лирика - Август - Новаковский Александр
Переход на главную
Жанр: лирика

Новаковский Александр  -  Август


Страница:  [1]



* * * 

     И снова в ту же реку. Что там дважды:
     Столь часто, сколько жизни. Остывает,
     как память, наша чаша. День ли каждый
     Подтачивает сердце. Все бывает

     Не вовремя. Разгадывай итоги,
     Запнувшись, возвращайся к середине.
     На разные вступившие дороги,
     Мы оглянулись и стоим доныне,

     Подобно той, не вынесшей ухода,
     Любившей то, что прожито, сильнее,
     Чем Бога, мужа, будущие годы...
     Но Лот ушел, а не остался с нею.

     Река течет, меняя наши лица
     И незаметно исправляя даты.
     Не оглянуться - хоть остановиться.
     И снова в ту же реку, как когда-то...

     1991
     АВГУСТ

                  Александр Новаковский


     * * *

     Трава и дождь, сплетаясь воедино,
     Опутывали души и тела.
     Желтели листья липы и рябины.
     Мы в комнате сидели у стола.

     Шуршала мышь, скрипели половицы,
     Смеялась дочь, раскинувшись во сне,
     И мотыльки сидели, словно птицы,
     Застыв на облупившейся стене.

     Жена сказала: 'Морок предосенний
     Тут что ни день становится страшней -
     Пора домой от этих опасений,
     От шорохов вечерних и теней'.

     Кончалось лето. Бормоча невнятно,
     Стирал поспешно, хмуро, невпопад
     Лиловой лапой розовые пятна
     По облакам разбрызганный закат.

     1990




     * * * 

     Так ночь ненадежна. Дрожащие пальцы
                                   свои
     Ведет по верхушкам деревьев, стучится в
                           закрытые рамы,
     Дрожит в сквозняках от холодной чужой
                             нелюбви
     И звезды теряет, и не доиграть
                             мелодрамы.

     А нам утешаться копеечным жалким умом,
     Нам ночь-оборванка, конечно, изменит с
                            рассветом,
     Мы заперли дом, мы закроемся пледом и
                               сном,
     Мы это читали, мы знаем, довольно об
                               этом.

     И хватит за окнами слушать надрыв и
                               надсад,
     Не стоит усилий на это настраивать души,
     Устали актеры, напрасно темнеет фасад,
     И мечется ночь - с каждым разом все
                            тише и глуше.

     1989



     * * *

     1

     Всему свой срок. Ленивые созвучья
     Растворены в тяжелом летнем зное.
     Скрипят деревья, растопырив сучья,
     И кто-то громко дышит за спиною.

     Иссохло время. Из мешка худого
     Не извелку ни радости, ни страха...

     Дух дышит там, где плоть уже готова
     Внимать, гореть и восставать из праха.

     2

     Те узелки на память, что когда-то
     Завязывал до времени, до срока,
     Истлели, расползлись по прошлым датам,
     Забытым строчкам - ни следа, ни прока

     Мне не оставив. Лишь наполовину
     Построенные храмы. Кто там ныне сдирает мох, замешивает глину
     И молится в сверкающей долине...

     1991



     МАРФА 

     А бедная Марфа хлопочет по дому
     И новые блюда выносит опять,
     Мария же Слову внимает благому,
     А Слово никто не сумеет отнять.

     Все выпито, съедено, горы посуды,
     До ночи уборка и стирка с утра.
     А годы идут. В никуда. Ниоткуда.
     Блаженна Мария. Лентяйка. Сестра.

     1989


     * * * 

     ...и в городе мне страшно проходить
     знакомыми из прежнего дворами,
     проспектами. Как будто наследить
     в музейном зале, где уже не нами

     вздохнет январь, но кажется опять:
     все лица переменятся к апрелю,
     и вспять вернет умевшее пленять:
     похмелье снега, ветер канители

     и карусель событий и долгов.
     Возможны варианты, век не прожит.
     Недомолчали в царстве дураков -
     договорим когда-нибудь, быть может.

     1989


     ДРУГУ СТИХОТВОРЦУ 

     (Антологическое послание)

     Не пострадаешь - не поешь,
     Не станешь гладеньким и сытым.
     Когда же соль проела плешь,
     Уже неловко быть убитым.

     Тогда бери свой чемдан
     И собирайся понемногу
     Увидеть чудо дальних стран,
     Торить известную дорогу.

     Ведь даже солнце ввечеру
     Там отдыхает в экипаже.
     'И пальцы просятся к перу':
     'Судьба людей повсюду та же'.

     1989


     * * *  

     Мы просыпали речь,
     Удержали одни междометья.
     Не смогли устеречь
     Разорвавшее путы столетье.

     Затоптав имена
     И развеяв по миру глаголы,
     Век менял времена
     И немые листал протоколы.

     Словно двери с петель,
     Сдунул пыль переносных значений,
     И металась метель,
     Заметая следы исключений.

     У кирпичной стены
     Безъязыкие корчатся души.
     Все слова сочтены.
     Что услышит имеющий уши?

     1989


     * * * 

                            А. С.

     Ночное средство перемолвить скуку:
     Так далеки и время и страна,
     Что кажется: протягиваю руку
     Из пустоты неснившегося сна.

     Набор созвучий не тревожит стены,
     Нагроможденья лет, людей, границ...
     Давно любовью кажутся измены
     Когда-то ненаписанных страниц.

     1993


     * * * 

     Черный август прячет лето
     Под подкладкой облаков,
     И теряет крошки света
     Тень исчезнувших домов.

     Из пустых провалов ночи
     Чьи-то слышатся слова.
     Глуше, тише и короче
     Этих месяцев глава.

     Сколько лет в горсти осталось,
     Сколько прожито уже,
     Сколько нам всего досталось
     На четвертом этаже...

     1993


     * * * 

     Я написал бы, да боюсь слова
     коварно мстят за наше постоянство,
     Обиняком, намеками, едва
     Цепляясь за дрожащее пространство.

     О, если б тени, отраженья нас,
     Я говорил бы, не боясь подмены,
     Но сколько раз, родная, сколько раз...
     Ты помнишь: трубы, рухнувшие стены...

     Я не хочу, чтоб время истекло,
     И напишу про август, дождь и лужи.
     Позволить звукам... И не так тепло.
     Я написал бы... Лист осенний кружит.

     1993



     ПСАЛОМ 41

     Как лань стремит свой бег к потокам
                            влаги,
     Душа моя к Тебе стремится, Боже,
     Сквозь немоту исписанной бумаги,
     Сквозь все, что плоть преодолеть не
                            может.

     Я день и ночь слезами, словно хлебом,
     Был сыт. И пьян от праздного глумленья:
     'Ну где твой Бог? Давно пустое небо
     Лишь прикрывает наши вожделенья'.

     Тебя я славил, но душа печальна,
     Над нею бездна призывает бездну,
     Шум водопадов песнью погребальной
     Разносит клочья жизни бесполезной,

     Уныл, смущен, почти лишен отваги,
     Я без Тебя безгласен и ничтожен...
     Как лань стремит свой бег к потокам
                             влаги,
     Душа моя к Тебе стремится, Боже.

     1993


 

КОНЕЦ...

Другие книги жанра: лирика

Оставить комментарий по этой книге

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама