявола, так лучше бы он меня взял в духовные
дочери, чем в жены!
                    Пойдем, Нерисса. - Ты ступай вперед.
                    Лишь за одним запрем, другой уж у ворот!

                                  Уходят.


СЦЕНА 3

                             Венеция. Площадь.
                         Входят Бассанио и Шейлок.

                                   Шейлок

     Три тысячи дукатов? Хорошо.

                                  Бассанио

     Да, синьор, на три месяца.

                                   Шейлок

     На три месяца? Хорошо.

                                  Бассанио

     За меня, как я уже сказал, поручится Антонио.

                                   Шейлок

     Антонио поручится по векселю? Хорошо.

                                  Бассанио

     Можете вы мне помочь? Хотите вы обязать меня? Могу я узнать ваш ответ?

                                   Шейлок

     Три тысячи червонцев на три месяца и за поручительством Антонио?

                                  Бассанио

     Ваш ответ?

                                   Шейлок

     Антонио - хороший человек.

                                  Бассанио

     Слышали вы когда-нибудь о нем, что это не так?

                                   Шейлок

     О, нет, нет, нет, нет! Словами "он хороший человек" я хочу сказать, что
он,  понимаете, человек состоятельный. Однако капитал его весь в надеждах. У
него  одно  судно плывет в Триполи, другое в Индию; кроме того, на Риальто я
слыхал,  что  третье у него сейчас в Мексике, четвертое в Англии и остальные
суда  тоже  разбросаны по всему свету. Но ведь корабли - это только доски, а
моряки  -  только  люди;  а  ведь  есть  и земляные крысы и водяные крысы, и
сухопутные  воры и водяные воры, то есть пираты; а кроме того - опасности от
воды,  ветра и скал. Несмотря на это, он человек состоятельный... Три тысячи
червонцев... Пожалуй, вексель его взять можно.

                                  Бассанио

     Будьте уверены, что можно.

                                   Шейлок

     Я  хочу  быть  уверенным,  что можно; а чтобы быть уверенным, мне нужно
обдумать. Могу я поговорить с Антонио?

                                  Бассанио

     Не угодно ли вам отобедать с нами?

                                   Шейлок

     Да?  Чтобы  свинину нюхать? Есть сосуд, в который ваш пророк-назареянин
загнал  бесов  заклинаниями?  Я буду покупать у вас, продавать вам, ходить с
вами,  говорить  с  вами  и  прочее, но не стану с вами ни есть, ни пить, ни
молиться. - Что нового на Риальто? Кто это идет?

                              Входит Антонио.

                                  Бассанио

     Вот и синьор Антонио.

                                   Шейлок
                                (в сторону)

                    Вот истинно на вид слащавый мытарь!
                    Он ненавистен мне как христианин,
                    Но больше тем, что в жалкой простоте
                    Взаймы дает он деньги без процентов
                    И курса рост в Венеции снижает.
                    Ох, если б мне ему вцепиться в бок!
                    Уж я вражду старинную насыщу.
                    Он ненавидит наш народ священный
                    И в сборищах купеческих поносит
                    Меня, мои дела, барыш мой честный
                    Зовет лихвой. Будь проклят весь мой род,
                    Коль я ему прощу!

                                  Бассанио

                                       Ну, что же, Шейлок?

                                   Шейлок

                    Я обсуждаю мой запас наличный;
                    По памяти прикинувши, я вижу,
                    Что сразу мне всей суммы не собрать
                    В три тысячи червонцев. Что ж такое?
                    Тубал, еврей, богатый мой сородич,
                    Поможет мне. Но стойте! Срок какой
                    Угоден вам?
                                (К Антонио.)

                    Привет, синьор добрейший;
                    Вот только что о вас мы толковали.

                                  Антонио

                    Я, Шейлок, не даю и не беру
                    С тем, чтоб платить или взымать проценты, -
                    Но, чтоб помочь в нужде особой Другу,
                    Нарушу правило.
                               (К Бассанио.)
                    Он знает, сколько вам нужно?

                                   Шейлок

                                          Да, три тысячи червонцев.

                                  Антонио

                    И на три месяца.

                                   Шейлок

                    Забыл! Три месяца: вы так сказали.
                    И вексель ваш. Подумаем... Но вот что:
                    Сказали вы, что не берете ссуд
                    И не даете в рост?

                                  Антонио

                                        Да, никогда.

                                   Шейлок

                    Когда Иаков пас овец Лавана
                    (Иаков сей святому Аврааму -
                    Так мать его устроила премудро -
                    Преемником был третьим... Так... да, третьим...).

                                  Антонио

                    При чем же это? Он проценты брал?

                                   Шейлок

                    Нет, не проценты... То есть, не проценты
                    В прямом значенье слова; но заметьте,
                    Что сделал он: условился с Лаваном,
                    Что всех ягняток пестрых он получит.
                    Когда же овцы, полные желанья,
                    Осеннею порой пошли к баранам
                    И дело зарожденья началось
                    Меж этой пышношерстною породой, -
                    Хитрец узором ветки обдирал
                    И в самый миг зачатия их ставил
                    Он перед зачинающего маткой;
                    Зачавши так, приплод они несли
                    Сплошь пестрый; все Иакову досталось.
                    Вот путь к наживе, - он благословен...
                    Благословен барыш, коль не украден!

                                  Антонио

                    Иакову помог счастливый случай;
                    Совсем не от него исход зависел:
                    Он небом был задуман и свершен.
                    Рассказ ваш был, чтоб оправдать проценты?
                    Иль ваши деньги - овцы и бараны?

                                   Шейлок

                    Не знаю; я положу их так же быстро.
                    Но слушайте, синьор...

                                  Антонио

                                           Заметь, Бассанио:
                    В нужде и черт священный текст приводит.
                    Порочная душа, коль на святыню
                    Ссылается, похожа на злодея
                    С улыбкой на устах иль на красивый,
                    Румяный плод с гнилою сердцевиной.
                    О, как на вид красива ложь бывает!

                                   Шейлок

                    Три тысячи червонцев! Куш немалый...
                    Три месяца... А сколько годовых?

                                  Антонио

                    Что ж, Шейлок, вы хотите обязать нас?

                                   Шейлок

                    Синьор Антонио, много раз и часто
                    В Риальто поносили вы меня
                    Из-за моих же денег и процентов.
                    Я все сносил с пожатьем плеч покорным:
                    Терпенье - рода нашего примета.
                    Меня вы звали злобным псом, неверным,
                    Плевали на жидовский мой кафтан
                    За то, что y лишь пользуюсь своим.
                    Так; но теперь, как видно, я вам нужен.
                    Что ж! Вы ко мне идете, говорите:
                    "Нам нужны деньги, Шейлок"... Это вы,
                    Вы просите, плевавший мне в лицо,
                    Меня пинками гнавший, как собаку,
                    От своего крыльца? Вам деньги нужны!
                    Что ж мне сказать вам? Не сказать ли мне;
                    "Где ж деньги у собак? Как может пес
                    Давать взаймы три тысячи червонцев?"
                    Иль, низко поклонившись, рабским тоном,
                    Едва дыша и с трепетным смиреньем
                    Сказать:
                    "Синьор, вы в среду на меня плевали,
                    В такой-то день пинка мне дали, после
                    Назвали псом; и вот, за эти ласки
                    Я дам взаймы вам денег".

                                  Антонио

                    Тебя опять готов я так назвать,
                    И плюнуть на тебя, и пнуть ногою.
                    Коль хочешь дать нам денег, так давай их
                    Не как друзьям. Когда же дружба ищет
                    Приплода от бесплодного металла?
                    Скорее одолжи их как врагу,
                    Чтоб, если обанкротился, спокойно
                    Взыскать с него.

                                   Шейлок

                                     Смотрите, как вспылили!
                    Хочу вам другом быть, снискать приязнь,
                    Забыть позор, каким меня клеймили,
                    Помочь вам и не взять с вас ни гроша
                    Процентов, - вы же слушать не хотите.
                    Я говорю по доброте сердечной.

                                  Бассанио

                    По доброте?

                                   Шейлок

                                 Я это докажу:
                    К нотариусу вы со мной пойдите
                    И напишите вексель; в виде шутки, -
                    Когда вы не уплатите мне точно
                    В такой-то день и там-то суммы долга
                    Указанной, - назначим неустойку:
                    Фунт вашего прекраснейшего мяса,
                    Чтоб выбрать мог часть тела я любую
                    И мясо вырезать, где пожелаю.

                                  Антонио

                    Отлично, подпишу я этот вексель;
                    Притом скажу, что жид был очень добр.

                                  Бассанио

                    Нет, за меня ты векселя такого
                    Не дашь; нет, лучше я в нужде останусь!

                                  Антонио

                    Не бойся, милый друг, я не просрочу.
                    В ближайшие два месяца - за месяц
                    До срока, значит, - получить я должен
                    Раз в десять более, чем эта сумма.

                                   Шейлок

                    О отче Авраам! Вот каковы
                    Все эти христиане: их жестокость
                    Их учит и других подозревать!
                    Судите сами: если он просрочит -
                    Что пользы мне от этой неустойки?
                    Людского мяса фунт - от человека! -
                    Не столько стоит и не так полезен,
                    Как от быка, барана иль козла.
                    Помочь хочу, чтоб милость заслужить;
                    Согласен он - извольте; нет - прощайте;
                    За дружбу мне обидой не платите.

                                  Антонио

                    Да, Шейлок, я твой вексель подпишу.

                                   Шейлок

                    Сойдемся ж у нотариуса. Вексель
                    Шутливый заготовьте у него,
                    А я пойду и соберу дукаты;
                    Зайду в мой дом, оставленный на волю
                    Небрежного слуги, и очень скоро
                    Приду я к вам.

                                  Антонио

                                    Ступай же, добрый жид.

                               Шейлок уходит.

                    Еврей придет к Христу. Он стал добрей!

                                  Бассанио

                    Боюсь я сладких слов от злых людей.

                                  Антонио

                    Идем. Опасность всякая далеко:
                    Суда придут за тридцать дней до срока.

                                  Уходят.


АКТ II 

СЦЕНА 1

                      Бельмонт. Комната в доме Порции.
            Входят принц Марокканский со свитой, Порция, Нерисса
                          и другие ее прислужницы.
                              Роговая музыка.

                             Принц Марокканский

                    Не презирай меня за черноту;
                    Ливреей темной я обязан солнцу;
                    Я с ним сосед, я вскормлен рядом с ним.
                    Зови белейшего из северян
                    Из края, где под солнцем льды не тают, -
                    Надрежем кожу из любви к тебе,
                    Чтоб посмотреть, чья кровь краснее будет. -
                    Синьора, верь: мой вид страшил храбрейших,
                    Но, я клянусь тебе моей любовью,
                    Страны моей прекраснейшие девы
                    Его любили. Цвет мой изменить
                    Я только для того бы согласился,
                    Чтоб этим чувства у тебя похитить,
                    О нежная владычица моя!

                                   Порция

                    Я в выборе руковожусь не только
                    Взыскательным советом глаз девичьих;
                    Притом моя судьба, как лотерея,
                    Мне запрещает добровольный выбор.
                    Но, если б мой отец не ограничил
                    Меня своею мудростью, назначив
                    Женой тому, кто угадает ларчик, -
                    Вы, славный принц, темнее б не казались
                    Для чувств моих, чем все, кого встречала
                    Доныне.

                             Принц Марокканский

                             Благодарен и за это!
                    Ведите же меня к ларцам, чтоб счастье
                    Мне попытать. Клянусь мечом, которым
                    Убит был Софи и персидский принц,
                    Что победил в трех битвах Сулеймана,
                    Я взглядом самый грозный взгляд сразил бы,
                    Померялся б с храбрейшим сердцем в мире,
                    Сосущих медвежат у матки б вырвал
                    И посмеялся б над голодным львом, -
                    Чтоб завладеть тобой. Но ах! Когда
                    Лихас и Геркулес играют в кости,
                    Решая, кто сильней, случайно может
                    Слабейшего рука удачней кинуть -
                    И победит Алкида паж его.
                    Так я могу, ведом слепой судьбою,
                    Утратить, что получит недостойный,
                    И умереть от горя.

                                   Порция

                                        Вы должны
                    Решиться иль совсем не выбирать,
                    Иль раньше клятву дать - коль ошибетесь,
                    Не говорить о браке никогда
                    И ни одной из женщин. Обсудите ж.

                             Принц Марокканский

                    На все согласен; ну, ведите ж к счастью.

                                   Порция

                    Сначала в храм; а после, пообедав,
                    Дерзните.

                             Принц Марокканский

                    Пусть судьба пошлет успех.
                    Быть мне счастливей иль несчастней всех!

                              Роговая музыка.

                                  Уходят.


СЦЕНА 2

                              Венеция. Улица.
                              Входит Ланчелот.

                                  Ланчелот

     Конечно, совесть моя позволит мне сбежать от этого жида, моего хозяина.
Бес  меня  так  вот и толкает, так вот и искушает; говорит: "Гоббо, Ланчелот
Гоббо,  добрый  Ланчелот", или: "Добрый Гоббо", или: "Добрый Ланчелот Гоббо,
пусти  ноги  в  ход,  беги во все тяжкие, удирай отсюда". А совесть говорит:
"Нет,  постой,  честный  Ланчелот,  постой,  честный  Гоббо",  или, как выше
сказано:  "Честнейший  Ланчелот Гоббо, не удирай, топни ногой на эти мысли".
Ладно;  а  храбрый  дьявол велит мне складывать пожитки: "В путь!" - говорит
бес; "марш!" - говорит бес; "ради бога, соберись с духом, - говорит бес, - и
лупи".  Ладно; а совесть моя вешается на шею к моему сердцу и мудро говорит:
"Мой  честный друг Ланчелот, ведь ты сын честного отца...", или, скорее, сын
честной  матери, потому что, сказать правду, отец-то мой несколько... как бы
это  выразиться...  отдавал  чем-то...  был  у него этакий привкус... Ладно;
совесть мне говорит: "Ланчелот, не шевелись!.." - "Пошевеливайся", - говорит
бес.  "Ни  с  места!"  - говорит совесть. "Совесть, - говорю, - правильно ты
советуешь!"  Если  повиноваться  совести,  надо  мне  остаться у жида, моего
хозяина; а он-то - прости меня, господи! - сам вроде дьявола; а чтобы удрать
от  жида, придется повиноваться лукавому, а ведь он-то, с вашего позволения,
и  есть сам дьявол. И то правда, что жид - воплощенный дьявол; и, по совести
говоря, совесть моя - жестокосердная совесть, если она мне советует остаться
у  жида. Бес мне дает более дружеский совет; я таки удеру, дьявол; мои пятки
к твоим услугам; удеру.

                      Входит старый Гоббо с корзинкой.

                                   Гоббо

     Молодой синьор, скажите, пожалуйста, как тут пройти к синьору жиду?

                                  Ланчелот
                                (в сторону)

     О  небо! Да это мой единородный отец. Он слеп так, словно ему не то что
песком,  а  крупным  гравием  глаза  засыпало.  Не узнает меня; сыграю с ним
какую-нибудь штуку.

                                   Гоббо

     Почтеннейший молодой синьор, сделайте милость: как мне пройти к синьору
жиду?

                                  Ланчелот

     А поверните направо - при первом повороте, но при самом первом повороте
поверните  налево;  да смотрите, при настоящем-то, повороте не поворачивайте
ни направо, ни налево, а ворочайте прямехонько к дому жида.

                                   Гоббо

     Святые угодники! Трудно будет попасть на настоящую дорогу. Вы не можете
сказать мне: некий Ланчелот, что у него живет, живет у него или нет?

                                  Ланчелот

     Вы  говорите  о  молодом  синьоре Ланчелоте? (В сторону.) Вот погодите,
какую  я  сейчас  историю  разведу. (Старику.) Вы говорите о молодом синьоре
Ланчелоте?

                                   Гоббо

     Какой  там  синьор, ваша милость? Сын бедного человека! Отец его - хоть
это я сам говорю - честный, но очень бедный человек, - хотя, благодаря бога,
здоровый.

                                  Ланчелот

     Ну, кто бы там ни был его отец, мы говорим о молодом синьоре Ланчелоте.

                                   Гоббо

     О знакомом вашей милости - просто Ланчелоте, сударь.

                                  Ланчелот

     Но  прошу  вас,  старик, то бишь умоляю вас; следственно, вы говорите о
молодом синьоре Ланчелоте?

                                   Гоббо

     О Ланчелоте, с позволения вашей милости.

                                  Ланчелот

     Следственно,  о  синьоре  Ланчелоте.  Не  говорите о синьоре Ланчелоте,
батюшка  мой,  ибо  этот молодой синьор (согласно поле судеб и рока и всяких
таких  ученых  вещей,  вроде  трех  сестер  Парок  и  прочих отраслей науки)
действительно  скончался,  или, если можно выразиться проще, отошел в лучший
мир.

                                   Гоббо

     Господи  упаси!  Да  ведь мальчуган был истинным посохом моей старости,
истинной моей подпорой!

                                  Ланчелот

     Неужто  ж  я  похож на палку или на балку, на посох или на подпорку? Вы
меня не узнаете, батюшка?

                                   Гоббо

     Ох,  нет!  Я  вас  не  знаю, молодой синьор. Но, прошу вас, скажите мне
правду: что мой мальчик - упокой, господь, его душу - жив или помер?

                                  Ланчелот

     Неужто вы не узнаете меня, батюшка?

                                   Гоббо

     Ох, горе, я ведь почти что ослеп; не признаю вас.

                                  Ланчелот

     Ну,  по  правде,  даже  будь у вас глаза в порядке, вы и то могли бы не
узнать  меня; умен тот отец, что узнает собственного ребенка. Ладно, старик,
я вам все расскажу про вашего сына. (Становится на колени.) Благослови меня.
Правда  должна  выйти  на свет: убийства долго скрывать нельзя! Кто чей сын,
это скрыть можно, но в конце концов правда выйдет наружу.

                                   Гоббо

     Встаньте,  синьор,  встаньте, пожалуйста; это невозможно, чтобы вы были
Ланчелот, мой мальчик.

                                  Ланчелот

     Бросим дурачиться; благослови меня. Я, Ланчелот, был твоим мальчуганом,
остался твоим сыном и буду всегда твоим детищем.

                                   Гоббо

     Не могу поверить, что вы мой сын.

                                  Ланчелот

     Не  знаю,  что  мне  об  этом  подумать; но я - Ланчелот, слуга жида, и
уверен в одном: что жена твоя Марджери - моя мать.

                                   Гоббо

     Да,  ее  зовут  Марджери,  верно...  И  могу  дать присягу, что если ты
Ланчелот,  так  ты  плоть и кровь моя. Господи! Будь благословенно имя твое!
Какую  ты бороду отрастил! Да у тебя на подбородке больше волос, чем у моего
коренника Доббина в хвосте.

                                  Ланчелот

     Значит, у Доббина хвост короче стал; когда я его последний раз видел, у
него в хвосте куда больше волос было, чем у меня на подбородке.

                                   Гоббо

     Господи,  как  ты  изменился! Как же ты ладишь со своим хозяином? Я ему
подарок принес. Как вы с ним ладите?

                                  Ланчелот

     Ничего,  хорошо.  Но что до меня, я решил от него убежать; и до тех пор
не  присяду,  пока  не  проделаю  хорошего  конца.  Хозяин  мой  - настоящий
жидюга.  Ему  - подарки дарить! Подари ему веревку, чтобы удавился; я у него
на  службе  с  голоду  дохну. У меня все ребра можно пальцами пересчитать. Я
очень  рад,  отец,  что  ты  пришел.  Отдай-ка  свой  подарок  лучше синьору
Бассанио;  какие  он, говорят, замечательные ливреи своим слугам заказывает!
Если  мне  не  удастся поступить к нему, я убегу, на край света убегу. - Вот
редкая  удача! Он сам сюда идет. К нему, отец! Потому - будь я жид, если еще
останусь служить у жида.

               Входит Бассанио с Леонардо и другими слугами.

                                  Бассанио

     Это  вы  можете сделать; но поторопитесь: ужин - не позднее пяти часов.
Отправьте  эти письма, отдайте ливреи в работу и попросите Грациано зайти ко
мне домой.

                            Один из слуг уходит.

                                  Ланчелот

     Прямо к нему, отец.

                                   Гоббо

     Спаси, господи, вашу милость!

                                  Бассанио

     Очень благодарен. Тебе что-нибудь нужно от меня?

                                   Гоббо

     Вот, синьор, сын мой, бедный малый...

                                  Ланчелот

     Не бедный малый, синьор, а слуга богатого жида, который хотел бы... как
вам объяснит мой отец...

                                   Гоббо

     Он, синьор, как говорится, спит и видит...

                                  Ланчелот

     Словом, долго ли, коротко ли, я служу у жида, а желательно мне, как вам
объяснит мой отец...

                                   Гоббо

     С  позволения  вашей  милости,  нельзя  сказать,  чтобы он жил со своим
хозяином душа в душу.

                                  Ланчелот

     Короче  говоря,  сущая правда в том, что жид меня всячески притеснял, а
это  меня  и  заставляет,  как мой отец, старый человек, божьей милостью вам
изложит...

                                   Гоббо

     Тут  вот  у  меня  блюдо  из  голубей;  я осмелюсь предложить его вашей
милости, и просьбица моя...

                                  Ланчелот

     Чтобы  не тратить даром слов, просьба эта меня очень интерцедирует, как
узнает  ваша  милость  от этого честного старика... потому... хоть я сам это
говорю, хоть и старик он, бедняга, а все-таки отец мой.

                                  Бассанио

     Говорите кто-нибудь один. Чего вы хотите?

                                  Ланчелот

     Служить у вас, синьор.

                                   Гоббо

     Вот и весь дефект нашей просьбы!

                                  Бассанио

                     Тебя я знаю, и исполню просьбу.
                     Тебя хвалил мне нынче твой хозяин;
                     Повышен ты, коль это повышенье -
                     Оставить дом богатого жида,
                     Чтобы служить такому бедняку.

                                  Ланчелот

     Старая  пословица  прекрасно  поделилась между моим хозяином Шейлоком и
вами, синьор: у вас - божья благодать, а у него - деньги.

                                  Бассанио

                     Ты хорошо сказал. Ступайте оба;
                     Простись с хозяином и приходи
                     Тогда в мой дом.
                                 (Слугам.)
                                      Ему ливрею выдать
                     Наряднее других. Исполнить точно.

                                  Ланчелот

     Пойдем,  отец.  А!  Так мне не найти себе места? А! Так у меня языка во
рту  нет?  Ладно!  (Смотрит  на  свою ладонь.) Найдите-ка во всей Италии еще
такую счастливую ладонь. Готов ее положить на библию для присяги, что я буду
удачлив.  Вы  посмотрите-ка, нечего сказать, простая линия жизни: женшин-то,
женщин  сколько!  Пятнадцать  женщин,  пустое дело; одиннадцать вдов, девять
девиц - для одного человека недурной доходец. Кроме того, трижды буду тонуть
на краю гибели. Да еще смертельная опасность на краю перины. Это я называю -
удачное  спасение.  Ну,  если  фортуна  женщина,  она добрая бабенка в таких
делах.  Пойдем, отец; я с жидом прощусь в одно мгновенье ока. (Уходит вместе
со старым Гоббо.)

                                  Бассанио

                    Так позаймись, прошу, друг Леонардо,
                    Всем этим. Закупив и все устроив,
                    Скорей вернись; я нынче угощаю
                    Друзей ближайших. Поспеши! Ступай.

                                  Леонардо

                    Со всем усердьем все исполню я.

                              Входит Грациано.

                                  Грациано

                    Где господин ваш?

                                  Леонардо

                                       Вот он там, синьор.
                                 (Уходит.)

                                  Грациано

                    Синьор Бассанио...

                                  Бассанио

                                        Грациано!

                                  Грациано

                    К вам просьба есть...

                                  Бассанио

                                           Заранее согласен.

                                  Грациано

     Вы не должны мне отказывать в этом: я должен ехать с вами в Бельмонт.

                                  Бассанио

                    Должны? Так едем! - Но, Грациано, слушай:
                    Ты слишком резок, пылок, невоздержан
                    В речах. Тебе идут такие свойства, -
                    В глазах у нас все это - не пороки;
                    Но где тебя не знают, там, пожалуй,
                    Покажешься ты дерзким; постарайся ж
                    Прибавить несколько холодных капель
                    Терпения в свой пылкий дух, - иначе
                    Ты повредишь мне диким поведеньем,
                    И все надежды рухнут!

                                  Грациано

                                           О Бассанио!
                    Коль не приму я скромный вид, не буду
                    Учтиво говорить, ругаться редко,
                    Молитвенник носить, взирать смиренно,
                    Во время предобеденной молитвы,
                    Глаза прикрывши шляпою, вздыхать:
                    "Аминь", и строго соблюдать приличья,
                    Как тот, кто смотрит бабушке в угоду
                    Святошей, -  больше вы не верьте мне.

                                  Бассанио

                    Отлично; мы увидим.

                                  Грациано

                    Но эта ночь не в счет: вы не судите
                    Меня по ней.

                                  Бассанио

                                 Нет, это было б жаль.
                    Скорей просил бы вас надеть одежды
                    Смелейшего веселья: жду друзей я
                    Повеселиться! А теперь прощайте.
                    Есть дело у меня.

                                  Грациано

                    А я иду к Лоренцо и к другим,
                    Но к ужину мы будем все у вас.

                                  Уходят.


СЦЕНА 3

                      Там же. Комната в доме Шейлока.
                        Входят Джессика и Ланчелот.

                                  Джессика

                   Мне жаль, что ты отца оставить хочешь.
                   Наш дом ведь ад; а ты, веселый дьявол,
                   Подчас мне помогал рассеять скуку.
                   Но - в добрый час... А вот тебе дукат. -
                   Да, Ланчелот, за ужином увидишь
                   Ты у Бассанио в гостях Лоренцо:
                   Отдай ему письмо; но только тайно.
                   Прощай. Не надо, чтоб отец мой видел,
                   Что мы с тобою говорим.

                                  Ланчелот

     Будьте  здоровы!  Слезы  застилают  мой  язык.  Прекраснейшая язычница,
очаровательнейшая  жидовка!  Если  какой-нибудь  христианин  не пойдет из-за
тебя  на  мошенничество, чтобы только заполучить тебя, - я буду положительно
обманут.  Но...  будьте здоровы! Эти глупые слезы затопляют мой мужественный
дух. Будьте здоровы! (Уходит.)

                                  Джессика

                    Прощай, друг Ланчелот!
                    Увы, какой постыдный грех - стыдиться,
                    Что я ребенок моего отца!
                    Но я ведь дочь ему по крови только,
                    Не по душе. Сдержи обет, Лоренцо, -
                    И стану я, покончивши с борьбой,
                    И христианкой и твоей женой,
                                 (Уходит.)


СЦЕНА 4

                               Там же. Улица.
               Входят Грациано, Лоренцо, Саларино и Саланио.

                                  Лоренцо

                     Так; мы тайком от ужина сбежим
                     Ко мне, наденем маски и вернемся;
                     За час успеем.

                                  Грациано

                     Но ничего у нас ведь не готово.

                                  Саларино

                     Не заказали мы факелоносцев.

                                  Саланио

                     Устраивать кой-как - да это гадость!
                     Уж лучше не устраивать совсем.

                                  Лоренцо

                     Сейчас четыре; два часа у нас,
                     Чтоб все успеть...

                         Входит Ланчелот с письмом.

                                         Что нового, приятель?

                                  Ланчелот

     А вот, если вы изволите распечатать вот это, - так, верно, узнаете, что
нового. (Дает ему письмо.)

                                  Лоренцо

                    Я знаю руку... Дивная рука!
                    Белей листка, написанного ею,
                    Та ручка нежная!

                                  Грациано

                                      Письмо любви?

                                  Ланчелот

     Разрешите откланяться, синьор.

                                  Лоренцо

     Куда идешь ты?

                                  Ланчелот

     Да  вот, синьор, иду приглашать моего прежнего хозяина жида отужинать у
моего нового хозяина - христианина.

                                  Лоренцо

                    На вот, возьми. И Джессике прелестной
                    Скажи секретно, что приду. Ступай.

                              Ланчелот уходит.

                    Идем приготовляться к маскараду.
                    Факелоносец у меня уж нанят.

                                  Саларино

                    Ну что ж, иду сейчас же; я готов.

                                  Саланио

                    Приду и я.

                                  Лоренцо

                                 Так через час сойдемся
                    Мы все у Грациано на дому.

                                  Саларино

                    Придем, отлично.

                         Саларино и Саланио уходят.

                                  Грациано

                    Письмо от Джессики прекрасной было?

                                  Лоренцо

                    Тебе доверюсь я. Она мне пишет,
                    Как от отца ее мне увезти;
                    Что у нее есть золото и камни
                    И что костюм пажа она достала.
                    Да, если жид попасть на небо может,
                    Так только из-за дочери прелестной,
                    И если ей несчастно посмеет
                    Путь преградить, так только под предлогом,
                    Что Джессика - дочь гнусного жида.
                    Пойдем со мной; прочти письмо дорогой.
                    Мне милая факелоносцем будет.

                                  Уходят.


СЦЕНА 5

                        Там же. Перед домом Шейлока.
                         Входят Шейлок и Ланчелот.

                                   Шейлок

                     Увидишь сам. Твои глаза рассудят;
                     Меж ним и мною разницу увидишь. -
                     Эй, Джессика! - Не будешь обжираться,
                     Как у меня... - Эй, Джессика! - Не будешь
                     Спать и храпеть и рвать свою одежду.
                     Да что ж ты, Джессика?

                                  Ланчелот

                                             Эй, Джессика!

                                   Шейлок

                     Ты что кричишь? Тебя кричать не просят.

                                  Ланчелот

     Ваша милость всегда меня бранили, что я ничего не умею без приказания.

                              Входит Джессика.

                                  Джессика

                     Вы звали? Что угодно?

                                   Шейлок

                     Я, Джессика, сегодня зван на ужин.
                     Возьми ключи. - Но стоит ли идти?
                     Зовет не дружба - лесть. Но я пойду,
                     Из ненависти буду есть: пусть платит
                     Мот-христианин. - Ну, мое дитя,
                     Смотри за домом. -  Лучше б не ходить мне.
                     Грозит несчастье моему покою:
                     Всю ночь мешки с дукатами мне снились.

                                  Ланчелот

     Сделайте  милость,  пожалуйте, синьор; мой молодой господин надеется на
ваше отвращение.

                                   Шейлок

                     Как и я - с его стороны.

                                  Ланчелот

     Там  целый  заговор;  я  не говорю, что будет маскарад, но увидите, что
недаром  у меня в чистый понедельник кровь из носу шла с шести часов утра, -
а  это  был  как раз тот день, что четыре года тому назад выпал на покаянную
среду.

                                   Шейлок

                     Как, маскарад? Ну, Джессика, так слушай:
                     Запрись кругом. Заслышишь барабаны
                     Иль писк противный флейты кривоносой -
                     Не смей на окна лазить да не вздумай
                     На улицу высовывать и носа,
                     Чтобы глазеть на крашеные хари
                     Безмозглых христиан; но в нашем доме
                     Заткни все уши, то есть окна все,
                     Чтоб не проникнул шум пустых дурачеств
                     В мой дом почтенный. Ох, клянусь жезлом
                     Иакова, что мне не до пирушек!
                     Но я отправлюсь. - Ну, ступай вперед;
                     Скажи - приду.

                                  Ланчелот

     Иду, синьор! - А вы, синьора, поглядывайте все-таки в окошко:
                        Христианин придет сейчас, -
                        Стоит он еврейки глаз.
                                 (Уходит.)


                                   Шейлок

                     Что шут сказал, Агари семя? А?

                                  Джессика

                     Сказал "прощайте", больше ничего.

                                   Шейлок

                     Не злой бездельник, но обжора страшный.
                     В работе - что улитка; спит весь день,
                     Как кот. А мне не надо трутней в улье;
                     Так я и уступил его другому, -
                     Пусть он ему опустошать поможет
                     Заемный кошелек. Ну, дочь, домой!
                     Быть может, я сейчас же возвращусь.
                     Все сделай, как сказал я; да запрись.
                     Запрешь плотней - найдешь верней -
                     Пословица хозяйственных людей.
                                 (Уходит.)

                                  Джессика

                     Прощай! Захочет мне судьба помочь -
                     Отца я потеряю, ты же - дочь.
                                 (Уходит.)


СЦЕНА 6

                                  Там же.
                    Входят Грациано и Саларино в масках.

                                  Грациано

                    Вот тот навес, где подождать Лоренцо
                    Просил нас.

                                  Саларино

                                 Час его почти прошел.

                                  Грациано

                    Не чудо ль, что опаздывает он?
                    Любовники бегут скорей часов.

                                  Саларино

                    О! Голуби Венеры в десять раз
                    Быстрей летят скрепить пыл новой страсти.
                    Чем прежних клятв спешат сдержать обет.

                                  Грациано

                    Да, так всегда. Кто ж от стола встает
                    С таким же аппетитом, как садился?
                    Где конь, чтобы бежал в обратный путь
                    Наскучивший с таким же пылким рвеньем,
                    Как начал бег? За каждой вещью в мире
                    Нам слаще гнаться, чем иметь ее.
                    Как с юным мотом схож корабль, когда,
                    Весь в флагах, покидает порт родимый,
                    Ласкаемый непостоянным ветром!
                    Как, возвращаясь, схож он с блудным сыном:
                    Бока помяты, паруса в лохмотьях,
                    Он порван, смят непостоянным ветром!

                                  Саларино

                    Вот и Лоренцо. Ну, об этом после.

                              Входит Лоренцо.

                                  Лоренцо

                    Друзья мои, простите промедленье.
                    Не я - дела мои виной задержки.
                    Когда жену украсть вы захотите,
                    Я столько ж буду ждать вас. Подойдите;
                    Живет здесь тесть мой, жид. - Эй! Кто там есть?

               В окне показывается Джессика в мужском платье.

                                  Джессика

                    Кто вы? Для верности скажите мне,
                    Хоть клятву дам, что голос ваш я знаю.

                                  Лоренцо

                    Лоренцо я, твоя любовь!

                                  Джессика

                    Лоренцо - так; моя любовь - да, верно.
                    Кого ж еще я так люблю? Но вот что:
                    Кто знает, кроме вас, что я-то - ваша?

                                  Лоренцо

                    Бог и твой ум - свидетели тому.

                                  Джессика

                    Лови мой ларчик; этого он стоит.
                    Я рада ночи: вам меня не видно, -
                    Так я стыжусь наряда моего.
                    Но ведь любовь слепа, и тот, кто любит.
                    Не видит сам своих безумств прелестных;
                    Нс то сам Купидон бы покраснел,
                    Меня увидев мальчиком одетой.

                                  Лоренцо

                    Спустись; ты будешь мне факелоносцем.

                                  Джессика

                    Как? Мне самой же освещать свой стыд?
                    Ах, он и без того уж слишком ясен.
                    Я буду всем видна, - а мне ведь надо
                    Скрываться, милый.

                                  Лоренцо

                                       Ангел мой, ты скрыта
                    Прелестнейшим мальчишеским нарядом.
                    Но выходи!
                    Ведь ночь уж скоро обратится в бегство, -
                    А нас Бассанио на ужин ждет.

                                  Джессика

                    Я все запру, позолочу себя
                    Еще червонцами - и выйду к вам.
                               (Скрывается.)

                                  Грациано

                    Клянусь вам клобуком моим - она
                    Язычница, но вовсе не жидовка!

                                  Лоренцо

                    Будь проклят я, коль не люблю ее.
                    Она умна, как я могу судить;
                    Прекрасна, коль мои глаза не лгут мне;
                    Верна, что доказала мне сама.
                    Такой же умной, верной и прекрасной
                    Любовь моя к ней вечно в сердце будет!

                              Входит Джессика.

                    А, ты уж здесь? Итак, друзья, вперед!
                    Давно уж масок сборище нас ждет.
                  (Уходит вместе с Джессикой и Саларино.)

                              Входит Антонио.

                                  Антонио

                    Кто это здесь?

                                  Грациано

                                    Синьор Антонио!

                                  Антонио

                    Фу, стыд, Грациано! Где же остальные?
                    Девятый час; друзья давно вас ждут.
                    Пир отменен: подул попутный ветер, -
                    Бассанио торопится отплыть.
                    Я двадцать человек послал за вами.

                                  Грациано

                    Я рад! Мне выше счастья не найти -
                    Под парусами нынче ж быть в пути.

                                  Уходят.


СЦЕНА 7

                      Бельмонт. Комната в доме Порции.
            Роговая музыка. Входят Порция, принц Марокканский и
                                 их свита.

                                   Порция

                     Отдерните завесу и откройте
                     Ларцы для благороднейшего принца.
                     Ваш выбор, принц?

                             Принц Марокканский

                     Вот первый, золотой ларец, и надпись:
                     "Со мной получишь то, что многие желают".
                     Второй - серебряный и с обещаньем:
                     "Со мной получишь то, чего достоин ты".
                     Свинцовый, третий, резко заявляет:
                     "Со мной ты все отдашь, рискнув всем, что имеешь".
                     Но как узнаю, правильно ль я выбрал?

                                   Порция

                     В одном из них - портрет мой. Если, принц,
                     Он будет вами выбран - с ним я ваша.

                             Принц Марокканский

                     Пусть некий бог направит выбор мой!
                     Посмотрим; надписи перечитаю.
                     Что говорит свинец?
                     "Со мной ты все отдашь, рискнув всем, что имеешь".
                     Дать - за свинец? Рискнуть - из-за свинца?
                     Ларец грозит. Ведь тот, кто всем рискует,
                     Надеется на выгоду большую.
                     Ум золотой не соблазнится шлаком.
                     Нет, не рискну ничем я за свинец!
                     Что скажет серебро с невинным цветом?
                     "Со мной получишь то, чего достоин ты".
                     Чего достоин?.. Стой, Марокканский принц!
                     Рукою твердой цену взвесь себе.
                     Ты много стоишь. Но такое "много"
                     Быть может малым для прекрасной дамы.
                     Однако ж сомневаться мне в своих
                     Достоинствах - бессилие и слабость.
                     Чего достоин?.. Я ее достоин!
                     Ее я стою родом и богатством,
                     И красотой, и также воспитаньем,
                     Но более всего - моей любовью.
                     Что если, не колеблясь, выбрать это?
                     Прочту еще на золоте я надпись:
                     "Со мной получишь то, что многие желают".
                     Ее, конечно! Все ее желают,
                     Со всех концов земли сюда стремятся -
                     Облобызать алтарь живой святыни;
                     Гиркании пустыни, даль степной
                     Аравии - путем проезжим стали
                     Для принцев, к дивной Порции спешащих.
                     И царство волн, чьи дерзкие вершины
                     Плюют в лицо небес, уж не преграда
                     Для чужестранцев; море, как ручей,
                     Переплывают, чтоб ее увидеть.
                     В одном из трех - ее портрет небесный.
                     Ужель в свинцовом? Нет! Кощунством было б
                     Так думать; слишком было бы жестоко
                     Ее в могиле мрачной заключить.
                     Иль в серебро ее замуровали,
                     Что золота дешевле в десять раз?
                     Грех думать так: кто видел ценный перл
                     В оправе ниже золота? Монета
                     Есть в Англии: там вычеканен ангел
                     На золоте; но только он снаружи,
                     А здесь - внутри, на ложе золотом
                     Мой ангел! - Дайте ключ - ларец закрыт.
                     Вот, выбор сделан. Что судьба решит?

                                   Порция

                     Вот... Если там портрет найдете мой, -
                     Я ваша.

                             Принц Марокканский
                          (отпирает золотой ларец)

                              Смерть и ад! Что предо мной?
                     Тут череп и в его пустой глазнице
                     Бумаги свиток. Я прочту его.
                                 (Читает.)
                      "Не все то злато, что блестит, -
                      Вот что мудрость говорит.
                      Жизнь продать иной спешит,
                      Чтобы лицезреть мой вид.
                      Червь в злаченом гробе скрыт.
                      Будь твой ум с отвагой слит,
                      Разум зрел, - хоть юн твой вид, -
                      Ты б не был холодом убит.
                      Так прощай, твой путь открыт".
                      Холод, да! Мой труд пропал!
                      Прощай, тепло: мороз настал!
                                 (Порции.)
                     Прости! Мне тяжко; длить не стану муку.
                     Так проигравший вынесет разлуку.
                                 (Уходит.)

                                   Порция

                     Избавились! - Спустить завесу. Что ж!
                     Вот так бы всем, кто с ним по виду схож!
                                 (Уходит.)



 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2] [3]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама