приключения - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: приключения

Гимадисламов Фаниль Фаритович  -  Смешная компания или в поисках ханских сокровищ


Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4]

Страница:  [4]

Электронная почта автора: 5588191@mail.ru

Стрелецкий голова поднялся с колен и проницательным взглядом обвел толпу окружавших его мужчин.

- Кто из вас стрелял?

Люди в напряженном ожидании молчали. Они не знали, чего хочет их командир.

   Тогда Данила, нагнувшись снова, стал торопливо собирать в мешок рассыпанные сокровища.

- Еще один камушек остался, - подсказал рыжеволосый.

Данила смерил наглеца взглядом, и тот спрятался за спину товарищей. Это послужило сигналом для остальных.  В толпе обозначилось движение, и вперед выступил здоровенный детина с  перебитым  в  недавней  драке носом.

- Надо разделить наш трофей, - подал голос этот драчун и задира.

Шум в  толпе усиливался.  Ватага претендентов на сокровища потянулась к мешочку.  Все оставили поводья коней и двинулись вперед. Напряженное ожидание вылилось в действие. Опьяненные неожиданной удачей воины забыли обо всем на свете.  Алмазы, за которыми каждый уже видел купленный на родине земельный надел или будущую веселую загульную жизнь, влекли  к себе обозленных войной и лишениями людей.

- Вы  все белены объелись! - своим  неимоверно истошным криком огласил лес стрелецкий голова.

Выхватив из чехла, привязанного к луке седла заранее заряженную   пищаль,  Данила отступил назад. Ратники продолжали надвигаться. Тогда  Данила прицелился и выстрелом снес полбашки строптивому здоровяку.

Когда окровавленное тело безумца коснулось земли, выстрел из пищали все же заставил обезумевших воинов остановиться. Отбросив оружие в сторону, Данила ловким движением обнажил саблю.

- Кому еще требуется сокровищ! - заорал он дурашливым криком. -  Или  вы  забыли, кто здесь голова?

Случившееся красноречивее слов подсказывало, что правильнее всего делать.  Смутившиеся ратники опомнились и стали послушно ловить своих разбежавшихся скакунов.  На месте остались только трое сорвиголов.

- Что и как делить пока решаю я! - продолжал в возбуждении Данила. - Лад среди людей должен быть, и я его обеспечу любой ценой.

Не спуская  внимательного взгляда с подчиненных,  Данила подхватил  своего коня под уздцы, а затем быстро вскочил в седло.  Другим ловким движением он  вложил  саблю в ножны.  Все, впрочем, и так говорило о том,  что бунт усмирен. Может быть, неповиновение сейчас загнано вглубь - до поры до времени. Однако с этим неизбежным злом сейчас приходилось мириться.

- По коням! - громоподобно приказал стрелецкий голова.

Все уже и так были в седле и не торопились трогаться с места только потому, что не знали, что делать.

- Сокровища побудут  у  меня, - миролюбиво заявил суровый командир, - всему свое время. Я буду к вашим услугам, когда наступит момент делить удачу. Гарантирую - всем достанется равная доля.

Люди молчали. Только рыжеволосый нахал порывался что-то сказать, но пока не  решался.

- В  Казань  не едем, - продолжал Данила, - утром,  после завтрака,  каждый получит свою долю и пусть сам решает,  что ему делать с доставшимся богатством.  Вы - или согласны, или немедленно знакомитесь с моим крутым нравом! Я сказал все, что хотел сказать!

Ответом Даниле явилось продолжительное молчание. Но не ропот. Уже хорошо.

- Что будет с отрядом? - спросил, наконец, рыжеволосый.

- Мы расстанемся.

В алчных  глазах  окружавших его людей Данила прочел недоверие и  беспокойство.

- Я принял решение. Сокровища я передаю на хранение, - добавил он,  ища глазами  кого-то в толпе.

Наконец, он сделал выбор и сообщил об этом:

- Никита, ты готов принять этот груз?

Ратники знали Никиту так же хорошо,  как самого себя.  За время похода незлобивый и простодушный крепыш проявил  себя  справедливым и строгим  человеком.  Обладая  врачевательным талантом,  он возился почти с каждым,  будь то ранение  или мелкая хворь, ничего не требуя взамен.

Приняв мешочек из рук командира и оценивающе подбросив груз на ладони,  Никита искренне заметил:

- Здесь много сокровищ. Хватит на всех с лихвой.  Я даю клятву! Все будет по честному.

Последние слова успокоили самых придирчивых.

Стали собираться в дорогу.

- Надо похоронить девушку, - проговорил  Данила,  оборачиваясь в сторону, где лежало мертвое  тело.

- Зачем лишние хлопоты?  Кто она нам? Мы никогда не хоронили врагов! - загалдели  всполошившиеся стрельцы.

- А ведь верно! - вмешался Никита.

- Как хотите. - Данила осадил коня и поскакал к тропе.

Воины явно вышли из повиновения.

- Пока я им нужен, - думал Данила,  пришпоривая коня.- Открытый бунт будет очень скоро!

Конники были  вынуждены двинуться следом. Неизвестно, что будет потом.

Проснувшись посреди ночи,  стрелецкий голова долгое время  лежал  без движения. Слегка приподнявшись со своего ложа и опираясь на левый локоть, он стал вдруг прислушиваться. Над лагерем нависла тревожная тишина,  прерываемая только храпом и громким сопением наиболее беспечных стрельцов. Беспокойно ворочались с бока  на  бок  пожилые ветераны. Странные лесные звуки, доносящиеся время от времени до спящих, говорили о том, что окрестности живут своей привычной ночной жизнью. То один скрип, то другой шорох нарушали тревожную тишину. Вот снова хрустнула ветка,  и  дозорный  у  костра встревожено поднялся с  места. Он долго всматривался в кромешную мглу меж шалашей и,  наконец, решил сделать  несколько  неуверенных шагов в сторону,  откуда раздался  шум. Огонь костра не освещал дальнее пространство, и дозорный застыл,  прислушиваясь в ночные звуки и резонно опасаясь оставлять спящий отряд.

- Никита! - негромко позвал Данила.

Никита испуганно обернулся.  Узнав стрелецкого голову,  дозорный  вернулся к костру, рядом с которым был разбит шалаш командира.

- Что-то случилось? - неуверенно спросил Данила, подползая к выходу.

- Приношу извинения.  Показалось, - виновато улыбнулся Никита.

Данила, тем не менее, поднялся со своей лежанки и, не делая резких движений, сел у догоравшего костра. Здесь, рядом с дозорным.

- Не спится? - догадался Никита.

Некоторое время собеседники негромко переговаривались.

- Где у тебя мешок с сокровищами? - неожиданно  прервал  диалог  Данила.

- Я хорошо его спрятал, - простодушно ответил Никита, - здесь вот, под седлом. Не каждый найдет!

Данила одобрительно кивнул.

Стреноженные лошади вволю напаслись на лугу и теперь отдыхали,  время от  времени вскидывая беспокойные головы.

И то ладно. Именно от них зависело благополучие отряда.      Взгляд Данилы вернулся к шалашам, из которых раздавался тяжелый храп уставших за день воинов.

- Никита, я волнуюсь... - начал разговор Данила.

- Я слушаю.

- Нам не избежать раздора.  Утром мы поделим добычу.  Затем начнется разбой и лиходейство.

- О чем ты?

- Я не доверяю людям.

Никита вздохнул.  Дневная сцена у тела мертвой девушки не  предвещала в будущем радостных событий.

- Да. Молодцы наши совсем огрубели. - Никита тоже опасался проявления помешательства у некогда слаженного воинства. - Может случиться самое скверное. Я думаю, после дележки всем надо выбрать свой путь.

- Нет,  Никита. Ты ошибаешься,  это не решение проблемы.  Путь в Московию один. Рано или поздно все повстречаются в дороге. И тогда начнется дикая охота. Охота друг на друга. Так уже бывало!  Обычно находится один бессовестный мерзавец,  который решает завладеть всеми сокровищами. И тогда трудно представить, что произойдет. Пострадают самые честные и справедливые из отряда.  Я  боюсь  за твою жизнь. Впрочем, за свою я тоже гроша ломаного не дам.

- Должен быть какой-нибудь выход…

- Он есть!

- И мы избежим раздора?

- Надеюсь.

- И какой же он, этот выход?  Говори же и не томи меня. - Никита вскинул голову. -   Чем могу я помочь, Данила?

Подозрительно осмотревшись кругом - главное с тем, чтобы избежать подслушивания, Данила  горячо зашептал воину прямо под ухо:

- Надо ехать в Свияжск.

- Нам?

- Нет, только тебе!

- И что мне надобно там делать?

- Ты увезешь сокровища в крепость.

- Ага,  я понял, - кивнул Никита и задумался. Первоначальное ощущение,  что ему стал понятен тайный замысел стрелецкого начальника,  как-то  внезапно  улетучилось. - А дальше что?

- Отряд вернется в крепость, и тогда мы поделим наше добро.

- Теперь понял.

- Вместе с ратью мы все целыми и невредимыми вернемся в  Москву. Главное - мы избежим коварных засад в лесу и кровопролития с коварными охотниками, которые из нас образуются в пути.

- Верная мысль. Но я не знаю, как все это провернуть.

- Я  доверяю только тебе.  Сейчас, под покровом темноты, ты отправишься в Свияжск. Не стой! Иди, седлай лошадей.

- Договорились. - Никита подобрал седло, проверил мешочек и, кивнув командиру, неспешно пошел к лошадям.

- Никита, - окликнул его Данила, - привяжи мешок к поясу.

Воин, соглашаясь, кивнул.

- Иди-иди, -  поторопил его советчик, - будь спокоен,  я побуду на часах вместо тебя.

Никита больше не сомневался. Ускоряя шаг, он все дальше и дальше удалялся  от лагеря.  Данила,  довольно улыбаясь,  наблюдал, как его подопечный  ищет в табуне своего коня.  Наконец, Никита вскочил в седло, и вскоре  глухой звук копыт растворился в тишине.

Осенний лес  поглотил  ночного посланца,  словно большая река утопленника.  Раздался внезапный крик какой-то птицы. Далекий вой скучающих животных ни на минуту не прерывался - они зарядили концерт на всю ночь. Запах затхлой  воды смешивался с терпким ароматом прелых листьев. Серп луны висел на небе, освещая окрестности ровным светом. Никита ехал медленно, внимательно всматриваясь в местность, чтобы не сбиться в темноте. Он не торопился: путь предстоял неблизкий.

Когда Никита раздвинул густые заросли ольхи, чтобы выехать к военной тропе, он увидел на возвышенности черный силуэт всадника. Кто же это бродит глубокой ночью в лесу в одиночку, пронеслась в голове тревожная мысль. Благоразумнее было объехать опасный участок.  Поэтому воин свернул с пути и направил коня в обход холма.  Однако незнакомец оказался внезапно совсем близко и,  вскинув пищаль, произвел прицельный выстрел.  Конь под Никитой испуганно рванул в сторону,  и обмякшее тело наездника мешком сползло  на землю.

Убийца соскочил с коня и, выхватывая на ходу саблю, проворно побежал к поверженному противнику. Даже не проверив, насколько оказался удачен выстрел, стрелок  приставил  к  груди жертвы острие клинка и вонзил его в  живую плоть.  Раздался сдавленный стон,  вместе с которым  ушла  душа  славного воина.

Убийца нащупал мешочек на теле убитого им человека.

- Хороший был план!

 

Глава девятнадцатая

 

Раздался тоскливый вой.  Где-то  далеко  изливал  на  луну извечную тоску бездомный пес.

Майор Хасанов отодвинул  бумаги  в  сторону  и  задумался.  Дело  продвигалось не  так  споро,  как  хотелось.  В  системе  шифра  наблюдалась загадочная простота,  но  не  хватало  каких-то неуловимых, неизвестных деталей,  чтобы получить долгожданный результат.  Казалось, еще чуть-чуть - и озарение поможет  постичь древнюю тайну. 

- И тогда решение  засияет  во  всем  своем  первозданном  совершенстве, - пропел шифровальщик придуманную им фразу. Майор  Хасанов считался в отделе одним из самых опытных  дешифровальщиков. Он прошел даже своеобразный конкурс, прежде чем его  допустили к этим засекреченным документам.

От разбегающихся  в  разные  стороны   мыслей   майора   оторвал  негромкий стук   в  дверь.  В  комнату осторожно вошел  седеющий  молодцеватый сержант. В руках он держал стакан чая и какой-то сверток.

- Поздно уже, - сказал Аксенов,  ставя стакан перед Хасановым, - жена  соорудила  мне  тормозок.  Угощайтесь.  Эчпочмаки  у  нее  всегда  получаются очень вкусными. Оцените, прошу вас.

- Спасибо, - Хасанов пригубил чай, - я посижу еще немного.  Завтра  данные надо  вносить  в  компьютер,  у  меня  не все складывается как  надо... Я еще поработаю.

- Дело ваше. Работайте, сколько хотите.  Мне веселее только…  Не  один кукую в ночи.

Дежурный ушел.

Хасанову пришлось встать из-за стола, чтобы закрыть за беспечным  сержантом дверь.

Допив чай,  Хасанов поспешил снова  взяться  за  бумаги.  Работа  почему-то уже не  шла как раньше.  Мысли витали где-то далеко и понадобились усилия,  чтобы заставить течь их в нужном направлении.  Хасанов прислушался. В  большом здании архива стояла гулкая тишина. Только с улицы через открытое зарешеченное окно доносились  отдаленные голоса  запоздалых  прохожих -  завсегдатаев  ресторанов  и  баров, возвращавшихся навеселе домой.

Гулко хлопнула дальняя дверь, и холодный воздух через щели между  стояками и дверью ворвался в комнату.

Хасанов вышел из-за стола,  открыл дверь кабинета и  торопливо  пошел  по  коридору:

- Сержант!

Никто не отозвался.  Крик эхом прокатился по пустым коридорам и,  казалось, застыл где-то на облезлых стенах.

Предчувствие чего-то нехорошего заставило майора ускорить  шаги.

Пресловутое  шестое чувство обычно не подводило Хасанова.  Ни раньше,  когда он учился в Москве и единственный из курса всегда вовремя  уходил из туалета и поэтому ни разу не попался на глаза не терпящего курильщиков декану, ни позднее, когда уже работал в Подмосковье экспертом и не завалил ни одного дела, всегда отсылая назад  материалы с сомнительными результатами,  ни рискуя, как все, давать  оценку на авось, чтобы не испортить показатели. Уже переведясь в  Казань  и  работая в «двойке» - в старой тюрьме на улице Красина, -  он не раз информировал начальство о  своих предчувствиях. Но чувства к делу не пришьешь. Увы, нежданно-негаданно  в одну из глухих ночей через заранее прорытый подкоп совершила побег группа осужденных.  Именно тогда Хасанов убедился, что его предчувствия берутся не с пустого места. Так что майор милиции имел сейчас все  основания тревожиться.  Правда, тюремный психолог объяснил исполнение  предчувствий достаточно просто.  Мол,  страхи - это концентрация тревожных ожиданий.  Естественно,  что человек опасается именно реальных  опасностей, поэтому вполне объяснимо, что опасения чаще всего и подтверждаются.

В темных  и  длинных  коридорах  старинного  здания каждый скрип  шагов разносился  далеко  и  только  усиливал  ощущение опасности.  В  довершении картины  из  внутреннего   двора   по-прежнему   доносился  заунывный вой одинокой собаки.

Дежурный не только не отозвался на шум,  но больше  того Хасанов  не  нашел  словоохотливого  сержанта  на обычном  месте.

- Похоже,  вышел  во  двор. -  Хасанов не увидел у стола мусорного  ведра и успокоился.

 Он вспомнил, как хлопнула входная дверь на первом  этаже. Вернувшись в кабинет, Хасанов вновь взялся за бумаги. Некоторое  время он сидел,  пытаясь сосредоточиться на работе.  Напрасные  усилия - безотчетная тревога овладела майором, и он несколько раз порывался встать и разрешить свои сомнения.  «Надо было выйти во двор и  убедиться,  что сержант там», - подумал с досадой Хасанов.  Опять  почувствовалось  дуновение  воздуха  в  комнате.  Похоже,  где-то внизу  кто-то вновь открыл дверь на улицу.

Внезапное ощущение  холодка,  пробежавшего по наэлектризованному  телу,  не проходило. Хасанов застыл, встревожено вслушиваясь в тишину.  Вдруг  что-то заставило его вздрогнуть.  После нескольких секунд  настороженного ожидания он услышал негромкие приближающие  шаги. И это  был не один человек. В здании явно находилось несколько  посторонних.

Хасанов привстал и,  опасаясь выдать себя, замер в неудобном положении. Чья-то рука шарила снаружи по обшивке двери.

Заскрипели деревянные  половицы.  Кто-то  вплотную приблизился к  двери и теперь стоял около комнаты снаружи, чего-то выжидая.

Нервы Хасанова не выдержали.  Судорожно дернувшись, Хасанов метнулся в слабо освещенный дальний угол комнаты.

Прошло несколько секунд томительного ожидания. Хасанов прислушивался,  напряженно устремив взгляд на дверь.  Полотно двери отошло от  стояка,  и  между  ними стала образовываться медленно увеличивающаяся  щель.

Ледяная дрожь  предательски пробежала по телу.  Хасанов инстинктивно дернулся в спасительную темноту ниши.

В комнату медленно,  словно тени,  зашли двое. Окинув все беглым взглядом,  люди в масках проскользнули к столу. В дверях мелькнула еще одна тень: кто-то третий.

Один из пришельцев стал торопливо собирать бумаги  со  стола,  а  второй,  выйдя на середину комнаты, уже искал взглядом в этом большом пространстве с полками и шкафами самого хозяина кабинета.  Незваный гость нашел  его  прежде,  чем тот отчаянно бросился ему навстречу.

- Пустите меня!

Но это были уже напрасные  усилия.

 

Ночью все огни  казались  одной  большой  гирляндой,  опоясавшей  уснувший город.  Водитель милицейского «УАЗика» включил сирену,  и вой,  разрывающий тишину,  позволил машине набрать приличную скорость.  Редкие  машины предусмотрительно прижимались к обочине, а водители удивленно  выглядывали из салона своих авто,  пытаясь понять, чем  вызван  ночной  вызов милиции.

Подполковник Исламов грузно  сидел  на  заднем  сиденье  и  тихо  проклинал весь  белый  свет.  Предыдущую ночь его подняли с постели в  связи с взрывом неизвестного  устройства  в  запертой  коммунальной квартире  на  Газовой улице.  Развороченный ударной волной труп  обнаружили, когда всполошенные  шумом соседи  вызвали  милицию.  Начальство  обещало дать в эту ночь спокойно выспаться,  и Исламов никак не ожидал,  что после полуночи в его квартире заявится этот молоденький лейтенант  с растерянным   взглядом.  На  все  расспросы  он  отвечал  уклончиво,  стесняясь того,  что командиры не сочли нужным посвятить посыльного  в  курс  дела.

Поэтому, выехав на место происшествия посреди ночи,  подполковник Исламов, как ни странно,  понятия не имел,  что стряслось.  Он протер  ладонью подбородок,  заросший щетиной от бессонных  будней,  и  бросил  сердитый взгляд на лейтенанта. Тот, словно затылком, почувствовав недовольство подполковника, стал деланно вглядываться на проносившиеся  за окошком дома и магазины.

Благодаря сирене «УАЗик» добрался из Кировского района  до  Кремля  за  какие-то десять-пятнадцать минут.  Лейтенант поторопился отворить  дверь Исламову и решил, что на этом его обязанности окончены.

Подполковник некоторое  время  сверлил своего провожатого взглядом,  но тот забрался в машину,  и Исламову  пришлось  направиться  к  скоплению машин.  Водители сошлись вместе у скамейки и, судя по смешкам, травили анекдоты.

Из здания выскочил незнакомый Исламову майор и подбежал  к водителям.  Перекинувшись несколькими словами со старшим из группы, он  стал оглядываться и тут заметил Исламова. Подполковник был в  форме, и майор направился прямиком к нему:

- Подполковник, вас ждут.

Армейская грубоватость майора неприятно поразила Исламова.

- Это очень вежливо с вашей стороны, - съязвил подполковник. - Что у вас стряслось?

Майор круто развернулся:

- Пожалуйте за мной.

«Два -  ноль  не  в  нашу  пользу», -  мрачно подытожил диалог Исламов, не  растерявший чувство юмора за долгие годы службы.

Независимость  молодого  майора  была  ему  непонятна  и  где-то даже  вызывала зависть к новому поколению, пришедшему сегодня в органы.

Тем временем  стройный,  но развязный майор отворил высокую массивную дверь,  и Исламов, подавив невольно возникшее раздражение, затопал по коридору, стремясь четче чеканить шаг.

В помещение архива уже работала оперативно-следственная  группа,  многих  из ребят подполковник знал по предыдущим встречам на выездах.  Кто-то из оперативников тоже узнал его и, подойдя, коротко сообщил:

- Отпечатков  пальцев  не  обнаружено.  Нападавшие  орудовали  в  перчатках.

- Что-нибудь украдено?

Эксперт пожал плечами.

- Устанавливаем, -  отозвался  дежурный  следователь,  подойдя  к  разговаривающим  с кипой пожелтевших от времени бумаг в руках.  - Документы и  письма,  с которыми работал майор Хасанов,  исчезли.  Это однозначно. Исчезли также все черновики.  Более конкретно говорить о чем-либо рано.  Хасанов  и   сержант   из   отдела   вневедомственной   охраны  госпитализированы.

- Когда они смогут говорить?

- Не знаю, лучше об этом переговорить с врачами.

- Вы же видели и того, и другого. Я имею в виду потерпевших. У вас должно было сложиться какое-то мнение…

- Трудно сказать что-либо определенное.

- Или у вас мало опыта?

- Во всяком случае, потерпевшие придут в сознание не сегодня и не завтра.

К разговаривающим подошел начальник управления уголовного розыска. Подполковник Исламов поторопился сообщить ему:

- Круг  замкнулся.  Теперь  можно  определенно  сказать:  первые  письма, в которых был задан шифр, не пропали бесследно, как мы до сих пор считали. События этой ночи можно трактовать именно так. Но появляются  новые вопросы. И самый главный: кто владеет тайной?

- Эксперты смогут установить личности ночных визитеров?

- Сомневаюсь.  Слишком мало следов и данных для идентификации по  картотеке. Что    касается   выводов,   в   голову   приходит   самый  ошеломляющий. Следы сокровищ надо искать на острове Свияжск. Именно об этом я доложу своему руководству.

 

На стол легла толстая стопка писем, перевязанная грубой бечевкой.

- Вот эти бумаги. Мы свое дело сделали.

Скуластый скромно отошел к дверям.

Карась подхватил письма с жадностью проголодавшегося птенца.

- Все кончено.  – Он выдохнул сигаретный дым. - Неужели это, наконец, случилось? Мечты,  которые  волновали  меня  все эти годы, похоже, начинают воплощаться в жизнь! Просто здорово. Гуляйте, пацаны.

Карась протянул руку под стол и вынул дипломат. Подбросив на руках деньги, он швырнул пачку в Скуластого.

Тот поймал подарок на лету.

- У нас праздник.  Если кто-то скажет,  что это не так, то пусть  пожалеет об этом.

 

- Хватит!

Олег устало опустился на маты.

Пот крупными пятнами выступил на  разгоряченном от упражнений теле. Ребята подошли и присели рядом.

Олег, довольный, улыбнулся и обвел товарищей неторопливым взглядом.

- Кажется, мы входим понемногу в норму. Не так ли?

Команда шумно выразила согласие с этой очень желаемой мыслью.

Олег обернулся к дверям, остальные тоже поспешили увидеть вошедших в спортзал. Вот это да! Нежданные гости.

Это были  здоровые, с угрюмыми лицами, но не знавшие тяжелой работы  бывшие спортсмены и сынки богатых родителей.  Во главе шумной делегации стоял боксер.

Олег, Глеб и Азат стали подниматься.

Боксер подошел ближе и встал, широко расставив ноги.

- Вижу, наши Шварцы и негры готовы к подвигам.

Олег улыбнулся:

- Да ну...Обычные тренировки.

Боксер сделал своим знак, и подручные послушно отошли к дверям.

- Наши  с  вами  замыслы  вступили в завершающую стадию, - боксер  снова повернулся к ребятам. - Шеф изъявил желание встретиться с  вами. Надо обговорить детали предстоящего дела.  Возникли определенные  трудности. Так получилось, что тайной завладели посторонние. Предстоит крутая разборка. Я уверен, вы не из тех, кто пасует перед трудностями. Сделайте их! Тех, кто встанет на нашем пути. Надо проникнуть на остров и взять сокровища. Перед операцией шеф расскажет, где лежит клад.  Увы, не все просто. Возможно, придется стрелять и драться. Я выдам оружие...

Громко хлопнула дверь. Головорезы покинули спортзал.

Олег в сердцах стукнул кулаком по матам.

- Черт возьми.  Все гораздо серьезней, чем мы ожидали. Что будем  делать? Есть какие-нибудь соображения?

Азат насупился:

- Кажется, свой выбор мы уже сделали.

- Я так понимаю, будем готовиться?

- Да! - подтвердил Азат.

- А трудности нас не пугают, - сказал свое слово Глеб.

 

Олег проснулся поздно. Наскоро перекусив рисовой кашей из консервов, он направился прямиком к Азату.  Глеб уже с утра был на месте, и  друзья почти целиком подготовили реквизит к предстоящему шоу,  как  они сами  называли это мероприятие. Компаньоны выдали им накануне большой кейс,  набитый всевозможными атрибутами большой  войны  -  пэйнтбола.  Среди  красивых мужских игрушек затесались несколько пистолетов с глушителями впридачу.  Бомбочки для шумового эффекта в кустарных условиях наготовил исполнительный сын высоких гор Ибрагим.  А  разнообразные крюки и выстреливающие устройства  ребята достали из старых запасов.

- Завтра выступаем, - подытожил приготовления Олег.

Друзья по  установившейся  привычке  пожали энергично друг другу  руки. По особому. Как они делали давно.

- Плывем  9-ти  часовым  «ОМиком».  В речной порт нас повезет Ибрагим. Договорились.  Так, Азат?

- Именно. Нет проблем. Не должно быть…

 

Во дворе монастыря прикованный к пыточным доскам  висел  славный  стрелец Данила. День выдался холодным, но воин был в одном исподнем.

- Ну! - донеслось до помутившегося сознания.

Данила выплюнул  кровавую слюну сквозь разбитые губы и отвернулся, насколько смог повернуть голову.

 - Молчит. - Никифор развел руками.

 Воевода несколько раз прошелся взад-вперед,  гневно сверкая очами. Наконец,  терпение иссякло, и он остановился напротив висящего на  дыбе и зарычал ему в самое ухо:

- Говори, где?  Где сокровища?  Ты должен сказать,  где их зарыл, гнида!

Данила не отвечал. Голова бессильно свесилась на грудь.

- Ты умрешь! Понимаешь это?

Непокрытая голова мученика слегка шевельнулась, но воевода так и  не дождался осмысленного и примирительного жеста.

- Я прикажу отдать тебя... Нет,  не палачам, а твоим старым товарищам. Они выпытают у тебя все тайны,  какие только по неосторожности  ты заимел.

Воевода больше не стал дожидаться какой-либо реакции со стороны похитителя сокровищ и, не сказав провожатым ни слова, быстро пошел прочь от места пыток,  подальше от этой пропахшей смрадным духом территории.

Резкий порыв ветра поднял с земли кучу желтых  листьев,  и  эти  танцующиеся  сокровища  осени  закружились  в воздухе в одном им  понятном хороводе.

 

Глава двадцатая

 

Карась бросил со стола большой кусок мяса белому пуделю. Потом,  смеясь, повернулся к Вике, возившейся рядом с посудой:

- Чем больше я узнаю людей, тем больше я люблю собак, - изрек он тоном мудреца.

- Так говорил Гитлер, - отозвалась Вика. - Ты закончишь как он.

Ее любовник выглядел как громила, но мысли в голове у него водились. Сократ в шкуре Кинг Конга. Парадокс.

- Глупости! Ты говоришь глупости. - Карась вытер руки и, скомкав  салфетку, вышел из-за стола. - Твое остроумие действует мне на нервы.

 Вика осталась на кухне допивать чай.

 Карась находился в спальне,  когда затренькала музыка импортного  телефонного аппарата. Вика, не отдавая себе отчет, машинально подняла трубку параллельного телефона.

- Говори громче! - кричал в трубку Карась, да так громко, что Вика слышала его рассерженный голос даже на кухне.

- Карась. Все в порядке, - докладывал через трубку кто-то.

- Что в порядке?

- Кролики выехали в речной порт. Колесо фортуны завертелось.

- Понял. Подожди-ка...

Некоторое время в трубке была слышна едва различимая мелодия  из  радио.  Потом Вика увидела, как Карась осторожно прикрыл дверь спальни. Чтобы девушка не слышала разговор. Она едва успела отскочить от телефона. Но предостережение оказалось излишним: Карась даже не высунул нос на кухню.

Выждав некоторое время,  Вика снова потянулась к телефону.  Едва  дыша от волнения, она подняла трубку. Диалог по телефону продолжался.

- Мы  ждем тебя, - говорил тем временем таинственный собеседник, -  уже все готово. Проблем не предвидится. Только... Тебе бы поторопиться, Карась!

- Я знаю.  Еду.  На машине мы доберемся до Свияжска быстрее, чем  они - по воде.

- Ха!

- Ты что?

- Смеюсь.

- От чего?

- Я просто вспомнил, какой прием ждет их на острове.

- Вижу, ты сильно не любишь наших каскадеров!

- От тебя ничего не скроешь...

- Учти,  пока они работают на нас, ты должен быть на их стороне.  Запомни это, волчье вымя.

- Об чем базар!  Что я,  придурок,  за ментов переживать.  Просто  представил, как они начнут всех чехвостить. Как думаешь, они не догадаются, что это не переодетые конкуренты, а настоящие милиционеры?

- Пусть догадываются. Когда это случится, будет уже поздно что-либо менять.

- Ты - Наполеон!

- Знаю, мне кругом об этом только и говорят.

От услышанных  подробностей и неожиданной догадки Вика вся похолодела.  Она сильнее прижала трубку к уху, пытаясь не пропустить важные  детали.  Вдруг ее положение усугубил белый пудель,  так некстати  подбежавший к девушке. Милая собачка некоторое время терлась об ногу,  потом ни с того ни с сего громко залаяла. Вика поспешно прикрыла микрофон ладонью и заметалась,  не зная, что предпринять. Наконец, свободной  рукой  она  потянулась к столу и с шумом сбросила на пол большой  шмоток мяса. Собаченка радостно заскулила.

- ...Знаю.  Я буду только рад, если они дадут ментам жару. Только... Я не уверен, что они долго продержатся.

- Наплевать.  Впрочем,  ты ошибаешься. Плохо ты знаешь моих кроликов. Я их не в  капусте нашел.

- Ага!

- Не надо!  Все пройдет по плану.  Я  еще  приготовил  кое-какие  сюрпризы. Механизм заработал, и маховик смерти никому теперь не остановить...

Вика сидела ни жива ни мертва.  Образ неумолимого монстра, нарисованный Карасем,  заставил Вику осознать всю  опасность  сложившейся  ситуации. Ребята угодили в коварную ловушку,  сверлила мозг тревожная  мысль. Надо что-то предпринять. Вот только что она может сделать?

Девушка стала переодеваться.  Осторожно ступая,  она прошмыгнула  мимо спальни.  Слава богу,  Карась не казал нос на кухню.  Ей удалось  незаметно выйти в коридор. Сердце радостно заколотилось от мысли, что  беспрепятственно покинула квартиру. Девушка раскрыла дверь и побежала  вниз по лестнице.  Наружная дверь была приоткрыта. Когда Вика спустилась,  створка, словно живая, сама отошла в сторону. Вика сделала шаг  и застыла  на пороге:  у входа,  широко расставив кривые ноги,  стоял  один из подручных Карася - похожий на Фредди Крюгера бандит.

Грубо, не размениваясь на слова, охранник схватил девушку за локоть и потащил обратно в дом.

Вика как-то вся обмякла.  Упираться не имело смысла.  Ноги стали,  словно ватными, и девушка с трудом переставляла их по ступенькам.

Карась к  тому  времени  закончил  разговор  по  телефону  и уже  собирался уезжать. Увидев Вику в сопровождении Матерого, он сразу все  понял и зло бросил в привычной ему манере:

- Она сумасшедшая!

Прошел мимо парочки и уже в дверях обернулся:

- Ни одна красавица не может дать больше, чем она имеет.

И стал закрывать за собой дверь.

- Карась, - крикнул Матерый ему вслед,- с ней-то что делать?

Вика бросила быстрый взгляд на зло прищурившего Карася  и  передернула плечами.

Матерый поморщился.  Но хватку бандит не ослабил. Завтра на этих  местах будут синяки, подумала Вика.

Карась вытянул  голову и громко,  любуясь тембром своего голоса,  сказал:

- Малышка приглянулась тебе.  Я знаю,  не надо возражать. У меня  есть идея на эту тему.  Поговорим, когда вернусь. Сторожи ее старательно. Если сбежит, тебе лучше застрелиться.

Хлопнула дверь.  Карась спешил.  Буквально через минуту во дворе  заурчал двигатель. Машина тронулась, и шум быстро затих вдали.

 

Матерый посадил Вику на стул и стал рыскать взглядом по комнате. Видимо, какая-то идея посетила его безумную голову.  Что делать? Вика сжалась  от дурных предчувствий.

Матерый вышел в коридор и через несколько минут возни, сопровождавшейся перебиранием старых вещей и тряпок в шкафу,  появился с мотком веревки в руке.  Он пересадил девушку на стул со спинкой и,  сопя  от непривычной работы, стал привязывать ее.

- Красота!

Отойдя в сторону и критически осмотрев созданную им картину, Матерый остался доволен результатом и насмешливо расхохотался.

Вика сейчас выглядела весьма соблазнительно. Волосы разметаны по спеленатому веревками телу,  взгляд дикий и дышащий ненавистью,  безвольно  прижатые за спиной руки.  Девушка, конечно же, была полностью ошеломлена и почти сломлена  наглостью подручного Карася. От мысли, что так глупо попалась при побеге, она заскрежетала зубами,  и Матерый,  смущенный  натиском  подруги главаря, поторопился выйти.

Оставшись одна, Вика попыталась освободиться. Но мучитель весьма  профессионально привязал ее к стулу. Бесполезно... Грубые веревки резали ее нежную и шелковистую кожу. Только руки, связанные между собой  сзади за спиной,  остались более-менее свободными, но первые же попытки показали, что развязать веревки невозможно.

Поняв, что дотянуться до узлов не удастся,  девушка громко крикнула.  Ей показалось,  что Матерый как будто бы вышел на улицу. Никто  не отозвался. Неужели предположение верно?

Вика задвигалась  более энергично.  Теперь она могла не бояться.  Увы,  бандит постарался на совесть.  Веревки так и не ослабли. Несмотря на все усилия. Более того,  Вике показалось, что они еще туже врезались в ее тонкую и безупречную кожу, непривыкшую к таким издевательствам. Бесполезные старания. Самой ей никогда не освободиться!

О, если бы удалось хоть немного ослабить веревки...  Если  бы  руки  получили хоть немного свободы.  Увы,  они завязаны сзади,  и,  во-вторых,  пленница не может даже приподняться на этом колченогом стуле, на который ее  посадили  против воли. Если все же привстать! Тогда она попыталась бы дотянуться до чего-нибудь режущего - на столе или рядом, на тумбочке.

Неожиданная мысль пробудила надежду.

Собачка! Все время путавшийся под ногами белый пудель мог сейчас пригодиться в ее попытках освободиться.

Вика вспомнила,  как  своенравная псина пыталась прогрызть поводок, когда рассерженный хозяин оставлял ее на привязи во дворе.

- Маркиза! - негромко позвала Вика, боясь испугать собачку. - Иди ко мне!

 

- Мы расстаемся ненадолго!

Ибрагим пожелал ребятам удачи.

Дождавшись, пока  Азат  с  друзьями погрузят привезенный груз на  «ОМик», он помахал своим пассажирам с берега и уехал.

- После  обеда  он  будет  ждать  нас на причале, - пояснил Азат,  провожая взглядом стремительно удаляющийся берег. -  Надо  полагать, к  тому времени мы будем миллионерами.

- Если бы... - мечтательно протянул Глеб.

«ОМик» быстро набрал ход, и в лучах восходящего солнца весело играла вода. Вся в ослепительных брызгах она рождала радостные надежды и сулила удачу. Так, по крайней мере, казалось ребятам.

 

- Маркиза... Ну, милая!

Глупая собачка никак не могла зять в толк,  чего  от  нее  хотят.  Она  лизала  руки  настойчивой хозяйке,  тыкалась влажным носом под ноги -  словом, всеми доступными средствами демонстрировала свою преданность.

Прикусив губу  от  досады  и собственного бессилия,  Вика смачно  выругалась.  Движения связанного  тела  привлекали  внимание  пуделя. Но и только…

 Девушка лихорадочно думала, как подать сигнал прохожим на улице. Увы,  кричать не имело  смысла,  а  кинуть  что-нибудь  в  окно  и  разбить  стекло не было возможности. Взгляд девушки вернулся обратно в комнату.

Собачка уставила на девушку умные, блестящие глаза, словно понимая, что сейчас происходит что-то необычное и важное.

И Вика снова заскрежетала зубами от бессилия и злобы. Маркиза взвизгнула  и виновато отошла в сторону.

Полностью представленная своим мыслям Вика готова была зарыдать,  как вдруг вспомнила о подарке,  сделанном ей человеком,  которому она  хотела сейчас помочь.  После бегства из ресторана, в  первую  ночь  их  любви, Олег  снял со своей голени кожаный пояс с маленьким кинжалом и,  загадочно улыбаясь, прикрепил к обнаженной ноге возлюбленной.

- Носи всегда и не снимай.  Это будет память о нашей встрече.  А  себе я закажу точную копию.  Если хочешь, считай, что они - наши обручальные кольца.

Вика дернулась. Но дотянуться до голени ей не удалось.

Надо срочно  что-то  придумать.  Лишь бы Матерый не появился так же некстати, как и исчез.

Вика приподнялась на цыпочки вместе со стулом - настолько, насколько смогла. Потом она резко опустилась,  вложив всю силу надавливания на  одну  из  сторон.

Ножка стула со скрежетом сломалась.

Собачка испуганно затявкала.

Вернув стул в прежнее положение, пленница замерла от напряженного ожидания.

К счастью,  собачка оказалась единственной свидетельницей зловещего треска.

Выждав некоторое время, Вика стала действовать. Подогнув освободившуюся ногу под стул, она стала тянуться руками к голени. Увы, первоначальная радость сменилась разочарованием.  Оказалось, что  дотянуться  завязанными руками до нужного места на теле не  просто.  Тогда  Вика прежним,  уже  апробированным способом лишила стул второй ножки.

После этого девушка сразу оказалась на коленях на  полу.  Из  кармана  выпала зажигалка, которой Карась научил ее без спичек зажигать газ на кухне. Поэтому дома Вика  носила зажигалку всегда с собой.  Теперь предстоящая задача - вытащить  ножик  из  ножен  -  намного упростилась.  В этом и состоял весь замысел. Однако пленница столкнулась с непредвиденными трудностями.  Вместо  того  чтобы  облегчить себе задачу, Вика, похоже, создала себе новые проблемы. Веревка не расслабилась,  как ожидалось,  а, будучи умело завязана,  дала  свободу только в том звене, что касалась ног. Натяжение по всему телу  не исчезло, а возможность дотянуться до ножика так и не появилась. Тогда, не  теряя времени,  пленница повернулась на бок,  подняла ногу и стала ее  трясти. Голень обнажилась, насколько могла позволить штанина джинсов,  однако ножик, туго засунутый в ножны, совершенно не двигался с места.

Отбросив эти напрасные усилия,  Вика стала думать в  другом  направлении. Способ освободиться был где-то рядом.   Вот только где? Пальцы нащупали  на полу одноразовую зажигалку.  Неожиданно эффективная идея, словно  искра кремния, осветила голову Вики.  Чиркнув зажигалкой,  девушка высекла пламя.  Делом техники было поднести огонь к веревке и, маневрируя, понемногу освободить все участки тела.

Теперь, главное, не попасть снова в лапы к охраннику.

Освободившись от пут,  девушка не стала рисковать. Заперев дверь  изнутри,  она раскрыла окно во двор,  стараясь производить как  можно  меньше  шума.  Она ужасно торопилась.  К счастью,  до сих пор все шло  гладко.  Но мало оказаться на свободе. Как попасть в речной порт? Более того, надо успеть на остров раньше, чем ребята, которые, как она узнала, выехали еще с утра.

Что же делать? В гараже стояла машина Карася - новенькая «девятка», на которой он не любил ездить.

Полезная информация. Отлично. Чтобы попасть к заветной цели, оставалась самая малость: открыть замок.

Вика проверила запор.  Замок оказался несложным. Если перепилить  нетолстую дужку... Но чем?

Вика нащупала замок непослушными пальцами.

- Ну...

Девушка резко обернулась.  Голос,  раздавшийся сзади, напугал ее  своей  неожиданностью.  Меньше  всего  она  ожидала  провала  в конце  побега.

Девушка медленно подняла взгляд. Все пропало. Сзади стоял, расставив в бока несуразно громадные руки,  широкоплечий бандит.  Тот самый, с которым она играла в ресторане роль, предложенную Карасем. Теперь он был без бутылки «Распутина» в руках, но - Вика радостно это отметила - не без достаточного  вливания в  луженую  глотку спирта,  что его всегда отличало от всех  плохо соображающих здоровенных мужиков его комплекции.

Видение пробудило в Вике мужество отчаяния. Она решила перейти в  наступление, которое выглядело безумным и бессмысленным, но - что делать?

Жлоб бросил на Вику косой взгляд из-под опущенных ресниц:

- Ты что делаешь?

И прежде чем девушка  успела  что-либо  предпринять,  последовал  второй вопрос:

- Ключи потеряла?

- Да, - вымолвила в растерянности Вика, - не могу попасть в гараж.

- Я сейчас, - коротко бросил Жлоб и куда-то исчез.

Что делать?  Вика решила,  не теряя времени, воспользоваться минутной возможностью и бежать, как снова появился Жлоб.

Поддав принесенным  ломом, детина легко разорвал дужку, и  замок под напором дикой, необузданной силы пал.

- Спасибо! - поблагодарила Вика неожиданного помощника.

Выехав из  гаража,  она  направилась в сторону улицы Большой  Красной.

Жлоб остался стоять посреди двора с ломом в руках:

- Все говорят,  Жлоб - дурак,  Жлоб - безмозглый кретин.  А сами  они на моем месте  смогли бы сообразить? Как бы не так! Тупицы...

Последние слова услышал Матерый, прибежавший к гаражу из коммерческого киоска напротив. Бандиту ничего не оставалось, как в бессильной злобе потрясать кулаками. Но было уже поздно.

 

«Девятка» скрипела тормозами на поворотах,  летел гравий  из-под  колес. На ровной дороге рисковая девушка смело нажимала на педаль газа. Больше всего злили ее некстати срабатывающие светофоры.

На пристани,  куда она въехала, наплевав на все запрещающие знаки, пассажиры, ожидающие рейса, огорошили ее сообщением, что «ОМик»  в Свияжск уже отплыл.

- На «Ракете» его можно догнать, - подсказала одна многоопытная старушка.

- Да нет. Рейс будет только через полчаса, и уже вряд ли вы догоните  вашего знакомого, - вмешался серьезный старичок с нехитрым скарбом на тележке.

- Спасибо вам всем. - Вика пошла прочь, она решила не рисковать.

- Кстати, вы можете на машине перехватить «ОМик» в Верхнем Услоне. Он  пристает  к берегу и стоит там чуть ли не пять минут,  а то и  больше, - добавила словоохотливая старушка, останавливая девушку.

Этот разговор у билетных касс пробудил надежду. Из речного порта Вика  рванула на загородную дорогу. Мелькали за окошком пригородные домики. Неторопливо тянулись старенькие авто дачников. Вика мчалась на скорости, которую можно выжать лишь из новой машины. Только бы успеть!

 

- Пока все нормально.

- Конечно.  Ты хотел бы,  чтобы трудности начались уже на водной  трассе.

- Ну, конечно, нет! А ты… Все остришь!

Шутливый диалог между Азатом и никогда неунывающим Олегом происходил на подходе к дебаркадеру. Неказистое строение на воде венчала  полустертая от времени крупная надпись: «Верхний Услон». Когда-то она была написана золотом.

- Долго еще?

- Прилично... Куда спешишь?

 

Вика подъехала к верхне-услонскому причалу почти что вовремя. Оставляя следы на прибрежном песке,  она побежала к дебаркадеру. Идущие  навстречу пассажиры  с  рюкзаками  и  авоськами  сильно затрудняли ее  продвижение к пришвартовавшемуся к  пристани  «ОМику».  Наконец,  она  преодолела многолюдный  поток прибывших и застучала каблучками по деревянному настилу трапа, ведущему к дебаркадеру. Увы, торопливый «ОМик» уже отходил  от  пристани,  и расстояние между ними стремительно увеличивалось.  К тому же, «ОМик» двигался по касательной, и пассажиры у борта  все  больше  и  больше перекрывали друг другу обзор.  В отчаянии Вика  закричала и энергично замахала руками, пытаясь привлечь внимание.

Редкие пассажиры,  оставшиеся на дебаркадере,  удивленно уставились на опоздавшую,  и она смутилась от безнадежности.  «ОМик» отошел далеко, и все старания были смешны и тщетны.

- Он причаливает к «Руднику», прежде чем плыть на остров, - подсказали сердобольные старушки,  догадываясь,  что не  простое  опоздание пассажирки виной всему.

Вика побежала обратно к машине.

 

- Мне кажется, - медленно произнес Олег, - что там,  на причале... глупое ощущение, но мне показалось, что там была Вика.

- Она живет в Верхнем Услоне? - спросил Азат.

- Нет.

- Бабушка живет или дача?..

- Не думаю...  Отсюда видно было плохо,  но просто... на первый взгляд,  это была вылитая Вика. Ощущение полное... Очень похоже.

- Ты знаешь, похожих людей много... Она не может быть здесь. С какой стати ей махать отходящим пароходам?

- Наверное, я обознался!

- Похоже на то. Разве на большом расстоянии разглядишь толком кого-нибудь!

- Действительно, было видно плохо.

- Вот ты и согласился.  Влюбленным везде чудится любовь или разлука. Очень трогательно. Не правда ли?

Олег кивнул.  Аргумент Азата пробудил нежные воспоминания. Глядя  на стремительное движение воды за бортом, Олег полностью погрузился в  беспокойные думы.

 

Разгоряченная погоней Вика стала выжимать  из  машины  все,  что  только могла выдать «девятка» на оживленной трассе.

- Блин!

Вика успела заметить впереди на обочине работника ГАИ, скучающего возле своих «Жигулей». Инспектор, отчаянно замахавший жезлом, словно картина в кино, пронесся  в  правом стекле машины.  На бешеной скорости Вика не  смогла вовремя остановиться,  а потом, если честно, не очень-то и хотела.

Обернувшись на миг, девушка через заднее стекло зафиксировала, что  забывший про скуку инспектор поспешно садится в машину.

 

Глава двадцать первая

 

Вика несколько раз взглянула в зеркало заднего вида,  но преследующей машины не увидела. Инспектор, похоже, отстал. Вполне вероятно,  страж  дороги решил передать информацию для плана «Перехват» всем постам. Может, решил и вовсе не наказывать торопыгу.

Впрочем, ни в чем уверенности не было.

Однако радость Вики оказалось преждевременной.  И хотя она, учитывая,  что мотор натужно ревет на подъеме, немного сбавила скорость,  она чуть не влипла в большую неприятность.  Проезжая на скорости мимо  стоящего на  обочине «КамАЗа»,  она едва не сшибла молодого водителя,  неосторожно выпрыгнувшего на проезжую часть из кузова.

Едва она  перевела  дух и невольно снизила скорость,  мотор стал  чихать и работать с перебоями. Увы, машина потеряла ход. Вика, проклиная  каприз случая,  зарулила к краю дороги.  В предчувствии надвигающихся  неприятностей девушка взглянула на приборный щиток.

Черт возьми! Кончился бензин. Более чем некстати. Это досадное упущение сейчас дорого встанет. Вика совсем не приняла во внимание то обстоятельство, что Карась машину совсем не использует. Потому вполне резонно, что без необходимости он ее заправляет. Что делать?  До ближайшей автозаправочной  станции  шагать  и  шагать. В положении безлошадной путницы рассчитывать на  снисхождение  водителей попутных  машин  можно только,  если располагаешь временем.

А Вика была в цейтноте.  Растерянно  оглядывая  дорогу,  она  задержала  взгляд на «КамАЗе», который она только что обогнала.

Водитель грузовика стоял у дверцы  и  смотрел  на  лихую  девицу  пристальным  взглядом.  Вика  неожиданно для себя махнула любопытному  парню рукой. И тут же с радостью для себя отметила,  что тот неуверенно пошел к  ней.

- Удача,  похоже,  улыбнулась мне, - подумала Вика и поторопилась  навстречу.

Не удержавшись, она не только прибавила шаг, но перешла невольно  на бег. Водитель недалеко успел отойти от своего «КамАЗа», когда девушка подбежала к нему:

- Вы не поможете мне? - сказала она с придыханием, которое сводила с ума молодых парней.

- А в чем дело? Скажите…

- Вы знаете, возникла проблема, - попросила она, пустив в  ход все свое обаяние, - у меня заглох мотор - вы не посмотрите...

Улыбаясь во весь рот, веснушчатый паренек направился к сломанной «девятке».

Повернувшись, девушка  изо всех сил побежала к «КамАЗу».  Мысли,  которые теснились в голове бегущей,  носили явно сумбурный характер.  Лишь  бы ключ оказался на месте, и машина была бы исправна...

Забравшись в кабину,  девушка с радостью повернула ключ, оказавшийся в замке зажигания. Машина легко тронулась с места.

Когда «КамАЗ» проезжал мимо «девятки»,  на проезжую часть выскочил ошарашенный хозяин грузовика.  Вика стиснула зубы и,  взяв левее,  объехала размахивающего руками парня. При этом она утопила педаль газа. Парень успел вовремя отскочить в сторону.

Вика быстро взглянула в зеркало заднего вида:  с парнем все в  порядке. Вот он поднимается на ноги, целый и невредимый. Успокоиться девушка не успела.  То, что она увидела в зеркале, заставило ее сердце забиться еще сильнее: инспектор на «Жигулях» вновь нагонял ее.

- Настырный! - со злостью подумала Вика, нажимая на акселератор.

 

На подходе  к  «Руднику»  к  Олегу  и  Азату,  которые   стояли,  облокотившись о перила, вышел Глеб.

- Ну, как, - спросил его Олег, - выспался, любитель ночной жизни?

- Нет, - сонно пробурчал Глеб, - я вовсе не спал.

- А что тогда делал?

- Сидел и размышлял. Здесь ветер, а там...

- Намного лучше, ты это хотел отметить?

- Да, причем чудная девушка сидит напротив...

- Ты увлекся разговором?

- Увы, у меня пока не хватает духа заговорить.

- Могу дать совет,  как начать.  Это самый универсальный  способ  исключительно для знакомства с сногсшибательными красотками.

- Я думаю, сейчас уже немного поздно.

- Поздняк метаться!  Отчего же?  Начинающий  миллионер  может заинтересовать кого  угодно.

- Увы, она сходит на «Руднике».

Беседующих прервал Азат.  Он возбужденно захлопал  приятелей  по  спине. Другой рукой он стал показывать на противоположный берег:

- Смотрите, это остров Свияжск!

- Действительно,   я   узнаю   его...  Примерно  так  я  себе  и представлял в  далеком  и  безоблачном  детстве   остров   сокровищ, -  зачарованно проговорил Олег.

- Дайте и мне посмотреть, - стал выглядывать из-за  спин  высоких  товарищей радостно возбужденный Азат.

 - Нет,  еще далеко  и  сокровищ  отсюда  не  видать, -  пошутил заметно повеселевший Глеб. Его сонливость как рукой сняло.

 

Вика снова  вырвалась  далеко  вперед,  обогнав несколько машин,  ползущих, словно строем, друг за другом. Инспектор на «Жигулях», хоть  и был настырен,  некстати попавшиеся на трассе грузовики ему тоже сильно  осложняли преследование.  Как  это  часто  бывает,  на  безлюдной  дороге откуда-то  взялся  достаточно  большой  поток встречных машин,  который не давал возможности сократить дистанцию в погоне.

Инспектор плелся   теперь   далеко   в   хвосте  невесть  откуда  образовавшейся колонны.  Вика облегченно вздохнула и повернула взгляд  на дорогу.  Она  явно поторопилась пойти на обгон.  Встречный путь ей  пересекали два грузовика, один из которых на скорости обгонял другой.

Оставалась единственная возможность избежать столкновения. Вика резко  повернула руль. Нога автоматически утопила педаль тормоза.

Скрежета тормозными колодками и визжа колесами,  «КамАЗ» вылетел  с полотна дороги.

Раздался грохот.  Грузовик мягко проскользнул  по  придорожному гравию  несколько метров и, словно в замедленной съемке, вздыбился,  уткнувшись  в препятствие,  потом мягко завалился на бок. Лобовое стекло разлетелось вдребезги,  и беспомощное тело водителя вылетело из кабины. Пролетев несколько метров по инерции, оно грохнулось об землю. Уже без признаков жизни.

У инспектора ГАИ,  наблюдавшего эту трагедию, вырвалось сдавленное восклицание. Остановив машину, он побежал к месту автокатастрофы.

Водители еще нескольких машин столпились вокруг распростертого в придорожной траве тела. Увы, на проявивших участие людей смотрели остекленевшие глаза...

 

- Остров Свияжск!  Вот он! - громко кричал Олег, пытаясь перекричать ветер за бортом. - Наш остров сокровищ на блюдечке с голубой каемочкой. Это мечта в целлофановой упаковке.

Остров был залит восходящим солнцем, его соборы и  колокольни тянулись к небу,  переливаясь белым и нежно-зеленым цветом стен и куполов.

- Здесь можно остаться жить, - восторженно воскликнул Азат.

- Точно! - поддержал товарища Глеб. - Купить его и построить замок  графа Монте-Кристо.

Ребята всматривались в очертания острова, к которому плыл «ОМик»  и который белел ярким цветным пятном среди сверкающей глади воды.

- Глеб,  у нас будет собственный остров в тропиках! - Воодушевление охватило Олега,  и ему хотелось петь и прыгать,  кричать и делать  глупости.

- Олег,  пора  спуститься на грешную и грязную землю. - Тронул за  плечо приятеля Глеб. - Пока что нас на острове ждет не оркестр и  туш,  а страшные и угрюмые злодеи не из сказки.

- Знаю, - отмахнулся недовольно Олег, - и уверен, что мы в состоянии справиться с любой опасностью. Всего и делов-то: попасть в монастырь и забрать сокровища.

- Правильно, -  добавил  Азат, - а если кто захочет помешать,  тот  получит по полной программе. Сюрпризы остаются в силе, правда, ведь?

- Конечно. - Олег победно поднял руку вверх.

- Ребята,  глядите, - вмешался в разговор Глеб, - на пристани шныряют милиционеры.

Когда «."ОМик» причалил к берегу,  ребята разглядели людей в форме уже совсем отчетливо. У сходен дебаркадера стояли трое в камуфляже и лениво скользили взглядами по лицам сходящих на берег пассажиров.

- Не будем рисковать, - резюмировал Олег.

- У тебя есть план? - поинтересовался Глеб.

- У меня всегда есть, что сказать. Выход напрашивается сам собой.

- Не иначе как придется прыгать в воду, - недовольно высказался Азат.

- Вот именно, и это единственный выход.

Перейдя на  противоположный  борт речного судна,  с которого уже  схлынула толпа,  ребята по очереди попрыгали в воду. Держа груз впереди себя на вытянутых руках, трюкачи поплыли к берегу.

 

Карась выплюнул сигарету и вытащил из пачки новую.  В  последнее  время он пристрастился курить «Кэмел» и,  когда волновался, опустошал  пачку за считанные часы.

С противоположного  очень высокого берега,  на котором он теперь находился, остров был виден как на  ладони.  Дождавшись,  как  «ОМик»  причалил к берегу, к шефу подошел Скуластый:

- Скоро начнется, - сказал он,  напоминая о вещах, в общем-то,  известных.

Карась в раздумье стал чесать подбородок.

- Все в ажуре? – Повернул, наконец, к Скуластому серьезное лицо.

- Да.

- Бензина хватит?

- Ну конечно.

Карась бросил взгляд в сторону машины, на которой приехал. Неподалеку суетливые и расторопные помощники готовили к полету  мотодельтаплан.  С такого крутого берега полет должен начаться легко и красиво.

- Шикарный план, не так ли? - с гордостью за свою задумку спросил  Карась.

Скуластый кивнул  и,  поддавшись  каким-то  своим мыслям,  криво  усмехнулся.

- Ты чего? - удивился Карась.

- Если даже часть из того,  что я про них слышал - правда, я начинаю думать, что дело выгорит.

- Они такие и даже лучше. Все будет о"кей.

 

Ступая мокрыми ботинками по мелким камешкам под водой, Олег первым выбрался на сушу.

- Давайте живее двигаться, - поторопил он друзей,  хлюпая водой  из  ботинок, - вы идите вперед. Я должен вначале кое-что сделать.

Остальные отправились вдоль берега,  прихватив с собой и пожитки  Олега. В  кустах акации Олег нашел спрятанную лопату и дальше  все пошло как по маслу. В условленном месте он стал копать и наткнулся на свежезарытую яму, в которой обнаружил канистру с бензином.

У монастырской стены кто-то построил сооружение,  очень  уж смахивающее на избушку на куриных ножках. Подойдя к строению, Олег  щедро оросил землю вокруг себя бензином из канистры. Пытаясь прыснуть горючей жидкости на верхние части деревянного строения,  он оказался  сам  сильно  облитым.  В  раздражение далеко отбросив в сторону пустую канистру, он полез себе в карман.

Пожарник заранее приготовил коробку спичек  в  водонепроницаемом  полиэтиленовом пакетике.  Теперь неплохо было бы вспомнить,  в какой из многочисленных карманов куртки он ее положил в спешке.

- Эй! Что ты тут делаешь?

Окрик раздался почти под самым ухом и поразил того,  к  кому  он обращался. Олег вздрогнул. Тысячи мыслей пронеслись в голове.  Олег медленно, раздумывая, как поступить в непредвиденной ситуации,  стал оборачиваться. Рядом стоял широкоплечий скуластый детина в  спецназовской форме.  Крепыш был безмятежен и,  увидев обескураженное  лицо Олега, начал неторопливо хлопать себя по карманам в поисках спичек.  Сигаретой зарядить свой широкий и неулыбчивый рот он уже  успел  сразу же, едва выдал  вопрос.

Олег, одежда которого, не успев высохнуть, пропиталась бензином,  выглядел сейчас не только жалко, но и несколько комично. Однако занятого поисками здоровяка внешний вид Олега мало  интересовал.

- Спички есть? - неожиданно спросил он парня.

- Нет, - выдохнул Олег.

- А там?

Олег проследил за взглядом собеседника и сильно наклонил голову.

Взгляд детины, оказывается, был нацелен на карман, нашитый на левом рукаве  куртки. На нем, рельефно очерчиваясь, топорщился коробок. Олег хлопнул себя по голове и, виновато улыбаясь, вытащил спички.

Человек в  камуфляже  без особого удивления дождался,  пока Олег  вынет из пакетика его содержимое.  Приняв коробок из услужливых  рук,  ленивец стал чиркать.  Летели веселые искорки,  ломались спичинки, но  любителю покурить не везло.  Сломанные спички вместе с искрами падали  на землю,  заставляя Олега содрогаться от ужаса, но спички, к сожалению,  слегка намокли и долго не загорались.  Бензин между тем был разлит повсюду, он был готов вспыхнуть от первой искры.

Олег облегченно перевел дух. Наконец  одна из не намокших  спичек загорелась ярким пламенем.  Здоровяк прикурил и вернул коробок  хозяину. Смачно выпустив дым кольцами, он вернулся к своим обязанностям дотошного детектива:

- Я тебя на острове прежде не видел... Ты не здешний?

И прежде чем Олег успел что-нибудь придумать и ответить,  верзила  повел носом и пробормотал, подозрительно оглядываясь:

- Что-то бензином пахнет... С чего это вдруг?

- Я не здешний. - Олег решил отвечать в порядке поступления  вопросов и тем самым по возможности запутать дознавателя. - Я турист.

- Турист что ли? - удивился спецназовец, - ты как сюда попал? Погоди, какого черта ты здесь делаешь?

- Согласен...

- Не понял.

- Просто я хочу сказать...  Тут такое дело.  Я заранее согласен  со всем, что ты говоришь и собираешься сказать.

- Что я говорю?

- Вот... И я говорю об этом.

- Погоди-погоди... Что-то я тебя не понял. - На широком лице явно  прочиталось недоумение. - Ты сам-то понял, что сказал?

Сигарета у него потухла,  и он инстинктивно снова стал шарить по  карманам.  Наконец,  нашел  зажигалку,  которую в прошлый раз не смог отыскать, и щелкнул кремнием.  Пламя резко взметнулось вверх - регулятор  был неправильно выставлен, и спецназовец стал поправлять фитилек.

Олег заметил какое-то движение сбоку, и, прежде чем он успел  подать какой-либо  знак,  неожиданно из ниоткуда взявшийся долговязый  Глеб нанес детине резкий удар. Противник обмяк и стал медленно приседать. Когда он упал на землю, рука с зажигалкой безжизненно откинулась в сторону от тела, и от пламени горящего газа вспыхнула  земля. Она ведь была обильно пропитана бензином.  Всплеск  огня перекинулся на избушку и  охватил все пространство вокруг.

- Олег! - закричал Глеб.

Одежда на Олеге загорелась. Глеб попытался помочь товарищу в тушении пожара,  но тот, объятый пламенем, бросился к реке. Мгновение -  и он плюхнулся в воду.

Глеб тем  временем  оттаскивал  от огня безжизненно лежащее тело  спецназовца.

Избушка на курьих ножках горела ярким пламенем, словно большой пионерский костер.

 

- Есть! - воскликнул Карась, опуская бинокль.

Пламя на острове было далеко видно, словно горящий факел на трубах промышленных газовых предприятий.

С возвышенности,  на которой стоял Карась  со  своей  компанией,  открывалась панорама на весь остров.  К месту пожара сбегались встревоженные люди в пятнистой форме.

- Готовьте дельтаплан, - приказал Карась.

 

- Сержант! Пошли людей на берег, - приказал начальник отдела охраны, глядя, как к небу струится черный клубящийся дым.

Едва группа побежала,  преодолевая  обширный  пустырь,  заросший  бурьяном, с  той стороны,  куда лежал путь,  раздались звуки взрывов.

Хлопки были негромкие, но частые.

- Происходит  что-то  непонятное.  Бегом все за мной, - повернулся  лейтенант к оставшимся.

 

Друзья бежали вдоль берега, хоронясь за зарослями акаций. Что-то  заметив впереди, Азат жестом руки задержал стремительный бег компании.

- Стой!

- Что такое?

- А вы не увидели?

- Говори яснее! - потребовал Олег.

- Смотрите, - Азат указал в просвет среди листвы.

- Там полно людей в камуфляже... - прошептал Глеб.

- Вижу, - отреагировал Олег, - так и должно быть.  Это бандиты,  о  которых предупреждал Карась.

- Я не думал, что их будет так много! - проворчал Азат.

- Их придется...

- Ты это серьезно?

- Увы...  надо всех бандюг нейтрализовать. Лучше, конечно, без  нанесения тяжких телесных повреждений.  Этих,  правда, мы оставим без  внимания - нас охраняемый ими объект не интересует.

- Тогда… нужно проскользнуть мимо незаметно.

Ребята вышли из зарослей в другом месте,  где  стоял  Храм  Всех  Скорбящих в Радости.

- Здесь тоже есть охрана...

- Сколько их там?

- Один... Два...

Из-за больших   деревянных   ворот   показалась  плотная  фигура  третьего.

- Три... - радостно добавил Азат.

- Чему ты радуешься?

- Просто счет сравнялся - как раз по одному на брата.

- Дело пошло?

Друзья стали подбираться ближе к скучающим охранникам.  Жертвы  распределили между собой строго по вкусу и желанию каждого.  По знаку Олега трюкачи стремительно выскочили из кустов. Олег выбрал себе самого здорового, и молниеносный маневр принес вполне ожидаемый результат - жертва упала на землю,  не  успев даже пикнуть. Другой - худой и высокий - достался долговязому Глебу.  Он подпрыгнул и перехватил рукой горло противнику.  Ударом ребра  ладони в висок,  Глеб довершил начатое.  Мужчина обмяк и растянулся  на  земле. С небольшим отрывом во времени справился с оставшимся охранником применивший какой-то хитрый прием Азат.  Друзья оттащили  тела  в  кусты.  Путь  был свободен.  Олег заглянул через ворота внутрь монастырского двора и позвал за собой остальных.

- Там, кажется, никого нет. Надо быстрее шевелиться.

Однако вторгшиеся в монастырские владения чужаки не успели пройти и десяти шагов вдоль деревянного забора в глубину двора, как из деревянной церкви выскочили двое бдительных стражников.

- Эй, я вам говорю! Куда побежали?

Ребята вынуждены были остановиться.

- Да тут их - как в муравейнике, - пробурчал Азат и неожиданно  побежал на охранников.

В прыжке, ударом ноги, он уложил одного из недоброжелателей.  Глеб  с Олегом, вдвоем, схватились в борьбе с оставшимся противником,  который уже пришел  в себя от неожиданной атаки, и теперь старался ногой достать подбородок Глеба.

- Отдохни,  дружок, - проговорил Олег, замахиваясь.

Удара не получилось. Крепыш вырвался и попятился назад, отказавшись от бесплодных попыток оказать серьезное сопротивление.

- Ну и что, - иронически заметил  Азат,  неплохо  разобравшийся  со  своим противником, - не очень-то получается?

Обозленный Олег бросился под ноги беглецу,  а Глеб стремительным  движением правой руки догнал широкую спину убегающего, и мощным толчком опрокинул его грузное тело на землю.  В конечном счете,  все  трое  оказались в горизонтальном положении. Точный удар Азата завершил этот  затянувшийся поединок.

- Странно, -  сказал Олег,  переведя дух, - для бандитов их что-то  многовато.

Азат побежал за оборудованием, пока благоразумно оставленным за монастырской стеной. А Олег с Глебом стали обходить каменное сооружение Храма,  надеясь найти незапертые двери или какую-нибудь лазейку. Увы, всюду висели огромные замки. Тем временем прибежал Азат, весь нагруженный специальными приспособлениями, спрятанными в холщовые мешки.

- Доставай свое богатство! - потребовал Олег.

Закинув крюк с веревкой в ближайшее окошко, Азат полез вверх.

Друзья следили во все глаза,  чтобы откуда-то опять не выскочили  настырные ребята в камуфляже.

 Забравшись на купол нижней из башен, Азат помахал оттуда своим рукой. Потом, когда все оказались на кровле, веревку спустили внутрь храма. Ребята по ней попали в огромный и пустой зал.  Росписи на покрытых паутиной и пылью стенах,  волшебная музыка красок и линий - все эти молчаливые свидетели давно ушедших эпох в другое время, пожалуй, надолго задержали  бы  внимание Олега,  всерьез увлекающего стариной.  Однако не сейчас! Сейчас Олег  был, как никогда, возбужден и деятелен:

- Ищите это место!

Нужный кирпич должен был находиться на расстоянии метра от  пола  в указанном Карасем месте. Азат достал инструменты:

- Сколько у нас времени в запасе?

- Не знаю точно. Но очень мало. Скоро они поймут,  что пожар и взрывы - это только отвлекающий  маневр, и сразу же устроят ревизию во всех соборах.

Вооружившись инструментами,  ребята  стали  подтачивать  древнюю  кладку. Надо было вынуть из стены хотя бы несколько  кирпичей,  чтобы  обнаружить тайник.  Работа продвигалась настолько медленно,  что Олег  всерьез обеспокоился об удачном результате.  Он мысленно клял и древних мастеров,  на совесть изготовивших раствор,  и Карася, пославшего  на задание, не позаботившись о соответствующих инструментах.

Массивная железная дверь на входе скрипнула, и послышалось движение. Ребята обернулись на шум.

- Не двигаться!

На пороге стояли двое с автоматами в руках.

«Западня захлопнулась», - устало подумал Олег.

О сопротивлении не могло быть и речи. И хотя расстояние до автоматчиков было приличное, дула их автоматов смотрели на ребят прицельно и угрожающе. Нечего и думать о каких-либо трюках.

Старший слегка повел автоматом в сторону:

- Идите за мной!

Пришлось подчиниться.

 

Глава двадцать третья

 

Олег вместе со всеми шел мимо древних строений и мучился от сознания, что так нелепо попал в переплет.  Уныние читалось и на лицах приятелей, на которых Олег изредка бросал быстрые взгляды.

Плохо все-таки они освоили школу воров и грабителей! Опытные жулики, прежде чем начать что-то делать в чужой вотчине, обязательно выставили бы дозорного, то есть, по-ихнему - одного оставили на «шухере». Да что теперь горевать!

Без всякой охоты переставляя ноги, каскадеры потихоньку плелись к выходу из монастырской крепости. Где-то в вышине раздавался рев мотоциклетных двигателей. Но мысли у всех были заняты совсем другим. Да и гул вскоре затих.

Может, стоит рискнуть? Олег оглянулся. Их пленители не были профанами в искусстве конвоирования. Один шел поближе к ребятам, но так, чтобы их неожиданная выходка не застала его врасплох. Другой же из предосторожности двигался в некотором отдалении. У них был полный обзор. Да и автоматы в руках внушали уважение.

Против таких аргументов не попрешь! Олег окончательно расстроился. Теперь оставалось только надеяться на Его Величество Случай и ждать благоприятного развития событий.

Так и есть. Фортуна не замедлила вмешаться. Едва процессия подошла к деревянным воротам монастырской ограды, как случилось непредвиденное. Без единого звука оба охранника попадали на землю.

Олег, Глеб и Азат - словом все, кого не коснулась таинственная кара, стали оглядываться кругом. Им хотелось разгадать тайну чудесного избавления.

- Ну!

Все повернулись на звук.

За небольшой будкой, которую оставили работавшие здесь строители, стоял патлатый парень худощавого телосложения и обращался именно к нашим героям.

- Что ну? - на законном основании удивился за всех Олег.

- Гвозди гну!

У парня были большие навыкате глаза, и облик его  произвел на ребят странное впечатление. Судя по непонятному оружию, которое он держал в руках, этот незнакомец мог без труда отправить любого на тот свет или, без всякого сомнения, кинуться в авантюру по первому сигналу. Кое-какие догадки стали появляться в голове у Олега, но прежде чем они сформировались в определенную мысль, их собеседник сам рассеял все сомнения.

- Я от Карася, - гнусавым голосом выдал он.

- По-нят-но, - протянули чуть ли не хором каскадеры. 

- Тогда давайте!

- Что?

- То, что вы раздобыли!

Олег выступил вперед:

- Мы не успели…

- Тогда вперед! То есть, назад в часовню. Только спрячьте в кустах этих ублюдков.

Когда просьба, высказанная в форме приказа, была выполнена, ребята, заметно повеселев, пошли к собору. Радоваться было от чего. Оттаскивая тела в сторону, приятели почувствовали, что автоматчики, хоть и без сознания, но живы.

Теперь следовало закончить то, что не удалось сразу.

- Идите внутрь, а я покараулю снаружи, - предложил человек Карася, увешанный двумя трофейными автоматами.

Бандит! Сомнений нет. Они на счет «шухера» не ошибаются никогда. Олег, зло поведя скулами, стал подгонять друзей.

В гулкой тишине храма было слышно каждое движение нашей троицы. Еще немного - и блок из нескольких кирпичей разойдется под торопливым напором инструментов. Лишь бы успеть до появления новых визитеров!

Наконец обточенный кругом квадрат из нескольких кирпичей пошатнулся, и Азат легким движением зацепил его изнутри инструментом.

- Тяните! - сказал он.

Ребята приняли плиту из его рук и бережно положили на каменный пол собора.

- Азат, есть там клад? - живо спросил Олег.

- Не томи! - не выдержал Глеб.

- Сейчас достану! – ответил Азат.

- Уф! - вздохнули с облегчением его товарищи.

Однако сам Азат огорошил друзей сообщением:

- Не надо радоваться раньше времени, - веско сказал он, - я ведь не знаю, что в этом свертке.

К счастью, опасения оказались излишними. В истлевшим от времени куске материи находилось именно то, ради чего было потрачено столько сил и времени. Такого количества драгоценных камней и золотых изделий наши герои еще никогда не видели. Разве что в музее - и то в далеком детстве!

- Что будем делать? - спросил Азат оторопевших от счастья подельников.

- Снаружи нас ждет один гнусный тип! - напомнил Олег.

- Да, и он вооружен, как Рэмбо из одноименного фильма, -  согласился Глеб.

- Идем к нему, - уверенно предложил Азат, - вариантов нет!

Господь явно перестарался, наградив длинными и  пушистыми ресницами существо мужского пола, каковым был худосочный бандит. Он заморгал своими по-женски красивыми глазами, когда Олег передал сверток с драгоценностями ему из рук в руки, и быстро развернул его.

- Ништяк! - выразил щенячий восторг и, зашвырнув автоматы за ограду, побежал куда-то мимо храма.

- Эй, мы так не договаривались! - крикнул ему вдогонку Олег.

Но каскадер напрасно рвал глотку. Бандит даже не обернулся. Проследовав за ним, ребята увидели, что тот бежит к мотодельтаплану.

- Что будем делать? - спросил Олег у своих товарищей.

- Не знаю, - отозвался Азат, - Карась просил добыть сокровища - и все! Никаких посыльных в первоначальном плане не было.

Олег развел руками.

- Во всяком случае, помешать мы не сможем!

Рядом раздался стон.

- Азат, что с тобой? -  удивился Олег.

- Это не я, - ответил Азат, - тут кто-то лежит в кустах…

Как бы подтверждая слова, среди листвы показалась чья-то голова.

- Это же Скуластый, подручный Карася! - воскликнул Олег, узнав раненого.

Скуластый тяжело дышал.

- Он… Он убил меня. Не дайте ему уйти, - прошептал бандит из последних сил, - Карась вам скажет спасибо.

Олег мгновенно все понял. Видимо, тот тип, который увел сокровища, ранее устранил посыльного Карася, едва тот сел с дельтапланом на остров. Значит, он совсем не тот, за кого себя выдает. Надо действовать!

Однако дельтаплан уже завелся и кружил на открытом пространстве, пытаясь взлететь. Еще чуть-чуть -   и самозванец уведет сокровища навсегда.

- Азат! Доставай крючкострел! - крикнул Олег.

Между тем Азат именно этим и занимался. Прицелившись, каскадер нажал на спусковой крючок.

Дельтаплан делал очередной круг. К удаче ребят, сейчас он как раз пролетал мимо. Крюк с веревкой задел шасси и, видимо, крепко там застрял, поскольку Азата подхватило и, раз он не выпустил веревку из рук, его понесло в небо.

- Веревка выдержит? - испугался Олег.

- Выдержит, - ответил Глеб, - Азат - мужчинка легкий на подъем!

Раскачиваясь на веревке, как шнур на колоколе, Азат, подтягиваясь, упорно лез вверх. Дельтаплан пошел на второй круг - уже  по более высокой орбите.

- Лишь бы Азата не ударило об стены собора! - продолжал опасаться Олег.

На этот раз Глеб промолчал. Опасность действительно существовала.

- Молодец, Азат! – неожиданно вскричал Глеб.

Это потому,  что смельчак поднялся по веревке до самого верха и теперь отнимал сверток у самозванца.

Летательный аппарат стал выписывать совершенно невероятные петли и, неожиданно накренясь, полетел в сторону от стен собора - прямо к реке. Видимо, таким образом летчик, занятый борьбой за сверток, решил обезопасить свой полет.

Ребята видели, как Азат все-таки вырвал злополучный мешочек, и - в один момент! - дельтаплан резко пошел на снижение. Буравя воду, аппарат под углом вошел в реку и исчез в солнечных блесках.

Каскадеры, наблюдавшие эту сцену, невольно вскрикнули.

- Помоги мне, - Глеб побежал к стене.

Олег подставил руку приятелю, и тот мигом оказался на поверхности крепостной стены. На ходу сбрасывая с себя одежду, Глеб побежал к воде.

Однако посмотреть дальше Олегу не удалось. К нему бежал здоровый, с красным лицом, детина, что-то бубня в рацию.

Каскадер резко обернулся и принял оборонительную позу. Спецназовец этого не ожидал. Удивленный он стал что-то говорить по-татарски.

- Я не понимаю тебя, - развел руками Олег.

Противник превосходил его силой, весом, опытом и, главное, почему-то решил, что Олег – татарин. Спецназовец вытащил пистолет.

Между тем Олег по-татарски знал плохо, можно сказать, совсем не знал. Однако он заговорил по-татарски - раз противник требовал у него именно этого. Он говорил с сильным акцентом, при этом так усердно помогал себе жестами, что теперь его понял бы даже глухонемой.

С пылом Олег объяснял, что они - втроем - пытаются  задержать бандита, который положил вон сколько людей - он показал на лежащего в кустах, - но бандит улетел за ограду на пропеллере и упал в воду. Пока каскадер с трудом изъяснялся на языке глухонемых, к человеку в пятнистой униформе прибежало подкрепление.

- Молодцы, ребята! Я все видел, -  сказал капитан, хлопая по плечу каскадера.

Голос его показался Олегу знакомым. Каскадер и впрямь узнал его. Это был капитан, который однажды отчитывал смешную компанию в отделении после трюка возле гостиницы «Татарстан».

Воспользовавшись свободой, Олег повернул свой заинтересованный взгляд в сторону реки. Из воды выбирался живой и невредимый Азат. Глеб – совершенно счастливый! - шел рядом. Похитителя сокровищ видно не было.

«Наверное, утонул», - подумал без всякого сожаления Олег.

Теперь предстояло объясниться с милиционерами. То, что на острове охраняют порядок вовсе не переодетые бандиты, а настоящие сотрудники милиции, Олег понял давно.

Что ж, он готов рассказать красивую версию!

 

- И милиционеры тебе поверили? - Азат был настроен скептически.

- Надо благодарить знакомого твоих родителей. Я имею в виду прокоммунистически настроенного капитана из отделения милиции, - напомнил старую историю Олег.

Каскадеры сидели на квартире у Олега и обсуждали дальнейшие планы.

- Олег!

Глеб прервал их диалог, ткнув пальцем в сторону телевизора. Олег быстро обернулся. Схватив дистанционное управление, он прибавил звук. По городскому каналу шла ежедневная криминальная передача.

«Инспектор ГАИ утверждает, что погибшая не остановилась на предупреждающий знак, и он стал ее преследовать. Водитель «КамАЗа» также сообщает, что девушка была чересчур возбуждена и угнала у него грузовик прямо на его глазах, - бойко комментировала происшествие юная корреспондентка, - судя по всему, угонщица была под наркотическим опьянением, иначе трудно объяснить ее дикие поступки. Впрочем, эту версию подтвердит или опровергнет судмедэкспертиза.»

На экране появился диктор в студии и продолжил: «Это было последнее сообщение. Смотрите нашу передачу…»

Олег уже не слушал. То есть, если даже и слушал, то ничего не слышал.

- Она же ехала в сторону Свияжска. Зачем? - прошептал он. - Наверное, хотела встретиться с нами. Но откуда она узнала о наших планах?

Это была загадка, ответ на которую он пока не знал.

 

Глава двадцать четвертая

 

На кладбище было тихо, как всегда бывает в такого рода местах. Где-то в вышине чирикали пташки, и ровным счетом ничего не говорило о том, что жизнь имеет свои черные и неприятные стороны. Яркое солнце неизбежно настраивает на светлые мысли. Уже неделю в Казани стояла погода. Непогода сейчас была бы больше под стать настроению.

- Выходит, Вика тебя обманывала? – негромко спросил Азат.

- Выходит, что так, - кивнул Олег.

Тайна осведомленности Вики в делах смешной компании раскрылась, когда благодаря связям родителей Азата ребята вышли на репортеров криминальной хроники и узнали, что она жила в гражданском браке с Карасем. Олег простил ее. Удивляло только то обстоятельство, что Вика ни словом не обмолвилась о своей связи с бандитами, если она действительно хотела помочь. Неужели Олег не понял бы ее?

- Азат, признайся,  ты ведь сам не чист на руку! - не сдержался Олег.

- Какую гадость ты имеешь в виду?

- Насчет бриллианта!

- Давай не будем об этом, - вмешался Глеб.

- Но ведь только благодаря обману мы выпутались из милицейских сетей, - заметил Азат, - и благодаря алмазу мы едем в Америку.

Дело в том, что после передряг на острове смешная компания вернулась в Казань, и тут Азат признался, что утаил ото всех «великую тайну». А тайна состояла в том, что, падая с высоты, воздухоплаватель не выпустил сверток из рук, но груз все равно ушел под водой на дно. Однако… вынырнув на поверхность, Азат обнаружил в руках здоровенный алмаз в золотой оправе. Подплывая к берегу, хитроумный парень надел драгоценность на мизинец ноги. Трюк заключался в том, что на мелководье, как бы замешкавшись, Азат ногой зарыл алмаз в песок.    

Теперь у смешной компании на волжском берегу возле монастырской стены лежал свой небольшой клад. Надо было только съездить за ним и перелопатить песок.

Между ребятами возник спор чисто этического характера. Олег был убежден, что хватит, достаточно обмана. Азат считал, что поступил правильно, спасая сокровище, а судьба алмаза - это совсем другой вопрос. А Глеб… Глеб хотел любой ценой уехать в Америку.

Настроение Олега, прежде всего, было связано с предстоящими похоронами. Ребята это понимали. В ожидании похоронной процессии они пытались отвлечь приятеля от грустных размышлений, но будущие планы в этот момент меньше всего занимали его мысли.

Наконец гроб с телом погибшей девушки привезли на кладбище, и Вику похоронили.

Олег и два его друга наблюдали за печальной церемонией издали. На то были причины. Во-первых, Вика не успела его ни с кем из родных познакомить. А во-вторых, - это было, пожалуй, главнее, - в толпе могли быть люди Карася. С кем, с кем, но с боевой дружиной старого знакомого Олег хотел встречаться меньше всего.

- Вика, прости меня! -  прошептал Олег на могиле, когда последние из прощающихся ушли.

Глеб и Азат стояли рядом и молчали. Их другу теперь, как никогда, было плохо.

- Мы обязательно вернемся в эту страну, -  дал клятву Олег, - вернемся богатыми и удачливыми.

Этот сильный и мужественный человек готов был разрыдаться.

 

Глава двадцать пятая

 

С точки зрения откормленных и пестро одетых туристов или  скучающих бизнесменов международный аэропорт в Шереметьево выглядел как обычно. Пропитанные потом пассажиры находили отдохновение и блаженное спасение от июльского солнечного света и жара улицы в прохладе баров. Но для нашей троицы московский авиавокзал был ничем иным, как памятной точкой - точкой отсчета с начала покорения мира.

Все для смешной компании теперь было радостно и светло. Впереди  их ждали неизвестные и счастливые мгновения, которые являлись воплощением давней мечты.

Неутомимый Олег в один из майских дней пригласил обоих друзей в свою холостяцкую квартиру и восторженным голосом объявил, что получил письмо. В нем смешную компанию вызывали в Москву для участия в отборе-конкурсе, который организовывала американская фирма. Конкурс ребята с успехом прошли, и теперь с билетами в руках Олег, Глеб и Азат, а также бывшая супруга Олега - Света, которая приехала в Москву проводить героев, ждали своего рейса.

Да-да. Света, узнав от подруг об успехе бывшего мужа, изъявила желание побыть с ним до его отбытия из России. Сына она оставила на попечении матери, а сама, плача от какой-то неизвестной грусти, была всюду с ребятами и не выпускала Олега из своих объятий.

Как ни говори, жизнь налаживалась.

Огромный авиалайнер, завывая турбинами, благополучно сел на посадочную полосу и стал подруливать к зданию аэропорта. 

- У нас еще много времени, идемте в бар, - предложил Олег.

Деньги у ребят были. Давний спор о бриллианте они благоразумно решили в свою пользу, и теперь могли позволить себе вкусить благ западной цивилизации.

В баре оказалось приличное количество охлажденных бутылок разного цвета и формы.

- Что будем пить? - спросил Азат.

- Это надо обмозговать! - отозвался Олег.

Настроение было прекрасное. Впрочем, Олег не знал, что выбрать.

- Может быть, текилу? - спросил Глеб.

- Не надо. Лучше шотландского виски. От него нет похмелья, -  произнес Олег с видом знатока.

Света выбрала для себя апельсиновый сок.

Бармен от души плеснул в широкий, с толстым тяжелым дном стакан заказанного напитка и протянул его Олегу.

- Отменный напиток! - высказался Олег, пригубив.

Остальные тоже получили свою порцию.

И тут все увидели в углу бара Карася. Тот своими крысиными глазами смотрел на наших героев.

Мучительный вопрос - что делать с тяжелым криминальным прошлым и как поступить сейчас? - встал во весь рост.

- Подождите меня, - Олег направился к столику Карася.

Тот ждал.

- Что, отрываетесь на всю катушку? - изобразил он на губах ухмылку.

- Карась, мы не добыли клад. То есть, добыли, но его у нас похитили…

- Не надо понтов. - Карась махнул рукой, словно отмахиваясь. - Я знаю. Скуластый все изложил. Теперь он в отсидке. Да и многих еще повязали. Не вышло из меня графа Монте-Кристо. Но вы не волнуйтесь - капитала у меня хватает.

- Я понимаю…

- Садись! - приказал Карась не терпящим возражений голосом.

Чувствуя, что бандит настроен достаточно миролюбиво, Олег примостился за столиком со своим стаканом.

- Наливай вон текилу… Пей.

Олег налил из пропотевшей бутылки предложенного напитка.

- Ты хоть понял, что все время был лохом? - неожиданно спросил заплетающимся языком бандит.

- Когда?

- Всегда. Например, Вика…

- Знаю. Ты специально познакомил меня с ней.

- А теперь она…

- И это знаю. Я сожалею.

- Она погибла из-за вас. Дура! Подслушала разговор и захотела вам помочь.

- Я догадался об этом.

- И убийство антиквара мы на вас повесили.

Олег, взволнованный откровениями бандита, еще немного отхлебнул охлажденной текилы.

- И в ресторан вы пришли по моему плану! Чтобы познакомиться с Викой - так было нужно…

- Вика все мне рассказала. Все! - и о тебе тоже…

- Вот сука! Я чувствовал, что она ведет двойную игру.

- Может быть. О покойниках не говорят плохо.

- Значит, не лохи вы, - легко сделал неутешительный для себя вывод Карась, - выходит, я - лох!

- Не знаю. Просто у нас не было другого выхода. Ты загнал нас в ловушку.

- Да ладно! - Карась окончательно опьянел. - Я сам оказался в ловушке. Менты разузнали все про мои планы. В моей бригаде стукач на стукаче. Килька - тот, который напал на Скуластого - тоже вел свою игру. Сволочи-паскуды! Уеду ко всем чертям из этой страны…

Карась упал лицом на стол и что-то продолжал бормотать. Олег видел, что бандит расстроен и что все это - не искусно разыгранный спектакль.

- Идем из бара, - Олег вернулся к стойке.

Уже выходя из оборудованного кондиционерами помещения в духоту аэровокзала, ребята увидели, что в бар входят четыре человека в штатских костюмах. Кое у кого одежда странно топорщилась. За Карасем, догадался Олег.

Со стороны бара донесся кашель и проклятия. Это разорялся грубо разбуженный Карась. Но приставленные к нему милиционеры в форме быстро его утихомирили.

Олег повернулся к своим.

- До этого момента я не знал, что делать, - сказал он тихо, - а теперь знаю.

Олег гордо вскинул голову.

- Я иду в кассу. Сдавать билеты! - сказал он неожиданно.

Сердце заныло в тоске по чему-то давно минувшему, а еще по тому, что сейчас, буквально через несколько быстрых минут, стало бы безвозвратно утраченным. Олег даже себе бы не смог объяснить, что он делает. С точки зрения логики это было абсурдом. Но каскадер теперь этого хотел всеми фибрами души.

Света крепко его обняла и заплакала.

- Идем прочь от вокзала! - крикнул Олег, обнимая бывшую жену.

- Это еще почему? - спросил Азат.

- Потому что я возвращаюсь в Казань.

- Это ты возвращаешься, - нахмурился Азат, - а не мы с Глебом!

- А вы?

- А мы будем покорять мир, - тихо произнес Азат, глядя на Олега из-под насупленных бровей.

- Америка никуда не уйдет. Давайте попробуем здесь. Начнем все с начала. Карася уже нет, - попросил Олег устало, без всякой надежды.

- А что, в самом деле, хватит обманывать себя! - вскричал Глеб. – Америке на нас наплевать. Ей нужны состоявшиеся люди. Я остаюсь. А ты, Азат?

- Я… тоже. - Азат опустился на чемоданы.

 

Недалеко от входа в аэропорт взяли мотор. С трудом вместились в старую «Волгу», но не проехали и ста метров, как с ревом их машину прижали к обочине.

- Начинается., - Азат уныло взялся за голову. - Вот она - твоя родина!

Последние слова были обращены к Олегу. Но тот радостно скалился.

- Все в порядке. Это – хорошие новости.

- Хорошие новости так не преподносят, - высказал свое мнение неразговорчивый Глеб.

Однако Олег не ошибался. Выяснилось, что их компанию увидел из своего «Мерседеса» владелец казино, который однажды отказал троице в ангажементе. А теперь, видите ли, он передумал. Более того, он приехал в Москву за коллективом, который выступал бы в казино.

- Вы тоже можете демонстрировать свои трюки, - высказал он внезапно пришедшую в голову идею, - в блэкджеке имеется риск, у вас - тоже. Можно сделать хорошую рекламу.

Рядом с владельцем казино стоял толстоватый пожилой мужчина с восточного типа лицом.

- Знакомьтесь, это - мой друг. Кинорежиссер. Он договорился с правительством Татарстана о съемке большого исторического фильма на местном материале. Там - тоже куча трюковых эпизодов. Приедете в Казань, заходите в Госкино республики. Обговорите на месте все детали. По рукам!

- По рукам!

Все дружно пожали друг другу руки. Даже Света участвовала в этом ритуале. Глаза у нее сияли от радости за мужа.

- Я провожаю нашего уважаемого режиссера в Италию. Там предполагаются съемки нескольких эпизодов фильма.- Владелец казино был радостен, словно нашел в помойке самородок. - Все будет путем! Пока… Счастливо!

Каскадеры расстались со своими будущими работодателями.

- Ты по-прежнему хочешь в Америку? - спросил Олег.

- Спорим, ты сам подготовил такую встречу, - усмехнулся Азат.

- Нет. И еще раз нет, - сказал Олег, хитро и многозначительно улыбаясь себе в рукав. -  Мы же договорились без необходимости не прибегать ко лжи.

Таксисту было глубоко наплевать, о чем галдят пассажиры. Лишь бы исправно платили. А эти шумные и необычные ребята заплатили. И даже щедро. Видимо, у них какая-то радость, подумал таксист.

Так оно и было. Потому что сидевшие в московском такси каскадеры - Олег, Глеб и Азат - возвращались на родину. На родину, из которой никогда и никуда не уезжали.

 

Казань

1995г.



<< НАЗАД  ¨¨ КОНЕЦ...

Другие книги жанра: приключения

Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4]

Страница:  [4]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама