стихи, поэзия - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: стихи, поэзия

Канащенков Юрий  -  Гость. Книга стихов


Страница:  [1]



Издают засовы стоны
от своих забот потери,
о пришествии персоны
возвещают скрипы двери.

За внезапное вторженье
не судите гостя строго.
В ожиданьи приглашенья
он томится у порога.

Гость от кофе отказался,
не желая даже чая,
быть скромнее он старался,
лишь коньяк предпочитая.

Он на женщин взоры точит,
излучая нежность взгляда.
Если женщина не хочет,
значит... лишнего не надо.

Он желает молвить слово,
мысля прозой и стихами,
и найти приличный повод,
чтобы встретиться с друзьями.

    1994

---------------------------------------------------------------------------

Курица - не птица

Уныло месяц побледнел
и небо обожгла зарница.
Орел с курятника летел
и думал: Курица - не птица!

Она не знает света звезд,
полета прелести не знает,
имеет крылья, перья, хвост,
но почему-то не летает.

А в небе! В небе - красота!
Просторны шири небосвода!
Как видно, куры - не чета
для птиц высокого полета.

А где-то там, в тиши гнезда,
томится бедная орлица
и не узнает никогда
о том, что курица - не птица.

    1992

---------------------------------------------------------------------------

     Инопланетянин

От забот мирских очнувшись,
монотонных и рутинных,
я пойму, что этим самым
душу я топил во мгле.

В глубину высот поднявшись,
оживу в мечтах невинных -
снова я в своей тарелке,
снова я в своем седле.

Чьей-то подлостью изранен,
снова я коснусь святого
и пути познаю млечность,
и туманностей покров.
Гордый инопланетянин,
оторвусь я от земного,
испаряясь в бесконечность
сверхтаинственных миров.

А затем, с высот чудесных,
грохнусь мордою об землю,
корчась от несносной боли,
и под тяжестью забот,
не найду я смысла в песнях
и жестокой прозе внемлю,
что я - раб жестокой воли
и отпетый идиот.

    1995
---------------------------------------------------------------------------

Вся жизнь - игра

Вся жизнь - игра, а мы в ней - пешки,
на шах и мат нам наплевать,
не любим суеты и спешки,
что нам не дать,
то с нас не взять.

Из поколенья в поколенье
лелеем жалкие гроши.
О как бесплодны наши рвенья:
как ни шурши -
одни шиши.

Мы бороздим земли просторы,
наш мир абсурдами согрет.
Который раз свернули горы,
а толку нет,
один лишь вред.

Но по дороге реализма
шагает бодро наш народ
от пессимизма к оптимизму,
а может быть, наоборот.

    1996

---------------------------------------------------------------------------

     Одинокий мечтатель

Слова утопают в пространстве,
в бессилье от слез и от смеха,
виновные в непостоянстве
и сгинет в безмолвие эхо.

Пусть мысли сомнением дышат,
но истину в муках рождают.
Тебя здесь никто не услышит,
тебя здесь никто не узнает.

И пусть кров твой полуразрушен,
и не был богат и престижен,
но здесь твой покой не нарушен
и словом никто не унижен.

Фортуной ты не избалован,
но сердцем и духом возвышен,
пусть был одиночеством скован,
свободой зато не обижен.

    1995

---------------------------------------------------------------------------

     Апатия

Когда немая пустота
невыносимо душу гложет,
молюсь...
быть может, Бог поможет?
Крещен, но не ношу креста.

Пути не зная своего,
я слепо верю, что сумею
достичь того, что не имею,
и выжать все из ничего.

Мне равнодушие - щитом.
И больше не хранит сознанье
любовь и разочарованье
теперь уже не важно в чем.

Мечтой останется мечта
и о любви пустые мифы
и страстные для нимфы рифмы
вдруг превратятся в холод льда.

И в сердце каменном - запрет
безумным чувствам запоздалым,
и не стремлюсь я к идеалам,
и совершенства в мире нет.

    1996

---------------------------------------------------------------------------

     Обыденность

Над морем смятенье царит,
спокойствие дышит обманом,
невинный принявшее вид,
прикинувшись полным болваном.

Чу! Мышка попалась в капкан,
воркуют на крыше голубки
и курит завод-великан
бетонно-кирпичные трубки.

Доносы строчат стукачи,
на внука ворчит дед сердито,
девица рыдает в ночи:
Разбито сердечко! Разбито!

Кого-то сажают на трон,
кому-то поют анафему,
и я, в чью-то лиру влюблен,
лелею изящную тему.

    1990

---------------------------------------------------------------------------

     Я нарушаю

Вторгаясь в мир беспечный твой,
я ненависть к себе рождаю,
с прямолинейной простотой
свой грех невинностью считаю.
Тем, что кому-то верен я
и что кому-то изменяю,
в потоках правды и вранья,
я все законы нарушаю,
которые лелеешь ты,
но мне они совсем чужды.

Себя не в силах обуздать,
я зла оковы разрушаю,
и силясь доброе понять,
чужую боль в себя впитаю,
презрев все то, что наяву,
в далеких облаках витаю,
тем, что родился и живу,
уже, уже я нарушаю
всех истин призрачный мираж,
все то, чем болен разум наш.

    1996

---------------------------------------------------------------------------

     Вырождение

Вырождающийся я -
старомоден и не молод.
Я люблю осенний холод,
мне милей ненастье дня.
В ностальгии о былом,
вспомню все судьбы подарки.
Я один в осеннем парке,
моросящем и пустом.

Вырождающийся я
мерзну на сырой скамейке,
за душою - ни копейки,
и ничтожен курс рубля.
В бесполезной суете
славьтесь труженики-трутни.
Мне - что праздники, что будни,
никогда я нигде.

Вырождающийся я,
сын природа незаконный,
в смысле жизни погребенный,
динозавры мне - друзья.
Шелушится листопад,
бренно все под небесами.
Склонен я вперед ногами
не найти пути назад.

---------------------------------------------------------------------------

Вырождающийся я
и подавлен, и унижен,
голос свыше мне не слышен
и не слышит Бог меня.
Жизни грешный полигон -
поголовная мессия.
Тлею я в своей стихии,
на кончину обречен.

    1996

     x x x

Ночь-смуглянка мир, объятый мраком,
освещает фонарем луны
и звезда сияет добрым знаком -
нынче небеса чудес полны!
Та звезда явилась предо мною
образом твоим прекрасным вдруг
и зажглась сверхъяркою звездою,
озарив собою все вокруг.

К твоему низложен изголовью
мир иной.
Что он в себе таит?
И душа, объятая любовью,
пред твоими окнами грустит...

    1992

---------------------------------------------------------------------------

     Ночь темна

Ночь темна перед рассветом.
В спину чей-то взгляд дуплетом
отразится рикошетом -
стоном...
станет боль сильней.
Другу друг - пустой обузой,
и вражда всех свяжет в узел.
Время гибельных иллюзий,
время битых фонарей.

Ночь темна перед рассветом,
души в темноте томятся,
тени скрытые глумятся,
царствует стихия тьмы.
Ночь темна, за нею следом
красок полная неясность,
неуверенность, опасность
и не время петь псалмы.

Давит мгла клочечки света,
не видать ни силуэта,
где-то слышен шорох - это
топчет святость сатана,
в тьме густой спешит на запах...
Задыхаясь в цепких лапах,
в череде дыханий слабых,
ночь на смерть обречена.

    1996
---------------------------------------------------------------------------

     Звезда востока

Поднявшись в небо одиноко,
теплей и ярче сотен лун,
все озарит звезда востока,
так ласкова и так жестока,
чей лик велик, и свеж, и юн.

Мы все верны своей орбите,
блуждая в вечности пустой.
Легко парит звезда в зените,
и в землю золотые нити
вонзились тканью световой.

Пусть суждено успеть не много
познать пытливому уму,
я, может, не совсем от Бога,
светла, но тяжела дорога,
мятежно сердцу моему.

Нам будет вечною судьбою
удел - прощаться и прощать.
Ничто не вечно под луною,
и спит восток, укрытый тьмою...
до запада - рукой подать.

    1995

---------------------------------------------------------------------------

     После продолжительной болезни

Там, где свет на твердь звезда роняла,
страсти остужались мглою темной,
где конец так близок от начала,
жил-был человек простой и скромный.

После продолжительной болезни,
от которой не нашлось лекарства,
умер он слугой неспетой песни
и небесное пред ним раскрылось царство.

Молвил Бог: Как долго ты томился
в страшных муках, духом безутешен,
но в любви успеха не добился,
этим ты, мой сын, безмерно грешен.

Хоть душа была теплом богата,
в ком-то холод льда не растопила.
Примешь муки в казематах ада
ты за все, что в жизни этой было...

Для чего рождаемся на свет мы?
Для чего живем и умираем?
После продолжительной болезни
ад ему казался милым раем.

    1995

---------------------------------------------------------------------------

     Тот, кто отвергнут

Вера убита, разбиты мечты,
мерзок безмолвия плен,
женщина прячется от суеты
в холод загробья стен,
в мрак окунулся беспомощно день,
тьма в глубине окна,
тихо ползет одиночества тень
в дом, где живот она,
и тишина, злая стерва, стоит
ревностно у дверей.
Тот, кто отвергнут, но не забыт,
сердце терзает ей.
Тот, кто отвергнут, но не забыт,
снова ворвется в сон,
ей улыбнется и все ей простит,
и тихо исчезнет он.
И снова память ее подведет
к страшной ошибке той,
снова ждет уйма ненужных забот
и новый день... пустой.

    1996

---------------------------------------------------------------------------

* * *
Ничто не придет раньше срока,
всему есть назначенный час.
И время - орудие Бога
терзает немыслимо нас.

Всевышний несет свое бремя,
всесилен, всевластен, могуч,
в руках его Вечность и время -
природы таинственный ключ.

Что было, что есть и что станет -
гадаем, всему вопреки.
И может быть нас опечалит
разорванность линий руки.

И может быть мудрость пророка
отметит презрением нас.
Ничто не придет раньше срока,
всему есть назначенный час.

    1993

---------------------------------------------------------------------------

     Авеста1

Под влиянием Венеры
крепла власть любви и веры,
в тьме ночной и в свете Солнца
на планете жизнь цвела.
Если любите - любите!
Если верите - идите!
Жизнь на Спэнта Армаити2 -
есть борьба добра и зла.

Ни подвоха здесь, ни фарса.
Давит нас влиянье Марса:
сила льва и ловкость барса,
агрессивность манит в бой,
до последнего сражаться
иль на слабых отыграться.
Только что его бояться -
он мифический герой.

О, как мир несовершенен
и развратен, и растленен,
суетен, жесток, надменен,
грязен, лжив, безумен, пьян!
В нем живут и в нем блуждают
и в безвестности страдают
не нашедшие друг друга
два начала - инь и ян3.

Мост Чинват4 их ожидает.
Как избегнуть Божьей кары,
---------------------------------------------------------------------------

как стереть судьбы удары,
унижения стерпеть?
А змея свой хвост кусает -
рухнут чьи-то злые чары!
Так замкнется круг Сансары5:
свист... - кармическая плеть!

Видеват6 на дайвов7 давит,
мани8 замолчать заставит.
Бог-отец Ахура Мазда
был для них непостижим.
Где ты, где ты, долгожданный?
Саошиант9, явись, желанный!
Где-то там, в степях иссохших,
затерялся Аркаим10.

    1993

     Примечания:

1. Авеста - древнее учение о законах Вселенной.
2. Спэнта Армаити - древнее название планеты Земля.
3. Инь и ян - женское и мужское начало.
4. Мост Чиноват - мост, по которому душа после смерти переходит в другой
мир.
5. Круг Сансары (Колесо Сансары) - все содеянное человеком вернется к нему
- закон кармы, символ - змея, кусающая свой хвост.
6. Видеват - закон против демонов.
7. Дайвы - демоны, злые духи.
8. Мани - лжепророк.
9. Саошиант - спаситель, мессия.
10. Аркаим - древний арийский город (в Зауралье).
---------------------------------------------------------------------------

     Королева созвездий

У темного ночи порога
чего-то я жду и тоскую...
Сияет звезда-недотрога
сквозь мглу леденяще-пустую.

Я пристально, завороженно
взираю в небес бесконечность.
О как ты глубинна, бездонна,
пространства гнетущая вечность!

Любуюсь звездой-одиночкой.
Каких от нее ждать известий?
Не светит ли дальнею точкой
сама королева созвездий?

Во мгле ледяного пространства
она и светла, и прекрасна,
в обители звездного царства
ей все безраздельно подвластно.

Где суть бытия затаилась? -
Извечно открытая тема.
Быть может ты миру явилась
подобно звезде Вифлиема?

Безмерно небесное царство!
И я во грехах своих каюсь,
и кажется, в это пространство
от грешной земли отрываюсь.
---------------------------------------------------------------------------

     Мировоззрение

Взгляни на небо -
что ты видишь?
Днем ясным - бездну голубую,
да яркость солнечного света,
в ночи - далеких звезд скопленья,
холодный, бледный лик луны,
да еле видную туманность
далеких, призрачных галактик.
Все это в сущности - все тот же
молекулярный механизм.
И возомнишь ты, что мир этот
необитаем и бездушен,
что нет в нем ни Любви, ни Бога,
обитель их гораздо дальше.
И полный разочарованья,
ты опускаешь взор печальный,
панически осознавая
ничтожность жизни на земле.

Но посуди,
что нами движет
и что мы называем жизнью,
и как ты объяснишь, скажи мне,
природу времени, огня
и множества других ЭНЕРГИЙ?
И ты поймешь:
В стихии нашей
имеют власть Любовь и Бог!

---------------------------------------------------------------------------

И с новой силой прояснятся
сознанье, вера и надежда
и этот мир тебе откроет
шестое чувство,
третий глаз,
и поведет тебя судьба
по времени путем тернистым
к тем неизведанным мирам,
которые тебе откроют
цель твоего существованья
и скрытые природой тайны
низвергнут таинство свое.

    1995

---------------------------------------------------------------------------

     Бюрократ

Муниципальный служащий Подмуткин
не ведал ни участья, ни отваги
и был невозмутим и равнодушен,
гуляя взором по листам бумаги.

Вдыхая пыль конторскую ноздрями,
творец бюрократических романов
меж дела топал об пол каблуками,
в сердцах давя казенных тараканов.

Рабом инструкций, пунктов, резолюций
он сдержан был, не выражал протеста,
в обшарпанной конторке мрачно-куцой
душа черствела от сухого текста.

Доверья нет, себя не обмануть бы,
не пасть бы в грязь - важнее нет задачи.
И разбросав по пунктам чьи-то судьбы,
таким он видел мир и не иначе.

    1994

---------------------------------------------------------------------------

     Спонсор

Если у вас в кошельке дыра,
сколько ни дай - все мало.
Общество ищет спонсора,
неужто оно обнищало?

Что в просьбе общества кроется -
я выяснять не стану.
Спонсор к свиданью готовится
и принимает ванну.

Лихо костюмчик на нем сидит,
зубы - подобие клавиш,
он пунктуален и не спешит,
улыбкой его не задавишь.

Смотрит сквозь фирменные очки,
выбором озабочен:
Ценятся местные девочки,
мальчики же - не очень.

Главное, чтобы костюмчик сидел -
в этом есть благо наше.
Общество сгинуло, спонсор цел,
даже стал глаже и краше.

Что наша жизнь? Шальная игра,
шутка хождений по мукам!
Если вы ищете спонсора,
он всегда к вашим услугам.
---------------------------------------------------------------------------

     Нищие

Может то - сны кошмарные,
в снах этих все мы - спящие?
Страшно: куда ни гляну я -
всюду глаза просящие.
Хиленькой тлей уродика
ноет мальчишка гаденько:
Помилосердствуйте, тетенька!
Дайте на хлебушек, дяденька!
Музы с лихвой позорились,
вяло фальшивя аккордами,
рядышком к ним пристроились
бомжи с помятыми мордами,
бабушке занеможилось -
жертвуйте для лечения!
И подают прохожие,
хоть у самих мучения.
Все мы - не прочь до денежек,
всем белый свет без них не мил.
Дал бы я вам на хлебушек,
если бы в честном мире жил.
Но, среди многих бед людских,
плуты полны усердия,
мы же - внимаем просьбам их
жертвами милосердия.
Сунь-ка, попробуй, каждому!
Где они, деньги лишние?
Мимо проходят граждане,
те же, по сути, нищие.

1996
---------------------------------------------------------------------------

     В подвале

Руки - сомкнутые цепи,
здесь ведут ступени вниз.
Там, в подвальном жутком склепе,
тьма и сырость, шорох крыс.

В ад подвальный малолетку
чары злобные манят,
дали ей любви таблетку -
сильно действующий яд.

Подавляя страх и робость,
недоверчиво слепа,
медленно спустилась в пропасть
дна безумная раба.

В поцелуе стынут губы.
Там, во мгле - игра теней,
жмутся трубы, словно трупы
множества гигантских змей.

Здесь, в заброшенном подвале,
правят бал цари темниц,
пляшут тени гениталий
сверхразнузданных блудниц.

Мгла холодная пронзила,
в тело лезвием войдя,
страсть и страх сполна вкусило
несмышленое дитя.

    1992

     Осень

Осень - дева рыжая,
сбросив свой наряд,
голая, бесстыжая,
не скрывает взгляд.

Клеит грусти вывески
пленница тоски,
рифм скупые прииски,
милые листки.

Ветер в ветви ринулся,
испуская стон,
ноябрем прикинулся
хищный скорпион.

Он своим дыханием
наломает дров!
Кончит он изгнанием
в царство холодов.

Дух зимы скрывается
где-то в двух шагах.
Больше не качается
осень на весах.

Покидая теплый дом,
хочется назад,
под ногами хилым льдом
лужи захрустят.

    1991

Оттепель

Утром выпадает снег,
чист и нежен кристально,
яркий луч в нем играет,
глумливо резвясь.
Удивляюсь я, как
все нелепо, банально
из невинности белой
превращается в грязь.

Образец чистоты,
молода и красива,
дня короткого кротко
пред тобой меркнет свет,
по распутству зимы
ты шагаешь брезгливо
в новых, модных сапожках
и цены тебе нет.

Приставали к тебе
молодые нахалы,
и от них отбиваясь,
так девственна ты!
Мы привыкли к борьбе,
нам нужны идеалы,
мы по миру блуждаем
рабами мечты.

Все как будто во сне,
мерзко грезами тлело,
где любовь - есть всецело
пустое вранье.
Ты явилась ко мне
обреченно и смело
и смиренно терпела
нахальство мое.

В омут твой - как в тюрьму,
мне - что в пекло, что в воду,
я - безмолвный слепец,
все сомненья убью,
все за шутку приму
и лелея свободу,
растоплю я вконец
недоступность твою.

Влипну в плен бытовой
я ценою услады -
сверхнелепая цель
и банальны мечты.
Ах, какой непростой,
непосильной награды
за терпенье свое
нагло требуешь ты!

    1996

     Зимняя ахинея

Притупился рассвет одеяльно,
обеззубилась матерно проза.
Как похмельно чиста и кристальна
индевелая наглость мороза!

Из квадратнометровых трапеций
взор смердит оквадраченно-мутный,
минусит градусовостью Цельсий,
метит в Кельвины, в нуль абсолютный.

Распушился снежище обильно,
олопатился дворник заглотный,
по сугробию прет замогильно
старушец закутливо-лохмотный.

Испытуя хмелевую сытость
от последствий ершистого пива,
шлифану я свою башковитость
об ухабистость льда горделиво.

Зимовится землица белесо,
запудрило мне рыло белило,
лезет в нос дерьмовитость мороза
и лениво быдлеет светило.

    1996

     Пароход

Волна о берег валом бьет,
задраен трюм и угля норма.
Плыви, плыви, мой пароход,
в морскую даль, не бойся шторма!

Пусть необъятный океан
готовит жесткие прогнозы,
всегда на месте капитан
и расторопные матросы.

Смелее в путь! Вперед! Вперед!
Пусть небо собирает тучи!
Плыви, плыви, мой пароход,
стихии не страшись могучей!

Мерещится ль земли мираж -
земле всегда матросы рады.
Или готовят абордаж
в погоне за тобой пираты,

не кроет ли волна беду:
здесь нет покоя ни минуты.
Всех, кто остался на борту,
прошу занять свои каюты.

Порт назначения далек,
тебя причал там ожидает,
маяк в тумане одинок,
то светит он, то исчезает.

Но будет ясен горизонт
и Солнца луч гладь моря тронет.
А пароход мой все плывет
и не смотря на крен, не тонет.

    1992

* * *
Когда слезливой пеленой
мрачнеет небо,
объединив безликой мглой
и быль, и небыль,
надежда дико-холодна
и тьмы всевластье,
ты все, что есть, возьмешь сполна,
мое ненастье.

Там, за ненастною стеной,
в высотах дальних,
царит незыблемый покой
миров астральных.
Там, где проложен в вечность мост,
любовь нас встретит.
Быть может там, средь дальних звезд,
нам счастье светит.

    1996

     ГОСТЬ

Гость
Курица - не птица
Инопланетянин
Вся жизнь - игра
Одинокий мечтатель
Апатия
Обыденность
Я нарушаю
Вырождение
"Ночь - смуглянка..."
Ночь темна
Звезда востока
После продолжительной болезни
Тот, кто отвергнут
"Ничто не придет раньше срока..."
Авеста
Королева созвездий
Мировоззрение
Бюрократ
Спонсор
Нищие
В подвале
Осень
Оттепель
Зимняя ахинея
Пароход
"Когда слезливой пеленой..."



 

КОНЕЦ...

Другие книги жанра: стихи, поэзия

Оставить комментарий по этой книге

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама