стихи, поэзия - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: стихи, поэзия

Холкин Алексей  -  Стихотворения


Страница:  [1]



     Здравствуй, Петербург!

            Всем погибшим твоим Поэтам

Здравствуй, город на костях, на костях...
Твои храмы на крови (не пролей!).
Нынче я в твоих гостях, да - гостях,
о некрополь безнадежных любвей!

Саван ночи мне на плечи обрушь,
и пусть время вспять идет до утра.
Видишь: тени неприкаянных душ -
гулким эхом по колодцам-дворам.

Встану с ними в хоровод, хоровод.
Стану частью выраженья лица...
Я не гость твоих промозглых погод,
я - твой узник, до любого конца.

     x x x

                "Зеркалу" Тарковского

Мне зеркало смотрит в глаза, не мигая,
и я цепенею под пристальным взглядом,
и я стекленею, уже отражая
себя и предметы, которые рядом.

Чем дальше - тем больше: швыряю в лицо вам
я то, что вы есть, только без искажений.

....и Бог Иоанна становится Словом -
одним из возможных своих отражений.

     x x x

Ирине

Не зная, тебя забываю, что в общем нелепо,
как память тебя забываю в случайном трамвае,
как вечную память тоске петербургского неба...
Тебя оставляю в покое, в нигде - оставляю.

Не зная тебя, забываю твои горизонты,
и памятник памяти ставлю надгробным трофеем.
И в Красную Книгу судьбы одиноким бизоном
уходит последняя нежность ко всем Дульсинеям...

     Март. Наваждение.

Ирине

Тебя узнаю в разных лицах, фигурах прохожих,
проезжих, в метро, на проспектах,
                        при солнечном свете,
при лунном, в случайных,
                  ничуть на тебя не похожих,
похожих лишь так,
              как - влюбленные только и дети.

Я вижу тебя на иконах и киноэкранах,
в мадоннах, роденовских грешницах, императрицах,
читаю тебя между строк в петербургских туманах
и в собственных снах... Ну скажи,
                        что мне это не снится.

     x x x

Бедненький наш Моц-арт,
мы по тебе плачем.
Это - с любви сдача.
(В рифму идет - соц-арт).

     Все мы - твои Сальери,
     плача, тебя убили.
     (Каждому бы - по вере,
     каждому - по могиле).

Ну а тебе - в общей,
музыка пусть - пухом...
Мы же - слабы духом,
все на судьбу ропщем.

Стало для нас былью
время погод летных.
По полосе взлетной
бегаем без крыльев...

     x x x

Рассвет полыхнул над изодранной в клочья
идеей отечества Ванек-и-встанек.
Тараня все айсберги, денно и нощно
уходит ко дну безнадежный "Титаник".

  ...   ...   ...

Кто верит в перформанс, кто верить не хочет,
кто тонет, кто шепчет в пространство "Спаси и...",
и кто-то рыдает, а кто-то хохочет -
из тех, что играют в игрушку "Россия".

     Предновогоднее

                     Тебе, СПб.

Я с черного неба просыплюсь на крыши,
в ладони раскрытые аэропорта.
Укрою тебя простыней и услышу
толчки аритмии в холодных аортах.

Подправлю твоих монферранов работу
и к судьбам добавлю немного погоды.
....и пусть эпитафию этому году
ногами напишут по мне пешеходы.

     x x x

Не собрать ушедших строчек -
между пальцами и дальше...
(Многоточье - сумма точек,
только в нем чуть больше фальши).

Как в индийских кинолентах
все слова сентиментальны -
все о жизненных моментах,
до летального банальных.

     x x x

               Мне страшно, -
               ведь душа проходит...

                       С. Есенин

Считаю стертые ступени,
смотрю в слепые зеркала
и вижу, что душа прошла:
ни отраженья нет, ни тени.

И понимаю - проглядел,
не разобрался, в чем тут дело,
когда свое пустое тело,
проснувшись поутру, надел.

     x x x

Телеграфным столбом - крест
(Человека сменил бог).
Перемена любых мест,
все равно на какой срок -

в сумме будет всегда ноль
(мы не примем в расчет миг).
Смысла нет выбирать роль,
начитавшись чужих книг.

     НА КОВАЛЕВСКОМ У САШ-БАША. 24.04.93.

Слова в случайном разговоре
    не столь случайны,
когда над мертвым миром (морем)
    кружатся чайки,

когда их крики режут уши
    опасной бритвой,
когда в затылок дышат души
    слепой молитвой,

когда звенит ушедших время -
    и нет спасенья.
И крылья тяжелы, как бремя
    невоскресенья...

Слова, что отчества - посмертны,
    и столь же строги:
В миру Поэты слишком смертны,
    лишь в песнях - Боги.

И так к лицу им нимб терновый,
    как quique suum.
Уходят, захлебнувшись Словом...
    Для нас, не всуе.

     x x x

В провале лестниц, где эхо "ма-ма",
ступеньки клавиш, перила-струны -
сыграй, убийца с приставкой "само-",
последний блюз для своей фортуны.

Изобрази ей такие звуки,
чтоб сердце сжалось до междометья.
Сыграй, в полнеба раскинув руки,
свое распятье на дне столетья.

     x x x

Плыву случайной небесной синью,
забытым богом в пространствах таю...
Я сам придумал свою россию,
поверив в то, что над ней летаю.

Я затыкаю клоками ваты
дыру на месте дороги к раю.
....быть может, крылья великоваты -
своих же строчек не понимаю.

     x x x

мне остается только дождь
и привкус этих крыш железный
мне остается только дождь
бессмысленный и бесполезный
мне остается только дождь
в расколотом хрустальном мире
где изреченное есть ложь
где проживая ты живешь
но и при свете не найдешь
себя в прокуренной квартире

и остается только дождь

     x x x

Не судьба - проходные дворы.
Мне судьба - проходными дворами
уходя, выпадать из игры,
оставляя следы номерами

всех, не ставших моими, домов...
Мне судьба - в слишком братских могилах
зарифмованных до смерти слов
прятать образы странных и милых.

     x x x

Я в гости прихожу к себе
под утро, ошибившись дверью...
И пробуждение - потеря,
по сути равная судьбе.

Я в гости прихожу домой,
но как-то странно и случайно.
И ощущение - что тайна
подсмотрена (чужая) мной.

     Весна по Гераклиту

Ирине

Все тает, все течет, все изменяется,
и дважды не войти в одну весну.
В глазах твоих, где небо отражается,
я тоже отражаюсь и тону.

Все тает, все течет, все изменяется...
Весну не зафиксировать в словах.
....Глагол "люблю" природой не склоняется,
он - вечная весна в твоих глазах.

     x x x

Инне

Дожить бы мне до воскресенья
(до воскресения...) - шалея,
поймать твой взгляд, листом осенним
летящий по пустым аллеям.

Летящий через судьбы, даты,
холодным ветром вдаль влекомый,
как ощущение утраты,
такой знакомо-незнакомый.

Поймать твой взгляд, как этот город,
поняв, что скрыто между строчек...
Поднять его, как черный ворот
озябшей петербургской ночи.

     x x x

Инне

Остановите этот миг,
остановите эту осень.
Как в горле застревает крик -
застрянет время между сосен

фонарных призрачных лесов,
на землю опадет листвою...
И тиканье любых часов
уже не разлучит с тобою.

     x x x

А. С.

Зеркально отраженный взгляд
Вслепую бороздит пространства,
встречая сочетаний ряд -
как иллюзорность постоянства,

встречая сочетанья рук,
на наши трепетно похожих...
И в сердце замирает звук
шагов полуночных прохожих.



 

КОНЕЦ...

Другие книги жанра: стихи, поэзия

Оставить комментарий по этой книге

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама