сказка - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: сказка

Кумма Александр Владимирович, Рунге Сакко Васильевич  -  

Вторая тайна золотого ключика


Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]



   Дети растут и вырастают, а Деревянный Человечек" по  имени  Буратино,
который в огне не горит и в воде не тонет, продолжает свой бег в поисках
золотого ключика. Он такой же веселый и озорной.
   Через сорок лет после выхода книги А. Н.  Толстого  "Золотой  ключик"
она все так же манила к себе. Дети мечтали о новых приключениях Буратино
и его друзей, о радости нового общения с полюбившимися героями сказки. И
хотели, чтобы у истории Буратино было продолжение!
   В 1975 году Александр Владимирович Кумма и Сакко Васильевич Рунге вы-
пустили книгу "Вторая тайна золотого ключика". Это самостоятельное, ост-
роумное по замыслу, оригинальное произведение.
   Наш старый знакомый Буратино - остроносый Деревянный  Человечек  -  с
годами не постарел, не повзрослел, не изменился, а остался таким же  вы-
думщиком, веселым и находчивым.
   "Противопоставляя золото - деревяшке, сказка внушает  каждому  новому
поколению несомненную истину о том, что настоящая  драгоценность  -  это
золотое человеческое сердце, в котором живет дружба, верность, надежда и
отвага".


   - Позвольте представиться! Меня зовут Говорящий Сверчок. Я хочу расс-
казать вам кое-что новое об этом веселом проказнике Буратино. О, жизнь в
Тарабарском королевстве не остановилась. Хотите знать, что было дальше?

   АЛИСА КОЕ-ЧТО ПРИДУМАЛА

   Как вы помните, после различных, самых невероятных приключений  Бура-
тино раздобыл золотой ключик, открыл им чудесную дверцу, которая скрыва-
лась за нарисованным очагом, и вошел в свой волшебный театр. А дверца  с
треском захлопнулась перед самым носом Карабаса Барабаса.
   Каждый вечер после представления Буратино и его друзья  танцевали  на
площади перед театром у берега моря. И каждый вечер - напротив через до-
рогу, возле пустующего полотняного балагана - стояли Карабас  Барабас  и
его компания и просто стонали от зависти. Они смотрели на танцующих  ку-
кольных человечков, и Карабас Барабас от досады даже рвал на себе  воло-
сы.
   А в этот день, с которого мы ведем свой рассказ, владелец прогоревше-
го театра особенно негодовал. Он прямо-таки сыпал проклятиями,  которыми
был начинен, как фасолевый суп бобами.
   - Тысяча чертей! Десять тысяч чертей! Сто тысяч чертей! - кричал  он,
топая ножищами и потрясая семихвостой  плеткой.  Количество  упоминаемых
чертей всегда с точностью градусника соответствовало уровню его гнева. -
Они все танцуют! Они все представляют! А где мой театр? Где мои  актеры?
Где мои денежки? - И он вырвал у себя самый длинный волосок, прямо с ма-
кушки.
   - Не рвите волосы, их и так уже осталось мало, -  мрачно  сказал  кот
Базилио, почесывая лапой затылок.
   - Подумайте лучше, что нам предпринять! - предложил  продавец  пиявок
Дуремар, приставив указательный палец к своей лысой голове,  похожей  на
большую шишку.
   - О! - закатывал к небу глаза Карабас Барабас. - У  меня  уже  голова
пухнет, но я так ничего и не придумал.
   - Зато я кое-что придумала! - почти пропела лиса Алиса и сладко улыб-
нулась.
   - Говори! - свирепо зарычал Карабас Барабас и крепко схватил лису  за
шиворот, как хватают маленьких котят.
   - Ах, синьор, пожалуйста, тише! - пролепетала лиса. - А  то  я,  чего
доброго, могу упасть в обморок!
   - Она упадет! Как же! - проворчал кот Базилио.
   - Ты будешь говорить? - рявкнул Карабас Барабас и так встряхнул лису,
что с нее посыпался желтоватый пух.
   - Бу-буду!.. - заикаясь, выдавила из себя лиса, раскачиваясь в  воло-
сатой лапе Карабаса Барабаса. - Но я не умею разговаривать,  когда  меня
держат за шиворот! Вы сдавили мне горло.
   - Проклятье! - Карабас Барабас весь так и дрожал от нетерпения.  -  У
меня просто такая привычка - хватать всех за  шиворот!  Ну,  говори  же,
ми-и-лая ли-си-и-ичка! - И он посадил лису прямо на хвост.
   - Люблю вежливое обращение! - нежно пропела лиса. - И еще вот  это!..
- Алиса начертила лапой кружочек в воздухе.
   - Черт бы тебя побрал, почтеннейшая плутовка! - проворчал Карабас Ба-
рабас, залезая рукой под бороду и роясь в карманах. - Я и так уже вконец
разорен. - Он извлек из жилетного кармана один золотой и с тяжелым вздо-
хом швырнул его Алисе. Та поймала монету на лету раскрытой пастью и сра-
зу же на зубок попробовала, не фальшивая ли?
   - Не могу устоять перед хорошим обращением! Ах, это моя  слабость!  -
призналась лиса. - Так вот, дорогой Карабас...
   Кот Базилио и Дуремар подкрались поближе и приготовились слушать,  но
лиса это сразу заметила.
   - Мда-с! - только и сказала она, махнув хвостом в сторону кота и  Ду-
ремара.
   - Ничего! - изрек Карабас Барабас. - Пускай слушают. Это свои.
   - Ну, конечно, свои! - развела лапами лиса. - Я и говорю, пусть  слу-
шают! Мне не жалко! Дорогой Карабас Барабас! - тут лиса перешла на таин-
ственный шепот. - Нет ли у вас какого-нибудь знакомого при дворце  Тара-
барского короля?
   - Глупый вопрос! - рявкнул Карабас Барабас. - Нет ли у меня  знакомо-
го! Да у меня там есть целый родственник Шарабан Барабан! Он чуть ли  не
министр!
   - Ах, он чуть ли не министр?! - всплеснула лапками лиса. - Ну,  тогда
наше дело в шляпе.
   - Вы слышали? Он чуть ли не министр! - сложив лапы рупором, насмешли-
во закричал кот Базилио на ухо Дуремару. Надо сказать,  продавец  пиявок
был туговат сразу на оба уха. Вечно  подслушивая,  припадая  к  замочным
скважинам и всевозможным щелям, откуда дули сквозняки, Дуремар простудил
себе уши и с тех пор закладывает их ватой. Но  менее  любопытным  он  от
этого не стал.
   - Ну?.. Ну?.. Что же дальше? - тряс бородой Карабас Барабас.
   - Вы должны пойти к этому чуть ли не министру, - продолжала лиса, - и
попросить его, чтобы он отобрал театр у папы Карло и отдал вам!
   - Здорово! - завопил Карабас Барабас. - Ай да лиса!  -  И  с  размаху
хлопнул ее по плечу своей огромной лапищей.
   - Ох! - лиса сморщилась от боли.
   - А если чуть ли не министр не захочет отбирать театр у папы Карло? -
скептически протянул кот Базилио.
   Но лиса и это предусмотрела.
   - Надо рассказать ему, что Буратино и его приятели на своих представ-
лениях смеются над самим Тарабарским королем! И над всеми его министрами
и чуть ли не министрами! И потом надо ему дать это, ну понимаете... -  И
она начертила лапкой кружочек в воздухе.
   - Как?! - недовольно заворчал Карабас Барабас. - Денег?.. Родственни-
ку?.. Взятку?..
   -  Увы,  синьор!  -  лиса  сочувственно  развела  лапками.  -  Сейчас
родственные чувства ничего не стоят. Вернее, стоят, но еще  дороже,  чем
не родственные. Ох, я наперед знаю, любой  этакий  родственничек,  когда
обратишься к нему за помощью, начнет твердить, втолковывать, что он рис-
кует, рискует головой. А чем больше риск, тем больше дай  ему  на  лапу.
Короче, он попытается содрать с тебя три шкуры, по-родственному.
   - С тебя сдерешь, как же... - проворчал кот Базилио.
   - Ближе к делу! - вскричал Карабас Барабас и хлопнул себя плеткой  по
голенищу.
   - Позвольте, - удивилась лиса, - разве я не ясно  выразилась?..  Нес-
колько блестящих, очаровательных, изумительных, ослепительных кружочков,
а можно банковский чек или несколько акций... - Алиса даже  облизнулась,
как будто только что съела жареную курицу, - и театр снова будет ваш!
   - Ай да лиса! - восхитился Карабас Барабас и от восторга решил  хлоп-
нуть ее "по плечу" еще разок. Но лиса ловко увернулась, и крепкая ладонь
Карабаса ударила стоящего рядом кота Базилио прямо по уху.
   - За что??? - взвился оскорбленный кот.
   - Это я так! Любя, - объяснил Карабас. - Киса! Я  подарю  тебе  самую
жирную мышь на свете! За мной! Вперед! Во дворец Тарабарского короля!


   СТРАНА ЗАКРЫТЫХ ДВЕРЕЙ

   После представления Буратино прискакал на одной ножке домой  и  сразу
же прошмыгнул на кухню, потому что был ужасно голоден. Вслед за ним туда
вошел папа Карло. Он постоял с минуту молча, а  потом  задумчиво  сказал
Буратино, запустившему свой длинный нос в кастрюлю с супом.
   - Знаешь что, сынок, ты очень основательно наполняешь свой желудок, а
голова у тебя остается все такой же звонкой, как пустая тыква.  Не  пора
ли наполнить и ее? Или ты хочешь, чтобы люди тебе говорили: "Эх, Бурати-
но, он как был, так и остался чурбан чурбаном".
   И Буратино понял, что настало время идти в школу.
   В комнате на диване его уже ждали  подарки  -  сверкающий  клеенчатый
портфельчик, разноцветные счетные палочки и новая азбука.  При  виде  их
Буратино запрыгал от восторга.
   А папа Карло подарил ему еще удивительный карандаш,  который  никогда
не стачивается. И волшебную промокашку, которая снимала любые кляксы.  А
ставить кляксы Буратино был большой мастер.
   Целый вечер мальчик перекладывал и пересчитывал палочки, листал азбу-
ку, щелкал замочком, открывая и закрывая портфель. Десять  раз  заглянул
во все его кармашки и отделения. Он так и заснул в обнимку с портфелем.
   Большой любитель поспать, особенно в самые сладкие для сна предутрен-
ние часы, Буратино поднялся в этот день раньше  всех  кукол.  Какой  там
сон, когда у тебя - праздник?
   Правда, не обошлось без ссоры с будильником. Он долго звенел над ухом
Буратино. Мальчик погрозил ему кулаком. Но все-таки встал.
   Буратино почистил щеткой курточку, колпачок, наваксил ботинки.
   По дороге он бормотал про  себя:  "Я  иду  в  школу.  Там  очень  ин-
тер-р-ресно! Азбуку не променяю ни на что. Кино? Хотелось бы! Но не пой-
ду. Конфеты? Заманчиво. Но азбуку на конфеты не променяю.  Вот  какой  я
стал умный".
   К сожалению, школа была далеко от театра, и  добрался  туда  Буратино
примерно через час. У школьных дверей стоял  розовощекий  человек  такой
толщины, что на его черном костюме расходились швы. Этот господин ел пи-
рожок и дружески улыбался Буратино.
   - Куда это ты идешь, мальчик? - любезно спросил господин.
   - Я - в школу! - вежливо ответил Буратино.
   - Очень похвально, - одобрительно  сказал  господин.  -  Но,  дорогой
мальчик, я что-то не припоминаю в своей школе ученика  с  таким  длинным
носом, а ведь я должен помнить все носы, потому что, между прочим, я ди-
ректор этой самой школы - синьор Доктринус.
   - А вы и не можете меня помнить, синьор Доктринус, - сообщил  Бурати-
но, - потому что я сегодня - первый раз!
   - Первый раз! И уже опоздал! - поморщился директор. - Ну что же, луч-
ше поздно, чем никогда. Дорогой мальчик, а ты принес с собой то, без че-
го процесс обучения протекать не может?..
   И хотя синьор Доктринус выразился довольно  туманно,  Буратино  сразу
понял, что он хочет сказать. За свою недолгую жизнь в стране Тарабарско-
го короля он уже привык к таким выражениям.
   - Да, я принес то, без чего... - сообщил Буратино и протянул директо-
ру кошелек, набитый монетами.
   Директор взял кошелек, потряс его над ухом так, что монеты зазвенели,
потом раскрыл и... разочарованно протянул:
   - Но они же медные!
   - Конечно, медные, - подтвердил Буратино. - К нам в театр ходят  бед-
ные люди, и мы не можем брать с них большую плату. Они платят  за  билет
всего одну маленькую медную монетку.
   Но директора совершенно не интересовало, кто ходит в театр. Он закрыл
кошелек и наставительно сказал:
   - Видишь ли, дорогой мальчик, процесс  обучения  требует...  огромных
затрат. Одного мела не напасешься. А чернила?..
   - Я буду приносить мел с собой, - пролепетал Буратино,  -  и  чернила
тоже.
   - А розги ты тоже будешь приносить  с  собой?  -  насмешливо  спросил
Доктринус и захихикал. Его живот заколыхался от смеха, и швы на  костюме
в нескольких местах разъехались. - Ты  знаешь,  сколько  розг  ежедневно
приходится обламывать о спины этих маленьких тупиц,  у  которых  на  уме
только шалости и развлечения? А дополнительная зарплата учителям, деньги
на подарки по торжественным дням? Ведь правительство отпускает на  школу
сущие пустяки. Я уже не говорю, сколько денег уходит на лампочки и стек-
ла в окнах. Их только успевают менять. Вот по всему по  этому  мы  берем
вознаграждение за наш тяжелый труд в виде серебряных монет большого раз-
мера. Этим мы отличаемся от соседней школы, которая берет плату золотыми
монетами. А тебе, мальчик, я могу дать замечательный  совет.  Иди,  тру-
дись! Обществу нужны крепкие руки!
   - А как же голова? - вздохнул Буратино. - Как насчет того, чтобы  на-
полнить ее знаниями?
   - Ни в коем случае! - испуганно воскликнул синьор Доктринус. -  Зачем
же портить такую замечательную, такую звонкую голову! - И  директор  ле-
гонько щелкнул Буратино по макушке. Раздался  звук,  будто  постучали  в
пустой деревянный бочонок. - Хе-хе! - заулыбался Доктринус. - Этак еще в
твоей головке появятся дерзкие мысли. Иди, мальчик, трудись! А  с  этими
деньгами, - директор высыпал на ладонь монеты из кошелька, - давай  пос-
тупим по справедливости. Половину из них я возьму  за  этот  преподанный
тебе урок, а остальные - на, возьми, сходи на них в кино или купи леден-
цов, я разрешаю.
   Грустный и усталый, Буратино поплелся домой.
   - Как долго ты учился, сынок! - встретил его папа Карло.
   - Учился, только не в школе, - пробурчал Буратино. - Оказывается, на-
полнить голову знаниями не так-то просто, если кошелек не наполнен...
   И тут выяснилось, что такая история произошла не  с  одним  Буратино.
Пьеро не приняли в художественное училище. Мальвину не  взяли  на  курсы
кройки и шитья. Даже Артемон не попал в школу дрессировки собак!
   Буратино был очень возмущен.
   - Мы открыли двери в театр! Обрадовались! - ворчал  он.  -  Другие-то
двери закрыты!
   Не знал Буратино, что Тарабарское королевство - это  Страна  Закрытых
Дверей.
   И даже дверь в кукольный театр, была ли  она  открыта  по-настоящему?
Разве не было в этой стране мальчиков и девочек, у которых не нашлось бы
даже медного грошика, чтобы заплатить за вход?


   АУДИЕНЦИЯ У ШАРАБАНА БАРАБАНА

   Между тем Карабас Барабас и его спутники подошли к королевскому двор-
цу. Это было огромное мрачное здание с тяжелыми дубовыми воротами,  оби-
тыми железом. Повсюду стояли часовые с ржавыми алебардами, из окон  тор-
чали чугунные пушки. А в каждой пушке жили ласточки  и  скворцы,  потому
что, к счастью, эти пушки давно не стреляли. Но  при  случае  они  могли
выстрелить довольно основательно. Пока же солдаты забавлялись  тем,  что
играли пушечными ядрами в кегли. А кеглями служили старые пушки, постав-
ленные вертикально.
   В гигантских воротах была проделана низенькая дверь, которая, в  свою
очередь, состояла еще из нескольких дверок. Сперва открывалась крошечная
форточка. Оттуда выглядывал стражник. Затем -  верхняя  половина  двери.
После проверки документов отворялась калитка и можно было пройти внутрь,
низко наклонив голову.
   Увы, не склонив головы, никак нельзя было пройти во дворец.
   Карабас Барабас предъявил  солдату  свое  удостоверение  доктора  ку-
кольных наук. Тот долго рассматривал его  вверх  ногами,  поскольку  был
неграмотным, и шевелил губами, будто бы читая. Потом  пошарил  в  бороде
Карабаса, не спрятана ли там бомба. В конце концов он  взял  у  Карабаса
отпечатки пальцев и милостиво пропустил всю компанию внутрь здания.
   Все двинулись бочком по петляющему узкому коридору, очень похожему на
тюремный. Карабас Барабас всем видом показывал, что он тут свой человек,
и важно шествовал впереди. Но вот он остановился у железной кованой две-
ри с табличкой: "Шарабан Барабан, чуть ли не министр".
   - Нам, кажется, сюда, - глубокомысленно заметил Дуремар и робко взял-
ся рукой за дверь, но усатый часовой наклонил свою алебарду, и она стук-
нула Дуремара прямо по голове.
   - Простите, - пролепетал Дуремар, поглаживая еще  одну  приобретенную
шишку, - но нам, кажется, сюда.
   - Мало ли что вам кажется, - сухо ответил часовой. - Вы кто такие? От
кого  получили  задание?  Давно  ли  начали  заниматься  подрывной  дея-
тельностью? - Эти вопросы он по инструкции задавал всем посетителям.
   Тогда лиса что-то прошептала Карабасу Барабасу, тот порылся  в  своих
объемистых карманах, извлек оттуда золотую монету  и  препроводил  ее  в
карман часового.
   Трык! И алебарда приподнялась вверх... Лиса попыталась было  прошмыг-
нуть в комнату вслед за Карабасом, но он дружески щелкнул ее по носу:
   - Цыц! Стойте здесь и ждите меня с трепетом!
   И Карабас открыл тяжелую дверь.
   В кабинете было тихо-тихо. Здесь обитала одна муха. Чтобы было  слыш-
но, как она летает. А если не слышно, как летает муха, значит, народ шу-
мит, значит, в государстве беспорядок. За столом сидел сам Шарабан Бара-
бан и попивал чай с лимоном. Этим он занимался в  течение  всего  своего
рабочего времени. Впрочем, иногда он снисходил и до кофе. Увидев  вошед-
шего родственника, Шарабан Барабан на секунду оторвался от чая и радост-
но воскликнул:
   - Дорогой Карабас Барабас!
   - Дорогой Шарабан Барабан! - промычал Карабас.
   - Обожаемый Карабас Барабас! - простонал Шарабан Барабан и обнял сво-
его драгоценного родственника.
   - Обожаемый Шарабан Барабан! - прослезился Карабас.
   - Любимый Карабас Барабас! - всплеснул руками Шарабан. - Что  ты  мне
сегодня принес?
   - Ничего, любимый Шарабан Барабан! - восторженно ответил  Карабас.  -
Кроме своей любви!
   - Тогда до свидания, любезный Карабас Барабас, - нежно  пропел  Шара-
бан.
   - Но у меня есть к тебе дело! - заискивающе улыбнулся Карабас.
   - А я могу что-нибудь получить за это дело? - осведомился Шарабан.
   - Конечно! - заверил его Карабас.
   - Тогда рассказывай, несравненный Карабас Барабас!
   - Ты знаешь, что этот папа Карло стал владельцем театра?  -  прорычал
Карабас.
   - Увы... Слышал, слышал... - вздохнул Шарабан.  -  Повезло  же  этому
бродяге!
   - А от меня ушли все артисты! К нему! - Карабас от  возмущения  выпил
залпом два стакана чаю с лимоном.
   - Ах, ах! - сказал Шарабан и съел два ломтика лимона.
   - Несравненный Шарабан Барабан! Перестань есть лимоны! Отбери у  него
театр и отдай мне, а?
   - Бесценный Карабас Барабас! - заметил Шарабан и съел  лимон  целиком
со шкуркой. - Как же я могу отобрать у него театр? Он  аккуратно  платит
налоги, которые идут на военные расходы. И платит  гораздо  больше,  чем
ты! У него зрителей больше.
   - А ты был у него на представлениях? - осведомился Карабас.
   - Нет, - вздохнул Шарабан. - Я так занят государственными делами... -
И он выпил еще полстакана чаю. Вздохнул. И стал крутить ручку  телевизо-
ра, разыскивая ковбойский фильм.
   - Он смеется над самим Тарабарским королем! И над всеми его министра-
ми и чуть ли не министрами! - загремел Карабас.
   - Ах, как хорошо! - обрадовался Шарабан и даже перестал крутить ручку
телевизора.
   - Что же тут хорошего? - рявкнул Карабас и выпил всю заварку прямо из
носика.
   - Я оштрафую его и получу хорошие денежки! - радостно потер руки  Ша-
рабан. - Чаю больше нет? Придется пить кофе.
   - Не надо штрафовать! - простонал Карабас. -  Надо  отобрать!  Совсем
отобрать! Ну скажи мне, что ты хочешь за это, а?
   - Пустяки, - заметил Шарабан, умело заваривая кофе. - Четвертую часть
ежедневной выручки в театре.
   - Четвертую!!! - ахнул Карабас и сел на стул, который тут  же  разва-
лился. В кабинете специально поставили такие стулья, чтобы посетители не
засиживались.
   - Я хотел сказать третью, - поправился Шарабан. И налил  себе  полный
стакан кофе с молоком.
   - Третью!!! - ахнул Карабас, сидящий на полу, и схватился за  сердце.
- Ах, как права была эта плутовка Алиса!
   - Я хотел сказать половину, - заметил Шарабан.
   - Стоп! Я согласен! - И Карабас сел на подоконник, который не сломал-
ся, как стул. Шарабан Барабан просто не предусмотрел,  что  гость  может
сесть на подоконник.
   - Ты вовремя согласился, - заметил родственник. - А то я мог бы  поп-
росить и три четверти! Напиши мне расписочку, дорогой Карабас Барабас, в
том, что ты обязуешься ежедневно выдавать мне ровно половину всех денег,
полученных за представление, я пока напишу указ.
   - Ладно, - сказал Карабас. - Напишу.
   Оба взяли по автоматическому гусиному перу, поплевали на  перья  "для
верности" и, пыхтя, стали писать.
   - Уф! Написал! - сказал  Шарабан  Барабан,  откинувшись  в  кресле  и
вздохнув от непривычного труда.
   - Хоть прочитал бы, а? - попросил Карабас.
   - Пожалуйста, дорогой Карабас Барабас! - вежливо ответил Шарабан, на-
дел для важности очки без стекол и скрипучим голосом начал читать:
   УКАЗ!
   Именем Тарабарского короля!
   Ввиду того, что так называемый папа Карло  является  шарманщиком  без
диплома, театр у него отобрать.
   В возмещение убытков предоставить шарманщику Карло памятный подарок -
литографию "Портрет Тарабарского короля", отпечатанный в собственной Его
Величества типографии, а также копию данного указа.
   Отобранный театр передать известному  театральному  деятелю,  доктору
кукольных наук Карабасу Барабасу и его родственнику Шарабану Барабану  -
известному ценителю искусств.
   Подпись - Тарабарский король
   - Вот это указ! В самый раз! - Карабас даже подскочил от восторга.  -
Значит, театр мой?
   - Наш, дорогой Карабас Барабас! Не надо быть собственником.  Театр  -
общий. Твой и мой.
   - Ну да, мой и твой, - кисло промямлил Карабас.  -  Давай  же  скорее
указ!
   - Его надо переписать! - вздохнул Шарабан. - У меня  ужасный  почерк!
Эй, Писарь! - И он позвонил в большой колокольчик, точьв-точь  такой,  в
какой звонит школьный  сторож,  если  испортится  электрический  звонок.
Только этот звонок был золотой и, разумеется, был сделан на деньги  тех,
кто платит налоги.
   Тут же вошел Писарь и поклонился. Он старался  быть  дисциплинирован-
ным. Не будешь дисциплинированным - потеряешь работу.
   - Что угодно, господин чуть ли не министр? - вежливо спросил Писарь.
   - Мне угодно, чтобы ты переписал эту бумагу, - небрежно заметил Шара-
бан, - да поскорее! Чтобы через полчаса было готово! И без единой  кляк-
сы!
   - У меня по чистописанию всегда было пять,  -  хмуро  сказал  Писарь,
свернув указ в трубочку, посмотрел в нее на чуть ли не министра и ушел.
   - Какой нахал! - заметил Шарабан и допил кофе. - А вы, бесценный  Ка-
рабас Барабас, идите к театру! К нашему театру! А  вслед  за  вами  туда
придут солдаты с указом! Хи-хи-хи!
   - Обожаемый Шарабан Барабан! - простонал Карабас.
   - Обожаемый Карабас Барабас! - прослезился Шарабан.
   - Несравненный Шара... Скорее, в театр, в театр! - И он пулей  выско-
чил из комнаты.
   Но Шарабан этого не заметил.
   - Несравненный Карабас Барабас! Где же он?! - И  Шарабан  бросился  к
окну, которое не открывалось  уже  двадцать  четыре  года  из-за  боязни
сквозняков и уличного шума.
   Между тем Карабас Барабас и его компания уже мчались по улице. Первым
вприпрыжку, как козел, бежал Дуремар и громче всех кричал:
   - Скорее! В театр! Да здравствует искусство! Я буду кассиром!
   Тут он поскользнулся и шлепнулся в лужу. Но никто не стал его  подни-
мать. Все торопились. Каждый хотел быть кассиром.


   КОРОЛЬ ИЗДАЛ УКАЗ

   Писарь уселся за свой столик, выключил радио, которое передавало рек-
ламу консервов из тухлой рыбы, прочел указ и только ахнул:
   - Какой ужас! У папы Карло хотят отобрать театр! Неужели я больше ни-
когда не увижу его представления?.. А несчастные артисты снова попадут в
плен к Карабасу! Скорее предупредить их! - Он так  быстро  вскочил,  что
пролил чернила на брюки, но не стал отдавать их в стирку - некогда было.
Он выскочил на улицу и помчался прямо к театру проходными дворами,  кри-
выми переулками и сквозь дыры в заборах,  через  которые  лазили  обычно
только бродячие собаки да толстые крысы, объевшиеся в личной кухне Тара-
барского короля.
   А на площади перед театром, ничего не подозревая,  продолжали  танце-
вать Буратино и его приятели.
   И вот сюда откуда-то с забора свалился Писарь. Он совсем запыхался от
быстрого бега и еле простонал:
   - Стойте! Стойте!
   Но Буратино и его приятели не желали стоять на месте. Они мигом зата-
щили Писаря в круг, взяли его за руки, и он запел в ритме танца:
   - Не могу я танцевать! Дело важное весьма!
   И тогда все остановились, и папа Карло сказал, протерев очки:
   - А что случилось, друг мой?
   - Интер-ресно! - протянул Буратино. - Откуда вы упали?
   - Я лез через забор, - сообщил Писарь.
   - Ах, как нехорошо лазить через заборы! - сказала Мальвина.
   - Иногда это можно, - вздохнул Писарь. - Когда спасаешь друзей!
   Все были очень удивлены, а Писарь перевел дух и  устрашающим  шепотом
произнес:
   - Берегитесь! Сюда спешит Карабас Барабас!
   - Опять этот Карабас, - хмыкнул Буратино. - Мало ему тех шишек, кото-
рые он от меня получил?
   - Видимо, мало, - заметил Писарь. - Он бежит сюда со своей компанией!
Я перелез через забор, разорвал брюки, но опередил их на целых пять  ми-
нут!
   - Но что ему нужно здесь? - пожал плечами папа Карло.
   - Вот! - И Писарь протянул ему бумагу. А  потом  совершенно  невпопад
затанцевал, видимо, от огорчения и снова запел в ритме танца: Король из-
дал указ: театр забрать у вас! Взамен же -  свой  портрет!  И  дружеский
привет!
   Мальвина, конечно, тут же упала в обморок. Пьеро попытался поддержать
ее, но ему тоже стало дурно, и он упал. К счастью, обоих подхватил Арте-
мон.
   - Нашли вр-ремя падать в обмор-рок! - пробурчал Буратино.
   - Надо скорее уходить отсюда! - взволнованно произнес папа Карло. - А
то Карабас Барабас опять заставит бедных артистов работать в своем теат-
ре.
   - Что? Уходить? - возмутился Буратино. - А как же наш театр?
   - Делать нечего, сынок...
   - Будем драться! - храбро заявил Буратино.
   - Гав-гав! - воинственно подтвердил Артемон.
   - Как мы можем драться с солдатами короля? Нас слишком мало, и мы бе-
зоружны... - вздохнул папа Карло.
   Тут Артемон понюхал воздух и заявил: "Гавгав!"  Он  умел  произносить
свои "гав-гав" на разные лады. Это вполне заменяло ему  язык.  И  друзья
его отлично понимали.
   - Скорее бегите! - завопил Писарь. - Они уже близко!
   - Гав! - утвердительно кивнул Артемон и многозначительно указал лапой
направо.
   - Очнитесь! - крикнул Буратино. - Мальвина и Пьеро, в др-ругой  р-раз
будете падать в обмор-роки! Сейчас некогда! Похоже, что пора удир-рать!
   И тут все услышали звон стальных подков  Карабаса  Барабаса  в  самом
конце улицы.
   - Бегите! - крикнул Буратино. - Я буду пррикр-рывать отступление! - И
он вытащил откуда-то крепкую деревянную дубинку.
   - Гав! - заявил Артемон и встал рядом с Буратино.
   - Идем с нами! - сказал папа Карло Писарю. - Что тебе делать там,  во
дворце короля?
   Но тот только грустно покачал головой:
   - Куда я пойду? У меня дома жена, дети... Не могу. Лучше я пока спря-
чусь! - Он нырнул в подъезд театра и накрылся шляпой.
   А папа Карло и все артисты моментально исчезли. За ними отступили Бу-
ратино и Артемон, и площадь на секунду опустела.


   КОШЕЛЕК БЕЗ ДЕНЕГ

   Но тут появился Карабас Барабас со своей компанией. И на площади ста-
ло шумно, как на рынке.
   - Ага! - завопил Карабас. - Театр снова мой!
   - Ваш, дорогой Карабас Барабас! Ваш! - подтвердил Дуремар.
   - Ур-ра! - воскликнул Карабас и так запрыгал на одном месте, что  все
стекла театра задрожали, а некоторые вылетели.
   Даже кот улыбнулся, что с ним случалось раз в году. Одна только  лиса
почему-то не радовалась.
   - Но где же артисты? - заметила она. - Странно! Они тут каждый  вечер
танцуют на площади!..
   - Где мои артисты? - рявкнул Карабас. - Эй, вы! Где вы попрятались? А
ну, вылезай!
   - Может быть, они в театре?  -  предположил  Дуремар.  Он  кинулся  к
подъезду театра, но тут же испуганно отскочил.
   - Там кто-то есть! - дрожа, пролепетал он.
   - Какой-нибудь бродяга прячется в подъезде! - небрежно заметила лиса.
- А ну, давай! - кивнула она коту, и тот ловко закинул лассо в  подъезд.
Вдвоем с лисой они вытащили оттуда отчаянно отбивающегося Писаря.
   - Писарь? - произнес Карабас. - Ты? А где указ?
   - В-вот!.. - дрожа, пролепетал Писарь и протянул ему бумагу.
   - Но он же не переписан! - взревел Карабас, увидев  знакомый,  весьма
корявый почерк родственника.
   - Все ясно, - авторитетно заявила лиса. - Вместо того  чтобы  перепи-
сать указ, этот мошенник прибежал сюда и предупредил Буратино и его при-
ятелей!
   - Р-р! - только сказал Карабас и крепко схватил Писаря за шиворот.  -
Они удрали, да?
   - Удрали... - признался Писарь.
   - Р-р! Куда? - осведомился Карабас.
   - Не знаю, - вздохнул Писарь.
   - Проклятие! - застонал Карабас Барабас и по привычке начал рвать  на
себе волосы.
   Но тут... появился сам запыхавшийся чуть ли не министр в  сопровожде-
нии двух солдат, один из которых все время что-то жевал, а другой разма-
хивал ружьем и корчил страшные рожи.
   - Дорогой Карабас Барабас! - пропыхтел Шарабан Барабан. - Я увидел  в
окно, как этот негодяй бросился бежать с моим указом, и вот я  здесь!  И
кажется, вовремя! Театр наш!
   - Наш, наш! - ехидно подтвердил Карабас. - Черт вас побери, наш!  Ра-
дуйтесь! А на что нам нужен театр без артистов? Это все равно, что авто-
мобиль без мотора, это все равно, что самолет без крыльев, это все  рав-
но, что кошелек без денег!!!
   - Без денег? Ах! Но где же артисты?
   - Их предупредил этот ваш служащий, - ввернула лиса.
   - Мой служащий? - взвился Шарабан. - Взять! Заковать! Бросить!
   - Куда бросить? - поинтересовался солдат, который  все  время  что-то
жевал.
   - Куда, куда! Сам не знаешь? - горячился Шарабан. - В  подземелье!  С
мышами! С тараканами!
   - Там нет тараканов, - развел руками солдат и от огорчения  даже  пе-
рестал жевать.
   - Развести! - приказал Шарабан.
   Солдаты схватили Писаря и моментально заковали его в новенькие канда-
лы из нержавеющей стали, как говорил король, предназначенные  для  особо
опасных государственных преступников. А потом пошли разводить тараканов.
Да заодно и мышей.
   - Здание подходящее, - мурлыкал, осматривая театр. Шарабан Барабан. -
Мы здесь устроим кинотеатр. Доходы будут! - и весьма сурово  добавил:  -
Его Величество Тарабарский король приказал развлекать народ! Люди  стали
слишком мрачны. Они - даже настроены против короля! Людям нужны  развле-
чения! Откройте двери!
   Все кинулись к дверям, отталкивая друг друга, но... двери и не думали
открываться.
   - Проклятие! - простонал Карабас. - Мы забыли! Эту дверь  может  отк-
рыть только золотой ключик!
   - Ключик... сейчас будет! - заверила его лиса. - Правда, не  золотой,
но вполне подходящий!
   Лиса юркнула во двор и очень скоро появилась на площади, она волочила
за собой здоровенный железный лом. Кот поплевал на лапы, размахнулся ло-
мом... Трах! И чудесная деревянная дверца треснула... и развалилась!
   - Сегодня я хорошо поджарю себе кролика! - проворчал Карабас и стара-
тельно стал подбирать обломки двери. - Это будет как раз на растопку!


   СТРАННЫЙ ГОРОД КАРТОНВИЛЬ

   Буратино и его приятели шагали по каменистой и довольно пыльной доро-
ге. И шли они уже долго.
   - Ах, я не могу идти дальше, - сказал Пьеро. Он сел на пыльную травку
у обочины и зашмыгал носом, явно сдерживая подступавшие слезы.
   - Вставай! - принялся его поднимать Буратино. - Сколько р-раз  я  ему
говор-рил, тр-ренирруйся! Делай зар-рядку! А он вместо зар-рядки ел  шо-
колад! И вот р-результат!
   - Ах, я тоже не могу идти, - сказала Мальвина и уселась возле Пьеро.
   - Это она из солидар-рности! - возмутился Буратино.
   Но папа Карло пожалел уставших путешественников:
   - Отдохнем, друзья мои, посидим... - вздохнул он и опустился на трав-
ку.
   - Смотри, смотри, папа Карло! - воскликнул Буратино. -  Куда  это  мы
попали?
   По обе стороны заброшенной каменистой дороги простирались горы не  то
мусора, не то шлака. Повсюду во множестве были набросаны деревянные ящи-
ки и картонные коробки - квадратные, круглые, продолговатые...
   - Тут, наверно, велись раскопки древнего города, - сказал  Пьеро.  Он
немного отдохнул и настроился, как обычно, на поэтический лад.
   - А по-моему,  тут  парники,  где  выращивают  рассаду,  -  возразила
Мальвина. - Видишь ящики!
   - А мне кажется, - сказал Буратино, - тут просто помойка! Фу!..  -  И
он зажал пальцами свой длинный нос. Как бы в подтверждение  его  слов  в
небо взмыла с карканьем стая потревоженных галок.
   Неожиданно рядом с ним появилась довольно странная маленькая фигурка.
Вместо брюк на ней была старая занавеска, вместо рубашки -  рваная  ска-
терть, вместо шляпы - старая туфля, а вот на ногах совсем ничего не  бы-
ло.
   - Добро пожаловать в наш город! -  дружелюбно  сказала  фигурка.  Она
сняла туфлю с головы и надела ее на ногу, наверно, для  того,  чтобы  не
подумали, что у нее нет туфель.
   - Какой город? - удивился Буратино. - Где город?
   - Вот он - перед вами! - И фигурка широко развела руками, указывая на
ряды картонных и деревянных ящиков.
   - Какой же это город? - возмутился Буратино. - Да это же просто свал-
ка мусора!
   - Как это свалка? - в свою очередь возмутилась фигурка. - Разве вы не
видите наших проспектов, наших площадей, наших закоулков?
   - Но я тоже не вижу города, - заметил папа Карло. - Здесь много  ящи-
ков деревянных и картонных, но я не вижу домов!
   И тут только Буратино и его друзья наконец поняли, что эти самые ящи-
ки и есть дома! Маленькая девочка жила в картонном ящике изпод плавлено-
го сыра. Мальчик постарше устроился в фанерном ящике, где когда-то очень
давно стояли жестяные банки с компотом.
   Компот съели богатые люди, а ящик достался мальчику. Как говорил  Та-
рабарский король: надо же что-то дать и народу, а то он  может  взбунто-
ваться. И король "щедро" раздавал жителям этого города ящики из-под  пе-
ченья, тортов и шоколадных конфет.
   На картах этот город не значился, однако он был известен и пышно име-
новался Картонвилем, поскольку большинство его домов были из картона.
   Самым богатым в Картонвиле считался тот, кто  жил  в  огромном  ящике
из-под рояля! Здесь можно было даже спать лежа! А попробуйте это сделать
в коробочке из-под фруктовой помадки.
   Буратино подумал, что по сравнению со всеми  этими  "домами"  каморка
папы Карло выглядит просто дворцом.
   Жители города одевались в рваные мешки изпод  капусты.  В  моде  были
также пальто из старых занавесок и платья из драных простыней.
   По праздникам здесь ели картофельные очистки непосредственно с  коро-
левской кухни. А вот интересно, что ели в будние дни?  Буратино  захоте-
лось это выяснить. Он заглянул в одну изрядно помятую кастрюлю и  увидел
там щавель, дикий лук и еще какие-то корешки.
   Но, несмотря на все трудности и тяготы, жители Картонвиля  оставались
добрыми, простодушными существами, которые мечтали о лучшей жизни и ста-
рательно работали. Разумеется, когда была работа,  а  это  случалось  не
часто.
   Буратино узнал все это от своих новых друзей, живших в Картонвиле.
   Солнце уже садилось. Наступил вечер, и надо было позаботиться о  ноч-
леге. Для Мальвины друзья нашли коробку из-под пастилы. И там она устро-
илась совсем неплохо. Пьеро пришлось спать, сидя в малюсенькой  коробоч-
ке, где были когда-то конфеты "Цветной горошек".
   Артемон устроился под каким-то навесом и свернулся клубком.
   Для себя же Буратино  подобрал  на  свалке  крепкий  деревянный  ящик
из-под помидоров. О, для этого ему пришлось основательно порыскать в пе-
реулках, закоулках и тупичках Картонвиля.
   Он положил сверху на ящик лист фанеры, чтобы капли дождя  не  пробра-
лись в щелки между планками, ползком забрался  в  свой  домик,  мысленно
скушал несколько самых спелых помидоров, которые когда-то лежали в  этом
ящике, и закрыл глаза.
   Только один папа Карло остался под открытым небом. При  всем  желании
для него не нашлось бы тут подходящего ящика или коробки.  Он  сидел  на
придорожном камне, около своих спящих друзей, подняв воротник куртки,  и
дремал, как старая нахохлившаяся птица.
   К счастью, ночь была не очень холодная, безветренная, а  небо  -  без
облаков, так что дождь не капал на голову папе Карло.


   БУРАТИНО - БЕЗРАБОТНЫЙ

   Утром Буратино проснулся очень рано.  За  стеной  "дома"  раздавались
чьи-то голоса. Он с трудом выбрался из ящика. От земли веяло  холодом  и
сыростью. Руки и ноги у него еле двигались.
   Его новые друзья грелись у костра и решали, куда им направиться в по-
исках работы.
   Буратино немного погрелся, а  потом  напялил  на  себя  старый  мешок
из-под картошки. Его раздобыл где-то папа Карло, и он вполне мог  послу-
жить в качестве пальто. К тому же в мешке можно было спрятаться от Кара-
баса Барабаса, если бы он случайно встретился где-нибудь по дороге.
   Буратино перевязал мешок веревочкой, как поясом, и пошагал за  своими
новыми друзьями.
   С утра и до позднего вечера ходил Буратино по  Картонвилю  в  поисках
работы, и все без толку. Он тайком пробрался в настоящий город, ходил  и
ходил по окраинам, где утопали в зелени особняки богачей, но и тут ника-
кой работы для себя не нашел.
   Только однажды его пригласили высиживать  цыплят  вместо  захворавшей
курицы. Буратино добросовестно сидел в курином гнезде целых  три  дня  и
как настоящая курица клевал пшеничные зерна.
   Но потом курица поправилась, прибежала и устроила скандал:
   - Как! Какой-то деревянный мальчишка высиживает моих  птенцов!  Лучше
бы яйца положили в инкубатор!
   Еще как-то раз Буратино чистил зубным порошком зеркала во дворе коро-
левского замка. Их было множество, и располагались они самым причудливым
способом, под разными углами друг к другу.
   Во двор заглянул маленький, но довольно бравый солдат с пикой. Усы  у
него закручивались кренделем, шпоры звенели, и весь он сверкал, как  но-
вогодняя елка. Солдат глянул по сторонам, увидел, что зеркала еще не на-
чищены, и тут же удалился. Но Буратино сразу же смекнул, в чем дело.
   Оказывается, в западных воротах замка был специальный глазок. В  него
мог посмотреть любой прохожий. Не раз в него заглядывал и  Буратино.  По
двору замка прогуливался усатый солдат, он отражался в зеркалах, и  всем
казалось, будто здесь целая армия. Этот аттракцион был придуман для уст-
рашения народа и считался важной государственной тайной.
   Но и с этой работой Буратино не повезло. Комендант, нанимая  поденщи-
ков, в основном мальчишек, для чистки зеркал, требовал, чтобы они прино-
сили из дома свой порошок.
   У Буратино своего порошка дома не было, как, впрочем, не было и дома,
и он набрал на свалке в Картонвиле немного мела.
   - Негодник! Ты исцарапал лучшие тарабарские зеркала! - закричал гроз-
ный комендант замка. - Чем ты чистишь! Эти зеркала  надо  чистить  самым
лучшим зубным порошком! Мятным! Вон отсюда!
   И комендант прогнал мальчишку, ничего ему не заплатив.
   И опять Буратино слонялся по улицам в поисках работы. Он придумал пе-
сенку и нередко напевал ее своим скрипучим голоском:
   Был я р-раньше беззаботный,
   Беззаботный, это - факт!
   А теперь я - безр-работный.
   Затянувшийся антр-ракт!
   Однажды, когда солнце уже висело низко над горизонтом, Буратино  уви-
дел богато одетую даму. Она катила перед собой детскую коляску, а в  ко-
ляске сидела кошка. Очень вежливо он спросил у дамы, не тяжело ли ей ка-
тить коляску? Дама ответила, что тяжело. И что она ищет няньку для своей
любимой кошки. Но такой мальчик... нет, в няньки он  не  годится.  Таким
длинным и острым носом он может поцарапать любимую кошку. И  дама  ушла,
толкая перед собой коляску.
   Огорченный Буратино поплелся дальше и присел на камешек неподалеку от
забора, который был сделан из толстых стальных прутьев.
   - Эй, мальчишка! - услышал он чей-то голос. - А тебе не кажется,  что
ты бездельник?
   - Кажется, - согласился мальчик. - А что я могу сделать,  если  нигде
нет для меня работы? Даже кошку нянчить мне не дают!
   - А ты мог бы получить работу! - продолжал чей-то голос.
   Буратино поднял голову, и увидел господина в шляпе, который стоял  за
забором. Господин продолжал:
   - Если ты будешь честным, аккуратным, старательным, упорным,  точным,
вежливым, внимательным, приветливым, сообразительным и симпатичным, тог-
да я смогу доверить тебе очень важное дело: ты будешь ежедневно два раза
открывать и закрывать эту калитку!
   - Вы, наверное, шутите! - удивился Буратино. - Вы  ведь  сами  можете
открыть калитку! Это так просто! И закрыть тоже нетрудно.
   - Я вижу, ты очень глуп, - заметил господин. - Я никогда сам не  отк-
рываю калитку и не закрываю ее. Во-первых, мне - лень. Во-вторых, я дос-
таточно богат для того, чтобы нанять человека. В-третьих, я хочу,  чтобы
люди знали, что у меня есть человек, который только  тем  и  занят,  что
открывает и закрывает калитку два раза в день.
   - Я все понял, я согласен! - поспешно заявил Буратино. - Но разве для
этого дела важно быть таким, как вы сказали,  сообразительным,  упорным,
ну и так далее?
   - Конечно! - подтвердил господин. - Мне нужен открывала самой высокой
квалификации. Хорошо бы с дипломом высшего учебного  заведения.  У  тебя
есть диплом?
   - Конечно! - заверил его Буратино. - Я  окончил  факультет  этих  са-
мых... кукольных наук!
   - Ну, тогда можешь приступить к работе! - разрешил господин.
   И Буратино открывал и закрывал калитку. За это время он заработал че-
тыре медных гроша и четыре корки хлеба. А в конце  второго  дня  потерял
работу.
   Дело в том, что господин купил машину и поместил ее рядом с калиткой.
Господину хотелось, чтобы люди увидели и подивились, что у него есть эта
дорогая машина, которая автоматически открывает  калитку,  когда  к  ней
подходят, и также автоматически ее закрывает.
   Долго еще Буратино бродил по городу и забрел наконец в  квартал,  где
жили удивительные мастера. Здесь он познакомился с кузнецом Никколо, зе-
ленщиком Петруччо и его сыном, по прозвищу Баклажанчик. А  столяра  Джу-
зеппе Буратино знал давно...
   Удивительные мастера без дела не сидели, но работали чаще  бесплатно.
Потому что хорошие заказы перепадали редко.
   Кузнец Никколо со своим подручным Квартой выковали однажды такой плуг
для королевской усадьбы, что его еле-еле тянули в упряжке  десять  лоша-
дей. Поговаривали, что именно он, кузнец  Никколо,  изготовил  волшебный
топорик, который мог сам рубить дрова.
   Столяр Джузеппе в свое время сколотил  бочку  величиной  с  приличный
дом. В ней помещалось десять тысяч ведер виноградного сока. Ее  заказали
для королевского стола.
   В свободное время столяр с удовольствием ладил для детей  свистульки,
вырезал скрипочки, а также кукушек для стенных часов и сам обучал их ку-
ковать.
   Зеленщик Петруччо выращивал лучшие в окрестности кабачки, лук-порей и
цветную капусту. Причем капусту по заказу он выращивал  любого  цвета  -
оранжевую, синюю, розовую...
   Как-то Петруччо вырастил репку такого размера, что ее ни  за  что  не
вытянули бы Дед с Бабкой даже с помощью Мышки. Пришлось вытаскивать реп-
ку трактором.
   Но гордостью зеленщика были тыквы, каждая из которых была  с  сюрпри-
зом. То внутри тыквы окажется конфета, то волчок, то заводная бабочка...
А одной девочке достался полный набор  кукольной  посуды  на  двенадцать
персон.
   Уж как он их выращивал - неизвестно. Тыквы, несомненно, были  волшеб-
ные. Но сам Петруччо загадочно именовал их "фаршированными".
   Хорошо было Буратино в квартале мастеров. Тут он  был  сыт,  обогрет,
обласкан. А с Баклажанчиком крепко подружился.  Но  грусть  не  покидала
мальчика. Ведь он был лишен главного: он не мог ходить в школу и  высту-
пать в кукольном театре.


   "СПЕШИТЕ УВИДЕТЬ!"

   Грустный-прегрустный плелся Буратино по улице и  увидел  большую-пре-
большую афишу, на которой яркими пляшущими буквами было написано: "Кино-
театр Карабаса Барабаса и компании. Спешите увидеть! Только у нас! Неде-
ля ковбойских фильмов! Шесть тысяч четыреста двадцать  девять  выстрелов
за один сеанс! Восемнадцать погонь! Тридцать четыре драки! Спешите  уви-
деть!"
   "Развлекательные комедии! Музыкальные, а также не музыкальные!"
   Он не стал читать дальше. Ему очень захотелось посмотреть, что это за
развлекательные комедии идут в кинотеатре.
   Дорогу до театра он знал хорошо. Буратино натянул на голову свой  ме-
шок, чтобы его не узнали, и ловко проскользнул  в  зал  мимо  дремлющего
контролера - Дуремара. Дуремар спал с открытым ртом, и нос его высвисты-
вал популярные мелодии из кинофильмов.
   Очутившись в темноте, Буратино на ощупь продвинулся в  глубь  зала  и
сел на первое свободное место. На экране шла веселая кинокомедия, а ког-
да мальчик присмотрелся, он с удивлением обнаружил в пустом  зале  всего
двух мирно похрапывающих в первом ряду зрителей. Но и они оказались сол-
датами, посланными Шарабаном Барабаном для наблюдения за порядком.
   Они смотрели эту кинокомедию уже третьи сутки и просыпались только  в
самых громких местах.
   - А?.. Что?.. Кого?.. - Солдаты продирали глаза и снова начинали кле-
вать носом.
   Оказывается, пока Буратино спал в ящике изпод помидоров, а также отк-
рывал и закрывал калитку, в городе произошли довольно важные события.
   Рядом с кинотеатром Карабаса Барабаса, прямо на заборе, кто-то  напи-
сал огромными буквами: "Уважаемые граждане!  Владелец  этого  кинотеатра
Карабас Барабас ограбил папу Карло и его друзей, отобрал у  них  помеще-
ние. Поэтому предлагаю сюда не ходить. Пусть злодей и грабитель  смотрит
картины сам. Долой грабителя! Долой главного  грабителя  -  Тарабарского
короля!"
   Надпись очень быстро стерли полицейские. Но  многие  успели  ее  про-
честь. Люди стали говорить:
   - Не пойдем к Карабасу! Лучше пойдем в другое кино, хоть оно и далеко
отсюда.
   Карабас нашел ученых обезьян, которые с утра до вечера носили по кры-
шам рекламу его кинотеатра. Но и это не помогало. Зрительный зал попреж-
нему пустовал. И там сидели только два солдата из  личной  охраны  Тара-
барского короля.
   Но Буратино ничего этого не знал. Он забрался на последний ряд, смот-
рел, улыбался, а потом громко засмеялся, когда увидел на экране музыкан-
та, играющего на водопроводной трубе.
   И этот смех услышал Карабас Барабас. Он сидел за столом в комнате ад-
министратора, которая чем-то напоминала бывшую каморку папы Карло. Может
быть, потому, что на стене висел холст с нарисованным очагом.
   - Позвольте! - мрачно заметил Карабас. - Как известно, у нас два зри-
теля и оба сидят в первом ряду, а смех раздавался в последнем ряду.  Что
бы это значило?
   - А это значит, что в наш кинотеатр пробрался безбилетник!  -  охотно
сообщила лиса.
   - Схватить! - закричал Карабас Барабас. - И доставить сюда.


   ГОВОРЯЩИЙ СВЕРЧОК НЕ ЗЛОПАМЯТНЫЙ

   Кот и лиса бросились в зал и быстро притащили упиравшегося  Буратино.
Карабас Барабас так обрадовался при виде пойманного врага, что  даже  не
спросил, каким образом и зачем мальчишка проник в кинотеатр.
   - Какая удача! - рявкнул Карабас Барабас. - Наконец-то я расплачусь с
этим негодяем за все! Да, кстати, и поджарю на нем жирную курицу.
   - Не мешало бы сначала выяснить, как он сюда  попал,  -  посоветовала
лиса.
   - Да уж, видно, неспроста! - пробурчал кот.
   - О, это мы живо узнаем! - прогремел Карабас Барабас, схватил Бурати-
но за шиворот двумя пальцами, толстыми, как сардельки, и поднял  в  воз-
дух. - Ну-ка, отвечай, зачем ты сюда пожаловал?
   - Синьор! - заметила лиса. - Как он может отвечать? Вы же сдавили ему
горло!
   - Полторы тысячи чертей! - Карабас швырнул Буратино на пол. - Ты  бу-
дешь говорить?.. - Доктор кукольных наук схватился за семихвостую  плет-
ку.
   - Си-ньор-р! - пролепетал заикаясь Буратино.  -  Просто  пришел  пос-
мотр-реть кино.
   - Врешь! - рявкнул Карабас и огрел Буратино плеткой.
   - Ой! - завопил Буратино. - Больно!
   - Ты скажешь наконец, негодяй! - взревел Карабас  Барабас  и  затопал
ножищами.
   Потом лиса побежала в магазин за курицей, а кот крепко связал Бурати-
но веревкой и повесил в коридоре на вешалку, как пальто. Буратино  висел
и думал, что, кажется, теперь ему не спастись. И зачем только он залез в
кинотеатр без билета?
   И вот тут откуда-то появился... Говорящий Сверчок!  Правда,  когда-то
давно Буратино его очень обидел, но Говорящий Сверчок не  был  злопамят-
ным. Он забрался на стол, стоявший рядом с очагом, и сказал:
   - Послушайте, уважаемый Карабас Барабас! Там на вешалке  висит  дере-
вянный мальчик.
   - Висит, - проворчал Карабас Барабас. - Но  скоро  висеть  не  будет.
Скоро его приключения закончатся!
   - Я все слышал, - проскрипел Сверчок. - И я предлагаю  вам  выкуп  за
деревянного мальчика.
   - Выкуп за этого негодяя? - удивился Карабас. - Что же ты можешь  мне
предложить, ты, букашка? Что ты можешь предложить такое, что удержало бы
меня от расправы над этим мерзавцем?
   - Я открою вам великую тайну, это вторая тайна золотого ключика!
   - Ну что ж, открывай! Я не возражаю! - оживился Карабас Барабас.
   - Но сначала вы, пожалуйста, освободите деревянного мальчика, - очень
вежливо попросил Сверчок. - А то потом вы можете об этом забыть...
   - Нет, сначала я посмотрю, что это за тайна.
   - Уверяю вас, вы не пожалеете!
   - Ну, валяй же, открывай свою тайну! Да поскорее! - нетерпеливо  зак-
ричал Карабас Барабас.
   - Только после того, как вы освободите мальчика! - не сдавался  Свер-
чок.
   - А если ты меня обманешь, мошка? - прорычал Карабас Барабас.
   - Я клянусь теплой печкой, а это клятва, которую не нарушит  ни  один
Сверчок!
   - Да, да, не нарушит! - подтвердил Дуремар, который находился тут  же
и внимательно, насколько позволял ему слух, ловил каждое слово Говоряще-
го Сверчка. - К тому же когда-то я краем уха слышал о второй тайне золо-
того ключика. Бедные, бедные, мои уши, они, как всегда, меня подвели. Но
что интересно, чем хуже становится у меня слух, тем лучше и острее  нюх.
Не знаю, что это за тайна, но за версту чую: тут пахнет большими деньга-
ми. Хоть и говорят, хихи, что деньги не пахнут.
   - И я слышу, что пахнет деньгами, - мрачно подтвердил кот.
   - Ладно, - решился Карабас. - Развяжите эту связку поленьев  и  дайте
ему хорошего пинка на дорогу!
   Через несколько минут Буратино вылетел из дверей кинотеатра  и  плюх-
нулся в лужу. Потом он вскочил на ноги и бросился удирать. По  дороге  в
странный город Картонвиль он долго размышлял о том, почему на нем не из-
жарили курицу, но так ничего и не придумал. Зато от радости, что он сно-
ва свободен, Буратино придумал песенку и распевал ее по дороге:
   Хоть я сделан из полена,
   Но на мне не жарить мяса.
   Чудом вызволен из плена,
   Я бежал от Карабаса.
   От такого, от сякого!
   Не видать ему жаркого!
   Пой, веселый Буратино,
   Тара-тина, тара-тина!..
   Правда, Карабас Барабас мог бы изжарить курицу на чем-нибудь  другом,
употребить на растопку, например, старое кресло, а то и раздобыть  дров.
Или, на худой конец, попросту приготовить жаркое на  газовой  плите.  Но
разве жареная курила была бы в этом случае такой несравненно  вкусной  и
сочной, как если бы он приготовил ее именно на сухих, звонких  дровишках
из рук и ног и носа этого отвратительного, непослушного Буратино.  Разве
не по вине этого негодника, сокрушался Карабас Барабас, он лишился  ког-
да-то театра, а теперь зрителей и доходов.


   ВТОРАЯ ТАЙНА ЗОЛОТОГО КЛЮЧИКА

   Между тем лиса явилась с курицей из магазина, разочарованно осмотрела
вешалку и насмешливо заметила:
   - Ну, вот, я так и знала, что этот Буратино опять от  вас  удерет,  а
курица останется неподжаренной!
   - Молчать! - рявкнул Карабас.
   - Мы получили за Буратино хороший выкуп, - потирал  руки  Дуремар.  -
Сейчас мы узнаем вторую тайну золотого ключика! Этот Сверчок, он поклял-
ся теплой печкой!
   Когда лиса услышала о второй тайне золотого ключика, она даже  курицу
бросила.
   Кот нацелился на Говорящего Сверчка, как на мышь, а Сверчок задумчиво
произнес:
   - Ну что ж, я сдержу свое слово. Слушайте. Вот вторая тайна  золотого
ключика. Золотой ключик может... Он может... открыть... любую дверь.  Он
подходит к любому замку.
   - Любую? - ахнула лиса.
   - Любую, - подтвердил Сверчок и уполз кудато в щель.
   - Любую дверь? - прорычал Карабас. - Да вы понимаете, что это значит?
   - Уж мы-то понимаем! - заверил его кот и облизнулся  так,  как  будто
съел целую банку сметаны.
   - Скорее! Вернуть! Поймать, схватить, отобрать! - рявкнул Карабас.
   - Нет, дорогой Карабас Барабас, - вздохнула лиса.  -  Так  ничего  не
выйдет, так мы испортим все дело.
   И действительно, отобрать ключик у Буратино и его друзей было  совсем
не просто. К тому же Буратино, небось, и след простыл. А где его искать?
И вообще надо действовать чрезвычайно осторожно.
   Карабас чертыхался, рвал остатки волос, лупил плеткой по сапогам,  но
не мог не согласиться с лисой, что  пользоваться  старыми  методами  уже
нельзя.
   План действий так и не был намечен. Дуремар и кот  Базилио  удалились
спать. Карабас Барабас полудремал в кресле, сопя и свистя  багровым  но-
сом. И вот тогда лиса Алиса  громко  покашляла,  разбудила  доктора  ку-
кольных наук и зашептала ему на ухо. Она долго втолковывала ему  что-то,
убеждала. И насупившийся Карабас все больше оживлялся, сверкал глазами и
одобрительно крякал.
   Прямо с утра следующего дня в кинотеатре начались удивительные  пере-
мены.
   Кот Базилио, взобравшись на плечи Дуремару, прибивал над входом новую
вывеску: "Кинотеатр и кукольный театр папы Карло,  Карабаса  Барабаса  и
компании".
   Вокруг толпились прохожие и многочисленные зеваки. И ничего не  пони-
мали. Что общего у доброго папы Карло с этим отъявленным злодеем Караба-
сом Барабасом?..


   ПОД ОДНОЙ КРЫШЕЙ

   А случилось вот что. Карабас и его приятели явились в  Картонвиль,  и
доктор кукольных наук как только мог добродушнее сказал папе Карло:
   - Ну, вот что... пошутили и хватит. Пора нам и помириться. Пусть  ар-
тисты вернутся в мой театр, и я больше никогда не буду их обижать.
   - Как это вы стали таким хорошим? - спросил Буратино, который на вся-
кий случай прятался за своим ящиком из-под помидоров.
   - Мне надоело быть плохим, - вздохнул Карабас. - Артисты от меня убе-
жали. Зрители ко мне не ходят. Лучше я буду хорошим. Так интереснее.
   Но папа Карло ему не поверил. Тогда за дело взялась лиса. Она убежда-
ла папу Карло до самого вечера. Просила его подумать  о  будущем  бедных
артистов и обещала подписать договор, нарушить который совсем  невозмож-
но. И папа Карло согласился, потому что в договоре были  написаны  такие
приятные вещи: отныне и навсегда Карабас Барабас отпускает своих  артис-
тов на волю, и они могут делать все, что им нравится. Папа Карло являет-
ся таким же владельцем театра, как и Карабас Барабас.
   Театр теперь общий. А третья часть от продажи билетов пойдет  на  по-
мощь беднякам и безработным. И рядом с кинотеатром будет построена бесп-
латная столовая для бедняков. Ну как тут было  не  согласиться?  И  папа
Карло подписал договор. Конечно, для Буратино все это было  непонятно  и
удивительно, но папа Карло говорил, что даже очень плохой человек  может
стать хорошим, если захочет.
   Прошло не так уж много времени. А удивительные перемены продолжались.
   Теперь в кассе сидела Мальвина. Пьеро ей помогал, а от зрителей отбою
не было.
   Буратино стоял в дверях и проверял билеты, Артемон  совмещал  обязан-
ности контролера и сторожа. А папа Карло сидел в администраторской у ми-
лого его сердцу нарисованного очага.
   Что касается Шарабана Барабана, то ни он, ни его солдаты в  кинотеатр
больше не являлись. Вероятно, Карабас Барабас от него откупился. А может
быть, и продолжал отчислять Шарабану часть  своего  дохода.  Ведь  сборы
сейчас были немалые.
   Несколько раз в неделю, а по воскресеньям обязательно,  куклы  вместо
фильмов по-прежнему давали свои представления для малышей. И Карабас Ба-
рабас этому не препятствовал. В обращении с куклами и вообще с  окружаю-
щими он очень изменился, стал мягче, добродушнее, но на вид, увы,  оста-
вался таким же страшным, огромным и шумным. В кинотеатр он  являлся  те-
перь словно в гости, и стены содрогались от его громового баса.
   Вот и сегодня он пришел, перекинулся парой слов с папой Карло, погла-
дил огромной шершавой пятерней по головке старательную кассиршу  Мальви-
ну, прорычал: "Умница! Молодец, детка!" - и отправился восвояси. Непода-
леку от кинотеатра он снял под квартиру целый этаж дома  и  жил  там  со
своей прежней свитой.
   А зал кинотеатра был полон. Еще бы, владельцы кино  -  лучшие  друзья
бедняков. Люди с утра раскупали билеты на все сеансы. Как и раньше,  они
отдавали за билеты маленькие медные монеты. И  только  Баклажанчик,  сын
зеленщика Петруччо, принес за билет несколько спелых  помидоров,  потому
что у него медной монеты не оказалось. Папа Карло сидел у очага и думал,
а не будет ли Карабас Барабас ловчить и запускать свою лапу в кассу?  Но
Карабас Барабас предоставил папе Карло заниматься денежными  делами.  По
договоренности они должны были дежурить в кинотеатре через день. Но пос-
кольку папа Карло жил тут же, во флигеле, он дневал и ночевал в  киноте-
атре. Карабас на дежурство являлся не всегда. И папа Карло все равно си-
дел в администраторской.
   У Карабаса не было ни желания, ни времени считать медяки. В  основном
он был занят тем, что целыми днями угощал Буратино и его приятелей моро-
женым - шоколадным, крем-брюле, сливочным и абрикосовым.
   Однажды папа Карло сказал Карабасу:
   - Я вижу, что вы очень полюбили Буратино. Не могли бы вы поговорить с
директором школы синьором Доктринусом? Может  быть,  он  всетаки  примет
мальчика?..
   Карабас снисходительно ответил, что устроить Буратино в школу ему ни-
чего не стоит.
   И действительно,  Карабас  вручил  директору  школы  кошелек,  полный
больших серебряных монет. И на другой день Буратино уже сидел за партой.
   А Карабас продолжал угощать артистов мороженым. Временами  он  шептал
сквозь зубы:
   - Когда же это наконец кончится?
   - Скоро, очень скоро! - утешала его лиса. - Надо  дождаться  удобного
случая.
   И случай вскоре представился.


   ОБМЕН НЕ ПО ПРАВИЛАМ

   Однажды Буратино вернулся из школы грустный-прегрустный. Карабас  си-
дел в администраторской у очага и накладывал мороженое в вафельные  ста-
канчики.
   - В чем дело? - грозно спросил он у Буратино. - Тебя кто-нибудь  оби-
дел или ты получил двойку, а?
   Буратино печально ответил, что никто его не обидел, а получать двойки
он не имеет ни малейшего желания. Все дело в том, что мальчишки в  школе
меняются марками, а у него нет ни одной.
   - Для такого друга, как ты, я бы не пожалел марок! - рявкнул Карабас.
- Только где их взять?
   - Вы совсем забыли! - ввернула лиса Алиса. - У нас  в  сундуке  лежит
замечательный альбом с марками! Подарите его вашему другу Буратино.
   - Конечно! - согласился Карабас. - Альбом. В сундуке. Лежит. Так при-
неси его.
   Лиса исчезла и скоро вернулась с альбомом.
   - Ну, не грусти, Буратино! - сказал  Карабас.  -  Я  дарю  тебе  этот
альбом...
   - Нет, нет, стойте! Это не по правилам! Так не играют! - вдруг закри-
чала лиса.
   - Почему не по правилам? - удивился Буратино.
   - Потому что настоящий собиратель марок не берет марки в  подарок!  -
сообщила лиса. - Он берет только те  марки,  которые  он  выменял!  Если
мальчишки в школе узнают, что эти марки тебе подарили, они с тобой - ме-
няться не будут!
   Конечно, лиса говорила неправду, но Буратино этого не знал.
   - Ладно, - сказал он. - Давайте меняться. Только что же я  могу  дать
взамен за такой замечательный альбом с марками?
   - Что-нибудь такое, чтобы мальчишки поверили, что марки тебе не пода-
рили, а ты поменялся! - заметила лиса. - Ну хотя бы твой золотой ключик.
Ведь он тебе совсем не нужен. Дверь в театре давно новая.  Ее  открывает
теперь обычный ключ. К тому же театр наш, общий!
   Буратино задумался. И правда. Зачем ему золотой ключик? И двери  нет,
которую он открывает. И театр общий... "А, поменяюсь!"
   Буратино сунул руку в карман штанишек, где у него обычно хранился зо-
лотой ключик. Извлек оттуда кошелек, несколько  разноцветных  стекляшек,
маленькое увеличительное стекло, оторванную пуговицу  с  курточки.  Увы,
ключика там не оказалось!
   - Потерр-рял! - грустно прошептал он.
   Карабас Барабас вдруг грохнулся с кресла на пол. Рот у  него  переко-
сился, глаза остекленели. Его, вероятно, хватил удар!


   СНОВА В КАРТОНВИЛЕ

   Но срочно вызванный доктор нашел, что у Карабаса Барабаса  обыкновен-
ный обморок на почве сильного потрясения. Дуремар, бывший теперь у Кара-
баса за домашнего лекаря, поставил ему пиявки, которые  носил  всегда  с
собой в жестяной коробочке.
   И если раньше Карабас Барабас гудел,  булькал  и  содрогался,  словно
действующий вулкан, то теперь дышал глубоко и методично, подобно парово-
зу, разводящему пары.
   Вовремя поставленные пиявки, по мнению доктора, избавили Карабаса Ба-
рабаса от серьезных потрясений, и теперь он был вне опасности.
   Все, кто был в комнате, общими усилиями с колоссальным трудом припод-
няли грузного Карабаса Барабаса - а весом он был с добрую лошадь - и пе-
реложили на кушетку. При этом ноги, обутые в сапоги со шпорами,  на  ку-
шетке не поместились и свисали на пол. Доктор выписал рецепт на  получе-
ние успокоительной микстуры, велел не беспокоить больного  час-другой  и
удалился.
   Между тем лиса Алиса и кот Базилио никак не могли примириться с утра-
той всех своих надежд и дотошно выспрашивали, выпытывали у Буратино, ку-
да же он мог подевать золотой ключик.
   - Удивляюсь я тебе, Буратино! - ворчала лиса. - Разве  можно  держать
ключик в одном кармане с разной дрянью? Его надо хранить отдельно в  са-
мом глубоком потайном карманчике.
   - Вспомни! Вспомни! - в который раз шипел кот. - Где ты его мог обро-
нить? Когда ты видел его в последний раз?..
   Но Буратино только пожимал плечами.  Вообще-то  он  имел  обыкновение
свистеть, дуя в круглое отверстие золотого ключика. И помнил,  когда  он
последний раз свистел. Это было в тот день, когда он непонятным  образом
был спасен от растопки. Придя в странный город Картонвиль, он  продолжал
петь и свистеть в ключик. Но Мальвина сказала ему, что  это  неприлично,
некрасиво и негигиенично - свистеть в ключи воспитанные дети так не пос-
тупают. Буратино покраснел, смутился и тут же спрятал ключик  в  карман.
Мало того, Мальвина потребовала обещания, что он больше никогда не будет
свистеть в ключик. И Буратино обещал. А если уж Мальвина  на  чем-нибудь
настаивала, ее ни за что не переубедишь. Уж лучше с ней не  связываться,
запилит. Буратино знал это по опыту.
   Но когда же он еще после этого видел ключик? И видел ли? Да нет,  это
и был последний раз. Значит, ключик в странном городе? А где же еще?  Не
завалился ли он в ящик из-под помидоров, когда Буратино спал и ворочался
во сне?
   - Где же? Где ты мог его потерять? -  продолжали  тормошить  мальчика
кот и лиса.
   - Не помню! Может быть, я выронил его в странном городе, - сказал Бу-
ратино.
   - В каком еще странном городе? - полюбопытствовала лиса.
   - В целом городе разве его найдешь? - почесал за ухом кот Базилио.
   Тут уж Буратино рассказал и о Картонвиле и о ящике из-под  помидоров,
где он спал.
   - Но ведь мы же там были! - воскликнула лиса.
   Она, а с ней и кот решили тут же бежать на поиски ключа.
   - Буратино! - укоризненно покачала головой лиса. - Разве ты не хочешь
порадовать нашего бедного больного Карабаса Барабаса?
   И мальчишка согласился.
   - Только, чур, никому - ни-ни! - предупредила лиса.
   Дуремар остался сидеть возле Карабаса, а лиса и кот, подхватив  Бура-
тино под руки, во всю прыть устремились  к  странному  городу,  который,
оказывается, был совсем недалеко. Путь туда Буратино помнил  отлично,  и
очень скоро они оказались на окраине, где и была городская свалка.
   Все тут было по-прежнему. Те же домики из  ящиков,  те  же  проспекты
среди картонных коробок. Вот и придорожный камень, на котором сидел папа
Карло, но ящика из-под помидоров Буратино так и не обнаружил.  Наверное,
ктонибудь уже приспособил его под жилье. А может быть, ящик сожгли? Бед-
няки часто грелись у костров в ненастные дни.
   Лиса и кот, а с ними и Буратино облазили  всю  свалку,  прочесали  ее
метр за метром. Увы, никаких следов. Они вернулись к знакомому придорож-
ному камню и задумались.
   Потом лиса стала обнюхивать землю вокруг и рыться в  траве.  Буратино
помогал ей искать, бороздя землю своим длинным носом. Быстро стало  тем-
неть. Все предметы вокруг постепенно становились серыми и расплывчатыми.
Но тут глаза кота Базилио зажглись зеленым огнем. Он освещал своими гла-
зищами, как фарами, место поисков. И  разрывал  землю  острыми  когтями.
Вдруг среди травы и мусора что-то блеснуло.
   - Вот он! - закричал Буратино и, поддев за ушко, кончиком острого но-
са вытащил золотой ключик.
   - Ура! - шепотом воскликнул кот Базилио и сцапал ключик лапой.
   - Какой же ты молодец, Буратино! Дай я тебя расцелую!  -  возликовала
лиса. - А ну-ка, Базилио, дай сюда ключик!
   - Почему это я тебе должен его дать? - проворчал кот. - Пусть он  бу-
дет лучше у меня.
   Кот и лиса чуть не подрались. В конце концов кот, недовольный, урча и
шипя, все-таки уступил ключик лисе, та спрятала  его  в  карман,  и  они
втроем отправились обратно.
   Карабас Барабас уже пришел в себя и, сидя на кушетке, играл с Дурема-
ром в шашки. Карабас рассеянно переставлял фишки, сопел и чертыхался:
   - Ну, когда же, наконец, придут эти бездельники?
   При виде Буратино он схватился за плетку, но  лиса  вытащила  золотой
ключик и протянула Карабасу. Тут его чуть снова не хватил  удар,  теперь
уже от радости. Во всяком случае Карабас Барабас оцепенел и застыл,  как
в столбняке, потом схватил ключик и запихнул под бороду, в жилетный кар-
ман.
   - Лисонька, я тебя озолочу! - рявкнул Карабас.
   - Это Буратино нашел! - заметил кот, чтобы Карабас  не  подумал,  что
это лиса нашла ключик.
   - Мой мальчик! - торжественно прорычал Карабас Барабас. - Получай  же
свои марки! Все, которые ты тут видишь в этой комнате! Мороженого, к со-
жалению, больше не осталось. Но я торжественно, при свидетелях,  обещаю,
что отныне и навсегда ежедневно ты будешь получать свою порцию морожено-
го. И так будет до конца твоих дней!
   Буратино прижимал к груди альбом с марками и был совершенно счастлив.


   ОГРАБЛЕНИЕ ВЕКА

   Сынок, ты бы сбегал, купил вечернюю  газету!  -  сказал  папа  Карло,
просматривая деловые бумаги.
   - Еще р-рано! Она не поступила в пр-родажу! - пробурчал Буратино,  не
отрываясь от занятий. Он примостился на краешке стола в  администраторс-
кой и старательно выводил в тетрадке палочки. Это было домашнее  задание
по арифметике. Мальчик давным-давно умел  считать.  Достаточно  сказать,
что каждый вечер он помогал Мальвине подсчитывать выручку.  А  тут  сиди
выводи палочки. Но что было делать. Он очень дорожил возможностью  посе-
щать школу и больше всего боялся прослыть лентяем.
   - Ох, как сегодня медленно тянется время! - вздыхал папа Карло.
   Действительно, после отъезда Карабаса  Барабаса  в  кинотеатре  стало
непривычно тихо. Вот и сейчас из зала неясно доносилась музыка, голоса с
экрана.
   Папа Карло просматривал книги, где было написано, сколько медных гро-
шей получено за билеты, и щелкал на счетах. Артемон, уютно  устроившись,
дремал у дверей зала. Буратино сидел у печки за столом, освещенным зеле-
ной лампой.
   - Интересно, где сейчас наш компаньон?.. -  прервал  тишину  Карло  и
вздохнул.
   Дело было в том, что Карабас Барабас исчез на следующий же день после
того, как Буратино принес ему ключик. Письмо в пакете, оставленное им на
столе в администраторской, мало что объясняло. Там было написано следую-
щее:
   "Глубокоуважаемый компаньон папа Карло! По настоянию врачей я времен-
но отхожу от всех дел и еду поправлять пошатнувшееся  здоровье.  Куда  -
еще не знаю. Возможно, в горы, возможно, к морю.  Деньгами  распоряжайся
по своему усмотрению. Я знаю, ты поступишь по справедливости: раздашь их
беднякам. Если у тебя будут наводить справки, кто такой Карабас, говори:
честный человек, друг бедняков, как оно на самом деле и есть. Если  буду
здоров, еще увидимся. Горячий привет! Карабас Барабас".
   Вот и все. И уже две недели от него ни слуху ни  духу.  Хозяин  дома,
где он жил, ничего толком сообщить не мог. Карабас со своей свитой расс-
читались за квартиру и отбыли в неизвестном направлении.
   - Вот видишь, Буратино, как можно ошибаться в людях! - в который  раз
говорил папа Карло. - Кто бы мог подумать, что Карабас Барабас  окажется
таким хорошим! Однако пора бы тебе сходить за газетой.
   Буратино с большим неудовольствием сложил тетрадки в портфельчик, на-
дел курточку и выбежал из театра. На первом же  перекрестке  он  услышал
звонкий голос мальчишки Сальваторе - разносчика газет.
   - Читайте! Читайте! Невероятное ограбление! Из банка украдено сто ты-
сяч золотых монет! Грабители открыли стальные герметические двери толщи-
ной в два метра!
   Буратино и раньше слышал рассказы о  разных  ограблениях  банков,  но
чтобы открыли стальные двери толщиной в два  метра...  такое  он  слышал
впервые.
   Папа Карло, прочитавший газету, тоже был очень удивлен. На  следующий
день весь город и все зрители в кинотеатре только и говорили о таком не-
виданном ограблении.
   Спустя еще три дня мальчики, продававшие газеты, кричали:
   - Ограбление века! Похищены бриллианты Тарабарской королевы! Грабите-
ли украли восемь ведер, в которых королева хранила  свои  бриллианты!  А
ведра были из чистого горного хрусталя!
   Шли дни, и в газетах появлялись все новые и новые сообщения о  грабе-
жах.
   - На полном ходу ограблен почтовый вагон. Похитители непонятным обра-
зом вскрыли двери цельнометаллического вагона и выбросили  оттуда  трид-
цать три бочки с  бумажными  деньгами.  Заодно  грабители  прихватили  и
письма, разумеется, по ошибке. Письма были в тот же день найдены в луже.
Бочки не найдены!
   - Невероятным образом ограблен ювелирный магазин, закрытый на семнад-
цать секретных замков, каждый из которых с  сигналом!  Похищено  пятьсот
сорок шесть золотых карманных часов с музыкой, двести шестнадцать ручных
часов с ремешками из крокодиловой кожи, семьдесят шесть стенных часов  с
кукушками и пять будильников. А также украдено шестьдесят восемь брасле-
тов, усыпанных фальшивыми бриллиантами. И тридцать две золотые запонки.


   КОТ С БОРОДОЙ

   Грабители продолжали грабить, а Буратино продолжал ходить в школу.  И
так как мальчик он был достаточно сообразительный, то скоро научился чи-
тать.
   Однажды вечером он сидел один за столом у очага и читал газету.
   Там было написано, что ограблен очередной банк и на месте  ограбления
обнаружены отпечатки чьей-то бороды и следы кошачьих лап.
   - Кот с бородой! Ха-ха! - засмеялся Буратино.
   - И вовсе не кот с бородой! - грустно сказал кто-то совсем рядом. Бу-
ратино оглянулся и увидел Говорящего Сверчка.
   - А ты откуда знаешь, что не кот с бородой? - удивился мальчик.
   - Уж я-то знаю, - вздохнул Говорящий Сверчок. - Это  борода  Карабаса
Барабаса и лапы кота Базилио!
   - Ерунда! -  решительно  заявил  Буратино.  -  Да  разве  им  открыть
стальные двери в два метра толщиной? Ни за что на свете!
   - И не открыли бы, - согласился Говорящий Сверчок, - если  бы  ты  не
отдал им свой золотой ключик!
   - Причем тут золотой ключик? - насторожился Буратино. - Я открыл  зо-
лотым ключиком двери театра! А не двери этих самых банков!
   - Дело в том, - грустно произнес Говорящий Сверчок, - что у  золотого
ключика есть вторая тайна, он может отворить любую дверь,  и  я  поведал
эту тайну Карабасу Барабасу!
   Буратино даже подпрыгнул от досады и завопил:
   - Зачем же ты это сделал, глупый Сверчок!
   - Это был выкуп за твою жизнь, - тихо  ответил  Сверчок.  -  Помнишь,
когда ты тут висел на вешалке?..
   Теперь Буратино наконец-то понял, почему  в  тот  вечер  ему  удалось
спастись, и отчего курица у Карабаса осталась неизжаренной.
   - Почему же ты раньше не сказал, что открыл Карабасу вторую тайну зо-
лотого ключика? - возмущался Буратино. - Я бы не отдал ключик Карабасу!
   - В театре каждый день столько народу, я не мог вылезти из своей  ще-
ли, а если бы вылез, то наверняка бы погиб. Сегодня наконец ты один...
   Буратино попрыгал на одной ножке вокруг стола, потом снова уселся  на
стул и махнул рукой:
   - Открывают двери? Ну и пускай открывают! Они  ведь  грабят  богатых,
бедных грабить им неинтересно!
   - Ты еще многого не знаешь, Буратино, - вздохнул Говорящий Сверчок. -
Да, они грабят богатых, а богатые  увеличивают  налоги,  чтобы  получить
свои денежки обратно!
   - Ах, вот как! - возмутился Буратино. - Тогда я отберу у Карабаса зо-
лотой ключик! А альбом с марками, который  он  мне  подарил  за  ключик,
швырну ему обратно! Пусть сам меняется марками!
   - Подожди папу Карло! - стал уговаривать Сверчок. - Он тебе поможет!
   - Я и сам справлюсь с этим Карабасом! - отмахнулся Буратино.
   - Но как же ты его найдешь? - вздохнул Говорящий Сверчок.
   Буратино и сам понял, что без папы Карло ему не найти Карабаса  и  не
отнять ключика. Он выбежал на улицу и помчался в  мастерскую  к  столяру
Джузеппе, у которого собирался сегодня быть в гостях папа Карло.


   "НАГРАДА РАЗЫСКИВАЕТ КАРАБАСА"

   Буратино бежал и размышлял по дороге о том, что узнал сегодня. И  тут
он вспомнил, что забыл поблагодарить Говорящего Сверчка за спасение.  От
этой мысли Буратино стало как-то не по себе. Он побежал обратно и по до-
роге - размышлял, что бы ему сделать такое хорошее для Говорящего Сверч-
ка? Но ничего не придумал.
   Когда Буратино прибежал в театр. Говорящего Сверчка там уже не  было,
а за столом у очага сидели папа Карло со столяром  Джузеппе  и  сочиняли
какую-то бумажку.
   - Здравствуй, Буратино! Здравствуй, сынок! - обрадовался Джузеппе.
   Буратино поцеловал столяра, потом подбежал к папе  Карло,  чтобы  все
ему рассказать.
   - А мы уже все знаем от Говорящего Сверчка! - сказал папа Карло. -  И
уже кое-что надумали, чтобы разыскать этого злодея. Вот как тебе нравит-
ся такое объявление?
   И старик, поправив очки, прочел:
   "Папа Карло срочно вызывает своего компаньона Карабаса Барабаса, что-
бы вручить ему награду от имени бедняков, для  которых  Карабас  Барабас
так много сделал!"
   - По-моему, очень хорошо! - заметил Джузеппе. - На такое объявление в
газете Карабас Барабас наверняка откликнется. Ведь для него очень важно,
чтобы его считали честным человеком, другом бедняков.
   Буратино тоже понравилось предложение папы Карло.
   Через день объявление появилось в газете.
   А еще спустя несколько дней почтальон принес в  театр  телеграмму,  в
которой было написано:
   "Дорогой компаньон, жду тебя в гостинице "Две селедки". Карабас Бара-
бас, друг бедняков".
   Буратино прочел телеграмму, схватил карту и стал искать на ней гости-
ницу "Две селедки". Оказалось, что  гостиница  находится  очень  далеко,
где-то у границы Тарабарского королевства. Но это его нисколько не  сму-
тило. Он был настроен воинственно и попросил срочно снарядить его в  до-
рогу. Главное, дать ему с собой побольше ванильных сухариков, а еще луч-
ше - вафельных стаканчиков.
   - Послушай, сынок, - сказал папа Карло, - по-моему, я неплохо  приду-
мал, как найти Карабаса. Но одному тебе с ним  и  его  шайкой  не  спра-
виться. А уж если они тебя схватят, то тебе не  поздоровится.  Мой  тебе
совет: возьми с собой товарища, он тебе очень поможет.
   - А кого же мне с собой взять? - поинтересовался Буратино.
   - Я думаю, что лучше всего тебе поможет твой брат, - задумчиво сказал
папа Карло.
   - Какой брат? - удивился Буратино. - Нет у  меня  никакого  брата!  Я
единственный ребенок в семье!
   - Ну, нет, так будет! - улыбнулся папа Карло и хлопнул в ладоши: -  А
ну-ка, дети, принесите мне побольше разного старого железа, которое  ва-
ляется во дворах!
   И Буратино с друзьями тут же взялись за дело.
   Пьеро откуда-то притащил большое ржавое колесо и восемь разных болти-
ков. Пудель Артемон прикатил обруч от бочки, а Буратино поставил на стол
перед папой Карло старый дырявый чайник.



 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама