научная фантастика - Парк аттракционов - Акимочкина Ольга
Переход на главную
Жанр: научная фантастика

Акимочкина Ольга  -  Парк аттракционов


Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]



Клеменс вылез из воды и развалился на горячем  белом  песке,  вытянув
морду. Если с утра не было заказов, значит,  ему  сегодня  уже  ничего  не
удастся  заработать.  Знать  бы,  где  сейчас  Ли,  тогда  можно  было  бы
что-нибудь придумать. Хотя Клеменс совсем не был в этом уверен.


     Погодка была потрясная. Впрочем, как всегда. Уж чего-чего, а  погодка
здесь никогда не подводила. В обзорный иллюминатор било солнце и  в  каюте
было душновато. "Ли, как всегда, забыл включить  вентиляцию",  -  вздохнул
Клеменс и опустил ноги с постели. Он натянул выгоревшие зеленые  штаны  и,
шлепая босыми ногами по полу, пошел к выходу.
     Ли нежился под лучами солнца, разбросав исцарапанные  загорелые  ноги
чуть ли не на весь трап. Бесцеремонно подвинув его, Клеменс сел рядом. Ли,
не открывая глаз, почесал голую коленку и зевнул. Клеменс, свесив  руки  с
трапа и сорвав горсть земляники, засунул ее в рот. Из-за планетарной опоры
вышел Перкинс и, сипло мяукнув, взобрался на голубые шорты Ли.
     - Где это наша хозяйка пропадает? Что-то ее сегодня не видно.
     - Сейчас явится, - пробурчал Ли.
     И тут же, метрах в  ста,  появилась  длинноногая  фигура  в  короткой
кожаной юбке, декольтированной майке  и  в  туфлях  на  высоких  каблуках.
Подойдя к трапу, она тряхнула светлой челкой, и, улыбнувшись, сказала:
     - Фирма "Астросчастье" приветствует вас на  двенадцатый  день  вашего
пребывания на планете. Чем желаете развлечься, мальчики?
     Ли открыл один глаз, похожий на голубой стеклянный шарик.
     - А что у нас сегодня в программе? - лениво осведомился он.
     Девица открыла папку, которую до этого  момента  держала  в  руках  и
выбрала нужный лист.
     - Азиатские танцы, - начала читать она.  -  Игры  в  гареме,  военные
схватки, марсианский стриптиз, пожирание красавицы морским  змеем,  конная
битва и песни под луной.
     - Скудновато, - вздохнул Клеменс и толкнул локтем Ли.
     - Что выберем?
     - Я бы посмотрел военные схватки, - сказал  Ли.  -  Но  только  после
завтрака.
     Девица сделала пометку в своих бумагах.
     - А можно марсианский  стриптиз  на  фоне  конной  битвы?  -  спросил
Клеменс.
     - Можно, - без тени улыбки ответила девица. - А как насчет  пожирания
красавицы морским змеем?
     - Пойдет, - махнул рукой Клеменс.
     - Какое там пожирание! - вздохнул Ли. - Этот морской  змей  землянику
из рук лопает, а вы ему  бабу  хотите  подсунуть.  Эта  тварь  сдохнет  от
несварения желудка.
     - Это мы как-нибудь уладим, - серьезно ответила девица. -  Вам  какую
красавицу - блондинку или брюнетку?
     - Рыжую, - брякнул Клеменс.
     - Хорошо, - девица снова тряхнула светлой челкой. - У вас есть жалобы
или пожелания?
     - Пока нет, - отмахнулся Клеменс.
     - Разве что, погода эта однообразная надоела, - бросил Ли. - Солнце и
солнце.
     - Учтем. Ну, пока, мальчики. - Девица, ковыляя  на  своих  несуразных
каблуках, двинулась в  обратный  путь  и  исчезла  так  же  внезапно,  как
появилась. И как только ее не стало  видно,  с  запада  потянулась  черная
пустая туча. Вдали прогремел гром.
     Сидя в открытом шлюзе,  Клеменс  и  Ли  любовались  жестокой  грозой,
которая явилась по их желанию. После обеда они сидели  на  берегу  моря  и
наблюдали,  как  мокрый  черный  монстр  пожирает   рыжеволосую   визжащую
красавицу.
     - Лихо они это делают, - восхищенно сказал Клеменс.
     - Я в кино лучше видел, - безразлично ответил Ли.


     Клеменс проследил, как спускается в трюм последний контейнер и  вышел
наружу.
     - Когда там кошечка появится, - бросил  он  Ли.  -  Неужели  придется
улететь не попрощавшись?
     - Хочешь поблагодарить ее за гостеприимство? - усмехнулся Ли. - От их
гостеприимства Перкинс в  двери  не  пролезает.  Бедная  животина  вот-вот
лопнет от жира.
     - Ничего. В полете похудеет, - Клеменс кинул взгляд на горизонт и тут
же толкнул Ли в бок. - Смотри, что это там такое?
     Ли повернулся. К  их  кораблю  что-то  двигалось  по  воздуху.  Через
несколько  секунд  стало  ясно,  что  это  небольшой   скутер   незнакомой
конструкции.
     - По-моему, пора сматываться, - процедил сквозь зубы Ли.
     - Погоди. Может, это церемония проводов. Я бы посмотрел, что они  нам
предложат под занавес.
     - Тебе все шуточки, - сказал Ли, но спорить не стал.
     Скутер мягко сел возле корабля  и  из  него  выбралась  светловолосая
девица. Клеменс облегченно вздохнул и помахал рукой.
     - Привет. А мы уж думали, что и попрощаться не доведется. Девица мило
улыбнулась.
     - Необходимо уладить небольшие формальности.
     - Формальности? - поднял брови  Клеменс.  -  Вы  забыли  вручить  нам
местные сувениры на память?
     Девица, как фокусник, выхватила откуда-то  два  пластиковых  листа  и
протянула их Ли. Клеменс заглянул через его плечо.
     - Я ничего не понимаю, - Ли повертел листы в пальцах. - Что это?
     - Счет за услуги нашей фирмы, - девица тряхнула челкой, как  она  это
любила делать.
     - А что тут такое написано? - Ли ткнул пальцем в один из  бланков.  -
Железо, алюминий, керамит, платина... К чему это?
     - Мы берем плату металлами. Межпланетная валюта нас не интересует.
     - А где же мы возьмем 8000 тонн керамита и  30000  тонн  алюминия?  -
пожал плечами Ли.
     - Все, включенное в список, является составляющими вашего корабля,  -
девица была совершенно серьезна.
     Клеменс и Ли переглянулись.
     - Не понял, - помотал головой Клеменс.
     - Все просто. В оплату за наши услуги мы забираем ваш звездолет.
     - Что?! - воскликнул Клеменс. Ли молчал и пауза затянулась.
     - Ладно, договорились, - улыбнулся Клеменс. - Мы вышлем  вам  его  по
почте.
     - Оплата производится на месте, - девица была неумолима.
     - Вы, милая, сошли с ума, - втолковывал ей Клеменс. - Целый звездолет
за военные схватки с марсианским стриптизом?
     - Именно, - кивнула девица.
     - Дороговато за иллюзию,  пусть  даже  выглядевшую  очень  похоже  на
правду. Вы не находите?
     Клеменс уже разозлился.
     - Иллюзиями наша фирма не торгует, - невозмутимо заявила девица.
     Клеменс судорожно сглотнул слюну.
     - Вы что же хотите сказать, что и морской змей, и  красотка,  которую
он съел, были настоящими?
     - Абсолютно настоящими. Мы не обманываем клиентов.
     Клеменса передернуло, когда он вспомнил, как  монстр  раздирает  тело
рыжеволосой женщины.
     - Веселенькая история, - буркнул Ли.
     Клеменс постарался выбросить все это из головы.
     - Даже если все это так, вы серьезно рассчитываете оставить  нас  без
звездолета?
     - Я удивлена, что это приходится объяснять вам так  долго,  -  пожала
плечами девица.
     Клеменс взял Ли за локоть.
     - Что здесь разговаривать?  Пошли,  пора  стартовать.  Пока,  крошка,
поищи-ка дураков где-нибудь в другом месте.
     - Вы отказываетесь оплатить счет? - совершенно спокойно  осведомилась
девица.
     - Разумеется, милая. Неужели вы ожидали чего-то другого?
     - В таком случае...  -  девица  сделала  неопределенный  жест  рукой.
Клеменс почувствовал за спиной какое-то движение. Он резко  обернулся.  Их
корабль бесшумно растаял в воздухе. Девица улыбнулась.
     - К сожалению, мы вынуждены были это сделать,  -  она  повернулась  и
зашагала к своему скутеру.
     Клеменс рванулся за ней и, схватив за руку, резко  развернул  к  себе
лицом.
     - Ну-ка верни звездолет на место или я не знаю, что с тобой сделаю! -
заорал он.
     Подошел Ли и с невозмутимым видом протянул девице лист.
     - Вы взяли с нас больше, чем указано в счете.
     - Нет, все точно. Ни одного лишнего грамма.
     - На борту остался один член экипажа.  Насколько  я  успел  заметить,
живые существа в счет не включены.
     - Перкинс! - вспомнил Клеменс. Он понял к чему клонит Ли и оживился.
     - Я буду жаловаться в Галактический  Союз,  -  заявил  он.  -  Фирма,
которая  обманывает  клиентов  не  имеет  права  на  существование.  Вы  -
шарлатаны!
     Девица, похоже, была несколько обескуражена.
     - Мы вернем вашего друга чуть позже.
     - Нет! - заорал Клеменс. - Я без него  жить  не  могу!  И  могу  даже
помереть, а вы будете отвечать!
     - Если вы сразу  заорали  корабль,  -  поддержал  его  Ли.  -  То  не
заставляй и нас ждать. Это же уронит ваш престиж!
     -  Хорошо,  я  проконсультируюсь  с  Конторой,  -  сказала  девица  и
направилась к своему скутеру.
     - Нет, - схватил ее за руку Клеменс. - Немедленно верните то, что вам
не принадлежит.
     Девица немного помолчала.
     - Хорошо. Наша фирма не  обманывает  клиентов.  Корабль  появится  на
прежнем месте.
     - Вот это уже деловой разговор, - кивнул  Ли.  -  Сейчас  мы  заберем
нашего товарища и на этом покончим с нашими делами.
     Клеменс и Ли, не сговариваясь, рванулись к кораблю. В шлюзовой камере
их встретил мяукающий Перкинс.
     - Закрывай шлюзы, - на ходу бросил Ли и помчался в рубку.
     Автоматика сработала с тихим шипением и Клеменс, облегченно вздохнув,
поднялся на главный пульт. Подойдя к Ли, он спросил:
     - Ну как?
     - Похоже, она ждет, что мы вернемся, - Ли кивнул на  обзорный  экран,
на котором была видна девица, грациозно облокотившаяся на крыло скутера.
     - Мы не сожжем ее на старте?
     - Давай на воздушной тяге. Метров на  семьсот  поднимемся,  а  там  и
двигатели можно запустить.
     Клеменс включил компьютер на "общую готовность" и устроился  в  своем
кресле. Корабль дрогнул и девица со скутером поплыла вниз.
     Вдруг Клеменс почувствовал  вибрацию  и  экраны  потемнели.  Вибрация
продолжалась несколько секунд и, как только она прекратилась  -  наступила
тишина, прерываемая тоновыми сигналами компьютера.
     - Что за ерунда, -  процедил  Ли  сквозь  зубы  и  бросил  взгляд  на
контрольные дисплеи. По данным  компьютера  все  системы  корабля  были  в
полном порядке. Компрессоры воздушной  тяги  произвольно  отключились.  На
обзорном экране была темнота,  но  внешние  камеры  действовали,  судя  по
информации на дисплее.
     - Включи прожекторы, - сказал Ли Клеменсу.
     Мощный свет прожекторов разбил мрак. Камеры  действительно  работали.
Корабль находился в цилиндрической шахте с  шершавыми  стенами  и  гладким
полом. Вверху ничего не было видно - свет прожекторов уходил во тьму.
     - Приехали, - пробормотал Клеменс.
     - Ясно. Они перебросили нас на свою базу, если это так называется,  -
сказал Ли.
     - Чисто сработано, - сплюнул со злости Клеменс. - Что будем делать?
     - Ничего другого не остается, как только ждать, когда за нами придут.
Послушаем, что они смогут нам предложить, поторгуемся и, может, что-нибудь
придумаем. Главное - не выходить из корабля.
     - Ждать, так ждать, - согласился Клеменс.


     Ждать пришлось долго. На шестнадцатый день за  скудным  завтраком  Ли
сказал:
     - Мне кажется, о нас забыли.
     - Ли, надо самим искать выход. Так дальше продолжаться не может.
     - Успокойся, надо ждать.
     -  Сколько  можно  ждать?  Сидим  тут,  как  в  тюрьме.  И  создается
впечатление, что мы  себя  сами  засадили.  Мы  скоро  уничтожим  съестные
запасы, сожрем Перкинса и примемся друг за друга!
     - И что же ты предлагаешь? - спокойно спросил Ли,  положив  локти  на
стол.
     Клеменс провел ладонью по волосам.
     - Надо выходить. Ли. Действовать как-то надо.
     - А если они только этого ждут?
     - Все равно, надо что-то делать... Мне страшно подумать, что мы будем
сидеть до самой смерти, - Клеменс встал и прошелся по  каюте.  -  Они  все
продумали. Корабль стоит у них в ангаре, а на нас  им  наплевать.  Мы  тут
сдохнем, они вынесут наши трупы и повздыхают: мол, сами виноваты. И  самое
обидное будет то, что это будет правда. Мы сами будем виноваты в том,  что
не искали пути к спасению! Что ты молчишь?
     - Я думаю, - ответил Ли.
     - Ну, что ж, хоть какое-то разнообразие.
     - Не язви. Я признаю, что ты прав.
     - Уже легче, - Клеменс снова сел. - Давай я выйду хотя бы на  ближнюю
разведку и обследую шахту.
     - Проще послать кибера.
     - Кибер не будет работать. Ты что, забыл  сколько  раз  мы  пробовали
запустить двигатель?
     - Но автоматика внутри корабля действует.
     - Только внутри.
     - Все равно, я не хотел бы рисковать.
     - А что остается?
     Ли помолчал.
     - Похоже, ничего больше и не остается, - наконец, согласился он.


     Хотя шахта была отлично  освещена  корабельными  прожекторами,  дверь
Клеменс нашел не сразу.
     - Кажется, я нашел выход отсюда, - сказал  он  в  радиофон.  -  Очень
похоже на дверь. Вроде металлическая. Я попробую прорезать люк автогеном.
     - Только осторожно, - отозвался Ли.
     Вырезанный квадрат с оплавленными краями  вывалился  наружу.  Клеменс
посветил в отверстие фонарем.
     - Ли, здесь коридор и еще одна дверь.
     - Только не вздумай лезть туда, - гаркнул Ли.
     - Именно это я и хочу сделать, -  ответил  Клеменс,  протискиваясь  в
коридор.
     - Клем, ради бога, осторожнее. Если что, то немедленно возвращайся, -
тихо сказал Ли.
     - Договорились, - Клеменс медленно двинулся по коридору и приблизился
к двери в его конце.
     Он положил ладонь на гладкую поверхность.  Что-то  вдруг  щелкнуло  и
перед дверью зажегся свет. Клеменс отпрянул от двери и, озираясь, отступил
назад. Где-то негромко загудело.
     - Черт, - пробормотал Клеменс.
     - Что случилось? - тут же позвал его Ли.
     - Кажется, я что-то включил. Ли, с кораблем все в порядке?
     - Никаких изменений, Клем, возвращайся!
     - Не посмотрев, что будет дальше? Ну уж нет.
     И тут панель двери поползла в сторону.  В  увеличивающуюся  щель  бил
яркий свет. Клеменс на всякий случай положил  палец  на  спусковую  кнопку
бластера. За  дверью  находилась  маленькая  комнатка.  Клеменс  осторожно
приблизился и заглянул в нее. Никаких дверей в ней больше не было. Гладкие
белые стены, пол и потолок. Только слева  в  небольшой  нише  поблескивали
разноцветные пластины.
     - Ли, тут, оказывается, лифт! - крикнул в радиофон Клеменс. - Вот  уж
не думал. Только обозначения этажей нет. Я, пожалуй, прокачусь немного.
     - Клеменс, вернись, - потребовал  Ли.  -  Мы  не  готовы  к  подобным
экспериментам.
     - Ли, я не успокоюсь, пока не узнаю, как отсюда выбраться.
     - Вернись, идиот! - взорвался Ли.
     - Ли, держи со мной связь. Мне  так  приятно  слышать  твой  ласковый
голос, - сказал Клеменс, вошел в кабину лифта и  прикоснулся  к  одной  из
пластин.
     Створка  двери  плавно  закрылась   и   Клеменс   почувствовал,   что
поднимается.  Не  более,  чем  через  минуту  лифт  остановился  и   дверь
открылась. Клеменс шагнул вперед и чуть  было  не  столкнулся  с  огромным
насекомым с мордой доисторического ящера. Насекомое разинуло  внушительную
пасть, в которой дрожали мокрые от слюны жвалы. Клеменс отскочил  назад  и
стукнулся спиной об  уже  закрывшуюся  дверцу  лифта.  Руки  автоматически
вскинули бластер. Тело мгновенно покрылось потом, а сердце бухало где-то в
животе. Насекомое же закрыло пасть и неторопливо зашагало  своей  дорогой.
Пройдя метров пять, оно исчезло в таком  же  лифте,  который  привез  сюда
Клеменса. "Как оно только туда влезло", - подумал Клеменс и огляделся.  Он
стоял в большом помещении  с  низким  потолком.  На  двух  противоположных
стенах через равные  промежутки  располагались  двери  лифтов.  Направо  и
налево вели два шестиугольных тоннеля. Из правого  коридора  выползло  еще
одно животное, похожее на громадную креветку, попавшую под  бульдозер.  На
ее появление Клеменс отреагировал уже спокойнее. Как он втайне  и  ожидал,
креветка вползла в лифт и уехала по своим креветочным делам.
     - Ли, тут довольно забавно,  -  сказал  в  радиофон  Клеменс.  Ли  не
отозвался, только в динамиках тихо потрескивало. Тут Клеменс вспомнил, что
с того момента, как закрылась дверь лифта. Ли молчал.
     - Ли! - крикнул Клеменс.
     Ответа не последовало. Вероятно, двери лифта экранировали радиосвязь.
Клеменс подумал, что разведку пора прекращать и вернулся к двери лифта, на
котором приехал. Отзываясь на прикосновение его ладони, дверь  отъехала  в
сторону и у Клеменса перехватило дыхание. Стены лифта были темно-голубыми,
а не белыми, как раньше. "Плевать! - решил Клеменс.  -  Может  у  них  это
принято". Он вошел в кабину и тронул левую пластину. Он подумал, что  если
не с первого, так с пятого раза, непременно вернется в  шахту,  где  стоял
корабль. Ведь пластин было только пять. Кабина пошла вниз, но потом  резко
двинулась влево. Клеменс, не подумав, ударил по следующей  пластине.  Лифт
двинулся вверх, потом вправо и опять вверх. Клеменс понял, что влип. И  он
решил двигаться наугад.
     Первый раз лифт привез Клеменса в тускло освещенный  грот.  Подземное
озеро подходило почти к двери лифта.  В  черной  воде  что-то  булькало  и
плескалось. Во второй  раз,  выйдя  из  лифта,  Клеменс  увидел  кольцевую
галерею - пустую и ярко освещенную.  На  третьей  попытке  он  оказался  в
длинном зале, заваленном мусором. В мусоре  копался  лысоватый  человек  в
сером выгоревшем плаще. Клеменс подошел к нему и попытался  выяснить,  как
ему попасть к кораблю. Он уже начал описывать шахту,  как  человек  поднял
голову и Клеменс увидел толстый розовый нос, покрытый седой шерстью. Слова
застряли в горле, а человек вскочил и побежал вглубь зала. Из-под плаща за
ним волочился длинный розовый хвост. Клеменс вернулся к лифту и  с  тоской
отметил, что кабина на этот раз - ярко-красная. Катаясь дальше, он  понял,
что пластины означают не номера этажей, а маршруты  движения  кабин.  И  в
каждой кабине свой набор маршрутов, причем,  бесконечно  широкий.  Как  ни
боялся такой мысли Клеменс, но он понял, что у него нет шансов найти  путь
к кораблю.


     Клеменс не знал, сколько времени он просидел на полу в кабине  лифта,
думая, что делать. Вдруг лифт произвольно включился и двинулся  по  одному
ему известному маршруту. Дверь открылась  и  Клеменс  увидел  светло-серую
стену напротив.  На  ней  крупными  буквами  было  написано  по-английски:
"Контора" и стрелка  под  надписью  указывала  направо.  Клеменс  медленно
поднялся и пошел  туда,  куда  указывала  стрелка.  Он  увидел  нормальный
коридор с нормальными дверями. На дверях  стояли  номера,  а  на  одной  -
табличка, на которой было написано: "Бюро найма". Клеменс  толкнул  дверь.
Комната представляла собой явно рабочий кабинет. За большим черным  столом
сидел мужчина лет тридцати пяти в строгом синем костюме и в больших  очках
в тонкой металлической оправе.
     - Здравствуйте. Вы хотите наняться на работу? - спросил мужчина, явно
не удивленный визитом.
     - У меня там друг... - собираясь с мыслями, пробормотал Клеменс.
     - Вы хотите наняться на работу с другом?
     - Мне надо его найти. Я заблудился.
     - Какой вам нужен блок?
     - Не знаю... Шахта внизу. Там наш звездолет. Помогите мне найти его.
     - Боюсь, что вам трудно  помочь.  В  этом  секторе  двенадцать  тысяч
блоков и в каждом есть сеть ангаров для звездолетов.
     - Двенадцать тысяч?! - Клеменс сел в  кресло  напротив  стола.  -  Мы
прилетели с Земли...
     - Это мне, знаете ли, как-то сразу бросилось  в  глаза,  -  улыбнулся
мужчина.
     - Наш корабль стоит в шахте шестнадцать дней... или семнадцать...
     - Хорошо. Я сейчас наведу справки.
     Мужчина повернулся к небольшому пульту и перед  ним  на  обыкновенном
дисплее забегали цифры и буквы.
     - Кажется, я нашел то, что вам нужно. Белая кабина 2-2.
     - Как ее найти эту белую кабину?
     - На полу перед лифтами - световая полоса. Там, где полоса белая, там
и ваш лифт.
     - А что такое 2-2?
     - Вам нужно дважды нажать вторую кнопку слева.
     - Пластину?
     - Да, если вам угодно.
     - Спасибо, приятель. А то я уже не знал, куда рваться.
     - Не стоит благодарности.
     - Счастливо! - Клеменс махнул рукой.
     - До скорой встречи.
     "Вряд ли она будет скорой, если, конечно, только ты меня не надул", -
подумал Клеменс и побежал к лифтам.
     Мужчина из "Бюро найма" не  обманул  Клеменса.  Когда  створки  двери
отодвинулись, Клеменс увидел знакомый коридор  с  изуродованной  автогеном
дверью в шахту. Корабль  стоял  на  месте,  прожекторы  горели,  шлюз  был
открыт. Клеменс вспомнил про радиофон,  но,  хватившись  его,  понял,  что
где-то его потерял. Но теперь это не имело значения.  Клеменс  заскочил  в
шлюзовую камеру и вбежал в рубку. Ли там не было. Аппаратура действовала в
автоматическом  режиме.  Видно,  Ли  переключил  бортовую  автоматику   на
компьютер. "Вероятно, лопает на камбузе", - решил Клеменс. Но ни на кухне,
ни в каютах  Ли  не  оказалось.  Исчез  и  Перкинс.  Клеменс  спустился  в
пришлюзовой отсек и открыл личный бокс Ли. Оружия в  нем  не  было.  Стало
ясно, что Ли нет на борту. Он ушел вместе с Перкинсом.


     Клеменс поднялся на передних лапах и зевнул. Пальцем с длинным ногтем
он коряво написал на песке: "Где  ты,  Ли?".  Шкура  начала  пересыхать  и
Клеменс  неуклюже  пополз  к  морю.  Медленно  погрузившись  в  прохладную
прозрачную воду, он опустился на песчаное дно  и  стал  смотреть  на  игру
солнечных бликов на поверхности.


     - Надеюсь, что работа вас устроит, - улыбнулся мужчина в очках. -  На
Земле вы бы не нашли такого дельца. Уверен, вы не передумаете.
     - Мне не остается ничего другого, - мрачно отозвался Клеменс. - Что я
должен буду делать?
     - Вы перевоплотитесь в морское чудовище  и  будете  выполнять  заказы
Конторы в этом образе.
     - Прелестная перспектива, - усмехнулся Клеменс. - Как насчет оплаты?
     - Оплата у нас одна. По истечении контракта  вы  имеете  право  стать
клиентом фирмы "Астросчастье" на оговоренный в контракте срок.
     - Вы знаете, я  уже  имел  счастье  быть  вашим  клиентом  и  потерял
корабль.
     - Ну, так вы его можете вернуть, отработав в фирме положенное время.
     Клеменс оживился.
     - Вот как? И сколько же это - "положенное время"?
     - Это вам нужно будет отработать три контракта по сорок четыре года.
     - Сто тридцать два года?!!
     - Совершенно верно, - мужчина, похоже, не шутил.
     - Да я столько не проживу.
     - Каждые сорок четыре года вы будете менять образ и тело. Так что, ко
всем прочим льготам, вы еще удлините свою жизнь. Ваше настоящее тело в это
время будет находиться на длительной консервации и вы получите его  в  том
же состоянии, в котором сдали. Итак, как я уже говорил, я хочу  предложить
вам первый контракт на морское чудовище. Через сорок четыре года вы имеете
право на один год получить свое тело и жить на попечении фирмы. Далее, вам
будет предложен следующий контракт с теми же условиями.
     Клеменс постучал пальцами по черной поверхности стола. Ему ничего  не
оставалось иного, как только заключить этот контракт и через сорок  четыре
года попробовать вырваться отсюда.
     - Что я должен буду делать? - спросил он.
     - О, сущие пустяки. По полученным заказам уничтожать корабли, которые
мы вам будем посылать,  как  можно  эффективнее  пожирать  живых  существ,
которых опять-таки мы вам будем поставлять.
     - Например, красавиц, - мрачно вставил Клеменс.
     - Это, если клиентами будут земляне, - сказал мужчина. - А вообще-то,
вам придется поедать совершенно различных  существ.  Ведь  клиенты  у  нас
самые разные. Но, что интересно, почти всем  нравится  зрелище,  во  время
которого пожирают их собрата. Забавный факт, не правда ли?
     - Я бы не сказал, - заметил Клеменс и, вспомнив  разговор  с  девицей
около корабля, спросил. - А мои жертвы? Кто они будут? Живые существа?
     - Разумеется. Это такие же существа,  как  и  вы,  но  работающие  по
третьему контракту. Вас смущает этическая сторона дела?
     - Да. Мне непонятно, за что я их должен убивать?
     Мужчина в очках засмеялся.
     - У вас будет всего два-три партнера, которые после того, как  вы  их
съедите, будут принимать новый образ.
     - То есть, убивая их, я их не убиваю?
     - Совершенно верно. По третьему контракту работают мастера, прошедшие
хорошую школу.
     - Как я понимаю, такая же участь будет ждать и меня через восемьдесят
восемь лет?
     - Это зависит от ваших способностей.  Но,  обычно,  да.  Роль  жертвы
всегда самая интересная. И сложная. Кстати, от вашей работы будет зависеть
ваше пропитание.
     - Как это понимать?
     - Чем больше у вас  будет  заказов,  тем  лучше  вы  будете  получать
ежедневный паек.
     - Даже такое есть, - усмехнулся Клеменс.
     - Конечно. Иначе, какой у вас будет стимул к работе?
     - Да-а. Все продумано.
     - Так вы согласны?
     Клеменс потер лицо ладонью.
     - Да, - выдохнул он.
     - Прекрасно. Сейчас мы с вами подпишем контракт.  Затем  вы  пройдете
перевоплощение и отправитесь в свой сектор.


     Когда Клеменсу надоело лежать на дне, он  снова  выполз  на  берег  и
поскакал по пляжу, чтобы немного размяться. Его контракт  уже  подходил  к
концу. Он давно привык к новому телу и находил, что оно  по-своему  ничуть
не хуже человеческого. Поедать различных тварей ему приходилось часто и он
уже не видел в этом ничего дурного, а напротив, ему даже это нравилось.  И
он старался изобретать более изощренные убийства. Тем более, что это  было
вроде как и не  убийство  вовсе.  И  вообще,  иногда  попадались  довольно
вкусные жертвы.
     Клеменс уже не надеялся увидеть Ли, хотя допускал, что  и  Ли  где-то
работает  по  контракту.  Клеменс  повалялся  немного  по  песку,   встал,
отряхнулся и поплелся по берегу.
     Навстречу ему двигалась обнаженная женщина. "А  вот  и  работенка,  -
подумал Клеменс. - Видно, клиенты фирмы прилетели с Земли.  Только  почему
заказа не поступало? Может, ее не стоит  есть.  Хотя  я,  в  общем-то,  не
против".
     Женщина шла тяжелой походкой, не закрываясь, и все время озиралась по
сторонам. Клеменс лег и замер. В такие мгновения его можно было принять за
огромный камень. Женщина шла дальше.  Ее  черные  длинные  волосы  прядями
прилипли к мокрому телу. Тут что-то  заинтересовало  ее  под  ногами.  Она
некоторое время всматривалась в песок, потом напряженно огляделась вокруг.
Клеменс вздрогнул, когда она закричала. Он не понял, почему  она  стоит  и
просто кричит, ему это надоело, он  поднялся  и  двинулся  к  ней.  Увидев
Клеменса, женщина замерла, затем медленно стала отступать к  воде,  потому
что отступать больше было некуда. Клеменсу вовсе не хотелось сразу сожрать
ее, тем более, что не поступало заказа. Он решил пока поиграть с ней.
     Он прыгнул вперед и женщина бросилась к воде, но споткнувшись, упала.
Клеменс навис над ней. В противоположность прежним жертвам  Клеменса,  она
не визжала и не билась в истерике. Она молчала и ждала. Клеменс хлопнул по
земле хвостом, подняв столб песка, а лапой потянулся к  женщине.  Она  вся
сжалась, но опять не закричал. Клеменс, забавляясь,  когтем  нарисовал  на
песке у ее ног сердце, пробитое стрелой, и немного отошел  назад.  Женщина
приподнялась, посмотрела на рисунок, быстро встала и решительно шагнула  к
Клеменсу. "Вот так новости, - он был ошарашен. - Уж  и  пошутить  нельзя".
Женщина подошла вплотную  к  морде  Клеменса  и  протянула  к  нему  руки.
Стараясь не вспугнуть ее случайным движением, Клеменс осторожно  подставил
ей рогатый нос. Она прикоснулась к рогу рукой и  сразу  же  ее  отдернула.
Потом  что-то  сказала.  Но  уши  Клеменса  были  рассчитаны   только   на
использование под  водой  и  речь  женщины  он  воспринимал  как  вибрацию
воздуха. Женщина уже перешла на крик. Тогда он показал ей язык и  она  тут
же отскочила. Клеменс, мысленно  ухмыляясь,  представил  себя,  как  может
выглядеть союз женщины и монстра, когда она  попавшимся  под  руку  камнем
начала писать на песке. Клеменс читал букву за буквой и холодел. На  песке
четко возникло слово: "Клеменс". Он вспомнил, что у людей в знак  согласия
принято кивать головой, что он интенсивно и проделал. Женщина снова  взяла
в руки камень. На песке возникла новая надпись: "Я - Ли".


     Они писали на песке до темноты. Клеменс стирал надписи хвостом и  они
продолжали свой необычный диалог.
     "Я искал тебя, Клеменс".
     "Я рад, что ты нашелся, Ли".
     "Я знаю, как выручить корабль".
     "Как?"
     "Скоро заканчивается твой контракт. Проси корабль на отпуск".
     "Нам не дадут бежать, Ли".
     "Попробуем".
     "Когда заканчивается твой контракт, Ли?"
     "У меня нет контракта".
     "Тогда почему ты в таком виде?"
     "Я приговорен к смерти".
     "Это твоя маскировка?"
     "Нет. Меня насильно переделали".
     "За что?"
     "Я похитил одного из их боссов  и  пытался  их  шантажировать,  чтобы
выручить корабль".
     "Неужели они хотят тебя убить?"
     "Да. Поэтому меня и доставили сюда".
     "Почему сюда?"
     "По-моему, ты должен был меня убить. Я не ожидал,  что  ты  окажешься
здесь. Почему ты согласился работать здесь?"
     "Ты что-то путаешь, Ли. Я не занимаюсь убийством. Все мои жертвы живы
и продолжают работать".
     "Это чушь. В этом секторе казнят преступников".
     "Откуда ты можешь это знать?"
     "Я работал все это время в Конторе".
     "Я не верю, что я их убивал".
     "Чем же ты, по-твоему, занимался?"
     "Мне сказали другое".
     "Я знаю, что тебе сказали. Тебя обманули и сделали орудием убийства".
     "Я не верю тебе".
     "Но это правда".
     Клеменс  вцепился  когтями  в  песок  и  заревел  в   небо.   Слишком
достоверным выглядело то, что сообщил Ли. Рушился в прах надуманный мирок,
в котором все было прекрасно и спокойно.
     Когда Клеменс немного успокоился, Ли написал, что  знает,  как  фирма
доставляет корабли в свои ангары. Они прикрепляют где-то к кораблю прибор,
который  раскладывает  звездолет  на  элементарные  частицы,   а   уже   с
центрального пульта Конторы операторы  перемещают  его  в  ангар,  где  он
материализуется. То же происходит и с организмами внутри корабля. Затем Ли
выложил  свой  план  побега.  Если  затребовать  корабль,  найти  и  снять
описанный прибор, то вернуть Клеменса и Ли Конторе  будет  сложновато.  Ли
утверждал, что знает, как выглядит этот прибор. Еще Ли написал, что  самым
сложным, вероятно, будет выручить его тело. Эта часть  операции  полностью
ляжет на Клеменса,  когда  ему  вернут  человеческий  облик.  А  пока  его
контракт не закончился, Ли нужно скрыться. Клеменс  написал,  что,  скорее
всего, весь этот сектор контролируется и Конторе станет известно, что Лине
съеден. Ли ответил, что понимает это и что потребуется  инсценировать  его
гибель. Клеменс спросил, как это Ли себе представляет. Ли  объяснил.  План
был легко выполнимым.
     Когда наступила ночь и Клеменс наконец-то получил заказ на  съедение,
он притащил на берег останки своих прежних жертв, от вида которых Ли  чуть
не упал в обморок. Затем Клеменс вскрыл пакет со своим ежедневным  пайком,
в который входило мясо с кровью, и они выложили все  это  так,  что  стало
очень похоже на только что разорванный труп. Потом  Клеменс  выкопал  яму,
которую они быстро превратили в покрытое водорослями и песком убежище  для
Ли. Все было настолько примитивно придумано,  что  пожалуй,  сошло  бы  за
правду.


     Как только Клеменс очнулся от перевоплощения,  перед  ним  уже  стоял
служащий фирмы со сладкой улыбкой на лице.
     -  Как  вы  себя  чувствуете?  Не  вставайте,   вам   нужно   немного
адаптироваться. Боюсь, вам заново придется учиться держать равновесие.
     - Ничего, - медленно проговорил Клеменс, пробуя как работает язык. Он
почувствовал, что разговаривать почти разучился.
     - Вы что-то хотите спросить? - услужливо наклонился к нему служащий.
     - Да. Где мой друг землянин? - с трудом произнес Клеменс.
     Служащий состроил горестную гримасу.
     - Мне очень жаль. Ваш друг погиб недавно, выполняя задание фирмы.
     - Он был перевоплощенным?
     - Да.
     - Ладно. Спасибо, - сказал Клеменс. Значит, в смерть Ли они поверили.
     - Мне очень жаль, - повторил служащий.
     - У меня есть просьба.
     - Да, я слушаю.
     - Мне хотелось бы получить тело моего друга, чтобы предать его земле.
     - Да-да, понимаю, земные традиции....
     - Это возможно?
     - Я думаю, что да. Надеюсь, тело вашего друга сохранилось.
     Клеменс тяжело поднялся.
     - Я бы хотел его получить прямо сейчас.
     Служащий пожал плечами.
     - Зачем? Мы можем доставить тело с соответствующими почестями в любую
точку планеты, которую вы выберете для погребения.
     - Нет, мой друг был  хорошим  звездопроходчиком  и  он  достоин  быть
погребенным по закону астронавтов.
     - Я ничего не знаю об этой церемонии. В чем она заключается?
     Клеменс вздохнул.
     - Астронавт должен лежать три дня в своем корабле,  пока  его  друзья
прощаются с ним. Затем его на руках выносят и хоронят в скафандре.
     - Очень трогательно, - сообщил служащий. - Я так понимаю,  вы  хотите
взять напрокат свой звездолет? Вообще-то, у нас не разрешается  это  после
первого контракта, но раз такой случай,  то  на  три  дня  вы  его  можете
получить.
     - Я рад, что вы не откажете мне  в  такой  мелочи.  Я  хотел  бы  сам
сопровождать тело в пути на звездолет.
     - Как пожелаете. Следуйте за мной.
     Следовать пришлось недолго и слава богу, так  как  Клеменс  с  трудом
передвигал ноги. У него все  время  было  такое  чувство,  что  он  сейчас
упадет. "Куда легче ходить на четырех ногах", - подумал он.
     Служащий привел его в длинную галерею из стен которой выступали торцы
капсул с телами. После быстрого набора определенного кода, одна из  капсул
выдвинулась из стены и, выбросив  опоры  с  катками,  опустилась  на  пол.
Служащий протянул Клеменсу небольшой пульт управления.  Клеменс  нажал  на
его панели клавишу с надписью:  "Вперед"  и  капсула  шурша,  двинулась  к
выходу.
     - Когда вы освободите капсулу, включите вот здесь и она сама вернется
на место.
     - Ясно.
     Клеменс пошел рядом с капсулой. На небольшой пластине на торце стояла
надпись:  "Ли  Клинвуд.  Земля".  Клеменсу  подумалось,  что  это  шествие
действительно смахивает на похороны. Капсула выкатилась в общий коридор  и
Клеменс вместо того, чтобы идти к лифтам, повернул к блоку,  где  проходил
перевоплощение. Из-за угла выглянул Ли. Он где-то раздобыл длинную рубаху,
но остался  босиком.  Мимо  прошел  кто-то  из  служащих  и  Клеменс  весь
подобрался. Ли, видно, тоже перетрусил. Но служащий не обратил на  них  ни
малейшего внимания. Здесь привыкли к странного вида субъектам.  Клеменс  и
Ли подошли к двери,  ведущей  в  комнату  перевоплощения.  Ли  осмотрелся,
прислушался и резко толкнул дверь. В комнате никого  не  было.  Аппаратура
была отключена. Тут все завертелось, как  ускоренное  видео.  Ли  защелкал
тумблерами, ввел в компьютер данные на себя, быстро  настроил  аппаратуру.
Клеменс в это время открыл капсулу  и,  достав  тело  Ли,  устроил  его  в
кресле. Чтобы проделать это, ему пришлось держать себя в руках. Ли, шлепая
босыми ногами по полу, подбежал к своему телу и укрепил  на  нем  датчики.
Клеменс видел, как Ли страшно видеть свое тело со стороны, вне себя, но он
не остановился ни  на  секунду.  Покончив  с  настройкой,  Ли  забрался  в
резервное кресло и Клеменсу пришла в голову мысль, что у  него  прелестные
ножки.
     - Все, - выдохнул Ли. - Теперь вспомни все, что я  тебе  рассказывал.
Ничего не перепутай. Сейчас все зависит от тебя.
     Клеменс подошел к пульту и зажмурился.  Перед  его  мысленным  взором
выплыли таблицы, которые рисовал ему  на  песке  Ли.  Ли  требовал,  чтобы
Клеменс вызубрил их наизусть, знал на зубок порядок  выполнения  операции.
Клеменс открыл глаза и положил руки на клавиатуру пульта.
     Все  шло  нормально.  Оставался  последний  толчок  для   перемещения
создания, Клеменс включил программу и,  покрывшись  потом,  понял,  что-то
идет не так. Где-то под полом загудело и картинка на дисплее задрожала.
     - Проклятье! Проклятье! - шептал сквозь зубы Клеменс, пытаясь вновь и
вновь запустить программу.
     Но компьютер не реагировал, только под  полом  загудело  уже  громче.
Клеменс обернулся к телу Ли и едва успел закрыть лицо руками и отскочить в
сторону.  Кресло  затряслось  и,  разбрасывая  с   треском   снопы   искр,
загорелось. Пожар длился не  более  двадцати  секунд  и  огонь  сам  собой
унялся.
     Клеменс поднялся, потирая ушибленный при падении локоть.  Еле  шевеля
руками, Ли отстегнул  контактные  ремни  и  медленно  двинулся  к  креслу.
Обгоревшие останки его тела еще дымились. Ли был в шоке.  Клеменс  подошел
сзади и, взяв его за плечи,  развернул  спиной  к  сгоревшему  креслу.  Ли
затрясло. Глаза его были полны слез. Клеменс чисто инстинктивно прижал его
к себе и уткнулся носом в  длинные  черные  волосы.  И  тут  Ли  закричал,
вцепившись ногтями в плечо Клеменса.  Клеменс  крепче  и  крепче  прижимал
друга к себе, пока тот не  начал  задыхаться  и  затих.  Клеменс  расцепил
сведенные, как судорогой руки, оторвал от себя пальцы Ли и сжал его ладони
в своих. Ли тихо и горько плакал, зарывшись лицом в рубашку Клеменса.
     - Сволочи, - всхлипывая, проговорил он. - Они все предусмотрели.
     - Это из-за меня. Ли? - Клеменс не знал, как смотреть другу в глаза.
     - Нет, - Ли глубоко вздохнул и  начал  поворачиваться  к  креслу,  но
Клеменс, снова схватив его за плечи, остановил.
     - Не смотри туда, - тихо приказал он.
     Ли прижал ладони к лицу.
     - Они заблокировали компьютер, - снова заревел он.
     Клеменс  понял,  что  существует  система  блокировки  компьютера   и
уничтожения одного из объектов. "Видно, мы не первые. Хорошо, что Ли сидел
в другом кресле", - подумал Клеменс, хотя хорошего было мало. Он встряхнул
Ли и тот перестал реветь, только слезы непроизвольно бежали по его лицу.
     - Ли, - стараясь говорить как можно более четко и убедительно, сказал
Клеменс: - Через минуту тут будет вооруженная  толпа  и  тогда  мы  вообще
никуда не улетим. У нас еще есть шанс уйти.
     Клеменс увлек Ли к выходу, но Ли остановил его.
     - Я могу устроить тут небольшое  замыкание,  -  размазывая  слезы  по
лицу, сказал он. - Пройдут часы или дни, пока они разберутся, что к чему.
     - Давай, - кивнул Клеменс, - только поторопись.
     Ли, шатаясь, подошел к пульту и  набрал  несколько  кодов.  Компьютер
щелкнул, выдавая на дисплей какие-то цифры. Ли вернулся к Клеменсу. Он уже
почти пришел в себя.
     - У нас есть две минуты, чтобы отсюда убраться, - сказал он.
     Клеменс подкатил капсулу.
     - Лезь туда, - сказал он Ли.
     - Зачем? - в глазах Ли появился ужас.
     - Лезь, я постараюсь устроить нам алиби.
     Ли, снова заплакав, забрался в капсулу  и  Клеменс,  закрыв  створку,
выкатил ее в коридор.  Он  сразу  направился  к  комнате,  где  размещался
обслуживающий персонал комнат перевоплощений. Он  открыл  дверь  и  увидел
того служащего, который выдавал ему капсулу.
     - Прошу прощения. У меня что-то ничего не получается с лифтом.  Битых
полчаса не могу его запустить. Вы не поможете мне?
     - Конечно, -  с  улыбкой  отозвался  тот.  -  Не  волнуйтесь,  вполне
возможно, что вы разучились пользоваться лифтом. Это пройдет. Пойдемте.
     Когда они подошли  к  лифтам,  в  глубине  коридора  раздался  взрыв.
"Заработало", - подумал Клеменс. Служащий в недоумении обернулся.
     - Что это там происходит? - спросил Клеменс.
     - Сейчас узнаю. Вот ваша кабина, - заторопился  служащий.  -  Нажмите
дважды вторую слева кнопку. Желаю успеха.
     Служащий почти бегом двинулся в сторону,  откуда  раздавался  шум.  А
Клеменс вкатил капсулу в лифт  и  нажал  на  пластину.  Приоткрыв  створку
капсулы, он прошептал:
     - Возможно, что за нами будут следить, так что до корабля лежи тихо.


     Корабль третий день на том же самом месте, где они с  Ли  сели  сорок
четыре года назад. Ли еще не пришел в себя после случившегося. Он ходил по
кораблю, как во сне. А вчера вечером  Клеменс  нашел  его  рыдающим  перед
зеркалом в душевой. Клеменс не знал, как это получилось, но он обнял Ли  и
поцеловал в щеку, за что Ли отвесил ему пощечину, сопровожденную  крепкими
выражениями.
     Клеменс не сомневался, что за кораблем идет слежка и по плану сегодня
нужно было устроить театр с похоронами.
     Он сидел в пришлюзовом отсеке  и  усердно  набивал  мусором  один  из
скафандров, чтобы было похоже на покойника. Рядом два кибера  плели  венок
из пальмовых листьев, которые они раздобыли неподалеку. В проходе появился
Ли. Его старый комбинезон был ему велик и болтался  на  стройной  фигурке,
как мешок. Ли мрачно посмотрел на Клеменса.
     - Меня хоронишь? - спросил он и нервно засмеялся.
     И тут Клеменса прорвало.
     - Заткнись, наконец! - заорал он. - Прекрати психовать! Я не могу уже
на тебя смотреть! Мне обрыдло слушать твой вой. Я  понимаю,  что  то,  что
случилось - трагедия, но нельзя же вечно отпевать самого себя.
     - Я б на тебя посмотрел, что бы ты говорил,  если  б  остался  в  той
шкуре, которую носил сорок четыре года! - зло бросил Ли.
     - О, господи! Твой новый облик, по крайней мере, хоть человеческий. А
если б ты был сейчас насекомым?
     - Заткнись, идиот! - чуть ли не завизжал Ли.
     - Нет, я не заткнусь! - Клеменс подскочил к Ли и  орал  ему  прямо  в
лицо. - Никто не виноват в том, что случилось! Мы влипли в жуткую  историю
и все еще живы. А если б я тебя тогда сожрал?!
     - Да лучше б сожрал! - Лицо Ли покраснело от гнева. - Тогда бы я тебя
сейчас не слушал!
     Клеменс плюнул со злости.
     - Да послушай ты! Если у тебя судьба такая,  так  будь  же,  наконец,
мужчиной! Не распускай нюни!
     - Я бы рад быть мужчиной! - крикнул в ответ Ли и отвернулся.
     Клеменс понял, что спорол глупость. Он повернул Ли к себе лицом.
     - Ли, - сказал он почти нежно, - я не могу видеть перед собой женщину
и говорить: "Парень, побрейся!" Уверяю тебя,  Ли,  ты  получил  далеко  не
самое плохое тело. Ты мне просто нравишься.
     - Я гляжу, ты скоро в постель ко мне полезешь, - съязвил Ли,  пытаясь
вырваться из рук Клеменса.
     - Не говори ерунды. Я не полезу к тебе в постель, пока ты  сам  этого
не захочешь.
     - Этого еще не хватало! Послушай, Клем, тебе не приходило  в  голову,
что ты самая последняя скотина во Вселенной? - Ли снова предпринял попытку
вырваться, но это ему опять не удалось.
     - Короче, так, Ли. Я больше о тебе в мужском роде говорить не  стану.
Понял? Хватит неразберихи. Смирись.
     - Аминь, - зло проговорил Ли.
     - Не будь идиотом и перестань строить иллюзии.
     - Ты всегда найдешь, чем утешить! - бросил Ли.
     - Ли, ты прекрасна. - Клеменс улыбнулся так широко, как только мог.
     - Ах, ты ублюдок! - Ли уже взревел. Он был в бешенстве.
     Клеменс притянул  его  к  себе  и  крепко  сцепил  руки.  Ли  яростно
вырывался.
     - Отпусти меня, чтоб я мог дать тебе по морде! - процедил  он  сквозь
зубы.
     - Этого-то я и не хочу. И вообще, когда мы жили там,  на  берегу,  ты
хоть иногда улыбалась и выглядела гораздо милее, чем сейчас.
     - Ты тоже на берегу выглядел гораздо милее, чем  сейчас,  -  прошипел
Ли.
     - Ну, уж если я тебе в образе монстра нравился, то думаю, что  сейчас
мы и подавно сможем договориться.
     - Был у меня друг... - проговорил Ли.
     - Он у тебя есть, Ли. Я это  все  говорю  не  для  того,  чтобы  тебя
разозлить или обидеть, а просто  хочу  прекратить  этот  психоз.  Ты  меня
понимаешь?
     Ли промолчал, но вырываться перестал.
     - Я понимаю, тебе трудно привыкнуть к жестокой  действительности,  но
ты хоть пытайся. Иначе, мы оба тут свихнемся и  планы  с  возвращением  на
Землю - псу под хвост. Ты третий день слоняешься в трансе  и  забываешь  о
том, что я не знаю, как выглядит прибор для переброски корабля.  Нам  ведь
нужно от него избавиться.
     - О, господи, - пробормотал Ли и слезы побежали по его лицу.
     Клеменс наклонился к лицу Ли и  прижался  губами  к  его  лбу.  И  не
получил пощечины.


     -  Вот  он,  -  прошептала  Ли  и  достала  из  наколенного   кармана
диэлектрические перчатки.
     Клеменс рассматривал  прибор,  как  бомбу.  Прибор  был  маленький  и
плоский, такой довольно трудно найти. Они с Ли облазили весь корабль, пока
отыскали его под одной из решеток пола в системе вентиляции.  Ли  натянула
перчатки и двумя пальцами осторожно сняла прибор с решетки.
     - Они не заметят, что мы  его  сняли?  -  почему-то  шепотом  спросил
Клеменс.
     - Заметили бы, если б ты вздумал его снять голыми руками, -  ответила
Ли. - Сперва тебя бы хорошо шарахнуло, а потом бы пошел сигнал на пульт  в
Контору.
     - Неплохое противоугонное устройство, - усмехнулся  Клеменс.  -  Надо
будет посмотреть, что там внутри.
     - Не стоит. Его нужно пристроить  к  какому-нибудь  механизму,  иначе
через четыре минуты он автоматически отключится и они об  этом  опять-таки
узнают. - Ли встала и, держа плоскую пластинку двумя пальцами, направилась
к шлюзу.
     Клеменс последовал за ней. Его не покидало  чувство,  что  эта  штука
может взорваться или еще что-нибудь в этом роде.
     Спустившись в  шлюзовой  отсек,  Ли  огляделась  и  ловким  движением
прилепила прибор к киберу.
     - Эй, ты что делаешь? - крикнул Клеменс. - Последний рабочий кибер!
     - Придется подарить его Конторе. Вот и все, - сказала Ли и  выпустила
кибера наружу.
     Кибер остановился па песке, ожидая команд.
     - Вперед, - приказала Ли и, проводив глазами кибера, закрыла шлюз.  -
Клем, мне не верится, что мы свободны.
     - Мне пока тоже, - кивнул Клеменс. - Я так понимаю,  чем  быстрее  мы
улетим, тем меньше будет риск попасться.
     - Да. Можно стартовать.


     - Компьютер рассчитывает коридор на выход, - сказал  Клеменс.  -  Ли,
проверь карты навигационных зон.
     - Сейчас, - Ли защелкала  клавишами  своего  пульта.  -  Мы  довольно
далеко от них, надо будет дать приличное ускорение с орбиты.
     - Дадим, - успокоил ее Клеменс.
     В  момент  старта  чувство  какого-то  щенячьего  восторга   охватило
Клеменса, он никак не мог до сих пор окончательно поверить,  что  все  уже
кончилось. Поглядев на Ли, он увидел на ее лице  до  идиотизма  счастливую
улыбку.
     - Что это ты развеселилась? - улыбаясь до ушей, спросил Клеменс.
     - На себя посмотри! - ответила Ли.
     - Ли, мы уже на орбите!
     - Даю ускорение. Держись.
     И они заорали во все горло и захохотали, как подростки,  оторвавшиеся
от полицейской погони на ворованном мотоцикле. Клеменс громко  запел  "Мой
Бонни" и Ли подхватила. Если бы кто-то присутствовал при  этой  сцене,  то
подумал бы,  что  находится  на  борту  летающего  сумасшедшего  дома.  Не
побывавшему в кабале трудно понять всю радость обретения свободы.
     Где-то через полчаса Клеменс глубоко вздохнул и проорал:
     - Ли я не могу больше петь! Ставь на автопилот и  пойдем  обмоем  это
дело!
     - Мы давно уже на автопилоте. Ты не заметил? - рассмеялась Ли.
     - Вот это да! Так чего же мы тут сидим? - Клеменс,  отстегнувшись  от
кресла,  встал  и  направился  к  Ли.   Увеличенное   ускорение   все-таки
чувствовалось и ходить было трудновато. Клеменс  помог  Ли  встать  и  они
пошли на кухню, как громко  называл  Клеменс  маленький  отсек,  где  едва
уместились бытовые холодильники, небольшая плита и мусорный контейнер.
     - Если они за эти годы  уничтожили  наш  бренди,  -  сказал  Клеменс,
подходя к холодильникам, - то придется вернуться, чтобы надрать им задницу
и пересчитать кости. Думаю, что подсчетом собственных костей в Конторе еще
не занимались.
     Бренди  оказался  на  месте.  Клеменс  снял  крышечку  с  бутылки   и
наполовину наполнил пластиковые стаканы.
     - Жаль, что звездолеты не комплектуют хрусталем, - вздохнул он. - Как
раз для таких случаев.
     Клеменс взглянул на Ли и замолчал. Ли сидела на стуле, подняв плечи и
угрюмо уставившись в стол.  "Началось",  -  подумал  Клеменс  и  попытался
весело улыбнуться.
     - Пришло время первого тоста, - провозгласил он, - Пьем за свободу  и
успех! - Клеменс поднял свой стакан.
     - Нет, - мрачно проговорил Ли. - Мы пьем за тех, кого  нет  больше  с
нами.
     Клеменс почувствовал, как деланная улыбка сползла  с  его  лица  и  в
горле стало сухо.
     - Ли, по-моему, все здесь, - проговорил он с трудом.
     Ли подняла на него глаза и он осекся. Они молча выпили. И еще, и еще.
Когда в ход пошла вторая бутылка бренди, Клеменс не выдержал.
     - Больно уж наша попойка похожа на поминки, - зло сказал он.
     - Это и есть поминки, - заявила Ли и Клеменс понял, что она абсолютно
пьяна.
     - Ли, хватит пить. Давай я отведу тебя в каюту.
     - Нет, мы выпьем еще. А если ты не хочешь, то я сам выпью.
     - Я думаю, стоит отдохнуть. Завтра мы должны  войти  в  навигационную
зону и надо быть свеженькими. Пошли.
     - Не знаю, как кто, а я никому ничего не должна, -  Ли  потянулась  к
бутылке, - а тебе и подавно.
     - Заткнись, - Клеменс перехватил се руку и, подняв на руки,  понес  в
каюту.
     - Ну, ладно, - проговорила Ли. - Бог свидетель, я подчиняюсь силе.
     В каюте Клеменс положил Ли  на  постель,  стащил  с  нее  комбинезон,
пуловер и обувь и накрыл одеялом. Ли  пробормотала  что-то  вроде:  "Потом
посчитаемся" и заснула. Клеменс отправился к себе, лег в постель,  недолго
не мог уснуть. Ему не давало покоя чувство,  охватившее  его  в  тот  миг,
когда он раздевал Ли. Когда он увидел ее почти обнаженной,  с  ним  что-то
начало твориться. Клеменс захотел ее. Но самое страшное было то, что он не
просто захотел ее, а захотел ее сожрать. Не  сказать,  чтобы  это  чувство
было слишком уж сильным, но при виде Ли рот  Клеменса  наполнился  слюной,
челюсти судорожно сжались и он вспомнил, как хрустят во рту кости.  И  это
воспоминание породило в нем ужас и наслаждение одновременно.
     "Видно, со мной кое-что  произошло.  Ли  потерял  свою  оболочку,  но
остался собой. А я выгляжу как и  раньше,  но  ношу  в  себе  монстра",  -
подумал Клеменс. У него появилось страстное желание вернуться в каюту Ли и
все-таки съесть ее, но он с дрожью гнал  от  себя  это.  "Это  пройдет,  -
успокаивал он себя. - Я буду бороться с этим, как Ли".
     Алкоголь взял свое и Клеменс уснул и увидел во сне песчаный  берег  и
обнаженную женщину. Он рвал ее на куски и боялся  подумать,  что  это  Ли.
"Это не она, - думал он. - А если это не Ли, то можно".


     Спал Клеменс плохо и, поднявшись, отправился на кухню, чтобы  утолить
мучившую его жажду. Когда он вскрыл банку с соком, в дверях появилась Ли.
     - Скотина! - с чувством проговорила она.
     - Это что, теперь вместо "доброго утра" будет? - осведомился Клеменс.
     - Скотина! - с еще большим нажимом повторила Ли.
     Клеменс бросил банку в мусорный контейнер и повернулся к ней.
     - Что произошло? - поинтересовался он.
     - Произошло то, что ты вконец оскотинился, - прошипела Ли.
     - Это я уже слышал, - сказал Клеменс, уже заводясь. - Конкретнее?
     - Ты как последняя скотина....
     - Ли, оставь "скотину" в покое. Говори толком.
     - Ты, - повторила Ли, дрожа от бешенства, -  как  последняя  скотина,
воспользовался  моим  вчерашним  состоянием,  чтобы  совершить  гнусность.
Трудно придумать что-либо более гадкое!
     - Да что я такое совершил-то? - Клеменс уже разозлился.
     - Можно подумать, что ты не знаешь! - заорала Ли.
     - Я не знаю, что ты там себе думаешь, но я вчера лег спать  и  ничего
не совершал!
     - Бабушке расскажи!
     Клеменс глубоко вздохнул и взял себя в руки.
     - Так, - сказал он тихо. - Давай по порядку. В чем наконец дело?
     - Ты все-таки залез ко мне в постель!
     - Ты меня там застала?
     - Еще издеваешься! - Ли бросилась  на  Клеменса  с  кулаками,  но  он
перехватил ее руки и остановил.
     - Ли, именно вчера, я не был в твоей постели, - сказал он.
     - Тогда почему я была раздета?
     - Потому, что я считаю, что лезть в постель в рабочей одежде и обутой
- извращение.
     - Ты хочешь сказать, что не пытался переспать со мной? И думаешь, что
я этому поверю? - зло спросила Ли.
     - Придется поверить мне  на  слово.  К  сожалению,  свидетелей  я  не
догадался пригласить.
     - Прекрати ерничать! - крикнула Ли.
     - А ты прекрати пороть ерунду! - заорал в ответ Клеменс.
     - Я не знаю, за кого ты меня держишь, но я  тебе  клянусь,  что  спал
сегодня у себя. И если ты считаешь, что я опустился, то только потому, что
живу без женской руки.
     - Остряк, - буркнула Ли, смягчаясь.
     Она села за стол и Клеменс устроился напротив.
     - У меня к тебе просьба. Ли, - сказал он. - Не думай больше  обо  мне
так дурно.
     Ли  кивнула  и  виновато  улыбнулась.   Клеменс   направил   на   нее
указательный палец.
     - Вот такты выглядеть гораздо лучше. И нравишься мне больше.
     - Ну-ну, завтра ты заявишь, что влюблен в меня, - усмехнулась Ли.
     - Неужели для тебя это открытие?


     Клеменс  медленно  шел  по  коридору,  ведущему  к   каюте   Ли.   По
корабельному времени была ночь и в коридоре  только  слабо  горели  ночные
светильники. Клеменсу казалось, что  пространство  вокруг  него  заполнено
водой, настолько плавно и бесшумно двигалось его тело. И  он  не  старался
идти так специально. Тело действовало само и  ноги  вели  его  вперед.  Он
медленно подошел к каюте Ли. Дверь приоткрыта. Клеменс нажал на нее и  она
тихо отворилась. В каюте горел ночник,  освещая  синим  светом  скомканную
постель. Ли в ней  не  было.  Рядом  с  кроватью  Клеменс  заметил  слабое
движение. Он медленно подошел к постели и остолбенел. Ли лежала на полу  в
неестественной позе и над  ней  склонился  какой-то  человек,  сидящий  на
коленях. Человек подался назад и Клеменс увидел, что у Ли разорвано  горло
и вокруг растеклась лужа крови, кажущаяся в синем  свете  ночника  черной.
Человек повернул голову и Клеменс узнал  служащего  фирмы  "Астросчастье",
который принимал его на работу. Его губы, подбородок и перед белой рубашки
были залиты кровью, но Клеменс все равно не мог  его  не  узнать.  Человек
улыбнулся, злорадно сказал: "Я первый успел!" и дико захохотал.
     Клеменс схватился за голову и тут понял, что лежит в постели в  своей
каюте, а над головой гудит  сигнал  вызова  радиофона.  Клеменс  сел.  Его
знобило. Немного собравшись с мыслями, он потянулся к радиофону и  включил
прием.
     Динамик щелкнул и Клеменс услышал веселый голос Ли.
     - Ну ты и спишь! Хватит валяться и поднимайся на пульт. Ты мне нужен.
Ты слышишь?
     - Слышу, - отозвался Клеменс. - Сейчас.
     Он натянул брюки и рубаху и направился на пульт.
     Когда он вошел, Ли указала ему на звездную карту на дисплее.
     - Клем, тут недалеко есть планетка с земной колонией. Может, залетим?
Хоть поедим чего-нибудь настоящего. А то консервы уже поперек горла стоят.
Да и самим консервам уже пятый десяток пошел.
     Клеменс подошел к креслу Ли и оперся ладонями о пульт.
     - Мы сейчас здесь, - Ли  ткнула  пальцем  в  дисплей,  -  а  вот  эта
планетка. Сутки лету и крюк небольшой сделаем.
     -  Да,  неплохо  бы  развеяться,  -   буркнул   Клеменс.   -   Давай,
программируй.
     Ли защелкала клавишами, подключаясь к бортовому компьютеру.
     - Завтра будем на твердой земле.  А  сейчас  сходил  бы  на  кухню  и
приготовил чего-нибудь поесть. И побрейся, что ли, смотреть тошно.
     - Вот, началось, теперь  ей  щетина  моя  не  нравится,  -  пробурчал
Клеменс и направился на третий уровень. По пути он зашел к себе в каюту  и
побрился. Придирчиво  осмотрев  себя  в  зеркале,  он  двинулся  к  кухне.
Открывая холодильник, Клеменс почувствовал неприятную вибрацию. "Ли меняет
курс", - решил он и достал банку бекона. Только он  собрался  ее  вскрыть,
как сильный толчок отбросил его к стене и он с грохотом упал  на  мусорный
контейнер. Загудел сигнал  тревоги.  Клеменс  вскочил,  но  второй  толчок
заставил растянуться его перед холодильниками. Банка с беконом  грохнулась
об пол рядом с ним, едва не попав по голове. Второй толчок явно был вызван
экстренным торможением. Наконец, Клеменсу удалось добраться до радиофона.
     - Ли, в чем дело?! - заорал он в микрофон.
     - Эти скоты выстрелили в нас! - прокричала Ли с пульта.
     - Черт знает что! - пробормотал Клеменс и помчался на пульт.
     Ли сидела за пультом и лихорадочно набирала программу.
     - Что случилось? - Клеменс подскочил к ее креслу.
     - Нас обстреляли, - бросила  Ли,  обернувшись.  На  ее  лбу  виднелся
кровоподтек. Видно она ударилась о дисплей во время толчков.
     - Кто обстрелял? Давай по порядку.
     - На  нашей  трассе  появился  какой-то  прогулочный  катер.  Никаких
опознавательных знаков, ничего. Я послала им наши позывные с  требованиями
освободить трассу. Они ответили  отборными  словечками,  типа  "пошла  ты,
крошка..." Я, понятно, за словом в карман тоже не полезла. Сам  понимаешь,
если б мы их зацепили, потом  ведь  не  докажешь,  кто  виноват.  Тут  эти
ублюдки и шарахнули! Мне и в голову не могло прийти, что они вооружены.  В
этот катерок и портативной лазерной пушки не всунешь!
     - На это только и надежда, - проговорил Клеменс. -  Ты  нашла  место,
куда пришелся выстрел?
     - Да. Это на нижнем уровне. Четвертый отсек.
     - Четвертый? Это вентиляция?
     - Да. Метра  четыре  ниже  попали  бы  и  мы  б  с  тобой  сейчас  не
разговаривали. Прямо во второй энергер бы зарядили.
     - Может, они туда и метили, - сказал Клеменс. - Катер где?
     - Вон, - Ли указала  на  маленькую  светящуюся  точку  на  радаре.  -
Улепетывают, сволочи!
     - Они хоть представились?
     - Если бы!
     - Похоже, посчитаться нам с ними не удастся. Ладно. Выводи на  трассу
и пошли вниз.
     Ли запустила  программу  в  компьютер,  просчитала  коррекцию  и  они
спустились на нижний уровень. Дверь в четвертый отсек была  заперта  и  на
стене светился аварийный индикатор.
     -  Черт,  значит,  продырявили  все-таки.  Автоматика  сработала   на
разгерметизацию, - сказал Клеменс.
     - Чем они только стреляли - не пойму, - с досадой проговорила Ли.
     - Нда-а, без скафандров тут не обойтись.
     В пришлюзовом отсеке Клеменс и Ли надели  скафандры,  взяли  лазерный
автоген  и  комплект  металлопластиковой  плитки  и  вернулись  на  нижний
уровень.
     - Закрывай люк. Если мы не изолируем весь уровень, дверь в  отсек  не
откроется, - сказала Ли.
     Клеменс закрыл люк и включил систему герметизации.  Автомат  зашипел,
втягивая панель люка и пазы плотнее.  Затем  он  тихо  щелкнул  и  Клеменс
подошел к Ли, которая стояла у четвертого отсека.
     - Зацепись за что-нибудь, - сказала она. Ее голос звучал по радиофону
немного искаженно.
     Клеменс взялся за ручку люка, а  Ли  зацепилась  аварийным  тросом  у
блока освещения. Предосторожность не была излишней, ведь  неизвестно  было
насколько велика пробоина. Если дело обстоит хуже, чем они надеются, то их
могло вытянуть в космос вместе с выходящим воздухом. Ли нажала клавишу  на
стене у двери. Панель быстро ушла в потолок и воздух из коридора  с  шумом
устремился внутрь. Выждав несколько секунд Ли и Клеменс вошли в отсек.
     Пробоина была небольшой, но доставляла много  неприятностей.  Два  из
шести щитов системы вентиляции были сорваны, со стены свисали  оплавленные
провода.  Остальные  четыре  щита  были  либо  искорежены,  либо  частично
выпотрошены. Создавалось впечатление, что некий заряд взорвался уже внутри
отсека. И все вокруг покрылось замерзшей пеномассой.
     - Видно, начался пожар и сработали огнетушители...
     - Хорошо, еще аварийную систему не достали. Пожар рядом с энергером -
скверная штука, - сказал Клеменс. - Эх, знать бы, кто это был!
     От пробоины к потолку шли две трещины. Клеменс посмотрел,  но  ничего
опасного в них не увидел.
     - С пробоиной работы часа на два, - трогая рваный край дыры,  сказала
Ли.
     - Попробую изнутри заварить внешнюю оболочку.
     - Знаешь, Клем,  по-моему,  внешнюю  оболочку  надо  варить  снаружи.
Изнутри неудобно.
     - Ничего. Чем вылазить,  лучше  попотеть,  -  решил  Клеменс.  Дай-ка
автоген, я обработаю край.
     Он просунул  руку  в  пробоину  и  нащупал  край  внешнего  керамита.
"Дотянусь", - подумал он и взял в руки автоген.
     Заварить  изнутри  внешнюю  оболочку  оказалось  действительно  делом
неудобным. Минут пятнадцать Клеменс промучился,  пока  нашел  сравнительно
удобное положение. Когда последняя металлопластовая плитка была приварена,
Клеменс опустился на пол, тяжело дыша.
     - Ли, проверь герметичность и запускай аварийную вентиляцию.
     - Ты давай внутри  заделай  пробоину,  а  потом  будем  проверять,  -
заявила Ли.
     - Ли, я упарился в этой шкуре, - Клеменс хлопнул  себя  перчаткой  по
скафандру. - Мне не терпится ее снять.
     - Ну, ладно. - Ли вышла из отсека и посмотрела на аварийный индикатор
у двери. Красный огонек индикатора погас.
     - Все о'кей, -  сказала  Ли  и,  подойдя  к  люку,  ведущему  наверх,
включила аварийную вентиляцию. Затем она вернулась в отсек.
     - Через пару минут можно будет снять скафандр, - сообщила она.
     - Слава богу, - вздохнул Клеменс.
     Он  схватился  за  край  внутренней  пробоины  и,  опершись  на  нее,
приподнялся. Как все произошло дальше, он не понял.
     - Клем, осторожно! - крикнула Ли, бросаясь к нему.
     Клеменс почувствовал сильный удар по шлему и плечам, заставивший  его
резко осесть на пол. Несколько секунд он не мог ничего сообразить. Затем в
левой перчатке стало горячо. Рядом уже была Ли. Клеменс пошевелил  шеей  и
огляделся. Он сидел в обломках рухнувшей на него стены.  Слава  богу,  что
стены на звездолетах делали из пластика. Левая рука Клеменса,  которой  он
держался за пробоину, была вывернута и зажата сползшей панелью стены.
     - Клем, ты в порядке? - Ли держала его за плечо.
     - Кажется. Рука...
     Ли навалилась на панель. Клеменс старался  помочь  ей  правой  рукой.
Панель качнулась и рухнула на пол. Рука была свободна  и  тут  же  Клеменс
взвыл от боли. Пальцы жгло огнем, боль сковывала  локоть  и  отдавалась  в
плече.
     - Кажется, переломал пальцы, - сказал он Ли.
     - Пошли наверх, займемся сразу твоей рукой, - Ли взяла его под локоть
и помогла подняться. - Тебе еще повезло, что ты не успел шлем снять.
     Клеменс не ответил и поднялся с Ли на второй уровень, где  находилась
небольшая лаборатория. Здесь Ли  помогла  ему  снять  шлем  и  расстегнуть
скафандр. Клеменс все понял, когда стягивал рукав. Он посмотрел  на  Ли  и
опустил руку.
     - Ну, снимай рукав, - Ли уже держала наготове инъектор с анестезией.
     - Ли, у тебя крепкие нервы? - Облизав сухие губы, спросил Клеменс.
     - Пока не жалуюсь, - насторожилась Ли. - Не тяни время, Клем.
     Клеменс и сам боялся достать руку. Он  стиснул  зубы,  быстро  стащил
рукав и сел за лабораторный стол, положив  на  него  руку.  Ли  охнула.  -
Где... они? - дрогнувшим голосом спросила она.
     - В перчатке остались.
     Четырех пальцев как не бывало. На столе уже набежала лужица крови. На
кисти остался только большой палец и ворох кровавых лохмотьев.
     Ли встряхнулась, ее лицо стало сосредоточенным. Она прижала  инъектор
к коже чуть выше кисти руки Клеменса и нажала спуск. С тихим гудением  три
иглы одновременно вошли в тело: одна с анестезирующим веществом  и  две  с
универсальными вакцинами. Чтобы как-то отвлечься от жгучей  боли,  Клеменс
считал про себя. Не успел он досчитать и  до  двадцати,  как  боль  начала
утихать и ее сменило онемение. Отсутствие боли показалось Клеменсу  просто
блаженством, он расслабился и вздохнул. Ли действовала быстро и четко. Она
обработала рану, срезала лохмотья кожи и залила  всю  кисть  хирургическим
коллоидом, который почти сразу застыл. После этого Ли вытерла на  столе  и
взялась за рукав скафандра Клеменса. Ее передернуло, когда  она  добралась
до перчатки. Клеменс увидел свои пальцы на выпачканной кровью  ладони  Ли,
но почему-то остался равнодушным. Просто  внутри  он  чувствовал  какое-то
оцепенение. Ли сунула пальцы в черный пластиковый пакет и  бросила  его  в
утилизацию. Затем она тщательно, даже слишком  тщательно,  вымыла  руки  и
подошла к Клеменсу.
     - Спокойно, Ли, - проговорил он. - Не  надо  душеспасительных  бесед.
Все могло быть хуже.
     - Да, - тихо согласилась Ли. - Могло...
     Она помолчала.
     - Иди к себе, Клем, - сказала она после небольшой паузы. - Коллоидный
наполнитель скоро начнет действовать и ты заснешь. Тебя проводить?
     - Не  надо,  -  Клеменс  встал.  -  Посмотри  там,  что  можно  будет
запустить. На аварийной вентиляции мы долго не протянем.
     - Ладно.
     Клеменс вышел из лаборатории и пошел к себе в каюту. "Все  нормально,
- твердил он про себя. - Все можно пережить." Клеменс старался не смотреть
на левую руку, но она, как назло, все  время  попадалась  в  поле  зрения.
Отвратительный обрубок,  покрытый  серой  блестящей  пленкой.  "Все  будет
нормально", - с этой мыслью Клеменс лег в постель, замотал руку простыней,
чтобы не мозолила глаза и уснул.


     Дверь  в  каюту  отворилась  и  на  пороге  появился  служащий  фирмы
"Астросчастье".
     - Добрая ночь, сэр, - сказал он, улыбаясь. - Я пришел предложить  вам
услугу, в которой вы нуждаетесь. Вы хотите здоровую руку?
     Клеменс приподнялся на постели.
     - Не отвечайте, я и так вижу, что она нужна. Нет проблем.
     В каюту вошла Ли. Служащий фирмы, так же улыбаясь,  достал  откуда-то
длинную секиру и, размахнувшись, отрубил Ли руку по локоть. Ли закричала и
осела на пол. Клеменс с ужасом наблюдал эту сцену,  но  не  мог  встать  и
прекратить это. Тело  не  слушалось.  Ли  корчилась  на  полу  и  кричала.
Служащий протянул  отрубленную  руку  с  судорожно  сжимающимися  пальцами
Клеменсу.
     - Эта подойдет? - спросил он услужливо.
     Клеменс с ревом бросился на него и вцепился зубами в горло.
     Теплая кровь хлынула ему в рот, но он не разжимал челюстей.  Служащий
хрипел, цепляясь руками за Клеменса. Под зубами что-то рвалось и хрустело.
И Клеменс проснулся.
     "Эти чертовы кошмары меня доконают", - подумал он,  скрипнув  зубами.
Потом он глубоко вздохнул и сел на постель.  Судя  по  корабельным  часам,
Клеменс спал двое суток - нормальное действие коллоида. Рука  так  и  была
замотана в простынь. Он освободил ее  и  ему  стало  дурно.  Сердце  упало
куда-то вниз и в животе стало холодно. Коллоидная пленка была разорвана  и
отошла от кожи. Клеменс осторожно снял ее и включил верхний свет. Раны  не
было и следа, а на кисти появились  новые  пальцы.  Но  не  те,  что  были
раньше. Эти короткие, длиной в одну фалангу, покрытые мягкой нежной  кожей
и с маленькими розовыми ногтями. "Я опять сплю", - решил  Клеменс  и  упал
головой на подушку.  Ему  стало  страшно.  Он  потянулся  правой  рукой  к
радиофону и вызвал Ли. Она отозвалась с пульта.
     - Проснулся? Как чувствуешь себя?
     - Нормально, - Клеменс сглотнул  слюну.  Это  явно  был  не  сон.  Он
тряхнул головой и спросил:
     - Как дела?
     - В четвертом мы сами ничего не сможем сделать. Будем просить  помощи
на Аксо.
     - Что такое Аксо?
     - Это земная колония о которой я тебе говорила.
     - Так мы должны были еще вчера прилететь туда?
     - Я перебросила всю энергию на аварийную вентиляцию. Пришлось идти на
малой тяге.
     - Понятно. Ли, какое сегодня число?
     - Девятнадцатое. У тебя что, таймер сломался?
     - Нет, все в порядке.
     - Отдыхай. Если что-нибудь понадобится - вызывай.
     - Спасибо. - Клеменс отключился.
     Он окончательно удостоверился, что не спит  и  поднял  левую  руку  к
лицу. Новые пальцы были на месте. Он пошевелил ими и ему  стало  тошно  от
этого зрелища. Тут он подумал,  что  у  рептилий  активная  регенерация  -
нормальное явление. "Господи, теперь я точно превращаюсь в монстра, - ужас
овладел Клеменсом.  -  У  меня  вырастают  отрубленные  конечности,  потом
появится хвост..."
     Клеменс соскочил с кровати и вошел в душевую. Он внимательно осмотрел
свой тыл, но признаков хвоста не обнаружил. Он подумал, что это  идиотское
занятие - разглядывать себя в таком ракурсе. Ему стало немного  легче.  "Я
все равно человек. Я - Клеменс Мэйпл. Я дышу легкими, а не жабрами. И  то,
что у меня растут пальцы - это просто прекрасно.  Интересно,  если  голову
отрубить, новая вырастет?"
     - Нашел время острить, - сказал  Клеменс  вслух  своему  отражению  в
зеркале. Страх еще сидел где-то под лопаткой. Клеменс потряс левой рукой в
воздухе. "Не стоит Ли это видеть", - решил он и,  одевшись,  направился  в
лабораторию. Там он наложил на кисть руки многослойную пластичную повязку.
Теперь все выглядело, как надо. Затем он достал три ампулы обезболивающего
и засунул их в утилизацию, чтобы Ли думала, что он  ими  пользуется,  если
вздумает учитывать медикаменты. Он вышел в коридор, плотно  прикрыв  дверь
лаборатории. Она была ему уже не нужна.
     Когда он вошел в рубку центрального пульта, Ли стояла перед  обзорным
экраном. Она обернулась.
     - Где мы сейчас. Ли? - спросил Клеменс, подходя.
     - На орбите Аксо. Я же не могу  одна  посадить  корабль.  Ты  сможешь
работать? Или еще покрутимся?
     - Смогу. Рассчитывай посадку и запрашивай местный космопорт. Ты  дала
им наши позывные?
     - Да, они все знают. Говорят, что ремонт обеспечат.
     - Рассчитай коридор на посадку.
     - Я это уже сделала.
     - Тогда вперед, - и Клеменс сел в свое кресло.


     Когда Клеменс и Ли  вышли  из  корабля  к  трапу  подкатил  небольшой
открытый вездеход с надписью "Шериф" и эмблемой на дверцах.  В  нем  сидел
загорелый светловолосый мужчина лет тридцати. Встречающий улыбнулся.
     - Добро пожаловать на Аксо. Меня зовут Сирил Монк. Я - здешний  шериф
и в  курсе  ваших  дел.  Ремонтом  мои  ребята  займутся  сегодня  же.  Не
удивляйтесь, что именно я вас встречаю. Гости у нас - редкость  и  я  счел
своим долгом приехать за вами. Садитесь, - он  указал  на  заднее  сиденье
вездехода, - я отвезу вас в поселок.
     Клеменс и Ли приняли его приглашение и устроились в  вездеходе.  Монк
был одет в потертые штаны цвета хаки и такую же  рубашку.  На  его  правом
бедре покоилась кобура с  бластером,  видно,  нового  образца.  Монк  лихо
развернул вездеход и направил его в сторону видневшихся вдалеке строений.
     - Поселок наш называется Комфилд. Гостиницы нет, так что  поживите  у
меня. Дом, конечно, небольшой, но лучше  вы  здесь  нигде  не  устроитесь.
Давно с Земли?
     - Порядочно, - ответила Ли. - Лет шесть будет.
     - Что, вот так все время и летаете?
     - Иногда садимся, конечно.
     - Прямо звездные странники. Вам, должно быть лет  по  двадцать  было,
когда вы покинули Землю. Корабль ваш или наемный?
     - Наш. Мы его с Клеменсом пополам купили.
     - Неплохо. У меня в двадцать лет не было средств, чтобы купить  такую
штучку. У вас, что, затянувшееся свадебное путешествие?
     - Вроде того, - сказала Ля.
     - А чем зарабатываете на жизнь?
     - Корабль кормит. Нанимаемся  на  грузовые  или  почтовые  перевозки,
иногда занимаемся планетарной разведкой. А сейчас возвращаемся на Землю.
     - На Земле - самый отдых, это верно, - весело сказал Монк.  -  А  мне
еще тут восемь лет "трубить" по договору.
     - Но платят тут, наверное, неплохо.
     - Это конечно. Когда я вернусь отсюда, то буду обеспечен до старости.
Сразу куплю себе земли где-нибудь в Калифорнии и женюсь.
     - Неплохая программа, - заметила Ли.
     - Ну, а пока здесь, - продолжил Монк.
     - А чем занимается колония?
     - Да кто чем. Тут  находятся  представительства  четырех  компаний  и
каждая своим занимается. Кто лес перерабатывает, кто медь добывает, ее тут
до черта. Одна компания  занимается  экспериментами  в  области  сельского
хозяйства. Довольно интересные штучки они тут выращивают. Ну, а  колонисты
либо работают на компании, либо шатаются сами по себе.
     - Как это "сами по себе?" - удивилась Ли.
     - Тут пару лет назад нашли несколько золотых жил, вот они и  подались
в  старатели.  Они  редко  появляются  в  Комфилде  и  не  причиняют   мне
беспокойства.
     Клеменс не принимал участия в разговоре и смотрел по сторонам. Вокруг
лежали зеленые поля, разделенные на правильные квадраты,  а  на  горизонте
виднелся силуэт гор. Ландшафт выглядел богатым.
     Вскоре  вездеход  въехал  в  поселок.  Комфилд   оказался   небольшим
городком, утопающим в зелени, как и все вокруг.
     - У вас тут очень славно, - заметила Ли.
     - Только скучно бывает, - ответил Монк.
     Возле одного из домов крепкий высокий  мужчина  в  широкополой  шляпе
возился у грязного джипа. Монк притормозил.
     - Хэлло, Мэт. Как дела?
     Мужчина поднял голову.
     - А, шериф. Ты, как чуешь, когда я приезжаю. У меня все в порядке.
     - Как охота?
     - Двоих нашел.
     Монк повернулся к своим попутчикам.
     - Это Джинджер Мэтлок, охотник, - сказал он.
     - Джинджер Салливан Мэтлок, - поправил его мужчина и приподнял  шляпу
в знак приветствия. Лицо его было почти коричневым от  загара.  Совершенно
седые волосы были коротко острижены. Возраст его определить  было  трудно.
Может - лет сорок, а, может, и больше. Но выглядел Мэтлок моложаво.
     - Что это за компания с  тобой,  шериф?  -  поинтересовался  охотник.
Голос у него был низкий и хрипловатый.
     - Эти ребята астронавты. Потерпели аварию и сели к нам на ремонт. Вот
везу их к себе, - ответил Монк.
     - Добрый день, мистер Мэтлок, - сказала Ли.
     - Мое почтение, мадам. - Мэтлок обнажил в широкой улыбке  белоснежные
крепкие зубы. Затем он взглянул на Клеменса.
     - Здравствуйте, - проговорил тот.
     Мэтлок кивнул в ответ, затем  прищурил  глаза  и  как-то  уж  слишком
пристально посмотрел на Клеменса.
     - Ладно, Мэт. Зайди потом ко мне, - бросил шериф.
     - О'кей, - махнул рукой Мэтлок и снова взглянул на Клеменса.
     Клеменс  почувствовал  себя  неуютно  но,  слава  богу,  Монк  тронул
вездеход с места и они поехали дальше.
     Шериф остановился  около  двухэтажного  дома,  окруженного  небольшим
парком.
     - Приехали, - сказал он.
     Ли и Клеменс выбрались из вездехода и Монк повел их в дом.
     - Занимайте второй этаж, - обратился к прибывшим Монк. - Там спальня,
ванна и лоджия. Я там все для вас приготовил. У меня еще есть дела на пару
часов, а вы устраивайтесь. Да, Клеменс, вам нужен врач?
     - Нет, - покачал головой Клеменс.
     - Ну, как знаете. - Шериф махнул им рукой и вышел.
     Ли и Клеменс поднялись на второй этаж. Ли вошла в спальню и  села  на
широкую кровать.
     - Раз уж мы прикинулись супружеской парой, то придется спать  вместе.
Спальня одна.
     Клеменс повернулся лицом к лоджии и посмотрел  на  небольшой  бассейн
перед домом.
     - Ли, я вернусь на корабль. Буду руководить ремонтом и ночевать там.
     - Зачем? Ремонтники сами  управятся.  Побудем  здесь,  тут  есть  где
поразвлечься.
     - Нет, - Клеменс повернулся к Ли. - Я  не  хочу  выкручиваться  перед
тобой и поэтому говорю, что мне просто надо побыть одному.
     - А каково мне? Ты думаешь мне легко? Клем, и  тебе,  и  мне  слишком
хорошо досталось и нам нужно быть вместе. В одиночку мы просто взбесимся.
     Клеменс замолчал, потому что Ли была права.
     - Хорошо, Ли. Я буду днем ездить на космодром.
     Ли порылась в сумке с мелочами и, достав, протянула Клеменсу инъектор
и упаковку ампул.
     - Я взяла для тебя это.
     Клеменс взял все это из рук Ли и ему ужасно захотелось рассказать  ей
обо всем, но что-то его  сдержало.  Он  положил  ампулы  на  столик  возле
кровати. "Не буду спать ночью, - решил он.  -  Не  хватало  еще,  чтобы  я
что-нибудь устроил после какого-либо  кошмара,  отсыпаться  буду  днем  на
корабле".
     - Я останусь только с одним условием, - сказал он серьезно.
     - Каким?
     - Если немедленно приму душ, - закончил Клеменс и улыбнулся.
     Когда он вошел в ванную комнату и запер дверь, то сразу открыл воду в
душевой кабине. Затем осторожно снял повязку с левой руки. Пальцы  выросли
еще больше и на них появились светлые волоски.  "С  такими  темпами  роста
через два-три дня кисть восстановится полностью", подумал Клеменс.  Страха
уже не было, но какое-то неприятное  чувство  осталось.  Моясь  в  душевой
кабине, Клеменс испытал, как действует  новая  рука.  Все  функции  пальцы
выполняли, но  были  слабыми.  Явно  требовалась  тренировка  для  полного
восстановления. Вытершись насухо, Клеменс сжал  пальцы  в  кулак  и  снова
наложил повязку.  Две  ампулы  обезболивающего,  которые  он  прихватил  в
ванную, Клеменс опустил в унитаз.
     Когда он вышел, Ли тоже решила помыться. Клеменс  оделся  и  услышал,
что к дому подкатил автомобиль. Это оказался джип Мэтлока  и  сам  он  уже
поднимался по лестнице.  Клеменс  спустился  на  первый  этаж  и  встретил
охотника. Мэтлок кивнул ему.
     - Где Монк? - спросил он, снова устремив  на  Клеменса  пронизывающий
взгляд.
     - Он должен скоро вернуться.
     Мэтлок бросил на диван небольшой пластиковый пакет, который держал  в
руке.
     - Я тут его подожду, - сказал охотник. - Если тебе нечего делать,  то
можешь составить мне кампанию. Может выпьем? Шериф всегда  держит  в  баре
виски. - Он бесцеремонно открыл бар.
     - Точно, есть. Будешь?
     - Почему бы нет? - Клеменс улыбнулся. - У вас тут все делается так же
запросто?
     Мэтлок не ответил и налил немного виски в два бокала.
     - Кстати, как тебя зовут? - спросил Мэтлок, усаживаясь за  журнальный
стол.
     - Клеменс Мэйпл.
     - Давно с Земли?
     - Давно.
     - И всегда путешествовал с этой девочкой?
     - Да.
     - Вы супруги?
     - Да. А почему это вас интересует?
     - Просто любопытно. У нас тут, сам понимаешь,  глушь.  Любая  новость
интересна. - Мэтлок хлебнул  из  своего  бокала  и  в  упор  посмотрел  на
Клеменса.
     Клеменс отвел глаза, не выдержав его взгляда.
     - Шериф сказал,  что  вы  -  охотник.  И  что,  здесь  есть  на  кого
охотиться?
     - Да есть тут местная форма жизни, которой я занимаюсь.
     - Съедобная?
     - У меня не появилось желания их попробовать.
     - А ради чего тогда вы охотитесь?
     - Они нападают на людей, вот и приходится их уничтожать.  Правда,  их
не очень много и трудно разыскать, хорошо прячутся.
     Клеменс отпил из своего бокала.
     - И как же они выглядят?
     - Да как ты.
     - Что? - не понял Клеменс и взглянул на Мэтлока, но  тот  невозмутимо
рассматривал содержимое своего бокала.
     - Я сказал, что они выглядят, как люди. Что-то вроде  мимикрии.  Сами
они бродят по сельве и иногда нападают на старателей.  А  три  года  назад
один из них убил человека  прямо  в  Комфилде.  Тогда-то  я  и  подался  в
охотники.
     - Милое, однако, у вас тут местечко, - поежился Клеменс.
     - Да нет, я привык.
     - И что, они действительно выглядят так же, как люди?
     - Абсолютно.
     - Как же вы их распознаете?
     - Я их носом чую, - Мэтлок встал и налил себе еще виски.  -  Все  это
время я не только отстреливал их,  но  и  старался  как-то  изучать.  Меня
трудно провести. Я надеюсь заполучить скоро одного из них и  наблюдать  за
ним некоторое время.
     - В этом есть необходимость?
     - Дело  в  том,  что  мне  попадались  пассивные  особи,  которые  не
проявляли никаких агрессивных наклонностей. Я сдуру  отпустил  парочку,  а
они  потом  старателей  загрызли.  Я  хотел  бы  проследить  периодичность
пассивного состояния и активного.
     - Слушайте, Мэтлок,  а  где  вы  берете  средства  на  жизнь  и  свои
эксперименты? - спросил Клеменс.
     - Шериф платит из муниципального фонда колонии. А вот  и  он  сам,  -
Мэтлок подошел к входной двери.
     У дома развернулся вездеход шерифа.
     - Давно ждешь? - Монк спрыгнул на гравий дорожки и направился к дому.
- Ты снимал что-нибудь.
     - Да, я принес запись, - ответил Мэтлок.
     - Ага, потом посмотрю, - Монк вошел внутрь и увидел Клеменса.  -  Как
дела?
     - О'кей, - ответил Клеменс.
     - Советую сходить в музыкальный бар "Кантон". Он открыт  всю  ночь  и
там довольно весело. Вам, с женой, я думаю, не мешает  расслабиться  после
длительных звездных путешествий.
     - Я думаю, мы последуем вашему  совету,  шериф,  -  Клеменс  встал  и
направился наверх.
     - Желаю хорошо повеселиться, - сказал ему вослед Монк. - Я  не  смогу
вас проводить туда, мне еще надо поработать. Но вам любой дорогу укажет.
     Клеменс кивнул и поднялся на второй этаж.
     Ли расчесывала свои длинные волосы.
     - Шериф предложил  нам  сходить  в  местный  ночной  бар,  -  сообщил
Клеменс.
     - Можно, - согласилась Ли. - Только вот волосы высохнут.  Выйди,  мне
надо переодеться.
     Клеменс вышел в лоджию и, облокотившись на перила, стал рассматривать
джип  Мэтлока.  Сверху  он  увидел,  что   на   переднем   сиденье   лежит
длинноствольный лучемет. Из такого за два километра  уложить  можно,  если
попасть. Снизу послышались голоса Монка и охотника. Они, видно,  вышли  на
лестницу, находящуюся под лоджией.
     - Я говорю тебе, что этот парень  самый  настоящий  марг,  -  услышал
Клеменс голос Мэтлока.
     - Хватит, Мэт. Мне надоела эта ерунда, - раздраженно ответил шериф. -
Ты уже свихнулся на своих маргах и они тебе везде мерещатся.
     - Я марга за версту чую. Ты попомнишь мои слова, шериф, да как бы  не
оказалось поздно. Ну, будь здоров, я завтра приеду забрать запись.
     Клеменс отошел от края лоджии, чтобы  Мэтлок  его  не  увидел  снизу.
Через несколько секунд хрипло заурчал двигатель джипа и охотник уехал.
     Клеменс прислонился к стене  и  потер  висок.  Он  почувствовал,  что
Мэтлок говорил о нем.


     Когда Клеменс и Ли вернулись утром в дом  шерифа,  тот  уже  встал  и
встретил их в холле. В руке он держал чашку с горячим кофе.
     - Ну, какие впечатления? - спросил он.
     - О-о, все было просто здорово. Особенно коньяк, - сообщила  Ли.  Она
была изрядно навеселе.
     - Доброе утро, шериф, - сказал Клеменс и потянул Ли на второй этаж.
     Там он уложил ее в постель и  она  сразу  уснула.  Клеменс  спустился
вниз.
     - Вы голодны? - спросил Монк. - Могу предложить бутерброды.
     - Нет, спасибо, - покачал головой  Клеменс.  -  Из  вашего  заведения
невозможно уйти голодным.
     - Тогда, может, выпьете со мной кофе?
     - Вот это - с удовольствием.
     Монк принес Клеменсу чашку кофе и они сели в холле.
     - Шериф, не могли бы вы меня подбросить на космодром? Мне хотелось бы
взглянуть, как там идут дела.
     - Ладно, устроим.
     - У вас тут интересный народ. Мне  редко  приходилось  видеть,  чтобы
люди так вместе веселились, - сказал Клеменс. -  Интересно,  в  этом  баре
каждую ночь такое гулянье?
     - Каждую, - кивнул  Монк.  -  Просто  колонисты  работают  до  упаду,
месяцами пропадают на шахтах или в сельве. Ну и отдыхают  тоже  на  полную
катушку. Но ближе к холодному сезону Комфилд пустеет.
     Клеменс выпил кофе и поставил чашку на стол.
     - Спасибо, хороший кофе.
     - Местный.
     - Не может быть, - удивился Клеменс. - Никогда бы не подумал. Кстати,
о местном.... Я тут слышал кое-какие разговоры... Что такое - марг?
     - Марг? - шериф покрутил чашку на блюдце. - В двух  словах  этого  не
объяснить. Честно говоря, я и сам толком не знаю, что  это  такое.  Вы  бы
лучше поговорили на эту тему с Мэтлоком. Он как раз охотится на маргов.
     Холодная волна пробежала по телу Клеменса.
     - Я так и  поступлю,  -  сказал  он  и  встал.  -  Отвезите  меня  на
космодром.
     Пока шериф одевался, Клеменс вышел в парк. "Я чем-то напомнил Мэтлоку
марга, - подумал он. - Может, я действительно начинаю меняться внешне?  Но
тогда это заметил бы не  только  он.  В  конце  концов,  охотник  месяцами
пропадает в сельве и вполне может слегка подвинуться  рассудком.  Надо  бы
попросить Монка показать мне записи Мэтлока".
     - Ну что поехали?
     Клеменс повернулся к дому. По лестнице спускался шериф. Они забрались
в вездеход.
     - Монк, я не видел, чтобы вы когда-нибудь надевали  форму.  Вы  же  -
полицейский, - заметил Клеменс.
     - А, - махнул рукой шериф. - Меня тут и так каждый знает.  Я  надеваю
форму два раза в год.
     - Это что, своеобразный местный праздник? - улыбнулся Клеменс.
     - Не то, чтобы праздник, но событие. Прилетают новые люди в колонию и
надо, чтобы они видели, что тут есть власть.
     - В одном лице?
     - В общем, да, - засмеялся шериф. - Но я справляюсь. Дело в том,  что
в каждой компании есть свои команды охраны порядка. Так что, я,  по  сути,
отвечаю только за Комфилд. Ну, а если  случаются  какие-нибудь  ЧП,  то  я
просто мобилизую всех, кто мне нужен и сообщаю компании.
     - А что, бывают ЧП?
     - Не считая вылазок маргов, самое страшное, что здесь случается - это
пьяный мордобой. Я налагаю крупные штрафы в муниципальный  фонд  за  такие
штуки, а люди прилетели сюда  заработать.  Им  невыгодно  расставаться  со
своими деньгами. Так что в основном, тут тишь да гладь.
     - Серьезно вы тут все поставили, шериф, - усмехнулся Клеменс.
     - А как же. Я сюда тоже приехал не бабочек ловить.
     - Понятно.
     Когда  Монк  остановил  вездеход  у  космического  корабля,   Клеменс
протянул ему правую руку.
     - Спасибо, что подбросили. Я хотел бы кое-чем  заняться  на  корабле,
так  что  собираюсь  пробыть  тут  до  вечера.  Передайте  это  Ли,  когда
проснется.
     - Идет, - кивнул Монк. - Я приеду за вами.
     - Не надо. Я вернусь в Комфилд вместе с ремонтниками.
     - Ну, смотри. - Монк развернул вездеход и поехал в поселок.
     Клеменс проводил его взглядом и поднялся по трапу на борт корабля. Он
сразу прошел на нижний уровень и заглянул в четвертый отсек. Стену там уже
сменили и четверо парней в синих комбинезонах с эмблемами  фирмы  "Бассет"
на спинах монтировали третий блок вентиляционной системы.
     - Доброе утро. Как дела ребята?
     Парни подняли головы.
     - Порядок. Завтра к вечеру закончим.
     - О'кей. Я буду наверху. Когда соберетесь в Комфилд, вызовите меня по
радиофону.
     - Ладно.
     Клеменс поднялся в лабораторию и снял повязку. Пальцы были уже  почти
нормальной длины и ногти стали жесткими. Клеменс взял комплект  пластичной
повязки и пошел в свою каюту. Там он  заперся,  лег  в  постель  и  уснул.
Кошмары продолжали преследовать его.


     Вечером Клеменс  вернулся  с  парнями  из  "Бассета"  в  Комфилд.  Он
попросил высадить его на окраине.
     - Давай мы тебя подбросим прямо к шерифу, - предложил один из парней.
     - Я хочу прогуляться, - махнул им рукой Клеменс и  направился  вперед
по улице. Окна домов были закрыты жалюзи. Жара еще не  спала  и  на  улице
никого не было. Клеменс прошел мимо бара  "Кантон",  где  они  были  с  Ли
прошлой ночью. Сквозь разрисованную витрину он увидел, как  внутри  бегают
официанты. Там готовились к открытию. Немного дальше находилось  небольшое
казино. Если не считать еще двух-трех кафе, в Комфилде  развлечься  больше
было негде.
     Клеменс повернул направо и увидел  джип  Мэтлока.  Он  вспомнил,  что
здесь живет охотник. Самого Мэтлока на улице не было. "И  слава  богу",  -
решил Клеменс. Он миновал джип и пошел дальше. Дом шерифа был  уже  виден.
Клеменс сделал несколько шагов и что-то заставило  его  обернуться.  Около
джипа стоял Мэтлок и  смотрел  ему  вслед.  Клеменс  махнул  ему  рукой  и
улыбнулся.
     - Решил прогуляться? - громко спросил Мэтлок.
     - Да, - ответил Клеменс.
     - Сегодня увидимся у шерифа, - сообщил охотник.
     - Буду рад, - сказал Клеменс, хотя  вовсе  не  испытывал  радости  по
этому поводу. Он повернулся и пошел к дому шерифа.
     Войдя в дом, Клеменс застал Ли на кухне. Она готовила сэндвичи.
     - Монк сказал, что устроит сегодня небольшую вечеринку в узком кругу.
Вот  я  и  решила  подготовиться  немного.  Надо  же  чем-то  платить   за
гостеприимство.
     - Я тут вчера говорил с Мэтлоком. Я ему чем-то не нравлюсь, -  сказал
Клеменс.
     - Вот как? Ну и плевать, это его проблемы.
     - Тебе помочь?
     - Да нет, я уже закончила.
     Из кабинета вышел шериф.
     - А, Клеменс. Как ремонт?
     - Прекрасно.
     - Сегодня мы немного отметим ваш визит. Скоро должен подойти Мэтлок.
     - Я его видел. Он уже собирается.
     - Он довольно мрачный  малый,  но  интересный  собеседник  и  деловой
человек. На него можно положиться.
     - У меня не было случая в этом убедиться, - вставил Клеменс.
     - А-а, - засмеялся шериф, - он вам наговорил  каких-нибудь  гадостей?
Это на него похоже.  Когда  я  с  ним  познакомился,  мы  вообще  чуть  не
подрались.
     - Да нет, мы мило беседовали о маргах. Кстати, у  вас,  как  я  знаю,
есть записи, связанные с ними. Вы можете мне их показать?
     - Сейчас?
     - Если вы располагаете временем.
     - Располагаю. Пошли в кабинет.
     - Мне тоже интересно, - к ним подошла Ли.
     - Там есть довольно неприятные кадры.  Трупы,  кровь,  -  предупредил
Монк.
     - Я и похуже видела, - уверила его Ли.
     - Ну, ладно.
     Все трое вошли в кабинет шерифа. Кабинет был довольно большой  и  был
разделен на две части металлическими  стеллажами  с  картотекой.  В  одной
стороне разместились  маленькая  радиостанция  и  громоздкий  компьютер  с
телетайпом, в другой стоял обширный  диван  и  длинный  стол,  на  котором
находились видеокон и панель информационного компьютера.
     - Садитесь, - шериф указал на диван.  -  Это  все  Мэтлок  снимал  на
охоте. Скажу еще  пару  слов,  чтоб  вы  сразу  не  хватались  за  голову.
Запомните одно: все, что вы увидите - нелюди.
     Монк двумя  пальцами  сунул  крохотный  видеодиск  в  приемную  шахту
видеокона и сел на диван вместе с Клеменсом и Ли. Экран засветился.
     ...На измятой траве  лежал  труп.  В  груди  его  зияла  черная  дыра
размером с кулак. Явно стреляли из лучемета. Затем  на  экране  появлялись
крупным  планом:  босые  грязные   ноги,   костлявые   пальцы,   судорожно
вцепившиеся в траву. После этого  камера  остановилась  на  лице.  Клеменс
никогда бы не подумал, что перед ним не человек.  Исхудавшее  исцарапанное
лицо, тонкий нос с запекшейся струйкой  крови,  вылезшие  из  орбит  серые
глаза, открытый окровавленный рот  и  слипшиеся  светлые  волосы  на  лбу.
Зрелище было  на  редкость  неприятным.  По  экрану  пробежали  полоски  и
появился второй труп, тоже лежащий на спине. Этому лучевой  удар  пришелся
прямо в голову, так как от нее мало что осталось. И снова подробная съемка
рук, ног, груди, шеи и остатков черепа.
     - Шериф, ты бы предупредил, я бы принес что-нибудь поинтереснее, -  в
дверях кабинета стоял Мэтлок.
     Шериф встал и выключил видеокон.
     - Пошли в холл, - сказал он. - Самое время выпить.
     Клеменс и Ли покинули кабинет. Просмотр оставил  у  обоих  неприятное
впечатление. Шериф и Ли занялись столом.  И  через  несколько  минут,  все
расположились в холле.
     - Я  рассчитываю,  что  сегодняшний  вечер  мы  посвятим  историям  о
звездных путешествиях, - сказал Монк.
     - Боюсь, нам нечем будет вас позабавить,  -  ответила  Ли  и  Клеменс
понял, что она, как и он, не собирается откровенничать ни с кем.
     -  Неужели?  -  удивился  Мэтлок.  -  А  мне  всегда  казалось,   что
путешествия в космосе ужасно интересны.
     - Наверное, если летать только ради развлечения, - заметила Ли.  -  А
мы в космосе работали. И если я буду вам объяснять  навигационные  приемы,
вы заснете от скуки.
     - Должен вам сказать, мадам, что вы мне нравитесь, - улыбнулся  Монк.
- Мне не приходилось до этого встречаться с женщинами-пилотами. Я о  таких
и не слышал.
     Ли как-то сразу помрачнела.
     - Когда мы поженились, - начал врать  Клеменс,  -  мы  сразу,  решили
работать в космосе. Сами понимаете, попутчики нам были ни к  чему,  вот  и
пришлось всем заниматься самим.
     - Понятно, - сказал шериф и поднял бокал. - За удачу!
     - Идет, - сказал Мэтлок и все выпили. - Как идет ремонт?
     - Завтра обещают закончить, - ответил Клеменс.
     - Я уже связался с галактической полицией  и  сообщил  им  о  катере,
который вас обстрелял, - сказал Монк.
     - Если б я встретился с этими ребятами, я бы  с  ними  поговорил  без
полиции, - проговорил Клеменс.
     - Так значит, послезавтра собираетесь улетать? - спросил Мэтлок.
     - Скорее всего, что так, - кивнул Клеменс.
     - Напрасно вы торопитесь. Побыли бы еще, - предложил охотник.
     - Что им делать в нашей дыре, Мэт? - вздохнул шериф.
     - Дело  бы  нашлось,  -  усмехнулся  охотник.  -  Я  бы  мог  кое-что
предложить. Например, устроить совместную  охоту  на  марга.  Обещаю  кучу
впечатлений.
     - Боюсь, сэр, что это мероприятие мне лично удовольствия не доставит,
- заметила Ли.
     - Конечно, такая охота не для дам, - согласился Мэтлок. - А  как  вы,
Клеменс? Поохотимся?
     Он как-то особенно нажал на последнее слово и вызывающе посмотрел  на
Клеменса. Клеменс залпом выпил содержимое своего бокала.
     - Я разделяю мнение Ли, - сказал он.
     Шериф налил всем по новому кругу.
     - Ну же, Клеменс! Ты не представляешь себе, какое это удовольствие  -
загнать зверя! - Мэтлок прищелкнул языком.
     - Послушайте, мистер Мэтлок, - выпалила Ли.  -  После  того,  что  мы
видели в кабинете, у  меня  создается  впечатление,  что  вы,  прикрываясь
законом, занимаетесь самым настоящим убийством.
     - Ого! - засмеялся Мэтлок. - А вы, оказывается, умеете не только мило
улыбаться, мадам. Значит вы считаете, что надо оставить  маргов  в  покое?
Пусть жрут кого хотят?
     - Я этого не сказала, - Ли была в замешательстве. - Но надо подойти к
этому как-то по-иному. Отлавливать их, что ли, или еще что-нибудь.
     - Это бессмысленно, - поддержал охотника Монк. - Если  б  вы  видели,
как они убивают людей, вы бы не спорили. Вы бы, Ли, взяли оружие  и  стали
их уничтожать. И я этим не занимаюсь только потому, что есть Мэтлок, и  он
в этой войне стоит десятка таких, как я.
     - И тем не менее, можно было бы поискать другие пути, - уперлась  Ли.
- Они совсем, как люди. Может, они даже разумны?
     - Черт возьми! - взмахнул руками Мэтлок. - Посмотрел  бы  я  на  вас,
если б вы были там, где Боб Лесли собирал кишки своего сына  после  визита
марга. Боюсь, у вас не возникло бы и мысли об их разумности. Даже  если  б
это и могло быть, мне на это наплевать, если они ведут себя, как звери!
     - Ну-ну, Мэт, - похлопал охотника по плечу Монк. - Не распаляйся так.
Просто молодые супруги не в курсе дел на Аксо.
     - Да никакие они не супруги! - махнул рукой Мэтлок.
     За столом воцарилась тишина.
     - Мистер Мэтлок! - ледяным голосом проговорил Клеменс.
     - Мэт, ты действительно что-то не то сболтнул, -  укоризненно  сказал
Монк.
     - Я говорю то, что вижу, - отрезал Мэтлок, покраснев от злости. - Эти
ребята водят тебя за нос, Монк.
     Охотник выпил и налил себе еще.
     - Из чего же вы заключили, что мы не супруги? -  насмешливо  спросила
Ли.
     - Из чего? Я тебе скажу из чего, только  ты  не  обижайся,  -  Мэтлок
указал бокалом на Клеменса. - Он когда-нибудь спал с тобой?
     - Да какого черта! - взорвался Клеменс.
     - А такого, что и слепой бы увидел, что никаких супружеских отношений
между ними нет. Вы же прикоснуться друг к другу боитесь.
     - И это дает вам повод хамить? - зло спросил Клеменс.
     - Мэт, ты, по-моему, перебрал, - шериф холодно посмотрел на  Мэтлока.
- В конце концов, что особенного в том, что они не женаты? Это их дело.
     - Особенного нет ничего, - пожал плечами Мэтлок. - Если  не  считать,
что этот парень - марг, а она его покрывает.
     - Ну, это уж слишком! - возмутился Клеменс.
     - Шериф, ваш приятель ненормальный, - заметила Ли.
     - Мэт, если ты собираешься оскорблять моих гостей  в  моем  доме,  мы
рассоримся, - пообещал шериф.
     - Он - марг, Монк, - гнул  свое  Мэтлок,  глядя  на  Клеменса.  -  Он
смотрит, как марг, он ходит, как марг. Я не знаю, как он попал  в  космос,
но то, что он - марг, я смогу доказать.
     - Ну хватит, - Ли встала. - Я не намерена больше слушать этот бред!
     - Одну минуту, - остановил ее Мэтлок. - Я  думаю,  что  мистер  Мэйпл
покажет нам кое-что интересное.
     - Да, я дам вам по морде, Мэтлок, - кивнул Клеменс.
     - Во время аварии на вашем корабле, как я знаю по слухам, ты  потерял
пальцы на руке. Ну-ка, сними повязку.
     Клеменс похолодел. Он лихорадочно думал, как же охотник узнал о  том,
что с ним происходит. Пауза затянулась.
     - Не хочешь? - Мэтлок хлебнул виски. - Или боишься?
     - Клем, покажи ему руку, чтоб он отстал, - сказала Ли,  злобно  глядя
на охотника.
     - С какой стати я должен это делать? - нервно спросил Клеменс.
     - А-а, - Мэтлок с интересом посмотрел на Ли. - Так девочка ничего  не
знает... Этого я не предполагал...
     Ли непонимающе  посмотрела  на  Мэтлока,  потом  на  Клеменса.  Шериф
насторожился.
     - Тогда я кое-что расскажу специально для дамы, - Мэтлок откинулся на
спинку кресла, в котором сидел. - Я как-то в сельве сцепился с маргом и он
попытался меня придушить. Ему это почти удалось и мне ничего не оставалось
делать, как только попавшимся под руку мачете отрубить ему  руку.  Пока  я
очухался,  марг  скрылся.  А  через  пару  месяцев  мне  довелось  с   ним
встретиться. Так вот, руки у него были на месте.  Новые  выросли.  За  два
месяца. И это нормальное явление у маргов. И мистер Мэйпл, если это вообще
мистер Мэйпл, боится показать нам свои новые пальчики.
     Клеменс почувствовал, что ему не хватает воздуха.
     - Что-то вы побледнели, мистер Мэйпл. Вам нездоровится?  -  участливо
осведомился Мэтлок.
     - Чего вы прицепились ко мне? - ощетинился Клеменс. - Оставьте меня в
покое!
     - Нет, парень, не оставлю. Ты - мой. А  будешь  упираться  -  я  тебя
убью. И мне ничего не будет, потому, что  ты  -  марг,  -  Мэтлок  смотрел
Клеменсу прямо в глаза.
     Клеменс бросил взгляд на шерифа и увидел, что  тот  смотрит  на  него
довольно недружелюбно.
     - Мэтлок, этого не может быть, -  сказала  Ли.  -  Мы  вместе  с  ним
вылетели с Земли. Я знаю Клеменса много лет.
     - А вы можете поручиться, что не расставались с ним даже на неделю?
     Ли умолкла.
     - Ага, значит, такое было. Вполне возможно, что Клеменс  Мэйпл  давно
мертв, а марг принял его облик. Это, конечно, только мои догадки, но  чего
только не бывает в этом мире.
     Ли со страхом посмотрела на Клеменса.
     - Но это же чушь! - взмахнул руками Клеменс. -  Ли,  неужели  ты  ему
веришь? Это же паранойя какая-то! Ли, я клянусь, что это я и есть!
     - Тебе только это и осталось, - кивнул Мэтлок. - Иной реакции и  быть
не может. Монк, я забираю его с собой.
     - Подожди, Мэт, - остановил его шериф. - Так дела  не  делаются.  Это
незаконно, ведь у тебя нет реальных доказательств того, что он - марг.
     - Вот я и хочу провести несколько экспериментов, чтобы доказать  тебе
это, - сказал Мэтлок, вставая.
     Он подошел к Клеменсу и тронул его за плечо.
     - Пошли.
     Тут Клеменс не выдержал. Он вскочил, со всей силы  ударил  Мэтлока  в
лицо кулаком и рванулся у выходу.  Но  добежать  до  двери  он  не  успел.
Сорвавшись с места, шериф догнал его  и  сбил  с  ног.  Не  успел  Клеменс
подняться, как Монк уже крепко держал его за локти  сзади.  Мэтлок  сервал
повязку с его левой руки. Клеменс взглянул на Ли. Она вскрикнула,  прикрыв
рот ладонью.
     - По-моему, сейчас пока хватит доказательств, не так ли, Монк?
     Вместо ответа шериф защелкнул наручники на кистях Клеменса, заведя их
назад.
     - И не надо резких движений, - посоветовал он. -  Меня,  слава  богу,
кое-чему учили в полиции.
     Мэтлок взял Клеменса под локоть и  повел  к  джипу.  Выходя,  Клеменс
обернулся. Ли стояла у  стола,  прижав  руки  к  груди.  Клеменс  отчаянно
поглядел на нее, но Мэтлок подтолкнул его  вперед.  Он  усадил  Мэйпла  на
переднее сиденье джипа и пристегнул  его  за  наручники  к  металлическому
кольцу за креслом. Клеменс подумал, что охотник все предусмотрел.
     - Сам справишься? - спросил шериф, подходя к джипу.
     - Разумеется, - ответил Мэтлок. - Не первый раз. В случае чего просто
пристрелю.
     Охотник завел двигатель и,  сдав  назад,  выехал  на  улицу.  Клеменс
посмотрел на дом и увидел, как шериф вошел внутрь.
     Джип ехал  по  ночному  Комфилду.  Клеменс  не  особенно  смотрел  по
сторонам, но когда автомобиль миновал окраину поселка и выехал на бетонное
шоссе, он забеспокоился.
     - Куда ты меня везешь? - он повернул голову к Мэтлоку.
     - Да не волнуйся ты так, - усмехнулся охотник. - Пока ты себя  хорошо
ведешь, я тебя убивать не собираюсь.  Поживешь  в  моем  охотничьем  доме,
почти со всеми удобствами. Там у меня лаборатория и все, что нужно.
     - Ты, чертов психопат, ничего не  понимаешь,  а  лезешь  в  спасатели
человечества. Кто дал тебе на это право? - сквозь зубы сказал Клеменс.
     - Это право я дал себе сам, - спокойно ответил Мэтлок. -  А  у  тебя,
должен заметить, прав нет вообще. И заткнись. Или мне захочется отрезать у
тебя язык и посмотреть, вырастет ли он снова.
     - Идиот, - пробормотал Клеменс  и  отвернулся.  Дальше  ехали  молча.
Вскоре Мэтлок свернул с бетонной дороги на  проселочную.  Клеменс  увидел,
как на фоне темно-синего неба на них надвигается черная  стена  сельвы.  И
через  несколько  минут  джип  остановился  возле  одноэтажного  каменного
коттеджа. Мэтлок отстегнул наручники Клеменса от сиденья и вытащил его  из
машины.
     - Иди, - бросил он.
     Клеменс подошел к дому. Мэтлок набрал код на небольшой панели у двери
и втолкнул Клеменса внутрь.
     - Налево и вниз, - направлял охотник, включив свет.
     Клеменс увидел  лестницу,  ведущую,  видимо,  в  подвал.  Так  оно  и
оказалось. Подземный этаж, видно, был гораздо больше наземной части дома и
походил  на  исследовательский  центр.  В   большом   зале   расположилась
лаборатория, оснащенная, похоже, всем  необходимым.  Назначения  некоторых
приборов Клеменс даже не знал. Мэтлок указал ему на табурет,  привинченный
к полу.
     - Садись.  Сейчас  я  сразу  сделаю  кое-какие  анализы.  И  в  твоих
интересах нести себя спокойно.
     - Ладно, - кивнул Клеменс. - Только, боюсь, тебе придется долго потом
передо мной извиняться. Когда ты убедишься, что я не марг.
     - Посмотрим, -  усмехнулся  Мэтлок  и,  прислонив  лучевик  к  столу,
направился к умывальнику, встроенному в стене.
     Тщательно  вымыв  руки,  охотник  вскрыл  упаковку  микроинъектора  и
подошел к Клеменсу.
     - Эй, ты что собрался делать? - встревожился  Клеменс,  когда  Мэтлок
расстегнул ему ворот рубашки и обнажил шею.
     - Сиди тихо, - бросил охотник и прижал инъектор к его шее.
     Прибор звонко щелкнул и Клеменс вздрогнул от резкого укола иглы.
     - Ты что мне вкатил? - с угрозой спросил Клеменс.
     - Ничего особенного, - Мэтлок бросил инъектор в утилизацию и  включил
аппаратуру в зале. -  Обыкновенный  наркотик,  правда,  довольно  сильного
действия.
     - Это-то тебе зачем?
     Мэтлок повернулся лицом к Мэйплу.
     - Хочу посмотреть, что ты будешь вытворять,  когда  не  сможешь  себя
контролировать.
     - Ну и скотина же ты, Мэтлок! - с чувством сказал Клеменс.
     - Я лично другого мнения на этот счет.
     - Освободи мне руки, - зло потребовал Клеменс.
     - Чуть позже, -  пообещал  Мэтлок  и,  открыв  стенной  шкаф,  достал
портативную видеокамеру.
     Клеменс почувствовал нарастающую тяжесть во всем теле. "Началось",  -
подумал он. Ему все стало безразлично вокруг. Он безучастно наблюдал,  как
Мэтлок подошел к нему и снял наручники. Руки повисли вдоль тела и Клеменсу
ужасно не хотелось шевелиться. Потом  охотник  поднял  его  с  табурета  и
куда-то повел. Больше Клеменс ничего не помнил.


     Когда Клеменс очнулся и открыл глаза, то увидел, что  лежит  на  полу
лицом  вниз.  Он  пошевелился,  приподнял  голову  и  ему   стало   дурно.
Пластиковые панели пола были вымазаны кровью, рука,  лежащая  около  лица,
тоже была вся в крови. Клеменс с трудом сел, голова была тяжелая и  слегка
тошнило. Комната, где он находился была больше всего  похожа  на  тюремную
камеру. Три серые гладкие стены, а  четвертую  заменяла  крепкая  решетка.
Около решетки на  полу  лежало  что-то  страшное.  Приглядевшись,  Клеменс
угадал в этом развороченном куске мяса собаку. Тело ее было  растерзано  и
внутренности лежали рядом. Стены и пол  были  забрызганы  кровью.  Клеменс
поднял руки к лицу. Они были почти  по  локоть  вымазаны.  Клеменс  провел
пальцами по подбородку и с  него  осыпались  коричневые  чешуйки  засохшей
крови. Рубашка, брюки, все было ею выпачкано. Клеменса бил озноб и в горле
стоял ком, готовый в любой  момент  выскочить  наружу.  "Неужели  все  это
сделал я?" - Животный ужас охватил Клеменса. В этот  момент  к  решетке  с
другой стороны подошел Мэтлок с лучевиком в руке.
     - Убрать или доешь? - спокойно спросил он, указывая на собаку.
     Сперва Клеменс не понял,  о  чем  он  говорит,  а  когда  понял,  его
захлестнула ярость и отчаяние.
     - Убрать, - еле выговорил он.
     - Джеф, - сказал Мэтлок куда-то в сторону. - Убери здесь.
     У решетки  появился  парень  лет  двадцати  пяти,  среднего  роста  и
угрюмого вида.
     - Это Джеф, - представил парня Клеменсу Мэтлок. - Он будет  за  тобой
присматривать. Только не  тешь  себя  надеждой  заговорить  ему  зубы.  Он
встречался с маргами и вряд ли испытывает к тебе теплые чувства. А сейчас,
я думаю, тебе не помешало бы принять душ.
     Мэтлок набрал код на замке и решетка  втянулась  в  потолок.  Охотник
поднял лучевик и жестом пригласил Клеменса выйти. Клеменс повиновался ему.
Мэтлок проводил его в душевую и запер. На небольшом столике Клеменс увидел
сложенное чистое  белье  и  одежду.  Это  были  рубашка  и  брюки,  видно,
привезенные с корабля. "Значит, Мэтлок был у Ли, - подумал Клеменс. - Если
он снимал то, что я сделал и показал ей запись, то это конец. Теперь и она
будет думать, что я - монстр. Да что тут думать, я и есть монстр". Клеменс
снял одежду и швырнул ее в мусорный бак. Затем он вошел в душевую кабину и
включил холодную воду. Ледяная вода обожгла его тело  и  ему  вроде  стало
легче. Он стоял неподвижно несколько минут, подставив  лицо  струям  воды,
пока не продрог. Тоща Клеменс  включил  подачу  горячей  воды  и  мыльного
компонента. Пена бежала по его телу и он с  остервенением  сдирал  с  себя
засохшую кровь. Когда от нее не осталось и следа, он все  равно  продолжал
отмывать те места, где она была, и ему казалось, что  она  там  еще  есть.
Потом пропала злость и осталось тоскливое чувство  безысходности.  Клеменс
смыл пену, вытерся и подошел к зеркалу. Он внимательно  осмотрел  себя  со
всех сторон, но ничего странного не обнаружил. Кисть левой руки  выглядела
обыкновенной. Функции пальцев полностью восстановились и они  не  казались
слабее, чем были. И вообще ничем не отличались  от  пальцев  правой  руки.
Клеменс закончил осмотр и оделся. Мэтлок еще не пришел за  ним  и  Клеменс
сел на полу у стены, подтянув колени к  подбородку  и  положив  голову  на
руки. "Теперь всему конец, - думал он. - Мэтлок пристрелит меня и никому я
ничего не смогу доказать. Впрочем, что я буду доказывать? Что я - человек?
Может, марги, тоже люди, изуродованные жизнью?"
     Дверь открылась. На пороге  стоял  Мэтлок,  держа  наготове  лучевик.
Клеменс поднялся и охотник отвел его в комнату с решеткой.  Там  уже  было
чисто и ничто не напоминало о случившемся. Мэтлок запер решетку.
     - Что тебе принести на обед? Что-нибудь  человеческое  или  еще  одну
собаку? - без тени издевки спросил Мэтлок.
     - Мэтлок, - повернулся к нему Клеменс.  -  Я  -  человек  и  не  надо
обращаться со мной, как со скотиной.
     - Что ты такое - я увидел этой ночью.
     - Я тоже хочу это увидеть. Дай мне посмотреть то, что ты снимал.
     - Зачем тебе это? - пожал плечами Мэтлок.
     - Я человек, Мэтлок, - с горечью повторил Клеменс. - Но  я  не  знаю,
что со мной происходит. Дай мне посмотреть запись.
     - Ну, ладно. Только не пытайся меня разжалобить.
     "Как бы я хотел разбить тебе башку", - подумал Клеменс, сжав зубы.
     Через несколько минут Джеф принес портативный  видеокон  и  установил
его на откидном столе. Пока он этим занимался, Мэтлок держал  Клеменса  на
прицеле лучевика. Наконец, Джеф вышел из комнаты и решетка опустилась.
     Клеменс взял видеодиск и вложил  его  в  приемную  шахту.  На  экране
монитора появилась комната, где  он  находился.  Сам  он  сидел  на  полу,
безвольно  свесив  голову,  с  полуприкрытыми  глазами.  Так  продолжалось
довольно долго и Клеменс уже собирался ускорить воспроизведение,  как  его
двойник  на  экране  зашевелился  и  поднял  голову,  захрипев.  Затем  он
уставился  в  камеру,  которая  его  снимала.  Двойник  несколько   секунд
пристально смотрел в  объектив  и,  внезапно  оскалившись,  издал  хриплый
горловой  звук,  который  человеческим  назвать  было   нельзя.   Клеменса
передернуло. "Неужели это я?" - с ужасом подумал он. Его двойник издал еще
серию подобных звуков и вдруг бросился на камеру.  Клеменс  отпрянул,  как
будто двойник мог выскочить из монитора. Монстр с  перекошенным  лицом  на
экране не добрался до камеры, которая, видно, стояла за  решеткой.  Теперь
крупным планом Клеменс видел оскаленные зубы и  нити  слюны,  свисающие  с
подбородка. Тут послышался лай и монстр повернулся к  камере  затылком.  В
следующее  мгновение  он  куда-то  исчез  с  экрана  и   Клеменс   услышал
душераздирающий визг собаки. Изображение  на  экране  качнулось  и  камера
опустилась ниже. Клеменс увидел, как его двойник зубами и руками рвет  еще
дергающуюся собаку. Затем он замер,  стоя  на  коленях  над  выпотрошенным
животным. И через пять-шесть секунд с тем же горловым звуком упал лицом  в
кровавое месиво и засунул голову в разорванный живот собаки.
     Этого Клеменс уже не смог выдержать. Он отшатнулся назад,  ударившись
затылком о стену, и у  него  началась  безудержная  рвота.  Его  буквально
выворачивало наизнанку. Он стоял, согнувшись,  вцепившись  одной  рукой  в
стену, а другую прижимал к животу. Его рвало и рвало. Кто-то  схватил  его
за плечо и прижал ко рту мокрое полотенце. Это был  Мэтлок.  Решетка  была
поднята и в проеме стоял Джеф с лучевиком.  Мэтлок  развернул  Клеменса  к
себе лицом, убрал полотенце и, поднеся к его рту бокал с  водой,  заставил
Мэйпла сделать несколько глотков. Клеменс поперхнулся и снова почувствовал
позывы к рвоте. Мэтлок сунул ему в руки полотенце  и  оттащил  в  сторону.
Когда он отпустил Клеменса, тот со стоном осел на  пол,  прижимая  ко  рту
мокрую ткань.
     - Это не правда! - закричал он. - Этого не может быть! Нет, нет, нет!
     Мэтлок ударил его по лицу.
     - Прекрати истерику! - заорал  он  и  выплеснул  воду  из  оскала  на
Клеменса. - Смотри, какие мы нежные!
     Клеменс прижал руки к лицу, затем медленно опустил их и поднял  глаза
на охотника.
     - Убей меня, Мэтлок, - тихо попросил он. - Убей меня. Мне страшно...
     - Что-то ты мне не нравишься, - пробормотал  Мэтлок,  наклоняясь  над
ним. - Можно подумать, что ты такого никогда не видел.
     - Видел, - проговорил Клеменс. - Но не думал,  что  это  так  страшно
видеть со стороны. Тем более себя...
     - Страшно видеть со стороны? - Мэтлок задумался. - Кажется, ты сейчас
подал мне неплохую мысль... Вообще, ты довольно странно себя ведешь,  надо
заметить. Я бы сказал, что ты необычный марг.
     - Мэтлок,  ты  сам  не  знаешь,  что  такое  марг,  -  Клеменс  вытер
полотенцем лицо.
     - Может, ты мне расскажешь, что ты  такое?  -  с  усмешкой  предложил
охотник.
     - Расскажу. Если ты станешь меня слушать.
     - Выпить хочешь?
     - Давай...
     - Джеф, дай мне оружие и принеси что-нибудь выпить, - сказал Мэтлок и
Джеф, перебросив ему лучевик, ушел. - Ну, я слушаю.
     - Я ни разу не видел марга, Мэтлок, но  о  себе  я  расскажу.  Начну,
пожалуй, с того, что мне шестьдесят семь лет.
     - Что? - Не понял охотник.
     - Вернее, моему сознанию исполнилось шестьдесят семь лет,  а  телу  -
только двадцать три. Только не думай, что я ненормальный.
     - Я уже так подумал. Впрочем, черт вас, маргов,  разберет.  Может,  у
вас так и надо.
     Джеф принес выпивку и Клеменс рассказал Мэтлоку все о том, как они  с
Ли улетели с Земли, как связались с фирмой "Астросчастье", как им  удалось
бежать и что с ними после этого происходило.
     Когда он закончил свой рассказ, Мэтлок некоторое время молчал.
     - Слишком интересно для правды, - наконец сказал он.
     - Не веришь, - с горечью проговорил Клеменс. - Этого-то я  и  боялся.
Но теперь мне все равно наплевать, убьешь ты меня или нет. С этим кошмаром
я не хочу больше жить.
     -  Пока  поживешь,  а  там  видно  будет.  Одного  я  не  понял,  как
получилось, что ты, никогда не будучи на Аксо, оказался маргом?  Не  найдя
ответа на этот вопрос, мне трудно будет тебе поверить. Как трудно поверить
и в то, что Ли - мужчина. Что-то слишком накручено, ты не находишь?
     - Я рассказал все, как было, - вздохнул Клеменс.
     -  В  другой  раз  придумай  что-нибудь   более   правдоподобное,   -
посоветовал Мэтлок и встал.
     Клеменс взвыл от бессилия и ударил кулаком  об  пол.  Мэтлок  вскинул
лучевик.
     - Но-но, спокойнее. Полегче с движениями, а то ведь я могу  ненароком
и выстрелить.
     Мэтлок направился к выходу, но Клеменс остановил его.
     - Подожди, у меня есть к тебе одна просьба. Только не откажи.
     - Смотря, какая просьба, - обернулся охотник.
     - Я хочу увидеть Ли.
     Охотник качнул головой.
     - Вряд ли она захочет с тобой увидеться.
     - Ты показал ей это? - Клеменс указал на видеокон.
     - Скорее всего, она видела это. Я отвозил утром копию шерифу.
     - Все равно я хочу видеть ее.
     - Ладно, я ей это передам. Что-нибудь еще?
     - Нет.
     - Джеф, - позвал Мэтлок. - Тут  опять  нужна  уборка.  С  тобой  один
беспорядок,  -  заметил  он  Клеменсу.  -  Если  тебе  еще  раз  захочется
поразвлечься, то вот эта кнопка открывает дверь в туалет.
     - Я был бы тебе очень признателен, если б ты устроил мне какую-нибудь
кровать, - сказал Клеменс. - Не буду же я спать на полу?
     Мэтлок подошел к стене, взялся за выступ, которого Клеменс не заметил
ранее, и выдвинул встроенную постель.
     - Надеюсь, это тебя устроит, - проговорил он.  -  Я  всегда  стараюсь
устроить с комфортом своего гостя.
     - Узника, - мрачно поправил его Клеменс.
     - Можешь называть это так, как тебе нравится, - предложил Мэтлок.
     - Вот еще что, - снова остановил его Клеменс. - Дай  мне  просмотреть
все, что у  тебя  есть  по  маргам.  Все  записи.  Я  надеюсь  кое  в  чем
разобраться.
     - Вообще-то, ты мне говорил, что у тебя будет одна просьба, - заметил
охотник. - Не много ли ты хочешь сразу? Полчаса назад  тебе  не  терпелось
умереть, теперь вдруг вздумалось смотреть видео. Ладно, я дам тебе записи,
но только, если ты обещаешь мне больше не блевать на пол.
     - Постараюсь, - сквозь зубы ответил Клеменс.
     Мэтлок вышел и через некоторое время принес контейнер с видеодисками.
     - Развлекайся, - сказал он. -  Из  этих  записей  мог  бы  получиться
неплохой фильм ужасов.
     С этими  словами  Мэтлок  опустил  решетку  и  ушел.  Клеменс  вскрыл
контейнер и, достав  горсть  видеодисков,  высыпал  их  на  стол  рядом  с
видеоконом.
     - Ну, поехали, - прошептал он и запустил первый диск.


     Клеменс не знал, сколько часов он просидел  перед  видеоконом,  но  в
контейнере осталось всего несколько непросмотренных дисков.
     Голова гудела, спина ныла, а глаза резало от напряжения.  Все  записи
оказались однотипными. Это были либо трупы маргов, либо убитые  ими  люди.
Ему, правда попадалось несколько дисков, где Мэтлок снимал раненых, но еще
живых маргов, которые на отличном английском языке молили о пощаде.  Марги
умели говорить, как люди, и Клеменс понял, почему Мэтлок реагировал на его
речь и поведение спокойно, не считая, видно, это проявлением чего-то чисто
человеческого. И чем дольше Клеменс сидел, просматривая записи, тем больше
ему казалось, что с маргами, как с ним, связана какая-то  трагедия.  Меняя
видеодиски, Клеменс смотрел уже автоматически, но вдруг  что-то  заставило
его всмотреться в экран монитора. Он сам не сразу  понял  что  именно.  На
экране был такой же труп марга, как и на  многих  других  дисках.  Клеменс
потянулся к миниатюрному пульту видеокона и вернул предыдущие кадры, нажал
"стоп-кадр" и внимательно вгляделся в экран. Затем, медленно  поднялся  и,
не отрывая глаз от  монитора,  несколько  минут  стоял  неподвижно.  Затем
хлопнул себя ладонью по лбу.



 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама
гусеничные вездеходы