криминал - электронная библиотека
Переход на главную
Рубрика: криминал

Костоев Исса Магометович  -  Россия: преступный мир


Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4] [5] [6]

Страница:  [6]



   Глава 2
   ДОХОДНЫЙ БИЗНЕС

   "ПОЧЕМ ОПИУМ ДЛЯ НАРОДА?"

   Знакомый гаишник рассказал анекдотический случай.
   Веселая "обкурившаяся" компания решила покататься на своем "фольксва-
гене". Выехали за город, спустило колесо. Вылезли из машины, стоят,  пы-
таются сообразить, что делать дальше. Мозги работают неважно, все, в том
числе и водитель, под кайфом. В это время какой-то сердобольный водитель
остановил свой автомобиль и поинтересовался, чего это  они,  собственно,
стоят посреди дороги?
   - Да вот, - объясняют, - колесо хотим снять.
   - Понял, - кивает водитель, достает из своего багажника монтировку  и
со всего маху бьет ею по лобовому стеклу "фольксвагена".
   Стекло вдребезги.
   - Я вот это заберу, - говорит сердобольный, вытаскивая из  "фольксва-
гена" новенький импортный магнитофон. - А вы снимайте колеса.
   Сел в свой автомобиль и укатил. Никто из компании так и не понял, что
произошло. Тут-то их и взял тепленькими проезжавший мимо  дорожный  пат-
руль.
   Анекдот анекдотом, но на самом деле положение с  наркотиками  сегодня
более чем опасное. В Министерстве  здравоохранения  утверждают,  что  за
последние четыре года число наркоманов-подростков увеличилось  в  четыре
раза. По данным опроса московских школьников, 80 процентов  старшекласс-
ников знают уже "наркотический кайф", по крайней мере хоть по одному ра-
зу попробовали, что это такое.
   Проблема наркомании всплыла не сразу и вдруг. Благодаря "мудрой"  по-
литике советского государства истинное положение долго замалчивалось,  а
между тем торговля различными наркотическими препаратами шла полным  хо-
дом. Сотрудники стационарных медучреждений еще в начале семидесятых про-
давали промедол и морфий по 5 рублей за ампулу. Медсестра  республиканс-
кой клинической больницы во время ночных дежурств  опустошала  ампулы  с
промедолом, вместо этого препарата наливала туда анальгин или димедрол и
ампулы снова запаивала над газовой конфоркой. Наутро обреченные  раковые
больные получали вместо наркотика, который мог хотя бы ненадолго  облег-
чить их страдания, обыкновенное обезболивающее, которое  помочь  уже  не
могло. А нужные препараты через посредников уходили налево, и предприим-
чивые молодые люди сколачивали себе на них приличные состояния.
   Следователь из Находки рассказывал, как  однажды  оперативники  через
реализаторов вышли на одного вора в законе из Белой  Церкви,  который  в
рекордно короткий срок (одна неделя) умудрился сбыть в розницу 26 килог-
раммов опия.
   Спрос рождает предложение. Уже в те годы торговки семечками на рынках
понимали, где выгода, и нередко прятали в семенах подсолнуха маковые го-
ловки для любителей готовить опиум в домашних условиях.
   Впервые в нашей стране открыто заговорили об этой проблеме в середине
восьмидесятых годов. Количество публикаций в прессе  на  эту  тему  было
примерно таким же, как количество статей о  проститутках.  Однако  набат
набатом, но никаких серьезных мер тогда принято не было.
   Сегодня Россия представляет собой обширный рынок  сбыта.  Наркодельцы
действуют с дальним прицелом: они подсаживают на иглу молодежь,  превра-
щая ее, таким образом, в потенциального  покупателя.  Агенты  завязывают
контакты среди старшеклассников, учащихся ПТУ и колледжей, студентов ву-
зов и просто "от доброты душевной" предлагают попробовать. Когда у чело-
века появляется наркотическая зависимость, он готов пойти на что угодно,
выложить любые деньги, чтобы только получить новую порцию зелья. Он ста-
новится рабом своего поставщика и по его требованию за небольшую  скидку
или лишнюю порцию проводит "агитационную кампанию" уже в  своем  окруже-
нии... За полгода один наркоман сажает на иглу 10-15 новичков.
   В октябре 1994 года в Москве была арестована молодая поэтесса. Газеты
писали в те дни, что, она, которая  подозревалась  в  торговле  "дурью",
стала жертвой широкомасштабной кампании по вовлечению в наркобизнес оте-
чественной "золотой" молодежи - большинство сбытчиков и активных  потре-
бителей приходилось на долю студентов престижных столичных вузов -  МГИ-
МО, МГУ, МАИ.
   Однако арест вызвал бурю негодования у столичной интеллигенции.  Про-
тест против "произвола властей", которые якобы фабрикуют дела по  образ-
цам 1937 года, выражали на страницах газет и с экранов  телевизоров  из-
вестные литераторы, художники, артисты. Сама поэтесса  заявила,  что  из
нее выбивали показания против детей высокопоставленных персон.  Все  это
привело к тому, что через год после ареста девица была выпущена на  сво-
боду прямо из здания суда.
   Врачи опасаются за жизнь будущих поколений. Уже  сегодня  в  роддомах
появляются на свет младенцы с наркотической  зависимостью.  Такие  дети,
как правило, умирают в первые дни, а если остаются жить, то инвалидами -
среди них самый высокий процент психических отклонений.
   Сотрудники правоохранительных органов тоже бьют тревогу: с каждым го-
дом растет процент преступлений, связанных с производством, хранением  и
распространением наркотиков.
   По данным Управления по контролю за  незаконным  оборотом  наркотиков
МВД России, стоимость только изъятых у преступников наркотиков превышает
600 миллиардов рублей. Резко увеличились поставки в Россию  героина  (за
год изъято 18 килограммов) и кокаина (73 килограмма), которые  относятся
к сильнодействующим средствам. В 1997 году Головинский  межмуниципальный
суд Москвы приговорил к восьми годам общего режима жителя Нидерландов за
незаконный ввоз из Бразилии 10 килограммов кокаина,  которые  хитроумный
бизнесмен спрятал в деревянных статуэтках леопарда и собаки.
   Тогда же в Москве состоялся суд над африканцами-наркокурьерами, пере-
возившими товар в своем теле. Нигериец Игве Джеройс Ибоджи проглотил  55
ампул с кокаином, купленным в Колумбии. Когда курьер проходил таможенный
досмотр в аэропорту Шереметьево-2, оболочка ампул в его  желудке  начала
перевариваться, и нигериец почувствовал себя плохо.  Сотрудники  таможни
отправили незадачливого курьера и четверых его земляков в институт имени
Склифосовского. У каждого из чернокожих пациентов было обнаружено в  же-
лудке по нескольку десятков ампул.
   По решению суда самый большой срок получил тот,  из-за  которого  все
попались. Игве Джеройс Ибоджи схлопотал восемь лет общего режима.
   В декабре 1996 года в одной только  Москве  было  раскрыто  несколько
наркопритонов. В том числе перевалочная база по расфасовке и продаже ге-
роина в доме на Старокачаловской улице. Содержали притон граждане  Ниге-
рии, которые жили в столице нелегально. В притоне на улице  Молдагуловой
взяты с поличным еще два нигерийца. Здесь  обычно  паслись  17-18-летние
москвички. Из малины на улице Азовской изъято 2,1 килограмма героина. На
улице Днепропетровской были задержаны граждане Заира и Конго  с  двенад-
цатью "колбасками" наркотика.
   Афгано-таджикская наркогруппировка контролирует часть аэропорта Домо-
дедово и Казанского вокзала, куда в основном и поступает товар.
   Основным каналом поставки стал Пянджский  перевал.  Афганские  нарко-
курьеры в сопровождении группы охраны переходят  реку  Пяндж  и  горными
тропами добираются до таджикско-афганской границы. Каждый несет в рюкза-
ке от 10 до 30 килограммов опиума-сырца. Здесь они передают товар таджи-
кам, оценивая каждый килограмм в 100 долларов. Таджики тащат рюкзаки  до
станции Пахар и уже на поезде отвозят их в Душанбе. Здесь они сдают груз
курьерам из России, которые платят за каждый килограмм по 500  долларов.
В Москве последние продают опиум-сырец по 6-8 тысяч "зеленых" за кило.
   Если по самым скромным подсчетам в 1995 году оборот российского  нар-
кобизнеса составил четыре триллиона рублей, то в 1996-м эта  цифра  была
значительно перекрыта.
   С "импортными" поставщиками вполне по силам соревноваться нашим  оте-
чественным. Причем, представляя их  в  виде  эдаких  монстров,  подозри-
тельных во всех отношениях, обыватель глубоко ошибается. Прибыльной  пе-
ревозкой и перепродажей наркотиков грешат и  те,  которые  считают  себя
вполне добропорядочными и законопослушными  гражданами  и  рассматривают
свой "маленький" бизнес просто как весомую добавку к зарплате.  В  конце
1996 года в бакинском аэропорту сотрудники службы безопасности задержали
российского летчика, пытавшегося вывезти  в  Воронеж  шесть  килограммов
наркотиков. На первом же допросе пилот признался, что уже 8 раз за хоро-
шую плату перевозил наркотики из Азербайджана.
   Заведующий лабораторией Московского инженерно-физического института в
одиночку наладил производство и сбыт сильнейшего синтетического наркоти-
ка фенциклидина. По поддельным бланкам он получал сырье и в условиях ла-
боратории синтезировал смертоносное зелье. В его тайнике прямо в  инсти-
туте оперативники обнаружили 23 грамма фенциклидина, 13 граммов метамфе-
тамина, 300 граммов промежуточного продукта и несколько килограммов  ис-
ходного сырья. Дома у бизнесменаодиночки нашли крупную сумму денег в ва-
люте, пять мобильных радиостанций и бесчисленное  множество  тетрадей  с
формулами и расчетами.
   В 1997 году во время операции "Сигнал", которая проводилась на желез-
нодорожном транспорте, было задержано несколько человек, перевозивших  в
Россию маковую соломку, и снято с поездов 280 подростков, семеро из  ко-
торых были отправлены в больницу с тяжелым наркотическим отравлением.
   На настоящий захват российского рынка  сбыта  наркотиков  пошли,  как
уверяют сотрудники Управления по контролю за незаконным оборотом  нарко-
тиков МВД России, цыганские группировки, бороться  с  которыми  особенно
сложно: как правило, наркотики продают многодетные матери. Отправить та-
ких "матерей-героинь" в места лишения свободы практически невозможно.  К
тому же оперативники не располагают  подробной  информацией,  касающейся
каналов переправки наркотиков к цыганам: до сих пор ни в один  табор  не
удавалось внедрить ни одного агента.
   Однако наибольшую опасность представляют собой не реализаторы, а  не-
видимые "дирижеры", осуществляющие наркополитику  и  получающие  от  нее
баснословные прибыли. Наркотики - единственный товар, который стоит  тем
дороже, чем его больше на рынке, поэтому, вероятно, следует  расценивать
нынешнее падение цен на кокаин и героин как затишье перед новой массиро-
ванной атакой.
   В сложившейся ситуации тем более непонятен пересмотр в новом  Уголов-
ном кодексе понятия "небольшая доза" наркотиков.  Теперь  большой  дозой
может считаться сто и более граммов гашиша. А если у продавца  при  себе
99 граммов, тогда что? Задержать и с извинениями отпустить? А  завтра  у
него будет снова 99 граммов, послезавтра - 99 до обеда и столько же пос-
ле обеда и так далее...
   В связи с нововведениями в одной только Москве суды в 1997 году долж-
ны будут пересмотреть 4,5 тысячи уголовных дел, связанных  с  незаконной
продажей наркотиков, и три тысячи осужденных  будут  амнистированы.  Где
гарантия, что они снова не возьмутся за столь выгодный промысел?
   В одном из интервью начальник отдела Управления по незаконному оборо-
ту наркотиков ГУВД Москвы В. Чарыков сказал, что с введением в  действие
нового Уголовного кодекса "начнется фактически легализация наркомании  и
наркомафии в нашей стране". Он же заметил, что в Прокуратуре и МВД  были
против этих новшеств, а выяснить авторов странной статьи до сих  пор  не
удалось.
   В том-то и беда, что непродуманная статья УК открывает широкие  перс-
пективы для всех, кто занимается этим бизнесом и  закрывает  молодежи  в
первую очередь дорогу в завтра: смертность наркоманов растет год от  го-
да. Прибавьте к этому распространение  ВИЧ-инфекции,  детей-инвалидов  и
сможете тогда без труда нарисовать себе Россию в двадцать первом веке.

   СТРОЧИ, ПУЛЕМЕТЧИК...

   На контрольно-пропускном пункте дивизии имени Дзержинского был задер-
жан автомобиль Мосэнерго, в котором наряд сотрудников милиции  и  солдат
внутренних войск обнаружил цинковый ящик с патронами к автомату Калашни-
кова. Задержанные водитель и электрик объяснили, что, прибыв  в  военную
часть по аварийному вызову, они узнали от знакомого военнослужащего, что
в снежном сугробе валяется ящик с патронами, привезенный из  Чечни.  Так
как ящик нигде не числится, неплохо бы  боеприпасы  продать,  а  выручку
разделить...
   На станции Брянск сотрудниками транспортной милиции было  изъято  ог-
нестрельное оружие у гражданина Украины, который ехал в Москву...
   На Финляндском вокзале Санкт-Петербурга были задержаны два коробейни-
ка, пытавшихся продать в зале ожидания  пистолет-пулемет.  С  электрички
снят петербуржец-курьер торговцев оружием. В своем скромном  чемоданчике
он вез 8 килограммов тротила...
   Развал Союза и последовавшие за ним гражданские войны  между  бывшими
народами-братьями, дележ власти и политические волнения,  всплеск  прес-
тупности и угроза личной безопасности граждан вызвали спрос  на  оружие.
Цифры хищений из арсеналов воинских частей немедленно поползли вверх.
   В мае 1990 года в Ижевске произошло преступление,  вызвавшее  широкий
резонанс в центральной и местной печати. В Ижевском механическом  инсти-
туте было застрелено трое сотрудников и похищены из учебного тира десять
пистолетов.
   Убийцей оказался 23-летний студент того же института. Преступление он
тщательно подготовил и глушитель на пистолет сделал по собственным  чер-
тежам.
   Тогда в Ижевске, около оружейных заводов, кормился весь  криминальный
люд Союза. Товар продавали не только за наличные, но и осуществляли бар-
терные сделки. Например, автомашину  "Жигули"  можно  было  обменять  на
шесть пистолетов. А за крупнокалиберный пулемет  "Утес"  надо  было  еще
доплатить сверху.
   Большая часть оружия переправлялась  в  места  вооруженных  межнацио-
нальных конфликтов. Другую забирали криминалы.
   Теперь таким положением дел никого не удивишь. Сплошь и рядом  встре-
чаются сообщения о хищении и контрабандной  продаже  оружия.  В  обиходе
пистолеты "ТТ" китайского производства, появились короткоствольные изра-
ильские автоматы "Узи"... И конечно, продукция  отечественных  оружейни-
ков.
   Любая мало-мальски уважающая себя банда  может  похвастать  приличным
арсеналом, что уж тут говорить о вооруженных до зубов мафиозных  группи-
ровках. Участники одной только операции "Розыск-97" за неделю  изъяли  в
Москве 43 единицы огнестрельного оружия и более 300 боеприпасов.
   Все чаще встречаются в газетах сообщения о хищениях оружия самими во-
енными. Летом 1996 года на городском рынке Пскова был  задержан  солдат-
пограничник, который пытался продать 23 блока аппаратуры связи, украден-
ных из родной части. Реальная стоимость аппаратуры - 4 миллиона  рублей,
а большинство из украденных блоков оказались секретными. По этому  факту
возбуждено уголовное дело. А высшие военные чины - бывший главный  инже-
нер авиации ПВО генерал-майор вместе с бывшим начальником Высшего  авиа-
ционно-технического училища - вообще продали налево целый самолет!
   Да что там военные! Контрабандой оружия занимаются даже... старики.
   Жительница Находки, пенсионерка,  инвалид  2-й  группы,  организовала
группу по перевозке и продаже оружия из стран Балтии. Дважды в месяц она
ездила в Вильнюс за товаром и вместе со всяким ширпотребом  провозила  в
баулах пистолеты "ТТ", револьверы и автоматы. Уплатив за один пистолет в
Вильнюсе 700-800 долларов, она продавала его в Находке за 1300-1500.
   Перечень смертоносных товаров был солидным: помимо пистолетов "ТТ"  с
глушителями и германских мелкокалиберных револьверов "арминиус"  покупа-
телям предлагались автоматы Калашникова, восьмизарядный карабин,  писто-
лет и автомат  кустарного  производства  и  даже  УОЗ-85У  -  боеприпасы
ствольной артиллерии, предназначенные для поражения живой силы и  техни-
ки.
   Пенсионерка, промышлявшая этим бизнесом со своей родней,  действуя  в
лучших традициях шпионских романов,  изъяснялась  исключительно  шифром.
Если она говорила сыну по телефону, что привезет "большие  штаны",  зна-
чит, речь шла об автоматах и пистолетах "ТТ". "Маленькими штанами" назы-
вались мелкокалиберные пистолеты, а под "ремнями" следовало понимать ма-
газины с патронами.
   Из последней поездки, во время которой ее и взяли, пенсионерка  везла
в Находку 9 пистолетов "ТТ" с глушителями и 18 магазинов с патронами.
   По этому уголовному делу вместе с предприимчивой старушкой проходят 8
человек - все ее родственники и подружки-пенсионерки. Мафиозной  группой
эту компанию назвать трудно: они торговали оружием  точно  так  же,  как
торговали прибалтийским трикотажем и парфюмерией. Следствие не  исключа-
ло, что покупателями или заказчиками могли быть местные авторитеты,  од-
нако никакой системы в поставках установлено не было. Принцип был исклю-
чительно рыночный: продавать всем, кто хочет и может купить.
   Хранилось оружие тоже без всякой конспирации - в  платяном  шкафу,  в
гостиной, за оконными шторами, в спальне.
   "Данное оружие, - давала показания подследственная, - сначала хранила
в спальне, а потом, когда муж стал возражать, сложила его в сумку и  от-
несла в подвал, где спрятала среди старых вещей".
   Дело пенсионерки, сумевшей сориентироваться в рыночном  спросе,  лишь
одно из 317 уголовных дел по схожим  статьям,  рассмотренных  приморским
судом за вторую половину 1996 года. Несмотря на перекрытие прибалтийско-
го канала, торговля оружием в  этой  местности  по-прежнему  процветает.
Впрочем, как и в других российских городах. Параллельно с ней развивает-
ся и производство в подпольных цехах взрывчатых веществ.
   После того как генерал Лебедь, принявший командование 14-й российской
армией, дислоцированной в Приднестровье, распорядился закрыть все  арсе-
налы и усилить их охрану (так как вскрылось много  фактов  хищения  ору-
жия), тираспольские дельцы решили переключиться на производство взрывных
устройств. Изготовленные в Тирасполе бомбы  переправлялись  в  Москву  и
другие крупные российские города и пользовались спросом у бандитов. Бом-
бы производились в промышленных масштабах - оперативно-следственная бри-
гада ГУОП МВД России и ФСК накрыла целое предприятие. А  вышли  на  след
бандитов через одного нарушителя правил уличного движения. Когда сотруд-
ники ГАИ остановили его и потребовали штраф, сей молодой человек,  посе-
товав на отсутствие денег, предложил им взять в качестве  штрафа  взрыв-
чатку. Но гаишники взяли его самого и передали сотрудникам МУРа. От  на-
рушителя ниточка потянулась к двум жителям Кишинева, которые привезли  в
Москву на продажу 34 банки со взрывчаткой. После поимки курьеров  захва-
тили всю банду в Тирасполе.
   В начале 1997 года сотрудниками Московского уголовного  розыска  сов-
местно с коллегами из Управления ФСБ по Москве и области были  задержаны
четыре торговца взрывчаткой из Рязанской области и  двое  их  московских
посредников. При обыске в машине обнаружено 20 зарядов аммонала и 22 за-
ряда тротила общим весом 16 килограммов. Помимо  этого,  у  преступников
изъяли 200-граммовую тротиловую шашку, 40 электродетонаторов  и  газовый
пистолет, приспособленный для стрельбы боевыми патронами.
   В ходе предварительного расследования выяснилось, что преступники до-
бывали взрывчатку в многочисленных карьерах Рязанской области, где в это
время проводились взрывные работы.
   Несмотря на все меры, принимаемые сотрудниками МВД и  ФСБ,  оружейный
бизнес процветает. Тому, что он из чисто мафиозного превратился чуть  ли
не в бытовой, способствует общее экономическое  положение  страны.  Один
офицер, который не получал зарплату в течение нескольких  месяцев,  зая-
вил: "Я понимаю тех военных, которые продают украденное оружие: пока го-
сударство относилось к армии как  полагается,  каждый  единичный  случай
рассматривался как ЧП. А теперь... Где военный  может  подзаработать?  А
ведь у всех семьи, дети..."
   Проблема личной безопасности также формирует устойчивый спрос на этот
товар - многие люди стремятся приобрести оружие для защиты от  маньяков,
грабителей, налетчиков. Большинство женщин предпочитают носить в дамских
сумочках газовые баллончики, сильный пол выбирает оружие посерьезней.  1
июля 1997 года вступил в силу закон "Об оружии", позволяющий гражданам в
целях самообороны использовать наряду с бесствольным, газовым и электро-
шоковым также охотничье и спортивное оружие.  Но  для  его  приобретения
требуется лицензия. А на черном рынке никто ее не спрашивает. Сегодня  в
Москве можно без проблем купить пистолеты "ТТ" и "ПМ", заплатив торговцу
около 800 долларов за штуку, а автоматы АК-74 и АКМ - за тысячу-полторы.
Между прочим, до 1995 года статья Уголовного кодекса о незаконном владе-
нии оружием, которая предусматривала наказание до 5 лет лишения свободы,
практически не работала. Благодаря чему теперь случаи незаконного приоб-
ретения и хранения пистолетов и автоматов увеличились  на  40  процентов
(это то, что известно органам МВД и ФСБ). По новому  Уголовному  кодексу
это правонарушение карается сроком до 3 лет лишения свободы.

   ВЫПЬЕМ И СНОВА НАЛЬЕМ

   Одним из наиболее прибыльных направлений криминального капитала явля-
ется незаконное производство и оборот алкогольной продукции.
   Подразделениями органов внутренних дел в течение 1993-1996 годов пре-
сечена деятельность свыше 5 тысяч  нелегальных  производств,  в  которых
изъято около 800 тысяч тонн спирта и одного миллиона декалитров  фальси-
фицированных спиртных напитков.
   По данным МВЭС России, общий объем неучтенного  производства  крепких
спиртных напитков в стране составил только в 1995 году около  86,6  про-
цента от учтенного производства водки и ликероводочных изделий.
   Печальной известности Указ о борьбе с пьянством и алкоголизмом,  при-
нятый в 1985 году, во времена Горбачева, стал одним из первых государст-
венных актов, который криминализировал общество. В России повторилось то
же, что произошло в США после введения  в  1920  году  поправки  к  18-й
статье Конституции, провозгласившей сухой закон. Именно на поприще неза-
конного производства спиртных напитков начал свою деятельность "крестный
отец" "Коза ностра" Аль Капоне.
   Его примеру последовали и отечественные отцы мафии. Те цеховики,  ко-
торые до этого организовали производство чеканных блях  для  ремней  или
колготок из некачественного трикотажа, переключились на спиртное.
   И потекли по  России  алкогольные  реки,  химический  состав  которых
весьма далек от того идеала, который вывел  великий  русский  ученый  Д.
Менделеев (как известно, именно он изобрел рецепт  сорокаградусной  вод-
ки). В некоторых напитках, которые предлагают сегодня  покупателям  ком-
мерческие киоски и торговцы на базарах, содержание альдегидов,  сивушных
масел и метилового спирта резко превышает  даже  допустимые  нормы.  Ре-
зультат скорбный: в 1996 году от употребления фальсифицированных  напит-
ков скончалось в стране около 40 тысяч человек.
   Врачи утверждают, что существует жесткая связь между количеством  вы-
питого спиртного и  последствиями  попойки.  Возросло  количество  алко-
гольных миокардиопатий, гастритов, гепатитов, зарегистрировано небывалое
число алкогольных психозов. По  статистике  жизнь  среднестатистического
российского мужчины обрывается сегодня в 58 лет, а в Европе этот показа-
тель на 11-12 лет выше.
   Кроме того, самодельные водки и ликеры,  как  правило,  крепче  госу-
дарственных. Врачи доказали: агрессивность пьяного человека тем сильнее,
чем больше градусов в бутылке. Убийства, жестокие избиения,  изнасилова-
ния, издевательства в 65-80 процентах случаев - дело рук пьяных преступ-
ников.
   Двадцатидвухлетний житель Москвы, состоящий на учете в  психдиспансе-
ре, "приняв на грудь" приличную дозу водки, решил прогуляться. Он забрел
в подъезд жилого дома на Ереванской улице. На свою беду, в это время  из
своей квартиры вышел сорокалетний мужчина. Подонок  нанес  ему  двадцать
два ножевых удара. Следующей жертвой убийцы стала молодая  женщина.  Она
вошла в подъезд с годовалым ребенком на руках. Девять ножевых ранений  -
и она скончалась, не приходя в сознание. Ребенок получил одно ранение  в
грудь и, к счастью, остался жив. Вероятно, мать сумела прикрыть его  со-
бой. Из залитого кровью подъезда убийца выскочил во двор. И тут же напал
на пятидесятилетнего мужчину (как выяснилось позднее, отца убитой женщи-
ны). Следующей жертвой стал двадцатипятилетний парень, который попытался
остановить убийцу. Еще одним раненым оказался один из прибывших  на  за-
держание милиционеров... В другом городе - Санкт-Петербурге -  двадцати-
летний П, привел домой четырех человек, с которыми познакомился у пивно-
го ларька. Водки с собой взяли много, и возлияния затянулись  далеко  за
полночь. Один из гостей почему-то раздражал остальную  компанию,  и  ему
решили больше не наливать. Обиженный Ф. гордо повернулся и ушел... спать
в другую комнату.
   Остальным это не понравилось. И они решили разобраться с Ф. Сорок че-
тыре удара разводным гаечным ключом нанес по голове спящего один из  его
знакомых С. Другой собутыльник дважды пырнул тело ножом. А третий просто
потыкал труп отверткой. Хозяин заволновался: что теперь делать с мертве-
цом? Не оставлять же его в квартире!
   Гости-собутыльники вошли в положение и, пораздумав немного, пришли  к
выводу, что труп надо вынести. Желательно частями. В ванной комнате труп
расчленили на куски и разложили их в четыре больших полиэтиленовых паке-
та. Затем по одному стали выносить.
   Но один из  убийц  чем-то  привлек  внимание  дежурного  отряда  пат-
рульно-постовой службы. Сотрудники милиции потребовали показать содержи-
мое пакета. На асфальт упали две руки, отсеченные по плечо.
   Судебная коллегия по уголовным делам санктпетербургского суда  приго-
ворила всех четверых к десяти годам лишения свободы.
   В 1996 году в России было зарегистрировано 1,3 миллиона "пьяных" пра-
вонарушений. Это столько же, сколько во всем СССР десять лет назад. Если
общая преступность выросла за 5 лет в 1,4 раза, то "алкогольная" -  в  2
раза. В 2,5 раза возросло за это время и число преступлений, совершенных
пьяными подростками 14-15 лет. В полтора раза увеличилось число  алкого-
личек-правонарушительниц...
   А водочные реки тем временем превращаются в моря. Сегодня  на  каждую
российскую душу, включая грудных младенцев и немощных стариков, по самым
скромным подсчетам, приходится 15 литров спирта в год. И никакие меры не
помогают в борьбе с левым алкоголем.
   Если, скажем, в Нижегородской области в  1991  году  за  счет  произ-
водства и государственной монополии на торговлю спиртными напитками бюд-
жет пополнился на 25 процентов, то в 1996 году - лишь на  2,6.  Все  ос-
тальное уплыло в карманы теневиков. Это миллиарды рублей.
   "По данным руководителей местных управлений МВД и налоговой  полиции,
один подпольный мини-цех способен выработать продукции в месяц на 5 мил-
лиардов рублей, - сообщает газета "Труд". - С начала "водочной войны"  в
Нижнем (т.е. за три последних месяца 1996 года. - Примеч. авт.) выявлено
33 таких цеха. Их обнаруживали даже в подвалах, где в антисанитарных ус-
ловиях производилась водка из технического спирта. Стоит ли  удивляться,
что в 1996 году в области по причине употребления некачественных  спирт-
ных напитков отравилось более шестисот человек? Зарегистрированы и  слу-
чаи со смертельным исходом.
   ...В Ленинском районе Нижнего изъято 1800 литров спирта и 465 бутылок
самопальной водки, в Приокском районе захвачен трофей - 600 литров спир-
та и 1500 бутылок готовой продукции, а на улице  Страж  Революции  водку
разливали в бомбоубежище.
   ...В отдаленном райцентре Шахунья перед  праздниками  особым  спросом
пользовался дешевый сорокаградусный напиток под названием "Стеклоочисти-
тель". Покупали ящиками. А изготовлен он был путем простого  разбавления
американского пищевого спирта, который местные предприниматели  закупили
в Москве - аж восемь бочек! В Ветлужском районе торговлей водкой занима-
лась... детская юношеская спортивная школа "Энергия".
   В Волгограде во время операции с емким названием  "Водка"  за  четыре
дня сотрудниками органов внутренних дел было обнаружено  три  подпольных
цеха и изъято более 125 тысяч литров левого спиртного, а также задержано
семь большегрузных "КамАЗов" с номерами северокавказских республик с та-
мошней водкой неизвестного происхождения.
   Коммерческие киоски российских городов, особенно  крупных,  буквально
завалены сомнительной продукцией. Вагонами курсируют  между  российскими
областями и республиками СНГ фальсифицированные  водки,  вина,  коньяки,
ликеры и продаются по ценам настоящих.
   Ни повышение цен на алкогольные напитки (а с 1992 года, когда  произ-
водство этой продукции перестало быть монополией государства, цены повы-
шались уже трижды), ни введение акцизных марок положения не спасает. Лю-
бой желающий может наштамповать их сколько угодно,  поскольку  марки  не
имеют степеней защиты. Опять-таки, приобретя за энную сумму установки по
производству водки и спирта хотя бы у столичного АО "Конверсия", которое
усиленно рекламирует свой товар, можно снизить  себестоимость  водки  до
1500 рублей и производить 3000 бутылок в сутки. Нетрудно подсчитать, ка-
кой навар получается.
   В книге "Бандиты времен социализма" Федор Раззаков  приводит  отрывок
из статьи прокурора из Череповца Т. Гурняк:
   "Был у нас в Череповце гражданин по фамилии  Берсенев.  Наверное,  до
самой старости писал бы он в анкете "не  привлекался".  Но  грянул  Указ
1985 года о тотальной борьбе с пьянством и превратил гражданина Берсене-
ва в Берса.
   Спустя сколько-то месяцев у него было все, что его душа  желала:  ши-
карная квартира, машина, видеоаппаратура, ружье. Начал с того, что  спе-
кулировал водкой в одиночку. Потом вовлек таксистов. Потом - десятки мо-
лодых людей. Это была уже целая группировка, у которой  возникли  другие
преступные умыслы. Жертвами становились, как говорится, простые  советс-
кие люди. И все они считали, что Берс  и  его  подручные  -  негодяи,  а
власть тут ни при чем.
   Взяли мы Берса на крупном вымогательстве. Сердце у рэкетира оказалось
слабеньким, и он отдал Богу душу в камере следственного изолятора. Я на-
блюдала из окна, сколько крутых ребят шло за гробом, какая двигалась ка-
валькада такси, и думала: "Сколько же таких Берсов появилось после  того
указа по всей России? Десятки или сотни тысяч?"
   Тогда, в 1986 году, берсы были еще в диковинку. Теперь они никого  не
удивляют. Множество берсов надели "белые  воротнички"  и  обзавелись  не
только квартирами, но и виллами, офисами, секретаршами. Их теперь  назы-
вают по имени-отчеству, дело у них поставлено с размахом. Счет  идет  на
миллиарды. Наши с вами миллиарды, которые  нескончаемой  рекой  текут  в
карманы преступникам.


   Глава 3
   "ВОТ ПУЛЯ ПРОЛЕТЕЛА - И АГА..."

   ПРОМАШКА ВЫШЛА

   ...Его нашли соседи с первого этажа. Открыли утром  дверь  и  увидели
мертвое тело. Соседка закричала от ужаса и неожиданности. На крик сбежа-
лись люди. Долго никто не решался позвать жену покойного... И все ломали
голову: ну кому понадобилось убивать такого славного человека?  И  вроде
бы никакого отношения не имел ни к уголовникам, ни к бизнесу, ни к поли-
тике. Кто убил - неизвестно...
   И только пенсионер с третьего этажа, кагэбэшник в прошлом, едва ли не
торжествуя, сказал:
   - А я приметил машину, которая три дня подряд стояла у нашего  двора.
И номера записал! И в органы сигнализировал. Да только мне никто не  по-
верил, что будто готовится что-то серьезное. Доигрались, пинкертоны!
   Однако хотя и поздно, но местные "пинкертоны"  все-таки  вспомнили  о
телефонном звонке старика, который прежде вызывал у них бурное  веселье:
чекисту в отставке всюду что-то мерещится, и  вообще  он  уже  в  маразм
впал... Когда обнаружился труп, милиционеры приехали к пенсионеру, и  он
торжественно передал им предварительно записанный номер неизвестных зло-
умышленников. Оперативники не слишком надеялись на эту информацию.  Ско-
рее всего, случайное совпадение. Но, как оказалось, они ошибались.  Бра-
вые ребята, выслеживавшие свою жертву три дня подряд, и были пассажирами
замеченного кагэбэшником автомобиля. Только вот промашка у них вышла: не
того застрелили... Спутали. В результате вместо намеченного в  покойники
незадачливого бизнесмена, который задолжал кому-то довольно значительную
сумму, был убит невинный человек.
   Заказные убийства становятся уже  таким  повседневным  явлением,  что
иной раз оторопь берет. Раньше "мокрое дело" было чем-то из ряда вон вы-
ходящим. Да и большей частью совершалось  случайными  преступниками.  98
процентов тогдашних убийств были связаны с  бытовыми  преступлениями.  А
теперь каждое десятое убийство - заказное. Это только те, которые  можно
вычислить. А сколько "спецзаказов"  остаются  нераскрытыми!  Большинство
"висяков", то есть висящих, нераскрытых дел, если раскрутить их до  кон-
ца, приведут к страшной фигуре, стоящей по ту сторону,  -  к  профессио-
нальному киллеру. Который, заметьте, всегда предпочитает работать  "вах-
товым методом": приехал туда, где живет жертва, проследил его  маршруты,
убил - и тут же исчез.
   Ну, про контрольные выстрелы в голову и брошенное тут же, возле  тру-
па, оружие уже и дети знают - насмотрелись боевиков. Но  мало  кому  из-
вестно, что специалисты высочайшего класса  умеют  хорошо  камуфлировать
заказ под несчастный случай или обычное бытовое разбирательство. Так что
набросим на киллеров побольше, чем упомянутые десять процентов. Они того
заслуживают...
   И ведь получается действительно так, что там,  где  сработал  наемный
убийца, все концы в воду упрятаны. А и достанешь его, то не сумеешь при-
жать к стенке. Он же профессионал - ни следов, ни отпечатков пальцев.  А
если его можно взять, значит, он не киллер, а дурак, который  на  легкие
деньги польстился.
   История, произошедшая в Казани, напоминает нехитрую присказку о  том,
как "жадность фраера сгубила".
   Столица Татарстана была потрясена этим убийством. Утром, по дороге на
работу, в подъезде своего дома был застрелен директор центра  содействия
предпринимательству при главе администрации города Альберт Невский. Его,
мертвого, с простреленной головой, обнаружили на площадке между вторым и
третьим этажами. Все, кто знал убитого, не могли не задаваться вопросом:
кому понадобилось расправиться с человеком, который ни по характеру,  ни
по роду деятельности, ни по личным интересам не мог встать никому  попе-
рек дороги? Следствие тоже ломало голову. Был  бы  Невский  мафиозником,
крутым делягой, взяточником, наконец... Но нет, ничего такого за ним  не
числилось.
   Тогда еще никто не подозревал, что произошла роковая для  Альберта  и
счастливая для его соседа случайность. Выйди покойный из своей  квартиры
чуть позже, и минутная задержка спасла бы ему жизнь. Выстрел  все  равно
бы грянул, погиб бы другой человек, но все  разыгралось  бы  по  заранее
разработанному сценарию, в котором, как водится, был кто-то  заинтересо-
ван...
   И вот, пока следствие отрабатывало различные версии покушения, в  ор-
ганы пришел журналист местного телевидения и выложил  на  стол  кассету,
где была видеозапись беседы с... неуловимым  убийцей,  который  подробно
рассказывал о подготовке и осуществлении теракта. Имен и фамилий,  прав-
да, не называл. И себя позволил снимать только со  спины.  Жаловался  на
то, что заказчик его продинамил - ни гроша не заплатил из-за сущей  без-
делицы - трупом оказался вовсе не тот, кто был нужен в качестве  таково-
го. Журналист не стал засвечивать доверившегося ему человека, но специа-
листам достаточно было и записи. Расшифровать ее взялись лучшие кримина-
листы и психологи Татарии. Анонимность анонимностью, но больше, чем пас-
портные данные, говорят о человеке его неповторимые индивидуальные  осо-
бенности. Манера говорить, акцент, возраст, модуляции голоса,  интеллек-
туальный уровень, наконец, - эта информация  позволяет  идентифицировать
личность. Изучалось строение затылка, прическа и даже шевеление ушей...
   Видеоинтервью, кстати, само  по  себе  было  серьезным  доводом,  что
действовал в данном случае не профессионал, а любитель,  к  тому  же  не
шибко большого ума. Ведь уважающий себя киллер не станет светиться прос-
то так, за здорово живешь, и не поможет милиции ловить себя.
   Вскоре убийца был вычислен. Им оказался двадцатилетний житель  Казани
Алексей Карпунин. Получив от журналиста  гонорар  за  беседу,  он  уехал
вместе с подружкой в Архангельскую область. Группа захвата, отправившись
по горячему следу, арестовала горе-киллера на квартире его приятельницы.
Нашли и пистолет. Баллистическая экспертиза показала, что именно из него
и был сделан роковой выстрел. Глядя на румяного голубоглазого  очкарика,
оперативники только диву давались, как это его  угораздило  ввязаться  в
"мокрое дело".
   Алексей действительно был лишь исполнителем. Притом случайным. А  за-
казчиком выступал шофер заместителя начальника службы безопасности одно-
го из казанских банков. Но, скорее всего, он тоже не крайний в этой  це-
почке... Но так или иначе он предложил одному из своих знакомых  -  сту-
денту Казанского технического университета Александру Суркову  -  убрать
директора кожгалантерейной фабрики, который якобы мешает ему в  бизнесе.
И назначил цену - десять тысяч баксов. Сурков сам на убийство не решился
и потому перекинул "спецзаказ" дружку, монтажнику ТОО Роберту  Измайлову
по кличке Монах, пообещав ему за это шесть с половиной  тысяч  долларов.
Для подстраховки они решили взять с собой третьего. Он должен был  ждать
Монаха на стройке рядом с домом жертвы, помочь ему переодеться, а  потом
вернуться на место преступления и понаблюдать  за  дальнейшим  развитием
событий.
   На эту подсобную роль и пригласили Карпунина, посулив ему  за  услуги
пятьсот "зелененьких". Алексей, который находился в состоянии  хроничес-
кого безденежья, мгновенно согласился.
   Получив от заказчика инструкции, "наводку", пистолет с  глушителем  и
патроны, вся компания установила слежку за будущей жертвой. Было  решено
ликвидировать его утром, когда подъедет служебная машина и "объект" ста-
нет спускаться по лестнице. Но накануне решающего дня  Карпунин,  встре-
тившись с Монахом, понял, что тот для "дела"  не  годится.  У  Измайлова
тряслись руки, он откровенно нервничал и боялся. Ну какой из него  стре-
лок? А обещанные полтыщи баксов пропадут. И тут Карпунин предложил Мона-
ху перераспределить обязанности. Стрелять вызвался он  сам,  правда,  за
удвоенную плату - аж за тысячу. Монах с радостью согласился.
   Когда за директором кожгалантерейной фабрики приехала  его  служебная
машина, Алексей не мешкая поднялся на восьмой этаж и затаился  за  мусо-
ропроводом. Хлопнула дверь, по лестнице стал спускаться какой-то  мужчи-
на... Карпунин бесшумно крался за ним. Пройдя несколько лестничных  про-
летов, выстрелил мужчине в голову. Тот упал. Перешагивая через неподвиж-
ное тело, Алексей взглянул ему в лицо... Это был не тот, за которым  они
следили. Переодеваясь на стройке, он поделился своими сомнениями с Мона-
хом. А к вечеру по местному телевидению передали страшную новость. Так и
есть, замочили не того, за кого обещали уплатить.
   Заказчик - Вячеслав Кирниченков - рвал и метал от гнева.  Суркову  он
заявил, что обещанного вознаграждения ему  не  видать  как  своих  ушей.
Скрепя сердце сообщники  решили  подготовить  покушение  повторно...  Но
прежнего энтузиазма уже не было. Да и кому стрелять?  Сурков  не  хочет,
Монах не может, а Карпунин боится, что ему снова не заплатят.
   Затея погасла сама собой. Алексей решил съездить к подружке в Котлас,
но, как всегда, был на мели. Тогда он и договорился  с  тележурналистом,
потребовав за интервью двести тысяч рублей. Хоть и  мелкие,  но  все  же
деньги...
   Он всегда любил деньги. С детства. Правда, без взаимности.  Зарабаты-
вать не умел, да и гнуть шею на какого-нибудь чужого дядю не слишком хо-
телось. И вот в кои-то веки подфартило: предложили непыльную, хорошо оп-
лачиваемую "халтуру"... Но - сорвалось. Из-за глупой случайности...
   Суд приговорил Карпунина и Суркова к пятнадцати годам лишения  свобо-
ды. Монаха - Роберта Измайлова  -  к  десяти.  Вдова  Альберта  Невского
предъявила иск в сто миллионов рублей. Суд признал его  обоснованным.  А
заказчик или, точнее, посредник, Вячеслав Кирниченков, ударился в  бега,
и теперь на него объявлен федеральный розыск.
   Больше всего Алексей жалеет о том, что из обещанной тысячи баксов  не
получил ни единого. За что, спрашивается, пострадал? Но ничего,  он  еще
выйдет. Он будет примерно себя вести и освободится раньше срока. А когда
окажется на воле, потребует свое.
   В последнем слове подсудимый Карпунин без запинки, как хорошо  вызуб-
ренное стихотворение,  отбарабанил  слова  о  чистосердечном  раскаянии.
По-видимому, уже начал "работать" на досрочное освобождение. Но невольно
проговаривался... Так, выражая горькое сожаление о  содеянном,  Карпунин
снова вернулся к своему больному вопросу - материальному.
   "Ни за что бы не согласился, - с пионерской истовостью говорил он.  -
Если бы не деньги... А денег-то мне и не заплатили".
   Но суд учел другие его слова, сказанные накануне убийства, когда обу-
реваемый жадностью бездельник вызвался буквально за бесценок убить неиз-
вестного ему человека, чтобы хоть что-то урвать, хоть  несчастную  тыся-
чу... Такой убьет и за меньшее.
   Так что случайный преступник случайному рознь. Да, в самом деле, луч-
ше уж иметь дело с профессиональным киллером.
   Когда Карпунина в наручниках выводили из зала, мать  его,  пробившись
сквозь конвой, плюнула сыну в лицо...

   ОТСТРЕЛ БИЗНЕСМЕНОВ

   Если бы Карпунин не ошибся и пристрелил не случайного человека, а за-
ранее намеченного, может быть, никто и  не  удивился  бы...  Чего  удив-
ляться? Заказные убийства становятся обыденной реальностью  современного
российского бизнеса, так сказать, элементом риска  для  отчаянных  наших
предпринимателей.
   На Красной Пресне при выходе из клуба "Доле" получил смертельное  ра-
нение в голову его владелец И. Глоцер. В больницу имени Боткина его дос-
тавили еще живым, но  шансов  не  было.  Киллеру,  как  всегда,  удалось
скрыться. И очень маловероятно, что его разыщут. Еще сложнее будет рабо-
та у сотрудников правоохранительных органов, которые занимаются  рассле-
дованием убийства владельца частного предприятия "Витис" из Нового Урен-
гоя А. Бабляускаса. Его труп с тремя огнестрельными ранениями в грудь  и
в голову был обнаружен лишь спустя двое суток после преступления, в  ав-
томобиле "Супер-МАЗ", припаркованном на шоссе Энтузиастов.
   Руководителю Всероссийской федерации рукопашного боя Т.  Касьянову  и
инструктору О. Ощупкову повезло  больше.  Они  находились  в  автомобиле
"шевроле", под которым  было  заложено  радиоуправляемое  взрывное  уст-
ройство. Но, к счастью, отделались легким испугом. Сила взрыва была  эк-
вивалентна 200 граммам тротила. Надо сказать, что и иномарка не  подвела
- приняла удар на себя. По мнению спортсменов, их  решили  попугать,  но
кто именно - неизвестно. Так они утверждают. Не исключено, что  это  по-
пытка давления.
   Еще один взрыв прогремел в Москве у квартиры директора фирмы "Вдохно-
вение" Государственного дома народного творчества. Самодельное  взрывное
устройство, эквивалентное 150 граммам тротила,  взорвавшись  на  пороге,
лишь слегка деформировало мощную железную дверь. А вот окна в двух  эта-
жах вылетели с треском. Пострадавших, слава Богу, нет. Что, опять, как и
в предыдущем случае, пугали? Или не рассчитали заряд?
   Опять-таки приходится повторить: в нынешних условиях любой предприни-
матель просто вынужден вступать в контакт с криминальным миром. Либо  их
берут под навязчивое "покровительство", либо они заключают сделки с фир-
мами, имеющими "крышу", либо невольно вторгаются в сферу,  где  у  мафии
есть свои денежные интересы. Но в любом из таких случаев с точки  зрения
личной безопасности бизнесмен чрезвычайно  уязвим.  Он  -  потенциальная
жертва, он - на мушке.
   К сожалению, среди некоторых деловых людей в последнее время чуть  ли
не мода появилась - решать любые конфликты непременно силовыми методами.
Это, что ли, признак особой крутизны? Самое опасное даже не то, что  за-
казчика могут "развести" бандиты, к которым он обратился  за  помощью  и
заплатил за ликвидацию соперника... Хуже, если заказ оказался реальным и
ликвидация прошла успешно. Не стоит забывать, что бандиты позаботятся  о
документальных свидетельствах этой сделки и будут располагать информаци-
ей, которая привяжет бизнесмена к его уголовным "партнерам" навсегда. Не
случайно в криминальной среде бытует поговорка: "Не убивай - и  тебя  не
убьют".
   А спрос на профессионально выполненные "устранения"  все  возрастает.
Он соответственно рождает предложение. Это означает, что не работают за-
коны, а следовательно, неразрешенные конфликты не  имеют  иного  выхода,
кроме убийства.
   Совершенно уж ни в какие ворота не лезет вот какая история. В декабре
1995 года в госпитале имени Бурденко был арестован  полковник  Зеленько,
бывший начальник разведки 8-го гвардейского корпуса.  Под  конвоем  офи-
цер-гвардеец был этапирован в Челябинск, где, как считает следствие, при
его сообщничестве замышлялось убийство владельца нескольких  предприятий
Михаила Юревича. Беспрецедентный случай!
   Вот версия следствия. Зеленько лежал в госпитале по соседству с одним
генералом. Зять генерала спросил разведчика, не может ли он помочь одно-
му знакомому, на которого наезжают? Зеленько любезно согласился. И  поз-
вонил в Волгоград, где базировался корпус, бывшему капитану милиции  Ни-
колаю Брулеву. Тот немедленно подыскал "защитника" - некоего Игоря Жаби-
на. И вскоре, опять-таки в госпитале имени  Бурденко,  Зеленько  передал
Жабину полученные от "обиженного" Игоря Чарикова 30 тысяч долларов,  не-
обходимую информацию и фотоматериалы.
   Жабин когда-то служил в спецназе, потом занялся рэкетом и попал в ро-
зыск по ряду аналогичных преступлений. Но это стало  известно  потом.  А
тогда киллер ударился в загул, купил роскошный  "шевроле-каприз",  успел
расколотить обновку и только потом отправился на дело в Челябинск. Уста-
новив наблюдение за Юревичем, быстро понял, что  его  будущая  жертва  -
совсем не бедный человек. И Жабин предложил уральскому бизнесмену  такую
комбинацию: даешь мне еще 30 штук и живи спокойно, я тебя не трону. Юре-
вич сделал вид, будто струхнул, и согласился. А при передаче денег Игоря
Жабина задержали с поличным. Он ничего не стал скрывать и рассказал все,
как было. После его показаний и был арестован полковник Зеленько. Он то-
же ничего не отрицал. Да, после договоренности с Жабиным он побывал дома
и передал Брулеву пистолет, который потом оказался у киллера. При обыске
в Волгограде из-под матраса разведчика извлекли автомат  Калашникова,  а
из-под матраса его жены - снайперскую винтовку.
   Зеленько показал, что Николая Брулева, бывшего капитана  милиции,  он
еще раньше завербовал для безопасности семей военнослужащих: ведь по ро-
ду работы тот был информирован о криминогенной обстановке в  Волгограде.
Для этой же цели - автомат и винтовка. Но как же пистолет с  глушителем?
Его номер вписан в удостоверение личности полковника. Как мог  разведчик
доверить его другим людям, притом с весьма сомнительной репутацией?  Зе-
ленько утверждает, будто собирался в скором времени забрать пистолет.  И
вообще - еще находясь в больнице, он понял, что  зашел  слишком  далеко.
Стал звонить в Волгоград, просил передать Брулеву, что все "мероприятия"
надо отменить. Полковник признается, что в то время он еще не знал,  как
завершить начатую "оперативную разработку", как объясниться с Чариковым,
выложившим кругленькую сумму. А тот беспокоился: "Ну как? Сделано  дело?
Нет? А когда будет?"
   Даже человеку неопытному ясно, что в действиях полковника нет никакой
логики. При любом исходе дела - будь выполнен заказ или  не  выполнен  -
его разоблачили бы и арестовали. Так и произошло, когда его взяли  через
десять дней после шунтирования сердца. Объяснения Зеленько весьма смутны
и туманны, что-то о классовом расслоении общества, о бедных  и  богатых.
"Больше всего меня беспокоило то, что я участвую в грязном деле,  совер-
шенно не зная, что за человек пострадает. Угнетало  то,  что  это  может
быть высокопорядочный человек". Что ж, выходит, совести было  бы  легче,
если бы челябинская жертва оказалась не  слишком  хорошим  человеком?  И
тогда свои действия Зеленько считал бы оправданными? А как  же  тогда  с
моральным обликом "обиженного" Чарикова и Жабина, который за деньги  без
сомнения отправляется на убийство? Нет, тут концы с концами не сходятся.
И не надо все списывать на тонкую человеческую психику, порушенную  вой-
ной...
   В таком случае у нас у всех психика не в порядке. У всей страны.

   ПОЧЕМ ЖИЗНЬ НА ОМСКОМ РЫНКЕ?

   Тот "черный вторник" в сентябре прошлого года стал последним  днем  в
жизни президента союза предпринимателей Омской области, генерального ди-
ректора акционерного общества "Торговый дом "Сибвест" Юрия  Кожевникова.
После напряженного рабочего дня он уехал вечером на загородную  дачу,  а
домой вернулся около 22 часов. Во двор не заехал,  отпустил  водителя  и
пошел к подъезду пешком. Его уже ждали. Убийца стрелял  из-за  спины  на
площадке второго этажа, у входа в квартиру Кожевникова. Вместе  с  конт-
рольным было сделано шесть выстрелов. Прибывшая  на  место  происшествия
"скорая" констатировала смерть потерпевшего. Сотрудники милиции прочеса-
ли прилегающую к дому территорию, но не обнаружили ничего,  что  помогло
бы выйти на след преступников. По всем признакам судя, работал професси-
онал.
   Это заказное убийство вызвало в городе шумный резонанс. И  не  только
потому, что Кожевников был видной хозяйственной, да и политической фигу-
рой. Он стал не первой жертвой киллеров  за  короткий  отрезок  времени.
Двумя месяцами раньше, также в подъезде собственного дома, преступником,
переодетым в женскую одежду (или женщиной),  был  застрелен  генеральный
директор корпорации "Охотный ряд" П. Гуляев, чья фирма занимала в облас-
ти ведущие позиции по торговле автомобилями. А  незадолго  до  этого,  и
снова в подъезде, убили первого заместителя директора гиганта омской ин-
дустрии АО "Омскмашина", влиятельного  члена  законодательного  собрания
области О. Чертова. А еще раньше прямо на улице изрешетили пулями замес-
тителя директора крупнейшего предприятия, объединения имени Баранова, А.
Иванова. Перед этим выстрелом в лицо был убит в собственном рабочем  ка-
бинете главный инженер АО "Омский завод по розливу минеральной воды"  И.
Крупко. Словно бы кто-то устроил настоящую охоту на  заметных  в  городе
людей... Еще в 1993-1994 годах было зарегистрировано только два эпизода,
которые правоохранительные органы квалифицировали как заказные убийства.
А за последующие два года таких заказов выполнено уже 13!  Список  жертв
распадается на две части: одну половину представляли лидеры или активис-
ты криминальных группировок, другую -  обычные  предприниматели.  Смерть
уравняла их.
   А можно ли вообще сегодня серьезно заниматься бизнесом без каких-либо
контактов с криминальными структурами?
   На этот вопрос один из опытных прокуроров однозначно отвечает:  "Нет,
нельзя".
   А остаться в живых можно?
   "Это трудно, но можно, - отвечает он, - если  соблюдать  определенные
условия".
   Прокурор знает, о  чем  говорит.  Ведь  расследование  всех  заказных
убийств начиналось с тотальной хозяйственной и финансовой проверки возг-
лавляемых убитыми фирм. Изучались сотни контрактов, деловые связи, пере-
мещения крупных сумм... И что же? Окажись столь  обширная  информация  в
руках правоохранительных органов ДО, а не ПОСЛЕ роковых  выстрелов,  их,
скорее всего, можно было бы избежать. Или хотя  бы  заранее  назвать  по
именам вероятные жертвы. Потому что потерпевшие ИГРАЛИ НЕ ПО ПРАВИЛАМ.
   К примеру, в распоряжении А. Иванова находилось около сотни  объектов
бывшего гиганта ВПК. Целая империя! И тот не считал нужным учитывать на-
сущные интересы весьма и весьма влиятельных сил. Или,  скажем,  нетрудно
понять главу корпорации "Охотный ряд" Павла Гуляева,  который  в  макси-
мально короткие сроки занял монопольное  положение  на  местном  автомо-
бильном рынке. Он так сбросил цены, что поставил  в  неловкое  положение
других "солидных" людей. Вот ведь какое  совпадение  -  сразу  же  после
убийства Гуляева цены на машины резко подскочили.  Выводы  напрашиваются
сами собой. И так действовали все погибшие предприниматели. Вторгались в
уже поделенные сферы влияния, не выполняли условий договоренностей,  пе-
ребивали своими сделками чужие контракты, загоняли конкурентов  в  угол.
Причем речь идет о колоссальных сделках на суммы в сотни миллиардов руб-
лей. Понятно, где крутятся  такие  большие  деньги,  человеческая  жизнь
превращается в копейку. Вот и беспокоили дорогостоящих  киллеров  -  это
оказывалось дешевле, чем искать компромисс или обращаться в милицию.
   Увы, практически весь отечественный бизнес имеет теневые стороны. Ук-
лонение от налогов, двойная бухгалтерия, неподотчетное движение неучтен-
ных наличных денег в огромных суммах... И так далее.  В  такой  ситуации
преступным группировкам не так уж и трудно подмять под себя любого  ком-
мерсанта. Они уже не только выбивают долги, контролируют левые сделки  и
незаконные операции, но проникают во все поры рынка,  размещают  отмытые
капиталы во всех сулящих  мало-мальски  значительную  прибыль  легальных
сферах экономики и зорко оберегают свои интересы от посягательств с чьей
бы то ни было стороны. Так криминальным становится само государство.
   На организацию заказного убийства преступные сообщества тратят огром-
ные средства. Разрабатывается многоходовая комбинация, щедро профинанси-
рованная на каждом этапе, вырабатываются системы  подстраховки,  прикры-
тия, нейтрализации возможных свидетелей, ложные алиби и так далее. И все
это осуществляется на чрезвычайно высоком материально-техническом и про-
фессиональном уровне, который для следствия, увы,  практически  недости-
жим.
   Омские милиционеры приняли  специальную  программу  мер  по  усилению
борьбы с убийствами по найму. Создание спецподразделения в системе  УВД,
оснащение лаборатории для экстренных экспертиз, разработка методик раск-
рытия заказных ликвидаций, механизма активного поиска информации в  кри-
минальной среде... Программа всем хороша, кроме одного: на ее реализацию
нет средств.

   СПИСОК ЗАКАЗОВ

   А мурманским коллегам все-таки удалось  раскрыть  несколько  заказных
убийств. И вот как это случилось.
   Мурманский авторитет Николай Второв (кличка Фтор) в этом северном го-
роде утвердился давно. Под его контролем проводились разборки между кон-
курирующими  фирмами,  восстанавливалась  "справедливость",  он  защищал
"обиженных"... Такое активное вмешательство в сферы других  криминальных
группировок не всем пришлось по нраву. Фтору угрожали, подкладывали бом-
бы... Но, видно, его час еще не пробил.
   Второв, в свою очередь, не оставался в долгу. В ноябре  1992  года  в
ресторане "Панорама" он пообещал другому авторитету, Спартаку  Барановс-
кому (кличка Спартак), убить того. После  этого  разговора  стало  ясно:
этим двум медведям ну никак не ужиться в одной берлоге.
   В начале следующего года Фтор обратился к питерцу В. Перельбергу, ко-
торый раньше работал таксистом, а позже переквалифицировался, с просьбой
найти и прислать ему в Мурманск надежного  человека  для  "работы".  Пе-
рельберг согласился. Конечно, не бесплатно. К тому же он рассчитывал об-
расти в Мурманске полезными связями. А у Второва был вес среди банкиров,
влиятельных людей города и области. Несколько  забегая  вперед,  скажем,
что питерцу удалось быстро установить контакт с нужными  людьми.  И  уже
вскоре в местных криминальных кругах его  слово  стало  решающим.  Может
быть, именно это в скором  времени  сильно  сократит  жизнь  самому  Пе-
рельбергу... В марте он привез в Мурманск темноволосого парня. И  предс-
тавил его Фтору: "Знакомься, мой партнер по бизнесу Рамазан Махмудов. Он
тебе будет как брат..."
   Фтор подарил "брату" пистолет с глушителем. Потом пожадничал и  заме-
нил его на другой - пистолет Макарова без глушителя.
   С оружием Махмудов был на "ты". Совсем юношей он попал в  Афганистан,
в 19 лет был награжден орденом Красной Звезды.  После  тяжелого  ранения
вернулся в Союз, закончил пединститут. Но в школе ему не понравилось,  и
Рамазан стал возить из родного Дагестана в Петербург  помидоры,  промыш-
ленный ширпотреб, черную икру. В "северной столице" и познакомился с Пе-
рельбергом...
   Питерские гости вместе с водителем машины поселились в  Мурманске  на
частной квартире. Фтор подробно рассказал Рамазану о своем недруге Спар-
таке: где живет, на какой машине ездит, как и с кем проводит время. Нес-
колько раз Махмудов подстерегал Барановского у подъезда дома, в  котором
тот жил. Фтор нервничал: он был уверен, что и Спартак, в  свою  очередь,
готовит на него покушение.
   Наконец в ночь на 31 марта Барановского засекли. Махмудов вошел вслед
за ним в подъезд, и на  лестничной  площадке  первого  этажа  прогремели
выстрелы. Убийца вышел из подъезда, сел в поджидавшую его машину и  вер-
нулся на квартиру. По дороге выбросил куртку, чтобы его не смогли  опоз-
нать по одежде. Но с подарком Фтора - пистолетом Макарова  -  расстаться
не захотел. Через сутки Спартак, получивший две пули в голову,  скончал-
ся, не приходя в сознание. Перельберг получил причитающееся ему  вознаг-
раждение. Заказное убийство в Мурманске стоит от 5 до 15  тысяч  баксов,
сравнительно недорого. Махмудов, по его словам, от  денег  отказался,  а
позднее вернул и подаренную Второвым  массивную  золотую  цепь.  Почему?
Счел, что просто оказал ему услугу?
   А в июле того же года Рамазан, скрывающийся в Петербурге, подкараулил
у подъезда и самого Перельберга, который чем-то сильно его обидел. Пере-
льберг вышел из красной "девятки" и только тогда увидел в дверях вчераш-
него партнера. Стараясь не подавать виду, что испугался,  он  подошел  к
Махмудову, и они обнялись.  Но  Рамазан  почувствовал,  как  дрожит  Пе-
рельберг, и стал его успокаивать. Бывший таксист предложил войти в  дом.
Рамазан настаивал на том, что поговорить можно в машине или  куда-нибудь
съездить. Перельберг что-то закричал жене. Она вышла на балкон, тоже на-
чала что-то кричать. Перельберг побежал в подъезд. Рамазан выстрелил два
раза, третий выстрел - контрольный. Пистолет был  все  тот  же,  подарок
Фтора.
   Махмудова брала на его петербургской квартире  бригада  оперативников
из Мурманска и Петербурга - десять человек. Рамазан был легко  ранен.  В
конце прошлого года Мурманский областной суд приговорил его к семи годам
лишения свободы за умышленное убийство Барановского. Суд за убийство Пе-
рельберга еще впереди.
   Судя по материалам этого дела, Перельберг был, скорее  всего,  чем-то
вроде диспетчера у киллеров. Его многие знали, и он знал  многих  людей,
которые зарабатывали на жизнь пистолетом. Тогда, весной  1994  года,  он
приезжал в Мурманск не с одним только Рамазановым. Был с  ним  еще  один
человек - профессиональный московский киллер, которого назовем пока  ус-
ловно Владиславом 3. Он родился в Питере, работал в автопарке  слесарем.
Первый раз сел за кражу. Потом занимался рэкетом,  выколачивал  "долги".
Вторая судимость - за разбой. Тоже любит оружие и хорошо в нем  разбира-
ется. По собственным словам Владислава, прошел "насквозь" всю  Москву  и
Петербург. И там, видимо, засветился, что появилась  необходимость  "за-
лечь на дно" в относительно тихом провинциальном Мурманске. Может  бить,
это и удалось бы... Но когда неожиданно убили Перельберга, 3. оказался в
поле зрения другого "диспетчера", некоего мурманчанина К.  И  навалилось
работы...
   Первым поступил заказ ликвидировать бизнесмена  Долецкого.  Заказчик,
тоже деловой человек, задолжал Долецкому крупную сумму денег. Убить ока-
залось дешевле, чем вернуть долг. За один выстрел из пистолета Владислав
получил 5 тысяч долларов. Гроши, конечно,  по  сравнению  со  столицами.
Деньги разошлись на рестораны, домашние попойки и прочие нехитрые  разв-
лечения...
   А вообще у "диспетчера" был составлен список из 12 фамилий  бизнесме-
нов, на которых поступили заказы.
   Первой в списке стояла фамилия Хоршунова, директора  АЗОРТ  "Деликат"
(акционированный мясокомбинат). Как считает сейчас следствие,  организа-
тор убийства просто рассчитывал... занять выгодную должность:  она  ведь
освободится после убийства. Другой причиной могло стать упорное  нежела-
ние Хоршунова расплатиться за выполненную заказчиком убийства работу.
   Вторым на  очереди  и  на  мушке  оказался  североморский  коммерсант
Третьяков. Владислав ждал жертву в подъезде его  дома.  Удивительно,  но
Третьяков... убежал от него! И ни одна выпущенная из  пистолета  пуля  в
него не попала. Потом было организовано еще как минимум три покушения. В
ноябре под автомобиль Третьякова подложили взрывное устройство. Тот,  ни
о чем не подозревая, завел машину, сел и поехал. Пакет со взрывчаткой  и
запалом, от которого тянулась тонкая леска с тройным крючком  на  конце,
остался лежать на асфальте. Его заметили дети.  Развернули...  Прогремел
взрыв. Оба мальчика погибли.
   Спустя месяц Третьякова все же достали.  Теперь  взрывное  устройство
было подложено под днище машины.
   Третий из ликвидированных - Альметьев. Образованный, владеющий языка-
ми человек. Его подвели азартные игры в мурманском казино. Залез в  дол-
ги. Кредиторы принялись давить. В это время К. предложил Альметьеву сом-
нительную операцию по перепродаже рыбы. Сделка удалась,  но  все  деньги
забрал "диспетчер" в счет погашения долга.  Другие  кредиторы  требовали
свое. Загнанный в угол, Альметьев пригрозил, что  обратится  в  милицию.
Этим он подписал себе смертный приговор.  К.  не  мог  допустить,  чтобы
всплыла на свет афера с рыбой.
   "Выручу тебя в последний раз, - пообещал он Альметьеву. - Есть  хоро-
ший вариант, осталось только подписать бумаги с председателем рыболовец-
кого колхоза. Он сейчас отдыхает на озере. Едем?"
   Жертве ничего не оставалось, как согласиться. По дороге он  подъехали
к большому озеру.
   "Выходим", - скомандовал "диспетчер". Владислав 3.  вылез  из  машины
следом за Альметьевым, неторопливо вынул пистолет и трижды  выстрелил  в
голову несчастного игрока.
   И вот, наконец, настала очередь Второва. Каждый день в 12 он трениро-
вался в спортзале одной из школ, машину оставлял на улице. Утром на  это
место приехал киллер. Было  бы  безопаснее  установить  "адскую  машину"
ночью, но в таком случае к двенадцати дня в блоке радиоуправления  могло
кончиться питание. Владислав 3. хотел добиться успеха  с  первого  раза.
Пакет со взрывным устройством он спрятал под трубу теплоцентрали,  чтобы
взрыв получился направленным.
   С трудом вытерпев два часа, в полдень он направился к школе. Еще  из-
дали увидел толпу, в которой мелькали милицейские фуражки. 3.  вышел  из
машины и затесался в толпу. Из разговоров зевак понял: школьники  что-то
взорвали и сами погибли.
   Ликвидацию Фтора пришлось отложить. Но его все равно застрелили, хотя
и немного позже. На курок нажал наведавшийся в квартиру авторитета моло-
дой мурманский бизнесмен.
   В результате расследований преступлений, совершенных  командой  "дис-
петчера" К., к уголовной ответственности привлечены 14 человек. Они дей-
ствовали в Североморске, Мурманске, в Кольском  районе,  в  Оленегорске.
Возраст преступников - 33-36 лет, большинство из них ранее  судимы.  Что
ж, таков среднестатистический киллер? Однако  следователи  считают,  что
они подняли лишь верхний пласт уголовной жизни города.
   Когда Владислав 3. и другие члены банды уже находились в СИЗО,  прои-
зошло еще одно убийство. В машине "Вольво-740" сотрудники милиции  обна-
ружили труп 25-летнего мурманского бизнесмена -  генерального  директора
фирмы "Команда". Его фамилия тоже стояла в списке киллера. А это значит,
что убийства будут продолжаться.

   АФГАНСКИЙ СИНДРОМ

   Сейчас, когда еще не отгремело эхо взрыва на  Котляковском  кладбище,
самое время разобраться, из-за чего были убиты люди. А для  этого  нужно
"отмотать пленку" на несколько лет назад. Тогда, после образования Сове-
та ветеранов Афганистана, летом 1991 года был учрежден  Российский  фонд
инвалидов войны в Афганистане. Его руководитель, полковник Валерий  Рад-
чиков, не скрывает, что чиновники высокого ранга блюли интересы его  то-
варищей вовсе не бескорыстно: максимальный размер подношений в этих кру-
гах доходил до 800 тысяч долларов наличными. И это несмотря на то, что с
самого начала деятельности фонд полностью поддерживало  правительство  и
лично Президент.
   Подобно Союзу ветеранов Афганистана, фонд инвалидов  был  организован
как организация сугубо общественная, не имеющая права заниматься коммер-
ческой деятельностью. Поэтому пришлось учредить предприятия, находящиеся
в собственности фонда, - они были освобождены от НДС, налога на прибыль,
таможенных пошлин и акцизов. Но у "афганских фирм" не  хватало  первона-
чального капитала. Поэтому они находили коммерческих партнеров,  которые
занимались экспортно-импортными сделками по льготному афганскому  "режи-
му", а фонду возвращали часть сэкономленных платежей на программы реаби-
литации и лечения инвалидов войны, строительство "афганской деревни" под
Москвой и на содержание санатория "Русь". Отчисления на нужды фонда сос-
тавляли от 3 до 7 процентов таможенной стоимости товара (или 20-30  про-
центов таможенных платежей). Именно таким образом осуществляли заботу об
инвалидах "ЛогоВАЗ", "Диал электронике", "Союзконтракт".
   В 1994 году, когда Радчиков находился в командировке в США,  его  со-
перник Михаил Лиходей собрал конвенцию из делегатов,  недовольных  руко-
водством фонда, и учредил другой, параллельный фонд под таким же  назва-
нием. С этого момента развернулась борьба за  признание  и  связанные  с
этим налогово-таможенные льготы. Министерство юстиции под давлением  вы-
сокопоставленных  лиц  одновременно  зарегистрировало  две  параллельные
структуры с одинаковыми названиями. И  каждая  из  них  претендовала  на
льготы в соответствии с президентскими указами. У обеих были  внешнетор-
говые контракты, хотя львиная доля денег проходила через фонд Радчикова.
Но и его соперник проторил дорогу во властные структуры, и оба  находили
там понимание и поддержку.
   Когда привилегии были приостановлены,  под  ударом  оказался  Валерий
Радчиков, у которого были обязательства перед коммерческими  партнерами,
взятые на себя еще до раскола. Вероятно, "это и послужило причиной поку-
шения на него в 1995 году, когда полковник был  ранен  шестью  пулями  и
только чудом остался в живых. После этого Радчикову пришлось скрываться.
   А Михаил Лиходей подписал себе приговор по другой причине.
   Объемы его коммерческих операций были слишком малы, чтобы  из-за  них
на него кто-то ополчился. Но Михаил вместе со своими сотрудниками  начал
активно докапываться до подлинного распределения финансовых средств, за-
работанных на льготных поставках. А это уже стало  по-настоящему  опасно
для тех, кто реально приводил в действие весь механизм афганских  льгот,
- от правительственных чиновников до отставников  из  военной  разведки,
ушедших в бизнес и за короткий срок сколотивших на льготах немалое  сос-
тояние. Сначала Лиходея предупредили. Но он не внял. Тогда  организовали
первое покушение. Произошло оно при весьма странных обстоятельствах: од-
ноногий инвалид сумел на протезе убежать от нападавших на 20-30  метров,
затем его догнали, сбили с ног, выстрелили в упор  из  ракетницы,  после
чего скрылись. И, наконец, осенью 1994 года Михаил погиб  при  взрыве  в
подъезде его дома. На посту председателя второго фонда его сменил Сергей
Трахиров, два года спустя ставший одной из 14 жертв взрыва на Котляковс-
ком кладбище.
   Хотя индивидуальные налоговые льготы для афганских  организаций  были
отменены еще три, а таможенные - два года назад, власти  продолжали  де-
лать ветеранскому движению щедрые подарки. Только одна из таких операций
принесла фонду 287 миллиардов рублей чистого дохода. Но, несмотря на ги-
гантские финансовые обороты, Радчиков, Лиходей, Трахиров были только ис-
полнителями в хорошо отлаженной машине по превращению  больших  льгот  в
большие деньги. В свое время Радчиков предупреждал своих  друзей-против-
ников: ребята, не влезайте слишком глубоко в расследование, это  слишком
крутые разборки...
   Акция на Котляковском кладбище была направлена прежде всего на устра-
шение. Она не просто ликвидировала руководство одного из фондов во главе
с Трахировым, но еще и должна была запугать  всех,  кто  пожелает  доко-
паться до правды. Ведь очень солидные люди из числа  "неприкасаемых"  не
хотят, чтобы в связи с афганскими льготами внимание было привлечено к их
именам и деньгам.
   А уж такие "детали", как кощунственное осквернение могилы и гора тру-
пов после взрыва, это уже мелочи для больших людей и их больших денег.
   Еще один отголосок страшного взрыва. В служебном кабинете председате-
ля пермского отделения фонда инвалидов войны в Афганистане Николая  Све-
тушкова была обнаружена граната Ф-1, установленная на растяжке в оконном
проеме. Она должна была взорваться, когда откроют окно.  Но  специалисты
областного управления предотвратили беду. По словам  ответственного  ра-
ботника Пермского УВД Виктора  Руснакова,  несостоявшееся  покушение  на
Светушкова может иметь непосредственную связь с  террористическим  актом
на Котляковском кладбище в Москве, в результате которого погибло практи-
чески все руководство фонда. Кстати, Николай не присутствовал в тот тра-
гический день на столичном кладбище по весьма прозаической причине:  те-
леграмма с приглашением опоздала в Пермь...
   Ребята, выжившие в Афганистане, гибнут после войны. И, как тогда,  мы
задаем себе тот же вопрос: из-за кого?
   Расследование трагедии на кладбище начали по горячим следам. Уж слиш-
ком широк был резонанс. Уже в первые часы после взрыва работал специаль-
ный штаб, были подключены эксперты. Сразу же составили  фоторобот  прес-
тупника, есть подозреваемые. Плюс десятки очевидцев, снимки и  видеокас-
сета, на которую снималась вся церемония поминок по Михаилу Лиходею, по-
гибшему два года назад. Может быть, может быть...
   Последние несколько лет прошли под знаком особо  громких,  словно  бы
демонстративных убийств. Сентябрь 1990-го - убит  отец  Александр  Мень.
Октябрь 1994-го - взорван журналист Дмитрий Холодов. Март 1995-го -  по-
гиб Владислав Листьев... Серия покушений и смертей, о которых  упомянуто
в этой книге, стоит в том же ряду. Один перечень уже слишком  велик.  Но
общее одно: ни одно из преступлений так и не раскрыто. Почему?
   Вот мнение старшего следователя по  особо  важным  делам  Генеральной
прокуратуры Бориса Уварова:
   "Чтобы раскрыть преступление  на  Котляковском  кладбище,  необходимо
прежде всего время, такие шансы есть.  Есть  зацепки,  есть  оперативные
данные. У нас теперь все чаще повторяют, что подобные преступления, осо-
бенно заказные убийства, по роковому стечению обстоятельств не раскрыва-
ются вообще. Но это не совсем правда. Помните,  какой  резонанс  вызвало
убийство депутата Государственной Думы от Химкинского  округа?  Несмотря
ни на что, оно в конце концов было раскрыто,  кстати,  я  тоже  принимал
участие в работе над ним. А нераскрытых,  конечно,  значительно  больше.
Давайте с холодной головой порассуждаем на эту тему. Таких  преступлений
Россия раньше вообще не знала. Если в Союзе в былые времена по всем рес-
публикам фиксировалось за год около 14  тысяч  убийств  (заметим,  слова
"заказных" и вовсе не слышали), то сейчас только в одной  России  в  год
более 35 тысяч убийств. Мы уже перегнали Америку, которая казалась исча-
дием ада, - там 22 тысячи убийств в год. Но не сегодня и не мной  приду-
мано: раскрываемость преступлений напрямую связана с количеством капита-
ловложений в правоохранительную систему. Российская преступность измени-
ла свой характер, равняется на  мировые  "образцы".  Но  если  спросить,
сколько средств тратят на борьбу с преступностью,  например,  в  США,  и
сравнить наши траты - большая разница... Идет борьба за собственность, а
в этой борьбе, как показывает практика, люди идут на  все.  Мы  поменяли
строй, но не поменяли подход государства к борьбе  с  преступностью.  Не
хотелось бы предрекать, но надо быть готовыми к подобным эксцессам - пе-
редел не закончен".
   А вот что говорит известный сыщик Александр Гуров, которому в  недав-
нем прошлом приходилось самому работать по многим тяжким преступлениям:
   "Почти каждое из нашумевших в последнее время  преступлений,  уверен,
могло бы быть раскрыто. Но что-то сдерживает. Возможно, кому-то невыгод-
но, чтобы подробности выплыли наружу, кто-то страдает за  "престиж  оте-
чества", кто-то еще за что-то. Но не менее страшно то,  что  в  обществе
уже выработали привычку, никто почти не возмущается.  Мотивы  и  причины
преступления известны, известен даже круг - где искать. Но  все  дело  в
том, что в этих разборках участвуют не мелкие люди, не простые  обывате-
ли. Это - разборки в высших сферах. И никто в этих сферах не хочет, что-
бы подобные преступления были раскрыты. А из  трагедии  на  Котляковском
кладбище нужно сделать прежде всего конкретные выводы:  принять  решение
не только по подобным фондам, но и в принципе. Надо  пресечь  распыление
средств по чужим карманам - денежный ручей должен течь только в  закрома
государства, а не распыляться призрачными льготами..."

   КИЛЛЕР - РЕМЕСЛО ОПАСНОЕ

   Какой бы крутой ни была акция, она всегда и везде предпочитает  "без-
заявочный материал" - то есть скрытые преступления, жертвы  которого  не
побегут жаловаться в милицию. Именно этим, а не извращенной  жестокостью
объясняются дикие, на наш взгляд, методы, когда трупы утепляют,  закаты-
вают в асфальт, в бетон, расчленяют или растворяют в кислоте. Это  чтобы
никто не нашел тело.
   Самые же профессиональные ликвидации вообще следует искать в  статис-
тике несчастных случаев - автокатастрофы типа "пьяный за рулем", бытовые
поражения электротоком или переломы основания черепа в ванной.  К  этому
же разделу "искусства убийства" относятся инсценированные  самоубийства.
На явные же, открытые ликвидации идут лишь тогда, когда нет  возможности
иначе убрать ненужного, мешающего человека. Например, когда жертву охра-
няют. И еще одно: убирают человека не за то, что он сделал или сказал, а
за то, что он мог бы сделать или сказать, для пресечения будущих возмож-
ных шагов.
   И все же киллеру не позавидуешь. Трудная работа, нервная. Это тебе не
бандит, который живет легально, да еще и роскошествует, ни в чем себе не
отказывает. С ликвидаторами дело обстоит иначе. Они должны быть  надежно
законспирированы. Никто и никогда не должен заподозрить  в  них  убийцу.
Это необходимое условие профессии. Нужно быть незаметным, неярким, легко
растворяться в толпе. И еще - никто и никогда не должен связывать испол-
нителя ликвидации с заказчиком. Ну, излишне говорить о владении оружием.
Это само собой разумеется. Не просто  владение  -  виртуозное  владение.
Один из признаков профессионализма -  брошенное  на  месте  преступления
оружие, потому что без него уходить легче. Контрольный выстрел в  голову
- из той же серии: чтобы  жертва  случайно  не  выжила.  Случайностям  в
серьезном деле не место.
   Из кого в основном вербуются киллеры? Это не всегда те люди, за  пле-
чами у которых опыт войны. Чаще всего ряды профессиональных убийц попол-
няют бывшие сотрудники спецподразделений  правоохранительных  органов  и
Министерства обороны. Самые же дорогие киллеры - бывшие  мастера-биатло-
нисты, способные вести прицельный огонь по движущейся мишени. В  послед-
нее время наметилась тенденция привлекать к ликвидациям  женщин  и  даже
детей. По хладнокровию они ничуть не уступают взрослым мужчинам. И  иде-
альны в смысле конспирации - от нежной красавицы или  бойкого  мальчишки
никто не ждет пули в голову или ножа в сердце. И еще - этих исполнителей
легче убирать, когда заканчивается "срок их годности".
   А рано или поздно наступает момент, когда избавляются и от  киллеров.
По слухам, человек, расстрелявший в 1994 году "мерседес" Владимира Кума-
рина, чудом оставшегося в живых после  множества  операций  и  остановок
сердца, после многодневной комы, так вот, этот человек уже  покоится  на
дне одного из озер Ленинградской области.
   Срок жизни киллера обратно пропорционален его известности.  Например,
как только Владимир Кривулин (кличка Людоед) получил достаточно  ограни-
ченную известность в Москве, он сам был уничтожен в марте  1993  года  в
своей же квартире. Любопытно, что на месте  убийства  исполнитель  оста-
вил... автомат. Этот характерный случай показывает, что от профессионала
не защищен даже профессионал.
   В нескольких делах фигурировали некие сообщества киллеров и  "диспет-
черы", выходящие с ними на связь. Что ж, и это имеет место в  стране,  в
которой убийства поставлены на  поток.  Но  для  настоящего  исполнителя
участие в таком "колхозе" - это не класс. Киллер, как правило, волк-оди-
ночка. Не случайно известный Сергей Мадуев рассчитывал, что из-за  любой
решетки его "вынут" те, кому он понадобится.
   Аналогичная история повторилась с Александром  Солоником,  который  с
легкостью необыкновенной совершал побеги и из зала суда в родном  Курга-
не, и из колонии в Ульяновске, и из Бутырки, из усиленно охраняемой  ка-
меры-одиночки следственного изолятора N1-из "Матросской тишины"...
   После ареста Солоник брал на себя целый букет заказных убийств  стол-
пов криминального мира, таких, как Витя-Калина, Длукач-Глобус, ВинтерБу-
бон, и других. Но где гарантия, что эти признания  не  сделаны  с  целью
отвлечь внимание правоохранительных органов от чего-то или кого-то  дру-
гого? Наконец, Солоника нашли мертвым в Греции. Обнаружили "тело  мужчи-
ны, смерть которого наступила от удушения веревкой", который внешне  был
похож на Сашу Македонского и соответствовал ему по возрасту.  Но  что-то
слишком быстро греческие полицейские признали в неизвестном трупе леген-
ду российского преступного мира... Тем более что киллер N 1  успел  себе
сделать пластическую операцию... Ладно, допустим, отпечатки пальцев  Со-
лоника сохранились во всех странах - членах Интерпола. Но между тем  ру-
ководство МУРа дактилоскопической экспертизе греков не слишком  доверяет
и желало бы удостовериться в смерти суперкиллера лично. Сотрудники  Мос-
ковского РУОПа выезжали в Грецию для ареста Солоника, но попали  на  его
опознание. А если бы тело Македонского доставили на родину... Есть целый
ряд формальных признаков, по которым можно было бы  дать  заключение,  -
рост, след от операции и даже, как говорят, забытая врачами в теле игол-
ка. Не говоря уж об отпечатках пальцев.
   История нашей криминалистики знает  немало  примеров,  когда  оконча-
тельное заключение получить не удавалось, а преступники пользовались по-
добными ситуациями для заметания следов. Например, до сих пор далеко  не
все уверены в том, что бывший покровителем, а то и заказчиком у Солоника
Сергей Тимофеев был тем человеком, который сгорел во время взрыва в  его
"мерседесе". Обожженный труп оказался в  таком  состоянии,  что  его  не
идентифицируешь. И, по странному стечению обстоятельств,  именно  в  тот
момент рядом с Сильвестром не оказалось ни одного из охранников.
   Не является ли и "тело неизвестного" из Греции подобной  же  инсцени-
ровкой и мистификацией?
   И еще одно, что не может быть случайным совпадением: в  США  объявили
приговор Япончику, и почти одновременно весь мир узнал о гибели  Солони-
ка... Что-то не верится в случайности, когда речь идет о зубрах российс-
кой преступности.
   По данным Ю. Лужкова, из 74 заказных убийств, совершенных в Москве  в
1996 году, раскрыто лишь 4.
   Ладно, хватит о грустном. Нет худа без добра:  теперь  следователи  в
каждом несчастном случае или "бытовухе" на всякий пожарный разрабатывают
версию о  возможном  заказном  убийстве.  Так  было,  к  примеру,  после
убийства замминистра юстиции России Анатолия Степанова. Сам факт его ги-
бели не слишком отраден, но вот действия следствия вполне грамотны.
   И еще из области оптимистического. Первый заместитель министра  внут-
ренних дел России генерал-полковник милиции Владимир Колесников сообщил,
что по результатам 1996 года правоохранительными органами было  раскрыто
20 тысяч убийств. Среди них и такие нашумевшие, как взрыв в автобусе  на
ВДНХ, совершенный в 1994 году, и поджог в московском  клубе  "Паб",  при
котором заживо сгорели 11 человек. Значит, работа идет.
   Однако ни для кого не секрет, что  истинного  количества  совершенных
убийств в стране и количества  раскрытых  не  знает  никто.  Каждое  от-
ветственное лицо подает эту статистику так, как выгодно в настоящий  мо-
мент ему конкретно. Вот такие дела...


   Глава 4
   МЕНТЫ В ЗАКОНЕ

   КАК НАС "КИДАЮТ"

   О каких-то вещах говорить и горько, и стыдно, и сложно. Поэтому спер-
ва о другом... Для разгону, что ли.
   В последнее время все чаще сталкиваюсь с тем, что некоторые из  ушлых
потомков Остапа Бендера, чтобы провернуть выгодное дельце или выйти  су-
хими из воды, привлекают в сообщники правоохранительные  органы.  Риско-
ванная затея! Как правило, эти горе-комбинаторы терпят фиаско...
   В отделение милиции поступило письменное заявление от жительницы  Ка-
зани: она слезно умоляла защитить ее от неизвестных рэкетиров, требующих
30 "лимонов" и вынуждающих в счет погашения долга продать квартиру.  Ми-
лиция разработала оперативный план захвата вымогателей. Потерпевшей  от-
водилась роль подсадной утки. В ее  одежде  замаскировали  сверхчувстви-
тельный радиопередатчик и проинструктировали, как вести себя при переда-
че денег.
   Операция "Захват" прошла как по маслу. Явившийся на свидание с  дамой
"клиент" был задержан оперативниками. Когда ему прокрутили запись разго-
вора, он заговорил - и следователи схватились  за  голову.  Оказывается,
женщина их провела.
   А предыстория сомнительного дела такова. Две подруги работали в овощ-
ном магазине, да так, что обнаружилась недостача товаров в 30  миллионов
рублей. Оставив завмагу долговые расписки, торговки кинулись искать дру-
гое "хлебное" место. Заведующая же уговорила одного молодого  предприни-
мателя в качестве компенсации за выгодную сделку выбить из должниц живые
деньги. Тот стал навещать дам, звонить по телефону, напоминая о долге. И
тогда сообразительные торговки решили сдать его милиции... "Рэкетир" от-
делался легким испугом, а история бойких подружек привлекла внимание со-
трудников по борьбе с экономическими преступлениями.
   Другой казанец, бывший прапорщик, действовал еще более нагло. Освобо-
дившись из колонии, куда он загремел за угон машины, Костя  К.  встретил
знакомого по нарам и наплел ему про высокопоставленного дядю из МВД, ко-
торый якобы вытащил его из зоны. И посулил знакомому, что "дядя" мог  бы
помочь его брату, отбывающему срок, и не бесплатно: по два миллиона руб-
лей за каждый год свободы.
   "Такса у них такая, - туманно объяснил  "племянник".  -  Твоему  бра-
тельнику сколько осталось трубить -  шесть  лет?  Двенадцать  "лимонов",
значит, с тебя. Лучше, конечно, в долларах..."
   Самое странное, что "клиент" легко проглотил нехитрую наживку  и  на-
завтра привез Косте К. 2200 "зеленых". Вместе  они  подкатили  к  зданию
МВД, Костя скрылся за массивной дверью, а через полчаса появился радост-
ный и заверил приятеля: "Все о'кей!" Но на следующий день заказчик вдруг
потребовал деньги обратно - он решил действовать без посредников и хотел
выйти на офицера милиции сам. Как ни крутил мошенник, как ни юлил, приш-
лось ему снова идти в УВД, но в...  отдел  по  борьбе  с  организованной
преступностью. Он заверил его сотрудников, что трое неизвестных  требуют
с него три тысячи баксов, угрожая жестокой расправой. Вот они, мол,  под
самыми вашими окнами... Оперативники не могли устоять  перед  искушением
повязать зарвавшихся рэкетиров, которые сами идут в руки. Снабдив  Костю
"куклой" и инструкциями, они вслед за ним направились на улицу. Не успе-
ли сидевшие в машине пересчитать деньги, как их задержали с поличным.  А
Кости уже и след простыл. Но к вечеру его задержали  на  железнодорожном
вокзале. Авантюра закончилась для Кости  плачевно.  Ему  снова  пришлось
вернуться в зону, как раз на те самые шесть  лет,  которые  он  пообещал
скостить своему приятелю: за мошенничество, посредничество и ложный  до-
нос...
   Еще более опасную игру затеял с милицией  бывший  курсант  Казанского
танкового училища И. Макаров. Две недели он играл на  нервах  органов  и
всего города, то тут, то там подбрасывая образцы пластиковой взрывчатки.
Первый пакет обнаружили  в  здании  администрации  Приволжского  района.
Внутри находилась  записка  с  предложением  обменять  энное  количество
взрывчатых веществ, которых у автора якобы целый склад, на 157 400  бак-
сов. Спустя несколько дней в подъезде дома нашли еще  одно  предупрежде-
ние: корпус видеокассеты с вмонтированным в нее пультом управления к са-
модельному взрывному устройству. В приложенной к предупреждению  записке
сумма выкупа была снижена на 20 тысяч долларов. Опасаясь, что  шантажист
устроит демонстрационный взрыв, высшее милицейское  начальство  согласи-
лось на его условия. Однако теперь  от  сделки  отказался  сам  владелец
пластиката. Но кольцо вокруг него уже сжималось. Когда Макарова  аресто-
вали, выяснилось, что таким необычным способом он пытался достать денег,
чтобы расплатиться с долгами. А взрывные устройства он приобрел у бывше-
го офицера. Тот, как сообщник, тоже был задержан.  Кстати,  пока  искали
Макарова, было изъято немалое количество оружия и боеприпасов,  заведено
полдюжины уголовных дел.

   КАК "КИДАЕМ" МЫ

   Во всех приведенных  примерах  работники  правоохранительных  органов
брали верх над теми, кто пытался их использовать. И это отрадно. Но есть
и другие случаи. Трудно, конечно, о них говорить, но нужно. Иного выхода
нет. Ведь если радеть о чести мундира и загонять  болезнь  внутрь,  здо-
ровья от этого не прибавится.
   Итак, место действия - Омск. Старший прапорщик Г. и старшина К., сот-
рудники дорожно-патрульной службы отдельного батальона оперативного реа-
гирования при УВД области, охраняли ночной город. Тормознули первый  по-
павшийся грузовик. Объявили трезвому водителю, что он  пьян.  И  взялись
все уладить без протокола за миллион рублей (речь здесь идет не о  взят-
ке, которой обычно откупаются водители за реально совершенное правонару-
шение, а о чистом грабеже на большой дороге). Растерянный водитель  ска-
зал вымогателям, что у него с собой только  100  тысяч.  Подняв  его  на
смех, рэкетиры в форме объяснили, сколько придется  платить,  если  делу
дать законный ход, учитывая к тому же, что доказать свою трезвость води-
телю не удастся. В конце концов, после хорошего нажима  жертва  согласи-
лась платить. Ей назначили встречу на следующий день и  обещали  вернуть
документы за тот самый миллион. Вымогатели были совершенно уверены в ус-
пехе операции. Но водитель обратился куда следует. Купюры были обработа-
ны специальным порошком, их номера переписаны. И "стражей порядка" взяли
с поличным. Не отрицая факт вымогательства, они в свою защиту  выдвинули
спекулятивный довод: нам не платят зарплату уже три месяца. Кстати  ска-
зать, "голодающие" рэкетиры в форме заплатили адвокатам гонорары в  раз-
мере своих годовых заработков. Значит, все-таки подкармливались  у  себя
на большой дороге.
   Или вот слушалось дело дознавателя ГАИ капитана Ю. Бабинцева.  В  его
обязанности входило принятие решений по материалам о  дорожно-транспорт-
ных происшествиях. Незадачливого автовладельца, угодившего в аварию, Ба-
бинцев огорошил заявлением, будто тому грозит три года тюрьмы. Хотя  сам
дело закрыл по причине отсутствия состава преступления. Но водителю это-
го не сказал и донимал его повестками, звонками по телефону и даже  лич-
ными визитами, требуя четыре миллиона рублей. Но  водитель  тоже  заявил
куда следует, и деньги снова оказались мечеными. Капитана поймали, арес-
товали и... дали три года, хотя по его статье отсчет сроков начинается с
пяти лет. Какие же смягчающие обстоятельства усмотрел суд? Верно,  тяже-
лое материальное положение семьи обвиняемого. Кто спорит, оно,  конечно,
ухудшится, когда глава семейства, сидя за решеткой, не сможет шантажиро-
вать невинных людей.
   Еще один эпизод. Милиционер проверял коммерческий киоск.  По  обнару-
женным нарушениям составил  протокол.  А  потом  потребовал  у  продавца
"взаймы" миллион рублей. Продавец бросился в компетентные органы, но  те
никакого состава преступления не обнаружили. Милиционер, мол, не  покры-
вал нарушений, а в долг попросил как  частное  лицо.  Это,  дескать,  не
взятка. Мог ли продавец отказать в просьбе и был ли у него шанс  вернуть
деньги - об этом речь почему-то не шла. Таким образом, упомянутому мили-
ционеру дали понять, что он смело может продолжать делать поборы.
   Сотрудник милиции вроде бы беспричинно избил резиновой  дубинкой  за-
держанного подростка "кавказской национальности". Мальчик дал показания,
что милиционер требовал у него на рынке несколько порций  шашлыков.  Ес-
тественно, бесплатно. А он не дал. За что и был задержан и избит.
   Был случай, когда милиционер, добившись получения крупной  взятки  на
дороге, через несколько минут обнаружил, что ему "недодали" каких-то  10
тысяч рублей, и, пылая праведным гневом, гнался за "жуликами" через весь
город. Догнал и высказал все, что на душе накипело.  Не  знал  "поборник
справедливости", что все его обещания стереть обидчиков в порошок пишут-
ся на диктофон сотрудниками УВД.
   В списке должностных преступлений сотрудников милиции взятка вне кон-
куренции. Диапазон колеблется от 500 тысяч рублей до 10 тысяч  долларов.
Больше всего взяток дают и берут за прекращение дел.
   Вот несколько историй из деятельности Главного Управления  внутренних
дел Москвы, которое борется с коррупцией в органах.
   Не так давно задержали трех оперов на патрульных "фордах".  Остановив
очередную иномарку и обнаружив у водителя документ, разрешающий тому ез-
дить без досмотра, они придрались к какойто незначительной  погрешности:
фотография вроде бы косо была приклеена. Всю свою наличность - две с по-
ловиной тысячи долларов - водитель тут же отдал милиционерам. Однако тем
этого показалось мало, и они назвали свою "ставку" - 25 тысяч баксов.  В
конце концов, после "торга" сошлись на 12 тысячах. Водитель согласился и
тут же, ночью, приехал в управление. Результат - вымогатели осуждены.
   В другом случае только что назначенного начальника ОВД  "Дмитревский"
задержали в момент передачи взятки. Едва утвердившись в новой должности,
он первым делом направился в ближайший супермаркет и  затребовал  с  его
директора ни много ни мало по 2 тысячи долларов  ежемесячно.  За  первой
взяткой торжественно приехало все руководство отделения: сам  начальник,
его заместитель по уголовному розыску, оперативники. Тут их всех разом и
повязали.

   ОБОРОТНИ

   А вот немного о милицейском бандитизме.
   В Санкт-Петербурге задержаны главари банды, в состав которой  входило
двенадцать человек, из них двое - сотрудники милиции.
   В столице проведена операция  по  обезвреживанию  банды  вымогателей.
Трое негодяев действовали на шоссе Москва - Волгоград. Все были в форме.
Когда сотрудники ОВД решили проверить у них документы, те открыли  огонь
и тяжело ранили милиционера. В результате ответных действий один из бан-
дитов был ранен и захвачен, двоим его подельникам  удалось  скрыться.  С
места преступления изъяты форма сотрудника ГАИ, помповое ружье и автомо-
биль "ВАЗ-2107". Вскоре были установлены личности бежавших. К сожалению,
они оказались милиционерами  -  водителями  двух  отделений  Московского
ГУВД. Пока точно установлена причастность банды к двум вооруженным  раз-
бойным нападениям - на автомобили "фольксваген"  и  "газель",  владельцы
которых лишились 80 миллионов рублей. Не брезговали бандиты и мелким вы-
могательством у проезжающих по шоссе. Сейчас проверяется  их  участие  в
других тяжких преступлениях на территории Московской и Рязанской  облас-
тей.
   Да, это не взятки. Открытый разбой, насилие, убийства...
   В Мордовии завершился процесс над милиционерами-садистами...
   В Уфе обезврежена крупная преступная группа, состоявшая в основном из
кадровых офицеров милиции.
   Несколько лет назад по сельской глубинке Татарстана прокатилась волна
воровских преступлений. Таинственная шайка грабила по ночам  магазины  и
склады потребкооперации. Подчистую увозили радиоаппаратуру, ковры, швей-
ные и стиральные машины, куртки, меха, пылесосы, обувь, водку, сигареты,
мед... Действовала банда вполне профессионально,  демонстрировала  осве-
домленность, использовала внезапность, приезжала и уезжала на машине.  А
главное, не оставляла ни следов, ни свидетелей. Откуда взяться  свидете-
лям, если грабились в основном неохраняемые торговые объекты?  Лишь  раз
наткнулись воры на сторожа, да и то  в  стельку  пьяного.  Его  связали,
заткнули рот кляпом и накрыли сверху... флагом. Ну,  какой  же  из  него
свидетель?
   Ночной разбой продолжался до тех пор, пока кто-то из жителей не сооб-
щил в РОВД об очередном ограблении склада. Назвал и приметы  автомобиля.
Милиция, не мешкая, объявила операцию "Перехват" и вскоре  на  одном  из
проселков "села на  хвост"...  милицейскому  "уазику"!  Заметив  погоню,
преступники стали избавляться от вещдоков, выбрасывая на  ходу  из  окон
орудия взлома и мануфактурные трофеи. Но на этот раз скрыться им не уда-
лось. Выяснилось, что пресловутая банда - это инспектор  приемника-расп-
ределителя для "пятнадцатисуточников" Саттаров и двое  братьев  Машиных,
милиционер-водитель и охранник кооператива. На служебной машине, с кото-
рой предварительно снимались номера,  троица  отправлялась  на  "охоту".
Пользуясь рацией, они настраивались на местную  милицейскую  волну,  что
помогало им выходить сухими из воды. На суде в качестве смягчающих  вину
обстоятельств эти оборотни ссылались на... доступность складских помеще-
ний, отсутствие охраны и сигнализации: не хочешь, мол, да  возьмешь!  Но
на приговоре это никак не отразилось. Все трое были осуждены.
   Одно дело - грабить магазины в идеальных  условиях,  используя  мили-
цейскую экипировку, вездеход, рацию и полную  свободу  передвижения.  Но
находятся такие умельцы, что грабят, находясь... в заключении. Для этого
надо быть профессионалами экстра-класса. Такими, как один бывший инспек-
тор уголовного розыска, дипломированный следователь и экс-сотрудник  ла-
герной охраны, которым многолетний стаж службы в правоохранительных  ор-
ганах помог стать матерыми хищниками.
   Оба отбывали наказание за должностные и уголовные преступления в Мор-
кинской исправительно-трудовой колонии для спецконтингента (иными слова-
ми, для бывших работников милиции,  суда  и  прокуратуры),  были  услов-
но-досрочно освобождены, вероятно, за примерное поведение, лагерь им за-
менили "химией". Поставленные на учет в спецкомендатуре Йошкар-Олы,  они
пустились во все тяжкие. Грабили дерзко, осмотрительно и только те мага-
зины, куда накануне поступал ходовой товар. Наблюдали: ага,  инкассаторы
не приезжали, значит, вся выручка осталась в магазине. Через окно подсо-
бки смотрели, как продавщица прячет  деньги  в  трехлитровую  стеклянную
банку. Ночью забрались внутрь и нашли "сейф" под грудой старых ящиков. В
другом сельпо срезали с дамских пальто двадцать норковых воротников... И
так далее. Пользуясь слабиной в спецнадзоре, эти деятели не только  гра-
били и кутили, но даже умудрились съездить на Черное  море  -  отдохнуть
после трудов неправедных... Ворованное пропивали, дарили женщинам.  Гра-
били не только у себя на родине, но и в соседней Татарии. За два  месяца
ухитрились не оставить ни единого следа. Самая крупная  добыча  попалась
им в селе Семеновка. Профессионалов не остановили ни пять дверей с  сек-
ретными замками, ни сигнализация, ни пуленепробиваемый сейф - они унесли
оттуда крупную партию золотых изделий на баснословную сумму. Но эти  ук-
рашения и подвели оборотней под монастырь. На  казанском  рынке  патруль
задержал продавца, предлагавшего покупателям золотые побрякушки  с  фаб-
ричными бирками. След привел в гостиницу "Татарстан", где бандит  снимал
номер, выдавая себя за ответственного  работника  Минюста.  Когда  подс-
ледственного привезли на станцию Куяр для вскрытия тайника,  где  они  с
напарником укрывали награбленное золото, тот чуть было не  сбежал.  Пока
его бывшие коллеги изучали клад, он, сбросив с ног туфли, рванул за про-
ходившим мимо поездом. И развил такую прыть, что едва  не  оторвался  от
преследователей и даже успел ухватиться за подножку  вагона...  А  тайну
второго золотого захоронения так и унес в зону - не раскололся.
   И все же сегодня куда выгодней и безопасней навариваться, не  покидая
кабинета. В ходе расследования громкого уголовного дела о крупномасштаб-
ных хищениях полиэтилена высокого давления в казанском  акционерном  об-
ществе "Органический синтез" всплыл скандальный факт. На скамье подсуди-
мых рядом с расхитителями ценного химического продукта оказалась  группа
далеко не рядовых сотрудников московского отдела внутренних дел во главе
с заместителем начальника РОВД по оперативной  части  в  звании  майора.
"Полиэтиленовое" дело в череде прочих экономических преступлений отлича-
лось наглостью и размахом. По сговору с местной преступной  группировкой
машинист тайком от диспетчера выводил вагон с  гранулами  за  территорию
предприятия. В тупике его содержимое перегружали в "КамАЗы",  опустошен-
ный вагон снова пломбировали и отгоняли на станцию. Неуязвимость  воров,
действовавших по этой технологии довольно долго,  объяснялась  просто  -
шайка действовала под "крышей"  райотдела  милиции,  сотрудники  которой
снабжали ее оперативной информацией и закрывали глаза  на  грабительские
ночные операции. Само собой, что негласный милицейский протекторат  осу-
ществлялся не безвозмездно.
   В тихом городке Ялуторовске Тюменской области стали совершаться зага-
дочные убийства. Погибли двое мужчин, владельцы загородной базы  отдыха.
И сама дача была подожжена и сгорела дотла. Затем случайно обнаружили  в
лесу захороненный труп горожанина, незадолго  до  этого  пропавшего  без
вести. Потом еще, еще... Пять мертвых тел! Все убитые были мелкими  ком-
мерсантами. Масштабы их бизнеса вполне соответствовали небольшому  горо-
ду. Тюмень с ее акулами криминальных структур - в часе езды  на  машине,
поэтому крупное и серьезное производство контролируется оттуда.  Тюменс-
кие же авторитеты назначали в Ялуторовск и так называемого "смотрящего".
   Были возбуждены уголовные дела, но, по словам  областного  прокурора,
местная милиция и местная прокуратура не обращала должного  внимания  на
заявления о пропаже людей. К делу подключилась криминальная милиция  го-
рода и областного УВД, областная прокуратура, сотрудники Уральского  ре-
гионального управления по борьбе с организованной преступностью.  Вскоре
была задержана преступная группа некоего Шунькина в  числе  13  человек,
изъято большое количество оружия и боеприпасов. Была  доказана  причаст-
ность этой банды к разбойным нападениям на дорогах, к грабежам и вымога-
тельству. Чуть позже изобличили еще одну группировку. На ее счету десять
преступлений, в том числе и убийства.
   Но в ходе следствия оказалось, что в тихом городке, кроме  этих  двух
банд, действует еще кто-то. Часть нераскрытых убийств (некоторые из  них
были совершены из одного и того же оружия), глумление над жертвами, осо-
бая жестокость и другие детали "почерка" не соответствовали преступлени-
ям задержанных.
   И снова начались поиски невидимых нитей - анализ, отработка связей  и
мотивов. Версии об убийствах за долги, что стало в отечественном бизнесе
обыденным, не подтверждались, борьба за рынок - тоже. Отпадали грабеж  и
разбой. А убийства между тем продолжались.  С  особой  жестокостью.  Над
жертвами издевались, мучили, отрезали уши и тому подобное. Потом на  дне
Тобола была найдена изрешеченная пулями "Нива" сразу с четырьмя трупами.
Убийц удалось задержать, что называется, по горячим  следам.  Собственно
говоря, они уже находились в  поле  зрения  ялуторовских  оперативников.
Этот расстрел в машине четырех человек (трое из них были просто  случай-
ными попутчиками намеченной жертвы и убиты "просто  так",  за  компанию)
стал делом рук банды, которой, в числе прочих, руководил старший  лейте-
нант внутренней службы, начальник оперативной части местного  следствен-
ного изолятора. Именно из его пистолета были убиты 8 человек. Для  чего?
А чтобы навести на местных жителей страх, взять под контроль всю  терри-
торию города и района.
   Всего на счету банды - 15 убитых. При задержании изъяты автомат,  два
помповых ружья, пистолеты "ТТ" и ПМ, три самодельных  револьвера,  ружье
"олень", большое количество боеприпасов. Все  семь  активных  участников
группировки содержатся под стражей, арестованы еще двое - у  них  храни-
лось оружие.
   Убивая конкурентов, бандиты не гнушались их  обирать:  брали  золотые
изделия, деньги, а у одной жертвы даже сняли плоскогубцами  золотые  ко-
ронки, которые после переплавки продали тюменским ювелирам.
   Ялуторовск снова стал тихим городом. А  работники  Уральского  РУОПа,
сыгравшие в ликвидации банды главную роль, вернулись к своим  повседнев-
ным делам.

   МАТЕРЫЙ ВОЛК (Из практики И. М. Костоева)

   Опасней и страшней человека я не видел. Стороженко - убийца и садист,
но как противник для меня он был все равно что овца. А этот...
   Это было в начале восьмидесятых.
   Все началось с того, что старший следователь  Ростовской  прокуратуры
Н. Е. Кузьмина разбирала в следственной тюрьме вещи заключенного, покон-
чившего с собой. То, что она нашла, могло пролить хоть какой-то свет  на
случившуюся трагедию. Это была записка: "Вася, где твои  200%?  Я  сижу,
делай все, что обещал. Ты обставлен деньгами. Жду семь дней". Сокамерни-
ки самоубийцы в ответ на расспросы Нюрисы Ефимовны  рассказали,  что  он
ждал помощи от некоего Васи и собирался, если помощи не  будет,  сделать
важные разоблачения. Может быть, "семь дней" были угрозой? И  не  самоу-
бийство тут вовсе, а человека убрали в ответ на угрозу. От тех же  сока-
мерников Кузьмина узнала, что записки Васе погибший вкладывал в письма к
жене, а поскольку Васиного адреса не знал, то просил жену опускать их  в
почтовый ящик такой-то квартиры семиэтажного белокирпичного  дома  возле
магазина "Весна". Проверить все это было нетрудно: в городе один магазин
"Весна", а возле него - единственный семиэтажный белокирпичный дом, а  в
названной квартире проживает работник облпрокуратуры по  имени  Василий.
Обо всем этом Кузьмина сообщила своему непосредственному начальнику зам-
прокурора ростовской прокуратуры А. Н. Камскому. Тот обещал доложить вы-
ше. Но не доложил, а наоборот, и записку погибшего, и протоколы допросов
его сокамерников почему-то держал у себя. Нюриса Ефимовна не смолчала  и
доложила о случившемся уже прокурору города. Не  побоялась,  хотя  молва
утверждала, что Камский - страшный человек, все его боятся, и, что бы он
ни вытворял, все почему-то сходит ему с рук. Видимо,  и  сейчас  он  ка-
ким-то образом оказался замешан в дело  о  самоубийстве  (или  убийстве)
заключенного и о взятке, полученной "Васей".  Замешан?  В  Ростове  были
убеждены, что не просто замешан, а является главной пружиной. Более наг-
лого взяточника на свете нет. Но этот матерый волк все  равно  из  любой
ловушки вывернется. Было уже однажды: возбудили  против  Камского  сразу
два уголовных дела, а кончилось все тем,  что  из  старших  следователей
прокуратуры он стал заместителем прокурора города, а это пост немалый.
   Вот каким делом мне предстояло заниматься. И начал я с изучения биог-
рафии своего "героя". Личное дело впору было примерять на ангела: кончил
юридический институт, работал следователем в сельском районе, потом  пе-
решел в райпрокуратуру Ростова. Но я запросил архив.  И  выяснилось  вот
что. Еще в прокуратуре Полтавского района Камский запугивал свидетелей и
подозреваемых, за что и был уволен. А почему ушел в адвокатуру из район-
ной прокуратуры Ростова? Неизвестно. И вдруг новоявленный адвокат всплы-
вает в Сухуми, снова в роли следователя. В Прокуратуру  Грузии  приходит
частное определение, вынесенное Президиумом Верховного Совета РСФСР, где
говорилось о беззакониях Камского в Ростове. Так вот почему эти перемены
места! Попытки спрятаться от ответственности. Или, может быть,  Камского
прятали? Не случайно же, когда прокурор Грузии сообщил ему, что увольня-
ет, он дерзко ответил: "Как уволите, так и восстановите".
   И действительно, из Прокуратуры  СССР  пришла  рекомендация  оставить
Камского на работе. Стало ясно, что у него крепкая рука в  высоких  кру-
гах.
   Через два года Камский на своей машине  сбил  маленького  мальчика  и
скрылся с места происшествия, но дело на него прекратили. Правда, он был
вынужден уехать из Сухуми - но куда? Обратно, в Ростов, на этот раз пря-
мо в городскую прокуратуру. На  все  протесты  ответственных  работников
этого органа им возражали: Камский  сильный,  опытный  юрист,  раскрывал
большие, сложные дела.
   Можно было бы добавить: упорен, педантичен, никогда не  отступает  от
цели. Идеал! Но почему-то иные дела, попав в руки Камского, вдруг чудес-
ным образом видоизменялись. К примеру, работникам мебельно-хозяйственно-
го магазина сбывала краденые товары некая кладовщица. Все  сознались:  и
она сама, и работники магазина, и документы  все  подтверждают...  Но  у
Камского они вдруг стали все отрицать. Под видом  очной  ставки  Камский
собрал у себя в кабинете всех участников аферы, чтобы уговорили  кладов-
щицу всю вину взять на себя - за соответствующую мзду.  Она  попробовала
протестовать, но таких показаний требовал от нее сам Камский.  И  стоило
это преступникам 5000 рублей, сумма по тем временам большая.
   Изучая дела, которые вел Камский, я все больше убеждался, с каким вы-
соким профессионализмом и опытом тот сколачивал заведомую липу. И  какой
ценой добивался желаемого!
   Однажды ему нужно было получить показания от женщины,  которая  ждала
ребенка. Камский пришел за ней, когда она  только  что  родила.  Сказал,
указывая на месячного крошку: "Посмотри на  него  в  последний  раз",  -
арестовал беднягу и поместил в камеру. Было лето, жарко,  душно,  тесно,
молоко из груди льется, вдобавок женщина сходила с ума при мысли о  том,
что там с ребенком... И следователь получил все показания,  которые  ему
требовались.
   Многое теперь стало мне известно о Камском, видел я не раз и его  са-
мого - высокого, лысого, с холодными светлыми глазами на  узком  длинном
лице.
   В своем кабинете в здании местного КГБ, который мне предоставили  как
"важняку" из Прокуратуры РСФСР, я корпел над документами. А в другом ка-
бинете, в здании ростовской прокуратуры, принимал контрмеры зампрокурора
города.
   Моя бригада не могла надивиться: Камский обладал патологической  алч-
ностью - скупал ковры, хрусталь, драгоценности, колесил по городам и ве-
сям в поисках антиквариата... Значит, у него гдето есть тайник, не может
не быть!
   Купил "Жигули" - на чужое имя. Прикупил к машине гараж, но  недоофор-
мил сделку, так что гараж все еще числился за прежним владельцем. Ловко!
Организовал самую настоящую слежку за сослуживцами, записывал на  порта-
тивный японский магнитофон их разговоры, собирался даже подкладывать пе-
редатчик в кабинет собственного шефа... Нет, не ради интриг, а для сбора
компромата и для последующего шантажа.
   А по части вымогательства Камский не имел себе равных.
   В прокуратуру поступило заявление, в котором некая женщина  рассказы-
вала, будто сотрудник Ростовского мединститута доцент Кононов получил от
нее взятку, посулив, что дочь  станет  студенткой.  Когда  стали  разби-
раться, где, когда, при каких обстоятельствах была дана взятка - женщина
запуталась, возникло даже подозрение, будто все подстроено. Но когда де-
ло попало к Камскому, тот намекнул доценту, что в его силах дело прекра-
тить, разумеется, за вознаграждение. Не раз и не два  намекал,  пока  не
передал через своего подчиненного размер "гонорара" - 5 тысяч.
   Кононов денег не дал и был арестован. Но и после этого не хотел  пла-
тить. Тогда к нему в камеру подсадили некоего Григорьева, уже осужденно-
го, который советовал  дать  Камскому  требуемую  сумму,  поскольку  это
единственный способ спастись. Потом тот же Григорьев с теми же уговорами
пришел к жене Кононова и его матери. Как это - пришел? Он  же  сидит!  А
вот как: из тюрьмы его выпустили, правда, ненадолго, чтоб  уболтал  жен-
щин, и он выполнил это, взял у них 300 рублей и вернулся в тюрьму.  Нес-
частные женщины были готовы на все, но Кононов  решил  не  сдаваться.  И
продолжал борьбу - и на суде, который дал ему срок, и после  суда,  и  в
колонии. Но его жалобы... никто не читал. Я их прочитал,  только  позже.
Когда же Кононов написал в прокуратуру о других жертвах Камского, встре-
ченных им в зоне, по рапорту зампрокурора против  него  было  возбуждено
уголовное дело: обвинение в клевете на следователя. И  доценту  добавили
еще три года.
   Пока я расследовал.  Камский  приводил  в  действие  тайный  механизм
борьбы против нас, включал свою крепкую руку наверху.  Вот  я  собираюсь
вызвать свидетеля, а Камский его перехватывает и начинает соответственно
обрабатывать. В ход шло все - угрозы, шантаж. И многие,  убоявшись,  что
после моего отъезда Камский расправится с ними, молчали. Но у нас набра-
лось уже достаточно материала, и я отправился в Москву,  чтобы  получить
санкцию на арест негодяя.
   А Российская прокуратура отказалась дать такую санкцию. И  в  Ростове
немедленно узнали о моем фиаско. У нашей группы просто опускались  руки.
Но несмотря ни на что, мы расследование продолжали.
   ...Главврач городской больницы Л., подполковник,  фронтовик,  вернув-
шись из отпуска, узнал, что против него возбуждено уголовное дело. И ве-
дет его Камский. Врач был в недоумении: только что в больнице прошла ре-
визия, ничего, никаких нарушений. И он лично пришел на прием к Камскому.
   Тот в разговоре ходил вокруг да около, но  было  ясно,  что  вымогает
взятку. А врач, не зная за собой никакой вины,  интеллигентно  этого  не
замечал. "Был бы человек, а статья найдется", - зловеще сказал Камский и
несколько раз повторил эту со сталинских времен печально знаменитую муд-
рость. А потом открытым текстом пригрозил, что упечет врача в тюрьму. И,
представьте себе, сдержал слово. Потому что нашел компромат.  Однажды  в
родильном отделении прорвало трубы, требовался срочный ремонт, и  главв-
рачу пришлось оформить одного из докторов на  полставки,  чтобы,  с  его
согласия, уплатить эти деньги шабашникам, которые согласились  сработать
быстро. Вот и преступление (напоминаю, идет начало восьмидесятых), вот и
статья.
   Главврач был арестован, допрошен и брошен в камеру. Шли недели, меся-
цы, фронтовик требовал следователя, а тот и не думал к нему  являться  -
брал измором. Уголовники-сокамерники буквально  издевались  над  врачом.
Беспомощный, замученный, он был близок к помешательству.  Или  к  самоу-
бийству. И как раз в это время он нашел у себя в постели гвоздь - новый,
сверкающий, заточенный. Как он туда попал? Но полковник об этом  не  ду-
мал. Он понял, что с помощью этого гвоздя может закончить кошмар, в  ко-
торый превратилась его жизнь. Написал родным последнее письмо,  вздохнул
и алюминиевой миской для баланды вогнал гвоздь себе в висок. Но не умер.
В больнице выяснилось, что каким-то чудом мозг уцелел, но вынуть гвоздь,
сохранив при этом жизнь человека, невозможно. Так и остался врач жить  с
гвоздем в черепе и тяжелой формой эпилепсии.
   Камский его дело прекратил и выпустил на волю, но сразу после  опера-
ции снова вызвал к себе, орал, угрожал... И снова возбудил дело...
   А мы тем временем и машину нашли, записанную Камским на имя тестя,  и
гараж, хотя тот и числился за прежним владельцем. Если где и есть тайник
у Камского, то именно здесь. Обыск в гараже вела группа под руководством
Амурхана Яндиева (позже он вместе со  мной  занимался  делом  Чикатило).
Прощупывали каждый миллиметр, но ничего не находили. Правда,  металлоис-
катель то тут, то там гудел, но в гараже было много  металла.  Например,
висел на стене двустворчатый шкаф - целиком стальной. А в нем, кроме ба-
нок с краской и стиральных порошков, ничего  не  обнаружили.  Внутренние
поверхности гладкие, уцепиться не за что. Только молоденький Алеша Ясков
все вертелся вокруг этой металлической махины, что-то его настораживало.
А потом вдруг острым колышком возьми да и ткни в заднюю стенку шкафа,  в
крохотную дырочку, зашпаклеванную под цвет фона. И вдруг  задняя  стенка
подалась и поехала вверх. А за ней... За ней открылся сейф,  вмурованный
в бетон гаража. Хитер Камский! Все рассчитал.  И  стальной  шкаф,  чтобы
якобы на него реагировал металлоискатель, и незаметное отверстие, и  за-
мок в сейфе такой, что мастер чуть ли не полдня с ним возился.  А  когда
закончил работу, оказалось, что сейф пустой. Позже, правда, эксперты об-
наружили на его стенках следы серебра.
   Эх, если бы прокуратура дала санкцию на арест, если  бы  Камского  не
предупредили, что я ездил в Москву и вернулся с пустыми руками, если  бы
в распоряжении преступника не было этих драгоценных трех месяцев!.. Тог-
да из тайника извлекли бы немало ценного. Не только деньги или  серебро.
Там могли быть бумаги, документы, с помощью которых мы приперли бы него-
дяя к стенке.
   Я уже испытывал к своему противнику настоящую ненависть. Это не чело-
век! Человеку свойственны хоть какие-то чувства, нет, это вурдалак, да к
тому же еще наделенный властью.
   Однажды Камский арестовал женщину, и милиционер спросил его, можно ли
уже вызывать машину, чтобы доставить ее в КПЗ.
   "Не надо, - к его удивлению, ответил зампрокурора и велел привести  в
прокуратуру детей этой  женщины.  Чтобы  разыграть  жуткий,  разрывающий
сердце матери спектакль.
   По улицам шла арестованная, впереди - милиционер, позади  -  милицио-
нер, а за этой троицей с плачем бежали дети, десяти  и  двенадцати  лет.
Надо ли говорить, что эту сцену они не забудут никогда в жизни?
   А из окна своего кабинета холодными светлыми глазами смотрел  на  них
высокий лысый человек. Он знал, что теперь, когда арестованная сломлена,
выбьет из нее любые необходимые ему показания. Он был  опытный  юрист  с
большим стажем работы. И хорошо разбирался в человеческой психологии.
   Суд приговорил Камского к расстрелу. Но снова в действие пришли некие
тайные пружины, и Верховный Совет заменил высшую меру  на  двадцать  лет
особого режима, потом их сократили до пятнадцати, потом еще раз. По име-
ющимся данным, он сейчас живет и здравствует в Ростове-на-Дону  и  даже,
говорят, получает пенсию.

   НЕУЛОВИМЫЙ СOСO

   Недавно сотрудниками МУРа разоблачена банда, на протяжении нескольких
лет действовавшая в Москве. На ее счету  -  захваты  заложников,  рэкет,
убийства. Бандиты так долго оставались  безнаказанными,  потому  что  их
жертвы... никогда не обращались за помощью в милицию. А возглавлял банду
человек, которого одно время называли национальным героем Грузии, - быв-
ший начальник военной полиции Сoсo Ахалая. Его звезда  взошла  в  начале
грузино-абхазской войны, когда Сoсo организовал так  называемую  военную
полицию и главным его занятием стали грабежи  и  мародерство.  Ближайший
помощник Ахалая в это время - сын высокопоставленного работника Прокура-
туры Грузии Тенгиз Пачкория. К концу войны Ахалая понял, что  дело  бли-
зится к аресту, и сбежал из республики. В 1994 году  большая  часть  его
отряда  уже  проживала  в  Москве,  вложив  награбленное  в  квартиры  и
собственные коммерческие предприятия.
   Как ни странно, первые акции Сoсo организовал  именно  против  своих.
Его бывший соратник Г. проживал в гостинице "Академическая". За 60 тысяч
долларов он купил изготовленный по спецзаказу "мерседес". Об этом  стало
известно Ахалая. Банда захватила Г., и после жестоких избиений  и  пыток
он согласился отдать уникальную машину. Еще двое бывших полицейских,  Ч.
и А., стали владельцами кафе в престижном столичном отеле. Их тоже похи-
тили, принудив расстаться с крупной суммой в долларах. Всего в этот  пе-
риод группировка Сoсo совершила больше десяти налетов.
   Состав банды был весьма разнороден. Бывшие и  действующие  сотрудники
грузинской полиции, столичные криминальные авторитеты, бывший вор в  за-
коне Сoсo Саная по кличке Малыш, "разжалованный" уголовниками за связь с
полицией, и даже экс-танцор Сухумского ансамбля  песни  и  пляски  Тимур
Чергадзе.
   Продолжая "абхазскую войну" на улицах Москвы, в 1995 году Ахалая  ре-
шил придать деятельности своей группировки  "патриотическую"  направлен-
ность. Его боевики начали поиск и отлов абхазцев, поддерживавших Ардзин-
бу.
   Первым в их поле зрения попал сухумец, а ныне московский предпринима-
тель Тимур Ш. Он был похищен у своего офиса в самом центре Москвы. В ак-
ции, как и прежде, участвовали сотрудники милиции в форме  -  это  стало
своего рода "визиткой" банды. Целый месяц Ш. держали  в  квартире  гене-
ральского дома на Фрунзенской набережной, требуя выкуп в 500 тысяч  дол-
ларов. Ш. не был новичком в криминально-коммерческом мире  столицы.  Его
прикрывали известный московский бандит и рэкетир Мансур  Шелковников  (в
конце 1995 года он был застрелен при задержании  сотрудниками  РУОПа)  и
двое воров в законе - выходцев из Сухуми. В  результате  переговоров  Ш.
освободили, однако Пачкория заявил: "Мне эти крыши по фигу, 100 тыщ бак-
сов принесешь мне лично". Ш. подчинился, но обиды не простил.  И  вскоре
после этого в квартире, которую снимал Пачкория, был застрелен его двою-
родный брат: киллер просто ошибся. Напуганный Пачкория немедленно сменил
свой шикарный синий "БМВ-750" на скромную серую "Таврию",  а  в  подъезд
собственного дома входил теперь исключительно в бронежилете.
   В феврале 1996 года Ахалая организовал, а Пачкория вместе с  Чергадзе
и действующими сотрудниками полиции Грузии совершили похищение граждани-
на Л.,  бывшего  сухумца,  имеющего  в  центре  Москвы  три  квартиры  и
собственное прибыльное дело. Среди бела дня его  схватили  на  Тверской,
затолкали в машину и увезли. За  освобождение  потребовали  уже  миллион
долларов. Сумма эта показалась родственникам жертвы запредельной. И жена
Л. обратилась к Ардзинбе за советом: может быть, стоит обратиться в  ми-
лицию? Тот подтвердил: да, стоит. Сотрудники РУОПа  за  несколько  часов
вычислили квартиру, где держали заложника, и взяли бандитов. Но ни  Аха-
лая, ни Пачкория, ни Чергадзе задержать тогда не удалось. В руки руопов-
цев попали только полицейские Грузии, сторожившие пленника.
   На протяжении всей этой необъявленной войны на улицах Москвы  звучали
выстрелы и лилась кровь. Так, в августе 1994 года при захвате заложников
в перестрелке погиб тринадцатилетний мальчик. Месяцем раньше в  квартире
на Кантемировской улице застрелен бывший сухумец, коммерсант Азадьян. До
сих пор это преступление осталось нераскрытым.  Совершено  покушение  на
предпринимателя Ланцмана, который имел общие интересы с сухумским  вором
в законе. Ланцман был ранен. Перепуганный насмерть, он сбежал из больни-
цы и скрывается.
   В подъезде своего дома после короткого выяснения  отношений  Пачкория
вспорол живот бывшему сотруднику сухумской милиции  Лесо  Сичинава.  Тот
выжил и позднее работал вместе с известным предпринимателем Иваном Киве-
лиди, который был отравлен неизвестным ядом. И  это  убийство  также  не
раскрыто до сих пор. В квартире на Коровинском шоссе автоматной очередью
был застрелен выходец из Сухуми Миха Кецбая.
   Но теперь Московский уголовный розыск, давно уже копивший  информацию
о деятельности преступной группировки, имел по крайней мере одно заявле-
ние от потерпевших и мог приступать к ее ликвидации. Ахалая взяли в Кие-
ве, и, к чести правоохранительных органов России и Украины, вопрос о вы-
даче главаря банды был решен в рекордно короткие сроки - за сорок минут.
Не повезло и другим членам банды - они арестованы. А вот Тенгиз Пачкория
и Тимур Чергадзе пока находятся в розыске.
   В истории этой группировки не только слились милицейские  оборотни  и
криминальные элементы. Спекулятивный оттенок всей преступной деятельнос-
ти Ахалая и его компании придает  якобы  патриотическая  направленность,
хотя за всем этим кроется лишь алчность, жажда крови и личная месть.

   ПЛОХОЕ СЛОВО

   В любопытной книге Андрея Константинова "Бандитский  Петербург"  есть
главка "Ментовский синдром". Она небольшая, и ее можно привести целиком.
Вместе с примечанием: "Слово "мент" в  современном  разговорном  русском
языке утратило свой уничижительный оттенок и стало синонимом  американс-
кого жаргонизма "коп" (полицейский). Многие оперативники сами себя назы-
вают ментами, причем с гордостью: "Мы - настоящие менты".
   А вот текст.
   "Они встречались часто - вор в законе и бывший  мент,  бывший  офицер
уголовного розыска. Свои встречи они не афишировали, потому что вору бы-
ло ЗАПАДЛО говорить о делах пусть и с бывшим, но ментом. А  мент  привык
конспирировать почти все свои встречи. Свою бывшую работу  он  вспоминал
часто, и ему казалось, что все это было сном... Уже почти  полтора  года
он руководил преступной бандитской группировкой, в  которую  в  основном
входили бывшие сотрудники правоохранительных органов.
   Они устраивали друг друга, делились полезной информацией и даже вмес-
те разрабатывали операции.
   Их разговор был недолгим. Под конец вор посмотрел на мента и серьезно
сказал:
   - А ведь вообще-то ты - мент, тебя бы, по понятиям, поиметь надо бы.
   Мент облокотился на багажник своего "мерседеса", закурил  сигарету  и
ответил:
   - А ты попробуй!
   Они посмотрели друг другу в глаза и после ко роткой паузы  расхохота-
лись...
   Что такое ментовский синдром, нам объяснил один  старый  опер.  Может
быть, и сам термин придумал он же. Ментовский синдром имеет две фазы. На
первой сотрудник милиции начинает в каждом человеке видеть преступника и
злодея. Первая фаза может пройти быстро и безболезненно. При второй  ме-
няются понятия. Бандиты и воры становятся понятнее, ближе и роднее,  чем
обычный законопослушный человек. На второй фазе мент  начинает  чувство-
вать себя своим в мире сыщиков и воров. А там, где чувствуешь себя  сво-
им, всегда легко сменить роль. Или взять себе еще одну роль  "в  нагруз-
ку"... Переболеть второй фазой очень тяжело. Лекарство, в принципе, одно
- надо менять работу... Вот только на какую? Тот, кто всю жизнь играл  в
"полицейских и воров", умеет либо догонять, либо убегать..."
   Слово "мент" не слишком хорошее, но в данном случае это  именно  так,
именно "мент" - уже не милиционер, а бандит. И разговор происходит между
двумя бандитами, которые ничем не отличаются друг от друга: ни "понятия-
ми", ни языком, ни действиями. Они могут сотрудничать, но в случае необ-
ходимости без сомнения и колебаний уберут один другого, как это и приня-
то в криминальной среде.
   Есть тут и своя горькая правда. И ее не скроешь, рассказывая  о  взя-
точниках, бандитах, авторитетах, которые случайно попали в  правоохрани-
тельные органы, а себя нашли именно в уголовщине.  Это  тоже  "менты"  -
оборотни, нелюди. Поэтому обидно бывает слышать, когда о работниках пра-
воохранительных органов говорят: "Своих покрывают". Ну разве может  быть
негодяй Камский своим? Или садисты и бандиты,  которые  в  свободное  от
службы время пытали и кромсали людей? Ловили их, между прочим, тоже люди
в форме.
   Плохо, когда с придыханием говорят о бандитской "романтике". Если это
мода, то плохая. Неужели герой нашего времени - громила  с  "пушкой",  у
которого если и есть мозги, то лишь для того, чтобы обдумывать  преступ-
ные комбинации?
   Такая же неправда, когда "романтиками" называют милиционеров,  следо-
вателей, прокуроров... Если в органы и приходят такие романтики, то  они
очень быстро разочаровываются. Или перекочевывают в криминальные  струк-
туры - все в поисках все той же "романтики". Наша работа  -  неприятная,
тяжелая, зарплата - низкая, льготы - по сути, ничтожные... Так из-за че-
го же гробить жизнь? Изза чего не  спать  ночами,  рисковать  здоровьем,
подставляться под пули? Честно говоря, я не знаю ответа. Слово  "призва-
ние" тоже не очень нравится, как и "романтика". И гордость за наш  "мун-
дир" испытываешь гораздо реже, чем стыд. Есть люди,  которые  служат  по
привычке, по инерции. Кто-то остается в милиции...  из-за  страха  перед
преступниками: надеется, что у нас  он  защищен  больше,  чем  остальные
граждане. Это тоже заблуждение: в Штатах убийство полицейского наказыва-
ется наряду с государственными преступлениями, у нас такого нет.
   Так почему мы никуда не уходим? Может быть,  потому,  что  повезло  с
учителями. Кто-то из них уже на пенсии, кого-то больше нет  в  живых.  И
если перед кем-то и бывает стыдно, то именно перед ними. Они были насто-
ящими профессионалами. Стоп! Вот и объяснение: они и нас сделали профес-
сионалами. А профессионализм включает в себя все - и умение работать,  в
смысле навыков и приемов, и... мораль. Чем же мы отличаемся от  бандитов
и убийц? Только моралью. А если у человека произошла путаница или подме-
на понятий, ему нужно подавать заявление об уходе. Он уже не милиционер,
он - "мент", а иногда и "мент в законе", совмещающий  службу  с  разбоем
или сменяющий замаранный мундир на крутой малиновый пиджак, а  служебный
"уазик" - на "мере"... И в таком случае мы с ним оказываемся  по  разные
стороны баррикады. Мы - противники.
   Многие коллеги  не  слишком  довольны  появлением  спецуправлений  по
борьбе с коррупцией в органах. По разным причинам. На ком-то "горит шап-
ка" - все мы, грешные, время от времени вынуждены нарушать инструкции, а
порой и законы. Кому-то обидно за ту самую "честь мундира" и стыдно, что
факты злоупотреблений всплывут на поверхность, так что снова в нас будут
тыкать пальцем. А другие ворчат: "Делать нам  больше  нечего,  как  силы
распылять... Это сколько ж народу от работы оторвали! Лучше  б  воров  и
жуликов ловили, чем за нашим братом охотились..."
   "Значит, надо оставить взяточников и бандитов в покое, раз они в фор-
ме?"
   "Почему? Гнать их в шею из милиции, и дело с концом!  При  первом  же
подозрении..."
   "Как так - при первом подозрении? Это  же  нарушение  законности.  Ты
вспомни, сколько раз тебя самого пытались подставить..."
   Подобные воспоминания из серии: как нас "кидают". Неудобного, неугод-
ного сотрудника убрать проще простого: пустить про него грязный  слушок.
А если у него есть какая-нибудь слабость - сыграть на ней.
   Нет, не все так просто. Хочется надеяться,  что  начавшаяся  "большая
чистка" - это не только косметическая операция по  восстановлению  чести
мундира. Пора рассечь те узлы, где успели срастись органы и криминальные
структуры. Ведь такое сращение жизненно опасно для государства. Банды из
оборотней вооружены всем арсеналом наших знаний и методов работы.  Кроме
того, из-за утечки информации мы практически бессильны  что-то  предпри-
нять против них. И, значит, вовремя введена "собственная  безопасность",
нравится это комуто или не нравится.
   Только статистика. С начала 1996 года из органов МВД уволено 72 тыся-
чи 200 человек. Свыше 600 отдано под суд.
   Не так давно Генпрокуратура  проводила  проверку  Московского  РУОПа.
Среди нарушений есть очень серьезные - когда сотрудники  РУОПа  вмешива-
лись в споры фирм по поводу долгов, своими силами помогали наводить  по-
рядок.
   Прокуратура выявила несколько  сотен  случаев  незаконных  задержаний
граждан. Есть мнение, что задерживать без  особых  причин  и  "подольше"
стало у московской милиции привычкой еще с тех пор,  когда  перед  особо
важным мероприятием всех, кто может хоть в чем-нибудь провиниться,  отп-
равляли из  города  или  рассовывали  по  приемникам-распределителям.  А
вспомните опять-таки бесчисленные проверки документов и задержания  "лиц
кавказской национальности". Самое смешное,  что  настоящим  преступникам
все это ничем не грозило, а вот просто прохожие, которым не повезло  ро-
диться брюнетами, очень страдали.
   Характерно, что на само задержание граждане  не  жалуются:  радуются,
что отпустили с миром. И не избили. На  рукоприкладство  -  нескончаемый
поток жалоб. Бьют при задержании, бьют во время допросов. Руки, ребра не
ломают, знают, как ударить, чтобы следов не осталось. В списке должност-
ных преступлений сотрудников милиции избиения - на втором месте. На пер-
вом - по-прежнему взятки...
   В ходе операции "Чистые руки" управление собственной безопасности МВД
вскрыло всевозможные злоупотребления, вплоть до предательства. Был  уво-
лен целый ряд милицейских чинов, несколько подразделений внутренних  дел
целиком расформированы.
   Аттестационную комиссию проходят все сотрудники, занимающие руководя-
щие посты.
   Освобождены еще несколько высокопоставленных  руководителей  в  гене-
ральских чинах, в частности, начальник Санкт-Петербургского юридического
института, который, имея шесть квартир, построил  себе  еще  и  коттедж.
Другой начальник - ИТУ - обманным путем взамен поставляемого леса приоб-
рел себе иномарку. Тоже уволен, а дело передано в прокуратуру.
   Перед судом предстали несколько сотен сотрудников органов МВД,  изоб-
личенных в злоупотреблении служебным положением, взяточничестве,  пособ-
ничестве преступным группировкам. Словом, идет пабота.

   ПОГОДА НА ЗАВТРА (Вместо прогноза)

   Конечно, эту книгу можно писать бесконечно. Потому  что  каждый  день
совершаются новые грабежи, насилия, убийства. И каждый день  принимаются
новые меры по борьбе с преступлениями. Главное, составить себе реальную,
а не вымышленную, пусть даже утешительную, картину  сегодняшнего  крими-
нального мира и исходя из этого знать, что нам делать в дальнейшем.
   В этом смысле не может не удивлять позиция директора ФСБ Николая  Ко-
валева, который утверждает, что значение русской мафии неоправданно раз-
дуто: "По результатам содеянного даже на территории России  эта  "мафия"
далеко не на первом месте". К сожалению, нельзя с ним  согласиться.  Ибо
теперь, когда криминальные структуры прочно срослись и с бизнесом,  и  с
госаппаратом, и с органами правопорядка, приходится говорить не просто о
мафии, но и о мафиозном, криминализировавшемся обществе. Именно  это  мы
подчеркиваем, приводя примеры не только из уголовной сферы, но и из  на-
шей обыденной реальной жизни.
   Самоучки-одиночки из вчерашних законопослушных граждан сегодня вполне
могут поспорить с профессионалами. Люди перестали считать преступлениями
то, что окружает их со всех сторон и стало чуть ли не нормой жизни, нап-
ример, взятки. Дают все и всем. В школе, в вузе, в больницах и  поликли-
никах, а к самому мелкому чиновнику без мзды даже не подступишься.
   Оставим пока в стороне весь спектр преступлений, поразивших наше  об-
щество. Обратимся к самому тяжкому греху - даже убийство перестало восп-
риниматься людьми как что-то из ряда вон выходящее.  Сын  убивает  отца,
чтобы продать за карточные долги его коллекцию оружия;  семнадцатилетняя
дочь подговаривает приятеля убить ее мать, чтобы та не узнала,  что  де-
вочку исключили из школы... И так далее, до бесконечности...
   Дети, подростки, выросшие в атмосфере жестокости и насилия,  выбирают
самый короткий и действенный путь решения любого, даже  самого  незначи-
тельного конфликта. А это уже имеет прямое отношение к прогнозам на  бу-
дущее.
   Что мы можем этому противопоставить? Сводки о раскрываемости преступ-
лений? Снова проценты?
   Но разве само по себе не аморально - информировать  общественность  о
процентах раскрытых преступлений, вместо того чтобы гарантировать  людям
спокойную жизнь, свободную по меньшей мере от уличных хулиганов? Опубли-
кованные проценты, говорящие о том, насколько в  1997  году  сократилась
преступность по сравнению с 1996 годом, напоминают иной  раз  передовицы
из газет советского периода: урожаи повышаются  да  повышаются,  но  все
идет в закрома Родины, а на прилавки не попадает. Сводки - для  внутрен-
него пользования, для учета своей работы, а не для отчета. Ко всему про-
чему, они не отражают реального положения вещей. Приходится  констатиро-
вать: ни правоохранительные органы, ни само государство не  в  состоянии
справиться с преступностью. И лозунг "Спасение утопающих - дело рук  са-
мих утопающих" сегодня актуален, как никогда.
   Сплошь и рядом обиженные ищут справедливости не в милиции, а  идут  к
тем, кто обладает реальной властью, - к криминальным авторитетам, не по-
нимая, что тем самым втягиваются в смертельно опасную игру.
   Но самое главное - зачастую именно авторитеты помогают.  В  одной  из
"банановых республик" СНГ произошло следующее: у бизнесмена средней руки
угнали прямо с охраняемой стоянки "Жигули". Он бросился в  полицию.  Там
ему посочувствовали и развели руками. Тогда бизнесмен обратился к  авто-
ритету, которой курирует район стоянки. К вечеру машина за чисто  симво-
лическое вознаграждение была возвращена  владельцу.  Авторитет  похлопал
счастливого хозяина по плечу и обнадежил:
   - Не боись, мы наведем порядок. Л. (тут следует имя недавно избранно-
го президента "банановой республики") тоже с нашего стола кормится.
   Но не всегда такие случаи кончаются безболезненно для  пострадавшего.
В народе говорят: "Коготок увяз -  всей  птичке  пропасть".  Благодеяния
уголовников редко бывают бескорыстными. Человека,  попавшего  в  зависи-
мость, обязательно используют по принципу "долги отдавать  надо".  А  уж
если облагодетельствованный занимает должность в сфере,  которая  предс-
тавляет интерес для криминальных структур, - пиши пропало.
   Подобные ситуации не оставляют радужных перспектив для  прогнозов.  В
обозримом будущем положение в корне не изменится. Возможно, с  введением
в действие нового Уголовного кодекса будет меньше преступлений, соверша-
емых на бытовой почве. Возможно, когда закончится, наконец, передел сфер
влияния между противоборствующими группировками, пойдут на спад кровавые
разборки и приостановится численный  рост  заказных  убийств.  Но  четко
прослеживается  тенденция  роста  экономических  преступлений,  особенно
крупных и тяжких, которые составляют повышенную общественную опасность.
   Общий количественный рост преступлений будет неизбежно сопровождаться
тем, что они станут еще более опасными, еще более изощренными, а значит,
еще более труднораскрываемыми.
   Так что же - выхода нет?
   Есть. И заключается он в первую очередь в усилении борьбы с организо-
ванной преступностью. Мафия не должна подменять государство. Наша задача
- локализовать ее, вытеснить в те традиционные сферы, где она существует
во всем мире. Тогда с ней можно бороться. Бороться чисто милицейскими  и
судебными методами.
   Что происходит сейчас? Коли уж мафию принято сравнивать  со  спрутом,
так воспользуемся этим образом. Мы отсекаем по щупальцу, а на его  месте
тут же вырастает десяток новых. Так этого могущественного врага не пора-
зишь. Надо целить в голову. А значит, менять весь  уклад  нашей  с  вами
жизни, не допускать смешивания в нашем сознании и действиях понятий  ле-
гальности и нелегальности, государственного и частного, криминального  и
законного.
   Бороться со взятками можно только одним способом - сокращать бюрокра-
тический аппарат, убирая из него лишние звенья. Повысить зарплату учите-
лям и врачам и выплачивать ее вовремя - и они не будут брать мзду.  Зап-
ретить гаишникам изымать права, кроме тех исключительных случаев,  когда
водитель пьян или совершил преступление, - и им перестанут совать.
   Сегодня особую озабоченность вызывают коррумпированные связи  сотруд-
ников органов правопорядка с криминальным миром. Не  будем  повторяться,
скажем только, что, по данным опроса Всероссийского центра изучения  об-
щественного мнения, лишь 13 процентов опрошенных с доверием относятся  к
суду, прокуратуре, милиции. Все остальные выразили стопроцентную уверен-
ность, что все куплено.
   Не надо экономить на правоохранительных органах, которые  материально
и технически так слабо оснащены, что не в силах тягаться с  противником.
Подымите уровень жизни ваших защитников так, чтобы им было невыгодно те-
рять эту работу. Законом охраните их жен и детей, в случае  потери  кор-
мильца обеспечьте их так, чтобы они могли достойно жить, а не  ходить  с
протянутой рукой, как это происходит теперь. Пусть  государство  сделает
так, чтобы при сговоре с мафиозными структурами сотрудники органов  пра-
вопорядка больше теряли, чем приобретали, и тогда в  органы  не  попадет
негодяй, нечистый на руку, да и просто случайный человек.
   Словом, путь к борьбе с организованной преступностью пролегает  через
грамотную экономическую политику государства.
   А остальное мы сделаем.

   КРИМИНАЛИТЕТ НАСТУПАЕТ, А ГЕНЕРАЛИТЕТ... ОТСТУПАЕТ (или горькие  раз-
мышления на полях прочитанной книги)

   Прочитана последняя страница этой горькой, как полынь, книги.  Ощуще-
ние, что читал не документальную публицистику, а  суровое  обвинительное
заключение, написанное беспристрастным и  смелым  следователем,  который
обвиняет не какого-нибудь там рядового казнокрада или зарвавшегося  "но-
вого русского", а... свое государство за те унижения и страдания,  кото-
рые оно причинило ему и его семье, его народу, его отечеству.  При  этом
каждый пункт обвинения подкреплен такими  бесспорными  доказательствами,
что даже самому искусному адвокату  государства  будет  трудно  оспорить
что-либо из бесконечного перечня пунктов обвинения. Да  и  как  оспорить
тот очевидный факт, что государство убило у большинства своих  подданных
веру в добро и справедливость, подавило в них желание и решимость проти-
востоять беззаконию, довело до отчаяния, превратило в нищих, отняло пос-
ледние гроши, которые люди копили долгие годы в ущерб своему здоровью, а
нередко и за счет экономии на питании своих детей.
   Вряд ли сможет адвокат опровергнуть и ту постыдную истину, что  госу-
дарство превратило одну часть своих подданных в потерпевших, другую -  в
преступников, а его экономическая политика вынуждает  матерей  продавать
заморскому бизнесмену или "новому русскому" право первой ночи со  своими
малолетними дочерьми, с тем чтобы прокормить  других  малолетних  детей,
оставшихся у них дома.
   Как посмотрит в глаза россиян адвокат, когда будет пытаться  защитить
исполнительную власть, которая месяцами, а порой и годами не выплачивает
заработную плату рабочим и служащим, вследствие чего у многих дети пада-
ют в обморок от голода.
   Как объяснить, а тем более оправдать и тот неопровержимый  факт,  что
Россия и ее первопрестольный град превратился для всего мира  в  дешевый
притон для удовлетворения мыслимых и немыслимых  сексуальных  желаний!..
Как можно оправдать государство за тот несмываемый  позор,  который  оно
принесло России и ее Вооруженным Силам после бесславной войны  в  Чечне,
унесшей к тому же жизнь свыше ста тысяч россиян и  триллионы  рублей  из
бюджета...
   А кто вытрет слезы и утешит израненные сердца солдатских матерей, по-
терявших своих сыновей в этой бессмысленной бойне...
   Вот такие горькие мысли возникли у меня после прочтения рукописи этой
книги, которая, несомненно, станет белой книгой криминального беспредела
в России, в которой воцарился не  только  острый  экономический,  духов-
но-нравственный, но и криминальный кризис, метастазы которого практичес-
ки поразили все слои общества: Причем этот монстр нашей действительности
подвел матушку-Россию к той крайней черте, за которой  национальная  ка-
тастрофа.
   Словом, анализируемую книгу я рассматриваю как набат, звон  колоколов
совести и чести, призывающий нас  проснуться  от  опиума  оскорбительной
терпимости и безразличия к своей судьбе и судьбе России. Именно это,  на
мой взгляд, является лейтмотивом книги.
   Вынесенная на суд общественности  книга  отличается  от  бесконечного
множества других произведений на данную тему предельной объективностью и
строгостью суждений авторов о современном состоянии преступности, закон-
ности и уровня  эффективности  деятельности  органов  уголовной  юстиции
страны в борьбе с преступностью.
   Раскрывая эти проблемы через призму исследования феноменов  Чикатило,
Стороженко и других, авторы показывают всю глубину и опасность сложивше-
гося положения на ярких примерах из следственной  и  судебной  практики,
обнажают те причины и условия, которые привели  Россию  к  грани  нацио-
нальной катастрофы.
   Подкупают авторские размышления о нравственных ориентирах и  ценност-
ных представлениях того или иного персонажа, попавшего в орбиту  уголов-
ной юстиции вследствие совершенного им  преступления.  При  этом  многие
глубинные процессы и социально-правовые тонкости, которые позволяют фор-
мировать у читателя целостное представление о  рассматриваемой  материи,
отражены достаточно полно, а рассуждения на данную тему отличаются широ-
кими познаниями тонкостей общей и криминальной психологии. Думается, что
в этом значительная доля заслуги одного из авторов книги -  заслуженного
юриста Российской Федерации,  государственного  советника  юстиции  2-го
класса Иссы Магометовича Костоева, человека-легенды, получившего во всем
мире признание и уважение за свой необыкновенный талант, глубокие знания
психологии преступника, фантастическое умение точно просчитывать на нес-
колько ходов вперед вероятные шаги преступника. Этот  далеко  не  полный
перечень профессиональных качеств следователя Иссы Костоева наиболее яр-
ко проявился при раскрытии и расследовании целого ряда чудовищных  прес-
туплений, в том числе и серийных умышленных убийств, совершенных Чикати-
ло.
   Рассказ об этом нашумевшем преступлении  занимает  в  книге  одно  из
центральных мест. Впервые сам следователь, расследовавший  данное  дело,
излагает широкой общественности подробности этого преступления,  делится
своими впечатлениями о личности преступника, показывает  ту  питательную
почву, которая позволяла Чикатило (как, впрочем, и Стороженко, и другим,
о ком рассказано в этой книге) длительное время  безнаказанно  совершать
свои чудовищные преступления.
   Отрадно, что авторы книги нашли в себе силы воздержаться от  соблазна
последовать примеру тех, кто в своих сочинениях на криминальную тему на-
зойливо насаждает в общественном сознании идею о  бандитской  России  и,
как правило, пытается  представить  широкой  аудитории  многострадальную
Россию не иначе как в черных тонах с краснокрапленым фоном и с  поникшей
головой перед преступностью, а преступника - монстром, монопольно правя-
щим на всех просторах Российской Федерации. Вместо такого популизма, ос-
нованного больше на эмоциях, чем на фактах, мы в книге видим  достаточно
объективную и целостную картину преступности в России и ее анализ,  осу-
ществленный с учетом комплекса тех социальных процессов и явлений, кото-
рые влияют на состояние преступности. В частности, исследуя эту проблему
и объясняя причины осложнения криминогенной ситуации  в  стране,  авторы
подводят читателя к мысли о том, что переход общества от  одной  общест-
венно-экономической формации к другой неизбежно сопровождается усилением
в нем диспропорций, деформаций и разбалансированностью  социальных  про-
цессов, которые отражаются на состоянии и тенденциях преступности. С та-
ким подходом авторов к объяснению некоторых объективных  причин  резкого
роста преступности в России трудно не согласиться, если учесть, что  все
ныне благополучные государства в свое время испытывали этот феномен  пе-
реходного периода. Вспомним в этой связи хотя бы  послевоенные  Германию
или Японию.
   Вместе с тем надо отметить, что негативные процессы,  происходящие  в
последние годы в динамике и структуре регистрируемых в России преступле-
ний, являются следствием не только социально-экономических трудностей  и
других издержек переходного периода. Нынешние аномалии в рассматриваемой
сфере впитали в себя и просчеты всех ветвей исполнительной власти нынеш-
него периода, они объясняются отсутствием конструктивной федеральной го-
сударственной политики борьбы с преступностью и серьезными  пробелами  в
деятельности правоохранительных органов.
   Освободившись в 1991 году от имперского клейма "старший брат", Россия
взяла  ориентацию  на  строительство  демократического  правового  госу-
дарства, где человек, его права и свободы выступают высшей  ценностью  и
являются главной задачей государства. Однако демократические  преобразо-
вания, осуществляемые в стране наряду с позитивными достижениями в  раз-
личных сферах социальной жизни, одновременно сопровождаются повсеместным
осложнением криминальной ситуации. А  это  крайне  негативно  влияет  на
нравственно-политический климат в обществе, способствует усилению в  нем
социально-психологической  напряженности  и  возрастанию   неуверенности
граждан в своей безопасности.
   Попытки исполнительной власти воздействовать  на  преступность  путем
принятия краткосрочных программ борьбы с нею и других локальных мер  без
создания надежной правовой, материальной и другой  ресурсной  базы  этой
борьбы не дали ощутимых результатов. Как показывает анализ  криминальной
обстановки за последние пять лет, преступность в России с  каждым  годом
стабильно растет и становится качественно более опасной, а количественно
в ней преобладает корыстная направленность. При этом значительная  часть
преступлений приобретает агрессивно-насильственный характер,  становится
циничной и жестокой. В то  же  время  раскрываемость  зарегистрированных
преступлений, особенно его тяжких видов, из года в год  остается  крайне
низкой.
   Другой характерной чертой современной криминальной ситуации  является
высокий уровень латентности (скрытности) совершаемых в стране преступле-
ний. В силу этого официальные показатели статистики не  отражают  факти-
ческое состояние преступности в  России,  а  являются  лишь  индикатором
уровня борьбы с ней правоохранительных органов. Ныне по  самым  скромным
экспертным оценкам в России ежегодно совершается свыше десяти  миллионов
преступлений, а регистрируется же не более одной четверти. Как  справед-
ливо отмечается в книге, этому в немалой степени  способствует  и  расп-
ространенная в деятельности милиции порочная практика повсеместного  ук-
рытия преступлений от учета. Между тем с древних  времен  известно,  что
безнаказанность и неадекватные меры реагирования на те или иные преступ-
ления создают у преступников чувство вседозволенности, укрепляют  в  них
решимость совершать новые преступления,  способствуют  росту  рецидивной
преступности и пренебрежительного отношения к закону. Не случайно в этой
связи наши законы в сфере борьбы с преступностью многими  воспринимаются
как Царь-пушка, которая с виду достаточно грозная,  а  фактически  не  в
состоянии произвести выстрел. В качестве примера можно сослаться на пос-
пешно принятый в 1996 году новый Уголовный кодекс страны, который изоби-
лует настолько серьезными недостатками, противоречиями и пробелами,  что
затрудняет его применение правоохранительными органами в борьбе с  прес-
тупностью.
   Все это только на руку криминальным элементам.  Так,  уголовный  мир,
пользуясь несовершенством наших законов, низким профессионализмом право-
охранительных органов, издержками  переходного  периода  и  непоследова-
тельной политикой государства в области борьбы с преступностью,  активно
консолидируется  на  территориальном,  межрегиональном  и  международном
уровнях, расширяет сферы своего влияния, берет под криминальный контроль
целые отрасли экономики, финансовые и коммерческие структуры, сосредото-
чивает в своих руках крупный капитал, который направляется на дальнейшее
воспроизводство преступности. Достаточно отметить, что сегодня в  России
организованная преступность получила настолько широкий размах, что лиде-
ры криминальных структур активно вторгаются в политическую жизнь страны,
стремятся лоббировать свои интересы в государственных структурах,  пыта-
ются влиять на принятие и содержание тех или иных правительственных  ре-
шений, создавая условия для расширения своей противозаконной деятельнос-
ти.
   Посредством подкупа, шантажа и угроз авторитеты преступного мира  ак-
тивно внедряют своих представителей в органы  законодательной,  исполни-
тельной и судебной властей Российской Федерации, имеют в местных, регио-
нальных и федеральных органах правопорядка  влиятельных  покровителей  и
осведомителей.
   Особую тревогу вызывают участившиеся в последние годы бесконечные за-
казные убийства,  систематические  террористические  акты,  повсеместный
захват заложников, рэкет, разгул уличной преступности. С каждым годом  в
стране стабильно увеличивается число граждан, ставших жертвой преступных
посягательств. Это привело к тому, что по уровню умышленных убийств ныне
Россия занимает лидирующее место в мире.
   Продолжается процесс криминализации экономики страны, набирает оборо-
ты незаконное перераспределение производимого в России внутреннего вало-
вого продукта в пользу криминальных структур.
   Стремительно возрастает уровень  коррумпированности  государственного
аппарата. Во всех эшелонах власти,  в  том  числе  и  правоохранительных
структурах, процветает взяточничество, хищение и  злоупотребление  долж-
ностными полномочиями. Коррупция и взяточничество сегодня стали визитной
карточкой российской государственности, тормозят и без того вяло  прово-
димые в стране реформы, в том числе и реформы правоохранительной  систе-
мы.
   Высокими темпами растет незаконный оборот наркотиков  и  потребителей
наркотиков, число которых перевалило ныне семимиллионный рубеж.  А  если
принять во внимание данные официальной статистики, согласно которой  по-
давляющее большинство наркоманов - это лица в возрасте от 14 до 29  лет,
а также учесть широкое распространение  пьянства  среди  рассматриваемой
категории граждан, то становится очевидным, какой трагедией могут  обер-
нуться наркомания и пьянство для России через 1015 лет. Однако, невзирая
на это, в последние годы наблюдается активизация международных  преступ-
ных сообществ в использовании территории России для наркобизнеса и тран-
зита наркотиков. Ежедневно из  многих  стран  мира  в  Россию  завозится
большое количество различных наркотиков и тем самым усугубляется пробле-
ма наркотизации россиян.
   Нельзя обойти молчанием и Вооруженные Силы, где в последние годы наб-
людается опережающий рост преступности. Расширяется география  и  объемы
незаконной торговли военной техникой и технологией, стрелковым оружием и
боеприпасами. Среди военнослужащих широкое распространение получили  не-
медицинское потребление наркотиков, дедовщина  и  другие  противоправные
неуставные отношения.
   Продолжается интенсивный рост преступности среди несовершеннолетних и
молодежи, сексуальная эксплуатация детей. Ныне каждое девятое преступле-
ние, регистрируемое в стране, совершается подростками, и эти  преступле-
ния отличаются крайней жестокостью и цинизмом.
   На фоне ухудшения криминальной ситуации наблюдается девальвация  тра-
диционных моральных ценностей, спад  общественной  нравственности,  рост
пьянства и проституции, насаждение средствами массовой информации в  об-
ществе культа насилия и жестокости, падение престижа закона и  конститу-
ционной власти, деформация оценок преступного в массовом сознании.
   Непоправимый вред делу борьбы с преступностью в Российской  Федерации
был нанесен ничем не оправданным демонтажем системы профилактики  право-
нарушений, свертыванием многомиллионного движения общественности за  ук-
репление правопорядка в стране.
   По надуманным идеологическим соображениям разрушены многие обществен-
ные институты, оказывавшие органам правопорядка помощь в борьбе  с  уго-
ловщиной, что заметно ослабило антикриминогенный потенциал  государства,
привело к отчуждению общественности от государственно-правовых структур,
разрыву многосторонних связей правоохранительных органов с населением.
   Словом, сложившаяся в стране кризисная ситуация в этой  сфере  свиде-
тельствует, что криминалитет активно наступает,  расширяет  и  углубляет
свое влияние, проникает во все поры жизнедеятельности общества, насажда-
ет в нем свою субкультуру, а генералитет уголовной  юстиции  России  все
больше и больше отступает перед ним.
   Вместе с тем было бы несправедливо всю  вину  за  нынешнее  состояние
преступности возложить только на МВД, прокуратуру, ФСБ, хотя и  отрицать
их долю ответственности за это также нельзя.
   Органы уголовной юстиции страны вследствие систематических  реоргани-
заций, крайне скудного финансирования, ограниченности  их  физических  и
ресурсных возможностей утратили  в  последние  годы  наступательность  в
борьбе с преступностью, потеряли контроль над ней, фактически не в  сос-
тоянии имеющимися силами и средствами одинаково активно  реагировать  на
все регистрируемые преступления. Это, в свою очередь,  ведет  к  резкому
падению среди населения престижа милиции, прокуратуры и суда.  Подорвана
вера россиян в их способность восстановить в стране  должный  правопоря-
док, обеспечить безопасность населения, надежно охранять права и  закон-
ные интересы людей. Вследствие  этого  многие  граждане  и  коммерческие
структуры, ставшие жертвой преступного посягательства, часто не  обраща-
ются за помощью в милицию, а  порой  предпочитают  пользоваться  защитой
криминальных же структур. Этот аспект суровой действительности достаточ-
но наглядно показан в различных главах книги.
   Урон делу борьбы с преступностью нанесла и продолжает наносить непро-
думанная кадровая  политика,  проводимая  в  правоохранительных  органах
страны, частые смены их руководства. Недостаточное материальное и  соци-
ально-бытовое обеспечение сотрудников милиции и прокуратуры, грубые  на-
рушения принципа социальной справедливости при назначении  их  на  долж-
ность и продвижении по службе стали одной из  главных  причин  массового
оттока квалифицированных специалистов из этих органов в частные структу-
ры. А это привело к тому, что сегодня отдельные участки борьбы с  крими-
нальным миром остаются в России неприкрытыми или уже укомплектованы сот-
рудниками, не обладающими необходимыми навыками и  знаниями.  Во  многих
республиках, краях и областях Российской Федерации кадровый кризис дошел
до такой критической отметки, когда на должности следователей  назначают
инженеров-механиков, педагогов начальных классов и т.д., то есть лиц, не
имеющих даже среднего юридического образования. Отсюда одна из серьезных
причин участившихся в последние годы в деятельности органов правопорядка
страны грубых нарушений конституционной законности, ущемления прав и за-
конных интересов лиц, попавших в орбиту уголовной юстиции. Здесь кроется
и одна из причин того, что следователь из  Хабаровского  края,  как  это
указано в книге, крайне неграмотно расследует рядовое преступление, гру-
бо нарушает конституционную законность, права и законные интересы  подс-
ледственных.
   Именно низким профессионализмом отдельных сотрудников российской  Фе-
миды можно объяснить и тот беспредел в отношении граждан, о котором  так
много и справедливо сказано в книге.
   У читателя может возникнуть резонный вопрос: а куда смотрит  прокура-
тура, на которую Конституцией страны возложена обязанность по надзору за
соблюдением законности при расследовании уголовных дел? Ведь то или иное
уголовное дело предварительно изучается прокуратурой и только после  ут-
верждения по нему обвинительного заключения направляется  в  суд.  Иными
словами, если бы прокуратура свои надзорные  функции  в  рассматриваемой
сфере осуществляла на требуемом уровне, если бы отдельные прокуроры  при
изучении уголовных дел, поступивших к ним с  обвинительным  заключением,
руководствовались исключительно конституционной законностью, исходили из
примата закона над целесообразностью, а защиту прав человека  рассматри-
вали как свою главную задачу, то большинство тех грубейших нарушений,  о
которых упоминается в данной книге, просто не было бы.
   Следовательно, в стране сложился кризис конституционной законности, а
прокуратура так и не смогла стать для россиян храмом Закона и справедли-
вости.
   Сказанное в полной мере относится и к деятельности наших судов - выс-
шей инстанции, которой принадлежит исключительная  прерогатива  выносить
от имени государства вердикт о виновности или невиновности того или ино-
го человека. Ведь будь в России все судьи беспристрастными, объективными
и профессионально грамотными, видимо, не было бы и тех чудовищных приго-
воров, описанных в книге, на основе которых безвинные люди были казнены,
а равно и приговоров, дарующих" матерым преступникам символические нака-
зания за содеянное.
   Как видим, серьезными  изъянами  характеризуется  правоприменительная
деятельность не только российской милиции и прокуратуры, но и судов, ко-
торые в последние годы практически самоустранились от ответственности за
состояние преступности в стране, часто  не  соотносят  свои  решения  по
конкретным уголовным делам с реалиями криминальной ситуации. Неоправдан-
ная же гуманность судов, проявляемая ими в последние  годы  к  виновным,
часто оборачивается жестокостью по отношению к их жертвам, что  вызывает
справедливое возмущение граждан и подрывает авторитет  органов  правосу-
дия.
   Увы, ограниченные рамки послесловия  не  позволяют  подробно  остано-
виться на всех пороках уголовной юстиции страны. Но полагаю, что и  при-
веденный краткий анализ современного состояния преступности и  организа-
ции борьбы с ней показывает всю глубину и опасность сложившейся кримино-
генной ситуации в стране.
   Вместе с тем, невзирая на всю сложность положения, нельзя согласиться
с мыслью, что Россия превратилась в преступное сообщество, что  преступ-
ный мир поставил ее на колени и страной  правит  криминальное  братство.
Нет и еще раз нет! За свою многовековую историю Россия видела куда  худ-
шие времена (вспомним, к примеру, разгул преступности в начале 50-х  го-
дов). Однако она всегда находила в себе силы перебороть любое зло.
   Преступность сегодня повсеместно наступает и,  по  прогнозам  авторов
книги, как и специалистов-криминологов, в ближайшие годы, если  не  при-
нять кардинальных мер, будет расти. Но не может быть, чтобы  государство
не нашло в себе силы и решимость обуздать преступность в  стране,  огра-
дить общество от убийц и террористов, воров и мошенников, казнокрадов  и
лихоимцев, равно как и от других преступных посягательств.
   Такая же уверенность прослеживается и в суждениях авторов этой книги,
где нет традиционного перечня шаблонных мер, которые необходимо  принять
немедленно. И это верно, так как трудно предложить  какие-то  конкретные
рецепты, которые могли бы стать панацеей от преступности. Но ясно  одно:
дальнейшими локальными мерами исправить положение невозможно.
   Сложившаяся криминальная обстановка в  стране  диктует  настоятельную
необходимость принятия комплекса  политико-правовых,  социально-экономи-
ческих и организационных мер, непременно обеспеченных  достаточными  ре-
сурсами, финансами и кадрами. И государство не должно  жалеть  для  этих
целей средств, ибо давно сказано, что дешевая юстиция обходится обществу
слишком дорого. Причем, как это явствует из  книги,  цена  вредных  пос-
ледствий преступности измеряется не только рублем и конвертируемой валю-
той, а часто жизнью и кровью безвинных людей.
   Об этом надо помнить всем ветвям власти страны, которые взяли на себя
высокую миссию - быть гарантом безопасности каждого из нас. Настало вре-
мя отойти от декларативных заверений и принять надлежащие меры по защите
граждан от преступных посягательств и реальному обеспечению  в  обществе
должного правопорядка.
   Именно к этому призывают авторы данной  книги,  которая,  несомненно,
получит широкий читательский отклик.
   Доктор юридических наук, профессор X. Д. Аликперов
   При анализе и обобщении материалов, связанных с темой книги,  авторы,
в частности, использовали  информацию,  имеющуюся  в  книгах  А.  Гурова
"Красная мафия"  и  "Профессиональная  преступность",  А.  Константинова
"Бандитский Петербург", Р. Лурье "Охота на дьявола", Н. Модестова "Моск-
ва бандитская", Ф. Раззакова "Бандиты времен капитализма", а также в ря-
де периодических изданий - газетах "Известия", "Правда",  "Комсомольская
правда", "Московский комсомолец", "Труд", "Независимая газета",  "Сегод-
ня", "Коммерсанть" и других.


 

<< НАЗАД  ¨¨ КОНЕЦ...

Другие книги жанра: криминал

Оставить комментарий по этой книге

Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4] [5] [6]

Страница:  [6]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама