роман - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: роман

Крейвен Сара  -  Бушующая стихия


Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]




   ГЛАВА ПЕРВАЯ

   - Послушай, Мэгги, - горестно вздохнул  Филип  Манро,  -  неужели  ты
действительно бросаешь меня в таком отчаянном положении?
   Мэгги задержала дыхание и сосчитала до десяти.
   - Нет, Филип, нет, - ласково ответила она, - я всего-навсего ухожу  в
отпуск. Этот отпуск я записала за собой несколько месяцев назад,  ты  же
знал об этом.
   - Но ведь ситуация чрезвычайная. Завтра прилетает Кили Сен-Джон.  Она
захочет узнать, что мы думаем о ее новой книге.
   - Издательские рецензии и мой подробный отзыв - у тебя на столе вмес-
те с рукописью.
   - Да, видел, - огрызнулся Филип. - Там написано, что всю  центральную
часть надо переделать.
   - Именно это там и написано, - с чувством кивнула Мэгги.
   - Не могу же я так ей сказать!
   Мэгги слегка улыбнулась и откинула со лба рыжую прядь.
   - Разумеется, нет. У тебя же есть чокнутая Мэгги, твой неутомимый эк-
зекутор, на которую можно свалить всю грязную работу с  авторами,  чтобы
после водить их по ресторанам и петь им,  какие  они  распрекрасные.  Но
только в ближайшие три недели размахивать топором придется тебе  самому,
потому что я уезжаю на Маврикий.
   - Ты ведь можешь отложить отъезд на пару дней. Сейчас попрошу  секре-
таря связаться с агентством, и...
   - Ничего я не могу, - отрезала Мэгги. - Ты, кажется, забыл, что я еду
на Маврикий не одна.
   Филип уставился на нее.
   - Ах да, конечно, с этим, как его... Совсем вылетело из головы...
   Нечеловеческим усилием воли Мэгги овладела собой.
   - Его зовут Робин.
   - Если ты все ему объяснишь, не сомневаюсь, он поймет правильно.
   - Не думаю. Я и сама ничего не понимаю.
   Тягостное молчание.
   - Кили Сен-Джон, - снова начал Филип, -  пользуется,  пожалуй,  самым
широким успехом из всех авторов, что печатаются у нас.
   - И, кроме того, она вспыльчива до крайности, упряма, а уж  интеллек-
туальна - до мозга костей. Смотри, не дай ей себя запугать, -  предупре-
дила Мэгги и потянулась за сумочкой. - Ну, я поехала домой. У  меня  еще
не все вещи уложены.
   - И это твое последнее слово?
   Мэгги глухо застонала.
   - Умоляю, не делай вид, будто я тебя оскорбила. Я два с половиной го-
да не была в отпуске.
   - Ну что ты, что ты, я бесконечно тебе благодарен, - мягко сказал Фи-
лип. - Никто, дорогая, не делает для фирмы столько, сколько ты. Я всегда
мог на тебя положиться.
   - Добрая старушка Мэгги, всеобщая подруга, - пробормотала Мэгги.
   - Пусть так, если тебе угодно.
   - Нет, - отчеканила Мэгги. - Я уезжаю в отпуск с человеком,  которого
люблю. Вот что мне угодно. А ты остаешься здесь разбираться с Кили Гроз-
ной. Пусть это будет для тебя крещением огнем, - прибавила она с  порога
и, хлопнув дверью, побежала вниз к ожидавшему ее такси.
   Машины шли нескончаемым потоком. Мэгги сидела, забившись в  угол,  и,
не отрываясь, смотрела в окно невидящим взглядом.
   Ничего страшного с Филином не случится, если он поднатужится и, засу-
чив рукава, поработает кое с кем из наводящих ужас дам-романисток,  уте-
шала она себя. Ставить под угрозу отпуск на Маврикии она не  собиралась.
Не одна неделя прошла в терпеливых и осторожных уговорах, прежде чем Ро-
бин наконец поддался и принял ее идею поехать куда-нибудь вместе.
   Конечно, она обожала Робина, но ей нелегко было мириться со старомод-
ными принципами, которые его престарелая матушка вбила  в  него  суровым
воспитанием. Робин ее любил, и она знала это.  Между  ними  существовало
молчаливое соглашение, что когда-нибудь они  поженятся.  Она  надеялась,
что под влиянием романтической природы Маврикия он  наконец  сделает  ей
официальное предложение. Тем более что рядом не будет матушки  и  некому
будет отговаривать его от женитьбы ("Тебе дома  с  мамочкой  разве  пло-
хо?").
   Ну же, не будь такой стервой, одернула она  себя.  Трудно  надеяться,
что миссис Герви только и мечтает о том времени, когда единственный  сын
оставит ее ради другой женщины. Возможно, с возрастом ее привязанность к
нему переросла в зависимость.
   Хотелось бы верить, с легким вздохом подумала Мэгги,  что  в  глубине
души миссис Герви действительно питает ко мне симпатию.
   Такси затормозило у многоэтажного дома. Мэгги расплатилась с  шофером
и побежала на второй этаж.
   Да, видела бы сейчас миссис Герви, в каком  состоянии  моя  квартира,
подумала Мэгги, врываясь в спальню. Она, конечно, имела бы все основания
возмущаться. У комнаты был такой вид, словно там разорвалась бомба.  Раз
десять Мэгги бралась укладывать чемодан, но потом вытряхивала  вещи  об-
ратно. Она так долго ждала этой поездки, накупила целую гору новых  тря-
пок. Почти приданое, усмехнулась она, по привычке скрещивая пальцы, что-
бы не сглазить. Тем труднее было выбрать такие наряды, которые  потрясут
Робина до глубины души.
   Пора принимать решение, сказала она себе. Через  несколько  часов  ты
должна быть в аэропорту.
   Она скатала один из новых купальников в узкую трубочку и только  при-
нялась заталкивать его в угол чемодана, как раздался звонок в дверь.
   Мэгги сердито выпрямилась. Она никого не ждала.  Надеюсь,  Филипу  не
пришло с отчаяния в голову ехать за мной и  снова  пытаться  переубедить
меня? - пронеслось у нее в голове.
   - Если это он, я его убью, - пробормотала она сквозь стиснутые  зубы.
- Кто? - рявкнула Мэгги.
   - Полиция нравов. Открывайте, - послышался  знакомый  манерный  голос
зятя.
   - Себастиан? - воскликнула она, открывая дверь. - Что ты здесь  дела-
ешь?
   - Привет, Джинджер. - Себастиан Керби наклонился и чмокнул ее в щеку.
- Звоню тебе в редакцию из гостиницы, а мне говорят, что ты уже уехала и
больше не будешь... Ты не заболела?
   - Напротив. Уезжаю в отпуск.
   - В отпуск? - Брови Себастиана поползли вверх; он был явно  озадачен.
- Твоя халупа, пожалуй, мрачновата для октября!
   - Мой загородный дом, - с достоинством подчеркнула Мэгги, -  хорош  в
любое время года. Но на этот раз я еду в другое  место.  К  солнышку.  А
точнее - на Маврикий.
   - Одна? - Себастиан проследовал за ней в спальню и, подобрав еще один
купальник, с усмешкой повертел его в руках. - Вещь!
   - Нет. - С ноткой вызова в голосе Мэгги выхватила  у  него  крошечный
кусочек материи. - Я еду с Робином.
   - Боже мой! - безучастно протянул Себастиан. - Неужели мамочка  нако-
нец-то сподобилась отпустить его с привязи? - В  ответ  на  оскорбленный
взгляд Мэгги он воздел руки к небу. - Ладно, извини. Это не мое дело. Но
мы с Лу не можем понять, что ты нашла в этом тюфяке. Хотя, конечно, если
ты счастлива с ним...
   - Вот именно, - сдержанно произнесла Мэгги.
   - ...в таком случае желаю приятно провести время. - Себастиан  послал
ей картинную улыбку. - Пойду сварю нам кофе.
   - А где Лу? Почему она не с тобой? - спросила Мэгги спустя  несколько
минут, когда он вернулся с подносом в руках. - Она здорова?  -  внезапно
встревожилась она. - А ребенок?
   - Цветут, - успокоил ее Себастиан. - Но мы решили, что на этот раз ей
лучше остаться в Нью-Йорке. - Его губы слегка скривились. - Я  здесь  по
делу, Мэгги, улаживаю проблемы одного крупного клиента. Да ты  наверняка
сама все знаешь из газет.
   - Из газет? - Мэгги недоуменно взглянула на него и потянулась за  ча-
шечкой кофе. Вдруг ее брови гневно сомкнулись: - Только не  говори  мне,
что приехал спасать этого подонка Джея Делани.
   Себастиан присел на край туалетного столика.
   - Как ты жестоко судишь.
   - Жестоко? - недоверчиво отозвалась Мэгги. - Не надо, Себ. Он напился
и изнасиловал девушку. Ты не можешь быть на его стороне.
   - Могу, и я действительно на его стороне, - спокойно ответил Себасти-
ан. - Может быть, его и обвинили в изнасиловании, пусть так; но это  еще
не значит, что он виновен. Обвинения пока не предъявлены.
   - Разумеется, виновен, - разозлилась Мэгги. - Все так  очевидно.  Эта
суперзвезда телеэкрана ни одной юбки пропустить не может, а  тут  первый
раз в жизни девушка сказала ему "нет". Естественно, его гипертрофирован-
ное мужское "я" было уязвлено. Надеюсь, он получит по заслугам.
   Себастиан уставился на нее.
   - А как же с презумпцией невиновности? Ведь еще ничего не доказано. И
где твое женское сострадание?
   - Приберегу его для несчастной жертвы. - Мэгги  яростно  сражалась  с
крышкой чемодана. - И если ты приехал, чтобы обелить его  в  глазах  об-
щества...
   - Я никого не собираюсь обелять, - тихо сказал Себастиан. - Джей сог-
ласился, как говорится, "оказать помощь полиции, ответив на  все  вопро-
сы". Я здесь для того, чтобы оградить его от нападок желтой прессы,  что
хуже любой полиции. Вот и все.
   - Ну и занятие у тебя, - едко заметила Мэгги. - Быть нянькой при сек-
суально распущенном типе с мозгами новорожденного!
   - Ради Бога, Мэгс, перестань! - потрясенно  воскликнул  Себастиан.  -
Никогда не подозревал в тебе столько нетерпимости, столько яду. Ведь  ты
даже не знакома с этим парнем. Ты хоть раз видела его сериалы?
   - И не собираюсь! - отрезала Мэгги. - И я  не  разделяю  философского
учения, согласно которому все мировые проблемы  может  решить  секретный
агент с пистолетом в одной руке и женщиной в другой. - Мэгги злобно  хо-
хотнула. - Похоже, он стал слишком полагаться на собственную славу,  во-
зомнил себя божеством, решил, что для него закон не писан. Или он  дума-
ет, что если девочки из сериалов вешаются ему на шею, то реальные женщи-
ны должны вести себя так же?
   - Этот аспект ситуации мы с ним не обсуждали, - сухо ответил Себасти-
ан и с тревогой посмотрел на нее. - Мэгс, по-моему, ты  несправедлива  к
нему. Предъявившая иск девушка - хостесса из ночного клуба, а  вовсе  не
беззащитная школьница.
   - О, понимаю. - Мэгги рывком затянула ремни чемодана. -  А  разве  ее
род занятий лишает ее права распоряжаться собственным  телом  или  любой
богач или знаменитость вольны делать с ней все, что заблагорассудится?
   - Нет, конечно же, нет. - Себастиан удивленно посмотрел на нее. -  Но
не кажется ли тебе странным, что со своей жалобой она  обратилась  не  в
полицию, а в газету?
   - Мы живем среди людей, - с горечью ответила Мэгги. -  Она  наверняка
понимала, что ее обвинению против Джея Делани никто не поверит.
   Себастиан тяжело вздохнул.
   - Джинджер, с тобой невозможно разговаривать, когда ты так настроена.
Если бы ты только видела Джея и выслушала его...
   - Я меньше всего на свете хочу его видеть. Такие,  как  Джей  Делани,
мне отвратительны. И я рада, что он наконец столкнулся хотя бы  с  одной
девушкой, не посчитавшей его подарком судьбы и публично  отвергшей  его.
Надеюсь, на суде она так и скажет.
   - Ну конечно, - неожиданно обрушился на нее Себастиан. - Ты же  пред-
почитаешь маменькиных сынков, ведь правда,  Маргарет?  Таких,  как  твой
слюнтяй, которому надо сбежать на край света, чтобы не страшно было лечь
с тобой в постель.
   - Себ! - воскликнула Мэгги с неподдельным страданием в голосе.
   Он густо покраснел и, приблизившись, неуклюже похлопал ее по спине.
   - О Господи, Мэгги, я не хотел. Прости. Не  будем  из-за  этого  ссо-
риться. Мне не следовало приходить...
   - Нет, следовало, - поспешно перебила она. - Я  бы  никогда  тебе  не
простила, если бы узнала, что ты был в Лондоне и не зашел. Только  давай
условимся, что насчет Джея Делани наши мнения расходятся. - Она помолча-
ла. - Жаль только, что я уезжаю. Мы бы пообедали вместе.
   - А сколько ты пробудешь на Маврикии?  -  спросил  Себастиан,  словно
прикидывая что-то в уме.
   - Три сказочно прекрасных недели, - вздохнула она. - О, поскорей бы.
   - Тебе недолго осталось ждать. - Себастиан с усилием улыбнулся. - На-
деюсь, у тебя все будет хорошо, Джинджер. - Он легко коснулся губами  ее
волос. - Ну, я пошел. Не стану тебе мешать. Будь осторожна.
   - Я всегда осторожна, - бросила она ему вдогонку.
   Через минуту хлопнула дверь, и, прихватив свежее белье и бледно-голу-
бое платье с жакетом, которые она собиралась надеть в дорогу, Мэгги нап-
равилась в ванную.
   Лежа в теплой воде, она почувствовала, что разговор всерьез ее  раст-
ревожил. Она восхищалась Себом с первого дня, когда Лу их познакомила, и
трудно было представить, что между ними может возникнуть размолвка.
   А все этот чертов Джей Делани, злобно подумала она. И  почему  он  не
обратился в другую адвокатскую контору, пусть бы другие представляли его
интересы. И как случилось, что он стал клиентом Себа? Такие мерзавцы  не
стоят его добрых чувств.
   Эта история впервые появилась в одной из воскресных бульварных  газе-
тенок. Джей Делани давал прием по случаю окончания съемок своего  супер-
популярного телесериала о МакГайре. Прием начался в ночном клубе и  про-
должился в отеле, где Делани снимал люкс. Его жертва, Дебби Бэрроуз, ра-
ботала в ночном клубе; она и еще несколько девушек  были  приглашены  на
прием.
   Дебби, по ее собственному признанию, выпила слишком много  и  ушла  в
одну из комнат спать. Когда она проснулась, было раннее утро и  все  уже
разошлись. Она оказалась наедине с Джеем Делани,  который  без  обиняков
потребовал переспать с ним, а когда она отказала, он ее изнасиловал.
   "Я умоляла его перестать, но он не слушал. Он вел себя как  животное,
- рассказывала она газете. - Сказал, что может взять любую девушку,  ка-
кую только захочет. Сказал, что это для меня большая честь.
   А ведь я была его поклонницей. Я боготворила его и чуть не умерла  от
счастья, когда он пригласил меня на прием. Но он обманщик, он лицемер. Я
чувствую себя как грязная, использованная вещь..."
   С первой страницы смотрело хорошенькое личико, все в синяках, и Мэгги
не могла его забыть.
   Но, ради всего святого, неужели...
   Хватит. Она глубоко вздохнула. Ни секунды больше  не  буду  думать  о
Джее Делани, приказала она себе. Он этого не стоит, как и всякий бабник.
   Думать стоило о мужчинах, подобных Робину. Добрых, нежных и  порядоч-
ных.
   Мэгги вышла из ванной, одетая в дорогу. Сварила себе кофе. Сидя перед
пустой чашкой, она смотрела на гущу и раздумывала, не выпить ли еще. Ре-
шив, что, пожалуй, не стоит, бросила нетерпеливый взгляд на часы и вздо-
хнула.
   Где же Робин? Что могло с ним случиться? Вот уже полчаса, как он дол-
жен был заехать за ней, а ведь он всегда был пунктуален  до  неприличия.
Мэгги вскочила и принялась бегать по комнате. Ее беспокойство  все  воз-
растало. Если дорога в аэропорт, как обычно, забита машинами, они  могут
опоздать. О том, чтобы наверстать упущенное время, нечего  было  и  меч-
тать: за рулем Робин был осторожен и никогда не рисковал.
   Что ж, начало долгожданного отпуска оставляло желать  лучшего.  Мэгги
попыталась позвонить Робину, но трубку никто не снимал:  значит,  он  по
крайней мере выехал.
   А вдруг у него сломалась машина, с  недобрым  предчувствием  подумала
она, или случилось что-нибудь ужасное?
   Мэгги взяла себя в руки. "Об этом я даже думать  не  буду,  -  решила
она. - Он просто задерживается, вот и все. С минуты на минуту  он  будет
здесь, а я пока в последний раз проверю, не забыла ли я чего-нибудь".
   Не успела она заново перетряхнуть сумочку, как в дверь позвонили.
   Слава Богу, наконец-то.
   Мэгги побежала открывать.
   - Я уже начала волноваться, - улыбнулась было она, но тотчас осеклась
и нахмурилась. Первое, что бросилось ей в глаза, это строгий темный кос-
тюм. Она ожидала увидеть его в джинсах, более подходящих  для  путешест-
вия. И еще она заметила, что он взволнован и бледен.
   Сердце Мэгги упало. Неужели ее опасения подтвердились...
   - Заходи. - Она схватила его за руку и втащила в комнату. - Что с то-
бой? Что случилось?
   Не поднимая на нее глаз, он сел на диван.
   - Мэгги, я не могу ехать на Маврикий. Мне пришлось сдать билет.
   - Не можешь ехать? - Мэгги не верила своим ушам. - Что ты хочешь этим
сказать? О чем ты? Ведь мы так долго мечтали об этом и...
   - Я знаю, знаю, - перебил он, - и я в отчаянии,  что  приходится  так
тебя разочаровывать, но, видишь ли, это... из-за мамы.
   Мэгги непонимающе уставилась на него. Она словно  онемела.  Этого  не
может быть, она что-то не так расслышала. В  Британии  конца  двадцатого
века такого не бывает. Наверное, какая-то злая шутка. Только смеяться ей
почему-то не хотелось.
   Она провела по губам кончиком языка.
   - Я не вполне тебя поняла, - еле слышно прошептала она.  -  Ты  гово-
ришь, твоя мама почему-то запретила тебе ехать? Но, если так, ее  запрет
несколько запоздал, мы...
   - Нет, что ты. - Робин испуганно взглянул на нее. - Ничего подобного.
Ты ей очень нравишься, Мэгги, поверь мне. Дело в том, что она  заболела.
Врач подозревает сердце. Ей пришлось лечь в больницу на обследование.  Я
поехал с ней, чтобы помочь устроиться, и мне сегодня же надо вернуться.
   Мэгги проглотила застрявший в горле комок.
   - Сердце? - с сомнением переспросила она. - Но ведь раньше она никог-
да не жаловалась, не так ли? Тебе не кажется, что все произошло чересчур
внезапно?
   Лицо Робина приобрело еще более серьезное выражение.
   - Говорят, такие случаи опаснее всего. Да она никогда и не была креп-
кой, - защищаясь, прибавил он.
   Миссис Герви способна  нокаутировать  быка,  подумала  Мэгги,  однако
проглотила злые слова.
   - Мама только о тебе и думала, - продолжал Робин.  -  Пока  мы  ждали
"скорую", она все повторяла: "Бедняжка Маргарет, как она будет расстрое-
на". И чуть не плакала.
   - Представляю, - мрачно сказала Мэгги. - И когда это с ней случилось?
   - Рано утром, хотя врачу  она  призналась,  что  уже  несколько  дней
чувствовала себя неважно. Но она ничего не говорила, стараясь  держаться
как ни в чем не бывало, не хотела становиться обузой.
   Мэгги открыла было рот, но тут же сжала  губы.  Ее  охватило  желание
схватить Робина за  его  безупречно  повязанный,  такой  благопристойный
галстук и крикнуть: "Да твоя мать всех превзошла в искусстве  быть  обу-
зой! Она жадная эгоистка, все боится тебя потерять. Научилась этим штуч-
кам в низкопробных романах - да я бы такое клише с отвращением вычеркну-
ла, попадись оно мне в рукописи. Она понимает, что я-то распознаю, в чем
дело, а ты - нет. На ее языке это значит, что я не смогу  победить.  Ко-
нечно, ведь она припасла универсальное оружие - слабое здоровье".
   - Как ты побледнела. - Робин потянулся к ней и неловко похлопал ее по
руке. - Я так и знал, что ты расстроишься. Я долго не  мог  решить,  как
скажу тебе такое...
   - Сообщать подобную весть всегда непросто. - Мэгги старалась говорить
спокойно. - И долго твоя мама рассчитывает пробыть в больнице?
   - Трудно сказать, но я, разумеется, должен быть рядом на всякий  слу-
чай.
   Мэгги подавила взрыв ярости.
   - А врач твердо уверен, что дело в сердце? Ведь, пока тебя нет, твоей
маме нечем себя занять - в голове  легко  могут  родиться  симптомы  ка-
кой-нибудь болезни, можно навообразить себе Бог знает что...
   Приятное лицо Робина окаменело.
   - О чем ты? Ты что, считаешь, что мама выдумала свой приступ со  ску-
ки? Как можно! Если бы ты только видела ее - видела, как ей больно,  ка-
ким молодцом она пытается держаться! Я понимаю,  ты  расстроилась  из-за
отпуска, я и сам расстроен, но, Маргарет, так думать - низко.
   Повисло напряженное молчание. Наконец Мэгги тихо сказала:
   - Да, конечно. Ты прав. Прости. - Она выдавила улыбку. - Ну что ж,  о
Маврикии придется забыть.
   И о попытках вырвать тебя из матушкиных когтей тоже.
   - Но ведь ты еще можешь поехать, - быстро заговорил Робин. - Заказ на
номер в гостинице действителен. Жаль будет, если он пропадет.  Так  мама
говорит. Она сказала: "Маргарет заслуживает отдыха. Пусть едет  куда-ни-
будь к солнышку, где можно обо всем забыть и завести новых друзей".
   - Как любезно с ее стороны! - Гнев разрывал Мэгги на части, и она бо-
ролась с собой из последних сил. - Но я и думать не хочу ехать без тебя.
- Она помолчала. - Может быть, когда выяснится, что состояние твоей  ма-
тери не столь серьезно, мы поедем? Ты ведь сам сказал, что номер за нами
сохранят.
   Возможно, все дело в номере на двоих, это он встал миссис Герви попе-
рек горла. Если бы они решили остановиться в разных номерах или  даже  в
разных гостиницах, мамаша бы не предприняла такой отчаянной выходки.
   - Хотел бы и я быть столь оптимистичным. -  Он  тревожно  и  умоляюще
улыбнулся. - Милая, как мне жаль, что все так получилось. Но мы поедем в
другой раз.
   О нет, другого раза не будет, подумала Мэгги. Твоя  мать  позаботится
об этом. Для нее это словно эксперимент:  проверка  твоей  реакции.  Те-
перь-то она знает, что, стоит ей потянуть за ниточку,  ты  начнешь  пля-
сать.
   - Конечно, непременно, - мягко улыбнулась она. - Тебе,  наверное,  не
терпится вернуться в больницу - узнать, нет ли изменений.  Спасибо,  что
заехал и сам все объяснил.
   Робин опешил.
   - Но ведь это самое малое, что я мог сделать. И мама настаивала...  -
Он поколебался. - Я проверил страховку, мы ничего не потеряем, если  от-
меним заказ: болезнь родственников. - Наступила очередная неловкая  пау-
за. Робин взглянул на часы. - Пожалуй, мне пора возвращаться. -  Он  пе-
чально посмотрел на нее. - Ты ведь все понимаешь, правда? Ты знаешь, как
я хотел быть с тобой.
   - Да.
   Робин поднялся, Мэгги встала и нежно поцеловала его в щеку.
   - Я все понимаю. Передай маме привет и пожелания скорейшего выздоров-
ления, - помолчав, прибавила она.
   - Спасибо. - Он коснулся ее руки. - Ты чудесная девушка, Мэгги. Самый
лучший друг.
   Она смотрела, как захлопывается за его спиной дверь,  потом  медленно
сосчитала до двадцати, схватила свою пустую чашку и с силой запустила ее
в камин. Чашка разлетелась на куски, рассеяв по комнате осколки и  капли
холодного кофе.
   - Вот и все, - сказала она и дала волю слезам ярости и бессилия.  Она
упала на колени в густой ковер и, обхватив себя руками, громко  разрыда-
лась.
   Не о пропавшем отпуске под тропическим солнцем. Она оплакивала Робина
и свои надежды на жизнь с ним, о которой так  мечтала.  Плакала  оттого,
что поняла наконец с убийственной ясностью, что, даже если он снова вой-
дет в эту дверь и предложит ей руку и сердце, она не примет его  предло-
жения.
   Наверное, следовало поблагодарить миссис Герви за то, что она так ра-
но выказала нрав. Возможно, когда-нибудь Мэгги  действительно  будет  ей
признательна за избавление от будущих чудовищных ситуаций...  но  только
не теперь. Теперь она полностью уничтожена, и жизнь ее разбита,  как  та
чашка, с которой она так жестоко обошлась.
   Она рыдала, пока слезы не иссякли, потом долго всхлипывала, нервно  и
сухо, и наконец затихла, неподвижно уставившись в пространство и в  оце-
пенении размышляя, что теперь делать.
   Одна на Маврикий она не поедет. Роскошный отель - комплекс  одноэтаж-
ных домиковномеров - будет населен влюбленными парочками, и  это  только
обострит ее чувство одиночества. А приглашать кого-либо  из  подруг  уже
поздно.
   Да ей и не хотелось никого приглашать. Ужасно, если  все  узнают.  Ее
начнут жалеть, с языков вот-вот готово будет сорваться: "А ведь мы  тебя
предупреждали!" - и Себастиан с Лу будут первыми. Она этого не вынесет.
   А может, провести отпуск в другом месте, где одинокая женщина не  бу-
дет так выделяться? Но - нет, сердце ее ни к чему не лежало, ни один ва-
риант не вызвал в ней интереса.
   С другой стороны, оставаться в Лондоне тоже нельзя. Если она не  зап-
рется в своей квартире, слух о том, что она не уехала, распространится в
мгновение ока. Ей потребуется вся ее осторожность, чтобы тут же не  ока-
заться в редакции - нянькой при Кили СенДжон, пока та будет переписывать
свой очередной бестселлер.
   Только не это, неожиданно для себя вскипела Мэгги. Только  через  мой
труп!
   Она поднялась с колен и глубоко вздохнула. Теперь она знала, куда по-
едет. Ведь у нее есть ее домик.
   Себастиан мог подшучивать над ней сколько угодно, но  домик  -  пусть
маленький и затерянный в глуши Восточной Англии - был ей дорог. Ей  нра-
вилась его уединенность, даже недоступность, нравилось, что он в стороне
от проселочной дороги. Он не стоил ей почти ничего - она отдала за  него
бабушкино наследство - и последние несколько лет вкладывала в его обуст-
ройство большую часть свободных денег. Она установила подержанный  газо-
вый обогреватель, объездила комиссионные  мебельные  магазины,  подбирая
подходящую обстановку, а потом любовно и бережно чинила  и  чистила  ме-
бель. Задачей номер два была ванная. Все удобства здесь состояли из  за-
росшего крапивой строения во дворе, шаткого  умывальника  в  большей  из
двух спален и большой жестяной лохани.
   Как-то раз ее сестра Лу, направляясь ночью в туалет, угодила в крапи-
ву и в сердцах обозвала домик краем света. Так и  повелось.  На  прошлое
Рождество Мэгги получила в подарок красивую резную деревянную дощечку  с
надписью "Край Света". Себ заявил, что теперь ценность домика резко  по-
высится.
   Но как убежище, приют, где можно спокойно залечивать раны, этот домик
был все же лучше, чем ничего. Туда можно было поехать, чтобы побыть  од-
ной и собраться с мыслями. Подумать, как жить дальше. Без Робина.
   Вернувшись в спальню, Мэгги вздрогнула. Предстояло распаковать  чемо-
дан. Все ее роскошные пляжные наряды были тщательно подобраны для поезд-
ки на Маврикий, а не на Край Света. На Краю Света самая подходящая одеж-
да - джинсы, свитер, теплое белье.
   И вот настала самая горькая минута: Мэгги достала из чемодана  ночную
рубашку, купленную для первой ночи с Робином.  Такая  красивая,  тонкая,
белая - по правде говоря, Мэгги надеялась, что пробудет в  ней  недолго.
Ей всегда было хорошо в объятиях Робина, она  ждала  его  поцелуев.  Она
привыкла к нему, с ним ей было спокойно, и она без колебаний  отдала  бы
ему всю себя. Теперь же она смотрела на  рубашку,  чувствуя  приближение
нового удушливого приступа слез. Она больше не хотела ее видеть,  как  и
остальные купленные ею легкомысленные вещички.
   С каменным лицом она опрокинула чемодан на пол и отшвырнула ногой его
содержимое. Вообразила, что можешь быть сексуальной, - вот и поделом те-
бе, думала она, кусая губы. Следовало раз и навсегда  зарубить  себе  на
носу, что ты добрейшая старушка Мэгги, и купить в связи с этим несколько
пар безобидных панталон.
   Она устремила долгий и беспристрастный взгляд в зеркало.  С  ума  она
никого не сведет, но когда по лицу не  размазаны  слезы,  а  серозеленые
глаза не такие заплывшие, то... Нос у нее нормального цвета и  формы;  и
вообще она, пожалуй, еще ничего - таков был  ее  окончательный  приговор
себе. Хотя, конечно, волосы были самого банального рыжего  цвета,  а  не
утонченного золотисто-каштанового, да и сложением она была скорее  худо-
щава, чем стройна.
   И вот, нежданно-негаданно, она оказалась "снова в свободной продаже",
как говорят агенты по недвижимости.
   "Самый лучший друг" - так сказал Робин.
   Неужели это все, чем она была для него? И стала ли бы значить  больше
там, на романтическом острове среди пышных тропических цветов?
   Теперь этого никто никогда не узнает, безжалостно усмехнулась она про
себя, роясь в шкафу в поисках более подходящей для Англии в середине ок-
тября одежды.
   Уложив чемодан заново, она сорвала жакет и  платье  и  надела  черные
шерстяные брюки и свитер.
   Спускаясь по лестнице, Мэгги вспомнила о ключах от домика. Она верну-
лась, открыла ящик стола и запустила руку в дальний  угол,  но  знакомой
связки не обнаружила.
   Мэгги нахмурилась, выдвинула ящик до упора и перерыла его сверху  до-
низу. Ключи как сквозь землю провалились. Может, она забыла положить  их
на место, когда пару месяцев назад вернулась из последней поездки  туда?
Вполне возможно. Наверняка оставила их в какой-нибудь сумочке.
   Но сейчас ей было не до поисков. В нижнем отделении трюмо среди бижу-
терии хранились запасные ключи; их она и возьмет.
   Мэгги отнесла чемодан в гараж, где  стоял  ее  "метро",  и  бросилась
опустошать местный продуктовый магазин, набивая сумки едой: хлебом,  мо-
локом, яйцами, консервами; мясо и овощи она сможет купить в сельском ма-
газине по дороге к Краю Света.
   Вырулив на шоссе, она заметила, что погода портится. Она включила ра-
дио, чтобы послушать прогноз. Обещали дождь и шквалистый ветер,  перехо-
дящий в бурю.
   Мэгги поморщилась. В такую погоду домик мог остаться без электричест-
ва, но, возможно, до бури дело не дойдет. Если же буря  все-таки  разра-
зится, в доме достаточно свечей, а топливо для  обогревателя  завезли  в
начале месяца, если верить жене соседа-фермера миссис Грайс,  присматри-
вавшей за домом.
   Перебьюсь как-нибудь, решила Мэгги. А ненастье как раз  соответствует
моему настроению. Буду подвывать ветру.
   На дорогах Лондона, как всегда, царил кошмар, и, когда Мэгги  наконец
выбралась за пределы города, она превратилась в сплошной  комок  нервов.
Ее первым намерением было ехать прямо к домику, но теперь она передумала
и решила воспользоваться случаем и гденибудь перекусить. Она с удивлени-
ем вспомнила, что сто лет не обедала в ресторане. Робин признавал только
домашнюю кухню, и Мэгги обычно сама для него  готовила,  за  исключением
дней, когда они обедали у его матери.
   Она разыскала итальянский ресторан, куда уже начали стекаться посети-
тели, и уничтожила огромную тарелку лазани, сдобрив ее бокалом  вина,  а
потом расправилась с куском шоколадного торта, щедро украшенного кремом.
   Робин, свято веривший в здоровое питание, ужаснулся  бы,  узнав,  что
она ест, думала она, вкушая запретные наслаждения. Однако это все с  го-
ря. Когда истекут три недели ее затворничества, она,  наверное,  превра-
тится в бочку.
   Когда Мэгги вышла из ресторана, ветер заметно усилился. Мощные порывы
атаковали машину. Мэгги всерьез задумалась, не заночевать ли в  гостини-
це: может быть, завтра погода улучшится.
   И тут же, послав все к черту, решила ехать дальше: не останавливаться
же на полпути!
   Но чем дальше она ехала, тем сильнее ругала себя  за  опрометчивость.
Дождь барабанил по крыше и ветровому стеклу, словно пытаясь до нее  доб-
раться, а ветер выл и стонал, как мученик под пыткой.
   Когда Мэгги со вздохом облегчения свернула на дорогу,  ведущую  к  ее
домику, было около полуночи. Тучи крались по небу, точно  воры,  деревья
по краям дороги яростно раскачивались и стенали, как от невыносимой  бо-
ли.
   - В жизни не видела ничего подобного, - пробормотала Мэгги,  объезжая
огромную упавшую ветку. - Слава Богу, я хоть крышу весной починила.
   Она остановила машину в обычном месте, схватила чемодан и побежала  к
двери. Ветер налетел на нее и чуть не поднял в воздух; с минуту  она  не
могла сделать ни шагу и не на шутку перепугалась. Когда ветер слегка от-
пустил, она ринулась вперед и ухватилась за тяжелую металлическую  ручку
двери, чтобы устоять на ногах, пока нащупает замочную скважину.
   Наконец дверь подалась, и Мэгги ввалилась в комнату.  Предстояло  еще
закрыть дверь. Мэгги отвоевывала у ветра дюйм за дюймом, словно у живого
врага, и, когда дверь наконец была закрыта, руки у нее чуть не отвалива-
лись.
   - Ничего себе шквалистый ветер, - проворчала она. - Настоящий ураган.
   Она протянула руку к выключателю без особой надежды на успех,  но,  к
ее удивлению, свет зажегся, хотя и беспрестанно мигал.
   Только бы успеть найти свечи, словно заклинание, повторяла  про  себя
Мэгги, направляясь к маленькой кладовке. Отодвигая  щеколду,  она  вдруг
почувствовала, что в комнате странно тепло.
   Можно было подумать, будто... будто... Мэгги застыла на месте,  потом
быстро пересекла комнату, чтобы проверить. Никаких "будто". Кто-то вклю-
чил обогреватель.
   Иногда миссис Грайс топила перед ее приездом, но ведь в этот раз Мэг-
ги не предупредила ее. Значит, либо миссис Грайс обладает даром  яснови-
дения, либо...
   Не будь дурой, оборвала себя Мэгги. Возможно, она решила, что в  доме
пахнет сыростью и его следует протопить. Поблагодарю ее завтра.
   Она отыскала свечи, подсвечники и коробку спичек и еще старинную гли-
няную грелку, которую приобрела когда-то в лавке  старьевщика.  Сегодня,
как никогда, ей нужен покой и уют. Она налила в чайник воды и  поставила
его разогреваться. Пожалуй, чашка мясного бульона тоже не помешает,  по-
думала она, доставая банку с концентратом.
   Вдруг она увидела в сушилке перевернутый стакан. Мэгги  вздрогнула  и
нахмурилась. Почему он здесь? Ей стало не по себе.
   Сейчас же прекрати, с негодованием одернула  она  себя.  Ведь  миссис
Грайс включила для тебя обогреватель. Неужели тебе жалко для  нее  чашки
кофе? За все-то ее труды?
   Но все же это было странно. Миссис  Грайс  -  женщина  хозяйственная,
вряд ли она оставила бы посуду в сушилке.
   Когда чайник закипел, Мэгги наполнила грелку, взяла свечу и спички  и
направилась вверх по внутренней лестнице на второй этаж. Пока буду  пить
бульон, постель согреется, подумала она.
   Она вошла в спальню, поставила подсвечник на туалетный столик,  нащу-
пала выключатель.
   И застыла на месте.
   Ее кровать была занята. Поперек ничком лежал голый мужчина. Он крепко
спал, свесив руку.
   Вопль звериного ужаса заглушил завывание ветра.
   Мужчина повернулся и приподнялся на локте, вглядываясь в  нее  прищу-
ренными со сна глазами.
   Она сразу узнала его. И не мудрено: редкая газета или журнал за  пос-
ледние полтора года не печатали его фотографий. А недавно его имя  снова
попало в заголовки - из-за обвинения в изнасиловании.
   Это был Джей Делани.
   У Мэгги затряслись руки, глиняная грелка выскользнула и упала на  пол
с таким грохотом, что стены домика содрогнулись.
   И в этот миг, как назло, погас свет.


   ГЛАВА ВТОРАЯ

   Дом погрузился в непроглядную тьму, и Мэгги снова в ужасе закричала.
   Бежать, немедленно бежать отсюда! Мэгги бросилась искать дверь, но  в
темноте совсем потеряла ориентацию. Она заметалась по комнате, ударилась
об угол туалетного столика и взвыла от боли и страха.
   - Послушайте, дамочка, сделайте милость,  успокойтесь  и  перестаньте
вопить.
   Несмотря на раздраженный тон, голос был приятный: низкий, звучный,  с
легкой хрипотцой. На то и актер, презрительно  подумала  Мэгги,  потирая
ушибленную ногу.
   Кровать скрипнула; он споткнулся и выругался, и Мэгги поразилась иск-
ренности и богатству не слыханных ею доселе  выражений.  Затем  чиркнула
спичка, и на свече затрепетал язычок пламени.
   Снаружи в стену снова ударил ветер. Мэгги уловила отдаленный шум, по-
добный предсмертному воплю. Занавески вздулись пузырем, тени бешено зап-
лясали по комнате. Комната словно съежилась, ее стены угрожающе наступа-
ли на Мэгги. И на непрошеного гостя.
   Они с ненавистью уставились друг на друга.
   Наконец он произнес:
   - Черт вас возьми, кто вы такая и как вы, черт побери, меня нашли?
   - Я вас нашла? - вскинулась Мэгги, с лихвой возвращая ему  враждебный
взгляд. - С чего вы взяли, что я вообще вас искала?
   - Бросьте эти штучки, дорогуша. Отвечайте, кто вы - журналистка?  Фа-
натка? Если вы из газеты, никаких заявлений от меня не дождетесь. А если
поклонница, то вынужден вас огорчить. Я не расположен к женскому общест-
ву, и, будь у вас хоть капля здравого смысла, вы бы это поняли. В  любом
случае убирайтесь, не то я вышвырну вас вон.
   - Приберегите брань для ваших слюнявых  сериалов,  мистер  Делани,  -
процедила Мэгги. - Только троньте меня - и не заметите,  как  сядете  за
решетку. Тут уже за вас никто не поручится. И это не считая того, что  я
могу потребовать вашего ареста за взлом и проникновение.
   Его голос был пугающе спокоен.
   - И, позвольте спросить, куда же именно я, по-вашему, проник со взло-
мом?
   Пламя свечи успокоилось и ярко осветило комнату, совершенно  некстати
напомнив Мэгги, что на нем ровным счетом ничего нет. А  он  стоял  перед
ней, положив руки на бедра, и, казалось, не придавал этому значения.
   - Сюда, - огрызнулась Мэгги. - В мой дом.
   Наступило долгое томительное молчание. Джей медленно проговорил:
   - Вы, должно быть, его свояченица.
   - Его свояченица? - задохнулась Мэгги. - Вы хотите сказать,  что  это
Себастиан позволил вам сюда приехать? - Она вспомнила о таинственным об-
разом исчезнувших ключах. Значит, уходя, зятек попросту стянул их у нее,
пока она была в спальне. - Но какое он имел право...
   - Он сказал, что нет проблем, я могу спокойно пожить здесь  несколько
дней. Сказал, что это край света и меня здесь никто никогда не найдет. -
Голос Джея звучал устало. - Ведь вы должны были ехать за  границу  -  на
Мартинику или еще черт знает куда, - чуть ли не обвиняя, прибавил он.
   - На Маврикий, - отрезала Мэгги. - Но, как видите, я здесь.
   Джей Делани коротко пожал плечами.
   - Весьма сожалею.
   - И это все?
   - А что еще? - Его рот неожиданно искривился в усмешке.
   Мэгги шумно и сердито фыркнула.
   - Может, вы потрудитесь хотя бы прикрыться, - холодно отчеканила  она
и отвернулась с видом крайнего негодования.
   К ее пущей ярости, позади раздался хриплый довольный смешок.
   - Не поздновато ли демонстрировать оскорбленную добродетель?  Сколько
вам лет, сестренка, двадцать семь, двадцать восемь? Ничего нового вы на-
верняка не увидели.
   - Мне двадцать четыре, - ответила она, ошеломленная тем, что  он  дал
ей так много, но про себя с облегчением вздохнула, поскольку он не дога-
дался о ее совершенной неопытности. - Но это не ваше дело,  -  запоздало
прибавила она, прислушиваясь к шелесту ткани. Чиркнула "молния".
   - Можете обернуться, - тихо сказал он. - Для первого раза  вы  видели
достаточно...
   Мэгги неохотно повернулась и с досадой почувствовала, что  заливается
краской.
   - Я бы предпочла не видеть вас вовсе, мистер Делани. Я хочу, чтобы вы
покинули мой дом. И немедленно.
   - Это не так просто, - задумчиво произнес он.
   Мэгги в ярости заметила, что джинсы обтягивают его, как вторая  кожа.
И как он только умудряется в одежде выглядеть неприличней, чем без нее?
   - Почему? - ледяным голосом спросила она.
   - Во-первых, мне не на чем ехать. Чтобы надуть эту шайку  газетчиков,
Себастиан взял напрокат машину и тайком вывез меня из  гостиницы.  Когда
меня вызовут в полицию на очередной допрос, он приедет за мной.
   - В таком случае сами найдите себе машину и отправляйтесь искать дру-
гое убежище.
   - У вас здесь нет телефона.
   - Телефон есть на ферме.
   - Но не могу же я ворваться к людям в столь поздний час и потребовать
телефон. - Его рассудительный тон взбесил Мэгги. -  Я  причиню  им  неу-
добства, не говоря уже о том, что именно сейчас я не хочу  привлекать  к
себе внимание.
   - Зачем же менять старые привычки? - съязвила Мэгги.
   Он стиснул зубы.
   - Я, кажется, объяснил, что я здесь скрываюсь. В Лондоне я и шагу  не
могу ступить, чтобы какая-нибудь бульварная газетенка не набросилась  на
меня, как собака на кость. Пока никто не знает, что я здесь, я  в  безо-
пасности.
   - И вы ждете от меня сочувствия? - тряхнула головой Мэгги.  -  Я  уже
сказала, что привозить вас сюда Себ не имел никакого права, и не отказы-
ваюсь от своих слов. Вы мне противны, Джей Делани, противна ваша самона-
деянность самца, ваше женоненавистничество. Вы достойны презрения. Вы  и
вам подобные должны знать, что за принуждением женщины неминуемо следует
наказание. Надеюсь, вы получите пожизненное заключение, и все насильники
вместе с вами.
   Снова повисло напряженное молчание.
   - Сказано смело, - произнес Джей с расстановкой. -  Учитывая,  что  в
настоящий момент вы заперты здесь со мной. И вообще, кто дал  вам  право
судить и приговаривать, рыжая злючка?
   - Я вас не боюсь, - вызывающе бросила Мэгги.
   - В самом деле? - Джей Делани шагнул к ней. Немного подождав,  шагнул
снова. Он не отрываясь глядел ей в глаза, губы застыли в улыбке, в кото-
рой, однако, не было и тени удовольствия.
   Мэгги машинально подалась назад и, наткнувшись на стену, оказалась  в
ловушке.
   - Не приближайтесь, - выдавила она срывающимся голосом.
   - Отчего же? По-вашему, одну женщину я уже изнасиловал, так какая мне
разница? Все равно терять нечего.
   Он уперся руками в стену по обе стороны от Мэгги, отрезав  ей  всякий
путь к бегству. Его глаза - их неправдоподобную синеву Мэгги с некоторой
непоследовательностью уже отметила про себя - дерзко  и  лениво  изучали
ее: откровенно оценивающе задержались на маленькой высокой  груди,  под-
черкнутой облегающим свитером, скользнули  вниз  по  стройным  бедрам  и
длинным изящным ногам.
   Этот пристальный взгляд, казалось, видел сквозь  одежду.  Внезапно  у
Мэгги перехватило дыхание.
   - Пожалуйста... дайте мне уйти, - прохрипела она.
   - Всему свое время.
   Легким небрежным движением указательного пальца Джей Делани  принялся
через свитер описывать окружность на ее левой груди. Он  проделывал  это
мучительно медленно, сосок под его рукой наливался, становился  упругим,
жадно требуя новых ласк. Он смотрел ей прямо в глаза бесстрастным взгля-
дом.
   Мэгги вжалась в стену, царапая  ногтями  штукатурку,  словно  пытаясь
слиться со стеной, погрузиться в нее. Тело как-то странно отяжелело, ко-
лени дрожали.
   Никто никогда не касался ее так, и она замерла, отдавшись  постыдному
и мучительному ощущению. В полузабытьи она пыталась понять,  что  с  ней
происходит. К чему приведет ее бездействие? Этого не  может  быть,  это,
наверное, сон. Бред какой-то, кошмар. Ей следует оттолкнуть его  и  убе-
жать. Но она лишь молча стояла, позволяя ему над собой издеваться.
   Джей Делани наклонился к ней; его губы были лишь в нескольких  дюймах
от ее губ, он обдавал ее острым запахом алкоголя. Тепло его тела,  каза-
лось, обволакивало ее, смешиваясь с незнакомым ароматом одеколона.
   Его рука скользнула под ее свитер и принялась  ласкать  нежную  кожу,
затем рванулась вверх, к ложбинке между грудями и крошечной  пластиковой
застежке, скреплявшей спереди лифчик. Он  нажал  на  застежку.  Раздался
легкий щелчок, и кружевные чашечки, державшие в плену ее грудь, разлете-
лись в стороны.
   У Мэгги пересохло во рту. Каждый нерв, каждый мускул ее тела замер  в
ожидании, предвкушая прикосновение его пальцев к нетерпеливо  обнаженной
груди.
   Но вместо этого Джей Делани отступил, с безразличным видом натянув на
нее свитер. Синие глаза так и сверлили ее.
   - Вы что-то говорили о принуждаемых женщинах, - тихо сказал он. -  Вы
и себя относите к этой категории?
   Мэгги смотрела на него, не отрываясь;  она  пыталась  придумать,  что
сказать, но слова не шли в голову. Она со стыдом почувствовала, что  го-
това разрыдаться. Никогда прежде с ней такого не бывало. Никогда она  не
стояла так, позволяя совершенно незнакомому человеку оскорблять ее тело.
   - Еще два момента, - сказал Джей. - Надеюсь, что  вы,  как  владелица
этого дома, застрахованы, поскольку я, кажется, сломал  на  ноге  палец,
споткнувшись о вашу чертову грелку. Если я не смогу ходить, то не  смогу
работать, и моя телекомпания вынуждена будет призвать вас к ответу.
   Он взял с ночного столика полупустую бутылку виски и наполнил  стояв-
ший рядом стакан.
   - И, наконец, последнее. Все время, что я здесь нахожусь,  я  пью  не
переставая, так что, мадам, появись сейчас здесь, перед домом, хоть  дю-
жина автомобилей, я ни один не смогу вести,  потому  что  в  моей  крови
слишком много алкоголя. - Он насмешливо приподнял стакан, словно  произ-
нося тост. - Так что можете делать что хотите, дорогуша, но я не тронусь
с места.
   Мэгги наконец обрела голос.
   - В таком случае уеду я, - глухо сказала она.
   Джей Делани пожал плечами и снова растянулся на кровати, не  выпуская
из рук стакан.
   - Как вам угодно.
   Казалось, ему до смерти все надоело.
   Не сводя с него настороженного взгляда, Мэгги прокралась вдоль  стены
к двери, нащупала ручку и, пятясь, вышла из спальни. Он как будто  поте-
рял к ней интерес, но она ему не доверяла - дайне могла после того,  как
он обошелся с ней так низко, так непростительно.
   Спустившись вниз, она схватила с кухонного стола сумку и  побежала  к
двери. Ветер ворвался в комнату, и Мэгги охватил страх.  Но  она  быстро
взяла себя в руки и закусив губу, бросилась в неистовство ночи. Уж лучше
сражаться с ураганом, подумала она, чем оставаться с этим дьяволом,  ко-
торый сейчас лежит на ее кровати, пьяный до полусмерти.
   Подавленная, уничтоженная, Мэгги продвигалась к машине, отвоевывая  у
ветра каждый дюйм пути. Но и сидя за рулем, она не  чувствовала  себя  в
безопасности. Ее малолитражка беспомощно сотрясалась  с  каждым  порывом
ветра.
   Мэгги глубоко вздохнула и запустила двигатель, прикидывая, далеко  ли
до деревни. В деревенском трактире можно было  снять  комнату  на  ночь.
Там, скорее всего, не очень обрадуются ее появлению в  такое  время,  но
Мэгги надеялась, хозяева поймут, что случай чрезвычайный.
   Она обернулась и окинула взглядом домик: в окне второго этажа неровно
горел свет. Ее убежище. И ее отсюда выдворили!
   Ничего, только на одну ночь, подумала она. Завтра же позвоню  Себу  в
офис и прочищу ему мозги. Пусть приезжает и забирает  Джея  Делани  куда
угодно. А тот пусть радуется, что я не подаю в суд за оскорбления и  уг-
розы. Мэгги сердито всхлипнула.
   Но как бы она стала описывать происшедшее в полиции? Мэгги поежилась.
Неминуемо встал бы вопрос о ее реакции. Почему она хотя бы  не  съездила
ему по физиономии?
   К черту его, вскипела она. Пусть катится ко всем чертям!
   Будь Мэгги более внимательна, она наверняка вовремя заметила  бы  ле-
жавший поперек дороги - громадный вяз. Когда фары осветили его  и  Мэгги
нажала на тормоза, было слишком поздно: раздался противный  скрежет  ме-
талла и звон разбитого стекла. Мэгги швырнуло вперед, но ремень  удержал
ее. Она сильно стукнулась ребрами о руль и ощутила резкую боль под  пра-
вым глазом, однако можно было считать, что она легко отделалась.
   Мэгги сидела, уставившись в разбитое лобовое стекло, не в силах пове-
рить в случившееся. Упало дерево. Если я хочу выбраться отсюда, мне нуж-
но его убрать, тупо подумала Мэгги.
   Она отстегнула ремень и попыталась открыть дверцу, но от удара  дверь
заклинило. Мэгги отчаянно забилась, закричала от страха.
   - Выключите двигатель.
   За боковым окном внезапно возник Джей Делани. Мэгги заставила  дрожа-
щие пальцы повиноваться. Он жестом приказал ей открыть окно.
   - Ну и ночка, - мрачно сказал он,  осматривая  повреждения.  -  Вашей
страховой компании придется работать сверхурочно. Что стряслось?  Дверцу
заклинило?
   Мэгги кивнула, не в силах выдавить ни слова.
   - Ну что ж, попробуем открыть другую. - Он словно  успокаивал  ее.  -
Если не получится, будем вытаскивать вас через окно.
   Дверца со скрипом подалась.
   - Отлично, - удовлетворенно сказал Джей. - Выбирайтесь.
   - Я... не могу.
   Он что-то грубо и насмешливо пробормотал, наклонился и взял ее за ру-
ки.
   - Не сидеть же вам здесь всю ночь.  Если  упало  одно  дерево,  могут
упасть и другие. Так что пошевеливайтесь.
   В конце концов ему пришлось самому вытаскивать ее из машины.
   - Вы можете идти?
   - Не знаю...
   - Тогда попробуйте ставить одну ногу перед другой -  и  увидите,  что
получится.
   Мэгги показалось, что ничего смешнее этого она  никогда  в  жизни  не
слыхала, и она тихо захихикала.
   - Ну вот еще! - Ладонь Джея так обожгла ей лицо, что она задохнулась.
- Закатывать истерики будете дома.
   У туалетного столика и на столе горели свечи. Джей выдвинул кресло  и
толкнул в него Мэгги.
   - А это что? - спросил он, беря со стола стакан.
   - Я приготовила себе бульон.
   Как давно это было!
   Джей поморщился и выплеснул бульон в раковину.
   - Давно остыл. Я вам прописываю горячее молоко с виски. - Он  немного
помолчал. - Правда, молока у нас не так уж и много. Себ оставил мне про-
дукты на одного.
   - По дороге сюда я купила кое-что в бакалейной лавке.
   - И где же все это?
   - В машине.
   Снова неловкое молчание. Наконец  Джей  произнес,  пожалуй,  чересчур
вежливо:
   - Как жаль, что вы не упомянули об этом несколько раньше.
   - Продукты могут подождать и до завтра.
   - О да, продукты - могут.
   Джей поднялся наверх и вернулся с бутылкой виски. Мэгги только сейчас
поняла, что, отправляясь на ее поиски,  он  надел  свитер,  но,  как  ни
странно, от этого он не казался ей одетым. Может быть,  оттого,  что  ей
пришлось видеть его столь откровенно не одетым?
   Она наблюдала, как он открывает картонный пакет и наливает  молоко  в
кастрюлю, как ставит ее на огонь.
   - Вы не пролили ни капли, - заметила она.
   - К работе по дому я приучен. Когда женщина помешана на чистоте...
   - Не сомневаюсь, это одна из сотен, покоренных вами.
   Сейчас он, конечно, с удовольствием похвастается.
   - Нет, - ответил он. - Моя мать.
   Ответ ошеломил Мэгги. От него повеяло домашним уютом, что  совершенно
не вязалось с таким человеком, как Джей Делани: дикарем, хищником.
   Под ее бдительным взором он налил молоко в стаканы и в  каждый  щедро
плеснул виски; потом подошел к столу и протянул ей стакан.
   - Пейте.
   - Я не люблю виски.
   - Неважно. Пейте, или я раскрою вам рот и волью насильно.
   Мэгги отпила чуть-чуть и сделала вид, будто ее передернуло от  отвра-
щения. Джей уселся напротив и насмешливо наблюдал за ней.
   - А у вас хорошо получается, - оценивающе произнес он. - Вы не из на-
шей братии?
   - Нет, я работаю в редакции.
   - Позвольте, я угадаю. - Он изобразил глубокое раздумье,  потом  при-
щелкнул пальцами: - "Вираго букс".
   Мэгги бросила на него уничтожающий взгляд.
   - "Манро и Крэг". Мы довольно молодое издательство.
   - Вы, полагаю, не Манро и не Крэг.
   - Нет. Я Мэгги - Маргарет Карлайл. Редактор.
   - И вы, мисс редактор, должны быть сейчас на Маврикии.
   Мэгги закусила губу и отпила еще глоток молока. Вкус ей не  нравился,
но напиток, несомненно, оказывал благотворное действие: по телу разлива-
лось живительное тепло, нервная дрожь унялась, озноба как не бывало.
   - Итак, - продолжал Джей, - что же вы здесь делаете, Мэгги Карлайл?
   - Это мой дом, - отрезала она. - Я не обязана давать вам объяснения.
   Оба замолчали. Спустя некоторое время Джей сказал:
   - Надеюсь, вы согласитесь со мной, что при обычных обстоятельствах мы
не провели бы и нескольких минут в обществе друг друга.
   Мэгги кивнула, не отрывая взгляда от своего стакана.
   - Но обстоятельства далеко не обычны, поэтому, нравится нам  это  или
нет, мы оказались здесь, под одной крышей,  на  неопределенное  время  и
должны относиться друг к другу по-человечески. Я прав?
   - Вовсе не обязательно, - возразила Мэгги. - Не  будет  же  эта  буря
длиться вечно. Завтра вы сможете уехать.
   - Как, пешком? - Джей воззрился на нее. - Милочка, вы даже не  пытае-
тесь проявить и капли благоразумия.
   Мэгги поставила стакан.
   - Наверное, так вы  расцениваете  свое  собственное  поведение  нынче
ночью? - Внезапно голос изменил ей. - Как благоразумное?
   - Я просто преподал вам урок, в котором вы, дорогуша,  весьма  нужда-
лись, - спокойно ответил он. - Не отвергайте его, даже если  вы  еще  не
готовы понять его смысл. В следующий раз получше, подумаете, прежде  чем
обливать меня грязью моих воображаемых грехов.
   - Для воображения остается не так много  места,  -  холодно  заметила
она. - Ваши грехи достаточно подробно задокументированы.
   Джей качнулся на стуле и, пристально прищурившись, поглядел на Мэгги.
   - А вы, кажется, любительница острых ощущений, дорогая  моя.  Предуп-
реждаю, следующий урок я преподам, отшлепав вас по заднице.
   - Как остроумно! - презрительно сказала Мэгги.  -  Не  притворяйтесь,
мистер Делани, будто вам не по душе  ваша  с  трудом  завоеванная  скан-
дальная слава.
   - Вы же каждый день работаете с литературой, - пожал плечами Джей.  -
Так почему же вы верите всему, что читаете в газетах?
   - Дыма без огня не бывает. - Она с трудом верила, что сказала это, да
и он, судя по злорадной ухмылке, тоже не ожидал от нее такой  банальнос-
ти.
   - Какая свежая мысль, - сказал он. - Наверняка принадлежит одному  из
ваших авторов?
   - Нет, - парировала Мэгги. - Скорее всего, заимствована из одного  из
ваших телесериалов. - Она встала, оттолкнув стул. - А  теперь  я  ИДУ  в
свободную комнату спать. Дверь запирается на ключ, и я  не  хочу,  чтобы
меня будили под каким бы то ни было предлогом.
   - Не обольщайтесь. Если вы и впрямь  следите  за  статейками  о  моей
частной жизни, вы должны знать, что я никогда не опущусь до романа с не-
доразвитой рыжей девчонкой. - Он поднялся со стула. - Пока вы  не  ушли,
скажите, есть в этом доме аптечка?
   - Разумеется, - сухо ответила Мэгги, еще не оправившись от  "недораз-
витой девчонки". - А вы что, хотите приклеить сломанный палец?
   - Нет, хочу заклеить вам рот, - проворчал он. - А  если  серьезно,  у
вас на лбу царапина, и ее нужно промыть.
   - Царапина? - Мэгги вспомнила острую боль тогда, в машине, и,  подняв
руку ко лбу, почувствовала липкую влагу. - Глубокая?
   - В наши дни пластическая хирургия творит чудеса, - мрачно сказал он.
- А сейчас мы попробуем обойтись каким-нибудь обеззараживающим средством
и пластырем.
   - Ну хватит! - Мэгги устремила на него недоверчивый взгляд. - Для вас
это шутка, а для меня - самый ужасный день и самая ужасная ночь  в  моей
жизни.
   - Безусловно, несмотря на то что сейчас мое присутствие здесь  весьма
кстати. - Его губы искривились в усмешке. - Но если вы намерены стенать,
оплакивая свою горькую участь, на меня это не подействует! Ну, так дади-
те мне обработать вашу рану или предпочитаете страдать дальше и получить
заражение крови?
   С минуту Мэгги лишь возмущенно глядела на него, потом прошествовала в
кладовую и вернулась с аптечкой. Джей наливал в таз горячую воду из чай-
ника.
   - Премного благодарна, - подчеркнуто любезно произнесла Мэгги.
   - Не переусердствуйте, - предостерегающе заметил Джей, -  Ваши  слова
обойдутся вам дороже, чем мне, поверьте.
   Пока он оказывал ей медицинскую помощь, она терпела, стиснув зубы.
   - Придется зашивать?
   - До этого не дойдет. - Он приклеил маленький кусочек пластыря. - Че-
рез пару недель повязку можно будет снять. - Он вылил из  таза  воду.  -
Кстати, я не хочу увеличивать список ваших обвинений против меня пунктом
об изгнании вас из вашей постели. Я пойду спать в соседнюю комнату.
   - Не стоит, - быстро сказала она, - оставайтесь, где были. Да  и  ме-
нять белье уже поздно.
   - Думаю, я неизлечимо заразил вас своим  мимолетным  присутствием.  -
Голос Джея был слишком спокоен.
   - Отнюдь, - слабо запротестовала Мэгги, чувствуя, как по лицу  разли-
вается предательский румянец.
   Джей холодно взглянул на нее.
   - Вы, леди, сделаны из другого теста.
   Он повернулся и пошел наверх; вскоре  Мэгги  услышала,  как  хлопнула
дверь спальни.
   Мэгги привела в порядок комнату и загасила свечи, кроме той, что  со-
биралась взять с собой в спальню.
   Что бы там Джей ни заявлял, дверь она все же  запрет,  упрямо  решила
она.
   Надо признать, что после аварии он держался  вполне  благожелательно,
но это ничего не меняло. Мэгги презирала его и  ему  подобных.  Конечно,
сегодня она могла оказать ему любезность и предоставить крышу над  голо-
вой, но это не значило, что завтра она снова будет терпеть его  в  своем
доме.
   На стену обрушился очередной шквал, и Мэгги вздрогнула. Конечно, если
крыша доживет до завтра, невесело усмехнулась она.
   Но следующая мысль остановила ее. Она подошла к кухонному шкафчику  и
достала из ящика самый длинный и острый хозяйственный нож. Я уже  успела
понять, что доверия он не заслуживает, подумала она. И буду защищаться.
   Медленно и осторожно Мэгги пошла вверх по лестнице, прикрывая ладонью
пламя свечи. В ее - его - комнате было темно, и Мэгги помедлила у двери,
прислушиваясь, надежно ли он отключился, усыпленный виски.
   - Спокойной ночи, Мэгги Карлайл. Приятных снов, - раздался его  тихий
насмешливый голос.
   Мэгги отшатнулась и чуть не выронила нож, а  пламя  свечи,  вспыхнув,
погасло.
   Чертыхаясь себе под нос, она ощупью пробралась по коридору к соседней
комнате. Отыскала спичку, засветила свечу и поставила ее на тумбочку,  а
затем повернула ключ в замке.
   Узкая кровать выглядела такой непривлекательной.  Да  еще  посередине
какой-то жесткий бугорок.
   Мэгги откинула пуховое одеяло и остолбенела, увидев под ним свою гли-
няную грелку. С минуту она стояла, неподвижно глядя на нее, потом присе-
ла на край кровати и, уткнувшись в ладони, разрыдалась.
   Это была беспокойная ночь. Буря за окном не унималась, и у Мэгги каж-
дый раз сжималось сердце от страха, что вылетят стекла.
   Ощупывая под подушкой спасительный нож, она тем не менее приходила  в
ужас при мысли, что Джей все-таки попытается проникнуть к ней в  комнату
и ей придется пустить в дело свое оружие.
   Она все еще мысленно обсуждала спорные вопросы, когда  наконец  перед
самым рассветом забылась мучительным сном.
   Когда же она разлепила воспаленные веки, был уже день. Небо за  окном
висело серое, суровое, яростный ветер выл не переставая. Мэгги содрогну-
лась.
   Она выползла из кровати, натянула вчерашние брюки и свитер. С раздра-
жением обнаружила, что, пожертвовав гостю кровать, она лишилась  и  умы-
вальника. Придется спуститься вниз и совершить утреннее омовение над ра-
ковиной.
   Предстоит сделать кучу дел, мрачно подумала она. Необходимо  сообщить
мистеру Грайсу об упавшем дереве и попросить его позвонить в местный га-
раж, чтобы поставить туда машину. Кроме того, надо связаться со  страхо-
вой компанией.
   Но самое главное - она должна во что бы то ни  стало  выставить  Джея
Делани из дома, а заодно и из своей жизни.
   Внизу его не оказалось, и Мэгги воспользовалась  неожиданной  возмож-
ностью умыться и почистить зубы в одиночестве. Она решила, что после его
отъезда запрет дверь, задернет занавески, достанет жестяную лохань и вы-
моется.
   Наливая воду в чайник, Мэгги вспомнила, сколько слез она пролила вче-
ра вечером, и ей стало стыдно. Она поставила чайник на огонь.  С  другой
стороны, ее можно понять. Ведь она так мечтала о  поездке  на  Маврикий,
возлагала на нее столько надежд - не говоря уже о первой ночи с Робином,
- и какой жестокий удар получила здесь, на Краю Света.
   А если честно, то грелка в кровати была последней соломинкой.  Непро-
шеный, неожиданный знак внимания. И к тому же  нежелательный,  напомнила
она себе. Если Джей Делани рассчитывает завоевать ее расположение подоб-
ным способом, пусть не надеется.
   - У вас есть какие-нибудь ядохимикаты?  -  раздался  с  порога  голос
Джея, и Мэгги подскочила от неожиданности.
   - Это еще зачем? - подозрительно спросила она, оправившись от испуга.
   - Как насчет пакта о самоубийстве? - галантно предложил он. - А  если
серьезно, я обработал бы заросли крапивы вокруг туалета.  Посетить  этот
укромный уголок в ваших владениях - все равно что пройти курсы на  выжи-
вание.
   Мэгги открыла было рот, хотела возразить, что никто до сих пор не жа-
ловался, но Джей прибавил:
   - Спасибо Себастиану, предупредил, что здесь всего можно ожидать.
   Мэгги пришлось быстро перестроиться.
   - Сожалею, что не могу предоставить вам сверкающего золотом пятизвез-
дочного клозета, к каким вы привыкли, - сладко сказала она.
   - И сервис у вас паршивый, - кивнул он. - Я привык пить кофе в посте-
ли.
   - Придется подождать, пока я разыщу ядохимикаты.
   - Надеюсь, вы шутите. - Он помолчал. - С вашей крыши здорово  пообле-
тела черепица. Если пойдет дождь, вам тут несладко придется.
   - Думаю, у меня и так проблем предостаточно.
   Мэгги вышла из дома посмотреть и в отчаянии присвистнула.
   - Черт! Всего несколько месяцев назад я угрохала на эту  крышу  целое
состояние.
   - Порой эти бездушные предметы платят нам черной неблагодарностью,  -
с преувеличенным сочувствием произнес Джей.
   - Вам смешно! Крыша-то не ваша.
   Мэгги подняла уцелевшую черепицу и внимательно посмотрела на нее, по-
том перевела взгляд на Джея; она явно что-то задумала.
   - Можно произвести косметический ремонт - затолкать черепицу на  мес-
то.
   - Но для этого вам понадобятся чрезвычайно длинные руки.
   Мэгги коротко улыбнулась с видом человека, принявшего  волевое  реше-
ние.
   - Лучше воспользоваться средних размеров лестницей.
   У Джея глаза полезли на лоб.
   - Что вы сказали? Я должен лезть к вам на крышу  и  укладывать  назад
отвалившуюся черепицу?
   - Вот именно!
   - Ни за что!
   - Это почему же?
   - Я боюсь высоты.
   - Вздор, - отрезала Мэгги. - Я достаточно наслышана о  подвигах  Хэла
Мак Гайра. Он в каждом фильме только и делает, что скачет по чужим  кры-
шам на высоте ста футов.
   - Хэл Мак Гайр ловкач, это правда. У меня духу не  хватает  смотреть,
как он это проделывает. Я в это время сижу в гримерной и учу слова.
   - Вы врун!
   - Всего лишь актер. Очень высокооплачиваемый, очень популярный,  про-
шедший классическую актерскую подготовку. Прикажите драться  за  вас  на
дуэли - и я повергну вас в изумление.
   - Сомневаюсь, - коротко ответила Мэгги. - Да и крыша, честно  говоря,
не такая уж высокая.
   - Я даже на стул не могу встать - голова кружится. Кроме  того,  сло-
мать палец на ноге - это одно дело, а шею - куда серьезнее.
   - В таком случае окажите любезность, придержите лестницу, я сама  по-
лезу на крышу.
   - Если вы мне позволите закрыть глаза.
   - Да прекратите вы, в конце концов! -  взорвалась  Мэгги  с  гримасой
отвращения и вылетела во двор за лестницей.
   Джей пошел следом и взял лестницу у нее из рук.
   - Предлагаю вам сделку. Я иду на смертельный риск в обмен на  яичницу
и кофе. При условии, что все это будет хорошо приготовлено.
   Мэгги закусила губу. Меньше всего ей хотелось готовить для непрошено-
го гостя. Отсылая его чинить крышу, она всего  лишь  хотела  занять  его
чем-нибудь, пока она сходит через поле на  ферму  и  договорится  о  его
отъезде. С другой стороны, если он и впрямь готов подправить  ей  крышу,
то хотя бы завтрак с нее причитается.
   Она решительно кивнула.
   - Ладно, договорились. Схожу пока к машине за продуктами.
   Она пошарила в карманах стеганого жакета, достала ключи  и  пошла  по
дороге. Все вокруг было завалено сучьями и щепками. Она  двинулась  было
назад, к изгороди, но запуталась в огромных ветках и отступила. Когда же
Мэгги наконец добралась до машины и открыла багажник, ей было очень жар-
ко, она еле переводила дух.
   Не успела она вытащить первую коробку, как услыхала мужской голос.
   Мэгги подняла голову и увидела мистера Грайса, приближавшегося к  ней
по дороге вдоль упавшего дерева.
   - Доброе утро, - откликнулась она. - Какая страшная буря!
   - Какое там, буря, - вздохнул фермер, подходя ближе. - В наших местах
такое зовется ураганом. Сколько людей погибло,  дома  порушены,  деревья
повалены. Мои ребята выехали на тракторе расчищать выезд к шоссе. А  хо-
зяйке моей показалось, будто машина проехала; ваша ли, нет ли, того  она
не видела. Вот я и подумал: дай-ка наведаюсь да погляжу, как вы тут.
   - Спасибо, я-то в порядке, а машина... - Миссис Грайс,  должно  быть,
приметила машину Себастиана. - Мистер Грайс, можно я зайду к вам попозже
позвонить?
   Фермер усмехнулся.
   - И везет же вам, лапушка. Телефон молчит как  могила,  все  электри-
чество вырубилось. И никто толком не знает, когда линии восстановят.
   - Но ведь мне необходимо связаться с гаражом, - в отчаянии воскликну-
ла Мэгги. - Мою машину надо отбуксировать и починить, а мне срочно нужно
в Лондон.
   - И думать забудьте, - твердо сказал мистер Грайс. - У кого голова на
месте, сегодня в Лондон не сунется, да и вообще  будет  дома  сидеть.  А
Лондону-то хуже всех пришлось. Толкуют, туда даже поезда не доходят. Все
дороги завалило. - Он покачал головой. - Страсть-то какая! Оставались бы
вы здесь, пока все наладится. С голоду не помрете, мы с хозяйкой  подки-
нем чего поесть. Я к вам пришлю Дейва, он вам принесет  мяса  и  овощей.
Что скажете?
   Мэгги беспомощно опустилась на багажник.
   - Но мне необходимо уехать отсюда. Как вы не понимаете...
   - Это вы не понимаете, лапушка. Объявлено чрезвычайное положение. По-
калечены люди, многие остались без крыши над головой, полиция  не  реко-
мендует разъезжать. Да и завал на дороге мы разгребем не раньше чем  че-
рез день-два; так что наберитесь терпения. Так я пришлю к вам Дейва.
   Он, наверное, решил, что я тут по-бабски себя накручиваю, думала Мэг-
ги, удрученно глядя ему вслед.
   Нет! - захотелось ей крикнуть вдогонку. Я здесь заперта с чужим  муж-
чиной, на нем уже висит обвинение в изнасиловании, и я до смерти его бо-
юсь. Я не хочу снова оставаться с ним ночью наедине, не хочу!
   Мэгги стало ясно, что выбора у нее нет. Она взглянула на серое груст-
ное небо и вздрогнула.
   Боже мой, в отчаянии подумала она, что же теперь делать?


   ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   Яичница никогда не была моим коронным блюдом, однако на этот раз  она
вышла вполне прилично, думала Мэгги, выкладывая свое произведение на по-
догретые тарелки и опуская на стол рядом с кофейником. Джей стоял у  ра-
ковины и мыл руки.
   - Готово, - коротко сказала она.
   - Благодарю вас.
   Джей сел за стол и, ни слова не говоря, переставил тарелки.
   - Что вы, черт возьми, такое делаете?
   - Всего лишь принимаю меры предосторожности,  -  невозмутимо  ответил
он. - Вы страшная женщина, мисс Карлайл. Думаете, я этого не заметил?
   Да я и не собираюсь травить его, мрачно подумала Мэгги,  с  аппетитом
уплетая яичницу. Кстати, как это я не догадалась? И почему  у  меня  нет
ларчика, доверху набитого снотворным и слабительным для этих целей?
   За едой она поймала себя на том, что наблюдает за ним из-под  ресниц.
Так вот он какой, герой восьмидесятых, подумала она. Он был, несомненно,
красив, такие обычно нравились всем. Высокомерный взгляд, жесткие  линии
рта и подбородка с непременной, по замыслу гримера, щетиной.  Каштановые
волосы были слишком длинны, вьющиеся пряди падали на ворот клетчатой ру-
башки, которая, естественно, была расстегнута на одну пуговицу ниже  по-
ложенного, вызывая воспоминания, с которыми Мэгги предпочла бы  навсегда
расстаться.
   Лучше всего у него были глаза, ярко-синие, с длинными  ресницами;  но
все-таки Мэгги не понимала, почему его считают  секс-символом  и  почему
так высок рейтинг его МакГайра.
   Мэгги заметила, что, несмотря на загар, он был бледен и, вообще,  вид
у него с утра был измученный. А все потому, что вчера  накачался  виски.
Какая жалость, что восторженные поклонницы не видят его сейчас.
   Неожиданно Джей поднял глаза и поймал на себе ее взгляд. Мэгги смеша-
лась и поспешно произнесла:
   - Крышу починили?
   - Хотелось бы надеяться. Думаю, некоторое время она не будет  пропус-
кать воду, но вам все равно придется вызвать специалиста.
   - В обозримом будущем работы у кровельщиков  будет  больше,  чем  они
смогут выполнить. Я еще сравнительно легко отделалась. - Мэгги  помолча-
ла. - Я тут послушала радио. Ужасные новости.  Говорят,  Сады  Кью  пол-
ностью разорены: все редкие породы деревьев и кустарников погибли.
   Джей нахмурился.
   - Жуткий ветерок, - пробормотал он, наливая себе кофе.  -  А  что  за
обстановка здесь?
   - Я говорила с фермером. - Мэгги опустила глаза в тарелку. -  Полиция
пока рекомендует всем оставаться на местах. Дороги завалены,  поезда  не
ходят. Ни въехать сюда, ни выехать отсюда невозможно.
   - Ну что ж, будем сидеть здесь, - пожал плечами Джей.
   - Час от часу не легче, - саркастически заметила Мэгги.
   - Нытье тут не поможет.
   Мэгги стукнула по столу кулаком, и посуда жалобно зазвенела.
   - Я не ною. И вообще приехала сюда, потому что хотела побыть одна.
   - Я тоже. Но судьба распорядилась иначе.
   - К черту судьбу, - взорвалась Мэгги. - Благодарить  надо  Себастиана
за все это.
   - К чему винить его: в конце концов, он думал, что, раз  вы  отправи-
тесь на Маврикий, дом будет пустовать.
   - Он даже ради приличия не спросил моего разрешения.
   - Потому что наверняка знал, что не получит. - Джей оттолкнул тарелку
и посмотрел Мэгги прямо в глаза. - Мы еще не встретились, а вы уже виде-
ли во мне злейшего врага. Я прав?
   - А что вы ожидали? Я не люблю мужчин, которые не уважают женщин.
   - А я считаю, что уважение надо заслужить и пол здесь не имеет значе-
ния, - резко парировал Джей. - Лично я всегда считаю нужным давать людям
право сомневаться. Вдруг найдется что-то, что следует принять во  внима-
ние.
   - По поводу вас у меня нет сомнений, - сказала Мэгги.  -  По  крайней
мере теперь - после вашей дерзкой выходки вчера вечером.
   - Будем считать, что последних слов вы не говорили, - задумчиво  про-
изнес он. - Я уже сказал, что намеревался преподать вам небольшой  урок,
не более. Но дело быстро приняло слишком серьезный оборот, и я был удив-
лен не меньше вашего.
   - Да как вы смеете?
   - Очень даже смею. Вчера вечером, леди, я прекратил ласки потому, что
нашел их для себя слишком приятными, а я совсем  не  того  добивался.  Я
словно коснулся нежного, теплого шелка. Вам кто-нибудь говорил об  этом,
Мэгги Карлайл? Мне хотелось коснуться ладонями каждого дюйма вашей кожи.
- Он помолчал. - И это только для начала.
   - Вы... отвратительны, - глухо сказала она.
   Джей пожал плечами.
   - Всего лишь честен. Вчера вечером, мисс Карлайл, вы узнали, что  ра-
зум не всегда в состоянии контролировать основные  реакции  тела.  -  Он
улыбнулся воспоминанию. - Вы были как ребенок в  кондитерской  лавке,  -
тихо сказал он, - у которого глаза разбегаются.
   - Неправда! - Голос Мэгги сорвался от ярости.
   - Нет? А вот мы сейчас испытаем вашу искренность.  Если  бы  я  вчера
подчинился своему инстинкту и если бы я действительно попытался вас раз-
деть, поцеловал бы вас, - в какой момент вы бы воспротивились и закрича-
ли?
   - Сразу же.
   - Неужели? - Он ухмыльнулся. - Может, повторим эксперимент, чтобы  вы
доказали свои смелые слова?
   - Нет, - процедила Мэгги. - Меня тошнит от всего этого инцидента.
   Джей подлил себе кофе и уставился на нее, погрузившись в размышления.
   - Интересная реакция. Что же именно вас отталкивает: вообще  секс,  в
принципе, или перспектива переспать со мной?
   - Никакой такой перспективы не существует, - отрезала Мэгги. - И даже
намека на это нет.
   - Вы абсолютно правы, - спокойно ответил он. - Пока я вас не попрошу.
А приглашать вас в постель в ближайшем будущем я не собираюсь.
   - И вы полагаете, что я расстроюсь? - задохнулась Мэгги. - Вы самона-
деянны до безобразия. И если  вы  осмелитесь  коснуться  меня  еще  хоть
раз...
   Она в неуверенности замолчала.
   - То что? - настаивал он. - Что же вы сделаете?
   Мэгги вскинула голову.
   - Заставлю вас пожалеть об этом, вот что.
   - Заранее каюсь, - усмехнулся он. - Только вам не о чем беспокоиться,
мисс Карлайл. Верите мне win нет, но я еще ни разу не принудил  женщину.
В этом просто не было необходимости. И уж, конечно, не вы заставите меня
нарушить это блестящее правило.
   - Какая жалость, что та бедная девочка - Дебби Бэрроуз - вас не  слы-
шит. - Голос Мэгги был полон сарказма.
   - О, не беспокойтесь, услышит, когда делом займется суд. -  Джей  по-
молчал и сухо прибавил: - Если оно вообще дойдет до суда.
   - Не сомневаюсь,  вы  сделаете  все,  чтобы  вынудить  ее  прекратить
следствие, - с презрением бросила Мэгги. -  Как,  должно  быть,  замеча-
тельно обладать деньгами и властью.
   - Мисс Бэрроуз пользуется финансовой поддержкой одной воскресной  га-
зеты. Так что в настоящее время в деньгах она не нуждается.  Разумеется,
когда там обнаружат, что она бессовестно врет, ее положение изменится.
   - Надеюсь, она выиграет дело, - с чувством произнесла Мэгги, - а  вас
упрячут за решетку до конца ваших дней.
   - Нимало не сомневаюсь. И, похоже, мой приговор уже вступил в силу. -
Он встал, оттолкнул стул и гибко выпрямился. -  А  за  завтрак  спасибо,
мисс Карлайл. Слава Богу, что отравлен только ваш язык, - вкрадчиво  до-
бавил он. - Пойду прогуляюсь в поле. Когда вернусь, мы заключим  переми-
рие. Потому что нравится вам это или нет, а сосуществовать какое-то вре-
мя нам придется, и, поверьте, мне от этого ничуть не легче, чем  вам.  -
Он коротко и холодно улыбнулся. - Подумайте об этом.
   Как будто я в состоянии думать о чем-нибудь другом, в отчаянии сказа-
ла себе она, когда за ним закрылась дверь.
   Итак, ее просят выносить невыносимое, убеждала она себя. Домик  слиш-
ком мал, чтобы можно было избегать друг друга, если только она  не  зап-
рется на весь день в другой комнате. Мэгги поморщилась, понимая, что  не
вынесет и этого.
   Она нехотя признала, что предложенное перемирие было единственным вы-
ходом, но при одной мысли  о  необходимости  поддерживать  искусственное
дружелюбие ее передергивало.
   Она сидела, уставившись в пространство, и вспоминала его слова; осоз-
нав, что он имел в виду, она больно вонзила ногти в  ладони.  Ребенок  в
кондитерской лавке. Мэгги похолодела.
   Неправда, уверяла она себя. Неправда. Он шокировал меня, вот  и  все.
Это была не я. Я была расстроена из-за Робина, мне так его недоставало.
   Но с Робином ты никогда не испытывала ничего подобного,  возразил  из
глубины сознания тоненький гадкий голосок. С Робином ты чувствовала себя
уверенно и спокойно. Близость с ним была бы нормальным приятным развити-
ем отношений. Но мысль о ней никогда не пробуждала в тебе жаркую боль  и
жажду, не дающие забыться сном.
   Мэгги густо покраснела. Не буря, не узкая кровать мешали  ей  заснуть
минувшей ночью. Она была вынуждена признать, что впервые в жизни не спа-
ла из-за чувственных переживаний.
   И виноват во всем - тварь, наглец и бабник Джей Делани.
   Он великолепно знал, чего добивался, знал и все-таки  счел  возможным
отступить. Это и было хуже всего, всего унизительнее.
   Она вскочила и принялась собирать тарелки; руки у нее тряслись, и  от
этого она злилась еще пуще.
   Небольшой урок. Да, это короткий урок, но он открыл  ей  такое,  чего
она в себе не подозревала и не желала знать.
   Она стала другой. Дверная щеколда стукнула, и Мэгги подскочила, слов-
но испуганная кошка. Стакан выскользнул из рук и разбился об угол  рако-
вины.
   - Дьявольщина, - процедила она сквозь зубы. - Недолго же вы гуляли, -
ядовито сказала она и, обернувшись, осеклась: перед ней возникла  мощная
фигура Дейва Арнолда, рабочего с фермы. - Ах, это вы.
   Мэгги выдавила улыбку, отмечая про себя, что следовало больше обрадо-
ваться Дейву.
   Он был примерно одних с нею лет, в общем-то, недурен собой. Когда она
въезжала в свой домик, он, по настоянию мистера Грайса, помог ей расста-
вить мебель. Она была благодарна ему за помощь, но он продолжал назойли-
во слоняться вокруг да около, выискивая разные предлоги, чтобы прийти. В
конце концов ей пришлось без обиняков просить его оставить ее в покое.
   Казалось, он воспринял ее заявление спокойно, но до  сих  пор  в  его
присутствии ей бывало не по себе. Лучше бы зашли Майк или Алан,  сыновья
Грайсов.
   - Я тут вам еду притащил. - Дейв грохнул на стол две сумки, нагружен-
ные продуктами. - А вы кого-то ждали?
   Мэгги вздрогнула.
   - Да нет, никого особенно. А счет мистер Грайс прислал?
   - Да, вот он. - Дейв выудил из кармана куртки сложенный листок. - А у
вас, кажется, гости? Утром видел: у вас на крыше торчал кто-то.
   - Ураганом посбивало черепицу, - уклончиво ответила Мэгги.
   - Так позвали бы меня, я бы сделал.
   - Теперь уже не надо. К тому же у вас и без того на ферме работы хва-
тает. - Мэгги поймала себя на том, что неестественно оживлена: раскоман-
довалась, будто школьная директриса.
   - И вот где самый-то смех - сдается мне, я его знаю,  этого,  который
на крыше. Вроде где-то я его уже видел. Он что, бывал здесь?
   Не суйся не в свое дело, чуть не сказала Мэгги. Вслух же  она  произ-
несла:
   - Я часто приглашаю гостей. Передайте мистеру Грайсу, что чек за  все
продукты я занесу, когда буду уезжать. А теперь  извините  меня...  -  и
пустила воду в раковину.
   - А все-таки смешно, мне все кажется, видел я его.
   - Ужасно смешно.
   Мэгги плеснула в воду моющего средства и взбила рукой пену;  к  Дейву
она повернулась спиной, давая понять, что интервью окончено.  Он  принял
отставку, и минуту спустя она уже видела, как он праздной походкой  уда-
ляется в сторону фермы.
   Мэгги распаковала сумки. Грайсы оказались на высоте.  Она  обнаружила
цыпленка, несколько бифштексов и баранью ножку, а в придачу еще и домаш-
ний пирог с мясом и картошкой, бережно завернутый в  вощеную  бумагу.  У
миссис Грайс всегда есть пироги, несмотря ни на какие ураганы.
   Мэгги отнесла мясо и овощи в кладовку и снова поставила  кофейник.  В
ожидании кофе она опустилась в кресло-качалку рядом  с  обогревателем  и
уставилась в пространство.
   Наконец она услышала, как дверь открылась, но даже не обернулась. Она
знала, кто это, и испуганно оцепенела, ощутив  его  присутствие.  Пальцы
судорожно вцепились в стакан. Она с усилием овладела голосом:
   - Не хотите ли кофе?
   - Благодарю, - вежливо и холодно ответил он.
   Она проводила его взглядом, посмотрела, как он  наливает  себе  кофе.
Потом сказала:
   - Приходил один человек с фермы. Он видел вас утром на крыше и  узнал
вас, хотя пока не понял, почему вы ему знакомы.
   - Вам следовало бы освежить его память, - помолчав, ответил  Джей.  -
Сказали бы, что я "МакГайр" и  что  некоторые  газеты  готовы  заплатить
большие деньги, лишь бы узнать, где я. Избавились бы от меня в два  сче-
та.
   - Да, - медленно произнесла она, все еще не глядя на него.  -  Именно
так мне и следовало поступить.
   - Тогда почему же вы не сделали этого?
   - Не знаю. Мне как-то в голову не пришло... насчет газеты.
   - Какую возможность потеряли! - Он глотнул кофе, не сводя глаз  с  ее
лица. - Вновь обрести ваше драгоценное одиночество.
   - Дороги скоро расчистят. Я смогу вернуться в Лондон.
   - ...где живете одна?
   Странный тон вопроса смутил ее, и ее лицо залилось румянцем.
   - А что в этом необычного?
   Джей пожал плечами.
   - Вам явно по душе лишь собственное общество, мисс Карлайл. К  приме-
ру, этот дом предназначен для одного человека,  это  ясно.  Единственное
кресло около печки, единственная удобная кровать  наверху.  -  Он  снова
умолк. - На Маврикий вы тоже отправлялись в одиночестве?
   - Нет. - Мэгги вскинула голову. - С другом. С мужчиной,  -  прибавила
она и тут же стала сама себе противна.
   - Так-так, - мягко сказал Джей. - В этой женщине все-таки есть  нечто
человеческое. И что же стряслось?
   - Его мать в последнюю минуту  заболела,  -  поколебавшись,  ответила
Мэгги и, словно защищаясь, посмотрела на него. - Смейтесь  сколько  вле-
зет.
   - Я и не думал смеяться. Несомненно, он заботливый сын. -  Губы  Джея
слегка дрогнули. - Но, возможно, как возлюбленный он не столь пылок. По-
думайте об этом.
   - Ни о чем другом я и не думаю, - солгала Мэгги.
   Думать о Робине у нее просто не было времени. Другое занимало ее мыс-
ли. До нее вдруг дошло, что слишком многое успело случиться.  И  все  же
важнее Робина в ее жизни вот уже несколько месяцев никого не было.
   И вообще никого, кроме него, в ее жизни не было. У нее была работа. У
нее был Робин. Концерты, театры, прогулки на машине, обеды и ужины у нее
дома. Жизнь казалась устоявшейся, спокойной, уютной.
   Поездка на Маврикий обещала нечто иное.  Из  рутины  обыденности  они
вдвоем шагнули бы в неизвестное. Мэгги внезапно подумала,  что  в  этом,
наверное, изначально таилась некая опасность. Может быть,  Робин  и  без
подсказки матери отступил бы в последний момент. Возможно,  они  еще  не
были готовы к такой близости, а может, эта близость никогда бы не насту-
пила.
   Но опасность таилась повсюду. За ней не  пришлось  далеко  идти.  Она
поджидала ее здесь, на Краю Света. Мэгги вздрогнула.
   - Могу я считать, что перемирие заключено? - тихо спросил Джей.
   Она подавила внутреннее сопротивление, кивнула и встала с кресла.  Он
протянул ей руку, но она притворилась, будто не замечает, и  взялась  за
кофейник, чтобы налить себе еще кофе. Она с ужасом поняла, что не риску-
ет даже прикоснуться к нему.
   - Кажется, у меня сейчас нет особого выбора.
   - Вы, как всегда, любезны. - Джей помолчал. - Ну что ж,  я,  пожалуй,
покину вас ненадолго: пойду разберусь с крапивой. -  Он  ухмыльнулся.  -
Оставляю вас наслаждаться столь милым вашему сердцу одиночеством.
   - Сегодня утром вы чуть не сломали шею, а теперь мужественно  бросае-
тесь в крапиву. Вам нипочем любая опасность, мистер Делани. Не  сомнева-
юсь, Хэл МакГайр гордился бы вами.
   - С вашей стороны благоразумнее было бы не рассуждать о том, как Мак-
Гайр повел бы  себя  в  данной  ситуации,  -  протянул  Джей,  вызывающе
скользнув по ней взглядом. - А в предлагаемых мне сценариях  платоничес-
ких отношений, как правило, нет.
   Мэгги взглянула ему в лицо.
   - Жаль. Тогда, возможно, вы излечились  бы  от  ложного  убеждения  в
собственной неотразимости.
   - А как насчет вашего ложного убеждения в  способности  противостоять
мне, мисс Карлайл? Эту болезнь как лечить будем?
   Мэгги прикусила губу.
   - Никак. И вообще, я нахожу весь разговор крайне неприличным.
   - Сами же его и начали. Я еще вчера говорил, что благоразумнее не на-
чинать того, чего не можешь завершить.
   Джей холодно взглянул на нее и направился к двери.
   Когда он ушел, дом погрузился в тишину. Мэгги взглянула на свой  кофе
и поняла, что вовсе его не хочет. Выплеснув кофе в раковину, она  приня-
лась вышагивать по комнате.
   Предстоящие двадцать четыре часа, если - не дай Бог! - не двое суток,
сулили самые неожиданные повороты событий и неведомые ранее  осложнения.
Все равно что ходить по яичной скорлупе, думала Мэгги,  или  по  минному
полю.
   Хорошо бы принять для себя несколько основных правил поведения, мрач-
но решила Мэгги. Для начала - не заговаривать первой.
   Ее удивляло, как этот самоуверенный женоненавистник Джей Делани умуд-
рялся поставить ее в самое невыгодное положение и она всегда оказывалась
неправа. Но это еще не самое худшее. Самое  отвратительное  -  Мэгги  не
могла не признать его способности заставить ее физически переживать  его
присутствие, чего никому раньше  не  удавалось.  Видимо,  из-за  обстоя-
тельств их встречи, необходимости жить в одном доме. Однако от этого  ее
ощущения не становились менее постыдными.
   Как только я доберусь до Себастиана, кипела она, я не  посмотрю,  что
он мой зять: убью на месте за то, что он мне устроил.
   Но часы, остававшиеся до расправы над Себастианом, надо  было  чем-то
заполнить. Не для того же она приехала на Край Света, чтобы слоняться по
дому, ломая руки.
   Она помыла овощи, чтобы подать их на обед к мясному пирогу, и  приня-
лась за основательную уборку. Комната в уборке не нуждалась, зато нужда-
лась Мэгги: ей надо было выпустить пар накопившегося раздражения  и  по-
давленных эмоций. Многие ее сверстницы принципиально не  занимались  хо-
зяйством, считая это рабской повинностью  в  пользу  мужчины,  но  Мэгги
всегда испытывала удовлетворение, когда мыла, скребла, натирала до блес-
ка свое жилище. Днем, к ее огромному облегчению, появилось  электричест-
во, и она смогла даже пропылесосить комнаты.
   Уборка хотя и не отвлекла ее от мыслей о происходившем, но  на  время
отодвинула его на безопасное расстояние, и Мэгги была довольна.
   Она поправила сухие цветы, собранные ею в последний приезд, чтобы ук-
расить в комнате стол, и не успела отойти от букета, как вернулся Джей и
сообщил, что снова начался дождь.
   Мэгги встревожилась.
   - Вы полагаете, он может помешать расчистке дорог?
   - Нисколько, - ответил он. - Расчистят все, кроме территории в радиу-
се ста ярдов от этого дома. Мои садовые работы на сегодня окончены.
   Джей сел и принялся осматривать волдыри на руках.
   - Вы обожглись?
   - Чего и следовало ожидать. Но не насмерть.
   Мэгги откинула со лба прядь волос. После усердных трудов она взмокла.
Горю, конечно, можно помочь, уныло подумала она. Неясно только, не  вый-
дет ли ей эта "помощь" боком.
   - Хотите... принять ванну перед ужином? - смущенно выдавила она.
   - Не помешало бы, - поморщился Джей и оглянулся. - Но как?  Таз,  что
стоит в спальне, маловат, в него не сядешь; у вас  что,  имеется  тайный
флигель, который вы до сих пор держали от меня в секрете, или  я  должен
раздеться и постоять под дождем с куском мыла в руке?
   Мэгги сжала губы.
   - Ни то, ни другое. В сарае стоит большая лохань. Я  обычно  наполняю
ее водой из кувшина, ставлю рядом обогреватель и моюсь.
   - Какие удобства!.. - протянул Джей.
   Мэгги набрала в легкие побольше воздуха и продолжала:
   - Само собой разумеется, сложившаяся ситуация потребует от нас  неко-
торого сотрудничества.
   - Естественно. - Он ехидно ухмыльнулся. - Кто первый  потрет  другому
спинку - я вам или вы мне?
   - Прекратите, - оборвала его Мэгги. - Я имела в виду уважение друг  к
другу и обещание оставаться наверху столько, сколько потребуется.
   - Но я привык, чтобы за мной ухаживали, когда  я  принимаю  ванну,  -
вкрадчиво произнес Джей. - Подливали бы время от времени  горячей  воды,
подносили бы разные напитки...
   - Подливать и подносить вам придется самому. - К пущей своей  ярости,
Мэгги почувствовала, как румянец горячей волной хлынул к ее  щекам:  она
ясно увидела картину, которую, он ей нарисовал. - Это вам не "Риц". И  я
вам не прислуга.
   - А жаль, - усмехнулся Джей. - Похоже, вам не улыбается роль усердной
и покорной служанки даже на один вечер. А ведь она помогла бы вам глубже
раскрыть свою личность.
   - Свою личность я приберегу для другого случая, - отрезала она.  -  А
вот ваша преобразилась бы как по волшебству, если бы  вы  отказались  от
сексуальных притязаний на ближайшие двадцать четыре часа. Вам грозит су-
дебное разбирательство, могли бы поумнеть.
   - Мне грозит суд, а вы при этом предлагаете столь  интимное  действо,
как омовение у камина. Вы меня удивляете, - парировал он. - Или вы расс-
читываете запереть меня в спальне на случай, если взыграет мой  инстинкт
сексуального маньяка и я брошусь на вас в вашу лоханку?
   Как Мэгги ни боролась с собой, но ее губы дрогнули в улыбке.
   - Нет, - ответила она, еле сдерживаясь,  чтобы  открыто  не  расхохо-
таться. - Об этом я не думала.
   - Благодарю за доверие, - сухо сказал он. - Итак... мне следует  при-
нести лохань и наполнить ее для вас?
   - Вы гость, вам первому и мыться. Я принесу вам  полотенце.  -  Мэгги
достала из 71 шкафчика под раковиной большой  эмалированный  кувшин  для
наполнения ванны и поставила его на стол. - Вот. Все  самые  современные
удобства перед вами.
   Когда Мэгги вернулась с полотенцем, лохань уже была на месте и  Джей,
по пояс голый, деловито заполнял ее водой.
   - А она больше, чем я предполагал, - заметил он  через  плечо.  -  Вы
уверены, что не хотите сэкономить горячую  воду  и  разделить  ванну  со
мной?
   - Абсолютно уверена.
   Мэгги со страхом обнаружила, что  жадно  смотрит  на  него,  поглощая
взглядом каждый дюйм его могучих плеч, каждый мускул его широкой загоре-
лой спины. А его замечание, с внутренней дрожью поняла она,  говорило  о
том, что он прекрасно сознавал ее состояние.
   - Когда вымоетесь, оттащите, пожалуйста, лохань за  дверь  и  вылейте
воду в канаву, - поспешно произнесла она. - Потом позовете меня.
   - Нет проблем.
   Джей поставил кувшин на стол и начал расстегивать  ремень.  Глаза  их
встретились, и он долго, целую вечность, не отпускал ее взгляд.
   У Мэгги пересохло во рту. Сердце бешено колотилось,  грозя  выскочить
из груди. Ей казалось, что его стук слышен в наступившей напряженной ти-
шине.
   Она чувствовала, что ей оставалось только одно: стоять, не двигаясь с
места, а все последующие решения придут сами собой. Но, Боже, о чем  это
она думает?
   Реальность обрушилась на нее жестокой лавиной паники и  отвращения  к
себе. Мэгги повернулась и бросилась, не разбирая дороги, к лестнице, ища
хоть какого-нибудь, пусть даже иллюзорного,  спасения.  Она  бежала,  не
смея ни оглянуться, ни даже перевести дух, пока не оказалась  в  спальне
за закрытой дверью.


   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

   Мэгги сидела на краю кровати, уставившись в пространство.
   - Что со мной? Что со мной творится? - шептала она,  но  лишь  тишина
была ей ответом.
   Самые, казалось бы, очевидные объяснения, рождавшиеся в ее  смятенной
душе, не приносили ей успокоения.
   Мэгги уговаривала себя, что всему виной ее разочарование  из-за  неу-
давшейся поездки на Маврикий. Иного и быть не могло. Она с таким  нетер-
пением ждала момента, когда они с Робином останутся наедине,  когда  она
будет ему принадлежать, что теперь любая мелочь больно ранила ее.
   Мэгги попыталась представить себя и Робина,  все  сокровенные  ласки,
которыми влюбленные одаривают друг друга.  Ее  слегка  передернуло.  Она
убеждала себя, что их чувство сгладит любую неловкость, но теперь  усом-
нилась, что все вышло бы так просто. Мэгги  попыталась  вообразить,  как
они с Робином принимают вместе ванну или душ, но не смогла:  Робин  поп-
росту никогда бы не предложил этого. Он держался строгих взглядов  отно-
сительно гигиены.
   В то время и ее собственные вкусы были вполне традиционны. Теперь  же
ее мир казался перевернутым с ног на голову.
   Она взглянула на свои руки, на сцепленные пальцы, зажатые между коле-
нями. Ей еще повезло, что Джей не пошел за ней  следом,  не  вздумал  ее
уговаривать, тем более принуждать. Винить следовало только себя - за то,
что так смотрела на него.
   Ребенок в кондитерской лавке. Именно так он ее  назвал,  с  издевкой,
конечно; но самым унизительным было другое: приходилось признать, что  в
его замечании была большая доля правды.
   Однако так ли уж она была виновата? Джей Делани был телезвездой  пер-
вой величины благодаря своему обаянию, которое неотразимо действовало на
эротические фантазии женщин. На свою беду, Мэгги обнаружила, что в жизни
его притягательность еще сильнее.
   Пропади он пропадом! - застонала Мэгги. И к черту стихию, безжалостно
схлестнувшую их судьбы.
   В дверь коротко постучали, и у Мэгги чуть сердце из груди не выскочи-
ло.
   - Да? - К ее досаде, голос зазвенел юно и трепетно.
   - Ванна в вашем распоряжении, - бросил он через толстые дверные пане-
ли, но проникнуть в комнату не попытался. Она услышала  его  удаляющиеся
шаги и звук закрываемой двери в соседнюю комнату. В этом стуке была  не-
кая странная завершенность, словно Джей давал ей понять, что бояться не-
чего.
   Она собрала купальные принадлежности, взяла полотенце и вышла в кори-
дор.
   Для инцидента с Дебби Бэрроуз все равно не  было  оправданий,  однако
Мэгги начинала понимать, как все могло случиться.
   Возможно, думала она, кусая губы, его слава и властная сексапильность
вскружили девушке голову, и когда она одумалась, было уже поздно.  Мэгги
решила не снимать с него вины, но и не осуждать чересчур сурово.
   Спустившись вниз, она обнаружила, что Джей наполнил  для  нее  ванну.
Она добавила в воду порцию душистой эссенции и размешала рукой.
   Как любезно с его стороны, заметила она про себя; но,  приготовив  ей
ванну и даже закрыв за собой дверь спальни,  он  вместе  с  тем  как  бы
отстранялся, подчеркивая, что никаких двусмысленных ситуаций между  ними
не возникало.
   Может быть, и он помнил о Дебби Бэрроуз и понимал, что в его  положе-
нии нечего и помышлять о новом риске. Это несколько утешало, тем не  ме-
нее Мэгги, раздеваясь, то и дело замирала, прислушиваясь, нет ли наверху
каких-нибудь признаков движения.
   Сейчас же перестань, сколько можно, насмешливо оборвала она себя.  Ты
что, ждешь, что он будет яростно метаться по комнате, как лев в  клетке?
Не сходи с ума.
   Она зачесала волосы наверх, прихватила их парой гребешков и с  легким
блаженным вздохом опустилась в воду. Она позволила  себе  полежать  нес-
колько минут в приятной истоме, потом начала намыливаться. Ногти на  но-
гах были покрыты лаком в тон рукам - полностью готовы  для  Маврикия,  с
иронией подумала она, поднимая из воды изящную ступню. И обработать ноги
воском не забыла. Все эти непривычные для ее тела приготовления  -  ради
неосуществившегося романтического отпуска.  Этот  кораллово-красный  лак
следует снять, решила она. Здесь, в глуши, он совершенно неуместен  и  к
тому же скоро облупится.
   Мэгги снова замерла и чутко прислушалась, охваченная  неясным  беспо-
койством, однако из верхней комнаты по-прежнему не доносилось ни  звука.
Тем не менее она решила не искушать судьбу и не валяться в ванне  долго.
Надо было еще готовить обед, даже если для этого стоило  лишь  разогреть
пирог миссис Грайс.
   К тому же она вдруг почему-то почувствовала  себя  неуютно.  Конечно,
это не Джей, но его неслышное присутствие наверху вызывает в  ней  такое
ощущение, будто на нее смотрят. Абсурд, но она поймала себя на том,  что
глядит в потолок в поисках щели, сквозь которую ему было  бы  удобно  за
ней наблюдать; разумеется, никакой щели там не было.
   И все-таки медлить она не собиралась. Грациозно поднявшись  из  воды,
она потянулась за полотенцем.
   И уголком глаза заметила, что ее движение тенью отозвалось в  сгущаю-
щихся сумерках за окном, которое ей и в  голову  не  пришло  занавесить.
Кто-то прятался там и сейчас переменил положение, чтобы получше  разгля-
деть ее откровенную наготу.
   - Кто?.. - задыхаясь, закричала она. - Нет, нет...
   Она схватила полотенце, но руки от страха не слушались ее;  оно  выс-
кользнуло и упало в воду.
   Охваченная одновременно гневом и ужасом, Мэгги упала на колени, лихо-
радочно прикрываясь руками, и поползла к стулу, чтобы спрятаться за него
- скрыть от неизвестного за окном то, что он еще не успел увидеть.
   Не веря своим ушам, она услыхала над головой  стук  двери  и  стреми-
тельный топот ног по лестнице.
   - Черт возьми, что случилось? - хрипло  спросил  он,  уставившись  на
скрючившуюся Мэгги. - Вы упали? Ушиблись? - Он быстро шагнул к  ней,  но
она отпрянула.
   - Нет. Там за окном кто-то за мной  подсматривал,  -  еле  выговорила
Мэгги. - Я его видела - в окне мелькнуло лицо.
   В два прыжка Джей достиг двери, распахнул ее,  и  холодный,  пахнущий
дождем ветер ворвался в комнату. Мэгги не двинулась с места - так и  си-
дела на полу, дрожа, борясь с теснящими грудь рыданиями. Через несколько
секунд Джей вернулся.
   - Там уже никого нет, - сказал он, задвигая щеколду.  -  Вы  уверены,
что видели когото?
   - Абсолютно уверена. - Потрясение было так велико, что по  ее  окоче-
невшим щекам хлынули жгучие слезы.
   - Какой негодяй! - мрачно сказал Джей. - Ведь это же надо  было  заб-
раться в этакую глушь, да и погода не самая подходящая для таких развле-
чений. Вы никого не подозреваете?
   Я думала, это были вы.
   Произносить эти слова было необязательно. Невысказанные, они  зависли
в воздухе, холодные и тяжелые, словно камни, и Мэгги увидела,  как  лицо
Джея напряглось от гнева.
   - Сожалею, но мне придется вас разочаровать, -  резко  сказал  он.  -
Подглядывать в окна и замочные скважины не в моем стиле. У  вас,  должно
быть, есть другой обожатель, душенька.
   - Перестаньте, - надломленным голосом отозвалась она.
   Джей вздохнул и раздраженно провел рукой по волосам.
   - Простите. Но вы так вбили себе в голову, что я  последний  разврат-
ник, что это иногда здорово действует мне на нервы. - Он  бросил  взгляд
на окно. - Если не хотите больше развлекать публику, вам следует  с  се-
годняшнего дня занавешивать окна.
   - Но кто мог подумать... - убитым голосом пробормотала Мэгги. - Хоте-
лось бы только знать, сколько раз... о, меня тошнит...
   - Возьмите себя в руки, - резко скомандовал он. - То, что  случилось,
- отвратительно. Вы в шоке, однако все уже позади, и нечего падать в об-
морок или плакать. Назад он не вернется: знает, что вы  его  заметили  и
можете сообщить в полицию. - Он помолчал. - Поэтому предлагаю вам  оста-
вить попытки спрятаться между половицами. Лучше, наденьте что-нибудь,  а
то схватите воспаление легких.
   Мэгги издала легкий стон. Теперь ее уже не бил озноб - она пылала ог-
нем, сообразив, что за зрелище собой представляет. Она еще крепче обхва-
тила себя руками и уставилась в пол, сгорая от стыда.
   - Где ваше полотенце?
   - Уронила в ванну, - заикаясь, пролепетала она.
   - Да, сегодня явно не ваш день. - Легкая усмешка слышалась в его  го-
лосе. - Подождите, я принесу вам халат.
   Мэгги застыла, не в силах пошевелиться. Ей хотелось лишь одного:  ис-
чезнуть, раствориться, чтобы никогда, никогда больше не видеть Джея  Де-
лани. Горло сковал новый приступ рыданий.
   Она и глазом не успела моргнуть, как он спустился и накинул халат  ей
на плечи.
   - Если это вас утешит, - небрежно заметил он, -  мы  с  вашим  тайным
соглядатаем видели не больше, чем увидел бы любой  посетитель  пляжа  на
Маврикии.
   Мэгги завернулась в халат и дрожащими пальцами затянула пояс.
   - Я... остерегаюсь загорать...
   - Тогда вам надо изменить тактику. - Джей налил в чайник воды и  пос-
тавил на огонь. - Чем больше вы с себя снимаете, мисс Карлайл, тем лучше
смотритесь. А за "недоразвитую девчонку" приношу извинения,  -  прибавил
он.
   - Премного благодарна, - процедила Мэгги. - Если вы рассчитываете та-
ким образом меня подбодрить после всего, что случилось,  вы  бьете  мимо
цели. Обойдусь без ваших пошлых намеков.
   Джей довольно улыбнулся.
   - Ваш яд вернулся к вам. Да, сидеть скрючившись на полу  не  в  вашем
стиле, Мэгги. Вам следовало бросить на негодяя всего один взгляд, и  все
его хозяйство превратилось бы в тлеющие угли.
   Мэгги не собиралась улыбаться, но невольно ее губы дрогнули. Она и не
заметила, как Джей убрал лохань и она очутилась  в  креслекачалке,  грея
руки о кружку с кофе.
   Она подождала, пока Джей нальет себе  кофе  и  усядется  за  кухонный
стол; потом с расстановкой проговорила:
   - Джей, спасибо, что вы оказались рядом... Но только за это.
   Он ответил не сразу.
   - Возможно, вам ничего и не грозило. Тот, кто смотрит, не всегда рас-
пускает руки.
   Порой и  распускает.  Тщательно  подавляемые  воспоминания  вырвались
из-под контроля, и Мэгги пришлось вцепиться зубами в ободок кружки, что-
бы они не застучали.
   - Как вы думаете, кто этот парень?
   - Есть на ферме один человек, - поколебавшись, ответила Мэгги,  -  от
которого порой нелегко отделаться. Накануне он принес в дом продукты. Но
я и предположить не могла...
   - Нет, конечно, - оборвал ее Джей. - Куда как  проще  было  предполо-
жить, что я всегда готов рискнуть здоровьем и жизнью и съехать со второ-
го этажа по водосточной трубе, чтобы поглазеть на вас - и скоренько  на-
зад. Ведь ваш жилец - прожженный распутник.
   В его тоне слышалась неподдельная горечь, и Мэгги бросила на него не-
доуменный взгляд.
   - Простите меня, - начала она, но он перебил ее:
   - Давайте кое о чем условимся. Мне глубоко плевать, верите вы мне или
нет, но Дебби Бэрроуз я не насиловал. Я вообще до нее не дотрагивался. И
вас я тоже трогать не собираюсь, мисс Карлайл. И если вы чего-нибудь  от
меня захотите, вам придется хорошенько попросить. Возможно, даже  встать
на колени и умолять меня.
   Мэгги стукнула кружкой о стол.
   - Вы сошли с ума, - хрипло выдавила она.
   Он покачал головой.
   - Отнюдь. Будьте же наконец честны, Мэгги, перед собой и передо мной.
С первой минуты нашей встречи между нами что-то происходит,  и  вам  это
известно.
   - По-моему, вы путаете реальную жизнь с одним из ваших  сценариев,  -
сказала Мэгги, пытаясь унять дрожь в голосе. - Наши пути случайно  пере-
секлись, вот и все. Как только дороги будут расчищены, мы  разъедемся  в
разные стороны. Скорее бы!
   - Кто знает, когда настанет сей счастливый миг? - протянул Джей. -  В
моем представлении, расчистка дороги в этой  глухомани  значится  где-то
внизу списка дел государственной важности.
   Мэгги гордо вскинула голову.
   - Мистер Грайс знает, что я хочу выбраться отсюда. Он не оставит меня
в этой западне.
   - Значит, теперь ваша башенка из слоновой кости стала западней? Инте-
ресно. И каково же будет ваше следующее убежище?
   - У меня своя жизнь в Лондоне, - с достоинством отвечала Мэгги.  -  И
друг, я вам уже говорила.
   - Ах да, тот парень, у которого болезная мамаша! - Джей усмехнулся. -
Да он, пожалуй, и думать о вас забыл. Что, не так? И не  надейтесь,  что
он станет вам опорой. И то, что вы назвали его "другом", чертовски много
о нем говорит. Вам не друг нужен, Мэгги. Вам нужен мужчина.
   - Как вы смеете? Вы ничего не знаете о Робине...
   - Я знаю, что он начал использовать свою мать в качестве прикрытия  -
не важно, сознательно или бессознательно. А она ему в этом  потакает,  -
напрямик сказал Джей.
   - Неправда...
   - Тогда почему вы здесь, со мной, а не на Маврикии, с ним?
   - Естественно, я была расстроена, что поездка  сорвалась,  -  холодно
ответила Мэгги. - Мне хотелось уехать и несколько дней побыть  в  одино-
честве - решить кое-что для себя.
   - Мне тоже. Только судьба распорядилась иначе, и моя, и ваша, -  нас-
мешливо сказал Джей. - А теперь допивайте кофе и расскажите, что  у  нас
на обед. Я приготовлю.
   - Берите, что хотите. Я не голодна. - Мэгги спрятала дрожащие руки  в
складках халата.
   - Вы неискренни и к тому же упрямы. - Джей грустно покачал головой. -
А я-то всегда полагал, что невзгоды выявляют в людях лучшие качества.
   - Оставьте меня в покое, - обрушилась на него  Мэгги.  -  Я  пережила
худший день в моей жизни. У меня не получился отпуск, сломалась  машина,
да еще какой-то развратник подсматривал за мной... - Она подавила серди-
тый плач. - А вы только и можете, что трепать мне нервы.
   - Что ж, вы только это и позволяете мне делать, - ровно ответил Джей.
Он заметил на разделочной доске пирог и приподнял его. -  Разогреть  или
съедите холодным?
   - Я вам уже сказала. Я ничего не хочу.
   - Жаль, - любезно произнес Джей. - Один раз я уже не дал вам закатить
истерику, и голодать тоже не позволю. Вы будете есть, даже если мне при-
дется собственноручно запихивать вам в рот каждый кусок. Надеюсь, я  вы-
разился ясно.
   - Подумаешь, как страшно! - взвилась Мэгги. - Настоящий Хэл МакГайр.
   - Ошибаетесь. Он выдумка, а я реальность. Как редактор вы должны  по-
нимать разницу. МакГайр, кстати, не стал бы сейчас стоять и разводить  с
вами церемонии, - прибавил Джей, слегка помрачнев. - Все  ваши  проблемы
он бы решил с вами в постели, прямо сейчас.
   - Секс как панацея от всех бед? Оригинально, - злобно хохотнула  Мэг-
ги.
   - Вам-то откуда знать? - Джей твердо и холодно взглянул ей в глаза. -
На основании собственных наблюдений я  могу  заключить,  что  этого  ле-
карства вы никогда не пробовали; более того, у вас никогда не  возникало
серьезного желания его испробовать, даже с  милейшим  стариной  Робином.
Так что не отвергайте его.
   - Как вы смеете...
   - Мэгги, вы начинаете повторяться.
   - Я отказываюсь продолжать этот разговор. - Мэгги вскочила и, к пущей
своей досаде, чуть не упала, наступив на полу халата. - Я ухожу к себе.
   - Надеюсь, для того, чтобы одеться к обеду.
   - Это еще почему?
   - Потому, дорогуша, что у вас под халатом ничего нет и еще до наступ-
ления ночи я смогу это расценить как откровенный намек.
   Мэгги вспыхнула, однако взяла себя в руки и презрительно усмехнулась.
   - Недолго же вы держались своих благих намерений.  А  я-то  поверила,
когда вы говорили, что инициатива теперь моя.
   - Конечно, ваша, - любезно произнес Джей. - Но я не хотел бы отказать
себе в небольшом удовольствии - дать вам чисто дружеский совет. - Он от-
вернулся, чтобы подсоединить печь к обогревателю. - Когда обед будет го-
тов, я вас позову.
   Мэгги вошла в свою комнату, трепеща от смешанного  чувства  ярости  и
неподдельной тревоги. Она  испытывала  непреодолимое  желание  повернуть
ключ в замке и не отвечать Джею, но, хотя сама дверь была прочна,  петли
ее знавали лучшие дни. Если решительно навалиться плечом, то одного уси-
лия будет достаточно, чтобы выбить дверь, с  содроганием  подумала  она.
Джей мог сколько угодно уверять, что трюки, требовавшие применения физи-
ческой силы, за него выполняли каскадеры, но и его собственная  мускула-
тура на высоте, да и решительности ему не занимать.
   Наконец Мэгги решила, что оденется как  можно  нейтральнее,  подберет
вещи наименее женственные и попытается продержаться за обедом без  ссор,
не усугубляя противостояния.
   А потом начнет молиться о скорейшем освобождении.
   Она беззвучно вздохнула и принялась копаться в своем нехитром  гарде-
робе. Она наденет чистые джинсы и шерстяную блузку, а поверх нее -  ста-
рый свитер, который извлекался только для садовых работ, потому  что  на
нем было спущено несколько петель. Пусть попробует найти в таком одеянии
хоть какой-нибудь соблазн.
   Мэгги оделась, расчесала волосы, разделила их на прямой пробор,  зап-
лела косы и заколола их наверх.
   Страшна как черт, с мрачным удовлетворением решила она.
   Джей обещал ее позвать, но ей  представлялось  лучшим  самой  к  нему
спуститься, а не прятаться в комнате, словно она его боится.
   Спустившись вниз, она остановилась как вкопанная, озираясь  вокруг  и
не веря своим глазам. Занавески задернуты, тихо играет маленький радиоп-
риемник, комната освещена лишь двумя свечами, мерцающими на искусно сер-
вированном столе.
   Джей с бокалом в руке стоял спиной к плите.
   Мэгги открыла было рот, чтобы отпустить колкость по поводу  банальных
сцен, но вовремя сообразила, что именно этого он и ждет и наверняка  за-
готовил ответ.
   Она поспешно изобразила на лице восхищение.
   - Как все красиво!
   - Рад, что вам нравится, - галантно произнес он.
   - Я умираю от голода, - продолжала она, рискуя переиграть.
   - Жаль, что не могу предложить вам аперитив, - сказал он. - Но  кроме
моего виски, до которого вам нет дела, в этом доме нет ни капли спиртно-
го.
   - Я почти не пью, - ответила Мэгги, "забыв" о нескольких бутылках ви-
на, притаившихся в глубине кухонного шкафа. Ей нужна была ясная голова.
   - А я-то всегда считал, что в жилах работников редакций течет джин  с
тоником.
   Мэгги сладко улыбнулась.
   - Мы компания нового типа. Пьем исключительно минеральную воду. Кроме
того, от джина у меня болит голова.
   - А это нам надо меньше всего, - медовым голосом  подхватил  Джей.  -
Прошу к столу, мисс Карлайл. Ужинать подано.
   Пирог миссис Грайс удался на славу, признала Мэгги; овощи были сочны-
ми, как она и любила. Последовали фрукты и сыр, и Мэгги медленно  смако-
вала их, поглощая гораздо больше, чем ей действительно хотелось, пытаясь
протянуть время.
   На мытье посуды придется угрохать всю оставшуюся жизнь, уныло  думала
она, и все же до конца вечера еще чертовски далеко.
   Наконец тарелку пришлось отодвинуть.
   - Кофе? - Она хотела было встать из-за стола, но Джей остановил ее.
   - Я сварю.
   - Тогда я начну мыть посуду.
   - Куда торопиться? - Он кивнул на кресло-качалку около  обогревателя.
- Отдохните немного.
   Она опустилась в кресло и устремила на него взгляд. Его движения были
точны и экономны: он убрал со стола и сложил посуду около раковины;  его
ладное тело обладало какой-то животной грацией, которая не осталась  для
нее незамеченной.
   Впервые она пожалела, что в доме нет телевизора: тогда она  имела  бы
другой объект для наблюдения. Не было даже газеты или журнала, в которые
можно было углубиться.
   Когда кофе вскипел, Джей подошел к ней.
   - Недостаток мест для сидения представляет серьезную угрозу атмосфере
домашнего уюта, в которой я рассчитывал провести вечер, - сказал  он.  -
Но у меня есть легкое решение.
   И не успела Мэгги сообразить, что Джей имел в виду,  или  увернуться,
как он наклонился, легко подхватил ее на руки и уселся в кресло, посадив
ее на колени.
   - Да как вы смеете? - Мэгги беспомощно сопротивлялась, пытаясь высво-
бодиться изпод пленившей ее руки,  которая  держала  ее  крепко,  словно
стальной трос. - Сию же минуту пустите, черт вас возьми, я так и  знала,
что вам нельзя доверять...
   - Я буду достоин доверия, - возразил Джей, - пока  вы  будете  сидеть
смирно. Неужели матушка не предупреждала вас, мисс Карлайл, что, если вы
будете вертеться на коленях у мужчины, это может натолкнуть его на опре-
деленные мысли?
   - Нет. - В горле у Мэгги застрял комок. - Отпустите меня... пожалуйс-
та.
   - Что вы так нервничаете? - Он явно не собирался ни на дюйм ослаблять
хватку.
   - Потому что это невыносимо, - хрипло сказала она.  -  Я  не  терплю,
когда меня... принуждают.
   - А мне не нравится, когда со мной обходятся так, словно об меня мож-
но испачкаться. - Он спокойно посмотрел на нее.  -  Будьте  реалистичны,
Мэгги. Где гарантия, что все это закончится  завтра?  Нам  следует  нау-
читься терпеть присутствие друг друга, и, возможно,  в  течение  долгого
времени, - мрачно прибавил он.
   - А ваш способ учиться - приставать ко мне!
   Джей вздохнул.
   - Да не пристаю я к вам, - устало сказал он. - Бог мой, стоит мужчине
прикоснуться к вам, и вы уже лезете на стену. Еще немного, и я начну жа-
леть вашего приятеля. Теперь я не удивляюсь, что он удрал. И что вы  со-
бираетесь делать дальше, Мэгги, рычать на меня шесть часов подряд?
   - Вы отвратительны, - прошипела она. - Вы, с вашим раздутым  самомне-
нием, разумеется, не в состоянии допустить, что я не выношу именно вас и
все ваши прикосновения!
   - Я понял вас. - Его рука обняла ее еще крепче. - Вы страдаете аллер-
гией, и вам необходимо ее превозмочь, если не хотите среди этой  идиллии
превратиться в косноязычную развалину. Вы словно жердь проглотили,  Мэг-
ги. Расслабьтесь. Итак, у вас было двадцать четыре часа, чтобы меня  ис-
пытать. Для меня эти сутки  также  не  были  сплошным  блаженством.  От-
киньтесь назад, Мэгги, и опустите голову ко мне на  плечо.  Если  больше
ничего не поможет, представьте, что я ваш приятель.
   Не будь Мэгги так подавлена, она бы, пожалуй, рассмеялась. Трудно бы-
ло найти более непохожих людей, чем Джей и Робин. Робин не  был  полным,
но от его мягкой фигуры веяло домашним уютом. Джей, напротив, жесткий  и
худощавый, сплошные кости да литые мускулы.
   Даже запах кожи был у них разным. Робин много лет пользовался одним и
тем же набором туалетных принадлежностей. Мэгги хорошо знала их аромат -
он сделался для нее частью человека, к которому она привыкла. Любила!  -
упрямо подумала она.
   Запах Джея был чужим - свежим, теплым, особым,  мужским.  И  каким-то
неопределенноопасным.
   А может быть, она просто боится его? Или боится себя? А он, напротив,
так уверен? Это внезапное прозрение ужаснуло ее.  Нет,  это  неправда...
Неправда...
   И, словно желая убедить себя в этом,  Мэгги  заставила  себя  рассла-
биться и свободно опустилась к нему на грудь; его рука, поддерживая  де-
вушку, обвилась вокруг ее плеч.
   - Так лучше? - высокомерно осведомилась она.
   - Отчасти, - подчеркнуто вежливо отвечал он. - И все же вы еще  слиш-
ком скованны. Попробуем помочь. Начнем с этого, - он поднял руку и выта-
щил шпильки из ее волос.
   - Не надо. - Мэгги тут же насторожилась.
   - Не могу смотреть, как вы стянули свои волосы, замучили  их...  Ваши
волосы должны дышать, Мэгги, они того стоят. - Он принялся расплетать ей
косы, погружая пальцы в длинные рыжие локоны, рассыпавшиеся по плечам. -
Ну вот, по крайней мере начало положено.
   Прикосновения его пальцев окончательно вывели ее из равновесия.
   - Вы... многого хотите, - заговорила она, задыхаясь.
   - Вообще-то я хочу очень малого. Если вы начнете  относиться  ко  мне
как к человеку, я уже буду считать себя вознагражденным.
   - А как вы себя вели? - Краска бросилась ей в лицо. - С тех пор как я
сюда приехала, вы были невыносимы, чтобы не сказать хуже.
   - Но сейчас мои манеры безупречны. Будем считать, что прошлое умерло,
и попытаемся узнать друг друга поближе.
   В голосе Джея слышались льстивые нотки. В словах,  казалось,  таились
сотни неясных намеков и  обещаний.  Мэгги  почувствовала,  что  слабеет,
объятая его теплом, и ее охватило презрение к себе.
   Вот он, "дружеский совет", которым он ей угрожал. Неужели Джей счита-
ет ее такой легкой добычей?
   - Не вижу причин продолжать знакомство, - холодно сказала она,  наро-
чито пожав плечами. - Мы два корабля, которые разойдутся в  ночи.  Когда
выберемся отсюда, мы и думать друг о друге забудем.
   - Вы так уверены в этом?
   - Убеждена, - беззаботно кивнула Мэгги. - У меня есть моя  работа,  у
вас - ваши проблемы.
   - Но мои проблемы скоро будут решены, а вы не можете работать  сутка-
ми.
   - В последнее время я очень удачно притворялась, что именно так и ра-
ботаю, - удрученно призналась Мэгги.
   - В таком случае вам неплохо бы заодно научиться немного отдыхать.
   - Я так и собиралась, - вздохнула Мэгги. - Ради этого  и  был  затеян
Маврикий.
   - Сожалею, что ваши планы не осуществились. Хотя до сих пор  сомнева-
юсь, что Робин был тем самым мужчиной, которому вы могли... их  осущест-
вить.
   - По-моему, вы не в ладах с грамматикой!
   - Я могу сказать то же насчет того, как вы разбираетесь в мужчинах.
   - Вы несправедливы.
   - Предоставьте мне самому судить. - Он помолчал. - Если хотите, можем
сменить тему. Расскажите о себе.
   Мэгги опешила.
   - Мне особенно нечего рассказывать.
   - Это редко бывает правдой. Ваши родители живы?
   - Мать. Она живет в Австралии со вторым мужем, - запинаясь,  прогово-
рила Мэгги. - Мы... редко общаемся.
   - Это ваш выбор или ее?
   - Думаю, взаимный. - У Мэгги вдруг пересохло во рту. - Мы  с  отчимом
не очень ладили. Возникли некоторые... проблемы.
   - Такое родство никогда не бывает легким. - Джей говорил так  небреж-
но, что Мэгги поняла: об этом можно не продолжать. - У вас нет братьев и
сестер, кроме жены Себастиана?
   - Нет. Зато теперь у меня есть племянница. Она просто чудо.
   Джей поднял брови.
   - И это говорит женщина, признающая лишь свободу и карьеру?
   - Нет, просто гордая тетка.
   - Итак, замужество и дети не фигурируют в сценарии, составленном вами
на грядущую жизнь?
   Мэгги прикусила губу.
   - Когда-то я надеялась, что они там появятся.
   - Вы хотите сказать, после Маврикия. - Джей тихонько  присвистнул.  -
Да, Мэгги Карлайл, по этому пути вам пришлось бы чертовски долго идти. И
вы хотели всю жизнь быть счастливой с этим парнем, не имея ни  малейшего
представления, насколько вы физически совместимы.
   Мэгги вспыхнула.
   - Эти вещи приходят сами собой, - возразила она. - А физическая  бли-
зость еще не все решает, в каких бы отношениях люди ни находились.
   Джей иронически взглянул на нее.
   - А ну-ка, интересно послушать.
   - Я и так вам достаточно рассказала. - Мэгги выпрямилась; ее пронзило
острое сознание того, что ей слишком уютно сидеть  на  коленях  у  Джея,
слишком умиротворяюще объятие его руки. - Кофе, наверное, уже готов.
   Джей пожал плечами.
   - Вам любой предлог хорош, лишь бы сбежать.
   - Никуда я не убегаю.
   - А по-моему, убегаете, - настаивал он. - И уже давно.
   Мэгги не сразу нашла ответ. Тяжело и неровно дыша, она сказала серди-
то:
   - Вернитесь-ка лучше к своему МакГайру. Роль  психотерапевта  вам  не
подходит. К тому же здесь у вас нет привычной аудитории. Вы сами  сбежа-
ли.
   - Я только хотел свободно вздохнуть. И я вовсе не собираюсь всю жизнь
сниматься в этом сериале. - Он поднял руку и откинул с ее щеки сбившийся
локон. Почувствовав легкое прикосновение его пальцев, она чуть не разры-
далась. - Итак, Мэгги, вот мы здесь, два беглеца среди  пустыни.  У  нас
наверняка найдется, что сказать друг другу.
   - Я дала вам на время крышу над головой. - Ее сердце гулко  и  часто,
почти болезненно, колотилось. - Больше мне нечего  вам  дать.  А  теперь
прошу вас, отпустите меня. Я... я не хочу кофе, я лучше  пойду  к  себе.
Все это... вздор, нелепица, мы слишком далеко зашли.
   Он мгновенно отпустил ее, и она почти оскорбилась.
   - Вот видите, - тихо сказал он. - Незачем так бояться.
   - Я... не боюсь. - Ее голос был похож на  сдавленный  крик.  Неверным
движением она поднялась на ноги. - И я вам  не  пациентка.  Копайтесь  в
собственных проблемах, мистер Делани.
   - Именно этим я и намерен заниматься. А потом, мисс Карлайл, я  соби-
раюсь обуздать вас с вашей безудержной гонкой по жизни.
   - Нет, - тряхнула головой Мэгги, - вы этого не сделаете. Когда мы вы-
беремся отсюда, вы больше никогда меня не увидите, ни на шаг не  прибли-
зитесь ко мне. Я вам это обещаю.
   - А вот туг вы ошибаетесь, Мэгги.  Потому  что  вы  вернетесь  в  мои
объятия, и очень скоро, и тогда я вас уже не отпущу.  Думайте  об  этом,
когда будете ложиться спать.
   Он удерживал ее взгляд всего одно, но показавшееся вечностью  мгнове-
ние. Ее губы беспомощно раскрылись, и острая  необоримая  боль  пронзила
все ее существо. Она ощутила внезапное отчаянное желание быть с ним, ко-
жей ощутить тепло его тела, обнять его упругие мускулистые  плечи,  при-
жаться к его сильной загорелой шее. Этот безудержный порыв ужаснул ее.
   Но как горько было сознавать, что желания ее напрасны, что никогда им
не сбыться.
   Она отступила на шаг, потом еще; осторожно, крадучись, отдалялась она
от него, пока ее дрожащие пальцы не схватились за прочные перила  винто-
вой лестницы.
   Джей стоял, положив руки на бедра, и, улыбаясь, смотрел на нее. Потом
спокойно произнес:
   - Вы придете ко мне, Мэгги, и мы оба знаем это.
   Ее губы беззвучно прошептали "нет". Он пожал плечами, подошел к столу
и налил себе кофе - словно оборвал некую связующую их цепь. Мэгги  вдруг
почувствовала, что свободна - может уйти, может подняться по лестнице  в
ожидающий ее мрак.
   И вместе с тем ясно, до боли, поняла, что свобода утрачена ею навсег-
да.


   ГЛАВА ПЯТАЯ

   В ту ночь Мэгги не могла сомкнуть глаз. Она  лежала,  всматриваясь  в
темноту, и слушала, как хлещет по стеклу дождь и ветер глухо воет в тру-
бе.
   Она, конечно, понимала, что с ней происходит. Снова и снова  твердила
она, что Джей Делани - высокооплачиваемый актер,  пользующийся  огромным
успехом у зрителей. Секссимвол, ни больше, ни меньше. Его персонажи были
неотразимо обаятельны, властны, и Мэгги убедилась, что в  жизни  он  мог
нанести куда более опасный удар.
   Но как могла она, прекрасно сознавая все это и презирая его и ему по-
добных, подпустить его так близко? На этот вопрос она не знала ответа.
   Ее все время не покидало ощущение его присутствия. Одиночество сдела-
лось для нее столь привычным, что малейший звук, малейшее движение,  ка-
залось, пронзали весь домик. Она слышала, как он вымыл посуду, и  потом,
намного позже, уловила его осторожные шаги по лестнице.
   Потом он долго ходил по комнате, ей казалось - несколько часов.  Неу-
жели же он так долго раздевается, с раздражением подумала она.  В  конце
концов, не так уж много на нем надето. При этой мысли ее обожгла невесть
откуда нахлынувшая горячая волна, принесшая образ его обнаженного  заго-
релого тела, распростертого на ее кровати. Таким он предстал  перед  ней
при первой встрече. И Мэгги с ужасом поняла, что сохранила в памяти каж-
дый изгиб его тела.
   Нет, это невозможно, обругала она себя и,  перевернувшись  на  живот,
отвесила подушке мощный удар кулаком.  Нужно  занять  голову  чем-нибудь
другим.
   Например, работой.  Интересно,  как  там  Филип  управляется  с  Кили
Сен-Джон, подумала она и поморщилась. Если бы она смирилась с судьбой  и
покорно отправилась трудиться - раз уж отпуск все равно сорвался, -  она
никогда бы не встретила Джея Делани и жила бы себе спокойно.
   Как только я отсюда выберусь,  прямиком  побегу  в  редакцию,  горячо
взмолилась она незримым божествам судьбы. Буду самозабвенно  возиться  с
Кили, править строчку за строчкой, как она пожелает. Только не оставляй-
те меня здесь.
   И, твердя эти слова, будто заклинание, она наконец забылась сном...
   Солнце нещадно палило, запах свежескошенной травы щекотал ей  ноздри.
Мэгги глубоко и с наслаждением вдыхала его. Учебник  французского  лежал
перед ней открытым; ей бы следовало заняться  повторением,  но  она  так
разнежилась, что ничего не хотелось делать. Невдалеке работала  косилка,
и ее жужжание придавало летнему дню особую прелесть.
   Этот укромный уголок сада во всякое время  был  залит  солнцем.  Сюда
редко заглядывали, поэтому Мэгги воспользовалась  случаем  позагорать  и
даже расстегнула лифчик купальника.
   Как хорошо поваляться на солнышке, думала она, с наслаждением  растя-
нувшись на животе.
   Она вспомнила, как ворчала ее сестра: важные экзамены  всегда  прихо-
дятся на летнее время, причем на самую жару. Сейчас Лу, наверное,  гото-
вится к годовым экзаменам в университете.
   Мэгги беззвучно вздохнула, солнце для нее мгновенно померкло. Ах, ес-
ли бы Лу не была так далеко! Новая жизнь и новые друзья совсем закружили
ей голову, а Мэгги так нужно поговорить с  ней  о  наболевшем...  Никому
другому она не могла этого сказать, а матери - особенно...
   Она уже пробовала намекнуть о растущей тревоге в письмах, но, очевид-
но, выразилась недостаточно ясно, потому что Лу ее не поняла  и  попыта-
лась лишь подбодрить.
   "Я знаю, тебе нелегко, Мэгс, - писала она. - И никто не сможет  заме-
нить нам папу. Но мама теперь счастлива, и нам следует  порадоваться  за
нее, быть к ней снисходительнее. Кроме того, ты скоро уедешь в колледж".
   Скоро, да не очень, подумала Мэгги, и по ее спине, несмотря на  жару,
пробежал холодок.
   Снова и снова спрашивала она себя, не фантазирует ли, не напрасны  ли
ее опасения. Возможно, Лесли Форестер сам толком не знает, как себя вес-
ти в новой для него роли отчима, а может, он просто чересчур  усердству-
ет, стремясь совладать с неловкой ситуацией.
   Но ведь, когда рядом мать, он ведет себя совсем по-другому, размышля-
ла Мэгги, вонзая ногти в ладони. А когда он застает ее одну? Это  случа-
лось чаще, чем хотелось бы, и Мэгги начинала думать,  что  он  намеренно
ищет с ней встреч.
   Ей не нравился неотрывный, немигающий  взгляд  его  серых  водянистых
глаз, всегда устремленных на ее едва наметившуюся грудь и худенькие бед-
ра. Она дрожала от отвращения, когда он при каждом удобном случае прика-
сался к ней, протискиваясь мимо нее в тесной кухне, опускал руку  ей  на
плечо или хлопал по  спине.  Обычно  это  были  всего  лишь  незначащие,
родственные знаки внимания, но порой его рука задерживалась дольше,  чем
следовало.
   Но хуже всего были его поцелуи - влажные, сочные, и целил он все чаще
в ее рот, а не в щеку или в лоб, как поначалу.
   Может быть, я несправедлива к нему, грустно думала  она.  Ведь  Лесли
мне никогда не нравился, с того самого дня, как мама в первый раз приве-
ла его в наш дом и сказала, что обручена с ним. Мне бы следовало порадо-
ваться за нее, и я бы хотела, чтобы она была счастлива. Дело не в  отчи-
ме, не это меня отталкивает. Дело в самом Лесли.
   Она взяла книгу и уставилась в страницу, но слова сонно прыгали перед
ее глазами, и через одну-две минуты она  вздохнула  и  опустила  голову.
Слишком много усилий ей придется в этот вечер приложить, чтобы  прочесть
это, решила она, закрывая глаза.
   Внезапно она очнулась, не понимая, что ее потревожило. Спросонья  по-
верила голову и, увидев перед собой полные, покрытые  золотистым  пушком
мужские ноги, замерла в напряжении.
   - Так вот чем занята малышка Маргарет вместо того, чтобы  учиться,  -
сказал Лесли пожалуй, чересчур весело. - Что ж, на тебя приятно  посмот-
реть.
   Мэгги с трудом заставила себя говорить спокойно:
   - А разве вы не работаете сегодня, мистер Форестер? Что вы здесь  де-
лаете?
   - У меня на сегодня была назначена пара деловых  встреч,  но  они  не
состоялись, вот я и решил побыть дома. А к вам заскочил узнать, не хочет
ли твоя мама прокатиться на пляж.
   Ложь, пронеслось у Мэгги в голове. Он прекрасно знает, что мать уеха-
ла в Лондон за покупками. Мэгги слышала, как они говорили об этом.
   - Вы, вероятно, забыли, что мама вернется только к пяти часам.  Жаль,
что мне пришлось напоминать вам об этом. Я передам ей, что вы  заходили,
- коротко ответила она. Больше всего ей сейчас хотелось застегнуть  лиф-
чик, но бретели запутались под ней, и она понимала, что высвободить  их,
не раскрывшись, ей не удастся.
   - Пожалуй, я ее подожду. Здесь так хорошо. - Лесли плюхнулся на  тра-
ву. На нем были белые шорты, настолько тесные, что свешивался  живот,  и
футболка с вышитым на кармане названием фирмы-производителя.
   - Я очень занята, мистер Форестер. Я рассчитывала сегодня побыть  од-
на.
   - Да уж, вид у тебя и впрямь занятой, - осклабился он.  У  него  были
отменной белизны зубы, и он демонстрировал их при каждом удобном случае.
- У тебя аж спина покраснела. Дай-ка я намажу тебя маслом. - Он полез за
бутылкой.
   - Спасибо, не стоит. - Ее голос слегка задрожал. - Я сама.
   - Не лишай меня удовольствия. - Он прыснул на ладонь немного масла  и
начал втирать в ее голую спину.
   Мэгги терпела, скрежеща зубами, пока толстая короткопалая рука ерзала
по ее спине.
   - Давай я намажу и все остальное. - Он ловко нырнул пальцем  под  ре-
зинку ее бикини.
   - Нет! - выкрикнула она.
   - Не надо меня стесняться, Маргарет. Будем друзьями.  Ведь  ты  скоро
станешь моей дочерью.
   - Нет, - разозлилась Мэгги. - Вы скоро женитесь на моей матери, а это
совсем не одно и то же.
   - Ну что ж, придирайся, если тебе так нравится. - Он ненадолго умолк.
- Какой милый тихий уголок. Лучше места, чтобы загореть целиком, не най-
ти. Тебе это не приходило в голову?
   - Нет, и вообще мне пора домой. Мне надо зайти к Джанет. Она ждет ме-
ня.
   - Не убегай. - Его рука опустилась ей на спину и чуть ли не  пригвоз-
дила к полотенцу. - Я давно хотел побыть с тобой, Маргарет,  и  познако-
миться поближе. Порой ты немного высокомерна, но я уверен, это не нароч-
но. - Его ладонь скользнула вниз и фамильярно легла на ее ягодицы.
   Мэгги коротко и сдавленно вскрикнула и вывернулась, чтобы  скинуть  с
себя его руку. И мгновенно поняла, что допустила оплошность.
   - Так-так, - плотоядно протянул Лесли, пожирая взглядом ее обнажившу-
юся грудь.
   Она схватила было лифчик, но он опередил ее. Стиснув ей плечи, он по-
вернул ее и придавил к полотенцу, просунув колено между ее ног.
   - Я знаю, маленькая чертовка, тебе хочется этого, -  просопел  он.  -
Все вы, девчонки, теперь одинаковые. Заманиваете мужчин, показываете все
свои прелести. Видел я, как ты на меня смотришь!
   - Нет! - Мэгги колотила его обеими руками. - Пустите! Оставьте меня!
   - Все вы так говорите, - хрипел он. - Но ты по-другому запоешь, когда
узнаешь, что дядюшка Лесли для тебя припас.


 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама