лирика - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: лирика

Ернев Олег  -  Последний муж


Страница:  [1]




                         Действующие лица
       
      ЛИДОЧКА
      РОМЧИК
      ШИЛОВ
      ЭЖЕН
      МАРТЫНОВ
      ЛЕНОЧКА
      ВОСКОБОЙНИКОВ
      ЛАСТОЧКИН
      УЧАСТКОВЫЙ
      БУРМАКОВ
      АЛЛОЧКА
        


                          ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ 

      ЛИДОЧКА (по телефону). Порезать и в кипяток?.. Не поняла.
Порезать мелко? Сама рассыпается? Полчашки молока, воду слить. Что-
что? Яйцо вкрутую и потопить в масле? И в капусту. Теперь поняла. Так
ты не приедешь, Маша? Жаль, жаль, бедная ты моя. Выходит, что никого.
Хотела девишник сделать, но ты заболела, Аллочка еще из-за границы не
приехала. Не переживай. Спасибо за поздравление. Целую, дорогая,
выздоравливай. (Кладет трубку.) Итак, одна. (Включает магнитофон,
звучит отрывок из пьесы Ростана "Сирано де Бержерак".)

      Придет, я знала, этот миг,
      наступит поздно или рано
      и я увижу Кристиана
      склоненного у ног моих.
      Немая кончится игра,
      и круг молчанья разомкнется.
      Душа безмолвная очнётся.
      Нам говорить пришла пора.
      Да, бесконечный этот спор,
      который мы вели глазами,
      пора наполнить голосами,
      сердец услышать разговор.
     Ну начинайте, я прошу...

     (Звонок в дверь. Выключает магнитофон)

     ЛИДОЧКА. Вот те на! Кто бы это? (Идет открывать. Радостный
вскрик. Возвращается с Шиловым) Миша! Мишка!
     ШИЛОВ. Узнала! Узнала! (Пытается всучить ей цветы)
     ЛИДОЧКА. Погоди, дай фартук снять. Боги мои, мужчина! Я ведь
никого не ждала, и на тебе - мужчина!
     ШИЛОВ. Хе-хе-хе! Явился, не запылился.
     ЛИДОЧКА. Это точно, не запылился: костюмчик фирменный. Впрочем,
ты всегда хорошо одевался. Красавец. (Испуганно взглянув в сторону
зеркала) А я-то, небось, совсем развалина!
     ШИЛОВ. Кто? Ты развалина?
     ЛИДОЧКА. Ну да. Руины.






     ШИЛОВ. Да я сейчас на колени перед тобой в священном трепете...
     ЛИДОЧКА. Античность всегда вызывает священный трепет.
     ШИЛОВ. (Его реакция на юмор слегка запаздывает) Да нет же, я
перед тобой... нынешней... на колени хочу упасть...
     ЛИДОЧКА. Ну так и быть: падай.

     (Шилов падает)

     ЛИДОЧКА. (Смеясь) Вот глупый, и правда упал. Ну вставай, чего ты
там лежишь в священном трепете...
     ШИЛОВ. Погоди, дайдух перевести. Два движения сразу мне не
осилить. (Подниматся с помощью Лидочки) А помнишь, стойку на руках
делал? Десять раз в стойке отжимался. (Гордо) Десять! (Лицо мгновенно
омрачается) Десять. Ну да ладно. Каких гостей назвала?
     ЛИДОЧКА. Никаких. Ты - единственный.
     ШИЛОВ. (У него даже дух захватывает) Это правда? Единственный?
     ЛИДОЧКА. Ну да. Никто не придет.
     ШИЛОВ. (Кричит) Урра-а-а!!!
     ЛИДОЧКА. (Опешив) Почему ура?
     ШИЛОВ. Потому что... потому что... Лидочка, секрет. Это будет
сюрприз.
     ЛИДОЧКА. Ты сам для меня сюрприз.
     ШИЛОВ (Вынимаеи из сумки коробку) Открывай.
     ЛИДОЧКА (Достает из коробки бутылку, внутри которой танцующая
балеринка) Ой!
     ШИЛОВ. Что с тобой?
     ЛИДОЧКА. Влюблена.
     ШИЛОВ. В кого?
     ЛИДОЧКА. В балеринку.
     ШИЛОВ. (Изменённым голосом, под балеринку) Ой!
     ЛИДОЧКА. Что с тобой?
     ШИЛОВ. Влюблена.
     ЛИДОЧКА. В кого?
     ШИЛОВ. В Лидочку. (Хохочут) Заводи. Вот ключик.
     ЛИДОЧКА. (Заводит балеринку. Та, подняв изящно ножку, делает
пируэт под нежную мелодию) Миша, ты - прелесть.
     ШИЛОВ. Тогда нежный поцелуй.
     ЛИДОЧКА. (Озадаченно) Поцелуй? А... что это такое?
     ШИЛОВ. Нежный поцелуй это... /Пауза/ Это... Ты мне покажи весь
набор твоих поцелуев, а я выберу их них самый нежный.
     ЛИДОЧКА. (Трижды его целует) Ну как? Вспомнил?
     ШИЛОВ./Стоит молча с закрытымиглазами/
     ЛИДОЧКА. Ты что, заснул? Боги, да он спит. Вот и целуйся после
этого. (Теребит его) Миша!
     ШИЛОВ. (Очнувшись) Хорошо-то как!
     ЛИДОЧКА. Ты выбрал?
     ШИЛОВ. Что?
     ЛИДОЧКА. Нежный поцелуй.
     ШИЛОВ. Каой поцелуй. А ты меня целовала? Ничего не помню.
Придётся повторить.
     ЛИДОЧКА. Бесполезно. У тебя - глубокий склероз.
     ШИЛОВ. Нет, это врождённое.
     ЛИДОЧКА. Врождённый глубокий склероз.
     ШИЛОВ. Тчно. Ты не поверишь, но не помню даже, сколько мне лет.
     ЛИДОЧКА. Это легко вычислить: столько же, сколько и мне.
     ШИЛОВ. А сколько тебе? Хотя, пардон, дамам такие вопросы не
     ЛИДОЧКА. Задают, задают. В таком возрасте, как я, задают. И более
того: дамы на них отвечают.
     ШИЛОВ. Ну ответь.
     ЛИДОЧКА. Да зачем тебе?






     ШИЛОВ. Нет, ты ответь.
     ЛИДОЧКА. Пожалуйста... Мне ровно... Не помню.
     ШИЛОВ. То-то.
     ЛИДОЧКА. И помнить не хочу.
     ШИЛОВ. Но человек должен помнить, когда он родился.
     ЛИДОЧКА. Зачем?
     ШИЛОВ. Чтобы знать, когда к смерти готовиться. Смерть, это ведь
такая штука..
     ЛИДОЧКА. Ты что? В похоронное бюро устроился?
     ШИЛОВ. Я давно на пенсии.
     ЛИДОЧКА. А-а, а я подумала: вы план не выполнили, и ты пришёл
уговорить меня в мертвецы.
     ШИЛОВ. Фу, Лида, где твой светлый юмор?
     ЛИДОЧКА.(Усаживая его за стол) Вот он. Я думаю, ты его оценишь.
     ШИЛОВ. (Пробует блюдо) Что это?
     ЛИДОЧКА. Цветная капуста.
     ШИЛОВ. А вот когда ты была моей женой, ты здорово умела готовить.
     ЛИДОЧКА. Ты что-то путаешь, я никогда не умела делать два дела
сразу.
     ШИЛОВ. Но женой ты была хорошей. Кстати, после меня ты замуж не
выходила?
     ЛИДОЧКА. Нет дорогй. Ты отбил мне всякую охоту. Я хочу сказать: я
поняла, что не создана для семьи.
     ШИЛОВ. Что ты! Наоборот!
     ЛИДОЧКА. Правда? Видно, мне удалась цветная капуста.
     ШИЛОВ. (С полным ртом) Удалась. Вот только цвет у неё какой-то...
     ЛИДОЧКА. Полиняла.
     ШИЛОВ. А этот твой ... первый... дон Эжен... Что он?
     ЛИДОЧКА. Пишет. Иногда. Недавно прислал фотографию. (Достаёт
альбом, вытаскивает из него фото) Вот.
     ШИЛОВ. (Брезгливо рассматривает фотографию) Хорош гусь. Дай-ка.
(Берёт альбом, переворачивает страницы)
     ЛИДОЧКА. Что ты хочешь в нём раскопать, археолог? дИНОЗАВРА?
     ШИЛОВ. (Разглядывая альбом) Всё-таки я тебя очень любил, Лида.
     ЛИДОЧКА. Это ты в альбоме высмотрел?
     ШИЛОВ. Ты была моя настоящая, единственная любовь.
     ЛИДОЧКА. Я это где-то читала. Только там было: настоящая,
единственная и последняя любовь.
     ШИЛОВ. Верно. /Отчётливо/ И последняя любовь.
     ЛИДОЧКА. Врёшь, что ты на пенсии. Ты всё-таки в похоронном бюро.
     ШИЛОВ (Продолжая листать альбом). А вот, наконец, и я. Какой
красивый.
     ЛИДОЧКА. Ошибся. Это опять дон Эжен. Барин.
     ШИЛОВ. Если честно, я тебя к нему здорово ревновал.
     ЛИДОЧКА. Странно. Почему не к Ромчику?
     ШИЛОВ (мрачнеет). Ромчик... это не то.
     ЛИДОЧКА. Ромчик не то? Ну знаешь ли.. Певец смерти из тебя
хороший, а психолог никудышний. (Отбирает у нео альбом). Вот он Ромка,
смотри. Ромчик - это мужчина.
     ШИЛОВ. Этот мужчина тебя предал.
     ЛИДОЧКА. Мне казалось: вы были друзьями.
     ШИЛОВ. Были. Но после тог, как он тебя предал, так гнусно, так
низко...
     ЛИДОЧКА (резко). Замолчи! (Пауза) Извини. Наверное, у него на то
были причины. И хватит об этом. А ты... ты что-нибудь о нём знаешь?
     ШИЛОВ (морщится) Нет, ничего определённого. Живёт в Москве. В
Питере не бывает.
     ЛИДЧКА. Как в воду канул. Эх, Ромчик.
     ШИЛОВ. (раздражённо) Перестань о нём говорить!
     ЛИДОЧКА. Хочу и буду. Что ты мне за указ.






     ШИЛОВ. А я говорю: не надо при мне. Иначе пожалеешь.
     ЛИДОЧКА. Я думала: ты и вправду пришёл навестить бывшую жену, а
ты... /Упрямо/ Ромчик. Ромчик. Ромчик! /Смотрит на реакцию Шилова. Тот
затыкает уши, она перестаёт его дразнить, но стит только ему опустить
руки, снова/ Ромчик. Ромчик.
     ШИЛОВ (РАЗОЗЛИВШИСЬ) Ах так? Хорошо. Лида, я тебя обманул. Не
хотел говорить, но лучше, чтоб ты знала... Нет больше твоего Ромчика.
Умер.
     ЛИДОЧКА (потрясённо). Умер? Как умер?
     ШИЛОВ. Не знаю как. Как герой или как рядовой. Вот телеграмма.
     ЛИДОЧКА (БЕРЕТ ТЕЛЕГРАММУ ИЗ ЕГО РУК) Радуйся, мерзавец тчк
Ромчик ушёл в иные миры. Мир его праху. Тебе война. (задумывается)
Какая странная телеграмма. Ромчик, Ромчик. Значит, он умер. Но почему
тебя называют мерзавцем? Почему война?
     ШИЛОВ (отбирая телеграмму). Это наше, мужское.
     ЛИДОЧКА (РАССМАТРИВАЕТ ФОТОГРАФИЮ РОМЧИКА). Всё время чувствую
вину перед ним.
     ШИЛОВ. Лида, ты вспомни, как мне пришлось утешать тебя. Вспомни.
Ну будет, не плачь.
     ЛИДОЧКА (вытирая глаза). Я не плачу.
     ШИЛОВ. А мне показалось...
     ЛИДЧКА (сердито). У тебя не только плохая память, но и зрение.
     (Звонок в дверь)
     ШИЛОВ. Кто это?
     ЛИДОЧКА Понятия не имею. (Идёт к двери, взвизгивает от радости,
возвращается под руку с высоким красивым стариком) Миша, падай! Дон
Эжен! Хотя нет, не падай. (Дону Эжену) Он потом не встанет.
     ШИЛОВ (досадливо) Чёрт!
     ЭЖЕН (взглянув на Шилова, Лидочке) Некогда ты говорила, что
предана только Катуллу.
     ЛИДОЧКА (кидаясь гостю на шею) Катул, Миша, ты слышишь? Катулл!
     ШИЛОВ (метнув яростный взгляд на старика). Это называется никто
не придёт?
     ЭЖЕН (Шилову) Что на прохожих мирных, пёс, кидаешься?
     ШИЛОВ. Гони его, Лидочка. Зачем тебе прохожие?
     ЭЖЕН (обняв Лиду) Обнял Акму, любовь свою Септимий, нежно к
сердцу прижал, сказал ей:  "Акма..."
     ЛИДОЧКА (ЭЖЕНУ) Учти, он ревнует.
     ЭЖЕН. Кто? Сей юноша печальный? С головой седой, кудрявой?  Если
память мне не изменяет, это бывший муж моей Лолиты?
     ШИЛОВ. А как насчёт заткнуться?
     ЛИДОЧКА. Но-но, мальчики, не забывайте: вы у меня в гостях.
     ЭЖЕН (поставив на стол бутылку дорогого вина). А где мой до-ре-
мидорчик? (подходит к старому роялю, любовно его поглаживает)
Сохранила? Вот тебе мой подарок, Лесбия. /Играет нежную грустную
мелодию. Даже насупившийся Шилов заслушался. Потом вытащил из кармана
пиджака небольшую деревянную флейту и присоединился. Отличный дуэт.
Игра закончилась. Лидочка расцеловала обоих)
     ЛИДОЧКА. Спасибо, мальчики. Это замечательный подарок. А теперь -
за стол.
     ЭЖЕН (откупоривая бутылку). Смотрю на тебя, любусь и вижу: зря
боялся. (Наливает в рюмки сначала себе, потом Лидочке. Шилову
демонстративно не наливает. Тот берёт бутылку и наливает себе сам)
     ЛИДОЧКА. Боялся?
     ЭЖЕН. Твоего суда. Твоих упрекающих взоров. Но ангел...
милосердный ангел...
     ШИЛОВ. Какой ещё ангел? Ге?
     ЭЖЕН (показывая на Лидочку) Вот.
     ЛИДОЧКА. Я? Ангел? (Подходит к зеркалу,долго вглядывается в своё
отображение) Шатается.






     ЭЖЕН. Кто?
     ЛИДОЧКА. Зуб.
     ШИЛОВ. Витаминов не хватает.
     ЛИДОЧКА. Зубов не хватает.
     ЭЖЕН. Чёрт с ними, с зубами. Лучше вспомни: Да, я любил, какая
малость. Кто этих слов не говорил.
     ШИЛОВ (подхватывая) Одно лишь в памяти осталось: Роксана, я тебя
любил.
     ЭЖЕН (ностальгически) Роксана... Да... Так вот, моя милая,
тернистый путь пройдя до половины, я очутился... (замолкает, переживая
непрошенные чувства. Сразу становится видно, что этот человек,
несмотря на свой внешний лоск и красивый облик, очень стар. Впрочем,
он тут же справляется с тоскливыми чувствами и снва веселеет.
Поднимает рюмку) Ну да ладно. Все мы там будем рано или поздно. Но вот
что странно:
     Лида, только теперь, клянусь всем святым, что во мне осталось,
только теперь я понимаю, что ты ля меня значила...
     ШИЛОВ (ВЫПИВ ЗАЛПОМ РЮМКУ) Стой! Погоди!
     ЭЖЕН. И значишь.
     ШИЛОВ. Остановись, тебе говрят.
     ЛИДОЧКА. Миша, что с тобой?
     ШИЛОВ (держась за сердце) Останови его. Я чувствую, к чему он
клонит. Но я не позволю, я первый пришёл. Лида, этот человек тебя
бросил, как и тот, другой. ни все предатели. Я один тебя не предавал.
Ты сама захотела, чтобы мы расстались. И теперь я хочу сказать тебе:
ты одна для меня... самый дорогой... самый нежный... на свете...
самый... И я пришёл, чтобы... (бледнеет, хватает ртом воздух, обмякает
на стуле, рука шарит в карманах пиджака в поисках лекарства)
     ЛИДОЧКА. Ему плохо, Женя.
     ЭЖЕН. А кому хорошо?
     ЛИДОЧКА. Миша, лекарство, да? Тебе помочь?
     ШИЛОВ. Сам. (Достаёт из пиджака таблетки, высыпает на ладонь,
проглатывает) Прошло.
     ЭЖЕН. Лидочка, мы же за тебя хотели...
     ЛИДОЧКА. Давайте выпьем за... (Эжену) помнишь Ромчика?
     ЭЖЕН. Твой второй муж?
     ЛИДОЧКА. Да. Он умер. Ребята, это был отличный парень. Я его
знала лучше вас. Судьба у него не сложилась, и вот его нет. Мир ег
праху. (Поднимают рюмки. Шилов, видя, что за ним никто не ухаживает,
наливет снова себе. Пьют. Звонок в дверь. Лидочка идёт открывать.
Между мужчинами сразу же пробегает чёрная кошка)
     ШИЛОВ. Я первый пришёл. (Эжен напевает какую-то арию и чистит
ногти маникюрными ножничками) Слышите? И прекратите чистить ногти!
     ЭЖЕН. Предпочитаете ходить с грязными?
     ШИЛОВ. Я про ваши ногти. У меня чистые. У меня вообще нет ногтей.
     ЭЖЕН (недоверчиво). Так не бывает.
     ШИЛОВ (протягивая руки). Вот, глядите.
     ЭЖЕН. Ну конечно, вы их сгрызли. Как обезьяна. У обезьяны и то
длиннее, чтоб было чем блох ловить.
     ШИЛОВ. У меня нет блох!
     ЭЖЕН. Странный вы какой-то: ногтей нет, блох нет... (сдувает
ногтевые опилки в лицо Шилову. Тот вскрикивает и ххватается за глаз)
     ШИЛОВ. Ой!
     ЭЖЕН.Теперь вот и глаза нет.
     (Входит Лидочка, чрезвычайно испуганно смотрит на Шилова/
     ЛИДОЧКА. Мы поминаем, а он... там.
     ШИЛОВ. Кто?
     ЛИДЧКА. Ромчик.
     ШИЛВ. (Потрясённо) Ромчик?
     ЛИДОЧКА. Живой, настоящий.






     ШИЛОВ (бежит в прихожую).
     ЭЖЕН. Ну и нервный старикашка этот твой бывший супруг.
     ЛИДЧКА. Я сама телеграмму читала.
     (Вбегает Шилов. Держась за сердце, падает на стул)
     ШИЛОВ. Что за шутки?
     ЛИДОЧКА. Какие шутки?
     ШИЛОВ.Нет никакого Ромчика, померещилось тебе.
     ЛИДОЧКА. Померещилось? Ну знаешь... По-твоему, я лгу? (Убегает в
прихожую)
     ШИЛОВ. Но я не вру. Нет никакого Ромчика.
     ЭЖЕН.Успокойтесь, расслабьтесь. Нет и не надо. Сейчас придёт
сестричка, сделает вам укол, и вы опять будете здоровы.
     ШИЛОВ. Шут гороховый. (Наливает себе вина, выпивает)
     ЭЖЕН. (Шёпотом) Моё вино, между прочим..
     (Входит Лидочка. Вид у неё огорошенный)
     ЛИДОЧКА. Нет его.
     ШИЛОВ. (Передразнивая) Живой, настоящий.
     ЛИДОЧКА. Непостижимо. Я же сама...
     ШИЛОВ. Не пугай меня больше тек, Лида, у меня два инфаркта.
     ЛИДОЧКА. (Растерянно) Два?
     ЭЖЕН. Не пугайся. Он их коллекционирует.
     (Снова звонок в дверь. Все замирают)
     ЭЖЕН. Пойду-ка взгляну. (Выходит)
     ЛИДОЧКА. Может быть, это...
     ШИЛОВ. Что?
     ЛИДОЧКА. По мою душу? Виновата я перед ним.
     ШИЛОВ. Ты что, в призраков веришь?
     ЛИДОЧКА. Но веь говорят, приходят.
     ШИЛОВ. Перестань! Прошу тебя, перестань!
      (Возвращается Эжен)
     ЭЖЕН. Никого. По-моему, у тебя что-то со звонком. Замыкает.
Починить надо. (Шилову) Слышите?
     ШИЛОВ. Что?
     ЭЖЕН. Я говорю: надо починить.
     ШИЛОВ. (раздражённо) Иди и чини.
     ЭЖЕН. Я делом занят. (Подправляет пилочкой ногти)
     ШИЛОВ (с негдованием). Это... ты... вы... называет делом?
     ЭЖЕН (с удовольствием декламирует) Быть можно дельным человеком и
думать о красе ногтей! А тот, кто этого не знает, тот самый гнусный из
людей!
     ШИЛОВ. Я... да я...
     ЛИДОЧКА. (Укоризненно) Женя, как ты можешь? У него же сердце.
     ЭЖЕН. У него? (Смотрит недумённо на Шилова, спохватывается) Ах
да, я и забыл. А в нём инфаркты, инфаркты...
     (Входит странный человек, весь скрюченный, скорченный почти о
земли. В руках - обшарпанный чемоданчик)
     НЕЗНАКОМЕЦ (сиплым жалобным голосом, обходя стол с протянутой
рукой) Минды мамочки и минды сестричечки. Минды братушки- солдатушки!
Обратите внимание на моё безобращие. Весь иссохся в страданиях, как
пустыня Азия.
     ЛИДОЧКА. Ой, кто это?
     НЕЗНАКОМЕЦ. Бродил по мукам, как по траве. Дайте копеечку. Можно
две. Можно трёшку, злату серёжку, а лучше лучшего - бабу-матрёшку. ля
калеки-калика не пожалейте шкалика.
     (Лидочка наливает ему рюмку, подносит. Незнакомец принимает,
выпивает, распрямляется, и... - перед нами Ромчик. Лидочка
вскрикивает. Шилов потрясён.  Эжен тоже слегка занервничал)
     РОМЧИК (поставив рюмку) Волшебное зелье! Душе - вертикаль, а
сердцу - веселье! (Чрезвычайно доволен произведённым эффектом. Ставит







на пол чемоданчик. Лидочке) А говорит попугай попугаю: я тебя,
попугай, попугаю.
     ЛИДОЧКА (в тон ему) Отвечает попугаю попугай: попугай, попугай,
попугай! (Бросается Ромчику на грудь)
     РОМЧИК. Я спустился вниз и отпустил шофёра.
     ЛИДОЧКА. Ты откуда?
     РОМЧИК. Прямо из Москвы. /Обводит глазами Эжена и Шилова. На
Шилове взгляд его задерживается, глаза прищуриваются, губы кривятся в
усмешке). Ба! Какие люди!
     ЛИДОЧКА. Погоди, Рома, но ты ведь... умер.
     РОМЧИК. По мне видно?
     ЛИДОЧКА. По тебе нет, но... телеграмма. В ней написано, что ты
умер.
     РОМЧИК. Извини, не читал телеграммы. Ты разочарована?
     ЛИДОЧКА (бросаясь на него с кулаками) Прекрати!
     РОМЧИК. А что за телеграмма?
     ЛИДОЧКА. Миша, покажи.
     ШИЛВ (насупившись). Не покажу.
     РОМЧИК. Дай сюда. Не ты в ней умер, а я.
     ШИЛОВ. Не дам.
     (Ромчик бросается на него но Шилов вытащил телеграмму и успел
запихать её в рот. Торопливо жует. Ромчик умудрился-таки вытащить у
него изо рта часть телеграммы. Шилов хочет запить бумагу, берёт со
стола бутылку, но Эжен не дремлет, выхватывает бутылку и отставляет в
сторону)
     РОМЧИК (читает то, что удалось спасти) ...ся... мерзавец... иные
миры...Ромчик... ушёл... Понятно. А что такое "ся"? Какое слово
сожрал?
     ЛИДОЧКА. Там было: радуйся. (Шилову) Зачем ты её съел?
     ЭЖЕН. Ему капусты не хватило.
     РОМЧИК. (Выразительно глядя на Шилова) Стала попа, как орех. так
и просится на грех.
     ЛИДОЧКА. Фу, Ромка.
     РОМЧИК. Не я - народ. А народ в попах разбирается.
     ЛИДОЧКА. Но кто мог послать эту гнусную телеграмму? У тебя есть
враги, Рома?
     РОМЧИК У каждого порядочного человека есть враги, Лида. И хватит
об этом.
     ЛИДОЧКА. Хорошо. Садись. поешь с дороги.
     РОМЧИК. Погоди, сначала в честь праздника разреши любимой
женщине...
     ЛИДОЧКА. Что ты сказал?
     РОМЧИК. (Копаясь в чемоданчике) Я сказал: через минуту , как
говорят в Одессе, вы буете иметь...
     ЛИДОЧКА. Нет, про любимую женщину?
     РОМЧИК. Сказал: любимая женщина. А что?
     ЛИДОЧКА. Твоя... любимая женщина?
     РОМЧИК. А чья же? (смотрит презрительно на Эжена) Его что ли?
Или... (пронзает брезгливым взглядом Шилова) вот этого? Моя, Лида.
Только моя. Моею была, моею и останешься. Я и приехал, чтобы тебе об
этом сказать.
     ЛИДОЧКА. Опомнись, что ты говоришь? Ты представляешь, сколько мне
лет. А тебе?
     РОМЧИК. Счастливые годов не наблюдают
     ЛИДОЧКА. Да ты малое дитя.
     РОМЧИК. Поэтому мне и нужна опора. (Берёт её за руку) А эти что
здесь делают?
     (Поавленные мощным напором Ромчика Эжен и Шилов стоят с открытым
ртом, как в шоке)







     ЛИДОЧКА. С чего это ты раскомандовался? Они пришли ко мне, как и
ты, на праздник.
     РОМЧИК. А-а, ну ладно. Я - по другому поводу. Я привёз вот этот
чемоданчик. И этот чемоданчик будет... здесь жить.
     ШИЛОВ. Каков нахал!
     ЭЖЕН. Выскочка.
     ШИЛОВ. Ну вот что: я первый сюда пришёл, правда, Лида?
     ЛИДОЧКА. Верно.
     ШИЛОВ. Я хотел оставить это на потом, что называется на десерт,
но он (показывает на Ромчика) ворвался сюда, нашумел, как перуанский
петух. Приехал из Москвы, привёз чемоданчик...
     РОМЧИК. Ну-ну, рожай, дятел. Я беременных не бью.
     ЛИДОЧКА. Рома!
     ШИЛОВ. А мог бы и не приезжать. Никому ты здесь не нужен.
     РОМЧИК (сощурясь). Никому?
     ШИЛОВ. Дон Эжен, вам нужен этот старикашка?
     ЭЖЕН (рассматривает Ромчика, словно видит его впервые) Этот? Нет.
(Лидочке, показывая на Шилова) И этот - нет.
     РОМЧИК.тырь-пырь-нашатырь. Уже родил? Можно бить?
     ЛИДОЧКА. Рома, уволю!
     ШИЛОВ (высыапает на ладонь таблетки, бросает их в рот,хочет взять
бутылку с вином, но бдительный Эжен снова отставляет её на край стола.
Шилов берёт нетронутую рюмку Лиочки, запивает таблетки)
     РОМЧИК. Водкой полезнее: быстрее растворятся.
     ЛИДОЧКА. Миша, не волнуйся.
     ШИЛОВ. Нет, кто от неё отказался? Кто прислал письмо, что она
свободна, что она тебе больше не нужна? Я её потом трое суток
откачивал. Если бы не я, на над собой знаешь что могла учудить?
     РОМЧИК. Благодетель вы наш.
     ШИЛОВ А теперь он приехал... Захотел - уехал, захотел -
приехал...
     ЛИДОЧКА. Мищша, я в адвокатах не нуждаюсь.
     ШИЛОВ. Нуждаешься. Ты во мне нуждаешься. (Эжену и Ромчику) И если
хотите знать, я пришёл, чтобы навсегда остаться здесь.
     До самой могилы!
     ЛИДЧКА. О Господи! Опять эта проклятая могила! (Эжену, который
тем временем незаметно успел переодеться в роскошный халат) Боже, что
это?
     ЭЖЕН (красуясь перед зеркалом) Что скажешь, Лесбия? Из самой
Бухары.
     ЛИДОЧКА. Бухары?
     ШИЛОВ. Где это - Бухара?
     ЭЖЕН (назидательно) Бухара находится в Бухаресте.
     РОМЧИК. (Презрительно) Павлин.
     ЭЖЕН. Не павлин, а верблюд. Чистая верблюжья шерсть. Потрогайте.
     ШИЛВ. Нет Бухары в Бухаресте. В Бухаресте есть Румыния.
     ЛИДОЧКА. Не напрягайся так, Миша, это у него шуточки такие.
     ЭЖЕН. Это меня и отличает от этих двоих: у меня есть чувство
юмора, и во-вторых, нет сексофригидального меатоза. (Глубкая пауза) Вы
думаете, я сюда пришёл чай пить? Если кто и останется со своей
Лесбией, так это её верный Катулл.
     РОМЧИК. Какой ещё Катулл?
     ЭЖЕН. Вот этот. (Достаёт свой портрет, вешает его любовно на
стену.
     ЛИДОЧКА. Да вы что, мужички, решили мне остаток жизни отравить?
     ЭЖЕН. Лесбия, я осознал смысл своей жизни. Этот смысл - ты.
     (Целует ей руку. Ромчик и Шилов с двух сторон оттаскивают его от
Лидочеи, он не сопротивляется. Садится за стол, наливет себе чай.)
     ЛИДОЧКА. Эй, старички, вы что разбушевались?







     ЭЖЕН. Сижу пью чай, никого не трогаю. В своём бухарском халате, в
своей законной петербургской квартире...
     (Ромчик подрисовывает на портрете Эжена усики и чёлку)
     ЭЖЕН (заметив это) А я-то гадаю, кто это на заборе нецензурные
слова пишет.
     ЛИДОЧКА. (отгоняя Ромчика от портрета) Явился, атаман. Ну-ка
быстро - за стол, пока не рассердилась.
     РОМЧИК (кивая на Шилова) С ним за один стол не сяду.
     ЛИДОЧКА. Ну и не садись, можещь стоять. А командовать не позволю.
У меня, между прочим, празник.
     РОМЧИК. Прости, Лида. Я ведь подарок тебе... То есть... это не
совсем подарок, но... (Вытаскивает из чемоданчика тетрадь) Это стихи,
которые я написал для тебя... о тебе... о жизни вообще. Их здесь
семьсот. Я хотел тебе эту тетрадь подарить, но теперь решил...
(ядовитый взгляд на Эжена и Шилова) что прочту их сам.
     ЭЖЕН (невозмутимо). Все семьсот сразу.
     ШИЛОВ. Да, Лиду схватит инсульт.
     ЭЖЕН. Очень гуманный способ отправлять близких на тот свет.
     РОМЧИК. Я буду читать в день по стиху.
     ЭЖЕН. Я ошибся в твоём гуманизме. Это называется - садизм.
     ЛИДЧКА. Я сказала - за стол.
     (Рассаживаются, но получилось так, что по правую руку Лиочки
сидит дон Эжен, а по левую - Шилов. Стул для Ромчика рядом с Шиловым.
Ромчик берёт стул и обойдя стол, ставит его рядом с Эженом. Садится,
потом неожиданно хватает прибор Эжена и переставляет на дальний конец
стола. Эжен вскакивает, идёт за своим прибром, а Ромчик мгновенно
занимает освободившееся место. Дон Эжен растерян, пытается вытолкнуть
Ромчика, но тот крепко упёрся в стол. Эжен сдаётся, садится на стул
Ромчика)
     РОМЧИК. /Назидательно/ У верблюда два горба, потому что жизнь -
борьба.
     ЛИДОЧКА. Прямо как дети.
     (Пауза. Молча пьют чай).
     ЭЖЕН. Кто-то умер. Когда вот так молчат...
     ЛИДОЧКА. Хватит с меня покойников. Сначала этот пришёл
уговаривать меня в мертвецы...
     ШИЛОВ. Я-я?
     ЛИДОЧКА Потом этот умер.
     РОМЧИК.Фиг с маслом. Я умру только в том случае, если ты мне
откажешь.
     ШИЛОВ (угрюмо). И я умру.
     ЭЖЕН (озаряясь улыбкой) А не обманете?
     (Лидочка заводит балеринку, она танцует под мелодичный звон).
     РОМЧИК. Ну ладно, парни, посидели, попили, поели и дуйте отсюда.
Уже поздно.
     ЛИДОЧКА. Ромчик, не серди меня, очень тебя прошу.
     РОМЧИК (закусив губу). Ладно, чёрт с этим. (кивнул на Эжена), но
этот... пусть убирается.
     ЛИДОЧКА. Позволь мне решать. (Эжену, который встал и на цыпочках
удаляется) Ты куда?
     ЭЖЕН (приложив палец к губам) Чш-ш. (Уходит).
     РОМЧИК (Шилову). Если ты не уйдёшь, я расскажу кто и зачем послал
тебе эту телеграмму.
     ШИЛОВ. Не уйду.
     ЛИДОЧКА. О чём вы?
     РОМЧИК. Ну, даю одну минуту. (Напряжённая пауза) Ну, Шилов?
Десять секунд.пять, две... Не уйдёшь?
     ШИЛОВ. Нет.
     РОМЧИК. Лида, эту телеграмму послал я. (Рвёт в клочья остатки
телеграммы, клочки бросает в лицо Шилову)






     ЛИДОЧКА. Но зачем?
     РОМЧИК. Сейчас я расскажу тебе, что произошло на самом деле между
тобой, мной и им. Помнишь, тот день, когда я от тебя ушёл? Не ушёл, а
исчез, удрал... (с ненавистью сотрит на шилова).
     ЛИДОЧКА. Может, не стоит, когда-то вы были друзьями.
     РОМЧИК. А ты знала его настоящую профессию?
     ЛИДЧКА. Ну... он работал в НИИ...
     РОМЧИК. Вот и я думал в НИИ. /Напевает/ Очень страшно по ночам
стукачам. Ходят в гости стукачи к стукачам.. Ещё не поздно уйти,
Шилов.
     (Шилов, не отвечая, ползает по полу собирая клочки телеграммы,
засовывает их в карман/.
      РОМЧИК Ладно.. В общем, мы действительно когда-то дружили. Я,
конечно, был глуп, как телёнок и не понимал, почему он так часто бывал
в нашем доме.
     ЛИДОЧКА. Ну как.... на правах друга.
     РОМЧИК. Естественно. Но у них /кивнул на Шилова/ оказывается есть
и другие права. Например, право разбивать человеческие сердца.
Повторяю: я был глуп и доврчив. В общем, однажды, он мне сказал, что
ты встречаешься с другим.
     ЛИДОЧКА. Я?
     РОМЧИК. Я потребовал доказательств и... и я их получил.
     ЛИДОЧКА. Ты с уа сошёл. Каким образом?
     РОМЧИК. Самым примитивным. С глупыми людьми проходят самые
примитивные вещи. Смотри.

     Воспоминания Ромчика. Трицать лет назад.

     РОМЧИК. Давай свои доказательства.
     ШИЛОВ. Сначала дай слово, что ни при каких обстоятельствах ты не
расскажешь жене, что это я тебя информировал. Я твоё слово знаю.
     РОМЧИК. Сестное слово.
     ШИЛОВ. Верю. Смотри вон туда. (Заглядывают в освещённое окно
дома, к которому привёл его Шилов. За окном мужчина и женщина азартно
предаются любовным играм)
     ШИЛОВ. Она?
     РОМЧИК. Она. Спасибо, Миша. Ты открыл мне глаза.
     ШИЛОВ. Что будешь делать?
     РОМЧИК. Уеду. Навсегда. Сегодня же, сейчас. Не могу дышать с ней
одним воздухом. Я слишком ей верил. Ей одной. Но ты поддержи её, если,
разумеется, она будет нуждаться в поддержке.
     ШИЛОВ. Об этом не беспокойся. Я всё возьму на себя. У тебя есть
деньги?
     РОМЧИК. Немного.
     ШИЛОВ. Возьми. (Суёт ему еньги.)
     РОМЧИК. Это слишком много.
     ШИЛОВ. Пригодится. Тем более, что ты отсюда сразу на вокзал. И не
забудь: ты дал мне слво.
     РОМЧИК. Сдержу. на меня больше не увидит.

     Конец воспоминаний.

     ЛИДОЧКА. Так вот почему ты уехал, даже не объяснившись, не
оставив щаписки...А Миша мне рассказал...
     РОМЧИК. Он ничего тебе не рассказал. Недавно я получил письмо от
одной женщины. Покаяние. (Вытаскивает письмо из кармана. Читает) Не
знаю, сумеете ли вы меня простить. Постарайтесь. Одним грехом на моей
совести, может быть,станет меньше. Я была третьеразрядной актрисой в
театре, давно не получала ролей. и вот однажды...







     РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ РАССКАЗ НЕЗНАКОМКИ

     В дверь позвнили. Я открыла. На пороге стоял мужчина. Слегка
оттеснив меня плечом, он бесцеремонно вошёл в комнату.
     ШИЛОВ. Вас зовут Рита?
     РИТА. Да. а в чём дело? Кто вы такой? /Шилов показывает ей
удостоверение. На лице Риты испуг/ А что... случилось?
     ШИЛОВ. Я не могу разглашать государственную тайну. Нам нужна ваша
помощь. Вы сможете сыграть одну сцену? Любовную. Подробный сценарий
позже.
     РИТА. Думаю, смогу.
     ШИЛОВ. Гримироваться умеете?
     РИТА. Это моя коронка.
     ШИЛОВ. Верно. Мы навели о вас справки. Вы действительно чертовски
здорово владеете гримом. Взгляните на эту фотографию.
     РИТА (вглядываясь в фото) Эта женщина очень похожа на меня. Я и
не знала, что у меня есть двойник.
     ШИЛОВ. У каждого человека есть двойнки. Потом вы посмотрите на
неё в жизни. Задание: изучить её манеры, поведение,вплоть до деталей.
Стать ею. Мне нужно, чтобы даже её муж не смог отличить вас от неё.
     РИТА. Я справлюсь. Только вот...
     ШИЛВ. (вытащив деньги) Это задаток. Остальное - после. И помните:
за сохранность тайны отвечаете головой.

     Ромчик продолжает читать письмо.

     Я добросовестно отработала свои деньги. Через некоторое время я
уже могла копировать её манеры, повадку, походку, посадку головы и
проч. Шилов познакомил меня с молодым мужчиной, с которым в один из
вечеров мне предстояло сыграть любовную сцену. Мы сыграли. Получили
свои деньги. А Шилов - вашу жену. Как я об этом узнала? Думаю, вы
догадались. Он сам мне об этом рассказал. Видете ли, он прельстился
моей мордашкой и стал моим любовнико. И однажды всё выложил.
     Правда пригрозил, что если я захочу когда-нибудь сболтнуть об
этом, меня посадят. но вот теперь, когда я тяжело больна, и грехи
точат мою совесть, как старые раны.. /Ромчик прячет письмо в карман.
Тягостная пауза/.
     ЛИДОЧКА. Я помню тот вечер так ярко. Ты, Миша, пришёл ко мне
печальный грустный, долго мялся и наконец, сообщил, что у Ромчика
другая женщина, и он уехал не попрощавшись, чтобы меня не
травмировать. Я была страшно оскорблена таким поведением. Мы, Рома ,
оба были чересчур гордые люди, и как бы вычеркнули друг друга из
жизни.
     РОМЧИК. Да, гордыня. Как могут ловко ею пользоваться подонки. А
казалось бы что проще: взять да объясниться.
     ЛИДОЧКА. А Миша так вовремя подставил мне дружеское плечо...
     РОМЧИК. Ещё бы. Я сам его об этом просил.
     ЛИДОЧКАФ. Поддерживал меня, заботился, отвлекал от тяжёлых
мыслей, пока не приучил к себе. Эжен вообще не появлялся.
     (Из ванной доносится жизнерадостное пение Эжена) Кстати, Миша,
зачем тебе понадобилось разбивать нашу с Ромой Жизнь?
     ШИЛОВ. Я любил тебя, а ты - его. Ты никогда не была бы моей, если
бы он был рядом.
     ЛИДОЧКА. Вот это правда.
     РОМЧИК. Так тебе проще было бы меня расстрелять. Ах пардон,
забыл, к тому времени вы уже не расстреливали.
     ШИЛОВ. (Лидочке) Но всё-таки ты была моей. Пусть недолго, но
была.
     ЛИДОЧКА. Рома, а телеграмма зачем, что ты умер?
     РОМЧИК. Потому что Ромчик уиер, а родился мститель.






     ЛИДОЧКА. Ты - мститель?
     РОМЧИК. А кто же, если не я? Нас мало осталось. Они же -на
Шилова/ всю нашу землю крестами завалили. Да не купольными, сияющими,
а могильными,.. И ничего этим палачам не делается. Неистребимые, как
тараканы. Иногда мне кажется, что они и не люди вовсе. Нет, правда.
Люди хоть каются, увидев ужасы сотворённого ими. А эти... Дачи у них
по-прежнему, сосенки. Воздухом они дышат, внучат растят. К власти
снова рвутся, по крови истосковались. У этого тоже где-нибудь дача, в
Комарово. Да?
     ШИЛОВ. В Репино.
     РОМЧИК. О, в Репино. Места-токакие. К великим приобщаются. На
берегу залива?
     ШИЛОВ. На берегу.
     РОМЧИК. На песочке. Колодец во дворе.
     ШИЛОВ. Влдопровод. Рома, хочешь, я тебе эту дачу подарю. Она
твоя, Рома, владей. Только оставь меня в покое. Не мучай.
     РОМЧИК. Тырь-пырь-нашатырь. Как заговорил. Разжирели как крысы и
слова им не скажи: расстраиваются.
     ШИЛОВ. (суетливо) Лида, я знаю, что я... Да, это подло,но теперь
не вру... Ты одна мне... ты у меня одна на свете...
     ЛИДОЧКА. Уходи. Видеть тебя не могу.
     ШИЛОВ. Да, ты права... права. Да... (сгорбившийся, жалкий
направляется к двери.) Я думал, что я... Впрочем, прощай... (берётся
за ручку).
     ЛИДОЧКА. Подожди. Куда ты сейчас?
     ШИЛОВ. (растерянно качает головой) Не знаю. Не нужна мне дача,
дом не нужен. Нет дома, разрушен. Как раскопали моё рпрошлое,
отвернулись все. Нет родных, близких. Дети стыдятся, внучка из дома
сбежала.
     РОМЧИК. Погоди, то ли ещё будет. Настоящий суд впереди.
     (Входит Эжен. Принял ванну, побрился, надушился, втирает крем в
лицо).
     ЛИДОЧКА. Вот что, Миша, не уходи. Оставайся.
     РОМЧИК. Как?
     ЛИДОЧКА. Всё это быльём поросло. Мы уже другие. Я не хочу никому
мстить.
     ЭЖЕН. (громко аплодирует) Прекрасно раздавить тиранов силу но
дело милосердия прекрасней!
     РОМЧИК. Ах так, ладно. Но учтите, я тоже никуа отсюда не
двинусь.. Один раз у тебя вышло, дятел, но больше не выйдет. Дудки.
(Достаёт свой портрет и вешает его на стену рядом с портретм Эжена,
повернув тот лицом к стене)
     ЭЖЕН (развернув портрет обратно) И спорят и спорят. Женщина давно
уже сделала выбор, правда, Лтдочка? Завяжи мне волосы, лапушка.
     ЛИДОЧКА. (перевязывет ему волосы чёрной ленточкой) Но позвольте,
милые мои... Вы что же все трое вдруг решили, что я...
     ЭЖЕН РОМЧИК (в один голос) Решили.
     ШИЛОВ ЛИДОЧКА. Миша?
     ШИЛОВ Без тебя повешусь.
     ЛИДОЧКА. РОма?
     РОМЧИК. Буду драться за тебя, как лев.
     ЛИДОЧКА. Женечка?
     ЭЖЕН. Учти, на полу спать не буду: боюсь сквозняков.
     ЛИДОЧКА. Но Женя, у тебя был такой успех у женщин. Можно сказать
мировая слава. Не зря же тебя прозвали: дон Эжен.
     ЭЖЕН. Пыль, ничто. А в тебе, Лида, душа, гармония.
     ШИЛОВ и РОМЧИК. (в один голос) Душа. Гармония. (смотрят друг на
друга с ненавистью).
     ЛИДОЧКА. Я вас правильно поняла: вы все трое вернулись ко мне?
     РОМЧИК. Да, чтобы остаток жизни провести с любимой...






     ШИЛОВ. Единственной...
     ЭЖЕН. Неповторимой.
     ЛИДОЧКА. Но что же мне делать?
     РОМЧИК. Выбирай. Ты должна выбрать одного из нас.
     ЛИДОЧКА. А без выборов нельзя?
     РОМЧИК. Нельзя. Ты должна идти в ногу со страной. Выборы - основа
демократия.
     ЭЖЕН. (шёпотом) Сразу замечу, как советник, оба кандидата - не
фонтан. Этот (показывает на Шилова) обманет. А этот (на Ромчика) этот
просто соврёт. Выборы окончены. Я остаёюсь на весь срок. (Лидочке) Ты
вегда отличалась хорошим вкусом.
     РОМЧИК(иронично) Конечно, можно выбрать павлина, если тебе
нужен... зоопарк.
     ЛИДОЧКА. Прекрати обзываться.
     ЭЖЕН. Да пусть обзывается на здоровье. В таких случаях я вегда
говорю: зовите хоть педиком, только попку не трогайте.
     ЛИДОЧКА. Вот что, родные мои. Вы мне одинаково дороги. Вы для
меня - братья. Мои бывшие мужья...
     РОМЧИК(ОСКОРБЛЕННО) Родственнички.
     ЭЖЕН. Надо помочь женщине. Я предлагаю игру. Чтобы без обиды. Кто
первый заговорит, тот вылетает. Игра в молчанку. Оставшийся -
победитель.
     РОМЧИК. Согласен.
     (Становятся в круг)
     ЭЖЕН. Ехали татаре, кошку потеряли, кошка сдохла, хвост облез,
кто промолвит, тот её и съест. Молчание!
     (Все трое, надувшись, как индюки, сурово молчат. Вдруг Шилов
вскрикивает).
     ЭЖЕН. Аллес, ты вылетаешь.
     ШИЛОВ. Сам вылетай. Он щиплется.
     РОМЧИК. Я?
     ЭЖЕН. Плевать, всё равно вылетай, таков закон.
     РОМЧИК. Вылетаете оба. Ты тоже заговорил.
     ЭЖЕН. Я - ведущий.
     РОМЧИК. Дурак ты, а не ведущий.. Я знаю эту игру: ты должен был
молчать. Я победил. (Выталкивает их за дверь)
     ЭЖЕН. (Сопротивляясь) Позвольте, позвольте!
     РОМЧИК. Нет уж, позвольте вам не позволить. От винта! - крикнул
Карлсон, когда к нему пристали гомосексуалисты.
     ЛИОЧКА. Погодите, я эту игру не поняла. Давайте ещё раз.
     ШИЛОВ. Я предлагаю в прятки. Кого не найдут, тот победил.
     РОМЧИК. Замётано.
     ЭЖЕН. Водит Лидочка.
     ЛИДОЧКА. Согласна. (Отворачивается к стене, считает) Раз, два,
три, четыре, пять я иду искать. Шесть семь, я иду совсем. Восемь
деять, десять, выхожу как красный месяц. Пора-не пора, я иду со двора.
Кт не спрятался, я не виновата. (Кричит) Иду-у-у!
     (Пока она считает, Шилов прячется за широкое трюмо. Эжен, сняв
тапочкии затолкав их под шкаф, лезет в шкаф. Ромчик, дождавшись, пока
он прикроет за собой дверцу, подкрадывается к шкафу и вытащив таптчек,
вешает его на ключ, торчащий из шкафа. Сам убегает в ванную. Лидочка
идёт по комнате и сразу же видит висящий тапочек Эжена. Улыбается,
качает головой, но не успевает ничего сказать, как из ванной, вслед за
грохотом выскакивает Ромчик.)
     РОМЧИК. Какой идиот свои лосьонвы на полку поставил! Всё
вдребезги.
     Из шкафа выскакивает Эжен.
     ЭЖЕН. Ты разбил мой французский одеколон.
     РОМЧИК. (отряхиваясь) Проклятье! Теперь я, русский человек,
насквозь провоняю францией.






     ЛИДОЧКА. Палочка-выручалочка, выручи меня. Я вас обоих застукала.
Ищем Мишу.(Ищут, но не находят) Миша, ты где? Ау-у.
     РОМЧИК. Стукача так просто не застукаешь: он бдительный.
     ЛИДОЧКА. Миша ну вылезай. Ты выиграл. Господи, да где же он?
     (Эжен, заглядевшись на себя в трюмо, вдруг что-то заметил)
     ЭЖЕН. Эй, сюда, н здесь. (Показывает за трюмо) Вот он, на полу.
     ЛИДОЧКА. Миша, вылезай.
     РОМЧИК. Не хочет. Ну я тебе сейчас... (отодвигает трюмо)
Кажется... он...
     ЛИДОЧКА. Да ему плохо. Скорей. (Вытаскивают Шилова из-за трюмо).
     РОМЧИК. Дышит. (Похлопывает Шилова по лицу) Эй, очнись.
     ШИЛОВ (открыв глаза, хрипло) Я... выиграл?
     ЛИДОЧКА. Да, Мишенька, да. (Достаёт портрет Шилова и вешаает его
на стенку рядом с остальными) Мальчики. У меня одна комната свободна.
Пусть, кто хочет, тот в ней и живёт.
     ВСЕ ТРОЕ.(одновременно) Я! Я! Я!
     ЛИЧКА. Вот втроём и живите.


      ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ.

      Прошло несколько дней. Та же комната, в которой теперь две
кровати и раскладушка. Раннее утро.
      Ромчик встаёт, идёт к окну, открывет его, делает небольшую
зарядку. Вытаскивает из-под кровати самодельные плакаты, вешает их над
кроватями своих соседей. Над кроватью Шилова: "Каждому стукачу - по
большому кирпичу". Над кроватью Эжена: "Павлин, не доводи меня, блин!"
Манипулирует над кроватью Шилова с ведром, полным воды. Приладив его,
подходит к телефону, набирает номер)
     РОМЧИК. Алло, привет. Это я. Письмо моё получил? Всё понял? Я
могу надеяться? Это очень важно. Очень. Сделаешь, да? Ладушки.
Сегодня. Обязательно сегодня. Пока. (Кладёт трубку. Смотрит некоторое
время на спящего Эжена, берёт его тапки, относит к раскладушке Шилова.
Достаёт клей "Момент" усердно мажет подошвы клеем. Дует на них, машет
тапочками в воздухе, кладёт на пол и с силой прижимает их к полу.
     Достаёт зубную пасту и размазывает её по лицу храпящего Шилова.
Потом ложится в свою постель по пути подцепив леской с крючком на
конце одеяло Эжена. Тянет леску на себя. Одеяло сползает. Эжен,
замёрзнув, просыпается.)
     ЭЖЕН. Ой, как холодно. Кто это открыл окно? (Вскакивает, бежит к
окну, закрывает его. Поднимает одеяло, ищет тапочки, подходит к
раскладушке Шилова, вдевает ноги в тапочки, делает резкий шаг и
грохается на пол. Крик. Вскакивает испуганный Шилов, ударяется головой
о повешенное ведро, которое вывливается ему на голову. Второй крик)
     ЛИДОЧКА. (вбежав)Что ты делаешь на полу, Женя?
     ЭЖЕН (Делая вид, что отжимается на руках). Триста восемьдесят
семь, триста восемьдесят восемь...
     ЛИДОЧКА. Миша, а с тобой что?
     ШИЛОВ. Да так... кругом одни уголовники.
     РОМЧИК (нарочито) Хр-р! Хр-р!
     ЛИДОЧКА (дёргая за одеяло) Ромчик.
     РОМЧИК (ещё громче)Хр-р! Хр-р!
     (Лидочка стаскивает с него одеяло)
     РОМЧИК. (протирая глаза, увидев Шилова) Ха-ха-ха! Асисяйчик! Що?
Що ты говоришь? У кыно? Какое кыно? Лубов?
     ЭЖЕН. Лесбия... (Показывая, что у него идет из носа кровь.) Дай
платок.
     ЛИДОЧКА.Рома, может, ты объяснишь, что всё это значит?
     РОМЧИК. Купила мама коныка, а конык без ногы. Якая гарная
игрушка. Гы-гы-гы-гы!






     ЛИДОЧКА. Браво. Очень умно. (Аплодирут).
     ЭЖЕН (с серьёзным выражением лица) Очень. (присоединяется к
аплодисментам Лидочки. Вслед за ним - Шилов. Аплодисменты Шилова и
Эжена переходят в бурную овацию).
     ЛИДОЧКА. Пяти дней не прошло, а дом превратился в какой-то
кошмар: вопли, драки, разбитые носы. (Даёт Эжену носовой платок, тот
прижимает его к разбитому носу, артистично вскидывая голову). Но я
знаю, что вас может примирить: искусство. Театр. Театр, который
объединяет всех: злых, добрых, слабых, сильных. Мы создадим свой
домашний театр и ваши эмоции потекут по другому руслу, по
артистическому. Вы же у меня вон какие артисты.
     ЭЖЕН. Гений.
     РОМЧИК. У нас в клубе был театр. Я там играл роль...
     ШИЛОВ. Уголовника.
     РОМЧИК. Дурак, Ленина!
     ЭЖЕН. Но он и говорит - уголовника.
     ШИЛОВ. А я-то гадаю: откуда у тебя такая страсть к террору.
     ЛИДОЧКА. Вы только послушайте как звучит: "Неназванный, я вас
любил, и наслаждался этой мукой!"
     РОМЧИК (потеплев) Сцена объяснения Бержерака.
     ЛИДОЧКА. Когда-то она была твоей любимой сценой. Итак, прибирите
здесь, потом завтрак и... репетиция. (Уходит)
     ЭЖЕН. Слышали, сказано был: прибрать.
     РОМЧИК. Павлин, ты меня достал, я теюе пёрышки пообрываю.
     (Запускает в него подушкой. Эжен увёртывается. Подушка попадает в
Шилова. Нервы у того не выдерживют, он швыряет свой подушкой в
Ромчика. Но в это время выпрямляется Эжен и подушка попаает в него,
Эжен снова падает на пол. Началась война подушек. В комнату
заглядывает Лидочка. Увидев её, мужчины мгновенно проекратили войну)
     ЛИДОЧКА. Что здесь происходит, господа?
     ГОСПОДА. (Елейным голосом) Мы прибираем.

     После завтрака. Импровизированная сцена. Репетиция.

     ЛИДОЧКА. Давайте с того места, гда Кристиан с помощью Бержерака
объясняется в любви к Роксане..
     РОМЧИК. Ты - Роксана.
     ЛИДОЧКА. Я - бабушка Роксаны. Я, если не возражаете, режиссёром
буду.
     РОМЧИК. Давайте Роксаной буду я.
     ЭЖЕН. Ты? Аа у тебя не рожа, а мавзолей.
     ЛИДОЧКА. Эжен, ты, конечно же, Кристиан.
     ЭЖЕН (приложив благодарно руку к сердцу) О, мадам!
     ЛИДОЧКА. Ну что, Мишенька, тебе играть Роксану. (На лице Шилова -
покорность).
     РОМЧИК. Так я - Бержерак?
     ЛИДОЧКА. А ты против?
     РОМЧИК. Никогда.
     ЭЖЕН. Да у него и носа-то нет.
     РОМЧИК. (торжественно) Маленькие мужчины растут в другом месте.
     ЛИДОЧКА. Итак, начинаем с этого места: "Нет-нет, довольно"...
Роксана, ты на балконе. Это - балкон. Выхожишь. У тебя предчувствие,
что сегодня объяснение состоится. Выходи. Очень хорошо вышла. Текст.
     РОКСАНА. Нет-нет, довольно, да.../мнётся/
     ЛИДОЧКА (подсказывая). Теперь я знаю.
     РОКСАНА. Теперь я знаю,что вы совсем не любите меня.
     БЕРЖЕРАК. (Роксане) О да, я не люблю, я презираю.
     ЛИДОЧКА. Откуда это?
     БЕРЖЕРАК. Извини, Лида, вырвалось. (Роксане)
     Какое обвиненье!






     И только потому, что странное волненье
     меня лишило слов? И голову склоня,
     я чувствовал, что я бледнею, вяну,
     вы говорите мне: я не люблю Роксану?
     (Показывает на Лидочку).
     ЛИДОЧКА. Стоп, Рома. Бержерак влюблён. Тебе понятно это чувство?
     РОМЧИК. Обижаешь.
     ЛИДОЧКА. Он безмерно страдает. А ты? Ты готов сожрать его...
её... (показывает на Шилова) И потом (Эжену) Кристиан, эти слова
Бержерак подсказывает. А уже ты их - Роксане. Чего ты молчишь?
     ЭЖЕН. Заслушался. Он поёт, как соловей.
     ЛИДОЧКА. Ну давайте.
     РОКСАНА. Однако что это? Он лучше говорит.
     БЕРЖЕРАК (подсказывает) Прелестный образ ваш, подлец, в душе моей
горит.
     КРИСТИАН. Подлец в душе моей горит.
     ЛИДЧКА. Какой ещё подлец?
     КРИСТИАН. Ну... он так сказал.
     ЛИДЧКА. А ты, как попугай, повторяешь.
     КРИСТИАН. По замыслу автора...
     БЕРЖЕРАК. (отталкивая Кристиана) Я буду говорить, иначе
невозможно.
     РОКСАНА. Слова как будто бы идут у вас с трудом?
     БЕРЖЕРАК. До уха вашего добраться осторожно
     им трудно в сумраке ночном.
     Но, милый друг, о если б было можно,
     как я бы двинул в это ухо кулаком.
     (Пытается достать кулаком Роксану-Шилова).
     ЛИДОЧКА. Рома! Что это за персонаж?
     ЭЖЕН (хихикнув) Он никак не может выйти из роли Ленина.
     ЛИДОЧКА. Так играть невозможно.
     ЭЖЕН. Зато какая правда чувств.
     (Звонок в дверь)
     РОМЧИК. Я открою. (Идёт открывать. Возвращается, пятясь задом.
Следом за ним, вернее, надвигаясь на него с ружьём - Мартынов)
     АРТЫНОВ. Где он?
     РОМЧИК. Кто?
     МАРТЫНОВ. Не морочьте мне голову. Он здесь, Я его выследил.
     РОМЧИК. Да, но...
     МАРТЫНОВ. Хотите, чтобы я вас продырявил? Я страдаю неврозом,
пальцы свми нажимают на курок. (Стреляет в потолок) Ой, нажали.
     РОМЧИК. Видите ли...
     МАРТЫНОВ. Прячут преступника, насильника, бандита...
     РОМЧИК (выталкивая Шилова) Вот он!
     МАРТЫНОВ (целится) На колени, мерзавоц!
     ШИЛОВ. Коля, постой, Кля! Не стреляй. (Срывает парик)
     МАРТЫНОВ (растерянно и разочарованно) Папа? Ты здесь? С этими
бандитами? Спелись, значит?
     ШИЛОВ. О каких бандитах ты...?
     МАРТЫНОВ. Я о подлеце, который соблазнил нашу Леночку.
     ШИЛОВ. Леночку? (Лидочке) Это моя внучка. (Мартынову) А что с
ней? Она ведь ушла из дома.
     МАРТЫНОВ. Ушла и втюрилась в какого-то дурака, сексуального
маньяка, мнгожёнца... Не ест, не пьёт, худеет, болеет, звереет,
свинеет. А вы его прячете, этого.... этого Евгения.
     ШИЛОВ. (потрясённо Эжену) Ты? Ты мою внучку?
     ЭЖЕН. Откуда я знал, что на ваша внучка.
     МАРТЫНОВ. Он? Вот этот? Проклятье! Да он мне в деды годится.
     ЭЖЕН. Если бы я не сбежал от неё, вы бы стали мне папой.







     ЛИДОЧКА. А кто мне в любви объяснялся? Кто врал, что лучше меня
никого нет?
     ЭЖЕН. Лесбия, клянусь, чистая случайность. Я стал членом общества
любителей кайфа. Вот значок. Господа, это правда. Гуляё однажды по
улице и вижу объявление: "Общество любителей кайфа. Сбор в пятницу
там-то во столько то" Ну мне интересно. Я сам любитель кайфа. Прихожу
по адресу. Комната. Сполшь иолоняк. Девчата, парни, все в прикиде,
пьют, на гитаре играют., целуются, курят. На меня - ноль внимания.
Вдруг белкурая девушка.
     МАРТЫНОВ. Ленка?
     ЭЖЕН. Лена. Внимание, перехожу на сленг. У Ленки - орбитальный
откос глаз. А у меня - вертолётное настроение. Бокал мне протягивает:
Налей. Рядом - бутылка шампанского. Налил. Она: "Себе" Себе налил.
Тебе сколько лет, - спрашивает. Я говорю: семьсот.
     ШИЛОВ. Скокетничал. Лет двадцать убавил.
     ЭЖЕН. Это вы так думаете. А у вашей девочки острый глаз. Она
рассмеялась и сказала: "А выглядишь на двести" С юмором у неё всё
окей. Поцелуй меня - говорит. Ну я и пошёл на заход. Клюнул. Не успел
опомниться - она у меня на коленях сидит и тащится.
     МАРТЫНОВ. Что делает?
     ЭЖЕН. Торчит. Зависает. Балдеет. Кайфует, одним словом.
     МАРТЫНОВ. Кого? Кого стрелять?
     ЭЖЕН. Леночку, разумеется.
     (Никем не замеченная входит Леночка)
     ЛЕНОЧКА. Стреляй, пап, чего ждёшь?
     МАРТЫНОВ И ШИЛОВ. (одновременно) Безбожница!
     ЭЖЕН. Как ты меня нашла?
     ЛЕНА. (кивнув на отца) Меня этот следопыт привёл.
     ШИЛОВ. Здравствуй, внученька. Как же это понимать: дед-сталинист
тебе не нравится, а этот павлин...
     ЭЖЕН. Руками не очень-то махайте. Не на митинге.
     ЛЕНА. (Мартынову) Спрячь ствол. Ты испугаешь Женечку.
     МАРТЫНО. Вот это... ты называешь Женечкой?
     ЭЖЕН. Не надо, папа, я же вас не оскорбляю.
     ЛИДОЧКА. Женя, сколько ей лет?
     ЭЖЕН. Мне она сказала, что семнадцать.
     МАРТЫНОВ. Я хочу знать, ты вернёшься домой.
     ШИЛОВ (торжественно) Нет.
     МАРТЫНОВ. Тебя никто не зовёт. Я - Ленке.
     ЛЕНА. Домой? Только с Женей.
     МАРТЫНОВ. Но почему.
     ЛЕНОЧКА. Потому что он здоров кокосит яйцаи.
     (Пауза)
     ШИЛОВ. Чем?
     РОМЧИК. Она говрит про кокосовые орехи.
     МАРТЫНОВ. А яйца при чём?
     РОМЧИК. Элементарно. Берёшь кокосовый орех, разбиваешь в него
яйца...
     МАРТЫНОВ. Проклинаю!
     ЛИДОЧКА. Чем он вас так привлёк, девочка?
     ЛЕНОЧКА. Классный дед. На извилины не давит. Спокойный, как
мамонт. Но главное: у него нет сексофригидального меатоза.
     МАРТЫНОВ. Сексо... Тьфу! Как только язык поворачивается
выговаривать! (Уходит к дверям.)
     ЛИДОЧКА (прислушиваясь) Что это? Слышите? (Тишина. Все
вслушиваются в какие-то странные звуки. Эжен, подняв голову к потолку,
показывает пальцем. Из отверстия, проделанного пулей, стекают кровавые
капли. через некоторое время на полу - красная лужица)
     ШИЛОВ. Коля, ты убил человека.
     (Тягостная пауза. Входит Воскобойников-






     ВОСКОБОЙНИКОВ. Так я и думал, что стреляли отсюда. (Мартынову) Вы
стреляли. Вы представляете, что вы наделали? (Видит кровавую лужу)
Ага, вижу, уже догадались.
     МАРТЫНОВ. Я... у меня нервы... невроз.
     ВОСКОБЙНИКОВ. И прекрасно, чудно, у меня тоже нервы. Однако я не
решался это сделать. Господи, как она мне надоела. Господи, каждый
день молился: хоть бы убил кто. И вот - на тебе, свершилось.
     МАРТЫНОВ. Я... я не хотел убивть.
     ВОСКОБОЙНИКОВ. Кого? Тёщу? Я бы вас расцеловал, если бы вы это
сделали.
     МАРТЫНОВ. А разве я не сделал?
     ВОСКОБОЙНИКОВ. Ну милый мой. Разбить бутыль с клюквенным морсом и
убить - две большие разницы. А вы думали... (Хохочет) Да нет же. Она
жива. Но.. меня утит от клюквенного морса, клюквенного варенья,
клюквенного сиропа.Дома - одни банки, бутыли, фляги, жбаны. Не дом, а
торгово-закупочная база. А вы бац - и в столитровую бутыль. Ой что
бует, как я счастлив.. Праздник для меня! (Убегает пританцовывая.
Мартынов, облегчённо взохнув вслед за ним покидает комнату
     ЛИДОЧКА. Женя, сыграй мне тот вальс... ну, твой подарок.
     (Эжен садится за пианино, играет. Шилов снова ему аккомпонирует
на флейте. И сразу - другая атмосфера: теплоты, лёгкой грусти,
гармонии.)
     РОМЧИК (вытаращив глаза. Шилову) Ты... ты на флейте? Ух ты!
Невероятно. (Идёт к телефну, набирает номер. Негромо) Алло, Петрович?
Нет его? Передайте, что звонил Ромчик. Скажите: операция отменяется. н
знает. При чём тут грыжа. Отменяется. Да. Грыжа отменяется. (Вешает
трубку) (Звонок в дверь. Лидочка открывает. Входит участковый)
     УЧАСТКОВЫЙ. Здравствуйте. (Оглядывается) Ну где он? Подавайте его
сюда.
     РОМЧИК (выпихивает Шилова) Забирайте.
     УЧАСТКОВЫЙ. Евгений Павлович?
     ЛИДОЧКА. Вам Женю?
     ЭЖЕН. А... зачем он вам?
     УЧАСТКОВЫЙ. (вытаскивает фотографию, смтрит на неё, потомна
Эжена) Похож. Ну собирайтесь. Пойдём со мной.
     ЭЖЕН (Шилову) Ты донёс? (Леночке) Неужели ты соврала и тебе ещё
нет шестнадцати?
     ЛЕНА. (участковому) Это я виновата. Я сказала, что мне
семнадцать.
     УЧАСТКОВЫЙ. В суде будете доказывать.
     ЭЖЕН. (Отчаянно декламируя) О мой Катулл, сколько злых на земле
развелося. Каждый тебя норовит ткнуть или в бок или в глаз.
(Закидывает руки за спину).
     ЛИДОЧКА И ЛЕНА (одновременно) Но за что?
     УЧАСТКОВЫЙ. Он в розыске. Мы его несколко лет искали.
     ЛЕНА. Если бы не папа, вы бы его никогда не нашли.
     ЭЖЕН. (Мрачно) Я бы этих пап вырезал как апендицит.
     УЧАСТКОВЫЙ. (вытащив блкнот) Вот... если вас интересует, только
краткое перечисление его художеств: алименты - раз. злостный
неплательщик. Соблазнение женщин - два.
     ЭЖЕН. Это меня соблазняли.
     УЧАСКОВЫЙ. Пользуется наивностью, слабостью, доверием женщин.
Сводит их с ума своей внешностью (Эжен довольно хмыкает, Леночка
всхлипывает) Срывает цветы удовольствия, а потом их топчет...
     ЭЖЕН. Цветы? Ложь!
     УЧАСТКОВЫЙ. Женщин.
     ЭЖЕН. А-аа...
     УЧАСКОВЫЙ. Это я цитирую письма брошенных вами женщин. На вас
заведено пять томов уголовных и девять томов гражданских дел.
     ЭЖЕН. Какие вы деловые люди.






     РОМЧИК. (присвистнув) Вот это пистонизация.
     УЧАСТКОВЫЙ. Но главное: вы были женаты.
     ЭЖЕН. все были женаты.
     УЧАСКОВЫЙ. Шестьдесят четыре раза.
     ЭЖЕН. Согласен. Слегка переборщил.
     РОМЧИК. Ну павлин, такое не снилось и Тутанхомону.
     (С чувством пожимают друг другу руки)
     ЛЕНА. А говорил, что чувство семейного счастья тебе незнакомо.
     ЭЖЕН. А мне оно и незнакомо. За все шестьдесят четыре брака я ни
разу не был счастлив.
     РОМЧИК. Мы его на поруки возьмём. Он на ней женится.
     ЛИДОЧКА. Уговорим.
     УЧАСТКОВЫЙ. Тогда подождём. Но больше не исчезайте.
     ЭЖЕН. Отсюда? Никогда. Клянусь. (Победно смотрит на Шилова и
РОмчика)
     УЧАСТКОВЫЙ. Распишитесь вот здесь. (Уходит).
     ЭЖЕН. А теперь, самое главное. Лена, я вынужден тебя
разочаровать. Он у меня есть.
     ЛЕНА. Кто?
     ЭЖЕН. (Тяжело вздохнув) Он. Сексофригидальный меатоз.
     ЛЕНА, (после паузы) Нет, этого не может быть.
     ЭЖЕН.(разведя руками) Что делать.
     ЛЕНА (потрясённо) Что ж ты... что ж ты мне на уши...
     лапшу... Я ведь думала... (Плачет).
     ЭЖЕН. (тоскливо) Есть, Лена, есть и ничего не пожелаешь. С этим
надо мириться.
     РОМЧИК. Где у тебя глаза, девочка. Без очков видно, что он у него
есть.
     ЛЕНА. Тогда... тогда извини, Женя, но я... я от тебя ухожу. Ты
меня разочаровал.
     (Эжен снова разводит руками. Лнна направлятся в сторону двери.и
сталкивается с входящим в комнату Ласточкиным. Встреча эта производит
на обоих ошеломляющее впечатление. У Лены мгновенно высохли слёзы.
Остановилась)
     ЛАСТОЧКИН (с трудом от неё оторвавшись) Кто платить будет?
     ЛИДОЧКА. За что?
     ЛАСТОЧКИН. За люстру. Не отпирайтесь, стреляли отсюда.
     ЛИДОЧКА. Да, отсюда. Отец вот этой девочки.
     ЛАСТОЧКИН. (Невольно притягиваясь к Леночке) Я живу двумя этажами
выше. Сижу за дессертацией. Вдруг пуля, люстра вдрызг. А люстра, между
прочим хрустальная.
     ЛЕНА (как загипнотзированная приближается к Ласточкину, снимат с
него очки) Хиповые линзы.
     ЛАСТТОЧКИН. Французские.
     ЛЕНА. Торчу от таких стёклышек.
     ЛАСТОЧКИН. (Его бьёт нервно-сексуальная дрожь) Не хотите...
посмотреть мою люстру? Там.. столько... стёклышк.
     ЛЕНА (Лидочке) Я умру от него. Я такая влюбчивая.
     РОМЧИК. А дедушка заплатит за люстру.
     ЭЖЕН. У мея есть предложение...
     ЛАСТОЧКИН (приняв его за дедушку) Можно вас на минутку? (Отходят
в сторонку) Я всё понял: вы её дедушка.
     ЭЖЕН (задыхаясь от оскорбления) Я... э-э...
     ЛАСТОЧКИН. Молчите. Я влюблён .Я без ума. Это судьба.
     ЭЖЕН. Вам это дорого будет стоить.
     ЛАСТОЧКИН. Сколько?
     ЭЖЕН. (шепчет на ухо).
     ЛАСТОЧКИН. (изумлённо) Не может быть! Шутите!
     ЭЮЕН. Хотите её иметь - платите.
     ЛАСТОЧКИН (отсчитывает деньги) Держите.






     ЭЖЕН (принимает купюры, скорбно опускает голову, промокает
платком глаза) Забирайте. Внучка ваша.
     ЛАСТОЧКИН (протягивает Леночке руку, та влагает в неё свою. Рука
об руку влюблёные удаляются)
     ЭЖЕН (по-мальчишески подпрыгнув) Йо-хо-хо! (Трясёт купюрами)
РОвно пять долларов. Мы - богачи.
     ШИЛОВ. Ты... ты продал мою внучку?
     ЭЖЕН ( с низким поклоном) Учитель, у меня есть с кого брать
пример. (Подмигивает Ромчику) Что скажешь? Есть ещё порох в
пороховницах!
     РОМЧИК (подмигнув в ответ) И ягода в ягодицах.
     ЭЖЕН. Н главное, что есть на что купить поесть.
     ЛИДОЧКА. Кстати, чья очередь в магазин?
     ШИЛОВ. (открывает записную книжку, показывает на РОмчика/ Его.
     РОМЧИК. И охота ва есть эти нитраты.
     ЛИДОЧКА. Не увиливай. И масла постного захвати.
     (Ромчик, взохнув, берёт авоську и уходит)
     ЛИДОЧКА. Как я жила: монашка, отшельница.  Вдруг: трах-тарарах!
Старички на голову посыпались. Пойду отдохну.
     (Уходит в свою комнату. Эжен ложится на кровать, дремлет. Шилов
стоит у окна, погружённый в думы. Звонок в дверь. Шилов открывает.
Возвращается с человеком в чёрном плаще)
     БУРМАКОВ. Шилов?
     ШИЛОА (робея) Так точно.
     БУРМАКОВ. Ну зравствуй. Я - Бурмаков.
     ШИЛОВ. Чем обязан?
     БУРМАКОВ. А сами не огадываетесь?
     ШИЛОВ (нахмурившись) Из органов?
     БУРМАКОВ. Из наших родных, внутренних. Как догадались?
     ШИЛОВ. По запаху.
     БУРМАКОВ. Ха-ха, острим. Значит держим марку. А. держим? Михаил
Дмитриевич?
     ШИЛОВ (нехотя) Держим.
     БУРМАКОВ. Держим. Несмотря на всякие там гласности, глупости,
развенчания, Ну акак вам лично вё это?
     ШИЛОВ. Что это?
     БУРМАКОВ. Как что? Разворошили муравейник, хаос создали. Кричат,
с пьедесталов скидывают.
     ШИЛОВ. Пусть скидывают.
     БУРМАКОВ.Правильно, пусть скидывают, а мы опять поставим.
     ШИЛОВ. Я ничего не ставил.
     БУРМАКОВ. А вы осторожный человек. Это хорошо. Чувствуется наша
выучка. Не помешает.
     ШИЛОВ. Что вам надо?
     БУРМАКОВ. Скажу. Только вот... что-то вы плохо выглядите.
Болеете?
     ШИЛОВ. Не имеет значения.
     БУРМАКОВ. Ну как же, как же.. Вы только скажите: лучшие врачи,
санатории. лекарства. (шёпотом) Мы ведь ничего не потеряли. Напротив -
приобрели.
     ШИЛОВ. Мне ничего не надо.
     БУРМАКОВ. Ну как хотите. Так вот что: с этой чёртовой
перестройкой жизнь наша, как вы догадались, осложнилась. Лезут все.
кто попало: журналисты, историки, психологи. Даже экстрасенсы. Ну
архивы, понятно, мы привели в порядок. Что-то уничтожили, где надо -
подправили. Но всего не усмотришт: столько дров наломали.
     ШИЛОВ. Дров. Если бы дров.
     БУРМАКОВ. Ну-ну, без сантиментов. Так вот: ваше дело...
(барабанит задумчиво пальцем по столу)
     ШИЛОВ. (обеспокоенно) Какое дело?






     БУРМАКОВ. У вас их много. и дело, извините за каламбур, не в
деле. А в том что... (прекращает барабанить) Короче. (Жёстко) Михаил
Дмитриевич, мы начинаем борьбу за реабилитацию. Вы работали на нас. вы
в прошлом наш товарищ. И органы заинтересованы в чистоте мундира.
     ШИЛОВ. Я на пенсии. Всё в прошлом.
     БУРМАКОВ. Иллюзия, дорогой Михаил Дмитриевич. Всё - в будущем.
Они только начинают раскопки. Разве вы с этим не столкнулись? Наше
прошлое оклеветано и растоптано. Наши дети от нас отворачиваются. Но
мы ещё поборемся. Уже повеяло... повеяло оттепелью для нас, замаячил
на горизонте призрак. Украинские товарищи нас поддерживают. На их
фронте активизировлась борьба. Ещё поммотрим кто кого. Честные и
преданные работники готовы и на пенсии служить и помогать нам. ВАс мы
всегда считали преданным и честным.  (Пауза) Казновского помните?
     ШИЛОВ. Иммануил Германович? Внутрикамерный разработчик?
     БУРМАКОВ. Он. Покончил жизнь самоубийством. Антонова знали?
     ШИЛОВ Знал. Оператор.
     БУРМАКОВ. Нашли в собственной ванне. Вскрыл вены. Переудилин. Вы
были, кажется, дружны.
     ШИЛА (потрясённо) А что с Сергей Сергеечем?
     БУРМАКОВ. Увы, бесценный кадр. Огнестрельная рана в висок. Список
этот можно продолжить. Мы лишаемся лучших товарищей. Вы... вы поможете
нам?
     ШИЛОВ. (с сильным беспокойством) Что? Что я должен сделать?
     БУРМАКОВ (снова барабаня пальцем по столу) Как, вы не дгадались?
     ШИЛОВ. (смотрит на него с ужасом) Шутите?
     БУРМАКОВ. У вас должен быть именной пистолет системы Макарова.
     ШИЛОВ. Да, он всегда при мне.
     БУРМАКОВ. Тогда я не понимаю вашего вопроса. (Пауза) Надеюсь, вы
не создаите нам работу? Инсценировка - дело хлпотное. Да и морально
тяжело. Переудилин отказался. Знаете, до сих пор у меня вот здесь
свербит. Но время у вас ограничено. Завтра в "Правде" оглашают список
бывших наших сотрудников, покончивших самоубийством в знак протеста.
Список уже в наборе. Ваша фамилия в нём восьмая. Девятым Якубович. С
ним сейчас беседуют. (Кладёт руку на трясущуюся руку Шилова) Голубчик,
я всё понимаю. Но... вам всё равно умирать, а нам... нащей профессии
жить, цвести, размножаться. И работать. Впереди много работы Революции
приходят и уходят, а мы остаёмся. Ну, честь имею. Думаю, мы поняли
друг друга.
     (Уходит. Пауза. Шилов подходит к окну, смотрит в него, задумчиво
барабаня пальцем по стеклу. Берёт бутылку с балеринкй, заводит её,
слушает мелодию. Входит Ромчик).
     РОМЧИК. Твоя внучка замуж выходит.
     ШИЛОВ. Что?
     РОМЧИК. Встретил их на улице с этим... с люстрой. Просила тебе
передать. Сели в машину и укатили.
     ШИЛОВ. (Рассеянно) Что? Да-да, хорошо.
     (Входит Лидочка)
     РОМЧИК.Мадам, ваши нитраты.
     ЛИДОЧКА (принимая сумку Шилову) Тебе как всегда без лука?
     ШИЛОВ. Что? А, да нет, на этот раз можно с луком.
     (Ромчик и Лидочка уходят на кухню. Шилов достаёт что-то из
тумбочки, завёрнутое в носовой платок, подходит к окну. Пауза.
Выстрел. Шилов падает. Эжен, дремавший на кровати испуганно
вскакивает. Вбегают Ромчик и Лидочка)
     ЛИДОЧКА. Опять в клюкву? Или на этот раз в тёщу?
     ЭЖЕН. Кажется, у нас трагедия. (Он стрелял в себя)
     ЛИДОЧКА. Господи, Миша!
     РОМЧИК (осматривая лежащег) Раны не видно.
     ЭЖЕН. Неужели промахнулся? С такого расстояния?
     ЛИДОЧКА. Он дышит?






     РОМЧИК Ещё как. Павлин, скорую, у него инфаркит.
     ЭЖЕН (вызывая скорую) К нему какой-то человек приходил.
     РОМЧИК (насторожившись) Какой человек?
     ЭЖЕН. Не знаю я спал. Сквозь сон слышал о чём-то говорили.
     РОМЧИК. (хватая его за грудки) О чём? Очём?
     ЭЖЕН. Не знаю, про какую-то честь мундира, Говорил, что все уже
застрелились, а он остался.
     РОМЧИК (хватаясь за голову) проклятье! Я же запретил. Я отменил
операцию.
     ЛИДЧКА. (сурово) Рома, этого я тебе не прощу.
     РОМЧИК. Понимаешь, Лида, я не хотел. То есть сначала хотел, а
потом, когда он на флейте... расхотел. Эх, зачем ты меня в магазин
отправила? Значит, ему не передали (За окном нарастающий вой сирены
скорой помощи).

     ТРЕТЬЕ ДЕЙТВИЕ 

     Прошло несколько дней. За столом Эжен и Лидочка.играют в карты.
     ЛИДОЧКА. Валет.
     ЭЖЕН. Ну Лесбия, где валет? Ты таких валетов видела?
     ЛИДОЧКА. Извини, ничего не соображаю. Где он сейчас? Что делает?
     ЭЖЕН. В больнице. Вот же у тебя семёрка козырная.
     ЛИДОЧКА. Он так на меня посмотрел, уходя.
     ЭЖЕН. Уходя? Его на носилках унесли.
     ЛИДОЧКА. Я про Ромчика.
     ЭЖЕН. Нормально посмотрел. Ты играешь или нет?
     ЛИДОЧКА. Козыри черви? Но куда он ушёл?
     ЭЖЕН. Не надо было реветь, вот он и сбесился. И вообще: ты бы
лучше обо мне так заботилась. Я ведь с тобой. Вот и думай обо мне.
Встаёт, снимает портрет Ромчика и прячет его)
     ЛИДОЧКА. Я думаю.
     ЭЖЕН.Как же ты думаешь, если это не козырная карта. Крести
козыри, крести! Ненаглядная крошка Ипситилла. Что ты меня путаешь.
(Бросает карты) Так не играют. Успокойся. Ты выучила Катулла?
     ЛИДОЧКА. (сквозь слёзы) Выучила.
     ЭЖЕН. Читай. С этого места: "Друг Лициний...
     ЛИДОЧКА. Друг Лициний, вчера в часы досуга Мы картинками долго
забавлялись. (вхлипывает).
     ЭЖЕН (строго) Табличками.
     ЛИДОЧКА (покорно) Табличками. (запинается).
     ЭЖЕН Превосходно.
     ЛИДОЧКА. Правда?
     ЭЖЕН. Превосходно и весело играя...
     ЛИДОЧКА. А-а, превосходно и весело играя...
     ЭЖЕН Мы плели...
     ЛИДОЧКА. Мы плели..
     ЭЖЕН Стихи поочерёдно. Нет , так невозможно.
     ЛИДОЧКА. Помнишь, он Роксану играл.
     ЭЖЕН. Ромчик?
     ЛИДОЧКА. (показывая на портрет Шилова) Миша.
     ЭЖЕН. Я думал ты по Ромчику плачешь.
     ЛИДОЧКА. Плачу по Ромчику. (Всхлипывает).
     ЭЖЕН. (Вставая) Нет, я больше не могу. Думал найти покой, уют,
комфорт, а этот дом превратился в дом плача, в обитель скорби.
(Подходит к портрету Шилова, снимает и его. Вглядывается в свой
портрет) Когда человек переживает отрицательные эмоции, он стареет в
два раза быстрее. Спохватыватся, тревожно смотрится в зеркало)
     ЛИДОЧКА. Извини, Женя, больше не буду.








     ЭЖЕН_ Ипсида, милая. Ты мне это каждый день обещаешь. (Вытирает
ей слёзы ) Я тебя сейчас развеселю. Знаешь ли ты, Лида, что у меня нет
и никогда не было никакого сексофригидального меатоза?
     ЛИДОЧКА. Женя, я давно хотела спросить: а что это такое?
     ЭЖЕН. Это? (Хитро на неё смотрит) А это Лида, это.... понятия не
имею..
     (Хохочут. Звонят в дверь. Лидочка открывает. Входит Аллочка)
     ЛИДОЧКА. Аллоча, боги мои.
     АЛЛОЧКА (кокетливо косясь на Эжена)Привет. Я думала, у вас тут
целое общество. А вас двое. (Целуется с Лидочкой)
     ЭЖЕН (мгновенно оживившись) А мужчин вы целуете?
     ЛИДОЧКА (смотрит на него с нескрываемым интересом) О-о!
     ЛИДОЧКА. (с улыбкой) Это дон Эжен. Я тебе о нём рассказывала.
Убирай карты, Женя. Чай пить будем. (Уходит на кухню, Эжен целует
Аллочке руку)
     АЛЛОЧКА (игриво) Дон? Вы Испанец?
     ЭЖЕН. Отчасти. Мой дед (показывает на свой портрет) был испанским
кавалером. Дон Педр Гонзалес Эйсейбио Третий. Он погиб на дуэли, как,
впрочем, и второй, и перый.
     АЛЛОЧКА. А вы? Вы тоже погибнете на дуэли?
     ЭЖЕН. (Целуя ей ручку) Только если вы подадите для этого повод.
     АЛЛОЧКА.А по-испански вы говорите?
     ЭЖЕН. Аста ля виста, буэнасьеро.
     АЛЛОЧКА. Как красиво. Что это значит?
     ЭЖЕН. То же самое, что сексофригидальный матоз. Вам знакомо это
понятие?
     АЛЛЧОКА (поспешно) Разумеется. А спойте романс. Испанский.
     ЭЖЕН (садится за рояль) Кого-то нет, кого-то жаль.
     А сердце мчится куда-то вдаль.
     Я вам скажу один секрет:
     Кого люблю, того здесь нет.
     АЛЛОЧКА. Конечно, нет. Она на кухне чай готовит.
     ЭЖЕН. Нет-нет, романс для вас.
     АЛЛОЧКА. А как же Лидочка? (смеётся).
     ЭЖЕН. Она великодушна. (Воодушевлённо) Сладострастный смех твой у
меня, бедняги, крошка, все отнимает чувства.
     АЛЛОЧКА. А вы забавный.
     ЭЖЕН. Тотчас язык цепенеет, пламя пробегает вдруг в ослабевших
членах. (Поспешно) В ослабевших от любви.
     АЛЛОЧКА. Я поняла, что не от старости.
     (Возвращается Лидочка)
     ЛИДОЧКА. Пьём чай.
     АЛЛОЧКА. Нет-нет, Лида, я на минутку. Гуляла после болезни,
решила зайти. Приглашаю в среду в гости. Буду рассказывать о поезке.
Слайды посмотрим. Приходи обязательно. (Эжену) К вам это тоже
относится.
     ЭЖЕН. С удовольствием.
     ЛИДОЧКА. Нт, Аллочка, я тбя не отпущу.
     АЛЛОЧКА. Да что ты, Лидочка, у меня Лесси все занавески оборвёт.
Когда остаётся она, начинает метаться по комнате, страдает. Очень
нервное существо.
     ЭЖЕН Собака?
     АЛЛОЧКА. Нет.
     ЭЖЕН Кошка?
     АЛЛОЧКА. Черепаха.
     ЭЖЕН. Феномнально.
     АЛЛОЧКА. Вот придёте в среду, увидите. на недалеко живёт. Вон за
теми домаи.
     ЭЖЕН Кто?







     АЛЛОЧКА. Лесси. Она любит, когда к ней в гости приходят. А
испанцев она просто обожает.
     ЭЖЕН. Лидочка, ты не возражаешь, если я провожу твою подругу?
Вохдухом подышу, вон солнышко какое..
     ЛИДОЧКА. Конечно, только оденься потеплее.
     (Аллочка и Эжен уходят. Она садится, пьёт чай, включив
магнитофон.)
     ГОЛОС РОМЧИКА. Дорогая Лида. Прости, что доставил столько хлопот
и огорчений своим поведением. Но ты всё-таки помни, что в моей жизни
ты была есть и будешь... Глупо получилось с Шиловым. Но... я сам себя
наказал тем, что не с тобой. Но честное слово, я не хотел мстить,
только попугать. Говорил попугай попугаю: я тебя, попугай, попугаю....
(читает с чувством)
     На этом празднике живых
     мы только временные гости.
     Но я хочу, чтоб знали вы:
     к живым ни зависти, ни злости,
     не уношу в своей душе.
     Я мало жил, но жил довольно,
     чтобы на этом рубеже понять:
     мир движется любовью.)
     ЛИДОЧКА (задумчиво) Мир движется любовью.
     (Плёнка продолжает крутиться. Лидочка пьёт чай.  Звонит телефон.
Снимает трубку.)
     ЛИДОЧКА. Алло. Да. Что? (Слушает) Поняла. Хорошо. Я всё поняла.
Нет, не обижусь. Всего доброго. (Кладёт трубку, подходит к портрету
Эжена, снимает его. Пауза. Звонок в дверь. открывает на пороге -
Ромчик).
     РОМЧИК (переминаясь с ноги на ногу) А говОрит попугай попугаю...
(Пауза. Лидочка, не поддерживая игру, смотрит на него вопрошающе) Я на
минутку. За чемоданчиком. Уезажю.
     ЛИДОЧКА. Войди,
     РОМЧИК (входит) А где.... Павлин?
     ЛИДОЧКА. Жени больше нет. Он ушёл... Ушёл к другой женщине.
     РОМЧИК. Как ушёл?
     ЛИДОЧКА Как обычно. Пошёл провожать и не вернулся. Моя подруга.
     РОМЧИК. И ты... ты теперь одна?
     ЛИДЧКА. Как видишь. Миша всё ещё в больнице. Поправляется.
     РОМЧИК (тоскливо) Ну а я вот... уезжаю.
     ЛИДОЧКА. Да, ты говорил. И куда?
     РОМЧИК. Честно?
     ЛИДЧКА. Честно.
     РОМЧИК. А чёрт его знает. Пока на вокзал, а там видно будет.
     ЛИДОЧКА. Вы, мужчины, не умеете держать слова.
     РОМЧИК. Я? Не умею?
     ЛИДОЧКА. Кто обещал, что этот чемданчик будет здесь жить?
     РОМЧИК. Так ты... так я... (Из невыключенного магнитофона вдруг
зазвучал романс Козина:
     Не уходи, тебя я умоляю
     слова любви стократ я повторю.
     пусть осень у дверей, я это точно знаю,
     и всё ж не уходи, тебе я говорю.
     ЛИДОЧКА. Это глас Богов. Не уходи, Рома.
     РОМЧИК. Не веря своим ушам)Кто это тут собрался куда-то уходить?
(Хватает Лидочку в объятья, кружит по комнате, кружение переходит в
тихий танец под романс (Звонит телефон).
     ЛИДОЧКА. Алло. Да-да, слушаю. (Ромчику) Это из больницы., по
поводу Миши. (В трубку) Что? А что с ним? Как? Не может быть!
(Меняется в лице) Поняла, спасибо, хорошо. Немедленно. (Кладёт трубку,
сидит некоторое время потрясённая)






     РОМЧИК (Нервно) Умер, да? (Видит её взгляд, сокрушённо) Умер.
(Бьёт себя по голове) О я кретин! Бестолочь! Полец! Какой подлец!
     ЛИДОЧКА (Отчётливо) Сбежал.
     РОМЧИК Что-о?
     ЛИДЧКА. Сбежал. Его ищут. Просят приехать кого-нибуь из родных.
Еду.
     РОМЧИК. Ну уж нет. Роднее меня у него никого нет. Я поеду, а ты
жди здесь. Вдруг сюда явится. (Убегает)
     ЛИОЧКА. (Набирает номер телефона) Аллочка? Ну что у вас? Он тебе
не в тягость? Ну-ну, у меня к тебе огромная просьба: береги его. Он
очень нежный. Не давай простужаться и... и читай ему стихи. Это его
молодит. Ну пока. Рада за вас. Да успокойся, я не обижаюсь. Целую.
(Кладёт трубку, сидит некоторое время задумавшись. Снова набирает
номер) Алло, я по поводу Шилова. Не нашли? Но ведь далеко он уйти не
мог. Если найдёте, звоните. (Кладёт трубку. Звонок в дверь. Открывает.
В дверях Шилов в больничном халате)
     ЛИДЧКА. Бог мой, Миша.
     ШИЛОВ. Спокойно, Лида, за мной гонятся. Но им меня не догнать.
     ЛИДЧКА. Ещё бы: у тебя три инфаркта, а у них ни одного.
     ШИЛОВ. Как приятно, что ты шутишь.
     ЛИДОЧКА. Юмор - первое средство от инфаркта.
     ШИЛОВ. Тебе бы сказать мне об этом лет двадцать назад.
     ЛИДОЧКА. Двадцать лет назад, Мтша, ты бы не понял слова юмор.
     ШИЛОВ. Теперь поумнел.
     ЛИДОЧКА. Судя по твоему побегу - сомневаюсь.
     ШИЛОВ. А ты спроси, к кому рвался. (С пафосом) К возлюбленной.
     ЛИДОЧКА. Ой!
     ШИЛОВ Что с тобой?
     ЛИДЧА.Переодевайся.беглец!
     ШИЛОВ. (Ходит по комнате) Хорошо-то, хорошо-то как дома!
     ЛИДОЧКА. Как с эмоциями? Не вредно?
     ШИЛОВ. Любить? Любить не вредно. Вредно не любить. Держи цветы.
     ЛИДОЧКА. Явно не с прилавка.
     ШИЛОВ С больничной клумбы.
     ЛИДОЧКА. А я-то гадаю: почему за тобой гонятся? (Занимается
цветами).
     ШИЛОВ. А где павлин?
     ЛИДОЧКА. Улетел. К другой женщине.
     ШИЛОВ. В глазах его торжество.) Отлично, отлично. Вот теперь нам
никто не будет мешать, и я наконец, смогу... (Замечает отсутствие
своего портрета) Где мой портрет?
     ЛИДОЧКА. Женя снял.
     ШИЛОВ. Повесить на место.
     ЛИДОЧКА Слушаюсь. (Вешает портрет Шилова).
     (Звонок в дверь. Лидда открывает. На пороге врач в белом халате,
с марлевой повязкой на лице, в шапочке. В руке врачебный ящичек).
     ВРАЧ (кому-то за дверью) Спускайтесь в машину. Он здесь. Я сам
справлюсь. (Шилову) Ну вы и прыткий.
     ШИЛОВ (Решительно). В больницу не поеду.
     ВРАЧ. Вы не до конца прошли курс лечения. За вами ещё... (смотрит
в книжечку) десять уколов.
     ШИЛОВ (трагически) Ой!
     ЛИДОЧКА (с хитринкой) Что с тобой?
     ВРАЧ Выбирайте: либо больница, либо все десять сейчас сразу.
     ШИЛОВ. Сразу.. Кипятить будете?
     ВРАЧ. У меня разовые. (Вынимает чемоданчик, раскладывает шприцы)
Обнажайте ягодицу. (Всаживет иглу)
     ШИЛОВ. Ой, мама!
     ВРАЧ. Вторую. (Укол) Третью!
     ШИЛОВ. Что? Третью?






     ВРАЧ (сурово) Третью ягодицу.
     ШИЛОВ. Но у меня только две.
     ВРАЧ. Сразу видно, что недоразвитый. (Снимает маску, шапочку и
перед нами - Ромчик). Что выпучил глаза? С тебя ещё восемь дырочек.
     ШИЛОВ (отмахиваясь от него, как от чёрта) Это он! Опять он!
     РОМЧИК. Ну-ну, не бузи. (Гоняется за ним со шприцем в руке)
     ЛИДОЧКА. Что ты в него влил, Рома?
     РОМЧИК ( с украиннским акцентом) Та що влил? Маленько соляной
кислоты, нехай пощекочет.
     ШИЛОВ. Лида, он меня угробит.
     ЛИДОЧКА. Нельзя угробить человека с хорошо развитым чувством
юмора.
     РОМЧИК. Откуда он у него взялся?
     ШИЛОВ. В больнице привили.
     РОМЧИК. Вместе с лекарствами от поноса.
     ШИЛОВ. А ты зато лысый.
     РОМЧИК. Не смешно. Потому что я действительно лысый. (Лидочке)
Ему не то лекарство дали.
     ЛИДОЧКА. Хватит острить. Лучше пожмите друг другу руки.
     РОМЧИК Пожалуйста. (Протягивает руку) Держи. Пока даю.
     ЛИДОЧКА. Миша, не настырничай. (Шилов не может перешагнуть через
внутреннее сопротивление).
     РОМЧИК. Он не может понять: с чувством юмора я ему протягиваю
руку или без. (Шилову) Без. Чисто дружеский акт. Знаешь, чем дружеский
акт отличается от полового?
     ЛИДОЧКА. Рома, оставлю без обеда.
     РОМЧИК.(Назидательно подняв палец) Вот! А после полового
обязательно дают обед .
     (Шилов протягивает свою руку. РОмчик крепко её пожимает. Из глаз
Шилова брызнули слёзы. Но он не сдаётся. Некоторое время длится это
рукопожатие, после которого оба сдаются).
     РОМЧИК. Странно. оказывается, после дружеского рукопожатия тоже
очень хочется есть.
     ЛИДОЧКА. Это то, что я хотела от вас услышать. (Уходит на кухню).
     РОМЧИК. А где мой портрет?
     ШИЛОВ. Ты не заслужил.
     РОМЧИК. А ты чем заслужил?
     ШИЛОВ. Я с того света почти пешком вернулся.
     РОМЧИК. И охота было в такую даль тащиться.
     (Вешает свой портрет рядом с портретом Шилова. Звонок в дверь.
Оба бегут открывать. На пороге - Эжен. Не сговариваясь, дружно
начинают выпихивать его на лестницу. Эжен мужественно борется за право
войти)
     ЛИДОЧКА. Кто там? Я иду.
     РОМЧИК. Выдашь - ночью задушу. (Заставляет встать Эжена на
четвереньки, накидывает на него покрывало и садятся на него, как на
скамейку.Входит Лидочка. Мужчины смирно сидят, умильно заглядывая ей в
глаза) Ошиблись. Это к соседям. (Шилову) Ну вот, я ему и говорю.....
     ЛИДОЧКА. А на чём это вы сидите? (Заставляет их встать. Эжен
выпрямляется.)
     РОМЧИК.Ой, картина Айвазовского "Не ждали".
     ЛИДОЧКА. Как прогулялся?
     ЭЖЕН. Отлично. Воздух такой весенний, свежий. (Смущён, но
бодрится) Ощущение, будто мне сорок лет.
     РОМЧИК. Единичку забыл впереди поставить.
     ЛИДТЧКА. Ну и?
     ЭЖЕН. Вот пришёл.
     РОМЧИК. Чтобы попрощаться. Прощай, брат, прощай.
     ЭЖЕН. Я в семью хочу свою вернуться к милым братьям и мамочке
старушке.






     ЛИДОЧКА. Оставил бедную женщину.
     ЭЖЕН. Так ведь ненадолго.
     ЛИДОЧКА. Я не о себе.
     ЭЖЕН. Аллочка? Видишь ли.... мы не сошлись характерами.
     ЛИДЧКА. С Аллочкой? Да она ангел.
     ЭЖЕН. С черепахой.
     ЛИДОЧКА (с улыбкой) Проходи. Раздевайся. Сейчас за стол сядем.
     ЭЖЕН (счастливо напевает) Я спел ей на прощанье: "Ева, тебе
направо, мне налево".
     РОМЧИК. У меня в детстве велосипед был. Его всё время влево
заносило. И однажды я попал под самосвал.
     ШИЛОВ. Помню этот случай.
     РОМЧИК (удивлённо) Откуда?
     ШИЛОВ. За рулём того самосвала сидел я.
     РОМЧИК (Лидочке) А лекарства-то подействовали.
     ЛИДОЧКА. Мальчики, за стол!
     (Эжен бросился было к столу, но вдруг замечает отсутствие своего
портрета.)
     ЭЖЕН. На этой доске почёта явно кого-то недостаёт.
     (Лидочка вешает его портрет рядм с остальными)
     ЭЖЕН (Сияя) Да, я любил, какая малость.
     Кто этих слов не говорил.
     Но это всё, что мне осталсь.
     Роксана. я тебя лёюбил.
     ШИЛОВ. Подходит смертная усталость.
     Уже я на исходе сил.
     И только это мне осталось:
     Роксана, я тебя любил.
     РОМЧИК. Что было и о чём мечталось
     в дыму войны я позабыл.
     Одно лишь в памяти осталось:
     Роксана, я тебя любил.
     ЛИДОЧКА. И вы молчали столько лет.
     Что вы наделали?
     РОМЧИК.          Роксана,
     мне огурец и винегрет.
     салат и пива в два стакана.
     ЭЖЕН. А мне позвольте вальс со мной.
     ЛИДОЧКА. Ах вальс! (Вальсируют с Эженом)
     РОМЧИК (Шилову) За нашею спиной
     он действует не слишком ль рьяно?
     Барон, не кажется ли вам,
     что этот выкочка и хам,
     что этот дворянин безродный
     ведёт себя весьма свободно?
     Короче, будет вам угодно
     свой долг исполнить?
     ШИЛОВ.              Я готов.
     РОМЧИК. Поставьте наглеца на место.
     ШИЛОВ. Я измельчу его как тесто.
     Эй, сударь, вас на пару слов.
     (Щёлкает по носу Эжена)
     ЭЖЕН. Дуэль? Отлично. Я согласен.
     За честь свою и вашу честь.
     (Фехтует с Шиловым на вилках)
     ШИЛОВ. Он рыцарь стал и он опасен.
     РОМЧИК. Да, риск определенно есть.
     С идейным трудно фехтовать.
     ЭЖЕН. Ага, уже дрожат поджилки.
     ШИЛОВ Я шпагу потерял.






     ЭЖЕН.                 Плевать.
     Сейчас я сделаю опилки
      из вас.
     (Шилов падает)
     ЛИДОЧКА.  Убит?
     ШИЛОВ.          Фиг вам убит.
     Я не доел ещё салата.
     (Бросается к столу, жадно ест).
     ЭЖЕН, Ну вот, ещё один бандит.
     ЛИДОЧКА. Дуэлей больше мне не надо.
     Я буду бесконечно рада,
     когда театр нас примирит.
     ШИЛОВ. (Восторженно) Театр!
     РОМЧИК.                    Волшебное искусство!
     ЭЖЕН. Орнамент, кружева, и вязь!
     ШИЛОВ. Нет, положительно, капуста
     тебе сегодня удалась.


 

КОНЕЦ...

Другие книги жанра: лирика

Оставить комментарий по этой книге

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама