роман - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: роман

Робертс Дорин  -  Перелом в судьбе


Переход на страницу: [1] [2]

Страница:  [2]



   - Как долго вы намерены пробыть в Канаде?  -  спросил  офицер,  возвращая
Сэди ее водительские права.
   - Пару дней, - не задумавшись, ответила Сэди.
   - Какова цель вашего визита?
   - Мы намерены осмотреть достопримечательности, - ответила она. - Я прежде
никогда не бывала в Канаде.
   - Везете ли вы какие-либо подарки для родственников или знакомых, живущих
в Канаде?
   Она отрицательно помотала головой.
   - Свежие овощи, фрукты, живые растения, огнестрельное оружие?
   - Нет, ничего.
   - Приятной вам поездки, - пропуская их, сказал таможенник.
   Сэди увидела, как весело он подмигнул.
   - А это что значит? - спросила она Джордана, выезжая на дорогу.
   - Возможно, он решил, что нам предстоит весьма романтическая  поездка,  -
со смехом сказал Джордан.
   Сэди постаралась подавить внутреннюю дрожь.
   - Надо было сказать ему, что это деловая поездка, - вспыхнула она.
   Джордан рассмеялся.
   - Тогда мы до сих  пор  торчали  бы  там,  отвечая  на  его  вопросы.  Не
беспокойтесь, он не побежит на телевидение докладывать о нас.
   Конечно, не побежит, подумала Сэди. Да и  кто  поверит,  что  она  смогла
заинтересовать Джордана Трента? Она посмотрела на дорожный знак.
   - Девяносто миль в час? Не многовато ли?
   - Нет, здесь скорость в километрах, - все еще смеясь, объяснил Джордан. -
Посчитайте: шесть миль в час - это десять километров. Девяносто - это  около
шестидесяти пяти миль в час.
   - А, - сказала Сэди, сжимая руками руль. Конечно, она  это  знала.  -  До
Ванкувера еще далеко?
   - Около получаса, если дорога  будет  хорошая.  Не  волнуйтесь,  мимо  не
проскочим.
   Переехав широкий мост, она впервые в жизни увидела Ванкувер. Море  огней,
растянувшихся на огромное расстояние, ослепило ее.
   Раньше Портленд казался Сэди большим городом. Но он затерялся бы в  одном
лишь уголке огромного мегаполиса, возникшего перед ее взором.
   Следующим открытием явился отель, что указал ей Джордан. Он  стоял  прямо
на берегу. Белые стены и окна, довольно высоко поднятые над шумными улицами.
   Парадный вход представлял собой огромный полукруг с  широкими  ступенями,
до самых стеклянных дверей покрытыми ковром. Швейцар в  парадном  мундире  и
высокой шляпе подошел к машине и с поклоном открыл дверь.
   - Спасибо, - пробормотала Сэди,  выскальзывая  из  машины.  Ей  казалось,
будто на ней не потертые джинсы, а  роскошное  вечернее  платье.  Никогда  в
жизни она не была предметом такого внимания. Все  это  так  необыкновенно  и
захватывающе.
   Швейцар помог Джордану выбраться из машины и подал костыли. Они вместе  с
Сэди поднялись по ступеням.  Сэди  не  переставало  удивлять,  что  Джордану
удается даже в гипсе выглядеть столь импозантно. Более того,  она  заметила,
что иные юные леди бросают на него заинтересованные взгляды. Едва  ли  из-за
гипса на ноге. Джордан Трент в любом случае привлекает к себе внимание.
   Однако его, похоже, это мало заботило.  На  эскалаторе  они  поднялись  в
великолепный холл. Искусственный водопад низвергал потоки воды, на  витринах
бутиков  красовались  бриллианты  и  роскошные  меха,  а  на  возвышении  за
ослепительно белым роялем  сидел  мужчина  в  белом  же  смокинге,  исполняя
классическую музыку.
   Замирая  от  восторга,  Сэди  вертела  головой,  стремясь  все   охватить
взглядом.  Словно  в  тумане,  она  взяла  ключ  у  приветливо  улыбающегося
консьержа и последовала за Джорданом к лифту, который вознес их на  тридцать
третий этаж.
   Ее комната была через несколько дверей от номера Джордана, и, оставив его
дожидаться багажа, она пошла осмотреть свои  апартаменты.  Кровать  огромных
размеров, окна комнаты выходят на берег. Вдоль  берега  множество  огней,  а
через мост течет нескончаемый поток машин.
   Завтра она впервые увидит этот город при свете дня.  Ей  хотелось,  чтобы
завтра наступило как можно быстрее. Она больше не  жалела,  что  согласилась
поехать. Никогда в жизни с ней не случалось ничего подобного. Это  и  пугало
ее, и захватывало, но она ни за что на свете от этого не отказалась бы.
   Впервые Сэди Миллиган жила настоящей жизнью. До чего же ей это нравилось!


   ГЛАВА ШЕСТАЯ

   - Это самый большой  Китайский  квартал  в  Северной  Америке,  -  сказал
Джордан. Они ехали по узким улочкам на машине.  Сэди  неотрывно  смотрела  в
окно, завороженная видом множества  маленьких  ресторанчиков  с  красными  и
золотыми вывесками, крошечных сувенирных лавочек и  толпами  туристов  самых
разных национальностей.
   Такси  остановилось  около  ресторана,  сверкающего  красными  и  желтыми
огнями.  Джордан  предложил  пообедать  в  китайском   ресторане,   Сэди   и
представить себе такого не могла.
   У входа в пагоду, раскрыв пасти, стояли два льва, и швейцар в  зеленом  с
золотом мундире приветствовал посетителей в дверях.
   Шофер подрулил к парадному входу, и Сэди увидела  смеющихся  и  болтающих
людей, которых встречал швейцар. Женщины в роскошных черных платьях, мужчины
- при галстуках.
   На Сэди же была, как всегда, цветная  юбка  и  черный  шерстяной  свитер.
Увидав столь элегантную публику, она почувствовала некоторое смущение.
   - Что-то не так? - опершись на костыли, спросил Джордан.
   Сэди промолчала, но он, видимо уловив ее замешательство, нахмурился:
   - Вам не нравится ресторан?
   - Мне кажется, я для этого ресторана одета неподходяще.
   Его лоб разгладился.
   - И это все? Не стоит беспокоиться. В Ванкувере люди  обычно  для  вечера
специально одеваются в выходные костюмы, но никто  и  внимания  не  обратит,
если кто-то появится в джинсах. Посмотрите на  меня  -  я  ведь  тоже  не  в
смокинге.
   Да, это так. Но в  черной  рубашке-поло,  брюках  и  кожаном  пиджаке  он
выглядел не менее элегантно.
   Перехватив ее скептический взгляд, он широко улыбнулся:
   - Поверьте, я надел бы джинсы, если бы  только  мог  протащить  их  через
гипс.
   Все еще не убежденная до конца, Сэди  уже  подошла  к  швейцару,  и  тот,
поклонившись, назвал ее "мадам".
   Сидя на мягком диванчике под  гирляндами  цветов,  Сэди  с  удовольствием
оглядывала китайские бумажные фонарики, висевшие прямо  над  ее  головой,  и
чувствовала себя словно во сне. Ей казалось, что  она  вот-вот  проснется  и
окажется вновь в своей крошечной квартирке в Портленде  и  увидит  за  окном
привычное серое дождливое утро.
   Хотя она никогда в жизни не призналась бы в этом Джордану,  но  роскошная
обстановка несколько угнетала ее, и Сэди предпочла бы зайти  в  какое-нибудь
скромное кафе и съесть  там  пиццу  или  гамбургер,  не  заботясь  о  выборе
экзотических блюд.
   Выйдя на улицу вместе с Джорданом, она поежилась  от  прохладного  сырого
воздуха. Джордан это заметил.
   - Вы замерзли? На морском ветру ничего не стоит простудиться.
   Сэди сочла, что лучше возразить:
   - Нет, ничуть. Просто немного устала.
   - Я так и понял, - улыбнулся ей Джордан. - Вы даже позволили  мне  самому
все решать, что на вас не похоже.
   От порыва ветра ему на лоб упала темная прядь, и Сэди ощутила  неодолимое
желание отвести ее назад. Сдержавшись, она улыбнулась в ответ:
   - Обещаю, что к завтрашнему дню буду такой, как прежде.
   - Отлично. Здесь множество мест, которые я хочу вам показать.
   Сэди обеспокоенно посмотрела на него:
   - Надеюсь, у вас есть хорошая карта. Это такой огромный город. Как бы мне
не заблудиться здесь.
   - Не волнуйтесь, - покачал он головой. - Мы закажем такси. Если  вы  сами
будете за рулем, то ничем не сможете толком полюбоваться.
   Сэди попыталась было возразить, но тут подъехало такси, и к тому времени,
когда Джордан уселся в машину, она уже успела забыть, о чем они говорили.
   До сих пор он ни слова не сказал о работе, думала  Сэди,  вполуха  слушая
рассказ Джордана о достопримечательностях, мимо которых они  проезжали.  Она
надеялась,  что  они  хотя  бы  закончат  несколько  отчетов,  которые   она
прихватила с собой. Получать деньги только за то, что развлекается и  хорошо
проводит время, она не может.
   Оставив Джордана у дверей  его  комнаты,  она  пошла  к  себе,  в  полной
уверенности, что не сомкнет глаз до самого утра, но стоило ей лечь на мягкую
удобную кровать и закрыть глаза,  как  она  провалилась  в  глубокий  сон  и
проснулась, лишь услыхав мелодичную музыку, несущуюся из радиобудильника.
   Выглянув в окно, она не увидела ничего,  кроме  плотного  тумана.  Но  ее
разочарование исчезло, когда она приняла душ в роскошной ванной  комнате.  В
конце концов, даже при тумане интересно осматривать город.
   Помучившись над вопросом, во что одеться, она наконец  выбрала  джинсы  и
свитер под теплый пиджак. Она уже убедилась, что Ванкувер  намного  холоднее
Портленда.
   Когда Сэди заканчивала свой макияж - немного губной  помады  и  туши  для
ресниц, - зазвонил телефон.
   Быстро пройдясь щеткой по волосам, она поспешно подбежала к  телефону,  с
некоторым беспокойством спрашивая себя, что придумал Джордан на сегодня.
   В ответ на ее "алло" прозвучал его радостный голос:
   - Доброе утро! Вы готовы для экскурсии по городу?
   - Думаю, да.
   - Отлично. Для начала я хотел бы купить кое-что из одежды. Почти все  мои
веши остались в доме на побережье.
   Она нахмурилась:
   - Вы сможете ходить по магазинам на костылях?
   - Смогу. Я нанял водителя на целый день и  объяснил  ему  ситуацию.  Если
понадобится, он нам поможет.
   Вдруг она услышала, как Джордан тихо выругался, и испугалась:
   - Мистер Трент! Что случилось?
   В ответ она услышала глубокий вздох. Потом он сказал:
   - Мне хотелось бы, чтобы вы звали меня Джорданом.
   - О! - Она почувствовала себя неловко и, чтобы ответить хоть  что-нибудь,
спросила: - Так что же случилось?
   - А-а, это. Прошу прощения. Это просто из жалости к  самому  себе.  Такой
огромный город, здесь столько интересного, а я связан своей дурацкой ногой.
   Сэди отлично его понимала.
   - Может быть, лучше вернуться в Портленд?
   - Ни за что на свете! - Он засмеялся. - После того как я увидел, какое на
вас впечатление произвел отель, я сгораю от  нетерпения  показать  вам  весь
город. Машина должна уже ждать нас. Вы готовы?
   - Да, спускаюсь. - Сэди повесила трубку,  спрашивая  себя,  была  ли  она
когда-либо в жизни менее готовой к  выходу.  Она  поняла,  что  от  Джордана
Трента никогда не знаешь, чего ожидать, и  не  представляла,  что  сулит  ей
сегодняшний день.
   Туман рассеялся, и Сэди, выходя из отеля, с удовольствием  увидела  слабо
пробивающееся сквозь легкий слой облаков солнце. При виде гор  под  снежными
шапками у нее  захватило  дух.  Она,  конечно,  привыкла  к  горам,  но  вид
огромного города у подножия хребта, между горами и океаном, восхитил ее.
   Длинный черный лимузин стоял прямо у входа, и  Сэди  увидела  водителя  в
форме. Она невольно позавидовала тому, кто сейчас выйдет из машины... Но тут
Джордан, к ее изумлению, поздоровался с водителем, и она поняла, что  это  и
есть та самая машина, на которой им предстоит ездить сегодня.
   Сэди все еще пребывала в восторге от поездки в роскошном лимузине,  когда
машина остановилась возле дорогого магазина мужской одежды в центре города.
   Сначала она очень волновалась. Степенный,  элегантно  одетый  джентльмен,
помогавший им выбирать одежду, порядком ее смущал, и  Сэди  жалела,  что  не
осталась в машине. Но Джордан так настаивал, чтобы она пошла вместе с ним!
   Теперь он сидел в кресле, отставив загипсованную ногу, и осматривался.
   - Вы позаботитесь обо мне? - беспомощно спросил  он  Сэди.  -  Мне  нужно
всего пару рубашек и брюк. Этот джентльмен вам поможет.
   "Этот джентльмен" наклонил голову. Сэди почувствовала  слабость  во  всем
теле. Она никогда толком не могла выбрать одежду даже для себя.  Проследовав
за продавцом в зал, она только молила Бога, чтобы он не дал ей опозориться.
   Спокойный  и  вежливый  пожилой  продавец  мигом  рассеял  ее   опасения,
предложив несколько вещей на  выбор.  Некоторые  из  них  она  отобрала  для
примерки. Продавец давал  полезные  советы.  Наконец  они  оба  вернулись  к
Джордану.
   -  Как  вам  это?  -  спросила  она,  протягивая  темно-синюю  рубашку  с
бледно-сиреневым воротом и манжетами.
   Джордан рубашку полностью одобрил.
   - Мне нравится, - объявил он. - Берем.
   Он одобрил также все остальные вещи, кроме серого  кашемирового  пиджака,
который очень понравился бы ее отцу и о котором Джордан сказал, что, на  его
вкус, он немного  консервативен.  Сэди  с  облегчением  вздохнула.  Для  нее
посещение магазина было тяжелым испытанием. К счастью, подумала она,  ей  не
придется проделывать это целый день, иначе у нее случится нервный срыв.
   Уже расположившись в автомобиле, Джордан положил ей  на  колени  сверток.
Сэди, открыв его, с изумлением обнаружила тот самый серый пиджак.
   - Это для вашего отца, - ответил Джордан на ее вопросительный взгляд.
   Вспомнив цену на этикетке, Сэди смешалась.
   - О, я не могу... То есть мне пиджак очень нравится, но он  такой...  Мне
кажется, отец не поймет...
   Джордан улыбнулся.
   - Здесь нет никаких намеков, если это вас беспокоит.
   - Это меня ничуть не беспокоит, - еще сильнее смутившись, сказала Сэди. -
Я только полагаю, мой отец может удивиться, что  вы  делаете  такие  дорогие
подарки совершенно незнакомому человеку.
   - После всего, что вы мне о нем рассказали, я чувствую,  будто  знаком  с
ним всю жизнь. К тому же вам не обязательно рассказывать ему, что это  купил
я. Я видел: вам хотелось купить ему этот пиджак, и пусть это  будет  премией
за вашу прекрасную помощь. Вы ее заслужили.
   Сэди покраснела, вспомнив, сколько она ходила вокруг этого пиджака,  пока
не решила, что не в состоянии позволить себе такую покупку.
   - Очень великодушно с вашей стороны, мистер Трент...
   - Джордан.
   - Э-э... да, но мне кажется...
   - Знаете, какая с вами проблема,  Сэди?  -  спросил  он,  откидываясь  на
спинку сиденья.  -  Вы  слишком  много  думаете.  А  теперь  расслабьтесь  и
наслаждайтесь видом.
   Она еще раз посмотрела на пиджак, погладила мягкую ткань.
   - Спасибо, - тихо сказала она. - Я уверена, отцу очень понравится.
   Не было смысла  разъяснять  это  Джордану.  Похоже,  он  привык  покупать
дорогие подарки, независимо от того, могут их принять или нет. Для него  это
не имело значения.
   Как она может объяснить ему, что будет значить для ее отца такой подарок?
Придется коечто скрыть, думала Сэди, улыбаясь при  мысли  о  том,  как  отец
обрадуется такой прекрасной вещи.
   - Вы когда-нибудь переходили  висячий  мост?  -  спросил  Джордан,  когда
автомобиль въехал на широкий мост через реку.
   - Такой, как этот? - спросила Сэди, с интересом глядя в окно.
   - Нет, я имею в виду пешеходный мост. Вы, наверное, видели такие в  кино.
Он веревочный и качается из стороны в сторону, когда по нему идешь
   - Ах, такой... - Сэди кивнула. - Мы иногда сооружали нечто подобное через
реку, у нас в Лейквью. Он был всего футов десять в длину, скреплен веревками
и ужасно  качался.  Нужно  было  обязательно  держаться  за  веревку,  чтобы
сохранить равновесие и не полететь в воду. Вы про такой мост говорите?
   Джордан улыбнулся.
   - Да, что-то вроде того.
   Сэди  залюбовалась  видом  горы  с  двумя  почти  одинаковыми  вершинами,
покрытыми снегом.
   - Это Львиные горы, - сообщил Джордан, когда она указала ему на них. - Мы
только что проехали мост Львиные Ворота. А вон та  большая  гора  называется
Птичья. Сегодня вечером мы там ужинаем.
   - На горе? - От этой мысли у Сэди подвело живот.
   - На самой вершине.
   - Как же мы туда доберемся?
   - Увидите. - Джордан подался вперед. - Вот мы и приехали.
   Машина остановилась на посыпанной гравием  площадке.  Первым  бросился  в
глаза высокий резной шест, раскрашенный в желтый,  красный,  синий  и  белый
цвета. Она с  интересом  обошла  его  несколько  раз,  рассматривая  орлиную
голову, венчавшую шест.
   Опираясь на костыли, к ней подошел Джордан.
   - Пойдемте, тут есть кое-что интересное для вас.
   Сэди двинулась следом, удивляясь той видимой легкости, с которой  Джордан
передвигался на костылях. Ей было хорошо  известно,  каких  усилий  ему  это
стоило на самом деле.
   - Куда мы идем? - спросила она, следуя за  ним  по  длинной,  продуваемой
ветром площадке, за которой  оказался  макет  настоящей  индейской  деревни.
Фигуры в индейских костюмах, стоявшие у входа в большой типи, выглядели  как
живые, а женщина в индейском костюме стояла у большой жаровни с мясом.
   От восхитительного запаха жарящегося мяса и гамбургеров  у  Сэди  потекли
слюнки. Утром ей приносили завтрак в номер. Но это было так давно! А  теперь
ужасно хотелось есть.
   Словно угадав ее мысли, Джордан улыбнулся.
   - Перекусим здесь, потом пройдемся по сувенирным магазинчикам. Но сначала
я хочу вам кое-что показать.
   Отвернувшись от ароматного мяса, Сэди пошла  за  ним  к  маленькой  будке
около железных ворот. Джордан задержался на минуту, чтобы купить два билета,
и повернулся к ней.
   - Теперь вы готовы пройти по висячему мосту?
   Сэди заволновалась.
   - Но он не очень высокий? Я побаиваюсь большой высоты.
   - Не волнуйтесь. Это абсолютно безопасно.
   Она пропустила Джордана в ворота, придерживая створку. Потом вошла сама и
оказалась на краю каньона, где уже стояло немало туристов, смотрящих вниз.
   Джордан подошел к группе людей и оглянулся на Сэди:
   - О'кей, можно идти.
   Она посмотрела туда, куда он указал, и едва не  закричала.  Протянувшийся
через каньон подвесной мост был самым длинным мостом такого рода, какой  она
когда-либо в жизни видела. По нему шли люди, крепко держась за поручни  этой
зыбкой конструкции.
   Боясь даже посмотреть вниз, она подошла ближе.  Стоило  ей  на  мгновение
глянуть,  как  у  нее  закружилась  голова  и  к  горлу  подкатила  тошнота.
Далеко-далеко внизу под ее ногами по острым камням несся бешеный поток  воды
с белой пеной.
   - А... какая здесь высота? - спросила она, чувствуя, что вовсе  не  хочет
этого знать.
   - Около двухсот тридцати футов, плюс-минус пара дюймов, - весело  сообщил
Джордан. - Но если это вас беспокоит, просто не смотрите вниз.  Смотрите  по
сторонам. Это каньон Капилано. А длина моста через реку  примерно  четыре  с
половиной сотни футов.
   Сэди ощутила страшную слабость. Четыре с  половиной  сотни  футов  шаткой
дороги над верной смертью. Она не  так  Представляла  себе  веселый  день  и
осмотр окрестностей.
   - Это абсолютно безопасно, - заверил ее Джордан,  поворачиваясь  лицом  к
мосту. - Мост - из стального кабеля, и его  каждый  день  проверяют.  Просто
перехватывайте руку и в это же время делайте шаг. Все пройдет отлично.  -  И
Джордан шагнул вперед.
   Сэди ахнула:
   - Вы шутите! Вам нельзя идти по мосту на костылях!
   - Я и не собираюсь идти на костылях. Я пойду с одним костылем,  а  второй
рукой буду держаться за трос. - Джордан отставил костыль. - Давайте. Это так
забавно!
   Просто безумие,  подумала  Сэди,  глядя,  как  Джордан  передвигается  по
деревянным планкам. Это нереально. Она не может. Она просто не  в  состоянии
пройти по этой штуке. И не может стоять и смотреть, что  вытворяет  Джордан.
Вдруг он потеряет равновесие и  упадет  на...  нет,  об  этом  страшно  даже
подумать.
   Проклиная беспокойную натуру Джордана, Сэди тоже ступила на шаткий  мост.
Это оказалось не так страшно, хотя в первый  момент,  когда  под  ее  ногами
ходуном заходили деревянные планки, ей стало не по себе.
   Джордан шел впереди нее, осторожно  делая  шаг  за  шагом.  С  намерением
догнать его, Сэди храбро двинулась вперед. Чем дальше она шла,  тем  сильнее
раскачивался мост.
   Не отваживаясь смотреть вниз, она старалась  не  сводить  глаз  со  спины
Джордана. Он добрался до середины моста, остановился и  оглянулся,  наблюдая
за ней.
   Стиснув зубы, Сэди продолжала двигаться, до боли сжимая пальцами стальной
провод. Она уже почти добралась до  Джордана,  как  внезапно  споткнулась  о
выступающую планку. Испугавшись, что не  сможет  сохранить  равновесие,  она
рванулась вперед.
   Услыхав ее крик, Джордан отбросил костыль и кинулся к Сэди.  Он  обхватил
ее руками, и они вместе рухнули на шатающийся деревянный настил моста.
   Сердце так бешено колотилось в ее груди, что она боялась, как бы  оно  не
разорвалось. Сэди не знала,  бьется  оно  от  испуга  или  оттого,  что  она
очутилась в объятиях своего босса.
   Его лица не было видно. Джордан лежал, уткнувшись лицом в  ее  грудь,  но
она чувствовала, как его  трясет,  когда  попыталась  высвободиться  из  его
объятий.
   - Мистер Трент, - пробормотала она, едва дыша, - теперь  вы  можете  меня
отпустить.
   Его руки разжались, и Сэди  поднялась  на  колени.  Тревога  за  Джордана
заставила ее забыть о собственном смущении.
   - Что с вами? Вы снова повредили ногу?
   Его губы были плотно сжаты, а глаза зажмурены. Он помотал головой.
   Конечно, ему ужасно больно. Сэди потрясла его за плечо:
   - Что с вашей ногой? Я позову на помощь?
   Он снова замотал головой, но Сэди  осмотрелась  вокруг  и  заметила,  что
несколько человек издалека наблюдают за ними. Она уже готова  была  крикнуть
им, но Джордан что-то промычал. Сэди снова посмотрела на него и увидела, что
он хохочет.
   Она нахмурилась, недовольная, что он так ее напугал. Однако он только еще
сильнее  расхохотался.  Его  низкий  голос  гулко  разносился  по   каньону.
Отсмеявшись, он наконец затих.
   С мрачным видом Сэди дождалась, пока он сядет.
   - Простите  меня,  -  сказал  Джордан,  изо  всех  сил  стараясь  принять
серьезный вид. - Я понимаю, что вы испугались, но если бы вы  только  видели
себя со стороны...
   - Вы могли рухнуть вниз. - Сэди на нетвердых ногах поднялась и  вцепилась
в стальной поручень. - Наверное,  мистер  Трент,  вам  надоело  жить,  но  я
свидетельницей вашего самоубийства быть не желаю.
   Наконец он посерьезнел.
   - Вы правы, прошу меня простить.  Но  здесь  абсолютно  безопасно.  Чтобы
свалиться вниз, надо перелезть через поручень.
   Сэди  посмотрела  на  тонкую  перегородку  между  ней   и   пропастью   и
содрогнулась. Подавая Джордану костыль, она невольно бросила взгляд на реку,
и ей стало еще хуже. Идея получать удовольствие таким  образом  принадлежала
Джордану, и она не намерена принимать в этом участие.
   Они пустились в обратный путь. У Сэди так дрожали ноги, что  она  боялась
упасть. От пережитого страха у нее пропал аппетит, но жареное мясо оказалось
таким вкусным, что Сэди с аппетитом съела свою порцию. Ее  испуг  постепенно
прошел.
   Перед отъездом Джордан настоял на  посещении  магазинов  с  сувенирами  и
разных лавочек. Сэди просто заворожило  обилие  индейских  вещичек,  кожаных
изделий ручной работы и разнообразных сувениров. Она  так  и  застыла  перед
одной лавчонкой, не в состоянии сделать выбор между изящной,  но  совершенно
бесполезной стеклянной  статуэткой  дельфина  и  дорогим,  красиво  расшитым
мягким свитером ручной работы.
   Так ничего и не решив, она наконец  отложила  серебряные  сережки  и  еще
полчаса выбирала маленькие подарки для всей своей семьи.
   Донельзя счастливая, она подошла к поджидавшему ее Джордану. Рядом с  ним
тоже стоял пакет со свертками, который Сэди подняла, чтобы отнести в машину.
Когда автомобиль уже катил по дороге,  Джордан  положил  этот  пакет  ей  на
колени со словами:
   - Это вам.
   Открыв пакет, она обнаружила там тот самый свитер, стеклянного дельфина и
великолепную кожаную черную куртку с ярко-зеленой, розовой и желтой вышивкой
спереди. Конечно, сама бы она такое не выбрала, но тут же  представила,  как
красиво эта куртка будет смотреться с ее цветастыми юбками.
   Потрясенная подарками, Сэди не  могла  вымолвить  ни  слова,  она  только
подняла на него глаза.
   - Это компенсация за то, что я так напугал вас, - мягко сказал Джордан. -
Иногда я  забываю,  что  на  свете  существуют  еще  симпатичные,  разумные,
нормальные люди, которым ни к чему неоправданный риск.
   Сэди улыбнулась, чувствуя, что сейчас расплачется.
   - Спасибо. Но в этом, честное слово, не было необходимости. Просто  я  не
очень хорошо переношу высоту.
   - Знаю. Поэтому мы  меняем  наши  планы  на  вечер.  Я  хотел  предложить
прокатиться на вертолете над каньоном, но теперь мне кажется, что  спокойная
прогулка на катере по заливу будет куда уместнее.
   Сэди кивнула, чувствуя себя виноватой, что  испортила  ему  удовольствие.
Однако при одной только мысли о вертолете ей делалось дурно.
   - Согласна.
   - А что касается ужина на вершине горы, то предоставляю вам право  решать
самой.
   Первым ее порывом было категорически отказаться, но чувство вины  за  то,
что она отвергла прогулку на вертолете, пересилило.
   - Как мы туда доберемся?
   - По канатной дороге. Это совсем не похоже на висячий мост  и  совершенно
безопасно, могу ручаться.
   Сэди глубоко вздохнула:
   - Тогда поедем.
   Он с одобрением посмотрел на нее, отчего Сэди стало тепло, и тревоги  как
не бывало.
   - Хорошая девочка. Вам понравится. Обещаю.
   К ее огромному удивлению, поездка ей действительно  понравилась.  Кабинка
канатной дороги была намного больше, чем она  себе  представляла,  а  вид  с
вершины Птичьей горы заставил ее, затаив дыхание, замереть.
   Сидя за столиком у окна, любуясь расстилающимся у подножия горы  городом,
сверкающим миллионами огней, Сэди совсем  пришла  в  себя.  На  столе  мягко
мерцала свеча. Бокал вина был очень  кстати,  и  вот  она  уже  рассказывает
Джордану смешные случаи из жизни своей семьи.
   - Все это просто замечательно, - выдохнула она, когда на тарелках  ничего
не осталось и они сидели,  наслаждаясь  великолепным  кофе.  -  Сегодня  был
действительно прекрасный день.
   Глаза Джордана блеснули, и он улыбнулся ей.
   - Вы прощаете мне сегодняшний испуг на мосту?
   Сэди пожала плечами:
   - Я сама себя напугала. Глупо, конечно.
   - Нет, не глупо. - Он накрыл ладонью ее руку, и Сэди поняла, что ощущение
этого прикосновения сохранится на весь вечер. - Сэди, не извиняйтесь за  то,
какая вы есть. Вы - необыкновенная, особенная. Я не помню, когда в последний
раз так замечательно проводил время.
   Опять комплименты, подумала она, но, как ни старалась, так  и  не  смогла
забыть тепло в его глазах, когда он говорил ей это. И весь вечер она ощущала
теплое прикосновение его руки.
   Время летит быстро, и вот они уже возвращаются в дождливый  Портленд.  По
дороге тоже шел дождь. Сэди чувствовала себя измученной и усталой.  Она  без
памяти влюбилась в прекрасный город Ванкувер, и ей тяжело было покидать его.
   Но это еще не все. Она была так недовольна собой! Словно совершила что-то
не то, но что именно - сама не знала. Может быть, потому что  каждую  минуту
что-нибудь напоминало ей, насколько она не  вписывается  в  жизнь  Джордана.
Никогда еще огромная пропасть между ее и его жизнью не  была  так  очевидна,
как в эти два дня.
   Даже Джордан по пути домой молчал. Возможно, он тоже устал, решила  Сэди,
с тревогой поглядывая на него. Конечно,  его  сильно  утомила  такая  долгая
ходьба на костылях, хотя он даже не думал сдаваться.
   - Вы в порядке? - наконец после долгого молчания спросила она.
   - В порядке. А у вас? Вам действительно понравилась поездка?
   - Я прекрасно провела время. Спасибо вам. Это  была  самая  замечательная
поездка в моей жизни. Хотя мы даже не пытались приступить к работе.
   Джордан улыбнулся.
   - Ваша работа заключается в том, чтобы составлять мне компанию. С чем  вы
прекрасно справились. Это я должен вас благодарить.
   - Не думаю, что миссис Симпсон думает так же.
   - К черту миссис Симпсон.
   Сэди не смогла сдержать улыбки.
   Когда они наконец  подъехали  к  "Ондатре",  то  чувствовали  себя  очень
уставшими. Сэди донесла сумки  Джордана  до  порога  и  подождала,  пока  он
откроет дверь.
   - Езжайте домой, - сказал он,  распахивая  дверь.  -  Вы  устали.  Машину
вернете завтра утром.
   Она отнесла сумки в кухню и вернулась к двери.
   - Спасибо вам еще раз, мистер Трент. Я великолепно провела время.
   Он стоял в дверном проеме, опираясь  на  здоровую  ногу.  Выражение  лица
прочесть было трудно, но в глазах опять промелькнула печаль.
   -  Джордан,  -  мягко  поправил  он.  -  Дорогая  Сэди,  у   меня   будет
действительно великолепный день, когда вы наконец назовете меня "Джордан", а
не "мистер Трент".
   Она уже научилась воспринимать его комплименты  как  простую,  ничего  не
значащую вежливость. Но, несмотря  на  это,  подняв  на  него  взгляд,  Сэди
ощутила в глубине души невыразимую боль, отнюдь не связанную с  отъездом  из
Ванкувера. Все было гораздо серьезнее.
   Это была боль потери. Или, скорее, боль оттого, что  чему-то  никогда  не
бывать.
   Впервые в жизни она проклинала свои гены,  не  наградившие  ее  такой  же
красотой, как и у ее сестер.
   - Спокойной ночи, Джордан, - прошептала она и бросилась прочь,  чтобы  он
не успел заметить, как сильно она привязалась  к  нему,  к  этому  холодному
человеку.


   ГЛАВА СЕДЬМАЯ

   На следующее утро Сэди приехала в "Ондатру" с  твердым  намерением  вести
себя так, словно никакой поездки  в  Ванкувер  не  было.  Она  снова  просто
временная помощница, а Джордан - ее босс. Она снова  должна  сосредоточиться
только на работе и поддерживать с ним дружеские, но деловые отношения.
   И хотя эти намерения были самыми  благими,  Сэди  невольно  расстроилась,
поняв, что Джордан только рад этому.
   Его поведение полностью изменилось. Он больше не  поддразнивал  ее  и  не
делал игривых замечаний по поводу своей личной жизни.  И  Сэди  должна  была
признать, что это ей по душе. Ей отнюдь не хотелось выслушивать  рассказы  о
его многочисленных подружках.
   Но хотя Джордан вел себя ровно и дружелюбно, Сэди  не  могла  не  ощутить
необъяснимое, все возрастающее напряжение между ними. Пришлось  списать  это
на нелюбовь  Джордана  к  закрытому  пространству,  хотя  он  ни  словом  не
обмолвился о том, чтобы снова куда-нибудь поехать.
   Через несколько  дней  после  путешествия  в  Канаду  Джордан  удивил  ее
заявлением:
   - Мне хотелось бы сегодня съездить домой. Нужно взять кое-какие вещи.  Вы
не возражаете?
   - Конечно, не возражаю. Наоборот, с удовольствием отвезу вас, -  заверила
его Сэди. В глубине души она надеялась, что это пойдет ему  на  пользу.  Ему
необходима смена обстановки. Вчера Джордан показался ей усталым, и, когда он
диктовал письма, Сэди пришлось несколько раз его поправлять.
   Для поездки Джордан оделся в черные брюки и серый свитер. Сэди  пожалела,
что не надела джинсы вместо обычной юбки и блузки. Но возвращаться  домой  и
переодеваться уже поздно, решила она, помогая Джордану усесться на  переднее
сиденье ее старенького драндулета.
   Ей было немного неловко за потертый, некрасивый салон своей машины, и она
опасалась, что по дороге они могут застрять из-за какой-нибудь  поломки,  но
Джордан настоял, чтобы они ехали на ее машине. К тому же, убеждала она себя,
после той обстановки, в которой прожил последние несколько недель,  едва  ли
он станет придираться к ее колымаге.
   Она завела мотор, который поначалу чихал и кашлял и только на третий  раз
заурчал. "Дворники" не слишком старательно справлялись со своей  задачей,  и
Сэди решила, что Джордану придется, по-видимому, наблюдать за дорогой сквозь
забрызганное стекло.
   Однако, несмотря на все опасения, когда  они  наконец  двинулись  вперед,
Джордан не выглядел недовольным.
   Он отлично приспосабливается к любым условиям,  думала  Сэди,  когда  они
выехали из города на магистраль,  ведущую  к  побережью.  Между  прочим,  он
больше не упоминал ни о каких своих подружках и приключениях с ними.
   И Сэди заподозрила, что все эти разговоры велись исключительно для  того,
чтобы произвести на нее впечатление, потому что за время пребывания Джордана
в "Ондатре" женского паломничества явно не наблюдалось.
   Если бы не та статья в газете, она бы ни за что  не  поверила  тому,  кто
сказал бы, что у  Джордана  репутация  плейбоя,  живущего  в  исключительной
роскоши.
   Но насколько роскошно он живет, Сэди  не  имела  никакого  представления,
пока не увидела его дом. Конечно, она тут же узнала его. Это был  тот  самый
особняк,  фотографию  которого  он  ей  показывал.  Она  могла  бы  и   сама
догадаться, упрекнула себя Сэди, подъезжая к массивным воротам. Иначе  зачем
бы он носил с собой фотографию?
   Внутри  дом  оказался  еще  прекраснее,   чем   она   ожидала.   Пушистые
бледно-голубые ковры устилали все комнаты,  которым,  казалось,  нет  конца.
Комнаты были обставлены с удивительно тонким  вкусом.  В  окно  она  увидела
крытый бассейн и теннисный корт.
   На верхний и цокольный этажи вели  покрытые  ковром  лестницы.  К  своему
изумлению,  внизу  Сэди  обнаружила  небольшой  домашний  театр  с  огромным
телевизионным экраном и мягкими креслами, расставленными полукругом. В  углу
даже стоял аппарат для воздушной кукурузы и полный напитков бар.
   Наверху же стеклянные  двери  вели  из  роскошной  хозяйской  спальни  на
длинный балкон с видом на океан. Насчет ванной Джордан тоже не солгал:  весь
речной домик там бы отлично поместился.
   Рассматривая  роскошную  огромную  ванну,  Сэди  мысленно  задавала  себе
вопрос, со сколькими женщинами Джордан здесь развлекался. Между прочим,  она
насчитала в доме пять спален, не считая комнат над гаражом на три машины.
   Черная блестящая "феррари" стояла в гараже в гордом одиночестве,  и  Сэди
уязвленно подумала: что же Джордан может сказать о ее развалюхе?
   Подавленная увиденным, Сэди робко следовала  за  хозяином  из  комнаты  в
комнату. Кухня была такой роскошной и  огромной,  что  казалось,  будто  она
принадлежит не частному лицу, а дорогому пятизвездочному отелю.
   Джордан отодвинул бледно-зеленый стул и прислонил один костыль  к  стене.
Он и с одним костылем отлично справлялся, и, судя  по  последнему  визиту  к
врачу, его нога срасталась гораздо быстрее, чем того можно было ожидать.
   На следующей неделе, подумала Сэди, ему снимут гипс и он,  наверное,  уже
сможет вернуться на работу. А это значит - окончится ее контракт с Джорданом
Трентом.
   Может быть, оно  и  к  лучшему,  подумала  она,  разглядывая  великолепно
обустроенную кухню, с современным оборудованием,  которым  как  будто  никто
никогда не пользовался. Если она долго пробудет в подобной  роскоши,  то  ей
грозит опасность отвыкнуть от той скромной жизни, которой она живет.
   И все равно она будет до самой смерти с  тоской  вспоминать  эту  работу,
прелесть и разнообразие каждого дня. А  больше  всего,  неохотно  призналась
себе Сэди, она будет тосковать по своему боссу.
   Она перевела взгляд на него и обнаружила, что он очень бледен.
   - Что с вами? Нога беспокоит?
   - Просто немного устал, - слабо улыбнувшись, ответил Джордан. - Я сегодня
что-то плохо спал.
   - Могу вас понять - ведь вы привыкли ко всему этому, - Сэди обвела вокруг
широким жестом. - Не понимаю, как вы смогли  прожить  в  речном  домике  так
долго.
   - Да, должен признать, домик немного тесноват, -  кивнул  Джордан,  -  но
честно вам скажу: все оказалось не так страшно, как я ожидал  поначалу.  Мне
даже понравилась перемена. А особенно то оживление,  что  вы  внесли  в  мою
жизнь в  этом  домике.  Не  знаю,  как  вам  удалось,  но  там  стало  почти
по-домашнему уютно. Хотя, конечно, условия для работы  в  "Ондатре"  гораздо
хуже, чем то, к чему вы привыкли.
   - Бывало и похуже, - рассмеялась  Сэди.  -  Правда,  не  намного.  -  Она
поставила сумочку на стол. - Может быть, мне помочь вам укладывать вещи?
   Он улыбнулся.
   - Спасибо, но думаю, я сам справлюсь. Если понадобится помощь, я  крикну.
А вы пока посидите и отдохните. Я и так замучил вас  работой.  Вы  заслужили
отдых.
   Сэди проводила его взглядом. Ему гораздо проще было бы сидеть и  отдавать
ей приказы. Но он и в самом  деле  очень  внимательный  человек,  с  улыбкой
подумала она. Неудивительно, что многие женщины в него  влюбляются.  Джордан
иногда может быть таким обаятельным.
   Бывает, он улыбается так, словно знает какойто восхитительный секрет. Но,
похоже, он до сих пор не заметил, какое впечатление произвел на  нее.  Может
быть, я просто хорошая актриса, решила Сэди и перешла в соседнюю гостиную.
   Ей приходилось все время держать себя в  узде,  чтобы  не  выдать  своего
состояния. Порой ей с трудом удавалось  подавить  в  себе  надежду,  что  он
наконец увидит в ней женщину, а не просто помощницу.
   Но теперь, убедившись, как и где он живет,  Сэди  наконец  осознала,  что
между ними лежит такая огромная пропасть...  Что  бы  она  ни  думала  и  ни
чувствовала, это ничего не изменит.
   Джордан Трент - очень богатый человек, а у нее почти ничего нет.  И  дело
не только в деньгах и материальных ценностях.
   Дело в стиле жизни, в том, кто она такая, точнее - что она не такая...
   Подходящей парой для Джордана будет женщина, умеющая  элегантно  одеться,
сделать модную прическу,  правильно  подобрать  духи.  Возможно,  она  будет
хорошо  говорить  по-французски,  наперечет  знать   маленькие   швейцарские
деревушки, разбираться в лыжном спорте и в лучших парижских ресторанах.
   Она будет остроумно и умело вести разговор, по  утрам  делать  гимнастику
для поддержания своей великолепной фигуры и, уж  конечно,  будет  знакома  с
последними событиями на бирже.
   Одним словом, это не Сэди Миллиган. Сэди это не  грозит.  Так  что  лучше
бросить пустые мечтания, сурово приказала она себе, и вернуться с заоблачных
высот на землю, где ей самое место.
   Все равно она вполне довольна своей жизнью.  Или  была  бы,  если  бы  ей
удалось найти когонибудь, с кем она могла бы ее делить. Беда лишь в том, что
очень трудно найти кого-то такого же интересного, веселого,  общительного  и
привлекательного, как Джордан Трент.
   По пути в Портленд Джордан пребывал в  глубокой  задумчивости.  Его  план
обернулся против него же, что его никак не радовало. А с  тех  пор,  как  он
узнал от Сэди, что она девственница, он все больше  и  больше  стал  ощущать
разницу между нею и теми женщинами, с которыми привык общаться.
   И не только во внешности, но и во всем ее существе, в ее поведении нет ни
малейшей искусственности, и вся она  дышит  чистотой.  Ему  нравилась  и  ее
манера работать - тихо и уверенно, и ее взгляды на жизнь.
   С ней никогда не бывало скучно, и ее ненавязчивое чувство юмора тоже  ему
очень нравилось. А больше всего произвело впечатление то, что она не сделала
ни малейшей попытки обворожить его. И это разительно  отличало  ее  от  всех
других женщин.
   И ему пришлось признаться себе, что его мужское самолюбие было более  чем
просто задето этим безразличием. Это-то его и  беспокоило.  Джордан  боялся,
что слишком сильно увлекся Сэди Миллиган.
   Джордан поудобнее вытянул загипсованную ногу и мрачно уставился в  мокрое
окно на проносящиеся мимо придорожные кусты и деревья.
   Он всегда самым  решительным  образом  остерегался  серьезных  увлечений.
Большинство его так  называемых  романтических  приключений,  принесших  ему
славу любителя женщин, были для пущего эффекта раздуты самими женщинами.  На
самом же деле он никогда не назначал даже просто свидания,  не  дав  заранее
понять, что не собирается вступать в продолжительные отношения. Вот и все.
   С Сэди же все складывалось по-иному.
   Поначалу - как обычно. Он представлял, каково  было  бы  заняться  с  ней
любовью и прочее. Но как только узнал, что она девственница, его отношение к
ней осложнилось. Он стал видеть в ней иные качества,  и  чем  дольше  он  ее
знал, тем больше удивительных качеств открывал.
   Даже ее практичность и вызывающее поведение, поначалу  раздражавшие  его,
теперь казались ему замечательными и ценными для постоянной спутницы жизни.
   Тогда он решил списать свое увлечение  Сэди  на  то,  что  слишком  долго
просидел взаперти, никого, кроме нее, не  видя  Да  и  во  время  поездки  в
Канаду, которая принесла  ему  гораздо  большее  удовольствие,  чем  он  сам
ожидал, он не общался ни с  кем,  кроме  Сэди.  Неудивительно,  что  у  него
возникли всякие мысли...
   Поэтому-то он и предложил ей съездить к нему домой.
   Джордан надеялся, что в своем доме, в привычной для него  обстановке,  он
наконец увидит все как оно есть на самом деле.
   Но получилосьь совсем наоборот. Он так живо представил, как Сэди  готовит
ему обед на прекрасно оборудованной кухне... как сидит рядом с ним в  кресле
в его домашнем театре или неторопливо плавает вместе с ним в бассейне...
   И что хуже всего, он представил ее лежащей в  его  кровати  и  едва  смог
заставить себя снова мыслить здраво.
   Ничего не помогало. Слава Богу, ему осталась всего пара недель мучений, а
потом она исчезнет из  его  жизни,  и  больше  не  будет  этих  сумасбродных
фантазий.
   - Хотите, я зайду к вам? - послышался голос Сэди. - До конца дня осталось
еще часа два.
   Он посмотрел в окно и с удивлением обнаружил, что они уже стоят  рядом  с
"Ондатрой". Надо же, он так задумался, что не заметил, как они доехали.
   - Нет, - ответил он, берясь за ручку двери. - Давайте на этом закончим. Я
тоже устал. - Это было истинной правдой. Он на самом деле очень плохо  спал.
Сны тяжело смотреть.
   Сэди выскочила из машины, чтобы помочь ему. Джордан почувствовал тепло ее
рук сквозь толстую ткань пиджака. Он готов был поддаться желанию схватить ее
в объятия и никуда не отпускать.
   - Я приеду завтра и приготовлю вам ужин, - сказала она. В  ее  прекрасных
карих глазах светилось беспокойство.
   Джордан нахмурился, понимая, что выходные пропали.
   - Завтра суббота, - сказал он как можно небрежнее. - Наверняка у вас есть
на выходные гораздо более интересные планы, чем возиться со мной.
   Нет, он все сказал не так, как надо. По ее лицу было видно,  что  это  ее
обидело.
   - Хорошо, если не хотите, я не приеду, - сказала она,  стараясь  говорить
как можно небрежнее. Это ни на минуту его не обмануло.
   Джордан тут же сдался. Против печального выражения в этих глазах  у  него
защиты не было.
   - Конечно, я буду очень рад, - ласково сказал он. - Просто зачем мне быть
таким уж эгоистом? Вот и все.  Я  и  так  достаточно  эксплуатирую  вас  вне
рабочего времени.
   - Я не возражаю. - Она отвернулась. - Но уверена, что найдется кто-нибудь
еще, кто сможет приготовить вам ужин.
   Если бы не ее несчастное лицо, Джордан бы рассмеялся.
   - Не знаю никого, кто умел бы хотя бы вполовину так хорошо готовить,  как
вы. Если вас не затруднит, то прошу ко мне завтра.
   Ее лицо мгновенно осветилось радостью.
   - В шесть? Я могу снова прихватить с собой "скрэбл".
   Он застонал:
   - Вы все время побеждаете меня в этой игре.
   - Но вы уже научились. В прошлый раз вы проиграли всего пятнадцать очков.
   - Хорошо, привозите "скрэбл".
   - Вот увидите, завтра я непременно проиграю.
   Он погрозил ей пальцем:
   - Только чур - не подыгрывать.
   - Я никогда не подыгрываю.
   Она была так прекрасна в этот момент, что  Джордану  до  боли  захотелось
схватить ее в объятия и целовать, целовать, пока она не запросит пощады.
   - Знаю, - медленно сказал он, - ваша честность никогда  не  позволит  вам
подыгрывать.
   Сэди с тревогой посмотрела на него:
   - После такого заявления я чувствую себя ужасно чопорной.
   Он засмеялся:
   - Чопорной?
   - Так вы меня назвали в первый день моего прихода.
   - Правда? Не помню, когда это я говорил такое.
   - Вы пили бренди. Как звучит эта пословица? "Что у  трезвого  на  уме,  у
пьяного - на языке".
   - Если так, то все гораздо хуже, чем я думал.
   Ее лицо посветлело.
   - Увидимся завтра. - Помахав ему рукой, она села в машину.
   Джордан смотрел ей вслед, пока машина не скрылась из  виду.  Вокруг  него
снова воцарилась тишина, унылая и холодная.  Он  поймал  себя  на  том,  что
страстно ждет наступления завтрашнего дня.
   Передернув плечами, он побрел в дом. Все это уже очень серьезно.  И  если
он сам что-либо не предпримет, то кому-то из них будет  нанесен  болезненный
удар.
   Целых полдня Сэди  провела,  выбирая  себе  наряд  к  вечеру.  Почти  все
подходящее для этой цели из ее гардероба валялось на кровати, но Сэди ни  на
чем не могла остановиться. Сегодня утром она подстриглась, и  мастер  уложил
ее волосы так, что они красиво обрамляли лицо.
   Сэди очень нравилась ее новая  прическа,  и  хотелось  надеть  что-нибудь
подходящее к ней. Беда в том,  что  ничего  подходящего  не  нашлось.  А  на
магазин уже не оставалось времени, даже если бы для этой цели  были  деньги.
Сэди закрыла глаза, вспоминая роскошные вещи в  витринах  дорогих  магазинов
Ванкувера. Чего бы только она сейчас  не  отдала,  чтобы  иметь  возможность
купить что-нибудь похожее!
   Со вздохом Сэди открыла глаза. Даже если бы у нее и были  такие  туалеты,
хорошо в них выглядеть ей не удалось бы.  Манекены  в  витринах  обязательно
высокие и красивые... и такие непостижимо изящные. Нет, придется выбирать из
того, что есть.
   Чувствуя себя отвратительно, она взяла в руки  черную  шерстяную  юбку  и
критически ее оглядела. Вполне  приличная  юбка,  но  Сэди  хотелось  совсем
другого. Может быть, ее немного укоротить...
   Не давая себе времени на раздумья, она схватила ножницы и обрезала подол.
Конечно, сначала надо бы измерить, сердито напомнила она себе, но  дело  уже
сделано. Одна сторона оказалась чуть ли не вполовину короче другой.
   Она принялась рыскать по квартире в поисках сантиметра,  спрашивая  себя,
как она могла допустить такую глупость. Видимо, на нее плохо влияет  большой
город. Она стала совсем рассеянной.
   Когда юбка со всех сторон наконец оказалась одинаковой длины, выяснилось,
что она стала значительно короче. В полной  уверенности,  что  все  пропало,
Сэди приложила юбку к талии. Нижний край выше колен дюйма на три, не меньше.
   Сэди сглотнула. Определенно не ее стиль. Но с другой стороны,  все  носят
юбки такой длины. Конечно, теперь юбка приобрела очень современный вид, а  с
черными туфлями на высоких каблуках и с ее лучшей розовой  шелковой  блузкой
вид вовсе не плох.
   Спокойствие начало покидать ее по мере приближения к "Ондатре".  На  Сэди
был плащ, скрывающий длину ее юбки. В последний момент она уже  была  готова
развернуться и сбежать, чтобы переодеться во что-нибудь поскромнее.
   Но он, наверное,  ничего  не  заметит,  попыталась  она  убедить  себя  и
постучалась в дверь.
   Джордан, видимо, следил за  ней  из  окна,  потому  что  дверь  открылась
немедленно.
   - Вы вовремя, - сказал он и добавил, указывая на реку: - Похоже, дождь не
намерен угомониться.
   Сэди перешагнула через порог и отряхнула зонтик.
   - Я слышала по радио, что высокий уровень воды в реке многих беспокоит, -
сказала она, расстегивая плащ.
   Джордан усмехнулся.
   - Каждый год, когда идут сильные дожди, некоторые впадают в  панику.  Да,
иногда берега немного заливает, но ничего серьезного еще ни  разу  не  было.
Мне всегда смешно: люди продолжают жить так близко к воде, хотя знают...
   Он осекся, когда Сэди сняла плащ.
   Стараясь избегать его взгляда, она отвернулась к холодильнику и заглянула
внутрь.
   - Я хотела приготовить окорок, который купила вчера. Надеюсь,  вы  любите
окорок?
   Джордан, стоявший сзади, кашлянул.
   - Обожаю окорок, - хрипло сказал он.
   Сэди обернулась к нему:
   - Вы не простудились?
   Он помотал головой. Лицо его стало мечтательным.
   - А вы изменились.
   Ей показалось, что в его тоне прозвучало неодобрение. Она  же  ожидала...
надеялась на другое. Для нее такая внешность была  в  новинку,  и  она  себе
нравилась. Она ожидала хотя бы одобрения с его стороны.
   - Я подстриглась, - оправдываясь, сказала она. - Мне это, честно  говоря,
непривычно.
   - Очень красиво, - все так же напряженно сказал он.
   - Спасибо.
   - А это... - он снова кашлянул, - это у вас тоже обновка?
   Сэди вздохнула.
   - Нет, это старая юбка на новый лад. Я обрезала подол. -  Она  попыталась
посмотреть на себя сзади. - Как вы думаете, не слишком коротко?
   - Я... нет... отлично. - Он сделал глубокий вдох. - Просто  я  не  привык
видеть вас... такой...
   - Вам не нравится, - пробормотала она, чувствуя себя круглой дурой.
   -  Я  этого  не  говорил,  -  сказал  Джордан,  принужденно  улыбаясь.  -
Повернитесь-ка.
   Она  медленно  покружилась  и,  снова  оказавшись   лицом   к   Джордану,
вопросительно заглянула ему в глаза:
   - Ну как?
   Он потеплевшим взглядом посмотрел на нее.
   - Вы прекрасно выглядите, - мягко сказал он. - Просто прекрасно.
   Сэди была совсем выбита из колеи. Она не привыкла, чтобы на нее  смотрели
так восхищенно. Ей пришлось напомнить себе, что у Джордана  богатый  опыт  и
он, может быть, даже не знает, как это влияет на неискушенных женщин.
   И все равно она не смогла  сдержать  вспышки  восторга  и  лучазарно  ему
улыбнулась.
   - Я очень рада, что вам нравится.
   - Принести вам чего-нибудь выпить? Вина?
   - Я лучше выпью за ужином. - Сэди с усилием собралась с мыслями. - А пока
что идите в гостиную, а я займусь окороком.
   - Я лучше останусь здесь.
   Чувствуя ужасное смущение, она не смогла даже поднять на него взгляд. Он,
наверное, сегодня в ударе, подумала она, поворачиваясь к духовке.
   - Я только поставлю окорок в духовку, - сказала она.  -  Это  недолго.  Я
прихватила с собой банку консервированных ананасов на десерт, а для  гарнира
пожарю картошки.
   Сэди с неудовольствием заметила, что говорит слишком  много.  Почему  это
она так разнервничалась? Ничего ведь не изменилось. Дежурные комплименты, но
обычно он делает их без этого лихорадочного блеска в глазах.
   Запаниковав, она усомнилась, не произвела ли на него ложного впечатления.
При мысли о том, что  он  может  выкинуть,  у  нее  подвело  живот.  Но  она
заставила себя прислушаться к здравому смыслу.
   Нет, твердо сказала себе Сэди, Джордан  никогда  не  воспользуется...  он
просто старается быть галантным, вот и все.
   Она почувствовала большое облегчение, когда Джордан,  пробормотав  что-то
насчет стола, сгреб ножи и вилки и двинулся в гостиную.
   Оставшись на кухне одна, Сэди перевела дух и наконец  сосредоточилась  на
приготовлении ужина.
   Когда она вошла  в  гостиную,  Джордан  сидел  на  диване  и  смотрел  по
телевизору сообщения о наводнении.
   - Ужин будет готов через полчаса, - сказала она, садясь на стул, изо всех
сил следя, чтобы не задралась и без того короткая юбка.
   Джордан едва удостоил ее взглядом.
   - Отлично. - Он взял пульт и стал переключать каналы.
   - Я взяла с собой "скрэбл", -  произнесла  Сэди,  гадая,  не  сказала  ли
чего-нибудь, что раздражает его.
   - Хорошо. - Он оставил канал, по которому передавали  игру  в  гольф,  и,
казалось, весь ушел в созерцание игры.
   Покинув его за этим занятием, Сэди  вернулась  на  кухню.  Она  не  могла
сдержать улыбку. Видели бы Джордана  сейчас  его  подружки!..  Что  бы  они,
интересно, сказали, застав его на старом диване, перед крошечным телевизором
с таким плохим изображением, что на, экране едва можно разобрать фигуры?
   Воспоминание  о  подружках  Джордана  сразу  привело  ее   в   угнетенное
состояние, и Сэди решила больше не думать об этом.  Сегодня  вечером  с  ним
останутся не  они,  а  она.  Похоже,  все  выходные  она  снова  проведет  с
Джорданом, и постарается провести их как можно лучше.
   За ужином он вел себя тише, чем обычно,  и  Сэди  насторожилась.  Немного
позже они сели играть в "скрэбл". Джордан сосредоточился на игре, не обращая
на свою партнершу ни малейшего внимания.
   К концу очередного кона Сэди начала проигрывать  по  очкам.  У  нее  были
буквы В и С и ни одной гласной, поэтому пришлось пропустить три хода, прежде
чем она вытянула букву О.
   Джордан выложил очередное слово. Сэди потянулась, чтобы прочитать его.
   - "Упор"? Что это такое?
   - Это стальная стойка для  крепления  конструкции,  -  серьезно  объяснил
Джордан.
   Сэди вздохнула:
   - Чувствую, на этот раз я проиграла.
   - Очень надеюсь. Так работать мозгами мне не приходилось за последние две
недели ни разу.
   Он улыбнулся, и Сэди, обрадованная, что  настроение  у  него  улучшилось,
улыбнулась в ответ.
   - В таких случаях победа приносит еще большее удовлетворение.
   - И сегодня я намерен выиграть. - Он взял еще пять букв.
   Сэди положила на доску три буквы, и у нее по-прежнему остались В, С и  О.
Неоткрытыми были всего две буквы. Перевернув их, она обнаружила, что это B и
Е. Она задумалась, какое слово выложить, и остановилась на "весь".
   Джордан в свою очередь составил слово "торг".
   У Сэди громко стучало сердце. Ей достаточно было добавить  свои  буквы  и
получить слово "восторг". У Джордана оставалось всего три лишние буквы. Если
только он не придумает что-то невероятное, она  обыграет  его  на  несколько
очков.
   Она колебалась, отчаянно  желая,  чтобы  выиграл  он.  Сейчас  она  может
поддаться, и он даже не заметит этого. Но он не захотел  бы  победить  таким
путем, и Сэди из  уважения  к  нему  не  стала  подыгрывать.  Вздохнув,  она
выложила свои буквы.
   - Все, - сказала она. - Игра окончена. Простите.
   - Нет, не все. - Ее партнер выложил оставшиеся у него буквы. - "Озон",  с
3 на предыдущем слове. Думаю, на этот раз выиграл я.
   Мгновение она смотрела на доску, потом подняла  глаза  на  торжествующего
Джордана.
   - Вы победили! - с восторгом воскликнула она и, не  задумываясь,  сделала
то, что показалось бы нормальным, играй она в кругу  семьи.  Сэди  в  порыве
радости обняла его за шею.
   Но Джордан не был одним из ее братьев. Он был Джорданом,  обрадованным  и
донельзя удивленным. Он сидел неподвижно, и, ужаснувшись своей  развязности,
Сэди хотела отстраниться.
   Но, прежде чем она  успела  разжать  руки,  Джордан,  пробормотав  что-то
сквозь зубы, сжал ее в объятиях. Ее сердце остановилось, когда  его  губы  -
горячие, страстные и настойчивые - накрыли ее рот.
   Сэди даже не пыталась сопротивляться.  Вокруг  нее  все  словно  исчезло,
когда Джордан прижал ее к себе. Да, ее целовали и раньше, но так -  никогда.
С ее телом произошло что-то невероятное и потрясающее - и ей хотелось еще...
намного больше.
   Теперь она точно знала, что ждала этого момента всю жизнь. Ни в одной  из
самых смелых фантазий она не представляла, что может быть такое чувство.  Ей
было необходимо стать еще ближе к нему. Ей до смерти этого хотелось.
   Она  впервые  испытала  то  сладкое,  нежное  и  одновременно   тревожное
состояние, когда хочется сразу и смеяться и плакать.
   Она сама выложила на доске это слово, но едва ли осознавала истинное  его
значение.
   Это был настоящий восторг - необузданное, дикое  чувство,  когда  сильное
тело Джордана прижимается к ней, его настойчивые горячие губы целуют ее, его
сильные руки ласкают ей спину, словно желая охватить ее всю, целиком.
   Его губы скользнули к ее шее.
   - Сэди, - хрипло прошептал он, - что ты со мной делаешь?
   - Надеюсь, что позволяю тебе почувствовать то же удовольствие, что и я, -
прошептала она в ответ, гладя его мягкие густые волосы. Он  застонал,  и  от
этого Сэди захотелось плакать.
   - Это сумасшествие, - пробормотал он.
   - Знаю. - Теперь ей было все равно. Теперь ей хотелось только  продолжать
обнимать его, целовать... отдавать ему свою любовь.
   Дрожащую, он мягко отстранил ее от себя.
   - Думаю, тебе пора домой, - сказал он, с невыразимой тоской глядя на нее.
   Сэди готова была разрыдаться. Кивнув, она  поднялась  на  дрожащие  ноги.
Колени подгибались, перед глазами все плыло.
   - Я возьму плащ.
   - Я сам принесу. - Джордан поднялся и, схватив костыль, быстро  заковылял
к двери.
   Сэди медленно плелась за ним, чувствуя  теперь,  когда  минутная  вспышка
прошла, отчаянный стыд.
   Джордан подал ей плащ, она быстро надела  его  и  старательно  застегнула
пуговицы. У нее  перед  глазами  все  расплывалось,  словно  ее  только  что
разбудили среди ночи. Джордан открыл дверь, и Сэди, глубоко вздохнув, сочла,
что свежий воздух приведет ее в чувство.
   - Ты сможешь доехать до дома? - заботливо спросил Джордан.
   Она как-то дико рассмеялась.
   - Я выпила всего один бокал, - ответила она, переступая  через  порог.  -
Доеду нормально.
   Сэди посмотрела на Джордана, и внутри у нее все сжалось, когда  он  нежно
провел пальцами по ее щеке.
   - Спокойной ночи, Сэди, - сказал он с такой нежностью, что у нее на глаза
навернулись слезы.
   - Спокойной ночи, Джордан. -  Она  поспешно  зашагала  к  машине.  Открыв
дверцу, обернулась и помахала ему рукой. Его лица в сумерках видно не  было.
Но это и ни к чему. Каждая черточка, каждая линия его лица  врезалась  в  ее
память навсегда. Навсегда.


   ГЛАВА ВОСЬМАЯ

   Джордан подождал, пока ее машина скроется за поворотом, вернулся в дом  и
с грохотом захлопнул дверь. Открыв шкаф, он достал оттуда бренди, к которому
не прикасался с того дня, как Сэди переступила порог его дома.
   С бутылкой в руках вернулся  в  гостиную  и  рухнул  на  диван.  Открутив
пробку, он сделал большой глоток. Горло обожгло  крепким  напитком.  Джордан
поморщился.
   Так он просидел довольно долго, стараясь не думать ни о чем и  ничего  не
замечать, кроме уныло стучащего в окно дождя и свиста ветра.
   Наконец он опустил бутылку  на  пол,  и  уставился  на  мелькающий  экран
телевизора.  Надо  что-то  делать.  Он  не  должен  допустить,  чтобы  такое
повторилось. Он должен, просто обязан остановиться, и немедленно, пока  Сэди
не оценила его поведение превратно.
   Ему следовало бы предвидеть, что такое может случиться, и быть начеку, не
давать себе воли. Но откуда он мог  знать,  что  такая  женщина,  как  Сэди,
способна перевернуть его жизнь вверх ногами?
   Застонав, Джордан обхватил голову руками. Выбора нет.  Надо  остановиться
прежде, чем все зайдет слишком далеко. Но, черт побери, как это сделать?
   Он может просто отпустить ее. Сказать,  что  больше  не  нуждается  в  ее
услугах. В конце  концов,  ему  уже  не  раз  случалось  решать  проблемы  с
женщинами таким образом.
   Но только он вовсе не хотел увольнять Сэди. Она ничем не заслужила такого
отношения. В отличие от прочих женщин она не пыталась манипулировать  им.  И
не пробовала втереться в доверие, чтобы заманить в ловушку, как  это  делали
некоторые другие.
   Сэди была просто... Сэди. И он не мог уволить ее только за  то,  что  она
была  сама  собой.  К  тому  же  это  может  отрицательно  сказаться  на  ее
рекомендациях и помешает получить более выгодное место: Он  не  имеет  права
мешать достижению ее мечты.
   Джордан снова взял бутылку и сделал большой глоток.
   С другими все было намного проще. Он  просто  и  спокойно,  без  обиняков
указывал, где их место, и  те  без  особых  переживаний  тоже  заносили  это
приключение в свой длинный список, оставаясь удовлетворенными  приобретенным
опытом.
   Но Сэди совсем не такая. У нее не было ни списка, ни опыта. Ее  ответ  на
его поцелуй был чистым, невинным и искренним, чего Джордан никак не  ожидал.
До этого ему не верилось, что  она  может  проявить  к  нему  хоть  малейший
интерес. Но, судя по ответу на поцелуй сегодня вечером, он,  видимо,  сильно
заблуждался на этот счет.
   Он достаточно хорошо знал ее и  понимал,  что  для  Сэди  это  не  просто
случайный поцелуй. И если она поймет, что не так истолковала его  намерения,
то просто умрет со стыда.
   Она сочтет, что ее предали. Нет, он не может этого допустить.  Необходимо
найти способ все спустить на тормозах. А еще лучше,  если  бы  у  нее  самой
нашлась причина уйти от него. В таком случае она никогда не узнает,  что  он
разгадал ее чувства к нему.
   Джордан хмурился, пытаясь придумать, как  же  можно  заставить  ее  уйти.
Может быть, завалить непосильной работой, чтобы она уставала до полусмерти и
была рада бросить ее?
   Нет, это не поможет. Сэди постарается с ней справиться, чего бы это ей ни
стоило. Нет, нужно придумать что-нибудь более сильнодействующее.  Он  должен
заставить ее разочароваться в нем, чтобы она спокойно, даже не  оглянувшись,
ушла.
   Джордан медленно поставил бутылку на пол. Как  поступить,  он  уже  знал.
Есть единственный способ. Она не останется до конца контракта, но по крайней
мере это будет ее собственное решение, и если ему придется провести без  нее
несколько дней в гипсе, то, по справедливости, он вполне это заслужил.
   Чувствуя страшную усталость,  Джордан  поднялся  с  дивана  и  взял  свой
дипломат, стоявший у стены. Открыв его, вынул оттуда черную записную книжку.
Вместе с ней вернулся на диван, сел и взял в руки телефон. Открыв книжку  на
первой странице, он набрал номер.
   Утром Сэди проснулась с необъяснимым  чувством  сладкого  звона  во  всем
теле. Сначала она не могла понять,  что  это  с  ней,  но  потом  вспомнила.
Джордан ее поцеловал. Это  было  самое  прекрасное,  волнующее,  неописуемое
чувство, которое она когда-либо испытывала.
   Что бы сказали сестры? - подумала  она,  не  в  силах  сдержать  радость.
Джордан Трент - известный, красивый, богатый Джордан Трент  -  действительно
поцеловал заурядную, полноватую и некрасивую Сэди Миллиган.
   Она лежала не двигаясь, снова перебирая в памяти черты его  лица,  теплую
улыбку, которая смягчила его суровость, когда он  погладил  ее  по  щеке  на
прощание. Как я ошибалась в нем! - подумала Сэди, припоминая, каким нежным и
уступчивым он может быть. Он не из тех мужчин, которые используют женщин,  а
потом выбрасывают их прочь, как она раньше считала.
   Он, кажется, даже не скучает по своей деловой жизни и женщинам... Джордан
Трент зажил спокойной жизнью. И Сэди позволила  себе  на  что-то  надеяться.
Может быть - только может быть, - он наконец осознает, что ему вполне  может
хватить простой нормальной жизни с кемто, кто любил бы его, заботился о  нем
и понимал бы его.
   У Сэди от волнения пропал аппетит, и она выбежала на улицу,  прихватив  с
собой яблоко. Она решила сделать  Джордану  сюрприз.  Приготовит  ему  самый
лучший завтрак, а потом поедет с  ним  куда-нибудь...  может  быть,  даже  в
Сиэтл.
   Она не предупреждала Джордана, что приедет к нему с утра,  и  неизвестно,
завтракал ли он сегодня. Но если и завтракал, то  едва  ли  это  было  нечто
лучшее, чем подгоревшие тосты.
   Улыбнувшись  собственному  отражению  в  зеркале,   она   отправилась   в
продуктовый магазин купить все необходимое.
   Когда она  подъехала  к  дому  Джордана,  дождь,  пожалуй,  усилился.  Ей
показалось, что вода в реке поднялась, и домик вместе с ней.
   С двумя сумками, полными продуктов,  Сэди  поспешила  к  дому.  "Ондатра"
стонала и трещала по всем швам под порывами ветра  еще  сильнее,  чем  когда
Сэди впервые перешагнула ее порог.
   Два раза толкнув дверь коленом, Сэди  заметила,  что  веранда  отошла  от
берега и тоже держится на плаву.
   Дверь открылась, и  на  пороге  возник  небритый  Джордан,  с  изумлением
воззрившийся на нее.
   - Сэди! Какой приятный сюрприз. Что тебя привело сюда сегодня?
   - Ты не любишь сюрпризы? - Она широко улыбнулась и прошла на  кухню,  где
поставила обе свои сумки. - Надеюсь, ты еще не завтракал.
   Он помялся.
   - Честно признаться, я только что вылез из кровати.
   Сэди с беспокойством посмотрела на Джордана, который старательно  избегал
встречаться с ней взглядом.
   - Что-то случилось?
   - Просто устал.
   - Опять плохо спал?
   - Да, и это тоже. Я еще даже не умывался.
   - Хорошо, тогда иди и  приводи  себя  в  порядок,  а  я  пока  приготовлю
завтрак. Сегодня у нас будут яйца по-бенедиктински.
   - О-о!
   Сэди радостно улыбалась. Больше всего на свете ей  хотелось  подбежать  и
обнять его. Всю дорогу она мечтала это  сделать,  но  теперь  просто  стояла
перед ним, чувствуя ужасное смущение и неуверенность.
   Может быть, лучше предоставить ему совершить первый  шаг,  подумала  она.
Оставалось только надеяться, что он не станет долго раздумывать.
   Когда он вышел из кухни, даже не попытавшись  к  ней  притронуться,  Сэди
ощутила страшное разочарование. Но ведь он только что  проснулся,  успокоила
она себя. Вот умоется и поест, и все пойдет как  надо  -  по  утрам  Джордан
отнюдь не пример идеального поведения.
   Она ловко отделила яичные желтки для соуса и выжала лимонный  сок,  потом
поставила на огонь воду,  чтобы  та  грелась,  пока  она  займется  беконом.
Положив ломтики бекона в духовку, она разрезала пополам булочки  и  включила
тостер. Теперь оставалось только  сварить  кофе,  а  когда  Джордан  наконец
выйдет из ванной, яйца уже сварятся, и ей останется лишь полить их соусом.
   Вода с шумом лилась в чайник, и потому Сэди не услыхала  шагов  у  двери.
Резкий стук раздался так неожиданно, что Сэди дернулась, облив  руку  водой.
Нахмурившись, она поставила чайник на плиту И пошла открывать дверь.
   Элегантного вида женщина смотрела на нее с выражением крайнего недоумения
на тщательно накрашенном лице.
   - Вы кто? - не слишком вежливо осведомилась она.
   - Меня зовут Сэди Миллиган, - ответила Сэди,  отметив  мимоходом  светлые
волосы и бриллиантовые  серьги  в  ушах.  Пришелица  показалась  ей  странно
знакомой, но Сэди не удавалось вспомнить, где она могла ее видеть. Казалось,
она только что сошла с витрины дорогого магазина.
   Вспомнив о хороших манерах, Сэди спросила:
   - Чем могу вам помочь?
   Прежде чем посетительница успела ответить, за спиной Сэди раздался  голос
Джордана:
   - Лайза! Как я рад тебя видеть!
   Окинув  Сэди  уничтожающим  взглядом,  Лайза  прошествовала   мимо   нее,
благоухая дорогими духами.
   Теперь Сэди ее узнала, и  у  нее  дрогнуло  сердце.  Это  была  та  самая
женщина, которую она видела с Джорданом на фотографии в газете.
   - Джордан! - вскричала  Лайза,  бросаясь  ему  на  шею.  -  Как  ты,  мой
бедненький? Неудивительно, что о тебе никто ничего не знает. Почему же ты не
сообщил мне, что сломал ногу? - Она посмотрела на его гипс и  изобразила  на
лице нечто вроде ужаса. - О, твоя бедная ножка! Наверное, это так больно! Но
ничего, дорогой, теперь Лайза позаботится о тебе, и для начала надо поскорее
вызволить тебя из этой ужасной дыры.
   Сэди посмотрела на  Джордана,  все  еще  лелея  надежду,  что  сейчас  он
поставит эту ужасную женщину на место. Но он и не подумал. Вместо этого лишь
беспомощно пожал плечами, а потом очень - даже чересчур  -  нежно  поцеловал
Лайзу в ярко накрашенные губы.
   Онемев от боли, Сэди смотрела, как красавица  гостья  обвила  руками  шею
Джордана. Она что-то прошептала ему на ухо, засмеялась - и от  этого  сердце
Сэди едва не разорвалось надвое.
   Отвернувшись, она заставила себя заняться кофе. Она уже  успела  заметить
на Джордане  новые  черные  брюки  и  рубашку-поло,  которую  он  надевал  в
Ванкувере. При этой мысли она ощутила острый прилив тоски.
   Ведь он тогда из простой просьбы выбрать для него  одежду  сумел  сделать
настоящее приключение. Им обоим было так весело, пока они выбирали  вещи.  А
сейчас - надел ли он их для того, чтобы ее порадовать, или заранее знал, что
утром приедет эта самая Лайза?
   Теперь, когда Сэди все  припомнила,  она  могла  точно  сказать,  что  ее
приезду он был не очень рад. Он совершенно ясно дал ей понять, что  не  ждал
ее. Скорее всего, он боялся, что она помешает ему развлекаться с Лайзой.
   - Это Сэди, - с некоторым напряжением сказал Джордан. - Она мой временный
секретарь. Помогает мне, пока я сам не в состоянии доехать до офиса.
   С  возрастающим  раздражением  Сэди  решила,  что  вовсе  не  обязательно
говорить таким тоном, словно ему неловко, что она находится здесь.  Впрочем,
ей удалось улыбнуться Лайзе.
   - Рада нашей встрече, - солгала она.
   Лайза наградила ее взглядом, от которого могла  бы  покрыться  льдом  вся
река.
   - Как ты ловко устроился, дорогой. Я не знала, что секретари работают  по
воскресеньям.
   Джордан, явно смутившись, кашлянул.
   - Э-э... Сэди была так добра, что предложила приехать и  приготовить  мне
завтрак. Я не самый лучший повар на свете.
   Лайза деланно засмеялась.
   - Дорогой, все  мужчины  таковы.  Но  ты  мог  бы  попросить  меня.  Я  с
удовольствием привезла бы тебе поесть. А еще лучше  -  поехала  бы  с  тобой
куда-нибудь.
   Она с отвращением оглядела тесную кухоньку.
   - И это было бы намного лучше, - пробормотала она, с таким же отвращением
глядя на Сэди, будто та была повинна в непотребном состоянии  домика.  -  Не
могу понять, зачем тебе понадобилось здесь скрываться, жить в таких  ужасных
условиях. Здесь такая нездоровая атмосфера.
   Сэди стиснула зубы. Когда она впервые попала в "Ондатру", то подумала  то
же самое, но теперь этот убогий домик стал для нее почти родным, и она сочла
себя обязанной его защитить.
   - Здесь вовсе  не  так  плохо,  как  кажется,  -  негодующе  поглядев  на
Джордана, вмешалась она. - Для одного человека тут вполне нормально.
   - Конечно. - Лайза окинула ее таким  взглядом,  словно,  заговорив,  Сэди
совершила   уголовное   преступление.   Отвернувшись,    гордая    красавица
демонстративно, собственническим жестом уперлась ладонями в грудь  Джордана.
- Дорогой, тебе пора выбираться отсюда. Я  отвезу  тебя  в  "Пристань",  где
отличный вид на реку, и мы позавтракаем там с шампанским. Я больше  не  могу
дышать всей этой пылью.
   Последние слова Лайзы задели Сэди всерьез. Она  своими  руками  вычистила
каждый угол в домике, так что пылью тут пахнуть не могло!
   Видимо, Джордан заметил ее возмущение. Он послал ей беспомощный виноватый
взгляд, отчего Сэди захотелось его ударить.
   - Да, но я не хотел бы, чтобы пропадали продукты...
   - Они не  пропадут,  -  резким  голосом  ответила  Сэди.  -  Я  обо  всем
позабочусь. А вы идите. Я сделаю уборку и уеду.
   - О'кей, если вы не против.
   - Не против.
   Она даже не взглянула на прощающегося с ней Джордана. Лайза уже стояла  в
дверях, протягивая Джордану руку, чтобы помочь выйти.
   Правила хорошего тона подсказывали  Сэди,  что  надо,  прощаясь,  сказать
Лайзе, что ей было очень  приятно  познакомиться.  К  счастью,  Лайза  и  не
требовала вежливого прощания, тем самым избавив Сэди от необходимости лгать.
   Шум мотора разорвал тишину речного берега. Сэди вылила желтки из миски  в
раковину. Убрав в пакеты бекон и булочки, положила их в холодильник и, налив
себе чашку кофе, пошла в гостиную.
   Стоя у окна, она заметила, как по реке промчалась  большая  ветка.  Перед
глазами все расплывалось. Конечно, совсем не похоже, что  у  этой  особы  на
сегодня назначена встреча с Джорданом или что-то в этом роде. Она ведь  даже
не предупредила его, что собирается приехать сегодня утром.
   В любом случае не он виноват, что  эта  женщина  свалилась  как  снег  на
голову. И ему было неудобно отказаться от  приглашения  Лайзы,  раз  уж  она
заявилась навестить его.
   Сэди нахмурилась, грея пальцы о  горячую  чашку  с  кофе.  Как  же  Лайза
узнала, что Джордан здесь? Он ведь говорил, что об этом не знает никто.
   Чайка с унылым криком пролетела над водой и исчезла в густом тумане. Сэди
проводила ее взглядом. Она была так подавлена!
   Скорее всего, решила она, эта женщина разыскивала его целых две недели  и
в конце концов, конечно, нашла. Теперь Сэди удивляло, что до сих  пор  никто
из его друзей не побывал в "Ондатре".
   Кстати, ведь его секретарше известно, где он.  Его  партнер  тоже  должен
знать, как и  остальные  сотрудники.  Так  что  дело  оставалось  только  за
временем.
   Сэди допила кофе и вернулась на кухню. Вымыв чашку, она взяла свой  жакет
и открыла дверь.
   Выйдя из дома, она услышала звук  подъехавшей  машины.  Хлопнула  дверца.
Привлекательная женщина, держа в руке  зонт,  легким  шагом  приближалась  к
"Ондатре" и, увидев Сэди, остановилась.
   - О, простите, - окликнула она Сэди. - Я, наверное, не туда  попала.  Мне
нужен Джордан Трент. Вы не подскажете, где его можно найти?
   И почему все так уверены, что она  сама  ничего  общего  с  Джорданом  не
имеет? - печально спросила себя Сэди. Неужели же это так очевидно?
   - Он уехал завтракать с Лайзой, - коротко ответила она, даже  не  подумав
скрывать правду. Пускай его пассии, если хотят, сами дерутся за него. Ее это
ни капельки не интересует.
   - О, правда? - Женщина, выглядевшая точной копией Лайзы,  наградила  Сэди
неодобрительным взглядом. - А вы кто такая? Его домработница?
   - Что-то вроде того. - Сэди направилась к своей машине.
   - А это что - речной дом?
   Визитерша говорила так, словно сама бы  тут  немедленно  скончалась.  Что
вполне устроило бы Сэди.
   - Думаю, к вечеру он вернется, - сообщила она, обернувшись. - Может быть,
вы его застанете.
   Женщина сказала что-то еще, но Сэди не  расслышала.  Ей  хотелось  только
одного - поскорее убраться отсюда и не видеть больше ни Джордана Трента,  ни
его гарем.
   Остаток дня Сэди провела в заботах по дому. Она позвонила родителям,  но,
как ни старалась казаться веселой, не смогла скрыть уныние.
   Ее  немного  согрело  беспокойство  отца,  когда  он  заметил  ее  плохое
настроение. Ей удалось убедить его, что это из-за того, что она  соскучилась
по дому. Пообещав приехать, как только появится  возможность,  она  повесила
трубку и провела мучительный вечер перед телевизором, стараясь не  думать  о
том, что сейчас делает Джордан.
   Спала она плохо, и наутро, отлично понимая, что выглядит далеко не лучшим
образом, оделась как можно консервативнее - в серое платье и синий пиджак.
   Подъезжая  к  "Ондатре",  она  не  исключала,  что   увидит   на   берегу
выстроившиеся в ряд автомобили его подружек. Но берег был пуст,  и  Сэди  не
знала, радоваться ей этому обстоятельству или огорчаться. Перед  встречей  с
Джорданом она чувствовала неловкость, не зная, чего ей ожидать.
   Джордан  же,  очевидно,  подобных  терзаний  не  испытывал.   Он   весело
приветствовал ее, словно вчера ничего не произошло, хотя  и  сделал  попытку
извиниться за вчерашнее.
   - Я, конечно, должен был  предложить  Лайзе  остаться  и  отведать  вашей
чудесной стряпни, - сказал он,  неожиданно  подавая  ей  чашку  кофе,  -  но
побоялся, что на всех не хватит и вас это смутит.
   Сэди изо всех сил старалась сохранять спокойствие и деловитость,  но  это
было невероятно трудно, особенно когда он улыбнулся ей:  его  улыбка  всегда
казалась ей такой обаятельной...
   - Ничего, - беспечно отозвалась она. - Надеюсь, вы хорошо позавтракали  с
шампанским и хорошо посидели в маленьком  уютном  ресторанчике  с  видом  на
реку. - Более того, ей даже удалось не допустить иронии в голосе.
   Джордан внимательно посмотрел на нее, не понимая, это  издевка  или  Сэди
говорит искренне. Но  она  так  невинно  улыбнулась,  что  он  только  пожал
плечами.
   - Нормально. Но я чувствовал себя кем-то вроде бушмена. Я охотнее  поехал
бы в горы.
   - Уверена, что  Лайза  с  удовольствием  составила  бы  вам  компанию,  -
пробормотала Сэди.
   Джордан метнул в ее сторону быстрый взгляд.
   - Вы нормально себя чувствуете? Вчера вы выглядели неважно.
   Сэди открыла ноутбук.
   - Просто немного устала, - ответила она, хмуро глядя на экран. -  Неважно
спала этой ночью.
   - Мне жаль, - тихо сказал Джордан.
   Она подняла голову.
   - Все нормально, это не ваша вина. - То  есть,  конечно,  его,  про  себя
добавила она.
   - Что ж, давайте займемся работой. - Он сел на  свое  привычное  место  и
открыл дипломат. - Сегодня утром звонила Эмбер. Похоже,  у  нас  появился  -
новый заказчик. Мне нужно будет набросать кое-какие предварительные заметки,
так что давайте с этого и начнем.
   Сэди кивнула и открыла новый файл.
   - Я готова, если готовы вы.
   - Я уже все обдумал, и мне кажется, следует начать с... - Он остановился,
потому что раздался стук в дверь. - Ну, а теперь кто там?
   Сэди поджала губы:
   - Возможно, Лайза?
   Джордан виновато покосился на нее.
   - Нет, она отправилась в горы кататься на лыжах.
   - Тогда, может быть, женщина, что  искала  вас  вчера?  -  сказала  Сэди,
вспомнив, что не сообщила ему о второй гостье.
   - Карен? Э-э... нет, я видел ее вчера  вечером.  Она  приезжала  сообщить
мне, что мой "порше" в гараже, в офисе.
   Значит, это та самая женщина, от которой он сбежал в  больнице,  подумала
Сэди, чувствуя, что в ней закипает раздражение.
   Стук повторился.
   - Хотите открыть сами или это сделаю я? - мрачно спросила Сэди.
   Джордан выглядел словно маленький мальчик, пойманный за кражей яблок.
   - Я сам. Это, должно быть, Эмбер. Я говорил ей, что скоро мне понадобится
чертежная доска. Наверное, она привезла.
   Прихрамывая, он прошел в кухню, и через секунду оттуда донесся голосок:
   - Джордан, да-агой, зачем же ты спрятался в  этом  ужасном  месте?  Когда
Лайза сказала мне, я просто не могла  поверить!  Я  решила  приехать,  чтобы
убедиться самой...
   Сэди  впилась  взглядом   в   компьютерный   экран,   стараясь   сдержать
захлестывающие ее  боль  и  негодование.  Надо  было  подумать,  прежде  чем
радоваться одному-единственному  поцелую,  жестко  сказала  она  себе.  Если
начистоту, то ведь она сама бросилась ему на шею.
   Она оказалась не  лучше  всех  этих  безмозглых  девиц,  с  их  дрожащими
голосками и навязчивыми объятиями. И как только она  могла  вообразить,  что
Джордан Трент может ею заинтересоваться? Должно быть, она сошла с ума.
   Вибрирующий голосок оборвался, когда вновь прибывшая вошла в  гостиную  и
увидела Сэди. Гостья была брюнеткой с личиком куклы Барби и казалась  точной
копией двух предыдущих.
   - О, простите, - разочарованно и недовольно протянула она. - Я не  знала,
что ты занят, Джордан. Не представляю, как ты можешь сосредоточиться в такой
ужасной  обстановке.  -  Ее  пренебрежительный  взгляд  откровенно  говорил:
включая и Сэди.
   - Это моя помощница, Сэди, - начал Джордан, но тут Сэди поднялась,  и  он
умолк.
   - Извините, мистер Трент, но вы говорили, что вам  нужна  ваша  чертежная
доска. Я съезжу за ней в офис.
   Джордан опешил.
   - Да в этом нет необходимости. Сейчас она  мне,  не  нужна,  а  позже  ее
привезет Эмбер.
   - У нее наверняка и без того хватает забот. Я охотно  съезжу  и  привезу,
если вы объясните мне, как доехать. - Сэди внимательно выслушала объяснения,
потом схватила сумочку и, не взглянув на женщину, выбежала из домика.
   Она больше не в состоянии выносить присутствие всех влюбленных в Джордана
девиц. Ей срочно необходим свежий  воздух  и  уединение,  чтобы  дать  выход
чувствам.
   Отъехав подальше от "Ондатры", Сэди остановила машину у обочины и, закрыв
лицо руками, разрыдалась. Это был не самый умный поступок, но, выплакавшись,
она почувствовала себя лучше.
   Еще десять минут понадобилось, чтобы привести в  порядок  макияж,  вконец
испорченный слезами. Когда и это  было  сделано,  Сэди  отправилась  в  офис
Джордана.
   Выйдя из лифта на восемнадцатом этаже внушительного здания,  она  увидела
прямо перед собой длинный  лакированный  стол  и  сидящую  за  ним  идеально
причесанную и ухоженную молодую женщину в  дорогом  светло-голубом  костюме.
Она приветствовала Сэди дежурной улыбкой.
   Представившись  и  сказав,  что  ей  нужна  секретарша   Джордана,   Сэди
подождала, пока элегантная женщина сообщит о ней по телефону.
   Через несколько минут в холле появилось еще одно великолепное создание  в
белом платье из тонкой шерсти. Подчеркнутая простота одежды нарушалась  лишь
бирюзовым шарфом, заколотым золотой булавкой.
   Среди всех  женщин,  что  вертелись  около  Джордана,  не  было  подобной
красавицы. Каштановые волосы свободно спадали на плечи и  ложились  крупными
завитками, о каких Сэди могла только мечтать, а на идеально правильном  лице
блестели зеленые глаза.
   Конечно, подумала Сэди, секретарша  Джордана  должна  быть  великолепной.
Сэди хотелось хоть раз  увидеть  какую-нибудь  из  его  женщин  лохматой,  с
расплывшимся макияжем, кривыми зубами или что-нибудь в этом духе.
   Слава Богу, что она ничего не сказала Джордану, когда  он  поцеловал  ее.
Пусть уж лучше он и не подозревает, что разбил сердце маленькой серой  мышке
по имени Сэди Миллиган...
   - Я Эмбер, - сказало видение, протягивая руку. - Я так рада  видеть  вас,
Сэди. Джордан говорил мне о вас очень много хорошего.
   На ее руке сверкнуло золотое обручальное кольцо, и это несколько ослабило
напряжение.
   - Если я правильно понимаю, Джордан ни  о  ком  плохо  не  отзывается,  -
сказала Сэди как можно мягче. - Я приехала за его чертежной доской.
   Эмбер пристально посмотрела на нее.
   - Конечно. Зайдемте в мой кабинет, я принесу его доску.
   Сэди следовала за ней по длинному коридору, с каждым шагом  чувствуя  все
большую подавленность. Каждый встречный мужчина смотрел на Эмбер так, словно
это была первая женщина, которую он  увидел  после  долгих  лет  заключения.
Никто из них не замечал бредущую следом Сэди.
   Но ей не так уж и хотелось,  чтобы  все  мужчины  заглядывались  на  нее,
сердито думала Сэди. Ей нужен только  один.  А  он,  кажется,  менее  других
склонен обращать на нее внимание.
   Эмбер усадила ее в своем уютном кабинете, и Сэди попыталась расслабиться.
У нее было ощущение, что провести секретаршу Джордана  нелегко,  а  выдавать
свои чувства к ее боссу она была не намерена.
   - Как дела у Джордана? - спросила Эмбер, садясь за стол.
   Она что-то не спешит нести доску, отметила Сэди.
   - Нормально, - автоматически сказала она и тут же поспешно поправилась: -
То есть мистер Трент чувствует себя прекрасно. Доктор  говорит,  что  совсем
скоро он сможет обходиться без костылей.
   - О, рада - слышать. - Эмбер с улыбкой откинулась назад. - Я уверена,  он
ждет не дождется, когда сможет вернуться на работу. Просто  невероятно,  что
Джордан смог так долго выдержать в этом речном домике. Все ожидали,  что  он
через день-два явится сюда на костылях.
   - Думаю, теперь у него отличная компании и он не скучает, - не без иронии
сказала Сэди.
   - О Господи. Понимаю, его выследила социальная служба.
   Сэди это, пожалуй, развеселило.
   - И теперь там пасется целый табун девиц. Удивляюсь, почему эти  дамы  до
сих пор не сражаются из-за него на шпагах и пистолетах.
   Эмбер весело рассмеялась.
   - Значит, они могут сильно помешать работе.
   - Они это и делают... периодически,  -  с  сердцем  сказала  Сэди.  Слова
сорвались с ее губ прежде, чем она успела их  удержать.  Спохватившись,  она
попыталась исправить положение: - Конечно, это меня не касается, но было  бы
лучше, если бы они оставили его в покое хотя бы  в  рабочее  время.  Чем  он
занимается в свободное время, меня не касается... то есть... я  к  этому  не
имею отношения... но... - Понимая, что все испортила, Сэди умолкла.
   - Джордан сильно утомил вас работой? - мягко спросила Эмбер.
   Сэди отчаянно замотала головой.
   - О нет, он прекрасный руководитель. Он ни разу  не  пожаловался,  с  ним
очень интересно работать. Он возил меня в свой дом  и  в  Ванкувер  на  пару
дней.
   Увидев, как поднялись брови у Эмбер, она поспешно добавила:
   - Это чисто деловая поездка. Ему необходимо было хоть ненадолго уехать из
своего домика, мы жили в разных номерах, и все...
   - Понимаю, - веско и многозначительно сказала Эмбер.
   -  Нет,  не  понимаете,  -   возразила   Сэди,   испугавшись,   что   эта
проницательная женщина не так ее поймет. - Джордан... мистер Трент вел  себя
как истинный джентльмен. Он обращался со мной  с  исключительным  уважением.
Как с сестрой. - Не считая того поцелуя, добавила она про себя.  Но  в  этом
она не признается ни единой душе на свете.


   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

   - Сейчас время ленча, - сказала Эмбер. - Не хотите ли  присоединиться  ко
мне?
   Сэди почувствовала себя виноватой.
   - О, не думаю, что мне стоит это делать. Пора возвращаться в "Ондатру". В
конце концов, мистер Трент мне платит...
   - Но иногда вам тоже надо поесть. Думаю, Джордан делает перерыв на обед?
   - О да, - быстро сказала Сэди. - Обычно я готовлю для нас обоих.
   - А... понимаю. Что  ж,  думаю,  Джордану  не  повредит  разок  поесть  в
одиночестве.
   Сэди подумала о той брюнетке, которая осталась у него, и не стала  больше
возражать.
   - К тому же у него была гостья, когда я уехала.
   Эмбер кивнула.
   - Я так и думала. - Она отодвинула стул и взяла сумочку.  -  Пойдемте,  я
знаю здесь неподалеку отличное маленькое  кафе.  Там  подают  восхитительные
десерты.
   Сэди шла за ней,  отметив,  что  Эмбер  не  похожа  на  женщину,  которая
позволяет себе есть сладкое.
   В кафе оказалось мало народу, видимо, потому, что было еще довольно рано.
Эмбер и Сэди сели за столик в ожидании кофе и сэндвичей.
   Казалось, Эмбер живо интересовало все  связанное  с  жизнью  Сэди,  и  та
охотно рассказывала внимательной слушательнице и о своей семье,  и  о  своей
жизни в Лейквью.
   - Вам, наверное, ужасно одиноко здесь, - сказала Эмбер, когда  официантка
наконец принесла  их  заказ.  -  Портленд  -  город  не  очень  большой,  но
знакомиться и заводить друзей здесь нелегко.
   Сэди пожала плечами.
   - У меня нет времени,  чтобы  чувствовать  себя  одинокой.  Я  занята  на
работе, а по выходным изучаю город. Здесь так много интересного, не то что в
Ленквью.
   - А последние две недели вы, конечно, были заняты с Джорданом.
   Сэди опустила глаза.
   - Да, - пробормотала она.
   - Сэди, я полагаю, вы должны кое-что узнать.
   Уловив в дружелюбном голосе Эмбер  настороженность,  Сэди  снова  подняла
глаза.
   - Если вы собираетесь сказать мне, что Джордан никогда не  заинтересуется
кем-то вроде меня, - гордо вздернув подбородок, сказала она, -  то  это  мне
уже известно. Я не его тип. А он - не мой. Я уже  вам  говорила,  что  между
нами ничего не было и нет.
   Эмбер кивнула. В ее глазах светились понимание и симпатия.
   - Да, вы мне говорили. Но у меня создалось впечатление, что вы хотели  бы
все изменить.
   Сэди смотрела на нее, не в силах ничего отрицать.
   - Но я видела, какого типа женщины нравятся Джордану. Посмотрите на  меня
- я никогда не смогу стать такой, как бы ни старалась.
   - Вам и не надо быть такой, как они, - мягко возразила Эмбер. -  Судя  по
тому, что мне говорил Джордан, вы добрая, великодушная, отзывчивая  и  очень
умная женщина, и вы должны гордиться собой.
   У Сэди зарумянились щеки.
   - Джордан вам об этом говорил? - изумленно спросила она.
   Эмбер кивнула.
   - Да, Сэди, он очень высокого мнения о вас.
   Сэди снова уставилась на свой сэндвич.
   - Но он не думает обо мне так, как о других своих женщинах.
   - Потому что вы не такая, Сэди. Он никогда не заводил прочных связей ни с
одной из них. Целая вереница девиц изо всех сил  пыталась  привязать  его  к
себе. Среди них умные, красивые, энергичные одаренные, которые отлично умеют
управляться с мужчинами, подобными Джордану. Ни у одной ничего не вышло.
   - Но почему? - Сэди недоуменно покачала  головой.  -  Такое  впечатление,
будто он боится крепко привязаться к кому-то.
   Эмбер отпила кофе и поставила чашку на стол.
   - Не думаю, что он вам об этом рассказывал, но полагаю, что  это  поможет
вам понять: Джордан потерял свою семью и все, что  у  него  было,  во  время
пожара. Ему было девять лет. И мне кажется, что он до сих пор  не  пришел  в
себя.
   В сердце Сэди словно вонзили нож, и она в отчаянии прошептала:
   - О Боже, какой ужас! Бедный Джордан. - Теперь  понятно,  почему  он  так
болезненно реагировал на рассказы о ее семье.
   - Мне кажется, он смертельно боится снова все потерять,  -  тихо  сказала
Эмбер. - Поэтому он и живет так, словно каждый день в его жизни - последний.
И поэтому он не позволяет себе полюбить ни одну женщину.
   Сэди хотелось плакать от боли и за маленького мальчика,  оставшегося  без
семьи всего в девять лет, и за себя и свою любовь к человеку,  которому  она
не нужна.
   - Это, конечно, лишь мои домыслы, - вздохнула Эмбер. - Джордан никогда не
говорит на эту тему. Я узнала обо  всем  однажды  вечером,  когда  он  выпил
лишнего. Но он взял с меня обещание, что ни  одна  живая  душа  об  этом  не
узнает.
   - Я ничего ему  не  скажу,  -  сказала  Сэди,  чувствуя,  как  сердце  ее
разрывается на куски. - Я никогда не позволю себе сделать ничего такого, что
могло бы причинить ему боль.
   - Знаю, поэтому я вам и  рассказала.  -  Эмбер  подалась  вперед,  на  ее
красивом лице отразилось  беспокойство.  -  Вы  не  такая,  как  те,  другие
женщины, Сэди. Мне кажется, Джордан вам действительно небезразличен. Он сам,
а не то, что у него есть.
   - Как и вам, - с дрожащей улыбкой сказала Сэди.
   - Возможно, но я не влюблена в него.
   - А я влюблена, - сказала Сэди, внезапно понимая,  что  это  правда.  Она
наконец полюбила... и не того, кого нужно.
   - Я так и думала... - Эмбер с дружелюбной улыбкой взяла Сэди за  руку.  -
Мне очень жаль, Сэди. Беда в том, что  Джордан,  без  конца  рискуя  жизнью,
никогда не станет рисковать своим сердцем. Это очень скверно. Ему необходима
стабильность, прочная опора в жизни. Ему необходима такая женщина, как вы.
   В-этом Сэди была не уверена. Ей казалось: у Джордана есть  все,  что  ему
необходимо, и даже больше. Он вполне доволен своей жизнью. Он  нашел  способ
справиться со своей болью, связанной с прошлым, и живет только настоящим.
   Она пыталась переделать его на свой лад, но была не права, твердила  себе
Сэди по пути обратно в "Ондатру". Он не в состоянии измениться, и у нее  нет
никаких прав требовать, чтобы он изменил свою жизнь только  потому,  что  ей
этого хочется. Теперь, узнав о прошлом Джордана, она  может  понять  причины
его поведения.
   Но понимание этого не помогло ей, когда,  вернувшись,  она  встретила  на
пороге еще одного ангела-хранителя. На этот раз рыжеволосого.
   Ангел осмотрел ее с ног до головы и, придя к выводу, что она опасности не
представляет, наградил улыбкой.
   - Могу вам чем-нибудь помочь? Вы хотели видеть Джордана?
   - Я его помощница, - коротко ответила  Сэди  и  прошагала  мимо  рыжей  в
гостиную. Джордан сидел на  диване  в  слегка  растрепанном  виде,  с  болью
заметила она.
   Но как бы ей больно ни было, вины Джордана здесь нет. Он  не  может  жить
иначе. Теперь она это хорошо понимает.
   - Куда вы пропали? -  жалобно  спросил  он,  словно  ее  отсутствие  было
все-таки им замечено. - Я уже начал беспокоиться.
   Рыжеволосая продефилировала мимо и уселась рядом  с  Джорданом  на  таком
расстоянии, что ей оставалось лишь влезть к нему на колени.
   Сэди со стуком опустила на стол чертежную доску.
   - Эмбер пригласила меня на ленч.
   - Правда? - удивленно воскликнул Джордан. - Интересно, с чего бы это.
   Сэди вздернула подбородок.
   - Может  быть,  вас  это  и  удивит,  но  некоторым  людям  мое  общество
доставляет удовольствие.
   Ей показалось, что в его глазах мелькнула боль, но ей самой было  слишком
больно, чтобы раздумывать над этим. Достаточно увидеть его очередную гостью,
чтобы настроение испортилось на весь день.
   Джордану, кажется, стало неловко.
   - Это Глория, - сказал он,  как  будто  ей  было  какое-то  дело  до  его
поклонниц.
   Глория махнула рукой в ее сторону.
   - Я хочу есть, - посетовала она.
   Джордан с надеждой посмотрел на Сэди.
   Не обращая на него внимания, та села за стол. Ему  приготовить  ленч  она
может, но кормить всяких его подружек вовсе не намерена.
   - В холодильнике полно продуктов, - только и сказала она.
   Джордан кашлянул.
   - И что же говорила Эмбер? Что-нибудь насчет тех проектов, которые мы  ей
уже отослали?
   - Только то, что она получила их.  -  Открыв  компьютер,  Сэди  защелкала
клавишами. - Если у вас готовы наброски, я могу ввести их в файл.
   - Э-э... у меня не было времени для них, - извиняясь, сказал Джордан.
   Глория захихикала.
   - Он был занят мной, ведь так, дорогуша?
   Сэди аккуратно закрыла ноутбук и встала.
   - Что ж, если я вам не нужна, то с вашего позволения поеду домой. У  меня
очень болит голова.
   - Вам нужно принять лекарство, - посоветовала Глория.
   - Спасибо, - кивнула Сэди. - Я так и сделаю.
   Джордан, кажется,  встревожился  и,  высвободившись  из  объятий  Глории,
встал.
   - У вас все в порядке?
   - В порядке. - Сэди кивнула Глории: - Приятно было познакомиться.
   - О, мне тоже, - пропела Глория. -  Надеюсь,  ваша  головная  боль  скоро
пройдет.
   - Не надо меня провожать, - с этими словами Сэди взяла свой кейс и вышла.
Она слышала: Джордан что-то сказал ей вслед, но не разобрала слов.
   Вот что значит любить этого человека, твердила она  себе,  -  возвращаясь
под ливнем домой. Сколько раз она хотела узнать -  что  значит  понастоящему
любить. Но никогда, никогда она не думала, что это может быть так  больно  и
безнадежно и что она будет чувствовать себя такой несчастной.
   Сэди отчаянно жалела, что появилась в "Ондатре". Лучше бы  ей  никогда  в
жизни не слышать о Джордане Тренте. Никогда в жизни не поступать на работу в
агентство "Умелая помощь". Никогда не уезжать  из  Лейквыо.  Она  ненавидела
Портленд. Ненавидела дождь. Ненавидела себя.
   Она полюбила Джордана Трента. И никто и ничто в мире не сможет ей помочь.
   Джордан закрыл дверь за Глорией и вздохнул с  облегчением.  Он  и  раньше
знал, что большинство его знакомых девиц довольно ограниченны, их интересуют
лишь деньги, но до сего дня не понимал, насколько его это раздражает.
   Он всегда принимал своих друзей и знакомых такими,  какие  они  есть,  не
пытаясь ни судить их, ни задавать  себе  вопросов.  Но  сейчас  он  невольно
спрашивал себя: а многие ли из них относились бы к нему так же, если  бы  он
не был богат и на самом деле жил в "Ондатре"?
   Этим-то Сэди и отличалась от остальных. Временами ему начинало  казаться,
что ей было бы больше по душе, если бы он не был так богат. А если точнее  -
она больше уважала бы его.
   Сейчас она, бесспорно, уважать его не может,  мрачно  подумал  он.  После
всего, что он натворил.
   Джордан взял чайник и сунул его под струю воды. Глядя, как  льется  вода,
он старался не думать о том, какое несчастное было у Сэди  лицо,  когда  она
уходила.
   Теперь он горько сожалел  о  своих  дурацких  экспериментах.  Нужно  было
сказать ей правду. Да только он и сам не знал, какова эта правда.
   Нужно бы сказать ей, что интереса к ней как к женщине он  не  питает.  Но
это тоже неправда. В этом-то и вся проблема. Джордан понимал, что стоит  ему
только перестать сопротивляться, как его интерес к Сэди перерастет во что-то
более серьезное.
   С ней случайного романа не может быть, она не похожа на  других.  С  Сэди
ему тепло и уютно. Она превращает  дождливый  день  в  солнечный,  а  убогий
речной домик - в уютный, словно родной, дом. С ней ему так легко и свободно.
   И порой в нем все закипает от одного ее взгляда или прикосновения. И  это
только усугубляет проблему. Похоже, ему предстоит забыть  свои  убеждения  и
наделать глупостей...
   Струя холодной воды, окатившая его руку, вернула Джордана  к  реальности.
Выключив воду, он поставил  чайник  на  плиту.  Он  уже  сожалел,  что  Сэди
Миллиган вообще появилась в его жизни.
   Как же поступить сейчас? - мучился вопросом Джордан,  заранее  зная,  что
любой его шаг все равно причинит ей боль. И способа  избежать  этого  он,  к
несчастью, не видел.
   Лучше всего, решил Джордан, просто расстаться с Сэди раз и навсегда.  Это
будет больно для обоих, но легче, чем долгое расставание, надо объяснить ей,
что он убежденный холостяк, что ему не нужна постоянная  спутница  жизни  и,
как бы Сэди ему ни нравилась, он не сможет дать ей того, что ей больше всего
нужно, - дом и семью.
   На следующее утро Сэди проснулась с тяжелым сердцем.  Почти  полночи  она
пролежала в раздумье и наконец решила, что есть лишь один выход.
   Она не в силах дольше смотреть, как Джордан на ее глазах принимает  своих
подружек. Она не в состоянии работать в таких условиях. Так что лучше  будет
для них обоих расстаться, пока Джордан не понял, какие чувства она питает  к
нему.
   Свою речь она репетировала под душем и по пути в "Ондатру".  Она  решила,
что лучше всего одеться небрежно, и поэтому натянула джинсы и белый свитер.
   Ей необходимо было  чувствовать  себя  как  можно  свободнее,  когда  она
сообщит Джордану о своем решении.
   Дождь по-прежнему заливал лобовое стекло машины. Сэди подъехала к берегу.
Ветер гнул деревья, ломал ветви и швырял  их  в  воду.  Когда  Сэди  наконец
выбралась из машины, черные дождевые тучи низко висели над землей, а  воздух
был непривычно теплым и душным.
   Джордан,  опираясь  на  костыль,  открыл  ей   дверь.   Его   лицо   было
обеспокоенным.
   - Я не думал, что вы сегодня приедете, - сказал он, глядя через ее  плечо
на улицу, где бушевал ливень. - Похоже, начинаается буря.
   - Сегодня мне пришлось  добираться  до  вас  дольше,  чем  обычно.  -  Ну
конечно, он ждет  приезда  какой-нибудь  своей  девицы,  с  болью  в  сердце
подумала Сэди. Весь дом трещал и стонал от порывов ветра, и, войдя на кухню,
она почувствовала, как ходит ходуном вся конструкция.
   - Черт, - сказал Джордан, со стуком  захлопывая  дверь.  -  Похоже,  река
всерьез разбушевалась.
   - Когда я ехала сюда,  передавали  по  радио  новости,  -  изо  всех  сил
стараясь говорить естественно, начала Сэди.  -  Уровень  воды  поднялся  так
высоко, что это начинает всех беспокоить. Говорили, что река может выйти  из
берегов уже к вечеру.  Они  всю  ночь  искали  добровольцев,  чтобы  ставить
заслоны из мешков с песком.
   Она старалась не смотреть ему в лицо. Вопервых, потому  что  смотреть  на
него слишком больно. Во-вторых, потому что он мог это заметить и все понять.
   Что бы ни случилось, она никогда не откроет ему своих чувств.
   - Знаю, - взволнованно ответил Джордан. - Мне это не нравится. Я ни  разу
не видел, чтобы вода в реке поднималась так высоко и так быстро. - Он прошел
через кухню в гостиную.
   Подождав немного, чтобы собраться с духом,  Сэди  вошла  следом  за  ним.
Джордан, сунув руки в карманы, стоял у окна  и  смотрел  на  бушующую  реку.
Костыль был прислонен к стене.
   Джордан повернулся к ней спиной, и его плечи слегка  подрагивали,  словно
от холода. Он выглядел подавленным, и  Сэди  только  спросила  себя,  уж  не
поссорился ли он с кем-нибудь из своих подруг.
   Ей смертельно хотелось подбежать к нему, обнять и не отпускать,  пока  он
снова не повеселеет. Но, сдержавшись, она напомнила себе, зачем она здесь.
   - Джордан, - тихо сказала она, - мне надо вам кое-что сообщить.
   Он обернулся и мрачно посмотрел на нее.
   - Мне тоже, Сэди. Может быть, сначала я?
   Что бы там ни было, это может подождать, решительно приказала себе  Сэди.
Если она не скажет ему сейчас, то сломается и выдаст свои чувства.
   Она уже открыла рот, но тут в стену домика врезалось  что-то  тяжелое,  и
Джордан едва не потерял равновесие.
   Сэди почувствовала себя неуютно. Она уже успела привыкнуть к  покачиванию
домика, но не настолько сильному.  Дом  застонал,  словно  соглашаясь  с  ее
мыслями. Ветер завыл еще сильнее.
   - Думаю, вам лучше ехать домой, - сказал Джордан. Он повернулся к окну  и
отодвинул занавеску. - Ветер усиливается, и я  сомневаюсь,  что  это  старое
корыто выдержит бурю.
   - Сначала мне надо сказать вам! - в отчаянии воскликнула Сэди. - Джордан,
я хорошо подумала. И решила, что лучше мне не  оставаться  у  вас  до  конца
моего срока. Я, честное слово, не...
   Она умолкла в ту секунду, когда внезапно погас свет.
   Джордан выругался, рванул занавеску и повернулся лицом к  Сэди.  Раздался
оглушительный треск, и "Ондатра" снова застонала.
   Крыша тоже затрещала, и в стену опять врезалось что-то  тяжелое.  Костыль
Джордана упал на пол. Он подхватил его, пробормотав:
   - Нам лучше поскорее выбраться отсюда.
   Сэди была с ним полностью согласна. Она слышала, как  за  стенами  домика
свистит ветер и хлещет вода, а  сам  он  раскачивается  не  хуже  подвесного
моста.
   Хватаясь за стены, она добралась до кухни и через нее - к  двери.  Чайник
прыгал по плите как живой, а потом внезапно  полетел  на  пол,  расплескивая
вокруг кипяток. Сэди  испуганно  вскрикнула  и  тут  же  услышала  за  собой
встревоженный голос Джордана:
   - Сэди! С тобой все в порядке? Что случилось? Ты не обожглась?
   - Нет, просто испугалась. - Она взяла кухонное полотенце и, бросив его на
лужу воды, неверными шагами поспешила к двери.
   Схватившись за дверную ручку, повернула ее, но дверь не открывалась.
   - Дай-ка я сам, - рядом с ней оказался Джордан.
   Он ударил свободной рукой в дверь, но та не поддалась. Чертыхаясь  сквозь
зубы, Джордан отдал Сэди костыль и  ухватился  за  ручку.  С  проклятием  он
навалился на дверь плечом. На этот  раз  ему  удалось  ее  открыть,  высадив
вместе с ней половину рамы.
   Джордан отшатнулся, и Сэди схватила его за руку.
   - Осторожнее, нога! - воскликнула девушка. - Она же  еще  не  зажила.  Ты
можешь ее снова повредить.
   - Я это и  сам  знаю,  -  огрызнулся  Джордан.  -  Но  мне  кажется,  что
беспокоиться сейчас следует не о моей ноге.
   Проследив за его взглядом, Сэди ошарашенно заморгала. Дело принимало явно
угрожающий оборот. Вместо деревьев и кустарников, росших на берегу,  широкая
полоса воды отделяла теперь "Ондатру" от суши.
   И все бы еще ничего, но "Ондатра", резко дергаясь и дрожа,  двигалась  на
середину реки.
   - Мы плывем! - задохнувшись, воскликнула Сэди.
   - Да,  плывем,  -  отозвался  Джордан,  выглядывая  наружу.  -  Вместе  с
множеством прочих интересных попутчиков.
   Сэди посмотрела на реку и судорожно  сглотнула.  Они  плыли  в  окружении
толстых древесных  стволов,  веток,  почтовых  ящиков  и  каких-то  обломков
мебели.
   - Что происходит? - нервно спросила она. - Мы можем вернуться на берег?
   - Слишком поздно. - Держась за дверную раму, Джордан высунулся наружу.  -
Река все-таки разлилась.
   Неожиданно в веранду врезалось огромное бревно.
   - Назад! - Джордан с силой втолкнул  Сэди  обратно  в  кухню  и,  вскочив
следом сам, захлопнул дверь.
   Задыхаясь, Сэди схватилась обеими руками  за  плиту,  чувствуя,  как  пол
уходит из-под ног.
   - Мы тонем?
   - Пока нет, - ответил Джордан, распахивая поочередно все дверцы шкафов. -
Но это только  дело  времени.  Надо  найти  что-нибудь,  на  чем  мы  сможем
выбраться отсюда.
   Застыв от ужаса, Сэди наблюдала за его  поисками.  Он,  наверное,  шутит.
Плыть среди всего этого месива, по бушующей реке просто  невозможно.  И  как
Джордан сможет плыть со своей сломанной ногой?
   - Я же знаю, что это было где-то  здесь,  -  бормотал  он,  наклоняясь  и
заглядывая в нижние ящики.
   Сэди хотела было напомнить ему, что все сколько-нибудь похожее на  лодку,
что можно найти в посудных шкафах, не способно поднять даже кошку, не говоря
уж о людях, когда Джордан с торжествующим возгласом выпрямился:
   - А, вот и она.
   "Она" оказалась небольшой коробочкой. Сэди с ужасом  уставилась  на  нее.
Что бы это ни было, вряд ли оно их спасет.
   Джордан открыл коробку и извлек оттуда чтото мятое, оранжевого цвета.
   - Теперь нам осталось только надуть ее  с  помощью  простого  фена,  -  с
необычайно довольным видом объявил он.
   - И как мы это сделаем, - спросила Сэди, - когда у нас нет электричества?
   - А-а, в этом-то и есть преимущество кочевой жизни. - Он указал на другую
коробку: - Аккумуляторы. Фен в ванной. Я принесу.
   - Я сама принесу. Все-таки я  передвигаюсь  лучше,  чем  ты,  -  с  этими
словами Сэди бросилась вон.
   - Иди осторожнее, - крикнул Джордан ей вслед. -  "Ондатра"  разваливается
на глазах.
   Он мог бы ей этого и не говорить, подумала Сэди. Пол  в  спальне  заметно
перекосился, и один стул уже валялся перевернутый, когда  она  добралась  до
двери ванной.
   - Все нормально? - окликнул ее Джордан из кухни.
   - Да. Оставайся в кухне. Я уже иду. - Тут что-то снова врезалось в стену,
и Сэди упала на колени. Взяв фен и электробритву Джордана и  прихватив  пару
полотенец, она поспешила в гостиную.
   Ноутбук со  стуком  упал  на  пол.  Сэди  хотела  подхватить  его,  когда
высунувшийся из кухни Джордан зарычал:
   - Скорее, не теряй времени. Надо надуть эту штуку, пока мы  не  пошли  ко
дну.
   Сэди все-таки схватила компьютер и с трудом добралась до  кухни.  Джордан
сидел на полу и надувал шлюпку. Его лицо побагровело от усилий.
   - Вот, - Сэди рухнула рядом с ним и отдала ему фен. - Я прихватила и твою
бритву.
   Он уничтожающе посмотрел на нее.
   - Не думаю, что сейчас кого-то волнует, побрит я или нет.
   - Я решила, что она пригодится тебе позже.
   Его лицо смягчила улыбка.
   - Практична, как всегда. Спасибо, Сэди.
   -  Не  за  что.  -  Чтобы  отвлечься,  она  взяла  ноутбук  и   принялась
заворачивать его в полотенца.
   - Будем надеяться, что батареек хватит, чтобы надуть лодку, - пробормотал
сквозь зубы Джордан. - В противном случае придется поработать нашим легким.
   Сэди напряженно следила, как Джордан  подсоединяет  фен  к  аккумулятору.
Прошло еще несколько мучительных секунд, пока фен заработал.
   Дом снова сильно тряхнуло, и у Сэди подвело живот. Она почувствовала, что
сидит на чем-то мокром и холодном, и, посмотрев вниз, увидела, что пол залит
черной грязной водой.
   - Похоже, наш корабль дал течь, - удивительно спокойно сказала она.
   - Ну же, черт возьми! - рявкнул Джордан, с силой встряхивая  фен,  словно
таким способом можно было заставить его лучше работать.
   Дверь с грохотом распахнулась.  Вся  конструкция  снова  затрещала,  и  в
гостиной что-то рухнуло.
   - Готово дело, - воскликнул  Джордан.  -  Пошли.  -  Бросив  костыль,  он
поспешил к двери, волоча за собой шлюпку.
   Выглянув, Сэди почувствовала, что ей сейчас станет плохо. Веранды  больше
не было. Как и стены спальни.  Крыша  перекосилась  и  готова  была  вот-вот
рухнуть в водоворот обломков.
   - Давай же! - крикнул Джордан. - Я подержу шлюпку, а ты залезай.
   - Нет! - крикнула в ответ Сэди. - Мне легче справиться, чем тебе.  Садись
первым.
   - Дамы вперед, - отрезал Джордан, - и не возражай, а не то мы оба  пойдем
ко дну вместе с "Ондатрой".
   Еще один душераздирающий стон подтвердил его правоту.  Задержав  дыхание,
Сэди швырнула в шлюпку ноутбук и сама прыгнула следом.
   Легкую шлюпку бешено качало на волнах.  Вцепившись  одной  рукой  в  край
лодки, вторую Сэди протянула Джордану. Он, не  имея  больше  никакой  опоры,
закачался на краю, и в какой-то момент Сэди с ужасом подумала, что сейчас он
свалится в ледяную воду. Но нет - с усилием рванувшись, он рухнул  в  шлюпку
рядом с ней.
   Сэди не была уверена, что в этой шлюпке она  чувствует  себя  безопаснее,
чем в "Ондатре". Дом угрожающе надвигался на них,  и  Сэди  показалось,  что
через мгновение он их раздавит вместе со шлюпкой. С  отчаянным  усилием  она
оттолкнулась обеими руками от обломанного края бывшей веранды.
   К счастью, в этот  момент  их  подхватило  течением,  и  "Ондатра"  стала
стремительно удаляться.
   Джордан, стоя на коленях, подался  вперед.  Сэди  почувствовала,  как  он
схватил ее за плечи, и, словно в замедленной съемке, увидела, что падает.
   Вода оказалась прямо перед ее  лицом,  и  Сэди  зажмурилась,  прежде  чем
окунуться в ледяную черноту.


   ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

   Оглушенная падением, Сэди изо всех сил заработала  руками  и  ногами.  Ее
грудь сковывал смертельный холод, а одежда, словно свинцовая, тянула ко дну.
   Сдерживая охватившую ее панику, она подняла лицо вверх, к свету. Над  ней
проплывали какие-то  темные  силуэты,  и  Сэди  попыталась  не  думать,  что
оказалась в реке во время наводнения. С силой работая ногами, она  вырвалась
на поверхность.
   Первое, что она  увидела,  получив  наконец  возможность  дышать,  -  это
Джордан с перекошенным от ужаса лицом, готовый прыгнуть за ней в воду.
   - Нет! - закричала она, ужаснувшись при мысли, что может потерять  его  в
этой жуткой мешанине. - Не прыгай! Я здесь. Помоги мне влезть обратно.
   Его руки обхватили ее, и она почувствовала себя в  большей  безопасности,
чем в объятиях ангела. Джордан втащил ее в бешено пляшущую на волнах  лодку,
и Сэди, всхлипывая и дрожа всем телом, прижалась к нему.
   Она смутно уловила далекий звук сирены и слова Джордана: "Слава Богу".  А
потом, когда он начал страстно целовать ее, забыла обо всем на свете...
   Сэди готова была провести так  всю  свою  жизнь,  не  внимая  голосам  со
спасательного катера.
   Отпустив ее, Джордан замахал руками и закричал:
   - Эй, ребята! Очень рад вас видеть, честное слово.
   - Мы бросим вам канат, - ответили с катера. - Привяжите его к  шлюпке,  и
мы втащим вас на борт
   Джордан, поймав конец веревки, быстро  и  ловко  укрепил  его.  Сэди  всю
трясло, и Джордан надел на нее свой пиджак.
   - Готово, - крикнул он, и их утлое суденышко мгновенно подтянули к  борту
катера.
   - Я возьму компьютер, - сказала Сэди, протягивая руку.
   - Брось ты его, - равнодушно проговорил Джордан, но она с  ноутбуком  под
мышкой  перевалилась  через  край  шлюпки  и  оказалась  в  надежных   руках
спасателей.
   - Осторожнее, - предупредила Сэди, когда пришла  очередь  Джордана.  -  У
него сломана нога.
   Дюжий спасатель, стоявший рядом с ней, кивнул и взял Джордана за локоть.
   - Похоже, ребята, у вас сегодня выдался веселый денек, - засмеялся он.
   - Бывало и веселее, - буркнул Джордан.
   - Что вы там делали? - спросил спасатель, когда катер тронулся, волоча на
буксире шлюпку.
   - Мой речной дом оторвало от берега и унесло в реку, - объяснил  Джордан.
- Когда он начал набирать воду, пришлось спасаться.
   - Похоже, вы сделали это как раз вовремя, - заметил один  из  спасателей,
указывая на реку.
   Сэди обернулась, и  у  нее  вырвался  вопль  ужаса.  Дом  уже  наполовину
погрузился в воду и тонул прямо на глазах. Слезы катились у Сэди  по  щекам,
хотя она и сама не понимала отчего. Может быть, оттого, что  вместе  с  этим
речным домом тонули и ее недолговечные надежды.
   Все, что у нее  осталось,  -  это  воспоминания  о  Джордане,  о  кратких
счастливых мгновениях, проведенных  в  его  объятиях.  Она,  конечно,  и  не
помышляла о том, чтобы счесть этот последний поцелуй чем-то  значительным  и
серьезным. Он просто испугался за нее и  обрадовался,  когда  она  вынырнула
обратно.
   В таких ситуациях эмоции всегда обостряются. Сэди отлично знала об  этом.
Ничто не изменилось. Джордан всегда будет убежденным  холостяком,  постоянно
ищущим  новых  острых  ощущений,   чтобы   компенсировать   тот   недостаток
стабильности, которую могла бы внести в его жизнь семья.
   Она ничего не в силах изменить. И не станет даже  пытаться.  До  нее  уже
пытались более опытные  женщины,  превосходящие  ее  во  всем,  и  потерпели
поражение. Она же просто отпустит  его  и  станет  жить  своей  жизнью.  Она
постарается  забыть,  что  когда-то  была  влюблена  в  этого   беспокойного
человека, который ни о чем так и не догадался.
   Джордан  же,  кажется,  не  обращал  ни  малейшего  внимания  на   агонию
"Ондатры".  Он  спокойно  беседовал  со  спасателем,  делавшим  заметки  для
рапорта.
   Пожилой человек с добрыми голубыми  глазами  налил  Сэди  чашку  горячего
какао из термоса.
   - Вам есть куда идти? - спросил  он  ее,  пока  Сэди  глотала  обжигающую
жидкость.
   Она кивнула.
   - Это был не мой дом. Я живу в квартире на Западных Холмах.
   - Хорошо, тогда мы доставим вас туда как  можно  скорее.  Думаю,  вам  не
помешает горячая ванна и сухая одежда.
   Все еще дрожа от холода, Сэди согласилась.
   - А это что такое у вас? - он взял в руки сверток из  больших  полотенец,
в" котором находился компьютер.
   - Это ноутбук, - объяснила Сэди. - Я не  хотела  бросать  его  там.  Вещь
очень дорогая.
   Спасатель улыбнулся.
   - Конечно, только сейчас эти сухие полотенца нужнее вам, чем  компьютеру.
- Развернув компьютер, он укутал Сэди полотенцами. - Вот  так.  Это  поможет
вам продержаться до дома.
   Поблагодарив спасателя, Сэди улыбнулась Джордану, который подошел и сел с
ней рядом.
   - Да, - сказал он, - в конце концов ты оказалась права.
   Он потрепал край полотенца, и Сэди заставила себя слабо улыбнуться.
   - Я не собиралась в них укутываться, но твой компьютер спасла.
   Джордан серьезно посмотрел на нее.
   - Я очень рад, что ты в безопасности. А машинку можно купить  новую.  Это
тебя, моя дорогая, практичная Сэди, заменить невозможно.
   Всем сердцем Сэди желала, чтобы  его  слова  имели  и  другой  смысл.  Не
собираясь показывать Джордану, как ей больно, Сэди весело сказала:
   - Что ж, мы все спаслись, и это прекрасно. Жаль только "Ондатру".
   Джордан пожал плечами.
   - Не стоит. Просто буду меньше платить налогов на имущество.
   В этом весь Джордан, печально подумала Сэди. А для нее "Ондатра" навсегда
останется волшебным местом, где она научилась любить так, как  любят  только
один раз в жизни.
   Джордан  казался  задумчивым  и  даже  не  взглянул  на  нее,  когда  они
спускались с катера на берег.
   - У тебя все в порядке? - спросил он дрожащую  Сэди,  прощаясь  с  ней  у
патрульной машины.
   - Конечно. А у тебя? Ведь твои костыли остались там.
   - Не думаю, что они мне еще понадобятся. - Он кашлянул и посмотрел  через
ее плечо на успевшую окружить их толпу зевак, наблюдавших  за  спасением.  -
Сейчас я поеду в больницу, и там посмотрят мою ногу.
   - Думаю, теперь тебе придется обосноваться на твердой  земле,  -  сказала
Сэди, стараясь сдержать дрожь в голосе.
   - Только на время. По крайней мере пока не найду новую "Ондатру".
   - Знаешь, на суше тоже неплохо жить. - Она весело улыбнулась. - Все равно
я решила уйти. Тебе я больше не понадоблюсь.
   Не глядя на нее, Джордан кивнул.
   - Вы готовы, мисс? - Молодой человек, которому поручено было  отвезти  ее
домой, с беспокойством посмотрел  на  нее.  -  Вам  надо  как  можно  скорее
избавиться от мокрой одежды.
   - Да, действительно. - Сэди оглянулась на Джордана.
   Он чуть насмешливо приложил руку к виску:
   - Привет! Увидимся.
   Сэди кивнула.
   - Увидимся. - Она склонила голову и нырнула в машину. Домой ее привезут в
целости и сохранности, подумала она устало, а вот сердце  осталось  там,  на
берегу реки. И ее жизнь никогда уже не будет прежней.
   Вечером страдания Сэди усилились, когда она увидела Джордана в "Новостях"
по местному телевидению.  Он  только  что  вышел  из  здания  больницы,  без
костылей, в сопровождении Карен, или Кэрол, или как ее там.
   Репортер расспрашивал Джордана о его недавней  "схватке  со  смертью",  и
Джордан все, как обычно, объяснил.
   - Это было нелегко, - сказал он, пока камера  крупным  планом  показывала
его волевой профиль. - Но когда мы выбрались из домика, все  самое  страшное
осталось позади.
   - А это и есть та юная леди, которая упала в воду? - восторженно глядя на
сияющую спутницу Джордана, спросил репортер.
   - Нет, - отрезал Джордан. - Извините, но я очень устал.
   И он ушел, предоставив репортеру самому досказывать всю историю,  к  тому
же с ужасными преувеличениями.
   Конечно, Джордану не  хотелось  в  присутствии  Карен  говорить  о  своей
помощнице. Сэди выключила телевизор, стараясь не думать о том, что ее бывший
босс сейчас, наверное, окружен целым сонмом женщин.
   Он хочет жить именно так, и тут я ничего не изменю, сказала себе Сэди. Но
боль от этого не уменьшилась, и она знала, что придется страдать  еще  очень
долго.
   Через два  дня,  почувствовав  себя  немного  лучше,  она  направилась  в
агентство "Умелая помощь". Она  и  сама  не  знала  точно,  чем  ей  хочется
заниматься. Мысль о  переезде  в  другой  город  казалась  самым  подходящим
выходом. Она сомневалась, что сможет выдержать периодически  появляющиеся  в
газетах сообщения о Джордане Тренте и его девицах.
   Миссис Симпсон встретила ее укоризненным взглядом.
   - Похоже, у вас было  интересное  приключение,  -  сердито  сказала  она,
по-видимому, считая Сэди виноватой во всем случившемся.
   - Да, так получилось, - согласно кивнула Сэди. - Но, как  говорится,  все
хорошо, что хорошо кончается.
   - Да. - Миссис Симпсон посмотрела на  нее  поверх  очков.  -  К  счастью,
мистер Трент остался  вполне  доволен  вашей  работой  и  дал  вам  отличные
рекомендации.
   Заледеневшее сердце Сэди слегка оттаяло.
   - Как мило с его стороны, - пробормотала она машинально.
   - Значит, теперь вам нужен новый контракт.
   - Да, если у вас что-нибудь для меня есть. - Хорошо, пусть у нее появится
новая работа. Будет хотя бы чем занять свои мысли.
   - Вот адрес, - миссис Симпсон вручила ей листок.  -  Секретарь  с  опытом
работы на компьютере. Вам известен этот район?
   Сэди посмотрела на листок.
   - Нет, но думаю, что найти смогу.
   Миссис Симпсон вздохнула, потом нацарапала что-то в блокноте и  протянула
листок Сэди:
   - Держите. Это совсем просто.
   Сэди взяла листок и посмотрела на рисунок.
   -  Спасибо.  Поеду  прямо  сейчас.  -  Она  вышла,   чувствуя   на   себе
неодобрительный взгляд миссис Симпсон.
   Она, наверное, винит ее и в том, что "Ондатра" затонула, мрачно  подумала
Сэди, плюхаясь на сиденье своей машины. Оставалось надеяться, что домик хотя
бы застрахован.
   Мысли о Джордане нарушали ее  решение  забыть  о  нем  навсегда,  и  Сэди
сосредоточилась исключительно на поисках нового адреса.
   Дождь наконец-то прекратился, и солнце освещало молодую листву и цветущие
вишни, когда Сэди свернула на тихую улочку, застроенную частными домами.
   Она ожидала увидеть офисное здание и несколько смутилась,  притормозив  у
"Сосновой террасы". Это был небольшой живописный квартал частных домов.
   Она снова сверилась с адресом. Джеймс Тернер, ее  новый  клиент,  жил  во
внушительного вида особняке в  дальней  части  квартала.  Миссис  Симпсон  с
самого начала подчеркивала, что все клиенты ее агентства - люди надежные.
   Если бы она не так спешила поскорее избавиться от  укоризненного  взгляда
миссис Симпсон, то обязательно расспросила бы ее, чем занимается этот мистер
Тернер. Вдруг она, попадет к какомунибудь жулику или, того хуже, своднику...
   Она позвонила  в  дверь,  заранее  решив,  что  в  случае  чего  спасется
бегством.
   Дверь открылась практически в ту же секунду, словно хозяин уже  ждал  ее.
Сэди открыла было рот, чтобы представиться, но так и застыла на месте.
   - Доброе утро, - весело сказал Джордан. - Ты пунктуальна, как всегда.
   Она уставилась на него, не понимая, снится  ей  это  или  все  происходит
наяву.
   - Не собираешься же ты стоять в дверях целый день?
   Он широко улыбнулся, но Сэди  достаточно  хорошо  знала  Джордана,  чтобы
почувствовать его неуверенность в себе. Подобное с ним случалось не часто.
   - Это твой дом? - спросила она, хотя на самом деле и  не  очень-то  ждала
ответа.
   - Я снял его на время.
   - А кто тогда Джеймс Тернер?
   - Мой парикмахер. Я взял его имя. Он славный малый и возражать не станет.
   Сэди не могла представить, для чего ему все это понадобилось. И  не  была
уверена, что  действительно  хочет  знать.  Она  провела  два  ужасных  дня,
стараясь вычеркнуть Джордана из своей жизни. И новая встреча  с  ним  только
показала, насколько эти усилия тщетны.
   Посмотрев на его ноги, Сэди с облегчением увидела, что гипса больше нет и
он обут в новые дорогие кожаные туфли.
   На нем были джинсы. Первый раз она увидела его  в  джинсах.  Они  отлично
сидели на его длинных ногах. Посмотрев выше, Сэди  увидела  белую  футболку,
всю исписанную словами: "Я твой навеки!"
   Сэди резко перевела  взгляд  на  его  лицо.  Джордан  смотрел  на  нее  с
выражением, которого она разгадать не могла.
   - Я... э-э... думала, если твоя нога уже зажила, ты работаешь в офисе,  -
неуверенно пробормотала она, чувствуя, как пылают ее щеки.
   - Так и есть. - Он отступил, пропуская ее вперед.  -  Мне  надо  с  тобой
поговорить.
   Сэди с подозрением посмотрела на него.
   - О чем? - Если он  намерен  предложить  ей  работу,  она  без  колебаний
откажется.
   Она не в состоянии работать у  него  и  каждый  день  наблюдать,  как  он
флиртует со всеми этими красотками.
   - Если ты войдешь, я тебе скажу. Думаю, тебе понравится.
   - Почему нельзя сказать здесь?
   - Потому что держать гостей в дверях - верх невоспитанности.
   - Я не возражаю.
   - А я возражаю. К тому же у меня шумные соседи.
   Она посмотрела через плечо на совершенно пустую улицу.
   - А разве нельзя было просто попросить меня приехать к тебе? К чему  весь
этот цирк?
   Он усмехнулся в ответ.
   - А разве ты приехала бы, если бы я просто попросил о встрече?
   Она вздернула подбородок.
   - Возможно, что нет.
   - Вот именно.
   Сэди внимательно посмотрела на  Джордана,  пытаясь  угадать,  к  чему  он
клонит. Одна ее половина хотела  развернуться  и  бежать  отсюда  как  можно
быстрее, но другая не позволяла двинуться с места.
   - Сэди, - мягко сказал Джордан, - я не  намерен  заставлять  тебя  делать
что-то против воли. Да и вряд ли мне бы это удалось. Все, о чем я  прошу,  -
дать мне возможность объяснить тебе кое-что. Потом ты свободно можешь  уйти,
и я больше тебя не побеспокою. Обещаю.
   Она не хотела слушать. Зачем ей  выслушивать  объяснения,  почему  он  не
может полюбить ни ее, ни кого-либо еще?.. Она это знала и так.
   - Пожалуйста.
   Этому  его  мальчишески  честному  просящему   взгляду   она   не   могла
сопротивляться. И пошла за ним по красивому  неширокому  светлому  коридору,
отделанному бамбуком.
   - Слева гостиная, - сказал Джордан, и по  коже  Сэди  почему-то  пробежал
озноб. Может быть, потому что Джордан  обладал  странным  влиянием  на  нее,
когда находился близко.
   Гостиная была очаровательная, в бледно-розовых тонах, с высокими  окнами,
через которые падал мягкий свет. В углу помещался белый мраморный камин,  по
бокам - глубокие розовые кресла, и длинный бледно-голубой диван -  у  другой
стены.
   Все просто, элегантно и так похоже на Джордана.
   - Это ты все здесь делал? - спросила она, заранее зная, что  ответ  будет
положительный.
   - Весь квартал. Все  дома  разные.  Каждый  отличается  от  других.  Тебе
нравится?
   - Очень.
   - Если хочешь, я покажу тебе весь дом. Но сначала поговорим.
   Он взял у Сэди жакет, и она забилась в  угол  мягкого  дивана  у  камина.
Осталось только вообразить себе пылающий  огонь,  уютный  треск  поленьев  и
легкий запах дыма.
   Как  романтично  было  бы  просто  вытянуться  на  этом  диване  рядом  с
Джорданом, потягивая шампанское и слушая музыку...
   - Принести тебе кофе?
   Очнувшись от своих мыслей, Сэди испуганно вздрогнула и пролепетала:
   - Спасибо, с удовольствием.
   Воспользовавшись его недолгим отсутствием, она  постаралась  собраться  с
мыслями. Все очень просто, решила она. Надо спокойно выслушать  то,  что  он
скажет, и как можно скорее исчезнуть.
   Вернулся Джордан с чашкой дымящегося кофе, его  аромат  немного  успокоил
Сэди. Отпив пару глотков, она поставила чашку на столик перед собой.
   - Я видела тебя по телевизору,  -  сказала  она,  -  когда  ты  вышел  из
больницы.
   - А-а, это. - Он поморщился. - Видно, у них совсем туго с новостями, если
они тратят время на меня.
   - Но ты мог погибнуть в реке, - мягко  сказала  Сэди.  -  Я  считаю,  что
счастливое спасение такого известного человека - стоящая новость.
   Он выглядел удивленным.
   - Хмм, ты думаешь?
   - Да.
   - Но опасности подвергался не я, а ты. Не я упал в реку.
   - Я - неинтересная личность для "Новостей".
   Наверное, Джордан уловил в ее голосе нотку досады. Минуту он  смотрел  на
нее, потом тихо сказал:
   - Я не стал называть твоего имени. Не уверен,  что  тебе  будет  приятно,
если полезут в твою жизнь. А  Карен  увидела  меня  в  "Новостях".  Она  уже
поджидала меня, когда я вышел из больницы.
   Сэди ничего не ответила. Улыбающаяся Карен держит Джордана под руку - вот
что возникло перед ее глазами.
   Он еще какое-то время смотрел на нее, потом опустился рядом.
   - Сэди, - мягко сказал он. - Если ты меня  выслушаешь,  я  расскажу  тебе
одну историю.
   Внезапно запаниковав, Сэди замотала головой:
   - Джордан, пожалуйста, в этом нет необходимости...
   - Нет, - он поднял руку, - позволь мне рассказать. Мне  нужно  рассказать
тебе об этом.
   Сэди застыла неподвижно, сердце ее сильно билось. Она не знала, сможет ли
выдержать. Будет больно  им  обоим.  Молясь,  чтобы  не  выставить  себя  на
посмешище, она молча приготовилась слушать.
   - Когда-то у меня была такая же семья, как и у тебя, - хрипловатым и чуть
дрожащим  голосом  начал  Джордан.  -  Две  старших  сестры,  младший  брат,
родители. Мы жили на Вишневых Холмах  в  Нью-Джерси.  Мой  отец  работал  на
железной дороге, а мать сидела дома с детьми. Мы были прекрасной, счастливой
семьей и жили без забот.
   Заранее зная, что последует дальше, Сэди стиснула руки в кулаки так,  что
ногти впились в ладони. Ей хотелось закричать, чтобы он  не  говорил  больше
или говорил о чем угодно, только не  о  трагедии,  которая  унесла  всю  его
семью.
   Но она не могла. Он прав. Ему необходимо  излить  кому-то  душу.  Она  не
знала точно, почему именно ее он выбрал в слушательницы, но она нужна ему, и
самое меньшее, что можно для него сделать, -  это  выслушать.  С  болью  она
справится позже.
   - На Рождество, когда мне было  девять  лет,  у  нас  случился  пожар,  -
медленно и раздельно  продолжал  Джордан.  -  С  рождественской  елки  упало
несколько свечей. Я почти ничего не помню,  только  дым,  шум  и  крик  моей
матери, чтобы я прыгал в окно. - Он  замолчал,  глядя  на  свои  лежащие  на
коленях руки.
   Чувствуя его боль, Сэди невольно потянулась к Джордану, но тут  он  снова
заговорил. Она откинулась на спинку дивана,  мучительно  желая  найти  такие
слова, чтоб исчезло с его лица это ужасное трагическое выражение.
   - Я помню лишь, - продолжал Джордан, - что было потом. Дом, где я  вырос,
лежащий в руинах. Я потерял все: мою одежду, мои книги, игрушки, мою любимую
железную дорогу, собаку... и самое ужасное - всю, всю мою семью...
   В наступившей невыносимой тишине Сэди с бешено стучащим сердцем  смотрела
на Джордана, устремившего невидящий взгляд в пустоту.
   Наконец, когда Сэди казалось, что больше она не выдержит, он  кашлянул  и
снова заговорил:
   - Меня привезли к единственной  оставшейся  у  меня  родственнице  -  она
готова была обо мне позаботиться, - к тете, которая жила за тысячу  миль  от
того места, где я родился и вырос. Добрая, отзывчивая тетя делала  все,  что
было в ее силах. Но она  была  не  замужем  и  не  знала  толком,  как  надо
обращаться с одиноким и нелюдимым мальчишкой, так неожиданно свалившимся  на
ее голову.
   Он вздохнул, и этот вздох разорвал  бы  Сэди  сердце,  не  будь  оно  уже
разбито вдребезги.
   - Из ребенка, выросшего в большой и любящей семье, я внезапно превратился
в ребенка, у которого нет ни друзей, ни знакомых, ни близких. Это были  годы
одиночества.
   - Мне жаль, - прошептала Сэди, понимая, насколько нелепо звучат ее слова.
   Джордан поднял голову, и Сэди увидела, что в  уголках  его  глаз  блестят
слезы.
   - Отчасти это была и моя вина, - мрачно сказал он. - Я замкнулся в  своем
страдании и предпочел там остаться. Я не смотрел ни назад, ни вперед.  Я  не
позволял себе ни к кому привязаться, чтобы мне нечего было больше терять.
   Сэди плакала, огромные соленые капли текли по ее лицу. Она даже не знала,
о ком плачет - о себе или о нем. Но это значения не имело. Ничего больше  не
имело значения.
   - Сэди, - прерывисто сказал Джордан, - прости меня. Я знаю, что  причинил
тебе боль, но думал, что так будет лучше  для  нас  обоих.  Я  был  слепцом,
гордым и эгоистичным. Не знаю, сможешь ли  ты  когда-нибудь  простить  меня,
но...
   - Не надо, - прорыдала Сэди, больше не в силах сдерживаться. - Я понимаю,
все понимаю. Я должна уйти... - Она поднялась с дивана, но Джордан  задержал
ее, схватив за плечи.
   - Я не отдавал себе отчета, - с отчаянием сказал он, -  пока  не  увидел,
как ты упала в воду и исчезла. Мне казалось, я потерял тебя. Более страшного
отчаяния, чем испытал тогда, я не помню. Я понял, как  сильно  привязался  к
тебе, даже сам того не зная.
   Затаив дыхание, чтобы не разрыдаться снова, Сэди  смотрела  на  Джордана,
боясь поверить в только что услышанное.
   - Сэди, я стал другим. - Джордан взял ее руки в свои и прижал их к груди.
- Теперь я знаю, что, полюбив тебя, ничего не потеряю. И поэтому если сейчас
я отпущу тебя, то потеряю единственное, что имеет для меня значение в жизни.
   По ее щекам снова потекли слезы, и она, не в силах произнести  ни  слова,
сглотнула комок, застрявший в горле.
   Джордан придвинулся к ней и с беспокойством заглянул в глаза.
   - Не уверен, сможешь ли ты полюбить такого беспутного шалопая, как я,  но
знай, что моей любви к тебе хватит на нас обоих. Все, о чем я прошу,  -  это
дать мне шанс доказать, что я говорю искренне. Я бросаю свою прежнюю жизнь и
более чем готов остепениться. Мне не хватает только  того,  чтобы  рядом  со
мной была ты - это будет самое большое счастье. Так ты дашь мне шанс?
   Сэди кивнула, пытаясь сдержать глупые слезы, катившиеся по щекам.
   Джордан вздохнул.
   - Слава Богу. Сэди, ты нужна мне. Мне необходима твоя забота, твое умение
справляться с делами,  твое  прелестное  чувство  юмора,  твоя  великолепная
кулинария...
   Наконец она смогла улыбнуться.
   - Я люблю тебя, Джордан. И мне не нужен больше никто на свете.
   Он сразу посерьезнел.
   - Сэди, больше всего я хочу  сделать  тебя  счастливой.  Выходи  за  меня
замуж, и мы превратим дом на побережье в приют для сбежавших из дома  детей.
Я вырос без семьи и буду счастлив в окружении детворы. Для  меня  это  будет
совершенно ново.
   - Если я  стану  твоей  женой,  -  сказала  Сэди,  наслаждаясь  звучанием
собственных слов, - то у тебя сразу же появится большая семья.
   Джордан с тревогой спросил:
   - Как ты думаешь, твоей семье я понравлюсь?
   Сэди сделала вид, что задумалась.
   - Думаю, сестры будут безумно  мне  завидовать.  Братья  с  удовольствием
расскажут тебе, как я люблю командовать. Мама будет от тебя  в  восторге,  а
папа... - она помолчала, потом улыбнулась своему будущему мужу, -  мой  отец
будет гордиться мужчиной, которого я выбрала.
   - Надеюсь, - сказал Джордан с такой тревогой, что у  Сэди  сердце  просто
растаяло от счастья.
   Она бросилась в  его  объятия,  и  поцелуй  затянулся  надолго.  Наконец,
отодвинувшись от Джордана, она осторожно произнесла:
   - Только я буду слишком занята, чтобы заниматься приютом.
   Джордан нахмурился.
   - Я, конечно, понимаю, что ты хочешь продолжать работу, но...
   Сэди прижала палец к его губам.
   - Я не об этом. Я хотела  сказать,  что  буду  слишком  занята  с  нашими
собственными детьми.
   Ответ был не нужен. Его  счастливое  и  мечтательное  лицо  заставило  ее
задохнуться от счастья. Я сделала правильный выбор, подумала  Сэди,  обнимая
Джордана. Только в одном ошиблась: из Джордана Трента  непременно  получится
прекрасный муж.

   Пер с англ. Е. Жуковой
   Издательство "Радуга", 1999 г.

 

<< НАЗАД  ¨¨ КОНЕЦ...

Другие книги жанра: романы

Оставить комментарий по этой книге

Переход на страницу: [1] [2]

Страница:  [2]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама