психология - электронная библиотека
Переход на главную
Рубрика: психология

Вацлавик Пол  -  Как стать несчастным без посторонней помощи


ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
ГЛАВА 1. ГЛАВНОЕ - ВСЕГДА БЫТЬ ВЕРНЫМ СЕБЕ И НИ ЗА ЧТО НЕ СДАВАТЬСЯ
ГЛАВА 2. ЧЕТЫРЕ СПОСОБА ИГРЫ С ПРОШЛЫМ
ГЛАВА 3. РУССКИЕ И АМЕРИКАНЦЫ
ГЛАВА 4. ИСТОРИЯ С МОЛОТКОМ
ГЛАВА 5. ГОРСТКА БОБОВ
ГЛАВА 6. НАДЕЖНОЕ СРЕДСТВО ПРОТИВ СЛОНОВ
ГЛАВА 7. ТАК Я И ЗНАЛ...
ГЛАВА 8. ЛУЧШЕ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ С НАДЕЖДОЙ, ЧЕМ ДОСТИЧЬ ПУНКТА НАЗНАЧЕНИЯ
ГЛАВА 9. ЕСЛИ БЫ ТЫ ЛЮБИЛ МЕНЯ, ТО ТЫ ЛЮБИЛ БЫ И ЧЕСНОК...
ГЛАВА 10. БУДЬ САМИМ СОБОЙ! ВЕДИ СЕБЯ НЕПОСРЕДСТВЕННО!
ГЛАВА 11. С ЧЕГО ЭТО ВДРУГ КТО-ТО ДОЛЖЕН МЕНЯ ЛЮБИТЬ?
ГЛАВА 12. ЛОВУШКИ АЛЬТРУИЗМА
ГЛАВА 13. OX УЖ ЭТИ ИНОРОДЦЫ!..
ГЛАВА 14. ВСЯ НАША ЖИЗНЬ - ИГРА
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]



Пол Вациавик  -  известный ученый-психолог и психиатр, видный специалист
по социально-психологическим проблемам человеческой коммуникации, автор
монографий и научно-популярных книг, переведенных на многие языки.
   Родился в 1921 г. в Австрии, получил образование в Европе, работал  в
Швейцарии, с 1967 г. живет в  США,  возглавлял  научно-исследовательский
институт в Пало Альто, с 1976 г. профессор Станфордского университета.
   Автор в легкой, живой, остроумной манере пишет о  вещах  серьезных  и
актуальных. Под видом практических советов тем, кто хочет освоить  "тех-
нику отравления собственной жизни" и чувствовать себя глубоко, по-насто-
ящему несчастным, описываются реально существующие психологические меха-
низмы, приводящие к неврозам и стрессам. Помочь  читателю  осознать  эти
опасные механизмы, вместе посмеяться над собственными "страхами",  пока-
зать, насколько наше счастье и душевное здоровье зависит от нас  самих,-
цель настоящей книги. Написанная известным ученым и основанная на много-
летней психотерапевтической практике, книга - при всей легкости  и  эле-
гантности стиля - повествует о важных психологических  проблемах.  Книга
завоевала всемирную известность, став бестселлером в США,  ФРГ,  Италии,
Франции и др. странах.


   Paul Watziawick
   THE SITUATION IS HOPELESS,
   BUT NOT SERIOUS (THE PURSUIT OF UNHAPPINESS)
   W. W. Norton & Company New York. London


   Была когда-то в самом сердце Европы одна огромная империя. В ней  бок
о бок соседствовало такое множество совершенно не похожих друг на  друга
культур, каждая со своими традициями и понятиями, что жители этой  импе-
рии не могли достигнуть разумного решения даже самой пустяковой проблемы
- кому-то обязательно казалось, что это  решение  противоречит  здравому
смыслу. И до того дошло дело, что единственным  возможным  способом  су-
ществования стало там полное отсутствие здравого  смысла,  или  попросту
говоря, абсурд. Жители ее - читатель, вероятно, уже догадался, что  речь
идет об Австро-Венгерской империи,- приобрели легендарную известность не
только своей неспособностью  разумным  образом  решить  самую  ерундовую
проблему, но и умением словно по какому-то недосмотру  совершать  порой,
казалось бы, совершенно невозможное. Ну как иначе объяснить, что Англия,
по утверждению  остроумцев,  проиграла  все  сражения,  кроме  решающих,
Австрия же потерпела поражение во всех битвах, за исключением самых без-
надежных. (Впрочем, чему тут удивляться,  если  самых  почетных  военных
наград удостаивались те австрийские офицеры, которые умудрялись  вырвать
победу в безнадежных ситуациях, предпринимая в последний  момент  неожи-
данные действия, находившиеся в полном противоречии с первоначальным ге-
неральным планом сражения?)
   Некогда огромная империя стала теперь крошечной  страной,  но  абсурд
по-прежнему лежит в основе отношения к жизни ее обитателей, в чем  автор
этих строк отнюдь не составляет исключения. Жизнь для них - болезнь без-
надежная, но не такая уж серьезная. Можно ли найти лучших советчиков для
тех, кто желает научиться искусству стать несчастным без посторонней по-
мощи?

   ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА
   ...Чего же можно ожидать от человека?.. Да осыпьте его всеми земными
благами, утопите в счастье совсем с головой, так, чтобы только  пузырьки
вскакивали на поверхности счастья, как на воде; дайте ему такое экономи-
ческое довольство, чтоб ему совсем уж ничего больше  не  оставалось  де-
лать, кроме как спать, кушать пряники и хлопотать о  непрекращении  все-
мирной истории, так он вам и тут,- человек-то, и тут,- из одной неблаго-
дарности, из одного пасквиля мерзость сделает. Рискнет даже пряниками  и
нарочно пожелает самого пагубного вздора, самой неэкономической бессмыс-
лицы, единственно для того, чтобы ко всему этому положительному благора-
зумию примешать свой пагубный фантастический элемент. Именно  свои  фан-
тастические мечты, свою пошлейшую  глупость  пожелает  удержать  за  со-
бой... Эти слова принадлежат человеку, которого Фридрих  Ницше  считал
величайшим из психологов,- Федору Михайловичу Достоевскому. И все же эту
мысль можно свести к банальности, известной еще с незапамятных времен, а
именно, что человек весьма плохо приспособлен к тому, чтобы сносить  аб-
солютное блаженство. Пожалуй, давно уже настало время расстаться  с  ба-
бушкиными сказками насчет того, что, дескать, удача, счастье и  удовлет-
ворение - это все, чего следует желать от жизни. Слишком долго нам твер-
дили - а мы наивно верили,- будто погоня за счастьем так или иначе ведет
к счастью.
   Это утверждение выглядит особенно абсурдно,  когда  мы  обнаруживаем,
что не в состоянии даже точно определить, что же, в  сущности,  означает
это самое пресловутое слово осчастьеп. В чем состоит счастье - вот воп-
рос, который еще с незапамятных времен не перестает волновать умы,-  пи-
шет философ Роберт Шпеман в своем эссе о счастливой жизни.-  Варрон,  а
вслед за ним и Августин3 насчитали ни более ни  менее,  как  двести  во-
семьдесят девять различных точек зрения на счастье. Всякое  человеческое
существо желает быть счастливымп. И здесь Шпеман приводит мудрый еврейс-
кий анекдот о сыне, который сообщает отцу о своем  желании  жениться  на
девице по фамилии Кац. Отец возражает, ведь у девицы  Кац  нет  никакого
приданого. Сын настаивает, он может быть счастливым только с ней  одной.
Быть счастливым? - изрекает отец.- А что ты от  этого  будешь  иметь?
Чтобы возбудить у нас подозрения, достаточно хотя бы краткого экскурса в
мировую литературу. Всякие ужасы, трагедии, преступления,  грехи,  безу-
мия, опасности - вот что издавна служило исходным материалом для великих
литературных творений. Ведь в своем  оАдеп  Данте  проявил  куда  больше
изобретательности, чем в оРаеп. То же самое можно сказать и о  Потерян-
ном раеп Мильтона, рядом с которым его оВозвращенный райп  выглядит  по
меньшей мере пресным. Первая часть оФаустап вызывает у нас слезы, вторая
- зевоту.
   Так что хватит дурачить самих себя всякими красивыми историями.  Нас-
тала пора честно и прямо поставить вопрос: к чему бы мы все пришли и  во
что бы превратились, не будь у нас наших несчастий? Они нам просто  чер-
товски, в полном смысле слова чертовски, необходимы.
   Не в лучшем положении  оказались  и  наши  теплокровные  собратья  из
царства зверей. Вы только  посмотрите,  к  каким  катастрофическим  пос-
ледствиям приводит укрытие и содержание этих прекрасных созданий в  зоо-
парках, где им не грозит голод, они надежно защищены от опасностей и бо-
лезней, включая даже зубную боль. В результате всех этих забот мы  прев-
ращаем их в некие звериные подобия человеческих психопатов и неврастени-
ков.
   Наш мир уже буквально наводнен бесчисленными руководствами,  советами
и рецептами, которые на все лады учат нас, как стать  счастливыми.  Пора
бросить спасательный круг и тем обездоленным, кто стремится  стать  нес-
частным. До каких пор психологи и психиатры будут ревностно  хранить  за
семью печатями столь необходимые этим людям знания о тех процессах и ме-
ханизмах, которые приведут их к вожделенному ощущению несчастья?
   Следует признать, что на свете существует достаточно много людей,  от
природы наделенных талантом самостоятельно мастерить свой маленький пер-
сональный ад. Но ведь еще больше тех, кто нуждается в помощи и  поддерж-
ке. Вот для них-то и предназначается эта книга, в надежде, что она  пос-
лужит им не только вводным курсом, но и практическим руководством.
   Но не надо думать, будто мною движут  исключительно  альтруистические
побуждения, мой труд продиктован также и соображениями  политического  и
экономического характера. То же самое, что в весьма  скромных  масштабах
практикуют директора зоопарков, пытаются на общенациональном уровне осу-
ществить и наши современные правительства -  ведь  и  они  хотят,  чтобы
жизнь их сограждан  была  застрахована  от  любых  невзгод  и  пронизана
счастьем от колыбели до могилы. Достижение этой благородной цели  требу-
ет, среди всего прочего, систематического и неустанного воспитания граж-
дан, направленного в сторону непрерывного повышения уровня их социальной
беспомощности. Так что стоит ли удивляться, что во всем мире все более и
более астрономические суммы тратятся на здравоохранение и прочие  много-
численные социальные проекты.
   Приведем лишь несколько примеров. Общенациональные расходы на здраво-
охранение в Соединенных Штатах возросли с 12,7 млрд. долларов в 1950 го-
ду до 247,2 млрд. в 1980 году, причем расходы только  на  медикаменты  и
различные товары медицинского назначения увеличились за тот же период  с
3,7 млрд. долларов до 19,2. Не менее головокружительный взлет претерпели
и расходы на социальные нужды - они подскочили с 23,5 млрд.  долларов  в
1950 году до 428,4 млрд. в 1979 году. Современная  статистика  Западной
Германии - просто чтобы привести хотя бы один европейский пример - пока-
зывает, что ежедневные расходы на систему здравоохранения составляют 450
млн. западногерманских марок, то есть в три раза больше, чем в 1950  го-
ду. Та же статистика утверждает, что в любой наугад взятый момент време-
ни в Федеративной Республике Германии можно насчитать  10  млн.  больных
людей и среднестатистический житель этой страны заглатывает на  протяже-
нии своей жизни 30 тыс. таблеток.
   Теперь представим себе на минутку, что со всеми нами будет, если  эти
цифры перестанут расти столь головокружительными  темпами  или  -  упаси
господь! - чего доброго еще начнут  сокращаться.  Окажутся  под  угрозой
уничтожения целые министерства и другие чудовищные бюрократические обра-
зования, потерпят банкротство огромные отрасли промышленности, и миллио-
ны людей останутся без работы.
   В борьбу за предотвращение  подобной  катастрофы  свой  скромный,  но
вполне, как я надеюсь, реальный вклад призвана внести  и  эта  небольшая
книжка. Современное государство столь остро заинтересовано в непрерывном
повышении степени беспомощности и несчастья своих сограждан, что  просто
нельзя долее оставлять выполнение этой  важнейшей  задачи  на  попечении
хоть и исполненных благих намерений, но все же недостаточно умелых  оди-
ночек. Здесь, как и во всех других областях человеческой жизни,  путь  к
успеху лежит через государственное управление и  планирование.  Конечно,
быть несчастным в наше время не проблема, это доступно  каждому.  Другое
дело - стать несчастным, так сказать, выковать свое несчастье своими  же
собственными руками. Здесь мало одного-двух случайных ударов судьбы  или
накопленного уже личного опыта - этому надо серьезно учиться.
   А между тем полезная и нужная информация  крайне  скудна,  а  если  и
встречается порой где-то в специальной психологической или психиатричес-
кой литературе, то, как правило, случайно, вопреки воле и намерениям ав-
тора. Насколько мне известно, лишь весьма  немногие  из  моих  уважаемых
коллег отваживались касаться этой взрывоопасной  темы.  Среди  достойных
похвалы исключений можно назвать французских канадцев  Родольфа  и  Люка
Моризетт, авторов книги оКраткий курс супружеской  герильип7,  Гульельмо
Гулотта, написавшего оКомедии и драмы супружествап8, автора книги Узлып
Рональда Ланга и автора книги оМаг без магиип9 Мару Сельвини - известно-
го психолога, которой удалось наглядно  показать,  как  остро  нуждается
современная школьная система в ошибках и просчетах школьных  психологов,
чтобы менять, ничего не меняя, и с  возрастающим  успехом  стимулировать
изменения в избранном направлении. Нельзя обойти молчанием и книги моего
друга Дэна Гринберга Как стать еврейской матерью и Как довести себя
до плачевного состояния - эта важная работа была расценена  критиками
как очестный и искренний документ, благодаря которому  более  ста  тысяч
читателей научились влачить существование, по-настоящему лишенное какого
бы то ни было смысла. И наконец, последними - по порядку, но отнюдь  не
по значению - упомяну трех наиболее значительных представителей британс-
кой школы: речь идет о Стивенс Поттере, авторе Полного  курса  обучения
превосходству над другими в любом  деле,  первооткрывателе  принципа
Питера Лоренсе Питере и всемирно известном авторе закона,  названного
его именем, Сириле Норткоте Паркинсоне. Имея за плечами несколько  де-
сятилетий клинической практики, автор надеется дополнить все эти превос-
ходные исследования вводным практическим пособием, где собраны самые на-
дежные и действенные приемы, гарантирующие состояние несчастья. Несмотря
на такие обнадеживающие обещания, автор отнюдь не претендует на создание
полного и исчерпывающего учебника - это всего лишь ряд советов  и  реко-
мендаций, которые дадут возможность наиболее одаренным читателям вырабо-
тать свой собственный индивидуальный стиль, отвечающий их природным вку-
сам и наклонностям.

   Глава 1
   ГЛАВНОЕ - ВСЕГДА БЫТЬ ВЕРНЫМ СЕБЕ И НИ ЗА ЧТО НЕ СДАВАТЬСЯ 
   Этот перл мудрости восходит еще ко временам шекспировского  Гамлета
и связан с именем главного королевского советника Полония. Дабы пояснить
значение этого персонажа для темы нашего повествования, а именно как вы-
ковать свое несчастье своими же собственными руками, напомним, что Поло-
ний умудрился довести способность сохранять верность самому себе до  та-
кого виртуозного уровня, что в конце концов  был  опринят  за  крысуп  и
пронзен шпагой вместе с ковром, за  которым  имел  неосторожность  спря-
таться. Заметим кстати, что, судя по всему, в Датском королевстве  в  те
времена был еще неизвестен другой перл  мудрости,  который  гласит,  что
подслушивание под дверью - отнюдь не самый удачный способ узнать о  себе
что-нибудь приятное.
   Нам могут возразить, что в данном случае искусство творить  собствен-
ные несчастья доведено до совсем уж гипертрофированных размеров, выходя-
щих за рамки настоящего исследования, но ведь нельзя отказывать Шекспиру
в праве на некоторые поэтические преувеличения. Как бы там ни  было,  но
основной принцип все равно остается в силе.
   Жить в постоянном конфликте со всем миром и, главное,  с  окружающими
вас людьми - дело в общем-то совсем нехитрое. Куда труднее постигнуть  и
довести до совершенства искусство быть несчастным наедине  с  собой,  не
завися от окружающих и не нуждаясь в их услугах. Мы всегда можем  упрек-
нуть партнера в недостатке любви, подозревать злокозненность  начальства
или сваливать на погоду вину за свое дурное настроение, с этим без труда
может справиться каждый. Но ведь наша задача - обходиться в этом  важном
деле без всякой посторонней помощи. Как же  стать  самому  себе  злейшим
врагом? Надежным путеводителем к несчастью могут служить народные посло-
вицы и поговорки. Являясь выражением так называемого здравого смысла или
некоего таинственного инстинкта истины, народная мудрость таит  для  нас
неисчерпаемый источник вдохновения. Главное, не обращать никакого внима-
ния на то, что для всякого из этих изречений всегда можно найти  другое,
имеющее совершенно противоположный смысл. Взять хотя бы оБереженого  бог
бережетп и оВолков бояться - в лес не ходитьп  или  оПоспешишь  -  людей
насмешишьп и Куй железо, пока горячо. Просто надо раз и навсегда  выб-
рать какое-нибудь одно такое изречение и сделать его главным  ориентиром
повседневного поведения, своим кредо, символом собственного оЯп.  Отсюда
нетрудно прийти к убеждению, что на свете существует  только  одна  пра-
вильная точка зрения и она по странной  случайности  совпадает  с  вашей
собственной. А тут уж всего один шаг до  утверждения,  что  мир  устроен
неправильно и в нем все идет не так, как нужно.
   Здесь, кстати, уже можно заметить разницу между настоящим  профессио-
налом и жалким дилетантом. Последний еще иногда может,  обреченно  пожав
плечами, смириться с неизбежным несовершенством этого мира. Но тот,  кто
верен себе до конца, истинный мастер своего дела, никогда не унизится до
такого жалкого компромисса. Оказавшись перед выбором между миром,  каков
он есть, и миром, каким он, по его убеждению, должен был бы  быть,-  тем
же самым роковым выбором, который еще в незапамятные времена занимал умы
древних индуистских философов,- профессионал без всяких колебаний  пред-
почтет второе и с негодованием отвергнет первое. Стойкий капитан  кораб-
ля, с которого уже давно сбежали даже последние крысы, он  отважно  пус-
тится в плавание по бурному ночному морю. Остается только сожалеть,  что
в этом арсенале мудрых изречений нет одного, которое было  известно  еще
древним римлянам: Ducunt fata volentem, nolentem trahunt, или, проще го-
воря, осудьба желающего ведет, а нежелающего тащитп.
   А уж следовать голосу здравого смысла или подчиниться воле судьбы наш
герой отнюдь не расположен, причем это упорное неприятие  реальности  со
временем приобретает у него весьма своеобразные формы, превращаясь в не-
кую всепоглощающую навязчивую идею, почти наваждение. В своем стремлении
всегда и во всем быть верным себе он все больше проникается духом  отри-
цания, ведь отказаться от этого значило бы для него изменить
   самому себе. Уже тот факт, что кто-то посоветовал ему  поступить  тем
или иным образом, служит для него самым веским  основанием,  чтобы  этот
совет был безоговорочно отвергнут даже в том случае, если с  объективной
точки зрения он сулит известные выгоды. (Зрелость, как определил ее один
из моих коллег,- это способность человека принять решение  даже  вопреки
тому, что оно совпадает с советами собственных родителей.)
   Но и это еще не предел. Настоящий гений собственного несчастья -  это
тот, кто способен достигнуть воистину заоблачных высот и героически  от-
вергнуть даже то решение, которое представляется наиболее  разумным  ему
самому, оставаясь глухим к доводам собственного рассудка. Так  змея,  не
довольствуясь возможностью укусить свой хвост, потихоньку начинает пожи-
рать сама себя. Надо ли говорить, что достигаемое при этом ощущение нес-
частья просто не поддается никакому сравнению.
   Конечно, для менее одаренных читателей состояние такого полного и бе-
зысходного отчаяния остается желанным, но, увы, недостижимым идеалом.

   Глава 2
   ЧЕТЫРЕ СПОСОБА ИГРЫ С ПРОШЛЫМ 
   Говорят, время лучший лекарь, оно врачует любые раны. Что же,  может,
это и так, но не стоит отчаиваться. Ведь можно  помешать  времени  вести
черную, разрушительную работу и превратить прошлое в надежный и постоян-
ный источник наших несчастий. Добиться этих результатов  можно  четырьмя
различными способами, которые известны еще с незапамятных времен.
   1. Идеализация прошлого
   Любой начинающий, если он наделен хоть  искрой  таланта,  может  нау-
читься смотреть в прошлое сквозь розовые очки, видя в нем только  карти-
ны, услаждающие душу и приятные для глаз. Разве что только самые  безна-
дежные неудачники, неспособные даже на такую простейшую уловку, сохранят
воспоминания о юности, не говоря уже о детстве, как о весьма  неприятной
поре Weltschmerz, полной сожалений о прошлом и страхов перед будущим,-
и уж им-то никогда не придет в голову желание хоть на день  вернуться  в
те мрачные времена. Более удачливым же кандидатам в мастера несчастья не
составит ни малейшего труда создать из своей прошедшей юности нечто вро-
де утраченного рая, превратив ее в неиссякаемый источник ностальгических
сожалений. Конечно, воспоминания о юности - это всегда лишь одна из мно-
жества возможностей. В качестве другого примера можно назвать безутешную
скорбь о разрыве романтической связи. Ни в коем случае  не  поддавайтесь
доводам разума, не верьте собственным воспоминаниям и оставайтесь  глухи
к увещеваниям добрых друзей, в один голос твердящих вам, что  роман  все
равно был обречен на неудачу и что время от времени вы и сами уже мечта-
ли, как бы вырваться из этого ада. Не верьте, если вам  будут  говорить,
будто разрыв - это еще не самое страшное и что могло быть гораздо  хуже.
Наоборот, попытайтесь в сотый раз убедить себя в том, что  если  бы  вам
снова удалось начать с начала - но только уже по-серьезному,  по-хороше-
му,- то все бы сложилось самым прекрасным образом. (Совершенно очевидно,
что ни малейших шансов на благополучный исход романа нет и не предвидит-
ся.) Отметайте все сомнения и руководствуйтесь следующим, в высшей  сте-
пени логичным, соображением: раз утрата возлюбленной вызывает у вас  та-
кие адские муки, то каким же райским  блаженством  было  бы  обрести  ее
вновь! Прекратите все связи с внешним миром, ни с кем не общайтесь, не
выходите из дому, лучше всего постарайтесь постоянно находиться в непос-
редственной близости от телефона, дабы быть  готовым  к  тому  решающему
звонку, которому суждено чудодейственным образом  преобразить  всю  вашу
жизнь. И не отчаивайтесь, если ожидание станет  совсем  уж  невыносимым,
ведь в вашем распоряжении всегда остается надежный и проверенный  способ
- завести аналогичный душераздирающий роман с другим партнером.  Не  па-
дайте духом, если на первый взгляд вам покажется, будто ваш  новый  изб-
ранник ничем не похож на предыдущую роковую страсть, все зависит  только
от вас самих, и вы вполне можете превратить его в источник новых страда-
ний.
   2. Жена Лота
   Возможность жить прошлым имеет и еще одно дополнительное  преимущест-
во: она практически не оставляет вам никакого времени,  чтобы  проявлять
хоть малейший интерес к настоящему. Ведь только  полностью  концентрируя
внимание на прошлом и повернувшись спиной к настоящему, можно  путешест-
вовать по жизни, не опасаясь случайных, невольных поворотов судьбы,  ко-
торые могут вдруг изменить перспективу на девяносто, а то и на  все  сто
восемьдесят градусов, вопреки вашей воле показав вам,  что  настоящее  -
это не только неисчерпаемый источник негативных эмоций, оно может  таить
в себе и кое-что утешительное, не говоря уже о каких-то совершенно новых
позитивных возможностях. Даже мимолетные отвлечения от  самоуглубленного
созерцания прошлого способны поколебать нашу уверенность в полной безыс-
ходности того, что ожидает нас впереди. В этой связи обратим свой восхи-
щенный взор к нашей библейской наставнице, достопочтенной жене Лота - вы
ведь помните ее, не правда ли? И сказал Господь Лоту и  его  семейству:
Спасай душу свою; не оглядывайся назад и нигде не останавливайся в  ок-
рестности сей; спасайся на гору, чтобы тебе не погибнутьп... Жена же Ло-
това оглянулась позади его и стала соляным столпом.  (Не  желая  быть
несправедливыми к жене Лота, заметим, что волнующие события, происходив-
шие в тот момент в Содоме и Гоморре, были куда интереснее, чем  перспек-
тива провести остаток жизни на одинокой горе. Но  заслуга  жены  Лота  в
том, что она умудрилась не получить ни того, ни другого.)
   3. Роковая кружка пива
   В фильме Роковая кружка пивап великий пионер американской  кинокоме-
дии У. К. Филдс рассказывает нам леденящую  душу  историю  неотвратимого
падения одного подававшего большие надежды юноши, который не смог проти-
востоять соблазну выпить первую в своей жизни кружку пива. Мораль фильма
весьма поучительна, и не следует  принимать  за  шутку  глубокомысленное
предостережение Филдса. Его указующий перст - обращен ко всем  нам.  Ибо
один мимолетный опрометчивый поступок может стоить нам долгих лет раска-
яния... И какого мучительного раскаяния!  Ведь  достаточно  вспомнить  о
другом библейском персонаже, злополучной Еве, и о том крошечном  кусочке
яблока, который она имела неосторожность проглотить...
   Эта концепция фатальной неизбежности, неотвратимого  рока  имеет  для
нас важные, неоспоримые преимущества. Долгие  годы  о  них  предпочитали
умалчивать. Но в наш просвещенный век такие вещи должны быть  достоянием
широкой общественности. Причем вся соль здесь вовсе не в  раскаянии  как
таковом, его может и не быть. Для нас главное заключается в необратимос-
ти и непоправимости роковых последствий той самой  первой  кружки  пива,
которая если и не оправдывает, то, во всяком случае, предопределяет  все
последующие. Иными словами, она дает основания примерно для такого  хода
рассуждений: оКонечно, я сам виноват во всем, что случилось.  Знай  я  к
чему это приведет, никогда не прикоснулся бы к проклятой кружке. Но  те-
перь уже все равно ничего не изменишь, слишком поздно... Тогда, в  прош-
лом, я совершил роковую ошибку, теперь же, в настоящем, я вынужден нести
свой крест, расплачиваясь за старые грехи.
   Готов признать, что такой способ самоистязания не  во  всем  идеален.
Что ж, его можно несколько усовершенствовать. А если я вообще не причас-
тен к тому первому роковому событию, с которого начались  все  мои  нес-
частья? Если меня даже нельзя упрекнуть, что в этом  есть  и  моя  вина?
Тогда я получаю все права считаться  невинной  жертвой  злой  судьбы,  и
пусть кто-нибудь попробует усомниться в том, что все мои несчастья - ре-
зультат рокового стечения обстоятельств! Пусть только  кто-нибудь  осме-
лится посоветовать мне предпринять какие-то шаги, чтобы  облегчить  свою
несчастную долю! Удары, которые, словно сговорившись, то и дело  обруши-
вают на мою голову господь-бог и сама судьба, весь мир и  матушка-приро-
да, хромосомы и гормоны, родители и общество,  полиция  и  родственники,
учителя, врачи, начальники и в особенности близкие друзья,  и  без  того
уже так тяжелы, что сама мысль, будто в моей власти хоть  как-то  облег-
чить свою участь, лишь увеличивает страдания, добавляя к ним незаслужен-
ное оскорбление. Ко всему прочему, это еще и противоречит науке. Ведь  в
любом учебнике психологии ясно и недвусмысленно говорится, что  развитие
и структура личности определяются событиями прошлого, особенно теми, ко-
торые произошли в раннем детстве. А даже ребенку известно: то,  что  од-
нажды случилось, уже нельзя повернуть вспять. Кстати, именно поэтому так
удручающе серьезны - и так устрашающе длинны - сочинения,  принадлежащие
перу практикующих специалистов-психологов. Что же с нами  будет  и  во
что мы превратимся, если все больше и больше людей проникнется убеждени-
ем, что их состояние безнадежно, но не опасно? Взять хотя  бы  тревожный
пример Австрии, где настоящим - пусть и не признанным пока официально  -
национальным гимном стала появившаяся еще во времена  эпидемии  бубонной
чумы gemiitiiche песня: "Oh du lieber Augustin, alles is 'hin", что  в
весьма вольном переводе означает приблизительно следующее:  О,  великий
Боже, все прахом пошлоп. Время от времени, пусть и  крайне  редко,  неп-
редсказуемый и не поддающийся нашему контролю ход событий может вдруг ни
с того, ни с сего, как бы в компенсацию за былые горести и лишения, пре-
поднести нам приятный сюрприз, о котором мы столь безнадежно мечтали. Но
настоящего профессионала в деле собственного несчастья не должен сбить с
толку и такой неожиданный поворот событий. Вооруженный формулой Ах, все
пришло слишком поздно, мне уже ничего не хочется...п, он ни  за  что  не
покинет башни из слоновой кости, где замкнулся  в  горьком  презрении  к
несправедливостям судьбы, и ни на минуту не  позволит  затянуться  ранам
былых обид.
   Однако самая совершенная разновидность этой игры -  которая,  конечно
же, доступна лишь самым одаренным - заключается в том, чтобы приписывать
прошлому ответственность даже за события позитивного характера, неулови-
мым образом оказавшиеся источником наших нынешних несчастий.  Непревзой-
денным мастером в этом виде искусства можно с полным основанием  считать
венецианского грузчика, который, по преданию, после ухода Габсбургов  из
Венеции с ненавистью бросил им вслед: оБудь прокляты австрияки, это  они
научили нас есть три раза в день!
   4. Потерянный ключ, или оПродолжайте в том же духе
   Пьяный упорно что-то ищет под уличным фонарем. Подходит полицейский и
спрашивает, что он там пытается отыскать, тот отвечает: Свой ключ. Оба
продолжают поиски. Наконец, по истечении некоторого времени  полицейский
интересуется, уверен ли пострадавший, что ключ потерян именно здесь,  на
что следует вполне резонный ответ: Да нет, ясно, что не здесь,  а  там,
дальше, но ведь тут же светлей.
   Вам это кажется полным абсурдом? Что ж, значит, и вы  тоже  ищете  не
там, где нужно. Ведь вся цель подобных поисков как раз и  состоит  не  в
чем ином, как в их бесконечном продолжении. Главное - не сдаваться.
   Простенькая и такая безобидная на первый взгляд формула  Продолжайте
в том же духе на самом деле без труда способна привести нашу планету  к
самым что ни на есть катастрофическим последствиям. За  сотни  миллионов
лет с ее помощью удалось добиться вымирания и исчезновения с лица  Земли
целых видов растительного и животного мира.
   Эта разновидность игры с прошлым была известна на планете еще до шес-
того дня сотворения мира, раньше, чем появился человек.
   В отличие от игры под номером три, возлагающей всю вину за наши  нес-
частья на некие внешние силы, неподвластные воле человека, эта,  четвер-
тая по счету игра состоит в упорном и непреклонном стремлении  сохранять
и воспроизводить те стереотипы поведения и способы решения проблем,  ко-
торые, возможно, и были когда-то в прошлом наиболее эффективными или да-
же единственно возможными, но давно уже больше таковыми не являются. Та-
кая консервативная приверженность к старым подходам не может  не  порож-
дать проблем, ведь всякая ситуация имеет обыкновение со  временем  изме-
няться. Вот тут-то и начинается наша игра. Совершенно ясно, что ни  один
организм не может реагировать на изменения окружающей среды наобум,  се-
годня так, завтра совершенно иначе. Жизненно важная потребность в  адек-
ватной адаптации к внешним условиям ведет к выработке особых стереотипов
поведения, целью которых в идеале является успешное и безболезненное вы-
живание. По причинам, которые пока еще недостаточно хорошо изучены,  че-
ловек, так же как и животные, склонен рассматривать способы  оптимальной
адаптации как нечто раз и навсегда заданное и не подлежащее  пересмотру.
Это наивное допущение делает нас слепыми в отношении того факта, что не-
когда оптимальные стереотипы имеют обыкновение со временем все больше  и
больше превращаться в анахронизмы. Одновременно оно мешает  нам  увидеть
какие-то другие вполне реальные, осуществимые, а возможно, и  более  эф-
фективные решения, которые не только открываются перед нами  сейчас,  но
были и раньше. Таким образом, двойная слепота ведет к двойному результа-
ту. Во-первых, она делает все более и более бесполезным избранное неког-
да решение и все более и более безнадежной  общую  ситуацию.  Во-вторых,
возрастающее ощущение дискомфорта вкупе с  непоколебимой  убежденностью,
что на свете существует только одно-единственное решение, оставляют  пе-
ред нами только один-единственный выход из положения -  с  удвоенной,  с
утроенной энергией продолжать в том же духе. И чем старательнее вы  про-
должаете в том же духе, тем глубже погружаетесь в трясину  все  того  же
самого несчастья.
   Достоинства этого метода в особой рекламе не нуждаются. Им без  труда
может овладеть даже начинающий,  не  прошедший  никакой  предварительной
подготовки. На самом деле он получил столь широкое распространение,  что
еще со времен Фрейда с его помощью вполне сытно кормятся целые поколения
профессиональных специалистов - правда, они избегают именовать его мето-
дом оПродолжайте в том же духеп, предпочитая более наукообразный  термин
оневрозп.
   Впрочем, какое имеет значение, как назвать. Ведь важно не название, а
результат. Он же, можно сказать, стопроцентно гарантирован, если обучаю-
щийся как следует усвоит два простейших правила. Первое: существует лишь
одно-единственное возможное, допустимое, разумное и логичное решение,  и
если оно еще до сих пор не дало желаемого результата, то только  потому,
что вы недостаточно активно проводили его в жизнь. Второе:  никогда,  ни
при каких условиях не подвергайте сомнению допущение, что это решение  -
единственное; речь может идти только об усовершенствовании  техники  его
применения.

   Глава 3
   РУССКИЕ И АМЕРИКАНЦЫ 
   Да кому же это, с полным основанием возразит мне читатель, взбредет в
голову вести себя так по-дурацки, как тот чудак, потерявший  ключ?  Ведь
он же прекрасно понимал и даже признался в этом полицейскому,  что  ключ
вовсе не там, где он его ищет. Слов нет, куда труднее  найти  что-нибудь
во мраке (прошлого), чем в ярком свете  (настоящего).  Но  помимо  этого
очевидного факта, анекдот о потерянном ключе ровно ничего не доказывает.
   Ха-ха! Тогда ответьте, почему, возражу и я в свою  очередь  читателю,
героем истории оказывается именно пьяный? Да просто потому, чтобы,  вос-
пользовавшись  этой  дешевой  уловкой,  довести  анекдот  до  комической
кульминации и дать нам понять, что тип этот слегка не в своей тарелке  -
что он будто бы, с одной стороны, что-то знает, а с другой,  ведет  себя
так, словно ему ничего не известно.
   Что же это за таинственная истина? Ответить на вопрос нам поможет од-
на забавная шутка, придуманная известным американским антропологом  Мар-
гарет Мид. оВ чем разница между русским  и  американцем?  -  спрашивает
она. И отвечает: оАмериканец, чтобы уклониться от докучливых  обязаннос-
тей, сделает вид, будто у него заболела голова. Русский же .добьется то-
го, что она у него и вправду заболитп. Ex oriente lux - вот все,  что,
снедаемые завистью, мы можем сказать по этому поводу - ведь согласитесь,
что русское решение проблемы куда лучше и элегантнее американского.  Ко-
нечно, в конце концов оба добьются своей цели, но американец  будет  при
этом целиком отдавать себе отчет, что лжет. Русский же останется в  пол-
ном ладу со своей совестью. Каким-то неведомым даже ему  самому  образом
он умудрится найти веский уважительный предлог для отказа, за который не
будет нести ровно никакой моральной ответственности.  А  добиться  таких
потрясающих результатов можно только тогда, когда, выражаясь фигурально,
твоя правая рука не ведает, что творит левая.
   В этой весьма специфической области, связанной с  независимой,  сепа-
ратной деятельностью правой и левой  руки,  каждое  поколение  выдвигает
собственных непревзойденных мастеров, пусть даже зачастую  они  остаются
безвестными и лишь изредка попадают в яркий свет рампы. Например, в наши
дни мы с восхищением узнали из прессы о двух таких  незаурядных  личнос-
тях, чьи таланты, бесспорно, достойны хотя бы краткого описания.
   Первым из них является некий Бобби Джо Кизи, который, согласно  сооб-
щению агентства Юнайтед Пресс от 29 апреля 1975 года, был приговорен к
двадцатилетнему тюремному заключению по обвинению в соучастии в  нераск-
рытом еще (в тот момент) преступлении: похищении и убийстве вице-консула
США в Мексике. Когда перед вынесением приговора Кизи спросили, имеет  ли
он что-нибудь заявить суду, он ответил следующее: Мне больше нечего до-
бавить. Я оказался замешан в таком деле, которое в настоящий момент счи-
таю предосудительным. Большое впечатление производит семантика  второго
предложения. Я оказался замешанп может с равной  вероятностью  означать
как предумышленное действие, так и участие в чем-то совершенно бессозна-
тельно, помимо собственной вели. Однако и в том и в другом случае  самое
поразительное в его высказывании - это использование в настоящем времени
глагола осчитаюп, что, вне всякого сомнения, означает: Кизи  только  те-
перь осознает, что ранее совершил нечто предосудительное. Иными словами,
это говорит о признании. им того факта, что в момент совершения преступ-
ления такая простая мысль даже не приходила ему в голову.
   В сущности, сама история, возможно,  и  не  заслуживает  столь  прис-
тального внимания. Однако она принимает  совершенно  иной  оборот,  если
прочитать, что написано о нашем герое дальше. Из последующей  информации
мы узнаем, что в 1962 году Кизи дезертировал из армии, украл  самолет  и
улетел на нем на Кубу. По возвращении в Соединенные  Штаты  этот  демарш
стоил ему двух лет тюремного заключения, хоть он и настаивал, что совер-
шил полет по заданию ЦРУ. Со своей стороны ЦРУ какие бы то ни было связи
с нашим героем категорически отрицало. Но и это еще не все. В 1970  году
он умудрился оказаться в группе  заложников,  захваченных  палестинскими
партизанами в Аммане, а в 1973 году, ко  всеобщему  изумлению,  был  уже
среди американских военнопленных, освобожденных в Северном Вьетнаме. Га-
зеты весьма точно окрестили Кизи онезадачливым солдатомп. И читатель  не
может не согласиться, что подобный образ жизни возможен лишь в том  слу-
чае, если человек от природы наделен прямо-таки редкостным талантом  по-
падать во всякие скверные переделки.
   Не такой бурной, а куда более монотонной оказалась жизнь Майка  Мэри-
на, который, как свидетельствует информация, опубликованная в газетах от
28 августа 1977 года, всего за пять лет оказался объектом восьмидесяти
трех (!) уличных нападений. Потерпевший не имел ни малейшего представле-
ния о причинах подобной странной напасти, что само по себе  придает  его
истории какой-то почти мистический оттенок. Причем Мэрии не был ни  юве-
лиром, ни ростовщиком. Нападения совершались как ночью, так и  в  разгар
дня. Среди нападавших были мальчишки, подростки, взрослые мужчины и даже
женщины. Полиция оказалась в замешательстве,  весьма  нескладно  пытаясь
объяснить загадочную цепь событий тем, что окаждый раз Мэрии в  неподхо-
дящий момент оказывался в неподходящем месте.
   Хорошо, скажете вы, пусть так, но ведь из этого объяснения совершенно
не понятно, каким именно образом герои типа Кизи или  Мэрина  умудряются
систематически попадать в подобные переплеты. Минуточку  терпения,  и  я
попытаюсь пролить свет на эту загадку.

   Глава 4
   ИСТОРИЯ С МОЛОТКОМ  
   Некто возымел желание повесить картину. У него есть  гвоздь,  но  нет
молотка. И наш герой решает одолжить молоток у соседа, но потом его одо-
левают сомнения: А вдруг сосед не захочет дать мне свой молоток? Он так
нехотя мне ответил, когда я вчера с ним поздоровался. Конечно, может, он
просто спешил. Или же нарочно притворился, будто ужасно спешит, а на са-
мом деле хотел избежать разговора, потому что плохо  ко  мне  относится.
Интересно, почему он ко мне так плохо относится? Я всегда с ним любезен.
Непонятно, что он против меня имеет, но здесь явно что-то не  так.  Если
бы кому-нибудь понадобился мой инструмент, я бы дал его без всяких  раз-
говоров. Почему он не хочет одолжить мне свой молоток, что я  его  съем,
что ли? Да и вообще не понимаю, как можно отказывать людям в такой  пус-
тяковой просьбе? Вот такие-то люди и отравляют нам  жизнь...  Может,  он
решил, что, раз у него есть молоток, а у меня нет, значит, я  у  него  в
руках? Ладно, сейчас я ему прочищу мозгип. Наш герой вскакивает, в ярос-
ти мчится к квартире соседа и звонит в дверь.  Ничего  не  подозревающий
сосед открывает дверь, но не успевает он произнести и слово Здравствуй-
теп, как на него обрушивается крик нашего героя: Подавись ты своим  мо-
лотком, ты, кретин!
   Конечно, метод этот предельно прост и отнюдь не нов, но результаты он
дает прямо-таки ошеломляющие. Еще два тысячелетия назад это искусство  -
правда, в позитивном плане - описал Овидий в своей поэме Наука  любви:
оУбеди себя, что любишь, там, где лишь желаешь мимолетно. А затем и  сам
уверься в этом... Только тот один любить достоин,  кто  умеет  сам  себя
уверить в страсти нежной.
   Если вам удалось проникнуть в суть совета Овидия, вы без труда сможе-
те поставить его на службу собственному несчастью.  Немного  найдется  в
мире методов, которые бы по своей эффективности могли сравниться с  уме-
нием
   ошеломить ничего не подозревающего собеседника, ознакомив его с  зак-
лючительным звеном длинной, запутанной цепи  фантастических  измышлений,
где ему принадлежала решающая и, разумеется, весьма злодейская роль. Его
замешательство, когда вы бросаете ему в  лицо  открывшуюся  вам  горькую
правду, "его полная растерянность и притворное непонимание, о  чем  идет
речь, наконец, его гнев и тщетные попытки отрицать свою вину -  все  это
лишь служит последними, решающими уликами, окончательно убеждающими  вас
в том, что вы были правы в своих подозрениях, что вы осчастливили  всеми
своими милостями недостойного и что снова, вот уже в который раз, за все
ваше добро вам заплатили черной неблагодарностью.
   Однако следует помнить, что здесь, как и во всякой другой методике  -
включая, разумеется, и историю с молотком,-  специалист  всегда  рискует
нарваться на аса, достигшего более высокого уровня  совершенства  в  ис-
кусстве творить собственные несчастья. Имеются сведения, что один социо-
лог из Колорадского университета по имени Говард  Хигман  выявил  особый
вид коммуникации, который назвал разговорами о онеуточненном  предметеп.
Так, в книге оМой любимый социологп Генри Фэрли повествует  о  том,  что
женщины часто ухитряются заставлять мужей курсировать по квартире с  по-
мощью восклицания оЭто что еще такое?!. При этом жены,- пишет  автор,-
рассчитывают, что представители сильного пола непременно  покинут  наси-
женные места, чтобы узнать, о чем идет речь, и, как  правило,  достигают
желаемого результата. Однако одному моему другу удалось парировать отра-
ботанный удар супруги и одержать уверенную победу над  ней.  ...Однажды,
вернувшись домой, супруга воскликнула: Ну что, они уже здесь? Муж, на-
ходясь в кабинете и не имея ни малейшего представления, о чем идет речь,
тем не менее твердо ответил: Дап. Жена, не сдаваясь, вновь  прокричала:
А куда же ты их девал? На что из кабинета последовал невозмутимый  от-
вет: Туда же, куда обычноп. Впервые за все годы  супружеской  жизни  он
получил передышку на оставшуюся часть дня. Теперь давайте снова  вер-
немся к Овидию или, вернее, к его последователям. Здесь в первую очередь
приходит на ум имя французского аптекаря Эмиля Куэ (1857-1926), основав-
шего школу самовнушения. Ученики этой школы должны были неустанно повто-
рять следующую фразу: Каждый  новый  день  несет  нам  только  радость,
счастье и удачуп. Как вы понимаете, это утверждение полностью противоре-
чит целям настоящей книги, но даже человек со средними способностями мо-
жет перевернуть фразу Куэ вверх ногами и с успехом поставить ее на служ-
бу собственному несчастью.
   Теперь, вооруженные всеми этими теоретическими знаниями, мы можем уже
перейти к рассмотрению практических рекомендаций. Ведь необходимая в на-
шем деле способность скрывать от правой руки то, что творит в  этот  мо-
мент левая,- необязательно природный дар, ее с успехом можно развить.  В
этом вам помогут несколько упражнений, которые мы приводим ниже.
   Упражнение 1
   Сядьте в удобное, лучше всего с подлокотниками, кресло, закройте гла-
за и представьте себе, что вы вгрызаетесь в толстый ломтик сочного лимо-
на. При небольшой тренировке этот воображаемый лимон сможет  вызывать  у
вас обильное слюноотделение.
   Упражнение 2
   По-прежнему оставайтесь в кресле и, не  открывая  глаз,  перенеситесь
мыслями с лимона на свои собственные ботинки. Не думаю, чтобы вам потре-
бовалось слишком много времени, чтобы осознать, возможно, впервые в жиз-
ни, какие огромные неудобства причиняет необходимость  постоянно  носить
обувь. Пусть вас не смущает, если до этого момента ботинки казались  вам
верхом совершенства, главное - как следует сконцентрироваться,  и  тогда
вы без труда заметите, что где-то вам трет, где-то слегка жмет,  большой
палец вынужден постоянно находиться в неестественно согнутом  положении,
шнурки слишком туго стягивают стопу, и к тому же вас преследуют какие-то
неясные, но явно неприятные ощущения холода, жары,  покалывания  и  тому
подобного. Повторяйте это упражнение до тех пор, пока ношение  обуви  из
привычной повседневной необходимости не превратится для вас в  серьезный
источник дискомфорта. Купите себе новую пару ботинок  и  отметьте,  что,
как бы удобны ни казались они вам в магазине, все равно рано или  поздно
они начинают доставлять вам не меньше неудобств, чем старые.
   Упражнение 3
   Продолжайте оставаться в кресле, но на сей раз повернитесь к  окну  и
устремите свой взгляд на небо. Если вам сопутствует хоть капелька удачи,
то не пройдет и минуты, как у вас перед глазами замелькают мириады  кро-
шечных кружочков, вроде пузырьков. Когда  вы  сидите  неподвижно,  глядя
прямо перед собой, пузырьки медленно смещаются вниз, но стоит вам  морг-
нуть, и они снова устремляются вверх. Теперь отметьте следующую  особен-
ность: чем старательнее концентрируете вы внимание на этих самых кружоч-
ках, тем больше они становятся. Не исключено, что к вам незаметно  подк-
радывается какая-то коварная болезнь... Ведь если кружочки так  и  будут
все время увеличиваться в размерах, то рано или поздно  они  распростра-
нятся на всю зону видимости - а надо ли говорить, как губительно это мо-
жет отразиться на вашем зрении. Проконсультируйтесь с окулистом. Он, ко-
нечно, уверит вас, что опасения совершенно напрасны и речь идет  о  нор-
мальном, абсолютно безвредном явлении, которое носит название  фосфен.
Ну а что, если ваш доктор, допустим, будучи студентом, случайно  заболел
корью и пропустил занятия, на которых у них в институте  проходили  вашу
редкую и опасную болезнь? Или, например, он просто не хочет вас огорчать
и из чистого человеческого сострадания скрывает от вас  ваш  смертельный
недуг?
   Упражнение 4
   Не стоит особенно отчаиваться, если у вас возникли какие-нибудь труд-
ности с выполнением третьего упражнения. Ведь не меньше огорчений  могут
при желании доставить вам не только глаза, но и уши. Закройтесь в  самой
тихой комнате, и очень скоро вы услышите какое-то гудение, жужжание  или
даже посвистывание. В обычных условиях эти звуки заглушаются другими шу-
мами, но если как следует сконцентрироваться, то вы  будете  слышать  их
все чаще и чаще, они будут становиться все громче и громче. Теперь идите
к врачу. Дальше события будут развиваться так же, как описано в упражне-
нии 3, с той лишь разницей, что на сей раз, пытаясь вас утешить,  доктор
будет объяснять беспокоящие вас симптомы обычным шумом в ушах.
   (Примечание: Студенты-медики могут без ущерба для дела  опустить  уп-
ражнения 3 и 4, поскольку они уже оснащены всеми  необходимыми  знаниями
для того, чтобы обнаружить у себя пять тысяч симптомов, лежащих в основе
клинической медицины, не говоря уже о более узких врачебных специальнос-
тях.)
   Упражнение 5
   Ну вот, теперь вы уже достаточно подкованы и явно овладели всеми  не-
обходимыми умениями, чтобы слегка отвлечься от собственных недугов и об-
ратиться к окружающему миру. Начнем хотя бы со светофоров. Вы ведь,  на-
верное, уже заметили, что, пока ваша машина далеко от перекрестка, упор-
но горит зеленый свет, но стоит подъехать поближе, как он, словно по ма-
новению волшебной палочки, сменяется желтым или красным. Если вам удаст-
ся заглушить в себе голос рассудка, постоянно твердящий, что  в  среднем
вы попадаете на красный свет так же часто, как и на  зеленый,  то  успех
обеспечен. Каким-то неуловимым образом вам удастся так организовать свою
персональную статистику светофоров, что каждый новый красный  будет  ус-
пешно суммироваться с предыдущими, заставившими  вас  понапрасну  терять
время, простаивая у перекрестков; зеленые же пройдут  незамеченными,  не
оставив в вашей летописи и в памяти никаких заметных следов. Вскоре нач-
нут крепнуть подозрения, что против вас в этом мире ополчились  какие-то
мистические враждебные силы, причем их коварные происки отнюдь не  огра-
ничиваются пределами вашего родного  города.  Помните,  как  упорно  они
преследовали вас во время путешествия в Лос-Анджелес или в Осло?
   Если вы не водите автомобиль, то с не  меньшим  успехом  можете  вос-
пользоваться обнаруженной вами странной закономерностью: куда бы  вы  ни
пришли, на почту или в банк, очередь, в которую вы встали,  всегда  дви-
жется намного медленнее всех остальных, а выход к вашему самолету  неиз-
менно оказывается в самом дальнем от места регистрации билетов  на  этот
рейс конце аэропорта.
   Упражнение 6
   Теперь, надеюсь, вы начали все более и более постигать, какие  стран-
ные и подозрительные связи существуют порой между самыми простыми  и  на
первый взгляд совершенно независимыми друг от друга событиями. Это  даст
вам возможность распознавать  зловещие  предзнаменования  и  исполненные
глубочайшего смысла закономерности, полностью  ускользающие  от  суетных
взглядов простых смертных. Попробуйте внимательно изучить  свою  входную
дверь, и вы наверняка рано или поздно обнаружите на ней свежую царапину,
которую никогда не видели раньше. Теперь заду-
   майтесь над тем, к чему бы это и что бы это могло значить? Может, это
метка, оставленная вором, или  следы  неудавшегося  ночного  ограбления?
Нет, скорее всего, вашей собственности намеренно  нанес  ущерб  какой-то
анонимный недоброжелатель, или просто ваше жилище таким образом отметили
таинственные злоумышленники. Здесь тоже очень важно не поддаться соблаз-
ну махнуть на все рукой и сказать себе: А,  все  это  чушь  собачья...п
Вместе с тем не следует впадать и в другую крайность, пытаясь найти всем
этим явлениям вполне реальные практические объяснения. Главное - рассуж-
дать о проблеме в чисто абстрактном, интеллектуальном плане, ибо  малей-
шая экспериментальная проверка может свести  на  нет  всю  эффективность
данного упражнения. (Подробнее об этой опасности будет рассказано в сле-
дующей главе.)
   Раз уж вы так наловчились проникать в суть странных, мистических свя-
зей между самыми, казалось бы, независимыми друг от  друга  явлениями  и
даже выработали в этом собственный индивидуальный стиль, ваш  натрениро-
ванный глаз без труда заметит, до какой степени события нашей повседнев-
ной жизни подвержены влиянию необъяснимых и непредсказуемых  совпадений.
Возьмем хотя бы такой простой прозаический пример: вы стоите на останов-
ке, поджидая автобус, и чтобы как-то убить  время,  читаете  газету,  но
время от времени бросаете взгляд в конец улицы в надежде увидеть долгож-
данный автобус. И вдруг словно какое-то шестое чувство говорит вам:  оИ-
дет!п Вы поднимаете глаза от газеты и, конечно же, замечаете, что вдале-
ке, в нескольких кварталах от остановки  появляется  вожделенный  транс-
порт. Примечательно, не правда ли? А ведь это отнюдь не самый яркий при-
мер тех бесчисленных случаев почти пугающего сверхчеловеческого  яснови-
дения, которое, помимо воли, кристаллизуется в недрах  вашего  сознания,
услужливо концентрируя внимание на всем, что несет в себе  потенциальную
угрозу вашей жизни, имуществу и покою.
   Упражнение 7
   Как только вы достаточно убедитесь в том, что вокруг  вас  все  время
происходят какие-то странные и подозрительные события, немедленно  поде-
литесь своим открытием с друзьями и знакомыми, включая в случае  необхо-
димости и почтальона. Ибо нет лучшего средства распознать, кто твой  ис-
тинный друг, а кто - коварный волк, рядящийся в овечью шкуру, дабы  без-
наказанно плести вокруг вас мрачные интриги. При всей своей ловкости - а
может быть, как раз именно благодаря ей - он все равно выдаст себя, едва
лишь начнет убеждать, что вы зря себя заводите и ничего  подозрительного
в ваших наблюдениях он не видит. Впрочем, это нас нисколько не  удивляет
- ведь понятно, что, если кто-то исподтишка вынашивает против вас ковар-
ные планы, он ни за что открыто в  этом  не  сознается.  Наоборот,  этот
субъект лицемерно попытается отвлечь вас от ваших  якобы  необоснованных
подозрений и убедить в своем добром дружеском расположении. Зато  теперь
вы не только знаете, кто участвует в направленном против  вас  заговоре,
но и окончательно уверены, что такой заговор действительно существует  -
иначе зачем бы вашим так называемым одрузьямп так  старательно  убеждать
вас в обратном?
   Читатель, который добросовестно изучил предложенные выше  упражнения,
без труда поймет, что поразительные на первый взгляд способности творить
собственные несчастья вовсе не являются привилегией гениев вроде русско-
го из шутки, придуманной Маргарет Мид, человека с молотком или талантли-
вых самородков типа Кизи и  Мэрина.  Научиться  собственными  стараниями
создавать безвыходные ситуации, не отдавая себе в этом ни малейшего  от-
чета, может при небольшой тренировке любой человек со  средними  способ-
ностями. И тогда, страдая, он насладится собственной беспомощностью  пе-
ред лицом ополчившихся против него темных враждебных сил.
   Но прежде чем это станет возможно, хотелось бы поделиться с читателем
некоторыми предостережениями.

   Глава 5
   ГОРСТКА БОБОВ 
   И все-таки воздействовать на высокие уровни собственного  сознания  -
дело, увы, совсем не такое простое, как могло  показаться  по  прочтении
предыдущих глав. В этом тонком деле никто никогда не застрахован от неу-
дач, и, возможно, самый серьезный просчет наглядно иллюстрирует  следую-
щая поучительная история.
   Некая молодая жена, находясь на смертном одре, вырвала у своего  мужа
клятву, что после ее смерти у него никогда не будет других женщин. А ес-
ли муж нарушит обещание, она будет являться к  нему  привидением  и  все
равно отравит ему жизнь.
   Вначале вдовец свято соблюдал данную клятву, но прошло несколько  ме-
сяцев со дня смерти жены, ему повстречалась другая женщина, и вдовец сам
не заметил, как снова влюбился. Вскоре каждую ночь  ему  стало  являться
привидение в женском обличье и обвинять его в нарушении данного  зарока.
Привидение было прекрасно, во всех подробностях осведомлено не только об
отношениях между бедным вдовцом и его новой пассией, но и о самых сокро-
венных мыслях, чаяниях и надеждах незадачливого любовника. Когда  ситуа-
ция стала совсем уж невыносимой, вдовец решил обратиться  за  помощью  к
одному мудрому жрецу буддийской секты одзэнп.
   Мудрец четко знал свое дело и, по всей видимости,  прекрасно  отдавал
себе отчет в полной бесполезности попыток убедить беднягу в том, что  на
самом деле никаких привидений попросту не существует, что все это не бо-
лее чем плод воображения и так далее и тому подобное. Однако мудрец  по-
советовал неверному вдовцу дождаться, пока привидение в обличьи  усопшей
жены посетит его в следующий раз, не скупясь восхвалить его  мудрость  и
проницательность, а потом взять наугад горстку соевых бобов и  попросить
привидение сказать, сколько их уместилось в его горсти. Если столь осве-
домленное привидение не сможет ответить на такой простой вопрос, значит,
оно не более чем плод воображения вдовца и уже никогда более не потрево-
жит его покоя.
   На следующую ночь, когда, следуя своему  расписанию,  в  доме  вдовца
вновь появилось загадочное привидение, тот стал расточать  в  его  адрес
самые лестные комплименты. Ты прав,- произнесло в ответ польщенное при-
видение,- я действительно знаю о тебе все. Мне известно даже, что ты об-
ращался за помощью к мудрецу из секты одзэнп, не так ли?п оПоистине про-
ницательность твоя не знает предела,- ответил наш герой,- но раз так, то
ответь мне на такой вопрос: сколько бобов уместилось в моей горсти?
   Посрамленное привидение исчезло и никогда уже больше не нарушало  по-
коя незадачливого клятвопреступника. Вот видите,  именно  такого  рода
осложнения я имел в виду, когда в упражнении 6 предостерегал вас о  том,
что любые попытки обратиться к реальной действительности и проверить ва-
ши умозрительные построения с помощью практических экспериментов ничего,
кроме горьких разочарований, не принесут. Так что  если  уж  отчаяние  и
бессонница довели вас до такого состояния, что вы, подобно нашему  изму-
ченному вдовцу, решились искать помощи у мудрого жреца в его современном
обличье, то уж по крайней мере постарайтесь выбрать такого, кто сам  бу-
дет ярым противником подобных радикальных  и  обескураживающих  решений.
Лучше всего в таких случаях обратиться к кому-нибудь  из  потомков  жены
Лота, практикующих ныне в сфере психоанализа. Он охотно сыграет вместе с
вами в описанную мною на стр. 15 игру с прошлым под номером два и втянет
вас в скрупулезные поиски источников ваших несчастий, заставив  копаться
в печальных событиях раннего детства и позднего младенчества или вспоми-
нать грустные подробности одинокого внутриутробного существования.

   Глава 6
   НАДЕЖНОЕ СРЕДСТВО ПРОТИВ СЛОНОВ  
   Предыдущие главы были посвящены развитию и постепенному совершенство-
ванию способностей надежно скрывать от левой руки то, что творит в  этот
момент правая. Теперь мы намерены перейти к рассмотрению  другой  эффек-
тивной методики. Здесь в фокусе нашего  внимания  окажется  уже  не  ис-
кусство создавать себе как можно  больше  новых  проблем,  а  постоянное
стремление предотвратить их, которое в конечном счете неизбежно ведет  к
надежному их увековечению.
   Методика предотвращения несуществующих проблем наиболее наглядно воп-
лощена в следующей забавной истории. Некий пожилой господин, путешествуя
по северу Франции на пригородном поезде, то и дело открывал вагонное ок-
но и сыпал щепотку какого-то странного порошка, который всякий раз  дос-
тавал из элегантной табакерки слоновой кости. оЧто это вы все время сып-
лете?п - не утерпев спросил заинтригованный сосед  по  вагону.  оПорошок
против слонов. Надежнейшее средство  моего  собственного  изобретенияп,-
охотно ответил владелец табакерки.
   оНо помилуйте,- возразил попутчик,- какие же могут быть слоны на  се-
вере Франции?!п оВот потому их и нет,- был ответ.- Я ведь сказал, что по
эффективности этому средству просто нет равныхп.
   Как убедительно показывает история, упорное стремление избежать опас-
ности порой диктует нам, казалось бы, самое простое и разумное  решение,
которое  на  самом  деле  лишь  способствует  ее   увековечению.   Такой
двойственный эффект попыток во что бы то ни стало предотвратить  нежела-
тельное событие имеет для нас значение поистине неоценимое. Чтобы  пояс-
нить свою мысль, приведу еще один пример. Если лошадь,  касаясь  копытом
металлической пластинки, вделанной в пол конюшни, будет испытывать  удар
электрическим током, а за несколько секунд до удара слышать  звук  коло-
кольчика, то очень скоро в ее  мозгу  установится  причинно-следственная
связь между двумя различными событиями. Как только эта  связь  установи-
лась, можно обойтись без электрического тока, ибо  достаточно  зазвучать
колокольчику, чтобы лошадь испуганно отдернула ногу от  пола.  И  каждый
такой эксперимент все больше и больше оубеждаетп животное в том, что ему
в  очередной  раз  успешно  удалось  избежать   болезненного   ощущения.
Единственное, чего лошадь не знает и чего - поскольку ей  этого  удалось
избежать - так никогда и не узнает, так это того, что опасности электри-
ческого удара, в сущности, уже нет.26 Было бы  глубочайшим  заблуждением
думать, что здесь речь идет о каком-то примитивном суеверии. Вовсе  нет.
Ведь любые действия, основанные на суеверии, в высшей степени ненадежны,
и это значительно снижает  возможность  их  широкого  практического  ис-
пользования для наших целей; что же  касается  стремления  избежать  ре-
альной или мнимой опасности, то на это надежное средство может с уверен-
ностью полагаться любой,  кому  действительно  дорого  собственное  нес-
частье. К тому же и практическое применение этой методики на  деле  куда
проще, чем может показаться на первый взгляд. Ибо, в  сущности,  это  не
что иное, как последовательное применение на практике того, что  повеле-
вает нам извечный зов  здравого  смысла  -  можно  ли  представить  себе
что-нибудь более похвальное и разумное?
   Ведь в конце концов никто же всерьез не станет отрицать того  очевид-
ного факта, что многие наши повседневные и самые банальные  занятия  так
или иначе сопряжены с определенной долей опасности. Какую же вероятность
подобной опасности мы считаем допустимой, на какой риск согласны  пойти?
Разум и здравый смысл в один голос подсказывают  нам,  что  риск  должен
быть минимальным, а по возможности и вовсе сведен к нулю. Даже  довольно
отчаянные люди, наверное, все-таки не рискнули бы заниматься  профессио-
нальным боксом и поостереглись без специальной подготовки кувыркаться на
трапеции - слишком велика опасность. Водить автомобиль? Да только предс-
тавьте себе на минутку, сколько народу ежедневно погибает  или  остается
калеками на всю жизнь в результате дорожных происшествий! Если как  сле-
дует подумать, то не меньше опасностей таит в себе и безмятежная на пер-
вый взгляд жизнь пешехода. Воры-карманники, выхлопные газы, внезапно ру-
шащиеся здания, перестрелки между полицией и бандами, специализирующими-
ся на ограблении банков, раскаленные обломки  американских  и  советских
космических кораблей - да разве все перечислишь! Список  опасностей,  на
каждом шагу подстерегающих человека на улице, можно продолжать до беско-
нечности, и только отъявленный глупец по доброй воле согласится  подвер-
гать себя подобному риску. Казалось бы, единственный логичный  выход  из
положения - постоянно сидеть дома. Но вся беда в том, что даже в  родных
стенах безопасность весьма относительна. Вспомним про лестницы, про  ши-
рокий спектр смертельных угроз, таящихся в обманчивом уюте кухни и  ван-
ной, про предательски скользкие полы, коварство уходящих из-под ног ков-
ров, про ножи, вилки и прочие колющие и режущие инструменты - не  говоря
уже о таких гибельных изобретениях, как газ, горячая вода,  электричест-
во. Можно подумать, что единственный путь спастись - это залечь  в  пос-
тель и не покидать ее ни при каких обстоятельствах. Но  что,  интересно,
может дать вам это хрупкое убежище в случае, скажем, внезапного  землет-
рясения? И потом, как уберечь себя от появления пролежней,  проводя  все
дни в кровати?
   Я, конечно, слегка преувеличиваю. На самом деле лишь  немногие  гени-
альные самородки, наделенные поистине редким даром благоразумия, в  сос-
тоянии заранее предвидеть ход событий и своевременно  остерегаться  всех
без исключения опасностей, которыми жизнь так щедро усыпает наш путь.  А
спектр опасностей очень широк, это и  загрязнение  воздуха,  и  реальная
возможность отравления питьевой водой, и побочные  действия  входящих  в
мыло глицеридов, и повышенное содержание холестерина в пище,  наличие  в
ней канцерогенных веществ и многие-многие тысячи прочих смертельно  ядо-
витых веществ, окружающих нас.
   Человеку со средними способностями обычно недоступен такой  всеобъем-
лющий, поистине глобальный подход, который позволяет постоянно держать в
поле зрения и своевременно отводить от себя все вообразимые и даже нево-
образимые опасности. Пусть такая проницательность дает ее счастливым об-
ладателям верную возможность быстро добиваться пособия по  стопроцентной
инвалидности, нам же, середнякам, все равно это недоступно.  Что  ж,  не
будем стремиться к совершенству, попробуем довольствоваться хотя бы час-
тичными успехами. В конце концов, необязательно строить чересчур  често-
любивые планы, часто достаточно высоких  результатов  можно  добиться  и
весьма скромными средствами. Главное - сконцентрировать  все  отпущенное
вам благоразумие и здравый смысл на решение самых, казалось бы, мелких и
пустячных проблем. Например, общеизвестно, что ножом можно порезаться, а
дверные ручки просто кишат разными бактериями. И потом,  в  самом  деле,
кто может заранее гарантировать, что ему не понадобиться выйти в  туалет
в разгар симфонического концерта? Далее, разве  кто-нибудь  в  состоянии
всегда точно знать, не открыл ли он по ошибке дверь, когда, уходя,  про-
верял, достаточно ли плотно она закрыта? Так вот, истинно  благоразумный
человек никогда не возьмет в руки острого ножа, не дотронется до дверной
ручки, не надев предварительно перчаток, ни за что не пойдет ни на какие
концерты и с полпути вернется домой, чтобы  удостовериться  в  том,  что
дверь действительно заперта. Все эти приемы совсем несложны  и  доступны
каждому; правда, здесь всегда есть риск слишком увлечься  самим  процес-
сом, постепенно забывая, а потом и вовсе теряя из виду ту самую исходную
проблему, которая явилась первоначальным источником  ваших  тревог.  Как
избежать этой опасности, покажет вам поучительная история, которую я из-
лагаю ниже.
   Одна проживавшая на берегу реки почтенная старая дева пожаловалась  в
полицию, что группа ребятишек повадилась купаться в чем мать родила пря-
мо под окнами ее дома. Шеф местной полиции тут же направил на место про-
исшествия одного из своих подчиненных, и тот настоятельно порекомендовал
детям избрать для своих чересчур уж вольных купаний какое-нибудь другое,
более отдаленное от жилища пуританки, место. Но на другой день  в  поли-
цейский участок вновь поступила жалоба: дети все еще оставались  в  зоне
видимости блюстительницы нравов. Вновь для переговоров был послан  поли-
цейский, и детский пляж передислоцировался дальше вверх по реке.  Однако
не прошло и трех дней, как возмущенная старая дева вновь появилась в по-
лицейском участке: оСтоит забраться на крышу дома,  вооружиться  хорошим
биноклем - и юные бесстыдники опять видны как на ладони!п
   Теперь зададим себе вопрос, как поступила бы старая дама, если бы де-
ти действительно переместились на место, совершенно недоступное  для  ее
глаз? Может быть, она стала бы регулярно совершать утомительные прогулки
вдоль
   берега реки? Или удовлетворилась бы одной лишь горькой мыслью о  том,
что, возможно, в этот самый момент кто-то где-то  купается  нагишом.  Но
одно можно утверждать с полной уверенностью: эта мысль по-прежнему омра-
чала бы ее существование. А ведь именно это для нас важней всего.
   Способность сконцентрироваться на неприятном предмете имеет, конечно,
первостепенное значение. Но это еще не все. Не следует забывать, что лю-
бая мысль, если ее с достаточной настойчивостью внедрять  в  собственное
сознание, постоянно снабжать калорийной пищей, холить и  лелеять,  будет
обретать все большую и большую убедительность, создавать  полный  эффект
реальности. Перейдем теперь к детальному  рассмотрению  этого  в  высшей
степени полезного для нас феномена.

   Глава 7
   ТАК Я И ЗНАЛ...  
   Вы читаете в гороскопе, что сегодня вас ждут серьезные  неприятности.
Правда, вместе с вами о той же самой неминуемой беде узнает  еще  триста
миллионов ваших собратьев, имевших неосторожность родиться под  тем  же,
что и вы, знаком Зодиака, но это неважно. Главное, что в этот  день  вы,
конечно же, поскользнулись и упали. Ага, значит, все-таки что-то есть  в
этих гороскопах!..
   А вы уверены, что в них и в самом деле что-то  есть?  Можете  ли  вы,
например, гарантировать неизбежность падения, даже если бы вам предвари-
тельно не попались на глаза роковые пророчества или если бы вы были пол-
ностью убеждены, что астрология - это чушь собачья?..  Увы,  после  того
как вы уже упали, ответы на эти вопросы невозможны.
   Философ Карл Поппер высказал одну интересную идею, которая, если  для
простоты выразить в самом примитивном виде, сводится к следующему: Эдип,
стремясь всеми силами избежать свершения мрачных  предсказаний  оракула,
сделал все для того, чтобы эти предсказания в конце концов сбывались.
   Вот видите, перед вами еще один возможный эффект упорного  стремления
во что бы то ни стало избежать какого-то неприятного события: при  опре-
деленных условиях может случиться так, что ваши усилия по предотвращению
этого события будут неуловимым образом способствовать его свершению. Ин-
тересно, при каких же  таких  условиях?  Во-первых,  должно  обязательно
иметь место какое-то предсказание, в самом широком смысле этого  слова,-
пусть это будет ожидание, предчувствие,  уверенность,  убежденность  или
хотя бы смутное подозрение, что дело должно социолог, предпринять именно
тот, а не иной оборот. Похоже, в данном случае не имеет никакого сущест-
венного значения, откуда пришли к вам таинственные предчувствия  -  были
ли это надежды и предположения, внушенные вам другими, или их источником
служили глубокие личные убеждения. Во-вторых, появившиеся  у  вас  таким
образом предчувствия следует рассматривать не просто как одну из  многих
возможностей, а как надежное предсказание некоего важного события,  тре-
бующего  для  своего  предотвращения  ваших  немедленных  и  решительных
действий. В-третьих, ваши предчувствия  будут  обретать  все  большую  и
большую убедительность по мере того, как их будет разделять все более  и
более широкий круг людей - совершенно  независимо  от  того  факта,  что
предчувствия эти могут оказаться в полном противоречии со здравым  смыс-
лом, нормами общественного поведения или всем вашим предшествующим  опы-
том.
   Так, например, для начала вполне  достаточно,  если  вы  проникнетесь
убеждением - плевать, имеет ли оно под собой хоть какое-то основание или
просто взято с потолка,- что окружающие все время о чем-то  шепчутся  за
вашей спиной и втайне над вами потешаются. В ответ на  этот  непреложный
офактп недремлющий здравый смысл тут же услужливо порекомендует вам дер-
жаться настороже и не быть простаком. А поскольку, само собой  разумеет-
ся, все эти оманеврып окружающих скрыты от вас легкой дымкой  тайны,  то
нелишне проявить бдительность и обращать внимание на малейшие  и  самые,
казалось бы, незначительные детали. И уж  теперь  застать  их  на  месте
преступления, когда они будут шептаться, хихикать, заговорщически подми-
гивать друг другу или обмениваться многозначительными  взглядами,-  дело
только времени. Рано или поздно ваши предчувствия непременно сбудутся, и
вы сможете с горьким торжеством сказать: оЯ так и знал...п
   Успех гарантирован, главное - умудриться так поставить дело, чтобы до
конца оставаться в полном неведении о своем личном вкладе в  организацию
всего мероприятия. К счастью, как раз этому мы уже  вполне  научились  в
предыдущих главах. Когда же игра как следует раскрутится и  обретет  ха-
рактер более или менее стабильных  межличностных  отношений,  станет,  в
сущности, уже совсем неважно - да и невозможно будет проверить,- с  чего
же все началось: была ли всему виной ваша собственная  подозрительность,
вызвавшая закономерную ответную реакцию у окружающих, или они и в  самом
деле дали повод для подозрений своими насмешками.
   Эти пророчества, предчувствия, подозрения, не нуждающиеся во  внешних
подтверждениях, обладают поистине магической способностью создавать пол-
ный эффект ореальностип, что и определяет их особую  важность  для  темы
нашего разговора. Они по праву занимают достойное место не только в жиз-
ни отдельных индивидуумов, в одиночку прокладывающих свой путь к личному
несчастью, но и в развитии целых человеческих сообществ. Например, исто-
рия показывает, что если членам какой-нибудь социальной  или  этнической
группы постоянно закрывают путь к определенным видам очестногоп труда  -
скажем, сельскому хозяйству или ремеслам - под тем предлогом, что в гла-
зах большинства все они непременно лентяи, жулики, мошенники,  скупердяи
и, главное, вообще оне такие, как мып, то в конце концов им не останется
ничего другого, кроме как добывать себе пропитание, овладев  малореспек-
табельными профессиями старьевщика, ростовщика, контрабандиста и  т.  п.
Нет сомнений, что люди избирают подобного рода  занятия  именно  потому,
что они социально неполноценны, и общество, таким образом, имеет все ос-
нования не допускать их к тем видам трудовой деятельности, которые явля-
ются привилегией порядочных людей, вроде нас с вами. Чем больше  полиция
поставит на улицах всяких запрещающих знаков, тем больше появится невни-
мательных водителей, нарушающих правила дорожного движения и своей  неб-
режностью вынуждающих власти к новым запретам. Чем больше страна  опаса-
ется соседа, тем больше она будет вооружаться и тем больше ее сосед  бу-
дет убеждаться в необходимости ответных ооборонительныхп  мер.  И  тогда
возникновение войны - которой в конце концов станут  непрерывно  ожидать
обе стороны - превратится в вопрос времени. Чем больше власти будут  по-
вышать налоги, мотивируя это ростом, действительным  или  мнимым,  числа
недобросовестных налогоплательщиков, тем больше, в общем-то,  добропоря-
дочных граждан будет представлять заниженные налоговые декларации. Любые
предсказания - будь то обоснованные или взятые с потолка  -  о  грядущем
дефиците тех или иных товаров и услуг, если в этом удастся убедить  дос-
таточно много людей, неизбежно вызовут  небывалое  повышение  спроса,  а
следовательно, и предсказанный дефицит.
   Так само пророчество вызывает к жизни напророченное событие. Как  уже
отмечалось выше, верный способ добиться чуда несложен, достаточно только
убедиться самому - или дать убедить себя другим - в неотвратимости неко-
его события, чье свершение абсолютно не подвластно нашей воле27. И, сов-
сем как наш Эдип, мы придем как раз к тому, чего так страстно хотели из-
бежать. Правда, настоящие профессионалы знают, как предотвратить  прибы-
тие к месту назначения. Вот об этом-то и пойдет сейчас речь.

Глава 8
ЛУЧШЕ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ С НАДЕЖДОЙ, ЧЕМ ДОСТИЧЬ ПУНКТА НАЗНАЧЕНИЯ 

Лучше
путешествовать с надеждой, чем достичь пункта назначенияп,- гласит  муд-
рая японская поговорка. Но не одни  японцы  заметили  коварные  свойства
достигнутой цели. Ведь еще Лао-цзы настоятельно рекомендовал  немедленно
забывать о цели, как только нам удалось  ее  достичь.  Шекспир  в  своем
129-м сонете писал:
   Утолено,- влечет оно презренье,
   В преследованье не жалеет сил.
   И тот лишен покоя и забвенья,
   Кто невзначай приманку проглотил28 Тут же приходит на ум  и  знамени-
тый,  часто  цитируемый  без  упоминания  имени  автора  афоризм  Оскара
Уайльда, что в жизни возможны всего лишь две трагедии: первая - не  осу-
ществить своей страстной мечты, вторая - добиться ее осуществления.
   Соблазнитель в одноименной поэме Германа Гессе умоляет предмет  своих
желаний в следующих выражениях: оСопротивляйся же мне, прекрасная женщи-
на, застегни получше свое платье! Очаровывай меня, мучай меня  -  но  не
дари мне своей благосклонности...п Этот герой слишком хорошо  знал,  что
одействительность убивает мечтуп. Современник Германа Гессе Альфред  Ад-
лер трактует ту же самую проблему пусть не в такой  поэтичной,  но  зато
куда более конкретной форме. В своем труде, с которым давно пора бы поб-
лиже познакомить современного читателя, Адлер в деталях описывает  образ
жизни вечного путешественника, у которого хватает ума никогда не  прибы-
вать к месту назначения.
   Если мы до предела упростим главную идею Адлера, то сможем определить
основные правила нашей игры с будущим. Они сводятся примерно к следующе-
му. Достижение цели - под которым мы, в  буквальном  или  метафорическом
смысле, понимаем достижение цели нашего  путешествия  или  осуществление
наших желаний - считается важным критерием успеха, власти,  признания  и
самоуважения. Соответственно неудача в достижении цели или, что еще того
хуже, бессмысленное топтание на месте из-за недостатка рвения  являются,
по общему признанию, явными признаками тупости, лени,  безответственнос-
ти, трусости. Однако путь к успеху весьма тернист, преодолеть его - дело
куда как хлопотное, и даже самые напряженные  усилия  могут  закончиться
полной неудачей. И кому, спрашивается, охота заниматься этой суетой? Так
вот, вместо того чтобы погрязать в этой отактике мелких шажковп, которая
медленно и постепенно будет приближать вас к разумной и вполне  достижи-
мой цели, бывает весьма удобно и полезно избрать для себя цель  восхити-
тельно возвышенную, но абсолютно недостижимую. Преимущества  такой  цели
должны быть очевидны моему читателю и  без  дополнительных  разъяснений.
Вспомним хотя бы о фаустовском стремлении к познанию  и  господству  над
миром, о поисках Синей птицы, об аскетическом отречении от всех  бренных
земных радостей - ведь все, кто имел дерзость взвалить на себя эти  тяж-
кие ноши, снискали себе не только обожание своих матушек, но  и  высокое
общественное признание. Кроме того, раз цель так высока и недоступна, то
и дураку ясно, что путь к ней обещает быть долгим и изнурительным, а та-
кое путешествие, само собой разумеется, требует серьезной  подготовки  и
длительных сборов. Ну кто, интересно, осмелится после этого осуждать нас
за то, что мы все еще не отправились в путь, или заблудились по  дороге,
или толчемся на одном и том же месте, или, наконец, присели, чтобы слег-
ка перевести дух и собраться с силами для нового  броска?  Литература  и
история кишмя кишат героическими примерами  дерзких  искателей,  которые
запутались в сложных лабиринтах или потерпели поражения,  стремясь  дос-
тичь своих сверхчеловеческих целей. Нам же, смиренным продолжателям этих
славных традиций, да будет позволено хотя бы погреться в лучах их славы.
Но и это еще только часть правды. Даже достижение самой что ни  на  есть
возвышенной цели - как о том справедливо предостерегали авторы  высказы-
ваний, приведенных в начале  этой  главы,-  неизбежно  чревато  особенно
серьезной опасностью, которая носит название - оразочарование, постигаю-
щее нас после того, как мы благополучно прибыли в пункт назначенияп.  Об
этой опасности знают все талантливые специалисты по несчастью. Создается
полное впечатление, что творец этого мира специально  устроил  так,  что
недостижимая цель кажется нам во сто крат желаннее, романтичнее и  прив-
лекательнее реальной. Так что хватит водить самих себя за  нос,  давайте
посмотрим правде в глаза. Медовый месяц  быстро  теряет  свои  прелести.
Стоит прибыть в манивший вас издалека экзотический город, как первый  же
таксист портит настроение, норовя содрать втридорога. С  блеском  выдер-
жанные выпускные экзамены не дают вам, по сути дела, ничего, кроме  кучи
дополнительных хлопот и неожиданных обязанностей.  А  ваша  долгожданная
жизнь на пенсии даже отдаленно не напоминает того  безмятежного  рая,  о
котором вы так мечтали все эти годы.
   Чушь, могут возразить мне некоторые наиболее воинственно  настроенные
читатели, не надо обобщать. Если люди, которые  готовы  довольствоваться
такими жалкими, анемичными идеалами, и остаются в конце концов с пустыми
руками, то так им и надо, лучшей участи они не достойны. Но ведь есть же
и другие. Что скажете вы, например, о величайших радостях  удовлетворен-
ной любовной страсти? Или о священном гневе,  который  находит  выход  в
пьянящем акте возмездия за перенесенные страдания и восстановлении  поп-
ранной всеобщей справедливости? Кто перед лицом таких бесспорных  приме-
ров наивысшего удовлетворения может говорить о неизбежном оразочаровани-
ип, которое якобы ждет каждого, кто достиг желаемого?
   Весьма сожалею, но в жизни все получается, увы, не так прекрасно, как
в теории. А тем, кто этого еще не понял,  я  бы  настоятельно  советовал
прочитать очерк Джорджа Оруэлла оГорькая местьп. Правда, там  есть  нес-
колько рассуждений, исполненных такого глубокого  достоинства,  и  такой
умиротворяющей мудрости, что они вряд ли уместны в учебнике для тех, кто
хочет научиться быть несчастным. И все-таки  надеюсь,  читатель  простит
мне, если я процитирую отрывок из этой книги, поскольку он имеет  непос-
редственное отношение к теме нашего разговора.
   В 1945 году, будучи военным корреспондентом, Оруэлл посетил  располо-
женный на севере Германии лагерь для военнопленных. Его сопровождал  мо-
лодой австрийский еврей, в чьи функции входил допрос заключенных.  Когда
они вошли в специальное отделение,  где  содержались  высокопоставленные
эсэсовские офицеры, сопровождающий со всей силы пнул своим  тяжелым  ар-
мейским ботинком и без того чудовищно опухшую ступню одного из  военноп-
ленных. Как выяснилось, этот германский офицер занимал генеральский пост
в политическом управлении войск СС.
   оМожно было почти наверняка утверждать, что  в  его  непосредственном
ведении находились концентрационные лагеря и по его личному приказу  пы-
тали и вешали людей. Короче говоря, он олицетворял все то,  против  чего
мы воевали последние пять лет...
   Было бы нелепо осуждать жителя Германии или Австрии за желание свести
свои личные счеты с нацистами. Одному Богу известно, какие веские  осно-
вания могли быть для этого у молодого австрийца,  вполне  возможно,  что
нацисты уничтожили всю его семью, да и что такое в конце  концов  жалкий
пинок, доставшийся одному из заключенных,  по  сравнению  с  чудовищными
преступлениями, совершенными гитлеровским режимом? Все дело в  том,  что
эта сцена - так же как и многие другие, которые мне  приходилось  наблю-
дать тогда в Германии,- со всей очевидностью  показала,  что  сама  идея
мести и наказания - не более чем ребяческие  мечты.  Собственно  говоря,
месть как таковая вообще не существует. Месть - это некая акция, о кото-
рой вы мечтаете именно потому, что слабы и беспомощны: но едва  исчезает
ощущение бессилия, как вместе с ним испаряется сама жажда мести.
   Кто бы из нас не подпрыгнул от радости в 1940 году  при  одной  мысли
увидеть, как будут пинать и унижать эсэсовских офицеров?  Однако,  когда
это действительно стало возможным, вся сцена мести превратилась в жалкое
и отталкивающее зрелищеп.
   Затем, все в том же самом очерке, Оруэлл рассказывает, как он  вместе
с одним бельгийским военным корреспондентом через несколько часов  после
падения Штутгарта вошел в город. Бельгиец - и кто осмелился  бы  его  за
это осуждать? - был настроен еще более антигермански, чем любой  средний
англичанин или американец.
   оНам пришлось входить в город через маленький пешеходный мостик,  ко-
торый немцы, судя по всему,  отчаянно  обороняли.  У  подножия  лестницы
навзничь лежал мертвый немецкий солдат. Лицо его отливало восковой  жел-
тизной.
   Проходя мимо трупа, бельгиец отвернулся. Когда  мост  остался  далеко
позади, он признался мне, что впервые воочию  увидел  мертвеца.  На  мой
взгляд, ему было лет тридцать пять, и он уже четыре года  вел  по  радио
военную пропагандуп.
   Для бельгийца это оприбытиеп в Штутгарт  оказалось  решающим.  Оно  в
корне изменило его отношение к обошамп.
   оКогда мы уходили из города, бельгиец  отдал  немцам,  у  которых  мы
квартировались, остатки захваченного с собой кофе. Неделю назад его при-
вела бы в негодование сама мысль поделиться кофе с обошамип. Но  отноше-
ние моего случайного знакомого, как он сам мне в этом признался,  карди-
нально изменилось после того, как он увидел у моста "се pauvre  mort"29,
внезапно ему открылась вся жестокая бессмыслица  войны.  А  случись  нам
войти в город другой дорогой, и ему так и не довелось бы увидеть ни  од-
ного трупа, в которых превратила миллионы живых людей войнап30. Но  вер-
немся к нашей действительности. Если даже месть не так сладка,  то  нас-
колько же менее приятным должно оказаться достижение целей, которые  ра-
нее, казалось, сулили нам счастье и блаженство?  Так  что  повторяю:  не
старайтесь достичь цели. Кстати, наверное, не случайно Томас Мор  назвал
тот далекий остров счастья Утопией, что означает Нигде?

   Глава 9
   ЕСЛИ БЫ ТЫ ЛЮБИЛ МЕНЯ, ТО ТЫ ЛЮБИЛ БЫ И ЧЕСНОК... 
   "L'enfer - c'est les autres"31 - такова знаменитая строка из  послед-
ней сцены пьесы Жан Поля Сартра оНет выходап. Если у вас, дорогой  чита-
тель, создалось впечатление, что я оставил эту важную тему без  должного
внимания или упоминал о ней лишь мимоходом,  фокусируя  свои  советы  на
том, как стать  несчастным  без  посторонней  помощи,  оставаясь  в  ис-
кусственной изоляции от окружающих, то вы совершенно  правы.  Но  сейчас
настало время поближе познакомить вас с изощренными пытками  преисподней
человеческих взаимоотношений и почерпнуть кое-что из богатейшего профес-
сионального опыта квалифицированных Специалистов по  Порче  Отношений  -
далее для краткости мы будем называть их просто СПО.
   Попробуем подвести под эту тему разумную методическую  основу.  Почти
семьдесят лет назад Бертран Рассел настаивал на необходимости  проводить
строгое разграничение между утверждениями, касающимися определенных  ве-
щей, и утверждениями, относящимися к сфере взаимоотношений. Так, утверж-
дение оЭто яблоко красноеп характеризует свойства  данного  яблока.  Ут-
верждение же оЭто яблоко больше, чем топ относится уже к сфере взаимоот-
ношений между двумя яблоками. Такую характеристику  бессмысленно  давать
тому или иному  яблоку,  взятому  по  отдельности,  ибо  качество  яблок
обольше чемп не присуще ни одному яблоку как  таковому,  но  служит  для
описания их взаимоотношений друг с другом. Это важная  идея  о  различии
между утверждениями, касающимися определенных  вещей,  и  утверждениями,
относящимися к сфере взаимоотношений, была впоследствии  использована  и
получила дальнейшее развитие в трудах антрополога и специалиста по  ком-
муникациям Джорджа Бейтсона. Он отметил, что в любых человеческих комму-
никациях обычно присутствует  два  типа  суждений,  и  назвал  их  соот-
ветственно уровнем предмета и уровнем  взаимоотношений.  Различие  между
ними поможет нам яснее понять, как можно быстро и без лишних усилий  ис-
портить отношения с любым партнером - и чем более тесные узы вас  с  ним
связывают, тем лучше. Давайте представим себе, что  жена  говорит  мужу:
оДорогой, я приготовила суп по новому рецепту. Тебе нравится?п Если  суп
ему действительно нравится, то он может без всяких колебаний  немедленно
довести это до сведения подруги, и все будут довольны. Если суп  ему  не
понравился и он не слишком заботится о том, чтобы уберечь жену от  огор-
чений, то ему достаточно просто сказать онетп и инцидент исчерпан. Одна-
ко настоящие сложности немедленно возникают в том случае, если мужу  но-
вое кулинарное творение жены показалось совершенно  несъедобным  -  что,
как утверждает статистика, в жизни случается чаще всего,- но он не хочет
ее огорчать. Ответ на уровне предмета, то есть о качестве  самого  супа,
должен был бы быть резко отрицательным. На уровне же взаимоотношений му-
жу следовало бы ответить утвердительно, ведь ему не хочется огорчать же-
ну. Что же в таком случае должен ответить муж? Ведь он же не сможет  от-
ветить одновременно утвердительно и отрицательно. Скорее всего,  попыта-
ется выкрутиться из этого безвыходного положения, сказав что-нибудь вро-
де оЗнаешь, пожалуй довольно своеобразноп - в надежде, что жена  поймет,
что он хотел сказать на самом деле"32. Но он не знает,  что  практически
обречен. Пожалуй, лучшее, что он мог бы предпринять в этой трудной ситу-
ации,- это последовать примеру  одного  моего  знакомого.  Наутро  после
свадьбы, накрывая стол к первому  в  их  супружеской  жизни  совместному
завтраку, жена поставила  у  прибора  мужа  большую  коробку  кукурузных
хлопьев, исходя из ошибочного - на  уровне  предмета,-  но  исполненного
благих намерений - на уровне взаимоотношений -  предположения,  что  это
любимое лакомство ее избранника. Он, не желая огорчать молодую  супругу,
решил героически есть ненавистный продукт, пока не кончится вся коробка,
а потом попросить жену никогда больше не покупать кукурузных хлопьев. Но
преданная супруга оказалась чертовски внимательной, и не успела  подойти
к концу первая коробка, как на столе  появилась  вторая.  Теперь,  после
шестнадцати лет супружеской жизни, он, конечно, уже давно оставил надеж-
ды как-нибудь собраться с силами  и  деликатно  объяснить  жене,  что  с
детства ненавидит кукурузные хлопья. Можно представить себе ее реакцию.
   Или давайте рассмотрим такую на первый взгляд безобидную просьбу, как
оДорогой, тебя не затруднит отвезти  меня  завтра  утром  в  аэропорт?п.
Знаю, знаю, что оправильнымп был бы ответ,  учитывающий  различия  между
двумя уровнями коммуникации, скажем, нечто вроде: оНет, меня очень  даже
затруднит тащиться в аэропорт в шесть часов утра, но мне  будет  приятно
оказать тебе эту услугуп.
   Думаю, вы уже догадались, какую важность обретают все эти  коммуника-
ционные проблемы применительно к теме нашего исследования. Ведь  даже  в
том случае, если партнер изловчится выразить свое  отношение  к  просьбе
жены в той форме, в какой это указано выше,- а кто,  интересно,  в  наше
время изъясняется столь изысканным слогом? - все равно настоящий  мастер
своего дела, достойный носить высокое звание СПО,  без  труда  завладеет
ситуацией и превратит ее в конфликтную.
   Например, жена может заявить, что готова принять услугу только в  том
случае, если мужа действительно не затруднит просьба отвезти ее в  аэро-
порт. И как бы тот ни старался с честью выпутаться из этой семантической
ловушки, ему все равно не избежать силков,  сплетенных  из  перепутанных
между собой различных уровней коммуникаций - уровня  предмета  и  уровня
взаимоотношений. В итоге долгих безрезультатных дискуссий  каждый  будет
вне себя от ярости, во всем виня другого. Вот видите, на практике приме-
нить этот метод совсем несложно; главное -  прочувствовать  кардинальное
различие между двумя уровнями коммуникаций  и  научиться  путать  их  не
только случайно, но и намеренно. Все это не вызывает никаких затруднений
даже у новичков благодаря сложности общения на уровне, который мы  назы-
ваем уровнем взаимоотношений. Среди наиболее наглядных из всех известных
мне примеров можно с полным правом назвать привычку путать  и  валить  в
одну кучу такие разные вещи, как олюбовьп и очеснокп,- она настолько по-
казательна, что я даже использовал ее в названии данной главы. Как  темы
для разговора, неодушевленные предметы - в том числе и чеснок,-  кажутся
на первый взгляд довольно безобидными. А можно ли то же самое сказать  о
любви?! Ха-ха, ну что ж, попробуйте... Подобно  тому,  как  скурпулезное
объяснение смысла шутки наповал убивает весь юмор, любая пустая болтовня
о самых, казалось бы, очевидных сторонах  человеческих  отношений  будет
порождать все новые и новые неразрешимые проблемы. Самым подходящим вре-
менем для таких озадушевныхп бесед служит, конечно же, поздний вечер.  К
трем часам утра даже самая простая тема разговора способна  обрести  со-
вершенно непредсказуемый оборот, и долготерпение собеседников  достигает
крайнего предела. Бессонная ночь практически гарантирована.
   Дальнейшее усовершенствование этой методики предполагает умение зада-
вать собеседнику определенные вопросы и выдвигать специфические требова-
ния. Приведу один пример. Предположим, собеседник  обращается  к  вам  с
вопросом: оПочему ты на меня сердишься?п В тот момент, насколько вам из-
вестно, вы вовсе не сердились ни на партнера, ни на кого бы то  ни  было
еще. Однако сам этот вопрос подспудно  предполагает,  что  задавший  его
лучше вас осведомлен о том, что происходит у вас в голове. Иными  слова-
ми, ответ оЯ на тебя вовсе не сержусьп не подходит хотя бы  потому,  что
он явно противоречит действительности. Эта методика известна  также  под
названием оумение читать чужие мыслип, или оясновидениеп. Ее чрезвычайно
высокая эффективность объясняется, во-первых, тем, что  о  таких  вещах,
как человеческие настроения и их видимые глазу проявления, можно успешно
проспорить вплоть до судного дня, и, во-вторых, тем, что большинство лю-
дей буквально лезут на стенку, когда им начинают  приписывать  какие-ни-
будь отрицательные эмоции.
   Другой весьма действенный прием состоит в том, что некий субъект, на-
зовем его А, встретившись с субъектом Б, ошарашивает своего  собеседника
совершенно голословным заявлением, которое  для  пущего  эффекта  должно
быть достаточно агрессивным и в то же время довольно туманным -  скажем,
типа оЗнаешь, я сегодня вспомнила об од-
   ном твоем поступке и утаено расстроилась, но потом решила, зачем  бе-
редить старое?..п Если Б наберется смелости и полюбопытствует,  о  каком
таком, черт побери, поступке идет речь, то А может ловко вывернуться из,
казалось бы, безвыходного положения, парируя удар следующим образом:  оИ
ты еще спрашиваешь?! Другой на твоем месте хотя бы помнил... Что  ж,  по
крайней мере ты еще раз показал свое истинное лицоп.  Этот  прием  имеет
славную историю, ибо его еще с незапамятных времен с огромным и неизмен-
ным успехом использовали в отношении так называемых душевнобольных.  Не-
которое представление об этом дает сцена, где Розенкранц и  Гильденстерн
пытаются по приказу короля выяснить,  окакая  тайна  мучаетп33  Гамлета.
Когда Гамлет замечает: оВ ваших глазах есть род признанья, которое  ваша
сдержанность бессильна затушеватьп34, и стремится выяснить, с  какой  же
целью появились в Эльсиноре его бывшие университетские товарищи, те  об-
ращаются к дешевым, но испытанным ответам вроде оЧто  нам  сказать,  ми-
лорд?п, или оС какой целью, принц?п35, или, наконец, оПринц, ничего  по-
добного не было у нас в мыслях!п36. Но вернемся к фактам и попробуем се-
бе представить, что может произойти, если тот, кого считают так называе-
мым душевнобольным, потребует прямо и без всяких экивоков объяснить ему,
в чем же заключается его безумие. Сам этот вопрос  может  быть  расценен
как еще одно доказательство того, что у подозреваемого явно оне все  до-
мап: оЕсли бы вы были нормальным, вы бы прекрасно понимали, о  чем  идет
речь...п За этим заявлением стоит четкая и продуманная методика, на  ко-
торой построена практика общения с душевнобольными. Сводится она к  сле-
дующему: до тех пор, пока так называемый пациент молчаливо признает  тип
отношений с окружающими, который можно описать формулой оМы  нормальные,
а ты сумасшедшийп, он тем самым соглашается с фактом своего безумия. Од-
нако стоит ему поставить эту формулу под сомнение, как  само  требование
дать ему разъяснения немедленно превращается в неоспоримый  признак  ду-
шевной болезни. После такой неудачной экскурсии из  своего  собственного
мира в среду, где обитают прочие человеческие существа, бедняге не оста-
ется ничего другого, кроме как либо в бессильной ярости  рвать  на  себе
волосы, либо вновь замкнуться в гордом одиночестве. Но в  обоих  случаях
пациент в конечном счете лишь еще раз демонстрирует, насколько  серьезно
он болен и как правы были в своих подозрениях окружающие. Термин одовес-
ти другого до сумасшествияп был введен в  научный  оборот  Гарольдом  Ф.
Серлзом37, однако методика эта была хорошо известна еще  Льюису  Кэррол-
лу38. В своей книге оВ Зазеркальеп он описывает, как Черная и Белая  ко-
ролевы обвиняют Алису в стремлении говорить наперекор, объясняя  это  ее
душевным состоянием: о- О, уверяю вас, я без всякого  умысла...-  начала
было Алиса, но ее нетерпеливо перебила Черная королева. - Вот в том-то и
дело, что без умысла! А следовало бы его иметь! Что же это  за  девочка,
если у нее нет никакого умысла? Даже в шутке должен быть  какой-то  умы-
сел, а ведь дети, согласитесь, все-таки важнее шуток. И  вы  не  сможете
это опровергнуть, даже если попробуете обеими руками.
   -Но я не могу опровергать руками,- возразила Алиса.
   - А кто же говорит, что можете? - изрекла Черная  королева.-  Я  ведь
как раз и сказала, что не сможете, даже если попробуете.
   - Просто она в таком состоянии,- вмешалась Белая  королева,-  что  ей
непременно хочется что-нибудь опровергать - только она никак  не  решит,
что именно!


 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама