религиозные издания - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: религиозные издания

Раввин Штейнзальц Адин  -  Миссия человека и его место в мире


Страница:  [1]



   Радикальная идея, ставшая лозунгом Великой  Французской  революции  и
как ни парадоксально, не столь далекая от христианства, гласила: мир об-
ладает изначальной целостностью, природа исполнена гармонии,  а  человек
от рождения наделен совершенством и является на свет беспорочным. И если
что-то в мире или обществе складывается неблагополучно,  то  виною  тому
сам человек, который в силу своей испорченности  разрушает  естественную
гармонию природы. А потому политические и психологические учения призва-
ны возвратить человеку его изначальную чистоту.
   Позже эта идея была воспринята марксизмом. Ведь согласно марксистско-
му историческому учению, естественные, справедливые человеческие отноше-
ния были искажены классовым обществом, и все, что  надо  сделать  -  это
исправить уродливые социальные извращения. С этой точки зрения  различия
между Великой Французской и Великой Октябрьской революциями  кажутся  не
столь уж существенными. И та и другая стремились искоренить общественные
пороки и вернуть золотой век справедливости, братства и всеобщей  гармо-
нии. Неслучайно пещерный общественный строй получил в марксизме название
"первобытного коммунизма". Светлое царство будущего должно было  возвра-
титься к этому идеалу - разумеется, на базе научно-технического прогрес-
са, успехи которого обеспечат сказочное изобилие. Здесь, как и в идеоло-
гии Французской революции, чувствуется влияние Руссо  с  его  философией
воспитания естественного человека. С другой стороны, марксизм  воспринял
утопические идеи анархистов, объявив целью социализма построение  комму-
нистического общества, в котором будут  искоренены  все  противоречия  и
вследствие этого за ненадобностью отомрет  государство.  При  коммунизме
люди жили изначально, и они вернутся к нему, ибо это соответствует самой
их природе и проистекающим из нее естественным понятиям о  справедливос-
ти.
   Подобные идеи мы обнаружим и в ряде современных психологических  тео-
рий. Они гласят, что  ребенок  рождается  совершенным,  но  впоследствии
кто-то - родители, либо общество - портят его. И  потому  он  становится
убийцей, насильником, вором, политиканом. Подобная психологическая  кон-
цепция коренится в христианской теологии, утверждающей, что ребенок чист
от рождения, и лишь первородный грех, которым согрешил его  прародитель,
омрачает его душу, поселяя в ней зло. Этот грех нуждается в  искуплении,
и христианская благодать дарует его, возвещая человечеству  золотой  век
всеобщего братства.
   Представления такого рода чрезвычайно популярны.  Они  облекаются  во
множество форм. Приведу пример из  современной  общественно-политической
реальности. Прежде в России все были уверены, что виновником хозяйствен-
ной отсталости и постоянных неурядиц является авторитарный режим  с  его
сталинскими методами руководства. И потому распространилась детская вера
в капитализм как панацею ото всех бед. Вера эта оказалась столь же наив-
ной, как и вера в то, что  к  "золотому  веку"  приведет  социализм.  За
семьдесят лет в России успели позабыть, каков реальный капитализм,  и  в
глазах населения он стал опрокинутым отражением  официальной  идеологии.
Иными словами, хорошо все то, что ругает газета "Правда". Казалось, сто-
ит лишь провозгласить в России западные ценности - плюрализм,  вседозво-
ленность и свободу предпринимательства, - как жизнь тут же  изменится  к
лучшему и всевозможные блага хлынут со всех сторон.  Но  вскоре  выясни-
лось, что свобода критиковать правительство шествует  рука  об  руку  со
свободой умирать с голоду, и обе направляются отнюдь не в сторону всеоб-
щего благоденствия. Теперь на наших глазах происходит поворот на сто во-
семьдесят градусов: социалистическое прошлое начинает казаться  утрачен-
ным раем, и на коммунистов вновь возлагают надежды, обманутые демократа-
ми.
   Таким  образом,  еще  раз  была  опровергнута  идея  о  "естественном
счастье", которое воцарится, как только мы уберем со своего пути всевоз-
можные ограничения и препоны. И это лишь один из множества примеров, до-
казывающих несостоятельность подобной идеи. Для того,  чтобы  воцарилось
благо, недостаточно позволить явлениям и событиям развиваться естествен-
ным путем. Природное, стихийное течение жизни не приводит к желанной це-
ли ни в психологической, ни в социальной, ни в экономической сфере.
   Первая книга Пятикнижия, Берешит, богата  оригинальными  философскими
идеями. Правда, они изложены не на языке европейской  философии,  но  от
этого не становятся менее глубокими. В этой книге дважды,  в  противопо-
ложных по смыслу контекстах, встречается утверждение, что "зло в  сердце
человека от юности его" (Берешит,6:5; там же, 8:21). Последующая еврейс-
кая мысль задается вопросом: когда в сердце человека  пробуждается  зло?
Быть может, еще в материнском чреве? Или зло дает о себе  знать  лишь  с
момента рождения? Но и в том и в другом случае ясно, что человек  рожда-
ется с огромным потенциалом зла. Интересно, что в книге Берешит это обс-
тоятельство служит не обвинению, а оправданию человека! Ведь  если  при-
вести род человеческий на суд, окажется, что он не  заслуживает  пощады.
Лишь зло, которое свило в нем гнездо, позволяет человеку взывать к мило-
сердию. Он не может нести полной ответственности за совершенное зло, по-
тому что родился с ним!
   Философская и социальная концепция, вытекающая из подобного  взгляда,
полагает, что "натуральный" человек, если позволить первобытному естест-
ву воцариться в нем, способен натворить непоправимое зло. А чем он  вос-
пользуется для этого - суковатой дубиной или атомной бомбой - вопрос су-
губо технический. Отсюда следует совершенно иной взгляд на воспитание. В
центре его стоит способность личности направлять свой природный потенци-
ал в нужное русло, умение властвовать собой, не позволяя  разрушительным
инстинктам прорываться на волю. Воспитатель похож на человека, принесше-
го из лесу волчонка. Если позволить тому делать  все,  что  он  захочет,
волк первым делом сожрет благодетеля.
   Сказанное выше относится не только к личности, но и к обществу в  це-
лом. Если положиться на произвол социальной стихии, очень скоро  насилие
станет правом, а преступление - нормой. Анархия и террор сделают жизнь в
таком обществе невозможной. Именно об этом мы читаем в мишнаитском трак-
тате "Пиркей Авот"( "Поучения отцов"): "Молись за благополучие  царства"
- несмотря на то, что речь здесь идет о чужеземной, захватнической влас-
ти, - "ибо если бы не страх его, человек проглатывал бы ближнего  своего
живьем". Порой приходится решать, чье засилье хуже:  стражей  порядка  в
форме или гангстеров в штатском. Падение авторитаризма приводит к ослаб-
лению контроля над преступными элементами. Расковывается не только част-
ная инициатива, но и "зло в сердце человека". И снова  оказывается,  что
устранения всех и всяческих препонов недостаточно для всеобщего счастья.
   За социальной и психологической  концепцией,  считающей  что  "зло  в
сердце человека от юности его", кроется более широкий философский взгляд
на мир как на незаконченное изделие,  оставляющее  простор  для  усовер-
шенствований. Миссия человека в этом мире - исправить  существующие  не-
достатки. Человечество призвано, вопользовавшись тем, что есть, как  ис-
ходным сырьем, построить действительно совершенный мир.
   Сказанное хорошо иллюстрирует спор между рабби Акивой и  римским  на-
местником Руфом. Наместник спросил рабби Акиву: что лучше - деяния  Все-
вышнего или деяния человека?
   - Деяния человека, - не колеблясь ответил мудрец.
   - Взгляни на небеса и на землю. Разве в  силах  человеческих  создать
подобное?
   - Подобное нет, но кое что получше - да.
   Рабби Акива принес мешок пшеницы и хлебный каравай, положил то и дру-
гое перед наместником и спросил:
   - Что, по-твоему, лучше, пшеница или хлеб?
   Римские власти пытались запретить заповедь обрезания.  Справедливость
этой меры пытается доказать Руф, представитель эллинско-римской  культу-
ры: ведь природа создала человека совершенным, зачем же отнимать  от  ее
творения? На это отвечает еврейский мудрец,  утверждающий,  что  человек
призван улучшать творение.
   Если передать эту мысль более современным языком, можно сказать,  что
иудаизм устами раби Акивы отстаивает прогресс. Ведь позицию римского на-
местника разделяли и те, кто много позже говорил, что если бы Всевышнему
было угодно, чтобы человек летал, он дал бы ему крылья. Иудаизм же дока-
зывает, что человек не потому лишен крыльев, что Творцу неугодно,  чтобы
он летал, а потому, что он далек от совершенства. Но человечество издав-
на стремилось исправить этот недостаток, и с изобретением  воздухоплава-
ния человек обрел крылья.
   С еврейской точки зрения человек не только вправе изменять мир к луч-
шему, но именно в этом состоит его миссия. Освещая субботнюю трапезу, мы
читаем фрагмент из книги Берешит, где о мире сказано, что его  "сотворил
Господь для делания" (Берешит, 2:3). Древнейшая комментаторская традиция
объясняет, что Всевышний не завершил творение, поручив это "делание" че-
ловеку. Привести мир к совершенству - такова миссия человека, для  этого
дана ему жизнь.


 

КОНЕЦ...

Другие книги жанра: религиозные издания

Оставить комментарий по этой книге

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама