криминал - электронная библиотека
Переход на главную
Рубрика: криминал

Твист Аркадий  -  Профессия: аферист игра на интерес


Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4] [5]

Страница:  [5]



   ТРОЙНОЙ УДАР

   Как-то, зайдя поздно вечером в бар, Тося познакомился  с  молоденькой
симпатичной девушкой. По обыкновению, сразу же хотел затянуть ее в  пос-
тель, но у него не вышло. Она отказывалась, объясняя, что в первый  день
знакомства сделать этого не может. Он решил не настаивать и подождать до
завтра. Девушку поехал провожать.
   В такси выяснилось, что она живет на Дальних Мельницах.  Шофер  отка-
зался ехать в глубь густо расположившихся  домиков,  и  они  вышли.  Шли
очень долго и наконец остановились у калитки ее дома. Она скромно  поце-
ловала его в щеку и, пообещав завтра быть более сговорчивой,  убежала  в
дом в глубине сада. Тося повернулся, раздумывая, в какой  стороне  нахо-
дится шоссе.
   Тут его обступили девять дюжих парней. Он подался к забору в  надежде
оторвать от него штакет. Но забор оказался на редкость  качественным.  У
него это не вышло.
   - Мало тебе городских девок, так тебе наших подавай! - крикнул  свет-
ловолосый парень с железным прутом в руке.
   Тося внимательно всматривался в лица. Они были явно  обделены  интел-
лектом. "Уцененная публика", - подумал Тося. Здесь он  заметил  парня  с
намечающейся мыслью во взгляде. Он сразу понял: "Этот  не  только  машет
кулаками".
   - Вижу, вы все здесь крепкие ребята подобрались, - начал Тося. - Хочу
сразу сказать, что не сомневаюсь и одной секунды в том, что вы  вдевяте-
ром откупаете меня как отбивную. По полной программе.
   - Правильно делаешь, что не сомневаешься. Мало тебе не покажется. - И
они двинулись на Тосю.
   - Минутку, - остановил он их, вытянув руку вперед и открыв ладонь.  -
Одну минутку мне дайте, а потом поступайте как хотите. Лишь скажу, что в
том, чтобы оторвать одного, ума не надо. Вы говорите, что я кадрю  ваших
девок. Вижу, вы ребята неглупые. Особенно ты, - и он указал на  парня  с
осмысленным взглядом. - А давайте-ка  вашу  девушку  в  буру  разыграем.
Здесь мы и сможем показать друг другу, кто сколько  стоит.  В  игре  это
сразу видно. В буру сыграть - это не вдевятером одного колбасить.  Здесь
мозги нужны. - Говоря это, он взвешивал и оценивал ситуацию. Но она была
не в его пользу.
   - Вот тебе бура. - Самый маленький цепью ударил Тосю. Но тот увернул-
ся, сделал шаг вперед и схватил цепь у самой кисти маленького. Подставив
ногу, толкнул. Тот упал, и цепь осталась в Тосиной руке.
   - Давай попробуем сыграть. - Осмысленный Взгляд  дружески  подошел  к
Тосе. - Есть карты?
   - У вас что, и карт нету? - изумился Тося.
   - Да, конечно, есть. Я хочу тебя предупредить.  Если  ты  попытаешься
жульничать, я превращу тебя в кусок мяса и брошу собакам.
   - О чем ты говоришь? - Тося поднял плечи вверх и развел руки с откры-
тыми ладонями.
   Они устроились в какой-то беседке. Принесли карты. Тося с Осмысленным
начали игру. После нескольких партий Тося определил  уровень  подготовки
партнера. Он понял, что может запросто выиграть.  Сейчас  он  раздумывал
над тем, как поступить. Сможет ли он унести выигрыш?
   К утру они расстались друзьями. Тося выиграл несколько тысяч, но  по-
том Осмысленный почти все отыграл. Теперь он выплатил Тосе тысячу и про-
вожал к шоссе. Бредя по лабиринту улиц, Тося  увидел  новенький  "КАМАЗ"
без номерных знаков. Он уныло стоял вдоль ветхого забора. Вместо прицепа
к "КАМАЗу" был прикреплен рефрижератор "АЛКа".
   - Чей это "КАМАЗ"? - спросил Тося Осмысленного.
   - Какие-то звери купили.  Будут  гнать  к  себе.  "КАМАЗ"  тормознули
здесь, а сами оформляют бумаги.
   Тося распрощался с Осмысленным и пообещал заехать как-нибудь.
   Утром следующего дня Тося подъехал к "КАМАЗу". С ним  был  специалист
по ремонту тяжелых машин. Он несколько раз обошел "КАМАЗ", что-то подер-
гал, покрутил и сказал:
   - "КАМАЗ" новый. Аккумуляторы сняты. А сам он заторможен.
   - Что это значит?
   - Его не сдвинешь с места, пока не снимешь блокировку тормозов.
   - Ты сможешь подготовить машину к переезду? Если да, то сколько  пот-
ребуется времени?
   - Смогу. Как я понял, работать придется ночью. Да еще и бесшумно. По-
этому точное время назвать не могу.
   - Хорошо. Скоро скажу тебе, когда приступать, и привезу сюда.
   Он ехал в машине, раздумывая над тем, сколько же может стоить "КАМАЗ"
с "АЛКой". Проезжая мимо "Русского чая", он заметил Мишу Дворного. Тот о
чемто спорил с аккуратным парнем в строгом костюме. Тося остановил маши-
ну и подошел к Дворному. Они обнялись, радуясь встрече.
   - Теперь это моя резиденция. Пойдем посидим, выпьем, - говорил  Двор-
ный, указывая на "Русский чай". - Здесь ты всегда  сможешь  меня  найти.
Мне нужно присматривать за моими детьми. - И он указал  в  сторону  нес-
кольких амбалов. - Видишь, сколько забот-хлопот  подвалило?  А  как  ты?
Пойдем расскажешь.
   Они долго разговаривали. Постоянно кто-то заходил, и  Дворный  отвле-
кался, давая советы или распоряжения. Тося вспомнил о "КАМАЗе" и сказал:
   - Знаю место, где стоит нулевой "КАМАЗ" с "АЛКой". Можно его угнать и
продать. Если желаешь, можешь принять участие.
   - Кто в доле? - спросил Дворный.
   - Я да ты. Еще немного нужно будет уплатить одному пацану. Он  поста-
вит "КАМАЗ" на ход.
   - Ты же говоришь, новый?
   - Да. Но звери, уезжая, сняли аккумуляторы и так хитро  заблокировали
тормоза в машине, что ее не сдвинешь с места.
   - Давай съездим, глянем. Тогда и поговорим.
   После того как они посмотрели огромную машину, Дворный послал  одного
из своих "мальчиков" разузнать, кто охраняет  "КАМАЗ".  Выяснилось,  что
охрана доверена двум алкоголикам.
   - Почему ты предлагаешь мне эту работу? - спросил Дворный, недоверчи-
во глядя на Тосю. - Ты мог бы взять пятерых ребят, и  они  тебе  все  бы
сделали и не за долю, за какие-нибудь десять - пятнадцать тысяч.
   - Здесь деньги не главное, - ответил Тося. - Главное, что мне хочется
сделать любую работу вместе с тобой. На данный момент я другой не  знаю.
И потому предложил эту.
   - Хорошо, - сказал Дворный. - Я согласен. Когда начнем?
   - Сегодня вечером привезу специалиста. Он будет работать  до  утра  и
скажет, когда можно будет забирать "КАМАЗ". Каждый из нас,  -  продолжил
Тося, - может взять в дело столько людей, сколько посчитает  нужным.  Но
оплачивать их работу будет из своей доли.
   Мотыль с Сашей Колхозником договорились с малознакомым грузотаксистом
оттарабанить "КАМАЗ" с  "АЛКой",  который  "ремонтировался"  на  Дальних
Мельницах. Грузотаксист имел "СуперМАЗ". Когда он услышал,  что  за  то,
чтобы отбуксировать "КАМАЗ" с "АЛКой", ему предлагают пять тысяч, не за-
думываясь, согласился.
   В назначенное время все собрались на месте. "СуперМАЗ" задом подъехал
к "КАМАЗу", на котором была надета жесткая сцепка. Водитель  "СуперМАЗа"
спустился из своей высокой кабины и пошел осмотреть то, что ему предсто-
яло везти. В двух метрах от себя, справа, он увидел Глаза, который заго-
нял патрон в патронник обреза. Водитель сделал вид, что не обращает вни-
мания, и продолжил свой путь. Тут он услышал звон разбитого стекла.  Это
Молдаван разбил ветровичок. Кабина была открыта, и за руль пустили  спе-
циалиста. Водитель "СуперМАЗа" увидел Дверного и еще  нескольких  воору-
женных людей.
   - Мы что, воруем эту машину? - обратился он к стоявшему рядом Колхоз-
нику.
   Тося отодвинул Колхозника в сторону и подошел к водителю.
   - Да, дружок. Мы воруем эту машину. И вот тебе  десять  тысяч.  -  Он
протянул шоферу пачку денег.
   Тот машинально, судорожно схватил деньги.
   - И помни, - продолжал Тося. - Это твоя доля. Теперь ты  -  наш  соу-
частник.
   Водителя начало лихорадить. Он не произнес больше ни одного слова.
   Было десять часов вечера. Жители близлежащих домов, заметив  движение
вокруг машины, сразу выключили свет и закрыли ставни. Сквозь щели  пыта-
лись что-то рассмотреть.
   Два огромных черных силуэта на фоне нескольких перепуганных домиков -
вот все, что мог увидеть прохожий. Но прохожий там не  ходит.  Это  ред-
кость в этом районе. Особенно в такое время.
   "СуперМАЗ" с ревом, медленно потянул прицеп. Три легковые машины при-
нимали участие в похищении. Две из них "вели" украденный "КАМАЗ". В  го-
ловной находились Тося с Дворным. Третья машина на большой скорости про-
езжала вперед и возвращалась, внимательно просматривая дорогу.  Так  они
проехали полгорода. Затем снова свернули в лабиринт улиц.
   Открылись огромные ворота, и появилось много ребят,  которые  помогли
разместиться "КАМАЗу". Тося с Дворным зашли вдвоем в  кабинет  директора
предприятия. Директором была невысокая женщина с испугом в  глазах.  Она
сидела в кресле за столом, а по бокам стояли двое крепких парней.
   - Я смогу заплатить только триста пятьдесят тысяч, - сказала женщина,
Кигда Тося и Дворный уселись за стол. - А остальные сто пятьдесят  будут
не раньше чем через неделю.
   - Так не пойдет, - возразил Тося. - Нам нужны все сегодня. А иначе мы
оставим какую-то часть пригнанного  сооружения,  а  остальное  привезем,
когда появятся деньги.
   - Миша, - обратилась женщина к Дворному, - у меня правда больше  нету
ни копейки. Хотите - возьмите товаром.
   - Какой товар? - спросил Дворный.
   - Видео-, аудиокассеты, - начала перечислять та, - все японского про-
изводства, голландские мохеровые шарфы...
   - Ладно, ладно, - перебил ее Тося. - По какой цене? - И тут же  доба-
вил: - Сговоримся.
   - Отличный мы с тобой сделали удар, - сказал Дворный дома у Тоси.
   Он помогал разбирать вещи, внесенные в квартиру. Тося сортировал  ви-
деокассеты, икру и шарфы.
   - Дворный, - сказал Тося, - тебе дорога эта женщина? Та,  что  только
что выплатила нам деньги?
   - Да что ты, Тося! Она просто председатель кооператива, и я несколько
раз выступал в роли ее "крыши". И не больше.
   - Тогда вот что я тебе скажу. Если вдруг решу, что этому "КАМАЗу"  не
место на ее площадке, и заберу его, тебя это никак волновать не станет?
   - Ну конечно, Тося. Делай с ним что захочешь и что сумеешь.  Конечно,
мне бы хотелось, чтобы делал ты это со мной.
   - Да я еще ничего и не собираюсь делать. Что, спросить нельзя?
   Вечером Тося лежал на диване, заложив руки за голову. Большой  мохна-
тый пес потягивался на ковре у дивана. Видеомагнитофон был включен.  Те-
левизор показывал изумительный ялтинский пляж, где Тося сидит в  шезлон-
ге. К нему прижимается интересная блондинка. Рядом  -  скрипач  в  сером
костюме виртуозно работает смычком. Седовласый музыкант танцует со своим
саксофоном. Играет гитара. На этом оазисе пляжа царит веселье.
   Но Тося не видел, что показывает телевизор. У него в голове было дру-
гое. Он вспоминал, что к самым воротам "КАМАЗ" подвозили путаными  улоч-
ками и из всех, кто принимал участие в этой операции, лишь он и  Дворный
знают место, где находится "КАМАЗ". "Пока  они  перевертят,  перекрутят,
перебьют номера, - рассуждал Тося, - пройдет неделя, другая.  И  за  это
время не мешало бы куда-то пристроить этот "КАМАЗ".
   Через пару дней он поехал к Осмысленному на Дальние Мельницы, не имея
конкретного плана в голове. Стучась в железные ворота  большого  забора,
он вспомнил его имя.
   - Привет, Саша! - сказал  он,  когда  увидел  у  открывшейся  калитки
большого, недовольного Сашу.
   - Ловко ты нас тогда провел! - ответил тот, впуская гостя во двор.  -
До сих пор вспоминаю. Вроде бы и отыгрался я тогда. А на  самом-то  деле
тысяча ушла.
   - Да ладно тебе, Саня. Я тоже думал о нашем знакомстве  и  хочу  ска-
зать, что, по-моему, ты неплохой парень. А деньги - это  ерунда.  Должны
же были мы с чего-то начинать нашу дружбу.
   Тося достал портмоне и, отсчитав, протянул Саше две тысячи.
   - Вот этим подкрепляю каждое свое слово.
   Саша взял деньги и невнятно пробормотал  слова  благодарности,  после
чего пригласил Тосю в дом.
   Там он увидел уже знакомые лица ночных приятелей. Осмысленный  указал
гостям на дверь, и они с Тосей остались  вдвоем.  Саша  сварил  чифир  и
предложил Тосе. Тот не стал отказываться и не выказал удивления. Он взял
в руки горячую железную кружку и,  с  наслаждением  отхлебнув  несколько
глотков, протянул Саше.
   Так они сидели и передавали кружку из рук в руки. Тут Саша недоверчи-
во посмотрел на Тосю и сказал:
   - А ты знаешь, тот "КАМАЗ" угнали.
   - Какой "КАМАЗ"? - не понял Тося.
   - Да тот, которым ты интересовался.
   - Что-то припоминаю. Большой, грязный и старый. Кому он мог быть  ну-
жен? - удивился Тося.
   Саша изучающе посмотрел на него. Потом сказал:
   - Теперь грузины платят сто тысяч тому, кто поможет отыскать их маши-
ну.
   - Сто тысяч? - продолжал удивляться Тося. - Да за сто тысяч я его под
землей найду. А как же с ними можно обговорить условия, чтобы не надури-
ли?
   - Я смогу это устроить, - проговорил Саша.
   Тося оживился:
   - Звери наверняка дали заяву, и поэтому с ними встретиться - это  по-
пасть на объектив к мусорам. Поэтому узнай для меня телефон, по которому
я смог бы позвонить. И знай, если получится, что я здесь наживу какие-то
деньги, о тебе буду помнить в первую очередь.
   Осмысленный отдал какие-то распоряжения, крикнув кому-то через забор,
и через несколько минут Тося получил  нужные  телефоны.  Оказалось,  что
грузины абонировали номер в гостинице "Черное море".
   Тося оставил Сашу наедине с его мыслями и друзьями.
   Проезжая мимо "Русского чая", он заглянул к Дворному. Того не  оказа-
лось в резиденции. Вместо него он встретил там Колхозника и Мотыля. Кол-
хозник крутил в руке коробочку апельсинового цвета. Тося обратил на  нее
внимание.
   - Ты знаешь, - обратился Мотыль к Тосе, - в той большой  "АЛКе",  что
мы пригнали, зимой может быть тепло, а летом - холодно? У меня есть пас-
порт от нее. А у Колхозника - коробочка с какой-то запасной деталью.
   Тося взял паспорт и коробочку.
   - Пусть побудет у меня, - сказал он. - Паспорт  ведь  не  на  русском
языке. Попозже разберусь и расскажу вам. Передавайте Дворному привет.  А
я поеду: нет времени ждать.
   Он приехал на железнодорожный вокзал и оттуда позвонил грузинам. Ког-
да ему ответили, он сказал:
   - Четыре дня назад у вас пропал "КАМАЗ". Если вы хотите получить  его
обратно, вам следует выполнить мои условия.
   - А как мы узнаем, что это действительно наш "КАМАЗ" и что вы нас  не
обманываете?
   - Брось пудрить мне мозги, умник, - сказал Тося. - Ты думаешь,  я  не
знаю, что на этом телефоне висит "ухо"? Позвоню через полчаса, и ты  мне
скажешь, по какому телефону мы сможем с тобой поговорить вдвоем. И  если
ты попытаешься меня обмануть, наша связь сразу прекратится. И  ты  снова
сутками будешь сидеть на телефоне рядом с двумя мусорами и кучей аппара-
туры. А сейчас спустись на первый этаж. Там,  возле  одного  из  кресел,
стоит большое дерево. Фикус называется. Сядь в кресло и засунь под фикус
руку. Там ты найдешь то, что подтвердит мое отношение к твоему "КАМАЗу".
- И Тося положил трубку.
   Через полчаса, когда он с автовокзала набрал  этот  же  телефон,  уже
знакомый ему голос с сильным акцентом назвал новые цифры телефона и  до-
бавил:
   - Через пятнадцать минут.
   Тося подъехал к ЦУМу и там набрал новые цифры. Когда ответил все  тот
же голос, он сказал:
   - За "КАМАЗ" и "АЛКу" хочу сто пятьдесят тысяч.
   Грузин стал просить отдать "КАМАЗ" за сто. В результате  сторговались
за сто тридцать.
   - А теперь самое главное, - сказал Тося. - Это вопрос обмена. Вы  уп-
латите сто тысяч, и я выгоняю "КАМАЗ"  на  какой-нибудь  пустырь.  Затем
звоню и говорю, откуда его забрать. Тогда вы доплачиваете еще тридцать.
   - Нет, - сказал грузин, - деньги против "КАМАЗа".
   - На вашем месте я бы поостерегся подобной категоричности,  -  заявил
Тося. - Если мы прервем наши отношения, я тут же отыщу покупателя за че-
тыреста тысяч. И давно бы сделал это. Но тогда  потеряется  смысл,  ради
чего его похищал. И все это превратится в элементарное  воровство.  А  я
очень этого не хочу, так как Коран не позволяет.  Но,  клянусь  Аллахом,
сделаю это, если ты будешь продолжать свое упрямство.
   - Слюшай, ара; не надо нервничать, - сказал  грузин.  -  Я  вижу,  ты
серьезный человек. Я понимаю твои опасения. Но и ты меня должен понять.
   - Или так, или вообще никак, - сказал Тося. -  "КАМАЗ"  против  денег
ставить не буду. Когда ты увидишь "КАМАЗ", зачем тебе платить? Он и  так
твой. И вместо денег увижу мусорские стволы автоматов.
   - Хараше, - сказал грузин. - Половина сейчас, половина - потом.
   - Нет, - отрезал Тося. - Только так,  как  я  сказал.  И  учти:  если
что-нибудь случится с моим человеком, который будет нести деньги, тут же
оболью твою машину бензином и подпалю.
   Тося, хотя и был уверен, что грузины принесут деньги без милиции, ре-
шил все же не рисковать. На улице Братьев Ачкановых  он  подобрал  моло-
денькую проститутку, стоявшую у обочины дороги. Они вместе вышли из  ма-
шины, которую он загнал во двор дома у парка Горького, и не спеша напра-
вились к указанному месту.
   По дороге Тося сказал своей спутнице:
   - Иди к кинотеатру вот по этой аллейке. В конце развернись и медленно
начинай прогуливаться взадвперед. Но далеко не отходи. Как  только  уви-
дишь грузина с газетным пакетом в руке, пройди мимо него  и  спроси,  не
нужна ли ему девочка. Он скажет, что не нужна. Тогда снова иди к киноте-
атру. А когда он скроется из виду, возьмешь в урне между первой и второй
скамеечкой тот газетный пакет, который он оставит там. Принесешь мне.  Я
за это заплачу тебе за четыре дня твоей работы.  Причем  в  максимальном
ритме.
   - А если он мне скажет, что ему нужна девочка? Что мне, идти с ним?
   - Он так не скажет. Ну а если скажет, договорись  с  ним  через  час,
объяснив тем, что ожидаешь мужа.
   Та рассмеялась:
   - А что там будет, в том пакете?
   - Там будет диссертация, которую мне написали за  большие  деньги.  А
сейчас не хочу, чтобы они видели мое лицо, так как опасаюсь шантажа.
   Девушка смерила Тосю оценивающим взглядом.
   - А где ты будешь в это время?
   - Буду тебя ждать в машине, там, где мы ее оставили.
   Когда девушка ушла, Тося развернулся и пошел к машине. Он перегнал ее
на платную стоянку, где удобно расположился, и в  подзорную  трубу  стал
наблюдать за происходящим в парке. Он видел, как грузин прогнал девушку,
что-то крича и размахивая руками. Затем, озираясь по  сторонам,  положил
газетный сверток в урну, оборвал несколько веток с растущего рядом куста
и прикрыл сверху. Постоял некоторое время и пошел, оглядываясь  и  оста-
навливаясь.
   Увидев, что грузин уселся в машину, где его ждали  двое,  Тося  завел
мотор. Девушка подошла к урне, извлекла пакет и быстро пошла  в  сторону
нужного двора. Тося включил передачу и поехал.
   Когда девушка переходила через дорогу, остановился возле нее и открыл
дверь:
   - Быстро в машину! Она уселась, и он рванул с места.
   Тося отвез девушку на прежнее место и щедро ей заплатил.
   "И все же, что же придумать с "КАМАЗОМ"? - думал он. - Он по-прежнему
стоит у этой бабы".
   Пересчитывая деньги, отметил: "Не дешево ли я продал коробочку с  де-
талью и паспорт?"
   Однажды в разговоре с Геной Узбеком Тося узнал, что тот занялся  гру-
зоперевозками. Для этого он приобретает свой автомобильный парк и нужда-
ется в тяжелых машинах.
   - Гена, - обратился Тося к Узбеку, - хочешь купить в свой парк  новый
"КАМАЗ" с "АЛКой"? Правда, он в розыске. Но думаю, тебя это не испугает.
   - И за сколько? - поинтересовался Гена.
   - Дешевле взгляда продавщицы, - улыбнулся Тося. - За сто тысяч,  если
для тебя.
   - За сто тысяч я забираю его в эту же секунду.
   - Только у меня Дворный в доле. Ему нужно сообщить, - добавил Тося.
   Они вместе с Узбеком отправились к Дворному, который очень обрадовал-
ся, что Тося вспомнил о нем.
   - А как же мы его заберем? - спросил Дворный.
   - Нужно связаться с Ректором и заказать у него необходимые документы,
- сказал Тося.
   - Точно.
   Дворный набрал телефон Ректора.
   Один день потребовалось тому, чтобы подготовить нужные бумаги.  Затем
выбрали четверых представительных парней, провели их через  парикмахерс-
кую и запустили в гости к директорше кооператива.
   - Будьте добры, документы вот на эту машину, - сказал Мотыль  перепу-
ганной директорше. - Стало быть, нет документов? - продолжал он. - А во-
обще каким образом на территорию вашего предприятия попала краденая  ма-
шина? Вася, созывай понятых, - обратился он к одному из сопровождающих.
   К нему подошел секретарь бледной директорши.
   - Не нужно поднимать шум, - сказал он. - Все вопросы можно решить  за
столом.
   Они уселись за стол, и Мотыль положил на него свежеизготовленные  до-
кументы...
   В конце концов Узбек уселся за руль "КАМАЗа". Мотыль умудрился у  ди-
ректорши получить еще сорок тысяч, и они уехали.
   По дороге Тося сказал Дворному:
   - А ведь так можно запросто кидать этих кооператоров. Берем у  Узбека
"КАМАЗ" или "МАЗ" и продаем по полцены как ворованный. А затем приезжает
Узбек и забирает свою машину. А кто виноват? Только тот, кто купил.  Это
он не смог, не успел перебить номера и сохранить в тайне.
   - Да, - согласился Дворный.
   Но никто из них никогда подобной работой больше не занимался.


   ИГРУН

   Прикуп уже собрался повернуть во двор,  когда  увидел  Сяву,  который
закрывал машину.
   - Что же занесло тебя в наши края? - подойдя к другу, спросил Тося.
   - Хочу зайти к Игруну. Посмотреть, что он прикупил. Будет твоим сосе-
дом, Тося, слыхал?
   - Только что впервые услышал. Что ж, зайдем к Витьку. Глянем, как  он
разместился.
   Друзья направились к подъезду, у которого грузчики стаскивали с маши-
ны здоровенный шкаф. Они прошли мимо усердно старающихся рабочих и  под-
нялись на четвертый этаж.  Вошли  в  приоткрытую  дверь  и  очутились  в
большой пустой комнате. У стены стоял стол, уставленный шампанским, меж-
ду которым рассыпались баночки с красной  икрой.  Из-за  закрытой  двери
неслась музыка и раздавался приглушенный стон.
   - Похоже, мы попали по нужному адресу, - сказал Сява, подходя к  сто-
лу.
   Друзья уселись и принялись откупоривать  шампанское,  когда  дверь  в
спальню отворилась и вышел невысокого роста, крепкий лысоватый парень  в
одних плавках. Подошел к столу. Взял бутылку с шампанским  и  баночку  с
крабами. В этот момент в дверях появились шестеро  грузчиков  с  лямками
через плечо и громадным шкафом. Взмыленный грузчик спросил парня в плав-
ках. Твердо стоя посреди комнаты, тот смотрел на них сверху вниз,  держа
шампанское и крабы с уверенностью лорда в смокинге.
   - Хозяин, куда ставить?
   - Ребята, ставьте по периметру, - ответил тот вполголоса, без интона-
ции, что вызвало еще больший шок у рабочих.
   Они продолжали держать шкаф,  пытаясь  понять,  какое  место  в  этой
большой комнате называется таким знакомым словом. И только громкий  смех
Тоси заставил улыбнуться непроницаемого Игруна. Рабочие поставили шкаф и
облегченно вздохнули, поняв шутку.
   Тося был давно знаком с Игруном. Их связывала одна совместная работа,
где Витя проявил себя верным другом: он бросился на нож, закрывая  Тосю.
В конце концов нападавшего потерпевшего угомонили, но Витя при этом  по-
лучил тяжелое ранение.
   Когда у Тоси спрашивали, чем занимается Витя, он отвечал: "Добрый вэ-
чир ваший хати!" - подразумевая квартирные кражи.
   В этот вечер друзья долго обменивались новостями. Уже давно ушел  Ся-
ва, когда было решено отправиться "на гастроли".
   Тося позвонил Виоле, и она  присоединилась  к  ним.  Две  недели  они
разъезжали, меняя город за городом. В каждом успешно потрошили  кошельки
спекулянтов, а иногда и случайных людей, увлекшихся легкой наживой.
   Поздно вечером они въехали в город. В поисках "Интуриста" подъехали к
гостинице "Кировоград", которая в эквиваленте к звездочным отелям с тру-
дом могла дотянуть до трех звездочек. Незадолго до того, как отель  поя-
вился в поле их видимости, Витя начал жаловаться на боль в горле,  кото-
рая усиливалась с каждой минутой. Тося успокаивал товарища, сказав,  что
в отеле должен быть врач, несмотря на позднее время.
   Тося с Виолой взяли двухместный люкс, а Витя разместился в  одномест-
ном номере на этом же этаже. После того как Тося поставил машину на сто-
янку и друзья устроились в номерах, Витя сказал, что чувствует себя  все
хуже и хуже и с трудом может дышать и говорить. Но Тося считал, что Витя
преувеличивает ситуацию.
   - Знаешь, дружок, мне кажется, что тебя просто продуло в машине и  ты
схватил ангину.
   Но Витя лег в кресло и приготовился умирать.
   - Виола, попытайся найти врача. А если нет,  попроси  портье  вызвать
"скорую".
   Виола нехотя пошла к лифту. Не прошло и пяти минут, как в номер  сле-
дом за Виолой влетели двое в белых халатах.
   - Кто больной? - спросил врач и, не дождавшись ответа, ринулся к  ле-
жавшему в кресле Вите. - Та-ак, что там у вас? Откройте рот.
   Он взял больного за шею двумя руками и повернул голову к свету.  Витя
немного приоткрыл рот, так, что интересующийся не смог рассмотреть  даже
третьей части его языка.
   - Откройте рот шире!
   Но на Витином лице не дрогнул ни один мускул.
   - Что вы, молодой человек, как бабушка, не получившая субсидий? Я по-
нимаю, что больно, и прошу вас не кричать глашатаем. Я только прошу пре-
возмочь боль на время и открыть рот так широко...
   - Как это делает потерпевший, - добавил Тося.
   Внимательно осмотрев Витю, врач установил, что это ангина.  Посовето-
вал теплое питье и держать в тепле ноги. После чего удалился.
   - Как тебе удалось так быстро вызвать "скорую"? - спросил Тося, когда
за медиками закрылась дверь.
   - Портье мне объяснил, что в гостинице врача в это время  не  бывает.
Тогда я попросила его вызвать неотложку. Он набрал номер и протянул  мне
трубку. В ней звучал безразличный, сонный голос диспетчера, который стал
задавать мне какие-то нелепые вопросы о температуре, возрасте и так  да-
лее. Тогда я сказала, что как врач считаю, что у больного подозрение  на
дифтерию. После этого сообщения в трубке бодро  произнесли:  "Ждите",  и
связь прервалась.
   - Ты сообразительная девочка. Сознайся, ты ведь с самого начала  зна-
ла, что у него ангина.
   - Ну, конечно, знала. Витя, я попросила дежурную принести  тебе  чай,
по возможности с малиной. Но подаст это она в твой номер.
   Тося не в первый раз задумывался над разногранностью характера  Игру-
на, который в экстремальных ситуациях мог проявлять себя  смелым,  реши-
тельным, готовым совершить поступок ценою в жизнь.  Сейчас  он  выглядел
ребенком, нуждающимся в заботе и опеке.
   Пару дней лил дождь, и друзья проводили время в отеле. Там они позна-
комились с завсегдатаями. Ими оказались армяне, проживающие в городе,  а
также два армянина из Риги. Между армянами постоянно возникали  какие-то
конфликты, которые разрешались путем криков и отчаянной жестикуляции.
   Рижские армяне в разговоре с Тосей кляли свою нацию.
   - Мне стыдно сознаваться, что я армянин, - говорил один из них.  -  И
это из-за таких уродов, ты же видел.
   На третий день Тося с Виолой решили совершить прогулку по городу. Ви-
тю оставили в номере, так как он был еще не совсем здоров. Беря во  вни-
мание его паникерский характер, решили дать ему вылежаться в постели  по
полной программе врача.
   Целый день влюбленные ходили по ресторанам и барам, посетили сауну. В
отель возвратились поздно вечером. В холле их окликнул портье.  От  него
Тося узнал, что у Вити была "скорая". Они хотели увезти его в  больницу,
но Игрун наотрез отказался, при давлении девяносто на шестьдесят.
   - И вообще они считают, что у него желудочное кровотечение. Но я  вам
скажу, между нами, его отравили армяне. - На этом портье закончил знако-
мить Тосю с событиями, происшедшими в его отсутствие.
   Зайдя к Вите, Тося нашел своего товарища бледным и осунувшимся. Когда
тот начал говорить, от него повеяло смертью. Прикуп задавал  вопросы,  в
результате которых выяснилось, что после обеда зашел рижанин и предложил
выпить чаю. Когда в номере не нашлось второго стакана, пошел за своим.
   Все деньги и ценные вещи находились у Тоси. Так как Игрун болел и ни-
куда не выходил, он сам попросил друга забрать  его  деньги.  Они  могли
пригодиться для дела. В номере у Вити было лишь несколько рубашек,  ниж-
нее белье, брюки и плитка шоколада, ее он купил в подарок девушке, с ко-
торой уже успел познакомиться. В карманчике сумки также лежало пять дол-
ларов. Тося заглянул в шкаф. Сумки в нем не оказалось.
   На следующий день Прикуп, вспомнив сцену в кабаке, отправился к армя-
нину, который конфликтовал в тот вечер с  рижанами.  Его  несложно  было
найти, так как компания собиралась все в том же месте.
   Прикуп рассказал армянину, что из всех, с кем довелось встретиться за
последний месяц, он именно тот, кто нужен. Затем Тося расхвалил его  де-
ловые качества, цепкость ума. Наконец объяснил, что располагает  гранди-
озной работой. Нужны верные, умные люди. Если они поладят, Тося  возьмет
его на эту работу, которая сулит от четырех до шести  тысяч  долларов  в
месяц.
   Армянин лез из кожи вон, чтобы понравиться еще больше Тосе.  И  когда
речь зашла о вчерашней попытке отравления Вити, он рассказал, что  рижа-
нин подсыпал Вите в чай клофелин. Затем прибежал к нему и переживал, что
переборщил и тот может умереть. "Я налил себе немного клафа и выпил. Ес-
ли тот воткнет, в моей крови тоже обнаружат. Тогда станет ясно, что  хо-
тели травануть нас обоих".
   Поблагодарив армянина и заверив, что скоро обговорят детали дела, То-
ся расстался с ним.
   Прикуп вспомнил, как в Дагомысе в ресторане "Сатурн" сидел за богатым
яствами и выпивкой столом с одной  обворожительной  красоты  блондинкой,
которая оказалась итальянкой. Они замечательно провели день. А  это  был
прощальный ужин, так как итальянка была с мужем в этом отеле. Тот прояв-
лял нервозность, и дальнейшие отношения между ними становились невозмож-
ными. Тося всегда вспоминал с досадой об этой разлуке...
   В тот вечер он много пил. Шампанское так и  постреливало  на  Тосином
столе. Говорили мало. Их руки нежно ощупывали друг друга.
   Он почти стянул с нее платье, которое кое-как  удерживалось,  собрав-
шись вокруг талии и на локте левой руки.
   Обезумевшие любовники не обращали внимания на  собравшихся,  которые,
сначала украдкой, а затем открыто, наблюдали за ними. Они ласкали и  це-
ловали друг друга.
   В зале появился муж, который к этому времени успел обойти все возмож-
ные места ее пребывания в огромном гостиничном комплексе. Он  подошел  к
столу с грозным видом и, взяв жену за руку чуть  выше  кисти,  поднял  с
кресла, поправил платье и повел к выходу. Тося последовал за ними.
   У дверей лифта и в самом лифте, где они поднимались втроем, Тося  пы-
тался убедить взбешенного итальянца, что он очень любит его жену и жела-
ет еще некоторое время поговорить с ней на эту тему.  Но  итальянец  так
кричал и размахивал руками, что Тося понял: он навсегда потерял ее. Пос-
ледний раз он взглянул на нее и запомнил стоявшей у зеркала лифта и при-
жимавшейся к нему боком. При этом глаза ее были опущены в пол. Ее  длин-
ные, красивые рыжеватые волосы - единственное веселое место на оставшей-
ся в памяти фотографии.
   Тося спустился в ресторан, где еще выпил, и рассчитался с официантом.
Затем в памяти остались лишь отдельные фрагменты. Он шел пустым  коридо-
ром.
   Проснулся на кровати у себя в номере. Страшно орал телевизор  тяжелым
роком. Свет горел всей своей мощью. Часы показывали четыре. На улице бы-
ла ночь. Тося встал, но тут же сел на кровать. Его шатало из  стороны  в
сторону, страшно трещала голова. Он в рубашке и брюках,  в  которых  был
вечером.
   С трудом встал, выключил телевизор и пошел в ванную.  Когда  вышел  в
коридор, то увидел, что дверь в номер открыта. Закрыл ее и провернул ви-
севший с внутренней стороны ключ.
   Дверцы шкафов были открыты настежь. Он заглянул в шкаф и заметил, что
вещей стало значительно меньше. Попытался найти деньги в карманах  брюк.
Но ни денег, ни документов, а  также  ключей  от  машины  не  оказалось.
Сильно болела голова. Он снова забрался в постель.
   Его разбудил стук в дверь. Казалось, что это стучат по голове. С тру-
дом открыв дверь, Тося увидел свою итальянку, которая хотела  было  бро-
ситься к нему в объятия. Но обессиленный Прикуп не  смог  удержаться  на
ногах и рухнул на ковер коридора.
   Когда она помогла встать и добраться до кровати, он объяснил ей,  что
чем-то отравился в ресторане. Она помогла одеться, умыться  и  дойти  до
лифта. Тося не понимал, что с ним происходит, и считал, что это отравле-
ние алкоголем.
   Хотел спуститься в медпункт в надежде получить таблетку, которая  по-
может. Когда двери лифта открылись на административном этаже, он оказал-
ся лицом к лицу с Лешей. Удивившись такой неожиданной встрече, оба очень
обрадовались, и Леша позвал всех в ресторан, чтобы отметить это событие.
   С Лешей были двое ребят весьма спортивного  типа.  За  столиком  Тося
рассказал о случившемся ночью.
   - Здесь работают три бригады. Я постараюсь разузнать что-либо. А  по-
ка, - Леша достал из кармана деньги, которые выглядели шаром, оттого что
были скомканы, разделил деньги, поломав шар на  две  части.  Большую  он
протянул Тосе.
   - Возьми. А это оставлю на расходы. Неудачная была ночь. Это все, что
нам удалось выкатать. Но ничего - завтра наверстаем. Пе-ре-стань.  Бери.
Мы ведь с тобой друзья. А кто выручит, если не друг?
   С каждой минутой Тосе становилось все хуже. Попрощавшись  с  Лешей  и
его товарищами, он при помощи итальянки поднялся к себе.
   За этот день "скорая" дважды была у него. Врач накачивал уколами,  но
от этого не становилось легче.
   На следующий день появился Леша, который рассказал, что это работа не
бригадных, а каких-то залетных, которые "работают" на клофелине.
   - Это тебя траванули, - заключил он.
   - Но ведь я сам наливал в пустой бокал.
   - Клаф не имеет ни цвета, ни запаха, ни вкуса. Стоило тебе отлучиться
на пять минут от стола, как они могли налить его в твой пустой фужер. Ты
возвращался и наливал в него же шампанское.
   Три дня пролежал Тося в постели, не радуясь ни погоде, ни  итальянке,
которая изо всех сил старалась проявлять о нем заботу.
   Итак, второй раз в своей жизни он встретился  с  клофелином.  Теперь,
правда, отравили не его, а товарища. Но Тося  испытывал  такое  чувство,
будто посягали на его жизнь.


   ПЯТЬ КАРТ

   Он купил в киоске четыре колоды карт и два часа просидел  за  столом,
подтачивая и подклеивая колоды, Затем отправился к рижанину, прихватив с
собой Виолу.
   Вместе они пили и веселились, играли в дурака. Тося пьянел  с  каждой
минутой. Он вспомнил, какую необычную игру ему показали финны в  поезде,
в котором они вместе ехали в Питер из  Москвы.  Он  забыл  название,  но
смысл помнил.
   И он показал игру, которую придумал как-то вместе с Хубертом. Назвали
ее тогда "пять карт".
   За основу бралась игра под названием "стос". В некоторых  кругах  она
имеет название "твое - мое" или "бита - есть". В  данной  игре  партнеру
предлагается играть не всей колодой, а всего лишь  пятью  картами.  Один
ставит, другой мечет. То есть один выбирает из своей колоды любую  карту
и врезает ее в колоду партнера. Тот, сняв верхнюю часть колоды  в  месте
врезанной карты, кладет ее вниз, переворачивает всю колоду и  просматри-
вает по очереди первые пять карт. Если среди них нет такой же карты, как
в руках партнера, значит, он выиграл. А если есть - значит, проиграл.
   Игра очень проста и заманчива. Фактически нужно найти  одну  из  пяти
карт, лежащих по очереди. Ну, а если не получится здесь - не беда, можно
взять другую сторону.
   В процессе игры рижане знакомились с системой счета.  Тося  напомнил,
что каждая карта имеет четыре масти и счет соответственно  увеличивается
по мере попадания в нужный цвет и масть.
   Но счет еще не закончен. Еще следует помнить о том,  какой  по  счету
была угаданная карта.
   - Даже если честно играть в "пять карт", я только  в  счете  похороню
любого, - говорил Тося Хуберту после очередной  ночи  игры  в  гостинице
"Россия".
   Но в этот раз он не собирался играть честно. У Виолы  находились  три
колоды карт, каждая из которых работала как часы, - нужные карты  вытас-
кивались путем легкого движения двух пальцев по бокам колоды.
   Такие карты сделать было просто до гениальности. Он незначительно за-
узил колоду к одному из ее краев.
   В зауженной таким образом колоде получается, что, если повернуть нуж-
ную карту полюсами, ее всегда можно найти, а когда в ней  отпала  нужда,
повернуть обратно и "потерять".
   Как только колода забивалась и требовалось прилагать сноровку,  Виола
тут же незаметно передавала Тосе новую. Тот ее умело подменивал.
   У рижан закончились все наличные,  но  они  продолжали  играть.  Тося
чувствовал вес их золота, которое перекочевало к нему в карман.  Но  они
упорно требовали продолжения, зная, что вот-вот удача отвернется от  не-
навистного слащавого счастливчика с кучей денег.
   Они давно мошенничали, подменивая поставленную  карту,  но  везло  им
очень редко. Тося часто открывал карты, где четыре из пяти были одинако-
вые и всегда не те.
   Когда ему подходила очередь ставить, он брал специальную колоду, под-
готовленную только для этой цели. Карты в ней были сделаны  книжкой,  и,
например, трефовый валет мог превращаться в короля. Для изготовления та-
кой колоды он расслоил, к примеру, такого же короля, взятого  из  второй
колоды. Получилось две части. На одной части - король, а на другой - ру-
башка. Часть с королем он наклеил на  освободившееся  место  в  частично
расслоенной карте трефового валета.
   Когда он "ставил книжку", то держал ее рубашкой вверх. После того как
рижанин перевернул колоду, Тося увидел открывшиеся две карты. Он перево-
рачивал свою карту, при необходимости перекидывая "язычок" в ту или дру-
гую сторону.
   Прикуп отказывался от игры в долг. Но когда понял, что, кроме машины,
у армян ничего не осталось, согласился. Когда в  последний  раз  открыли
карты, он объявил:
   - Итого с вас, уважаемые, три с половиной тысячи долларов США.  Жела-
тельно в крупных банкнотах. - Тося спрятал карты в карман пиджака.
   Должники пытались что-то объяснить и отсрочить уплату. Но Тося твердо
заявил, что деньги намерен получить сегодня же. По его решительному виду
и быстрому отрезвлению армяне догадались, за  что  Прикуп  обрушил  свой
гнев на них.
   - Нет денег, говорите. А платить надо. Или я в обществе фуфлометов? -
говорил Тося, вплотную приблизившись к седовласому рижанину.
   - Слушяй, ара, зачем так говоришь?
   - Даю вам последний шанс уберечь задницы. За расчет  готов  взять  ту
"шестерку", что стоит у входа. Твоя, кажется?
   Армяне отдали Прикупу документы на машину. Вместе с ним поставили  ее
на гостиничной стоянке, ключи остались у Тоси.
   Он поднялся в номер, где Виола обрисовывала картину происшедшего  Иг-
руну. При виде Прикупа оба бросились с поздравлениями. Но  он  остановил
их, сказав:
   - Дело еще не сделано. Сейчас найду бланк нотариальной  доверенности,
один из тех, что нам сработал днепровский чистодел. Впишу этого Вама  из
техпаспорта, и в путь.
   - Зачем гнать картину, когда за окном ночь? Можно  выехать  утром,  -
сказал Витя, касаясь пальцем золотых предметов, выкладываемых  Тосей  из
карманов на стол.
   - На завтра ары подготовят какой-нибудь фортель, чтобы вернуть  маши-
ну, - ответил Тося и принялся разыскивать нужные бланки в одной  из  до-
рожных сумок.
   - Тося, - произнесла Виола, устраиваясь на кровати. - А как ты  соби-
раешься усидеть за двумя рулями?
   Только тогда он вспомнил, что ни Витя, ни Виола не водили машину.  Он
молча продолжал искать доверенность, но ее нигде не было.
   - Ситуация усложняется. - Тося сел в кресло. - Я  рассчитывал  завтра
продать эту шаху. Но нет генеральной доверенности.  Нужно  время,  чтобы
достать ее. Выехать сегодня из Кировограда мы не можем  в  силу  обстоя-
тельств, но карты спутать - это мы с дорогой душой.
   Под утро Тося забрал выигранную машину со стоянки и перегнал в  гараж
в частном секторе, где щедро заплатил разбуженному хозяину. Вернувшись в
отель, он позвонил в Одессу, и Гриша порекомендовал грамотного  чистоде-
ла, который находится как раз недалеко, в Кривом Роге.  Повесив  трубку,
Прикуп сообщил друзьям:
   - С якоря сниматься, по местам стоять. Курс на Кривой Рог. Через пять
минут всем собраться внизу с вещами.
   Тося подогнал свою машину ко входу, и они втроем стали  укладывать  в
нее сумки. Как только вещи были уложены и багажник закрыт, друзей обсту-
пили пятеро армян, в числе которых были и знакомые рижане.
   - Где машина?! - завопил хозяин "шестерки".
   - Моя машина. Отчет никому давать не обязан, - спокойным голосом  от-
ветил Тося.
   - Как докажешь, что она твоя? Ара, у тебя нет таких документов.
   - Мне не надо это доказывать. Да и некому. Всем  ведь  известно,  что
она - моя.
   - А документы?
   - Да черт с ними, с документами. Я ее так продал. Несколько  продеше-
вил, всего за тысячу двести отдал.
   Бывший владелец машины бросился на Тосю и обеими руками  ухватил  его
за куртку. Последовал удар снизу в челюсть. Рижанин рухнул, не произнеся
ни слова. Его товарищ попытался достать Тосю справа, но Витя,  полностью
оправившийся от недуга, уложил его рядом с другом, нанеся  серию  мощных
ударов.
   Тося поинтересовался:
   - Есть еще желающие? Так как таковых не оказалось, они уселись в  ма-
шину и направились в Кривой Рог.
   Там он получил "генеральную" доверенность и  продал  "шестерку".  Уже
вместе с покупателем они вернулись за ней в Кировоград.


   НА НИКЕЛЬ

   В Кривом Роге Тося познакомился с барыгой, основной работой  которого
была торговля наркотиками. Также он имел опыт продажи цветных металлов в
Прибалтику. Там его коллеги ждали новых поступлений.
   Когда Гена - так звали барыгу - поинтересовался, может ли  Тося  дос-
тать никель, тот твердо ответил:
   - Да, по цене два доллара за килограмм.
   Итак, Прикуп решил попробовать продать десять - двадцать тонн никеля.
   В Кривом Роге находится  крупный  металлургический  комбинат  полного
цикла. Тося понимал, что при выплавке некоторых видов стали  должен  ис-
пользоваться никель как лигирующая добавка. Он разыскал такой цех.  Поз-
накомился с начальником. От него узнал, что никель находится на складе в
плитах по 0,5 мм толщиной, размером 90 на 90 см.
   Когда он встретился с покупателями, те потребовали образец для анали-
за. Тося поменял маленький кусочек никеля, отпиленный от плиты кладовщи-
цей, на коробку конфет. Покупатели, проверив качество,  согласились  ку-
пить все двадцать тонн. Но сделать решили это в два  приема,  по  десять
тонн. Тося прозрачно намекнул, что является посредником самого генераль-
ного директора завода, который не имеет желания ни с кем разговаривать и
доверяет только ему, своему племяннику.
   Дальше обговорили детали. Покупатели вывозили никель своим "КАМАЗОМ".
Тося, узнав номерные знаки машины, пошел готовить документы в кабинет  к
"дяде". Прикуп заранее ознакомился с планировкой заводоуправления и знал
все переходы и выходы. Таким образом, мог перемещаться не замеченным по-
купателями.
   Через четверть часа он вынес товарно-транспортную накладную и еще це-
лую кипу-бумаг, заполненных им на подоконнике  второго  этажа  у  дверей
столовой, в которой производился ремонт.
   - Это пропуск на склад. Сейчас объясню, где он  находится.  Накладную
отдадите кладовщице. Она подпишет и два экземпляра вернет вам. Из товар-
но-транспортной ясно, что никель отгружают для запорожского завода.  Так
что, как только вы его получите и направитесь  в  сторону  Балтики,  вам
придется ехать под другими документами. А сейчас давайте деньги. Я отне-
су их дяде.
   - Деньги мы дадим, как только загрузим машину.
   - Если вы сейчас не дадите денег, вас даже на  территорию  склада  не
пустят, несмотря на имеющиеся у вас документы. Это товар особой  катего-
рии, и без соответствующего телефонного звонка никто с  вами  разговари-
вать не станет. Без денег звонка не будет. Если хотите получить товар  -
придется доверять.
   Тося получил двадцать тысяч долларов и направился к кабинету директо-
ра. Через узкий коридор он выскочил во двор, где его ждал Витя  в  заве-
денной машине. "БМВ" рванула с места. Тося передал толстую  пачку  денег
Игруну:
   - Запрячь подальше.
   - Тося, братик, зачем ты повернул сюда? Давай через шестую проходную.
   - Не суетись. Запрячь лавэ и пристегни умняк.
   Чтобы выехать с территории завода, нужно проехать через одну из  про-
ходных, где в это тревожное время бдительно дежурили  усиленные  наряды.
Черная непроницаемая иномарка подъехала к шлагбауму. Мужчина в форменном
мундире подошел к водительской дверце машины. Через полуопущенное стекло
Тося предложил ему разовый пропуск и назвал фамилию  главного,  инженера
завода. Толстая полосатая труба преграды поднялась,  и  машина  медленно
покатила. Они проехали в десяти метрах от ожидающих покупателей, которые
безмятежно прогуливались, подставляя лица под нежные теплые лучи  весен-
него солнца.
   - Если бы им все-таки удалось узнать номера твоей "бээмвухи", что  бы
ты тогда делал? - спросил Игрун, пряча доллары в машине за  декоративную
решетку динамиков.
   - Продал бы по дешевке, - ответил Тося,  ведя  машину  на  предельной
скорости. - А нет, утопил бы в море. Она себя окупила десять раз, а то и
больше. - Он снизил скорость и пустил машину в режим,  определяемый  до-
рожными знаками. - Откровенно сказать: "Если бы" - в Одессе не  считает-
ся... Вот и проехали последний пост, а это значит, прощай,  дорогой  го-
род, или до скорого. Доставай атлас и смотри, как нам поскорей добраться
до дому.


   СКУПОЙ ПЛАТИТ ДВАЖДЫ

   Наконец-то он дома и может вдоволь насладиться общением с детьми.  Он
гулял с ними два дня и ни в чем им не отказывал. Когда маленький  Аркаша
изъявил желание поехать с отцом в Николаев, где Тося должен  был  встре-
титься с Гвоздем, тот его взял с собой.
   Там, среди множества крепких парней, Аркаша сидел  в  ресторане  и  с
серьезным видом пил сок. Он получал удовольствие оттого, что  чувствовал
уважительное отношение к себе со стороны солидных дядей.
   Вернувшись усталый в Одессу, Тося  крепко  спал  ночью.  Настойчивый,
требовательный звонок в дверь разбудил его. Это был Артур, который, сби-
ваясь, рассказал Тосе, что грузины на своей  "семерке"  здорово  ударили
его новенький "Москвич-2141". Он купил его неделю назад.
   - Тося, я очень тебя прошу, - запинаясь, говорил Артур, - помоги  по-
лучить с них деньги.
   С Артуром Тося познакомился весной прошлого года в  Венгрии,  где  он
отдыхал с Аллой. Но иногда выполнял некоторые работы с  двумя  ребятами.
Тогда и познакомился с Артуром в Будапеште на вокзале  Келети,  где  тот
"работал на фендикосы". Он со своим товарищем Женей продавал большие пу-
затые обручальные кольца с пробой, которые были изготовлены из  рондоля.
В тот раз Тося спас Артура от чеченцев. Один из потерпевших Артура  ока-
зался членом их бригады. В тот момент, когда чеченцы ввалились в бар по-
лучать деньги, Тося находился рядом с Артуром. Он сразу определил  глав-
ного и прочитал ему несколько строк из воровского устава.
   В конце концов остановились на том, что Артур отдаст половину  денег,
заработанных в тот раз, - "Отдаст возврат в полкуша".
   После этого Тося еще несколько раз встречал Артура в  Одессе.  И  вот
сейчас он стоял перед ним.
   Прикуп спросонья согласился помочь Артуру и велел подъехать к  десяти
часам утра.
   Ровно в десять Артур опять разбудил его. Уже к одиннадцати  Тося  пе-
реступил порог квартиры, где находились пятеро здоровенных грузин. Среди
них был один, который знал о Тосе понаслышке и несколько раз видел его в
ресторанах и каждый раз в обществе "весомых". Он сразу представил Прику-
па своим друзьям, мешая русский с грузинским. Те стали  слушать  Тосю  с
уважением и вниманием. В результате недолгой  беседы  грузины  заплатили
один миллион карбованцев. Что являлось вполовину больше реальной  покуп-
ной цены автомобиля данной марки.
   Разбитый "Москвич" остался у них.
   Артур был счастлив. Он мог приобрести такую  же  машину  за  шестьсот
пятьдесят тысяч карбованцев.
   - И хто теперь скажет, шо я не миллионер? - говорил он, водя огненны-
ми глазами по пачкам блеклых банкнот.
   Они подъехали к Тосиному дому. Артур долго благодарил его. Деньги ле-
жали у него в сумке. Прощаясь, он достал двадцать тысяч и протянул Тосе.
   - Не знаю, Тося, что и делал бы без тебя, - сказал он.
   Тося отодвинул деньги и ответил:
   - Спасибо, у меня есть.
   Артур понял, что Тося намекает на какую-то конкретную сумму,  и  ска-
зал:
   - А сколько же, по-твоему, я тебе должен дать?
   - Я думаю, было бы справедливо, если бы я получил половину от трехсот
пятидесяти тысяч, - ответил Тося.
   - Но мы же не договаривались, что так будем делить деньги! - не  уни-
мался Артур.
   - Да, ты прав, Артур. Это моя вина. Но раз мы с тобой не  договарива-
лись, считай, что сделал тебе это по-товарищески. А стало быть, не нужно
мне твоих двадцати тысяч, - проговорил Тося. - Но  хочу  тебе  заметить,
что скупой платит дважды.
   В то время Тося познакомился с молодыми, скромного вида ребятами. Они
краснели при встречах с девушками. Всего их насчитывалось двадцать шесть
человек. Они тренировались в различных спортивных залах. Работы они  вы-
полняли самые дерзкие: похищали людей, пытали, убивали.
   Все эти ребята находились под началом уже немолодого человека по име-
ни Сан Саныч. Он по-отечески, широкой рукой давал им деньги, на дни рож-
дения дарил машины, а на праздники менял их на новые модели.
   Команда эта имела отработанную систему конспирации. Каждый из двадца-
ти шести парней, в случае если бы захотел, не смог бы сдать  более  трех
своих товарищей.
   Тося сдружился с некоторыми ребятами этой команды, пару раз  брал  их
на работу. Вот и сейчас подумал о них.
   Он нашел Близнецов, как обычно, в  спортивном  зале,  во  дворе  кафе
"Снежинка". Прикуп дал задание Славе узнать в ближайшее время, чем зани-
мается Артур. Прощаясь, он предупредил остальных:
   - Не пропадайте. Будьте на связи.
   "На ловца и зверь бежит", - подумал Тося, когда Артур появился как-то
утром у него дома.
   Артур рассказал:
   - Братан, произошла нескладуха там, где я собирался  покупать  тачку.
Придется ждать некоторое время. Но я боюсь, что цены  начнут  расти.  Не
знаю, как и быть.
   Артур знал, что "братан" когда-то "кидал за машины". И  сейчас  решил
просить его:
   - Дружбан, если ты мне кинешь машину, теперь мы с тобой конкретно об-
говорим, сколько ты будешь на этом иметь. И в этот раз у  нас  не  будет
никаких кривотолков.
   - Вот это другое дело, - ответил Тося. - Но не знаю, смогу ли я.
   Вечером того же дня Слава-Близнец сообщил Тосе, что Артур  занимается
обменом валюты и стоит с менялами у Привоза.
   - Я думаю, завтра мы сделаем эту работу, - сказал Тося. - Готовь тро-
их ребят.
   Встретившись с Артуром, он рассказал, что сегодня на заправке  позна-
комился с подходящим продавцом. Но машина не "Москвич", а новая  "девят-
ка".
   - Но чтобы кинуть эту машину, - сказал Тося, - нужно иметь полторы ее
стоимости. Сначала мы ему дадим посчитать деньги.  Потом  заменим  "кук-
лой", в которой должно что-то быть. Если в "кукле" будет меньше половины
стоимости машины, он обязательно даст заяву.
   Оказалось, что у Артура не хватает двухсот тысяч. Тогда Тося их занял
у знакомого ростовщика.
   Они сидели у Артура дома и ожидали,  когда  наступит  время  идти  на
встречу с продавцом машины. Возле ворот двора  Артур  оставил  "Таврию",
взятую у сестры. Деньги были пересчитаны и находились в Тосиной  барсет-
ке, которая стояла посреди стола.
   - Когда мы кинем эту "девятку", - говорил Артур, - мы разделим с  то-
бой половину, братан, тех денег, за которые она мне обойдется.
   Тося не успел ответить, так как раздался звонок в дверь, и Артур  по-
шел открывать. Послышался шорох в прихожей. Затем появился Артур,  кото-
рый, получив в прихожей удар между лопаток, упал на пороге комнаты.
   В комнату вошли Близнецы и еще двое крепких ребят. В руках Слава дер-
жал "беретту".
   - Всем на пол! Лицом вниз! - скомандовал Близнец.
   - В чем дело? - слабо пробормотал Тося.
   - На пол! - истерически заорал Слава.
   Артур попытался подняться, но тут же получил два сильных удара.  Тося
послушно лег на ковер.
   - Давайте посмотрим, чем вы тут занимаетесь, -  сказал  Вова-Близнец,
защелкивая наручники на руках Артура.
   Он подошел к столу и заглянул в барсетку.
   - Ах, вот оно что! - сказал он и сильно ударил Артура ногой  по  реб-
рам. Тот вскрикнул.
   Тося попытался что-то сказать, но также получил удар в живот,  отчего
громко застонал.
   - Вы что, голубые, ребята? - спросил один из друзей Близнецов. - Чего
это у тебя брюки расстегнутые? - Он смотрел на Артура.
   И вдруг все они куда-то исчезли.
   Тося "пришел в себя".
   - Где они? - спросил Артура.
   Тот ответил, что не знает.
   - И вообще что это было? - поднимаясь, спросил Прикуп.
   Артур тоже попытался встать, но у него это не получалось, так как ру-
ки за спиной оставались в наручниках. Тося подошел к нему и  помог  под-
няться. Причем делал это, кряхтя от боли. С губы Артура сочилась  кровь.
Тося перевел взгляд на стол. Барсетки не было.
   - Они забрали наши деньги, - сказал он. А потом добавил: -  Может,  и
твою машину прихватили? Где ключи?
   - Должны быть в кармане, - отозвался Артур, еще  не  совсем  понимая,
что произошло. - Тося, расстегни наручники. Они мне очень давят.
   - Как же я их расстегну, если у меня нет ключа? - Тося полез в карман
Артуровых брюк за ключом от машины. - А и правда, чего у тебя расстегну-
ты брюки? - поинтересовался он. В это время нащупал ключ и вытащил  его.
На колечке висел маленький ключ от наручников. - Как это все понимать? -
спросил Тося, недоуменно глядя на Артура.
   Артур, ничего не понимая, перевел взгляд с Тоси на ключик.
   - Я не знаю. Это не мой ключик... Не знаю, как он там,  братан,  ока-
зался, - говорил искренне удивленный Артур.
   Тося примерил ключ. Он подошел. Артур освободился от наручников.
   - Это ты устроил такой спектакль? - сказал  Прикуп,  взяв  телефонную
трубку. - Чтобы выбить меня за двести тысяч? Не так ли, Артур?
   - Да что ты, Тося! Я сам не пойму, что произошло, - извинялся Артур.
   Тося позвонил Вите Игруну, и тот с Родей через десять  минут  были  у
Артура дома.
   Внимательно выслушав рассказ об ограблении, Игрун сказал:
   - Сейчас поедем и перевернем весь город с ног на голову и найдем тех,
кто это сделал! Но смотри, Артур, если это окажется твоих рук  дело,  то
мало тебе не покажется.
   Тут Артур заявил:
   - Я буду звонить в милицию.
   - Ах" в милицию? - сказал Игрун. - Зачем тогда нужно было звать  нас?
Решай с ними свои проблемы. А мы в это время будем решать свои.
   - Жалко, что они у нас не общие, - добавил Тося.
   Он подошел вплотную к Артуру и сказал:
   - Дай Бог, чтобы это было не так! Но, даю тебе слово, что обязательно
найду этих ребят. И тогда решу, как с тобой говорить дальше.
   Они втроем покинули Артура.
   - Неужели он даст заяву? - спросил Тося у Вити за обедом.
   - Не думаю, - отвечал тот. - Что он там напишет? Что хотел кинуть  за
машину, а пришли, поставили под пистолеты и забрали наличку  и  "куклу"?
Или он идиот.
   Но Артур все-таки написал заявление. Дело было поручено знакомому ему
следователю. Тосю вызвали в райотдел, где он "откровенно" рассказал  все
как было.
   - Вы знаете, - напоследок сказал ему следователь,  -  Артур  считает,
что это нападение могли организовать вы.
   - Почему это он так считает? - удивился Прикуп.
   - А потому, что вы ему сказали, что скупой платит дважды. А он гоэте-
рял именно такую сумму.
   - Да это не я сказал. Это кто-то из велажких, - ответил Тося, искрен-
не улыбаясь.


   НЕПРИЯТНОСТИ ПЛЮС ПОКУШЕНИЕ

   Через пару дней он с Близнецами на своей машине заехал во двор, где к
ним должен был спуститься Гриша Рябой.
   - Есть лишь единственный случай, при котором вас могут найти и  опоз-
нать, - говорил Тося. - Это возможно, лишь если  вас  примут  вместе  со
мной.
   Прикуп остановил машину и хотел посигналить, но Слава его остановил.
   - Видишь, тонированная "девятка"? - сказал он. - Это мусора.  Кого-то
они здесь пасут.
   - Уж не Гришу ли? - проговорил Тося. - Нужно предупредить.
   Он посигналил и, когда Гриша появился в окне, знаками указал  ему  на
присутствие милиции.
   Они выехали со двора и проехали вдоль улицы.  Уже  поворачивая,  Тося
заметил, что "девятка" последовала за ними. Он нажал на газ.
   Каким-то странным чутьем водитель "девятки" предугадывал движения То-
синой машины. Тосе удалось значительно оторваться и пуститься в лабиринт
маленьких улочек. И когда он уже подумал, что они ушли, "девятка" появи-
лась совсем рядом. Началось все сначала.  Он  опять  выскочил  на  цент-
ральные магистрали города и сказал Близнецам:
   - У них в машине рация. Скоро за нами последуют  еще  машины.  Приго-
товьтесь. Как только немного оторвусь, сразу за поворотом будете  выпры-
гивать.
   Он вдавил педаль акселератора и сильно оторвался от идущей  по  пятам
машины. Как только остановился  за  поворотом,  Близнецы  выскочили.  Он
слился с потоком машин и остановился на светофоре.  И,  как  выяснилось,
вовремя.
   В погоне участвовали три  машины,  которые  остановились,  блокировав
движение. Его вытащили из-за руля, сильно нагнули головой вниз и  завели
руки за спину. Придерживая за волосы, его  положили  на  заднее  сиденье
подъехавшей "девятки" и доставили в райотдел в наручниках.
   Там оперативники выместили все зло на Тосе. Они втолкнули его в  пус-
тую комнату и долго сильно били. Ему достались многочисленные удары  ру-
кояткой "макара" по голове, ногами в грудь, в живот.
   - Из-за тебя машину ударили на подъеме. Сто сорок  шел.  Если  бы  ты
подпустил меня на расстояние выстрела,  я  бы  стрелял,  -  говорил  ма-
ленький, крепкий в кожаной куртке, усердно молотя Тосю ногами.
   Когда им надоело его бить, один из них достал из кармана отобранный у
кого-то баллончик и с наслаждением начал поливать из него Тосю.  У  того
сначала было удушье и слезы. Но вскоре он перестал ощущать действие  га-
за.
   Оперативники пытались узнать, что за люди были вместе с ним в  машине
и куда они делись. Но Тося не отвечал. Они оставили его,  пообещав  вер-
нуться.
   Его отвели в кабинет, где за столом сидели два следователя. Когда  он
вошел и уселся напротив одного из них, следователи дружно достали платки
и принялись утирать слезы.
   - Что это за резкий запах? - удивлялись они.
   У Тоси болела и кружилась голова. Были сломаны два ребра.  Левое  ухо
посинело и распухло.
   - Кто был у тебя в машине и почему ты убегал? - обратился к нему сле-
дователь. - Наши ребята злы на тебя еще и за то, что в погоне они  заце-
пили крыло своей машины.
   - У меня семья, дети, - начал Тося. - Я хотел  немного  заработать  и
взялся подвезти этих двоих. Тем более что они щедро  обещали  заплатить.
Они мне сказали: "Жми" - я и ехал. А вообще я и не  подозревал,  что  за
мной кто-то гонится. Сначала подумал, что за быструю езду остановили.
   Затем он все это написал на бумаге.
   Его увели в камеру. Вернулись трое из тех, кто принимал участие в его
задержании. Они вывели его из камеры и завели в какой-то кабинет,  поса-
дили на стул в центре комнаты, руки сковали наручниками за спинкой стула
и принялись допрашивать.
   - Кто был с тобой в машине? Тосю знобило от полученных ранее ударов.
   - Подобрал по дороге двух пассажиров, - ответил он.
   Маленький взял двухпудовую гирю, стоявшую в  углу,  и,  раскачав  ее,
ударил в грудь Тосе. Тот покачнулся на стуле и издал глухой  стон.  Руки
были крепко затянуты наручниками и сильно болели.
   - Кто был с тобой в машине? - повторил маленький и еще раз ударил его
гирей.
   Тося перестал отвечать на вопросы. Еще некоторое время они издевались
над ним, потом ушли. На прощание один из них сказал:
   - Мы вернемся и тогда поедем глянем, как ты умеешь плавать.
   Через некоторое время его привели к следователю. Тот вернул ему доку-
менты на машину и ключи и сказал:
   - В этом доме на восьмом  этаже  сработала  квартирная  сигнализация.
Приехала оперчасть и задержали двоих. Когда они увидели  вас,  подумали,
что вы тоже можете быть причастны к этому делу, и  поэтому  организовали
погоню. Теперь выяснилось, что к этому ты не имеешь отношения. Но ребята
очень злы на тебя. Поэтому, пока они на оперативке у начальника,  уезжай
поскорее.
   Прикуп с трудом добрался до машины и поехал домой.
   Целый день звонили Близнецы и, когда узнали, что он наконец дома, хо-
тели приехать, но он сказал, что делать этого не стоит.
   Ночь он провел дома. Наутро встал, чувствуя себя как побитая  собака.
Ухо торчало в сторону. Согнуться было невозможно. Болели ребра и  почка.
Голова была в ссадинах и кровоподтеках.
   Дети собирались в садик. Водитель - молодой парень по имени Сергей  -
подогнал машину. Тося сказал, что отвезет их сам, и отпустил его  домой.
Он с трудом спустился по ступенькам и сел за руль. Дети  устроились  ря-
дом, с сочувствием глядя на отца. Вчера во время обыска из машины исчез-
ли три ножа, зажигалка, очки и симпатичная аптечка.
   Подъехали к садику. Дети вышли. Он ждал, пока они  добегут  до  своей
группы, стоявшей в тридцати метрах от них.
   Открылась дверца с его стороны. Тося поднял голову и увидел  крепкого
мужчину средних лет.
   - Ты Прикуп? - спросил тот.
   - Ну, - сказал Тося, пытаясь определить, к какой категории  относится
этот человек. "Может, он из милиции?" - подумал Тося. Но тут парень ска-
зал:
   - Перо под седушкой - это твоя смерть! С этими  словами  он  нагнулся
над Тосей и нажал кнопку на пассажирской двери. Прикуп увидел совершенно
белого, невысокого парня в спортивном костюме, который открыл  дверцу  и
уже собирался влезть в машину. Тося собрал все силы  и,  навалившись  на
одного спиной, согнул ноги к груди и сильно ударил другого. Тот  вылетел
из машины. Но со спины последовал удар молотком по голове. Тося  качнул-
ся, и удар получился скользящим. Он пришелся  в  плечо.  Последовал  еще
удар молотком, который оказался точнее первого. Тося успел  развернуться
к нападавшему с молотком и сильно ударил его ногой в пах.
   Было восемь часов утра. У садика стали собираться  люди.  Поняв  это,
двое нападавших побежали к машине, которая ждала их у выезда  со  двора.
Это была белая "шестерка" без номеров, в которой сидел лишь водитель.
   Тося завел машину и хотел пуститься в погоню, но кровь из раны на го-
лове заливала глаза. Ему показалось, что, когда белая "шестерка" рванула
с места, вслед за ней тронулась другая машина,  за  стеклом  которой  он
увидел профиль Алика.
   Его обступили дети и воспитатели. Он вышел из машины и попросил поло-
тенце. Одна из  воспитательниц,  молодая  женщина,  умела  останавливать
кровь. Она сделала это с помощью движения над головой руками. Также Тосе
сообщили, что у Рыжего сзади изпод пояса торчала рукоятка пистолета.
   - Сейчас приедет милиция, - сказала директор садика.  -  Я  позаботи-
лась.
   Услышав это, Тося сел в машину и, поблагодарив, уехал. "Что это такое
было? - думал он дорогой. - На убийство не похоже: можно  было  сто  раз
выстрелить. Они хотели меня куда-то вывезти. Интересно, с какой целью?"
   Тося пришел к Дворному, когда тот еще спал. Уселся в кресло и вкратце
рассказал сонному Мише, что произошло.
   - Не может быть! - сказал тот. - Как? Сейчас, в восемь утра?
   Но вид Тоси его очень быстро убедил. Дворный пошел к телефону и  стал
обзванивать всех подряд. Он просил, чтобы каждый предоставил  на  осмотр
своих белых парней.
   Затем они перебрались в кафе-резиденцию. Здесь Тосю уложили на диван,
и Дворный сказал:
   - Я съезжу и привезу всех белых. И ты сам сможешь определить, кто это
был.
   Но в этот день нападавшие не были найдены.  Еще  десять  дней  Прикуп
провалялся у себя дома. Но белого так и не нашли.  Дворный  показал  ему
двадцать человек, но никто из них не был похож ни на одного  из  обидчи-
ков.
   Сидя за рулем старенькой "семерки", Алик крутил в руках спичечный ко-
робок и говорил Особому:
   - Не вышло выцепить. Ничего, у меня есть новый план. В следующий  раз
Прикупа разорву.
   - Мы уже дважды споткнулись на нем. Мастевой он пацан, что там  гово-
рить. - Это произнес Особый с заднего сиденья автомобиля.
   - Здесь Блондин лоханулся. - Алик оживился  и  принялся  жестикулиро-
вать. От этого спичечный коробок стал мелькать у самого носа Дон Кихота,
сидевшего рядом на пассажирском сиденье. - Нужно было без  базара  нака-
тить молотком в жбан. А уже когда б отъехал, открывать вторую дверцу.  И
все - сели в тачку и уехалиь. - А там я с него быстро  получу  пятнашку.
Разорву... Кину на погреб. Поставлю бочку с селедкой. На четвертый  день
он мне тридцать отдаст.
   Тося, лежа на диване, нажимал на большие сочные груши. Смотрел  теле-
визор и набирался мудрости и сил. При этом думал: "Похоже, Алик сошел  с
ума. Всю жизнь я слышу угрозы, и это стало  нормой,  поднимающей  тонус.
Если бы я занимался философией, этот случай мог явиться последней точкой
в моей профессорской диссертации на тему: "Угрозы. Способы распознавания
степени опасности. И каким из них суждено сбыться..." Но если бы  у  ба-
бушки был член - она была б дедушкой. И поэтому надо подумать,  как  за-
кончить с Аликом. А научным трудам в моей жизни места нет".
   Поправившись от нанесенных увечий, Прикуп направился в Киев,  взяв  с
собой Байрама.


   ПЛАСТИНЫ ДЛЯ ДАНТИСТОВ

   В Киеве они встретились с Яшей Самсоном. Это был известный аферист  в
возрасте сорока трех лет, полноватый, с видом добряка совершенно бесхит-
ростного.
   Самсон предложил работать вместе. Он показал золотые  пластины,  дос-
тавленные из Америки. Пластины эти можно было легко  продать  дантистам.
Тося, подумав и посовещавшись с Байрамом, сообщил Самсону, что они  поп-
робуют поработать на эти пластины. И если работа  получится,  они  будут
отдавать ему третью долю.
   Тося нашел дантиста. Познакомился с ним и предложил пластины.  Тот  с
радостью согласился, так как цена была очень выгодной. Речь шла о десяти
тысячах долларов. Так как дантист считал это суммой приличной, он пытал-
ся принять все меры предосторожности.
   На встречу он взял с собой одного товарища, сведущего в вопросах  зо-
лота, с которым собирался проверить качество пластин  с  помощью  всяких
реактивов. Также они наняли охрану - двоих крепких молодых ребят.
   Друзья в назначенное время приехали к кабинету дантиста. Их уже  жда-
ли. В кабинет вошли вчетвером: Тося с Байрамом и лысый дантист с кучеря-
вым товарищем. Двое телохранителей остались ожидать за дверью.
   - Сразу приступим к делу, - сказал Тося.
   Байрам достал мешочек, в котором находились пластины, и протянул  лы-
сому. Тот извлек содержимое и передал кучерявому для  проверки.  Мешочек
напоминал кисет и был сделан из кожи. Этот мешочек понравился лысому. Он
держал его нежно, с любовью. Всякий раз, получая от своего коллеги  про-
веренную пластину, он говорил: "Восторг", - и клал ее в  мешочек.  Когда
проверка была закончена, лысый дандист завязал шнурки кисета узлом.  Еще
раз сказал: "Восторг", - и протянул кисет Тосе.
   - Сейчас предлагаю вам посчитать и проверить наши баксы.  -  С  этими
словами он разжал пальцы, и кисет очутился в Тосиной руке.
   Он хотел спрятать мешочек с золотом в боковом  кармане  пиджака,  но"
видимо, ошибся, и золотой кисет упал на пол. Кучерявый тут  же  бросился
поднимать ценность с пола. Подняв, положил на стол.
   К моменту завершения пересчета десяти тысяч долларов  у  сейфа  лежал
мешочек, только в нем находились медные пластины, ни по форме, ни по ве-
су не похожие на те, которые проверял пять минут назад кучерявый.
   Дальше шла обычная процедура. Пластины были положены  на  дно  сейфа,
сейф закрыл лысый, ключ взял Тося. При этом он сказал:
   - Ключ отдам, когда мы с другом сядем в машину. Мы  боимся  нападения
двоих амбалов, которые стоят за дверью. Учтите, если  что-нибудь  пойдет
не так, я проглочу этот ключ. - И он помахал большим ключом у носа  рас-
терянного дантиста.
   - Нет, нет, что вы! - говорил тот. - Мы порядочные люди.  Но  раз  вы
так хотите, нам нетрудно будет провести вас до машины.
   Все вчетвером под охраной двоих здоровяков направились к машине. Ког-
да Тося залез в такси и отдал ключ, Байрам сказал:
   - С вами опасно иметь дело! У вас такие головорезы. Признаться, я все
время так боялся, что чуть было не наложил в штаны.
   Однажды Байраму срочно понадобилось уехать в Одессу по  каким-то  се-
мейным делам. Тося попрощался с товарищем, а сам остался в Киеве.


   ЖИЗНЬ ВТРОЕМ

   Прикуп позвонил в Одессу и уговорил Аллу приехать к нему. Она  приле-
тела самолетом и прихватила с собой подругу по имени Ана. Когда  послед-
няя знакомилась с Тосей, она сказала:
   - Ана. С одним "н".
   Ана была молоденькой, красивой и очень ласковой  девушкой.  Но  ум  и
практичность ее явно не соответствовали внешности. В душе она была мате-
рая львица. Некогда она была пассией одного крупного  одесского  дельца,
Фимы Шнобеля.
   Фима был убит в своем доме собственным шестнадцатилетнем  сыном.  Тот
убил отца, якобы защищая от него свою мать.  Но  самое  интересное,  что
бедная вдова после смерти мужа осталась совершенно без денег. Безутешная
женщина требовала у Аны, чтобы та отдала ей деньги мужа. Но Ана  говори-
ла, что ни о каких деньгах и слыхом не слыхивала.
   И вот это создание, скромного и невинного вида, сошло вместе с  Аллой
с трапа самолета.
   После поцелуя, переполненного любовью и страстью, Алла объяснила  То-
се:
   - Тося, Сережа стал невозможно ревнивым  и  подозрительным.  Пришлось
взять с собой Ану. О том, чтобы я ехала одна, и речи быть не могло.
   Ана улыбнулась улыбкой, значение которой было известно только ей  са-
мой.
   В Тосе клокотала страсть. Он не мог дождаться минуты, когда они с Ал-
лой останутся наедине. Мельком взглянув на Ану и улыбнувшись ей,  он  не
мог не заметить ее обаяния и привлекательности.
   Усадив обеих подруг в машину, он помчался домой,  нарушая  правила  и
обляпывая прохожих грязной водой из луж.
   Наконец он очутился в постели с Аллочкой, по  которой  соскучился  до
пульса в висках. Они предавались любви, причем для этого  использовались
диван, журнальный столик, кресло, ковер на стене и даже подоконник.
   Вдоволь насладившись друг другом, они лежали на диване.  Тося  открыл
глаза и увидел, как Ана, прижавшись лицом и всем телом к  косяку  двери,
смотрела на него, слегка прикрыв глаза и приоткрыв рот, откуда едва вид-
нелся кончик языка. В ее дыхании чувствовалась страсть, по силе схожая с
мощью Везувия.
   Он удивленно взглянул на Ану. Та отвернулась и пошла в глубь  коридо-
ра. Прикуп обратился к Аллочке, которая прижималась к нему:
   - Давай позовем твою подружку, чтоб она не скучала.
   Алла приподняла голову и внимательно посмотрела на улыбающегося Тосю.
В его глазах она увидела знакомый огонек, говорящий о том, что  уже  все
решено.
   - Ты уверен, что этого хочешь?
   - Очень этого хочу. Пойди поговори с ней и приходите вместе.
   Алла нехотя встала, набросила на себя его рубашку и вышла.
   - Только не кидай якорь! - крикнул Тося ей вдогонку.
   Он налил в фужер шампанского и выпил почти залпом,  Затем  закурил  и
принялся ждать, слегка нервничая. Желание дикого, животного секса  овла-
девало им волнообразно. В дверях появилась Алла и завела в спальню  Ану,
которая застенчиво опускала голову. Ана была  одета  в  джинсы,  которые
плотно облегали ее красивые бедра. Тося усадил ее на диван рядом  с  со-
бой. Провел кончиками пальцев по ее  лицу.  Затем,  не  торопясь,  начал
расстегивать пуговицы на ее белоснежной блузке.
   Ана сидела не шевелясь, затаив дыхание и опустив голову. Он  попросил
Аллу, чтобы та помогла ему.
   Когда блузка и лифчик были сняты, он уложил Ану  на  диван  и  крепко
взял за плечи, медленно опуская ее голову на подушку. Расстегнув  джинсы
и стянув их до колен, он принялся ласкать ее, поглядывая, как та наслаж-
дается этим. Алла стащила с Аны джинсы и трусики и принялась ласкать  ее
грудь. Та закрыла глаза и, запрокинув голову, начала слегка стонать. Те-
ло ее пришло в движение. Грудь и губы налились, отчего стали манить  его
еще сильнее.
   Ана изумила и удивила Тосю, довольно искушенного  в  вопросах  секса.
Это была очень страстная, ласковая, с большим опытом и, главное, с неве-
роятной интуицией в сексе женщина. Желания в  Тосиной  голове  возникали
вместе с их исполнением Аной. Он хотел ее снова и снова. При  этом  Алла
не желала оставаться в стороне. Ей передавалось настроение страсти обоих
любовников, она целовала, ласкала все участки их тел.
   Они втроем провели два замечательных майских дня в Киеве. После  чего
отправились в гостиницу "Ялта", где еще десять дней не расставались.
   Был дивный день, и они решили прогуляться по набережной. Там не спеша
ходили отдыхающие, приподняв носы и понюхивая воздух, свежесть  которого
их заставила сюда приехать.
   Увидев множество картин, развешанных вдоль всего парапета, Ана подош-
ла к одной из них и взяла в руки.
   - Руками не трогать! - раздался голос владельца произведения, который
стоял поодаль в кругу своих коллег.
   В это время подошли Тося с Аллой.
   - Вы что-то хотели купить? - не унимался владелец.
   - Нет, мы хотели руками потрогать, - сказал серьезно Тося.
   Влюбленная тройка весело рассмеялась. Смех был таким искренним и  за-
разительным, что кучка художников также разразилась смехом.
   - Как ты думаешь, Тося, кто-нибудь из окружающих нас людей  догадыва-
ется, что мы живем втроем? - спросила Ана, завязывая узел галстука у не-
го на шее.
   - Думаю, что не догадываются.
   Вечером они сидели в ресторане. Ана надела платье из перьев  какой-то
редкой птицы. Фасон платья был также редким и оригинальным: впереди, то,
что выше талии, выглядело двумя неширокими полосками, которые должны бы-
ли закрывать грудь от посторонних взглядов. Во время танцев это не полу-
чалось.
   Они сидели за столиком и счастливо смотрели друг на друга. Алла  была
справа от него, Ана - слева. Под столом руки обеих расстегивали ему  ши-
ринку.
   В это время подошел молодой симпатичный парень.
   - Извините, я сижу вон за тем столиком и давно наблюдаю за вами. Поз-
вольте мне от чистого сердца подарить бутылку шампанского и коробку кон-
фет в знак моего восхищения всеми вами.
   Сказав это, он поставил на стол шампанское и конфеты и тут же исчез.
   - Вот тебе ответ на твой вопрос, Ана, - открывая шампанское и  широко
улыбаясь, сказал Тося.
   Они поехали обедать в "Караголь". Это был ресторан в два этажа,  сде-
ланный из сруба.
   Официант привел их в один из банкетных залов, где они захотели  уеди-
ниться. Зал выглядел симпатичным. Здесь были чучела  кабана  и  какой-то
птицы, а над камином висела оленья голова с ветвистыми рогами. Два стола
были накрыты белой скатертью и сервированы.
   ...Тося наблюдал за Аной, которая, чувствуя его взгляд, ела  маслины.
Делала она это так, что им овладело страстное желание обладать ею.  Этим
он поделился со своими подругами, которые с радостью поддержали его. Они
страстно принялись его ласкать. У Тоси кружилась голова и кровь  била  в
виски.
   Он легко поднял Ану с колен и, сдвинув сервировку соседнего стола  на
край, уложил ее...
   ...Тося уселся на свое место и закурил. Алла и Ана достали  пудреницы
и стали поправлять прически.
   В дверь постучали. Вошел официант.
   - Вы не станете возражать против присутствия рядом с вами  нескольких
девушек?
   В зал вошли шесть молодых  непривлекательных  девушек  и  уселись  за
стол, на котором только что происходила сцена дикой  любви.  Расположив-
шись, девушки начали изучать меню. Они были сконфужены атмосферой секса,
которая успела проникнуть в каждый утолок этого небольшого зала. Девушки
раскраснелись еще больше, когда Тосины девчонки принялись смеяться.  По-
ерзав на стульях еще немного, они, смущенные, дружно встали и вышли. Чем
дали возможность нашему трио продолжить свои игры.
   Отдохнув в Ялте, Тося с обеими подружками приехал в Одессу. Алла сра-
зу отправилась домой к мужу и ребенку. Прощаясь, она внимательно  всмат-
ривалась в его глаза, словно могла найти в них  ответ  на  волнующий  ее
вопрос. Но ответа не было. А он молчал. Тогда она сказала:
   - Ты разве не хочешь, чтобы все стало на место?
   - О чем ты? - притворился Тося.
   - Теперь мы так и будем втроем? Я больше так не могу. Хватит.  Теперь
тебе надо выбрать. - И она заплакала.
   Тося обнял ее и поцеловал, заверяя, что любит ее.
   - А поговорим лучше завтра после того, как отдохнем.
   Когда Тося отвез домой Ану, та не сказала ни слова, а  только  обняла
его нежно, поцеловала, прижалась к груди и так стояла, не  шевелясь.  Он
нежно отодвинул ее и, попрощавшись, ушел. Но по дороге домой все  думал,
как же нежна и желанна эта девчонка. Как она необычна и нетребовательна!
   Дома встретили дети и Потап, и он на время забыл об Ане.
   Вечером приехал Гриша Рябой. Когда Тося упомянул имя "Ана", тот расс-
казал о хитрости и коварстве этой женщины.
   Когда Гриша приехал на похороны Фимы, он поставил машину  на  кладби-
щенской стоянке. По дороге у входа на кладбище он увидел  Ану.  Поздоро-
вался и хотел пройти мимо, но она повисла у него на руке, объясняя  тем,
что вот-вот потеряет сознание, как это уже случилось пять минут назад.
   Гриша пришел к могиле Фимы с Аной под руку, чем привел в  неистовство
вдову и в замешательство многих участников церемонии.
   Также Гриша поведал Тосе, что Ана держала Фиму в  кулаке,  шантажируя
какими-то его делами. Своим рассказом Гриша положил конец сомнениям дру-
га, и Тося решил выбросить Ану из головы, ведь и Алла просила об этом.
   С Аллой они направились в квартиру,  которую  он  снимал  только  для
встреч с ней.
   Они слились в единую страсть. Не существовало желаний  каждого.  Было
одно общее желание, которое исполнялось с неистовой силой. Они  соскучи-
лись, потому что давно не были вдвоем.
   Позже лежали на кровати, и она рассказывала, как сильно ревновала То-
сю, когда видела, что Ана завлекает его гораздо больше.
   А в это время муж Аллы, Сережа, сидел в своей машине, которую  поста-
вил у входа в подъезд. В одной из квартир этого дома лежала его  жена  в
постели с Прикупом.
   Сегодня утром он получил письмо, в котором довольно подробно описыва-
лись отношения между Тосей и Аллой. В письме был точный адрес этой квар-
тиры с описанием планировки комнат и с указанием номера и цвета  Тосиной
машины, а также места, где он ее паркует. Вместо подписи в письме значи-
лось: "Ваша коллега, которая не может наблюдать, как  наставляются  рога
такому великолепному человеку".
   Это письмо Сергей получил на кафедре физкультуры и спорта университе-
та, где он работал.
   Итак, вот уже три часа он сидел у входа в подъезд,  нервничал,  жевал
спичку.
   Тося посмотрел на часы и подпрыгнул на кровати:
   - Я пятнадцать минут назад должен был забрать детей  из  садика!  Так
быстро бежит время. Думал, у меня есть еще часок.
   Любовники наскоро начали одеваться.
   - Накрасишься в машине, - открывая дверь, сказал Тося.
   Они через ступеньку побежали к выходу.
   Сережа глянул на часы. В этот момент парадная дверь  распахнулась,  и
из нее вышел Тося, держа Аллу за руку. Вместо того,  чтобы  пройти  мимо
Сережиной машины, он резко повернул влево и повел свою подругу по  узкой
тропинке вдоль дома.
   Чтобы последовать за ними, Сереже нужно было либо  выйти  из  машины,
либо объехать соседний дом. Микроогороды, обтянутые проволокой, не дава-
ли возможности проехать машине. Сережа решил объехать соседний дом.
   Тося уселся в машину и запрокинул голову на подголовник. Силы на  се-
кунду покинули его. Дверь машины оставалась открытой.
   - Нельзя так резко переключаться на реальную жизнь, на  ее  заботы  и
проблемы, - сказал он, удобно развалившись на сиденье и прикрыв глаза. -
Даже шевелиться не хочется.
   Алла сидела рядом. Она, достав  косметичку,  приготовилась  накрасить
припухшие губы, они выдавали мощь и страсть тех трех часов любви, где им
уделялось не последнее место.
   Тося открыл глаза и увидел бежевую "шестерку", которая медленно  дви-
галась на них. Он глянул на номер.
   - Шестьдесят три десять. Какой номер машины у твоего мужа?
   Алла перевела взгляд с зеркальца на движущуюся машину.
   - Это он! - Она вся вжалась в сиденье.
   Прикуп завел машину. "Шестерка" угрожающе  приближалась.  Тося  выжал
сцепление и включил заднюю передачу.  В  случае  тарана  он  рассчитывал
смягчить удар. Но перед самым носом "шестерка" свернула и на малой  ско-
рости проехала мимо. Тосина машина была тонирована. Через стекла  невоз-
можно было рассмотреть человека. Но дверь продолжала  оставаться  откры-
той, и Алла смогла увидеть разъяренный взгляд своего мужа.
   Прикуп следил за движением машины в зеркало заднего вида.  "Шестерка"
пошла на разворот. Она походила на коршуна, делающего круги вокруг жерт-
вы. Он закрыл дверь и рванул с места.
   Время было вечернее, и час пик достиг апогея. Тося на большой скорос-
ти вошел в ряды машин, на которых служащие возвращались из своих комфор-
табельных офисов. Он несколько побеспокоил их своими  маневрами  и  ско-
ростным режимом. Так что тем пришлось проявить внимание и реакцию. "Шес-
терка" отставала, но была в поле видимости. Покинув узкие улочки перифе-
рии, Прикуп несся по более значительным улицам, ведущим в центр  города.
Светофоры горели красным, и приходилось их проскакивать. Сережа  включил
фары и с помощью звукового сигнала пытался растолкать машины. Но это ему
удавалось гораздо хуже, чем Тосе. Погоня  была  стихией  последнего.  Он
изучил ее законы и чудесно ими владел. Определив место, куда  необходимо
было добраться, он знал, что нельзя ехать каким-либо определенным  марш-
рутом. Если при повороте налево требуется остановка, значит, надо  пово-
рачивать вправо. Это был основной закон, которого он всегда придерживал-
ся.
   - Сейчас оторвусь от него, и ты выйдешь. Подождешь, когда он проедет.
Возьмешь такси и приедешь домой. Позвони Лариске, чтобы она подтвердила,
что ты была это время у нее. Когда придет Сережа, скажешь, что это  была
не ты.
   - Да он не поверит.
   - Но и доказать обратное он не сможет.
   - Он меня убьет.
   - Пусть попробует! К этому времени, думаю, он несколько остынет. При-
готовься, на следующем повороте будешь выходить. Все будет хорошо. Я те-
бя люблю.
   Повернув, Тося остановил машину. Поцеловал Аллочку,  попросил  позво-
нить.
   Как только Алла вышла, он рванул с места и попал в поток машин. Горел
красный светофор. Тося остановил машину в левом ряду. С  правой  стороны
подъехала "шестерка". Из открытого окна вылез по пояс Сережа и  постучал
в закрытое стекло Тосиной машины. Прикуп опустил стекло. Сережа  засунул
голову в машину и оглядел салон. На заднем диване малинового велюра уют-
но лежала кукла Барби, нежно оставленная Ксюшкой покататься до вечера.
   Сережа изумленно глянул на Тосю:
   - Где?.. Где Алла?
   Тося недоуменно пожал плечами:
   - Ты, наверное, ошибся, братишка.
   Постояв некоторое время, глядя на ничего не понимающего Сергея,  Тося
не спеша поехал, так как задние машины подняли негодующий вой.
   На следующий день Алла рассказала Тосе о письме, которое получил  Се-
режа.
   - Он не бил тебя?
   - Нет. Я ему сказала, что он ошибся. Конечно, он не поверил, но  при-
нял это, так как посчитал удобным. Вот только целый вечер ходил по  ком-
нате и повторял с разными интонациями: "Ты ошибся, братишка... Хм,  бра-
тишка... С блатными связалась, сука".
   - Кто знал об этой квартире? - немного подумав, спросил Тося.
   - Ира Колесо. Вот и все, - ответила Алла.
   - Нет, не все. Об этой квартире знала Ана. -  И  он  многозначительно
посмотрел на изумленную Аллочку.
   Ана заканчивала университет. У нее вскоре должна была состояться  за-
щита диплома. Алла так разозлилась на нее, что решила во что  бы  то  ни
стало не дать этому случиться. Об этом и сообщила Ане при встрече.
   - Ты решила подкорректировать мою личную жизнь на свой лад. Но у тебя
ничего не вышло. А теперь моя очередь немного подправить твою. И у  меня
это получится.
   Она так увлеклась идеей срыва защиты диплома  своей  бывшей  подруги,
что стала просить помощи у своего мужа Сергея.
   Защиту диплома по каким-то неизвестным для Тоси причинам перенесли на
будущий год.
   - Я думала, что ты не захочешь после такого со  мной  встречаться,  -
однажды сказала Алла, всматриваясь в Тосины глаза с настороженностью.
   Они сидели за столом одного из банкетных залов загородного  ресторана
"Курень" совершенно голыми.
   - А что такого произошло? Или у меня исчез интерес к сексу, буйству с
цунами? - заключил он и потянул свою  подругу  к  небольшому  диванчику,
стоящему у стены.


   НА КОСТИ, МОНЕТКУ, ПОРТСИГАР

   Прикуп снова приехал в Киев и поселился у себя в квартире. Сейчас ря-
дом с ним был молодой крепкий спортивный парень по имени Боря Полонский.
Потап также был рядом.
   Тося с Борей сразу принялись за работу. Днем они искали простачков на
любого рода валютный обмен. А вечером посещали рестораны и  казино,  где
находили веселых, беззаботных людей с тугими пачками денег.  И  тогда  в
ход шли всевозможные уловки. Все зависело от того, какой  уровень  прия-
тельских отношений удавалось достичь с будущим потерпевшим. Нередко  ими
оказывались картежники, и не только начинающие.
   Боря имел большой стаж в различных картежных играх.  Дома  он  часами
стоял у зеркала, передергивая колоду. Так он  тренировался  мошенничать.
При этом наблюдал, чтобы выполняемый трюк не был замечен  предполагаемым
игроком. Бывало, вечер, начатый в ресторане,  к  утру  приносил  гораздо
больший доход, чем весь день.
   В верхнем карманчике пиджака, называемом "чердачком",  Прикуп  всегда
носил с собой маленькие магнитные кости, которые очень помогали при зна-
комстве.
   Определив человека метким взглядом профессионала  и  подсев  к  нему,
Прикуп заявил:
   - Какие я хорошие и красивые купил сегодня кости у  американца!  Пят-
надцать долларов заплатил, полчаса уговаривал.
   Он бросил кости на стол, и собеседник с интересом, взяв одну из  них,
стал рассматривать ее. Кубики были гораздо меньше тех, которые тот  при-
вык видеть. Сделаны были из слоновой кости и всегда заинтересовывали со-
беседника. Тот несколько раз бросил их на стол. При этом магнит был  под
столом, в наколеннике у Тоси. Он пододвинул ногу к  собеседнику,  и  тот
выбросил "шестерки".
   Тося предложил разыграть пачку сигарет или бутылку пива. Он  проиграл
и купил и то и другое. Затем началась игра, в которой бросали со  стака-
на. Партнер проигрывал. Вдруг вместо азарта в нем начали просыпаться вя-
лость и рассудительность.
   Тося "отмаячил", появился пьяный Боря и сказал:
   - Мне очень нравятся ваши кости. Хочу их  купить.  -  Приплевывая  на
пальцы и шатаясь, он достал большую пачку денег и начал  отсчитывать.  -
Сколько хотите за эти два кубика?
   Тося сказал, что кости не продаются, и попросил партнера отойти вмес-
те с ним от стола. Когда они подошли к выходу из зала,  он  обратился  к
своему спутнику:
   - Вот деньги, которые вы проиграли. На мой взгляд, вы - очень  симпа-
тичный человек. Вся моя трагедия в том, что деньги у  человека,  который
мне понравился, брать не могу. Так что возьмите и не огорчайте меня.
   Тот был безмерно счастлив. Скромно опустив голову,  он  поблагодарил,
взял деньги и предложил  выпить.  Они  вернулись  к  столу  уже  лучшими
друзьями.
   За столом спал Боря с пачкой денег в руке. Друзья молча  смотрели  на
эту картину.
   - Не слишком ли много у него денег для пьяного? - спросил Тося.
   Здесь Боря проснулся, посмотрел на деньги и вспомнил,  как  он  здесь
оказался.
   - Здесь были очень симпатичные два кубика. Где они? Я их хочу купить,
- сказал Боря. Он достал из кармана портсигар с надписью "Рига",  открыл
его, взял сигарету и прикурил. При этом все заметили, что в  портсигаре,
кроме сигарет, лежат двадцать долларов, сложенные вчетверо. Тося сказал:
   - Кости не продаются. Но сыграть мы можем.
   На что Боря ответил:
   - В кости я играть не буду. А вот монетку, - и он полез  в  карман  и
извлек оттуда двадцатикопеечную монетку, - монетку я  бы  побросал.  Это
честная игра. И мы, кстати, могли бы сыграть на ваши кости.
   Тося задумался, вопросительно посмотрел на "товарища" и сказал:
   - Напротив костей ставьте двадцать пять долларов. Причем я  сам  бро-
сать не буду. Если вы сумеете выбросить четыре "орла" из пяти  возможных
бросков, значит, вы выиграли. А если не сумеете, то я.
   Боря сказал, что это грабеж, но все-таки согласился. На втором броске
выпала снова "решка". Тося забрал деньги и половину выигрыша отдал  "то-
варищу". Тот немного пожеманился, но деньги взял. У него появился  инте-
рес к происходящему. Боря сказал:
   - А давай сыграем еще раз.
   - Нет, больше не хочу, - ответил Тося.
   Боря стал уговаривать, и в конце концов Тося согласился, сказав:
   - Ты выбросишь восемь "орлов" из девяти возможных бросков.
   - Хорошо, - согласился Боря. - Только тогда удвоим ставки.
   Началась игра, и на четвертом броске Боря  выбросил  вторую  "решку".
"Друзья" снова разделили  выигрыш.  Боря  развалился  в  кресле,  достал
большую пачку денег и стал их перебирать в руках, пересчитывая. Тося за-
метил:
   - Может, хотите разыграть все?
   - Хм, все! - ответил Боря. - Да у вас у десятерых столько не наберет-
ся!
   - Сколько же там денег? - ехидно поинтересовался Тосин напарник.
   - Шесть тысяч баксов, - ответил Боря, похлопывая пачкой  долларов  по
руке.
   Прикуп сказал:
   - Мы подумаем. Если ты сможешь выбросить девять "орлов" из десяти.  -
И победоносно посмотрел на партнера, который улыбнулся в ответ.
   - Я согласен, - пьяным голосом сказал Боря.
   - Не понимает, что делает этот пьяный дурачок, - нагнувшись к  "това-
рищу", сказал Тося. - У меня, к сожалению, нет с  собой  столько  денег.
Сколько реально мы сможем набрать?
   Тот, не задумываясь, ответил:
   - Пять тысяч у меня есть.
   У Тоси с собой не было тысячи долларов,  поэтому  он  за  недостающие
двести долларов поставил браслет с руки. Когда ставки были сделаны, Боря
покрутил в руках монетку, затем протянул Тосиному напарнику и сказал:
   - Может быть, ты за меня побросаешь? Тот взял монетку и стал рассмат-
ривать, не зная, что ответить. Потом глянул на Тосю и,  заметив  одобри-
тельный кивок, сказал:
   - Конечно, могу.
   Но Боря передумал и проговорил:
   - Нет, давай я сам. А то еще обманешь... Деньгито на кону  твои  тоже
стоят.
   Он взял монетку в руку и тут же заменил ее другой, той,  которую  два
дня назад вместе с Тосей изготовили дома. Они сточили на наждачном круге
половинки двух двадцатикопеечных монеток и склеили так, что с двух  сто-
рон получилось по "орлу". Теперь Боря бросал эту монетку на пол, что бы-
ло оговорено условиями спора, так как во время игры кто-то  мог  дернуть
за скатерть и тем самым изменить ее ход.
   После семи выброшенных "орлов" Боря поменял монетки  и  долго  держал
настоящую в руках "решкой" вверх, чтобы Тосин партнер вдоволь мог ею на-
любоваться. Когда монетка в девятый раз легла "орлом", Боря  тут  же  ее
подменил настоящей, бросил на стол и забрал деньги.
   Здесь друзья заметили, что на руке  растерянного  Тосиного  знакомого
надеты золотые "Картье". Тося взглядом указал  Боре  на  портсигар.  Тот
кивнул, а затем пьяно пошатнулся и сел за стол.
   - Наконец-то повезло! - сказал он. - Я знал, что повезет.
   Тося молча уселся на свое место и  принялся  постукивать  пальцем  по
краю стола. Вид у него был  человека,  сраженного  сообщением  о  смерти
близкого. Его долист уселся рядом, находясь в таких же чувствах. Он дос-
тал сигарету и принялся ее прикуривать. Боря встал и пошел отдавать  ка-
кие-то распоряжения официанту.
   Прикуп открыл оставленный портсигар и достал из него сигарету. А  за-
тем глянул на "товарища" и двадцать долларов. Он протянул  соседу  двад-
цатку, а сам подвинул портсигар ближе, сказав:
   - Запрячь двадцатник. Может, как-то удастся на этом сыграть.
   Тося закрыл портсигар, положил на место, сказал:
   - Посмотри, больше там ничего нету?
   - Там осталось четыре сигареты и больше ничего, - сказал тот.
   - А может, в сигарете чего найдется? - предположил Тося  и  еще  раз,
открыв, внимательно осмотрел портсигар.
   Тут они заметили приближающегося и шатающегося Борю и, быстро  закрыв
портсигар, положили его на место. Боря подошел с бутылкой коньяка и ска-
зал:
   - Давайте обмоем мой успех! Боря, что-то напевая себе под  нос,  стал
наполнять рюмки. Теперь было заметно, что он  сильно  пьян,  потому  как
коньяк часто проливался на скатерть. Тося обратился к "товарищу":
   - Как-то я собирался купить себе портсигар. Но не для сигарет, а  для
того чтобы носить в нем деньги.
   - Замечательная мысль! - заметил понимающе "товарищ".
   Боря долго молча кивал, прежде чем сказал:
   - Я тоже ношу в портсигаре двадцать долларов. - И добавил: - Для ГАИ.
   - Я знаю только одного человека в мире, который  носил  в  портсигаре
деньги. Это Корейко из "Золотого теленка".
   - Ты хочешь сказать, что я - лгун? - пьяно пробормотал Боря.
   - Я просто хочу сказать, что такого не может быть. - И Тося посмотрел
на своего "товарища".
   Тот понял, что нужно подыграть, и сказал:
   - Конечно, не может быть. Такое бывает только в кино. Чтобы двадцатка
в портсигаре - ха-ха-ха!
   Здесь Боря вскипел, ощетинился и ударил двумя кулаками по столу  так,
что на нем подпрыгнули портсигар и графин с фужерами и тарелками.
   - Ты, недоносок! - завопил Боря, глядя на Тосиного долиста. - Я готов
поставить все деньги, которые у меня есть, включая машину и дачу, что  в
этом портсигаре находятся двадцать долларов, сложенные  вчетверо!  А  ты
чем можешь подтвердить свое недоверие к моим словам?!
   Тот молчал, исподлобья поглядывая то на Прикупа, то на Полонского.
   - Положи портсигар на середину, - обратился Тося к своему "товарищу".
Тот послушно подвинул портсигар. - Не надо  суетиться  и  нервничать,  -
продолжал Тося. - Мы, как цивилизованные люди, сейчас решим  этот  спор.
На что мы можем с ним поспорить? - обратился он к своему долисту.
   Оказалось, что, кроме "Картье", долист готов поставить еще  пять  ты-
сяч, которые, в случае проигрыша, отдаст не позднее чем через час.  Тося
тоже поставил пять тысяч долга. А Боря - все наличные и ключи от машины.
Деньги и часы аккуратно легли на стол  в  завернутой  салфетке  рядом  с
портсигаром. После чего Боря взял в руки портсигар, перекинул в нем  за-
мок перегородки и открыл. В портсигаре находилось четыре сигареты и сло-
женный вчетверо двадпатник. Боря положил открытый портсигар на  стол,  а
сам засунул салфетку с выигрышем в рукав пиджака.
   - Сегодня дивный день, и мне потрясающе везет! - сказал Боря, вставая
из-за стола.
   Вытащив двадцатку из портсигара, Тося сел в кресло и тупо  рассматри-
вал ее. Боря захлопнул портсигар и направился к выходу.
   - Круто мы с тобой сегодня попали, - сказал Тося, протягивая "товари-
щу" двадцатку. - Тебя хоть как зовут, товарищ ты мой по несчастью?
   - Гоша, - ответил тот, держась за голову обеими руками. - Я  владелец
предприятия. Здесь, в пригороде. Сегодня как-то все,  с  самого  вечера,
пошло наперекосяк. Да и очутился я здесь совершенно случайно. Охрану от-
пустил, с девушкой хотел загулять. И вот - загулял: ни девушки,  ни  де-
нег.
   В это время вернулся Боря.
   - Чуть не забыл, - весело сказал он. - Что ж  вы  молчите?  Ай-яй-яй!
Так нехорошо! С вас по пять тысяч, а вы не отдаете. Как нехорошо!
   "Друзья" переглянулись, вспомнив о долге.
   - Зачем ты опять двадцатник в портсигар наложил? - обратился  Тося  к
долисту. - Я же тебе говорил проверить, чтобы он пустой был, а не  двад-
цатки туда совать.
   Они втроем вышли на улицу и принялись останавливать такси. Тося с Бо-
рей о чем-то спорили, когда Гоша перебежал  на  противоположную  сторону
дороги к остановившейся машине. Боря был "увлечен спором  и  не  заметил
этого". А Гоша сел в машину и был таков.
   Друзья перестали спорить, и Боря протрезвел. Они подошли к "БМВ", ко-
торая стояла здесь же, в десяти шагах, и уселись в нее. Тося сказал:
   - Сегодня был бурный день. Поедем отдыхать домой или заедем за девка-
ми?


   "УБЕРЕГИ НАС БОГ ОТ ДРУЗЕЙ НАШИХ"...

   Они продолжали жить в небольшой, но уютной Тосиной квартире. В первой
половине дня Бори не бывало дома. Он подыскивал подходящих клиентов  или
занимался хозяйственными вопросами, такими, как мойка машины или сдача в
химчистку белья.
   Именно в это время в их доме стад появляться  Нодар,  С  Недаром  они
познакомились стихийно. Тося никогда не мог вспомнить,  как  именно  это
произошло.
   Когда Прикуп сидел в машине и ждал, пока Боря подберет нужного клиен-
та, Нодар спешил предложить свои услуги. Он бросался в людской водоворот
и приводил простачка, именно такого, который был нужен.
   Однажды он привел армян, которые хотели купить полторы тысячи  долла-
ров. Как ни старался Тося упаковать их "куклой", у него ничего не  полу-
чалось. Он четыре раза менял натуру "куклой" и наоборот. Тогда он понял,
что ничего не получится, и решил "отломать" третью часть их денег.  Сде-
лал он это весьма искусно, так что ни армяне, ни Нодар, ни Боря этого не
заметили.
   По дороге домой Нодар очень сожалел, что не  получилось,  и  поддевал
Тосю, указывая на опытность и бдительность обоих армян. Прикуп соглашал-
ся с ним, кивая. Боря с интересом поглядывал на разгоряченного Нодара  и
безропотного Тосю.
   Когда подъехали к дому, в котором жил Нодар,  Тося  достал  деньги  и
сказал:
   - Твоя доля - сто семьдесят долларов. Хочешь - выплачу баксами, а хо-
чешь - купонами. - И он вопросительно взглянул на Нодара.
   Тот удивленно открыл рот.
   - Так ты все же?.. Ну ты и способный! Когда же это тебе удалось?
   На следующий день Нодар появился ни свет ни заря. Свой  ранний  визит
он объяснил тем, что ему удалось познакомиться с "жирным лохом". Тося  с
Борей "отработали" клиента. Нодар стал заходить чаще.
   Однажды Нодар зашел и в дверях сказал Тосе:
   - Что-то сердце прихватило. Дай прилечь гденибудь.
   Прикуп помог добраться до дивана держащемуся за сердце Нодару, а  сам
пошел на кухню искать в аптечке валидол.  Нодар,  положив  таблетку  под
язык, сказал, что чувствует себя лучше. Попросил приготовить  ему  кофе.
Тося снова оказался на кухне.
   В другой раз Нодар сказал, что очень устал и хотел бы вздремнуть  ча-
сок. Тося оставил его одного в комнате.
   Нодар очень любил вместе с Тосей ставить машину на стоянку. При  этом
у него каждый раз находилась минутка, чтобы побеседовать о чем-то с  ох-
ранником.
   Когда Нодар приходил к Тосе, тот закрывал Потапа в ванной или на бал-
коне, так как собака невзлюбила гостя.
   Однажды Нодар сказал:
   - Что же ты не знакомишь меня с Потапом?
   На что Тося ответил:
   - Извини. Потап также этого хотел бы.
   Они приблизились к большому балконному стеклу, за которым сидел  здо-
ровенный пес. Увидев Нодаратак близко от себя, пес злобно зарычал и бро-
сился на стекло. Вид огромных острых зубов собаки  заставил  гостя  ока-
заться в коридоре.
   На следующее утро Боря ушел на стоянку  за  машиной.  Вернувшись,  он
рассказал:
   - Вчера через час после того, как мы  поставили  машину,  на  стоянку
вернулся Нодар и, сказав охраннику, что Тося послал его за машиной, отк-
рыл ее и долго в ней сидел, пытаясь завести. Но, когда у него не получи-
лось, ушел.
   Тося слушал Борю и не мог поверить в то, что тот говорил.  Он  быстро
оделся и спустился к машине. "БМВ" цвета "зеленого золота" гордо  стояла
у подъезда. Прикуп сел в машину и осмотрел ее. Все было на месте. Магни-
тофон весело и нежно подмигивал красными огоньками.
   - Позавчера он спрашивал меня, сколько стоит такая машина, - задумчи-
во произнес Тося. - А, он все продумал. Единственное, чего  он  не  смог
заметить, так это того, как я включал и выключал  "секретку".  Наверное,
он рад был взять хотя бы магнитофон. Но не смог, так как охранник тут же
заподозрил бы неладное. Интересный тип, - заключил Тося. -  В  то  время
как я варил ему кофе и оберегал его сон, он делал слепки с моих  ключей.
У него не получилось с машиной и не вышло с квартирой, так как он понял,
что Потап разорвет любого, переступившего порог. Убереги нас Бог от дру-
зей наших, а уж от врагов я уберегусь сам!


   НЕ ОБОГАЩЕНИЯ РАДИ ЖИВ ЧЕЛОВЕК

   Он приехал на несколько дней в Ялту, прихватив с собой Натаху. Та бы-
ла счастлива: неделю вдвоем, только он и она. Их не будут разделять  его
многочисленные друзья, к которым постоянно присоединялись все новые  ли-
ца.
   Они часами валялись на пляже. Посещали рестораны в установленное гос-
тиничным режимом время приема пищи.
   Спокойный и размеренный отдых ему очень скоро надоел. К вечеру второ-
го дня он уговорил троих музыкантов из варьете сопровождать его  завтрак
музыкой. Утром следующего дня трио приступило к работе.
   Завтрак в номер был внесен официанткой под несущуюся по всей гостини-
це "Хава-Нагилу" в исполнении саксофона и скрипки. Пианист же,  поставив
"Ямаху" и тяжелую колонку в углу коридора, задорно подпевал.
   Прикуп с наслаждением приступил к завтраку. Он пил шампанское,  любу-
ясь, как скрипач с любовью и нежностью играл "Чардаш" Монти над изумлен-
ной и растерянной Наташей. Она сидела за  столом  как  завороженная,  не
зная, как поступить, чтобы не показать своих чувств.
   После завтрака, продолжавшегося четыре часа,  было  решено  совершить
прогулку. Вся компания высыпала из номера и направилась к морю, останав-
ливаясь и подолгу задерживаясь у магазинчиков и баров, встречающихся  на
пути. В одном из таких магазинчиков ему на глаза  попалась  видеокамера.
Не долго думая он купил ее, заплатив тысячу четыреста долларов США.  Те-
перь все веселье было заснято на пленку.
   Так или примерно так были проведены еще четыре дня. За  это  время  к
числу его знакомых смогло прибавиться еще несколько человек, примкнувших
к шумной компании в очередном ресторане.
   Возвращаясь домой, он вел машину на огромной скорости, что заставляло
молчать Натаху, которая делалась не в меру разговорчива, как только  они
оставались вдвоем. Сам он в это время предался воспоминаниям. Перед гла-
зами ясно всплыла сцена приобретения видеокамеры. "Камера хороша, -  ду-
мал Прикуп. - Но какой же я лох, что уплатил столько денег. Как  бы  от-
бить хотя бы треть этой суммы, чтобы не быть замученным совестью за  со-
деянное?" В упаковочной коробке находились три книжки инструкций к виде-
окамере, написанные на разных языках. Это обстоятельство и  было  решено
использовать в "отбивании" третьей части уплаченного.
   По приезде в Одессу Прикуп разыскал Джину - молоденькую девушку,  ко-
торая и ранее участвовала в его "спектаклях". Ей вручил коробку с видео-
камерой и двумя книжками паспортов и дал  четкие  указания.  После  чего
Джина отправилась по магазинам в центральной части города.
   Зайдя в один из них, она направилась к секции с множеством всевозмож-
ной аппаратуры. Здесь, у магнитофона с  музыкой  быстрого  ритма,  стоял
продавец. Немного полноватый, невысокого роста, средних лет, с маленьки-
ми хитрыми глазками, он смотрел на пеструю коробку в  руках  Джины.  Та,
поставив коробку на прилавок, произнесла:
   - Мой муж в плавании до Нового года. А мне нужны деньги оплатить кру-
из на теплоходе "Шота Руставели" с 24  августа  по  8  сентября.  Тысяча
двести долларов. Вот я и зашла узнать - за сколько можно продать эту ка-
меру?
   Продавец оживился и извлек полупрофессиональную технику  из  коробки.
Он долго изучал названия кнопок и листал страницы одного  из  паспортов.
Наконец сказал:
   - Эта камера может быть продана за тысячу долларов.
   - Спасибо за информацию. - Джина скромно улыбнулась. - Я узнаю  точно
у свекра, за сколько она покупалась. Он знает цену, так как  покупал  ее
вместе с сыном в фирменном магазине Стамбула. Тогда и решу точно - стоит
ли ее продавать.
   К закрытию магазина в него заглянул Тося. Он легко узнал хитроглазого
продавца, которого подробно обрисовала Джина. Внимательно  ознакомившись
с продукцией некоторых ведущих корпораций  по  производству  электронной
техники, Прикуп заметил продавцу:
   - Покажи-ка мне, дружок, вон ту видеокамеру. "Сони",  кажется?  -  Он
указал на самую дорогую модель.
   Рассматривая нежно переданную Хитроглазым вещь, Тося говорил:
   - Слабовата. А не смог бы ты достать для меня чтонибудь подороже? По-
надежнее, профессиональное.
   Далее он потратил пять минут, объясняя Хитроглазому, какой  надлежало
быть его будущей покупке. Прикуп приводил цифры, характеризующие  умение
камеры снимать при различной  освещенности.  Хитроглазый  вспомнил,  что
именно при трех люксах может снимать та камера, которую  приносила  днем
девушка.
   Тося, выслушав характеристики "дневной камеры", сказал:
   - Это именно то, что нужно. Где эта девушка? Я должен взглянуть. Если
все так, как ты говоришь, - беру без разговоров.  Плачу  полторушку  ей.
Тебе премиальные.
   Для иллюстрации слов Прикуп достал толстую пачку долларов и, покрутив
перед носом Хитроглазого, спрятал в карман.
   Продавец загорелся надеждой на большой куш  и  высказал  уверенность,
что девушка зайдет на следующий день. Он оставил цифры телефонов на лис-
те бумаги и, вручая ее посетителю, произнес:
   - Звоните в любое время. Думаю, к вечеру разыщу девушку и вы  сможете
приобрести аппарат.
   На этом их первая встреча была закончена.
   На следующий день Прикуп трижды звонил в магазин. Но девушка в нем не
появлялась. На третий день он позвонил в обед и узнал,  что  девушки  не
было. Как только Хитроглазый  повесил  трубку,  зашла  она.  Продавец  с
грустью заметил, что прежней коробки в ее руках нет. Подойдя к прилавку,
она заявила:
   - Так как эта камера стоит на триста долларов дороже предложенной ва-
ми суммы, я бы и хотела продать ее за ту цену, которую заплатил мой  муж
в Стамбуле.
   - Я, пожалуй, возьмусь вам помочь, - произнес Хитроглазый. - Не  знаю
почему, но испытываю к вам симпатию. Именно поэтому  постараюсь  продать
вашу вещь за столько, сколько вы просите. Сейчас же ступайте и принесите
камеру мне. Не забудьте паспорта.
   Джина ушла, пообещав вскоре вернуться. Хитроглазому пришлось  некото-
рое время дожидаться девушку, мечтающую оказаться на теплоходе, идущем в
круиз.
   Она легко переступила порог магазина, неся в руке два паспорта на ви-
деокамеру. Подошла к вышедшему ей навстречу Хитроглазому. Передав  яркие
книжицы продавцу, она сказала:
   - Бывают случаи, когда в магазинах под видом проверки камеры  покупа-
тели снимают фильмы. И, мягко скажем, не очень бережно с ней обращаются.
По этой причине оставляю только паспорта. Когда найдется  покупатель,  я
тут же привезу саму камеру. В квитанции можем написать, что  сданы  лишь
паспорта. В то же время я сама попытаюсь ее продать.
   Продавец бережно сложил книжицы в целлофановый пакет и попросил Джину
зайти к вечеру следующего дня.
   - Я предложу ее своему приятелю, - напоследок заметил Хитроглазый.
   Когда вечером этого же дня Прикуп появился  в  магазине,  продавец  с
гордостью вручил ему обещанные паспорта. Внимательно просмотрев один  из
них, Тося сказал, что покупает, и оставил  пятьдесят  долларов  задатка.
Пообещал зайти на следующий вечер, чтобы забрать покупку.
   Это были еще пять минут, потраченные на общение с Хитроглазым.
   На следующий день Прикуп появился в дверях магазина. Только не к  ве-
черу, а к обеденному перерыву.
   - Еще не приносили. Жду, - встретил его Хитроглазый. - Мы ведь  дого-
ворились на вечер.
   - Не могу усидеть на месте. Не терпится покрутить обновку.  Говоришь,
при свечке может снимать? - Свое удивление Прикуп демонстрировал  грима-
сой на лице. - Слушай, может, какие проблемы у тебя с этой девушкой? По-
чему камеру нельзя купить днем?
   Хитроглазый пытался что-то объяснить покупателю, но  тот,  не  слушая
его, продолжал:
   - Ты, видать, не слишком убедителен для нее. Ты  дал  ей  задаток?  -
Прикуп говорил, как старый учитель. Он с горечью осознавал, что  Хитрог-
лазый никак не становился в русло должного поведения. Теперь Тося твердо
направлял собеседника. - Не дал. А ты возьми и  дай  ей  задаток,  чтобы
придать вес словам. Паспорта ведь у нас. Куда она без них? Вещь без пас-
порта - считай, ворованная. Стоит дешево. Не каждый купит. Ты  ничем  не
рискуешь. Если возьмет задаток - будет твердо уверена, что камера уже не
ее. Все точно так, как при  покупке  авто.  -  Тося  извлек  из  кармана
большую пачку американской валюты и добавил: - Вот тебе  еще  пятьдесят.
Задаток.
   Хитроглазый "нехотя" взял зелененькую бумажку из рук Прикупа  и  ска-
зал:
   - Эти сто мы вычтем из тысячи семисот в окончательный расчет. Сегодня
в девятнадцать часов.
   В семнадцать часов в магазине появилась взволнованная Джина:
   - Когда я узнавала цену на камеру у свекра, тот все понял и решил по-
мочь. Он привел покупателя, который платит на триста долларов  дороже  и
уже сидит дома с деньгами. Но не дает, объясняя тем,  что  без  паспорта
цена вдвое меньше. Вот я и зашла, чтобы забрать паспорта.
   Хитроглазый начал уговаривать наивную на вид девушку принести  видео-
камеру ему, так как она очень устраивает одного  приятеля,  который  уже
внес за нее деньги. Затем он предложил Джине задаток в пятьдесят  долла-
ров и сказал:
   - Неси камеру и тогда заплачу тебе еще тысячу четыреста.
   - Ну что вы! -  возразила  Джина.  -  Вот  если  бы  вы  сейчас  дали
шестьсот, а когда я привезу камеру, оставшиеся восемьсот, тогда я смогла
бы рискнуть потерять лицо перед свекром и его другом-покупателем. Камеру
я привезу вместе со свекром, и совсем необязательно ему  знать  об  этих
шестистах долларах.
   Хитроглазый долго пытался уговорить Джину поехать за видеокамерой  за
меньшее количество "зеленых", но девушка была непоколебима в своем реше-
нии. Тогда он сходил в кабинет к директору и, вернувшись, предложил тре-
буемую сумму. Джина взяла деньги и исчезла за закрывшейся дверью.  Глядя
ей вслед, Хитроглазый думал: "Я ничем не рискую. Куда она без паспортов?
".
   Прикуп ждал в машине  за  углом.  Джина,  усевшись  рядом,  протянула
деньги.
   - Шестьсот, - произнес Тося. - Схожу заберу сотку.
   Джина подняла на него глаза, в которых читался вопрос.
   Тося решительно подошел к прилавку,  за  которым  стоял  Хитроглазый,
подсчитывая на калькуляторе будущий доход.
   - Что же это получается, дружок? - Прикуп был зол и  негодовал.  -  Я
просил достать профессиональную камеру. А ты пытался втасовать  мне  это
фуфло? И не говори! Слушать не хочу. Быстренько отдавай мой задаток. А я
еще подумаю, может, стоит накинуть тебе иск на гриву за попытку дурануть
меня.
   Прикуп получил сто долларов, за которыми Хитроглазый  снова  ходил  в
кабинет к директору. Это и были четвертые, последние пять минут, забран-
ные общением с продавцом с хитрыми глазами.
   Прикуп укладывал в коробку видеокамеру.  Сверху  он  положил  книжицу
паспорта и сказал:
   - Странные эти японцы. Вот теперь порядок: одна вещь - один паспорт.


   ЧЕСНОК ПРИПОДНИМАЕТ ЗАВЕСУ

   У входа в казино Тося встретил Лешу Глаза. Теперь они вместе вот  уже
два часа приводили в смятение и замешательство как публику, так и  адми-
нистрацию заведения.
   Изрядно выпив спиртного, двое гуляк вначале не давали  покоя  женской
части посетителей. Потом у Тоси переменилось настроение, и  он,  оставив
общество Глаза, уселся за игорный стол. Долго шла игра.  Он  проигрывал.
Каждый раз комментировал проигрыши бурными эмоциями и крепкими выражени-
ями на весь зал. Стол, за которым играл Прикуп, попал в  центр  внимания
администрации. У крупье не было  ни  настроения,  ни  желания  играть  с
пьяным Тосей, и он пытался закончить игру. Но Тося, сильно сердясь, тре-
бовал продолжения. Он уже проиграл две тысячи  долларов,  когда  подошел
Глаз.
   - Тебя разыскивает один человек, - сказал Леша, положив руку другу на
плечо.
   Тося повернулся и увидел за спиной Глаза пожилого  высокого  мужчину,
который смотрел на него изпод роговых очков. Надменный взгляд и  строгий
дорогой костюм говорили о значительности этого человека и твердости  его
характера. Тося с интересом взглянул на пожилого мужчину.
   - Вы и есть Тося Прикуп? - спросил его тот, подойдя ближе. Он смотрел
на Тосю прямым изучающим взглядом.
   - Да, я Тося Прикуп. Чем обязан вашему вниманию? - ответил  Тося.  Он
упирался рукой в стол, но его все равно покачивало от выпитого.
   - Я - Чеснок, старый приятель вашего отца.
   Тося протрезвел в одну секунду. Это имя часто возникало в его голове.
Он знал от Ромы, что последнюю свою работу отец делал вместе с Чесноком.
   - Извините, я не ожидал вас увидеть. Очень рад.
   Тося взял пожилого мужчину под руку и с почтением  повел  к  столику,
заботливо усадив в кресло, сам уселся напротив. Глаза, стоявшего  рядом,
он попросил удалиться и не мешать. Прикуп  принялся  молча  разглядывать
Чеснока. Тот выдержал его взгляд и сказал:
   - Ты очень похож на него.
   - Чеснок, я вас очень прошу, расскажите о его смерти. Вы ведь один из
последних, кто видел его живым.
   В Тосином взгляде были надежда и мольба.
   - Я расскажу все, что знаю, - сказал старый жулик. - За этим я и при-
ехал сюда. Мне очень нравился Аркан своим дерзким и в то же время мечта-
тельным характером. Ты прав, я - один из последних, может быть,  и  пос-
ледний его настоящий друг, которого он видел перед  смертью.  Через  два
месяца после своего освобождения Аркан прилетел в Вильнюс,  -  продолжал
Чеснок. - Там мы и познакомились. С ним вместе мы кинули одного толстого
грузина за хорошие бабки. Знакомство наше было недолгим - всего один ме-
сяц. Целый месяц рядом со мной жил человек, от которого исходили задор и
энергия.
   Мир казался полнее. Аркан был неистощим на выдумки. Каждый раз, перед
тем как затянуть кого-либо в свои фокусы или другие заморочки, которых у
него было множество, он говорил: "Чеснок, если этот парень  похудеет  на
несколько купюр, ты сможешь пережить это безболезненно?" И я каждый  раз
отвечал ему, что постараюсь. Меня поражало и восхищало его  отношение  к
людям, которых он делил на две категории: первые - кого можно кидать,  и
вторые - кого нельзя. Но вторых он не кидал не потому, что  боялся  пос-
ледствий, а потому, что считал этих людей своими товарищами. Поэтому его
уважали и любили во всех городах, где он бывал.
   В тот последний день, когда мы разделили деньги и он с Ромой  приехал
ко мне, я заподозрил неладное. Накануне Рома сказал, что едет  в  Одессу
вместе с Арканом. А когда они пришли прощаться, Аркан сказал,  что  Рома
остается. Тогда я понял, что один из двоих лжет. Так как к этому времени
я очень расположился к Аркану, решил прийти на вокзал и глянуть: кто  же
из двоих? Я зашел в кабак, который находился на втором этаже,  и  оттуда
стал наблюдать за ними. Рома попрощался с твоим отцом и сделал вид,  что
собирается остаться, на самом же деле запрыгнул в последний вагон  поез-
да. Только через месяц я узнал, что Аркана убили. В голове сразу возник-
ли подозрения, но я не хотел зря поднимать шум. Нужно  было  все  прове-
рить. Я долго тебя искал. А потом случилось так, что я долго не мог  ис-
кать тебя. Последние пять лет я внимательно следил за твоими  передвиже-
ниями. Знаю почти о всех работах.
   И вот я здесь и говорю тебе, что знаю твердо: Рома - вот тот, кто по-
мог уйти из этой жизни твоему отцу.
   Авторитет Чеснока был велик среди братвы. Его знали и  уважали  урки,
чьи имена вызывают холодный пот у обывателя.
   Сейчас этот пожилой лихач судьбы, стоя перед ним, открывал  глаза  на
реальность вещей, происходящих под самым носом.
   Эту ночь, а также три последующие Тося провел  в  гостиничном  номере
Чеснока. Он был вне себя, рвался  застрелить  Рому,  вспоминая  все  его
притворство. Ведь он доверял ему самые сокровенные тайны, считая  вторым
отцом.
   Чеснок сдерживал Тосю, но успокоить его удалось лишь к вечеру следую-
щего дня.
   - Я не хочу, чтобы ты совершал необдуманные поступки, - говорил  Чес-
нок. - Когда остынешь, продумаешь, что будешь делать, помогу тебе по ме-
ре сил. Годы, к сожалению, не те. Но кое-что пока еще могу.
   "Как подл этот мир! - думал Тося. - Сколько лет убийца отца был рядом
и носил маску близкого человека, готового прийти на помощь в любую мину-
ту. И мать сейчас живет с ним, а до сих пор любит отца. Но  этот  гад  и
тут все устроил. Каково будет ей узнать правду?"
   - Вы можете не тратить времени на  уговоры.  Этот  человек  недостоин
жить. Ничто не сможет остановить меня, - сказал  Тося.  Затем,  подумав,
добавил: - Лишь одна смерть.
   Говорил он это совершенно спокойно. Теперь полностью овладел собой  и
смотрел на мир другими глазами, словно сняв очки с чужими диоптриями.
   - Я не собираюсь тебя отговаривать. Хочу лишь, чтоб ты был  осторожен
и не наделал ошибок в приступе гнева. Береженого - Бог бережет,  небере-
женого - конвой стережет. - Чеснок обнял Тосю за плечи и слегка  потряс.
- Ты - копия Аркана.
   Еще несколько дней Тося провел в номере Чеснока. Он валялся в постели
и бродил по комнате. Чеснок заказывал еду в номер, но Тося ни к чему  не
притрагивался. Наконец он появился в гостиной, где сидел  Чеснок,  прос-
матривая газеты и потягивая пиво из банки.
   - Я долго размышлял над тем, на что способен, если  исключить  аферу.
Смогу ли заниматься чем-либо другим? И вот что я понял. Во-первых,  умею
рисовать и резать по дереву. Во-вторых, жизнь научила понимать желания и
настроения людей. И я воспользуюсь этим, открыв фирму, в  которую  вложу
все свои сбережения. А это без малого восемьдесят тысяч долларов.  Знаю,
чем будет заниматься моя фирма. Даже подсчитал примерный доход. При этом
брал цифры, заниженные в пять раз от возможных цифр нижнего предела.  Но
прежде всего отомщу за смерть Аркана. Это будет последнее  мое  дело.  В
последний раз преступлю закон. А потом свою вину перед всем  человечест-
вом начну замаливать неустанной работой, направленной на  духовное  воз-
рождение человека.
   Чеснок поперхнулся пивом:
   - Я не совсем понял. Ты собираешься духовно возрождать человека?
   - Он сам будет возрождаться. Я лишь попытаюсь ему помочь. И  не  надо
смеяться. Я создам такие условия, при которых каждый сможет  меня  обма-
нуть. А именно: моя фирма решит проблемный  вопрос  заказчика,  который,
получив решение, сможет убедиться в его рациональности. А уж потом, если
сочтет нужным оплатить услугу, - сделает это, определив для себя ее сто-
имость. Секрет состоит в том, что каждый будет понимать, что если он  не
оплатит эту работу фирмы, то никто не сможет его  в  этом  упрекнуть.  И
платить не станет. Каждый раз, смотря телевизор, он будет видеть рекламу
фирмы. Каждый раз она будет звучать в радостном ключе.  Слушая  рекламу,
он будет вспоминать, как из-за таких, как он, фирма терпит убытки. В эти
минуты он будет общаться со своей совестью. Рано или поздно совесть  по-
бедит, и он заплатит, сожалея, что так подло и  непорядочно  обошелся  с
теми, кто отнесся к нему как к родному.
   - Ну а если совесть не победит и никто не станет платить? Твои деньги
скоро закончатся, и ты вылетишь в трубу.
   - У меня есть несколько секретов. Готов спорить, что сначала так  все
и будет. Но потом... Прежде - Рома.


   СОУС СПАСАЕТ ЖИЗНЬ

   Тося созвонился с Эдиком Чириком и договорился встретиться  с  ним  в
Донецке. Чирику присвоили имя вора в законе девять московских урок.
   В Донецке был свой вор, звали которого Вова Саратов. Говорили, что он
враждебно воспринял это известие. "Московские жуки не сочли  нужным  уз-
нать его мнение на этот счет. А у него есть что сказать".
   Чирик приехал в столицу Донбасса, чтобы положить конец слухам и  раз-
ногласиям между ворами.
   Они сидели на террасе ресторана "Червонный кут". Джип  Чирика  и  два
"мерса" охраны стояли не подалеку, поигрывая отблесками лучей светящего-
ся бульвара. Друзья обменивались новостями. Тося рассказал Чирику о Роме
и объяснил цель их встречи. Чирик, внимательно выслушав Тосю, решил, что
дело правое:
   - Я предоставлю тебе столько людей, сколько потребуется. А также ору-
жие - какое пожелаешь.
   Подали отварную осетрину и рыбный соус. Тося попросил Эдика  передать
соус. Тот поднял блюдце, на котором стояла соусница,  и  протянул  Тосе.
Соусница соскользнула по блюдцу и, падая,  опрокинулась  ему  на  брюки.
Эдик извинился за неуклюжесть, объясняя тем, что думал - блюдце и тарел-
ка цельные. Протянул салфетку Тосе. Подоспевший официант предложил  свои
услуги и порекомендовал Тосе пройти в туалетную комнату, где он  поможет
избавиться от пятен.
   Прикуп отправился в туалет, прикрывая огромные пятна носовым платком.
   В то время когда официант замывал пятна у Тоси на брюках, возле  рес-
торана остановился "УАЗ" зеленого цвета. Рядом с ним - мотоцикл с  двумя
мотоциклистами. При этом они оказались как раз напротив столика, за  ко-
торым расположился Чирик с четырьмя охранниками. Эдик любовался красотой
вечернего бульвара, берущего разгон у ресторана и стремительно несущего-
ся к горизонту.
   Раздались автоматные очереди.
   Когда Тося вбежал на террасу, Эдик лежал на полу рядом с  опрокинутым
стулом в луже крови и в кишках одного из охранников, лежащего  почти  на
нем. Маленький автомат был зажат в руке телохранителя.
   Как выяснилось позже, Эдик получил тридцать две пули.
   Похороны были дорогими. Съехались шикарные машины с номерными знаками
разных городов страны. Тося все время был у гроба своего друга.  Но  вот
он почувствовал на плече чью-то руку. Обернулся и увидел Рому, выказыва-
ющего свое сожаление по поводу смерти Эдика. Тося с трудом сдержал пере-
полнявшие его гнев и ярость мести. Рома понимающе похлопал его по плечу.
   На поминках в ресторане к нему подсел Дворный.  Долго  молчали.  Тося
сказал:
   - Кому это было нужно?
   - А ты не знаешь кому? - вопросом ответил Дворный. - Из него извлекли
пули. Они из автомата, который только разработали. Это оружие еше не по-
ступило на вооружение ни к "Альфе", ни к "Бете". Вот и подумай, - заклю-
чил Дворный.
   Прикуп подумал, но тут же понял, что ему очень сложно  разобраться  в
интригах высшего пилотажа.
   - Миша, хочу рассказать тебе о нашем последнем разговоре с Чириком.
   И Тося рассказал, как узнал, что Рома убил отца, и что хочет  рассчи-
таться с Ромой именно в поезде почти так же, как тот когда-то усадил Ар-
кана в отдельное купе. Услышав этот рассказ, Дворный сказал:
   - Ты целиком можешь положиться на меня. Я сделаю  то,  что  не  успел
сделать Чирик. Я дам Роме стопроцентную наколку в том городе, который ты
назовешь. Мне он поверит и послушает.
   - Это так, - подтвердил Тося. - Ты у него пользуешься авторитетом.  И
если скажешь, что его ждут в каком-то городе,  он,  конечно  же,  поедет
один. А мне больше ничего и не нужно. Не хочу расстраивать мать.  На  ее
долю выпало и так немало огорчений. Я не посрамлю его чести перед людьми
только потому, что не хочу, чтобы знали, что  у  моего  отца  был  такой
друг.
   - Тося, давай не будем сегодня о делах, - прервал его Дворный. - При-
ходи завтра ко мне. Все и обсудим.


   ВПЛОТНУЮ СО СМЕРТЬЮ

   На следующий день Тося отправился к Дворному. "Наверное, еще спит,  -
думал он дорогой. - Интересно, отчего Дворного называют Дворным?  Навер-
ное, потому, что у него такой большой двор, - улыбнулся про  себя  Тося,
вспоминая два огромных дома на углу улицы, огороженные высоким  забором.
При входе - большой вольер из толстых стальных прутьев, за которым живет
Рона - пятилетняя кавказская овчарка не в меру  агрессивного  характера.
Говорят, что в окне чердака Дворный держит "максим", ствол которого нап-
равлен на вход. - Интересно, так ли это?"
   Если бы такое говорили о ком-нибудь другом, он ни за что бы не  пове-
рил. Но, зная дерзость Дворного, он  верил.  Тося  несколько  раз  видел
Дворного в деле к знал, с какой легкостью тот лишал людей денег и крова,
а иногда здоровья и даже жизни.
   Тося увидел за собой милицейскую машину с включенной сиреной и свето-
вой сигнализацией. Она, обойдя его на полной скорости,  свернула  в  тот
поворот, куда нужно было и Тосе. Сердце странно кольнуло.  Он  нажал  на
газ и повернул вслед за милицией. Так они подъехали к калитке двора. Она
была распахнута настежь. Но Рона молчала.
   Двое милиционеров, переступив порог, остановились. Из включенной  ра-
ции слышался женский голос, говорящий одно и то же. Тося подошел  к  ка-
литке и увидел Дворного, лежащего возле стола в луже крови. Рядом с  ним
застыла в неестественной позе какая-то женщина. Тяжело раненная  Рона  с
трудом дышала в вольере. Со стола из простреленного кокосового ореха ка-
пало молоко. Его капли падали на лицо Дворного.
   Тося ехал в своей "БМВ". Он целый час мотался по городу, чтобы прийти
в себя. Сейчас он направлялся в аэропорт. Решил отправиться в Москву для
встречи с Лешей и Хубертом. Тосе пришлось на пару дней  отложить  месть.
"Придется это делать самому. Больше ни с кем говорить об этом не  стану.
Прямо магия какаято. Не проходит и суток, как всех их убивают", -  думал
Тося, паркуя машину на стоянке аэропорта.
   Из кассового зала он позвонил в Ригу Васе. Трубку взяла его жена Лай-
ма. Узнав Тосю, она сообщила, что Вася уже неделю как находится в Москве
и проживает в гостинице "Минск".
   Тося позвонил другу в номер гостиницы. Тот оказался на месте.  Узнав,
что Тося вылетает в Москву, с радостью согласился встретить его во  Вну-
ково.
   Друзья обрадовались встрече. Тося рассказал, что приехал для разгово-
ра с Лешей и Хубертом по поводу новой работы. Но он принимать участие  в
ней не будет, так как решил завязать. Об этом и прибыл сообщить им.
   - А чтобы им легче было это пережить, помогу по мере сил  осуществить
задуманное. Но не участием, а советом. Есть кое-какие думки. Ну,  а  как
ты, Вася? По-прежнему кидаешь за ваучеры или что у нас теперь?
   - Нет, Тося. Я давно не занимаюсь кидняками. У меня  свое  дело.  Оно
приносит стабильный доход. Не могу сказать, что больше,  чем  афера.  Но
зато сплю по ночам крепче. Да и нравится мне это. Здесь  я  нашел  себя.
Лайма не нарадуется. В семье покой и идиллия.
   Тося смотрел на друга, на его счастливый вид и глаза, горящие жизнью,
Он искренне радовался за своего товарища.
   - А что ты делаешь в Москве?
   - Завтра встречаюсь с представителями  одной  английской  фирмы.  Они
приехали в Москву на презентацию. У нас давно наметились деловые отноше-
ния. В этот раз встречаюсь с ними, чтобы подчеркнуть  свое  уважение.  А
там, кто знает, может, что-то из этого получится стоящее. В любом случае
мне приятна встреча с этими людьми. От них веет мощью и стабильностью.
   Тося видел, как Игорь взахлеб  говорит  об  иностранных  компаньонах.
"Вася стал правильным пацаном. У него обязательно все получится" - думал
он.
   Он распрощался с Васей, пожелав ему успехов в начатом деле, и  напра-
вился к Леше.
   На поминках у Чирика Рома почуял что-то неладное. Он  слишком  хорошо
знал Тосю. Ему было знакомо значение того взгляда, каким Тося  тогда  на
него смотрел. Да и сегодня он случайно узнал от Кацапа, что Чеснок  -  в
Одессе. "А у меня даже не объявился, - думал он. - С какой же  целью  он
приехал?"
   Рома позвонил молодой проститутке, которая работала у "Красного".  Он
неоднократно пользовался ее услугами. Та находила денежных клиентов, ко-
торых он "потрошил".
   Рома встретился с Анжеликой - так  звали  юную  пугану.  Он  подробно
объяснил ей задачу, которая сводилась к тому, чтобы она познакомилась  с
одним из телохранителей Чеснока.
   Это был молодой, коротко стриженный парень. Анжелика без труда  затя-
нула его в постель за пятьдесят  долларов.  Тот  сказал,  что  его  босс
встречался с  каким-то  молодым  парнем,  чтобы  рассказать  подробности
убийства его отца.
   Когда Рома узнал об этом, его стали терзать мысли: "Откуда же это мо-
жет быть известно Чесноку? Ну, старая лисица, вынюхал  все  же.  Что  же
предпринять?"
   Парень по имени Кныш купил дом по соседству  с  Аликом.  Он  отстроил
его, превратив в замок. На новоселье созвал множество знакомых  и  сосе-
дей. Гулянье происходило как в самом доме, так и в его дворе.
   Среди приглашенных был Алик, который, сидя за столом, прислушивался к
беседам, пытаясь выискать для себя что-либо полезное. И не напрасно.  Он
услышал, как справа от него упомянули имя  Прикупа.  Он  стал  прислуши-
ваться к разговору двух крепких парней.
   Один из них говорил, что завтра едет встречать Тосю,  который  просил
пару дней сопровождать его. В это время напротив говорящего сидел другой
молодой человек, который также внимательно вслушивался в беседу,  стара-
ясь не упустить ни одного слова. Это был Юра, который приехал из Сум  по
поручению Леры. Лера сказал ему:
   - Ты познакомил меня с человеком, который кинул меня за  пятнашку.  И
если не отыщешь его до конца месяца, эту пятнашку буду получать с тебя.
   И теперь Юра совершенно случайно узнал, что Тося прилетает  завтра  в
Одессу.
   Получив такую информацию, Алик и Юра тут же поднялись и  вышли.  Один
из них направился в гостиницу к телефону. А другой поехал  согласовывать
дальнейшие действия с Дон Кихотом.
   Когда Лера узнал о времени прибытия Тоси в Одессу,  то  собрал  своих
приближенных. Они отобрали четверых человек, имеющих  практику  подобной
работы. Этой же ночью группа выехала на двух машинах. Они были  экипиро-
ваны по последнему слову техники: здесь были и микрофон-пушка, и всевоз-
можные подслушивающие устройства, был  газ  паралитического  действия  и
электрошок разных мощностей, а также оружие с лазерным прицелом.  Прежде
всего Лера хотел вернуть свои деньги, а может, и включить  проценты.  Но
для этого нужно было располагать информацией о том, сколько всего  денег
может быть у Прикупа. В первую очередь в задачу  группы  входило  узнать
это, оставаясь незамеченными.
   Хуберт и Кушевой провожали друга в аэропорту Внуково.
   - Хорошую ты, Тося, подкинул идею, - произнес Хуберт, прикуривая  под
табличкой "Курение запрещено". - Жаль, что ты не с нами.
   - Думаю, Прикуп всегда с нами, - сказал Леша, проделывая сложную рас-
тасовку карт одной рукой. - Мы с Хубертом решили выделить  тебе  долю  с
этой работы. И даже не говори! Все решено.
   Выдался на редкость тяжелый день. Вернувшись в Одессу,  он  не  успел
побывать дома. Водоворот накопившихся дел нес его от ресторанов  к  офи-
сам, а оттуда - на роскошные дачи. Сегодня он повидал всех друзей и зна-
комых. Даже тех, о которых начал забывать. Он с удивлением заметил, что,
ведя разговор, видит собеседника потенциально деловым партнером,  стара-
ется найти место каждому в своем большом будущем бизнесе. Он понял,  что
идея - начать свое дело - овладевает им помимо его воли.
   "Вот только закончу с Ромой, - думал Прикуп. - Много времени  это  не
займет. Не буду готовиться долго. Он не стоит изощренной мести.  Я  убью
его, как собаку, в которой ночует волк".
   - Серега, - Прикуп обратился к молодому крепкому парню, ведущему  ав-
томобиль, - ты мне очень помог. Но на сегодня все. Останови, я  сяду  за
руль.
   Тот послушно нажал на тормоз. Следом остановилась еще одна машина,  в
которой находился второй охранник.
   - Здесь мы расстанемся. Дальше доберусь сам, - сказал Тося,  усажива-
ясь на водительское сиденье.
   - Мы с Виталей могли бы проводить вас на своей машине, - заметил кре-
пыш.
   - Нет. Благодарю. На сегодня все. - Прикуп повернул ключ - машина за-
велась. - Завтра увидимся. Отдыхайте.
   - Чесноку не понравится это.
   - Здесь за углом живет телка, которую я собираюсь попилить. И в  этом
деле ваша помощь мне не нужна. Пока.
   Крепыш вышел из машины и исчез в автомобиле с Виталей. Тося тронул  с
места. Он повернул направо, налево, проехал по пешеходной дорожке и  был
таков. Охранники еще некоторое время носились  на  большой  скорости  по
кварталу, исследуя его дворы и улочки. Поняв, что объект скрылся, отпра-
вились с докладом к Чесноку.
   Прикуп подъезжал к своему дому. В багажнике стояла большая  сумка  со
всевозможными детскими игрушками. Ему не терпелось вручить их детям,  по
которым до боли соскучился.
   "Еще немного, - подумал он,  проезжая  мимо  арки  родного  двора.  -
Объеду дом по большому кругу".
   Заканчивая объезд, перед последним поворотом он заметил белую "девят-
ку", одиноко стоявшую у края дороги  в  том  месте,  откуда  великолепно
просматривался подход к Тосиному подъезду.
   Он не спеша проехал мимо, с трудом разглядев четверых парней за  тем-
ными стеклами машины. Сделал поворот. "Девятка" тронулась  с  места.  Он
проехал мимо дома и остановился на светофоре. "Девятка"  остановилась  у
края дороги в пятидесяти метрах. Включился зеленый сигнал  светофора,  и
он медленно покатил.
   Водитель следовавшей за Тосей машины недоумевал:
   - Почему он так медленно едет? Как мне быть: постоять  или  ехать  за
ним?
   - Постоим немного. Как только он подъедет к тому повороту - трогай за
ним. Отпустим его подальше. Нужно, чтобы он не заметил хвоста. - Это го-
ворил плотный мужчина в спортивном костюме с большим толстым перстнем на
безымянном пальце.
   Тося, заехав за поворот, о котором говорили в "девятке", тут же свер-
нул в арку двора. Проехав на большой скорости по его лабиринтам, он вые-
хал к тыльной стороне своего дома. Остановил машину на территории  детс-
кого садика, а сам поднялся в дом. После бурной встречи, всплеска радос-
ти и эмоций он уединился в спальне с Наташей. Взял телефон и набрал  но-
мер. Когда ответили, сказал:
   - Хочу, чтобы вы немедленно установили охрану у моего дома. Все  вни-
мание сосредоточьте на детях и Натахе. Меня там не будет.  Относиться  к
работе вы должны с повышенным вниманием. - Положив трубку, он  обратился
к растерянной Наташе: - Детям ничего не говори. Не нужно, чтобы они зна-
ли, что их охраняют.
   - Что случилось, Тося? - прижимая к  груди  руки,  сжатые  в  кулаки,
спросила она.
   - Время тревожное, - ответил он. - Меня сегодня не жди. Дела.
   Тося позвонил Грише, и тот сказал, что заедет за ним.  Вскоре  друзья
встретились и отправились в сауну, где провели весь вечер за разговорами
и интенсивным отдыхом с массажем и женской лаской.
   - Так кто же это мог быть? - спросил Гриша, когда друг закончил  свой
рассказ о Роме и сегодняшнем преследовании.
   - Могу сказать точно, что это не какой-нибудь мститель из  народа,  -
проговорил усмехаясь Тося. Он удобно устроился за дубовым столом с  аро-
матным чаем.
   - А все же?
   - Какой-нибудь Алик, или Лера, или еще какой поц, который думает, что
я булка с маслом. И выбить меня за лавэ - пара пустяков. Кем бы ни  были
эти люди, хочу, чтобы в этот раз все они очутились в  месте,  специально
мною подготовленном.
   - Где это?
   - Один старый заброшенный шурф в катакомбах. Метров пятьдесят, с  бу-
шующей на дне магмой. Находясь возле такой дырки, каждый чувствует,  что
стоит на краю жизни. Там я быстро разгадаю этот ребус. Этот  шурф  может
изменить ход игры с анонимным противником с финалом в точности до наобо-
рот. Обстоятельства уводят в сторону от намеченного. Не  реагировать  на
них не могу, а реагировать - нет времени. Сейчас бы закончить предложен-
ную партию с Анонимом, так нет. Придется ему  постоять  в  очереди,  где
первый - Рома.
   Но все это начнется завтра. А сейчас подвези меня в одно место.
   Гриша остановил машину у подъезда.
   - Ты уверен, что хочешь ночевать именно здесь, а не у себя?  Ты  ведь
сегодня только приехал. Мог бы провести эту ночь с домашними.
   - Именно эту ночь хочу провести здесь. Я так долго ее ждал. Да и  Ал-
лочка многим рискует, оставаясь на всю ночь со мной.
   - Тебе видней, - сказал Гриша. - Тогда до завтра. А к нашему разгово-
ру хочу добавить: обязательно возьми меня с собой на  встречу  с  Ромой.
Наверняка тебе кто-то будет нужен. И этим кем-то  хочу  быть  я.  Случай
особый. Месть святая.
   - Вот и хорошо, - согласился Прикуп. - Обговорим завтра все детали, а
в субботу будем начинать.
   Тося вышел из машины и направился к подъезду. Гриша включил  мотор  и
не спеша поехал по ухабам двора. Когда он свернул за угол дома, раздался
выстрел, затем - второй, а за ним - третий.
   Гриша включил задний ход. Подъезжая к месту, где  оставил  друга,  он
увидел, как большая черная иномарка выехала со двора. Номерных знаков не
было.
   Он остановил свою машину и подбежал к Тосе, лежащему на холодном  бе-
тоне ступенек. Гриша приподнял голову друга и, сев рядом, положил к себе
на колени. Он заметил, что Прикуп хочет  что-то  сказать,  и  наклонился
ближе. Тося приоткрыл рот - в горле клокотала кровь. Он прилагал  огром-
ные усилия, чтобы улыбнуться, но губы скривились в гримасе, он произнес:
   - У каждого бывает день, который кончается навсегда.
   "И с этим не поспоришь", - подумал Рябой.

   Изд. "АСТ", Москва 1998



 

<< НАЗАД  ¨¨ КОНЕЦ...

Другие книги жанра: криминал

Оставить комментарий по этой книге

Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4] [5]

Страница:  [5]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама