стихи, поэзия - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: стихи, поэзия

Ахматова Анна  -  Сборник Белая стая


Страница:  [1]



                  I


                * * *

         Твой белый дом и тихий сад оставлю.
         Да будет жизнь пустынна и светла.
         Тебя, тебя в моих стихах прославлю,
         Как женщина прославить не могла.
         И ты подругу помнишь дорогую
         В тобою созданном для глаз ее раю,
         А я товаром редкостным торгую -
         Твою любовь и нежность продаю.

                            1913


                УЕДИНЕНИЕ.

         Так много камней брошено в меня,
         Что ни один из них уже не страшен,
         И стройной башней стала западня,
         Высокою среди высоких башен.
         Строителей ее благодарю,
         Пусть их забота и печаль минует.
         Отсюда раньше вижу я зарю,
         Здесь солнца луч последний торжествует.
         И часто в окна комнаты моей
         Влетают ветры северных морей,
         И голубь ест из рук моих пшеницу...
         А не дописанную мной страницу -
         Божественно спокойна и легка,
         Допишет Музы смуглая рука.

                   1914.Слепнево


              * * *

         Слаб голос мой, но воля не слабеет,
         Мне даже легче стало без любви.
         Высоко небо, горный ветер веет,
         И непорочны помыслы мои.

         Ушла к другим бессонница-сиделка,
         Я не томлюсь над серою золой,
         И башенных часов кривая стрелка
         Смертельной мне не кажется стрелой.

         Как прошлое над сердцем власть теряет !
         Освобожденье близко. Все прощу,
         Следя, как луч взбегает и сбегает
         По влажному весеннему плющу.

                            1912


         Был он ревнивым, тревожным и нежным,
         Как божье солнце, меня любил,
         А чтобы она не запела о прежнем,
         Он белую птицу мою убил.

         Промолвил, войдя на закате в светлицу :
         "Люби меня, смейся, пиши стихи !"
         И я закопала веселую птицу
         За круглым колодцем у старой ольхи.

         Ему обещала, что плакать не буду,
         Но каменным сделалось сердце мое,
         И кажется мне, что всегда и повсюду
         Услышу я сладостный голос ее.

                           1914

              * * *

         Тяжела ты, любовная память !
         Мне в дыму твоем петь и гореть,
         А другим - это только пламя,
         Чтоб остывшую душу греть.

         Чтобы греть пресыщенное тело,
         Им надобны слезы мои...
         Для того ль я, господи, пела,
         Для того ль причастилась любви !

         Дай мне выпить такой отравы,
         Чтобы сделалась я немой,
         И мою бесславную славу
         Осиянным забвением смой.

                            1914

                * * *

         Вместо мудрости - опытность, пресное,
         Неутоляющее питье.
         А юность была - как молитва воскресная...
         Мне ли забыть ее ?

         Сколько дорог пустынных исхожено
         С тем, кто мне не был мил,
         Сколько поклонов в церквах положено
         За того, кто меня любил...

         Стала забывчивей всех забывчивых,
         Тихо плывут года.
         Губ нецелованных, глаз неулыбчивых
         Мне не вернуть никогда.

                            1913

         А ! Это снова ты.Не отроком влюбленным,
         Но мужем дерзостным,суровым,непреклонным
         Ты в этот дом вошел и на меня глядишь.
         Страшна моей душе предгрозовая тишь.
         Ты спрашиваешь, что я сделала с тобою,
         Врученным мне навек любовью и судьбою.
         Я предала тебя. И это повторять -
         О, если бы ты мог когда-нибудь устать !
         Так мертвый говорит, убийцы сон тревожа,
         Так ангел смерти ждет у рокового ложа.
         Прости меня теперь. Учил прощать господь.
         В недуге горестном моя томится плоть,
         А вольный дух уже почиет безмятежно.
         Я помню только сад, сквозной, осенний, нежный,
         И крики журавлей, и черные поля...
         О, как была с тобой мне сладостна земля !
                                             1916

                * * *
         Я улыбаться перестала,
         Морозный ветер губы студит,
         Одной надеждой меньше стало,
         Одною песней больше будет.
         И эту песню я невольно
         Отдам на смех и поруганье,
         Затем что нестерпимо больно
         Душе любовное молчанье.
                            1915

                * * *
                         М.Лозинскому

         Они летят, они еще в дороге,
         Слова освобожденья и любви,
         А я уже в предпесенной тревоге,
         И холоднее льда уста мои.

         Но скоро там, где жидкие березы,
         Прильнувши к окнам, сухо шелестят,-
         Венцом червонным заплетутся розы
         И голоса незримых прозвучат.

         А дальше - свет невыносимо щедрый,
         Как красное горячее вино...
         Уже душистым, раскаленным ветром
         Сознание мое опалено.
                            1916

                * * *

         О, это был прохладный день
         В чудесном городе Петровом !
         Лежал закат костром багровым,
         И медленно густела тень.

         Пусть он не хочет глаз моих,
         Пророческих и неизменных.
         Всю жизнь ловить он будет стих,
         Молитву губ моих надменных.
                            1913


         Я так молилась : "Утоли
         Глухую жажду песнопенья !"
         Но нет земному от земли
         И не было освобожденья.

         Как дым от жертвы, что не мог
         Взлететь к престолу сил и славы,
         А только стелется у ног,
         Молитвенно целуя травы,-

         Так я, господь, простерта ниц :
         Коснется ли огонь небесный
         Моих сомкнувшихся ресниц
         И немоты моей чудесной ?
                            1913

                * * *

         Есть в близости людей заветная черта,
         Ее не перейти влюбленности и страсти,-
         Пусть в жуткой тишине сливаются уста
         И сердце рвется от любви на части.

         И дружба здесь бессильна, и года
         Высокого и огненного счастья,
         Когда душа свободна и чужда
         Медлительной истоме сладострастья.

         Стремящиеся к ней безумны, а ее
         Достигшие - поражены тоскою...
         Теперь ты понял, отчего мое
         Не бьется сердце под твоей рукою.

                            1915

                * * *

         Все отнято : и сила, и любовь.
         В немилый город брошенное тело
         Не радо солнцу. Чувствую, что кровь
         Во мне уже совсем похолодела.

         Веселой Музы нрав не узнаю :
         Она глядит и слова не проронит,
         А голову в веночке темном клонит,
         Изнеможенная, на грудь мою.

         И только совесть с каждым днем страшней
         Беснуется : великой хочет дани.
         Закрыв лицо, я отвечала ей...
         Но больше нет ни слез, ни оправданий.
                            1916.Севастополь

         Был блаженной моей колыбелью
         Темный город у грозной реки
         И торжественной брачной постелью,
         Над которой лежали венки
         Молодые твои серафимы,-
         Город, горькой любовью любимый.

         Солеею молений моих
         Был ты, строгий, спокойный, туманный.
         Там впервые предстал мне жених,
         Указавши мой путь осиянный,
         И печальная Муза моя,
         Как слепую, водила меня.
                            1914
              ОТВЕТ.

                   В.А.Комаровскому

         Какие странные слова
         Принес мне тихий день апреля.
         Ты знал, во мне еще жива
         Страстная страшная неделя.

         Я не слыхала звонов тех,
         Что плавали в глазури чистой.
         Семь дней звучал то медный смех,
         То плач струился серебристый.
         А я, закрыв лицо мое,
         Как перед вечною разлукой,
         Лежала и ждала ее,
         Еще не названную мукой.
                   Царское Село.1914

                  II
                * * *
         Как ты можешь смотреть на Неву,
         Как ты смеешь всходить на мосты ?
         Я недаром печальной слыву
         С той поры, как привиделся ты.
         Черных ангелов крылья остры,
         Скоро будет последний суд,
         И малиновые костры,
         Словно розы, в снегу цветут.
                            1914

              9 ДЕКАБРЯ 1913 ГОДА

         Самые темные дни в году
         Светлыми стать должны.
         Я для сравнения слов не найду -
         Так твои губы нежны.

         Только глаза подымать не смей,
         Жизнь мою храня.
         Первых фиалок они светлей,
         А смертельные для меня.

         Вот, поняла, что не надо слов,
         Оснеженные ветки легки...
         Сети уже разостлал птицелов
         На берегу реки.
                            1913


         Целый год ты со мной неразлучен,
         А как прежде и весел и юн !
         Неужели же ты не измучен
         Смутной песней затравленных струн,-
         Тех,что прежде, тугие, звенели,
         А теперь только стонут слегка,
         И моя их терзает без цели
         Восковая, сухая рука...
         Верно, мало для счастия надо
         Тем, кто нежен и любит светло,
         Что ни ревность, ни гнев, ни досада
         Молодое не тронут чело.
         Тихий, тихий, и ласки не просит,
         Только долго глядит на меня
         И с улыбкой блаженной выносит
         Страшный бред моего забытья.
                            1914

                * * *

         Как люблю, как любила глядеть я
         На закованные берега,
         На балконы, куда столетья
         Не ступала ничья нога.
         И воистину ты - столица
         Для безумных и светлых нас;
         Но когда над Невою длится
         Тот особенный, чистый час
         И проносится ветер майский
         Мимо всех надводных колонн,
         Ты - как грешник, видящий, райский
         Перед смертью сладчайший сон...
                            1916

                * * *

         И мнится - голос человека
         Здесь никогда не прозвучит,
         Лишь ветер каменного века
         В ворота черные стучит.
         И мнится мне, что уцелела
         Под этим небом я одна,-
         За то, что первая хотела
         Испить смертельного вина.
                      1917.Слепнево

                * * *

         Чернеет дорога приморского сада,
         Желты и свежи фонари.
         Я очень спокойная. Только не надо
         Со мною о нем говорить.
         Ты милый и верный, мы будем друзьями...
         Гулять, целоваться, стареть...
         И легкие месяцы будут над нами,
         Как снежные звезды, лететь.
                            1914


         Не в лесу мы, довольно аукать,-
         Я насмешек таких не люблю...
         Что же ты не приходишь баюкать
         Уязвленную совесть мою ?

         У тебя заботы другие,
         У тебя другая жена...
         И глядит мне в глаза сухие
         Петербургская весна.

         Грудным кашлем, вечерним жаром
         Наградит по заслугам, убьет.
         На Неве под млеющим паром
         Начинается ледоход.

                            1914

                * * *

         Все обещало мне его :
         Край неба, тусклый и червонный,
         И милый сон под Рождество,
         И Пасхи ветер многозвонный,

         И прутья красные лозы,
         И парковые водопады,
         И две большие стрекозы
         На ржавом чугуне ограды.

         И я не верить не могла,
         Что будет дружен он со мною,
         Когда по горным склонам шла
         Горячей каменной тропою.

                            1916

                * * *

         Как невеста, получаю
         Каждый вечер по письму,
         Поздно ночью отвечаю
         Другу моему.

         "Я гощу у смерти белой
         По дороге в тьму.
         Зла, мой ласковый, не делай
         В мире никому ".

         И стоит звезда большая
         Между двух стволов,
         Так спокойно обещая
         Исполненье снов.
                            1915


         О тебе вспоминаю я редко
         И твоей не пленяюсь судьбой,
         Но с души не стирается метка
         Незначительной встречи с тобой.

         Красный дом твой нарочно миную,
         Красный дом твой над мутной рекой,
         Но я знаю, что горько волную
         Твой пронизанный сердцем покой.

         Пусть не ты над моими устами
         Наклонялся, моля о любви,
         Пусть не ты золотыми стихами
         Обессмертил томленья мои -

         Я над будущим тайно колдую,
         Если вечер совсем голубой,
         И предчувствую встречу вторую,
         Неизбежную встречу с тобой.

                            1913

                * * *

         Как площади эти обширны,
         Как гулки и круты мосты !
         Тяжелый, беззвездный и мирный
         Над нами покров темноты.

         И мы, словно смертные люди,
         По свежему снегу идем.
         Не чудо ль, что нынче пробудем
         Мы час неразлучный вдвоем ?

         Безвольно слабеют колени,
         И кажется, нечем дышать...
         Ты - солнце моих песнопений,
         Ты - жизни моей благодать.

         Вот черные зданья качнутся,
         И на землю я упаду,-
         Теперь мне не страшно очнуться
         В моем деревенском саду.

                            1917


         "Нам бы только до взморья добраться,
         Дорогая моя !" - "Молчи ..."
         И по лестнице стали спускаться,
         Задыхаясь, искали ключи.
         Мимо зданий, где мы когда-то
         Танцевали, пили вино,
         Мимо белых колонн Сената,
         Туда, где темно, темно.
         "Что ты делаешь, ты безумный !"-
         "Нет, я только тебя люблю !
         Этот вечер - широкий и шумный,
         Будет весело кораблю !"
         Горло тесно ужасом сжато,
         Нас в потемках принял челнок...
         Крепкий запах морского каната
         Задрожавшие ноздри обжег.
         "Скажи, ты знаешь наверно :
         Я не сплю ? Так бывает во сне..."
         Только весла плескались мерно
         По тяжелой невской волне.
         А черное небо светало,
         Нас окликнул кто-то с моста,
         Я руками обеими сжала
         На груди цепочку креста.
         Обессиленную, на руках ты,
         Словно девочку, внес меня,
         Чтоб на палубе белой яхты
         Встретить свет нетленного дня.
                            1914

                * * *

         Когда в мрачнейшей из столиц
         Рукою твердой, но усталой
         На чистой белизне страниц
         Я отречение писала,
         И ветер в круглое окно
         Вливался влажною струею,-
         Казалось, небо сожжено
         Червонно-дымною зарею.
         Я не взглянула на Неву,
         На озаренные граниты,
         И мне казалось - наяву
         Тебя увижу, незабытый...
         Но неожиданная ночь
         Покрыла город предосенний.
         Чтоб бегству моему помочь,
         Расплылись пепельные тени.
         Я только крест с собой взяла,
         Тобою данный в день измены,-
         Чтоб степь полынная цвела,
         А ветры пели, как сирены.
         И вот он на пустой стене
         Хранит меня от горьких бредней,
         И ничего не страшно мне
         Припомнить,- даже день последний.
                   Песочная бухта.1916

                            Н.В.Н.

         Уже кленовые листы
         На пруд слетают лебединый,
         И окровавлены кусты
         Неспешно зреющей рябины,

         И ослепительно стройна,
         Поджав незябнущие ноги,
         На камне северном она
         Сидит и смотрит на дороги.

         Я чувствовала смутный страх
         Пред этой девушкой воспетой.
         Играли на ее плечах
         Лучи скудеющего света.

         И как могла я ей простить
         Восторг твоей хвалы влюбленной...
         Смотри,ей весело грустить,
         Такой нарядно обнаженной.
                            1916
                * * *

         Подошла. Я волненья не выдал,
         Равнодушно глядя в окно.
         Села, словно фарфоровый идол,
         В позе выбранной ею давно.

         Быть веселой - привычное дело,
         Быть внимательной - это трудней...
         Или томная лень одолела
         После мартовских пряных ночей ?

         Утомительный гул разговоров,
         Желтой люстры безжизненный зной
         И мельканье искусных приборов
         Над приподнятой легкой рукой.

         Улыбнулся опять собеседник
         И с надеждой глядит на нее...
         Мой счастливый, богатый наследник,
         Ты прочти завещанье мое.
                            1914
                * * *

         Зачем притворяешься ты
         То ветром, то камнем, то птицей ?
         Зачем улыбаешься ты
         Мне с неба внезапной зарницей ?

         Не мучь меня больше, не тронь !
         Пусти меня к вещим заботам...
         Шатается пьяный огонь
         По высохшим серым болотам.

         И Муза в дырявом платке
         Протяжно поет и уныло.
         В жестокой и юной тоске
         Ее чудотворная сила.
                         Слепнево.1915


         Мы не умеем прощаться,-
         Все бродим плечо к плечу.
         Уже начинает смеркаться,
         Ты задумчив, а я молчу.

         В церковь войдем, увидим
         Отпеванье, крестины, брак,
         Не взглянув друг на друга, выйдем...
         Отчего все у нас не так ?

         Или сядем на снег примятый
         На кладбище, легко вздохнем,
         И ты палкой чертишь палаты,
         Где мы будем всегда вдвоем.

                            1917

                МОЛИТВА.

         Дай мне горькие годы недуга,
         Задыханья, бессонницу, жар,
         Отыми и ребенка, и друга,
         И таинственный песенный дар -
         Так молюсь за твоей литургией
         После стольких томительных дней,
         Чтобы туча над темной Россией
         Стала облаком в славе лучей.

                            1915

                * * *

         "Где, высокая, твой циганенок,
         Тот, что плакал под черным платком,
         Где твой маленький первый ребенок,
         Что ты знаешь, что помнишь о нем ?"

         "Доля матери - светлая пытка,
         Я достойна ее не была.
         В белый рай растворилась калитка,
         Магдалина сыночка взяла.

         Каждый день мой - веселый, хороший,
         Заблудилась я в длинной весне,
         Только руки тоскуют по ноше,
         Только плач его слышу во сне.

         Станет сердце тревожным и томным,
         И не помню тогда ничего,
         Все брожу я по комнатам темным,
         Все ищу колыбельку его".

                            1914

         Вижу, вижу лунный лук
         Сквозь листву густых ракит,
         Слышу, слышу ровный стук
         Неподкованных копыт.
         Что ? И ты не хочешь спать,
         В год не мог меня забыть,
         Не привык свою кровать
         Ты пустою находить ?
         Не с тобой ли говорю
         В остром крике хищных птиц,
         Не в твои ль глаза смотрю
         С белых, матовых страниц ?
         Что же крутишь,словно вор,
         У затихшего жилья ?
         Или помнишь уговор
         И живую ждешь меня ?
         Засыпаю. В душный мрак
         Месяц бросил лезвие.
         Снова стук. То бьется так

                            1914

                * * *

         Бесшумно ходили по дому,
         Не ждали уже ничего.
         Меня привели к больному,
         И я не узнала его.

         Он сказал : "Теперь слава богу",-
         И еще задумчивей стал.
         "Давно мне пора в дорогу,
         Я только тебя поджидал.

         Так меня ты в бреду тревожишь,
         Все слова твои берегу.
         Скажи : ты простить не можешь ?"
         И я сказала : "Могу".

         Казалось, стены сияли
         От пола до потолка.
         На шелковом одеяле
         Сухая лежала рука.

         А закинутый профиль хищный
         Стал так страшно тяжел и груб,
         И было дыханья не слышно
         У искусанных темных губ.

         Но вдруг последняя сила
         В синих глазах ожила :
         "Хорошо, что ты отпустила,
         Не всегда ты доброй была".

         И стало лицо моложе,
         Я опять узнала его
         И сказала : "Господи боже,
         Прими раба твоего".
                   Слепнево.1914


         Высокомерьем дух твой помрачен,
         И оттого ты не познаешь света.
         Ты говоришь, что вера наша - сон
         И марево - столица эта.

         Ты говоришь - моя страна грешна,
         А я скажу - твоя страна безбожна.
         Пускай на нас еще лежит вина,-
         Все искупить и все исправить можно.

         Вокруг тебя - и воды, и цветы.
         Зачем же к нищей грешнице стучишься ?
         Я знаю, чем так тяжко болен ты :
         Ты смерти ищешь и конца боишься.
                           1 января 1917.

                * * *

         Стал мне реже сниться,слава богу,
         Больше не мерещится везде.
         Лег туман на белую дорогу,
         Тени побежали по воде.

         И весь день не замолкали звоны
         Над простором вспаханной земли,
         Здесь всего сильнее от Ионы
         Колокольни лаврские вдали.

         Подстригаю на кустах сирени
         Ветки те, что нынче отцвели ;
         По валам старинных укреплений
         Два монаха медленно прошли.

         Мир родной, понятный и телесный
         Для меня, незрячей, оживи.
         Исцелил мне душу царь небесный
         Ледяным покоем нелюбви.
                            1912.Киев.

                * * *

         Будем вместе, милый, вместе,
         Знают все, что мы родные,
         А лукавые насмешки,
         Как бубенчик отдаленный,
         И обидеть нас не могут,
         И не могут огорчить.

         Где венчались мы - не помним,
         Но сверкала эта церковь
         Тем неистовым сияньем,
         Что лишь ангелы умеют
         В белых крыльях приносить.

         А теперь пора такая,
         Страшный год и страшный город.
         Как же можно разлучиться
         Мне с тобой, тебе со мной ?
                            1915


         Мы на сто лет состарились, и это
         Тогда случилось в час один :
         Короткое уже кончалось лето,
         Дымилось тело вспаханных равнин.

         Вдруг запестрела тихая дорога,
         Плач полетел, серебряно звеня...
         Закрыв лицо, я умоляла бога
         До первой битвы умертвить меня.

         Из памяти, как груз отныне лишний,
         Исчезли тени песен и страстей.
         Ей - опустевшей - приказал всевышний
         Стать страшной книгой грозовых вестей.
                            1916

                   IV
                * * *

         То пятое время года,
         Только его славословь.
         Дыши последней свободой,
         Оттого, что это - любовь.
         Высоко небо взлетело,
         Легки очертанья вещей,
         И уже не празднует тело
         Годовщину грусти своей.
                            1913
                 СОН

         Я знала, я снюсь тебе,
         Оттого не могла заснуть.
         Мутный фонарь голубел
         И мне указывал путь.

         Ты видел царицын сад,
         Затейливый белый дворец
         И черный узор оград
         У каменных гулких крылец.

         Ты шел, не зная пути,
         И думал : "Скорей, скорей,
         О, только б ее найти,
         Не проснуться до встречи с ней".

         А сторож у красных ворот
         Окликнул тебя : "Куда !"
         Хрустел и ломался лед,
         Под ногами чернела вода.

         "Это озеро,-думал ты,-
         На озере есть островок..."
         И вдруг из темноты
         Поглядел голубой огонек.

         В жестком свете скудного дня
         Проснувшись, ты застонал
         И в первый раз меня
         По имени громко назвал.
                       Царское Село.1915


         Широк и желт вечерний свет,
         Нежна апрельская прохлада,
         Ты опоздал на много лет,
         Но все-таки тебе я рада.

         Сюда ко мне поближе сядь,
         Гляди веселыми глазами :
         Вот эта синяя тетрадь -
         С моими детскими стихами.

         Прости, что я жила скорбя
         И солнцу радовалась мало.
         Прости, прости, что за тебя
         Я слишком многих принимала.
                            1915

                * * *

         Я не знаю, ты жив или умер,-
         На земле тебя можно искать
         Или только в вечерней думе
         По усопшем светло горевать.

         Все тебе : и молитва дневная,
         И бессонницы млеющий жар,
         И стихов моих белая стая,
         И очей моих синий пожар.

         Мне никто сокровенней не был,
         Так меня никто не томил,
         Даже тот,кто на муку предал,
         Даже тот, кто ласкал и забыл.
                            1915

                * * *

         Нет, царевич, я не та,
         Кем меня ты видеть хочешь,
         И давно мои уста
         Не целуют, а пророчат.

         Не подумай, что в бреду
         И замучена тоскою
         Громко кличу я беду :
         Ремесло мое такое.

         А умею научить,
         Чтоб нежданное случилось,
         Как навеки приручить
         Ту, что мельком полюбилась.

         Славы хочешь ? - у меня
         Попроси тогда совета,
         Только это - западня,
         Где ни радости, ни света.

         Ну, теперь иди домой
         Да забудь про нашу встречу,
         А за грех твой, милый мой,
         Я пред господом отвечу.
                            1915

         Из памяти твоей я выну этот день,
         Чтоб спрашивал твой взор
                            беспомощно-туманный :
         Где видел я персидскую сирень,
         И ласточек, и домик деревянный ?

         О, как ты часто будешь вспоминать
         Внезапную тоску неназванных желаний
         И в городах задумчивых искать
         Ту улицу, которой нет на плане !

         При виде каждого случайного письма,
         При звуке голоса за приоткрытой дверью
         Ты будешь думать : "Вот она сама
         Пришла на помощь моему неверью ".

                                     1915

                * * *

         Не хулил меня, не славил,
         Как друзья и как враги.
         Только душу мне оставил
         И сказал : побереги.

         И одно меня тревожит :
         Если он теперь умрет,
         Ведь ко мне архангел божий
         За душой его придет.

         Как тогда ее я спрячу,
         Как от бога утаю ?
         Та, что так поет и плачет,
         Быть должна в его раю.

                            1915

                * * *

         Двадцать первое.Ночь.Понедельник.
         Очертанья столицы во мгле.
         Сочинил же какой-то бездельник,
         Что бывает любовь на земле.

         И от лености или со скуки
         Все поверили, так и живут :
         Ждут свиданий, боятся разлуки
         И любовные песни поют.

         Но иным открывается тайна,
         И почиет на них тишина...
         Я на это наткнулась случайно
         И с тех пор все как будто больна.

                            1917


         Я знаю, ты моя награда
         За  годы боли и труда,
         За то, что я земным отрадам
         Не предавалась никогда,
         За то, что я не говорила
         Возлюбленному : "Ты любим".
         За то, что всем я не простила,
         Ты будешь ангелом моим.

                            1916

                * * *

         Не тайны и не печали,
         Не мудрой воли судьбы -
         Эти встречи всегда оставляли
         Впечатление борьбы.
         Я, с утра угадав минуту,
         Когда ты ко мне войдешь,
         Ощущала в руках согнутых
         Слабо колющую дрожь.
         И сухими пальцами мяла
         Пеструю скатерть стола...
         Я тогда уже понимала,
         Как эта земля мала.
                            1915

               * * *

         Как белый камень в глубине колодца,
         Лежит во мне одно воспоминанье.
         Я не могу и не хочу бороться :
         Оно - веселье и оно - страданье.

         Мне кажется,что тот,кто близко
                                  взглянет
         В мои глаза, его увидит сразу.
         Печальней и задумчивее станет
         Внимающего скорбному рассказу.

         Я ведаю, что боги превращали
         Людей в предметы,не убив сознанья,
         Чтоб вечно жили дивные печали.
         Ты превращен в мое воспоминанье.
                            Слепнево.1916

                * * *

         Первый луч - благословенье бога -
         По лицу любимому скользнул,
         И дремавший побледнел немного,
         Но еще спокойнее уснул.
         Верно, поцелуем показалась
         Теплота небесного луча...
         Так давно  губами я касалась
         Милых губ и смуглого плеча...
         А теперь, усопших бестелесней,
         В неутешном странствии моем,
         Я к нему влетаю только песней
         И ласкаюсь утренним лучом.
                            1916


         Родилась я ни поздно, ни рано,
         Это время блаженно одно,
         Только сердцу прожить без обмана
         Было господом не дано.

         Оттого и темно в светлице,
         Оттого и друзья мои,
         Как вечерние грустные птицы,
         О небывшей поют любви.

                            1913

                * * *

         Еще весна таинственная млела,
         Блуждал прозрачный ветер по горам
         И озеро глубокое синело -
         Крестителя нерукотворный храм.

         Ты был испуган нашей первой встречей,
         А я уже молилась о второй,
         И вот сегодня снова жаркий вечер,-
         Как низко солнце стало над горой...

         Ты не со мной, но это не разлука :
         Мне каждый миг - торжественная весть.
         Я знаю, что в тебе такая мука,
         Что ты не можешь слова произнесть.

                            Весна 1917


 

КОНЕЦ...

Другие книги жанра: стихи, поэзия

Оставить комментарий по этой книге

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама