приключения - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: приключения

Гимадисламов Фаниль Фаритович  -  Смешная компания или в поисках ханских сокровищ


Переход на страницу: [1] [2] [3] [4]

Страница:  [2]

Электронная почта автора: 5588191@mail.ru

- Если надеешься удачно прожить день, двигай отсюда ногами – и побыстрее!

С этими загадочными словами Олег швырнул  в  лицо незваному посетителю баночку с гримерного  столика. Содержимое ее оказалось клеем.  Только этим объясняется случившееся дальше:  красавчик приложил руки к волосам,  так и застыл на  месте, в ужасе расширив свои серые мышиные глазки.

- Ты труп! - наконец обретя дар речи, он благоразумно удалился.

Однако Вика считала иначе.

- Ты отважный рыцарь! - Девушка наградила кавалера благодарным поцелуем. Продлить удовольствие Олегу не дали. В коридоре раздался топот.

- Это по наши души! - предупредила Вика, освобождаясь из объятий.

Парочка выскочила из комнаты.  Олег потянул Вику в противоположную сторону. Красавчик вел по коридору двух мужчин.

Однако маневр не удался.

- Стой! - Вика первой увидела опасность.

С первого этажа в другом конце коридора поднимались возбужденные  мужчины.

- Это жлоб и его подручные, - вырвалось у Вики.

У дверей  гримерной  стоял  бородатый мужчина с толстыми, как у негра, губами.

 Олег узнал визитера:  это был незадачливый кавалер дамы  за  соседним  столиком. Олег уже догадался, за чем пожаловал в гримерную обиженный мужчина. Обернувшись на звук шагов в коридоре, он увидел Олега с танцовщицей, и его круглое лицо приняло осмысленное выражение.

- Это ты приставал к ней? - Бородач попытался схватить  Олега  за  грудки.

- О боже... - простонал Олег, - только тебя нам не хватало!

- Нам нужно объясниться, - настаивал толстяк.

Олег торопился. Он занес руку для удара.

- Извини, приятель. У меня нет слов.

Прямой хук в челюсть завершил разговор.  Смешно раскидывая ноги,  бородач упал на кадку с фикусом.

Вика рванула на себя дверь туалета.

- Это женский туалет, - заметил Олег, забегая за подругой в убежище.

- Ты хотел бы, чтобы я ворвалась в мужской?

- Лучше быстрей открывай окно. Я постараюсь задержать их.

- Я тоже об этом подумала.

Вика торопливо распахнула окно.  Ей повезло.  Кто-то недавно сдвигал грязные  рамы,  решив почему-то проветрить туалет.  Холодный воздух ворвался в  покрытое кафелем помещение.

- Второй этаж. Это слабое место в нашем плане, - расстроилась девушка.

Приперев дверь тумбой, Олег оставил свой пост и подбежал к окну.

Трепещущая от холода и волнения Вика выбралась из окна и теперь, ежеминутно рискуя упасть вниз,  двигалась по выступу вдоль наружной стены. Олег  заметил внизу «КамАЗ» с брезентовым покрытием кузова и присоединился к девушке. Неожиданное решение созрело в взбалмошной голове.

- Грузовик! - поделился с девушкой идеей Олег.

- Хочешь геройски погибнуть? Наверняка должен быть какой-то безопасный выход.

Вика взглянула  вперед.  Чуть  дальше, у одного из многочисленных  окон ресторана, висел оставленный строителями канат,  перепачканный белилами. Однако Олег предпочел этого не заметить.

Тем временем громилы ворвались в туалетную комнату и выкрикивали  непристойности угрожающего характера.

Олег осторожно обнял девушку и неожиданно оттолкнулся от  стены.

Пронзительный  визг  огласил  тишину улицы.  Только падение и удар об  брезент,  который сразу лопнул от удара, спасли Олега от заслуженной оплеухи. Девушка была ошарашена своим спасением даже больше, чем отчаянной  выходкой парня.

- Ты  умеешь  себя вести, - похвалил ее Олег, - других пришлось бы  долго уговаривать.

- Я тоже недотрога! Учти это в следующий раз.

Наша героическая парочка выпрыгнула из кузова.  Поскольку предыдущее падение обошлось без травм и потрясений, ребята достаточно ловко приземлились на асфальт.

- Ты сдавала в школе стометровку? Постараемся закрепить успех!

Беглецы пересекли улицу и побежали прочь от ресторана.

 

Зимний вечер уже полностью вступил в свои права. Сверкающие точки звезд разбросало по небу. Отблески неоновых огней залили улицы, дополняя волшебную картину. Яркие огни фонарей на столбах в компании со светлыми  квадратами  окон многоэтажек  старательно разгоняли сгустившуюся темноту.

- Самое время остановить такси, - заметил Олег.

Слепящие огни проезжающих машин и красные точки габаритных фонарей дополняли калейдоскоп света, настраивая на оптимистический лад.

- Боюсь,  наши  костюмы  не самые удачные для вечерних прогулок, -  Олег остановил взгляд на платье подруги.

- По-твоему, я плохо одета?

- Мне нравится. Просто таксисты - народ пугливый.

Очередная машина проехала мимо. Вика в досаде махнула рукой.

Всматриваясь в приближающиеся огоньки,  девушка стала  о  чем-то  напряженно думать. Этот процесс отчетливо читался на ее милом личике.

- Я вижу машину, которая отвезет нас куда надо.

По ее губам скользнула легкая улыбка.

- Ты иногда бываешь очень загадочна! - не сдержался Олег.

- Как  всякая  женщина, -  Вика  как-то по-странному взглянула на  спутника, - отойди, пожалуйста. Я позову, когда нужно будет ехать.

- Хорошо… Только было бы на чем.

- Положись на меня!

Из-за коммерческого киоска,  который Олег избрал своим временным укрытием,   он с  тайной  радостью  видел,  как  восхитительна  Вика в концертном  платье на фоне занесенной снегом улицы. Водитель подъехавшего «Опеля» услужливо раскрыл дверцу. Девушка заговорила с ним. Потом махнула рукой Олегу.

Едва он вышел из укрытия и небрежной походкой направился к машине, водитель без объяснений захлопнул дверь и рванул на красный свет.

- Уверен,  ты хочешь сказать,  что опять виноват я.  Может,  мне  следует  вернуться  в ресторан?  Иначе ты превратишься в льдинку.  Вижу, со  мной ты далеко не уедешь.

- Ну  уж  нет! -  Вика  решительно  преградила  дорогу новенькому  «Москвичу».

Машина взвизгнула тормозами, и ее развернуло на все 90 процентов.

- Результат налицо, - обрадовалась Вика, увидев, что машина остановилась. Она подбежала к водителю.

- Садимся, - повернула к Олегу сияющее лицо, - видишь, все о"кэй!

Олег сел на заднее сиденье.  Порядком замерзшая, несмотря на накинутый на плечи костюм Олега, Вика пристроилась рядом, шокируя водителя соблазнительными жестами и гладкими коленками.

Для девушки,  привыкшей к вниманию публики,  щекотливых ситуаций  не было: очаровательно вздернув носик, она сидела, как ни в чем не бывало, в своей непринужденной и одновременно соблазнительной позе.

- Вика! -  Олег наклонился к ее милому личику. - Ты выглядишь бесподобно.

- Ага, - довольно улыбнулась девушка, - началось соперничество.

- Ты особенно не обольщайся - я это всем говорю.

- Что-то наподобие дежурного комплимента?

Водитель бросал  на  необычных  пассажиров  частые взгляды через  зеркало заднего вида.

- Я узнал тебя, парень, - сказал он, наконец, Олегу.

- Ага, мы с тобой знакомы? Или все-таки - читал в газетах?

- Ты приглянись получше, - посоветовал водитель, поворачивая лицо к свету.

Олег был заинтригован.

- Что-то знакомое.  Фас. Профиль. Действительно, где-то мы сталкивались.

- Ага, на Ленинской дамбе.

- Я прыгал через твой автомобиль?

- Ага, а теперь куда вас везти?

- Ко мне нельзя, - сразу предупредила Вика, вступая в непонятный для нее диалог, - ко мне домой жлоб может заявиться в любую минуту.

- Значит, едем в гости, - обрадовался Олег, - ко мне.

Водитель многозначительно  улыбнулся.  На миг обернувшись назад,  он увидел,  что пассажиры сидели рядышком, касаясь друг друга замерзшими коленями.

 

Глава пятая

 

Олег тепло попрощался с водителем "Москвича". Совсем как со  старым  и  добрым  знакомым.

- Лучше нам больше не встречаться, - заметил он все же напоследок, -  как  видишь, я и неприятность, как близняшки, всегда ходим рядом.

- Ага, я это понял. Ну, пока…

В ожидании парня Вика рисовала носком туфелек узоры на снегу.

- Куда теперь? - спросила она, когда машина уехала. Вика вплотную  приблизилась к кавалеру. - Ты где живешь?

- Какие роскошные волосы!  А глаза - огромные и нежные...  Вика,  ты бесподобна! Или я уже это говорил?

- Я должна на это что-то ответить?

- Да!

- А что? Ты можешь мне что-нибудь посоветовать? Стоящее…

- Я думаю, что... В общем… Наверное, подошло самое время признаться в ответном глубоком чувстве.

- Даже так?

Вика звонко и радостно засмеялась. Она подняла лицо и подставила  губы для нежного поцелуя.

В своей еще не очень долгой,  но достаточно благополучной жизни,  Олег успешно играл роль эдакого Дон Жуана или Казановы.  Открывал дамам двери, шаркал ножкой, бывало, и ручки целовал - в общем, старался  произвести впечатление. А теперь ему вдруг показалось, что все  предыдущие любовные искания были пустой тратой времени,  а счастье  -  вот оно, рядом. Только протяни руку!

Олег так и сделал:  обнял девушку,  поднял ее на руки и понес  к  своему дому, шокируя возможных свидетелей.

 

- Ты располагайся. А я пока поставлю чайник, - Олег прошел на кухню.

Он старался выглядеть по-прежнему развязным и удачливым парнем.

Гостиная Вике  понравилась.  Голубые полупрозрачные шторы на окнах, полки, уставленные милыми безделушками, кроваво-красный ковер на  полу и такого же цвета роскошный диван.

- У тебя шикарное жилье, - сказала девушка громко, чтобы Олег услышал ее на кухне, - а я живу в свинарнике.

- Ты хочешь меня шокировать, - отозвался Олег.

- Нет, это сущая правда. Ты ведь не был у меня. - Вика продолжала осмотр.

На стеллаже с книгами стоял пузатенький  Адам - голенькая алебастровая статуэтка. Заинтересовавшись произведением китчевого искусства, Вика взяла фигурку в руки. Похоже, при этом она нажала незаметную  кнопку,  потому что из предельно натурально сделанного  интимного места игрушечного мужчины полилась водичка. Вика смутилась.

Оглянувшись, не видел ли Олег,  она быстро поставила дерзкого мужичка  на место.

Когда с  чашками на подносе появился хозяин,  Вика успела осмотреть его владения,  из предосторожности больше ни к чему не притрагиваясь. Уставленный  начатыми  и до основания испробованными бутылками  бар, коллекция миниатюрных вин и коньяков,  большой импортный телевизор, стеллаж  с  пластинками  и книгами в золоченых переплетах – все  это хозяйство пытливому взгляду могло немало рассказать о хозяине.

- Это он и она? - спросила Вика, показывая на двух волнистых попугайчиков в клетке.

- Да. Знакомься: зеленый - Ося, желтый - Вика.

- Вика? - девушка подняла на Олега удивленные глаза.

- Извини, - смутился Олег, - я не предполагал,  что познакомлюсь с  тобой.

Вика принужденно  улыбнулась.  Ее  взгляд  упал на фотографию за  стеклом в серванте. На ней была запечатлена молодая женщина с младенцем на руках.

Олег отметил,  что лицо Вики омрачилось непонятной тревогой. Девушка с напряженным вниманием посмотрела на него.

Олег молчал.  Он понятия не имел, какие мысли у нее бродят в голове.

- Расскажи о своей жене, - внезапно попросила Вика.

- О чем конкретно? Зачем тебе это?

- Хочу понять тебя.

- Тут нет тайны, - Олег кашлянул и добавил с застенчивой улыбкой, - просто мы с ней в разводе.

Олег достал из серванта осколки фаянса.

- Что это? - спросила Вика, принимая кусочки из рук.

- Головоломка: можно ли собрать разбитую чашку?

- Можно! Почему ты спрашиваешь меня об этом?

- Это  была моя любимая чашка.  Перед тем,  как хлопнуть дверью, жена разбила ее.

- Тут остатки клея. Ты пытался собрать ее?

- Да. У меня ничего не вышло. Теперь у меня нет любимых чашек. Я  пью из чего придется.

В руках девушки осколки,  как в мозаике,  стали приобретать первичную форму,  но замысловатый узор сразу рушился,  едва Вика попыталась присоединить последние кусочки.

- Может,  в  кучу  попал посторонний кусок, - предположила Вика и  махнула рукой. Она убедилась в бессмысленности своего занятия.

- Разбитое уже не восстановишь, и оно не будет новым, - подытожил Олег.

Тяжело вздохнув,  он достал из бара бутылку.  Налил  две  рюмки.

Глотая коньяк маленькими порциями,  он молчал.  Парень о чем-то сильно задумался. Вдруг его блуждающий взгляд стал более осмысленным и в тоже время удивленным. Пораженный он уставился на Вику.  На его глазах девушка одним глотком опорожнила свою  рюмку и быстро налила себе еще.

- Хочешь виски «Белая лошадь»? - осторожно спросил Олег.

Вика не ответила.  Осмотрев плавным взглядом обстановку в комнате, она начала, медленно расставляя слова:

- Хочу спросить… У тебя есть родственники за границей?

- Как в анкете? Конечно, нет.  Тебя  удивляет  та американская атрибутика,  что собрана  здесь?

- Наверно, да.

- Просто… Дело в том, что я… хочу работать в Голливуде.

- Это реально?

- Почему нет?

- Я  тоже мечтала выступать в больших и красивых шоу.  Шоу Бенни  Хилла - моя любимая передача. Увы, мечта о зарубежных гастролях потерпела фиаско. В шоу-бизнесе без связей и больших денег делать нечего.

- Вика… у тебя есть талант.

- Ты врешь! И я знаю, зачем. Чтобы меня утешить.

- Не веришь в мою искренность?

- Не знаю.  Мне обещали золотые горы, но все они – эти грязные мужчины - оказались жуликами. Угадать, что им нужно, можно с одного взгляда.

- Вика,  а у меня к тебе есть предложение. Ты будешь звездой Бродвея. Яркой и молодой. Ослепительной и ... красивой. Я уверен.

- Олег,  ты говоришь искренне?  Не знаю, почему, но я верю тебе.  Ты мне нравишься.

- Тогда я сделаю тебе другое признание. Мне кажется, ты одна понимаешь меня.  Света, как выяснилось, купилась на яркую обложку. Подруги ей завидовали. Супругу это очень вдохновляло.  А когда принцесса вышла замуж, ее стали заботить совсем другие проблемы. Мою королеву заел быт. И, понимаешь, ей  это стало даже нравиться. А мои рискованные трюки, не приносящие к тому же  денег, ее стали пугать. Нет, выводить из себя.

- А она любила тебя?

- Она и сейчас любит. Я уверен. Но не признается в этом.

- А ты?

- Что я?

- Ты ее  любишь?

- Не знаю.  Она - как бы… предала меня в самое трудное  время.  Я  уверен,  когда сын  подрастет,  он поймет меня.  Я живу ради него,  и он будет  гордиться своим папой.  Я готов приложить много сил. Я буду знаменитым и уважаемым человеком. Обязательно. А это что-то значит. Я не пустой мечтатель.

- Ты хочешь, чтобы я помогала тебе?

- Да.

Вика потянулась за конфетой и нечаянно коснулась  Олега  грудью.

Какое-то новое,  прежде неизведанное чувство заставило парня встрепенуться. Неужели женщины, эти легкомысленные создания, могут быть верными соратниками?

- Извини, - по-домашнему просто улыбнулась Вика, - у меня  получилось непроизвольно. А теперь я и сама хочу...

- Вика... - Олега бросило в жар от ощущения ее упругого и юного тела.

Девушка распахнула объятия. Шоколадная конфета растаяла от тепла  ее пальцев и выскользнула из рук на пол. На грязный пол рядом с диваном.

 

Глава шестая

 

Хан Ядыгар происходил из Астраханской династии, принадлежащей к роду хана Тимура Кутлу.

С затеявшими войну русскими хан был знаком не понаслышке. Когда-то он проживал в Москве. Целых восемь лет он состоял на службе у русского царя и даже - было дело - принимал участие в одном из неудачных походов на Казань, эдак года 2-3 назад. Потом все изменилось. Оставив службу, хан уехал в Ногайское княжество. Однако он вновь оказался востребован, когда правительство князя Чапкун Отучева, сорвавшее намечавшееся добровольное присоединение казанского ханства к русскому государству, пригласило его на казанский престол.

Какие превратности судьбы! В такое мало кто поверил бы, расскажи немного раньше. Казань провозгласила независимость и пригласила править одного из участников похода против нее…

Такие уж дела. Бывший хан Казани Шах-Али продержался у власти всего один месяц. Теперь предшественник был на стороне русских и слал ему одно письмо за другим, предлагая сдать город русскому царю. Но разве для этого хан Ядыгар возглавил независимое государство!

Хан Ядыгар был крут, что и говорить. Вот он и отвечал на послания в самых жестких и бранных выражениях. Нечего и думать о примирении. Ситуация в конце концов осложнилась до крайности.

- Хан, мы в полной растерянности, - донесся до слуха стоявшего в глубокой задумчивости хана голос военачальника.

Ядыгар невольно вздрогнул.

- Мы не знаем, что предпринять, - продолжал военачальник, увидев внимание.

Для совещания хан Ядыгар собрал влиятельный совет при дворе - диван. Неожиданно нахлынувшие мысли заставили хана забыть о присутствующих. Но ничего не поделаешь, надо говорить с людьми и что-то решить.

- Вы ждете моих распоряжений?

Все закивали.

- Я ничего не могу сказать, я ведь не знаю обстановки на сегодняшний день. - Хан словно очнулся, вырвался из плена тяжких мыслей.

Присутствующие молчали. Им казалось, что все и так ясно.

- У меня есть и другие претензии. - Хан поднял на военачальника гневный взор. - Твои разведчики работают очень и очень плохо. Я ими недоволен.

- Я готов повиноваться. - Военачальник обвел присутствующих взглядом.

- В начале месяца, - продолжал, распалясь, хан, - русские совершили вылазку.

Военачальник кивнул, а потом спросил:

- Какую вылазку?

- Операцию против Высокой Горы. Я только сейчас узнал об этом.

Повисла пауза.

- Я информировал вас в общих чертах, - напомнил военачальник.

- Вот именно в общих чертах. Мне стало известно, что засека взята русскими и уничтожена.

- Увы, хан. Это детали, которые случаются каждый день. Более того, воспользовавшись случаем, добавлю, русский отряд совершил набег на Арск и Арскую землю. Мы до сих пор не знаем, какова судьба отряда князя Япанчи, мурзы Шоунака и Арского князя Эйюба.

От этих известий хана стало невмоготу. Он встал со своего места и заходил по залу.

- Мне докладывают, что войско, которое окружило город, также велико, как и прежде. - Хан остановился и провел головой вверх. -  Я недоволен. Очень недоволен. Здесь кто-то не точно выражается. Позиция в Высокой Горе была, между прочим, хорошо укреплена. Более того, она должна была служить плацдармом для нападения на тылы русских…

- Все верно. Но случилась неприятность. Отряд русских захватил много добычи и присоединился к осаждающим. Поэтому их меньше не стало.

- Еще один подобный триумф - и наше положение … - хан задумался, чтобы сформулировать фразу, но отказался от этого, - кто скажет, какова истинная численность войска противника?

Ядыгар пошел по залу, всматриваясь в суровые лица членов дивана.

Военачальник, возле которого он остановился, вытянулся по струнке:

- Великий хан, точной информацией никто не обладает. Известно одно - их очень много. Вполне возможно, на каждого защитника приходится не меньше пяти или даже шести воинов. По нашим сведениям, они и артиллерией оснащены лучше нас. Во много раз лучше.

- Что еще?

- Избежать окружения не удалось. Русские соорудили окопы и поставили туры. Кругом и всюду. Силы неравные.

Хан опустил голову. Слова военачальника не прибавили ему уверенности.

- Но, смею вас заверить, защитники полны решимости. Да-да! Будем отстаивать город до последнего человека. Уже не раз мы отстаивали город! Вспомните!

- Хорошо. Я уверен в казанцах.

- Все понимают, что в случае неудачи нас перебьют, как собак.

- Учтите, русские коварны. Схватка идет насмерть. Осадное дело у них поставлено на английский манер. Они понимают, что мы подготовились к длительной осаде. У нас достаточно провизии и воды…

- Поэтому они и лютуют!

- Верно. Они все время будут предпринимать какие-то неожиданные и решительные действия. Инженеры по осаде практикуют минные подкопы. Вспомните, они уже взорвали однажды  источник. Город остался без свежей воды. Только при помощи пороха они могут взять Казань. Вы мне говорили, что крепость неприступна.

- Мы подтверждаем это.

- Артиллерия изо дня в день обстреливает город. В прошлый раз русские взорвали стену  и через подкоп ворвались в город.

- Мы отбили приступ.

- Да, а где же тогда хваленая неприступность?

- Они взрывают стены! Против этого мы ничего не можем предпринять.

Ядыгар задумался.

- Надо выяснить, где готовится очередной подкоп. Будут еще попытки. Раз тактика принесла успех, русские не смогут отказаться от удачного решения.

Хан резко обернулся:

- Мурза Сагиб, твой пленник заговорил?

Мурза погладил рукой бородку.

- Не гневись, хан, - сказал он степенно, - он почти труп. Но упрямец… молчит.

Мурза Сагиб был небольшого роста. Как говорится, маленькая собака до старости щенок. Сагиба по привычке до сих пор называли мурзой.

Хан тяжело вздохнул:

- А теперь скажите мне, - обратился он к остальным членам дивана, - что можно сделать в таком положении?

Присутствующие не смели что-то возразить.

- Какова вероятность сдачи города, скажите мне? Есть среди вас информированные люди? Кто готов взвалить на себя этот тяжкий труд?

Все зашушукались.

- Хан, мы не должны упускать из виду вероятность подобного развития событий, - осторожно ответил председатель дивана, - город может пасть… Мало ли что может случиться!

- Нет, - Ядыгар расстроился, - это невозможно…

- Хан! Такое уже бывало. Надо быть готовым к самому худшему.

- Не смейте и думать о поражении! Ядыгар-хан не побежит, словно трусливый заяц.

- Смею напомнить… Из города ведут подземные ходы. Хан, если наше сопротивление будет сломлено, у нас не останется другого выхода. Я могу послать людей, чтобы к утру разыскали эти старые лазы. Они готовились на случай войны. Теперь настало время вспомнить о них. Многие из стариков еще должны помнить о замаскированных лазах…

 

Царь Иоанн Грозный, предпринявший этот последний поход против непокорного народа, был настроен тоже решительно. Казанцы вернули себе Горную сторону, отошедшую Москве согласно договору еще во времена правления Шаха-Али. Дальнейшие переговоры с воинственно настроенными казанцами убедили правительство Москвы, что мира не будет. Надо покончить со смутьянами раз и навсегда - такой был всеобщий вердикт.

В отличие от двух предыдущих походов теперешний был подготовлен с особой тщательностью. Для войны сегодня имелись все средства. Построенная вблизи Казани крепость Свияжск служила теперь перевалочной базой и являлась отличным плацдармом для дальнейших военных действий.

Московское государство решило окончательно присоединить казанское ханство к себе и прекратить на вечные времена взаимное истребление народов. Нынешний молодой царь как нельзя лучше подходил для этой роли. Иоанн, претворяя замыслы в жизнь, хотел водворить на престол русского наместника.

И еще, поход запланировали на лето. В отличие от прежних, зимних - когда крестьян не отрывали от полевых работ. Более того, было подготовлено хорошо оснащенное регулярное войско во главе с дворянами, которым была обещана завоеванная земля. Стало быть, усердие обеспечено.

Наконец техническое и продовольственное обеспечение было осуществлено на самом высоком уровне. Учли все ошибки. Как и в прежние времена была произведена блокада речных путей, прекращен торговый обмен, всюду поставлены заставы. Щедрыми подкупами на сторону армии были привлечены многие чуваши и черемисы.

Наконец Казань была окружена. Русские теперь подготовились к длительной осаде.

Вернемся, однако, в лагерь осажденных.

Отношения между государствами изменились. Хан Ядыгар понимал, что выгнать русских с Горной стороны, как когда-то, и вступить в равноправный союз уже не удастся. Хотя прежде такое бывало. Правда, в любом случае крепость Свияжск оставалась в руках стрельцов. Эта русская твердыня верой и правдой служила царю в его борьбе за покорение Казанских земель.

Тревожные мысли мучили тридцатилетнего хана. Он мерил шагами ханские покои, когда ему доложили, что совет собрался в полном составе.

Так и есть. Его встретили встревоженные и готовые к нелегкому разговору его многочисленные соратники. Здесь находились, конечно же, представитель духовенства Кул-Шариф, кади, князь Чапкун Отучев, князь Алике Нарыков, ногайский князь Зениет, сибирский князь Кебек, князь Дервиш, а также особо приближенные ко двору мурзы и имамы.

Хан Ядыгар остановился посреди зала и задумчиво посмотрел вниз.

Диван в ожидании молчал.

Впрочем, сам Ядыгар тоже не знал, с чего начать разговор. Слишком многое случилось за последние дни. Перед его мысленным взором возник образ Шаха-Али. К бывшему правителю Казани хан Ядыгар питал откровенную неприязнь.

Надо сказать, даже внешность Али не вызывала каких-то приятных эмоций. Он был безобразен, с кругленьким, как у женщины, лицом и редкою бородою. От чрезмерного чревоугодия у него развился живот и, как следствие, возникла болезненная слабость тела.  

О его неприятных манерах высказывались все. Даже судачили во дворе московского царя…

О дворе… Будучи приближен ко двору Василия III, Шах-Али участвовал во всех мероприятиях наравне с императорскими послами. От столь важного решения царя он возгордился непомерно, стал вести себя со всеми вызывающе. По воле случая не раз встречался с русским царем, вел с ним многочасовые беседы и однажды задумал получить в свои руки некогда покинутый престол. Но, увы, заговор был раскрыт, Шаха-Али арестовали. Для него наступили тяжкие дни.

Все меняется. Когда представилась возможность, он выявил желание участвовать в русских походах, тем самым вновь выдвинул свою кандидатуру на казанский престол.

Прощенный царем Иваном Грозным, он пообещал, что в случае успеха будет более сговорчивым с Москвой, чем кто-либо из существующих правителей. То есть он согласился подчинить казанское ханство в отличие от теперешнего правителя Ядыгар-хана русскому царю безоговорочно.

На этих условиях хан Али заслужил внимание Иоанна Грозного.

 

Тем временем, пока среди осажденных происходили споры и дебаты, а люди усиленно готовились к решительным действиям, в лагере противника стало тихо.

Шах-Али вернулся в свой шатер, раскинутый в двух шагах от царского. Он только что имел разговор с молодым царем и еще больше укрепился во мнении, что у него есть все шансы занять трон.

- Наши инженеры приготовились сделать еще одну страшную брешь в фортификационных сооружениях противника. Всего один день…Мы бросим на приступ основные силы - и Казань падет, - обнадежил на прощание Иван IY, - на этот раз навсегда.

Долго не мог уснуть Шах-Али, взволнованный мыслями о будущем. Вставал и бродил вокруг своего шатра, всматривался время от времени в очертания ночного города впереди.

Думы его были простые. Больше всего на свете он хотел взять в свою руки некогда упущенную власть. Власть над могучим царством. Ему казалось очень несправедливым, что казанцы невзлюбили его. Что-то здесь не так. Между тем астраханского хана Ядыгара эти интриганы пригласили - даже вон из какого далека как Ногайское княжество! - на престол.

Возле костров сидел ночной дозор. Тревожное ожидание неизбежного кровопролития взволновало всех, оно будило кровь у самых терпеливых и пожилых стрельцов. А самых рьяных и честолюбивых и вовсе лишало спокойствия.

В течение дня артиллерия непрерывно обстреливала город. В воздухе стоял стойкий запах пороха. Стрельцы спали, не выпуская оружия из рук.

Только перед самым рассветом Шах-Али, измученный ожиданием, тревожными думами и смутными мечтами, провалился в тяжелый и мучительный сон.

 

Глава седьмая.

 

Диван, заседавший всю ночь, перед рассветом вновь вернулся к вопросу о подземных ходах.

- Я полагаю, - напомнил военачальник, - воспользоваться замаскированным выходом нам просто необходимо.

- Ты забываешься! - Неожиданно хан рассердился.

Он просверлил говорившего взглядом своих маленьких, но жестких глаз. Однако военачальник на этот раз оказался тверже алмаза, он ни на йоту не уступил.

- Я, к вашему сведению, думаю не только о вас, - сказал он твердо, - конечно же, в случае поражения мы обречены. Мы сами выбрали эту судьбу.

Члены дивана закивали. Многие стали понимать, куда клонит военачальник.

- Русские тебя простят, - продолжал он, обращаясь к хану, - но остальных ожидает неминуемая смерть.

- Я не собираюсь просить пощады! - зло воскликнул хан.

- Увы, от тебя ничего не зависит. Но сейчас я говорю о другом. Казна! Вот о чем надо подумать…  Куда девать ханскую сокровищницу? Золото, драгоценности, украшения… Богатство предков при любом исходе не должно достаться врагу!

Хан нетерпеливо поднял руку:

- Мы уже говорили об этом!

Военачальник кивнул головой. Казалось, он что-то решил для себя и теперь всех подталкивает к ответу.

- Это правда, - понизил он голос, - но сейчас вопрос встал со всей определенностью. Надо позаботиться о казне. То есть о ее спасении…

Хан нервно заходил по залу:

- Когда придет время, я сам скажу, что с ней делать!

Председатель дивана внимательно следил за диалогом, ни во что не вмешиваясь.

- Хорошо, хан, - вдруг негромко подал он голос.

Председатель был умудренный жизнью чиновником и умел ладить с людьми. Особенно, если собеседник - верховный правитель. Председатель дивана поклонился хану. Потом он повернулся к своим и очень тихо добавил, чтобы услышали только они:

- Не было бы поздно…

Воцарилось молчание.

Председатель дивана еще раз поклонился и встал на свое место. Рядом с военачальником. Они обменялись взглядами.

- Я принял решение. - Хан в последний раз обвел соратников долгим изучающим взглядом и сделал жест рукой: - Идите. Не забывайте, что я и только я -  ваш владыка. Информируйте меня обо всем.

Люди потянулись к выходу.

- Мурза Сагиб, - добавил вдогонку хан, - разговори пленника. Расстарайся… Мы должны узнать, где готовится злополучный подкоп.

Мурза покинул покои хана последним.

В задумчивости он шел по коридору, когда его неожиданно кто-то потянул за рукав. Это был человек, старательно прячущий лицо. Приложив палец к губам, незнакомец тихо позвал мурзу за собой.

Удивившись, мурза последовал за ним.  

Дорогой не разговаривали. Мурза Сагиб ждал, что будет дальше.

Под каменными сводами мечети, прилегающей к ханскому дворцу, мурзу ждали люди. Это были хранители казны и сам председатель дивана.

- Я пригласил тебя, чтобы решить вопрос с казной, - медленно выговаривая слова, произнес председатель.

- Было собрание, там все решили.

- Я тоже присутствовал на этом заседании. И тем не менее… Надо вывезти сокровища.

Мурза переменился в лице. Казалось, еще немного - и он упадет в обморок.

- Вывезти казну? Хан велел не принимать без него никаких решений. Я это слышал своими ушами.

Присутствующие были настроены решительно.

- Мы… - председатель дивана повысил голос, - должны позаботиться о будущем.

Хранители казны одобрительно зацокали языком:

- Воистину так…

Председатель дивана резюмировал:

- Ничего не поделаешь. Придется поступить вопреки ханским пожеланиям. Казна не должна попасть в руки неверных!

 

Глава восьмая

 

Было около шести вечера, когда к дачному коттеджу подкатил «Мерседес». Дверца медленно открылась.  На землю ступила нога  в  дорогих  итальянских ботинках.  Ребята увидели, как из машины вылез важный хозяин. С ним приехала дама в собольей шубе. Стараясь не поскользнуться и не упасть в одну из покрытых весенним ледком больших луж,  она пошла  вслед за  кавалером в дом.

- Видели?

- Пока ничего стоящего внимания.

Такой короткий диалог произошел между Викой и Олегом.

Ребята уже хотели выйти из укрытия,  но вынуждены были  снова  спрятаться.  Кавалер что-то вспомнил и вернулся к машине. Из багажника он  достал коробку с компьютером.  Прежде чем запереть багажник,  он несколько раз возвращался к машине.  Два видеомагнитофона и еще одну коробку с компьютером из салона автомобиля он перенес в дом.

Дальше находиться в укрытии не было смысла.  Олег сделал знак ребятам возвращаться.

- Ну, убедились? - Вика победно оглядела троих разведчиков.

В ее выразительных глазах Олег увидел торжествующие огоньки.

- У него полно ценностей, - согласился Олег. - Если в коттедже еще что-то есть, набегает приличная сумма.

- И еще какая. - Азартная Вика превратилась в избалованную  девчушку из детского фильма. - Вы не представляете, какие богатства скрывают некоторые стены.

Глеб и  Азат сидели на заднем сиденье старенького «УАЗика» и выжидающе смотрели на лидера. Последнее слово оставалось за Олегом.

- Не понимаю, - покачал он головой, - зачем мы сюда приехали?

- Я хотела показать вам.

- Что?

- А то…  что сейчас мы, как никогда,  близки  от  воплощения своей  мечты.

- Ты хочешь сказать,  что путь в Голливуд лежит через этот особняк?

- Олег!

- Что Олег?

- Мы сто раз обсуждали наши проблемы.  Олег,  разве  у  тебя  есть другая идея?  В этом вся загвоздка, - продолжила Вика с очаровательной медлительностью.

Нарушая возникшую неловкость, заговорил Глеб:

- Наши шоу пользуются только скандальным успехом.  В чистый бизнес нас не тянет. Еще вопрос: насколько чист сегодня бизнес. Без криминала у нас в стране нужное количество денег мы никогда не заработаем. Вика права. Если и найдется крупный спонсор, то наверняка…

- Продолжай!

- Наверняка, у него рыльце будет в пушку.

- Точно! - вставил слово Азат.

- В конце концов, Вика не предлагает потрошить банки как Бонни и  Клайд, - добавил Глеб, приняв самое невинное выражение лица.

- Значит, вы уже все решили? - Олег взметнул глаза вверх.

- Ничего  не  решили. -  Азат повернул к Олегу донельзя серьезное  лицо. Однако природная живость взяла верх, и он улыбнулся: - Идет обычный обмен полярными мнениями. То есть, обсуждение.

- Хорошо, -  внезапно  успокоился  Олег, -  и  к какому решению мы вместе сейчас должны прийти?

Вика выпрямилась.

- Давайте смотреть правде в глаза. - Тряхнула она упрямой  головкой. - Кому мы здесь в России нужны?

- Согласен, мы должны выехать в Америку. Но не любой ценой.

- Послушай, Олег. Тут живет преступник. Свои деньги он нажил, провернув финансовые аферы. Это известно всем. Но милиция ничего не делает. Так?

- Значит, мы будем местными Робин Гудами?

- Олег, не ты ли рассказывал, как легко можно ограбить государственный банк?

- Это была шутка. Киношная фантазия про супер-ограбление в Казани. Чем не материал на первые полосы газет всего мира?

- Красиво.  А ты посмотри вперед:  вот он - твой  банк.  Войди  и  возьми, сколько тебе надо, Аладдин. Тебе не нравится эта сказка?

- А если конец будет, как у детской страшилки?

- Ты хочешь сказать...

- Именно! Мы угодим за решетку. Я иголки не украл в жизни.

- Но сейчас это не воровство.

- А что?

- Ты хочешь узнать, что?

- Представь себе!

- Экспроприация экспроприаторов.

- У тебя коммунистическая философия. Я к ней не готов.

- Отлично. -  Вика капризно скривила губы. - Если кто-то слюнтяй и  демагог, я найду настоящих мужчин.

- Подожди,  Вика!  Я хочу сказать,  если нас действительно сильно прижмет,  мы примем  твой план. Вынужденно!

- Ты обещаешь?

- Обещаю.

Вика просияла.  Она  потянулась к Олегу и запечатлела торопливый  поцелуй в область между носом и ртом.

- Такой – решительный! - ты мне нравишься.

Азат повернулся к друзьям:

- Наши любовники уезжают...

Шурша шинами по замерзшим лужам, «Мерседес» проехал мимо смешной  компании.

- Хочешь, отгадаю твои мысли? - предложил Олег.

С откровенной завистью Вика проводила взглядом машину.

- Хочу! - с вызовом ответила она.

- Ты представила себя на месте той куколки в иномарке.

- Если хочешь добиться успеха, надо идти к цели, не сворачивая, -  задумчиво проговорила Вика, не замечая иронии в словах приятеля.

- Классный афоризм, ты сама придумала? – улыбаясь, произнес Олег.

Им овладело какое-то зудящее недоброе предчувствие,  но властный  голос  рассудка  заглушил  эти  смутные волны,  и Олег не выдал своих чувств.

 

Глава девятая

 

Дачный поселок в весенний будний день представлял собой  большое  заброшенное хозяйство.  Изредка  раздавался лай собаки или оживленный  говор приехавших ненадолго дачников.  Хозяева быстро осматривали свои  владения,  убеждались,  что все на месте,  и, не будучи в восторге от  опустошения, царившего после того,  как вскрылась мерзлая земля, уезжали обратно в город.  Поэтому Олег надеялся, что тщательно спланированная операция пройдет без заминки.  Однако Глеб с утра был настроен  скептически.

- Ты уверен,  что хозяин уедет в город и не вернется? - спрашивал  он Олега.

Своими вопросами  он  замучил приятеля окончательно.  Прекрасное  настроение,  охватившее друзей с первыми лучами весеннего солнца, куда-то испарилось.

- Вика гарантирует. - Олег старался выглядеть бодро. - Она  бесшабашная девушка, но слово держит.

Когда подъехали к коттеджу, волнение у всех только усилилось.

Машину оставили подальше от места операции. Азат спрятался недалеко в лесочке на случай тревоги. Хорошо поставленный «шухер» - половина успеха. Так сказал Азат.

Олег с Глебом пошли не хоронясь к коттеджу.  На протяжении всего  пути они не встретили ни одного человека.  Обстановка благоприятствовала операции.

Ветер шевелил верхушки деревьев,  в воздухе стоял запах освобождающейся от снега земли.

Но необъяснимое предчувствие пугало Олега. Он искоса взглянул на  друга, пытаясь угадать его мысли.

- Ты на все сто уверен, что в комнате никого нет? - настойчиво повторил Глеб еще раз свой вопрос.  Обычно молчаливый и задумчивый, он был сейчас возбужден и суетлив.

- Уверен. Но...

- Ты говоришь «но»?  Тебя что-то тревожит?

- Идем. - Олег тронул приятеля за локоть.

Застекленная дверь коттеджа поддалась легко, и Олег невольно поразился посетившей его мысли.  Выходит, не так уж труден хлеб воров и жуликов.

- Лишь бы никого не оказалось внутри, - повторил Глеб.

И Олег почувствовал,  как засосало под ложечкой. На этот  раз  он не  смог  ответить  с  прежней уверенностью и только утвердительно  кивнул. Что-то настораживало в звенящей пустоте помещения,  в которое  новоиспеченные грабители осторожно вошли.

- Эй, есть кто-нибудь?

Олег крикнул, направляя голос на  второй этаж,  где мог  кто-нибудь оказаться.

- Вот видишь, мы в безопасности, - успокоил он напарника, но баллончик со слезоточивым газом все же достал.

Коттедж изнутри выглядел даже роскошнее,  чем снаружи. Ребята не  видели столь богато и со вкусом обставленных  загородных  помещений.  А если и видели, то только на экране телевизора или на рекламной картинке. Здесь же дорогая отделка и роскошь были настолько  реальны,  что протяни руку, бери в ладони или забирай с собой. От великолепия захватывало дух.

Глеб ходил по комнате,  растерянно бросая взгляд от одной красивой вещи к другой. На полу лежало много не распакованных коробок с дорогой аппаратурой импортного производства, а в одном из углов их было  сложено почти до потолка.

- Берем только самое ценное и компактное, - предупредил Олег.

- Я чувствую,  здесь хватит денег не только на билеты на  Запад,  но и на кругосветное путешествие на собственной яхте, - радостно отозвался Глеб. - Чтобы замолить грех, откроем приют для бездомных детей.

- Договорились - с первого же миллиона, заработанного в Америке.

Первоначальная настороженность куда-то исчезла. Олег и Глеб, обмениваясь шутками,  стали  отбирать наиболее понравившиеся вещи и относить их на середину комнаты.

- Одобряю твой выбор! - говорил Глеб Олегу время о времени, подбадривая его.

- А хозяин, между нами говоря, беспечен. -  Олег начал верить словам Вики,  что для афериста пара тысяч долларов такая мелочь, что он и не станет  обращаться в милицию, если вообще что-либо заметит.

- Кажется, у него не дача, а перевалочная база. А сам он - мелкий фарцовщик, - продолжал веселиться Глеб.

- Глядя на все это, я бы не сказал, что мелкий.

- Мелкий фарцовщик, достигший своего апогея. Я бы так выразился.

Неожиданно послышались быстрые шаги на крыльце  и,  пока  ребята  сообразили, что делать, распахнулась входная дверь. Вцепившись обеими руками за тяжелые коробки, Олег и Глеб чуть не упали от неожиданности.

- Нельзя же так пугать! - воскликнули они в один голос.

Вошедшим был Азат.

- Надо смываться, - сообщил он срывающимся от волнения голосом.

Ребята перепугались.

- Что же ты,  паскуда,  не дал условленного сигнала?! - вырвалось у  Олега.

- Понимаете, - Азат вел себя крайне непоследовательно. Вместо панического бегства он сел на одну из коробок в середине комнаты: - У меня такое ощущение,  что... В общем, мы на грани провала. Я решил предупредить вас…

- Что ты болтаешь?

- Выражайся яснее! - приказал Олег.

Лицо Азата стало красным, словно верхняя лампочка светофора.

- Ну, говори! - не выдержал даже спокойный Глеб.

- Там, на окраине поселка, я заметил…

- Что ты заметил?

- Одного типа. Он очень подозрительный.

- Почему ты так решил?

- Не нравится мне все это. Он кого-то ждет. Что ли...

- А почему он показался подозрительным? Ты не можешь пояснить свои чувства и смутные переживания более определенно?

- Нет. Но я скажу одно - мы сильно рискуем.

- Началось! Ты предлагаешь  бросить  это  великолепие?  Опять  вернуться  в  грязь? Давай лучше подгоняй сюда свою машину. И делай это поскорее.

С улицы раздался далекий и неясный звук.

- Что это?

Ребята притихли. Звук быстро приближался. Это была машина.

- Высовываться  из  домика опасно, - решил Олег, - будем рассчитывать, что машина благополучно проедет мимо.

Урчание двигателя вскоре раздалось совсем рядом.  Машина остановилась неподалеку от особняка.

Ребята, крадучись, подобрались к окнам.

Из разбитой и замызганной грязью «Волги»  вылез грузный  мужчина лет сорока.  Остановив взгляд на коттедже, он почесал лоб и уверенно направился к калитке. Когда он подошел поближе, ребята услышали, что он насвистывает какой-то мотив. Беспечный вид пришельца говорил, что здесь он случаен.

- Может, уйдет? - высказал надежду Глеб.

Мужчина, не дойдя до дверей,  остановился и стал  осматриваться.

Ребята, как по команде, отодвинулись в глубину комнаты.

Что-то насторожило мужчину. Он обошел коттедж слева направо, потом снова в точности повторил свой маневр, но уже в обратном направлении.  Успокоившись, он вернулся  на дорожку.  Ребята с тревогой следили за всеми его перемещениями. Мужчина, наконец, что-то для себя решил и направился к дверям.

- Алик! Ты здесь? - подал он голос.

Ребята стушевались.  С ужасающей внезапностью Олег вспомнил, что  дверь не заперта.  Если бы она оказалась  закрыта,  мужчина  наверняка  ушел бы ни с чем. А так… Даже страшно подумать! Олег проклинал себя за неосторожность.

- Спокойно, - упредил он друзей, -  не  надо  поддаваться  панике. Сейчас он войдет - мы должны сбить его с толку.

Друзья на ходу подхватили  идею.  Пока  незнакомец  добрался  до  крыльца и  взялся  за  ручку двери,  ребята успели расставить бокалы.

 Азат ловко раскупорил одну из бутылок. Остальные расселись за стол.

- Мы на волосок от гибели, - шепотом предупредил  Олег,  разливая  вино, -  если мы сделаем хоть одну ошибку,  мы угодим...  не хочу даже  думать об этом… Газовый баллончик! Придется пустить  его в ход.

Неожиданно Азат встал из-за стола.  Вооружившись бутылкой, он замер  у входа.  Дверь отворилась.  На пороге стоял мужчина.  Выражение лица  вошедшего было трудно понять.

- Привет, мужики! - пробурчал он.

Олег обменялся с Азатом взглядом.  Азат занес руку,  чтобы опустить на вошедшего точный и сильный удар,  но  Олег  предупредил  его действие легким движением бровей.

Мужчина подошел к столу и небрежно пожал всем  руки.  Азат  тоже  подошел к своим.

- А где у нас Алик? - оглядел присутствующих мужчина.

Олег наклонившись,  скрыл радость, выступившую на лице. Хитрость  удалась: вошедший не подозревает об истинном положении вещей.

- Он скоро появится, - брякнул Олег и вдруг понял, что сам загнал  себя в тупик.

- Хорошо, - гость уселся на крайний стул.

Некоторое время молчали, потом мужчина взял в руки бутылку и весомо заметил:

- Давайте разбавлять жизнь вином,  и она пройдет  веселее.  Меня  зовут Вадимом. Вас, кажется, я вижу впервые.

Олег сосредоточился на своих мыслях, пытаясь найти выход из затруднительного положения.  Ожидание затягивалось.  Олег незаметно подмигнул Азату и нарочито громко сказал:

- Где-то я пиво видел. Пойду посмотрю.

Олег прошел за коробки и стал ждать Азата.

- Что-то долго возится, - Азат пошел следом.

- Альберт без пива пьянки не мыслит, -  пояснил  Глеб  неизвестно  почему насторожившемуся  Вадиму.  Ребята  представились  вымышленными  именами, и Глеб надеялся, что сейчас он не перепутал псевдоним Азата.

Скрываясь за коробками, Азат с Олегом горячо шептались.

- Хочу на тебе проверить свои мысли. - Олег привлек к себе  приятеля. - Следует пустить в ход баллончик или подождать пару секунд?

- У нас нет другого выхода?

- Наверное, есть. Но оставшиеся варианты еще хуже.

Друзья вернулись за стол.

- Тебе померещилось. - Изобразив на лице недовольство, Азат встал  рядом с Вадимом.

- И вправду, даже пустых бутылок из-под пива я не нашел.

Азат понемногу оказался за спиной Вадима.  Но  нежданный  гость  держался настороже.  Заметив маневры Азата, он под каким-то предлогом  встал с места и отошел на край стола. Рассматривая, гость взял с полки статуэтку, потом открыл иллюстрированную большую книгу.

Олег с Азатом незаметно переглянулись.

- Еще остальные ребята должны были подъехать, - неуверенно заметил Вадим, -  сколько сейчас времени?

- Третий час. - Олег пытался понять:  заподозрил Вадим что-нибудь  или это обычная его предосторожность.

Что делать? Мысли путались, и даже никогда не терявший присутствия духа Азат был в растерянности.

- Наконец-то! - воскликнул измучившийся от нетерпения Вадим.

Он не блефовал.  Из подъехавшей машины вывалились три коротко стриженных  мордоворота в кожаных куртках.  Прибывшие прямиком направились к коттеджу.

Азат с Глебом прямо-таки пронзали взглядом Олега,  ожидая от автора рискованной затеи с кражей решительных  действий.  Идеи,  спасительной в создавшейся ситуации, похоже, у того в запасе не было.

Олег нарочито бесшабашно развалился на стуле:  будь  что  будет.  Порой этот один  из самых распространенных девизов человечества оказывался  вовсе не худшим.

- Всем привет!

Громилы вошли в дом и со всеми по очереди  поздоровались.  Накачанные и веселые, они вели себя очень самоуверенно. Этого нельзя было  сказать относительно нашей смешной компании, терявшейся в догадках.

- Вадик,  кто  они? -  не выдержал один из пришедших,  коренастый  мужчина с плоским, как сковорода, лицом. Уши его были прижаты к голове, а нос перебит когда-то на боксерском ринге или, может быть, в подворотне.

- Это знакомые Алика, - пояснил Вадим, - мы ждем его.

- Можно говорить открытым текстом при них?

- Не знаю.  Лучше не рисковать, - осторожно ответил Вадим, - тут у  Алика был спирт. Можно расслабиться.

- Присоединяйтесь к нам, - миролюбиво предложил Олег,  чтобы хоть  что-то сказать.

В конце концов, вся эта странная компания может мирно  разъехаться. Лишь бы не начались расспросы или вдруг  не появился этот неизвестный Алик.

Не успела разросшаяся компания рассесться за столом,  как за окном послышался вой милицейской сирены.  К коттеджу  побежали  люди  в  форме. До ребят донеслись отрывистые команды.

 

Сержант и еще двое милиционеров в  комнату  ворвались  разом. И неожиданно, как шторм.  Правда,  после  ураганного  вторжения  сразу же воцарился внезапный штиль. Остановившись на пороге, старший из опергруппы растерянно оглядывал спокойную идиллию за столом.

- Сержант Хусаинов, - козырнул, наконец,  представитель  власти, захватывая по привычке инициативу.

- В чем дело, командир? - Боксер не терял присутствия духа.

Прежде чем  ответить сержант пытливо оглядел настороженно застывших ребят.

- От  соседей поступил сигнал, - пояснил он, - хозяин в отъезде,  а на даче собираются подозрительные люди.

- Подозрительные? Здесь все свои. - Боксер провел рукой обобщающую черту, потом он нахмурился. Взгляд его остановился  на  команде Олега: - Впрочем, кое-кого я совсем не знаю. Правда, Вадик за них ручается.

- Я?  Ручаюсь? Да я их впервые вижу! - открестился от недавних собутыльников Вадим.

- Может,  они и есть соловьи-разбойники, из-за которых опергруппа не спит ночей? - заулыбался боксер.

- Это  круто  меняет дело, - сержант напрягся, - предъявите,  пожалуйста, документы.

- Командир,  погоди с формальностями.  Прямо Анискин какой-то!  А ну,  хлопцы, рассказывайте, каким ветром оказались в наших краях? Чистосердечное признание облегчает вину,  правда ведь, сержант? Если вы не знакомые Алика,  то получается... получается, что…

- Они забрались на чужую дачу, - подсказал сержант.

Боксер деловито прошелся по комнате.

- А вот и товар, который они приготовили к выносу!

Сержант стал доставать бумаги из папки:

- Будем оформлять задержание. Пригласите понятых.

- Зачем далеко ходить?  Мы чем вас не устраиваем? Вот наши документы - будем понятыми.

Сержант Хусаинов по части составления протоколов оказался дока. В мгновение ока виртуоз бумажных дел оформил задержанных, как положено, и незадачливых домушников вывели на улицу.  Там их поджидал  милицейский «УАЗик»  с  решетками на окнах.  Смешная компания расселась на жесткие скамейки,  и милиционер захлопнул заднюю дверь. Изнутри ручек для открывания не было. Ребята терпеливо ждали, но машина долго не трогалась.

Наконец дверца снова отворилась,  и сержант махнул рукой.

- Вылезайте! - Широкая улыбка сияла на лице боксера, который выглядывал из-за милиционеров.

Ребята стали спрыгивать по очереди на землю, недоуменно оглядывая присутствующих и пытаясь понять, что произошло.

Объяснений пока не  было.  Сержант  пожал руку боксеру,  и милиционеры уехали.

- Мне  удалось на время замять дело, - пояснил боксер, - делу будет дан ход только... при неблагоприятных условиях.

- Что  мы  должны  сделать,  чтобы климат не испортился? - спросил Олег, - только учти:  если ты думаешь, что мы будем лизать пятки за спасение, забудь об этом. Мы - неблагодарные свиньи.

- Ничего, из свиней получается неплохая ветчина. Требуется только искусный повар... Поехали! А ты, Вобла, остаешься сторожить хату.

Худой, как скелет, парень направился к коттеджу, а остальные стали садиться в машины. Их оказалось две, и ребят разделили. Олега грубо затолкали в переднюю автомашину.  Он хотел сесть поудобнее, но его сдавили громилы с двух сторон,  полностью лишив подвижности. Олег не имел также возможности оглянуться,  чтобы понять,  что происходит с Азатом и Глебом. Его мучили сомнения. Он не мог ответить на простой вопрос: чего хотят новые знакомые? Единственно, в чем не приходилось сомневаться: неприятности только начинаются.

 

Глава десятая

 

При подъезде к городу,  главарь и его подручные стали перешептываться. Из бардачка достали вязаную шапочку и надели на голову Олега.

- Сидеть тихо и не дергаться! - предупредил главарь.

Шапочку насадили на голову так глубоко, что Олег ничего не видел.

Ехали долго. Дорогой не переговаривались.

Наконец, Олега вывели из машины, и он с радостью начал разминать затекшие ноги.  Прислушавшись,  Олег по  характерному  покашливанию  Глеба догадался, что приятели тоже здесь.

Не снимая с головы шапок, всех повели в какое-то гулкое помещение. В длинном коридоре раздавались шаги.  Запахло чем-то специфичным, связанным  с приготовлением пищи. Когда Олегу и его друзьям развязали глаза, они  поняли, что первоначальная догадка верна: их привели в пищеблок столовой.

В дальнем углу какой-то мужчина разделывал тушу.  Другой сидел у  плиты и  с наслаждением уминал приготовленное тут же на жаровне мясо.

Голова у него была неимоверно огромная,  темные и жесткие волосы  коротко подстрижены  и  торчали  во все стороны,  как иглы дикобраза. Рот, полный кривых, но крепких зубов, поглощал один кусок поджарки за  другим. Опустошенный стакан водки стоял перед ним на столе рядом с початой бутылкой.  Его напарник, детина с бычьими глазами, оттопыренными ушами и покатым лбом, налил себе еще  немного  водки и наполнил стакан соседа.  Тот залпом выпил и,  радостно потягиваясь, уставился на вошедших.

- Карась, это мы…

- А-а!  Вы  уже здесь? - любитель выпить и закусить резко встал и  подошел вплотную к ребятам,  стоявшим рядом друг с другом с  нарочито  непринужденным видом.

Детина неожиданно расхохотался и дыхнул на ребят винным  перегаром.

- Я не буду играть с вами в кошки-мышки! Зачем терять время на развлечения типа «Допрос коммуниста» или «Партизаны в гестапо».  Лучше идем, я покажу кое-что интересное.

Главарь размашистым  шагом  направился к дверям в подсобку.  Его  подручные подтолкнули пленников вслед за Карасем.

Все вошли  в  подсобку  и остановились в дверях.  Кто-то включил  свет. Посреди комнаты сидел привязанный к стулу  мужчина.  Круглое  и мясистое лицо его было помято в том смысле,  что на нем остались страшные следы. Над ним поработали чьи-то безжалостные и грубые руки.  Он был  обнажен по пояс,  и тело украшало множество кровоподтеков.  Окровавленная рубашка лежала на полу.

Из-за угла к сидящему подошел детина в черном свитере с закатанными рукавами.  В руках поблескивал нож.  Это был большой нож,  которым режут  свиней или пользуются на охоте.

- Говори! - потребовал Карась.

- Первый  раунд успеха не принес. - Палач небрежно демонстрировал  сверкающее лезвие «Скорпиона» - Может, сразу выбрать более жесткий стиль?

- Ты же знаешь, мне это безразлично. Я жду результата.

- Все понял. Вопрос времени.

- У нас его достаточно. Приходи с радостной вестью.

Главарь развернулся и, грубо толкнув ребят вперед себя, вышел из  подсобки.

- Ну. - Карась занял свое место у плиты. - Рассказывайте, какие вы  крутые.

Ребята молчали.

- Что-то раньше вы мне не попадались. На чем вы засыпались?

Невысокий с восточным выражением лица подручный по кличке  Самурай склонился  над  ухом шефа и что-то зашептал.  Ребята следили,  как постепенно менялось выражение лица Карася.  Свирепость, исказившая его и без  того некрасивое лицо,  ребятам ничего хорошего не сулила. Наконец Карась, не дослушав,  отстранил Самурая и вскочил на ноги, явно рассерженный  не на шутку.

- Это правда? Значит, вы такие крутые, что решили обуть даже меня?

Олег скривил губы:

- Не знаю, что наплел этот хмырь, но заранее уверен: более половины из сказанного - наглая ложь.

- Вот как? Значит, вину вы не признаете? Тем ужаснее будет расплата.

Олег почувствовал, как напряглись все мышцы. Он сжал зубы и, расслабившись, принял самый что ни на есть спокойный вид.

- Хорошо, забудем про разбирательства. Давай поговорим о деле.

- А в чем заключается ваша проблема?

Карась оглядел своих подручных:

- Уходите все!

-  Не понял, - вякнул кто-то.

- Заткни пасть и живее двигай ногами.  Я позову,  если понадобитесь. Далеко не уходите - стойте за дверью.

Когда все вышли,  Карась некоторое  время  молчал,  постукивая  пальцами правой руки по поверхности.

- Хотите, я нарисую картину ближайшего будущего, - заговорил он, -  вас ждет  приличный  срок.  Если хотите,  могу поделиться собственным  наблюдениями: в том месте,  куда вы попадете, вам не понравится. Кстати, кто-нибудь из вас имел до этого судимость?

Ребята отрицательно покачали головой.

- А в каких-либо группировках состоите?

Олег не знал, что ответить.

- Говорите правду, все равно на слово мы не поверим - будем проверять.

- Нет, - ответил Олег, остальные энергично замотали головой.

- Тогда... - расплылся в улыбке Карась, - у  вас  есть  прекрасная  возможность  не только искупить свою вину,  но и заработать некоторую  сумму денег.  Правда, предложение очень интересное?  Не ожидали такого поворота? Думаю,  мы  сговоримся.  После того,  как вы выполните ряд несложных поручений, вы будете свободны, словно ветер над Казанкой!

- У нас есть выбор?

- Именно. Хотя надо быть последним идиотом, чтобы искать варианты.

- Хотите сказать, выбор у нас фактически отсутствует?

- Очень больших денег я вам не обещаю,  но  международный  круиз  вокруг шарика вы совершить сумеете. Денег на что-то подобное заработаете наверняка. Идет?

Дверь в  подсобку распахнулась,  и на пороге показалась кровавая  фигура палача.

- Говори! - приказал шеф.

Палач подошел и, склонившись над головой Карася, что-то зашептал. Лицо слушающего как-то неожиданно и очень заметно просияло.

- Есть такое дело! - воскликнул он, подражая интонации популярного телеведущего.

Взгляд его остановился на Олеге:

- Ты старший в команде?  Нам нужно переговорить. Для остальных -  рекламная пауза.

Кивок головы послужил сигналом для мордоворотов, которые скрутили ребятам руки и затолкали их в подсобку.

Тусклый свет  единственной лампочки под потолком едва пробивался  под толстым слоем пыли на плафоне.

Ребята увидели распластавшегося ничком мужчину. Какого-либо движения он не проявил.  Азат потрогал его руки,  а потом приложил ухо к  груди.

- Кажется, мертв, - констатировал он тихим голосом.

- Ты уверен?

- Можешь сам проверить, я ведь не доктор.

- Я тоже не врач.

- Они убили его!

- Что ты думаешь по этому поводу?

- По поводу Олега?  Почему его оставили тет-а-тет? Наверное, будут убеждать. Меня этот мертвец убеждает лучше всяких слов.

Мучители, стоявшие за дверью, снова вошли в подсобку и надели на  головы жертв ставшие уже привычными шапочки. Скрутив руки, они повели своих пленников по коридору. На повороте к ним еще кто-то присоединился.

- Олег?.. - спросил с надеждой Азат.

- Я здесь! - раздалось рядом.

- Молчать! - громко прикрикнул кто-то.

Опять, плотно прижавшись друг к другу,  ехали в неизвестном направлении.

 

Глава одиннадцатая

 

Машина внезапно остановилась.  Пассажиры молчали. Никто не переговаривался.

- Азат?..  Глеб?.. - подал голос Олег.

Увы, никто ему не отозвался. Ребят, похоже, рассадили в разные машины. В салоне  раздалось бульканье,  и Олег догадался,  что разливают  водку. Судя по тому,  как ему в руки вложили граненый  стакан,  Олег  сделал вывод, что жидкость предназначалась ему.

- Что это?

- Пей!

Олег сморщил нос.

- Сколько лет? - спросил Карась.

- Мне?

-  Тебе!

- Двадцать пять.

- Хочешь, чтобы стукнуло двадцать шесть? Тогда пей.

За первым стаканом быстро налили второй, затем был третий, потом  четвертый. И все без закуски.

- Это насилие в изуверской форме, - проговорил Олег заплетающимся  языком. Потом он вырубился.

 

Очнулся парень лежащим на земле.  Сознание потихоньку возвращалось в ослабевшее тело.  Шапка по-прежнему была натянута  на  голову. Куртка  была  наглухо застегнута на все пуговицы,  в рукава продета и  привязана чуть ли не ремнями с обоих концов к запястьям длинная палка.

Олег с  неимоверными трудностями поднялся на ноги и медленно пошел вперед, надеясь как-нибудь сориентироваться на местности.

- Эй, есть кто-нибудь? - кричал он, осторожно переставляя ноги.

Похоже, он выбрался на шоссе. Подвернулась нога, и Олег неуклюже  скатился в кювет.

Так недолго угодить под машину! Олег представил себе, что вид у него - как у огородного пугала, вышедшего на прогулку.

К счастью,  машин  на  дороге не было.  Риск сбитым оказался не столь велик.

 Олег мужественно шел вперед в выбранном изначально направлении, время  от времени сползая в кювет и также упорно вылезая обратно на шоссе.

Его длительное и не лишенное героизма  путешествие  с  закрытыми  глазами, в конце концов, увенчалось успехом. На одном из остановок, которые парень позволял себе в качестве вознаграждения,  он услышал отдаленные голоса.

- Эй! - закричал он со смутной надеждой.

- Мы здесь, - раздались голоса приближающих друзей.

- У вас на голове тоже шапки? - Олега волновал этот вопрос больше  всего.

- Они сделали из нас чучела.

- Из меня тоже забавное пугало получилось.

Раскрытые вширь руки не могли соединиться. Освободиться из нелепого плена не было никакой возможности.

- Надо что-то придумать!

Совместными усилиями  избавились  от ненавистных шапок.  Сложнее  было избавиться от палок, лишавших их подвижности.

- Уф! Словно заново родились.

Ребята огляделись. Справа и слева, насколько хватало глаз, простирались колхозные поля. На шоссе было пустынно.

Выбрав одно из направлений,  ребята зашагали по дороге, надеясь,  что она приведет в город.

 - О чем вы говорили с Карасем?

Олег как-то непонятно скривил губы.

- Он убедил меня не плевать против ветра.

- Ты согласился работать на него? - удивился Азат.

- И даже очень охотно.

- Он сообщил тебе какие-то новые условия?

- Нет, просто мне в голову пришла одна мысль.

- Поделись идеей! - потребовал Азат.

Олег улыбнулся:

- Просто мы сделаем ноги.

- Я понял. - Хлопнул приятеля по  плечу  обрадованный  Азат. -  Мы  рванем когти за границу?

- Если бы это было возможно!

- Тогда что?

- Для начала уедем в Москву.  Надо паковать вещи и еще -  позвонить, предупредить Вику.

Ребята тем  временем выбрались на трассу,  и их тотчас подобрала  первая же машина с тентованным кузовом.

 

 Азат упаковал чемодан. Ибрагим предложил подвезти друзей до вокзала. Договорились, что после проводов он заберет машину домой.

Садясь в «УАЗик», Азат обратил внимание на то, что дверца оказалась открытой. Странно, что он допустил оплошность. Азат всегда запирал двери, когда оставлял машину на улице.

В ожидании Ибрагима Азат завел мотор.

Неожиданный шум  и едва заметное движение на заднем сиденье заставили Азата не на шутку встревожиться.  В машине находился посторонний. Проверить предположение он не успел.

Азата охватил ужас.  И было от чего! Кто-то навалился  сзади  и  стал стягивать на шее веревку.

- Кто это? Черт! Прекрати! - заорал он, начиная задыхаться.

Натяжение ослабло.

Азат обрадовался, что шутник не стал усугублять положение. Однако надежда на то, что все разрешится самым приятным образом и окажется чьей-то глупой шуткой,  не оправдалась.

- Езжай прямо! - посоветовал неприятный глуховатый голос.

Промедлением Азат дождался повторного наказания. Шнурок стал угрожающе натягиваться.

Пришлось подчиниться.

Азат прекрасно сознавал,  что в подобного рода ситуациях, когда  намерения противника до конца неясны,  благоразумнее  не  действовать  опрометчиво. Сдержанность и ловкий ход в нужный момент - вот что могло выручить его и дать шанс ускользнуть из западни.  Следуя выбранной тактике,  Азат  покорно  направлял машину туда, куда указывал неожиданный попутчик.

Впрочем, любой киногерой западного  боевика  повел  бы  себя  не большим суперменом, чем Азат, руки которого были заняты управлением  автомашиной, а шея ежесекундно рисковала из-за стягивающей ее веревки. Предполагать, что это случайный грабитель или сумасшедший коллекционер подержанного транспорта,  можно было только в нескладном анекдоте. То,  что эта напасть свалилась на голову именно  сейчас,  когда  смешная  компания решила делать ноги из города,  настраивала на самые  печальные мысли.

Азат вспомнил про своих друзей, и призрачная надежда посетила его.

- Посмотрим,  чем все кончится, - сказал он себе,  начиная проникаться любопытством,  которое человек хранит в глубине души с  самого  рождения.

- Видишь железные двери, - заговорил таинственный угонщик, - остановись поблизости.

Строение походило на котельную. Точно! Котельная и есть - не иначе!

- Выходи! - потребовал незнакомец.

Азат облегченно вздохнул. Теперь противник освободит ему шею.

- Ого! - Азат расстроился.  Краешком глаза взглянув на своего недружелюбного попутчика, он совсем упал духом. Отметая любую возможность благополучно выйти из сегодняшней передряги,  в  руке  бандита  чернел ствол пистолета.  Гарантии,  что это просто газовое оружие, никакой не было.

- Ну  и  влип я в историю, - с содроганием подумал Азат, - выйти из нее - большая удача.

Азат вспомнил  о ребятах из своей дружной компании.  Обидно,  что все эти рискованные приключения почему-то достались ему,  маленькому и такому беспомощному. Он  самостоятельно не выкрутится из передряги, а остальные, увы, вряд ли смогут прийти ему на помощь. Если бы позвонить Олегу...

Увы, те  сволочи,  которые  ждут в этой грязной котельной,  наверняка, займут его время целиком. Лишь бы предстоящее времяпрепровождение не было сопряжено с пытками! К различного рода неприятностям,  не связанным с методичным и целенаправленным насилием, Азат вроде стал уже понемногу привыкать.

- Вот он, - бандит толкнул своего пленника в помещение.

За небольшим столом, замызганном и старом, сидели два типа неприятной и  даже  в чем-то карикатурно-уголовной наружности.  Один из них был худой,  как крепыш Освенцима, а другого без зазрения совести можно было назвать толстячком.

Перед собутыльниками стояла трехлитровая банка с пивом, наполовину пустая, несколько грязных стаканов, остатки истерзанной рыбы и грубо разломанные ломти черного хлеба.  Культурным питием здесь  явно  не пахло.

Худой человечек в телогрейке,  увидев Азата и его  провожатого  с оружием в руках, встал из-за стола и быстро заговорил:

- Ухожу-ухожу!  Мое дело сторона... Я ничего не видел и ничего не знаю. Это правда. Хозяйничайте как у себя дома.

Специалист с лицом профессионального выпивохи мигом исчез за  тяжелой дверью котельной.

- Товар доставлен как... - курьер с пистолетом,  не найдя подходящего каламбура,  снял проблему простым смехом, похожим одновременно на ржание лошади и мычание тоскующей коровы.

- Мне расписаться в получении?

Любитель пива не был расположен к гостеприимству.

- Ага! - Пришедший положил пистолет на стол,  и он моментально перешел в руки настоящего владельца.

- Не дай ему... в общем, понимаешь... - Снова гомерический и нервный хохот.

Азат с некоторым удивлением уставился на своего смешливого пассажира. За ним раньше он не замечал такого таланта.

- Мне надо еще кое-что сделать...  Ну, я пошел.  Смотри в оба! Понял?

Фамильярно похлопав нового стражника по плечу, хохотун счел себя полностью квитым за все свои унижения и потопал к выходу.

Азат и любитель пива остались вдвоем.

Не выпуская понравившийся пистолет из рук,  последний  молчал  и, облизываясь, осушал пиво из банки,  наливая себе в стакан щедрыми порциями.

Стояла напряженная тишина,  ничем не прерываемая. Азат тоже затаился.

Выхода не было.  От оставшегося в банке количества пива  стражник вряд ли опьянеет.  Единственное, что немного радовало Азата, это то обстоятельство, что обращение с оружием для «пивной бочки» было явно в новинку. Но, увы, любое неосторожное движение со стороны пленника могло спровоцировать у новичка ненужную реакцию...

 

Когда раздался звонок в дверь,  Глеб уже собирался ехать к Олегу. Он уже собрал вещи, оставил матери записку.

- Кого еще принесло?

Глеб остановился посреди комнаты.

Звонок тем временем трезвонил не переставая. Это наглядно демонстрировало нетерпение и настырность пришедших.

Явно что-то случилось.  Может, друзья переиграли схему отбытия из Казани?

- Иду! - крикнул Глеб, торопливо протягивая руку к задвижке.

Едва в  двери образовалась щель,  в прихожую ворвались два здоровых молодца. Глеб дернулся назад, но ему моментально скрутили руки.

Легкое движение тела ворвавшиеся восприняли как угрозу,  и Глеб ощутил на себе жесткий и направленный удар. В глазах вспыхнули миллионы искр, и сознание мгновенно отключилось.

 

Глава двенадцатая

 

Азат терялся в догадках.

Толстенький страж вел себя вроде бы непринужденно.  Тем не  менее, он старался не встречаться взглядом со своим пленником. Это, конечно же, о чем-то говорило. Раньше он был словоохотливым, Азат сам слышал, как он пререкался с  предыдущим  охранником.  Так  что  немым он не был.  Может, просто не хотел утруждать себя объяснениями и ждал инициативы со  стороны Азата. Или…  ему было приказано молчать?

Не дождавшись определенности, Азат решил попробовать заговорить:

- Я думаю,  произошла ошибка... Да-да, досадная и нелепая ошибка, - начал он, - ошибочка, которую легко исправить.

Азат уловил какой-то интерес на обрюзгшем лице.

- Я даже не знаком ни с кем из вас...  И денег у меня нет, - добавил он, пытаясь вырвать у пленителя хотя бы желание возразить.

Увы, разговор,  похоже, мужика не интересовал. Кстати, к пистолету, к этой сверкающей игрушке, он уже привык и, хотя все еще не выпускал из рук, водил им перед собой явно бесцельно.

- И долго нам скучать так вместе? - Азат задал свой вопрос, уже не надеясь на ответ.

Какая-то неожиданная идея сверлила мозг, но схватить сути он пока почему-то не мог.

Стражник как-то странно повел бровью.  Азат едва заметно улыбнулся. Сейчас молчаливый напарник родит первую фразу.

 - Ты, приятель, меня особенно не мучай. Я ничего не могу сказать. Человек я маленький, и дело у меня маленькое.

- Понятно.

Азат кивнул.  Ситуация проясняется. Он, конечно, не злой. А после пива ему не помешал бы собеседник. Надо разговорить его, не останавливаясь на достигнутом.

- Я и не сержусь.  У каждого свое дело,  и он должен его хорошо выполнять. Я все понимаю.

Азат увидел на столе засаленную колоду карт,  и вертевшаяся в голове идея стала приобретать реальные, но все еще  пока  трудноуловимые очертания.

- Ты умеешь играть в карты? Я имею в виду, ты хороший игрок?

Начинающий уже сердиться после первого вопроса мужчина смягчился:

- Я играю неплохо. Но этот номер не пройдет!

- Какой номер? - совершенно искренне удивился Азат.

- Я не буду играть! У меня есть задание, и я его выполняю.

- Понимаю...  У тебя заняты руки.  Но посмотреть парочку забавных фокусов тебе ведь никто не запретит. Правильно?

Мужик неопределенно пожал плечами.

Азат, не мешкая, стал тасовать колоду.

После двух-трех  действительно  интересных  и неожиданных фокусов стражник немного успокоился. Не видя угрозы со стороны такого веселого и наивного пленника, каким на поверку оказался Азат, он решил, что поставленная перед ним задача не столь уж и трудная. Можно  немного расслабиться.  В  качестве поощрения он предложил Азату остатки пива. Вскоре пленник и его страж стали почти закадычными  приятелями, неплохо проводящими  совместный досуг.  Только  время от времени мужчинка гладил вороненую сталь оставленного ему пистолета и проникался  серьезностью поставленной перед ним задачи.

- Мне жаль тебя,  ты - неплохой парень, - выдал он, наконец, вертевшееся у него на кончике языка.

- Слушай! Ты ведь знаешь - все-таки! - больше меня. Что мне угрожает?

- Для начала... тебя изобьют.

- Даже так? И что потом… по расписанию?

- Потом будут пытки. Наверняка… У них это завсегда. Я уж насмотрелся.

- Зачем? Я же ничего секретного не знаю... Почему ты говоришь о пытках?

- Они всегда так делают. Может, тебе повезет, не знаю...

- Если от меня требуется что-то рассказать, я готов выложить все. В пределах школьной программы и даже больше...

- Выходит, ты не будешь упорствовать?

- А зачем?

- Действительно. Значит, я могу сообщить шефу, что ты согласен?

- Ну конечно!

- Тогда  все в порядке.  Я еще удивился,  что кто-то отказался от дела, приносящего большие бабки.

- Бабки?  Ты сказал «бабки»? Это ведь все меняет. Я не знал об этом.

- Выходит, он не сообщил подробностей?

- Нет,  просто  обрисовал  все в общих чертах, - осторожно ответил Азат, начиная опасную игру, - сказал, что речь идет о крупной сумме. Вот и все.

- О крупной сумме?

- Ну да. Для кого-то и сто рублей – крупная сумма. О да! Ради денег я могу творить чудеса.

- Черт!  Словно гора с плеч. - Лицо любителя пива прояснилось.  Он торопливо долил из банки пиво в стакан и протянул Азату.  Пистолет при этом он уже держал скорее по привычке, чем с угрозой.

- Возьмите меня в долю... - горячо зашептал он.

- Не  знаю... -  Азат  сделал вид,  что всерьез задумался, - что-то можно сделать. Но, как понимаешь, не все так просто.

- Это верно. Но ты про меня не забудешь?

- Хорошо, буду помнить, что у меня есть друг. Скажи мне, а дело действительно стоящее?

- Еще как! Речь, похоже, идет о сокровищах казанских ханов...

- Ого!

- Вот тебе и ого! Сокровища спрятаны, а шеф, наверное, нашел, где. Я так думаю.  Но я тебе ничего не говорил, лады? Карась, если захочет, сам все расскажет... Он действительно не говорил об этом?

- Теперь припоминаю,  Карась предложил это дело нашей компании, но мы ему не поверили.

Мужик вздохнул:

- Вот потому ты и здесь... Все встало на свои места.

- Где Карась? Я устал его ждать.

- Не знаю. - Мужик растерянно оглянулся на дверь. - Должны появиться. Но только помни,  я с вами!  Не пойму,  какого черта Карась взял в долю именно тебя? Силенок у тебя немного, я погляжу.

- Дело не в силах...

Азат замолчал, пронзенной сумасшедшей и отчаянной идеей.

- Я обладаю феноменальными способностями! - не без гордости заявил он.

- Правда, что ли?

- Я – экстрасенс экстракласса.

- Врешь!

- Зачем мне врать? Я - член международной академии магов. Если не веришь, могу доказать прямо сейчас... Не боишься? Я готов продемонстрировать самые безобидные штучки из своего арсенала.

- Давай. Но учти - у меня пистолет. Из него можно убить и дьявола, если вдруг ты вздумаешь его вызвать.

- У тебя есть серебряная пуля?  Нет. Тогда бесполезно. Духи бесплотны, и обычные пули их не берут.

- Брось. Не верю я в мистику.

- Ладно. Другой аспект. Хочешь, я прочту твои мысли?

- Мои мысли? Ты хочешь сказать, о чем я думаю в этот момент?

- Да.  Но ты верно заметил - это просто. Лучше покажу нечто оригинальное. Вот  у  тебя в руках карты.  Я заставлю тебя вытащить из колоды ту карту, которую я захочу и назову.

- Ну да?! - недоверчиво повел носом собеседник. В картах он знал толк и карточные фокусы любил.

Азат быстро перетасовал карты:

- Вытащи туз пик.

Мужик нерешительно потянулся к колоде.  Другая рука  настороженно подняла пистолет,  и  вороненое дуло грозно уставилось на гипнотизера, вгоняя его в не менее эффектный транс.

- Давай вытаскивай любую карту...

Краешком глаза Азат приметил на полу  полувысохший  лак  в  банке из-под майонеза.  Отвлекая  внимание  пленителя удачно подвернувшимися под руки картами, новоявленный фокусник при помощи обеих ног осторожно вывалил  содержимое  банки под стол. А потом старательно размазал вязкую жидкость по цементному полу.

Пока лак  окончательно  высох,  Азат  развлекал своего невольного зрителя фокусами из репертуара дешевого сельского гипнотизера.

  Кажется, пора!  Азат коснулся пола и почувствовал, что высыхающий лак прилипает к подошве и  цепляет  ботинок,  как  приличный  западный клей. Азату это было нужно.

- Внимание! - вскричал он изменившимся голосом. - Теперь делай  все то, что я скажу.  Тихо! Смотри мне в правый глаз. Слушай меня внимательно и ни на какие звуки не отвлекайся.  Отбрось все посторонние мысли. И не переводи с меня взгляда. Сейчас я внушаю тебе усталость...

Охранник смотрел на Азата и откровенно лыбился. Внушению он ни на одном сеансе никогда не поддавался, и теперь откровенные потуги самодеятельного артиста его просто смешили.

- Ты чувствуешь усталость во всем теле.  Сверху приходит тяжесть. Она приходит на смену усталости.  Руки становятся тяжелыми.  Они  бессильно лежат на столе.  Ноги... твои ноги становятся ватными и тяжелыми. Как гири. Ты пытаешься поднять их,  но не можешь оторвать от пола.  Теперь уже они тебе не подчиняются. Ну, давай! Попробуй оторвать от пола.

Скептицизм мужчины  моментально  испарился,  едва  он  попробовал оторвать ноги от пола и ему это вдруг не удалось.  Ужас парализовал его волю.  И было от чего:  всю свою жизнь это простое действие он осуществлял, не прилагая труда, а тут... Неужели паралич?

Лицо его перекосилось, и мысли спутались. Состояние души мгновенно отразилось в расширенных зрачках его глаз.

- Туман в голове нарастает. Глаза закрываются. Ты засыпаешь. Руки медленно вытягиваешь вперед. Медленно, не торопясь, разожми обе ладони.

Уйдя в сторону от  направления  ствола  пистолета,  Азат раскрыл ладони и принял выпавшее из ослабевших рук оружие. Не спуская глаз с застывшего,  как памятник,  вояки,  Азат обошел его сзади  и  ударом рукоятки по затылку отправил в длительный сон. Уже не гипнотический.

Теперь на выход. Только бы дверь не оказалось запертой!

Засунув оружие за пазуху, Азат стал толкать массивную металлическую дверь, с ужасающей неторопливостью ожидая, что она не откроется.

Это обрекало пленника на дополнительные трудности.

К счастью, дверь с трудом, но все же поддалась, и Азат рукавом вытер неожиданно выступивший на лбу пот.  Дверь  по  инерции  раскрылась  нараспашку, и Азат растерянно подался назад.



<< НАЗАД  ¨¨ ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу: [1] [2] [3] [4]

Страница:  [2]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама