криминал - электронная библиотека
Переход на главную
Рубрика: криминал

Шариков Мумин  -  Наркобизнес в России


Вместо предисловия. НАШ АПОКАЛИПСИС
Глава 1. НОВЫЕ ДОРОГИ "ЗОЛОТОГО ПОЛУМЕСЯЦА"
Глава 2. "ПСЫ" НАРКОБИЗНЕСА
Глава 3. ПРАВОСУДИЕ НЕ ДЛЯ ВСЕХ
Глава 4. ЗДОРОВЬЕ И ЗАКОН
Глава 5. МНОГОЛИКИЙ СПРУТ НИГЕРИЙСКАЯ МАФИЯ
Глава 6. СМЕРТЬ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ
Глава 7. ПОД "КРЫШЕЙ" ПОГОН
Глава 8. БРАТВА НА ИГЛЕ
Глава 9. ТАЛАНТ НА ПРОДАЖУ
Глава 10. САНКТ-, ИЛИ НАРКО-ПЕТЕРБУРГ
Глава 11. ОПЕРАЦИИ "КОНТЕЙНЕР" И "ФОЛИАНТ"
Глава 12. КАЛИНИНГРАД - ЗОНА РИСКА
Глава 13. РАЗВЛЕЧЕНИЕ ЗОЛОТОЙ МОЛОДЕЖИ
Глава 14. КАТЯ ФИЛИППОВА
Глава 15. СТИЛЬ ЖИЗНИ

Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4]

Страница:  [2]



   ЛЕГКАЯ СМЕРТЬ

   От парней, работающих в опийном поясе, пришла информация о новых способах
транспортировки   отравы   в   Центральную   Россию.   Нанимались   русские,
переодевались в пограничную  форму.  Получали  документы  о  транспортировке
спецгруза и везли его в поездах без всякого досмотра. Лето 1993-го мы с Яшей
провели в Москве... В другом мире...
   Вернувшись домой, узнали, что нет больше нашей группы  в  опийном  поясе.
Ребята погибли  вместе  с  российскими  пограничниками,  когда  уничтожалась
группа моджахедов, шедших в Таджикистан. Работа сексота теряет  свой  смысл,
когда начинается война. Мы  прекратили  всякие  контакты  с  властью  (кроме
Московского погранотряда). Торговля опием  стала  полулегальным  бизнесом  в
Таджикистане и на юге Кыргызстана. Уже не составляло труда  выявлять  барыг.
Ребятам,  работающим   в   Горном   Бадахшане,   мы   предоставляли   полную
самостоятельность... Потихоньку  накапливали  информацию  о  наркобизнесе  и
связях наркоторговцев с властными структурами...  Мы  поняли,  что  обычными
мерами, так или иначе  оговоренными  в  законодательстве,  с  этим  бизнесом
бороться нельзя. Надо по-другому...
   Яша вступил в контакт с министром внутренних дел Кыргызстана  Молдашевым,
бывшим сотрудником  КГБ,  и  передал  ему  информацию  о  перепрофилировании
наркобизнеса с опия на героин (героин везти выгоднее). В ноябре 1995 года мы
уничтожили  "КамАЗ"  с  бутылями  уксусного  ангидрида,  который  нужен  для
получения героина. Но допустили ошибку:  оставили  в  живых  шофера.  Ошские
менты взяли тех, кто участвовал в нападении,  и  выбили  из  них  показания.
Началась охота на нас. Спасибо покойному куратору за паспорт. Из Оша мы ушли
в горы. К чабанам.
   В январе 1997 года мы узнали, что нас хотят достать и скомпрометировать и
братва и менты... Вся наркота в трансе.  Все  хотят  с  нами  "встретиться".
Единственной надеждой оставался Яшин  контакт  с  министром.  В  феврале  мы
добрались до Кара-Балта. Яша попробовал через контактный телефон  установить
связь, но было поздно. Министра уже сняли... Решили уходить через Кемерово в
Новосибирск. Понимали: одиночки не могут бороться с  наркобизнесом.  Мечтали
тогда только об одном: если не повезет, то умереть сразу. Яше не повезло. Он
решил скрыться в Джамбуле. И его там повязали.  Я  думаю,  что  убивали  его
долго...
   Мне повезло.
   Сексотам не ставят памятников. О них не пишут романов.  И  живут  они  не
долго...
   Но  каждый  скомпрометированный  барыга,  каждый  уничтоженный  килограмм
отравы - зачтется нам Богом...
   Единственное, что могу  пожелать  тем,  кто  остался  работать  в  Горном
Бадахшане и на юге Кыргызстана... и себе... - легкой и быстрой смерти.
   Р. 8. По словам Георгия, начиная с 1991 -
   1995 годов группа  сексотов,  или  "псов",  в  составе  которой  он  был,
уничтожила 41 наркоторговца. На счету самого Георгия 7 человек.


   Глава 3
   ПРАВОСУДИЕ НЕ ДЛЯ ВСЕХ 

   Новый Уголовный кодекс Российской Федерации, вступивший в  действие  с  1
января 1997 года, внес  некоторые  коррективы  в  жизнь  российской  Фемиды,
которые значительно повлияли на судьбы многих людей, оказавшихся не в  ладах
с законом.
   Переход от старого кодекса к новому тем не менее не  избавил  современное
российское правосудие от неразберихи, законодательной путаницы, а  подчас  и
прямого использования служебного положения в корыстных целях.
   В частности, из-за несовершенства некоторых  законодательных  нормативов,
касающихся  проблемы  наркотиков,  вполне  может  случиться  так,  что   при
определенном раскладе пострадает ни в чем  не  повинный  человек.  Наглядным
примером тому служит история, приключившаяся с гражданином Грузии  в  Москве
осенью 1996 года.


   ОПЕРАЦИЯ "КОМПРОМАТ"

   Темури Габисония, уроженец Грузии, национальность - грузин, был  задержан
оперативниками прямо у  винно-водочной  палатки.  Как  у  него  впоследствии
оказались наркотики, он так толком и не смог объяснить,  но  одно  он  понял
сразу и очень четко: оперативники, оказавшиеся сотрудниками МУРа, собираются
поиметь с него большие деньги. В противном случае у  него  могут  возникнуть
очень большие проблемы. Он попросту будет отправлен на нары.
   В драматической истории с Темури  Габисония  российская  Фемида  как  раз
оказалась заложницей в руках вымогателей - иначе и не  скажешь  -  из  МУРа,
решивших,  что  им  позволено  все.  В  частности,  "нагреть  руки"  на  так
называемом "лице кавказской национальности".
   А начиналась эта история довольно тривиально. Два  оперативника  из  МУРа
как-то ночью покупали в палатке  пиво  и  водку,  а  продавщица,  то  ли  по
халатности, то ли умышленно, не пробила им чек. Конечно, она  не  права.  Но
то, что последовало за этим, никак не адекватно ее проступку.
   Нарушение продавщицей правил торговли настолько возмутило  представителей
нашей доблестной милиции, что они  решили  проучить  женщину  и  потребовали
вызвать  к   месту   происшествия   владельца   торговой   палатки   -   для
разбирательства.
   Женщина пыталась объяснить разъяренным милиционерам, что ночью  ей  будет
сложно разыскать хозяина, так как рабочий день давно закончился и вряд ли  в
столь поздний час он сидит в офисе. Рассерженные муровцы  не  желали  ничего
слышать:  вынь  да  положь  им  хозяина!  Не  дозвонившись,  разумеется,  до
владельца палатки, отчаявшаяся женщина  попросила  его  брата  помочь  ей  в
разрешении конфликта. Братом и оказался Темури Габисония,  который  на  свою
беду тут же отправился ей помогать. Так он и попал в руки сотрудников МУРа.
   Заметим, что МУР не занимается контрольными  проверками  торговых  точек,
для этого у органов  имеются  другие  подразделения.  Сотрудники  уголовного
розыска вправе лишь составить протокол по факту нарушения правил торговли  и
отправить его в соответствующие инстанции.
   Темури прибыл на точку, и разговор  с  ним  у  оперативников  был  весьма
короткий.  С  грузина  потребовали  пятьдесят  миллионов  неденоминированных
рублей. За что? - спросите вы. За нанесенный моральный  ущерб.  Естественно,
что  у  того  таких  денег  не  было,  да  и  не  думал   Темури   оказывать
контролерам-самозванцам такую немыслимую "материальную  помощь".  За  что  и
поплатился.
   Отказ грузина был воспринят как личное  оскорбление,  порочащее  честь  и
достоинство сотрудника Московского уголовного розыска. Такие вещи,  понятно,
не прощают. Грузина обыскали - без понятых,  естественно,  -  так,  как  это
принятоделать с особо опасными  преступниками:  широко  расставленные  ноги,
руки на капоте и бесцеремонное ощупывание тела под видом обыска  карманов  и
подкладок. Ничего компрометирующего пока обнаружено не  было.  Слово  "пока"
здесь совсем не случайно. Дальше будет ясно почему. Документы у  Темури  они
забрали.
   Самого Габисония оперативники посадили в незнакомый "мерседес" и два часа
катали  по  ночной  Москве,  угрозами  вышибая  из  него  означенную  сумму.
Одновременно по сотовому телефону все время велись  устрашающие  переговоры,
которые   должны   были   произвести   на   задержанное   "лицо   кавказской
национальности"  соответствующее  впечатление.  Впоследствии,   кстати,   ни
хозяина автомобиля, ни хозяина  сотового  телефона  установить  следственные
органы так и не удосужились. Якобы, по словам одного из сотрудников МУРа, за
рулем сидел один из его агентов, имя которого он по закону  не  имеет  права
разглашать.
   Хотя какой там агент?!  Темури  утверждает,  что  позже,  когда  его  уже
привезли в отделение милиции, водитель активно принимал участие в  повторном
обыске.
   И что же дальше? В  участке  из  кармана  Габисония  извлекли  пакетик  с
порошкообразным веществом весом 0,04 грамма. Экспертиза  установила,  что  в
порошке  содержится  героин.  Точную  дозу  в  миллиграммах  следствие   так
почему-то и не установило.  Цифру,  натурально,  округлили,  но  этого  было
вполне достаточно, чтобы  судьи  и  следователи  могли  упрятать  Темури  за
решетку на долгие годы.
   Когда две логики противоречат друг другу, рождается мистика. Сначала, при
первом обыске, у палатки, наркотики не нашли. Возили Бог  знает  сколько  по
Москве, привезли в участок, снова обыскали - и вот вам пожалуйста, наркотик!
А что ж раньше-то? Логично? Вроде бы да. Но никто  не  видел  первый  обыск,
кроме продавщицы, а ей  кто  же  станет  верить.  В  участке  же  о  понятых
позаботились.
   Логика Темури: он знает, куда едет,  продавщица,  как  смогла,  объяснила
ситуацию, он знает, с кем ему придется иметь дело,  знает,  скажем  так,  не
совсем  уважительное  отношение  московской  милиции  к  "лицам   кавказской
национальности". Он что, сумасшедший?! Брать с собой наркотик?!
   Логика муровцев: наркоман вообще на все способен, к тому же  этот  грузин
вообще не русский. Я утрирую немного, но в целом так оно и есть.
   Так рождается мистика: как же все-таки попал наркотик в карман Габисония?
   Вывод напрашивается очевидный: уж очень хотелось  поиметь  с  грузина  50
миллионов, и поэтому наркотик ему был подброшен. К тому же дома у него  тоже
все обыскали, но наркотиков обнаружить не  удалось.  Анализы  крови  и  мочи
Темури  опять-таки  не  давали  оснований  утверждать,  что  он   употреблял
наркотические вещества. Скорее, наоборот, не употреблял.
   Так или иначе, суммы, чтобы отмазаться от муровцев,  так  и  не  нашлось.
Конфликт замять не удалось, и дело было передано в суд.
   Молодой следователь с большим энтузиазмом взялся за это уголовное дело. И
влепил Темури по максимуму: статья 228 часть 4 УК  РФ.  Вот  что  в  ней,  в
частности, говорится: "Незаконное приобретение или хранение в  целях  сбыта,
изготовление, переработка,  перевозка,  пересылка  либо  сбыт  наркотических
средств или  психотропных  веществ  в  особо  крупном  размере  наказывается
лишением свободы на срок от 7 до 15 лет с конфискацией имущества".
   Адвокату  Сергею  Забарину  стоило  больших  усилий  убедить  следователя
получше  все-таки  разобраться  в  тонкостях  и  коллизиях  статьи   228   и
ограничиться ее первой частью, где говорится: "Незаконное  приобретение  или
хранение без цели сбыта наркотических средств  или  психотропных  веществ  в
крупном размере наказывается лишением свободы на срок до трех лет".
   - Следователь, молодая, кстати, женщина, с трудом разбиралась в тонкостях
228-й статьи, - сказал адвокат. - Мне удалось доказать  ей,  что  применение
4-й части статьи предполагает значительный объем  наркотика,  который  может
достигать, к примеру, трех - пяти доз, но никак не одной дозы, хотя  четкого
количественного определения дозировки  нет.  А  сколько  это  может  быть  в
граммах? Законодатель такого конкретного понятия не дает.
   Маленькая победа адвоката, к сожалению,  не  полностью  оправдала  Темури
Габисония,  так  как  доказать,  что  наркотики  вообще   были   подброшены,
практически  было  невозможно.  А  тем  более  -  объяснить,  что  то  малое
количество  наркотика,  с  которым  был  задержан  подсудимый,  не  является
уголовно наказуемым деянием.
   Хотя согласно заключениям постоянного  комитета  по  контролю  наркотиков
Минздрава РФ - 0,04 грамма героина относятся  к  "особо  крупным  размерам".
Почему? Об этом стоит поговорить серьезно.


   "ЛОВУШКА" БАБАЯНА

   Какое количество наркотиков можно считать "крупным" и "особо опасным"? От
четкого определения зависит судьба человека - сколько лет он будет  гнить  в
тюрьме или в таежных северных лагерях.
   В декабре (точнее, 17 декабря) 1996 года Постоянным комитетом по контролю
наркотиков   при   Министерстве   здравоохранения    Российской    Федерации
(председатель - академик Э. Бабаян) был принят и рекомендован для служебного
пользования правоохранительными и судебными  органами  "Перечень  крупных  и
особо крупных  размеров  количества  наркотических  средств  и  психотропных
веществ,  обнаруживаемых  при  незаконном  хранении  или  обороте".  В   нем
содержатся наименования наркотических и психотропных средств с указанием  их
количества  в  граммах  и  миллиграммах,   которому   как   раз   и   дается
уголовно-правовая оценка "крупного" или "особо крупного" размера.
   Ниже  приводится  фрагмент  из  "секретной"   таблицы,   недоступной   ни
наркоману,   ни   барыге-торговцу,   ни   адвокатам,   пытающимся   защищать
подозреваемых по делу нелегального наркобизнеса,  ни,  тем  более,  обычному
гражданину.

   ПЕРЕЧЕНЬ  КРУПНЫХ  И  ОСОБО  КРУПНЫХ  РАЗМЕРОВ  КОЛИЧЕСТВА  НАРКОТИЧЕСКИХ
СРЕДСТВ И ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ, ОБНАРУЖИВАЕМЫХ  В  НЕЗАКОННОМ  ХРАНЕНИИ  ИЛИ
ОБОРОТЕ (по заключению Постоянного комитета по контролю наркотиков)
   Утвержден на заседании Постоянного комитета  по  контролю  наркотиков  17
декабря 1996 года (протокол N 53/9-96)
   (Таблица составлена на основании протокола заседания Постоянного комитета
по контролю наркотиков N 53/9-96 от 17 декабря 1996 года  и  N  54/10-96  от
25.12.96 г.)

NN 	Наименование п/п			Размеры в граммах
					крупные 	особо крупные,
                  			включительно    свыше

		      Наркотические средства

1. 	Марихуана: высушенная		от 0,100 	500

	невысушенная			от 500,0 	2500,0
                                   	до 2500,0
2.	Гашиш 				до 100,0 	100,0

3.	Гашишное масло			до 50,0		50,0

4. 	Опий (в том числе 		до 10,0         10,0
	медицинский),                   (1000 таблеток
	независимо от                   по 0,01 г)
	наличия нейтральных
	наполнителей (мука,
	сахар, крахмал
	и др.)

5. 	Экстракционный опий 		до 10,0		10,0
	(в т.ч, сухой остаток
	от выпаривания вод-
	ных извлечений в
	виде отвара, инфуза,
	настойки из соломы
	любых видов мака,
	содержащих нарко-
	тические средства,
	перечисленные
	в данном списке,
	в частности морфин,
	кодеин, тебаин,
	орипавин)

6. 	Ацетилированный			до 5,0		5,0
	опий

7. 	Солома маковая
	высушенная			от 0,200        250,0
					до 250,0

	невысушенная			от 1,000 	1250,0
					до 1250,0

8. 	Морфин (основание и соли)	до 1 г		1 г (100 ампул
				        (100 ампул 	1% раствора)
					1% раствора)

9.	Героин (независимо 		до 0,005 	0,005
	от наличия сопутству-
	ющих веществ)

10. 	Амфетамин (фенамин) 		до 3,0		3,0
 	(основание и соли)

11. 	(+) - лизергил			до 0,0001	0,0001
 	(ЛСД, ЛСД-25)

   Председатель Постоянного комитета по контролю наркотиков д. м.н.,  проф.,
академик Э. А. Бабаян
   Что бросается в глаза, когда изучаешь эту таблицу? Почти все наркотики  в
разделе "крупный размер" не имеют минимума "от". То  есть  любое  количество
наркотика подпадает под уголовную статью.
   Например, героин до 0,005 (пять  тысячных  грамма,  это  не  опечатка)  -
крупный размер, свыше - особо крупный. Аналогичные оценки и по многим другим
сильнодействующим наркотическим средствам.
   Стоп.  Но  ведь  это  же  нонсенс.  Юридический.  Эксперты  по  борьбе  с
наркобизнесом поясняют, что 0,001  грамма  героина  или  0,0001  грамма  ЛСД
нормальный человек может разглядеть только в микроскоп.
   Дальше.  Эти   градации,   применяемые   для   осуждения   наркоманов   и
наркоторговцев,  вызывают  у  юристов  серьезную  озабоченность,   так   как
отсутствие минимальной дозы в таблице наркотических веществ порой превращает
в преступника невинного или больного человека.
   И  последнее.  Как  оказалось,  данный  перечень,  применяемый  судебными
органами для вынесения приговора обвиняемому,  идет  вразрез  с  действующим
законодательством и противоречит основному закону -  Конституции  страны,  а
именно пункту 3 статьи 15.
   Адвокат Межреспубликанской коллегии  адвокатов  Сергей  Забарин  как  раз
столкнулся в своей практике с  этим  медицинским  перечнем,  защищая  Темури
Габисония. Вот что он мне поведал:
   -  В  этом  перечне  раскрывается  содержание  квалифицирующих  признаков
состава преступлений, то есть понятий "крупных или особо крупных  размеров".
Но его необходимо привести  в  Уголовном  кодексе,  чтобы  он  получил  силу
закона. То  есть  перечень  должен  быть  утвержден  законодательным,  а  не
исполнительным органом, - поясняет Сергей Забарин. - Сейчас же  перечень  не
что  иное,  как  ведомственный  нормативный  акт,  носящий  к  тому  же   не
обязательный, а рекомендательный характер.
   Но согласно положению о порядке государственной регистрации ведомственных
нормативных правовых актов, утвержденному постановлением Правительства РФ от
8 мая 1992 года  N  305,  такие  акты,  существенно  затрагивающие  права  и
законные интересы граждан, вступают в  силу  со  дня  присвоения  им  номера
государственной регистрации.
   Вместе с тем, если такие нормативные акты зарегистрированы в Минюсте,  но
не опубликованы в установленном порядке, предусмотренном  указом  Президента
РФ от 23 мая 1996 года N 763 "О порядке опубликования и  вступления  в  силу
актов  Президента  РФ,  Правительства  РФ  и  нормативных   правовых   актов
федеральных органов  исполнительной  власти",  то  они  не  влекут  правовых
последствий, как не вступившие в силу, и не  могут  служить  основанием  для
регулирования соответствующих правоотношений, применения санкций  гражданам,
должностным  лицам  и  организациям  за  невыполнение  содержащихся  в   них
предписаний.
   Наш перечень не прошел указанной процедуры регистрации,  так  как  он  не
опубликован в  соответствующих  средствах  массовой  информации,  а  Комитет
Минздрава РФ не является федеральным органом исполнительной власти,  поэтому
он не может применяться правоохранительными и судебными органами.
   Мне, юристу, только с помощью профессиональных знакомств удалось получить
эти заключения Комитета при Минздраве, которые заранее, в "секретной"  форме
были  разосланы  следователям  и  прокурорам  для  применения  за   подписью
руководителей МВД, прокуратуры  и  судебных  органов  России.  Документ  был
опубликован  лишь  в  бюллетене  Верховного  Суда   РФ,   который   является
специальным изданием и не доступен всем гражданам страны для прочтения.
   Следовательно, жители России  просто  в  неведении,  какие  наркотические
вещества и в каком количестве считаются запрещенными в УК  РФ  и  что  может
грозить человеку, который косвенно или умышленно соприкоснулся  с  одним  из
этих неопубликованных в прессе препаратов. А грозить ему может от  7  до  15
лет  тюрьмы.  Как  известно,  правило  Фемиды  гласит:  незнание  закона  не
освобождает от уголовной ответственности виновника преступления.
   - Если в старых списках наркотических  средств  было  аккурат  прописано,
сколько граммов или  миллиграммов,  допустим,  гашиша  или  героина  считать
дозой, за которой не последует уголовного наказания, -  комментирует  Сергей
Забарин, - то в новом перечне, к тому  же  еще,  как  оказалось,  незаконном
акте, напрочь отсутствуют точные границы того  минимума,  который  позволяет
больному или просто  любителю  использовать  те  или  иные  наркотики  и  не
очутиться за решеткой. Давайте исходить из того, что наркоман не обязательно
преступник. Человек, который  давно  употребляет  запрещенные  препараты  по
старому перечню,  знает,  что  один  грамм  или  меньше  можно  хранить  для
собственного употребления.
   Допустим, если 0,005 грамма героина считать одной  дозой  и  одновременно
классифицировать особо крупным размером - это нонсенс. Особо крупный размер,
как  правило,  предусматривает,  что  наркотик  будет  сбываться.  То   есть
корыстную цель. Следовательно, если неосведомленный наркоман идет на  рынок,
покупает для своего потребления  какую-то  сотую  или  тысячную-долю  грамма
героина и если его возьмут с  поличным,  вывернут  карманы,  то  он  получит
минимум семь лет.
   Указанный перечень, по сути, нарушает к тому  же  все  законы  не  только
правовой, но и формальной логики. Любой человек, случайно соприкоснувшись  с
наркотиками  (в  данном  случае  речь  может  идти  о  героине  или   другом
сильнодействующем препарате),  допустим  использовав  одежду  наркомана,  не
ведает о том, что там уже есть частицы или пыль наркотика, и может  сесть  в
тюрьму. Если, грубо говоря, вырезать из кармана  кусок  материи  и  провести
экспресс-анализ, где будет выявлена миллионная доля вещества,  то  уголовная
статья начнет действовать.
   Мы живем в 10-миллионом городе, где, по данным МВД, около  двухсот  тысяч
человек регулярно принимают наркотики и никто не может быть  застрахован  от
таких казусов. Абсурд? Нет, реальность.
   За разъяснением реального абсурда я обратился к специалисту по  борьбе  с
нелегальным оборотом наркотических веществ из МВД РФ. В силу  специфики  его
деятельности я вынужден сохранить его инкогнито, но  анонимность  сей  точки
зрения нисколько не умаляет его важности. Он  согласился,  что  статья  228,
мягко говоря, далека от совершенства. Но попытался успокоить меня тем,  что,
мол, следователи не дураки  и  прекрасно  отличают  барыг  от  действительно
больных наркоманов.
   Он тем самым хотел сказать, что человека,  задержанного  с  малой  дозой,
милиционеры чаще всего отпускают восвояси или, в крайнем случае,  привлекают
к административной ответственности. Но если в сети оперативников  попадаются
"крупные акулы" преступного мира (киллеры, каталы, воры в законе  и  т.д,  и
т.п.), которых порой вроде как не за что  "зацепить",  то  одной  миллионной
дозы героина  оказывается  достаточно,  чтобы  отправить  такого  клиента  в
"долгосрочную  командировку"  в  места   не   столь   отдаленные.   Нетрудно
предположить, что при удобном случае в  такую  группу  риска  могут  попасть
личности, подобные Темури Габисония.
   - Если сейчас получить информацию в РУОПе или в  главке  МВД,  а  точнее,
проверить статистическую  информацию  по  задержанию  авторитетов  и  вообще
членов  преступного  мира,  то  получится  очень   интересная   картина,   -
рассказывает  Сергей  Забарин.  -  Чуть  ли  не  каждый  второй   авторитет,
арестованный РУОПом, как правило, задерживался во время движения  по  улице.
Его машину блокировали либо захватывали  непосредственно  на  трассе  и  при
личном обыске, как правило, обнаруживали пистолет "ТТ" с обоймой, заряженной
восемью патронами, и порядка 0,1 - 0,15 грамма героина. Меня эта информация,
когда я ее проанализировал, очень удивила. Получалось,  что  все  авторитеты
ходят с пистолетом "ТТ" и  с  героином?!  Возникает  вопрос:  что  они  все,
тупицы? Если  он  авторитет,  то  прекрасно  понимает,  что  идет  борьба  с
преступностью,  что  он  под  колпаком,  его  пасут,  снимают  информацию  с
телефона. А он выходит на улицу, куда-то едет, его хватают  и  тут  же,  при
понятых, которые, в силу закона, свидетели,  тут  же,  при  обыске,  находят
пистолет и наркотик.
   Вот  такой,  оказывается,  двойной   стандарт   применялся   сотрудниками
правоохранительных органов в вынесении приговора гражданам России. А двойной
стандарт означает, что отныне все зависит не от буквы закона, а от множества
других побочных факторов: от настроения людей, представляющих правосудие, от
политических,  скажем,  взглядов  обеих  сторон,  наконец,  от  национальной
терпимости работников правоохранительных органов.
   До   недавнего   момента,   к   сожалению,   жертвой   этой   юридической
несправедливости стало огромное количество людей. Судьи и  прокуроры  ломали
головы, как выйти из тупика. А тем временем тысячи  заключенных  месяцами  и
годами ждали приговора суда. Их дальнейшие перспективы весьма неопределенны:
в тюрьму, в наркологический диспансер или на свободу? Как говорится, есть из
чего выбирать.
   Но гром грянул, сотни жалоб как  со  стороны  юристов,  так  и  незаконно
задержанных граждан, включая больных-наркоманов, возымели наконец  действие.
Судьи, следователи и прокуроры дождались от Постоянного комитета по контролю
наркотиков при Минздраве РФ новою документа.
   Четвертого июня 1997 года (протокол N 3/5-97) на свет  появилась  сводная
таблица заключений, регламентирующая "три размера в  граммах"  наркотических
средств и психотропных веществ.  В  левой  графе  таблицы  появился  столбик
"небольших размеров от  0  до...  ",  то  есть  необходимый  минимум,  чтобы
документ приобрел некую логическую форму и мысль.
   Но как оказалось после опубликования ее в бюллетене Верховного  Суда  РФ,
такие наркотики, как героин, ЛСД, фенциклидин и т, д.,  вновь  остались  без
минимума. То есть, буквально, содержание 0,00001 грамма этих  наркотиков  на
вашей одежде  по-прежнему  оставляет  право  за  Фемидой  привлекать  вас  к
уголовной ответственности. Следователи, прокуроры и судьи по-прежнему  имеют
возможность  использовать  в  вынесении  судебного  решения  метод  двойного
стандарта.


   ИЗВИНИТЬСЯ?! - ДО СВИДАНИЯ!

   Но вернемся к делу Темури Габисония. Можно  сказать,  что  ему  несколько
повезло. К моменту вынесения приговора ситуация вокруг  обвиняемого  заметно
смягчилась. Сотрудник, проводивший обыск и задержание Темури, позже оказался
привлечен к уголовной ответственности по другому делу  -  за  вымогательство
(как же  иначе-то,  правда?).  Этот  факт  также  существенно  способствовал
изменению части 4 вменяемой  статьи  на  часть  1.  Рассматривать  версию  о
подброске наркотика сотрудником милиции, разумеется, никто не стал.
   По приговору суда Темури получил шесть месяцев,  тогда  как  сам  процесс
длился восемь месяцев. Судом не было принято  к  сведению,  что  медицинский
перечень, о котором мы говорили, не является официальным документом.
   Дело Темури принимало все более скандальный характер: жалобы поступали  и
в Моспрокуратуру, и далее, в  Генпрокуратуру.  Российская  Фемида  попала  в
неловкое положение. Человек,  можно  сказать,  пострадал  от  несовершенства
законодательных актов, от нечистоплотности  и  коррумпированности  некоторых
сотрудников МУРа и в итоге, как говорится, "пересидел" срок.
   Что делать в таком случае? Как, понимаешь, оправдаться  перед  несчастным
грузином? Ведь по  закону,  если  человек  оправдан,  перед  ним  необходимо
извиниться, немедленно выпустить на свободу и даже более того  -  возместить
физический и моральный ущерб.
   Чтобы родная милиция раскошелилась? Ха-ха.
   В  изъятых  документах  задержанного  молниеносно  обнаружилось   липовое
свидетельство о временной регистрации в Москве. За подделку документа Темури
впаяли нормально:  год  лишения  свободы.  Сейчас  он  продолжает  сидеть  в
печально известной "Матросской тишине".
   Адвокат  Сергей  Забарин  продолжает  бороться  за  освобождение   своего
подзащитного, так как уверен, что Темури  не  подделывал  этот  документ,  а
получил его  из  рук  конкретного  человека,  работника  паспортного  стола.
Никакой экспертизы по этому поводу не проводилось. Но  доводы  адвоката  уже
никого не интересовали, его уже никто  не  слушал.  Как  говорится,  был  бы
человек, а статья найдется. И вообще этот  грузин,  мол,  благодарен  должен
быть. За подделку документа до двух лет положено, а  ему  только  год  дали.
Несправедливо? Жена у него беременна?! До свидания!
   Самым интересным в этом процессе - и самым вопиющим!  -  было  отсутствие
прокурора. Его функцию исполнял...  судья.  Он  был  сразу  и  прокурором  и
судьей. Полное попрание Конституции  РФ,  а  именно  статьи  123  пункта  3,
которая  провозглашает,  что  судопроизводство  осуществляется   на   основе
состязательности и равноправия сторон. Таковы  правила  игры  в  современной
юриспруденции,  в  любой  Конституции  другой  страны,  хоть  Мозамбика  или
Тринидада и Тобаго. Как адвокат  сможет  победить  на  таком  процессе,  где
прокурор выносит приговор? Абсурд, бред, ахинея? Реальность.
   - На процессе по делу Габисония,  -  сказал  Сергей  Забарин,  -  функции
прокурора свелись к тому, что он только утвердил  обвинительное  заключение,
кстати совершенно безграмотно  составленное  следователем.  Вот  вам  и  вся
российская Фемида. В нынешнем законодательстве, согласно статье  35  УК  РФ,
судья единолично рассматривает дела, которые  предусматривают  до  пяти  лет
лишения свободы, а таких дел сейчас около 60 процентов.
   Итак, до правового государства России еще очень далеко. Очень  далек  еще
тот день, когда российский гражданин может со спокойной душой отдать себя  в
руки правосудия, уверенный, что суд, как и положено, во  всем  разберется  и
установит справедливость. Если такое вообще возможно. Очень, очень далек тот
день от сегодняшнего.
   Поэтому остается одно.  Осторожным  нужно  быть  не  только  с  огнем,  с
преступником или на дорогах. Но и иногда, может быть, в первую очередь  -  с
людьми, которые по долгу службы должны нас защищать. В России же всегда было
все наоборот.


   Глава 4
   ЗДОРОВЬЕ И ЗАКОН 

   Его имя сегодня на слуху. У него  в  нашей  стране  есть  противники,  но
количество сторонников с каждым  днем  увеличивается.  Он  спасает  детей  и
подростков от самой страшной чумы XX  века  -  от  наркоэкспансии.  Владимир
Иванов внедрил в России новый  метод  детоксикации  организма,  изобретенный
знаменитым ученым-самородком американцем Л. Роном Хаббардом.
   Вот уже несколько лет в  его  реабилитационный  центр  съезжаются  убитые
горем мамы и папы и с последней надеждой везут своих отравленных наркотиками
чад со всех концов  бывшего  СССР.  Он  достиг  фантастических  результатов.
Психолог,   кандидат   медицинских   наук,    ученый,    бывший    сотрудник
правоохранительных органов В. Иванов вылечивает и  возвращает  к  нормальной
жизни  до  50  процентов  своих  пациентов-наркоманов.  В   то   время   как
государственные  медицинские  учреждения   едва   могут   похвастаться   3-5
процентами вылеченных от наркомании детей и подростков.
   Мой  разговор   с   Владимиром   Ивановым   начался   с   рассуждений   о
катастрофической ситуации в Центральной Азии,  где  в  некоторых  странах  в
наркобизнес все больше и больше  втягиваются  чиновники  из  государственных
структур, и процесс этот приобретает гигантские масштабы. Я начал  буквально
пугать  его  ситуацией  в  Таджикистане,  Кыргызстане,  Казахстане,   откуда
десятками тонн идут наркотики в Россию и дальше в Европу.
   Перед российскими границами  постепенно  образуется  новая  наркоимперия.
Этот  регион  стал  не  только  транзитным  коридором   для   афганского   и
пакистанского героина, но и базой для производства всех  видов  растительных
наркотических средств.
   Но мои доводы не произвели должного  впечатления  на  Владимира  Иванова.
Наша беседа  раскрыла  более  страшную  картину,  связанную  с  легальным  и
нелегальным наркобизнесом. Речь зашла о серьезных информационных искажениях,
а порой и пробелах, которые уводят общество  от  основных  проблем,  решение
которых могло бы приостановить захлестнувшую нашу страну наркоэкспансию, как
с юга, так и с запада.
   Мумин Шакиров. Почему  вы  считаете,  что  средства  массовой  информации
рисуют неточную, а то и ложную картину  сегодняшней  трагедии,  связанной  с
наркобизнесом?
   Владимир Иванов. Вас волнует  ситуация  на  таджикско-афганской  границе,
откуда идет основной наркопоток. Я вам скажу, что это уже никого  не  должно
волновать. Почему? С этим можно согласиться, если вы информацию  представите
в том виде, в котором ее нужно представить. А теперь рассмотрим другой  срез
этой проблемы. То, о чем не пишут.
   В 1989 году я был в составе специальной бригады МВД по проверке одной  из
наших азиатских республик. Могу назвать страну,  но  это  не  принципиально,
потому что во всех этих республиках, в принципе, происходит одно и то же.  Я
проверяю личный состав сотрудников МВД и сотрудников  управления  внутренних
дел.  У  меня  есть  чрезвычайные  в  этом  отношении  полномочия,   которые
предписывали  начальнику  районного  управления  внутренних  дел  при   моем
появлении  отдать  приказ  закрыть  все  двери,  входы  и  выходы   и   всех
сотрудников, которые  находятся  на  посту,  освидетельствовать  на  предмет
наличия наркотика в биологической жидкости, в частности в моче.
   Это было в Советском Союзе. Мы проверили около 20 областных  УВД.  У  117
милиционеров из 320 был обнаружен наркотик в моче. То есть они на посту, при
оружии, причем это не только рядовые сотрудники,  но  и  начальники  службы,
следственного управления, уголовного розыска - и  все  наркоманы,  почти  30
процентов командного и личного состава.
   Я привез эти данные в Москву, написал, естественно,  подробный  анализ  и
задал массу вопросов министру МВД СССР  Вадиму  Бакатину.  Ответ  последовал
однозначный, советский. Сначала был шок на неделю: что с  этим  делать?  Как
быть? А потом кто-то не мудрствуя лукаво сказал: этого не может быть, потому
что этого не может быть никогда. А если и может быть, все равно  такой  факт
порочит советскую милицию  в  глазах  общественности,  и  мы  не  имеем  его
обнародовать.
   В течение полутора  лет  меня  преследовали.  Я  был  начальником  отдела
наркологии  МВД  в  звании   подполковника.   Меня   пытались   уволить   за
дискредитацию звания сотрудника правоохранительных органов.
   И еще. В то же самое время меня заинтересовала  так  называемая  операция
"Мак", которую проводит МВД, иногда  в  сотрудничестве  с  ФСБ.  Ее  цель  -
уничтожить так называемые незаконные посевы мака и конопли. Традиционно  это
происходит на Украине, на  Дальнем  Востоке,  в  южных  областях  России,  в
Кыргызстане, в Казахстане, в Туркмении и т, д.
   И вот в том же 1989 году  я  говорю:  "Возьмите  меня  на  одну  из  этих
операций!" Мне хотелось посмотреть, что это и как. Приезжаем,  маковое  поле
гектара на полтора-два. Все было настолько серьезно, что я начал снимать  на
камеру. Овчарки, вертолет, автоматчики. Оперативники вырывают  стебли  мака,
собирают в снопы, складывают в стог, обливают бензином, поджигают. Я говорю:
"Ребята, что вы делаете?"
   Они на меня посмотрели как на  идиота  и  говорят:  не  видишь,  что  ли,
уничтожаем незаконные посевы. Я отснял на пленку то, что нужно  было.  А  на
следующий день вернулся в министерство и попросил проводить меня  в  подвал,
где хранятся образцы мака  с  полей,  ранее  уничтоженных,  и  произвел  там
съемку. Головки мака были порезаны на  всех  без  исключения  образцах.  Это
говорило о том, что милиция дала  возможность  наркодельцам  изъять  млечный
сок, т, е, опий. А то, что я увидел на посевном поле, полная  профанация.  Я
даже не  буду  говорить,  что  операция  сама  по  себе  дорогая:  вертолет,
автоматчики, собаки, автотранспорт и т, д. Но она еще дороже, потому что это
же предательство со стороны сотрудников милиции: полковников, генералов. Они
же все понимают, но тем не менее покровительствуют этому чудовищному обману.
   Самое потрясающее, что недавно я увидел репортаж по ОРТ на  ту  же  тему.
Показывают  операцию  "Мак".  Не  знаю,  оператор  то  ли  случайно,  то  ли
специально схватил в объектив головки мака - они тоже  были  порезаны.  1989
год и 1997 год. Выходит, ничего не изменилось.
   Ну что, Куликов не знает, что так проводятся операции?  Знает  и  молчит.
Все остальные чиновники не знают этого?  Знают  и  молчат.  Тогда  возникает
вопрос - а нужно ли вообще травмировать население, выбрасывая на  их  головы
эти факты?
   М. Ш. Что вы можете сказать о знаменитой  новой  228-й  статье  УК  РФ  и
перечне Минздрава РФ, регламентирующих  наказание  за  незаконное  хранение,
сбыт, переработку и т, д, наркотических средств и психотропных веществ?
   В. И. То, что за последние годы происходило с этой  статьей  в  Уголовном
кодексе РФ, можно так - же назвать преступной  халатностью,  а  то  и  целой
направленной пропагандой употребления наркотиков. В особенности это касается
и перечня, составленного медицинской комиссией, возглавляемой академиком  Э.
Бабаяном.
   Смотрим  УК  РФ  1990  года.  Из  него  изымается  статья  об   уголовной
ответственности за употребление наркотиков.  Гуманная  акция,  как  говорили
люди, которые ратовали за это, - наркомания  болезнь,  мы  не  можем  карать
больного человека за  то,  что  у  него  возникло  болезненное  пристрастие.
Нечеловечно, мол. А человечно,  значит,  разрешить  наркоманам  употребление
наркотиков и не преследовать их. Но у меня возникает другой вопрос: а почему
государство разрешило моему ребенку употреблять наркотики?  Мой  ребенок  не
начинал их употреблять. Почему государство считает, что нашими детьми  можно
пожертвовать?
   В этом законе закладывалась просчитанная юридическая коллизия, потому что
употреблять не храня невозможно. За исключением того, что, если шланг вам  в
окно высунут, вы подышите и уйдете.  Вы  не  хранили.  Хранить  нельзя.  Это
спланированный казус.
   Что же  делать?  Разрешить  какое-то  количество  хранить  без  уголовной
ответственности. И вот к  1990  году  бабаяновский  комитет  определяет  эту
допустимую дозу - 5 граммов анаши, а чуть позже было разрешено  уже  полкило
анаши, понимавте? И тем самым уголовный розыск практически был  парализован.
Почему?
   (М. Ш. Потому что задерживали людей, у которых было менее 5 граммов.
   - В. И. Неужели  наркоторговцы  такие  идиоты,  что  будут  носить  по  5
килограммов?  Нет.  Они  расфасовывают  по   спичечным   коробкам,   которые
называются "корабль", а там, естественно,  меньше  5  граммов.  И  уголовный
розыск знал об этом, задерживал и когда обнаруживал в лучшем случае менее  5
граммов, то ничего не мог сделать.  А  административные  наказания,  которым
подвергались наркоторговцы, это что мертвому припарки.
   Такое было в  декабре  1990  года,  а  вот  уже  в  1996  году  дошли  до
полукилограмма марихуаны. Это ж надо  додуматься?!  Откройте  комментарии  к
Уголовному кодексу. И вы видите, 228-я статья - уголовная ответственность за
хранение, транспорт, сбыт наркотиков в крупных  размерах  -  мера  наказания
такая-то. Смотрим перечень Э. Бабаяна. Вот, крупным  размером  являются  500
граммов.
   А менее? Ну так вот, для справки, я вам  говорю,  что  таким  количеством
анаши можно травануть  целую  школу,  но  за  это  не  полагается  уголовная
ответственность. Как мы вообще к этому пришли?
   И комитет Бабаяна непосредственно в  этом  деле  даже  не  соучастник,  а
главный, может быть, запевала. Ну кто эти люди? Я не могу сказать,  что  они
преступники. У меня нет фактов. Я не могу разоблачить.
   Но люди, которые спланировали эту акцию,  не  упражнялись  в  философских
измышлениях. Это так называемая хасбулатовская  Дума  приняла  такой  закон.
Причем, на мой взгляд, эти  люди  талантливо  осуществляли  свою  цель,  они
знали, что будет через семь лет, через десять.
   И только с января 1997 года, конечно, люди стали протестовать,  появились
публикации в прессе, потоком пошли  письма  в  Минздрав  и-прочее...  Теперь
внесены  поправки  в  перечень,  но  употребление   осталось   уголовно   не
наказуемым.
   Вот  почему  все  эти  скандальные  и  громкие  публикации  об  очередных
задержаниях -  это  сотрясание  воздуха.  В  первую  очередь  надо  очистить
информационное поле.
   М. Ш. Разделяете ли вы точку зрения, что есть сильный наркотик,  например
опий, героин, ЛСД, и слабый, типа марихуаны и  маковой  соломки?  Существует
мнение, что можно разрешить курение так называемой  анаши  и  выбить  из-под
торговцев-нелегалов наркобизнес, взяв его в государственные руки.  Например,
как в Голландии.
   В.  И.  Это  глубокое  заблуждение.  И  для   развития   этой   тенденции
дезинформируют журналистов. Ну, давайте рассудим. Есть ли слабые  наркотики?
Есть, если говорить о  том,  что  можно  попробовать  наркотик  и  не  стать
наркоманом.  Все  мировые  исследования,   социологические,   биологические,
показали, что из 100 человек, попробовавших наркотик, только  15  становятся
наркоманами. Но значит ли, что наркотики сами по себе  могут  быть  слабыми?
Нет, конечно. Посмотрите на это с другой стороны: знаете, что делает конопля
с мозгами человека при  регулярном  употреблении?  Если  вы  увидите  такого
человека, то о слабых наркотиках вы не заикнетесь.
   По  официальным  данным,  из  100%  наркоманов  95%  приобщились  к   так
называемым сильным наркотикам  именно  после  употребления  анаши  и  другой
растительной дряни. Со временем, при  привыкании,  "травка"  перестает  быть
эффективной.
   М. Ш. Да, прослеживается такая "эволюция": "травка", гашиш, опий, героин.
   В. И. Вот именно, И когда журналисты пишут о том, что марихуана -  слабый
наркотик,  то  хочется  сказать:   лучше   помолчи   и   вообще   не   пиши.
Недосказанность, неполнота информации -  вот  в  чем  недостаток.  Наркоманы
прессу не читают. Читают здоровые дети. В Италии есть партия, которая бьется
за легализацию анаши.  В  Соединенных  Штатах  за  то  же  ратуют  некоторые
профессора. Так это же, считай, подрывная работа.
   М. Ш. Как вы прокомментируете ситуацию с Голландией, где наркотики  можно
купить легально?
   В. И. Вот еще один образец ложной информации. Такой опыт был у них 15 лет
назад. Наркотики легализовали в Амстердаме. Через полгода полиция  выяснила,
что  европейская  столица  превратилась  в  центр   всего   наркобизнеса   и
преступного сброда. Вскоре опыты были прекращены. За исключением  нескольких
попыток раздавать метадон в трамваях и кафетериях.
   Голландия не пошла на легализацию наркотиков, и, когда журналисты пишут о
том, что кто-тр из  них  был  в  бистро  и  ему  предлагали  открыто  купить
марихуану, я им говорю: не надо ездить  в  Амстердам,  поезжайте  в  "Голдэн
пэлэс" или в "ДТМ" (комсомольский  центр-дискотека).  И  посмотрите,  что  в
Москве на нашей - российской почве  будут  предлагать!  Правда,  нелегально.
Голландский опыт провалился.
   М. Ш. Так, значит, там нет легального наркобизнеса?
   В. И. Нет,  конечно.  Вот  вам  образец  дезинформации.  Наркобизнес  там
провалился с самого начала. Но я  вам  скажу,  благодаря  каким  усилиям  он
вообще состоялся.
   В  1919  году  западногерманский  фармацевтический   концерн   "Элайлили"
предложил миру спасение от героиновой наркомании в  виде  вещества,  которое
было  названо  хероинкомпаунд.  В  1937  году  это  вещество  было   названо
делафином. В честь самого Адольфа Гитлера. В 1954 году это уже метадон.  Уже
становится горячо.
   К 1989 году Парламентская  Ассамблея  Совета  Европы  разослала  документ
правительствам  всех  стран  земного  шара  с  рекомендацией  запретить   на
государственном уровне легальное  и  нелегальное  распространение  метадона,
поскольку этот препарат унес больше жизней, чем героиновая  наркомания,  для
лечения которой он и был предложен. Метадон оказался  наркотиком  еще  более
вредным для человечества, поскольку  его  стали  легально  распространять  в
трамваях. Вот какая пошла цепная реакция.
   В  Соединенных  Штатах  от  него  отказываются.  Он  популяризируется   и
продается в двух формах: в таблетках и в  инъекциях.  США  освобождаются  от
метадона, Европа запретила, а его столько произвели и куда же деть?
   Правильно,  в  помойную  яму,  в  Россию.  Замечу,  что  в  нашей  стране
наркология  была  достаточно  передовой  наукой.  Есть  масса   компетентных
специалистов. Другое дело,  что  их  не  знают  во  всем  мире,  потому  что
публикации по наркологии были сосредоточены в лучшем случае в  изданиях  для
служебного пользования или  с  грифами  "секретно"  и  до  сих  пор  они  не
рассекречены. Если вы пойдете в библиотеку имени Ленина, вы  моих  работ  не
прочитаете, если у вас нет допуска к литературе  с  грифом  "для  служебного
пользования", хотя там нет никаких государственных тайн.
   Так вот, есть люди, которые удивляются: мол, да что вы, какой  метадон  в
России?! А  он  подползает.  Метадоновую  программу  уже  запускают  в  трех
областях на Украине, и я слышал, что Молдавия  пошла  на  этот  эксперимент.
Постепенно, не сразу.
   М. Ш. Почему именно Молдавия?
   В. И. Не знаю. Может быть, потому,  что  люди  там  менее  информированы,
некому  заслон  поставить.   Закон   предписывает   лечение   наркоманов   в
государственных учреждениях. Уже такое не случайно. Значит, в  медучреждения
пойдет метадон. Легально. Его надо продавать. Это глобальный  бизнес.  Через
медцентры пойдет отмывка  денег  и  прочее.  Понятно,  да?  Прямо  этого  не
сделаешь, вот и готовится соответствующая почва. Закон  поможет  осуществить
все легально.
   В законопроекте  так  и  было  написано,  что  количество  произведенного
наркотика будет определяться конъюнктурой рынка. Я говорю,  вы  идиоты,  что
ли? Конъюнктура рынка-это наши с вами дети. Потрясающе.
   М. Ш. Так как же вы можете прокомментировать то, что в Уголовном  кодексе
России была изъята уголовная ответственность за употребление наркотиков?
   В, й. Что касается врачей,  то  они  с  этим  согласны,  с  пеной  у  рта
доказывают,  что  правильно  сделали,   изъяв   уголовную   ответственность.
Наркоманы теперь не боятся приходить на  лечение.  Но  я-то  знаю,  что  они
лукавят. На самом деле это не так. Люди большей частью перестают  обращаться
в наркодиспансеры и в больницы. Но не потому, что они боятся попасть на учет
или подвергнуться уголовной ответственности за употребление наркотиков.  Тут
совершенно другая сторона. Эффективность лечения наркомании в клиниках равна
нулю. Я знаю пациентов, которые по 5 - 7, как они говорят, ходков сделали  и
бесполезно. И народ знает, в принципе, и не идет  туда.  А  врачи  все  свое
долдонят, и им стыдно признаться, что да, к нам не  обращаются  и  правильно
делают, потому что помочь мы не можем.
   М. Ш. Медицина бессильна?
   В. И. Пожалуй, в какой-то мере. Я вот что вам скажу.  В  Советском  Союзе
существовала уголовная ответственность за употребление наркотиков.  Я  в  то
время работал в  наркологической  клинике  Второго  медицинского  института.
Тогда мы тоже думали, что лекарствами можно вылечить.  Некоторые  врачи  так
думают до сих пор. Мы назначали наркотики по  медицинским  показаниям  нашим
пациентам. В голову не приходило прокурору привлечь нас к ответственности за
применение наркотиков в медицинском регламенте.
   М. Ш. То есть вы снижали дозу?
   В. И. Да. Эта  методика  была  официально  утверждена  Минздравом.  Никто
ничего   не   запрещал,   абсолютно.   Хотя   и    существовала    уголовная
ответственность. Тут важен вопрос компетентности и правильности оперирования
термином:   уголовная   ответственность   предусматривает   не   медицинское
потребление  наркотиков,  а  незаконное   употребление   наркотиков.   Врачи
выписывали   рецепты,   и    наркотики    применялись    при    раке,    при
остротравматических    заболеваниях,    коликах,    инфаркте,    и    ничего
противоречащего закону в этом не было.
   В таком подходе есть своего рода обман,  хотя  врачи  и  строят  из  себя
гуманистов. А люди не знают этих тонкостей и верят. Так лечит  ли  медицина?
Вот   позвоните   Егорову,   бывшему    директору    ГНЦ    (Государственный
наркологический центр), он  сейчас  главный  нарколог  Минздрава  России,  и
спросите:  "Какова  эффективность  лечения  наркомании   в   государственных
клиниках?" И он вам скажет.
   М. Ш. Не соврет?
   В. И. Не соврет. Он вам скажет: - 3 - 5% всех наших пациентов  после  так
называемого лечения воздерживаются от наркотиков в течение  полугода.  Проще
говоря, эффективность лечения равна  нулю.  Что  такое  5%  воздерживающихся
полгода, когда 95% не воздерживается и двух дней после их лечения.  Вот  что
он вам скажет. А почему? Давайте снова  вернемся  к  Федеральному  закону  о
легальном обороте наркотиков. Госдума в этом законе в части  здравоохранения
пишет,  что  лечение  больных  наркоманией  должно  производиться  только  в
государственных и муниципальных медицинских учреждениях и нигде больше.
   Почему? Эффективность лечения равна нулю,  а  законодатель  ставит  такие
рамки. Хотите, назовите это  монополией.  А  я  назову  преступным  умыслом.
Потому что, если я направляю в государственные медицинские  заведения  поток
людей, заведомо зная, что они там  помощи  не  получат,  я  преследую  какую
угодно цель, но только  не  ту,  которая  соответствует  моему  должностному
положению, например министра здравоохранения.
   М. Ш. А официальные медицинские структуры пользуются только одним методом
лечения - уменьшением дозы и больше ничем?
   В. И. Нет. Применяют медикаменты для  лечения  наркомании,  которые  сами
являются  наркотиками.  Вот  в   чем   парадокс.   Только   они   называются
подругому-транквилизаторами, сильными  транквилизаторами,  снотворными.  Это
ряд психотропных препаратов, которые воздействуют на  психическое  состояние
человека.  Значит,  наркоман  получает  изменение   психического   состояния
наркотиком. Вот и получается, что  государство  заинтересовано  сбывать  эти
наркотики, но легально, под названием тазепам, мезипам. Да, конечно, есть  в
государстве люди, которые  заинтересованы  сбывать  такие  препараты  -  это
фармацевтические концерны. Да и не только в нашем  государстве,  причем  это
очень прибыльный бизнес, и здесь идет война очень серьезная.
   М. Ш. Вы думаете, это проблема только России или всего мира?
   В. И. Всего мира. Но во всем мире очухались. На сегодняшний  день  в  США
вопросами  помощи  больным  наркоманией  занимаются   примерно   полмиллиона
общественных организаций, которые финансируют не  медицинские  программы,  а
реабилитационные центры, исключающие применение лекарств  и  дающие  гораздо
больший эффект.
   М. Ш. Неужели в законе нет  ничего  позитивного,  что  способствовало  бы
лечению от наркомании?
   В. И. Закон и смешон, и преступен. По-моему, он увеличит  вал  наркотиков
не для медицинских целей. Вот послушайте. На первых его  страницах  сказано,
что  государство  выступает  монополистом  во  всех  видах  деятельности   с
наркотиками. Хорошо, согласен: речь идет о производстве, транспорте и  сбыте
наркотиков. Но на 11-й странице вы вдруг читаете, что лицензию на операции с
наркотиками  может  приобрести  юридическое   лицо   и   что   представитель
юридического лица для получения лицензии  не  должен  состоять  на  учете  в
наркодиспансере и обязан иметь фармацевта с  высшим  образованием  в  фирме.
Смешно - не то наркобизнесменам  очень  трудно  это  сделать!  И  еще  нужна
лицензия на производство, транспорт и сбыт наркотиков. При чем тут  хотя  бы
транспорт? Для этого надо ответить еще на один вопрос, с которым я хотел  бы
обратиться  к  министру  здравоохранения:  сколько  российскому  государству
необходимо наркотиков? Я лично, пожалуй, ответил бы так. Советскому Союзу на
год было достаточно килограмма сухого морфия, а это миллиард ампул.
   Он распределялся по клиникам, по онкологическим центрам. Мы же знаем, кто
нуждается в наркотиках, раковые  больные  составляли  90%.  Где  применяется
морфий? При болевом шоке, почечных  коликах,  т,  е,  в  единичных  случаях.
Поэтому  посмотрели,  сколько  больных,  сколько  надо,  и  получили  нужное
количество. В таком случае хочется спросить законодателя: о каком транспорте
идет речь? Вы что, молоко, хлеб развозите? Транспортные компании организуют,
лицензию берут на транспорт наркотиков.  Это  ж  как  называется?  Килограмм
наркотика производится в течение двух  недель.  Раньше  с  этим  справлялись
Одесский и Чимкентский заводы. Произвели - и закройте завод.
   Грубо  говоря,  юридическое   лицо   -   это   палатки,   которые   будут
функционировать под прикрытием так называемого афганского или чернобыльского
фондов, а значит, немудрено, что и криминальных структур. Да мы уже  с  вами
это проходили. Вспомните тарпищевский и федоровский спортивный фонд, который
торговал водкой и сигаретами. Так здесь будет то же  самое:  законодательное
обеспечение позволит взять лицензии. Вы понимаете, что это такое?
   А всего-то на год медицинской промышленности нужен килограмм морфия.
   Большинство депутатов, которые голосовали за  этот  закон,  не  знают  об
этом. Те же, кто закон готовит, знают.  Почему  так  ловко  все  получается?
Обратите внимание, что закон-то  об  обороте  наркотических  и  психотропных
средств. Вот о психотропных средствах можно говорить в тоннах. Пока реальной
возможности отказаться от них нет, и они действительно перевозятся  тоннами.
Но психотропные препараты, транквилизаторы, не  являются  предметом  черного
нелегального наркобизнеса. Да, они могут вызвать  пристрастие,  иногда  даже
зависимость, но это не наркомания...
   М. Ш. То есть наркотические средства и  психотропные  вещества  -  разные
вещи, а значит, может быть, нужно два закона?
   В. И. Я и говорю им, отделите эти вещи. Закон нужен один. О наркотиках. А
все остальное регулируется с помощью других нормативных актов.
   Есть в этом законе еще один любопытный момент. Собственно,  для  чего  он
создавался? Не ради же того, чтобы люди убивали  своих  детей,  губили  свой
разум. Нет. В нем написано, что для контроля легального  оборота  наркотиков
создается государственное учреждение. Еще  одно.  Но  у  нас  же  есть  МВД,
прокуратура, ФСБ, таможенный комитет, ФПС... К чему еще одна организация?
   Причем финансироваться это государственное учреждение должно из бюджета и
внебюджетного фонда. Но каким образом госучреждение может финансироваться из
внебюджетного фонда? Зачем? А затем, что  этот  внебюджетный  фонд,  в  свою
очередь, будет финансироваться из денег, изъятых из наркобизнеса. Теперь мне
все понятно! Во всяком случае, мне все понятно. Кому-то, может быть, нет.
   Создан треугольник для отмывания денег. Как? -  спросите  вы.  Это  может
быть сюжетом детективного романа или фильма.
   М. Ш. Приведите пример.
   В. И. О том, что мы не ценим денег, а ценим дружбу, вы, наверное, знаете.
Вначале меня  заинтересовал  вопрос:  почему  создание  внебюджетного  фонда
должно фигурировать в законе о  наркотиках?  Что  такое?  Например,  я  хочу
создать   благотворительный   внебюджетный   фонд.   Обращаюсь   в   Минюст,
регистрируюсь. Главой фонда я назначу своего приятеля, который  хорошо  меня
понимает. А сам я непосредственно наркосбытчик. Вот у меня завалялась  тонна
героина, которую мне надо  продать.  Я  нахожу  покупателя,  назначаю  место
встречи, он везет мне миллиард долларов. И я даю информатору известие в ФСБ,
что готовится такая-то операция по  продаже.  Прилетают  и  арестовывают.  И
тонну героина,  и  миллиард  долларов.  Я  пожертвую  даже  людьми,  которых
арестуют, и все  будет  выглядеть  очень  правдоподобно.  Куда  пойдет  этот
миллиард долларов? Во внебюджетный фонд. А я из фонда переправлю эти  деньги
на борьбу с наркобизнесом, где сидит мой приятель или брат. И он вернет  мне
эти деньги на борьбу с наркоманией. И дело сделано,  деньги  отмыты.  В  чем
дело? Почему, собственно, это нужно?
   Да потому что беда наркобизнеса в том, что  люди  все-таки  не  научились
ставить преграды для отмыва денег. На Западе это  учитывают.  Черные  деньги
надо запустить на банковские каналы, и их никто никогда не  проследит  после
этого. И вот создается такой механизм. Когда очнутся, как я говорю шутя, как
с чеченскими авизо, поезд уже уйдет, и очень далеко.
   М. Ш. И все-таки  какой  нужен  федеральный  закон  о  легальном  обороте
наркотических средств и психотропных веществ?
   В. И. Я бы многое там перечеркнул. И как гражданин России  и  отец  своих
детей, я написал бы единственную  строку:  гражданин  России  обеспечивается
конституционным  правом  на  защиту   от   распространения   наркомании.   И
расшифровку этой позиции, и все.
   М. Ш. Что это, по-вашему, означает?
   В. И. Этот прецедент нам известен. Существует  уголовная  ответственность
за заражение сифилисом, СПИДом? Да. Если ваш ребенок затащил моего ребенка в
ночлежку и упорол его наркотиками,  я  прямо  подаю  иск  на  вас  и  требую
материальной компенсации, а еще  в  больших  размерах-морального  ущерба  на
основе Конституции. И пусть только судья не примет к рассмотрению.
   Или такой пример. Скажем, напротив моей квартиры сосед продает наркотики.
А у меня дети,  я  не  хочу,  чтобы  на  их  глазах  это  происходило.  Пишу
начальнику отделения, даю ему эту  информацию.  Второй  экземпляр  заявления
оставляю себе. Через месяц он мне должен ответить,  но  этого,  конечно,  не
происходит. Тогда к этой копии заявления прилагаю  мое  заявление  в  суд  и
подаю на начальника отделения  судебный  иск  за  нанесенный  мне  моральный
ущерб, миллионов так на 150. Суд подтвердит моральный ущерб. Расплатится так
один раз и уже разберется со своим коррумпированным  или  некоррумпированным
участковым в две секунды. Так порядок будет наведен в России за неделю.
   Если на сигналы о том, что в притонах  продаются  наркотики,  милиция  не
реагирует, то, конечно, значит, повязана с этими дельцами. А как  их  взять?
Взять - значит доказать. А попробуйте доказать. Поймайте участкового,  когда
он правой рукой берет деньги, а левой - возвращает наркотики. Да никогда  вы
его не поймаете. И не надо ловить. Этим должны заниматься те,  кто  на  наши
деньги обеспечивают нашу безопасность. И это должно быть  в  конституционном
законе: право российского гражданина на защиту от наркомании.  Мы  можем  их
заставить это сделать.
   М. Ш. Вы пришли к этому сами или это мировой опыт борьбы с наркобизнесом?
   В. И. Нет. К этому я пришел сам.  Все  это  для  меня  вещи  обыденные  и
очевидные. Я в этой области работаю около 30 лет.
   М. Ш. Как вы пришли к созданию реабилитационного центра "Нарконон"?
   В. И. Повлиял Хаббард, человек, который не только в прикладной философии,
но и  в  области  наркологии  сделал  принципиально  новое  и  очень  важное
открытие. Узнав его суть, люди очень быстро убеждались,  что  наркомания  не
тяжелый недуг, а она излечима.
   Как излечима? Когда человек бросил употреблять наркотики,  когда  он  уже
перешел ломку, поправился, иными словами, он все-таки говорит, что в  голове
какая-то  пленка,  мир  черный  вокруг:  я  думать  ни  о  чем  не  могу,  я
автоматически действую, не могу удержаться от этого. Что это такое?
   Все очень просто. Я тоже искал философский камень в  свое  время,  думал,
найдем, изобретем лекарство, которое может  преодолеть  эту  психологическую
зависимость. Но  это  невозможно,  потому  что  выход  в  другой  плоскости.
Выяснилось, что  все  наркотики  растворяются  в  жирах.  И  большинство  не
растворяется в воде. Попадая в организм, они депонируются  в  жирах,  а  85%
вещества мозга - это жир, и наркотик идет туда.  Мозг  очень  плохо  снабжен
капиллярной системой на уровне  клеток,  и  наркотик  так  и  остается  там.
Конечно, наркотик влияет и на скорость импульсов.  Подробностей,  думаю,  не
надо.
   Засев в мозгах, наркотик диктует им свою волю. Как же выводить его? Через
какое сито? В  мире  на  сегодняшний  день  известен  один  способ  -  метод
Хаббарда, метод очистки организма от токсинов. Есть  масса  способов  вывода
других  токсинов  -  трансфузия,  гемосорбция,  просто  замена  крови.   Вот
наркотики не  выводятся  известными  способами,  так  же  как  радиоактивные
нуклеактиды.
   Метод сводится к следующему.
   Сауна в течение 30-40 дней по 5-6 часов в день.  С  приемом  возрастающих
доз витаминов, минералов, солей,  которые  выводятся  с  потом,  и  их  надо
возмещать в увеличивающихся дозах.  И  на  5-й  -  7-й  день  вдруг  в  поте
обнаруживается кокаин, ЛСД, морфин. И продолжается  это  до  15-17  дней,  а
потом наркотики из пота исчезают. Вот такая кривая.  И  когда  заканчивается
процедура, человек физически выглядит здоровым и  смело  может  сказать:  "Я
свободен". Эту ленту, пленку в голове ему вырезали.
   М. Ш. То есть, грубо говоря, вы предлагаете вместо центров по  вкачиванию
в человека химии, то есть тех же наркотиков, строить оздоровительные центры?
   В. И. Я никому ничего не предлагаю. Я сам взял и  построил  центр,  и  он
сейчас действует в Москве. Когда я в девяностых годах увидел  эти  центры  в
Штатах, Германии, Швеции, я буквально был потрясен.
   М. Ш. Вы построили центр наподобие того, что предлагал Хаббард?
   В. И. Да. С 1994 года он функционирует. И я могу вам сказать, что  доброй
сотне детей и юношей я сохранил жизнь, они не употребляют наркотики.
   М. Ш. Метод Хаббарда все-таки метод физикобиологический?
   В. И. Программа "Нарконона" этим не исчерпывается. Окончательный вопрос с
наркотиками разрешается не только путем очистки организма от токсинов, но  и
восстановлением нравственных, если хотите, моральных ценностей  у  человека.
Речь идет именно о восстановлении, а не привитии  новых.  И  вот  когда  два
компонента срабатывают, человек обретает полную свободу от наркотиков.
   И дальше  возникает  вопрос:  ну,  хорошо,  а  что  делать  с  программой
реабилитации Хаббарда? Вылечившиеся наркоманы - это  20%  полезнодействующей
силы,  а  80%  полезнодействующей  силы-это  профилактика  наркотизма.   Мои
сотрудники работают в школах с педагогами, с родителями, с самими детьми.  И
здесь мои усилия я направляю на  тот  самый  спрос,  предполагая,  что  если
ребенок усваивает то,  что  не  надо  пробовать  наркотик,  просто  не  надо
пробовать, так и нет проблемы наркомании. Просто нет-и не  надо  бороться  с
наркобизнесом, не надо никого арестовывать.
   М. Ш. Но лечение в вашем реабилитационном центре очень дорого.
   В. И. Да, дорого. За здоровье надо платить. Но основные расходы  идут  на
проживание в доме  отдыха  и  на  питание.  То  есть  на  то,  что  является
прерогативой государственных или коммерческих цен. Мы их  не  устанавливаем.
Наши чистые затраты обходятся в  20%  от  стоимости  всего  лечения.  Но  мы
полностью отвечаем за тех, кто прошел полный  курс  лечения.  Эти  люди  уже
никогда  не  будут  употреблять  наркотики  и  всю  оставшуюся  жизнь  будут
пропагандировать лозунг: "Нет наркотикам! ", то есть "Нарконон! ".


   Глава 5
   МНОГОЛИКИЙ СПРУТ НИГЕРИЙСКАЯ МАФИЯ 

   После таких задержаний и  рождаются,  наверное,  легенды.  Пауль  Фелекс,
гражданин Нигерии, обладал недюжинной силой, и, чтобы его свалить, скрутить,
повязать,  понадобились  двадцать  минут  и  усилия  всех  оперативников   -
участников  задержания.  Причем  преступник  умудрился  порвать   две   пары
наручников и даже  телефонный  провод,  которым  оперативники  пытались  его
связать.
   За этой квартирой в доме на  проезде  Дежнева  сотрудники  РУОПа  следили
месяц. Когда пришла информация, что там продается наркотик, оперативники  не
стали спешить с выводами. Чтобы нигерийцы продавали прямо  с  квартиры?  Это
была наглость, на них, нигерийцев,  непохожая,  так  что  информация  вполне
могла быть ошибкой, если не что-нибудь похуже. Торопиться было нельзя  ни  в
коем случае, мало ли что...


   "Я ВОНТ ХЕРАЙН!"

   Нигерийская наркомафия в России - это прежде всего предельная дисциплина,
иерархия,  четкое  следование   правилам,   полная   и   почти   безусловная
конспиративность встреч. Практически  никогда  нигериец  не  станет  сбывать
товар в квартире, которую снимает и в которой живет.
   Любому  наркоману  в  Москве  известно,  что  негры  в   Москве   торгуют
наркотиками. Подходите прямо  на  улице  к  чернокожему  молодому  человеку,
который непонятно почему  стоит  на  одном  месте  и  никуда  не  уходит,  и
говорите:
   - Ай эм Вася. Я вонтхерайн! (То бишь героин.)
   И  десять  против  одного,  что  вам  повезет,  особенно   если   опытный
наркопродавец  заметит  в  глазах  просителя  знакомый  жаждущий   "огонек".
Потенциальному покупателю будет дан номер пейджера. Остальное-дело  техники.
Вы позвоните на этот пейджер и поделитесь своими проблемами - разумеется,  в
пределах того, что вы можете доверить телефонисткам.  Как  говорят  в  таких
случаях оперативники, контакт состоялся.
   Если же покупатель чем-то не понравился чернокожему "благодетелю", то  он
может съездить к  Российскому  Университету  дружбы  народов  имени  Патриса
Лумумбы, где нужные связи завести можно с легкостью.  Впрочем,  в  последнее
время добираться  туда  совершенно  необязательно.  По  утверждению  тех  же
руоповцев, героина в Москве сейчас навалом, достать  его  можно  практически
везде: в метро, на улице, где попало. Но к Патрису Лумумбе все равно  ездят,
потому что когда-то вожделенный наркотик можно было достать  только  там,  а
раз так, то, значит, есть возможность наладить нужные контакты. А  за  своей
дозой, как известно, наркоман поедет хоть на край света, если ему твердо  ее
гарантируют.
   Еще два-три года назад слава об Университете дружбы народов  как  главном
месте, где в Москве торгуют героином, быстро распространилась в тех странах,
откуда приезжают учиться студенты. И тут произошел казус.  Университет  стал
терпеть колоссальные убытки, поскольку именно плата за обучение  иностранцев
- основная статья дохода университета. Дело  в  том,  что  руководство  вуза
решило создать  собственную  службу  безопасности.  Возглавил  ее  выпускник
университета врач-психиатр Александр Мельниченко.
   Служба  безопасности  университета  насчитывает  сегодня   140   человек.
Подавляющее  большинство  местных  секьюрити   -   выпускники   и   студенты
университета. Именно благодаря усилиям людей Мельниченко с  начала  прошлого
года торговцев героином удалось вытеснить с территории альмаматер.
   - Сегодня мы более или менее владеем ситуацией, - уверяет Мельниченко.  -
Перелом наступил, когда удалось-таки отправить в мордовский лагерь одного из
главных организаторов героинового бизнеса - нигерийца Угона Отуечву Оконкво.
Но  наркодельцы  достигли  главного:  сумели  за  короткое   время   создать
достаточно обширный рынок сбыта.


   ПОД СОЛНЦЕМ САТАНЫ

   Нигерийская мафия, по мнению специалистов, уже стоит на  видном  месте  в
России.
   Если поначалу героином приторговывали ливанцы, сирийцы и афганцы, то  уже
к лету 1994 года на Юго-Западе Москвы безраздельно хозяйничали нигерийцы. Им
не только удалось  вытеснить  своих  арабских  конкурентов,  но  и  поначалу
отразить "наезды" одной из солнцевских бригад, контролирующей эту территорию
и попытавшейся взять под свой контроль выгодный бизнес.
   В результате разборок нигерийцев с солнцевскими  больше  всего  пострадал
один из корпусов Университета дружбы народов, который был попросту подожжен.
Сами же нигерийцы на время растворились по Москве  и  буквально  через  пару
дней  возобновили  свой  бизнес.  По  утверждению  оперативников  из   УНОНа
(Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотических веществ)  МВД  РФ,
"гостей" столицы все-таки взяли под "крышу" солнцевские. В некоторых районах
Москвы нигерийцы "отстегивают" и чеченским мафиози.
   Итак, масштабы деятельности нигерийских  торговцев  героином  сопоставимы
только с их же четкостью функционирования. Торговцев очень трудно застать на
месте преступления, очень трудно проследить  ниточку  их  контактов  дальше,
если в руки правоохранительных органов попадается кто-то  из  представителей
низшего звена "иерархии".
   Чтобы  поймать  с  поличным  на  месте  преступления   даже   вульгарного
"сбытчика", розничного торговца, оперативники  проводят  целые  операции  по
задержанию. Но  как  правило,  такие  победы  не  дают  нужного  результата.
Практически  во  всех  случаях  подобных  задержаний   цепочка   с   арестом
наркоторговца моментально  прерывалась.  В  чем  же  тут  дело?  Как  раз  в
эффективности  той  системы  безопасности,   которую   нигерийские   мафиози
разработали и претворили в жизнь.


   ОСТОРОЖНО, ДВЕРИ ОТКРЫВАЮТСЯ!

   Нигерийцы мало чем отличаются от остальных  многочисленных  гостей  нашей
страны, в частности ее столицы, когда начинают делать здесь  первые  шаги  и
обживаться. Прежде  всего  они,  разумеется,  снимают  квартиры,  в  которые
вселяются по два-три человека. Подавляющее большинство находящихся  в  таком
положении граждан, если  у  них  нет  никакого  официального  статуса,  ищут
работу, дело, с помощью которого они  могли  бы  поднакопить  деньжат,  -  у
каждого свои резоны в Москве.
   Благо, как говорит старинная русская поговорка, "в Москве денег -  кадка,
была бы догадка". А суть мудрого  изречения  не  изменилась  и  в  настоящее
время. Прибывают нигерийцы в Москву под видом либо беженцев, либо студентов,
либо  бизнесменов,  однако  разворачивают  совершенно   иную   деятельность,
несовместимую  с  законом.  И  подчиняются  иным   законам   -   жесточайшей
дисциплины.
   Начнем с того, что одна  квартира  ничего  не  значит,  то  есть  значит,
конечно, но очень мало. Она лишь одна из  ячеек,  точное  число  которых,  к
сожалению, назвать не сможет никто, в том числе и те, кто с  наркопродавцами
борется изначально, то есть специалисты.
   В каждую квартиру, в которой живут эти преступники, наркотик, в частности
героин, привозят по мере надобности, то есть в порядке поступления  заказов.
Причем  важно,   что   количество   единовременно   поступившего   наркотика
чрезвычайно редко превышает пять граммов. Затем за товаром приезжает курьер.
Получив его на квартире, курьер отправляется на место встречи. И  никогда  -
никогда! - он не идет на нужную встречу один.  Как  минимум  -  вдвоем,  как
правило - втроем.
   Обычно встречи происходят в метро. Кстати сказать, очень удобное место. В
толпе, толкотне можно производить любые действия, но удобство еще и  в  том,
что народ периодически убывает, и можно оглядеться вокруг себя в  спокойной,
так сказать, обстановке. А затем - снова наплыв толпы, и так без конца.
   Итак, сначала выходит  один  нигериец  (именно  -  нигериец,  потому  что
посторонние в эту  компанию  не  попадают),  проверяет  станцию  на  предмет
подозрительных людей, самих  клиентов:  нормально  ли  они  ведут  себя,  не
слишком ли суетятся, ни одна мелочь не ускользает от  внимательного  взгляда
"проверяющего".
   Следом за ним прибывает второй. Они обмениваются условными сигналами,  то
есть первый сигнализирует второму, что все чисто. Тогда второй  направляется
к клиенту вместе с наркотиком.
   Непосредственно сама передача наркотика  от  одного  участника  сделки  к
другому может происходить различными способами. Например, с помощью поцелуя.
Дело в том, что в большинстве случаев наркотик запаян в  достаточно  плотный
целлофановый  шар  (нигерийцы  изготовляют  его  на  удивление  практично  и
добротно), и при поцелуе этот небольшой контейнер, в  котором  умещается  до
одного грамма героина, перекочевывает из одного рта в другой. Или еще проще:
товар передается просто рукой за спину, когда оба  сидят.  Деньги  вручаются
таким же манером перед тем, как продавец встанет и  либо  уйдет  из  вагона,
либо войдет в него - в зависимости от ситуации.


   "Я ТВОЙ НЕ ПОНИМАЙ!"

   Все эти изощренные действия отследить сложно, но можно. И остлеживают.  И
даже ловят. Но, к сожалению, в большинстве случаев на этом все и  кончается.
"Ведущий" сделку человек, увидев, что  его  напарник  задержан,  моментально
звонит на квартиру попавшегося  и  докладывает  обстановку  сообщникам.  Уже
через несколько минут квартира - чистая. Ее жильцы  тут  же  растворяются  в
многомиллионном городе.
   Ну,  а  что  задержанный  нигериец?  Тут  уж  начинаются   многочисленные
"отмазки",  не  очень,  впрочем,  разнообразные.  Обычно  поначалу  они  все
ссылаются на полное  незнание  русского  языка,  на  нищету,  из-за  которой
вынуждены ютиться где попало, на то, что жить им негде и не на что, а если и
есть у них какие-то деньги, то  лишь  благодаря  добрым  людям,  которые  им
помогают, чем могут. Проходит  драгоценнейшее  время,  и  наступает  момент,
когда они чувствуют, что теперь можно и заговорить, но  любые  их  показания
отныне не будут иметь ни малейшей ценности - поезд  ушел.  Даже  если  он  и
захочет  сдать  своих  подельников,  то  не  сможет:  они   уже   обо   всем
позаботились, поменяли квартиру, и отследить дальнейшую цепочку невозможно.
   Идеальный вариант для следствия - прибыть на  квартиру,  из  которой  был
выдан товар, через десять-пятнадцать минут  после  того,  как  наркоторговец
взят. Но пока это малодостижимая мечта оперативников.
   В основном нигерийцы имеют дело с героином, и среди  своих  клиентов  они
пользуются популярностью и уважением. Нигерийский  героин  наиболее  чистый,
без всяких примесей, то есть за качество своего товара они отвечают.  Держат
марку. Обычно нигерийцы не обманывают  своих  клиентов  и  грамм  дают,  что
называется, чисто весовой, без димедрола, чем  частенько  грешат  другие  их
коллеги.
   Один грамм героина стоит сто долларов -  такова  такса.  Если  покупатель
берет много, то ему делается подарок в  виде  одного  грамма  сверху.  Таким
образом они поддерживают своих выгодных клиентов. Конечно,  нельзя  сказать,
что  распространение  наркотиков  в  Москве  -  исключительная   прерогатива
нигерийцев, однако они крепко и  прочно  держатся  за  место  на  российском
рынке, и борьба с этим кланом будет долгой и, по-видимому, изнурительной.


   ЖЕЛЕЗНЫЙ ФЕЛЕКС

   Но давайте вернемся к нашему герою.
   Итак, гражданин Федеративной Республики  Нигерия  Пауль  Фелекс  Имитчер,
1969 года рождения, оказал при задержании  мощное  сопротивление,  и,  чтобы
все-таки его задержать,  понадобились  усилия  целой  группы  оперативников.
Впоследствии он жаловался на то, что при аресте его били,  требовал  "скорую
помощь", которая не замедлила приехать, но все это не мешало  ему  в  камере
активно заниматься боксом. Он тренировался каждое утро в течение  нескольких
часов. Когда к нему по чьему-то недомыслию подсадили бомжа, то  он  на  нем,
что называется, отработал все приемы, после чего стал единственным  хозяином
камеры. В общем, решительный такой мужчина.
   Вместе с ним в квартире был взят еще один человек. Пауль обращался с  ним
как со швалью, недочеловеком, поэтому у оперативников  и  сложилось  мнение,
что "железный Фелекс" - не последний  человек  в  нигерийских  родоплеменных
связях. Голубая кровь, одним словом.
   Однако "аристократ" африканских родовых племен зарвался: торговал прямо с
квартиры, как сообщили руоповцам. Видимо, Паулю Фелексу Имитчеру не был чужд
этакий снобизм, вперемешку с высокомерным презрением,  которые,  разумеется,
граничили не только с наглостью, но и откровенной глупостью.
   Руоповцы долго готовились, подбирая людей, которые хорошо знали Имитчера,
были вхожи к нему и могли бы купить  у  нигерийцев  героин.  Соответствующая
работа с ними была проведена, и в  ходе  тщательно  спланированной  операции
была зафиксирована  передача  запаянного  целлофанового  шара  с  героиновым
грузом. Всех, кто находился в тот момент в квартире, задержали. Пяти граммов
героина, найденных там, а также двух граммов,  изъятых  у  самого  Имитчера,
вполне было достаточно,  чтобы  предъявить  задержанным  обвинение  в  сбыте
наркотических веществ в особо крупных размерах.
   Пауль Фелекс потому и сопротивлялся так отчаянно,  что  понимал:  у  него
минимальные шансы "отмазаться" от этого обвинения. Люди, которых  он  прежде
знал как своих знакомых-клиентов, на сей раз выступали как свидетели.
   Контингент нигерийских наркодельцов весьма разнообразен. Наряду с  такими
высокопоставленными особами, как Пауль Имитчер, встречаются  и  такие,  кого
иначе как  отребьем  и  не  назовешь.  Удивляться  этому  обстоятельству  не
приходится. Уж слишком порочно само занятие торговлей наркотиками.
   В столице и вообще в России распространяют наркотики отнюдь не спившиеся,
опустившиеся  нигерийцы.  Большинство  из  тех  граждан   Нигерии,   которые
занимаются столь неблаговидным делом, физически благополучные люди, крепкие,
молодые спортивные ребята, для  которых,  скажем,  бег,  волейбол,  плавание
вовсе не пустые слова, не говоря уже о боксе.
   Разумеется, работают нигерийцы в основном в крупных  городах,  где  можно
легко затеряться среди населения. Конечно, где-нибудь в российской  глубинке
негры будут смотреться дико, а в той же Москве, например, существовать можно
относительно спокойно.


   ГЛОТАТЕЛИ

   Нигерийская наркомафия провозит свой товар в Россию по-разному.  Один  из
способов-транзит...  в  собственном  желудке.  По  сути,  способ  прост   до
гениальности. По исполнению -  исключительно  труден  и  требует  не  только
сноровки, но и готовности к смертельному без преувеличения риску.
   Итак, в капсулы,  обычно  размером  в  два  сантиметра  диаметром,  может
поместиться до двадцати граммов  героина.  Они  должны  быть  изготовлены  с
особой  тщательностью,  ибо  в   случае,   если   "разгерметизируются",   то
наркокурьер гибнет. Дело в том, что эти небольшие  наркотические  контейнеры
глотаются...
   Иных нигерийских наркокурьеров готовят к такой работе с детства. С  малых
лет, еще не совсем отчетливо представляя себе, зачем,  собственно,  все  это
нужно, они - под руководством  старших  товарищей,  естественно,  -  глотают
какие-то шарики, величиной примерно с грецкий  орех.  Тренировка  происходит
постоянно, регулярно,  и  неудивительно,  что  к  зрелому  возрасту  пищевод
принимает форму, удобную для таких манипуляций, немыслимых  для  нормального
человека. К этому времени они, конечно, понимают, зачем все это нужно.
   Приготовленный таким  образом  наркокурьер  способен  проглотить  десятки
подобных капсул, начиненных героином.  Был  случай,  когда  такой  глотатель
"принял" более  семидесяти  капсул!  А  это  составляло  полтора  килограмма
наркотика. Нужно ли говорить, как именно затем эти контейнеры добываются  на
свет Божий.
   Разумеется, бывало, что капсулы разрывались прямо в желудке наркокурьера.
Мучительная смерть тогда настигала человека неизбежно. Кстати,  родственники
погибшего  претензий  не  предъявляли:  им  всегда  выплачивалась   солидная
компенсация.
   Есть и другие способы. Для достижения своих целей нигерийцы не брезгуют и
помощью проституток, которых,  правда,  перед  тем  как  привлечь  к  работе
наркокурьера, тщательнейшим образом инструктируют. Об этом  ниже  еще  будет
рассказано, но сейчас нужно сказать вот что.
   Трудно ожидать от девушек,  в  основе  своей  приезжавших  в  Москву  для
заработка (чем в большинстве торгуют приезжие  девушки  в  Москве?  Собой!),
знания иностранного языка. Нигерийцы, разумеется, общаются с ними на русском
языке, знание которого  они  так  трепетно  скрывают  от  правоохранительных
органов. Между собой, в  целях  конспирации,  они  разговаривают  только  на
родном языке, что не может не осложнять работу тех, кто за ними гоняется.


   ГОСТЬ ИЗ ДЕЛИ

   В конце 1996 года на подпольном наркорынке Москвы  заметно  упали  всегда
высокие цены на героин. Означать это  могло  только  одно:  в  столицу  явно
поступила крупная партия наркотика. Когда  предложения  много,  цены  падают
неизбежно, это касается всего - от героина до детских ползунков.  Управление
экономической контрразведки ФСБ сделало свои выводы.
   Прежде всего  отдел  с  незаконным  оборотом  наркотиков  проанализировал
сообщения своих агентов и ситуацию, которая сложилась  в  результате  такого
мощного выброса наркотиков  на  наркорынке.  Через  подставных  лиц  сделали
контрольную  закупку  нового  товара.  Экспертиза   показала,   что   героин
этот-самой высокой очистки, самой высокой степени-999. Цену он имел бешеную.
Еще недавно в рознице его продавали по четыреста долларов США за грамм, а  в
том случае его цена колебалась  между  двумястами  и  тремястами  долларами.
Стало понятно, что чекисты вышли на новый наркоканал, нити от которого  вели
к  гражданам  Нигерии,   студентам   Сельскохозяйственной   академии   имени
Тимирязева и, разумеется, Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы.
За подозреваемыми установили круглосуточное наблюдение.
   После нескольких месяцев ожидания пришло сообщение: в  Дели  готовится  к
отправке крупная  партия  наркотиков.  Контрразведчики  приготовились  брать
наркокурьера и  "студентов"  с  поличным.  Обычно  наркотики  привозил  один
человек прямым маршрутом из  Дели.  Но  на  сей  раз  все  было  по-другому.
Наркокурьер из Дели в Москву не прибыл.
   Пора уже познакомиться с тремя молодыми девушками, знакомыми наших героев
- студентов": Екатерина Б.,  приехавшая  из  Ивановской  области,  24  года;
Наталья П., приехавшая из Воронежа, 20 лет, и  Светлана  Л.,  приехавшая  из
Биробиджана,  27  лет.  Эти  особы  промышляли  в  столице  проституцией   и
сожительствовали со своими нигерийскими работодателями.
   Так вот, когда наркокурьер из Дели почему-то  задержался,  молодые  особы
засобирались из Москвы в путь. Куда? Зачем? Почему?
   Контрразведчики получили еще одно сообщение,  которое  поставило  все  на
свои места: место прибытия делийского перевозчика наркотиков  -  Узбекистан.
Точнее-Ташкент. В пожарном режиме  ФСБ  связалась  со  службой  национальной
безопасности Узбекистана. Счет шел на часы, и надо отдать должное  узбекской
стороне, сработали они безупречно и без всяких  бюрократических  проволочек.
Впрочем, кому еще, как не спецслужбам, знать, что от оперативности  в  таких
случаях зависит все.
   Весь маршрут новоявленных наркокурьерш был взят под контроль.
   В конце мая Екатерина  Б,  прилетела  в  Ташкент  и  прямо  из  аэропорта
позвонила по номеру, который заучила наизусть, в один из ташкентских отелей.
Делийский наркокурьер ждал ее  уже  два  дня.  Они  обменялись  паролями,  и
Екатерина Б., взяв такси, довольно быстро добралась до места назначения.
   Все происходило четко и быстро, причем с обеих сторон. Екатерина получила
товар,  и  факт  передачи  узбекская  контрразведка  зафиксировала  так   же
оперативно и профессионально, как профессионально действовали наркодельцы. А
на следующий день Екатерина Б, села на скорый поезд  "Ташкент  -  Москва"  и
через трое с половиной суток уже была в  столице.  Она  проехала  через  два
государства СНГ и полтора десятка российских областей. Ехала спокойно, так и
не догадываясь, что на протяжении всего пути за ней следили  контрразведчики
Узбекистана, Казахстана и России, "передавая из рук в руки".
   Следили  за  Екатериной   и   наркодельцы.   Но   и   они   не   заметили
контрразведчиков, которые проявили не только высокий профессионализм,  но  и
удивительную слаженность и четкое взаимодействие.
   В ночь на 30 мая контрразведчики прикрыли один из очагов  распространения
наркотической заразы, и все  задержанные  были  пойманы  с  поличным.  Когда
спецназ экономического управления ФСБ ворвался в квартиру на  Зеленоградской
улице,  находившиеся  в  ней  наркодельцы  фасовали  товар.   Два   оптовика
рассчитывались деньгами со "студентом - нигерийцем - хозяином товара.  Здесь
была и Екатерина Б.  В  течение  ночи  подъезжали  и  другие  покупатели,  в
основном нигерийцы. Под утро набралось уже одиннадцать  человек,  и  мало  у
кого из них были документы. Большинство пробралось в Россию нелегально.
   Тем временем Наталья П, и Светлана Л, последовали тем же маршрутом, что и
Екатерина Б., но почему-то оказались не в Ташкенте, а  в  Алматы.  Очевидно,
девицы, мягко говоря, были не в  ладах  с  географией,  а  уж  столицы  двух
сопредельных экзотических для них государств  выглядели,  пожалуй,  на  одно
лицо. Ташкент, Алматы - какая разница?
   Стали звонить по тому  же  самому  номеру,  и  тутто  и  начались  первые
"непонятки". С ними упорно не хотели иметь  дела  и  с  редким  постоянством
посылали по известному адресу, не желая "врубаться"  в  смысл  предлагаемого
пароля.
   Обстановка накалялась. Причем нервничали  не  только  девушки.  Казахские
чекисты, с которыми, как и в случае  с  узбекскими  спецслужбами,  связались
российские контрразведчики, нервничали тоже. Операция срывалась  на  глазах.
Было неясно: то ли девушки виртуозно водят контрразведчиков за  нос,  то  ли
что-то  произошло  и  делийский  наркокурьер  исчез,  что  было  равносильно
провалу.
   Целая неделя понадобилась, чтобы  пробел  в  географических  знаниях  был
ликвидирован  и  особы,  разобравшись  наконец,  что  произошло,  поехали  в
Ташкент. И здесь - о чудо! - номер сработал.  В  ташкентской  гостинице  они
получили большую спортивную сумку, под двойным дном  которой  лежала  три  с
половиной килограмма чистейшего  героина.  Стоила  сумочка  больше  миллиона
долларов.
   Спустя  некоторое  время  спецназовцы  брали  квартиру  на  Волгоградском
проспекте. Хозяин притона обещал подругам-наркокурьершам за их  услуги  пять
тысяч  долларов.  Он  был  арестован  с  поличным   и   вместе   со   своими
наркокурьершами.
   По существу, он и был организатором всей героиновой цепочки.


   СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ, ИЛИ ДОЛЛАРОВЫЙ ДОЖДЬ

   Чтобы бороться с наркоторговцами, есть много выверенных, испытанных, хотя
зачастую и рискованных разработок. Установление наблюдения за  преступниками
- дело нужное, эффективное, но не единственное конечно же.
   Одним из распространенных  методов  в  этой  борьбе  является  внедрение.
Показательна одна  из  операций,  которая  проводилась  контрразведчиками  в
Воронеже и постепенно перекочевала в Москву. В сущности, она была  начальным
звеном многоходовой операции, а в итоге был перекрыт канал,  по  которому  в
Россию  ввозились  сильнодействующие   наркотики.   Принадлежал   наркоканал
нигерийцам.
   Сказать, что началось все с Воронежа, значит упустить из виду ту  большую
часть работы контрразведчиков, которую они делают постоянно. Все началось  с
более чем  неясных  слухов,  домыслов,  неясной  информации,  смысл  которых
сводился к тому, что недалеко от Московской  области,  то  есть  в  соседних
областях, появились какие-то торговцы наркотиками, чуть ли  не  база  там  у
них. В конце концов удалось установить, что все так и  есть  и  обосновались
таинственные торговцы в Воронеже.
   По этому поводу создана специальная группа, в которую  вошли  специалисты
из МВД, ФСБ, РУОП Центрально-Черноземного  экономического  района,  а  также
управление  ФСБ  Воронежской  области.  Началась   разработка   всевозможных
комбинаций по выявлению поставщиков, но, увы, безрезультатных,  и  казалось,
что было невозможно на них выйти.
   В конце концов было решено  попытаться  внедрить  в  одну  из  преступных
группировок  Воронежа  своего  сотрудника.  Решить,  конечно,   легче,   чем
осуществить.
   Как можно внедрить человека в среду, в которой все друг друга знают  чуть
ли не со школьной скамьи? Тем более  в  провинциальном  городе,  где  каждый
новый  человек  на  виду.  Даже  с  серьезными  рекомендациями  постороннему
человеку сделать это очень и очень нелегко.
   Тем большее уважение вызывает работа сотрудника Регионального  управления
по организованной преступности Н., работавшего "под  прикрытием".  Благодаря
тщательно разработанной легенде,  его  незаурядному  исполнительскому,  если
будет позволено так выразиться, мастерству ему  удалось  стать  своим  среди
местной братвы.
   Был он, как говорят,  "крут",  имел  неплохие  связи  и  довольно  быстро
завоевал доверие у соответствующей публики. Когда настал подходящий  момент,
Н, изъявил желание приобрести "тяжелые" наркотики. И никого этим не удивил.
   Произошло наконец  то,  к  чему  так  стремились  контрразведчики:  через
некоторое время братва свела его с нигерийцами, которые и оказались искомыми
наркопоставщиками. Естественно, они были выпускниками российских  вузов,  но
приобретенная в России профессия им не пригодилась, потому что повышению  их
благосостояния гораздо  больше  способствовало  распространение  наркотиков.
Добро бы их инициатива процветала на родине,  а  вот  поди  ж  ты!  Впрочем,
пакостное дело и в Африке - пакостное.
   Первая  же  купленная  партия  товара  отправилась  в  криминалистическую
лабораторию, где эксперты определили, что героин не самый чистый по составу,
но, без сомнений, имеет пакистанское происхождение.
   Видимо,  "крутость"  нового  знакомого  нигерийцев   произвела   на   них
впечатление. Прошло совсем немного времени, и они поинтересовались у Н.,  не
знает  ли  тот  какого-нибудь  крупного  покупателя  их  весьма   и   весьма
специфического товара.
   Естественно, у того был таковой  на  примете,  и,  конечно,  он  пообещал
чернокожим  бизнесменам  свести  их  с  таким  покупателем,  который  сможет
"поднять" наркотик на четверть миллиона долларов.
   Он  не  лгал  нигерийцам,  когда  называл  "крутого"   покупателя   своим
товарищем. Разумеется, они были  в  какой-то  мере  товарищами,  потому  что
человек этот был сотрудником ФСБ.
   Постепенно действие переносилось  в  Москву.  Большие  деньги  -  большие
города.
   И наоборот.
   Впрочем,  нигерийцы  не  торопились,  придерживаясь  девиза  о  максимуме
осторожности.  Африканские  бизнесмены  от   наркотиков   тоже   внимательно
присматривались к  тем,  кто  хотел  взять  у  них  большую  партию  товара.
Осторожничали сверх меры, если здесь можно вообще осторожничать сверх  меры.
Встречи обычно назначались около Университета Патриса Лумумбы:  среди  своих
легче затеряться. Иногда для европейца лица чернокожих  так  же  неотличимы,
как неотличимы Ташкент и Алматы для недалеких путан.
   Контрразведчики, сотрудники МВД, все, кто  участвовал  в  этой  операции,
может быть, и нервничали, но самую малость. Они тоже понимали,  что  спешить
нельзя. Спугнуть архиосторожных  дельцов  -  плевое  дело.  Нужно  запастись
терпением и ждать, ждать, ждать...
   Все когда-нибудь заканчивается. Закончилось и  это  длинное  ожидание.  В
общежитии на Профсоюзной улице  была  назначена  первая  встреча,  во  время
которой предполагалось, что будет куплена пробная партия в четыреста граммов
и должно быть уплачено двадцать пять тысяч долларов.
   И встреча состоялась!  Но  совсем  не  так,  как  ожидали  и  планировали
нигерийцы. Как  только  они  приняли  деньги  и  достали  товар,  в  комнату
ворвалась группа  захвата.  Да  так  внезапно,  что  один  из  продавцов  от
растерянности, иначе это и  не  объяснишь,  метнул  в  открытое  окно  пачку
долларов, в которой было десять тысяч. Двое других только рты раскрыли. -
   Лишних денег у контрразведчиков нет,  и  сотенные  купюры  были  взяты  в
Госбанке напрокат. А теперь вот из-за  панического  состояния  наркоторговца
народные деньги разлетались под  порывами  ветра  с  высоты  шестого  этажа.
Этакое густое облако зеленых бумажек.
   Оперативники внизу тоже постарались на славу: все бумажки до единой  были
подобраны. Государственный банк не пострадал.


   ГЕРОИ ОПЕРАЦИИ "САФАРИ"

   В  плацкартном  вагоне  поезда  "Алматы  -  Москва"  происходило   что-то
чрезвычайно  интересное  для  скучающих  пассажиров:  одной  из   пассажирок
устроили самый настоящий обыск. Почему вежливые, но на  вид  вполне  суровые
люди  из  всего  многообразия  пассажиров  выбрали  именно  эту  симпатичную
девушку,  почему  именно  к  ней  прицепились  настырные  молодые  люди,  до
определенной поры так и оставалось тайной.  Девушка  тоже  до  определенного
момента  оставалась  вежливой,  под  стать  тем,  кто  решил  ее   обыскать.
Документы? Пожалуйста. Вещи для обыска? Ради Бога!  Хотите  осмотреть  меня,
обыскать?! Ах, врач женщина? Тогда конечно, раз это так вам необходимо.
   Девушка соглашалась на все,  спокойно  предоставляла  свои  вещи  для  их
тщательнейшего изучения и обыска, девушка просто олицетворяла собой полное и
безусловное  спокойствие,  не  паниковала,  не  возмущалась,  не   требовала
адвоката,  не  спрашивала,  почему,  мол,  именно  к  ней  такое  повышенное
внимание,  словом,  вела  себя  как  разумный   законопослушный   гражданин,
вынужденный терпеть бесчинства  каких-то  оперативников,  неизвестно  почему
решивших именно на ней проверить свои  сомнительные  способности  к  розыску
преступников.
   А оперативники и проверяющие девушку люди постепенно начинали нервничать.
Неужели вся работа, проведенная с привлечением многих  людей,  совместно  со
спецслужбами  нескольких  стран,  пойдет  насмарку?!  Неужели  столько  сил,
времени потрачено впустую?! Было из-за чего нервничать.  Когда  оперативники
приступали к обыску девушки, уверенность в ее виновности составляла у них 99
процентов. А теперь неужели все усилия оказались потраченными напрасно?
   Обыск подходил фактически к концу, когда одного из оперативников осенило,
когда вдруг сработало то, что профессионалы  называют  наитием,  оперативным
чутьем. И наступило спокойствие, оперативники почувствовали,  что  им  стало
свободней дышать. К ним вернулась  стопроцентная  уверенность,  что  они  на
правильном пути.
   Но теперь уже девушка стала заметно нервничать.  И  честно  говоря,  было
отчего...
   Начиналось все в Москве. К нигерийцу Онеке  оперативники  присматривались
давно.
   Летом 1997 года сотрудники ФСБ получили информацию,  что  нигериец  Онека
ведет  активную  работу  по  распространению   наркотиков.   Контрразведчики
разработали операцию по изобличению наркодельца.
   Полковник ФСБ, сотрудник Управления  экономической  контрразведки  Сергей
Васильевич К. говорит по этому поводу не очень  конкретно  (что  объясняется
спецификой его работы), но весьма, на наш взгляд, убедительно:
   -  В  принципе,  по  закону  нам  доступны  две  возможности  оперативной
деятельности:  технические  средства  контроля  и   использование   агентур,
доверенных лиц. Сейчас последнее называется по-другому, но это не важно и не
меняет сути дела. Практически любая разработка вертится  на  сочетании  этих
двух методов. Если имеется агент, который вращается в этой  среде,  получает
информацию и, кстати, может активно и целенаправленно  ее  использовать,  то
это хорошо, но так бывает редко. Не просто ходить и слушать, где что скажут,
а иметь возможность задать вопрос, не  в  лоб,  конечно,  а  задавать  серию
вопросов, ответы на которые могут позволить сделать соответствующие  выводы,
- это очень хорошо. Но такое не всегда бывает, потому что подвести  человека
к подозреваемому лицу очень сложно, далеко не просто. А завербовать  кого-то
из окружения подозреваемого лица - это еще сложнее. Потому  что  вербовочные
предложения так просто не делаются. Здесь  ты  в  любом  случае  раскрываешь
собственный интерес, и в случае отказа на 90 процентов, и  даже  больше,  мы
засвечиваем собственный интерес к проверяемому человеку.  И  тогда  операция
неминуемо оказывается на грани провала.
   В случае с нигерийцем Онекой сотрудники ФСБ получили довольно  отрывочные
сведения о том, чем занимается этот человек. И после того, как эти  сведения
были обобщены, проанализированы, интерес к африканцу с  их  стороны  возрос.
Контрразведчиков заинтересовали его  намерения.  Они  уже  знали,  по  какой
приблизительно  схеме  работают   нигерийские   наркодельцы.   Гденибудь   в
Юго-Восточной Азии или в Латинской Америке заготавливается партия,  а  потом
человек, который эту партию организует, ищет "муравья", "мула",  который  бы
перевез наркогруз. То есть он организует, посылает человека за грузом и ждет
его возвращения. На эту ситуацию, по словам контрразведчиков,  и  собирались
они поймать Онеку.
   Около двух месяцев телефонные разговоры Онеки тщательно контролировались.
В результате стало понятно, что некий груз  должен  прийти  из  Пакистана  в
Алматы. Этот-то груз и  предназначался  Онеке.  Но  каким  образом  нигериец
должен получить "посылку" из Азии и каковы ее габариты, было неясно.
   Сотрудники ФСБ следили за окружением подозреваемого лица и в итоге  вышли
на молодую женщину, Ирину К., которая сожительствовала с Онекой. Африканцы -
народ, по меркам бедных российских девушек, богатый, и жить с нигерийцем для
некоторых из них редкая удача. Ирине К. в этом смысле "повезло": она жила  с
Онекой, была под его покровительством, и, судя по всему, была довольна  этим
обстоятельством. Как говорят, любовь зла...
   Когда выяснилось, что Ирина К, купила авиабилет в Алматы, контрразведчики
поняли: время  настало.  И  немедленно  связались  со  своими  коллегами  из
Казахстана. Те, разумеется, пообещали полную и безусловную  помощь.  Кстати,
по этому делу оперативники уже работали  в  контакте  со  своими  людьми  из
Пакистана. Последние, в частности, оказали им помощь в идентификации  фирмы,
с которой по телефону связывался подозреваемый Онека.
   В дальнейшем спецслужбы России и Казахстана работали в  полном  и  тесном
контакте.
   Итак, Ирина К, села в Шереметьевском аэропорту в  самолет  и  вылетела  в
столицу Казахстана - Алматы.


   ЛУЧШЕ ГРУЗ, ЧЕМ МЕДЕО

   Потом про эту операцию снимут документальный фильм, но даже он не  сможет
в  полной  мере  показать,  насколько  четко   и   слаженно   российские   и
казахстанские контрразведчики вели это дело.
   В самолете Ирина вела себя спокойно, ничем не обнаруживая свое  волнение.
Правда, она не могла заснуть. Но это не является показателем. Мало ли почему
человек не хочет спать в полете?
   В Алматы самолет приехал по расписанию.
   Ирина не сдавала вещи в багаж, у нее была только небольшая сумка, поэтому
в аэропорту она не задержалась. Она оставалась там  ровно  столько  времени,
сколько нужно для того, чтобы найти такси.
   Она села в такси и уехала  в  город.  Оперативники,  что  называется,  не
спускали с нее глаз.
   Остановилась Ирина в гостинице "Казахстан". Судя по всему, времени у  нее
было в обрез. Как только она расположилась в номере, пошли звонки. Ирина  К,
звонила каким-то людям, какие-то люди звонили ей.  Оперативники  отслеживали
каждый  звонок.  Наконец  Ирина  успокоилась.  Это  означало  только   одно:
договоренность достигнута, и до поры до времени можно не суетиться.
   Возродилась эта суета поздно вечером. В 23 часа  04  минуты  по  местному
времени   в   гостиницу   "Казахстан"   вошли   двое   мужчин   африканского
происхождения. Через еще  некоторое  время  оперативникам  стало  ясно,  что
наркокурьер - а Ирина К, была именно наркокурьером - получил от них груз. Но
брать тех, кто передал ей этот груз, было рановато. Зато наблюдение за  ними
установить - самое время.
   Что и было сделано.
   В столице Казахстана Ирина К, пробыла не долго, всего  лишь  одни  сутки.
Ну, может, с  небольшим.  Она  не  стала  осматривать  достопримечательности
Алматы, не поехала, скажем, на Медео, чтобы опробовать там  знаменитый  лед,
ей было наплевать на утверждение "не видел Медео -  не  видел  Алматы",  она
торопилась обратно. Что касается здешних красот, то  она  сюда  не  за  этим
приехала.
   Уже на следующий день, 29 октября  1997  года,  Ирина  К,  села  в  поезд
"Алматы - Москва".


   СПРЕЙ ЗАКЛИНИЛО

   Спокойная девушка в  плацкартном  вагоне  и  была  Ирина  К.,  1976  года
рождения, уроженка г. Ногинска Московской области.
   Оперативники  представились  и  объявили  ей,  что  она  подозревается  в
незаконном перевозе наркотических веществ.
   В ответ на  это  Ирина  К,  спокойно  попросила  документы  оперативника,
спокойно взяла их в руки, спокойно их изучила и так же спокойно  вернула.  А
потом с пренебрежением ответила:
   - Нет у меня ничего.
   - Вы уверены? - спросили ее оперативники.
   Она пожала плечами:
   - Ищите.
   И оперативники приступили к обыску.
   Он продолжался довольно долго, а Ирина К., казалось, не обращала  на  них
никакого  внимания.  Нужно  вам  -  ищите.  Весь  ее  облик  выдавал  полное
равнодушие. Ищите, мол, если вам больше делать нечего.
   И оперативники искали. Им  казалось,  что  они  обыскали  буквально  все,
вплоть  до  личного  досмотра   самой   подозреваемой,   который   проводила
женщина-врач, привлеченная к этому контрразведчиками, - все было впустую.
   Наркогруза не было.
   Оперативники нервничали.
   Девушка была само спокойствие.
   Пассажиры меняли любопытство на раздражение. Сколько можно мучить  бедную
девушку?
   Оперативники нервничали.
   Девушка была спокойна.
   Казалось, все.
   И тут...
   - А это что такое?  -  спросил  один  из  казахских  контрразведчиков.  -
Кажется, спрей?
   И все изменилось.
   Конечно, нельзя сказать,  что  Ирина  К.,  увидев  в  руках  оперативника
флакон-распылитель из-под  самого  обычного  спрея,  задрожала,  побледнела,
вскочила с места, как это бывает в детективных романах. Но она явно потеряла
самообладание.  Даже  пассажиры  отметили  внезапную  перемену  в  поведении
подозреваемой, а  что  уж  говорить  о  тех,  для  кого  подобные  нюансы  -
каждодневная  работа?  Девушка  явно  занервничала,  а  когда  подозреваемый
нервничает,  это  странным,  но  вполне   объяснимым   образом   успокаивает
оперативников. Во всяком случае, в подобной ситуации.
   Нажав на кнопку флакона-распылителя, оперативник обнаружил, что  никакого
эффекта нажатие не вызывает, то есть распылитель не работает.
   - Он не работает, - заметил оперативник.
   - Так вы же и сломали его, - волнуясь, возразила ему Ирина К.  -  Дернули
за что-нибудь и сломали.
   - А этот? - В руках оперативника  был  точно  такой  же  флакон.  -  Тоже
дернули?
   Второй распылитель, как и первый, не подавал никаких признаков жизни.
   -  Да  вы  с  ними  как  хотите  обращаетесь!   -   обвинила   Ирина   К,
контрразведчиков в порче имущества. - Что угодно сломать можете.
   - Ты смотри-ка! - удивлялся  оперативник.  -  Три  флакона  -  и  все  не
работают. А тяжелые какие!
   Он обратился к понятым.
   - Посмотрите, - призвал он их, - могут быть такие флаконы тяжелыми?
   Распылители действительно были слишком тяжелыми для таких предметов.
   - На глазах у понятых мы сейчас проверим, что находится в этих  флаконах,
- предложили оперативники.
   И тут Ирина К., которая только что обвиняла их в порче своего  имущества,
в частности этих самых флаконов-распылителей, заявила:
   - Да это вы мне их подложили! Сами же и подложили!
   Но  такое   смехотворное   заявление   не   могло   убедить   никого   из
присутствующих. Похоже, она и сама поняла, что сделала ошибку.
   Оперативники вскрыли флаконы и в  каждом  из  них  нашли  черные  пакеты,
обмотанные  изолентой,  внутри  которых  находился  порошок  белого   цвета.
Впоследствии экспертиза установила, что это был героин чистейшей пробы.
   Информация о находке была немедленно передана в Алматы.


   РАСПЛАТА

   Как только информация об изобличении наркокурьера Ирины  К,  поступила  в
столицу Казахстана, тамошние спецслужбы начали операцию "Сафари".
   Когда  группа  захвата  ворвалась  в  квартиру,  снимаемую  теми   самыми
наркодельцами, которые приходили к Ирине К, в гостиницу  "Казахстан",  то  в
ней какое-то время  стоял  тонкий  женский  крик.  Пронзительный,  на  одной
неменяющейся ноте он перекрывал даже обычные в таких  случаях  крики  членов
группы захвата: "На пол!" Оперативная запись захвата наркодельцов  явственно
показала, что крик одной, насмерть перепуганной женщины, может  быть  мощнее
голосов бравых мужественных ребят, сурово исполняющих свой долг.
   Так  взяли  тех,  кто  поставлял  в   Казахстан   наркотики   и   посылал
наркокурьеров в Россию.
   Ирину привезли в Алматы, где ее будут судить по  законам  Казахстана,  на
территории которого она совершала преступление. А законы о наркопреступности
тут, не в пример России, очень суровые. Распространение наркотиков  карается
жестоко, вплоть до смертного приговора.
   По-человечески жаль эту  девушку,  которая  так  легкомысленно  поддалась
желанию легко заработать шальные деньги. Но шальные деньги приносят  шальную
судьбу. А она в таких случаях бывает порой беспощадной.
   На самом деле торговать наркотиками - это опасный тяжелый  труд,  который
не принесет счастья никому - ни тем, кто им  занимается,  ни  их  детям,  ни
близким.
   Ирины К, это касается в первую очередь.
   Подполковнику Дмитрию Коняхину,  сотруднику  центра  общественных  связей
ФСБ, удалось поговорить с наркокурьером Ириной К.:
   - Как ты свою судьбу дальше видишь?
   - Ужасно, - коротко отвечала Ирина.
   - Насколько ужасно?
   - Так, что умереть хочется. Лучше умереть, чем думать об этом.
   - Ты думала об отце, о матери, когда все это делала?
   - Я не хочу, чтобы они об этом знали.
   - У тебя есть муж?
   - Я просто живу. Африканец из Нигерии.
   - Как его зовут?
   - Онека.
   - Как?
   - 0-не-ка.
   - Он знал, чем ты занимаешься?
   - Думаю, да.
   Разумеется, Онека знал.


   ПОСАДИЛИ... НА ГОРШКИ

   Организатор этого преступления - Онека - остался безнаказанным.
   Конечно, есть показания Ирины К, о  том,  что  отправил  ее  сюда  именно
Онека, но эти показания нужно еще доказать. Нигериец вполне мог  заявить  на
суде, что действия Ирины К. - ее личная инициатива, а он не  может  отвечать
за всех русских девочек, которые  с  ним  спят  и  которым  вдруг  почему-то
захотелось  заработать  денег  на  стороне.  Она  может  оговорить   бедного
нигерийского парня, понимаешь, а он страдай.
   Все это понимали оперативники, и для того, чтобы с достаточным основанием
задержать Онеку, нужно было, чтобы казахские коллеги сделали одно конкретное
дело: прокуратура Казахстана должна была прислать поручение  российской  ФСБ
арестовать и отправить к ним Онеку.  Но  казахи  так  и  не  сделали  этого.
Российские контрразведчики постоянно держали Онеку под контролем и  в  любое
время могли его арестовать, но все это оказалось впустую. Поручение так и не
пришло. И в конце концов нигерийцу удалось скрыться.
   - Мы не могли просто прийти к человеку и арестовать  его  без  каких-либо
предъявлений и  документов,  -  говорит  Дмитрий  Коняхин.  -  Это  было  бы
беззаконием. Если бы он встретил ее, мы могли бы это сделать. Или  в  случае
пересылки поручения казахской прокуратуры - мы должны  были  бы  этапировать
его лз Москвы в Алматы.
   Канал  перевозки  на  гк  эде  был  пресечен  российскими  и   казахскими
спецслужбами после того, как в аэропорту Шереметьево одно время  прилетевших
нигерийских граждан чуть ли не через одного сажали на  горшок:  валом  пошли
пассажиры, которые провозили наркотик в собственном  желудке.  Когда  же  до
наркокурьеров дошло, что в Шереметьеве резко усилился контроль, они изменили
схему и стали искать обходные пути - как, например, через Алматы.
   Как правило, в роли "мула" используются  девушки:  или  проститутки,  или
сожительницы,  которым  кружат  головы,  обещают  жениться,   а   фактически
используют их.
   Схема проста, как две  копейки:  в  третью  страну  типа  Казахстана  или
Узбекистана присылается груз, за которым из Москвы вылетает курьер  (молодая
женщина) и, получив груз, выезжает обратно по железной дороге.
   Резон понятен: на железной дороге таможенный досмотр  значительно  мягче,
невозможно тщательно проверить всех пассажиров поезда, а случай с Ириной  К.
- это результат усилий контрразведчиков  и  России,  и  Казахстана,  и  даже
немного Пакистана. А сколько наркотического груза перевозится независимо  от
какого-либо   расследования?    Попросту    говоря,    сколько    наркотиков
беспрепятственно провозится в Россию? В Москву?
   Да, девочки на контакт с африканцами  идут  охотно  и  довольно  активно,
деньги у этих негров водятся, а это - главное. А потом, когда этот  приятный
во всех отношениях друг  не  важно  какого  цвета  предлагает  тебе  поездку
куда-нибудь в Латинскую Америку - съездить, отдохнуть, посмотреть  заморские
красоты, - почему бы и нет?!  А  то,  что  на  обратном  пути  тебя  вежливо
попросят передать другу посылочку - что в этом такого?! Конечно! Пожалуйста!
Тем более, что тебе за это и денег дадут. Не жизнь, а сплошное удовольствие.
   И едут девочки  в  Латинскую  Америку,  и  становятся  самыми  настоящими
наркокурьерами. И не  подозревают  даже,  как  сильно  они  рискуют  жизнью,
здоровьем, свободой.
   Вознаграждение за такие поездки  не  слишком  большое:  от  500  до  2000
долларов - гроши по сравнению с теми доходами,  которые  имеют  наркодельцы,
использующие девчонок как самых настоящих мулов - без кавычек.
   ...  Наша  страна  пересечена  железнодорожными  магистралями.   Огромное
количество вагонов ежеминутно прибывает в города России  из  разных  уголков
света.
   Неужели мы дойдем до  такой  жизни,  когда  нам  придется  с  подозрением
вглядываться в наших попутчиков: не везет ли он, часом, наркотики?
   А тем временем отрава продолжает поступать в Россию. Еще  немного,  и  мы
захлебнемся в ней.
   Еще немного, и наступит день, когда их станет больше, чем нас.
   И это станет началом конца...


   ЦЫГАНСКАЯ МАФИЯ

   Времена,  когда  цыгане  занимались,  скажем,   конокрадством,   миновали
безвозвратно. У кого  сейчас  можно  лошадей  воровать?  И  кому  продавать?
Бесперспективное дело, а уж кто-кто, а цыгане  конъюнктуру  рынка  чувствуют
довольно четко. Если конокрадство и было их традиционным занятием, то только
потому, что традиции животноводства в нашей стране были всегда на болееменее
приличном уровне, даже в пору расцвета колхозов. Можно, конечно, изловчиться
и  попробовать  украсть  какого-нибудь  ахалтекинца,   подаренного   Ельцину
президентом Туркмении, но опять же - кто купит  такую  лошадь?  Замучаешься,
пока найдешь покупателя. Приходится идти в ногу со временем. До  нигерийской
мафии им далеко, но они, что называется, не лыком шиты: спрос и  предложение
на наркорынке они изучили хорошо.


   ТАБОР ПРИХОДИТ В ГОРОД

   Для создания преступной группировки  у  цыган  имеется  все  необходимое,
чтобы  такая  криминальная  "ячейка"  функционировала  успешно   в   течение
длительного времени. Рано или  поздно  конец  будет,  сколько  веревочке  ни
виться, но, пока это произойдет, они, конечно, могут успеть многое. Под всем
необходимым прежде всего имеется в виду стопроцентная  круговая  порука.  Не
секрет, что родственные, клановые связи у цыган развиты  до  такой  степени,
что невозможно даже и  представить  себе,  чтобы  один  из  них  мог  помочь
следствию в отношении другого.
   Еще  совсем  недавно,  в  самом  начале  девяностых,  цыганский  табор  у
окрестностей Москвы представлял собой обычное зрелище, мало  изменившееся  в
течение последних сотен лет: шалаши,  палатки,  костер,  на  котором  обычно
готовится пища, которую и пищей-то трудно  назвать,  и,  разумеется,  мусор,
грязь,  вонь  и  прочие  сопутствующие  прелести  убогого  цыганского  быта.
Очевидно, понадобился целый развал такой мощной империи, как Советский Союз,
чтобы хоть что-то переменилось в этом цыганском "имидже".
   Все больше и больше берет верх понимание того, что  "зацепиться",  осесть
на каком-нибудь одном месте в общем-то не слишком и позорное  дело.  Вольные
дороги и романтические ветры уже  не  с  такой  всесокрушающей  силой  манят
современных цыган. И вот уже многие из  них  начинают  вести  оседлый  образ
жизни, как бы наступая на горло собственной песне.
   Считалось, что деньги нужны цыганам только для того, чтобы  прокормиться,
поддержать  жизнь  в  таборе,  женщины  обычно  гадали,  используя  извечную
слабость людей: побольше узнать о будущем. Это всегда было важно,  и  именно
поэтому цыганки так активно специализировались  в  искусстве  гадания.  Если
завтра случится невероятное и никто вдруг не захочет узнавать, что ждет  его
в будущем, цыганки переквалифицируются быстро, найдут,  чем  еще  заморочить
голову гражданам. Тем более, много для этого не нужно.  Нужно  только  четко
знать, что волнует этих граждан, остальное - дело техники.
   Но мы отвлеклись. Итак, считалось, что воруют цыгане не от хорошей жизни.
Действительно, в истории масса случаев, когда цыгане воруют все,  что  плохо
лежит, но чтобы они же, скажем, грабили, разбойничали - об этом человеческая
молва мало что знает. Практически ничего.
   Кто-то думает, что они живут, чтобы воровать.  Кто-то  считает,  что  они
воруют, чтобы жить, суметь прокормиться. И те и другие сходятся  во  мнении,
что цыгане никогда не станут работать. В смысле, на одном месте. В советские
времена бывали случаи, когда бригада  цыган  подряжалась  на  заработки,  на
строительство, но это редчайшие  случаи.  Как  говорят  математики,  это  та
величина, которой позволительно пренебречь.
   В последнее  время,  и  об  этом  можно  говорить  с  максимальной  долей
уверенности,  деньги  становятся  для   цыган   определяющим   моментом   их
существования. Теперь можно уверенно говорить о том, что  они  живут,  чтобы
воровать. Чтобы зарабатывать, нужно трудиться. Но цыгане работать не могут и
не будут - в основной своей массе. Трудно говорить такое о целом народе.  Но
мы тешим себя мыслями о том, что имеем в виду ту  цыганскую  массу,  которая
живет на территории нынешней России. К  несчастью,  она,  эта  масса,  имеет
весьма непривлекательный вид - и в прямом и в переносном смысле.
   Понятно, что, ведя кочевой образ  жизни,  много  денег  не  украдешь,  не
заработаешь, не найдешь, одним словом. И потому не стоит удивляться, что они
все больше и больше обзаводятся жильем.
   Кстати,  для  этого  цыгане  используют  не  только  легальные,  законные
способы. Покупка  квартиры  -  дело,  как  правило,  дорогое.  И  если  есть
возможность приобрести  ту  же  квартиру  пусть  более  хлопотным,  но  зато
прибыльным  способом,  то  они  ничем  не  брезгуют.  Нет,  до   убийств   и
вымогательств  в  массовом  порядке  цыгане  пока  не  дошли   (хотя   можно
предположить, что, если их страсть к деньгам будет прогрессировать  с  такой
стремительной скоростью, подобное  тоже  вполне  может  произойти,  то  есть
вымогательства и убийства, - деньги портят).
   Чтобы приобрести жилье, они способны на многое.  Особенно  показателен  в
этом смысле случай с Розой Дубровиной из Малаховки.


   МАТЬ-ГЕРОИНЯ

   Прежде чем начать рассказывать о том, как попала "достойная" гражданка  в
Малаховку, заметим, что через совсем небольшой отрезок  времени  она  станет
самой настоящей наркобандершей и  окрестные  наркоманы  будут  звать  ее  не
иначе, как "мама Роза". К сему добавим, что "мамой" ее будут звать не только
потому,  что  у  наркоманов  принято  так  называть  человека,   снабжающего
наркотой.  Дубровина  -  не  падайте  от  потрясения  -   была   натуральной
матерью-героиней.
   У нее было двенадцать собственных детей...
   Роза Николаевна Дубровина приехала в  Малаховку  в  1990  году  вместе  с
мужем. Антон Дубровин, ее супруг, пробовал  заниматься  коммерцией,  и  одно
время у него даже был магазин. Но, судя по всему, Роза Дубровина  вынашивала
более грандиозные планы, чем обычный магазин.
   Там же, в Малаховке, проживал некий гражданин  Курочкин.  И  вот  будущая
"мама Роза" решила  зарегистрировать  с  означенным  гражданином  Курочкиным
законный  брак.  Для  цыган  очень  важно  то,  что  мы  называем   чувством
целесообразности. Если задуманная акция может принести семье пользу, выгоду,
"добро" на такое действо дается моментально и без проблем. Какую  же  выгоду
видел Антон Дубровин, многодетный отец, в том, что его жена изменяет  ему  с
каким-то пьяницей Курочкиным? О! Как раз  в  том  обстоятельстве,  что  этот
Курочкин - пьяница. Были и другие "достоинства" у нового жениха  мамы  Розы.
Например, дом.
   Все, что происходит в дальнейшем, предугадать  несложно.  Не  нужно  быть
пророком, чтобы с большой долей вероятности предположить прямо во  время  их
регистрации, что через непродолжительный период времени бедняга Курочкин или
утонет, или ему на голову кирпич упадет,  или  упьется  вусмерть.  Произошло
последнее. Гражданин Курочкин умер от чрезмерной доли алкоголя. Обычно  жены
как-то уберегают своих мужей от  подобной  участи.  Мама  Роза,  видать,  не
смогла этого сделать.
   Не уберегла, так сказать. И это - единственное, что мы можем  сказать  по
поводу безвременной кончины гражданина Курочкина. Ну разве еще то, что, мол,
пить надо меньше.
   К моменту смерти мужа (фиктивного, разумеется) Роза Николаевна  уже  была
прописана на его жилплощади. После того  как  тело  Курочкина  было  предано
земле, в его доме поселились и Антон Дубровин, и все двенадцать  детей.  Как
говорится, дело сделано.
   Можно было начинать новую уголовно-трудовую жизнь. Но получилось так, что
настоящему мужу Дубровиной,  Антону,  тоже  не  повезло.  В  1992  году  его
застрелили, причем сделал это его собственный племянник (вот  и  верь  после
этого незыблемости клановых связей! Вот что деньги делают).  За  что  именно
застрелили Дубровина, выяснить не удалось. Так или иначе, дважды вдова  Роза
Николаевна Дубровина приступила к реализации нового дела в своей жизни.
   Нужно сказать, что ее новое дело изменило  не  только  ее  судьбу,  но  в
весьма значительной степени и жизнь той части населения  Малаховки,  которая
настолько запуталась в смутном времени, что не  нашла  ничего  лучшего,  как
искать  забвения  в  наркотических  средствах.  Никто  не   знает,   сколько
наркоманов  родилось  благодаря   деятельности   цыганки   Розы   Николаевны
Дубровиной.


   ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ БЛИЗ ПЕХОРКИ

   Начинала она потихоньку. Из деревни  Пехорки,  где  в  итоге  осела  Роза
Николаевна, медленно, постепенно  стала  распространяться  спасительная  для
идиотов "дурь". Но до того дня, когда ее схватят за руку, было еще далеко.
   Специалисты вспоминают сейчас, что началось это  движение  в  1992  году.
Какая-то информация стала проникать и в прессу.
   А с 1994 года пошел уже вал, самый настоящий. Жалобы шли потоком -  росло
количество  наркоманов,  кололись  прямо  в  подъездах,  а  опыта  работы  с
распространением и сбытом наркотиков было не много.
   В 1996 году в  Малаховке  был  образован  отдел  по  незаконному  обороту
наркотических веществ при городском  отделе  милиции.  Вот  что,  понимаешь,
сумела сделать Роза Дубровина: для борьбы с  ней  был  создан  целый  отдел.
Возглавил его капитан милиции Владимир Сорокин.
   К весне 1996 года оперативники в конце концов вышли на маму Розу. К этому
времени она уже превратила  домик-барак  покойного  гражданина  Курочкина  в
добротный двухэтажный дом, в котором и проживала вместе со своими детьми.  -
Рядом с основным, так сказать, домом было еще одно неказистое  строение,  из
окошка которого, как оказалось, и выдавались дозы всем страждущим.
   А таковых оказалось много и  с  каждым  днем  становилось  все  больше  и
больше. В небольшом населенном пункте,  по  данным  оперативников,  их  было
около трехсот - по самым скромным подсчетам.
   За домом цыган была речушка и огороды других граждан. Огороды  нещадно  и
бездумно  вытаптывались  наркоманами  -  это  еще  одна  проблема   местного
населения, которая заслуживает отдельного разговора. Но сейчас мы говорим  о
маме Розе.
   Когда факт распространения был  установлен  достаточно  достоверно,  было
принято  решение  брать  этот  источник.  Но  сначала  предстояло  совершить
проверочную закупку.
   Чтобы купить дозу, оперативнику  не  требовалось  предъявлять  какие-либо
"рекомендательные письма" или  еще  что-то  в  этом  роде.  Достаточно  было
отстоять небольшую очередь, в которой, кроме  оперативника,  находилось  еще
восемь человек. Когда наконец очередь до него дошла, он спокойно купил шприц
и ушел. О расценках на эту гадость мы еще поговорим, а пока о другом.
   На основании проверочной закупки было выписано  постановление  на  обыск.
Операцию намечалось провести при участии областного ОМОНа.
   Когда омоновцы вместе с оперативниками ворвались в  притон,  находившиеся
там граждане попытались было ликвидировать то, что они продавали, вылить, но
все следы замести, конечно, они не смогли. Там даже обнаружились деньги,  на
которые проводилась проверочная закупка.
   Сам механизм сбыта наркотических веществ был до удивления  прост.  Ничего
сногсшибательного и экстраконспиративного. Окошко, решетчатый проем,  в  нем
небольшое отверстие, в которое суются деньги.  А  там,  внутри,  -  банка  с
нужной жидкостью, которая набирается в  шприц  и  выдается.  И  все.  Можешь
расслабиться и получить удовольствие.
   Итог операции не мог удовлетворить ее  участников  -  результат  был,  но
невелик. Привлечь смогли  только  двух  женщин:  дочь  мамы  Розы  Маргариту
Антоновну  Дубровину  и  некую  гражданку  Шакалову  (наградил  же   Господь
фамилией!) Анжелу Витальевну, подругу Розы Николаевны.  Между  прочим,  было
этой дамочке тогда семьдесят три годка. Несмотря но то,  что  при  обыске  у
Маргариты Антоновны был обнаружен гашиш, до суда ее довести  не  удалось.  С
задержанием цыган вообще постоянно возникают трудности,  и  оперативники  не
берутся судить, с чем это связано. Вроде все документы собраны как  надо,  а
их отпускают или под подписку о невыезде, или по  состоянию  здоровья.  Хотя
что может быть  смешнее  подписки  о  невыезде,  когда  речь  идет  о  таких
вольнолюбиво-кочевых людях, как цыгане.
   Старушку Шакалову осудили к шести годам лишения  свободы,  но  ее  судьбу
решил облегчить некий адвокат, родом из Молдавии. Состоялся еще один суд,  и
срок бабушке скостили, но не намного: оставили пять с половиной лет  лишения
свободы. К тому времени адвокат получил гонорар в размере  сорока  миллионов
рублей, но воспользоваться этими деньгами в  полном  размере  он  не  успел.
Оскорбленные в лучших своих чувствах цыгане приставили ему  нож  к  горлу  и
потребовали вернуть деньги: они считали, что  он  их  обманул.  По  большому
счету, все так и было.


   НЕ УВЕРЕН - НЕ ОБГОНЯЙ

   Разумеется, схватить маму Розу за руку было  трудно.  Она  не  хранила  в
своем доме ничего, что могло бы ее скомпрометировать.  В  итоге  ей  удалось
спасти и свою дочь Маргариту от правосудия.
   Но, отделавшись легким испугом, Роза Николаевна и  не  думала  свертывать
свою деятельность на ниве распространения наркотиков. А жалобы граждан шли и
шли сплошным потоком. И к февралю девяносто  седьмого  года,  подготовившись
получше, малаховский отдел  по  незаконному  обороту  наркотических  веществ
проводит еще одну операцию по выявлению и обезвреживанию притона мамы Розы.
   На этот раз гашиш был куплен у самой Розы Николаевны.  К  тому  же  часть
наркотиков была найдена у другой ее дочери, Людмилы Антоновны Дубровиной. На
помощь оперативникам пришла  даже  программа  "Времечко",  которая  брала  у
оперативников интервью.  Все  честь  по  чести.  И  количества  обнаруженной
наркоты тоже  было  вполне  достаточно,  чтобы  арестовать  торгующих.  Что,
собственно,  и  было  сделано.  Но,   честно   говоря,   оперативники   были
разочарованы.  Количество  обнаруженного  товара  явно  не   соответствовало
размаху торговли, можно найти гораздо больше. Судя по всему, дом  мамы  Розы
был только перевалочным пунктом, а база, где хранилось остальное, находилась
в другом месте.
   На нет, говорят, и суда нет. Но и тех граммов,  которые  были  обнаружены
при обыске, хватило для возбуждения уголовного дела. Что и было сделано.
   Дальше все происходило по знакомой схеме. Пришли адвокаты, внесли  залог,
и арестованных отпустили. Сумма залога - пять миллионов рублей. Для  Розы  -
деньги смешные.
   А дальше началось: то они в суд не могут прийти, то они  болеют,  то  еще
что-нибудь невообразимое в смысле отправления  правосудия.  В  конце  концов
судья не выдержал и изменил меру пресечения Людмиле Дубровиной, взял ее  под
стражу. Сделать то же  самое  в  отношении  Розы  Николаевны  Дубровиной  не
удалось: она лежит в больнице, у нее законная справка, врачи уверяют, что  у
нее  открытая   форма   туберкулеза.   Вот,   оказывается,   какая   опасная
работа-торговля наркотиками.
   Дети Розы Николаевны под стать собственной матери. Задерживали ее дочерей
Маргариту и Хризантему (это не шутка - у них действительно  такие  цветочные
имена). В 1995 году была задержана Нелля  Антоновна  Дубровина.  Против  нее
было возбуждено уголовное дело, которое закончилось условным сроком. В общей
сложности больше половины  родных  детей  мамы  Розы  были  в  разное  время
привлечены к уголовной ответственности по тем или иным  причинам.  Остальные
же детки не привлекались по весьма прозаичной причине: они еще слишком  малы
для этого. Но, например, двенадцатилетний Антон и тринадцатилетняя Лиля тоже
начинают  входить  в  бизнес  матери,  начинают  понемногу   торговать.   Их
оперативники не трогают.
   Пока.


   РОЗА - ДОЗА

   Начинала Роза Николаевна с "травки". Все наркоманы, наверное, начинают  с
"травки", но мама Роза - не наркоманка, отнюдь. С "травки" она начинала свой
путь распространителя наркотических средств.  Привозила  марихуану,  которая
раскупалась у нее довольно бойко. Затем пришло время - неизбежно  пришло!  -
расширять свой смертельный бизнес.
   Мама Роза переходит на наркотический раствор - маляс. Другими  словами  -
опий, который из маковой соломки делается. Разведя один куб  такого  маляса,
можно получить десять кубов наркотического раствора. Один такой кубик  стоит
около семидесяти тысяч рублей старыми деньгами.
   В среднем наркоману в день нужно  пять  кубов,  один  полноценный  шприц.
Нетрудно подсчитать, что на круг, более  чем  приблизительно,  на  это  дело
требуется триста пятьдесят тысяч. В день, напомним. Где взять такие  деньги?
Клиенты мамы Розы - совсем даже не "новые русские" и даже  не  представители
так называемого среднего класса, которого, впрочем, в нашей стране пока нет.
Так где же можно взять такие деньги? У мамы с папой? У дедушки с бабушкой?
   На улице.
   Специалисты   подмечают   закономерную   тенденцию:   в    районе,    где
распространяются   наркотики,   неизбежно   намного    возрастает    уровень
преступности.  Тогда,  в  1994-1995  гг.,  отмечают  оперативники,  там,  на
Пехорке, творилось невероятное, что-то страшное. Наркоманы в  прямом  смысле
слова бросались под колеса проезжающих мимо машин!
   В те годы на Пехорке процветали многие виды тяжких преступлений: грабежи,
убийства, кражи, разбой. Чуть ли не  каждый  день.  Сводка,  можно  сказать,
стонала от  количества  и  разнообразия  преступлений.  Жить  в  этом  месте
добропорядочным гражданам стало невыносимо. Ты идешь с работы, с сумками,  и
тебя останавливают молодчики совершенно определенного, характерного  типа  и
избивают, отнимают сумки, да ладно там сумки! - здоровье отбивают напрочь  -
и только для того, чтобы добыть деньги на дозу.
   После того как "лавочку" мамы Розы прикрыли, на Пехорке стало тихо.  Ведь
речь идет не только о здоровье несознательных граждан, губящих себя отравой,
но и о вполне сознательных членах общества, которые страдают из-за того, что
кто-то испытывает ломку и считает, что ему деньги сейчас нужнее,  чем  тому,
кто их честно зарабатывает и кормит семью.
   Так что мама Роза - безусловный враг общества.
   Повторимся: там,  где  сконцентрирована  продажа  наркотиков,  процветают
тяжкие преступления, что логично. А где их, наркопритонов, нет, или там, где
они в процессе  работы  правоохранительных  органов  ликвидируются,  грабежи
практически прекращаются.
   Самое  страшное,  что  количество  наркоманов,  несмотря  на  все  усилия
милиции, не уменьшается. Более того - оно стремительно растет.
   Наркоторговля привлекает цыган все больше.  Появляются  целые  зажиточные
цыганские семьи, которые  промышляют  этим.  Быстро  расширяют  сферу  своей
деятельности цыганские наркодельцы в Раменском, Люберецком районах.
   Что  еще  интересно:   практически   всегда   мужчины   таких   цыганских
кланов-семей выходят сухими из  воды.  Непосредственно  самим  этим  грязным
делом занимаются в основном женщины, и, если они попадают  в  руки  милиции,
мужчины их как бы тут ни при чем. "Мол, ты виновата, ты сама  и  вылезай  из
этой грязи. Делай, что хочешь, а деньги ты мне принести должна". Короче,  я,
мол, ничего не знаю, моя хата, мол,  с  краю.  Очень  удобно,  наверное.  Но
женщины это терпят, подобное у цыган было всегда, на протяжении веков.
   Милиции с цыганами бороться  трудно.  Особенно  это  касается  института,
например, понятых. Те, кто живет  по  соседству  с  торговцами  наркотиками,
могут подвергнуться жесточайшему прессу, и люди, знающие цыган, знающие,  на
что они способны - вплоть  до  самой  крайней  жестокости,  -  в  страхе  не
соглашаются сотрудничать с правоохранительными органами. И по-человечески их
можно понять.
   Так что ничего удивительного в том, что, например, в Раменском  появилась
очередная наркомама, наподобие мамы Розы,  в  отношении  которой  разработка
идет  в  то  самое  время,  когда   пишется   настоящая   книга.   Читатель,
интересующийся проблемами наркомании, безусловно, услышит еще об этом деле.
   Правда, в последнее время цыгане  становятся  умнее.  Они  уже  не  хотят
продавать наркотик сами. Зачем, если всегда можно найти  людей,  которые  за
минимальную оплату готовы взять на себя это бремя? Причем такой  оплатой  не
обязательно могут быть деньги. Это может быть обычная доза.
   Как известно, за дозу опустившийся наркоман способен на все.
   - Этих дураков, - говорят оперативники, - мы  вылавливаем,  а  вот  цыган
достать не можем.
   Тем временем цыган все больше и больше привлекает героин. Разумеется,  не
на предмет потребления - на предмет распространения. Героин приносит гораздо
больше прибыли и, соответственно, больше горя.  Но  представителям  когда-то
вольного и гордого племени это безразлично. Времена романтики закончились.
   Наступило время "золотого тельца". И здесь цыгане стараются не отставать.


   АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ МАФИЯ

   Для начала - один день из будней омоновского отряда. Если быть  точнее  -
одна из операций, пожалуй вполне заурядных, каких  на  счету  у  этих  ребят
десятки, если не сотни. Но, как вы понимаете, автору  этих  строк  не  часто
удается принимать участие в подобных мероприятиях, и потому  для  меня  все,
что в тот день происходило, было чемто из ряда вон выходящим.
   Бронежилеты, кобуры омоновцы надевают в автобусе. Делают они  это  как-то
обыденно, вроде как не на возможную стычку с преступниками  выезжают,  а  на
самую обыкновенную работу.


 

<< НАЗАД  ¨¨ ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4]

Страница:  [2]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама