роман - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: роман

Робертс Дорин  -  Перелом в судьбе


Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]




   Анонс


   "Серая мышка", - говорит о себе Сэди...  И  это,  пожалуй,  так  и  сеть.
Дурнушка! А Джордан неотразим и к тому же богат. Какие  красотки  добиваются
его любви! Но судьба сильнее нас... Как распорядилась она  жизнью  Сэди,  вы
узнаете из этого увлекательного и доброго романа.


   ГЛАВА ПЕРВАЯ

   Больше всего на свете Джордан Трент ненавидел  сидеть  взаперти,  да  еще
когда за окном стеной стоит дождь. На северо-западе дожди не редкость. Вот и
сейчас дождь изо всех сил хлещет по мутной поверхности реки Колумбия,  и  за
потоками воды с трудом можно различить дома на другом берегу. Обычно в такие
дни Джордан либо торчит в офисе, либо коротает время, путешествуя где-нибудь
на своем красном "перше". Всегда можно найти местечко получше,  чем  река  в
дождливый день. Но сегодняшний день не назовешь обычным. Откровенно  говоря,
сегодняшний день стал самым мерзким во всей его жизни.
   Он осторожно повернулся на диване и потянулся за телефоном. Как ни крути,
а позвонить придется. Просто нет смысла дольше тянуть с этим. Джордан мрачно
набрал номер.
   На  другом  конце  города,  в  роскошно  обставленном   офисе   "Галлахер
Энтерпрайзиз", раздался звонок. Трубку подняли,  и  низкий  бархатный  голос
секретарши произнес: "Алло".
   Казалось, Эмбер Ричарде  только  что  сошла  с  обложки  журнала.  Пышные
каштановые волосы, зеленые глаза, фигура,  способная  свести  с  ума  любого
мужчину. Она была замужем за биржевым маклером, а ее  ум,  чувство  долга  и
общительность ставили ее намного выше всех предыдущих секретарш Джордана.
   Он был не просто доволен Эмбер - он очень хорошо к ней относился. С Эмбер
он мог чувствовать себя спокойно, твердо зная, что она не имеет видов ни  на
него, ни на его капитал. Чего не скажешь о ее предшественницах.
   Джордан давно сбился со счета, сколько женщин пытались его соблазнить. Он
хорошо  усвоил,  что  достаточно  того,  что  ты  холостой  и  преуспевающий
архитектор, чтобы немедленно стать чрезвычайно привлекательным.
   Женщины еще ни разу не распознали в нем убежденного холостяка.  Не  нужно
быть семи пядей во лбу, чтобы понять:  их  интересует  не  столько  он  сам,
сколько его счет в банке.
   - Это я, - пробормотал он на вежливый вопрос Эмбер. - Я в речном домике.
   - Что-то случилось?
   - Да, случилось. - Ее  беспокойство  было  ему  приятно.  Пожалуй,  Эмбер
единственная всегда волновалась о нем. Джордан надеялся, что причиной  этому
не только ее приличное жалованье.
   - Плохо провел выходные?
   - Можно сказать и так.
   - Ты, кажется, собирался кататься на лыжах.
   - Так и есть. Именно поэтому-то все и полетело к черту.
   Он услышал, как у нее перехватило дыхание.
   - Джордан, ты не поранился?
   - Не то чтобы очень сильно. - Он покосился на белую гипсовую  повязку  на
правой ноге. - Но достаточно, чтобы потерять способность передвигаться.
   На этот раз пауза была более продолжительной.
   - Надолго?
   - Примерно месяц, плюс-минус неделя.
   - Ради Бога, что стряслось?
   - Пытался немного полетать. Все закончилось сломанной лодыжкой.
   - О, Джордан. Как же ты добрался до речного дома?
   - На "скорой помощи".
   - Может быть, мне отвезти тебя в особняк?
   - Нет, я должен быть поближе к офису. Особняк слишком далеко, а приезжать
в офис и ковылять на костылях не хочу. Придется работать дома. Сам я доехать
не могу, а заставлять кого-нибудь каждый раз тащиться на побережье  тоже  не
имеет смысла, значит, это лучший вариант. К тому же домик очень маленький, и
мне не придется много двигаться. Все рядом. - Пожалуй, речной домик  слишком
маленький, подумал он.  Один  этаж,  тесная  гостиная,  крошечная  кухонька,
спальня меньше, чем ванна в его  особняке,  и  мизерная  ванная  комнатка  с
туалетом. Он, видимо, спятил, если думает, что выдержит здесь целый месяц.
   Джордан купил "Ондатру" за весьма скромную цену, но, возможно, она стоила
и того меньше, учитывая ее  ветхость.  Он  собирался  отремонтировать  ее  и
выгодно продать. Но оказалось, что в тех случаях, когда он не  в  силах  был
ехать на побережье в свой особняк, домик  отлично  мог  сойти  за  временное
пристанище. Тогда у него и в мыслях не было, что в этой  речной  лачуге  ему
придется торчать целый месяц.
   - Может быть, тебе будет удобнее в отеле? - с сомнением спросила Эмбер.
   - Безусловно. Но в отеле слишком шумно и полно народу. А я не хочу, чтобы
меня видели на этих  подпорках.  -  Он  представил  себе,  что  какая-нибудь
претендентка на его особу просто запрыгает от счастья,  получив  возможность
воспользоваться его беспомощностью.
   С того конца провода донесся вздох Эмбер.
   - Ну ладно. Что тебе привезти?
   - Новую лодыжку.
   - Джордан, будь посерьезнее. Как ты собираешься справляться  один?  Может
быть, миссис Шерборн тебе поможет?
   - Миссис Шерборн приходит два раза в неделю, чтобы  убрать,  постирать  и
приготовить домашнюю еду. Она даже не знает о существовании этого дома. Если
она увидит, что здесь  творится,  у  нее  случится  инфаркт.  К  тому  же  я
сомневаюсь, что она сможет ежедневно тратить по три часа на дорогу.
   - Тогда как насчет временной домработницы?
   Он постарался сдержать раздражение.
   - Эмбер, мне ни к чему здесь  уборщица.  Я  пробуду  здесь  всего  месяц.
Думаю, я вполне смогу работать и дома, но кто-нибудь должен быть под  рукой.
Желательно умеющий обращаться с компьютером. У тебя  на  фирме  и  без  того
хватает забот. Так что подыщи мне временного помощника.
   - Хорошо, я займусь этим вопросом прямо сейчас.
   Он продиктовал ей список  проектов,  которыми  нужно  заняться  в  первую
очередь, и повесил трубку. И тут же пожалел, что не попросил ее  нанять  ему
секретаря-мужчину. Хотя заранее знал ответ и даже слышал ее голос:
   Джордан, дорогой, найти секретаря-мужчину невероятно трудно.  К  тому  же
это дискриминация. Ты же не хочешь иметь неприятности с законом?
   Иногда, с раздражением подумал Джордан, Эмбер напоминает ему наседку.  Он
приподнял подставку для ноги, чтобы устроиться поудобнее. Ничего, решил  он,
придется просто быть настороже. Одна  попытка  помощницы  переступить  черту
деловых отношений - и она вылетит за борт, не успев и глазом моргнуть.
   Джордан покачал головой: целый бесконечный месяц болтаться на воде в этой
скорлупке... Об этом тяжело даже думать. Оставалось  надеяться,  что  у  его
будущего помощника окажется хорошее чувство  юмора  и  ангельское  терпение.
Джордан подозревал, что едва ли будет самым приятным человеком в общении.
   Сэди  Миллиган  смотрела  сквозь  заливаемое  дождем  ветровое  стекло  и
искренне сожалела, что не купила новые  "дворники".  На  самом-то  деле  она
поклялась себе, что не потратит больше ни цента на эту старую развалину. Она
давно уже копит на подержанную, но не старую машину более подходящей модели.
   Так низко по реке она еще ни разу не спускалась, и  ехать  по  незнакомой
дороге  было  трудно.  Да  и  сама  дорога  оказалась  не  из  лучших.  Шины
заскрежетали по гравию, и Сэди поморщилась.  Хорошо  бы  эта  старая  резина
выдержала и не лопнула.
   По боковому стеклу резко хлестнули ветки ивы, и Сэди невольно вздрогнула.
Хотя уже было начало марта, но над землей низко висели тяжелые тучи,  словно
в  середине  декабря.  Включив  фары,  она   всматривалась   в   дорогу,   с
беспокойством отмечая, что вода, наверное, совсем  близко.  Оставалось  лишь
надеяться, что машина не слетит прямо в реку.
   Внезапно фары высветили впереди прямо перед ней что-то ярко-голубое. Сэди
вспомнила, что ей велели ориентироваться на голубой почтовый ящик. Теперь он
возник среди голых кустов и мокрой травы.  Она  осторожно  припарковалась  и
взглянула в окно на реку.
   За стеной дождя виднелся темный силуэт дома, и Сэди  не  смогла  сдержать
восторг. Прежде ей не доводилось  бывать  в  речных  домах.  Это  все  очень
романтично, подумала она. В  самом  деле,  как  прекрасно  лежать  ночью  на
кровати, ощущая легкое покачивание и слушая, как  волны  тихонько  бьются  о
стены. Но это не значит, что она намерена провести ночь именно в этом  доме,
поспешно напомнила себе Сэди.
   Выбравшись из машины, она сразу почувствовала, что холодные  струи  дождя
льются ей за воротник. Миссис Симпсон,  суровая  и  непреклонная  директриса
агентства "Умелая помощь", дала ей самые жесткие указания об этом контракте.
   Контракт был заключен на месяц и включал в себя  секретарскую  работу,  в
основном на компьютере, а также поездки по поручениям  некоего  человека  по
имени Джордан Трент. И все. Никаких сверхурочных, ничего  помимо  контракта.
Строго соблюдать условленное  время  и  каждую  среду  составлять  отчеты  о
работе.
   Ничего о мистере Тренте, кроме того, что он сломал  ногу  и  нуждается  в
помощнике, Сэди не знала. Она не нянька и  не  домработница,  несколько  раз
повторила миссис Симпсон, хотя в этом  не  было  необходимости.  Она  должна
делать только то, что обычно входит в обязанности помощников.
   Сэди решила, что миссис Симпсон несколько преувеличивает. Она  надеялась,
что Джордан Трент окажется гораздо более  сговорчивым.  Подняв  воротник  до
самых ушей, она заспешила вниз, к реке.
   Дом несколько разочаровал ее. Сэди представляла  себе  совсем  другое.  А
этот походил на обычную лачугу, к тому же отчаянно нуждавшуюся  в  покраске.
Ветхая веранда, и занавеска висит только в одном окне.
   Вся конструкция трещала и стонала,  словно  больной,  старый,  измученный
человек. Содрогнувшись от такого мрачного сравнения, Сэди шагнула на широкий
мостик, ведущий к двери. Не впадай в пессимизм,  сказала  она  себе.  Работа
обещала быть интересной, и этот домик все-таки выгодно отличался от шумного,
кишащего людьми офиса в Портленде, где она работала до этого.
   Ветер  трепал  ветви  сосен  и  выплескивал,  на  поросший  травой  берег
небольшие  волны.  За  стеной  дождя  Сэди  с  трудом  разглядела  холмистый
противоположный берег. Как удивительно, что река  во  время  дождя  выглядит
совсем подругому, подумала она. В хорошую погоду  она  такая  приветливая  и
тихая...
   На  двери  звонка  не  оказалось.  Сэди  постучала  по  старому   дереву,
прислушиваясь к свисту ветра. Ниже по реке покачивался  другой  речной  дом,
гораздо более ухоженный и новый. Больше ей не было видно практически  ничего
из-за плотной стены дождя.
   В другой стороне лежал город, но сейчас было  слишком  темно  и  туманно,
чтобы различить чтолибо, кроме неясных  силуэтов  зданий.  На  секунду  Сэди
охватил страх, и она опять забарабанила в дверь.
   В наступившей внезапно звенящей тишине Сэди услышала донесшееся откуда-то
кряканье уток. Холодный ветер  набросился  на  нее  с  новой  силой,  и  она
поежилась. Опасаясь, уж не ошиблась ли домом, Сэди снова постучала. На  этот
раз изнутри послышался слабый голос:
   - Да открыто же, черт возьми. Входите.
   С возникшим чувством вины Сэди  повернула  ручку.  Она  совсем  забыла  о
сломанной ноге. Возможно, бедняга прикован к постели.
   Открыв дверь, она очутилась в маленькой  кухне,  из  которой  можно  было
пройти дальше кудато вправо. Внутри домика оказалось ненамного теплее. В нос
ударил запах  пригоревшей  еды,  смешанный  с  запахом  старого  отсыревшего
дерева.
   Раковина до краев  заполнена  грязными  тарелками  и  стаканами,  повсюду
валяются свертки и пакеты.  На  плите  стоит  кастрюля  с  каким-то  мутным,
сомнительного вида варевом, а на тарелке лежит огрызок  пригоревшего  тоста.
Рядом валяются очищенные яйца.
   Сэди стало  не  по  себе.  Недоумевая,  куда  это  она  попала,  девушка,
перешагнув через стопку газет, толкнула дверь, ведущую дальше.
   На старом продавленном диване, обложенный подушками, лежал  мужчина.  Его
нога, в гипсе, покоилась на кожаном пуфе. На нем  был  изношенный  клетчатый
халат, а колени прикрывал плед. Мужчина испытующе смотрел на вошедшую Сэди.
   - Вы кто такая? - низким  голосом  произнес  он.  -  Надеюсь,  помощница?
Больше пока ничего не могу сказать, черт подери.
   Сэди обеспокоенно посмотрела на полупустую бутылку бренди в его руке. Она
очень надеялась, что другую половину он выпил не этим утром. Миссис  Симпсон
придет в ужас, если ее клиент окажется пьяницей.
   - Сейчас только начало десятого, - живо сказала она. -  Было  не  так  уж
просто найти ваш дом. Вы - мистер Трент, я полагаю?
   - Кто же еще, черт возьми. - Он прищурил серо-голубые глаза. - Вы  умеете
печатать?
   - Сто слов в минуту, и девяносто девять процентов без ошибок.
   - Что вы знаете в компьютере?
   - И Windows, и Word.
   - Хмм.
   Он еще мгновение смотрел на нее, отчего Сэди почувствовала себя  неловко.
По тому, что под его халатом виднелась голая грудь, она  могла  судить,  что
мистер Трент едва ли одет для выхода. И он явно  сегодня  не  брился  -  его
подбородок покрывала темная щетина, а густые черные волосы были взлохмачены.
Сэди спросила себя, может ли он со сломанной  ногой  принимать  душ.  Скорее
всего, нет.
   - Ну, как у вас дела? - внезапно  спросил  он,  прервав  ход  ее  мыслей.
Прежде чем Сэди успела ответить, на его лице отразилось страдание. - Не могу
найти  обезболивающее.  -  Он  взмахнул  бутылкой,  причем   ее   содержимое
расплескалось. - Вот вместо этого и пил бренди.
   - Я вижу. - Решив взять инициативу в свои руки, Сэди  шагнула  к  нему  и
забрала у него бутылку, не встретив особого сопротивления. Не помешает сразу
установить кое-какие правила. - Пить на голодный  желудок  очень  вредно,  -
сообщила она, вспомнив про яйца.
   Джордан Трент согласно кивнул.
   - Но еще хуже, когда что-нибудь болит. Чертовски плохо. Вот если бы найти
таблетки.
   - Я сейчас найду. Где у вас ванная?
   - Вон там, -  махнул  он  рукой  в  противоположную  сторону  комнаты.  -
Пройдете через спальню.
   Решив сначала избавиться от бутылки, Сэди прошла на кухню.
   - Не туда! - заорал Джордан Трент.
   Сэди поморщилась. Вернувшись в гостиную,  она  смерила  больного  мрачным
взглядом.
   - Я не глухая, мистер Трент. Я просто хотела отнести бренди.  В  будущем,
обращаясь ко мне, не повышайте, пожалуйста, голос.
   Он моргнул, потом подался вперед, впившись в нее глазами.
   - Знаете, а вы чертовски симпатичная.
   Все понятно, подумала Сэди. Он пьян. Что касается  своей  внешности,  тут
она никогда  не  питала  особых  иллюзий.  У  нее  слишком  большой  нос,  а
невыразительные карие глаза ничуть не придают оригинальности  ее  заурядному
лицу.
   Ну а темные волосы... какие  только  чудесные  прически  она  не  мечтала
испробовать, но в  результате  ограничивалась  банальным  каре.  Она  хорошо
помнила те ужасные шесть месяцев ожидания, пока отрастет завивка.
   Сэди научилась не обращать внимания на шуточки братьев насчет того, что в
семье прекрасных лебедей она оказалась гадким утенком, но зеркало  постоянно
повторяло ей безжалостную правду. Сэди  Миллиган  -  бесцветная,  полноватая
девушка, обреченная всю жизнь находиться в тени своих сестер-красавиц.
   И все же от комплимента Джордана Трента она вспыхнула. Такого ей ни  разу
не говорили.
   - Спасибо, - пробормотала она, изо всех сил стараясь не смотреть в  вырез
его халата.
   - Очень жалко, что у вас  такой  чопорный  голосок.  Вы  что  -  школьная
учительница?
   У Сэди заполыхали щеки.
   - Меня зовут Сэди Миллиган, я  -  помощница,  которую  вам  прислали  для
работы, пока вы здесь.
   - Что ж... - Трент подался вперед слишком сильно и едва не упал с дивана.
Первым движением Сэди было подхватить его, но он сам, коснувшись рукой пола,
сумел выпрямиться и сесть обратно. Стараясь изо всех сил сохранить достойный
вид, он сказал:  -  Что  ж,  Сэди  Миллиган,  предлагаю  вам  оставить  этот
менторский тон... - Он вдруг сердито нахмурился. - Так что я хотел сказать?
   Сэди сжала губы.
   - Я поищу ваши таблетки. Пожалуйста, не двигайтесь, пока я не  приду.  Не
думаю, что вам удастся встать с этого дивана, не рискуя упасть.
   Джордан Трент посмотрел на нее, потом разразился диким хохотом.
   - Вот это здорово, - прорычал он, когда Сэди уже  пробивалась  в  спальню
через груды книг, бумаг и папок, валявшихся  на  полу.  -  Она  говорит  "не
двигайтесь". Если бы я только мог.
   Не слушая его, Сэди открыла дверь  и  заглянула  в  спальню.  Двуспальная
кровать, покрытая цветным покрывалом, занимала почти  всю  комнату.  Окно  с
занавесками того же цвета выходило на мутную  реку.  По  всей  спальне  была
разбросана одежда.
   Вероятно, мистер Трент сам пытался справиться со всем  этим  беспорядком,
отметила  Сэди,  пробираясь  к  двери,  за  которой,  по  ее  предположению,
находилась ванная. Открыв ее, она подумала, что едва ли  подобное  помещение
можно назвать комнатой. Это было нечто вроде стенного шкафа,  куда  втиснули
ванну, раковину и туалет, не оставив места больше ни для чего.
   Оставшийся свободным клочок пола занимала  груда  одежды  и  обуви.  Сэди
покачала головой. Как только человек в состоянии жить в таком  бедламе?  Она
тотчас же утратила свои иллюзии относительно речных домиков.
   Громкий вопль из гостиной заставил ее подпрыгнуть. Она поспешно  оглядела
крошечную комнатку. В аптечке нашла только треснувшее зеркальце и два пустых
отделения.  Ни  на  раковине,  ни  на  бачке  туалета  никаких  таблеток  не
оказалось. Больше им деться некуда.
   Нагнувшись, Сэди принялась рыться в вещах на полу. Вся одежда была сырой,
и Сэди, содрогнувшись, побросала  ее  в  ванну.  Под  джинсами  она  наконец
обнаружила искомый флакон с таблетками.
   По крайней мере я их нашла, подумала Сэди.  Но  можно  ли  ему  принимать
таблетки после такого количества бренди? - вот в чем вопрос.  Видимо,  лучше
подождать пару часов. Сэди решила обсудить этот вопрос с мистером Трентом.
   Вернувшись в гостиную, она была встречена громовым храпом. Джордан  Трент
сидел в той же позе, в какой она его  оставила,  но  теперь  его  подбородок
склонился на грудь.
   Поспешно подойдя к нему, Сэди решила, что лучше всего ему будет  поспать.
По крайней  мере  выветрится  алкоголь.  Если  бы  ей  удалось  уложить  его
поудобнее, он мог бы проспать час-другой, а она тем  временем  приберется  в
комнатах.
   Ей вспомнились строжайшие инструкции миссис  Симпсон,  но  она  не  стала
прислушиваться к предостережениям внутреннего голоса. Нарушая  все  правила,
Сэди взяла мистера Трента за широкие плечи и уложила на диван.
   Теперь, когда он спал, она не могла не отметить,  что  ее  новый  босс  -
очень привлекательный мужчина. Прямой нос,  квадратный  подбородок  и  форма
губ, которую она назвала бы поэтической, -  чувственный  рисунок.  Смущенная
своими внезапными мыслями, она вернулась к действиям.
   Приподняв загипсованную ногу, она положила  ее  на  валик  дивана.  Потом
подумала, что было бы неплохо приподнять ему и  голову.  Перегнувшись  через
спящего мужчину,  она  попыталась  вытащить  из-под  него  подушку  и  вдруг
испуганно вскрикнула: безо всякого предупреждения мистер Трент  обхватил  ее
руками и притянул к себе.
   - Холодно, - пробормотал он. - Погрей меня.
   - Мистер Трент! - Попытку изобразить  возмущение  и  гнев  заглушила  его
широкая грудь, к которой он прижимал ее лицо. Сэди  изо  всех  сил  пыталась
высвободиться из его крепких объятий.
   Стараясь не потревожить больную ногу, она разжала руки Джордана Трента  и
осторожно выпрямилась. Посмотрев на него, строго сказала:
   - Я принесу вам покрывало из спальни.
   В ответ он только подмигнул.
   Чувствуя нечто иное,  чем  просто  смятение,  Сэди  поспешно  сдернула  с
кровати в спальне покрывало и вернулась. Джордан Трент, судя по  всему,  уже
снова заснул.
   Но тем не менее она посмотрела на него недоверчиво и осторожно укрыла. Он
не шелохнулся, и, немного подумав, Сэди положила руку ему на  лоб.  Лоб  был
холодным и сухим.
   Довольная, она  оставила  его  спать,  а  сама  прошла  на  кухню,  чтобы
разобрать там завалы посуды.
   Через час вся посуда, чистая, уже стояла на полках, столы были вытерты, а
полы вымыты так чисто, насколько это можно сделать при помощи старой швабры,
обнаруженной Сэди на веранде.
   Единственным источником тепла, который она смогла  найти,  был  маленький
электрический обогреватель, который вполне годился  для  скромных  габаритов
гостиной. Она раскрыла двери в ванную и спальню, и к  концу  уборки  в  доме
было уже достаточно тепло.
   Тихонько пройдя в гостиную, она бросила взгляд  на  спящего  и  принялась
собирать разбросанные по полу документы и папки. За диваном лежали  костыли.
Сэди подняла их и прислонила к стене.
   Через пару минут она разобрала бумаги, под которыми был похоронен дорогой
ноутбук. Наверняка  с  работы  Джордана  Трента.  Внимательно  посмотрев  на
спящего, Сэди подумала, что сказал бы его  начальник,  если  бы  узнал,  что
дорогая техника из его офиса валяется на полу под ногами.
   Неожиданно она увидела, что голубые глаза проснувшегося  Джордана  Трента
следят за ней с мягким любопытством.
   - Либо я еще сплю, - весело сказал он, - либо добрый ангел  спустился  ко
мне.
   Прижав ноутбук к груди, Сэди поднялась с колен.
   - Надеюсь, вам уже лучше, мистер Трент.
   - Джордан. И благодарю вас за беспокойство.  Хотя  у  меня  раскалывается
голова и зверски болит нога, но жить буду. Так кто вы такая?
   Сэди установила ноутбук на краешке стола.
   - Сэди Миллиган. Я - временная помощница, которую вы наняли.  Я  уже  вам
представлялась, но вы... не совсем хорошо себя чувствовали. Возможно, вы  не
помните.
   Джордан Трент внимательно смотрел ей в лицо. Сэди стало не по себе.
   - Полагаю, я тогда не спал, - наконец сказал он
   - Откровенно говоря, вы слишком много выпили, пытаясь  с  помощью  бренди
успокоить боль в ноге.
   Он заставил себя улыбнуться.
   - Это я помню. Но смутно. Я, кажется... - Он резко осекся и бросил на нее
пронзительный взгляд. - Я не приставал к вам?
   - Не совсем. Полагаю, вы просто пытались согреться.
   Он с явным облегчением кивнул.
   - Не хотелось бы начинать подобным образом. Не с той ноги, как говорится.
   - Мне тоже, - с нажимом ответила Сэди.
   Лицо Джордана исказилось от боли, и он закрыл глаза.
   - Хотя нормальная нога у меня только одна, - пробормотал он.
   - Ой, я же нашла ваше обезболивающее. - Она поспешно  прошла  в  кухню  и
взяла со стола флакон - Думаю, уже можно  принять.  Я  хочу  сказать,  после
спиртного...
   - Не так уж много я выпил. - Джордан Трент забрал у нее флакон, вытряхнул
из него две капсулы и бросил в рот.
   Сэди протянула ему стакан воды и подождала, пока он  проглотит  таблетки.
Он слегка побледнел - то ли от боли в ноге, то ли  от  головной  боли  после
бренди.
   - Когда вы в последний раз ели? - резковато спросила она.
   Этот вопрос его, кажется, смутил.
   - Прошлым вечером, если не ошибаюсь. Утром попытался  очистить  яйца,  но
неудачно. А где вы нашли таблетки?
   - В ванной, под грудой одежды.
   - А-а... - По его лицу мелькнула тень смущения. -  Я  побросал  там  все,
когда вернулся вчера из больницы. Прошу простить меня за беспорядок в  доме.
Понимаю, что здесь ужасно, но... - Его  голос  сорвался,  когда  он  оглядел
комнату. - Да, вижу, вы здесь потрудились. И в кухне вы совершили  такие  же
чудеса?
   - И в ванной, и в спальне, - довольным голосом  сказала  Сэди.  -  Теперь
осталось только умыть и накормить вас, и...
   - Одну минуту. - Он выставил вперед руку, словно запрещая ей  прикасаться
к нему. - Подождите-ка минуту. Я с этого дивана никуда  не  двинусь.  Ни  по
вашему желанию, ни даже по приказу президента  Соединенных  Штатов.  Сегодня
утром я пытался; и могу вам с уверенностью сказать, что  каждое  движение  -
это пытка.
   Сэди подняла подбородок повыше и одарила его таким взглядом, какой обычно
использовала, когда  кто-нибудь  из  ее  младших  братьев  и  сестер  ее  не
слушался.
   - Рано или поздно вам придется пойти в ванную, - спокойно сказала она.
   Его темные брови высоко поднялись. Прежде чем ему удалось ответить,  Сэди
продолжила:
   - Поскольку ваша нога причиняет вам боль при движении, лучше сделать  все
разом. Вы даже не представляете, насколько лучше вам станет после того,  как
вы примете душ, побреетесь и переоденетесь.
   Кажется, он не знал, что ей ответить. Помолчав минуту, он пробормотал:
   - Я просил временную помощницу, а не няньку.
   Сэди пожала плечами:
   - Я  не  нянька.  Во  всяком  случае,  не  профессиональная,  но  у  меня
достаточный опыт в уходе за больными. Мой самый младший брат ломал руку  три
раза, а одна из сестер однажды выбила себе плечо, а Джейсон один раз упал  с
дерева и сломал кисть руки...
   Кажется, его что-то разозлило.
   - Джейсон?
   - Мой старший брат.
   - Сколько у вас всего братьев и сестер?
   - Пятеро. - Она не стала перечислять их поименно. - И я - самая  старшая.
Пока они росли, я обо всех заботилась, потому что мама и пана работали, и...
- Она осеклась, увидев выражение боли на его лице. - Что с  вами?  -  быстро
спросила она. - Стало болеть сильнее?
   Он помотал головой:
   - Нет. Таблетки помогают. Уже не так болит.
   - У вас не кружится голова? Надеюсь, вы выпили таблетки не слишком  рано.
- Она  машинально  протянула  руку,  собираясь  проверить,  нет  ли  у  него
температуры, но он отпрянул назад.
   - Все в порядке. Но,  думаю,  мне  необходимо  в  ванную.  -  Он  откинул
покрывало, и Сэди подвинулась ближе, готовая помочь.
   Джордан поднял голову:
   - Думаю, с этим я справлюсь сам.
   - Не представляю, как вы справитесь в  такой  крошечной  ванной.  -  Сэди
потянулась за костылями. - В такой тесноте жить вообще непросто.
   - Я живу не здесь. - Джордан осторожно опускал больную ногу на пол.  -  Я
живу в особняке на побережье, в нем одна спальня больше, чем все это корыто.
- Его слова оборвались болезненным стоном, когда он попытался встать.
   - Конечно, раз вы так говорите. - Бедняга бредит. Сэди начала  опасаться,
что таблетки в соединении с алкоголем серьезно повлияли на него. Крепко взяв
его за руку, она попыталась помочь ему встать.  -  Обопритесь  на  меня.  На
самом деле я сильнее, чем выгляжу.
   Он смотрел на нее, прижимая к груди покрывало, словно от  этого  зависела
вся его жизнь.
   - Вы и вправду думаете, что я живу здесь?
   Почувствовав к нему какую-то симпатию, она кивнула.
   - Боюсь, что да.
   - Вы не знаете, кто я такой?
   - Вы - Джордан Трент, -  мягко  сказала  Сэди.  -  Не  беспокойтесь,  все
встанет на свои места, как только начнет действовать лекарство.
   Джордан медленно кивнул, словно не совсем понимая, что она говорит.
   - И вы никогда не слышали о "Галлахер энтерпрайзиз"?
   Сэди сочла нужным объяснить:
   - Я совсем недавно в Портленде. Всего три недели. А что это за  компания?
Вы в ней работаете?
   Она с чувством неловкости наблюдала  за  странным  выражением  его  лица.
Такое впечатление, словно она заставляет его снова сесть. Он помолчал, потом
мягко сказал:
   - Да, я там работаю. "Галлахер энтерпрайзиз". Я чертежник.
   Сэди просияла:
   - Ну вот, видите? Я же говорила, что все встанет на  свои  места.  Теперь
отдайте мне это покрывало и вставайте на костыли.
   Она деликатно отвела взгляд, пока Джордан поправлял на себе халат.
   - Спасибо, - пробормотал он, беря костыли. - Теперь, если позволите...
   - Вы уверены, что вам не потребуется моя помощь?
   - Уверен. Я отлично справлюсь.
   Сэди с беспокойством следила за его стройной высокой фигурой. Он  обогнул
диван и направился к выходу. Но тут, к несчастью, один костыль зацепился  за
край ковра, и прежде чем она успела что-либо сделать, он пошатнулся и, теряя
равновесие, со страшным проклятием рухнул на пол.


   ГЛАВА ВТОРАЯ

   - Вот, посмотрите, что вы наделали! Все в порядке? -  Сэди  бросилась  на
колени рядом с распростертым на ковре Джорданом.
   - Нет, - глухо сказал он, уткнувшись лицом в ковер. - Не в порядке.  Мало
того, что нога безумно болит, так я,  оказывается,  еще  и  не  в  состоянии
добраться сам даже до ванной. К тому же поддерживать цивилизованную  беседу,
уткнувшись носом в этот вонючий ковер, совершенно невозможно.
   - Давайте я помогу вам. - Сэди решительно взяла его за плечо, намереваясь
перевернуть на спину.
   Но Джордан  Трент,  по-видимому,  решительно  не  хотел,  чтобы  до  него
дотрагивались. Дернув плечом, он с невероятным усилием  сел  и  торжествующе
посмотрел на нее.
   - Еще минута, и я справлюсь сам.
   В таких случаях действовать можно только  одним  способом,  решила  Сэди.
Если кто-либо ведет себя как ребенок, с ним нужно обращаться соответственно.
   - Мистер Трент, я здесь нахожусь  не  для  собственного  удовольствия.  Я
должна вам помогать, но вы делаете это для меня практически невозможным.
   - Прошу прощения, мисс... извините, как вас зовут?
   - Миллиган.
   - Благодарю. Постараюсь в следующий раз не  забыть.  И  все-таки,  уверяю
вас, я в состоянии сам добраться до ванной. До того как вы пришли, я отлично
справлялся.
   - Что-то не похоже, - холодно заметила Сэди.
   Джордан Трент побагровел.
   - О, хорошо. Дайте мне руку.
   - Пожалуйста.
   - Пожалуйста, дайте мне руку, - пробормотал он сквозь зубы.
   Сдержав торжествующую улыбку, Сэди взяла его под мышки и потянула, вверх.
Это было нелегко: Джордан  Трент  весил  немало.  Наконец,  после  множества
стонов и проклятий, ей удалось поставить его на ноги. Он  тяжело  оперся  на
костыли.
   - Как же вы умудрились сломать ногу? - убедившись, что  Трент  достаточно
твердо стоит на ногах, спросила Сэди.
   Он старался  не  смотреть  ей  в  глаза,  сосредоточив  все  внимание  на
костылях.
   - Упал с лестницы.
   Бедняга, наверное, пытался заделать дыру в крыше,  подумала  Сэди,  вновь
ощутив к нему прилив симпатии. Видимо,  он  не  может  себе  позволить  даже
нанять мастера. Она напряженно следила, как он делает шаг за шагом.
   -  Приподнимайте  костыли  повыше,  чтобы  не  зацепиться  за  ковер,   -
предупредила Сэди, не решаясь взять его за плечо.
   Ничего не сказав в ответ, Джордан проковылял через гостиную и  скрылся  в
спальне. Сэди последовала за ним, не сводя с него глаз.
   У двери в ванную Джордан остановился и оглянулся на нее:
   - Я оставлю костыли вам. Там слишком тесно и без них.
   Сэди взяла костыли и застыла в ожидании, пока не услышала шум  спускаемой
воды.
   Минутой позже дверь отворилась и на пороге появился Джордан,  опирающийся
одной рукой о косяк.
   - Вы еще здесь? -  спросил  он  таким  тоном,  словно  желал,  чтобы  она
провалилась сквозь землю.
   Сэди вздохнула. Откровенно говоря, она  чувствовала  к  нему  больше  чем
просто сочувствие. Не считая этого перелома,  было  очевидно,  что  человека
постигла жизненная неудача, и довольно ощутимая.
   Его манера говорить и держаться выдавала в  нем  привычку  к  несравненно
более комфортабельной жизни. А теперь он вынужден  ютиться  в  этой  ужасной
дыре, полуголодный и к тому же лишенный способности передвигаться.  Конечно,
компания из милосердия наняла для него помощницу.
   Как ужасно, наверное, такому  человеку,  как  Джордан  Трент,  попасть  в
подобную ситуацию. Неудивительно, что он так  раздражителен.  Доброе  сердце
Сэди ныло от жалости к нему.
   - Когда вы побреетесь и примете душ, то почувствуете себя намного  лучше,
- мягко сказала она.
   Казалось, он с превеликим удовольствием придушил бы ее.
   - Мисс Миллиган, - медленно и раздельно произнес он, - если  вы  сами  не
заметили, сообщаю, что в этом жалком подобии ванной  комнаты  душа  нет.  Но
если бы он здесь и  был,  я  не  смог  бы  им  воспользоваться  из-за  этого
украшения на ноге.
   От раздражения он повысил голос -  Сэди  решила  этого  не  заметить.  Не
мигая, она посмотрела прямо ему в глаза.
   - Если положить ногу на край ванны, то вполне можно искупаться.
   - Если бы я был акробатом - безусловно. Но я не акробат. И становиться им
желания не имею. Боюсь, вам придется примириться с моим немытым  и  небритым
видом.
   Сэди решительно возразила:
   - Извините, мистер  Трент,  но  я  вынуждена  настаивать.  Вы  не  только
почувствуете себя лучше, но и придете в рабочее состояние.
   Он высоко поднял брови.
   - Прошу прощения, что оскорбляю вас своим видом. Вероятно,  мне  придется
поискать когонибудь менее привередливого.
   Несмотря на сочувствие к его  беде,  Сэди  начала  терять  терпение.  Она
шагнула к нему.
   - Вы отлично знаете: для того чтобы заменить меня, вам придется потратить
еще один день. Следовательно, вы потеряете драгоценное рабочее время. К тому
же сомневаюсь, что вам удастся найти кого-нибудь,  кто  захочет  возиться  с
вами. Вы же знаете, что я и так нарушаю правила.
   Джордан нахмурился.
   - К вашему сведению, мисс  Заботливость,  я  знаю  уйму  женщин,  которые
прыгали бы от радости, получи они возможность  ухаживать  за  мной.  Теперь,
пожалуйста, дайте мне костыли. Я устал и хочу вернуться  на  свой  неудобный
старый диван и почитать газету.
   Не отвечая на его замечание о других женщинах, она заявила:
   - Нет - пока вы не побреетесь и не примете ванну.
   - И как я должен это выполнить?
   - Я помогу вам.
   В ледяных голубых глазах блеснула искра.
   - Должен признать, это весьма забавно.
   Чувствуя слабость в ногах, Сэди вздернула голову.
   - Я налью воды. Если вы сядете на край ванны и опустите туда  одну  ногу,
то сможете осторожно сесть, а ногу в гипсе оставить на весу.
   Он долгое время смотрел ей прямо в глаза, и Сэди  нервно  гадала,  что  у
него на уме. Джордан вздохнул.
   - Хорошо, я уже вижу, вы не отстанете. Я согласен. Покончим  с  этим.  Но
предупреждаю. если я там застряну, вам придется меня вытаскивать.
   - Уверена, у вас все отлично получится.
   Джордан фыркнул.
   - В чемодане под кроватью лежит большое полотенце. Принесите его мне.
   Сэди демонстративно ждала, пока он не процедил сквозь зубы  "пожалуйста".
Усомнившись, не берет ли она на себя слишком много, она отыскала  полотенце,
но, выпрямившись, Джордана в ванной не увидела.
   Она решила было, что он умудрился вернуться на диван  без  костылей,  но,
заглянув в ванную, увидела, что он сидит на  крышке  унитаза  -  бледный,  с
искаженным лицом.
   - Ну как вы? - с тревогой спросила она.
   - Немного кружится голова, вот и все.
   - Я приготовлю вам поесть, как только вы оденетесь, -  пообещала  она.  -
Поев, вы почувствуете себя лучше.
   Он поднял на Сэди глаза, и она ощутила,  как  екнуло  у  нее  сердце.  Он
выглядел словно беспомощный, всеми брошенный ребенок.
   - Если мне удастся не утонуть, - пробормотал он.
   Сэди улыбнулась.
   - Не волнуйтесь. Я совершенно уверена, что вы отлично справитесь.
   Он бесконечно долго смотрел на нее, потом тихо сказал:
   - Убежден, вашей семье катастрофически вас не хватает.
   Удивившись, она пожала плечами.
   - Я тоже. Но должна признать, что хорошо иногда отдохнуть от них.
   - Они живут не здесь?
   - Да. Они живут в Лейквью, это  тоже  в  Орегоне,  но  далековато,  чтобы
постоянно ездить ко мне.
   - Думаю, ваш муж этим доволен.
   - Я не замужем, - ответила Сэди, чувствуя, как дрогнуло ее сердце.  Отдав
ему полотенце, она протиснулась  к  ванне,  чтобы  включить  воду.  Невольно
улыбнулась, представив, что сказала бы  миссис  Симпсон,  войди  она  в  эту
минуту сюда.
   Наверное, меня бы тут же уволили, подумала Сэди, пробуя воду. Решив,  что
та достаточно теплая, она выпрямилась -  Джордан  Трент  смотрел  на  нее  с
нескрываемым интересом. Сэди, смутившись, вытерла руки полотенцем и сказала:
   - Вот, все готово.
   - Спасибо, мисс Миллиган.
   Она нахмурилась.
   - Зовите меня Сэди, если вы не против.
   - Не против, если вы меня будете звать Джордан.
   Она задумалась.
   - Думаю, я не против, хотя едва ли миссис Симпсон одобрила бы это.
   - Миссис Симпсон?
   - Очень суровая дама, хозяйка агентства "Умелая помощь". Вы, должно быть,
говорили с ней, когда звонили.
   Он покачал головой.
   - Звонил не я, а Эмбер. Это... э-э... секретарша босса.
   - О! - Сэди не хотелось говорить этого вслух, но она подумала,  что  если
уж его босс может позволить себе держать секретаршу, то должен платить своим
сотрудникам достаточно для того, чтобы они могли жить в нормальных условиях,
а не в подобном корыте. Наверное, заработок чертежника не так уж велик,  как
она думала.
   - Не вижу здесь ни куска мыла, - сказала она, наблюдая,  как  наполняется
ванна.
   - В кухне есть кусок.
   - Я принесу. Не двигайтесь, пока я не вернусь.
   - Я и не собираюсь двигаться, - мрачно сказал он.
   Сэди тут же поспешила на кухню, размышляя, что делать, если он не  сможет
сам выбраться из ванны. Она чувствовала себя далеко  не  так  уверенно,  как
старалась показать.
   Несмотря на  убогую  обстановку,  Джордан  Трент  производил  впечатление
влиятельного человека. Сэди очень хотелось знать, какая беда  занесла  этого
сильного мужчину практически на край бедности.
   Может быть, ему приходится платить слишком большие алименты бывшей  жене,
и поэтому он не в состоянии оплачивать нормальное жилище.
   Решив, что так оно и есть,  потому  что  за  ним  явно  не  чувствовалось
женского ухода, Сэди отыскала мыло и вернулась. Джордан сидел там,  где  она
его оставила, глядя на воду в ванне.
   Положив мыло, она приготовилась ретироваться.
   - Теперь, - сказала она, смутившись, - вам  придется  остальное  доделать
самому.
   Он насмешливо хмыкнул:
   - Если упаду - позову на помощь. Но  помните:  это  была  ваша  блестящая
идея.
   Молясь, чтобы не пришлось помогать ему выбираться из ванны, Сэди вылетела
за дверь.
   Несколько минут она провела, меряя шагами маленькую спальню и  напряженно
прислушиваясь к плеску воды, готовая при малейшем  шуме  или  звуке  падения
ринуться на помощь.
   К ее необычайному облегчению, войдя по его зову в  ванную,  она  увидела,
что Джордан уже выбрался из ванны. По-прежнему бледный, он  снова  сидел  на
крышке унитаза. На нем было только полотенце,  обмотанное  вокруг  бедер,  и
Сэди побаивалась его.
   Мелкие капельки воды стекали по его покрытой темными волосами груди. Сэди
поспешно отвела взгляд.
   - Все в порядке? Что вам принести?
   - Одежду.
   - О, конечно. Где мне ее найти?
   - Там же, где вы нашли полотенце. У меня есть спортивный костюм и  чистое
белье.
   - Я принесу. А электробритва?
   - На кухне.
   - Хорошо, я захвачу и ее.
   Радуясь предлогу уйти, Сэди убежала на кухню. Она очень быстро убедилась,
что многолетний уход за братьями и сестрами  не  подготовил  ее  к  подобной
ситуации.
   Оказаться наедине с  полуодетым  мужчиной  в  таком  тесном  домике  было
серьезным испытанием. Но Сэди  надеялась,  что  ей  удастся  выйти  из  этой
ситуации по возможности достойно.
   Пока он брился и одевался, Сэди обследовала содержимое  холодильника.  Не
густо: яйца, бекон и пакет молока.
   В морозилке лежали несколько  замороженных  готовых  обедов,  пара  пачек
гамбургеров,  овощи  и  коробка  мороженого.  Порывшись  в   шкафчике,   она
обнаружила пачку спагетти и пакетик с соусом.
   Надеясь соорудить  вполне  сносный  обед,  Сэди  выгрузила  на  стол  все
необходимое. Микроволновая печь, к ее немалому удивлению, работала,  хотя  и
выглядела очень древней - видимо, это был один  из  первых  образцов.  Сунув
туда гамбургер, чтобы разогреть, она вернулась в ванную.
   Джордан Трент ожидал ее, сидя все  там  же.  Теперь,  свежевыбритый  и  с
волосами, зачесанными назад, он выглядел  куда  более  презентабельно.  Сэди
решила, что теперь его не отличить от преуспевающего бизнесмена.
   Даже черный спортивный костюм не умалял внушительности, которая  исходила
от него.
   - Я уж думал, что вы ушли.
   - Я так просто не ухожу, мистер Трент.
   - Вижу. И, помнится, мы договаривались звать друг друга по имени.
   Сэди и сама не знала, почему ей так трудно назвать его по  имени.  Дом  у
него был не из шикарных, и даже платил ей за работу не он сам. Чего  уж  тут
церемониться?
   Она подала ему костыли и помогла добраться до дивана. Когда он со вздохом
опустился на него, Сэди поняла, что  нога  у  ее  босса  еще  сильно  болит.
Пройдет  не  меньше  трех  часов,  когда  можно   будет   снова   дать   ему
обезболивающее, подумала она, посмотрев на часы.
   Джордан откинулся на спинку дивана и закрыл глаза.
   - Спасибо, - невнятно пробормотал он. - И вправду чувствуешь себя  лучше,
когда ты выбрит и вымыт.
   Понимая, что он изо всех сил старается показать, что все прекрасно,  Сэди
обеспокоенно посмотрела на него. С его лица  не  исчезли  ни  страдание,  ни
бледность.
   - Еще пара минут - и у меня для вас будет готова горячая еда,  -  сказала
она,  надеясь,  что  это  сообщение  обрадует  Трента.  -  Может,  вы   пока
вздремнете?
   Он кивнул:
   - Неплохая мысль. - По его тону можно было понять, что он уже засыпает.
   Сэди поспешила на кухню.
   Джордан подождал, пока она  выйдет,  и  снова  открыл  глаза.  Его  новая
помощница,  похоже,  весьма  властная  малышка,  решил  он,   и   его   губы
искривились. Так повелительно с ним не обращались со школьной поры.
   Если начистоту, то ему даже нравилась такая забота. Особенно в  ситуации,
когда нет какойлибо корыстной подоплеки. Совершенно ясно, что Сэди  Миллиган
понятия не имеет, кто он такой, и самое лучшее - предоставить ей считать его
неудачником. По крайней мере он может быть уверен, что она не вобьет себе  в
голову сумасбродную идею стать первой миссис Трент.
   Он улыбнулся, вспомнив, как она стояла над ним, скрестив руки на груди  и
сверкая глазами, а эта странная прическа делала ее  похожей  на  актрису  из
фильмов двадцатых годов. Большинство женщин, которых он  знал,  готовы  были
наизнанку  вывернуться,  лишь  бы  угодить  ему.  Суровость  Сэди   Миллиган
оказалась приятным разнообразием.
   Джордан тут же напомнил себе, что  это  ненадолго.  Рано  или  поздно  он
скажет, кто он такой, и поставит ее на место. А пока, чувствуя себя  к  тому
же усталым и разбитым, он рад был  просто  полежать  и  предоставить  другим
заниматься делами.
   Он дремал, когда его решительная, деловая помощница вошла, держа в  руках
тарелку, источавшую божественный аромат.
   - Спагетти "Болоньез", - объявила она, и Джордан с усилием сел, оглядывая
комнату, которая, казалось, стала светлее. - Не самое лучшее,  но  это  все,
что я смогла приготовить из имеющихся продуктов. Не знаю, что вы собираетесь
делать с этими замороженными обедами, но в них не только  нет  вкуса,  но  и
пользы не будет даже кролику.
   Джордан был вполне с ней согласен. Посмотрев на ее возмущенное  лицо,  он
решил сказать что-нибудь в свое оправдание:
   - Их привезла утром Эмбер. Она подумала,  что  мне  легче  будет  с  ними
справиться.
   - Хорошая порция рагу была бы куда лучше.
   При этих словах Джордан ощутил голодный спазм в желудке. Вкусной  еды  он
давно не пробовал!
   - Вот, - протянула ему тарелку, вилку и бумажную салфетку Сэди. -  Думаю,
у вас навряд ли найдется поднос и салфетки?
   Он едва не выхватил из ее рук тарелку.
   - И так сойдет.
   - Из напитков могу предложить растворимый кофе или молоко.
   При мысли о чашке горячего кофе он едва не застонал.
   - Я не против растворимого.
   - Сейчас принесу.
   Она была уже в дверях, когда он вспомнил о хороших манерах:
   - Не хотите ли присоединиться ко мне?
   - Моя порция на кухне. Пока вы спали, я решила постирать  занавески.  Они
просто неприличны!
   Уловив в ее тоне упрек, он  моргнул:  вот  почему  в  комнате  стало  так
светло. Только теперь он заметил, что окна вымыты до блеска.
   Ему хотелось извиниться за грязные занавески, хотя он и не понимал,  чего
ради. Тут он вспомнил о спагетти, которые находились прямо перед его  носом,
и не стал терять время даром. Когда она вернулась  в  комнату,  его  тарелка
опустела.
   Сэди забрала ее и подала чашку с дымящимся кофе.
   - Очень  хорошо.  Рада,  что  вы  справились  со  спагетти.  Я  развесила
занавески над плитой и, перед тем как уйти, сниму их и повешу  на  место.  -
Она уже собралась идти на кухню, но остановилась и добавила:  -  Я  составлю
список того, что вам необходимо, а завтра утром заеду в  супермаркет  и  все
куплю. Сварю вам кастрюлю отличного рагу, и вам хватит на несколько дней.
   Согревшийся и сытый, Джордан чувствовал во всем теле  приятную  слабость.
Даже нога, кажется, болела не так сильно. Зная, что у  Сэди  не  может  быть
никаких корыстных  причин  для  заботы,  он  мог  позволить  себе  искреннюю
благодарность.
   - Спасибо, Сэди, мне очень приятно, что вы так заботитесь обо мне. - Он с
интересом отметил, что щеки ее вспыхнули.
   - Не стоит благодарности.  -  И  прежде,  чем  он  успел  ответить,  Сэди
скрылась за дверью.
   Совершенно ясно, к комплиментам она не привыкла.  Неудивительно,  что  ее
огромная семья этим пользуется. Ощутив знакомую боль в груди, он  постарался
перевести свои мысли на другое. Теперь, почувствовав себя лучше, он отчаянно
хотел поскорее вернуться к работе.
   По-видимому, Сэди была того же мнения: она вошла, держа в руках небольшой
кейс.
   - Где мне, по-вашему, лучше сесть? - спросила она,  немного  нерешительно
оглядывая комнату.
   Она - не  красавица  в  прямом  смысле  этого  слова,  думал  Джордан,  с
непонятным ему самому интересом разглядывая девушку. Если поставить ее рядом
с женщинами, с которыми он обычно  общался,  то  она  явно  им  проигрывала:
довольно заурядная внешность, неряшливо одета...
   Большинство женщин, которых он знал, ни за что на свете не напялили бы на
себя такое: черная рубашка явно ей великовата, а бесформенный  синий  свитер
полностью скрывает фигуру.
   И все же в ней было что-то, что привлекло его внимание.  Может  быть,  ее
глаза, полные тепла и заботы, а может быть, красивый изгиб  губ,  когда  она
улыбалась. Губы у нее были полные, словно всегда готовые к поцелую.
   Если бы она надела обтягивающее платье!.. - подумал Джордан. Из того, что
смог разглядеть, он заключил, что Сэди Миллиган обладает той соблазнительной
полнотой, которую обожают все  мужчины,  но  от  которой  женщины  стремятся
избавиться любой ценой.
   - Я могла бы работать на кухне, если хотите, - неуверенно сказала Сэди.
   Он поспешил собраться с мыслями, понимая, что смущает ее своим молчанием.
   - Нет, нет, я уверен, что вам вполне хватит места и  здесь.  Если  убрать
все со стола, то получится прекрасное рабочее место. Понимаю, вы не к такому
привыкли, но надеюсь, все уладится. Просто сбросьте все на пол.
   Сэди неодобрительно  посмотрела  на  него,  отчего  он  только  еще  шире
заулыбался. Она аккуратно переложила бумаги со стола на стул, сама  села  на
другой и раскрыла свой кейс.
   - Насколько я поняла, вы работаете на  некоего  архитектора,  -  заметила
она, доставая блокнот, пару ручек  и  небольшой  будильник,  который  ужасно
заинтересовал Джордана. Очевидно, Сэди Миллиган  привыкла  строго  соблюдать
рабочее время.
   Он  почувствовал  укол  совести,  поняв,   что   перешел   все   границы,
злоупотребляя ее добротой.
   - Да. Это вообще-то партнерство.  И  довольно  успешное,  -  ответил  он,
стараясь сдержать самодовольные нотки. На самом деле ему  пришлось  положить
немало труда, чтобы его часть бизнеса стала  приносить  хороший  доход.  Эта
компания была предметом его заслуженной гордости.
   - Очень мило.
   Уловив в ее голосе нотку сарказма, он нахмурился.
   - Они построили несколько  весьма  респектабельных  зданий  в  городе,  -
сказал он.
   - Правда? Значит, зарабатывают немалые деньги.
   - Конечно. - Джордан почувствовал  некоторую  неловкость.  Его  помощница
явно к чему-то клонит.
   Он видел только ее лицо в профиль и понял, что  Сэди  чем-то  недовольна.
Наконец она повернулась к нему так резко, что он подпрыгнул.
   - Я понимаю, что дело не мое, но мне кажется это отвратительным. Они хотя
бы представляют себе, как вы живете? Если они  так  много  зарабатывают,  то
вполне могли бы выплатить вам деньги за время, пока  вы  болеете.  На  вашем
месте я бы потребовала от них оплаты. А в противном случае ушла бы. Вы  ведь
умный, образованный человек. Наверняка найдется огромное  количество  людей,
готовых платить вам  столько,  сколько  вы  заслуживаете.  Я  бы  непременно
заявила им об этом.
   Он выставил вперед подбородок. Еще ни разу в жизни его столь страстно  не
защищали. Оказывается, это так приятно! Сэди Миллиган напрасно тратит  время
на этой работе. Ей нужно идти либо в юристы, либо в политику.
   Но его помощница, кажется, уже жалела о своей вспышке. Она  покраснела  и
сделала вид, что ищет что-то в кейсе.
   - Простите, - пробормотала Сэди. - Это меня не касается.
   - Нет, все в порядке, - возразил Джордан. - Я  очень  ценю  вашу  заботу.
Честное слово.
   Она смущенно улыбнулась, и он улыбнулся ей в ответ, чувствуя, как теплеет
его сердце. К счастью, Сэди потянулась за ноутбуком.
   - Давайте возьмемся за дело, а то вы можете потерять работу  у...  -  она
подняла на него взгляд, - как его зовут?
   Джордан, не готовый к такому вопросу, удивленно посмотрел на нее.
   - Блестящего, талантливого архитектора, на которого вы работаете.
   - Э-э... - Джордан спешно  пытался  придумать  имя.  -  Галлахер.  Ричард
Галлахер. - Прости, Рич, добавил он про себя.
   - Хмм. - Сэди включила компьютер и стала смотреть на  экран.  -  Не  могу
сказать, что мне очень нравится этот ваш Ричард Галлахер.
   Джордан остался доволен, что это было сказано не в его адрес. Решив,  что
пора серьезно взяться за дело, он выбрал те отчеты,  которые  требовали  его
внимания в первую очередь.
   Через пару часов непрерывной работы раздался звон будильника Сэди.
   - Пора сделать перерыв, - сказала она, выключая его. -  К  тому  же  вам,
возможно, снова нужно в ванную.
   Ему и вправду было нужно, но не хотелось прямо говорить  об  этом.  Может
быть, у нее и нет специальной подготовки сиделки, но опыт большой.
   Остаток дня прошел гладко, и Джордан даже удивился,  сколько  они  успели
сделать к тому моменту, когда снова зазвонил будильник.
   Он ожидал, что Сэди просто схватит свой плащ и уйдет.  Но  она  разогрела
два замороженных обеда, с отвращением подала ему, а потом  развесила  чистые
занавески.  Составила  длинный  список  того,  что,  по   ее   словам,   ему
требовалось, и ушла, не сказав даже, как она собирается оплатить покупки.
   Ее суровый приказ быть осторожным еще долго звучал  у  Джордана  в  ушах.
Раньше он никогда не замечал, как далек его речной домик  от  цивилизации  и
как в нем тихо. Даже свет от экрана небольшого телевизора  не  мог  рассеять
густой мрак в гостиной.
   Он едва не вскочил с дивана, когда раздался телефонный звонок.  Поскольку
этот номер был только у Эмбер, Джордан не удивился, услышав ее голос.
   - Я просто хотела узнать, как ты, - весело сообщила она. - Как  там  твоя
новая помощница?
   - Нормально, - осторожно сказал Джордан. Он не хотел пока рассказывать  о
ее прекрасных душевных качествах. Секретарша достаточно  хорошо  знала  его,
чтобы угадать, если на ее босса кто-то произвел впечатление.
   - Надеюсь, ты прилично вел себя?
   Он нахмурился.
   - Ты же знаешь, что я никогда не смешиваю дело с удовольствием.
   - Хорошо. Значит, никаких проблем?
   - Никаких.
   - Нормально справился с обедом? Больше ничего не  нужно?  Я  могу  завтра
завезти.
   - Нет! - Джордан понизил голос: - Спасибо, Эмбер, но мне ничего не нужно.
Сэ... мисс Миллиган все привезет сама. - Если дотащит, добавил он про себя.
   - Похоже, она отлично о тебе заботится.
   Эмбер не знает и половины, подумал Джордан, вешая трубку.  Он  перечислил
все  преимущества  этого  сотрудничества.  Умелая  помощница,   великолепная
кухарка, внимательная сиделка и никаких эмоций.  О  чем  еще  может  мечтать
убежденный холостяк?
   Он потер руки и откинулся на спинку дивана.  Похоже,  к  Джордану  Тренту
возвращается вкус к жизни. Он уже  не  так  мрачно  смотрит  на  предстоящие
четыре недели в гипсе.


   ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   Через час снова зазвонил телефон, вырвав Джордана из  состояния  полусна.
Сердито хмурясь, он потянулся за трубкой. Он принял все меры, чтобы  телефон
на "Ондатре" не был известен никому, кроме Эмбер.
   Этот домик, каким бы убогим он ни был, все же являлся его убежищем на тот
случай, когда Джордану хотелось отдохнуть от бурной светской  жизни.  И  ему
вовсе не улыбалось, чтобы какаянибудь его настойчивая поклонница  вторгалась
в это мирное холостяцкое жилище. Видимо, придется искать другое  укрытие,  а
это корыто продать, подумал он, прижимая трубку к уху.
   Шипящим шепотом, чтобы на том конце провода сразу поняли,  что  он  не  в
духе, Джордан сказал: "Алло" -  и  в  ответ  услышал  знакомый,  приятный  и
заботливый, голос:
   - Мистер Трент? У вас все в порядке?
   Конечно, он же дал свой  номер  агентству.  Беспокойство  в  голосе  Сэди
Миллиган согрело его душу. Джордан кашлянул:
   - Все в порядке, Сэди, спасибо. Просто комок в горле.
   - Слава Богу. А я испугалась, что вы снова упали.
   - Я обещал, что буду осторожен.
   - Да, но у меня такое впечатление, что вы не часто выполняете то, что вам
говорят.
   Вот он опять... этот  восхитительный  материнский  тон,  от  которого  он
чувствовал себя так... защищенно.
   - Зато я всегда выполняю свои обещания.
   Она засмеялась, и ее низкий мелодичный смех, словно колокольчик, зазвенел
по проводу.
   - Я забыла дать вам  мой  номер  телефона...  на  тот  случай,  если  вам
понадобится помощь или надо будет что-нибудь привезти.
   Джордан взял ручку, валявшуюся на полу около дивана, и нацарапал ее номер
на руке.
   - Записал. И, кстати, завтра же я рассчитаюсь с вами за покупки.
   После небольшой заминки Сэди беспечно сказала:
   - Не стоит беспокоиться. Я занесу расходы на  кредитную  карточку,  и  вы
сможете расплатиться, когда вам будет удобнее. Я не спешу.
   Догадавшись, что она  думает,  будто  он  не  в  состоянии  заплатить  за
продукты, Джордан открыл было рот, чтобы возразить. Но прежде, чем он  успел
что-либо сказать, Сэди пожелала ему спокойной ночи и повесила трубку.
   Джордан тоже положил трубку на место, мучаясь острым  чувством  вины.  Он
слишком далеко зашел в своей игре в бедняка. Ему должно быть стыдно, что  он
злоупотребляет врожденной добротой  этой  девушки.  Завтра  утром  в  первую
очередь он расскажет ей правду и  извинится.  Может  быть,  если  объяснить,
почему он так поступил, она не очень обидится.
   Укладываясь спать, он понял, как ему не хватает Сэди. Ему не  хватало  ее
успокаивающего присутствия, когда она стояла рядом, готовая в  любую  минуту
прийти на помощь.
   Он не мог понять, почему такая девушка, как Сэди, до сих пор не  замужем.
Она была бы прекрасной хранительницей очага. Ведь не  все  мужчины  ценят  в
женщине только внешность.
   Если бы он искал спутницу жизни - чего он делать не собирается,  напомнил
себе Джордан, - для него внешность стояла бы  на  последнем  месте.  Джордан
знал по опыту, что большинство  красавиц  помешаны  исключительно  на  своей
внешности и в результате за душой ничего больше у них нет.
   До сих пор он ни разу не встречал среди женщин  столь  нежной,  щедрой  и
чувствительной  натуры,  как  Сэди  Миллиган.   Может   быть,   лишь   Эмбер
приближалась к его идеалу, но она была очень счастлива в браке.
   Он лег спать, не переставая  думать  о  Сэди,  и  проснулся  с  отчаянным
желанием  поскорее  увидеть  ее.  Чтобы   сократить   ожидание,   он   начал
просматривать утреннюю газету, которую ему  доставил  посыльный.  Обычно  он
читал только спортивные и деловые новости, но сегодня утром надо было как-то
убить время, и он заглянул в светскую хронику.
   И тут же  с  ужасом  обнаружил  прямо  посреди  газетной  полосы  большую
фотографию со своим изображением.  Она  была  сделана  на  благотворительном
ужине в пользу искусства.  Женщина  рядом  с  ним  -  случайная  спутница  -
обыкновенная охотница за богатым мужем. Он решил немедленно прекратить с ней
всякие отношения. Больше он ее не видел.
   Статейка была язвительная, там упоминались несчастный случай, происшедший
с ним на лыжах, и его, Джордана, "таинственное исчезновение". Автор статьи -
довольно  ядовитая  журналистка,  принявшая  слишком  близко  к  сердцу  его
вежливое замечание о ее чрезмерной настырности.
   В этом опусе он изображался в самом  непривлекательном  свете,  но  факты
приводились  только  реальные.  Журналистка  просто-напросто  весьма   ловко
преподнесла их так, что любой читатель  обратил  бы  все  отнюдь  не  в  его
пользу.
   Если Сэди Миллиган увидит этот пасквиль, с  ужасом  подумал  Джордан,  он
лишится не только помощницы, но  и  потеряет  самую  прекрасную  компанию  в
жизни. Она, естественно, больше никогда не переступит порог этого дома.
   Его удивило, как на него подействовала эта мысль. Они были знакомы  всего
несколько часов, но Джордан уже совершенно точно знал, что лучшей  помощницы
ему не найти.
   Сэди была старательной, спокойной и ни в малейшей степени не  навязчивой.
Она забавляла его своим поведением и отлично понимала его ситуацию, что было
совсем не просто.
   И, что немаловажно, Джордан был уверен: даже если бы она  знала,  кто  он
такой на самом деле, то не проявила бы к нему большего интереса, чем сейчас.
Может, это для него не так уж лестно, но зато  успокаивает.  Ибо  ни  в  чем
Джордан не был так уверен, как в том, что ни одна женщина на свете не сумеет
женить его на себе.
   Сэди проснулась раньше обычного. Дождь бил в окно спальни, и она полежала
еще несколько минут, прислушиваясь к его шуму. Наверное, Джордан  еще  спит,
подумала она и представила себе его спящим,  словно  ребенок,  на  сбившихся
простынях.
   Эта картина заставила ее улыбнуться. Включив телевизор, она приняла душ и
надела теплое шерстяное платье.
   Обычно Сэди почти не пользовалась косметикой, но этим утром  она  провела
чуть больше времени, чем всегда, перед зеркалом, подкрашивая губы и  ресницы
и тщательно причесывая спутанные волосы, прежде чем взяться за приготовление
завтрака.
   Обычно за завтраком она читала газету. Знать  о  том,  что  происходит  в
мире, очень важно, если хочешь не отставать от жизни, не  раз  говаривал  ей
отец. Он нередко давал ей полезные советы, к которым она прислушивалась.  Ее
отец был очень умным человеком.
   Просмотрев главные новости, она пролистала основную  часть  и,  не  найдя
ничего интересного, остановилась на гороскопах.
   Не позволяйте сегодня сбить себя с пути, прочла она. Вас могут  обмануть.
Твердо стойте на своих убеждениях и не поддавайтесь на  провокации.  Что  ж,
как и следовало ожидать, ничего нового. Она и  так  всегда  отстаивала  свои
убеждения. Это тоже советовал ей отец.
   Улыбнувшись,  она  перевернула  страницу.  Тут  ее   внимание   привлекла
фотография  роскошной  блондинки  в  середине  странички  светской  хроники.
Ослепительная женщина, в платье с  невероятным  декольте,  властно  обнимала
одной  рукой  темноволосого  мужчину,  ясно  давая  понять,   что   это   ее
собственность.
   Сэди посмотрела на мужчину - и едва не подавилась  кукурузными  хлопьями.
Ей даже не потребовалось читать статью, чтобы узнать его. Мужчина в смокинге
и белом галстуке был не кто иной, как Джордан Трент.
   Забыв  о  завтраке,  Сэди  быстро  пробежала  статью.  И  была  изумлена,
обнаружив, что Джордан Трент - вовсе не бедный чертежник, за  которого  себя
выдавал. И Ричард Галлахер - вовсе не босс Джордана, а его деловой  партнер.
Джордан Трент и есть тот самый блестящий архитектор, на  которого  он  якобы
работает.  К  тому  же,  оказывается,  он  один  из  самых  богатых  жителей
Портленда. И из самых известных тоже.
   Судя по статье, Джордан окружен толпой обожательниц, практически  стоящих
в очереди за его вниманием. И ни одна из них, по словам  автора  статьи,  не
удостаивалась больше одной-двух встреч. Джордан явно любит разнообразие.
   Раздражение Сэди переросло в гнев, когда она вычитала, что Джордан сломал
ногу, катаясь на лыжах с очередной своей подругой. Бедняжка едва не сошла  с
ума от беспокойства, когда Трент куда-то исчез из больницы, никому не сказав
ни слова, и теперь никто не знает, где он находится.
   Он лжет на каждом шагу, подумала Сэди, с ненавистью глядя на  улыбающееся
с фотографии лицо Джордана Трента. Он лжет о том, кто он такой, лжет про то,
как сломал ногу. Он нарочно старался вызвать у  нее  жалость  и  сочувствие,
нарочно заставил поверить, что не в состоянии заработать себе  на  приличное
жилье...
   Без сомнения, сейчас он просто умирает со  смеху  при  мысли,  как  ловко
обвел вокруг пальца наивную дурочку, которая клюнула на  его  россказни,  не
сумев понять, что хотят воспользоваться ее добротой.
   Сэди вспомнила, как убирала, готовила и стирала... словно служанка...  Ее
щеки  вспыхнули.  Какими  смешными,  наверное,  показались  Тренту   попытки
привести в порядок его "дом".
   Она понятия не имела, зачем ему понадобилось забиваться в такую дыру,  но
наверняка у него были н" то причины, о которых стоит расспросить. Вот только
имеет ли Джордан Трент понятие о честности? Сэди сильно в этом сомневалась.
   Зато он отлично умеет  разыгрывать  комедии.  Конечно,  практики  у  него
хватало. Судя по тому, что говорилось в статье,  Джордан  Трент  великолепно
манипулирует женщинами.
   Ей очень хотелось немедленно отказаться от работы у него, но это было  бы
слишком похоже на бегство. А Сэди никогда не пыталась убежать от проблем. От
любых. Она предпочитала встречаться с ними лицом к лицу.
   Нет, она доработает по этому  контракту  и  даст  этому  мистеру  Плейбою
понять, что она думает о его  поведении.  Больше  никаких  уборок.  Никакого
проявления симпатии.
   Она будет выполнять свою работу в  точном  соответствии  с  предписаниями
миссис Симпсон. А это исключает какие бы то ни было походы в магазин.  Пусть
об этом позаботится какая-нибудь его поклонница, с мрачной усмешкой  сказала
себе Сэди.
   Доехав до  реки,  она  немного  успокоилась.  Хотя  ей  по-прежнему  было
неприятно  притворство  Джордана,  но  ведь  есть  ему  что-то  надо,  а  на
содержимом его холодильника он долго не протянет.
   По какой-то необъяснимой причине он, похоже, не стал сообщать ни одной из
своих подружек, где находится. Странно,  потому  что  из  этой  статьи  Сэди
сделала вывод, что Джордану нравится находиться  в  окружении  влюбленных  в
него девиц.
   Она остановилась около небольшого магазинчика  примерно  в  миле  от  его
речного дома и закупила целую гору продуктов. Сверившись со списком, который
составила прошлым вечером, она  выбрала  те  из  них,  которые  должны  были
наиболее  соответствовать  его  экстравагантному  вкусу,  и   ей   доставила
удовольствие сумма счета.
   Она убедится, что он выписал ей чек  на  нужную  сумму,  и  только  тогда
уедет, сказала себе Сэди. И пусть он даже не мечтает о  рагу.  Пусть  сам  о
себе позаботится. Он вполне на это способен!
   Понадобилось четыре раза выходить к машине, чтобы перенести все покупки в
дом. И тут она в первый раз заметила полустертые буквы на стене.
   Значит, речной  домик  называется  "Ондатра".  Что  ж,  название  отлично
подходит и хозяину, этой хитрой водяной крысе, подумала она,  снова  закипая
праведным гневом, и толкнула дверь.
   Из гостиной не было слышно ни звука. Она перетащила  пакеты  на  кухонный
стол. И все же, несмотря на все свое негодование, открывая дверь в гостиную,
Сэди почувствовала беспокойство.
   Она боялась увидеть Джордана снова распростертым на полу.  Но  нет  -  он
сидел на диване, положив больную ногу на валик. По его лицу было видно,  что
он чем-то недоволен.
   Наверняка он тоже видел эту газету и теперь хочет узнать, что она ему  на
это скажет. Ну что ж, и она умеет разыгрывать комедии! Она даже не  упомянет
об этой треклятой статейке...
   - Доброе утро, мистер  Трент,  -  вежливо,  но  холодно  сказала  она.  -
Надеюсь, вы хорошо спали?
   - Замечательно. Сэди...
   -  Мистер  Трент,  я  передумала...  зовите  меня  лучше  мисс  Миллиган.
Извините, мне еще нужно распаковать продукты.
   Сэди развернулась и ушла на кухню, закрыв за собой  дверь.  Она  ожидала,
что он что-нибудь крикнет ей вслед, но он не проронил ни  звука,  и  Сэди  в
полной тишине разложила по полкам в шкафу и холодильнике покупки.
   Он, наверное, сейчас занят изобретением новой лжи, чтобы прикрыть старую,
мрачно подумала она. Чтобы выкрутиться, ему придется очень хорошо подумать.
   Желая как можно дольше  не  возвращаться  в  гостиную,  она  раскладывала
покупки очень медленно. Наконец, взяв себя в руки, Сэди распахнула  дверь  и
приготовилась к битве.
   Она с трудом преодолела искушение поинтересоваться, завтракал ли  он.  На
кухне не было заметно никаких следов трапезы. Скорее всего, ожидал, что  она
придет и все приготовит! Нет уж, пусть на собственной шкуре почувствует, что
такое голод. Может быть, тогда он хорошенько подумает, прежде чем изображать
бедняка.
   - Я  займусь  отчетами,  которые  не  закончила  вчера,  -  сказала  она,
старательно роясь в кейсе и избегая смотреть на Джордана.
   - Значит, вы видели статью в газете, - тихо произнес Джордан.
   Бумаги в ее руке задрожали, но она заставила себя спокойно ответить:
   - Да.
   - Мне очень жаль, Сэди. Я хотел бы объяснить...
   - Что тут объяснять? По-моему, нечего! - Она выложила на стол перед собой
пачку документов. - Вы придумали эту небольшую  шутку  и,  думаю,  нашли  ее
весьма забавной.
   Джордан сокрушенно вздохнул. Сэди приказала своему  сердцу  ожесточиться,
напомнив себе, как умело он смог вызвать в ней сочувствие.
   - Я совсем не хотел вас обидеть, - сказал он  после  минуты  напряженного
молчания. - Вы решили, что я - бедный служащий, живущий в этом корыте,  а  я
счел, что лучше вас не разубеждать.
   - Вы мне лгали, - хрипло сказала Сэди.
   - Хорошо, я лгал. И теперь прошу прощения - я очень виноват  перед  вами.
Просто дело в том, что  я  устал  оттого,  что  со  мной  обращаются  как  с
царственной особой, и мне захотелось хоть  раз  почувствовать  себя  простым
смертным.
   - Для чего же вам понадобился этот маскарад? Я вела бы себя точно так же,
даже зная, кто вы на самом деле.
   - Неужели? - мягко спросил Джордан. - По опыту я  знаю,  что  большинство
женщин...
   - Я не большинство женщин. Меня ни в малейшей степени  не  интересуют  ни
ваши деньги, ни ваша личная жизнь. Меня интересует лишь моя работа.  Поэтому
мне хотелось бы вернуться к ней.
   - Хорошо. Я не могу винить вас за то, что вы обиделись. Но  надеюсь,  что
вы не станете долго злиться.
   Сэди стиснула зубы. Нелегко противостоять  этому  мальчишескому  обаянию,
однако если она сохранила еще  хоть  немного  уважения  к  себе,  то  должна
постараться сделать это.
   Все утро они работали  в  полной  тишине,  лишь  иногда  Сэди  коротенько
отвечала на замечания Джордана. Когда голодного бурчания в его  желудке  уже
невозможно было не заметить, она  сделала  ему  сэндвич  с  индейкой,  между
прочим заметив, что это не входит в ее обязанности.
   Весь день Сэди держалась исключительно поделовому,  не  замечая  неловких
шуток Джордана и его слабых попыток завязать разговор.  Перед  отъездом  она
вручила ему счет из магазина и молча дождалась, когда он выпишет ей  чек  на
истраченную сумму.
   Только по пути домой  Сэди  почувствовала,  что  в  течение  всего  этого
ужасного дня находилась в страшном напряжении. Сколько  раз  она  с  усилием
останавливала себя, уже готовая улыбнуться его глупой шутке или ответить  на
его реплику!..
   Ее гнев давно уже угас, уступив место  намеренному  безразличию.  Теперь,
зная, кто такой на самом деле Джордан Трент,  она  решила  строго  держаться
своей стороны барьера.
   У Джордана Трента есть все привлекательная внешность, деньги  и  успешный
бизнес. Он окружен красивыми светскими женщинами того же  круга,  что  и  он
сам. И все же он немедленно бросает одну за другой, чуть она  ему  наскучит,
если верить газете.
   В статье говорилось и о его путешествиях по Европе и Азии, и о  его  двух
спортивных автомобилях. Он живет в другом мире - в мире, в который  красивые
и опытные сестры Сэди вписались бы без труда. В мире, к которому  заурядная,
наивная, некрасивая Сэди Миллиган никогда принадлежать не будет.
   Признавшись себе в этом, Сэди не могла  не  признать  и  другое.  Джордан
прав. Знай она вчера, кто он такой, она держалась бы с ним совсем иначе. Она
вспыхнула, вспомнив, как заставляла его принять ванну и  стояла  практически
вплотную к нему, полуодетому, в тесной ванной комнате.
   Она  выставила  себя  круглой  дурой  перед  самым  завидным   холостяком
Портленда. Можно представить себе, как он делится этим курьезом с  очередной
своей красоткой.
   Хуже  всего,  что  она  сама  настояла  на  помощи.  Он   ведь   поначалу
отказывался, пока не решил, что это будет даже забавно.
   Больше такое не  повторится,  пообещала  себе  Сэди.  Это  был  первый  и
последний раз, когда она так опозорилась. С сегодняшнего дня она будет вести
себя как обыкновенная временная помощница, пока не  заживет  его  нога.  Для
этого ее наняли, и вести себя она будет соответственно.
   Но радости почему-то от своего решения Сэди не чувствовала.
   Джордан сидел, уставившись  на  безвкусный  обед,  который  он  сам  себе
разогрел, и раздумывал, как искупить вину перед  Сэди.  Что-то  подсказывало
ему, что дорогие цветы и  конфеты  не  помогут.  Такие  вещи  срабатывали  с
женщинами, с которыми он обычно общался, но Сэди - совсем другая.
   Ему действительно не хватало забавной, заботливой,  добросердечной  Сэди,
которая вчера заставила его принять ванну. Ему не  нужна  была  отчужденная,
профессиональная машина, в которую Сэди превратилась сегодня.
   Конечно, он полностью это заслужил.  Нельзя  было  заходить  так  далеко.
Можно было притворяться час-другой,  но  потом  он  должен  был  сказать  ей
правду. Возможно, она бы разозлилась, но тогда у него оставался бы шанс  все
объяснить.
   Черт бы побрал эту репортершу! Да,  он  не  святой,  но  и  не  такой  уж
Казанова, каким его изобразили в статье. Большинство женщин, с  которыми  он
встречался, были случайными спутницами для посещения  светских  раутов,  где
его положение в обществе не позволяло появляться одному.
   Да, у него были подружки, но он с самого начала ясно давал им понять, что
рассчитывать на что-то продолжительное не стоит. И не его вина, что  женщины
все равно надеялись, что заставят его передумать.
   Иногда  ему  приходилось  проявлять  жестокость.  Например,  как  с   той
назойливой журналисточкой. Она была просто невыносима, пока он без  обиняков
не объяснил ей все, что о ней думает. Вот теперь она отыгралась.
   Джордан вздохнул. Он так надеялся на обещанное Сэди рагу. Да. Сам во всем
виноват и сам должен все исправить. Что-то подсказывало ему, что  это  будет
нелегко. Сэди Миллиган обладала твердой волей,  и  пробиться  сквозь  стену,
которую она возвела между ними, не сразу удастся.
   Джордан и сам не понимал, почему это так много для  него  значит.  Обычно
его вполне устраивал имидж плейбоя, придуманный для  него  окружающими.  Его
репутация отпугивала женщин, и они уже не стремились привязать его к себе.
   Но Сэди была не из таких. Джордан с уверенностью  мог  сказать,  что  она
очень порядочная девушка, с высокими моральными устоями,  что  сейчас  стало
большой редкостью. Ему не хотелось, чтобы она была  о  нем  плохого  мнения.
Необходимо любой ценой оправдаться перед ней, решил он, но какой именно?
   Последующие три дня он искал  и  не  находил  ответа.  Сэди  приезжала  и
уезжала точно  по  расписанию.  Она  была  аккуратно-деловой,  сдержанной  и
чрезмерно вежливой. Каждый день на ленч она готовила ему сэндвич, однако  ни
о каком завтраке или рагу речи больше не заходило, и  Джордан  был  вынужден
сам разогревать готовые обеды.
   Каждый раз он возобновлял попытки завязать разговор и даже пошутить, если
что-то забавное приходило ему на  ум,  но  Сэди  по-прежнему  оставляла  его
потуги без внимания. Джордан уже впал в  отчаяние.  Впервые  его  стремление
разговорить женщину окончилось ничем, и это его беспокоило.
   Наконец в пятницу, когда Джордан с тоской думал о предстоящих одиноких  и
пустых выходных, Сэди крайне удивила его, спросив, что он ел на ужин.
   Она сидела всего в полуметре от него, за столом с компьютером.
   - Вы даже не прикоснулись к тому, что  я  вам  привезла,  -  сказала  она
сердито.
   Ее неодобрительный тон прозвучал для него сладчайшей музыкой.  Наконец-то
она заметила. Ему казалось, что Сэди его вообще не видит.
   - Я далеко не лучший повар, - сказал он как можно жалобнее. -  И  понятия
не имею, что делать с мясом, которое лежит в морозилке.
   - А что же вы едите?
   Джордан пожал плечами.
   - Доедаю готовые обеды.
   Сэди вздохнула и посмотрела на экран компьютера, а Джордан с возрастающим
нетерпением ожидал ответа. Наконец она неохотно сказала:
   - Думаю, я смогу приготовить вам перед отъездом рагу.
   - Правда? Это было бы замечательно. Я не ел нормальной пищи  с  тех  пор,
как вы накормили меня спагетти. С удовольствием поел бы рагу. Честное слово.
   Наверное, со своими восторгами он все-таки перестарался, потому что  Сэди
с тревогой посмотрела на него.
   - А завтрак? Вы, по-моему, умеете варить яйца?
   - Я умею их даже разбивать  и  смешивать  в  миске.  -  Он  принял  такой
беспомощный вид, что Сэди не устояла.
   Она недоверчиво покачала головой.
   - Я приготовлю омлет - и покажу вам, как  его  делать.  С  этим  даже  вы
справитесь.
   Он поморщился от насмешки, но заставил себя улыбнуться.
   - Спасибо вам, Сэди, - совершенно искренне молвил он. - Я не  отваживался
жарить ни омлет, ни яичницу с тех пор, как однажды едва не устроил пожар.
   Она молча стучала по клавишам, однако Джордану показалось, что напряжение
между ними немного спало. Его изумило нахлынувшее ощущение счастья при  этом
открытии.
   Сэди боролась с укорами совести, распечатывая бумаги, которые Джордан дал
ей. Несмотря  на  твердое  решение  соблюдать  лишь  чисто  профессиональные
отношения, она не могла не почувствовать себя виноватой  за  столь  холодное
обращение.
   Она привыкла заботиться о людях... этим она занималась всю жизнь,  и  это
давно стало для нее естественным. Ей  было  невыносимо  трудно  делать  вид,
будто она не видит, что Джордан почти ничего не  ест.  Сэди  беспокоилась  о
нем, хотя даже под пыткой ему бы в этом не призналась.
   Она ожидала, что, как только он поймет,  что  она  не  собирается  с  ним
нянчиться, "Ондатра" тут же наполнится  женщинами.  Но  дни  шли,  а  никто,
похоже, его не навещал. Либо он по какой-то причине прячется ото всех,  либо
он вовсе не так популярен у женщин, как утверждает газета.
   Сэди задавала себе вопрос, что случилось с той, от которой Джордан  Трент
сбежал из больницы. Он,  очевидно,  даже  не  потрудился  сообщить  ей,  где
находится. Хотя столь известного человека найти нетрудно.
   С другой стороны, едва ли кто-то  может  предположить,  что  такой  богач
станет жить в ветхом речном домишке.
   Джордан проковылял на костылях к окну. Ему нелегко было двигаться, но  он
ни разу не пожаловался.
   За всю свою жизнь Сэди еще не  встречала  человека,  который  в  подобной
ситуации держался бы так же стойко, как Джордан. Она думала, что  даже  сама
не  смогла  бы  оставаться   в   хорошем   расположении   духа   при   таких
обстоятельствах. Особенно когда единственный человек, с  которым  общаешься,
едва замечает тебя.
   Трент отодвинул занавески и взглянул на реку. Дождь,  все  не  утихавший,
размеренно бил по воде, и за плотной пеленой воды все  так  же  трудно  было
разглядеть противоположный берег.
   Его лицо было печальным и  задумчивым,  и  Сэди  почувствовала  угрызения
совести. Еще бы! Ведь от нее он не слышал  даже  слова  поддержки  До  чего,
должно быть, ужасно оказаться взаперти в таком неуютном месте.
   Как ни старалась она этого не замечать, но Джордан Трент пробуждал в  ней
нечто вроде материнского чувства. Он напоминал ей  маленького  избалованного
мальчика с таким количеством игрушек, что ни одна из них уже не приносит ему
радости.
   Ее босс говорил о своих  дорогих  спортивных  автомобилях  и  поездках  в
Европу с таким же безразличием, с каким она могла бы говорить о кроссовках и
прогулке в зоопарк.
   Ироничные замечания Трента о женщинах раздражали  Сэди,  и  ей  с  трудом
удавалось держать язык за зубами, когда он рассказывал о  своих  сумасшедших
проделках. Но, несмотря на все это, она чувствовала, что под маской  плейбоя
скрывается очень одинокий человек.
   - Может быть, надо позвонить кому-нибудь, чтобы приехали и побыли с вами?
- спросила она, когда Джордан, задернув  занавески,  вернулся  на  диван.  -
Вашей секретарше, например?
   Он помотал головой.
   - Эмбер хватает забот со своей  семьей.  Незачем  делать  из  нее  еще  и
няньку.
   - А ваши... друзья?
   Он с горькой усмешкой оглядел комнату:
   - Не хочу шокировать их всей этой красотой. Вдруг им понравится?  К  тому
же я не смогу работать, если здесь будет крутиться народ.
   Помолчав, она все-таки решилась спросить:
   - Тогда зачем вы живете здесь? Почему бы вам не работать дома?
   - Я живу на побережье, далеко от  офиса.  И  разве  там  я  найду  такого
хорошего помощника, как вы?
   Сэди готова была предложить переехать вместе с ним туда, но,  к  счастью,
вовремя осознала всю нелепость такого предложения.
   - А если поселиться в отеле? - Наверняка он в состоянии оплатить номер  в
отеле, подумала она.
   - Там слишком шумно. Не говоря о других неудобствах. Как бы это  ни  было
банально, дома и стены помогают. - Он поморщился: - Хотя в таком доме  стены
довольно хилые.
   - Когда вы покупали этот дом, вы его осматривали?
   Джордан, кажется, смутился.
   - Не совсем. Я увидел объявление о продаже и купил как  капиталовложение.
Хотел отремонтировать и продать. Домик казался мне удобным для  того,  чтобы
отдыхать от суеты, но теперь, когда здесь живу, я  в  полной  мере  осознал,
насколько он неудобен.
   Сэди пришлось согласиться. Да, домик действительно в жалком состоянии.  В
нем так сыро, что кажется, будто ты сидишь в сырой траве. И  она  стала  уже
беспокоиться о здоровье Джордана, вынужденного спать на влажной постели.
   Признаться, она слишком уж беспокоится о нем. А  это,  предупредила  себя
Сэди, может привести к дурным последствиям. Джордан Трент - ее клиент, а  не
родственник. И ей следует об этом не забывать, чтобы  снова  не  переступить
черту.


   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

   - Наверное, вы уже устали от этих стен, -  сказала  Сэди,  возвращаясь  к
компьютеру. - Я бы наверняка устала.
   -  Я  тоже,  если  бы  у  меня  не  было  такой  очаровательной  и  умной
собеседницы. Которая к тому же великолепно готовит. Что еще  может  пожелать
мужчина?
   Сэди почувствовала, что снова краснеет. Опять он завел  свои  медоточивые
речи. Он ни за что не упустит возможности смутить ее. Конечно, она этого  не
покажет: это будет ему на руку. А она не намерена больше развлекать  его  за
свой счет.
   Но надо признать, что ему удалось кое-где пробить  ее  оборону.  Сэди  не
привыкла держаться с людьми так сухо и  официально,  и  такая  необходимость
сильно ее утомляла.
   Похоже, Джордан твердо намерен сломить ее упорство и потому не прекращает
попыток вызвать ее  улыбку.  Сэди  даже  нравилась  его  настойчивость.  Это
свидетельствовало о некоторой твердости характера.
   Откровенно говоря, ей уже не очень хотелось так жестко держаться от  него
на  расстоянии.  Ей  становилось  все  труднее  оставаться  в  исключительно
профессиональных рамках, когда ее клиент разыгрывает из себя Ричарда Никсона
или Клинта Иствуда.
   Теперь она понимала, что именно находят  в  нем  женщины.  Он  не  только
привлекателен внешне, но и умеет пошутить, а его мужскому  обаянию  с  долей
юношеского лукавства трудно противостоять.
   Решив расширить рамки общения, Сэди, пока они сидели за ленчем -  яичница
с беконом и поджаренный хлеб, - стала расспрашивать Джордана о его работе.
   Она  была  удивлена,  когда  он  описал  ей  несколько   домов,   которые
проектировал. В двух или трех из них она работала, а  когда  он  показал  ей
фотографию огромного красивого дома в деревенском стиле,  Сэди  была  просто
потрясена.
   Грандиозные, увитые плющом порталы и мраморная лестница придавали  зданию
величественный вид, а высокие  сосны,  растущие  возле,  добавляли  ощущение
защищенности и уюта. В таком доме могла бы жить голливудская звезда,  решила
Сэди, мечтательно разглядывая решетчатые окна и покатую крышу  со  слуховыми
окошками.
   В такой дом женщина может влюбиться с первого взгляда. Настоящая  сказка,
о которой Сэди всегда мечтала.
   Ей хотелось спросить, кто же там  живет.  Без  сомнения,  человек  не  из
простых.
   - Какой красивый, - пробормотала она, возвращая фотографию.
   Джордан улыбнулся.
   - Должен признаться, я и сам того же мнения.
   Сэди вспомнила  газетную  статью.  Там  говорилось  исключительно  о  его
похождениях, но ни слова - о его достижениях в работе. И все же, несмотря на
все его заграничные поездки и  светскую  жизнь,  он  наверняка  очень  много
работает для того, чтобы позволить себе вести такой образ жизни.
   Неудивительно, что Джордан не хочет, чтобы кто-то из его  богатых  друзей
приехал его навестить. Он просто стыдится, что они узнают, как  непогрешимый
Джордан Трент неудачно вложил деньги.
   Ближе к вечеру Сэди все-таки приготовила ему рагу. В  доме  витал  аромат
тушеных овощей, и Джордан принюхивался  и  то  и  дело  спрашивал:  "Еще  не
готово?"
   Наконец Сэди поднесла ему огромную тарелку рагу. Она поставила ее на стол
вместе с тарелочкой хлебцев, которые достала из холодильника.
   - Там еще много осталось, - с чувством удовлетворения сказала она,  когда
проголодавшийся Джордан набросился на еду. - Хватит, чтобы прожить выходные.
   Его вилка застыла в воздухе, и он умоляюще взглянул на Сэди:
   - Вы не вернетесь до понедельника?
   - Я не работаю по выходным, - твердо заявила Сэди.
   - О да, конечно.
   Не выдержав его удрученного вида, Сэди сдалась:
   - Хорошо, я заеду завтра - посмотреть, как вы тут.
   - Отлично! Тогда, может быть, вы приготовите бифштексы, которые я видел в
морозилке? Я сто лет не ел хорошего бифштекса.
   Что еще? - подумала Сэди, уже раскаиваясь  в  своем  великодушии.  У  нее
масса других способов провести выходные, вместо того  чтобы  торчать  тут  и
развлекать  скучающего  без  женского  общества  донжуана,  не   решающегося
показать эту лачугу друзьям.
   Понимая, что ее рассуждения несправедливы, Сэди кивнула:
   - Хорошо, я задержусь и приготовлю бифштекс.
   - А на ужин останетесь?
   Первым ее порывом было отказаться,  но,  подумав,  каково  ему  проводить
здесь в одиночестве долгие часы, Сэди сдалась. В конце концов,  ей  и  самой
нечем заняться. Она приехала в Портленд недавно и еще не успела  обзавестись
друзьями.
   - Хорошо, - наконец сказала она. - Я останусь на ужин.
   - Грандиозно. С нетерпением жду. Мы проведем отличный вечер.
   Сэди стало не по себе при мысли о  целом  вечере  с  ним  наедине  и  без
работы, на которую можно отвлечься. Тут ей пришла на ум идея.
   - Вы умеете играть в "скрэбл"?
   Его глаза загорелись.
   - Умею ли я играть в "скрэбл"? Конечно же, умею. Еще как умею. Я только и
знаю, что играю в "скрэбл". Кто же не умеет играть в "скрэбл"?
   Сэди с подозрением глянула на него.
   - И сколько же раз вы играли в "скрэбл"?
   Он невинно посмотрел на нее.
   - Ни разу в жизни. Но вы меня научите. Я быстро все  схватываю.  Особенно
если игра на деньги.
   Она покачала головой.
   - Нет, не на деньги. Мы будем играть на конфеты.
   - На конфеты?
   - Вам не обязательно их съедать сразу все.
   - О, но это же половина удовольствия.
   - О'кей, - согласилась она, -  можете  их  есть  сразу.  Если  выиграете,
конечно. Я играю очень хорошо.
   Он заулыбался.
   - Я с таким нетерпением жду завтрашнего дня!..
   Сэди поспешила уйти, прежде чем он успеет заметить, как она покраснела.
   Надо прекратить жалеть его, сказала она себе, возвращаясь вечером  домой.
Ее вечный недостаток. Стоит увидеть, что кто-то нуждается в помощи, как  она
тут же мчится на выручку. Когданибудь это принесет ей большие  неприятности.
Если уже не принесло.
   Когда следующим вечером Сэди приехала в "Ондатру", то увидела, что стол в
гостиной накрыт скатертью в красную клетку. Посередине стоит ваза с красными
и желтыми тюльпанами, а рядом - два высоких бокала.
   - Я позвонил Эмбер и попросил привезти мне все это, - объяснил Джордан. -
Хотя бы это я могу взять на себя, если забота об ужине ложится на вас.
   Сэди подумала, а сказал  ли  он  своей  секретарше,  для  кого  все  это.
Наверное, она решила, что Джордан пригласил кого-нибудь из своих подружек.
   По-видимому, Эмбер привезла ему еще и одежду, потому что на Джордане были
черные брюки и красно-черная рубашка-поло. Впервые  Сэди  видела  его  не  в
спортивном костюме, не говоря уж о первом  визите,  когда  Трент  валялся  в
грязном халате. Она была не готова к тому, что в этой одежде он будет  таким
привлекательным.
   Теперь он сильно напоминал ей  приятелей  ее  сестер.  Сама  Сэди  всегда
чувствовала себя неловко в присутствии красивых  мужчин.  У  сестер  с  этим
проблем не было,  и  на  комплименты  и  шуточки  они  отвечали  остроумными
замечаниями.
   Сэди  же,  наоборот,  самым  жалким  образом  терялась  в  обществе  этих
блестящих красавцев и поэтому избегала общения с ними,  насколько  это  было
возможно. Рядом с ее надушенными, нарядными  и  остроумными  сестрами  такие
мужчины заставляли ее чувствовать себя бедной деревенской родственницей.
   Их беззлобные насмешки  Сэди  обычно  принимала  с  улыбкой,  но  сколько
бессонных ночей она провела, мечтая стать хоть немного красивее!..
   Подобную неловкость она испытывала и  сейчас,  пока  Джордан,  подойдя  к
двери и опершись о косяк, наблюдал, как она режет  мясо.  Для  этого  вечера
Сэди выбрала мягкий коричневый вельветовый топ и  свою  любимую,  до  колен,
юбку в цветочек. Этот наряд ей всегда нравился, но  теперь  она  чувствовала
себя в нем ужасно. Наверное, Джордан решит, что она вытащила  его  из  мешка
старьевщика.
   Но он, кажется, вообще не обратил внимания на то, как она одета, - всяком
случае, Сэди не заметила на себе ни одного его оценивающего взгляда. Джордан
стал с увлечением рассказывать, как однажды  поехал  со  своей  подружкой  в
путешествие с палатками. Джордан со смехом описывал, как бедняжка безуспешно
пыталась приготовить что-нибудь на костре.
   - Она все равно продолжала утверждать, что сможет, - смеясь, говорил  он,
- но через час мясо было все такое же сырое  и  к  тому  же  густо  покрытое
пеплом. Нам пришлось отмахать двадцать пять миль в поисках ресторана.
   - Наверное, ей было ужасно стыдно, - заметила Сэди, осторожно  выкладывая
мясо на шипящую сковороду.
   - Сомневаюсь, - беспечно ответил Джордан. - Она не из тех женщин, которых
это может смутить.
   - А что с ней случилось?
   - Что-о? - Он выглядел удивленным.
   Сэди сочувственно покосилась на него.
   - Где она теперь?
   - Понятия не имею. Где-нибудь в Портленде. Я за ней не слежу.
   Как и за всеми остальными женщинами, которых он бросил, добавила про себя
Сэди. Интересно, сколько разбитых сердец осталось на его пути?
   Конечно, ее это не касается, и не ее дело - судить  его,  напомнила  себе
Сэди и сердито выложила салат в большую  салатницу.  Личная  жизнь  Джордана
Трента ее не интересует.
   Она может не одобрять стиль его жизни или его отношение  к  женщинам,  но
высказывать ему это не имеет никакого права. Если женщины  настолько  глупы,
чтобы клюнуть на его умные речи и красивую внешность, то сами виноваты.
   Она и сама чуть было не клюнула на его лесть, когда Джордан  с  радостным
урчанием впился зубами в бифштекс.
   - Просто фантастика! - объявил он. - Где вы научились так готовить?
   Ей пришлось напомнить себе, что Джордан, видимо, имеет опыт в лести, ведь
у него наверняка есть первоклассная кухарка. Сэди небрежно бросила:
   - Я постоянно готовила для своих. У меня отменный опыт.
   - А ваша мать не готовила?
   - Иногда. В выходные. Но они с отцом работали допоздна, поэтому чаще  это
приходилось делать мне.
   - А ваши сестры? Разве они не умеют готовить?
   Сэди пожала плечами.
   - Я старше, и, по-моему, все считают, что это моя  обязанность.  А  я  не
возражаю. Мне самой нравится стряпать.
   Джордан предложил ей еще вина, но  Сэди  отрицательно  помотала  головой.
Одного бокала вполне достаточно - ей ведь нужно еще добираться домой.
   - Наверное, нелегко расстаться со своей семьей, - долив себе вина, сказал
он. - Что вас заставило перебраться в Портленд?
   - Мечта. - Она принялась за салат, стараясь не поднимать взгляда.  Ей  не
хотелось обсуждать это с ним. Он решит, что она сумасшедшая.
   - Что за мечта?
   - Есть вещь, которую я мечтаю однажды осуществить.
   - Вы можете рассказать мне или это противозаконно?
   Она рассмеялась:
   - Полагаю, что это  вполне  законно.  -  К  собственному  удивлению,  она
услышала, что рассказывает ему: - Я мечтаю об этом уже очень давно.  Я  хочу
организовать приют для детей, убежавших из дома.
   Похоже, это произвело на него впечатление.
   - Нелегкое предприятие.
   Сэди пожала плечами.
   - Знаю. Но мне кажется, что подросткам очень важно иметь место, где  тебя
примут, если по какой-либо причине дома больше оставаться невозможно. Любому
необходимо знать, что ты кому-то нужен, что до тебя  кому-то  есть  дело.  А
когда отдаешь людям любовь и понимание, рано или поздно это окупится.
   Он долго молчал, а Сэди занималась своим салатом,  молясь,  чтобы  он  не
надумал перечислять  все  сложности,  связанные  с  ее  идеей.  И  когда  он
заговорил, она удивилась его словам.
   - Это мечта. Но мне кажется, что вы непременно ее осуществите.
   Она подняла голову и встретилась с его взглядом, полным  грусти,  которую
он тут же скрыл за улыбкой.
   - Думаю, это займет много времени, -  сказала  она,  продолжая  поддевать
вилкой салат. - Поэтому я и уехала из дома. Там просто меньше  возможностей.
В большом городе легче найти работу временного помощника. Я надеюсь получить
предложение от  какой-нибудь  большой  компании.  А  потом  найти  работу  с
трудными подростками, и, может быть, когда-нибудь я смогу организовать  свой
собственный приют.
   - Прекрасная мысль, - серьезно сказал Джордан. - Очень  умная  стратегия.
Я, может быть, даже смогу помочь вам в этом.
   - Правда? - Она задохнулась от восторга. - Конечно, это  потребует  много
труда и жертв. Наверное, мне придется забыть о замужестве. Вряд ли на  свете
найдется мужчина, готовый делить свой дом с толпой  трудных  подростков.  Но
это не страшно. Зато моя мечта осуществится, пусть даже я останусь одна.
   Джордан  ничего  не  ответил.  Он  долго  смотрел  ей  в  глаза  с  таким
напряжением, что у Сэди сильнее забилось сердце. Ей стало не по себе, но она
была не в силах отвести взгляд от его лица.
   Внезапно все звуки показались ей слишком громкими:  стук  дождя  в  окно,
скрип перекрытий домика и биение ее собственного сердца.
   - Это будет ужасная потеря, - тихо сказал он наконец.
   Сэди не знала, что ответить. Кажется, он говорил искренне, но ей уже было
хорошо известно, как легко с его губ слетают приятные слова. Решив, что пора
переменить тему, она весело спросила:
   - А ваша семья живет здесь, в Портленде?
   Джордан так внезапно изменился в лице, что Сэди испугалась.
   - Нет, - коротко бросил он и отодвинул свой стул.
   Поняв,  что  своим  вопросом  расстроила  его,  Сэди  начала  лихорадочно
придумывать другую тему для разговора, но в голову ничего не приходило.  Тут
Джордан сам сказал:
   - Наверное, десерт вы с собой не захватили? Если нет, то не  беспокойтесь
- в морозилке полным-полно мороженого.
   Сэди автоматически  дернулась,  чтобы  встать,  но  он  резким  движением
остановил ее:
   - Не надо. Я сам.
   Онемев, она только смотрела, как он на костылях прошел на кухню. С бешено
бьющимся сердцем она пыталась угадать, что же могло  произойти.  Теперь  она
почти не сомневалась, что когда-то Джордан пережил ужасную  трагедию.  И  до
сих пор ему слишком больно говорить об этом.
   И тем не менее ему необходимо поделиться с кем-нибудь. Только взглянув  в
лицо демону, можно от него избавиться, часто  говаривал  ее  отец.  Джордану
необходим кто-то, кому он мог бы доверять, кто будет любить и понимать его и
поможет пережить его горе.
   Джордану действительно необходима женщина, которая  сумела  бы  дать  ему
отдохновение от сумасшедшей жизни, подумала Сэди. Все эти случайные подружки
ничего хорошего никому не приносят. Тренту нужно постоянство.
   Но для этого он должен изменить поведение. Только тогда он  сможет  найти
настоящую любовь и заботу. А сейчас ему не обойтись без кого-то, кто  указал
бы правильный путь.
   И лучше Сэди Миллиган это никто не способен сделать.
   К тому времени, когда Джордан вернулся с  мороженым,  Сэди  уже  наметила
первоначальный план. Она  хорошо  понимала,  что  Джордан  Трент  -  крепкий
орешек. Она еще не встречала такого  циничного  и  неподдающегося  человека,
значит, справиться с ним будет нелегко.
   Но Сэди умела отлично преодолевать  трудности,  с  которыми  столько  раз
сталкивалась, когда росли ее братья. Джордан  Трент  не  будет  исключением.
Просто ей придется забыть, что он на несколько лет старше, намного богаче  и
обладает такой репутацией, перед которой меркнут даже похождения ее братцев.
   Джордан отчаянно нуждается  в  помощи,  и  потому  она  просто  не  может
отвернуться.
   - Похоже, вы научились отлично справляться с костылями,  -  сказала  она,
беря ложечку для мороженого из его рук.
   - Практикуюсь понемногу. К тому же я на этих чертовых костылях оказываюсь
не в первый раз. Пару лет назад я разбил колено и больше месяца  ковылял  на
таких подпорках.
   Он осторожно уселся. Сэди взялась за мороженое.
   - А как вы разбили колено?
   - Я учился прыгать на лыжах с трамплина. И забыл  согнуть  колени,  когда
приземлился.
   Сэди вздрогнула.
   - Как вы думаете, вы в состоянии завтра совершить поездку на машине?
   Его глаза заблестели.
   - Вы собираетесь куда-то меня взять?
   - Почему бы и нет. - Она посмотрела на свое мороженое. -  Ступеней  здесь
нет, так что вам останется только сесть в машину. - Она нахмурилась. - Разве
вам не пора съездить к врачу?
   - Надо. На следующей неделе.
   - И как вы намерены туда добраться?
   Он указал в ее сторону ложечкой:
   - Я собирался вызвать такси, но теперь меня можете отвезти вы.
   - А где ваша машина? Здесь я ни одной не видела.
   - Осталась около лыжной базы. Кто-нибудь отогнал ее в город, наверное.
   - Наверное? - Сэди широко открыла глаза, вспомнив описание  его  машин  в
статье. - Как вы могли оставить дорогую машину, не  удостоверившись,  что  о
ней позаботятся?
   Джордан облизал ложку.
   - Мне было  не  до  того,  когда  меня  везли  в  больницу.  Впрочем,  не
беспокойтесь. Кэрол, наверное, подогнала ее к дому. - Он приподнял бровь.  -
Вроде бы ее  звали  Кэрол.  Или  Карен.  Нет,  Кэрол.  Кажется,  так.  -  Он
усмехнулся. - Впрочем, это неважно.
   Сэди отложила ложечку, не понимая, шутит он или говорит серьезно.  Пришла
пора дать урок номер один.
   - Нет, это важно, - строго сказала она. - Если вы собираетесь провести  с
девушкой день, то самое меньшее, что вы можете сделать, - это запомнить, как
ее зовут.
   Джордан воткнул ложечку в мороженое.
   - Во-первых, она далеко не девушка. Она старше меня. Во-вторых,  это  был
не день, а все выходные. А в-третьих, если бы я даже не сломал ногу, нашим с
ней отношениям все равно пришел бы конец.
   Сэди начала терять терпение. Конечно, все это ее не касается. Но если она
намерена спасти его душу, то теперь  это  должно  касаться  и  ее.  Стараясь
говорить спокойно, она спросила:
   - Это та же женщина, которая объездила все больницы, разыскивая вас, и  с
ума сходила от волнения?
   - Единственное, что ее волновало, - проворчал Джордан, - заплачу ли я  за
номер на лыжной базе.
   Сэди ахнула:
   - Вы уехали, не заплатив?
   - Я был практически без сознания. - Джордан тоже положил ложечку на стол.
- А к чему этот допрос? Вы не знаете ни Кэрол, ни даже как ее зовут на самом
деле. Или она ваша лучшая подруга?
   У Сэди заполыхали щеки, но она не сдавалась:
   - Конечно, нет. Просто я считаю, что вы обошлись с ней очень  плохо.  Мне
кажется, ни одна женщина не заслуживает подобного обращения. - Она поежилась
под неподвижным взглядом Джордана.
   - Вы так думаете? - саркастически спросил он.
   - Да.
   Сэди с вызовом смотрела на него, ожидая, что он посоветует ей  не  совать
нос не в свои дела. Но он только усмехнулся:
   - Вы меня осуждаете, да?
   - Я осуждаю ваше отношение к женщинам.
   - Но они сами не возражают.
   - Пока вы их не бросаете?
   - Я никого не бросаю. Просто я прерываю отношения, которые мне не нужны.
   - Зачем же их тогда вообще начинать?
   - Я не монах. Мне нравится, как ни странно,  женское  общество.  Проблемы
начинаются тогда, когда женщина хочет большего, нежели я готов дать.
   - Например, серьезных отношений.
   - Я не верю в серьезные и продолжительные отношения. - Он склонил  голову
набок и пристально посмотрел на нее. - В конце концов, зачем покупать книгу,
если ее можно взять в библиотеке? Есть возможность прочесть гораздо больше.
   Сэди казалось, что он решил просто разозлить ее.
   - Это отвратительно.
   - Я так и знал, что вы отреагируете именно таким образом.  -  Он  покачал
головой и усмехнулся: - Какого черта я вам об этом рассказываю?
   - Потому что я на вас не  посягаю.  Вы  можете  быть  со  мной  предельно
откровенны, я не то что ваши подружки.
   Он удивленно смотрел на нее.
   - Вы случайно не психолог? Может быть, Эмбер решила,  что  мне  необходим
психотерапевт?
   - Я не разговаривала с Эмбер, - невозмутимо парировала Сэди. -  Просто  я
не имею отношения к вашей жизни и  более  ясно  все  вижу.  Когда-нибудь  вы
пожалеете, что жили так, если до того не свернете  себе  шею.  Нельзя  столь
безрассудно рисковать собой, прыгая с трамплинов и лазая по горам. Вы можете
получить гораздо более серьезную травму.
   - Но если это случится, меня некому будет даже оплакать. Все  сводится  к
одному.
   Решив, что она и так на сегодня зашла  слишком  далеко,  Сэди  переменила
тему и предложила поифать в "скрэбл".
   Игра пошла очень весело, и Джордан оказался отличным  игроком,  учитывая,
что он никогда прежде не играл. Пару раз он  пытался  плутовать,  но,  когда
обман открывался, не возражал.
   Она выиграла пятьдесят три  очка,  к  великому  неудовольствию  Джордана,
который немедленно потребовал реванша, но, посмотрев на часы, Сэди  увидела,
что ей пора уходить.
   - Вы сможете отыграться в другой день, - пообещала она, -  а  сейчас  мне
пора домой. Надо выспаться, если мы собираемся завтра куданибудь поехать.
   - Думаю, вы строго следите за своим временем, - сказал Джордан, наблюдая,
как Сэди надевает жакет. - Я вам оплачу,  конечно,  сверхурочную  работу  по
выходным.
   Девушка смутилась.
   - Агентство не одобряет подобных сверхурочных. Так что выходные у меня за
свой счет.
   - Я не могу допустить, чтобы вы просто так, даром, пробыли  со  мной  все
выходные.
   - В таком случае можете заплатить завтра за гамбургеры.  -  Сэди,  уже  в
дверях, оглянулась: - Я приеду около десяти. Постарайтесь до  моего  приезда
не сжечь дом.
   Джордан улыбнулся.
   - А вы не поможете мне приготовиться ко сну, прежде чем уедете?
   - Думаю, вы отлично справитесь сами. - Улыбаясь сама  себе,  она  закрыла
дверь. И пока ехала до дома, ее не покидало ощущение тихой радости и тепла.
   На следующее утро Джордан с нетерпением ждал Сэди, желая  поскорее,  хотя
бы  ненадолго,  выбраться  из  заточения.  Никогда  еще,  кажется,  с  таким
нетерпением он не ожидал воскресной прогулки.
   Ему было хорошо рядом с этой девушкой. Может быть,  Сэди  иногда  слишком
командовала и вмешивалась в его личную жизнь, своими замечаниями задевая его
за живое, но он чувствовал, что  она  искренне  беспокоится  о  нем,  а  это
большая редкость.
   Джордану хотелось остановить поток лекций о его нескромном образе  жизни.
Ему очень нравилось спорить с ней, особенно когда  какой-нибудь  его  резкий
выпад заставлял ее густо краснеть - что тоже встретишь  нечасто.  Но  больше
всего Джордану нравилось, что рядом с ней он мог расслабиться.
   Сэди была честной и открытой, и он точно знал, что  она  ни  на  йоту  не
интересуется лично им. Он - ее клиент, и она чувствует,  что  должна  о  нем
заботиться, как заботилась бы, например,  о  каком-нибудь  попавшем  в  беду
подростке.
   И если что-то его и беспокоило, так это его задетая мужская гордость.  Он
привык, что женщины просто вешались ему на шею,  и  поведение  Сэди  явилось
приятным разнообразием.
   Убедив себя в этом, Джордан стоял у окна, пока не увидел, как Сэди спешит
к дому с огромным зонтом над головой.
   - На улице льет как  из  ведра.  -  Задыхаясь,  она  влетела  в  комнату,
стряхивая с волос капли дождя. - Я  промокла  прежде,  чем  успела  раскрыть
зонтик.
   -  У  меня  готов  кофе,  -  сказал  Джордан,  чувствуя  себя  невероятно
счастливым, оттого что снова видит ее. - Выпьем  по  чашечке,  а  потом  уже
поедем.
   Она подняла на него взгляд:
   - Вы уже позавтракали?
   Он невинно округлил глаза:
   - Мне не хотелось есть. Мне не терпелось дождаться вас. За эту неделю я в
первый раз выберусь на улицу.
   Сэди подавила раздраженный вздох:
   - Вам непременно нужно поесть. Нет лучшего средства подхватить  простуду,
чем выйти под дождь на пустой желудок. Сядьте, я вам сварю пару яиц.  -  Она
поставила зонт в угол и принялась стаскивать плащ.
   У Джордана перехватило дыхание. До этого он  видел  ее  одетой  только  в
закрытые платья или блузки с длинными юбками. Сегодня на  ней  были  розовая
футболка и светлые обтягивающие джинсы. Он  был  абсолютно  прав  насчет  ее
фигуры. Все округлости были на своих местах. Весьма аппетитные.
   - Вам лучше сесть, - все тем же заботливым тоном сказала она. - Не  нужно
переутомляться.
   Джордан, с усилием оторвав взгляд от ее форм, перевел его на ее  пылающие
щеки. Ему пришлось напомнить себе, что это  Сэди  -  разумная  и  заботливая
Сэди. Он не имеет права допускать подобные мысли о ее фигуре, даже если  ему
до боли хочется прикоснуться к ней.
   - Я... э-э... не хочу есть, - пробормотал  он,  страстно  желая  поскорее
выбраться из слишком тесной кухни. - Может быть, поедим в городе?
   - Нет, не может... - ответила она, поворачиваясь к нему спиной, -  потому
что вы еще не должны долго ходить. И добраться до ресторана вам  может  быть
трудно.
   - Но вчера вечером вы упоминали о гамбургерах, - напомнил Джордан, тщетно
пытаясь не замечать ее узких джинсов. - Где вы собирались их съесть?
   - Я собиралась купить их, не выходя из  машины.  Но  не  думаю,  что  вам
понравится такой обед.
   - Почему же? Я не против, - слабо возразил он.
   - А я против.  Так  что  садитесь,  я  приготовлю  завтрак.  Можете  пока
почитать газету.
   Сдавшись, Джордан заковылял в гостиную. Может быть, лучше не смотреть  на
нее, пока к нему не вернется самообладание? Тяжело опустившись на диван,  он
обхватил голову руками. Должно быть, он сошел с ума,  если  допускает  такие
мысли.  Можно  себе  представить,  что  Сэди  скажет,  если  заметит  что-то
неладное.
   Она убежит, не успеет он и глазом моргнуть. У нее и так сложилось  о  нем
не самое благоприятное впечатление. Тогда в понедельник ему придется  искать
новую помощницу.
   О'кей, пора призвать на  помощь  здравый  смысл.  Плохи  дела,  если  его
разжигает даже такая девушка, как Сэди Миллиган. Типичная мужская реакция на
женскую фигуру: Джордан вздохнул, стараясь не думать о ее прелестях.
   Нет, нельзя допускать подобные мысли. Впереди еще три недели на костылях,
и Сэди ему необходима. Он сейчас не может потерять ее.
   За  несколько  дней  работы  с  ним  она  усвоила  множество  терминов  и
специальных выражений, необходимых для работы. Новому помощнику придется все
объяснять заново. К  тому  же  Сэди  не  имеет  привычки  болтать  ерунду  и
раздражать его.
   Из-за нездоровой атмосферы Джордану уже приходилось увольнять  не  одного
работника. А сидеть взаперти в маленьком речном домике, с переломом ноги, да
еще с какой-нибудь "золотоискательницей" ему вовсе не улыбалось. Он по опыту
знал, какими настырными могут быть женщины.
   Нет, он должен сдерживать себя и не  подавать  вида,  что  Сэди  обладает
фигурой, способной свести с ума любого мужчину.


   ГЛАВА ПЯТАЯ

   Сэди поставила перед Джорданом яичницу с беконом, все еще раздумывая, как
им поинтереснее провести день.
   - Куда бы вам хотелось поехать? - спросила она,  садясь  рядом  с  ним  с
чашкой кофе в руках. - Вы знаете город  лучше  меня.  Может,  вам  нужно  за
чем-нибудь заехать в офис?
   Джордан нахмурился.
   - Не хочу даже близко подходить к офису. Сегодня воскресенье, а  я  целую
неделю просидел взаперти. Мне необходимо развлечься.
   Ее рука дрогнула, и пришлось поставить чашку на стол.
   - Развлечься? Не знаю, можно ли сегодня найти какие-нибудь развлечения. Я
думала, что мы покатаемся по  городу  и  вы  покажете  мне  здания,  которые
проектировали. Потом ленч, а потом,  может  быть,  прогулка  по  парку...  -
Увидев, как сузились глаза Джордана, она смолкла.
   - А почему бы нам не съездить в Сиэтл? - предложил он, вытирая губы.
   - В Сиэтл? Но до него три часа езды.
   - И мы попадем как раз к ленчу. А может быть, съездим в Ванкувер? Это еще
лучше.
   От изумления Сэди только пискнула:
   - В Канаду?
   Джордан вздохнул:
   - Конечно! Я же имею в виду не Ванкувер в штате Вашингтон. Этот городишко
виден отсюда из окна. Точнее, был бы виден, если б не дождь.
   Сэди покачала головой, не в состоянии понять его импульсивности:
   - Но туда надо добираться целый день.
   Джордан отодвинул от себя пустую тарелку.
   - Шесть часов. Может, чуть больше из-за дождя.
   - У нас хватит времени, только чтобы приехать и сразу же вернуться.
   - Нет, если мы останемся на ночь.
   Ее рука снова дрогнула, расплескав кофе.
   - Мистер Трент! Если вы предлагаете...
   - Успокойтесь, я ничего не  предлагаю.  Это  чисто  деловая  поездка.  Мы
просто ненадолго сменим место работы, вот и все. Возьмем два номера в отеле.
   От стыда, что невинное предложение она так  превратно  истолковала,  Сэди
бросило в жар. Чтобы скрыть это, она притворилась недовольной:
   - Не думаю, что это возможно.
   - Если так вам будет  спокойнее,  возьмем  номера  на  разных  этажах,  -
суховато сказал Джордан.
   Ее щеки пылали. Сэди едва удержалась, чтобы не закрыть лицо руками.
   - Но это не все. Вы же... сами говорили,  что  вам  не  нравится  жить  в
отеле.
   - Это было до того, как я проторчал в этой дыре неделю.
   - Здесь тише, чем в отеле.
   Он прищурился:
   - Вас кто-то ждет дома?
   Захваченная врасплох неожиданным вопросом, она пробормотала:
   - Нет... я... то есть...
   - Так что же? Это может не понравиться вашему приятелю?
   Сэди резко выпрямилась.
   - Ничего подобного. Просто мои родители могут это не одобрить.
   Джордан возвел глаза к потолку.
   - Я понимаю, что вы приехали из маленького городка, - мягко сказал он,  -
но уверяю вас, что подобные вещи происходят постоянно. И в этом  нет  ничего
предосудительного. Мы можем погулять там до вечера, полюбоваться  видами,  а
потом возьмемся за дело. Можно захватить с  собой  ноутбук.  Никто  даже  не
узнает, что мы работали не здесь. Конечно же, я оплачу все расходы.
   Никогда в жизни Сэди не испытывала большего искушения - вот так  запросто
взять и поехать в Ванкувер, в Канаду.  Она  ни  разу  в  жизни  не  была  за
границей. Эта мысль казалась  такой  захватывающей,  такой  заманчивой...  и
практически невыполнимой.
   Со вздохом она вернулась на землю.
   - Возможно, сегодня у нас ничего не получится, - твердо сказала она.
   - Почему?
   - Моя машина не выдержит такой длинной дороги, не говоря уж об  обратной.
Она практически уже разваливается.
   - Зачем вам вести машину? Я найму водителя с автомобилем.
   Она изумилась:
   - Нельзя ехать вот так, по первому порыву. Начнем с того, что у меня даже
не во что переодеться.
   - Заедем к вам и возьмем все, что надо.
   - Но вы не сможете ходить по Ванкуверу со сломанной ногой.
   - Нас будет возить шофер. Вам  понравится  Ванкувер,  это  фантастический
город, и может быть, там даже нет дождя. Куда мы поедем в Портленде в дождь?
   - Куда угодно. Например... э-э... - Она хотела предложить пойти в  музей,
но вспомнила, что у Джордана нога в гипсе. Конечно, можно взять коляску,  но
Сэди трудно было представить себе Джордана Трента в инвалидной коляске.
   - Видите? Вам нечего предложить.
   - Но вы сами можете об  этом  пожалеть.  Вам  будет  трудно  в  отеле,  в
ресторане...
   - Я ем не  ногой.  Если  я  могу  справиться  здесь,  то  и  в  ресторане
справлюсь.
   Сэди подумала, что готова сдаться. Больше возражений у нее не осталось.
   - Если  вас  беспокоит  ваша  репутация,  то  можете  не  волноваться,  -
проворчал Джордан. - Моя известность на Ванкувер не распространяется.
   Сэди подняла голову.
   -  Меня  ничуть  не  беспокоит  моя  репутация.   Я   не   делаю   ничего
предосудительного. Единственное, что меня беспокоит, - это  ваша  нога.  Она
может разболеться.
   Конечно, это была неправда. Ей было страшно  при  одной  мысли,  что  она
проведет два или три дня в Ванкувере вдвоем с  Джорданом  Трентом.  Если  бы
только ее видели сестры!.. Сэди очень хотелось рассказать им об этом.
   Они подняли бы ее на смех за то, что ее так взволновала  обычная  деловая
поездка, печально подумала она. Для них подобные поездки в порядке вещей. Ее
снова охватило волнение.
   Она  подняла  взгляд  на  Джордана,  смотревшего   на   нее   с   мрачным
удовольствием.
   - Хорошо, - сказала она, чувствуя себя балансирующей на краю пропасти.  -
Я поеду. Но вести машину буду я.  Иначе  мне  будет  неудобно.  Может  быть,
возьмем вашу машину?
   - "Феррари" на побережье, а где сейчас  "перше"  -  неизвестно.  Придется
взять напрокат. - Он весело взглянул на нее. - Вы уверены,  что  не  хотите,
чтобы машину вел водитель?
   - Уверена. - Ей и так будет не по себе, не хватает только, чтобы  их  вез
кто-нибудь другой. По крайней мере если она поведет машину  сама,  то  будет
чувствовать себя занятой делом. - Может быть, вам  лучше  остаться  здесь  и
подождать, пока я возьму одежду и машину? - предложила она.
   Джордан согласно кивнул. Он явно торжествовал, отчего Сэди смутилась  еще
больше. Она уже стала раскаиваться в своем решении. Что это  на  нее  нашло?
Это совсем на нее не похоже. Если бы ее сестры узнали, они пришли бы в ужас,
а мама наверняка приказала бы вернуться домой.
   А отец... Сэди с улыбкой пошла  к  машине.  Отец  пожелал  бы  ей  хорошо
провести время и только посоветовал бы держать себя с достоинством.
   Что ж. Именно это она и  намерена  сделать.  К  тому  же  это  прекрасная
возможность показать Джордану, к чему может привести его  беспокойный  образ
жизни. Может быть, он вернется из Ванкувера совершенно другим  человеком.  В
конце концов, иногда в этом мире совершаются чудеса.
   Оставшись один, Джордан долго  сидел,  обхватив  голову  руками.  Что  он
наделал? Опять его импульсивность  завела  его  на  зыбкую  почву.  Ему  так
хотелось удрать из "Ондатры", что он даже не подумал, чего ему будет  стоить
поездка вдвоем с Сэди в Канаду.
   Сначала это показалось ему хорошей идеей. Там  его  никто  не  знает.  Он
сможет спокойно гулять по улице, не рискуя встретиться  с  кем-нибудь,  кого
видеть не хочет. К тому же эта поездка хотя бы на пару дней избавит  его  от
одиночного заключения в речном доме.
   Поездка в Ванкувер пришла ему на ум совершенно случайно.  Когда  же  Сэди
принялась возражать, он еще больше захотел настоять на своем.
   Ему даже нравилось спорить с ней.  На  ее  лице  отражались  все  эмоции,
начиная с яростного блеска в глазах и кончая теплым  смущенным  румянцем  на
щеках.
   И только теперь, поразмыслив над предстоящей поездкой, Джордан понял, что
провести с Сэди два или три дня наедине - не самая лучшая идея.
   Ему предстоит быть рядом с ней как минимум целый день.  А  учитывая,  что
уже чувствует необходимость  сдерживать  свои  чувства,  он  ставит  себя  в
довольно двусмысленное положение.
   Джордан застонал и откинулся на спинку  дивана.  Теперь  поздно  что-либо
менять. Она и так уже  считает  его  неисправимым  бабником  и  бессовестным
лгуном. Если сказать  ей,  что  он  передумал,  к  списку  его  "достоинств"
добавятся определения "непостоянный" и "нерешительный".
   Скорее всего, она объявит, что  он  сам  не  знает,  чего  хочет.  Тогда,
конечно, уважения не жди.
   Джордан вздохнул и  тяжело  поднялся  с  дивана.  Ему  придется  ехать  в
Ванкувер, хочет он того или нет. И не следует забывать, что Сэди Миллиган не
из тех, кто с легкостью идут на любовные интрижки. Скорее всего, при  первой
попытке прикоснуться к ней он получит хороший удар коленом куда следует.
   Усмехнувшись при этой мысли, он проковылял в спальню и принялся  собирать
вещи.
   Сэди вздрогнула  и  крепко  вцепилась  в  руль,  когда  проезжавший  мимо
грузовик обдал лобовое стекло целым  водопадом  грязной  воды.  Несмотря  на
дождь и воскресный день, по трассе мчались грузовые машины.
   Международная трасса N 5 шла от мексиканской границы до  канадской.  Сэди
удивляло, что они едут по дороге,  соединяющей  три  страны.  Она  не  могла
дождаться, когда они наконец доберутся до Канады.
   Севернее Портленда она нигде никогда не была. Даже в Сиэтл не  ездила  ни
разу. Теперь до него оставалось всего несколько миль.
   Джордан сидел очень тихо, уставившись в окно на стену дождя. Что  он  там
видел, Сэди понятия не имела. Из-за дождя  видны  были  лишь  деревья  вдоль
дороги, а дальше стояла непроглядная тьма. Они проехали всего  в  нескольких
милях  от  горы  Святой  Елены,  вулкана,  который  лет   пятнадцать   назад
извергался, и, хотя Джордан сказал Сэди, где они находятся,  она  ничего  не
смогла разглядеть, как ни старалась.
   - Чем вы обычно занимаетесь по выходным? -  неожиданно  спросил  Джордан,
прервав ход ее мыслей.
   - В основном изучаю Портленд.
   - Это не так уж сложно.
   Она бросила на него сердитый взгляд.
   - Может быть, для вас Портленд не так уж велик,  но  если  приезжаешь  из
маленького городка, то он кажется огромным.
   - А при свете солнца вы его видели?
   Сэди улыбнулась.
   - Как ни странно, видела. Здесь все-таки не круглые сутки льет дождь.
   - Просто иногда  так  кажется.  Но,  по-моему,  это  все  же  лучше,  чем
снегопады дальше на востоке.
   - А вы прожили в Портленде всю жизнь? - спросила Сэди.
   - Нет, последние пятнадцать лет. А как вы  проводили  выходные  в...  как
называется ваш городок? Я забыл.
   - Лейквью.
   Опять он уходит от прямого  ответа,  отметила  про  себя  Сэди.  И  снова
спросила себя, о чем это он так не хочет вспоминать. - Я проводила выходные,
в основном помогая маме возиться  с  младшими.  Это  были  постоянные  уроки
танцев, музыки, плавания, спортивная школа... ну, знаете, всякое такое.
   Джордан промолчал, и Сэди подумала: может быть,  он  никогда  в  жизни  с
подобным не сталкивался. Ей хотелось спросить его, но он еще раньше ясно дал
понять, что не хочет говорить о своем прошлом.
   - Все равно,  -  продолжала  она,  -  нам  было  весело,  хотя  там  мало
интересного, особенно зимой. Не то что в Портленде. Здесь  всегда  есть  чем
заняться. Мне очень хочется побывать на Воскресном  рынке  -  наверное,  там
тоже интересно. Вы там были?
   - Нет,  это  не  совсем  совпадает  с  моими  представлениями  о  веселом
времяпрепровождении.
   Его покровительственный тон Сэди не понравился.
   - Конечно, - проворчала она, - не все могут позволить  себе  на  недельку
слетать на острова или рисковать головой ради удовольствия покататься с  гор
на лыжах.
   - Я не это имел в виду. Я только хотел сказать, что не люблю толпы.
   Устыдившись своего поспешного вывода, Сэди попыталась оправдаться:
   - Полагаю, вам довольно трудно избегнуть толпы при вашем-то образе жизни.
   - Ничего, справляюсь.
   Сэди снова стало стыдно  за  свои  придирки.  Покосившись  на  него,  она
спросила:
   - Вы не устали сидеть? Может быть, остановимся передохнуть?
   - Ничего. Здесь просторно.
   По его совету Сэди выбрала "линкольн". Она никогда еще не ездила в  такой
роскошной машине. Мягкие сиденья пахнут новой кожей, а приборная доска такая
же большая, как в самолете.
   Здесь полно автоматики, и Джордан показал, как при  помощи  кнопки  можно
привести сиденье в двенадцать разных положений. Сэди  даже  почудилось,  что
вот-вот откроется какая-нибудь дверца и оттуда появится бокал с шампанским.
   Казалось,  блестящий  автомобиль  без  труда  поглощает  мили,   покорный
малейшему движению руля. Машина как будто  летит:  внутрь  не  проникает  ни
единого звука. Такая тишина даже немного раздражала ее.
   Словно угадав ее мысли, Джордан включил  радио  и,  пошарив  по  каналам,
остановился на станции, передающей легкую романтическую музыку. Сэди  совсем
смутилась.
   Она усиленно пыталась придумать тему для разговора, чтобы  избавиться  от
сковывающего ее напряжения. Даже Джордану, казалось, было  неловко,  и  Сэди
подумала, может быть, он уже раскаивается, что  предложил  ей  эту  поездку.
Наверное, жалеет, что не пригласил кого-нибудь  из  своих  подружек,  мрачно
подумала она.
   - Вы, по-видимому, не раз бывали в Ванкувере, - наконец выдавила она.
   - Был несколько раз. Это прекрасный город. Вам понравится.
   - Наверное, там не очень просто ездить на машине? Я не привыкла к большим
городам.
   - Думаю, вы справитесь. Я покажу дорогу к отелю. Это совсем нетрудно.
   - А паспорт мне не нужен? У меня его нет. Я раньше никуда не ездила.
   - Нет, паспорт вам не нужен. Достаточно водительских прав. - Похоже,  это
его развеселило. - Не волнуйтесь. Вы даже не представляете,  сколько  народу
каждый день пересекает границу.
   - О, я не беспокоюсь.
   Это было неправдой. Она ужасно волновалась. Волновалась,  что  ее  одежда
окажется неподходящей и некрасивой. Что она ненароком ляпнет  что-нибудь  не
то и Джордан будет ее стыдиться.
   Господи, зачем только она согласилась на это безумие? Это так на  нее  не
похоже! Сейчас она отдала бы все на свете, лишь бы снова оказаться  в  своей
маленькой уютной квартирке в Портленде.
   А сидеть здесь, рядом с порывистым,  импульсивным  Джорданом  Трентом  на
мягком сиденье машины, ей уже не казалось ни спокойным, ни безопасным.
   Стиснув зубы, Сэди напомнила себе, зачем она вообще  приехала  в  большой
город. Если она хочет выжить и добиться осуществления своей мечты, то должна
научиться выходить из самых разных ситуаций.
   И еще она была твердо уверена, что  никогда  в  жизни  Джордан  Трент  не
обратит внимания на заурядную Сэди Миллиган как на возможную пассию. На этот
счет она может быть совершенно спокойна. Хорошо все обдумав, она постаралась
расслабиться.
   Они уже почти проехали Сиэтл, когда Джордан попросил Сэди остановиться  и
зайти  в  небольшой  придорожный  ресторанчик  пообедать.   Оказалось,   что
выбраться из машины Джордану не так уж трудно. Сэди напрасно боялась.
   Все-таки он в отличной физической форме, подумала она, глядя, как Джордан
без труда поднимает ноги. И этого требует его динамичный стиль жизни.
   Внимательная хозяйка усадила их в  уютном  уголке.  Джордан  одобрительно
подмигнул Сэди:
   - Вот это мне  нравится.  У  меня  такое  чувство,  будто  я  только  что
высвободился из клетки.
   Понимая, что его настроение  улучшилось  благодаря  вниманию  симпатичной
хозяйки, Сэди постаралась сдержать раздражение.
   - Да, очень приятный ресторанчик, - кивнула она. - Даже свежие  цветы  на
столе.
   - И еда неплохая. Хотя, конечно, куда ей до вашей  великолепной  домашней
стряпни, - сказал Джордан, открывая меню. -  Но  окружение  очень  милое,  и
сетовать на недостаток приятного общества в вашем присутствии я не могу.
   О, как легко с его губ слетают комплименты, подумала Сэди,  изучая  меню.
Слава Богу, она знает его достаточно хорошо, чтобы не  принимать  его  слова
всерьез.
   - Моему отцу здесь понравилось бы,  -  пробормотала  она.  -  Тут  подают
печенку с луком, а это его любимое блюдо. Мама  терпеть  не  может  печенку,
поэтому отец ест ее только в ресторане.
   - Он любит печенку?  -  с  уважением  произнес  Джордан.  -  Это  признак
настоящего мужчины.
   - Еще бы, - улыбнулась Сэди, ощутив прилив нежности. - Думаю, мне его  не
хватает больше остальных членов семьи. Он потрясающий человек.
   Джордан опустил меню.
   - Должно быть именно так, если у него целых шестеро детей.
   - Папа мог бы завести еще столько же, - с гордостью сказала  Сэди.  -  Он
прекрасный семьянин. Умный, честный, трудолюбивый и очень любит маму. И нас,
конечно. Если я когда-нибудь выйду замуж, то только за того,  кто  будет  на
него похож.
   - Да. Это уже серьезно.
   Сэди посмотрела на него, не понимая, шутит он  или  это  всерьез,  но  на
мгновение на его лице появилось выражение, которое она  замечала  и  прежде,
когда заговаривала о своей семье.
   Воспользовавшись представившейся возможностью, Сэди сказала:
   - Папа это заслужил. Он учил нас,  как  важно  держаться  всем  вместе  в
трудные времена. Нельзя иметь близкие отношения в семье, если сам к этому не
стремишься.
   - Не многие в наши дни думают  так.  Времена  сейчас  жестокие,  и,  если
хочешь остаться цел, надо смотреть в оба.
   - Мне кажется, что это очень грустно. Если все будут так думать,  то  для
человеческих отношений не  останется  места.  Лишь  особи,  пожирающие  друг
друга. Как ужасен станет мир!
   Джордан пожал плечами.
   - Думаю, у каждого свое представление о том, что такое хорошая жизнь.
   - Что ж, - с вызовом заявила Сэди, - в таком  случае  я  намерена  ждать,
пока не встречу человека с такими же ценностями  и  идеалами,  как  у  моего
отца. Лучше жить в бедности,  но  с  тем,  кто  будет  меня  любить,  чем  в
богатстве, но без взаимопонимания. Поэтому у меня ни с кем не  было  близких
отношений. На свете не так много мужчин, похожих на моего отца.
   Кажется, Джордан смутился.
   - Вы никогда не были влюблены?
   Щеки Сэди порозовели.
   - У меня не было даже постоянного приятеля.  Только  случайные  свидания.
Наверное, я была слишком занята своей семьей, чтобы иметь  время  на  поиски
подходящего мужа.
   - Значит, вы никогда... э-э...
   - Никогда, - твердо ответила Сэди.
   В этот момент подоспела официантка. Она несколько  минут  обменивалась  с
Джорданом шуточками и чуть не забыла взять заказ у Сэди.
   Сэди  ничего  не  сказала,  но  Джордан,  почувствовав  ее   неодобрение,
улыбнулся и объявил:
   - Каждому свое.
   Улыбка придавала Джордану особую привлекательность. Очень  жаль,  что  он
совершенно не годится на роль  мужа,  подумала  Сэди,  невольно  улыбаясь  в
ответ.
   До  конца  обеда  Джордан  уделял  внимание  исключительно  Сэди,  словно
заглаживая  свой  промах.  Не  то  чтобы  она  была  против  его  флирта   с
официанткой, но это лишний раз напомнило  ей,  какую  непосильную  ношу  она
взвалила на себя.
   До канадской границы они доехали, когда начало  темнеть.  У  контрольного
пункта дождь уже прекратился.
   Сэди  не  могла  не  изумиться   длиннейшей   очереди   машин,   медленно
проползающих через терминал. Вдоль дороги тянулись  аккуратно  подстриженные
газоны и красивые клумбы, мимо них медленно ползли машины.
   Джордан объяснил Сэди, что надо отвечать на  вопросы  таможенника,  когда
наконец подойдет их очередь.


 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама
кодирование эспераль