стихи, поэзия - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: стихи, поэзия

Канащенков Юрий  -  Стихотворения


Страница:  [1]



     ГЛАДИАТОРЫ

Ушедшие в Лету античные времена,
сползали по краю великой, неведомой бездны.
Была чаша смерти еще не испита до дна,
и даже считалось, что драки и войны полезны.
Тебе брошен вызов, и ты принимаешь бой,
ты - раб поединков, герой и бесстрашный воин.
Один на один, не стоят войска за спиной,
выходишь ты на арену, могуч и спокоен.

Силен твой соперник, нет, в нем огонь не угас,
оружье исправно, надежны его доспехи,
он грозен, опасен и дерзок в решающий час,
и как никогда он уверен в своем успехе.

На страшное зрелище глянуть собрался народ,
свидетель блестящих побед и больших поражений,
спокойны и сосредоточены взоры господ,
любителей острых и полных грехов развлечений.
И вот с ужасающим звоном скрестились мечи,
удар за ударом ловко щиты отражали.
Как ярки, как жарки дневного светила лучи!
Клинки-забияки, купаясь в их свете, сверкали.

Дошел до накала страстей затянувшийся бой,
и в этой стихии минута развязки настала:
соперник слабеет... и вот он повержен тобой,
и дальше судьбу его публика решала.
Похоже, что будет ее приговор суров,
и ты хладнокровно держишь свой меч наготове.
Твой слух режут возгласы: Пусть прольется кровь!
И крики восторга при виде пролитой крови.

    1982

     РОССИЙСКИЕ ЗАРИСОВКИ

Прохожие лениво грязь месили,
топча вконец разбитый тротуар,
и к быту неприязнь оставя в силе,
впадали под влиянье мрачных чар.

Все новые рождая разногласья,
(не без изъяна - каждая семья)
невинный иероглиф "Здесь был Вася"
воспринимали как "Здесь бил вас я".

И с видом гегемонов всей России,
и с тайною опаской в тот же миг
хапуги что-то левое грузили
в обшарпанный изрядно грузовик.

Познав и радость встреч, и боль утраты,
и как звучит по-русски c'est la vie,
ловлю пустые безучастья взгляды,
предчувствуя возврат былой любви.

    1994

     ВЕЧНОСТЬ

Я - везде...
я и выше, и ниже,
я пронзаю и небо, и крыши,
даже если порою придется
об колодцы дворов расколоться.

Я - сама бесконечность пространства,
постоянство и непостоянство,
я - вершина древнейших учений,
тайна духа перевоплощений,
я - пророчества судеб виденье,
дата смерти и дата рожденья,
свет и святость, промозглость и серость,
равнодушие, трусость и смелость,
озабоченность, черствость, беспечность,
и медлительность, и быстротечность,
человечность и бесчеловечность,
с вами я - жрица Божия, ВЕЧНОСТЬ.

    1994

     КРАСОТА

Твоей красе предела нет!
Скупыми рифмами поэт,
увы, воспеть ее не в силах.
Она - смертельный яд в крови,
и розы пламенной любви
взойдут крестами на могилах.
Гневит Всевышнего творца,
сжигая души и сердца,
так вызывающе беспечна!
И тайный дав себе обет -
затмить собой весь белый свет,
забыла, что она не вечна,
что вдруг растает дивный сон,
не в ритм, не в такт, не в унисон
чувств прежних ветренным напевам,
что все поблекнет, все пройдет,
и время в жертву принесет
ее другим прекрасным девам.
Судьба жестокою рукой
отправит нимфу на покой -
окончен бал и песня спета...
и ты умоешься слезой,
узнав оживший образ свой
в блистающих стихах поэта.

    1993

     ПУТЬ К МУЖЧИНЕ

В час ночной, с тишиной,
тьма взошла на престол
и приблизила миг долгожданный.
Деловой, занятой, наконец он пришел,
пусть усталый, но все же желанный.

Как легко на душе!
И встречает уже
поцелуем супруга супруга,
но свидетель Господь,
на голодную плоть
что за мерзость слюнявить друг друга!

Поцелуй мой прими,
только чувствую я,
здесь не пахнет одним поцелуем.
Ты меня накорми,
дорогая моя,
вот тогда, может быть, поворкуем.

Что ж, достоин похвал,
стол давно уже ждал,
взяли верх здравый смысл и рассудок.
Путь к мужчине лежал,
как коварный кинжал,
прямо в сердце, но через желудок.

    1994

     СТРЕМЛЕНИЕ К БЛАГАМ

Что за блажь в стремленьи к благам,
всюду первым быть стараться,
где уж нам, простым трудягам,
за магнатами угнаться!

Безысходность и усталость
презирая, планы строим,
чтоб иметь хотя бы малость,
гнемся, стонем, ломим, ломим...

Тяжким грузом беспредела
мелочь в кошельках осела,
а душа в нужде черствела -
накопилось, наболело!

А судьба играет нами -
тратим время, тратим силы,
чтоб свести концы с концами
от рожденья до могилы.

    1995

     ВОРОНА И ЛИСА

Вороне Бог, единовластец Мира,
из состраданья ниспослал кусочек сыра.
Ей милость Божия весьма польстила.
Она на ель посадку мастерски свершила,
подальше от другого воронья,
да призадумалась о смысле бытия,
в чем заключаются основы мирозданья,
материя первична иль сознанье.
Так вот сама перед собой умом блистала
и в клюве сыр задумчиво держала.

На ту беду лиса, раба злодейских рвений,
на свой пушистый хвост искала приключений.
Увидев, что ее Всевышний обделил,
лисице показался белый свет не мил.
И принявшись ворону созерцать,
изысканно плутовка стала лепетать,
что краше птицы во всем свете не сыскать,
что ее перьями лишь мудрости писать,
и что во всей Вселенной нет мудрей ворон,
и перед ней в ораторстве бессилен Цицерон.
- Прошу, толкни же речь, промолви слово!
Тебя я слушать целый день готова.

Но глянув на лису презрительно и хмуро,
ворона каркнула в ответ: Да что я - дура?
Сыр выпал. Вновь лиса достигла цели
и удалилась, с сыром, прочь от ели.
Ворона ж философски рассудила так:
Произошло обычное перераспределенье благ.
Как резок благосостояния контраст!
Быть может, снова бедной птичке Бог подаст?

    1993

     АФРОДИТА

Ясны очи украсив тенями
и помадой намазав губки,
"Афродита" сверкнет коленями
из-под джинсовой миниюбки,
и свежа, молода годами,
стройный стан соблюдая свой,
по асфальту стучит каблучками,
словно лошадь по мостовой.
Уповает прохожих мгновеньями,
на ходу поправляя волосы,
а мужские взгляды - рентгенами
бьют все чаще, да ниже пояса.

И меня так недавно мучили,
но, о Боже, как мне наскучили
эти глазки, и грудь, и талия,
и так далее, и так далее...

     x x x

Нынче - спрос на сверхкрасоток,
как щедры дары природы!
Превратят ли их в кокоток
или в жертвы криков моды?

А желающих так много -
ни конца тому, ни края:
Вот еще одна "Джоконда",
вот еще одна "Даная",
каждая достойна лести,
уникально одеянье,
только было б все на месте,
только было бы желанье...

     РЕКЛАМА

Потребитель сверхмодных вещей,
обитатель торгового дома -
все разборчивей он, все щедрей,
ему каждая мелочь знакома.

Дорогие меха! О, мираж!
Как увидели, так обалдели!
Лихо впишутся в зимний пейзаж
длинноногие фотомодели.

Да, реклама - всесильная вещь!
Браво законодателям моды!
Потребитель вцепился, как клещ,
хоть его раздражают расходы.

     КОРОЛЕВА КРАСОТЫ

Сбылись заветные мечты
в изяществе походок плавных!
О королева красоты,
ты - первая, тебе нет равных!
О, как блажен судьбы просвет!
Тебе, тебе цветы живые!
О, нимфа! - восклицал поэт.
О, фея! - вторили другие.

Но сон растаял на беду,
к тебе действительность вернулась,
когда с авоськами на льду
ты так бездарно растянулась.
Но джентльменов рядом нет.
О, где вы, грезы голубые?
Растяпа! - пробурчал поэт.
Раззява! - гаркнули другие.

     x x x

Небеса в ночи темнели,
чьи-то сны лелеет ночь.
Твой младенец в колыбели,
на тебя похож точь-в-точь,
что-то странное лепечет,
разрезвился и не спит,
в погремушки ручкой мечет
и шалит, шалун, шалит!
Одержима бренной целью -
не уснуть... вот-вот уснешь,
и склонясь над колыбелью,
тихо песни ты поешь.

От разлук изнемогая,
льнет к тебе моя душа,
чтоб помочь тебе, родная,
убаюкать малыша.

     x x x

Люблю я засыпать под мерный шум дождя,
проваливаясь в сон,
куда-то уходя,
туманится сознанье, мысли меркнут,
и я куда-то, в мир иной, низвергнут.
В нем растворяюсь я,
окутан теплым сном,
не трогает меня
ненастье за окном,
в спокойствии все тело пребывает,
и нежится душа, и отдыхает...

Но мой растаял сон.
Как звонко птичье пенье!
Луч солнца сквозь окно
облегчит пробужденье,
сияют лужи тут и там, на солнышке блестя,
и небо чисто, и давно уж нет дождя.

    1993

     ЗАБРОШЕННЫЙ ХУТОР

Хутор стоит в Вологодских лесах,
всеми забыт, заброшен.
Плуг не коснется земли в тех краях,
луг много лет не кошен.
Лишь пролетит одинокий шмель,
да комары резвятся.
Мимо пройдет осторожный зверь -
нечего здесь бояться.
Ранней зарею петух не споет,
скот не пойдет на выгон,
ветхие срубы - подобье сирот...

Словно забвенью выдан
весь этот край и весь этот простор.
Прежняя жизнь заглохла -
много воды утекло с тех пор,
много ручьев засохло.
Так вот, сквозь годы, за днем идет день,
в блеклости дикой картинки,
только, увы, не видать перемен
в дебрях Российской глубинки.

    1994

     ВЕСНА

У природы - свои права,
у природы - свои прогнозы.
Вновь безудержная весна
у берез вырывает слезы.

В ясных отблесках вешних вод,
пеньи птичьем и солнца сияньи
все яснее ее приход,
все нежнее ее дыханье.

И не зная дорог и троп,
в чистом поле, где краски пестры,
жеребец совершал галоп,
на ходу раздувая ноздри.

Он себя удержать не смог,
молод, дерзок, красив и ясен,
забывая, что мир жесток,
свято веря, что мир прекрасен.

    1993

     ВСЕ, КАК ВСЕГДА

Все, как всегда...
И небо хмурится
от суматохи городской,
и грохот транспорта на улице
в безмолвии толпы людской.

Все, как всегда...
Заботы старые
вновь разрывают на куски,
души пожары небывалые
меняют приступы тоски,
и в радость перемен не верится,
у каждого судьба своя.

Все, как всегда...
Когда ж изменится
однообразье бытия?

    1985

     ТАЙНЫ ИСТОРИИ

Что кроется там, под камнями
надменных вершин пирамид?
Рабы остаются рабами,
пока надзиратель не спит.
Хранили молчание сфинксы
во мгле вековой тишины,
решаются войнами иксы,
и воины жаждут войны.
Строители древних развалин
шагают незримой тропой,
история, полная таин -
их детище, их крепостной.
Растут диссертации в стопки
и противоречий скандал,
усердно ведутся раскопки,
где каждый сенсаций искал.

     x x x

Мы все под солнцем и луной
в плену материи единой,
нам целью - мнимый рай земмой...
Неудержимою лавиной
течет сознания струя,
все на пути своем сметая,
духовность - призрак бытия,
объемов графика скупая -
мировоззрения полет
бесплодной уймой точек зрений,
и в неизвестность нас влечет
господство тайных измерений.

А жизнь внезапно - коротка,
врасплох - последнее дыханье
и блеск застывшего зрачка -
опустошенья содержанье.

    1993

     РАЗГУЛ

Раздольно веселье,
богато застолье,
мила нам сивушная вонь!
Мы пьем под закуску,
да пляшем вприсядку -
дай жару, шальная гармонь!
Веселые, пьяные до неприличья,
друг другу открыты душой.
С ума меня сводит улыбка девичья -
поедем кататься с тобой?
Мне сердце волнуя,
твои поцелуи
отнимут последний покой.
Россия родная,
любовь неземная,
навеки, навеки я твой!
Вернувшись к постою,
кричу со слезою:
О как я безумно влюблен!
И ночью густою,
в обнимку с тобою,
уйду я в неистовый сон.

Наутро, объятый похмельною дрожью,
я пью у колодца с ведра.
Неужто по этому вот бездорожью
мы мчали так лихо вчера?

    1993

     x x x

Храмы шитые златом
и просторы равнин,
обагренных закатом
лучезарных долин
и морскую обитель -
это, кажется мне,
где-то раньше я видел...
Не во сне... Не во сне...
В глубине подсознанья
помню смутно свой дом,
тайну цели желанья,
в воплощеньи ином
жил я жизнью другою,
и уверенность есть,
что встречался с тобою,
но не здесь... Но не здесь...



 

КОНЕЦ...

Другие книги жанра: стихи, поэзия

Оставить комментарий по этой книге

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама