психология - электронная библиотека
Переход на главную
Рубрика: психология

Самбиев Абубакар  -  Технический анализ Социальных Систем


Переход на страницу: [1] [2]

Страница:  [2]



     Степень  развития  той  или  иной  способности  к  добыванию средств  к
существованию и степень приверженности к тому или иному способу добычи может
весьма сильно различаться. Одни считают ниже своего достоинства зарабатывать
свой хлеб  честным трудом, другие не  признают иных  способов существования,
кроме честного  труда, третьи с  легкостью  переходят  от законных  способов
получения  дохода к  незаконным  и обратно. Одни работники более образованы,
опытны и квалифицированы, другие менее. У одних работа в руках горит, другие
работают  спустя рукава,  третьи  имитируют трудовую  деятельность. Качество
трудовых  ресурсов  не  есть раз и навсегда  данный факт. Государство  имеет
достаточно  мощные рычаги для стимулирования развития этих ресурсов в нужном
ему направлении.
     Во  всякой  СС  существует  система  распределения  жизненных  благ,  и
соответственно, люди, которые  этим  распределением  занимаются.  Совершенно
естественно, что распределяющие  нарезают себе куски более жирные и толстые,
чем  всем  остальным. Естественно, что право  распределять начальство всегда
оставляет  за собой.  А  раз существует такая возможность,  то весьма велико
число желающих в этом распределении  участвовать, поэтому число кандидатов в
начальники намного  больше, чем  в подчиненные.  Не  случайно депутаты  Думы
первым делом установили себе  очень  неплохие  оклады и  другие  привилегии,
причем все это в полном соответствии с законом, хотя, судя по результатам их
труда,  их  бы  надо  штрафовать.  Причиной  популярности  бирж была  именно
возможность участия в  распределении товаров  со  всеми  вытекающими  из нее
возможностями.
     Помимо официально  существующей  системы распределения благ, в любой СС
возникает неофициальная. Немало людей пытаются "подработать", используя свое
положение в личных  целях. Кроме  того,  есть обеспеченная  часть населения.
Криминальные элементы пытаются завладеть ее состоянием. Поэтому обеспеченные
люди принимают меры безопасности. Эти меры безопасности стоят немалых денег.
Они  идут  на  содержание  охраны  и   технические  мероприятия.   То  есть,
обеспеченная  часть,  чтобы  не  лишиться  всего  сразу  "благодаря"  одним,
добровольно отдает меньшую часть своего состояния другим.
     Но  все-таки  что-то перепадает криминальным  элементам. Они могут  все
награбленное пустить на личные нужды.  Но  они находятся вне закона, и будет
гораздо  полезнее  для них  потратить  это  на  деятельность по  обеспечению
большей   безопасности   для  себя.  Робин  Гуд   раздавал  часть   добытого
обездоленным   и  тем   обеспечивал  себе   поддержку  населения.   Нынешние
преступники  тратят  эту  часть  на  подкуп  должностных  лиц,  приобретение
необходимых технических средств и другие меры безопасности.
     Если  система   не   хочет   быть  задушенной   на  корню   паразитами,
преступниками и агрессорами, то в ней должны быть  предусмотрены меры защиты
от  них.  Для  защиты  от  агрессоров  используется  армия.   Для  борьбы  с
преступниками и  паразитами  --  полиция. Но это  кнут.  Есть и пряник. Труд
должен  давать  доход  более  высокий,  чем  безделье.  Поэтому  пособие  по
безработице меньше заработной платы.  Если же это условие не соблюдается, то
общество,  хочет  оно того  или  нет,  поощряет рост числа  паразитов. Более
производительный  труд  должен и оплачиваться выше, иначе  нет  стимула  для
увеличения производительности труда. Принятая в СССР  практика пересмотра (а
точнее  снижения) расценок  при  повышении  производительности  труда  прямо
подрывала  желание  трудиться производительно.  Более квалифицированный труд
должен  иметь  более  высокую  материальную   оценку.  В  противном   случае
подрываются основы научно-технического прогресса в конкретной стране.
     Капитализм  заставляет  трудиться  людей сам  по  себе,  в  силу  своих
внутренних  свойств   --  стимулом  служат   страх  нищеты  и  стремление  к
обогащению.  Социализм,  с его  уравнительной  оплатой труда лишает человека
этих стимулов. Поэтому, хочет того государство или нет, оно вынуждено вместо
ликвидированных  стимулов   ввести   новые.   Отсюда   следует   эстетизация
бескорыстного и  безвозмездного  труда  во имя общества  (Павка  Корчагин) и
охота   за   тунеядцами   (суд   над  Бродским)  --  попытки   стимулировать
экономическую  деятельность неэкономическими  методами. "Государство  делает
вид что платит, граждане делают вид, что работают".
     Если налоги, которыми государство облагает  производителей, съедают всю
прибыль  без  остатка, то можно с  уверенностью заявить, что  паразитическое
мышление  является мышлением государственным.  В этих условиях не может быть
никакой  речи о расширении производства,  его модернизации, росте заработной
платы, да и о зарплате вообще. Естественно, что производители всеми правдами
и неправдами  пытаются  утаить размеры  своих доходов  от государства. Таким
образом,  большая  часть  экономики  становится  теневой, и,  следовательно,
попадает  в сферу  криминального бизнеса со всеми вытекающими последствиями.
Кроме  того,  исправно  собирая налоги и нещадно карая уклоняющихся, оно  не
создает взамен никаких условий для нормальной  работы: не создает нормальной
законодательной  базы  для предпринимательства, не ограждает от криминальных
посягательств, не поощряет производителей и не карает паразитов.  То есть, в
настоящее время государство является паразитом в полном смысле этого слова.
     Сейчас деньги являются "мерой всех вещей". Авторитет государства в мире
главным образом  зависит от его экономического могущества,  авторитет  члена
общества в значительной степени зависит от  толщины кошелька  его владельца,
авторитет членов семьи зависит от их доходов и если хотите, чтобы ваше слово
в семье  значило  больше  -- больше зарабатывайте. Естественно,  хотелось бы
зарабатывать  как  можно больше  денег  за как можно меньшее время,  скажем,
миллиард долларов за минуту, и затратить на это как можно меньше сил. Что же
представляет собой  система, которая дает возможность получать такие доходы,
в  которой  высшей ценностью являются деньги?  Это бандитская шайка. Правда,
этот вид бизнеса связан с наибольшим риском,  но есть  немало людей, которых
это не останавливает. Представим общество, которое состоит сплошь  из  таких
людей  -- у  нас ничего не получится: чтобы  что-то потреблять, надо  что-то
производить.  Бандиты  на это  не  способны.  В  этих  условиях  говорить  о
какой-либо  конструктивной экономической деятельности не приходится -- такая
система обречена  на  деградацию и вымирание, не только  экономическую, но и
физическую.  Поэтому   переход  от  криминально-паразитического  мышления  к
авантюрному  характеризуется  подчинением Экономики Закону.  Парадокс в том,
что подъем экономики начинается,  когда  собственно Экономика перестает быть
главной  целью, а  главной целью  становится Закон. При этом на место наглых
паразитов  и  нахрапистых  бандитов  приходят  искусные  мошенники,  которые
способны  облегчить  кошельки  жертвы, не  вступая  в явное  противоречие  с
законом  (вспомните  "четыреста   способов   сравнительно  честного  изъятия
денег"). Но все имеет свою цену. Если мы платим за товар  или услугу больше,
чем  она  того  стоит,  то, вероятнее всего, мы стали  жертвой обмана,  если
платим  меньше  --  значит,  кого-то  обманули мы.  Платить можно не  только
деньгами, но и здоровьем, трудом, временем, совестью.
     Авантюризм    проявляется   не   только   непосредственно   в   области
товарно-денежного    обращения.    Есть   и    другие    формы.    Например,
кладоискательство,  азартные  игры,  тотализатор,  судебные тяжбы и  другие,
когда  мы пытаемся  получить максимальный выигрыш при  минимальных затратах.
Однако,   бесплатный  сыр  обходится   обычно  дороже   чем  оплаченный  или
заработанный.  Обычно, кладоискатель  затрачивает на поиски больше  средств,
чем потом  приобретает (если приобретает), игрок проматывает все, что у него
есть,  как бы  много  у  него  не было.  Немногочисленные  примеры удачливых
авантюристов  тонут в море других примеров, но каждый, кто  вступает на этот
путь,  мечтает стать исключением, хотя  с  гораздо  большей вероятностью  он
станет еще одним подтверждением правила.
     Возникновение продуктивного типа есть  результат  подчинения  Экономики
Морали. Парадокс номер  два:  продуктивность Экономики  растет, когда  она в
иерархии общественных ценностей переходит со второго места на третье.
     Таким образом, становится очевидным, что экономический прогресс системы
связан не только с производительностью труда трудоспособного населения, но и
количеством  и   прожорливостью   всевозможных  паразитов   и  преступников.
Попробуем весьма  ориентировочно оценить экономические издержки, связанные с
неидеальностью элементов СС.
     Расходы на госаппарат составляют от  8,5 (Мексика) до  20,8 % (Боливия)
государственного бюджета (данные по Латинской  Америке за 1983 год). Расходы
на военные нужды от  2,7 (Мексика) до  20,3  %  (Сальвадор).  Есть основания
полагать,  что   при   любом,  самом  совершенном   общественном  устройстве
государство  сохранится, так как сохраняются задачи планирования, управления
и распределения ресурсов. Если бы граждане были более качественными -- более
здоровыми,  честными,  образованными и т. д. -- то и средств  на  содержание
госаппарата  уходило бы на  порядок  меньше. Получаем,  что  от  10 до 30  %
государственного  бюджета любой  страны -- затраты на борьбу  с проявлениями
неидеальности  собственных  граждан и граждан соседних государств. То есть в
мировом масштабе это составляет примерно один доллар из каждых трех- пяти. В
структуре этих  расходов  затраты  на предотвращение стихийных и техногенных
катастроф и антиобщественных  действий, на поиск  и  наказание  виновных, на
ликвидацию последствий. Но это только прямые расходы, только государственные
и   только   декларируемые.   Примером   косвенных   расходов   может   быть
здравоохранение, которое  занято лечением болезней, виновником возникновения
которых зачастую является сам человек и/или общество. В бюджете многих, если
не всех стран, есть секретные статьи расходов "на особые цели",  которые, по
сути,  являются  проявлением  не  вполне  нравственных  устремлений  данного
государства, а также предназначаются для борьбы с аналогичными устремлениями
других  государств. Негосударственные расходы -- это расходы, которые  несет
каждый гражданин общества, устанавливая замок в  дверь, строя высокий  забор
вокруг  дома,  устанавливая   сигнализацию,  нанимая  охрану,  покупая  сейф
(кстати, государство также несет аналогичные расходы). Можно  всего этого не
делать, но тогда пеняйте  на  себя. Чем большей суммой  располагает человек,
тем больше  риск стать жертвой преступников и  тем больше средств  он должен
затратить  на  охранительные  меры.  Причем  все  эти  меры  только  снижают
вероятность ограбления,  но не дают полной гарантии, потому что  технический
прогресс  увеличивает возможности не только защиты, но и  нападения. Если же
человек ничего не имеет, то это не значит, что он гарантирован от преступных
посягательств.  Причем  эти  расходы самих  проблем  не  решают, они  только
позволяют  "контролировать ситуацию", а  если называть вещи  своими именами,
просто не позволяют усугубиться этим проблемам  еще больше. При существующем
подходе они не могут быть решены  в  принципе, поскольку общество борется  с
последствиями, а  не искореняет причины. Причина же  -- неидеальность людей,
составляющих общество.
     В этой необъявленной гражданской войне победителей нет. Общество теряет
много сил и средств на  борьбу с  преступными и паразитическими  элементами,
преступники никогда  не могут  быть спокойны  за свое  настоящее  и будущее.
Ориентировочные  экономические  потери составляют  примерно  треть  валового
национального продукта, не считая той  дополнительной  экономической отдачи,
которую  могли бы  дать эти средства, если  бы они расходовались по-другому.
Человеческие потери  автор  не имеет  данных оценить,  но в любом случае они
невосполнимы.
     При  учете экономических потерь,  связанных  с неидеальностью  граждан,
необходимо  учесть,  что и  со  стороны  общества, и  со стороны  преступно-
паразитических  элементов  действуют  наиболее  предприимчивые,  энергичные,
трудоспособные,  квалифицированные и изобретательные люди. Если бы они вдруг
перестали  бороться друг с другом и занялись общественно полезным трудом, то
общество оказалось бы в громадном выигрыше.
     Как бы то ни было, чем более  качественны  элементы системы, тем меньше
расходов  на устранение  последствий,  связанных  с  их неидеальностью,  тем
больше  средств  высвобождается  на  другие  нужды,  тем  более   эффективна
экономика данной СС. Поэтому, когда государство, в силу каких бы то  ни было
причин,  экономит на социальной защите населения, правоохранительных органах
или каких-либо других программах, выполнение которых сказывается на качестве
граждан,  оно волей-неволей  во  имя  сиюминутных  интересов жертвует  своим
будущим и обрекает себя на несравнимо большие расходы впоследствии.
     Человек  должен  вырасти  по возможности  здоровым,  сформироваться как
ответственный гражданин  своей страны,  получить образование, специальность,
накопить  опыт работы и только  после  этого он  станет  давать максимальную
отдачу обществу  и  убыток  от  его неидеальности  будет минимальным. В ныне
существующих  обществах на это уходит лет  30-35. То  есть  только  к началу
второй половины жизни наступает расцвет личности. Было бы  интересно узнать,
какой процент людей в возрасте от 30 лет до пенсионного  возраста составляют
здоровые,  образованные,  высококвалифицированные,  законопослушные  люди  и
какой   процент  из  них  в  полной   мере  реализует  свой  человеческий  и
профессиональный потенциал.
     30 лет  для того,  чтобы вырастить Человека.  Для того,  чтобы  сделать
человека инвалидом, физическим или духовным или  убить его  достаточно одной
секунды, одного неосторожного или злонамеренного движения или слова.
     Несколько снизим пафос и  от возвышенных  материй перейдем к  низменной
бухгалтерии.  Чтобы  получить  прибыль надо  сделать вложения.  Хотелось  бы
вложить  как можно  меньше, а получить как можно больше и как можно быстрее.
Как   уже  говорилось,  самый   быстрый  способ   получения  дивидендов   --
преступление. Вложения минимальны, выигрыш максимален (конечно, при условии,
что все  завершилось удачно. Для преступника). Но  криминальный бизнес самый
рискованный  и выигрыш  не гарантирован.  О моральной стороне  упоминать  не
будем.
     Попытаемся обуздать наши жадность и нетерпение. Пойдем по другому пути,
более   гуманному,   более   конструктивному   и  менее   опасному.  Откроем
производство. Для этого нам нужны большие, чем в первом  случае, капитальные
вложения. Кроме того, понадобятся рабочие, по возможности квалифицированные.
Надо позаботиться об условиях их труда и т.  д. В этом случае потребуется от
нескольких месяцев  до нескольких  лет, чтобы окупить затраты. Конечно, риск
есть и в этом случае, но гораздо меньший: не "пан или  пропал" а прибыль или
разорение. Кроме того,  можно принять целый ряд мер для уменьшения потерь  в
случае неудачи.
     Но  опять что-то  не так  в наших  рассуждениях.  Преступник  берет  от
общества все в готовом виде,  если удастся. Предприниматель выглядит гораздо
привлекательнее.  Он  вкладывает  деньги,   труд,   создает  рабочие  места,
занимается благотворительностью.  Но  социальная  сфера,  которая  вырастила
трудовые ресурсы, используемые бизнесменом (да и сам бизнесмен  в свое время
немало получил от той же социальной сферы), дала им образование, подготовила
их, позаботилась об их здоровье (не  будем  сейчас затрагивать вопрос о том,
насколько  хорошо   она  справилась  с  этой  задачей)   почему-то  выглядит
нахлебницей. И не просто выглядит. Она и финансируется соответственно. А при
таком финансировании она и не может нормально функционировать.
     Отсюда следует, что  социальная сфера  -- не нахлебник  государства, не
неизбежное зло, а сфера, занятая инвестированием в самый выгодный  бизнес --
в людей.  Здоровые люди --  меньше затрат  на  медицину и  лекарства, меньше
потери рабочего времени, выплаты  по нетрудоспособности, меньше иждивенцев и
больше   работников,   выше   производительность   труда;   умные  люди   --
высокотехнологичное  производство,  передовая  наука,  совершенная  техника;
честные  люди  --  низкие затраты  на  борьбу с преступностью,  всевозможные
превентивные  меры  и ликвидацию  последствий.  Кроме прямого экономического
эффекта  социальные  расходы  способствуют   снижению  косвенных   расходов.
Например,  чем  более  люди   социально  защищены,  тем  меньше  вероятность
противозаконных  действий с их  стороны. А  чем большую  отдачу дает тот или
иной бизнес, тем больше нужно в него вкладывать -- окупится сторицей.
     Что же мешает такому взгляду на вещи? Сроки. Мы  торопимся. Нам хочется
все и сразу. Как можно большую выгоду за  как можно меньшее время.  Но никто
ведь  не  требует  закрыть   фундаментальные  научные  исследования  на  том
основании, что  практические результаты будут невесть  когда. Почему  же  мы
готовы сэкономить на социальной  сфере, хотя точно знаем, что затраты начнут
окупаться  через 20 лет, а максимальная отдача начнется  через 30-35? К тому
же, для бизнесмена 30 лет -- непозволительно большой срок. Он не может ждать
столько, когда минутная оплошность может стоить ему его бизнеса.
     Кроме того, изменение временного масштаба может поставить под  сомнение
наши   представления  о   выгодности   некоторых   видов   бизнеса.  Скажем,
производство табачных и алкогольных товаров, давая какую-то прибыль в момент
реализации этих товаров, оказывается в итоге убыточным для общества, так как
этот  бизнес основан на подрыве  здоровья граждан. Разработка и производство
вооружений -- в конечном итоге торговля здоровьем и жизнями людей. То  есть,
оба эти вида бизнеса  по  сути своей  антиобщественны. Но почему-то эти виды
бизнеса считаются вполне респектабельными,  хотя такая же торговля здоровьем
и жизнями людей путем производства и продажи наркотиков почему-то называется
преступной.
     Таким образом,  социальная сфера, фактически являясь  инвестиционной по
своему существу, рассматривается обществом  как дотационная и  финансируется
по остаточному принципу, а отсюда низкая ее эффективность.
     Социальная сфера не  может  быть  отдана на откуп частным лицам потому,
что частник  начнет  делать удобных  для  себя людей, а  кроме того, он и не
захочет  этого сделать, так как  очень  велики сроки  окупаемости  вложений.
Разве что ограничится какими-то частными мерами, которые могут  дать быстрый
прямой эффект, скажем,  организует курсы  повышения квалификации  для  своих
работников, или косвенный эффект, например,  займется благотворительностью в
целях саморекламы.  Сказанное  не означает  требования  оградить  социальную
сферу от помощи частных лиц. Наоборот, надо приветствовать любую помощь этой
сфере. Но интересы общества всегда должны быть на первом плане.
     Не  обязательно   ждать  30  лет.  Никто  не  ждет  полного  завершения
строительства   какого-нибудь  промышленного  гиганта.  Цеха,  строительство
которых уже закончено,  тут же начинают давать продукцию, пока достраиваются
остальные.  Кроме  работ, требующих высочайшей  квалификации и  многолетнего
опыта  в  обществе есть масса других работ,  которые человек может выполнять
задолго до того, как станет квалифицированным специалистом.
     Могут  возразить, что в СССР уже  проводилась примерно такая  политика,
которая, как нам говорят, закончилась полным провалом. Эта тема  заслуживает
более подробного рассмотрения. Сильные стороны этой политики состояли в том,
что система социальной защиты охватывала все население  без исключения всеми
видами социальной защиты.  В чем же преимущество такой  системы? В том,  что
состояние здоровья  того  или  иного гражданина, его уровень  образования  и
квалификации мало зависит  от  его материального положения (было  бы  нелепо
полностью  отрицать такую зависимость). Чтобы готовить специалистов с высшим
образованием,  нужно  иметь достаточное  количество  людей,  имеющих среднее
образование  --  их  подготовка  поставлена  на широкую  ногу.  Чтобы  иметь
передовую науку  и  технику надо иметь достаточное количество высококлассных
специалистов  --  для  этого  есть  система  высшего  образования,  научные,
исследовательские  и  проектные институты.  Чтобы иметь  боеспособную  армию
нужно  достаточное  количество здоровых и крепких  мужчин -- за этим  следят
системы  здравоохранения и  массового  спорта.  Разумеется, все эти  системы
обладали своими недостатками, и,  конечно же, нуждались в реформировании, но
не в  уничтожении же. Низкая отдача, которую давала эта система, объяснялась
не порочностью системы  как  таковой, а ее  бюрократизацией,  формализацией,
исчерпанием возможностей экстенсивного развития этой системы,  чрезмерностью
уровня социальной защищенности.
     Перевод образования, здравоохранения и других сфер социальной защиты на
коммерческую  основу  фактически   означает,  что  полноценное  здоровье   и
образование будут  иметь только  достаточно  обеспеченные  люди  и члены  их
семей. Остальные  не  отрезаются  от  этих  систем полностью.  Просто вместо
более-менее  полноценной  социальной  защиты  нищие  будут  иметь  некий  ее
суррогат,  а наиболее бедные не  будут иметь и этого. Поскольку  численность
материально  обеспеченного населения в России составляет  десятые доли общей
численности, то это значит, что здоровой и образованной будет примерно такая
же часть. По сути, это подрыв здоровья нации, ее научного, производственного
и военного потенциала.
     4.1. Посредничество
     У каждого человека есть какие-то проблемы. Если он может и хочет решить
их сам, он их решает. Если не  может или не хочет,  то  обращается к услугам
посредников -- людей, которые могут решить его  проблемы,  или говорят,  что
могут их решить. Сломался телевизор -- идем к телемеханику, проблемы с водой
-- звоним водопроводчику, со здоровьем  неладно -- беспокоим врачей, душа не
на месте -- обращаемся к священнику, жизнь в стране не нравится, -- голосуем
за  того или иного  кандидата. Когда  обращаемся к врачу, водопроводчику или
телемеханику, то нас интересует только три  вопроса: его квалификация, время
исполнения  заказа  и стоимость  его услуг.  Его  вероисповедание, партийная
принадлежность,  семейное   положение   и  другие  стороны   его  жизни  нам
безразличны, поскольку знаем,  что никакого отношения к результату труда они
не имеют.
     Иметь  дело с  работниками сферы  быта  просто, поскольку  результат их
труда  вполне нагляден и  если  нас он  не устраивает, то  легко можем найти
другого электрика  или водопроводчика. Другое  дело  сфера  психологическая,
политическая или идеологическая.  Зачастую нам остается просто поверить, что
некий  политик, экстрасенс или руководитель секты  решает наши проблемы  или
хотя бы пытается  их решить.  А если результат  нас не устраивает, то у  них
полно  оправданий,  и  весьма  убедительных,  объясняющих   причины  неудач,
доказательств  того,  что  очередной   кризис,  архитекторами  которого  они
являются, лишь  преддверие  небывалого роста. Политика, экономика, здоровье,
душевное спокойствие  зависят  от  множества факторов,  отследить которые  и
специалисту непросто. Поди проверь их. То есть, посредническая деятельность,
экономическая ли, политическая ли или любая другая есть весьма  удобная ниша
для   всевозможных  паразитов,  готовых  спекулировать  чужим   здоровьем  и
благополучием в личных  интересах. Сказанное  вовсе  не означает,  что любой
посредник является мошенником. Здесь опять мы упираемся в  вопросы совести и
законопослушности  посредника. Если  посредник занят  в сфере  материального
производства, просто уменьшается его свобода маневра,  его просто становится
легче изобличить. Но принципиальная возможность злоупотреблений есть всегда.
     Было  бы  неправомерно  ограничивать  сферу  проявлений  паразитизма  и
иждивенчества экономикой. Эти  свойства проявляются,  например, в идеологии,
медицине.  Иждивенчество  идеологическое  присуще духовно  несамостоятельным
людям,   не  способным  самостоятельно   обрести   духовное  равновесие,   а
идеологические  паразиты  -- те, кто этой  несамостоятельностью спекулирует,
разумеется,  с немалой  выгодой для  себя,  руководители  всевозможных сект.
Медицинское иждивенчество -- мнительность, неспособность или нежелание людей
улучшить  свое здоровье собственными  силами  ("Мнимый больной" Мольера),  а
медицинский  паразитизм --  готовность  спекулировать  на  этой человеческой
слабости.
     Приходя к  телемастеру, мы рискуем  стать жертвой обмана: да, телевизор
работает, но мастер  заменил  в  нем какую-то  деталь, или говорит,  что  ее
заменил,  которую можно было  не  менять, и эта  замена  повысила  стоимость
ремонта. То, что экстрасенс подчистил наше биополе под  большим сомнением, а
то, что он подчистил наши карманы  -- несомненно. Никто не может утверждать,
что, пожертвовав деньги на  строительство храма, он наверняка избежит геенны
огненной -- неисповедимы пути господни. Кто из политиков может доказать, что
все  хорошее, происходящее  в  стране дело  его  рук,  а все  плохое --  его
политических противников? То, что очередной кандидат в спасители государства
после выборов начнет заботиться о благе избирателей более чем сомнительно, а
то, что его благосостояние  сразу же пойдет  в гору --  несомненно. Здесь мы
опять сталкиваемся со спекуляциями  на тему неопределенности и неизмеримости
критериев.   А  потому  в  попытках  определить  качество  того   или  иного
"спасителя" от  политики,  экономики, религии,  его способность решать  наши
проблемы,  мы   начинаем  интересоваться  его   партийной   принадлежностью,
возрастом,  семейным положением  и  т.  д., то есть  факторами,  от  которых
качество специалиста нисколько не зависит.
     Есть  только  один  источник  благосостояния  общества  --  общественно
полезный  труд. Помимо того, что это единственный надежный источник  дохода,
это еще и единственно возможный и достойный способ бытия. Любая другая форма
добычи средств к существованию, за исключением иждивенчества,  предполагает,
в  той или иной  форме,  изъятие  того,  что  произведено  и/или  заработано
другими,  т.  е.  является  социально  опасной.  Поэтому,  если  общественно
полезный труд стал не только средством получения  доходов, но и единственным
мыслимым для конкретного члена общества  образом  жизни, то  такое положение
дел, по  идее, должно  бы обществом  только  приветствоваться и  поощряться.
Таким  образом,  труд   действительно  облагораживает   человека,  какой  бы
банальной эта фраза  не казалась. Увы, старое проклятие "чтоб ты жил на одну
зарплату" -- сейчас все равно что фраза "чтоб ты сдох".
     Обсуждая пути экономической  реформы, экономисты  очень много  спорят о
каких-то  мелких деталях, которые ничего не  говорят широкой общественности.
При  этом  они  настолько  углубляются  в эти детали, что  забывают главное:
основа любого экономического чуда, да и просто благополучия -- созидательный
труд, а все экономические, законодательные и  иные  нюансы имеют значение  в
той мере, в какой они  заинтересовывают производителя  и создают ему условия
для повышения эффективности труда. Один японский предприниматель, ныне глава
крупной компании,  плакал,  вспоминая  те  трудности,  которые  ему пришлось
преодолеть на пути к нынешнему состоянию своей компании. Весьма сомнительно,
чтобы он стал так надрываться  в условиях, когда вся его прибыль уходила  бы
на  оплату  налогов.  Правда,  в  этих  условиях  его  компания  не стала бы
процветающей.
     Могут  возразить,   что   понятия   совести  и   морали   не   являются
экономическими  категориями.  Тем  печальнее.  Пока  это  так  у  нас  будет
аморальная  экономика и  бессовестные экономисты.  Например,  такие, которые
готовы месяцами не выплачивать людям зарплату, тем самым лишая их средств  к
существованию, во имя "стабилизации курса национальной валюты".
     4.2. Экономичность
     Всякий водитель  хочет, чтобы  его  машина потребляла как можно  меньше
бензина  и   позволяла  проехать  как  можно  большее   расстояние.   Всякий
домовладелец  хочет,  чтобы  электроприборы   потребляли  как  можно  меньше
электричества  и   при   этом  работали   не   хуже,  чем   прежде.   Всякий
предприниматель  хотел бы тратить меньше денег на зарплату,  но при этом  не
хочет,  чтобы  работники работали  хуже, чем  работают.  Кроме  квалификации
работника,   его   уровня  образования  и   других   факторов,  влияющих  на
производительность его труда, есть еще один, весьма важный, влияние которого
не  ниже  остальных --  сколько ему  за  работу  платят. Если  платят  ровно
столько,  чтобы  он не  умер с  голоду, значит,  должны быть весьма и весьма
веские  причины  заставляющие его  продолжать работу: надсмотрщик с плеткой,
отсутствие других  источников дохода, экстремальная ситуация (война,  голод,
стихия). Последние две ситуации ясны и без  комментариев. Рассмотрим первую.
Явно  просматривается желание сэкономить на рабочей силе,  так же как явно и
то, что эта экономия выходит боком:
     раб не заинтересован в результатах труда;
     приходится тратиться на охрану, и, тем не менее,
     в любой момент раб может восстать, а подавление восстания стоит гораздо
дороже.
     С   одной   стороны,   чем   сильнее   и   здоровее   раб,   тем   выше
производительность его труда, с другой -- тем лучше должна быть организована
его охрана.  С одной  стороны,  чтобы  раб как можно  дольше был  здоровым и
сильным, с ним  нужно как  можно  лучше обращаться,  с другой  -- тем меньше
доход рабовладельца.  Естественное  решение  проблемы  --  повышение  оплаты
труда,  улучшение условий жизни и быта работника. Работник, став свободным и
получая  более  высокую зарплату,  обходится предпринимателю  дороже,  но  и
отдача  от  такого работника  выше. До  определенного  момента.  Когда  рост
издержек,  связанных с затратами на работника (зарплата, социальные выплаты,
охрана труда и проч.)  перестает  давать  отдачу в  виде роста эффективности
труда. Слишком высокая оплата труда становится фактором расслабляющим. Некая
советская организация работала в Финляндии, и труд работников оплачивался по
финским стандартам.  Советские  работники  считали своим  долгом  отработать
получаемые деньги, работали от души... пока их не стали придерживать финские
профсоюзы, которые посчитали такую производительность труда чрезмерной.
     Если механизм  не смазывается,  он очень плохо работает и  очень быстро
изнашивается, Если же смазывается чрезмерно, то происходит перерасход смазки
и ухудшение работы. Звучавший в годы перестройки девиз "чем богаче граждане,
тем  богаче общество"  не совсем точен. Большие  деньги, полученные  "просто
так"  (по  наследству,  найденный  клад,  выигранные  в  карты,  украденные,
отнятые)  быстро   проматываются,  как   это   обычно  бывает,  например,  у
преступников.  "Первыми  получив  доступ  к  золоту  Нового  Света, испанцы,
казалось,  должны  были  бы стать самым богатым, самым процветающим  народом
Европы. Но  этого не случилось, более того -- произошло нечто обратное. Дело
в том,  что  золото само  по  себе не строит  кораблей,  не ткет холста и не
отливает пушек. Оно способно только купить то, что произведено  другими. Это
и происходило  в течение многих десятилетий. В то время, как испанцы тратили
свое  золото, покупая изделия  в  Германии, Англии, Франции, там в  ответ на
этот  спрос расширялось  и совершенствовалось  производство. Когда же потоки
золота начали пересыхать, в  этих странах, в отличие  от  Испании,  осталась
развитая промышленность, производящая товары." [2]
     В  процессе  приобретения  этих  денег  общество  не  получило  никакой
равноценной отдачи  в виде труда.  Более  того,  зачастую они  приобретаются
антиобщественным способом. Если же общество достаточно богато, чтобы платить
значительные  суммы,  то  работник,  если  он  не   имеет  других  стимулов,
расхолаживается и его труд превращается в пустую формальность.
     От  того,  что человек  богат, он  не  становится  лучше.  Материальный
достаток  --  одно из условий  качества людей, но не показатель  качества. У
обеспеченного  человека  меньше   поводов  для  антисоциальных  действий.  У
чрезмерно обеспеченного меньше причин для общественно полезного труда.

     5. ИСТОРИЯ 

     Начало  функционирования   многих  ТС  характеризуется  большим  числом
отказов,  связанных с  неприработанностью компонентов.  По окончании периода
обкатки надежность работы возрастает. Далее число отказов снова возрастает и
связано это  с выработкой ресурса  элементов  ТС. После  этого систему  либо
модернизируют, либо отправляют на слом.
     Государство проходит те же  самые стадии.  Начальная стадия,  когда нет
установившейся  власти, сложившейся  системы  отношений, связана  с  большим
числом "сбоев и  отказов" в работе  СС. Идет  борьба  за  власть со всеми ее
атрибутами:   интригами,  заговорами,  бунтами...  После  того,   как  в  СС
складывается некоторое  равновесие сил, смутное время кончается и  наступает
период более-менее  спокойного существования.  Но  и этот период  в  истории
государства не  вечен. Сложившаяся система власти вступает в противоречие  с
изменившимися  условиями   жизни,  что   влечет   за   собой   возникновение
революционной  ситуации,  которая либо  способствует  ее  переходу  в  новое
состояние, либо, если  она оказалась не в состоянии найти адекватное решение
возникших проблем, разрушает систему. Разумеется, все это верно для условий,
когда  системы изолированы друг от друга. В  противном случае, под действием
достаточно мощных  внешних факторов СС может быть  разрушена в любой момент,
независимо от ее внутреннего состояния.
     Стадии   развития  СС:   родоплеменные  отношения,   рабовладельчество,
феодализм,   капитализм.  Весьма  вероятно,  что   сейчас   принята   другая
классификация этапов развития. Это в  данном случае  непринципиально.  Важен
сам факт стадийности развития общества.
     Марксистская  традиция   намертво  связывает   между   собой   развитие
производительных сил и производственных отношений. Развитие техники, говорят
марксисты,  неотвратимо  ведет к  переходу  на  новую  стадию  общественного
развития. На нынешнем этапе развития человечества технический  прогресс стал
явлением   всеохватывающим   и   повсеместным.   Совершенные   технологии  и
технические  средства поступают практически во все  страны  мира, не приводя
при  этом  к  повсеместным  революциям.  Одновременно  существуют  общества,
связанные родоплеменными  отношениями  (Чечня)  и общества, которые называют
постиндустриальными  (Япония).  Представляется  неубедительным  утверждение,
согласно  которому  достаточно человеку сесть за компьютер,  как он  тут  же
становится  носителем  новой системы общественных отношений, иначе мы должны
признать  технику  носителем  определенной  психологии,   причем  носителем,
наделенным телепатическими способностями.
     Давайте  мысленно проследим  развитие  событий  при переходе  от  одной
стадии  развития  к  другой.  Родоплеменные  отношения: делить, в  общем-то,
нечего.  Уровень  потребления  минимален  и  если кто-то  у  кого-то  что-то
отнимает, то  он ставит его  жизнь  под угрозу.  Но в  этой системе уже есть
начальные признаки  классового расслоения общества. Вождь и его приближенные
начинают  использовать  власть  для  собственного  обогащения.  Кроме  того,
столкновения с соседними племенами тоже могут давать "экономический" эффект.
В СС начинает складываться криминально- милитаристский психологический тип.
     Когда носителей нового типа оказывается достаточно много, то происходит
переход от родоплеменных  отношений к  рабовладельческим. Основным фактором,
обеспечивающим  существование  СС,  становятся  войны  и  эксплуатация труда
рабов. Но войны  требуют большого напряжения  сил  и не всегда  оканчиваются
победоносно.  Затраты  на  их  ведение  могут  оказаться больше  получаемого
выигрыша. Рабский труд не очень эффективен, а чтобы держать их в повиновении
опять-таки  нужно  тратить  средства на содержание охраны. Гораздо дешевле и
выгоднее  дать  рабу некоторую самостоятельность  и личное имущество. Теперь
уже рабом двигает не страх наказания и уничтожения,  а личный интерес. Кроме
того, одновременно идет  поиск в другом  направлении.  Зачем пытаться отнять
силой то, что можно просто выменять, зачастую с меньшими затратами и большей
выгодой?   Таким   образом,   происходит   зарождение  производительного   и
авантюрного типов.
     Новые экономические типы  требуют  для себя  новых, более благоприятных
условий существования,  которых  они, в  конце концов, добиваются. При  этом
общество  переходит  от рабовладельчества  к феодализму.  Но  отмена рабской
кабалы не означает отмены кабалы вообще.  Вместо  физической зависимости  от
хозяина возникает экономическая.  Владельцы рабов, став феодалами,  не стали
представителями  нового экономического типа.  Они,  как  и  прежде, остались
паразитами- милитаристами и хотят делать как можно меньше, а иметь как можно
больше. Этого,  конечно,  хотят многие, но  не  у всех есть  возможность это
делать.   Это  вызывает  протест  у   производителей  и  торговцев,  которых
становится все больше. И в этом случае рост количества представителей нового
типа  приводит к переходу  СС  в  новое  состояние  --  капитализм.  Больший
динамизм новой системы объясняется меньшим количеством паразитов в ней.
     Таким образом, причиной переходов СС в новое  состояние  представляется
не развитие техники само по себе, а изменение психологии людей, составляющих
общество.
     Каждый   переход  в   новое   состояние   характеризуется   увеличением
равномерности  распределения  доходов  в  обществе.  Чем  более   равномерно
распределение  этих   доходов,   чем   больше  людей   удовлетворены   своим
экономическим положением, тем  устойчивее общество. Не случайно говорят, что
опора демократии -- средний класс.
     Каждый переход в новое состояние характеризуется все  более равномерным
распределением  свободы среди  граждан. Ситуация,  когда  сильный  имеет все
права в отношении слабого (диктатура) постепенно сменяется другой, когда все
граждане  теоретически  равны  друг  перед   другом   и  перед  государством
(демократия).  Если  же некто  утверждает, что, например,  демократия  лучше
диктатуры,  то, во-первых,  он, скорее всего, живет  в условиях демократии и
его   сознание   сформировано  официальной  пропагандой,  а  она  не   может
утверждать, что  существующий  строй плох, а  во-вторых, это все  равно, что
утверждать, что взрослый  человек лучше  ребенка. Детство, юность, зрелость,
старость лишь различные стадии развития одного организма.
     Государство по своей сути есть огромная  система  по  перераспределению
денег, власти, свободы. При этом, чем дальше в своем развитии ушло общество,
тем  более уравнительный характер  это  распределение приобретает.  Не  надо
путать   добровольно   уравнительный   характер   распределения,  являющийся
логическим следствием  развития общества,  с  принудительным,  который  имел
место в социалистических странах.
     Общее  свойство  любой власти  то, что  рядом  с  ней  всегда находится
"кормушка".   Есть  неофициальный  солдатский   девиз:   "Быть  подальше  от
начальства и поближе к столовой". Чтобы  его реализовывать требуется немалое
искусство,  потому что начальство тоже  держится "поближе к столовой", и  не
только в армии. Там, где власть жестко централизована, она концентрируется в
столицах.  Естественно, что в  этом  случае  в  столицах  концентрируется  и
деловая активность, и научная и  любая другая.  Столицы  обрастают лучшей  в
данной стране сферой обслуживания и  быта,  становятся центрами культурной и
иной  жизни.  А  поскольку  каждый "человек ищет  где  лучше", то  возникает
стремление  больших масс  населения  любой  ценой  переселиться в  столичные
города,  в надежде  получить  какую-то  долю  этого  благополучия. Возникает
большая скученность населения "в одном, отдельно взятом" городе.
     В  странах  более   демократических,  где   власть  "размазана"   более
равномерно,  и блага цивилизации распределяются также. Желающему приобщиться
к  ним незачем переезжать через всю страну в столицу, достаточно переехать в
столицу штата или даже  из деревни  в город,  а  в странах "совсем" развитых
можно  вообще  не  переезжать:  не   человек  ездит   за   благополучием,  а
благополучие идет к нему, если он способен за него заплатить.
     Примером  государств  первого рода может  служить Россия. Самый большой
город -- Москва.  Потому что столица. В ней  сосредоточена не только власть,
но  и бизнес, культурная  жизнь, наука и  проч.  Послушайте выпуск новостей:
практически все мало-мальски крупные  российские события в любой сфере жизни
происходят в Москве. Это при том, что ее население составляет примерно шесть
процентов  населения  России.  Где  живут  самые известные артисты,  ученые,
писатели,  политики  и т.  д.? В  Москве.  Второй  самый  крупный  город  --
Санкт-Петербург. Потому что был столицей. До отделения Украины был  еще один
крупный  город -- Киев. Крупный  по той же причине.  Далее  следует  десяток
городов-миллионеров,  а  дальше  города  и села  совсем безвестные. Про  них
вспоминают только если в них происходит какое-то ЧП или туда приезжают члены
правительства.   Картина  урбанизации   России  очень  четко   совпадает  со
значимостью  тех  или  иных  населенных пунктов  в  системе  управления,  и,
следовательно, распределения, то есть носит чисто бюрократический характер.
     Было бы  интересно сопоставить картину урбанизации России с аналогичной
картиной в других  государствах именно в этом разрезе. Например, столица США
не самый крупный город в стране.
     На   пути  переселения   людей  стоят   всевозможные   бюрократические,
законодательные  и   иные  препоны.   Гораздо   нагляднее  выглядит  картина
распределения финансов. В Москве и Московской области сконцентрировано более
90 % всех российских финансов, еще примерно 5 % - в Санкт-Петербурге.
     Важный  психологический момент  заключается в том, что по мере развития
общества  постепенно   формируется  способность  воспринимать  ближнего  как
равного. Если  этой  способности нет, то можно гарантировать, что  в системе
сложится диктаторская система управления. Можно, например, ввести демократию
в  тюрьме.  Вышесказанное  позволяет  утверждать,  что эта демократия  очень
быстро выродится в самую разнузданную  тиранию. По мере же развития общества
формы управления сменяются все более мягкими.
     Демократические по форме правительства существуют во многих странах. Но
не всегда  они  являются демократическими по сути. Зачастую все ветви власти
оказываются   подчиненными   одной   главной,   остальные   выполняют   лишь
декоративные  функции.  Анализ   причин  конфликта  между  президентской   и
парламентской  властями в  России в  большинстве случаев  вырождался в поиск
ответа  на вопрос:  "Кто виноват?". Но каковы бы ни были причины  конфликта,
это  не  основание стрелять  друг в друга. На мой взгляд,  причина в другом.
Создание  демократических  институтов  власти  пришло  в   несоответствие  с
менталитетом  архитекторов этих  новшеств.  Обе ветви власти, которые де-юре
имели примерно равные полномочия ("сильный президент -- сильный парламент"),
на  практике  оказались неспособными  воспринимать  друг  друга как  равных.
Возникла  борьба  за  лидерство,  в  которой  победил президент. Но  надо же
создать  что-то  вместо   Верховного  Совета,  иначе  это  "недемократично".
Президент выбил половину зубов бывшему Верховному Совету, и получилась Дума.
Выбить больше постеснялся,  -- что Запад подумает?, выбить меньше -- опасно.
Президент  и  Дума могут  сосуществовать  друг  с другом,  потому  что  Дума
фактически находится в подчинении президента. Президент и Верховный Совет не
могут сосуществовать, так как обладают примерно равными правами.
     В то же время, во всяком случае, в новейшей истории США никаких военных
конфликтов между президентом и парламентом не было. То же самое  относится и
к другим странам, которые пришли к демократии естественным путем, а не из-за
слепого следования политической моде.
     Таким   образом,  есть  основания  полагать,  что  основой  социального
прогресса  является  повышение  качества элементов  СС.  Это  проявляется  в
снижении остроты внутренних  конфликтов, их  переводе в плоскость  ритуала и
права. Это проявляется в усилении заботы о качестве элементов СС -- развитии
систем  образования, здравоохранения и  других. Это проявляется в расширении
круга людей, чьи интересы приходится учитывать власти при принятии решений.
     Есть ТС,  которые можно  создать  при  любом уровне развития  техники и
технологий, например, каменный топор. Для того, чтобы создать что-либо более
совершенное  развитие техники  должно  перейти на новый  уровень.  Создатель
новой техники  должен иметь в  своем распоряжении более  совершенные,  более
качественные материалы и технологии. Чтобы сделать металлический топор нужно
уже владеть обработкой металлов. Сам факт существования космического корабля
предполагает  наличие соответствующего  интеллектуального,  промышленного  и
технологического  потенциала  у государства,  которое  его  создало, наличие
соответствующей   инфраструктуры.   Сам    факт   существования   демократии
предполагает  наличие  людей, способных  ее построить  и жить  по  правилам,
диктуемым   ею.   Попробуйте   построить   космический   корабль   пользуясь
технологиями каменного  века.  Попробуйте создать демократичное общество  из
людей, живущих в условиях родоплеменных отношений.
     Но  процесс совершенствования людей  стихийный.  В  силу  склонности  к
самолюбованию  каждая СС объявляет ту стадию развития, на которой  находится
сама "светлым будущим всего человечества", будь то социализм, демократия или
нечто иное,  и провозглашает целью развития самое себя. Другая  крайность --
идеализация   некоторой   другой   стадии   развития  и  попытки  сразу   же
воспроизвести ее  у  себя,  полностью игнорируя  разницу  в качествах людей.
Таковы, например, попытки построить демократию в России. При  этом забывают,
что  Сталин  умер  всего  сорок  лет назад,  а этот  срок  ничтожно  мал для
изменения сознания людей, сознания рабского.
     Так как причины социального  прогресса людьми не  осознаются,  то и сам
процесс становится  противоречивым, трудным, связанным с большим количеством
экономических, моральных, человеческих и иных потерь.

     6. НАЦИИ 

     Стремление  народов  к  самовоспроизводству  порой реализуется в  форме
создания  собственных  государств,  в  которой  конкретный   народ  является
главным.  "Порой"  потому,  что  далеко  не   каждый  этнос  получает  такую
возможность.  В   мире  несколько  тысяч   народов  и  всего  около  двухсот
государств.
     Создав   собственную  государственность,   этнос  получает  возможность
всестороннего самовыражения, которую  использует, пока его государственность
не  разрушена.  Форма  общественного устройства  государства  на  этапе  его
создания определяется тем уровнем развития, на котором этнос оказался к тому
моменту.  Но   не  всегда  народ  имеет  возможность   выбирать  тип  своего
государственного  и  общественного  устройства. В  случае  многонациональных
государств  народ- доминант имеет  возможность навязывать остальным характер
государственного  устройства.  При   этом  процесс  развития  малых  народов
оказывается замороженным на той стадии развития, на которой он был на момент
вхождения данного народа в данное  государство,  но может быть низведен и до
более низкого состояния, если государство принимает для этого, преднамеренно
или нет, специальные меры. Цветущие цивилизации Средней Азии были  приведены
в полный упадок набегами кочевников.  Включение народов Прибалтики  в состав
СССР  привело  не  только  распространению  на  их  территории  тоталитарной
системы, что само по себе, мягко говоря, не способствовало их развитию, но и
к  целенаправленному  террору  против интеллигенции. Но,  тем не менее, этим
народам  удалось  в  значительной степени сохранить  свой  потенциал.  Ярким
проявлением этого потенциала стало то, что при населении, составлявшем всего
2,8 % от  населения тогдашнего СССР (данные за 1980 год) и площади 0,78 % от
общегосударственной,  при  бедности природными ресурсами вклад  прибалтов  в
экономику страны был  непропорционально большим. Например, их доля в валовой
сельскохозяйственной продукции страны составляла 4,12 %, при том, что  земля
была  не  самой плодородной  в стране.  Кроме  того,  этот  вклад  был более
качественным и высокотехнологичным.
     В  то  же  время,  попытки  навязать  тому  или  иному народу  тот  тип
общественного  устройства,  для  которого он  еще  не  созрел,  не  приводит
развитию  их   сознания   до  соответствующего  уровня.   При  расследовании
"узбекского  дела"  для  обозначения  явления, названного  адыловщиной,  был
использован термин "социал- феодализм". Использован, как представляется, для
красного словца. Но это слово оказалось удивительно точным, так как отражало
уровень  развития  народов  Средней Азии. После  развала  СССР этот  уровень
развития сознания материализовался в виде тоталитарных режимов.
     Естественно, что те народы, которым  удалось  создать свои государства,
не  понимают  те  народы,  которые  такой  возможности  не  получили. "Сытый
голодного не разумеет". Когда народы- "неудачники" начинают говорить о праве
наций на  самоопределение, тут же поднимается крик о сепаратизме и покушении
на  целостность  государства. Непонятно только, почему суверенитет одних  --
это хорошо, а суверенитет других -- плохо. Игнорируя права народов, общество
провоцирует  рост экстремизма  (курды в  Турции), потакая им  оно  разрывает
тысячи  незримых  нитей, которые связывают  людей  между собой,  содействует
возрождению  конфликтов,  забытых до тех  пор, и возникновению новых.  Такая
политика влечет за собой  и другие тяжкие последствия. Распад СССР привел  к
возникновению множества  столкновений,  в том числе и военных, между бывшими
субъектами страны, нарушению экономических, культурных и иных связей.
     Стремление  народов  к самовыражению, суверенитету,  никогда не исчезая
полностью, может в значительной степени ослабнуть, если есть возможность его
беспрепятственного  удовлетворения.   Ярким  подтверждением  этого  является
Маастрихт.  Ликвидация  границ  внутри  европейского  сообщества  приведет к
постепенной  ассимиляции  народов, населяющих  эту  область и  возникновению
новой  нации.  Всевозможные  силовые  попытки  объединения  народов   Европы
неизменно  терпели  провал,  так как  их  стремление к суверенитету не  было
реализовано в полной мере. Теперь же Европа объединяется добровольно.
     Когда  противники  распада СССР  говорили,  что-де Европа объединяется,
почему же мы разъединяемся? то они тем самым сопоставляли разные по существу
процессы.  Распад СССР  был  проявлением стремления к  суверенитету народов,
объединенных насильственным путем, народов, находящихся на различных стадиях
развития, не  имевших прежде возможности  самореализации. Объединение Европы
есть добровольный процесс слияния государств, чьи народы  реализовали себя в
полной мере.

     7. СУЩЕСТВУЮЩИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПУТЯХ ПЕРЕУСТРОЙСТВА СС

     7.1. Персоналистические и групповые
     Согласно широко распространенному и  усиленно пропагандируемому мнению,
все  наши беды  проистекают  от  ныне действующего руководителя.  Достаточно
выбрать  хорошего  президента и жизнь  автоматически  наладится. Это  мнение
усиленно подпитывают и сами кандидаты в президенты.
     Попробуем подойти к этому вопросу с другой точки зрения.  ТС состоит из
некоторого  множества  деталей,  и  ее  качество  определяется  качеством ее
компонентов.  Разумеется, детали ТС неравнозначны по  важности, но почему мы
думаем, что  от  замены  одной не очень хорошей, по  нашему мнению,  детали,
пусть самой важной, на более качественную,  улучшатся  свойства ТС  в целом?
Это только означает, что у нас не будет  проблем  с данной деталью, зато тут
же станет  очевидной  слабость других  узлов.  Кроме того,  если в ТС  можно
получить некоторое представление о детали до ее установки, то убедиться, что
наш президент не очень хорош, можно уже только постфактум, а заменить его --
только после истечения срока полномочий.
     Разумеется, личность руководителя государства имеет некоторое значение,
и если  в нужное  время  у руля оказывается  нужная личность, то  результаты
бывают достойными уважения. Но  в общественном сознании идея "доброго царя",
"сильной личности" гипертрофированна. Люди  переоценивают  возможности главы
государства,  как и возможности любого другого  руководителя. Были  и  будут
отдельные  случаи, когда личности  круто  изменяли судьбу государств, но это
всегда  ситуация,  когда  общество  уже  созрело  для  этих  изменений и  их
реализация была лишь  вопросом  времени  и  личности, которая  осмелится это
сделать. Для этого тоже надо быть незаурядной личностью, но не надо значение
личности абсолютизировать.
     Те же самые рассуждения  применимы  и к ситуации прямо противоположной,
когда люди заняты поисками виновника всех своих бед. В этом случае правитель
объявляется злым гением  и предается  анафеме. Ярким проявлением гипертрофии
идеи "доброго  царя" и  "злого гения"  являются  фильмы-боевики. В некотором
царстве-государстве есть негодяй, который приходит к  власти или пытается ее
захватить. Его  поступки один страшнее  и  отвратительнее другого.  Но  люди
бессильны   что-либо  изменить.  Тут  появляется  добрый   молодец,  который
расправляется  с преступником. Что делают миллионы других граждан страны  --
непонятно.
     Даже  если  мы  и выбрали  единственно  возможного  кандидата,  то наше
положение  все  равно  остается   крайне  ненадежным.  Система,   нормальное
функционирование которой зависит от качеств одного элемента, весьма и весьма
уязвима. Стоит  лишиться этого элемента или этому  элементу  потерять нужные
качества, как система перестает нормально функционировать.
     Другим проявлением  той же  идеи  поиска  спасителя или  виновника  бед
являются  представления, которые можно  было бы  назвать  групповыми,  когда
некая  часть  общества  объявляется  носителем  всех  возможных   достоинств
(пороков)  и  спасителем  (виновником  бед)  общества.  Эта   группа  должна
отличаться от основной  массы населения каким-либо  признаком: партийной или
социальной принадлежностью, полом,  национальностью и любым другим. Приход к
власти    большевиков    характеризуется    апологетикой    пролетариата   и
дискредитацией  всех остальных классов, фашистов --  восхвалением арийцев  и
преследованиями неарийцев. В условиях демократии возможностей для пропаганды
больше и ею пользуются все политические партии, естественно, для того, чтобы
рекламировать себя и проклинать других.
     Сам   факт  пристального  внимания  общества  к  личности  руководителя
является  доказательством несамостоятельности  мыслей  и  действий  основной
массы населения. А раз они несамостоятельны, всецело зависимы от властителя,
то его личность действительно  становится решающим фактором государственного
развития.
     7.2. Идеологические
     Есть некая хорошая идеология (разумеется, это та идеология, поборниками
которой мы являемся), которая является воплощением всего самого лучшего, что
только  может быть. Спасение  человечества  в  том, чтобы ее принять,  а его
несчастья оттого, что оно ее не разделяет. Так, или примерно так, рассуждают
поборники всех идеологий без исключения.
     Когда говорят о  том, что вот как хорошо  живут  жители одной страны, а
все  потому, что  они являются  приверженцами такой-то идеологии,  на память
приходят другие страны, люди в которых живут несколько хуже,  хотя  являются
приверженцами той же идеологии.  Когда нам расписывают, как гуманны принципы
христианства, вспоминаются крестовые походы  и священная инквизиция.  Кстати
сказать,  фашисты  тоже  были  христианами.   Повествования  о  достоинствах
коммунистической  идеологии  вызывают  в  памяти  "диктатуру  пролетариата",
сталинские  лагеря,  геноцид  народов СССР.  Приверженцами  одной  и  той же
идеологии могут быть люди, совершенно между собой несовместимые ни по складу
ума, ни по  нравственным  качествам,  ни по конкретным действиям. Перечисляя
наиболее  ярких  представителей  христианства, обычно говорят,  например,  о
Сергии  Радонежском. Но  можно вспомнить и  других христиан, например, Ивана
Грозного, Малюту Скуратова, Григория Распутина.  Говоря о  пороках идеологии
коммунизма, обычно перечисляют Сталина, Берия и других. Но можно вспомнить и
Хрущева, который  разоблачил, пусть  и  частично,  непоследовательно,  культ
личности,  Горбачева, продолжившего  разоблачение культа, положившего начало
демократизации  страны,  о  чем  так   не  любят   вспоминать  отечественные
демократы. Но  это  все  политики,  всемирно  известные  люди.  В  СССР были
миллионы  коммунистов. Неужто все  они были  людоедами,  как  получается  из
рассуждений  нынешних  демократов  (кстати, в прошлом  многие  из  них  были
членами КПСС и даже занимали  в  ней руководящие посты)? Не стоило бы об это
забывать в пылу полемики, если, конечно, мы ищем истину, а не идеологическую
победу.
     Какой же вывод? "Каков философ,  такова и философия". Каков приверженец
идеологии,  такова  и идеология в его "исполнении". Сама  по себе  идеология
может быть  сколь  угодно  совершенной,  но воплощают  ее  в  жизнь люди,  и
реализация идеи не  может  не нести на себе отпечатков пальцев воплотителей,
не будет свободна от их пороков (см. "Самовоспроизводство").
     Человек, принесший людям новую идеологию,  стоит  намного выше основной
массы  населения по духовным и интеллектуальным качествам. Его идеи не могут
быть доведены до сознания людей  в том виде, как их понимает основатель, так
как они слишком сложны для обывателя. Поэтому они неминуемо будут упрощены и
извращены, поскольку каждый пытается  упростить их  так, чтобы они были  ему
понятны (а это невозможно сделать  без  их искажения), приспособить  их  для
своих нужд, для оправдания собственных действий. Не  случайно весь  марксизм
сводится  у Шарикова к простой формуле  "отнять и разделить".  Более сложные
вещи  для  него  просто  непонятны,  да  и  неинтересны.  Ему  нужна простая
философия, которая придала бы "научный фундамент" его паразитизму. Пифагор в
одноименном  спектакле пытается  объяснить Эпихарму  суть  своего  открытия:
человек подобен треугольнику, стороны которого -- духовность, ум, физическое
здоровье  и  у  человека гармонично  развитого все  стороны равны.  Но он не
успевает это сделать. Эпихарм, с криком "Человек  --  треугольник!", убегает
проповедовать  его  открытие. Он считает, что полностью понял суть  открытия
Пифагора.
     Много  ли людей,  называющих себя  христианами, прочитали все  основные
документы  христианства?  Много  ли  людей,  называющих  себя  коммунистами,
изучили  хотя  бы  половину  трудов  классиков  своей  идеологии?  Идеология
выбирается не на основе  изучения каких-либо канонических  документов,  если
здесь  вообще  уместно  слово  "выбирается".  "Человеческая  мысль  в  любом
сообществе не более,  чем примитивное принятие идей без их рассмотрения; это
сонный часовой, который  позволяет пройти через ворота всякому,  кто кажется
ему прилично одетым, или имеет благообразную внешность, или может промямлить
что-то, напоминающее знакомый пароль" (Ауробиндо). Человек  просто принимает
на  веру  догматы  идеологии,  а   двигаться  далее  его  заставляет  просто
необходимость быть последовательным в своих действиях. Зашоренность сознания
не позволяет ему видеть  противоречия  в исповедуемой  им идеологии, которые
кажутся  очевидны  последователям  других  идеологий.   Не  случайно  другое
название  идеологии  --  вера.  Если  некто  утверждает,  что  та  или  иная
идеология,  лучше  всех остальных, то это просто означает, во-первых, что он
является приверженцем этой  идеологии, а во-вторых, что, скорее всего, он не
знаком ни с какой другой идеологией.
     Принятие той или иной  идеологии чаще всего происходит в детстве, когда
ребенку  внушают мысль  о  том,  что он  должен  исповедовать  ту  или  иную
идеологию.  Прием  беспроигрышный, потому что у детей нет  аргументов за или
против, им  не  с чем  сравнивать то,  о чем им говорят. Это убеждение  не с
помощью аргументов,  а с помощью  внушения. Другой, не менее частый вариант:
случилось  несчастье, человек  чувствует,  что никому до него нет дела, ищет
опору в жизни,  и тут подворачиваются представители какой-то  секты, которые
возвращают его к жизни, а заодно приобретают еще одного  приверженца (хорошо
если бескорыстно).
     Демократы   немало  потрудились,   чтобы  дискредитировать   атеизм   и
пропагандировать  христианство,  постоянно  повторяя,   что  первое  --  это
бездуховность,  второе  --  духовность. В таком случае,  не  странно ли, что
нынешний   "рост  духовности"   сопровождается   еще   более  бурным  ростом
преступности?
     Ни в коей  мере не желаю дискредитировать или возвеличивать  ни одну из
идеологий,  тем  более,  что для  этого  нет  никаких оснований,  но  нелепо
абсолютизировать  значение  идеологии в  жизни  общества,  как и нелепо  его
игнорировать.  Любая идеология хороша ровно в  той мере,  в  какой хороши ее
последователи, не  больше и  не  меньше. Поэтому  спасение государства  не в
разрушении одних храмов и возведении других, а в совершенствовании людей, из
которых состоит общество.
     Идеология   занимает  весьма   важное  место  в  системе  общественного
сознания,  так как  она провозглашает  цель  развития общества.  А результат
функционирования  любой системы,  как мы уже говорили, в весьма значительной
степени определяется  целью,  во  имя достижения  которой она функционирует.
Разумеется, цели  зачастую бывают чисто декларативными, провозглашаются  для
услады слуха толпы, но, хочет того провозгласивший ту или иную цель или нет,
он должен что-то делать для ее достижения.
     Цель, во имя которой существовала фашистская Германия -- покорение мира
--  изначально  предполагала  конфликт  со всем  остальным  миром,  а  такой
конфликт  не  мог  иметь  благоприятного   разрешения  для  его  инициатора.
Милитаризация  Германии, вторая  мировая война  и поражение  Германии  в ней
прямо вытекают из характера идеологии, принятой ею на вооружение.
     Цель, провозглашенная большевиками -- мировая революция -- оказалась им
не  по  зубам,  и  они,  отодвинув  ее  на  второй  план (политика  "мирного
сосуществования государств  с  различным общественным устройством"),  но  не
забывая  о ней полностью, занялись вопросами социальной защиты населения, и,
как выясняется, немало сделали на этом поприще. Во всяком случае, больше чем
демократы, которые пока только разрушают то, что было.
     7.3. Научно-технические
     Время  от  времени  очередное  научно-техническое  достижение  поражает
воображение людей настолько, что они  начинают видеть в нем панацею  от всех
бед  и спасение человечества.  Так  было когда было открыто действие энергии
пара,  электричества,  атома,  когда  появились  пластмассы,  автотранспорт,
авиация,  радио,  телевидение,  ЭВМ,  космические   корабли.  И  каждый  раз
оказывается, что, решая одни  проблемы, новшество создает  другие,  зачастую
более сложные.  Сейчас на  роль волшебной палочки претендует  нанотехнология
[16].
     Как  уже говорилось, дополнительные  возможности  и предоставляемая ими
дополнительная свобода действий предполагает существование или возникновение
ограничителей,  адекватных этой  свободе.  Чем  больше  свободы,  тем  более
мощными  они  должны быть. Нарушение этого баланса ведет  к последствиям тем
более  страшным,  чем  больше  несоответствие  между  получаемой свободой  и
имеющимися  ограничителями. Но  если многие технические устройства  являются
средствами  двойного  назначения (военного  и  мирного),  то  наряду с  этим
существует    большая   и   постоянно   развивающаяся   область,   именуемая
военно-промышленным комплексом, прямое назначение которого -- производство и
применение  орудий  убийства. Бутылка  из-под лимонада может  быть наполнена
горючей   смесью,   а   поскольку  изначально  она  не   предназначена   для
использования  в военных целях, то и эффективность ее военного применения не
очень высока. Прямое назначение отравляющих веществ -- поражение, а  "лучше"
уничтожение   максимально   возможного  количества   людей,   и  какого-либо
приемлемого мирного применения им еще не найдено.
     Техника  есть  средство  решения  проблем  человека,  которым  или  для
которого она используется. Так как цели у людей не всегда бывают общественно
полезными, то и результаты  использования технических средств  такие же. Эта
Сила,  как  и любая  другая,  далеко  не  всегда  бывает  сдержана Совестью,
Разумом, Моралью,  Законом. Терроризм есть  лишь  одна  из реализаций  этого
несоответствия. Хулиган -- неприятность для общества, если же он  получает в
свое распоряжение оружие, то это уже опасность,  и чем более мощное оружие у
него в руках, тем более она серьезна. Последние достижения техники не только
способствуют борьбе  с терроризмом,  но и содействуют его переходу  на новый
качественный   уровень,   так   как   рост   технических   возможностей   не
сопровождается  адекватным ростом  сознания людей. Яркой иллюстрацией  этого
являются  газовые  атаки  в  токийском  метро.  Но это  еще цветочки.  Новые
технологии  дадут возможность  людям  создавать  любое мыслимое  техническое
устройство.  Люди,  которые  сейчас используют  фомки, кастеты,  яды  смогут
создавать  прямо на  дому миниатюрные  ядерные, термоядерные и иные взрывные
устройства; отравляющие вещества,  токсичные настолько,  что  одна  молекула
будет  приводить  к  гибели,  ядовитые только  для  конкретного  человека  и
моментально  разлагающиеся  в  организме  жертвы,  так  что  причину  смерти
установить  будет невозможно; преступники будут создавать  идеальные  орудия
для  своих нужд  и  научатся  совершать  преступления  не  оставляя  никаких
следов... Убийство  и нанесение любого другого ущерба,  "благодаря" развитию
техники  становится  делом все  более  легким  и  быстрым,  а в  перспективе
возможны устройства, которые позволят  делать  это  моментально, как  только
преступник об этом подумает.
     Поскольку  ученые,  работающие  над  развитием   новых  технологий,  не
предлагают никаких путей для  предотвращения этой опасности,  то это значит,
что  она  будет  решаться  традиционными  средствами,  то есть техническими,
юридическими  и  иными.  Поскольку  причины  преступности  (низкое  качество
элементов СС)  не устраняются, то это  означает просто переход  конфликта на
новый технический уровень, и если сейчас  в  результате  преступных действий
гибнут  порой десятки,  то впоследствии возможна  ситуация,  когда  действия
одного  злоумышленника  поставят  под  вопрос  существование человечества  в
целом.
     Ну что мы все о преступниках да преступлениях.  Наверняка дело не будет
пущено  на самотек. Общество примет какие-то меры. Есть  же очевидные плюсы.
Можно   не   трудиться,  можно   развивать  умственные,  физические  и  иные
способности  по  индивидуальной  программе.  Разве  плохо? Хорошо.  Если  их
развивать.
     Существование  человека  и  его  здоровье  становятся  гарантированным,
независимо от его деятельности или бездеятельности. Если сейчас сам характер
жизни  заставляет делать  какие-то усилия  над  собой,  то после наступления
"нано- (или любого  другого)  технологического рая"  в этом не будет никакой
необходимости.  Сейчас  есть  проблемы,  связанные  с тем,  что  люди  не  в
состоянии  заполнить свой  досуг какой-то (не будем говорить об общественной
пользе)  хотя бы социально  безопасной деятельностью. Люди пьют, употребляют
наркотики,   дерутся.   Немало  и   таких,   которых  сдерживают  неприятные
последствия таких "удовольствий". После выпивки болит голова, при регулярном
употреблении алкоголя  развивается  алкоголизм, из-за драки можно  попасть в
полицию (выводы  сделаны  не  на  основании  личного  опыта).  Когда  же эти
ограничители будут сняты, то число  желающих "поразвлечься" резко возрастет,
и жизнь весьма значительной части населения  превратится в  поиск все новых,
все более изощренных развлечений.
     Когда-то  фантасты  изображали  людей будущего  головастиками  с хилыми
руками и ногами, так  как  им нет необходимости трудиться физически.  Боюсь,
что головы у них тоже не будет.  Останется просто участок мозга,  отвечающий
за получение удовольствий, на который компьютер подает сигналы наслаждения и
минимум органов, необходимых для поддержания жизнедеятельности.
     Люди и так не особенно  нуждаются друг в друге и зачастую рассматривают
окружающих   как  досадную  помеху  на  пути  к  собственному  благополучию.
Впоследствии они перестанут быть нужными друг другу вообще.
     Нанотехнология --  не  единственное чудо, которое, как  нам доказывают,
должно  нас  осчастливить.  Но  и  другие  чудеса  несут  нам  те  же  самые
последствия. Просто формы проявления этих последствий будут отличаться. Суть
будет та же самая.
     7.4. Политические
     Есть левые партии, утверждающие приоритет социальной защищенности, есть
правые,  которые  ставят во главу угла  экономику,  есть центристы,  которые
пытаются  как-то  совместить  эти   два  подхода.   Приход  к  власти  левых
сопровождается ухудшением  эффективности  экономики, приход правых -- ростом
социальной напряженности.
     Разве нельзя попробовать  определить качество  партий экспериментально?
Создать поселения, в каждом из которых живут лучшие представители конкретной
партии,  создать  им  равные,  насколько   возможно,  условия  и  на  основе
результатов функционирования выбрать партию, которая  придет  к власти. Нет,
говорят нам, соль именно в том, что  партии власти чередуются. Доля истины в
этом  есть.   Устройство  демократии  подобно  устройству  утюга.  Есть  два
состояния: если температура меньше определенной утюг включается, если больше
--  выключается.   По   сути,   это   простейшая   система   автоматического
регулирования  с  двумя устойчивыми  состояниями.  Нормальная  работа  такой
системы  как  раз  и  заключается  в  постоянном  переключении  между  этими
состояниями. Не  случайно старые демократии двупартийны. Чем точнее работает
система, тем меньше разница между порогами переключения (специалисты говорят
"гистерезис"),  тем  меньше  разница  между  программами  этих  политических
партий. Следовательно, демократия есть компромисс между деловой  активностью
и социальной напряженностью, а не решение обоих этих проблем.
     Итак,  наиболее  достойную  партию  определяют путем  выборов.  На  суд
общественности выносятся программы партий. Но беда  в том, что они выносятся
на  суд  дилетантов.  Для  того чтобы  вынести  компетентное  заключение  по
предлагаемым программам надо  быть экспертом  в области политики, экономики,
права и других сторон государственной деятельности. Поскольку специалисты по
этим вопросам составляют  ничтожное меньшинство  населения, то  их  голос не
имеет практически никакого веса. Решающее значение имеет мнение большинства,
а  оно ничего по существу  сказать не  может. Поэтому  на  первом плане  при
выборе кандидатов оказывается не способность решать государственные вопросы,
а их способность понравиться  избирателям. За одного проголосуют потому, что
он  остряк, за другого  -- за его умение играть на музыкальных инструментах,
за  третьего  --  за его прошлые  заслуги  и т. п.  Но  кто  бы и как бы  ни
проголосовал,  большинство  всегда  удовлетворено.  Не  в  этом  ли  причина
устойчивости демократии?
     Победителем  выборов  оказывается  не  самый  компетентный  в  вопросах
государственного   устройства,  а  самый  искусный  в  вопросах  манипуляции
общественным мнением и имеющий наибольшие возможности для  этих манипуляций.
Разумеется, все это верно при условии, что выборы честные,  если не в  плане
равенства возможностей влияния на избирателей, то  хотя бы в  плане подсчета
голосов. Много ли стран, где это условие выполняется?
     Принцип разделения властей предполагает конфликт между  властями. Более
того, ветви власти именно  для того  и создаются, чтобы  конфликтовать между
собой. Таким образом,  обеспечивается ограничение аппетитов и амбиций каждой
из  них.  Говорят,  что  общество таким  образом  предотвращает  возможность
проявления  худших  качеств  каждой  из властей. Но ведь  это ограничивает и
возможности проявления  лучших качеств. Если одна из ветвей  власти, одна из
политических  партий,  один  из  политических  или государственных  деятелей
принимают  какое-либо  решение,   то   остальные   принимаются  дружно   его
критиковать,  независимо  от  того,  какое  это  решение.  Делается  это  из
конъюнктурных  соображений.   Надо  же   поднять  свой   престиж   в  глазах
общественности. Впоследствии этот  престиж поможет прийти к власти. Конфликт
становится самоцелью.
     Разделение властей,  по сути, есть локальный, проявляющий себя только в
пределах властных структур, ограничитель, предотвращающий сползание общества
к диктатуре. Ветви власти контролируют друг  друга  и  в  каких-то  пределах
контролируются  обществом.  Поэтому  для  повышения   рейтинга  они   должны
принимать и  реализовывать какие-то решения в интересах  общества, а  точнее
конъюнктурные решения,  о  которых  общество думает,  что  они  способствуют
улучшению жизни людей, престижу страны и пр.
     Избирателям возможность  повлиять на судьбы страны предоставляется один
раз в четыре-пять лет. В остальное время они такой  возможности лишены. Зато
ее  имеют   политические   партии,  большой  бизнес,  отдельные  влиятельные
личности. Слои  общества,  имеющие достаточные  средства для  этого, создают
свои лобби.  Естественно, в своих интересах. На политику  государства влияют
крупные  промышленники,  аграрии,  военно-промышленный  комплекс. Никогда не
приходилось  слышать  о  лобби,  защищающих  интересы  пенсионеров,   детей,
инвалидов. Таким  образом,  люди наиболее богатые увеличивают свое состояние
еще  больше  путем влияния  на политику страны, люди наиболее незащищенные и
обездоленные  не  имеют  никакой  возможности  повлиять на принятие даже тех
решений, от которых непосредственно зависит их судьба.
     Демократия -- очень дорогая форма управления. Проведение и референдумов
выборов   стоит   больших  денег.   Демократия   очень  неоперативная  форма
управление.  Подготовка  и  проведение   выборов  отнимают  много   времени.
Демократия -- очень неэффективная  форма управления. Выбранные кандидаты  не
всегда оказываются самыми лучшими и достойными, хотя  демократы и утверждают
обратное.  Поэтому  в тех условиях, когда  скорость принятия  решений  и  их
реализации являются жизненно  важными, используются другие формы управления.
Например,  в управлении армией чрезвычайно важно быстро принимать решения  и
оперативно  реализовывать  их.  Передача управления  в руки  дилетантов, все
достоинство которых в подвешенности языка, недопустима. Поэтому демократии в
армии нет, а  есть принцип единоначалия. Если  какая-либо армия  перейдет на
демократические  формы  управления,  это будет означать ее  полный разгром в
самые  короткие сроки.  В  армии  не  спрашивают мнение солдат  по  вопросам
управления. А если они пытаются его высказывать, то их  наказывают. В уставе
есть,  правда,  слова о поощрении "разумной инициативы", но,  как показывает
практика,  это  только  реверанс  в сторону  демократических  предрассудков.
Полководец  может  принять  неоптимальное  решение,  но  в   условиях  войны
оперативность реагирования зачастую оказывается важнее качества решений.
     Недемократические  формы управления, при полном согласии общества, даже
самого  демократичного,  существуют   и  в   других  социальных  институтах,
например,  в тюрьмах, больницах, психиатрических  лечебницах, детских садах,
фирмах,   предприятиях.  Каждая  из  этих   форм  имеет  свои   особенности,
обусловленные  спецификой работы учреждения. Общее же то,  что  в  условиях,
когда  общество  не   слишком  заблуждается  в   оценке  качества  элементов
конкретной  системы,   их  компетентности,   когда  требуется  оперативность
принятия  решений и  их реализации, оно устанавливает более-менее адекватные
формы  недемократического управления. Представьте  себе,  что  больных будут
спрашивать,  какой  диагноз им  поставить,  какими  методами  лечить,  какие
лекарства  выписывать.  К  каким результатам может  привести  учет интересов
преступников при  определении условий  их охраны? Таким  образом, демократия
как форма управления не является единственно возможной, единственно гуманной
и проч., даже в условиях демократического государства.
     Основа   демократии   --  "согласие  управляемых".  У   диктатуры  свои
недостатки   --   отсутствие   общественного   согласия,    неконтролируемая
единоличная  власть и вытекающая отсюда  возможность злоупотреблений, низкая
надежность  управления,  которое  зависит от  здоровья  и  жизни  диктатора,
отсутствие  компетентности  при принятии решений.  Впрочем, все эти и другие
пороки  диктатуры  были  подробно  рассмотрены  в  недавнем  прошлом.  Но  и
демократия,   и   диктатура  --  это   формы   управления.   Можно   назвать
демократические государства и диктаторские  режимы,  которые просуществовали
достаточно долго,  но  нет ни  одного общества, которое  просуществовало  бы
сколько-нибудь  продолжительное  время  в  условиях  отсутствия  управления.
Анархия обречена  изначально, поскольку  любая  система должна  управляться.
Любая, самая плохая система управления, лучше отсутствия управления вообще.
     7.5. Прочие
     Есть  и  другие  теории  совершенствования   общественного  устройства:
"свободные" -- чем больше  свободы, тем лучше; "структурные", выдвигающие на
первый   план  реконструкцию  структуры  органов  власти,  административного
деления и пр.; экономические, называющие первоочередными и главными задачами
совершенствование  экономических  отношений;  бюрократические, связанные  со
сменой  алфавита,  названий   городов,  флага  и  герба,  других  атрибутов;
юридические  и  т. д. Все они  связаны  с реформированием  одной  из  сторон
общественного устройства. Но ни одна из  сторон общественного устройства  не
существует  в отрыве от других. Делая  особый упор на одной из сторон жизни,
мы игнорируем или недооцениваем значение остальных, их связь между собой.
     Предвижу  камень  в  свой огород. Автор тоже  все время выпячивает одну
сторону жизни в ущерб другим,  все время говорит  о качестве элементов. Могу
возразить,  что  качество  принимаемых  решений  и  качество  их  реализации
находятся  в прямой зависимости от качества людей, эти решения принимающих и
реализующих.
     Есть представления,  которые  можно было бы назвать комбинированными. В
частности,  модная сейчас предполагает принцип  разделения властей,  в сфере
права  --  "международно-признанные  нормы", в сфере экономики  --  рыночные
отношения и т. д. То есть нам предлагают воспроизвести у  себя то,  что есть
сейчас  в  Западной  Европе  и Северной Америке. Строго говоря, ни  одна  из
теорий не существует в  чистом виде. Каждая из них так  или иначе, в большей
или  меньшей степени затрагивает все стороны жизни. Кроме  одной -- качества
людей, которые должны это сделать. Если же говорят о строителях, то не об их
качестве, а об их свойствах: о национальности, расе, партийности и проч.
     Однако я  продолжаю задавать  все  те же  вопросы:  Во  имя какой  цели
существует общество? Насколько  хороши  люди, которые в нем живут? Насколько
они способны прислушиваться  друг к другу и учитывать  при  принятии решений
мнения и  интересы друг  друга?  Насколько  форма  общественного  устройства
учитывает свойства людей, из которых общество состоит? Что делает  общество,
чтобы  граждане были хорошими  (честными, умными,  образованными, здоровыми,
трудолюбивыми,  послушными)?  Какие  качества  людей поощряются  обществом и
какие преследуются? Разумеется, интересует истинное положение дел, а  не то,
что думает по этому поводу большинство населения.
     Качество  элементов как главное условие развития  и главная цель  этого
развития не рассматривается ни одной из существующих теорий. А  раз  так, то
этого результата не даст никакая комбинация этих теорий.
     В существующих теориях есть некий волюнтаризм.  Полагается, что в любой
стране  можно  создать  любую   форму  общественного  устройства.  При  этом
забывается,  что  общество  есть  самоорганизующаяся  система.  Нет   смысла
разрабатывать  самое  совершенное  электронное  устройство,  имея   в  своем
распоряжении   лампы  и  реле.  Никто  не  проектирует  небоскреб,  если   в
распоряжении  есть  только  бревна.  Из  полотна и  дощечек можно  создавать
планеры, как  это  делал  Лилиенталь,  но  никогда  не  создать  реактивного
лайнера.
     Общую  черту существующих представлений можно сформулировать  следующим
образом: как бы  нам переложить  старые кубики, чтобы получить принципиально
новое  здание,  которое  будет  во всех отношениях  лучше прежнего. Подобную
задачу пытались решать участники крыловского квартета, когда думали,  как им
сесть.  Наверное,  у  каждого  способа  рассадки  есть  свои  достоинства  и
недостатки.  Специалист  по  акустике  скажет,  что   такое-то  расположение
музыкантов является лучшим  с  позиций его науки, художник  предложит другое
расположение, которое является  наилучшим с точки зрения композиции, дирижер
подойдет к проблеме  с позиций удобства управления и т. д. Но оркестр звучит
лучше всего, когда в нем играют виртуозы, и качество исполнения мало зависит
от того, как они сидят.

     8. СУЩЕСТВУЮЩИЕ СС 

     8.1. Бруней
     Существует некоторая ТС, которая обильно смазывается и не  подвергается
никаким нагрузкам.  Совершенно естественно,  что она сохранится в неизменном
виде  столь  долго,  сколько  ее  будут  смазывать.  Есть  султанат  Бруней,
располагающий   огромными   нефтяными   и  газовыми   запасами.   Доходы  от
предоставления  прав на их добычу столь велики,  что позволяют не заниматься
никаким трудом. И так будет продолжаться, пока нефть не кончится.
     Надо отдать должное султану Брунея. Он догадался поделиться  доходами с
населением султаната. Без особого ущерба для  себя, но с неоспоримой выгодой
для   государства.  Сытые  и  обеспеченные  граждане  не  будут  возмущаться
общественным устройством. Хотя  нет.  Есть люди, недовольные  "из принципа".
Например,  политические деятели. Они  всегда  будут критиковать существующий
строй  и  пропагандировать  другой,  приверженцами  которого  они  являются,
критиковать  своих политических  противников и хвалить себя. Поэтому  султан
Брунея сделал второй мудрый шаг: запретил политические партии.
     Итак,   стабильность   государства   гарантирована.    Граждане   сыты,
одеты-обуты,  довольны  и обладают той  мерой свободы, которая  не  угрожает
существованию  государства.  Но всегда  ли  стабильность -- хорошо?  Обильно
смазываемый механизм  может храниться  века,  но к тому  времени, когда  его
нужно будет использовать, он будет представлять только исторический интерес.
Когда запасы нефти иссякнут, надо будет искать другой источник дохода. Может
быть, на Брунее есть  запасы каких-либо других природных ресурсов, которые к
тому  времени будут  в цене. Тогда срок консервации системы будет продлен. В
противном случае  надо будет зарабатывать трудом, а не  продажей ресурсов. А
трудиться граждане уже  разучились. Уровень доходов населения мало  связан с
затратами труда, что не содействует росту его производительного потенциала.
     8.2. Германия
     Есть народ, который все делает основательно.  Если армию, то такую, что
она  способна  на  равных  воевать  с армиями  всего  остального мира вместе
взятыми,  если  лагеря  смерти,  то  такие,  что  человечество  до  сих  пор
содрогается  от  ужаса  при   их  упоминании,   если  социализм,  то   самый
высокоразвитый  среди  социалистических стран,  если  капитализм,  то  самый
высокоразвитый среди капиталистических государств.  Можно ставить под вопрос
разумность конкретных целей, во имя которых эта СС функционировала на каждом
историческом этапе, но качество ее элементов не вызывает сомнений.
     После  поражения  в первой мировой  народ  Германии лишился руководящей
идеи. Не  нашлось  такой конструктивной  идеи,  которая сплотила  бы  людей,
позволила  преодолеть  позор  поражения  и  развиваться  дальше.  Поэтому  и
восторжествовала идея реванша, которая привела ко второй мировой.
     Если после первой мировой Германия была свободна в выборе идеологии, то
иная  картина сложилась после второй. В Западной Германии  -- зона оккупации
союзников,  в Восточной  -- советская.  Естественно,  что в этих условиях не
могло быть и  речи о новом  возрождении  агрессивных  устремлений.  Германия
оказалась в условиях ограничения  свободы выбора направления развития, более
того, ее выбор был заранее предрешен: Западная Германия стала развиваться по
пути  строительства  капитализма,  а  Восточная  --  по  пути  строительства
социализма.  А  то,  что  результаты  этого  строительства  оказались  более
удачными, чем у тех, кто эти пути навязывал -- лишь результат более высокого
качества элементов этой СС.
     8.3. Япония
     Говоря об успехах Японии, одни указывают на особое японское трудолюбие,
другие говорят о том, что в Японии самая демократичная  конституция  в мире,
называют и другие причины "японского чуда". Однако японцы были трудолюбивыми
и   до  второй  мировой,  но  почему-то   это   не  имело  такого  ощутимого
экономического  и  технического  выражения.   Что  же  до  конституции,  то,
во-первых,  она  не принята  японцами, а  навязана американцами  и  не самым
демократичным  способом,  а  во-вторых,  по мнению специалистов, конституция
СССР 1936 года  тоже  была  не так уж плоха,  в  отличие  от результатов,  к
которым привело ее  принятие. То есть, попытки  искать  причины  процветания
государства в его конституции выглядят не очень убедительно.
     Япония, как и Германия,  оказалась в состоянии ограниченного, а точнее,
предопределенного  выбора  пути  развития:  невозможность   тратить  большие
средства на военные  нужды, невозможность прихода  к власти милитаристски  и
реваншистски   настроенных  кругов.  Можно  развивать  экономику,  культуру,
заниматься  политической   деятельностью  в  строго   ограниченных   рамках.
Поскольку развивать культуру в  полуразрушенной  стране не очень выгодно, то
практически  все население  Японии с  головой  ушло  в  экономику.  Если  же
экономикой занимаются все, то конкуренция будет чрезвычайно острой, потому и
победители в этой борьбе должны обладать всеми достоинствами в высшей  мере.
Кроме  того,  еще  одним  благоприятным  фактором  стало  то,  что  не  было
необходимости  тратить  средства  на  военные  нужды:  не  позволяют  мирная
конституция  и  США,   а  безопасность  страны   гарантирована  американским
присутствием.
     Теперь же Япония достигла такого  экономического могущества, что и один
процент ее бюджета, расходуемый на военные нужды, вызывает  озабоченность ее
соседей.
     8.4. Россия
     Все прогрессы реакционны
     Если рушится Человек.
     А. Вознесенский
     Есть страна, разросшаяся до  весьма приличных размеров за счет активной
колониальной  политики.  Справедливости  ради  надо сказать,  что все страны
разрастаются  именно благодаря такой политике.  Кроме  того, такую  политику
тогда проводили  все,  кто мог себе это позволить. Да и сейчас  случаются ее
рецидивы.  Например,  захват  Ираком Кувейта.  Остальные просто  старались и
стараются не стать жертвами такой политики.  Страна прирастала в основном за
счет  приобретений на  востоке: народы  здесь  сравнительно  малочисленные и
менее  цивилизованные.  С  западными  соседями  повезло  меньше:  они  более
оснащены  технически  и  более  поворотливы.  Приходится  считаться.  Стадия
развития   соответствует   феодализму.   Этот   феодализм  мешает   развитию
капиталистических  отношений, но  от него Россия  не  может  избавиться  уже
несколько веков.
     Система отношений, существовавшая в стране, делала ее  неспособной дать
адекватный ответ  вызову Запада. Неспособность власти  решить стоящие  перед
страной  проблемы приводила к активизации эстремистских сил.  Вопрос состоял
только в том, кто материализует это веками копившееся  социальное напряжение
в  революцию.  Ленин  разработал   технологию  захвата  и  удержания  власти
вооруженным  путем  и успешно применил ее на практике. Суть книг по  тактике
революционной   борьбы  можно  выразить  в  двух  словах:   всемерно,  всеми
доступными средствами расшатывать старую систему и решительно, без колебаний
уничтожать врагов новой власти.  А причем здесь  марксизм? Ни  при чем. Идеи
существуют для масс, а не для вождей. Главное, что есть технология власти, а
она приведет к власти в любом случае,  какой  бы идеей кандидат в императоры
ни прикрывался. "Доктрина  используется  для  господства над массой, сама же
господствующая  элита  стоит  над  своей  доктриной и  ею не  связана"  [2].
Вспомните  знаменитый ленинский  список: "почты,  банки,  телефон, телеграф,
вокзалы". Сегодня  нужно лишь добавить  к  этому списку радио, телевидение и
аэропорты.
     Нужны люди, которые бы реализовали эту технологию. В  этой связи весьма
интересен ленинский лозунг "Грабь  награбленное".  По сути  своей это прямое
обращение к худшим качествам худших людей.  То есть, революция опиралась  не
на пролетариат, как об этом говорят, а на уголовные элементы. Следовательно,
бандитский характер  Советской  власти  объясняется тем, что  она  построена
бандитами.
     Спору нет, было немало  людей, которые приняли  идеи марксизма сердцем,
пожертвовали ради них жизнями.  Пока шла борьба с внешними врагами, эти люди
были нужны. Когда  же  внешний враг был побежден,  настало время  внутренних
разборок,  и   совершенно  естественно,  что  к   высшей  власти  в  системе
управления,  наполовину   состоявшей   из  бандитов,   пришел  бандит  самый
отъявленный,  потому что у человека без совести  огромное преимущество перед
совестливым, а именно -- он волен избирать для  своих целей  любые средства.
Естественно, что лидер приближает к себе таких же людей. Но он боится своего
окружения, потому  что знает, чего от  них можно ожидать.  Поэтому состояние
перманентного  внутреннего   конфликта   для   такой  системы   естественно.
Вообще-то, оно естественно для любой из существовавших прежде и существующих
ныне  СС.  В  сталинской  системе  оно просто предельно  выражено, поскольку
участники конфликта лишены каких бы то  ни было  внутренних ограничителей, а
ограничители  внешние  (законы,  правоохранительные  органы)  создаются  ими
самими  и  служат их  тактическим  и  стратегическим  интересам.  Бандитские
разборки  становятся  частью  государственной  внутренней  политики,  причем
частью главной, которой подчинены все остальные.
     Ни  один бандит не любит признаваться,  что  он бандит.  В средние века
бандиты выдавали себя за дворян, наследников престола. В России ХХ  века они
стали выдавать  себя за пролетариат.  Естественно, что  они  не  могут  быть
представителями   "плохого"   класса.  Пролетариат  --  прогрессивная  часть
человечества,  самые честные и достойные  люди,  воплощение совершенства  во
всех его проявлениях. Естественно, что пролетарская наука -- самая научная и
прогрессивная, пролетарское  искусство  -- самое  передовое и пр.  Возникает
порочная  по своей сути система критериев  оценки любых людей и общественных
явлений по их социальному происхождению. Лысенковщина -- это  хорошо, потому
что  эта "научная  теория"  возникла пролетарской  среде, остальное по боку.
Соцреализм -- хорошо, потому  что  возник в стране победившего пролетариата.
Интеллигенция -- плохо, потому что это не пролетариат, а потому она гнилая.
     Василий  Семи-Булатов  (А. П.  Чехов,  "Письмо ученому соседу") смешон,
пока его возможности ограничены писанием писем ученому соседу. Глеб Капустин
(В. Шукшин, "Срезал") смешон,  пока от него зависит  только престиж заезжего
ученого в  глазах  односельчан. Но  они становятся страшными,  когда от  них
зависит что-то большее, когда они имеют достаточную власть, чтобы навязывать
свои  воззрения  другим.   А   они  ее  получат.  Благодаря   "пролетарскому
происхождению". Надо быть только достаточно бессовестным. Система  никого не
любит,   но   совестливых    преследует   целенаправленно.   Так   возникает
лысенковщина.
     При всей ненависти к  интеллигенции система не могла избавиться от  нее
окончательно,  поскольку от нее  зависел  технический  и  военный  потенциал
страны.  Ей  создавали  максимум  неудобств,  но  не  уничтожали  полностью.
Создавали КБ  в  лагерях.  Королев,  Туполев и  другие,  всемирно  известные
конструкторы были репрессированы,  но они были  слишком талантливы, чтобы их
можно было расстрелять.
     В  сфере  экономической  сталинизм есть  полное торжество  паразитов  и
криминальных элементов, которое проявляется в  знаменитой  формуле "отнять и
разделить". Желающих "отнять и разделить" оказалось не так уж мало. "Отнять"
--  это  "экспроприация  экспроприаторов",  национализация, коллективизация,
продразверстка,   раскулачивание,  конфискация  имущества  "врагов  народа".
"Разделить" -- присвоение этого имущества государством.
     За труд надо платить.  Но платить не  хочется, поэтому платят как можно
меньше. Но это не все. Есть лагеря, где используется фактически рабский труд
заключенных. Их лишили жилья, имущества, семьи, им не  платят и  не тратятся
на охрану их  труда. Система распределения доходов  подрывает  стремление  к
производительному труду, поэтому приходится заставлять людей трудиться.
     Постепенно садистский  энтузиазм власти начинает угасать. Некоторые  из
тех качеств, которые  привели бандитов к власти, становятся ненужными и даже
мешают,   потому   что   из   бандитов   они  стали  бюрократами.  На  смену
жестокости-энтузиазму приходит жестокость-служебная-обязанность. А служебные
обязанности  редко  выполняются  с  энтузиазмом.  "...  Не  было  садистской
романтики 37-го  года, когда мы слышали сквозь стены крики  и  стоны  людей,
когда  шептались  о  побоях и истязаниях, а следователи  проводили бессонные
ночи,  вытягивая  из измученных людей  фантастические  заговоры. Следователи
изменились:  в  47-м  мне встретились не маньяки,  не садисты  и виртуозы, а
чиновники, выполнявшие допросы по разработанным сценариям..." [1]
     Смерть Сталина и  последующее разоблачение  культа  личности привели  к
изменению  целей,  ради  которых  существовала  СС  и  изменению средств  их
достижения,  но не изменило качеств людей,  из которых СС состоит. Сталинизм
сделал все,  чтобы  сделать каждого винтиком, лишенным  совести  и разума. В
значительной  степени ему  это  удалось.  А СС,  построенная из таких людей,
совершенной  быть не  может.  Система  из диктаторско-бандитской  выродилась
сначала       в      диктаторско-бюрократическую,       а      затем       в
административно-бюрократическую.
     Богатство ресурсов  сыграло  с Россией злую  шутку. Оно  способствовало
формированию паразитического мышления.  Это относится  не только к природным
ресурсам, но и к  трудовым  ("стройки  века", "незавершенка", субботники)  и
человеческим  (террор тридцатых-пятидесятых, геноцид народов СССР, победа  в
Отечественной войне, достигнутая не столько за счет превосходства в  военной
технике,  стратегии и  тактике, сколько  за  счет безрассудного расходования
пушечного мяса).  Все  они  транжирились и транжирятся самым  расточительным
образом.
     Ослаб  конфликт  внутренний,  но  не  изменился внешний.  Эффективность
экономики  увеличилась,  потому  что  стало   меньше  заключенных  и  больше
полноправных граждан. Но экономического чуда не произошло, так как стимулы к
труду как были неэкономическими, так таковыми и остались.
     Попытка  реформировать СС привела к ее  развалу. СС была несовершенна и
нуждалась  в  реформировании.   Но  рухнула   она   не   потому,   что  была
нереформируема  в принципе,  как  это  пытаются  доказать.  Уровень  свободы
граждан, до того чрезмерно ограниченный,  стал чрезмерно большим и пришел  в
несоответствие  с существовавшей тогда системой власти.  Последняя управлять
людьми была уже не в состоянии и ситуация вышла из-под контроля.
     Есть другой  пример  реформирования  такой  же СС  --  Китай.  Он  тоже
реформируется,  но  гораздо  медленнее.  Рост свободы  граждан  не  является
неожиданностью   для   властей,  а   потому  государство  успевает  привести
существующие ограничители в  соответствие  с  изменившейся  ситуацией  и  СС
сохраняет свою устойчивость.
     8.4.1. Цель, во имя которой существует СС
     Попробуем проанализировать  ситуацию  с  предлагаемых  позиций.  Прежде
всего, во имя какой цели существует СС? Во имя демократии. Во всяком случае,
эта  цель  постоянно декларируется. Любая идея, любое действие отметаются  с
порога, если они "недостаточно демократичны". Можно более-менее  определенно
говорить  о  соответствии  того   или  иного  явления  принципам,  например,
христианства,  поскольку  есть  какие-то   канонические  первоисточники,  на
которые  ссылаются христиане. И тем не менее, даже  в тесных  рамках канонов
существует такое  разнообразие  конфессий.  Каковы же каноны демократии? Где
можно  узнать,  насколько конкретное явление  демократично? Каковы  критерии
демократичности?  В  определении степени  демократичности конкретного  факта
господствует полный  произвол,  который очень  удобен  для  политиканов.  Он
позволяет  каждому политику иметь свою  паству, которая признает  демократию
только в толковании своего лидера. Так что  однозначно определить, насколько
демократичны  действия   власти  будет   весьма  затруднительно.   Например,
считается  верхом  демократии  "спрашивать  мнение народа" по тому или иному
вопросу. В этом плане одно  из достижений демократии  в России -- референдум
по переименованию Ленинграда. Только один вопрос: чья жизнь  от  этого стала
лучше? По существу, это деньги, выброшенные на ветер. Если бы это  произошло
в какой-нибудь обеспеченной стране,  можно было бы их понять. У богатых свои
причуды. А у бедных? В то же время ввод войск в Чечню почему-то с населением
не  согласовывался,  хотя от этого решения  напрямую зависели благополучие и
жизнь  миллионов  людей.  Но  это тоже очень демократично,  так как является
проявлением заботы  о людях, живущих в Чечне. Там преследуется русскоязычное
население,  там  нарушаются  права  человека. Правда, об этом  правительство
России вспомнило только после ввода войск.  И  забыло сразу после их вывода.
Сейчас  русскоязычное население тоже притесняется, но стоит ли  вспоминать о
таких мелочах сейчас. Не  время. Подождем, пока  снова  не захочется  ввести
войска.   Как  не  хочется  вспоминать  и  о  том,  какой  порядок  наводили
"освободители",  о  десятках  тысячах  убитых,   искалеченных,   овдовевших,
осиротевших,  сотнях тысячах  оставшихся  без крова, тысячах  пропавших  без
вести.
     Большой  демократ  Ельцин  осудил  ввод  войск  в  Прибалтику,  который
осуществил  большой  демократ Горбачев. Говорят,  большой  демократ Горбачев
осудил ввод войск в Чечню, который осуществил большой демократ Ельцин.
     В этой связи хочется вспомнить неписаный тезис о  том,  что "демократия
гуманнее диктатуры". В СССР в последние годы  его существования  на 280 млн.
населения в год совершалось порядка  4 тысяч убийств.  Прибавим к этой цифре
еще столько же тех, которых уничтожало государство. Кроме  того, за семь лет
войны в Афганистане погибли еще 14 тысяч, или по две тысячи человек в год. В
общей сложности примерно 10  тысяч погибших в  год. При этом  население СССР
возрастало более чем  на  два  миллиона человек в год. В России при примерно
вдвое меньшем населении в год  от  рук преступников гибнет примерно 25 тысяч
человек, и эта цифра неуклонно растет. Население страны уменьшается примерно
на миллион в  год. Государство  само людей  не уничтожает, но  и  не  мешает
делать  это  другим.  Хотя  почему  не уничтожает?  Вспомним войну в  Чечне.
Примерно  пятьдесят  тысяч  погибших  из  числа  русскоязычного   населения,
проживавшего там за  два года войны, ради защиты интересов которых, как  нам
говорят,  и была начата война. От пяти  до двадцати пяти тысяч (точной цифры
никто не знает)  погибших солдат федеральных войск. Погибших и  пострадавших
чеченцев правительство России предпочитает не считать -- это бандиты.
     Когда  американские  спецслужбы  арестовывают  российского  гражданина,
поднимается  шум на весь мир. Гражданина  освобождают. Комментарий программы
"Время": теперь  каждый российский  гражданин может чувствовать себя надежно
защищенным своим государством.  Правда в  это время идет война в собственной
стране,  где  российские  граждане  гибнут   десятками  тысяч.  Может  быть,
происходящее  не  защита  прав   россиян,  а  борьба  за  монопольное  право
распоряжения их судьбами?
     Могут возразить, что при Сталине уничтожались миллионы. Но это было уже
после  того, как  он достиг  полноты  власти.  А начинал  он  тоже с  тысяч.
Демократия  в  России еще молода.  Ей  всего  десять лет,  если считать  "от
Горбачева",  и всего  шесть, если  считать "от  Ельцина". Тенденции  налицо.
Дайте срок, и цифры станут больше.
     Основываясь  на  вышеизложенном,  логично считать более гуманной ту СС,
функционирование  которой  связано с  меньшим количеством  жертв,  а  не  со
степенью демократичности ее устройства.
     Демократы любят говорить, что "диктатура -- это порядок, который бывает
на кладбище".  В таком случае, демократия по-российски  --  это кладбище, на
котором  нет даже порядка. Происходящее в  России подтверждает  мысль о том,
что демократия и благо людей -- не одно и то же.
     8.4.2. Качество элементов
     Как  же "демократические  реформы"  отразились  на качестве  элементов?
Разрушение системы здравоохранения привело к ухудшению здоровья нации. Резко
возросли  заболеваемость  и  смертность,  вновь появились  болезни,  которые
считались побежденными, численность населения уменьшается  примерно  на один
миллион  человек в год.  Практически  полностью разрушена  система массового
спорта, что тоже отражается на здоровье населения не  лучшим образом. Растет
потребление наркотиков и количество наркоманов.
     Условия  жизни приводят  к оттоку  из страны населения. Но если на пути
обычного  человека  за  границу стоят многочисленные  бюрократические и иные
препоны,  то специалистов  высокого класса принимают там с радостью. Уезжают
ученые, спортсмены, деятели культуры, которые составляли  славу  страны. Все
это, мягко говоря,  не  приводит к повышению качества оставшихся элементов и
системы в целом. Та элита, которая все еще остается в стране, практически не
имеет никакого влияния на ситуацию. Она находится  в  угнетенном  состоянии,
все более деградирует и постепенно вымирает.
     В  одном из выпусков новостей  прозвучало такое сообщение:  не так уж у
нас все  плохо. Вот, например,  создана комиссия  ЮНЕСКО,  по изучению опыта
российской школы. Авторы "забыли" сказать, что система образования -- это не
то, что  создали демократы, а то, что они еще не  успели разрушить до конца,
хотя многое для ее разрушения уже сделали.
     Появились  беспризорники,  которых  не  было в годы  советской  власти.
Разрушаются семьи,  главным  образом  по экономическим причинам, молодежь не
торопится вступить в брак.
     Все это сопровождается  резким  ростом  преступности. Честный  труд все
более обесценивается как  в плане  его оплаты, так и  в плане  престижности.
Быть членом какой-либо преступной группировки намного выгоднее  и престижнее
во всех отношениях. Происходит сращивание преступности с правоохранительными
органами и органами власти, в том числе власти государственной.
     Поскольку  нынешнее  состояние   дел  фактически  стимулирует  развитие
преступности и  увеличение  числа  преступников,  то именно  они  становятся
главной, определяющей силой в обществе. А значит, все действия государства и
во внешней и во внутренней политике будут совершаться и уже совершаются в их
интересах. Количество  преступников  ограничено  не  столько  интенсивностью
борьбы государства  с ней, сколько  способностью общества их прокормить. При
существующем  положении  дел, если  рост  преступности  прекратится,  то  не
потому, что государство приняло какие-то кардинальные  меры по  борьбе с ней
(как  может  бороться  с  преступниками преступное  государство?  Оно скорее
борется с законопослушными гражданами),  а  потому, что эта  социальная ниша
заполнена до предела.
     Более  того,  преступность  выгодна  государству.  Люди,   которые   по
каким-либо  причинам  неугодны правительству,  очень  быстро умирают,  а  их
смерть списывается  на преступников. Например,  есть телеканал  ОРТ, который
осмеливается иметь собственное мнение по  каждому  вопросу,  и это мнение не
всегда совпадает с тем, что хотела  бы услышать власть. Власть намекает, что
неплохо бы ввести монархическое управление -- ОРТ  тут же делает передачу на
эту  тему,  в  которой ясно  и  недвусмысленно  показывается,  что  нынешние
руководители  хотят закрепить  за  собой навеки  место у  руля  государства;
правительство вводит войска в Чечню --  и опять  вместо бурных аплодисментов
жесткая критика.  С таким  телевидением не то что на второй срок не выберут,
первый  можно  не  досидеть.  А  заменить Влада  Листьева,  не  вызвав  этим
общественного скандала, нельзя. Слишком авторитетен.
     Невзоров  не  мог появиться  на ОРТ,  пока там  был  Листьев.  Невзоров
понадобился властям, когда  им  захотелось  разделить бывших граждан  одного
государства на "наших" и "не наших". После смерти  Листьева стали возможными
такие "сообщения":  "Двести пятьдесят тысяч чеченцев преступники" (программа
"Время",  май 1995 г.).  Давайте  посчитаем.  Общая численность  чеченцев до
начала войны  один  миллион  человек.  Исключим  из  этого  числа  тех,  кто
преступления  обычно  не  совершает:  женщин,  стариков,  детей,  инвалидов.
Остаются  мужчины трудоспособного  возраста.  Любой  трудоспособный  мужчина
чеченской национальности преступник.  А раз он преступник, то по отношению к
нему  допустим и  оправдан  любой  произвол.  Индульгенция  на ввод  войск и
уничтожение мирного  населения  выписана.  Сталин объявил  изменниками  весь
чеченский  народ,   Ельцин  объявил  преступниками  его  четверть.  Прогресс
демократии в России налицо.
     Чтобы  утверждать, что  в гибели Листьева виновно  правительство  нужны
доказательства. Ими автор не располагает. Но то, что оно было заинтересовано
в его гибели, очевидно. Так же, как оно было заинтересовано в гибели Дмитрия
Холодова. Естественно  также,  что  оно  не заинтересовано в том, что  найти
истинных убийц.
     Одной из форм "возрождения духовности" в  России является строительство
храмов.  Правда,  одновременно с этим  строительством происходит  разрушение
тысяч  других  храмов,  музеев,  библиотек и других  учреждений  культуры  и
памятников искусства. Русская душа действительно очень загадочна.
     Интересно,  много  ли  найдется  людей,  даже  среди  самых отъявленных
демократов, которые будут  спорить с этими фактами  или утверждать,  что все
это суть явления положительные?
     8.4.3. Отношения между элементами
     Одним  из  главных  условий  преодоления  кризисной  ситуации  является
объединение людей. Если они хотят выжить, то они забывают, хотя бы на время,
о  взаимных  обидах   и  упреках,  во  имя   выживания.  Или  их  заставляют
объединиться. Так было в СССР в годы Великой Отечественной, так было в США в
годы  великой депрессии, так всегда бывает,  когда  одна страна подвергается
нападению другой.
     Стержнем  национальной  политики  СССР  был интернационализм,  то  есть
равенство всех  людей независимо от  национальности. Правда, у этого стержня
было  много изломов,  например, чтобы  стать совсем равным надо было  совсем
обрусеть.  Однако  истина  познается  в  сравнении.  Одним  из   результатов
перестройки  стало то, что люди начали заглядывать  друг другу  в паспорта с
тем, чтобы изобличить "ненадежных". Охота за "ненадежными" не завершилась  с
развалом  СССР. Очень соблазнительно  списать все свои  беды на  соседа. Так
появились,  к  примеру, "лица кавказской  национальности". Власть пользуется
старым как мир методом выпускать пар разжигая межнациональную ненависть.
     Стержнем политической  жизни была монополия КПСС на власть. Конечно же,
монополия на истину  не шла  на  пользу. Конечно же, плюрализм мнений был бы
предпочтительнее. Но не до такой же  степени, когда свободу действий имеют и
ультралевые и ультраправые.  Нынешний  плюрализм фактически означает  раскол
общества  вообще. В  этих условиях  очень  легко удержаться  у власти,  даже
проводя откровенно антинародную политику. А чтобы  не лишиться  власти  надо
этот раскол поддерживать.
     Сама власть и раньше не была особо близка к народу. А теперь откололась
совсем.  Когда  убивают   очередного  депутата   Думы,  остальные  принимают
постановление...  нет, не  о  борьбе  с  преступностью.  Об  усилении охраны
депутатов.
     Общество раскалывается не только целыми слоями: республиками, народами,
партиями.  От него  еще  откалываются  кусочки поменьше  -- отдельные  люди,
которые уезжают  за  рубеж. Раньше пели  про Москву,  Свердловск, Ленинград.
Теперь поют  про Лондон, Париж,  Бомбей, Сан-Франциско, Голливуд. Оно трещит
по всей своей толще. Вместо  традиционных  для России отношений  общинности,
соборности приходит  навязываемый  властью западный индивидуализм. Наверное,
индивидуализм очень  хорош.  Для  своих  условий. Иначе  бы  он не дал таких
результатов. Но его слепое навязывание без учета национальных, экономических
и иных особенностей общества фактически ведет к расколу общества.
     8.4.4. Экономика
     Одним из  главных  обвинений  в  адрес коммунистов была  низкая  оплата
труда. Однако,  оказывается, можно  вообще не платить зарплату. До  этого не
додумались даже коммунисты. И люди тем не менее продолжают работать. Их труд
вряд  ли  можно   назвать  высокопроизводительным,  но  при  таких  условиях
требовать  что-то  еще -- просто  нахальство. Надо  ли говорить,  что  найти
что-то, более подрывающее желание честно трудиться, трудно.
     Государство,  правда,  обещает  решить  этот   вопрос  при  первой   же
возможности.  Но  вот  самой возможности никак  не  представляется.  Есть ли
что-либо  более  убыточное,  чем  война?  Но  ее  развязали.  Лавров  она не
принесла, но, похоже, ее не для того начинали, чтобы выиграть.
     Программа  "Время".  Чубайс  рассказывает,  как  можно  сэкономить один
триллион рублей за счет  продажи сети магазинов военторга. В этом же выпуске
сообщают о том, что Дума выделила  восемьдесят  триллионов  на строительство
скоростной железной дороги Москва -- Санкт-Петербург. До пенсионеров ли.
     Правительство и не пытается решить проблему своими  силами. Оно уповает
на помощь Запада.  И  обещает  пересмотреть  налоговое законодательство "для
привлечения   западного  капитала".   Интересно,  это  правительство   будет
что-нибудь делать в интересах собственных граждан и отечественного капитала?
А пока законодательство остается старым и  из страны в год утекает по разным
оценкам  от  тридцати  до  ста миллиардов долларов  в год.  Запад возвращает
три-четыре миллиарда  в виде кредитов, при  этом ставит  условия, только при
выполнении которых он предоставит эти  кредиты, и  указывает, как  их  нужно
тратить.  Если  же государство при существующем положении дел все же решится
уменьшить  налоговое  бремя  на  своих  граждан,  то  оно  тем  самым  будет
стимулировать  дальнейший  рост  преступности,  так  как  то,  что  оставило
государство теперь будет собирать мафия.
     8.4.5. Тенденции
     "Определенная жизненная норма престижем окружена  потому, что  общество
стимулирует  попытки  ее  достижения"  (Г. Кнабе). Престижем сейчас окружены
преступники,  политиканы,  мошенники.  Значит,  их  будет  все  больше.  При
советской  власти "юноше, обдумывающему,  делать жизнь  с  кого"  в качестве
образца   предлагались  передовики  производства,  пламенные  революционеры,
ветераны  войны и труда. Сейчас мы знаем, что было немало дутых передовиков,
и лучше представляем себе,  чем  были на самом деле пламенные революционеры.
Но  тогда об этом было известно гораздо  меньше,  и юноши, хотя  бы какое-то
время, пока не сталкивались с реалиями жизни, пытались повторить их подвиги.
Сейчас пресса  отводит  первые  полосы  откровениям  уголовных  авторитетов,
проституток, политиканов, киллеров и живописания их "подвигов"... Как  бы то
ни было, юноши будут пытаться воспроизвести эти образчики. Во всяком случае,
надо быть сумасшедшим, чтобы  подражать  честным людям, зная, как те живут в
нынешних условиях. В  застойные годы говорили: нахальство -- второе счастье.
Теперь оно стало первым и единственным.
     Общеизвестно, что многие члены  Думы  так или  иначе связаны  с мафией.
Известно, что в правительстве чуть ли не публично совершаются, мягко говоря,
дела неблаговидные. Армия проедает стратегические запасы, солдаты умирают от
истощения,  интеллигенция  покидает  страну,  а  та,  что  остается,  влачит
нищенское  существование,  средь  бела  дня  убивают  людей,  ветераны войны
продают  свои  награды,  люди  чаще  болеют  и  раньше  умирают, уменьшается
численность  населения,  разжигается  межнациональная  ненависть...  Все это
вместе называется "поступательным движением по пути демократических реформ".
Представляете, что будет, если мы все-таки, упаси бог, придем  к демократии?
Не  слишком  ли  много погибших  и  пострадавших  на  этом  "светлом"  пути?
Интересно,   сколько  времени  может   просуществовать  система,  поощряющая
действия против самой себя?
     Во имя  чего  же все  это терпим? Во имя  демократии. Говорят,  что это
что-то настолько хорошее, что  во имя нее  можно  понести  любые жертвы. Как
когда-то во имя социализма. А вы готовы  пожертвовать ради  нее жизнью своих
родных? Впрочем, нас не спрашивают. Придет какой-нибудь грачев и скажет: ваш
сын   должен   выполнить   конституционный   (воинский,   интернациональный,
гражданский, а может, еще какой-нибудь выдумают) долг перед Родиной. Правда,
Родина,  почему-то,  как и  прежде, нам  ничего не должна.  И долг  какой-то
странный, чем больше  его выплачиваешь,  тем больше становится.  Сына вашего
заберут,  а  вот  получите ли  вы его  обратно?  Если получите,  то  в каком
состоянии?  Даже  если он  выплатил  этот долг  и  остался жив,  он  еще  не
освободился от других долгов.
     Терпим во имя  свободы. Свободы  слова,  свободы передвижения,  свободы
совести.  Самые свободные, как  оказывается,  это  свободные  от  совести  и
ответственности. А  все остальные, кто недостаточно освободился от совести и
ответственности,  становятся  объектом  манипуляций   освободившихся  и  уже
освободились  от зарплаты, от денег,  от пенсий и  продолжают  освобождаться
дальше, от здоровья, от жизни.
     Терпим во имя того, чтобы не  стоять в  очередях. Никогда не думал, что
эта  экономия  времени может  так  дорого  стоить.  Уж лучше  бы  я стоял  в
очередях, чем потерял стольких близких.
     Нам  забыли  сказать, что  действительно свободным  может  быть  только
достаточно  обеспеченный,  здоровый,  умный  человек.  Если  же  чего-то  из
перечисленного нет, то человек попадает в ту или иную форму зависимости. При
отсутствии  денег  -- финансовую,  при  отсутствии  здоровья  он  становится
объектом экспериментов  врачей, при отсутствии  ума  он  становится объектом
манипуляций проходимцев от политики, идеологии, демагогии.
     У   нынешних  демократов  большевистские  замашки:  "до  основания,   а
затем..." Первая часть,  как и  у большевиков, получилась очень  хорошо.  Со
второй  несколько  хуже. Нам,  правда,  коммунисты предлагали подождать: "мы
вступили    в    исторически    затяжной    этап   строительства   развитого
социалистического  общества". Теперь то же самое говорят демократы: западные
страны  строили демократию в течение многих поколений.  Так что, как говорил
товарищ  Саахов, торопиться  не  надо. Товарищ Сталин  благодарил  народ  за
терпение. Демократы  тоже очень благодарны народу. Рабская покорность людей,
терпящих  издевательство властей,  выдается за нравственный  долг и  подвиг.
Король  (фильм  "Обыкновенное чудо"), вспоминал кого-то из своих царственных
предков:  "Когда  в его  присутствии  душили  его  собственную жену,  он  ее
уговаривал: потерпи, может быть, обойдется".
     Все имеет свою  цену. Те блага, что мы получили в результате реформ  не
стоят  той  цены,  которую  за  них платим.  А  значит,  мы  стали  жертвами
махинации. Но в преступлении всегда "участвуют" двое -- преступник и жертва.
Жертва не  всегда так  невинна,  как  мы  думаем.  Есть наука  виктимология,
которая изучает  меру  ответственности  жертвы  в совершении  того или иного
преступления. Жертва побоев  может сама  провоцировать их нанесение,  жертва
квартирной  кражи может фактически содействовать ей,  если не  предпринимает
необходимых  мер  по ее охране,  чрезмерно  доверчивые люди часто становятся
жертвами  мошенников.  Мы еще раз подтвердили старое правило:  "Народ  имеет
такое   правительство,  какое  заслуживает".   Если   сейчас   народ  сметет
существующую  власть  или  изберет другую,  то  новая власть не  будет ничем
принципиально отличаться  от старой. И так до тех пор, пока не изменится сам
народ.
     Все эти тенденции тем более опасны, что остальной  мир в основной своей
массе быстро развивается в противоположном направлении.
     8.4.6. Иностранное влияние
     Правильной дорогой идете, товарищи!
     Иван Сусанин
     Почему  Запад  так  поддерживает   "демократический"  курс  российского
правительства? Приходит  к вам сосед и говорит: я  понял, что до сих пор жил
неправильно, ругался с тобой. Истина в том, чтобы жить как ты, отныне я буду
во всем брать пример с  тебя. Приятно  такое услышать.  Естественно,  что мы
будем оказывать моральную поддержку нашему соседу.  С  деньгами,  правда,  у
самих  туго,  разве  что  самую  малость.  Правда, у  нашего  соседа  дальше
деклараций не пошло, также пьянствует, бьет членов семьи, но как протрезвеет
снова говорит о демократических реформах.  И мы  ему верим,  как  не верить.
Лучше ведь иметь еще одного последователя, чем еще одного врага.
     Но это бытовой уровень. А  наверху  не могут  не понимать, к чему такие
реформы в конечном итоге приведут, если, конечно, не круглые демократы.  Это
не может  не радовать, потому что друзьями мы так и не стали. За друзьями не
шпионят, не мешают им  торговать и ракет на них не  направляют. А чтобы игра
была  убедительной  надо давать  деньги, надо делать вид, что  веришь, будто
весь  этот кавардак в конечном итоге и есть демократические  преобразования,
совершаемые в интересах народа, надо  поощрять движение по этому пути,  надо
приглашать руководителей страны на встречи  семи с половиной ведущих мировых
держав.  Воевать --  это дорого.  Гораздо  дешевле финансировать фактический
развал государства. Хотя почему  финансировать?  Можно  просто  возвращать в
виде  подачек  примерно десятую  часть  того, что само  утекает из России на
Запад. Российские "реформы" обогащают и без того не бедный Запад и подрывают
остатки былого могущества России.
     Единственная причина,  которая вынуждает играть  весь этот спектакль  в
том, что Россия обладает ядерным оружием.  Но пройдет еще немного времени, и
она  уже не сможет его  содержать  в  силу  отсутствия специалистов,  денег,
необходимой инфраструктуры. Другой,  более вероятный вариант: ядерное оружие
потеряет  свое решающее значение вследствие мер по сокращению стратегических
наступательных вооружений и появления  новых видов вооружений. А разработать
новые вооружения Россия уже не сможет в силу уже упомянутых причин.
     Сталинизм
     Демократия

     Качество элементов

     Геноцид    населения   страны,    организованный    ее    руководством.
Последовательная  высылка,   а  впоследствии   уничтожение  элиты  общества:
всемирно известных ученых и деятелей культуры. Уничтожение целых классов.
     Обнищание   населения,   рост  преступности,   криминализация   власти.
Эмиграция элиты общества -- ученых, деятелей культуры, спортсменов.

     Обратная связь

     Уничтожение и преследование недовольных
     Игнорирование критики

     Экономика

     СССР  -- сырьевой  придаток Запада. Экспорт  природных ресурсов, импорт
промышленной продукции и продовольствия
     Россия  -- сырьевой придаток Запада. Изменилось только название страны.
Суть осталась та  же.  Степень зависимости  возросла.  40-50% продовольствия
ввозится из-за границы.

     Национальная (точнее, антинациональная) политика

     Геноцид  народов  СССР.   Высылка  целых  народов  с  мест  постоянного
проживания.
     Разжигание   межнациональной   вражды.   Охота   на   "лиц   кавказской
национальности". Геноцид чеченцев и ингушей



     Освобожденные из  немецких концлагерей становились узниками  сталинских
лагерей
     Освобожденные из чеченского плена солдаты попадают в тюрьмы

     Можно было бы взять  больший  временной  интервал, включив в него еще и
годы  царизма, с  тем, чтобы убедиться, что свойства СС под названием Россия
мало изменились за эти  годы. Менялись вывески, менялись формы общественного
устройства, менялись  руководящие идеи, но  суть  практически не изменилась.
Например, крепостное право, не  слишком отличавшееся  от рабовладельческого,
просуществовавшее  до  середины  прошлого  века,  коллективизация  сельского
хозяйства в годы сталинизма, нищенствующий ныне аграрный сектор. В настоящее
время людям годами не платят зарплату, их, как скот, гонят на войну, которую
придумало руководство ради собственного обогащения, а они все это терпят. То
есть, менталитет населения остался рабским.
     Если двигатель устарел морально или физически, то его модернизируют или
меняют на  новый. Но есть еще один путь  -- двигатель можно форсировать.  Он
будет работать так же хорошо, как и новый. Но недолго. Форсирование приводит
к  повышенному  износу  и  частым  поломкам.  Развитие  западных  стран  шло
естественным путем и главным фактором этого развития было повышение качества
элементов  системы.  Уступая  Западу  в качестве  элементов,  Россия  всегда
оказывалась в  положении догоняющего. Поэтому паритет  всегда достигался  за
счет ужесточения эксплуатации. Это приводило и приводит к постоянным сбоям в
работе  системы, социальной нестабильности  [9].  Особенность  же настоящего
времени в том, что не делается никаких попыток восстановить паритет. Наладив
отношения с Западом, Россия сняла с себя бремя противостояния,  но почему-то
решила,  что  она избавилась  и  от других  проблем.  Во всяком  случае,  не
предпринимается никаких попыток их решить.

     9. ЧТО ДЕЛАТЬ? 

     Философы лишь различным образом объясняли мир. Задача же состоит в том,
чтобы изменить его.
     Карл Маркс
     Ответ  на поставленный вопрос зависит от того, что мы  хотим получить в
результате  своих  действий,  от  цели, которой мы руководствуемся. Согласно
условиям конкурса, объявленного  "Гермесом",  надо  найти  пути  духовного и
экономического возрождения России.
     В свете всего сказанного выше,  вывод  простой:  надо повышать качество
элементов, снижать  внутреннюю  конфликтность  системы.  То  есть,  граждане
России должны совершенствовать сами себя.  Однако если "по капле выдавить из
себя  раба", то первым следствием этого будет ухудшение  и осложнение  жизни
человека,  совершившего  этот нравственный  подвиг. Он не может  лгать,  что
позволяют себе  другие, брать и давать взятки, строить интриги, использовать
служебное   положение  в  личных  целях  и  т.  д.  В  существующей  системе
общественных отношений такой человек будет изгоем и общество, в той или иной
форме будет с ним бороться до  тех пор,  пока он  не  станет  "как  все". "Я
слышал о  множестве конфликтных ситуаций, где человека  (обламывали( до  тех
пор,  пока он  не  жертвовал  своими моральными  принципами,  не  приобретал
навыка, нарушая закон, оформить это нарушение юридически одобренным  образом
и тем продемонстрировать уважение к законодательству как  таковому"  [14]. С
тех пор, как Л. Невлер написал эти  строки, если что и изменилось в  России,
то  в худшую сторону. Сейчас  антиобщественные действия  стали вроде бы даже
"хорошим тоном".
     Подлецом быть  несравнимо выгоднее.  У них огромное преимущество -- они
не ограничены в выборе средств  для достижения своих целей и  цели у них под
стать  средствам.  Если же человек честен, принципиален,  то  он, во-первых,
ограничен в выборе целей деятельности, во-вторых, ограничен в выборе средств
для  ее достижения.  Поэтому он предсказуем, так как  не имеет  той  свободы
маневра, какую имеют его оппоненты и легко уязвим.
     Доброта человека ограничена  его душевными,  физическими, финансовыми и
другими возможностями. Оказывая кому-либо помощь каждый неизбежно  ослабляет
свои позиции  в  повседневной борьбе за  существование. Если же мы настолько
сильны в своих  убеждениях,  что способны преодолеть любые трудности  во имя
помощи  ближним, то  с большой  долей вероятности можно  утверждать,  что  в
скором  или  отдаленном будущем окажемся у  разбитого корыта:  ни нормальной
семьи, ни своего  угла, ни запасов на черный день.  Не случайно так  уважают
людей, которые  ради  помощи окружающим отдали  жизнь  в прямом смысле этого
слова. Мать Тереза,  Альберт  Швейцер,  Януш  Корчак. Но  как  мало желающих
повторить их подвиг.
     Гораздо  больше  желающих  повторить достижения,  например,  Александра
Македонского.  Конечно,  это   смертельный  риск,  и   рискует   не   только
завоеватель, он подвергает риску и уничтожает тысячи людей. Но  за этот риск
и  воздается полной  чашей.  Тут и несметные сокровища, и дорогие  одежды, и
наложницы,  и  всемирная  слава  при  жизни  и после смерти  (слава  намного
превосходящая  известность,  например,  Януша  Корчака), и  тысячи рабов,  и
множество  почитателей  и  последователей,  летописцев, поэтов  и писателей,
желающих воспеть "ратный подвиг". Мало кто задумывается над убожеством цели,
ради которой приносятся жертвы. "Убей одного -- и ты убийца, убей миллион --
и  ты  завоеватель".  Пантеон наших  героев преимущественно составляют  люди
войны.  Попросите перечислить самых  известных  людей,  и вам насчитают вояк
"понарошку"  (героев  боевиков), и реальных  (наполеонов разного калибра), у
которых общее  одно -- они  прославились убийствами. "Не  раздобыть надежной
славы покуда кровь не пролилась" (Булат Окуджава). Это уже мы им приписываем
величие  помыслов   и  действий.  Действительно,   чтобы  убивать   в  таком
количестве,  нужно  быть  незаурядным  человеком. Но  всякий ли  незаурядный
человек велик? Почему из незаурядности Чикатило не следует его величие? Мало
убил?  Тем  более,  что  все люди  незаурядны, мы просто  не даем себе труда
выяснить,  в  чем  именно  незаурядность  каждого.   Если  незаурядность  не
выражается большим  числом  жертв  или круглым  счетом  в  банке,  то  такая
личность нам просто неинтересна.
     Более того, и в годы войны, и в годы мира  целенаправленно преследуются
лучшие  представители общества.  Серость, посредственность, злоба не терпят,
когда рядом с  ними оказывается что-либо более чистое и возвышенное, чем они
сами.  В  начале перестройки  прессу захлестнул  целый  поток  публикаций, в
которых рассказывалось о том, как общество (в  то время все любили валить на
"партократов",  но  они  не  смогли бы  нанести  столько  вреда, если  бы не
пользовались  поддержкой  масс) преследует  людей  принципиальных,  честных,
незаурядных. Где-то изживали с работы честного милиционера, где-то не давали
работать талантливому изобретателю, где-то преследовали диссидентов... Людей
доводили до  общепринятых норм серости,  после чего  успокаивались.  Если же
попадались  крепкие  духом, то их  уничтожали. Тема перестала быть модной  и
сошла  на  нет,  а  проблема  осталась.  Происходит это как-то между прочим,
незаметно для самого общества, потому что таких людей единицы, а серых много
и налицо значительное численное  преимущество последних, которое они успешно
реализуют.
     Мешая интеллектуальной и нравственной элите,  совершенно  необязательно
люди  действуют  из  каких-то корыстных соображений. Кто  не хотел  бы  быть
лучше?  Но здесь  вступает  в действие  и  обычный  конформизм обывателя,  и
невыгодность и непрестижность интеллекта, нравственного поведения, здорового
образа жизни.
     В  то  же  время,  общество не может жить без  качественных  элементов.
Поэтому  создаются  заповедники,  где  они  могли  бы   себя  проявить.  Это
коллективы, работающие  над  техническими  проектами,  которые имеют большое
значение, например,  для  обороны,  где  собирается  интеллектуальная  элита
общества.  Это спорт  высших  достижений,  где собирается наиболее физически
подготовленная   часть  общества.   Это  творческие  объединения  работников
искусства, например, известные театры и оркестры. От наличия таких подсистем
в обществе,  их количества  и степени элитности зависят  как престиж страны,
так  и само  ее  существование. С одной стороны, с качественными  элементами
борются, с другой их терпят как неизбежное зло.
     Самосовершенствуясь,  люди обычно охватывают  этим  процессом  какую-то
одну   сторону  своего  бытия.  Очень  часто  встречаются   интеллектуалы  с
подорванным  физическим  здоровьем  (не  случайно  стереотип  интеллектуала,
который  сложился в общественном сознании  --  это чахлый очкарик),  образцы
физического здоровья, не имеющие  ни ума, ни совести ("сила есть --  ума  не
надо").  Людей,  которые  счастливо   и  гармонично  совместили  бы  в  себе
интеллектуальное,  физическое  и нравственное здоровье  ничтожно  мало. Труд
этих  одиночек, при  всем  своем  благородстве  и  общественной  полезности,
обществом, мягко говоря, не поощряется.
     Есть и коллективные  попытки самосовершенствования. Коллективные усилия
более   эффективны,  но  и  к  ним   применимы  те  же  оговорки,  что  и  к
индивидуальным:  однобокость  развития, оторванность взаимосвязанных  сторон
жизни  друг от  друга, безразличное, в лучшем  случае, отношение общества  к
деятельности  таких   организаций.  Эти  коллективы,   встречая  непонимание
общества, склонны  замыкаться в  узком кругу посвященных  и их деятельность,
будучи  объективно полезной для  общества, самого  общества не  меняет. Сами
идеалы  самосовершенствования зачастую  подменяются какими-то  прозаическими
целями,  имеющими мало общего  с гармонизацией  человека. Вместо  достижения
физического здоровья -- достижение каких-то спортивных  результатов, нередко
в  ущерб здоровью,  вместо нравственного  прогресса -- изучение канонических
документов какой-либо идеологии, которая объявляется лучшей, вместо развития
интеллекта  --  бессистемное  накопление информации,  большая часть  которой
никогда не  пригодится,  изучение стандартных  методов  решения  стандартных
задач.  По сути  это  подмена  неизмеримых категорий  измеримыми.  При  всей
полезности  такой  деятельности, она не дает того эффекта, который могла  бы
дать  при более  осознанном, комплексном подходе к проблеме. К тому  же, под
видом  всевозможных  организаций по  духовному  совершенствованию  возникают
антисоциальные группы (секты  "Аум  Сенрике", "Белое братство")  подрывающие
веру в  саму  идею  таких  сообществ,  под  видом  спортивных  секций  могут
создаваться преступные группировки и т. д.
     Люди  и  организации,  провозглашающие  своей  целью  совершенствование
человека, всегда оказываются  вынужденными занимать оборонительную  позицию.
Они всегда рабы ситуации, а не хозяева положения. Как сохранить здоровье при
постоянном  ухудшении  экологической обстановки?  Как не свихнуться  от  тех
тягот,  что  выпадают на  долю  простых  людей? Как  сохранить  человеческое
достоинство в том притоне, которым становится общество?
     Но  и это  не  все. Есть технология разрушения личности. Она  прекрасно
описана Максимовым  [12, 13].  В  обществе  всегда  есть  отдельные  люди  и
общественные институты, которые эту технологию тайно  или  скрыто, более или
менее  последовательно совершенствуют и осуществляют. Порой  реализация этой
технологии   принимает   государственные   масштабы   и   тогда    возникают
концентрационные (фильтрационные) лагеря,  тюрьмы, в  которых калечат  и/или
уничтожают тысячи и миллионы людей.
     Есть военная техника, прямое назначение которой -- уничтожение людей. И
в этой  области  человечество достигло  больших успехов.  Эти  успехи  можно
посмотреть на  специальных выставках. Время от времени  люди  испытывают эту
технику  друг  на  друге.   Испытания  подтверждают  эффективность  новейших
технических средств. Но прогресс не стоит на месте.  Завтра мы будем убивать
друг  друга  еще  более эффективно, чем сегодня, и  выбор средств  для этого
будет гораздо разнообразнее.
     В решении противоположной  задачи успехи гораздо  скромнее.  Мы  готовы
лить  слезы над высосанными из пальца трагедиями,  которые нам круглосуточно
показывает телевидение, но не замечаем реальных трагедий, которые происходят
у нас на глазах, стоит нам выйти  за порог нашего дома. Кстати,  мы являемся
соавторами   этих  трагедий.  Арсенал   средств   уничтожения  и  разрушения
несравнимо  больше  и  эффективнее, чем  арсенал средств созидания.  Тем  не
менее, существуют технологии совершенствования  человека: различные  системы
повышения   уровня  образования  и   квалификации,   поддержания   здоровья,
нравственного   совершенствования.  Разумеется,   формирование   гармоничной
личности  всегда  будет  искусством и  было бы нелепо  сводить его  к  сумме
технологий, но знание принципов гармонизации намного облегчает задачу.
     Можно  было  бы  предложить  государственную  программу  реформирования
общества.  Но, во-первых,  автору  этого  никто  не поручал; во-вторых, если
вдруг найдется  политик, которому  станет интересно  изложенное и он захочет
сделать из  него какие-то выводы для себя, то сможет это сделать без особого
труда; в-третьих, государство занято другой,  как оно  считает, более важной
задачей   --  построением  демократии.  К  тому  же  вид  этой  "демократии"
заставляет  сильно  сомневаться  в   здравомыслии   и   добросовестности  ее
строителей.   Поручить  реформирование  общества   таким  строителям  значит
дискредитировать саму идею.
     Итак,  мы  хотим  создать  качественную  СС,  более  качественную,  чем
существующие,  прогресс которой  не зависел бы от  случайных  факторов вроде
конкретной личности, находящейся у  руля власти, наличия природных ресурсов,
рыночной конъюнктуры и других. Во-первых, эта СС, как следует из предыдущего
повествования,  должна состоят  из  качественных  элементов. Во-вторых,  она
должна  быть  построена таким  образом,  чтобы  свести  к минимуму,  а лучше
исключить полностью  конфликты внутри нее,  а если возможно, то и  с другими
СС. В-третьих... хотелось  указать здесь цель, во имя  которой создается эта
система,  но  чтобы не  в  дальнейшем  возникало  вопросов, давайте  немного
отвлечемся от перечисления требований. Что есть  главный продукт  СС? Это не
тонны проката, не деньги в банке, не обширные территориальные приобретения и
другие ценности, которые многим  представляются бесспорными. Это люди. Все в
обществе делается  людьми и для людей. А  раз люди,  то надо  позаботиться о
том, чтобы  этот  главный продукт  был  качественным.  Поэтому третий  пункт
нашего перечня будет  выглядеть так: главная цель СС,  которой подчинены все
остальные  --   качество  ее   элементов,   их  нравственное,  физическое  и
интеллектуальное совершенство.
     Не  будем  торопиться,   и  пытаться  строить  ее  в  масштабах   всего
государства  сразу.  Такое  уже  было и приводило к  плачевным  результатам.
Чрезмерная  и необоснованная уверенность только повредит.  Построим  сначала
опытный образец  и  посмотрим, как  он  будет действовать. Если  эксперимент
окажется удачным, то  его можно будет  расширять, с целью определить границы
применимости найденных социальных решений. В противном случае ущерб обществу
будет  минимальным   и  сводится  он  будет  к  личным   потерям  участников
эксперимента. Естественно,  участие должно быть всецело добровольным.  Кроме
того,  этот  эксперимент  должен осуществляться независимыми людьми, так как
социальные   науки,  как   никакие  другие  подвержены   влиянию   интересов
политических  партий,  а нас интересуют  не  их  интересы,  а истина и благо
людей. Начали?
     А  начать  придется  с  экономики.  Должна  же  эта  система на  что-то
существовать. Еще  нет общества, в котором не  нужно  было бы трудиться. При
капитализме  людей  заставляет  работать  страх  остаться   без  средств   к
существованию.  При социализме  этого страха  нет,  все  получают  некоторую
денежную  сумму, которую государство  считает достаточной.  Поскольку  такая
система   не  стимулирует   производительный  труд,  то  возникает   система
внеэкономического стимулирования: правоохранительные органы ведут  охоту  на
тунеядцев. Страх голодной смерти заменяется страхом перед органами власти.
     Но  человек  может работать не только  из страха.  Его может двигать  и
интерес к работе,  и чувство долга,  и другие мотивы, более возвышенные, чем
чувство  страха.  При  этом  собственно деньги,  не  теряя  своего значения,
переходят  на второй  план.  Как,  заменить  одну систему  внеэкономического
принуждения  другой,  еще более ненадежной? А это уж у  кого какая  совесть.
Есть совесть,  которой вроде бы и нет, есть совесть кристально чистая. А как
оценивать трудовой вклад  каждого гражданина?  А никак.  Предлагается ввести
уравнительную  систему оплаты труда,  более уравнительную, чем  это было при
большевиках.  На  каждого  регулярно  выдается определенная денежная  сумма,
потому что каждый делает для  коммуны  все, что  в его силах, коммуна делает
для  каждого  все, что в  ее  силах.  На  иждивенцев выплачиваются  пособия.
Социальные    гарантии   --    стопроцентные.    Выплаты   не   зависят   от
производительности труда гражданина, его  качества, количества  отработанных
дней,  профессии,  служебного  положения  и  иных  факторов.  В   Китае  это
называлось "железная миска риса".
     Возникает  важный  вопрос:  а каковы же размеры этой "миски"? В  том же
Китае, в других соцстранах миска  была  железной только для рядовых рабочих.
Чем  выше  поднимался  человек  по  служебной лестнице,  чем больше  он имел
связей,  чем более  высокие  посты  занимали  его  покровители, чем  большие
материальные ценности  были  в  его  распоряжении,  тем более эластичной она
становилась.
     Если миска такова,  что позволяет только поддерживать существование, то
люди из такой СС просто разбегутся в другие СС, где жизнь лучше. Может быть,
привлекательность идеи для отдельных ее приверженцев окажется столь  велика,
что они готовы будут терпеть эти тяготы. Но в этом случае от самой идеи, как
и от ее ретивых приверженцев, останутся кожа да  кости. На  голодный желудок
приходят  мысли  только  о  еде.   Тут  уж   не  до  гармоничного  развития.
Естественно, члены сообщества должны быть сыты и обеспечены.  Если у них это
не получается,  значит,  они сами в  этом виноваты. То ли трудятся не  очень
эффективно, то ли результаты  труда  распределяют неравномерно. Но сытость и
обеспеченность не  самоцель,  а  одно из  условий  формирования  полноценной
личности.
     Возможно,  впечатлительных  читателей  шокирует  такой  подход,  и  они
заподозрят  автора в непоследовательности.  Столько слов об экономике, чтобы
потом  эту  экономику  игнорировать.  Ни  в  коей  мере  не  отказываюсь  от
сказанного.  Хочу только внести поправку. Все сказанное верно, если  считать
материальный  стимул   единственно   возможным.   Нас   долго   учили,   что
"нетрудящийся да не ест", что высшей справедливостью является справедливость
бухгалтерская, которая  заключается в жесткой связи между затратами труда  и
его экономической оценкой. Но:
     Есть много видов деятельности,  которые не имеют четкого экономического
выражения.  Это  труд учителей, врачей, художников и  других работников,  не
занятых  в  производственной  сфере.  Любая   попытка   подсчитать  денежный
эквивалент  их труда  в любом случае будет весьма спорной и условной. Вообще
экономическая  оценка   труда  любого  работника,  даже  если   он  занят  в
производственной сфере, спорна в любом случае. Поэтому вопрос кому и сколько
платить -- это вопрос скорее  общественного соглашения,  чем  справедливости
или  экономики.  Советские хоккеисты играли не хуже канадских, хотя получали
за это несравнимо меньше;
     Очень  часто  зарплата зависит не от степени квалификации  работника  и
экономического  эффекта  его  деятельности,  а  от  степени  его  влияния на
распределение  доходов   в   некоторой   экономической  системе,   характера
распределения   и   от  величины  этих  доходов.   Уборщица,  работающая   в
преуспевающей компании,  весьма  вероятно,  будет  зарабатывать больше,  чем
выполняющая ту же работу в государственном учреждении, и не потому, что труд
первой  более  ценен  и  значим,  чем  второй,  а  потому,  что  больше фонд
заработной  платы. Два руководителя, имеющие одинаковую зарплату, совершенно
не обязательно  имеют равные способности к управлению предприятиями. Один из
них  может  быть трудягой, который  обеспечивает неуклонный рост  доходов  и
престижа фирмы, а  другой может быть  просто временщиком, медленно убивающим
возглавляемую  им  организацию.  Но  в  обоих   случаях  менеджеры  заведуют
распределением доходов, и при этом, естественно,  в первую очередь учитывают
собственные интересы;
     Весьма  часты  ситуации, когда люди получают  доходы  от  деятельности,
которую никак не назовешь не только экономически, но и общественно полезной,
хотя внешне это и  может быть  юридически оформлено, например, от  доходы от
производства табачных и алкогольных изделий;
     В любом обществе есть значительное число иждивенцев. Вряд ли мы назовем
разумным или гуманным человека, который  предложит не кормить их, потому что
они не работают;
     Доходы  могут  быть  получены  за  счет  услуг, оказанных  по  заведомо
кабальным условиям  человеку, оказавшемуся в затруднительном  положении. Это
может быть выгода от покупки товара у человека, которому срочно понадобились
деньги,  или  наоборот,  доход  от  продажи  товара  по  спекулятивной  цене
человеку, для  которого  этот  товар  жизненно  необходим.  Это  могут  быть
адвокатские, медицинские и любые другие подобные "услуги";
     Доходы могут быть получены за счет производства и реализации продукции,
которая никогда  не  понадобится, например, стратегических ракет и  ядерного
оружия;
     Право  одних людей богатеть предполагает  "право"  других нищать и  чем
больше и  богаче финансовая олигархия, тем больше  нищих и тем они беднее. В
обществе все уравновешено,  и если вы разбогатели, значит, кто-то разорился.
И  что это  за право, которым нельзя  воспользоваться? Если  бы этим  правом
могли воспользоваться все, то нищих бы не было.
     Недостаток   решения  об   уравнительных  выплатах  очевиден:  исчезает
экономический стимул к труду. А каковы же достоинства этого решения?
     нет экономических стимулов к карьеризму (начальник получает столько же,
сколько и подчиненный), обману членов коммуны и контролирующих органов;
     поскольку  нет  страха потерять  место  работы,  то любое подразделение
может быть распущено моментально, как только в нем исчезнет необходимость, а
его работники будут трудоустроены в то место,  где они  пожелают трудиться и
где их труд  общественно необходим, поэтому вместо того, чтобы вредить своим
существованием в структуре, общественная необходимость в которой отпала, они
будут приносить пользу там, где это нужно обществу;
     отсутствие страха перед  безработицей, гарантированность доходов должны
благоприятно отразиться на психологическом климате коммуны;
     нет расслоения общества на классы, а потому нет классовых конфликтов.
     Деньги берутся  из  доходов от экономической  деятельности коммуны. Они
расходуются  на выплату  денег  членам  коммуны, финансирование  социальных,
коммунальных и иных нужд, строительство  жилья для вновь вступивших членов и
их обустройство.  Коммуна  никоим образом  не покушается на личное имущество
граждан. Оно не обобществляется и не может  быть использовано никаким другим
образом  для общественных  нужд.  Единственным  источником  доходов является
общественно полезный труд членов коммуны. Все остальные -- перераспределение
личного имущества граждан, мошенничество, воровство и другие -- несовместимы
со статусом члена коммуны.
     Любой человек  может  в  любое  время добровольно  вступить в коммуну и
выйти из нее. При поступлении в коммуну он  тут же обеспечивается жильем, за
ним сохраняется все его  имущество и ему выплачиваются подъемные. При выходе
из  коммуны  к  нему не  может  быть  применено  никаких  санкций  и за  ним
сохраняется все движимое имущество, которое у него есть на момент выхода.
     Каждый  член  коммуны всегда и  везде находится  под  ее  защитой.  При
необходимости,  в  случае  угрозы  его  жизни,  здоровью, благополучию,  ему
оказывается  любая  необходимая  помощь, которую  коммуна  в  состоянии  ему
оказать.
     Для того, чтобы стать членами коммуны люди должны  признавать принципы,
на  которых построена коммуна,  а во-вторых,  следовать  им. Если  же  вновь
вступившие  их нарушают, то они  исключаются из сообщества.  Но таковы общие
требования  любой  СС,  так  что здесь  нет  ничего  необычного. Ни  одна из
существующих  распространенных идеологий  не  призывает к уничтожению других
людей, к паразитизму,  аморальному  поведению и т.  д.  А потому  коммуна не
требует вступающих в нее отказа от той идеологии, которой они придерживаются
на момент вступления, и не проводит никакой  работы по их  "перевоспитанию".
Важен человек, а идеология такова, каков он сам.
     Естественно,  такая   система   рай   для  паразитов,   если   дать  им
расплодиться.  Нужны   какие-то   защитные   меры.  Если  человек   начинает
имитировать трудовую деятельность или  иным образом уклоняться от нее, то он
исключается  из  коммуны. Естественно также, что в  такой СС миллионером  не
станешь. Но она и не  создается для того, чтобы плодить миллионеров (правда,
для этого  не предназначена ни одна система,  но в  этой  это  невозможно  в
принципе).  Если  же  у  вас  именно эта  цель, то лучше найти другую  СС, в
которой это возможно.
     ОБРАЗОВАНИЕ  И ВОСПИТАНИЕ.  В воспитании каждого человека участвуют все
члены  общества,  независимо  от того,  какое это общество. А  раз  так,  то
воспитание -- проблема не только родителей, это  проблема общественная. Если
невоспитанно общество, то дети тоже будут невоспитанными.
     Воспитание детей  признается общественно полезным трудом и трудом самым
важным. Кроме признания за воспитанием такого статуса принимаются конкретные
меры,  направленные   на   повышение   эффективности   процесса   воспитания
нравственно,  физически  и интеллектуально  здоровой личности. К числу таких
мер относятся создание сети учреждений  здравоохранения, образования, охраны
материнства  и детства,  педагогических  консультаций.  Все  эти  учреждения
функционируют полностью за счет коммуны.
     Какие  родители не хотят, чтобы  их дети были воспитанными,  здоровыми,
умными? А раз они этого хотят, то должны этому  учиться. Поэтому при  школах
создается  сеть   педагогического  ликбеза  и  обмена   опытом   воспитания.
Воспитание и образование неразрывно связаны между  собой.  Задача родителей,
школы,  общества  в  том,  чтобы  обеспечить гармоничное развитие  личности.
Недопустима  ситуация,  когда  рост  уровня  знаний осуществляется  за  счет
физического  или  нравственного  здоровья  детей,  так  же  как  недопустима
обратная  ситуация. Кроме того, и родители, и дети,  и общество должны тесно
координировать  свои  действия в этом  направлении и их  интересы ни  в коем
случае  не должны вступать  в  противоречие  друг  с  другом.  Образование и
воспитание  должны  быть неразрывно  связаны.  Физическое  воспитание  детей
должно  быть равноправным  предметом  обучения.  Под  физическим воспитанием
подразумеваются  не  только  уроки  физкультуры,  но  и  обучение  принципам
поддержания здоровья: гигиене,  аутотренингу и другим. Кроме того, отдельным
предметом,  столь  же  важным,  как  и все  остальные,  должен быть  предмет
"нравственное воспитание".
     Обучение  ведется не столько с целью дать детям некую сумму  знаний, но
дать  им  навыки практического  использования этих знаний,  умение и желание
разумно организовать  свой труд, учебу, отдых, использовать свой потенциал в
общественно  полезных целях. Знание, которое  не  применяется  на  практике,
остается  мертвым  грузом  и  забывается.  Это  как неиспользуемые  основные
средства: на  них затрачены деньги, а  они  не дают никакой  отдачи. Поэтому
кроме  знаний нужно умение  применять их на практике.  Следовательно, высшим
критерием  оценки  знаний,  физического  и нравственного  здоровья  учащихся
является  практика, а  не  отметка в дневнике.  Система  оценок является  не
самоценным фетишем, а одним из инструментов формирования совершенной во всех
отношениях личности.
     Общество всячески старается вызвать интерес детей к  обучению, привлечь
их к  общественно полезному труду на  возможно  более  ранней стадии. Причем
детский   труд  --  это  не  затыкание  дыр,  оставленных   взрослыми  и  не
эксплуатация детского  труда  во  имя получения  дополнительной  прибыли,  а
посильный общественно  полезный труд,  от которого получает пользу коммуна в
целом,  труд, цель которого,  помимо  прямого  результата труда,  который  в
данном  случае   не  является  главным,  приобретение   трудовых  навыков  и
вовлечение учащихся в общественно полезную деятельность.
     Между   детьми  и   взрослыми  должны  быть  отношения   партнерства  и
сотрудничества. Всякая взаимная подозрительность, непонимание  и недоверие в
отношениях между ними является опасным симптомом общественного нездоровья.
     Конечная  цель системы образования и воспитания:  добиться того,  чтобы
подрастающее поколение  было  гарантировано качественным, то есть, принимать
все   необходимые  меры,  чтобы  человек  гарантированно  обладал   железным
здоровым,  имел  гарантированно  высокое образование  и  был  гарантированно
честным человеком.
     ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. Общество  прямо заинтересовано  в  физическом здоровье
своих   граждан,   а   потому  создает  и  всемерно   поддерживает   систему
здравоохранения, которая полностью финансируется за счет коммуны.
     Основной  упор  в   этой  системе   должен  делаться  на   профилактику
заболеваний,  а  потому  должна  регулярно проводится  диспансеризация всего
населения.  При этом и  в профилактике  и в лечении основными должны быть те
методы,  которые  минимально  связаны   с  медикаментозным  и  хирургическим
вмешательством  и требуют  активного  участия  в излечении  самого пациента.
Большинство  из  ныне существующих  методов лечения  предполагают  пассивное
поведение больного, который является объектом медицинских опытов. Его лечат,
а  он  сам,  ресурсы его  организма  оказываются  незадействованными  в этом
процессе. Особый упор  на этом моменте делаю потому, что  считаю  проявление
паразитизма и иждивенчества недопустимым в любой сфере и  любой форме, в том
числе и в этой.
     Граждане также заинтересованы в том, чтобы быть здоровыми, а потому они
ведут здоровый образ жизни, не курят и не пьют, не говоря уж об употреблении
наркотических веществ. Коммуна последовательно осуществляет  меры  по охране
труда, защите экологии.
     Кроме   того,   коммуна  специально   приглашает   ученых,   педагогов,
изобретателей  и  других людей,  кто своим трудом доказывает  свое  качество
специалиста  и   человека,  чьи  знания   и  опыт   могут   помочь   в  деле
самосовершенствования коммунаров.
     УПРАВЛЕНИЕ  осуществляется  депутатами,  избираемыми  членами  коммуны.
Количественный  состав зависит  от  того, насколько  успешно  осуществляется
работа Правления и может изменяться по необходимости. Никаких дополнительных
прав и привилегий депутаты не имеют. Любой член  коммуны может быть в  любое
время избран членом Правления, и  любой член Правления  может быть  в  любое
время отозван из него.
     Решения принимаются простым большинством голосов.  На стадии обсуждения
каждый  вправе   высказывать  любое  мнение.  После   принятия  решения  оно
становится обязательным для всех членов коммуны. Никто, в том числе  и члены
Правления, не  вправе саботировать принятые  решения,  вести агитацию против
решений, принятых Правлением и иным образом подрывать авторитет Правления  и
принятых  им  решений.  Депутат,  нарушающий  эти  правила,  исключается  из
Правления. По истечении установленного при принятии решения срока, Правление
обязано  рассмотреть  ход реализации решения, последствия, к которым привели
его принятие  и  реализация, скорректировать его,  если результаты оказались
недостаточно хорошими или отменить, если его реализация привела к негативным
последствиям и принять меры для их ликвидации.
     В  коммуне нет  политических и  иных партий  и  фракций. Энергия членов
коммуны идет не на дрязги и разборки,  а на созидательный труд во имя общего
блага.
     Заседания  Правления  всегда  проводятся открыто.  Любой  член  коммуны
вправе прийти на любое заседание и высказать свое мнение по любому вопросу и
депутаты обязаны его учесть  при обсуждении. Члены коммуны могут участвовать
в  принятии  решений  не  только  путем  личной  явки,  но  и  передав  свои
соображения  членам Правления  по телефону,  письменно  или с помощью любого
другого доступного им средства связи. Авторы предложений и замечаний обязаны
назвать себя.  Члены  Правления обязаны зарегистрировать  подобные  сигналы,
обсудить  их,  при необходимости принять решения. В любом  случае они должны
сообщить о предпринятых ими действиях автору предложения, замечания, критики
и   аргументировать  свой  ответ.   Члены  коммуны,  не  являющиеся  членами
Правления,  но  активно  участвующие  в  его   деятельности  и   выдвигающие
предложения, представляющие  практический  интерес,  могут  быть  включены в
состав Правления. При  необходимости расширения состава Правления или замены
кого-либо  из  выбывших  членов Правления их  кандидатуры  рассматриваются в
первую очередь.
     Решения  по  любым  неотложным  вопросам,  от  которых  зависят  жизнь,
здоровье и  благополучие коммуны в целом и любого из  ее членов и разрешение
которых  требует принятия решений Правлением, принимаются  безотлагательно в
любой день недели и любое время суток. В этом случае помимо принятия решения
по  конкретному вопросу анализируются причины возникновения опасной ситуации
и  принимаются  все  необходимые  меры  по  недопущению  подобных случаев  в
дальнейшем.
     В  коммуне  нет никаких правоохранительных и иных специальных  органов,
принуждающих людей исполнять решения  Правления, соблюдать правила поведения
в  коммуне,  действовать  тем или  иным образом.  Это их  долг,  который они
выполняют добровольно, с осознанием своей ответственности. При возникновении
ситуации,  угрожающей  жизни,  здоровью  и  благополучию   членов   коммуны,
целостности коммуны  коммунары общими усилиями  пресекают  подобное развитие
событий,  анализируют  ситуацию  с  целью установления причин  и, в  случаях
установления  виновности  конкретного   лица,  применяют   необходимые  меры
воздействия  вплоть   до   исключения  из  коммуны.  В   случаях   нарушения
законодательства   об   этом    ставятся   в   известность   соответствующие
государственные органы.
     Все перечисленное  относится к вопросам общего  руководства.  А как  же
управление  подразделениями?  В  условиях демократии очередной  руководитель
избирается минимум на четыре года. За это время он успевает обрасти связями,
деньгами,  общественным  положением и другими  благами  цивилизации, которые
улучшают его жизнь, которая и до избрания была не  столь плохой. Поэтому  не
так уж  мало тех,  кто желает сесть за руль единственно  из желания улучшить
свое материальное и общественное положение, а не из заботы о благе народа.
     Очевидно, что для уменьшения возможностей злоупотребления властью  надо
бы  этот срок,  насколько  это  возможно,  сократить.  Представим  себе, что
руководитель избирается на меньший срок,  скажем на один день. В этом случае
он не успевает отдалиться  от своих  избирателей  так далеко,  чтобы целиком
забыть  об их  интересах.  Правда,  ежедневные  выборы стоят очень  и  очень
дорого, но  эту  проблему можно  легко  обойти, если установить очередность.
Тогда каждый будет знать: сегодня президентом будет Вася, а завтра Ваня.
     Вводить  в  масштабах государства  такое  управление было  бы  наивно и
опасно, но можно установить такой порядок в масштабах какой-то малой группы.
Преимущество  такой  системы  в  том,  что  она  воспитывает  и  способность
управлять и  способность  исполнять распоряжения.  Руководитель  не успевает
обрасти  квартирами, секретаршами, личным  транспортом и прочими благами, то
есть, нет никаких материальных стимулов для карьеризма. Каждый член группы в
курсе  всего,  что в группе происходит, и  это  обеспечивает  компетентность
руководства,  уменьшает  возможность  злоупотреблений,  повышает  надежность
функционирования подразделения. Может быть, целесообразно было бы  применить
в коммуне такую форму управления для ее подразделений.
     ***
     Допустим невероятное: коммуна  оказалась жизнеспособной и  стала давать
практические результаты в виде здоровых во всех отношениях людей. Физическое
здоровье у них  такое, что любого члена коммуны можно без колебаний посылать
в космос,  нравственность у них  на  таком уровне, что любому можно доверить
весь  золотой запас государства, не боясь, что он  присвоит хотя бы крупинку
из него, интеллект такой, что каждый  может сравниться с  любым  профессором
любой  страны. Естественно, что СС, состоящая  из таких  людей  должна  быть
несравнимо эффективнее и надежнее, чем любая из ныне существующих, во всяком
случае, в теории. Ныне существующее порочное кольцо (не слишком хорошие люди
образуют не  слишком  хорошую  СС, не слишком хорошая  СС  воспроизводит  не
слишком  хороших  граждан)  разрывается  и  вместо  него  создается  другое:
постоянно  совершенствующиеся граждане образуют все  более  совершенную  СС,
которая воспроизводит все более совершенных граждан. Цель достигнута? Как бы
не так.
     Как  только членство в какой  либо  СС становится выгодным, в нее всеми
правдами и неправдами стараются  граждане из других систем, жизнь в  которых
хуже.  Если  при  этом  не  происходит никакого отсева вновь вступивших,  то
вскоре коммуна окажется экономически задушенной и паразитами, которые пришли
в  нее  не  с  целью  самосовершенствования,  а  с  целью  улучшения  своего
материального  положения, и иждивенцами. Не имею ничего против материального
достатка, но  хочу  спросить: готовы ли  вновь вступающие в  коммуну платить
назначенную за это  цену? Не имея ничего против иждивенцев, хочется все-таки
заметить, что  ни одна СС  не  может  состоять из них  целиком.  Более того,
коммуна  прямо  заинтересована в  приеме сирот, беспризорников  с  целью  их
всесторонней  реабилитации. Кроме того, она будет оказывать посильную помощь
старикам  и  инвалидам.  Но  нет  системы  с неограниченными  экономическими
возможностями. Поэтому эта практика должна  иметь максимально возможный,  но
все  же  ограниченный   характер.  Ограничения  эти  должны  носить  двоякий
характер.  Во-первых, экономический: нельзя  допустить подрыва экономических
основ коммуны,  иначе  она  умрет.  Во-вторых,  нельзя  допустить  заметного
ухудшения  качества элементов  системы, снижения  уровня требований  к  ним,
иначе она  деградирует  и  выродится, например, в обычное  благотворительное
общество.  Конечно, это  благое дело.  С  одной стороны.  С  другой стороны,
социальная защищенность,  не подкрепленная  механизмами  поощрения  трудовой
активности и пресечения  паразитизма, приводит  к  росту  числа  паразитов в
системе, а это фактор негативный.
     Сложнее отношения с государством. С одной стороны, ему  интересно иметь
образованных,  высококвалифицированных,  здоровых,  честных, законопослушных
граждан.  С  другой  стороны,  всякая СС  не любит  конкуренции. Как  только
какое-либо государство становится слишком сильным,  то остальные совместными
усилиями его  ослабляют. Как  только  появляется  фирма, которая  предлагает
более выгодные условия своим  потенциальным клиентам, то остальные  пытаются
превзойти  ее  законными  методами  или  (более легкий  путь,  особенно  при
слабости или отсутствии  ограничителей) ослабить и  разорить ее незаконными.
Когда в СССР появлялись самодеятельные  изобретатели, которые самостоятельно
решали проблемы, над которыми бились  и  не могли решить целые институты, то
эти новаторы подвергались  хорошо  организованной  травле,  потому  что  они
своими действиями ставили под сомнение эффективность и плодотворность работы
этих институтов.
     Поскольку коммуна будет решать почти те же проблемы, что и государство,
правда,  в  меньших  масштабах,  но  решать  их  успешнее,  чем  это  делает
государство,  то  она,  сама  того  не  желая,  оказывается  в  конфликте  с
государством. Но  прямо  признать этого  государство не может.  Поэтому  оно
будет  пытаться  прекратить деятельность коммун  на "законном основании".  А
законных оснований сколько угодно. Взять хотя бы то, что коммуны действующим
законодательством  не предусмотрены.  Если же  это  не  поможет,  то  можно,
например, задушить ее  налогами. Люди  более искушенные в методах обструкции
смогут предложить и другие, более изощренные и утонченные решения.
     Государство  не  единственный недовольный  в  этой  ситуации.  Политики
разных  мастей окажутся недовольными тем, что где-то жизнь улучшается без их
"чуткого  руководства"  и от этого  улучшения  они  лично ничего  не  имеют.
Криминальные элементы потеряют  сферу влияния, источник  доходов и "трудовых
резервов".  Простые  обыватели окажутся  недовольны тем,  что  кто-то где-то
живет лучше, чем они, или не так, как, по их мнению, должно жить. Недовольны
будут  все  те,  кого  существующее  положение  дел  по каким-либо  причинам
устраивает,  или  не  устраивают  цели  и/или  предлагаемые  методы  решения
существующих проблем.
     Коммуны  существуют сейчас в некоторых государствах, но под этим словом
понимается  нечто  другое. Создание коммун  вообще,  и подобных  описанным в
частности, возможно лишь там, где существует достаточно свободное  общество,
которое  допускает проведение подобных социальных  экспериментов. Где бы они
ни создавались,  на каких бы принципах  ни строились, коммуны и любые другие
общественные организации, которые не  только  декларируют, но и претворяют в
жизнь  идеи совершенствования  людей и общественного  устройства, объективно
содействуют улучшению  жизни в  глобальном масштабе, поэтому появление  их в
любом месте планеты надо всячески поощрять.
     Может   быть,   уважаемый   читатель   разочарован.   Столько   длинных
рассуждений, чтобы получить  давно знакомый результат --  вариацию  на  темы
коммунизма,  --  который-де  забракован  самой  жизнью. Могу возразить, что,
во-первых,  результат,  который  должен  был  получиться,  не  был  известен
заранее,  а  потому  я не старался  подогнать  под  него изложение.  Меня не
интересовало, какой политической партии понравится конечный результат. Готов
принять любые аргументированные возражения. Во-вторых, согласно логике наших
рассуждений,  социализм  выглядел  не  очень  эстетично  не  в   силу  своей
внутренней порочности, а в силу неидеальности своих  строителей. Это  пример
того, как красивая идея опошляется неважными последователями, как, например,
инквизиция  и крестовые походы  подрывают  веру  в гуманность  христианства.
В-третьих,  все  вышеперечисленное  лишь  рабочая  схема.  Поэтому, если  ее
реализация окажется не так хороша, как она выглядит на бумаге, то, ни в коей
мере  не отказываясь  от  главной  цели  --  построения  общества  всеобщего
благоденствия,  --  мы должны  будем разобраться  в  причинах  этого, и, при
необходимости,   можем  внести  любые  изменения,  которые   покажутся   нам
целесообразными.  В-четвертых,  если  жизнь  докажет,  что  идея  порочна  и
общественно опасна по сути,  то ничто не мешает нам  отказаться  от нее. При
этом  ущерб, нанесенный  попытками  ее реализации, будет сводиться к  личным
потерям экспериментаторов.  В-пятых,  если читателю не понравились  какие-то
или  все  исходные   или   промежуточные  посылки  нашего,  пока  мысленного
эксперимента,  то  ничто  не мешает  ему  сформулировать  свои  постулаты  и
провести альтернативный эксперимент. "Критерий истины -- практика".
     Вопрос  последний: а кто  будет участвовать  в этом эксперименте? Любой
желающий. Хочешь изменить мир -- изменись. Кто со мной?




     ЛИТЕРАТУРА
     Гаген-Торн И. Из книги воспоминаний. Огонек, No 49, 1989.
     Горбовский  А.,  Семенов  Ю. Закрытые страницы истории. Мысль,  Москва,
1988.
     Гуревич  П.  С.  Куда  идешь,  человек? М.,  Знание, 1991, серия  "Знак
вопроса".
     Давыдов. Ю. Кто ты, гомо экономикус? Наука и жизнь, 1990, No 11.
     Дольник В.  Демографический взрыв -- глазами  биолога. Знание --  сила,
1990, No3, с. 16.
     Дольник В. Рок ROCKa. Знание -- сила, 1988, No 4, с. 66.
     Ефимов А. Элитные группы: их  возникновение и эволюция. Знание -- сила,
1988, No1, с. 56.
     Ильичев  Л.   Ф.,   Федосеев   П.   Н.,   Ковалев   С.  М.  Философский
энциклопедический словарь. Советская энциклопедия. Москва, 1983.
     Криворотов  В.  Тысячу лет  спустя  или  опережающие прорывы и их цена.
Знание -- сила, 1990, No8 с. 50, No9 с.28.
     Лебедев Г.  Вехи, взлеты и падения особого пути России. Знание -- сила,
1989, No5, с.50.
     Лоренц К. Преодоление зла. Знание -- сила, 1990, No 9, с. 58.
     Максимов М. На грани -- и за ней. Знание -- сила, 1988, No3, с.73.
     Максимов М. Реанимация. Знание -- сила, 1989, No11, с.70.
     Невлер Л. Правила для исключений. Знание -- сила, 1988, No 9, с. 33.
     Паркинсон С. Н. Законы Паркинсона. Прогресс, 1989.
     Понкратов Б. Что  будем  делать в третьем  тысячелетии,  или  последняя
     технократическая утопия. Техника-- молодежи, 1989, No 12, с. 18.
     Сент- Экзепюри А. Маленький принц.
     Тойнби А. Дж. Постижение истории. Москва, Прогресс, 1990.
     Черных Е. Символы древних культур. Знание-- сила, 1989, No 9, с. 38.



 

<< НАЗАД  ¨¨ КОНЕЦ...

Другие книги рубрики: психология

Оставить комментарий по этой книге

Переход на страницу: [1] [2]

Страница:  [2]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама