стихи, поэзия - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: стихи и поэмы

Лекомцев Александр  -  Блиставица


Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]

Страница:  [6]



                         ГАРМОНИЯ

             Скрипели мастерки о кирпичи,
             Казалось небо ярче и бездоннее,
      И сыпались на головы лучи.
             Жила в движенье вечная гармония.

             Останови работу на момент,
             Раствора или отдыха потребуй –
             Гармония погаснет, словно свет,
             Поблекнет солнце, потемнеет небо.

                           МАЛИНОВАЯ ВЕТКА

                            Нашла коса на камень,
                            Труда без боя нет.
                            Порезан мастерками
                            Пылающий рассвет.

                            Так новый день рабочий
                            Вливается в дела…
                            На стройке, у обочин,
                            Малина тяжела.

                            Мне крикнула блондинка,
                            Зажав платок в горсти:
                            - Отменная малинка!
                            Не робкий – угости!

                            Я рву, не зная боли.
                            В сознании ясней,
                            Что мы ни пуда соли
                            Не поделили с ней.

                            Но каменщица эта
                            В ритмичной новизне –
                            Красивая планета,
                            Открывшаяся мне.

                        * * *

                 Мы строили дорогу,
                 Тянули на восток…
                 Нам верилось, как в бога,
                 В рождение дорог.

                 Дела не в долгий ящик.
                 Не нам бояться дел,
                 И на глазах заказчик
                 И цвёл, и молодел.

                  Тянулась лента трассы
                  В таёжное село.
                  Пусть тут не все мы асы,
                  Но нам пока везло.

           Казалось, что работа
                  Шла сама собой:
                  Ни трудностей, ни пота.
                  Лишь август золотой.

                  Асфальт твердел под вечер,
                  Как вара волдыри,
                  И отдыхали плечи
                  До утренней зари.

                                      СТАРАТЕЛИ

                    Пусть дни, недели тратили,
                    Шли не одну версту,
                    Но верили старатели
                    В удачу и мечту.
                    Бульдозеристы, бурые
                    От глины и ветров,
                    Словами не культурными
                    Ругают комаров.

                    А бригадир не прячется,
                    И речь его тверда,
                    Мол, будете артачиться,
                    Катитесь – кто, куда.
                    Там всюду безработица,
                    Так захотел… магнат;
                    А станете… заботиться,
                    Добудем нужный клад.

                    Землицы перемолото
                    Тьма тонн. С ума сойти!
                    Но день настал – и золото
                    Легло на их пути.

                    Погода – фарт, весенняя,
                    Лучи их спины жгут.
                    …Один процент везения,
                    Всё остальное – труд.

                             * * *

          Электросварщик огонь зажёг,
          Режет глаза он иглами света.
         Утро пришло. Сине-красен восток.
          Плавает в небе бескрайнее лето.

          Скоро и солнце должно взойти,
          Прожечь отверстие в небесной сини.
          А лето только на полпути.
          Ему ещё плыть и плыть по России.

                     БЕРЁЗКА У ПРОХОДНОЙ

            У проходной завода
            Берёзка в бликах зари.
            Звонкая медь восхода –
            Крикливые воробьи.
            Последние вздохи ночи,
            Смешанные с листвой,
            И голоса рабочих,
            Летящие к проходной.
            Трепещут ветви берёзы.
            Гул шагов – в облака.
            В полуденный зной, в морозы
            Ждёт она жениха.
            Как вечер спешащий ясен.
            Усталый, закончив труд,
            Выйдет к ней стройный ясень,
            И вместе они пойдут…

                          СОСНА

               Дрожат кусты и травы,
               Я на ветру продрог.
               Бел в облаке кудрявом
               Небесный потолок.

               Спокойна, недвижима
               Высокая сосна,
               Свидетель всех режимов
               И новых бед она.

               Как выжила, сумела
               Среди лихих деньков?
               Стоит осиротело
               Одна в кругу пеньков.

               Я здесь – простой прохожий,
               У жизни ученик.
               Но даже я, быть может,
               Неясное постиг.

               Постиг, что жизнь – мгновенье,
               Сведённое на нет;
               Постиг, что живы тени
               Давно минувших лет.

               Судьба людей печальна,
               Их душ не рассмотреть,
               И косит их отчаянно,
               Как эти травы, смерть.


             Шальные леспромхозы –
               Кормушка для князьков.
               Сосны смолисты слезы
               Что руки мужиков.

               Всё вырезано сходу.
               С отправкой за бугор.
               Кто здешнему народу
               Выносит приговор?

               Работали вы споро…
               Что с мужиков-то взять?
               Деревьям тут не скоро
               Ещё произрастать.

               Народные щедроты
               Жлоб вырвал у страны.
               Мужик, ты без работы
               И жертва без… войны.

               А за такие гроши,
               Что дали тебе псы,
               Ты купишь, мой хороший,
               Лишь метр колбасы.

               Вас обобрали, братцы.
               Вы нынче не в цене.
               И плакать, и смеяться…
               Что делать то сосне?

               Вы зря хотели воли,
               Всё прибрано к рукам.
               …Глаза сосна мозолит
               Пенькам и дуракам.


                                   * * *

          Я чувствую себя за всех виновным,
          Когда нечестен кто-то и сполна,
          И плавится во мне, как в жаркой домне,
          Кипит моя не личная вина.
          Подмостки прошлого давно сгорели,
          В нём кто-то плакал, бредил, падал, мёр.
          А мне всегда казалось, в самом деле,
          Что я убийца, узурпатор, вор…
          Пусть виноват за всё, чем не виновен,
          Но я, пороки мерзкие кляня,
          В негодованье часто хмурю брови…
          Нет никого виновных… за меня.


         К р у т о я р 


                       * * *

                    Я с крутояра сойду
                    К весёлой реке,
                    Ивовый прутик найду,
                    Напишу на песке:
                    «Здравствуй, Россия, я тут…».
                    Мы вместе с тобой.

                    Ирисы наши цветут
                    Волной голубой.
                    Птицы-певуньи кругом
                    В зелёной листве.
                    Здравствуй, Россия, мой дом,
                    Мой солнечный свет!

                    Клонится к стёжке трава,
                    Высока и сильна.
                    Речка смывает слова,
                    Смеётся волна.

                    «Здравствуй…» пишу я опять
                    Средь ясного дня.
                    …Родину сможет отнять
                    Лишь смерть у меня.

                             ПЛОВЕЦ

           Ветра мне надо,
                                    Сильного, бурного,
                                                         Злого!
                      Сморщился парус.
           Ветер награда
                                       Моря лазурного
                       Но не осталось
                                                          Ветра живого.

           Жив я один,
                                       А море мертво
                                                           И обширно,
                        Море пустынно.
            Я – господин.
                                       Вокруг никого.
                         Страх и глубины.
                                                            Глубинная ширма…

            Море, мне ветра!
                                         Где-то кальмары
                                                             Крадутся,
                          Пир предвкушая.
             Синие метры,
                                          Глади гектары…
                          Телом решаю
                                                              Ветра коснуться.

             Всё помертвело,
                                          Но щупалец тянутся
                                                               Плети.
                           Гладь оживает.
              Ветра для тела!
                                           Ветра для паруса!
                           Боль ножевая…
                                                                Будет ли ветер?!


                     ЗАКОЛДОВАННЫЙ ПОСЁЛОК

           Покойнички в гробах не со «вчера»,
           Годами их не сносят со двора.
           Смердят их трупы долго. Что же так?
           Чего же не хоронят их, земляк?

          Мужик смущённо телогрейку мнёт:
           - Земля в своё их чрево не берёт.
           Мы пели гимны, нужные стихи…
           Видать, не принимает за грехи.
           Вот, слышь, браток, дела нейдут на лад.
           Мы в землю их, а нам земля – назад…

           - Да будет на посёлке тишь да гладь.
           Настало время трупы оживлять.
           Пусть из лесов придут сюда волхвы.
           Начнут не с ног, а прямо с головы.

           - Пустое слово говоришь сейчас.
           С Тибета приезжали и не раз.
           Живой водой омыли – всё мертвы.
           А ты твердишь… Какие там волхвы!

           - Тогда поставьте им дворец большой.
           Вы люди работящие… с душой.
           Пускай, руководят, в числе других…
           Ведь толку нет от мёртвых и… живых.

           - Ты – ангел, слава, честь тебе, хвала!
           Теперь легко пойдут у нас дела.


           Я исчезаю, я всегда в пути.
           То был не я, а Дьявол… во плоти.

                          БРАНЬ-ТРАВА

                   Брань-трава отцветает в июле,
                   Голубые летят лепестки.
                   На России не считаны пули,
                   Что пробили сердца и виски.

                   Сколько войн отцвело, отпылало,
                   Нет почти не прострелянных мест.
                   Ни война ли судьбою играла
                   Чёрных вдов и забытых невест.

                   От Поморских земель до Приморья
                   Ожидаем обещанных благ.
                   А покуда – великое горе
                   И трёхцветный над Родиной флаг.

                   Бедам нет ни конца и ни края,
                   Отливаются в пули слова.
                   Голубыми цветами сверкая,
                   Снова в битву зовёт брань-трава.

                              ЦВЕТЫ

              Ударил вечер свежестью на люд,
              И, смешивая солнечные краски,
              Весенний город ждал, пока нальют
              Тарелки площадей ночною сказкой.

              - Цветы,- кричала женщина,- цветы!
              Берите для людей хороших!

              От жара не успевшую остыть
              Топтали люди мученную площадь.

               - Цветы, цветы!- Летело над водой,
               По улицам неслось упрямо.

               Цеплялась девочка за материн подол:
               - Пошли домой. Мне надоело, мама!..

               Не всё спешило отойти ко сну,
               Влюблённые слонялись у обочин.
               Крик женщины и всхлипы… в тишину
               Ломились в аромат цветочный.




                                * * *

                   Жизнь моя – крайняя мера,
                   Ночи страшны и грубы.
                   Вижу во снах квартирьеров,
                   Тех, что строгают гробы.

                   Горечью лет не напиться,
                   Я ведь у жизни в долгу.
                   Но незнакомые лица
                   Вижу на… том берегу.

                   Это постигнет не каждый.
                   Всяк ли в Бессмертие вхож?
                   В Мире Подлунном от жажды
                   Гибнет и Правда, и Ложь.

                   Много Миров, там... за дверью
                   Там за закатом – рассвет.
                   В доброе слово я верю,
                   Только не в… добрый совет.

                   Жизнь за порогом – не чудо.
                   Там я бывал наяву.
                   Часто туда и оттуда
                   В чёрном пространстве плыву…

                   В чёрном пространстве тревога.
                   Всюду она – не мираж.
                   Может быть, жизнь, не убога,
                   Только… частично шантаж.

                   Что-нибудь жизнь моя значит,
                   Чёрной идя полосой.
                   Там заждалась меня, плачет
                   Женщина с острой косой.

                               * * *

                 Прохожего незримое авто
                 На полной скорости безжалостно сбивает.
                 Да, снова я хочу сказать про то,
                 Про то, что невозможно, но бывает.

                 Голодной мухе, что попала в мёд,
                 Поверить трудно в смерть от жизни сладкой.
                 Но есть надежда, что душа живёт
                 В иных мирах открыто и… украдкой.

                 Во всех вещах, казалось, не живых
                 Меняется лишь форма,  что… квартира.

               Но, всё ж, мы ран страшнее ножевых,
                 Суть Бытия не от Земного Мира.

                 Как нелегко сломать стереотип
                 Чудес привычных. Новое – шарада.
                 Незримое авто, и гул, и скрип…
                 … Путей немало из земного ада.

                              * * *

            Между мирами ночь – всегда межа.
            В ней столько тайн, непонятых загадок.
            Таинственный, безжалостный порядок…
            Сознание – на лезвии ножа.

            Сквер городской ночное небо пьёт,
            Свет фонарей назвать-то светом лестно.
            Я вижу, женщина, прозрачна, бестелесна,
            Девчушку сонную отсюда прочь ведёт.

            Сказал я приведенью: «Погоди!
            Оставь дитя! Верни ей жизни радость!».
            Но девочка задорно засмеялась:
            «Я сон смотрю. Ты, дядя, уходи!».

            Бессилен я межу сравнять с землёй…
            Прощай, дитя! До встречи в тьме столетий
            На том, на этом… на каком-то свете!
            Мы все и всюду в сущности одной.

             А смерть, всего лишь, временный уход
             Из бытия и забытья земного,
             И нет ни у кого пути иного.
             У каждого успенья свой черёд.

             Я встретил утро в сквере, во дворе.
             Всё потому, что был всегда поэтом…
             Изрядно подустал на свете этом,
             Как пёс голодный в старой конуре.

              Окно светилось в доме, в серой мгле.
              Рыдания ко мне неслись оттуда.
              Мои родные, смерть – ведь тоже чудо.
              Ребёнок жив… не здесь, не на Земле.

                       ЧЁРНЫЕ ПТИЦЫ

                  Поверьте мне, дамы и господа,
                  Что я не любитель слагать небылицы.
                  Над нашей землёю туда и сюда
                  Летают большие зловещие птицы.

          Они – не вороны, но крылья черны,
                  И не боятся ни дня и ни ночи.
                  Они пролетают сквозь явь даже в сны,
                  Их раньше не видел никто, между прочим.

                  Вам, право, смешно, не для вас маята
                  Несуществующей, якобы, темы.
                  Господь вас простит. Велика слепота
                  Толпы одуревшей и мрачной системы.

                  Я вижу, как чёрные птицы летят,
                  За крыльями их – ни дождя и ни света.
                  От них всё сильней нарастающий смрад,
                  А это дурная и злая примета.

                   Нет, я не из партии старых кликуш
                   И тоже надеюсь, что справимся с тьмою.
                   В ней люди уходят под радостный туш
                   В свободное братство с дырявой сумою.

                   Вы смотрите в землю – ни глаз и ни лиц.
                   Одно утешенье – землица сырая.
                   Но кормят хозяева алчущих птиц
                   Живыми людьми, ни на что не взирая.

                                  КОРМУШКА

                      Боровам и прочим чушкам,
                      Всей свинячьей родове,
                      Мы поставили кормушки,
                      Чтоб жирели на жратве,
                      На крови и судьбах наших,
                      На доверье к ним слепом…

                      В их речах, дерьмом пропахших,
                      Лишь посулы «на потом».
                      В телеящиках уныло,
                      Полусонно, невпопад
                      Хрюкают свиные рыла
                      Уж который год подряд.

                      Знайте, братья по несчастью,
                      По судьбе, по нищете,
                      Завтра снова быть ненастью.
                      Скот над нами – на скоте.

                      Ныне я невзгод напарник,
                      Тяжких бед Родной Земли…
                      Процветает наш свинарник.
                      Что ж мы свинство развели?


               Мы у них добра просили,
                      Но попали под ярмо,
                      А добро и жизнь России
                      Превращается в дерьмо.

                      Что когда было свято
                      (Нет, не «красный паровоз»)
                      Превращают поросята
                      В прочный и густой навоз.

                      На хавроньях ожерелья
                      Из-за дальнего бугра…
                      Раздобрели, разжирели
                      На забой их всех пора.

                      Хватит здесь забот, резонно,
                      Крепко наш народ зажат…
                      «Чопы», «Альфы» и «Омоны»
                      Свинокомплекс сторожат.
                      Свиньям люд отдал судьбину.
                      Тут реально… пропадёшь.
                      За пятак мы горбим спину,
                      А порою – ни за грош.

                      Их кормушки – нам отрада.
                      Мы ведь совестью сильны…
                      В тех кормушках – не баланда,
                      А богатства всей страны.

                      Но уже не видно края,
                      Путь к… Свободе всё длинней.
                      Не бывает лучше рая
                      Для ублюдков и свиней.

                         О ПОПУГАЯХ

                    Два попугая Серж и Лина
                    Живут в сторожке лесника.
                    Их любит молодой детина.
                    «Любовь, слышь, паря, на века».

                    Они умны и горделивы
                    (Что я - дурак, твердят полдня).

                     - Ты приглядись, не птица – диво,-
                     Так убеждает он меня.-
                     Нам попугаи всенародно
                     Для дома каждого нужны.
                     Пускай для супа не пригодны,
                     Зато красавцы и умны.


                    Он всё о них, о них родимых,
                     Заморских, из далёких мест…
                     Он, будто из огня и дыма.
                     Ну, как ему не надоест?

                     Ночь на дворе, он всё про то же,
                     Что люди, дескать, им сродни…
                     Спаси меня, великий боже!
                     Спаси, помилуй, сохрани!

                     А он про них всё бает, бает…
                     Я засыпаю в пять минут,
                     И снится мне, что попугаи
                     Стихи и прозу издают.


                      БЫЛИНА О ПУСТОТЕ


                                      1.

                    В сквере зелёном детина
                    Коляску катает, млея:
                    - Тихо! Разбудите сына.
                    Ржёте на всю аллею.

                     Мы замолчали с другом,
                     Притихли в шуме и гаме.
                     Друг мне сказал с испугом:
                     - В коляске мешок с деньгами.


                                       2.

                     Мы видим дивное диво,
                     Но нас тут не понимают…
                     Две брюнетки счастливых
                     Тюк с баксами пеленают.

                      Баюкают мамы и няни,
                      С мешочками и с кулями,
                      Тугрики и юани…
                      Колясочки с шекелями.


                                   3.

                       «Да что же это такое?»,-
                       Душа моя Мир спросила.
                       Я трижды взмахнул рукою:
                       - Сгинь, нечистая сила!

               Сгинь, мрачный сквер в обманах
                       И место, что вы обжили!
                       …Тут и в толстых романах
                       Страницы пустыми были.


                              * * *

                Лист осенний упал на траву,
                Разлетелась листва по лугам.
                Я грущу, потому что живу.
                Лето падает к стылым ногам.

                Я усталый немного и злой,
                Ни вчерашний ищу ли день?
                Не маните меня весной,
                Я один из осенних людей.

                Под ногами листва и листва,
                Клёны в ярком сгорают в огне,
                Помолчу. Ни к чему тут слова.
                Осень прошлая стонет во мне.

                               * * *

            Под крутояром плещется река,
            Что память, и чиста и глубока.
            А так ли жил, а та ли я живу,
            А тех ли в сердце я порой зову?

            Коль грешен я, хоть на секунду лжив,
            То вниз меня швырнёт крутой обрыв.
            Пусть утону я в памяти своей,
            Во зле врагов, в страданиях друзей.

            Я был собой, мне жизнь – бесценный дар,
            И вниз меня не сбросит крутояр.
            А тех, кто не всегда довольны мной,
            Я чувствую затылком и спиной.

            На то и комары, чтобы жужжать…
            Заре вставать, реке вперёд бежать.

             М е х а н и ч е с к и й   с о л о в е й

                                 КТО МЫ?

               Среди иллюзий и вечной лжи
               Одеты души в земную плоть…
               Кто мы такие, Господь, скажи!
               Кто мы такие, скажи, Господь!
                       Космическое чудо
                       Или мы – ничто.
                       Откуда мы, откуда
                       И кто мы, кто мы, кто?..
                   На Земле мы – не дома,
                   Нам гостить суждено…
                   Но откуда и кто мы,
                   Нам узнать не дано.

             Среди Надежды ночей и дней
             Не рви, Господь, сознанья нить.
             Скажи, Господь, что же страшней:
             Жить на Земле или не жить.
                        Не будет нам покоя
                        Ни позже, ни сейчас.
                        Но что же мы такое,
                        И мы ли это в нас?
                   Я до дрожи под кожей
                   Побратался с Землёй.
                   …Как мы все не похожи.
                   Путь у каждого свой.

                     Я ОБНИМАЮ…

                 Дрожь свою унимаю.
                 Иногда не любя,
                 Я себя обнимаю,
                 Обнимаю себя.
                             Страсть – святое понятье,
                             Рентгеновские лучи.
                             Как горячи объятья,
                             Как они горячи!
                       Обнимаю не пламя,
                       Обнимаю не блажь.
                       Обнимаю я память,
                       Обнимаю мираж.

                 Всё теперь понимаю,
                 О прошедшем скорбя.
                 Я себя обнимаю,
                 Обнимаю себя.
                             Я вне тела. Проклятье!
                             Нет на мне злой вины.
                         Как холодны объятья,
                                 Как они холодны!
                       Обнимаю не в ссоре,
                       Обнимаю – не жду.
                       Обнимаю я горе,
                       Обнимаю беду.

                Свою тень я поймаю,
                Свою душу губя.
                Я себя обнимаю,
                Обнимаю себя.
                               Себя постигнул не кстати я.
                               Мы разные, мы далеки…
                               Как абсурдны объятья,
                               Как объятья дики!
                        Обнимаю в коварстве,
                        Обнимаю не бред.

                   Обнимаю в пространстве
                   Свой затерянный след.

                       МЕХАНИЧЕСКИЙ СОЛОВЕЙ

                  Среди искусственных ветвей
                  Круглый год
                  Механический соловей
                  Нам поёт.
                               Мы роботы с тобою,
                               Мы на стезе критической,
                               И стал судьбою
                               Певец механический.

                  Не раздвинуть стальных ветвей,
                  Нет забот.
                  Механический соловей
                  Нам поёт.
                               Ты тоже вся из стали,
                               Надёжной и технической.
                               Мы тебя ждали,
                               Певец механический.

                 Тебе выпадает не быть моей…
                 Час придёт!
                 Механический соловей
                 Нам поёт.
                               Не верю в твои слёзы
                               Под бездною космической.
                               Медные – розы,
                               Соловей – механический.



                    * * *

          Гвозди вбивают в душу,
          Гвозди рьяно вбивают.
          Гвозди вбивают, слушай!
          Гвозди Мир убивают.
                 Души к плоти прибиты…
                       Гвозди вбивают под стоны.
                       Гвозди вбивают в молитвы,
                       Гвозди вбивают в иконы.
          Гвозди вбивают в счастье.
          Гвозди рьяно вбивают.
          Гвозди вбивают часто.
          Гвозди Мир убивают!
                        Счастья мы знали в меру.
                        Гвозди вбивают на годы.
                        Гвозди вбивают в веру,
                        Гвозди вбивают в свободу.
          Гвозди вбивают в Бога.
          Гвозди рьяно вбивают,
          Гвозди вбивают строго.
          Гвозди Мир убивают!
                        Господа люди судят.
                        Гвозди вбивают в мясо.
                        Гвозди вбивают люди,
                        Гвозди вбивают в Спаса.


                        ТЫ – ПТИЦА

                                            Не сон мне снится
                                            В тревожную ночь.
                                            Ты стала птицей.
                                            Улетела прочь!
                              Твой полёт высок -
                              Жизни месть.
                              Пулею - в висок
                              Эта весть.
                              Я тебя, прости,
                              Не любил.
                              Мне б приобрести
                              Пару крыл.
                                              Ты птицей стала,
                                              Возврата нет,
                                              И неба мало
                                              Среди комет.
                             У моих высот
                              Нет лица.
                              Долог твой полёт –
                              Без конца.
                              Средь земных потерь
                              Ты мертва.
                              Ты была, поверь,
                              Не права.
                                             Не жди возврата
                                             На белый свет.
                                             Душа крылата,
                                             И возврата… нет.
                               Вспоминай порой
                               Землю-клеть.
                               Следом за тобой
                               Мне лететь.
                               В Мир спешу иной
                               От Земли.
                               Крылья за спиной
                               Проросли.

                        * * *

                    Не понимаю синих твоих глаз,
                    Тебе внимаю.
                    Что так волнует и сближает нас,
                    Не понимаю.

                    Не понимаю вздохов я твоих.
                    Тоска немая.
                    Ты мне откройся на короткий миг…
                     Не понимаю.

                     Не понимаю, что со мной теперь,
                     В начале мая,
                     И почему уходишь ты за дверь,
                     Не понимаю.

                     Не понимаю, что за боль во мне.
                     Я обнимаю
                     Тебя в коротком и тревожном сне.
                     Не понимаю.

                     Не понимаю, непонятных слёз
                     Не унимаю.
                     За что люблю тебя всерьёз,
                     Не понимаю.

                         НЕБЕСНЫЕ КИРПИЧИ

              Ночь. Дорога. Слёзы. Стоны. Смех в ночи.
              Свет реклам. Холодный ветер. Тьма вокруг!
              Звёзды в небе надо мной, что кирпичи.
              Упадёт кирпич на череп - мне каюк.
              Упадёт. А я без каски. Наяву!
              Дуракам полёт кирпичный ни почём.
              Извините! Если можно, поживу.
              Ты в меня не целься небо кирпичом.
              Темнота. Тревога. Дождик. Льёт во мгле.
              Вой сирен. Ночная песня. Тишина.
              Мало места! Мало места на земле.
              Кирпичи летят на землю. Март. Весна.
              Кирпичи! Сверкают злобно. Яркий свет.
              Для кого это радость. Мне – беда.
              Упадёт кирпич на череп – и привет!
              Надо спрятаться под крышу… навсегда.


       …Я лежу с улыбкой. С кирпичом во лбу.
              Мне плевать! Не страшно. Всё летят - и пусть.
              Надо же кому-то полежать в гробу.
              Стану кирпичом и назад вернусь.
              Смело подставляёте череп кирпичам!
              Разве не обрыдла вам суета?
              Я советую гулять вам по ночам.
              Кирпичи летят на землю. Красота!

                               * * *

             «Назвался груздем – в короб полезай»,-
             Сказали мне, и я в него забрался.
             Ошибся, но дороги нет назад.
             Так оказался я средь серой массы.

             Но тот, кто редактировал грибы,
             Во мне вначале выразил сомненье.
             Но раз назвался, так тому и быть,
             И засолил меня с особым рвеньем.

             К столу меня подали на обед…
             Но гриб в лесу назвался человеком,
             Прогнил и раструхлявился на нет,
             Не в силах шевелиться и кумекать.

             Хрустят грибы у люда под губой,
             Их жрут и за окном, и за оконцем.
             Какого ж чёрта злобною судьбой
             Был назван груздем Александр Лекомцев?

                                * * *

                      Нет меня, белый свет,
                      Нет меня среди дня.
                      Нет меня, нет меня,
                                                         Нет!
                      Нет меня…
                                         Нет - меня!
                                         Нет меня, не зови.
                                         Нет меня, не суди.
                                         Нет меня, ты живи,
                                         Жизнь твоя впереди.

                      Нет меня, камни вслед.
                      Нет меня, суетня.
                      Нет меня, нет меня,
                                                            Нет!
                     Нет меня…
                                            Нет - меня!
                                            Нет меня в тяжком зле,
                                            Нет меня в доброте.
                                     Нет меня на Земле,
                                            Только в твоей мечте.

                       Нет меня. Жизнь, ты – бред!
                       Нет меня, знаю я.
                       Нет меня, нет меня,
                                                            Нет!
                       Нет меня…
                                              Нет – меня!
                                              Нет меня, что скрывать.
                                              Нет меня, ну и пусть.
                                              Нет меня, слёз не трать,
                                              Может быть, я вернусь.

                                  ХОДУЛИ

              На карнавальном разгуле
              Сто лет веселится народ.
              Дали мне в руки ходули
              И приказали: «Вперёд!».
                                     Но я иду неуверенно,
                                     Совсем не знаю, дойду ли.
                                     Ходулями жизнь промерена.
                                     Снимите с меня ходули!
                          Шагают под беды, под пули
                          Ходули, ходули, ходули!

              Быть может, меня надули,
              Как многие сотни раз?
              «Наденьте ваши ходули!
              Не обсуждайте приказ!».
                                      Шагаю вперёд восторженно.
                                      Но где я? В раю, в аду ли?
                                      Иду, если так положено.
                                      Люблю я свои ходули
                           В скрежете, гаме и гуле –
                           Ходули, ходули, ходули!

               Все мы в дороге уснули.
               Вижу я в снах моих:
               К ногам приросли ходули,
               Не ампутировать их.

                                Ходули – история вечная.
                                       Дойти до конца смогу ли?
                                       Самые человечные
                                       В нашей стране ходули.
                             Согрели, одели, обули
                             Ходули, ходули, ходули!



                                 * * *

               Выстрелы в спину. Жизнь, ты со мной.
               Выстрелы в спину. Рук я не вскину.
               Выстрелы в спину. Выстрелы в спину.
               Выстрелы в спину. Враг за спиной.
                                         На улице гульба,
                                         И пляшут злые тени.
                                         По спинам в цель стрельба –
                                         И падают мишени.

                Выстрелы в спину – вопрос и ответ.
                Выстрелы в спину. Брови я сдвину.
                Выстрелы в спину. Выстрелы в спину.
                Выстрелы в спину, в бронежилет.
                                          Нам вечно жить – судьба.
                                          Не встанем на колени!
                                          По спинам в цель стрельба –
                                          И падают мишени.

                 Выстрелы в спину – и весь разговор.
                 Выстрелы в спину, я жизнь не покину.
                 Выстрелы в спину. Выстрелы в спину.
                 Выстрелы в спину. Отвечу - в упор!
                                     Кому пришла труба
                                           В минуты откровений?
                                           По спинам в цель стрельба –
                                           И падают мишени.

                            * * *

            Птицы летят от сожжённого бора,
            Птицы летят далеко-далеко.
            Птицы летят, возвратятся не скоро.
            Птицы летят, улетать нелегко.
                                   Птицы летят прочь,
                                   Птицы летят в тень.
                                   Птицы летят ночь,
                                   Птицы летят день.

            Птицы летят от крика и стона,
            Птицы летят, их уже не вернуть.
            Птицы летят, всё летят непреклонно.
            Птицы летят, продолжается путь.
                                     Птицы летят, жаль.
                                     Птицы летят – грех.
                                     Птицы летят вдаль,
                                     Птицы летят вверх.

             Птицы летят из тел сиротливых,
             Птицы летят из грешной крови.
             Птицы летят от людей несчастливых.
         Птицы летят – зови не зови.
                                      Птицы летят, знай!
                                      Птицы летят, брат.
                                      Птицы летят в рай,
                                      Птицы летят в ад.

                          * * *

        Зеркала обступили кругом,
        Зеркала – мир тревоги и зла.
        Зеркала дышат адским огнём.
        Зеркала, зеркала, зеркала!
                                Зеркала – твоя песня печальная.
                                Зеркала – мной не понятый храм.
                                Зеркала – твоё платье венчальное.
                                Зеркала! Я иду к зеркалам!

        Зеркала впереди, за спиной.
        Зеркала – в них надежда жила.
        Зеркала! Ты уже не со мной.
        Зеркала, зеркала, зеркала!
                                 Зеркала – мои слёзы тревожные.
                                 Зеркала наяву и во сне.
                                 Зеркала, я хочу невозможного.
                                 Зеркала! Ты вернёшься ко мне.

        Зеркала, поглотите меня!
        Зеркала ты с собою взяла.
        Зеркала среди чёрного дня.
        Зеркала, зеркала, зеркала!
                                   Зеркала разбиваю уныло я.
                                   Зеркала разлетаются в миг.
                                   Зеркала, всё прошедшее минуло.
                                   Зеркала! Ты останешься в них.

                        * * *

         Небо упало! Небо подмяло.
         К жизни пришла ты в гости.
         Небо упало! Небо упало!
         Сплющены небом кости.
                                 Сердце щемило,
                                 Небо манило.
                                 Под небесами
                                 Кровь со слезами –
                                 Небо тебя раздавило.

          Небо упало! Как ты мечтала
          К небу прижаться душою.
          Небо упало! Небо упало!
          Страшное и большое.
                                 Всё уже было,
                          Как ты бескрыла.
                                 Про поднебесье
                                 Пела ты песни.
                                 Небо тебя раздавило.

           Небо упало, розовым стало,
           Кровью людской заалело.
           Небо упало! Небо упало!
           Ты улетаешь из тела.
                                  Небо остыло,
                                  Нас погубило.
                                  Под небосводьем
                                  С криком уходим.
                                  Небо тебя раздавило.

                    * * *

       Ходи с туза, не прячь глаза.
       Ходи с туза, рука тверда.
       Ходи с туза! Ходи с туза!
       Ходи с туза, с туза всегда.
                              Ходи с туза смело.
                              Ходи с туза – дело.
                              Не прячь глаза,
                              Ходи с туза!

        Ходи с туза, я только «за»!
        Ходи с туза, а не с любой…
        Ходи с туза! Ходи с туза!
        Ходи с туза, успех с тобой.
                              Ходи с туза лихо,
                              Ходи с туза тихо.
                              Я только «за»,
                              Ходи с туза!

        Ходи с туза, пришла гроза.
         Ходи с туза, пока твой ход.
         Ходи с туза! Ходи с туза!
         Ходи с туза, иди вперёд.
                                Ходи с туза гордо,
                                Ходи с туза твёрдо.
                                Пришла гроза,
                                Ходи с туза!


                            * * *

           Танки идут по горящёй земле,
           Танки идут на бойню и суд,
           Танки идут по крови и золе.
           Танки идут, танки идут.
                                             Танки идут!
                  Танки идут вперёд,
                         Танки идут круша,
                         Танки идут в народ,
                         Танки идут спеша.
            Танки идут по судьбам людским,
            Танки идут на забаву и труд.
            Танки идут по надёждам живым.
            Танки идут, танки идут.
                                                Танки идут!
                          Танки идут в цепи,
                          Танки идут сейчас.
                          Танки идут, не спи!
                          Танки идут на нас.
             Танки идут по траве и цветам,
             Танки идут под рычанье и гуд.
             Танки идут по увядшим мечтам.
             Танки идут, танки идут.
                                                   Танки идут!
                            Танки идут, беда!
                            Танки идут в огне.
                            Танки идут всегда!
                            Танки идут по мне.

                       * * *

Прощайте, господа, казнить не обещайте.
Казнить не обещайте – разлука навсегда.
А я давно не тот, вы, господа, прощайте.
Прощайте, господа. Прощайте, господа.
                               Прощайте, господа – прощальная минута.
                               Прощайте, господа, живите, не скорбя.
                               Прощайте, господа, мы расстаёмся круто.
                               Прощайте, господа, я ухожу в себя.

Прощайте, господа, и в долю не берите,
И в долю не берите, тропа моя тверда.
Я подлых не терплю, вы, господа, прощайте.
Прощайте, господа. Прощайте, господа.
                                Прощайте, господа, мне дрязги надоели.
                                Прощайте, господа, салон дешёвых фраз.
                                Прощайте, господа. Но кто вы, в самом деле?
                                Прощайте господа. Я ухожу от вас.


Прощайте, господа, мне жизнь даёт крещенье.
Мне жизнь даёт крещенье. Уход мой – не беда.
За то, что ухожу, я не прошу прощенья.
Прощайте, господа. Прощайте, господа.
                                 Прощайте, господа, и заплывайте жиром.
                                 Прощайте, господа, я не люблю господ.
                                 Прощайте, господа, и отпустите с миром.
                                 Прощайте, господа, я ухожу вперёд.

             Р а с п л е с к а л о с ь  в и н о… 

                                   * * *

               Пускай растает в миг апрельский лёд,
               Пускай тепло войдёт в сердца и души…
               Ты наберись терпенья и послушай:
               Я ранний дождь, который в миг пройдёт.

               Как шум дождя волнует мир земной,
               Дождя, который был недавно снегом.
               Взойти велю надеждам и побегам!..
               Благодарю, что ты была со мной.

               Быть может, украду я твой покой,
               Но нет у жизни ни конца, ни края.
               Поверь мне, я родился умирая.
               Глухой услышал и прозрел слепой…

               Я грешен, бог с тобою, я не свят.
               Мне твоего прощения не надо.
               Но заклинаю, не спасай от ада!
               В том не виновен я, в чём виноват.

               Пускай весна сгорает в свой черёд,
               Пускай тебя навеки потеряю,
               Я ни за что тебя не укоряю.
               … Пускай растает в миг апрельский лёд.

                                  * * *

                Живи, моей души ты не латая.
                Постигнешь, знаю, чёрный час придёт,
                Что ты меня теряешь, золотая.
                Безумие твоё, как сладкий мёд.

                Пора и мне устать от бурной страсти,
                Лелеять ту, которая со мной
                 Любовь разделит, радости, несчастья.
                 Ведь просто невозможно быть с иной.

                 Мне не нужна души моей починка.
                 Ей больно, и в крови она пока.
                 Лети же с ветром, малая песчинка!
                 Ты не моя отныне на века.

                           * * *

              У меня уже всё отгорело внутри…
              Затвори свою душу, от меня затвори!

       Ничего мне не надо.
              Не терзай, не тревожь.
              По рукам – не прохлада,
              А нервная дрожь.
              В чёрном, что ли, я списке?
              Ты речами грешна,
              И любовью садистки
              Я накормлен сполна.
              Где найти бы нам силы,
              Чтоб расстаться навек,
              Не любимый, постылый
              И чужой человек?

              У меня всё внутри отгорело, поверь.
              Затвори свою душу, затвори эту… дверь.

                               * * *

                     Ты впорхнула в мой мир
                     Из ночной суеты,
                     От мороза румяна,
                     От снега хмельна.
                     Мой случайный кумир,
                     Я боюсь суеты.
                     Ночь в бессоннице пьяной
                     Мы выпьем до дна.
                     Чувства могут уснуть
                     Среди белого дня…
                     Только ночью бессонной
                     Душам станет теплей.
                     Даже если ничуть
                     Ты не любишь меня,
                     О ликующих стонах
                     Никогда не жалей.

                     Растопило огнём
                     Душ озябнувших лёд
                     Во вселенской истоме
                     На суровой земле.
                     Не жалей о былом
                     И о том, что пройдёт.
                     Мир мой, видишь, бездомен,
                     Как нищий во мгле.

                             * * *

               Расплескалось вино
               По груди обнажённой,
               И ты, женщина, плачешь,
               Мир греховный кляня.
               Только мне всё равно,
               Что подруги и жёны
        Этой ночью горячей
               Потеряют меня.

               Я с тобой во хмелю,
               Мы себя потеряли.
               Сколько выпито в страсти
               Надежды хмельной.
               Я сегодня люблю,
              Только завтра едва ли.
               Чьё-то пьяное счастье
               Этой ночью со мной.

               Расплескалась тоска,
               Как в сюжетах поэма.
               От признаний уволь,
               Вместе быть не судьба.
               Про любовь на века
               Пусть хлопочет богема.
               Ты, как нежная боль,
               Господина-раба.

               Чутких слов звукоряд.
               Мы с тобой не святые,
               Я с тобою во снах,
               И вино в них – река.
               Как тревожно горят
               Фонари золотые,
               В параллельных мирах,
               Где мы вместе… пока.

                          * * *

           Меня всегда любили запоздало
           И падали тогда ко мне на грудь,
           Когда я знал, что всё, любви не стало,
           И ничего отныне не вернуть.

           Нет, ничего вовек невозвратимо,
           И тот, кто предал, тот вершитель бед.
           Та женщина не может быть любимой,
           Что запоздало плачет мне вослед.

           А ты пойми среди цветенья мая,
           Что исповедь такая нелегка…
           Ты тянешься к звезде, не понимая,
           Звезда, что рядом, очень… далека.

           Меня всегда любили очень странно,
           Как вещь, как сновиденье наяву…
           Но бог свидетель, мной ты не желанна,
           И я минувшим больше не живу.
            Даёт Господь всему пройти мгновенно…
     Я слившихся пространств не разомкну.
            Пусть поздно я прозрел, но это – ценно.
            Я не держу тебя в своём плену.

            Но ты вернулась в мир своей потери,
            Сквозь мнимый и кромешный рай пройдя…
            Не распахнуться запертые двери.
            Ты опоздала. Бог тебя судья.

                          * * *

    Пришёл апрель, уже в который раз…
    Но ты меня покинула с весною,
    Не стала ни подругой, ни женою.
    Надежды бледный свет опять погас.
    А я считал, что навек моя,
    Поскольку в своих помыслах… святая.
    Апрельский снег пока лежит, не тая.
    Но неизбежна бренность бытия.

    Весной минувшей ты ко мне пришла,
    В мой мир тревожный, горький и убогий
    И принесла сомненья и тревоги.
    Лавина недоверия и зла…

    Пришёл апрель, зиме спешить в бега…
    Я вырвался из тягостного плена.
    Душа живёт, мне море по колено,
    Пришёл апрель на серые снега.

                      * * *

Мой давний друг, он не находит места
И говорит мне: «Как ты только мог
У Бога взять Христовую невесту…
Великий грех, тебя осудит Бог».

А мне смешно… Ему я возражаю.
Мир предо мной престал во всей красе.
Я думал, что она мне… не чужая.
Но вновь ошибся, ведь она, как все.

Мой друг неверный, ты не прав всецело.
Я милости у Бога не просил.
Искал души, но мне досталось тело.
Запретного плода я не вкусил.

 Жалеть меня, воспитывать не надо.
 Твои слова - обыденный шантаж.
 Не так давно я выбрался из ада,
 Поэтому меня ты не продашь.

                  * * *

Вот и открылась внезапно забытая тайна.
Кто нам поверит, что встретились мы в мире этом случайно?
Кто нас поймёт, кто постигнет умом запоздалые встречи?
Мне всё равно! Я уже не люблю твои губы и плечи.
Мне всё равно, что над нами осенние тучи нависли.
Я научился затылком читать и врагов затаённые мысли.
Я даже гору могу отослать к Самому Магомету…
Кажется ночь бесконечной. Да будет ли время рассвету?
Мы ведь умеем и в тяжких оковах знать радость свободы.
Только любимцам своим посылает Господь несчастья, невзгоды.
Нам не спастись от разлуки, и Бога просить бесполезно.
… Вот и открылась опять предо мною великая бездна!

                              * * *

«Мой мастер» ты шутя мне говоришь,
Но в каждой шутки есть и доля… шути.
Как же малы счастливые минутки!
В них счастья благодать, покой и тишь.

«Ты мой философ, маг, гуру, поэт…».
От этих слов я рьяно молодею
И за идеей выдаю идею,
И за советом подаю совет.

Ах, ты, лиса! Любовь во власти лести.
Да я ведь тоже потерял покой.
Не знал я жизни женщины такой,
И, слава богу, что пока мы вместе.

Я мудрым был всегда, не по годам,
Вот потому на мне штаны чужие…
Но сколько б мы в астралах ни кружили,
Я на метле летать тебе не дам.


                             * * *

Горько мне, что любовь отгорела,
Волком хочется выть от тоски.
Ты мне душу больную не грела,
А старалась порвать на куски.

Но теперь я смотрю безучастно
На твой грустно-сияющий лик.
Ты прекрасно, но как ты несчастна!
Ведь придёт озарения миг…

Он придёт, роковой и зловещий,
По твоей ударяя судьбе.
Ты постигнешь, что души – не вещи,
        И поймёшь, как я дорог тебе.

        А теперь для тебя не мишень я…
        Мне уже не вернуться назад.
        Ты искала во мне утешенья
        От недавних любовных утрат.

        Выбираю дорогу иную.
        Будь ты счастлива, бога молю!
        Я тебя ни к кому не ревную,
        Потому что уже не люблю.

                * * *

   Ты чувствуешь меня на расстоянье,
   Со мною говоришь, слова нежны…
   Но знаешь, наши страстные желанья
   Судьбою не в любовь превращены.

   Я знаю, что не совершится чуда.
   Внутри меня сомненья, что беда.
   Друг к другу мы пришли из неоткуда,
   Лишь для того, чтоб скрыться в никуда.

   Сближает нас так редко ночь немая…
   В жестоком вопле злого бытия
   Всё тянешься ко мне, не понимая,
   Что телом и душой ты не моя.

   Для нас любовь не явится судьбою,
   Постичь любовь нам в страсти не дано.
   Но не грусти! Да что ты… Бог с тобою!
   Будь весела. Ведь всё предрешено.

                                          * * *

                  Я с нелюбимой пою нелюбимые песни,
                  Целую не пахнущие цветы.
                  Проклятье горам под поднебесьем,
                  Проклятье горам, за которыми ты!

                  Я слышу дыханье твоё, дорогая, за ними,
                  Мне опостылели дали не нужных дорог.
                  Рядом со мной идёт нелюбимое имя,
                  Чужие глаза, чужая боль и упрёк.

                  Ищу в нелюбимой тебя, чужому не веря.
                  Не верит мечетям, христов прославляющий храм.
                  Закрыты порой, закрыты открытые двери.
                  Проклятье горам, проклятье проклятым горам!

                                     * * *

                      Я свёл страстями жизнь под ноль,
                      Их мне хватило…
                      Ведь я не юноша, уволь.
                      Всё это было.
                      Как от любви, так и страстей
                      Хватило яда.
                      Мне эротических вестей
                      Совсем не надо.

                      Смешно сжигать остатки лет
                      В огне интима
                      С той самой женщиной на нет,
                      Что не любима.

                      Я не забочусь о душе
                      И не пытаюсь.
                      Рай только с милой в шалаше,
                      И я… стараюсь.

                                     * * *

               Заблудишься во мне, ведь я мираж,
               Гипербола твоей наивной веры,
               И ты меня не купишь, не продашь.
               Гиперболы и миражи без меры.

               Ты для меня – обыденная явь…
               А ты земна, как волосы полыни.
               Забудь мираж, оставь его, ославь,
               И он пройдёт, останется пустыня.

               Останется лишь солнце красный шар,
               Таинственно сползающий на запад.
               Пройдёт мираж, как ливень, как пожар,
               Останется полыни горький запах.

                              * * *

                  Проводы зимы –
                  Ещё не встреча весны,
                  Но расстались мы
                  Без ощущенья вины.

                  Я тебя искал,
                  А нашёл – не сберёг.
                  Не пришла тоска
                  На порог.

                  Так вот мы живём,
                  Не считая минут.
           В жизни нас вдвоём
                  Никогда не найдут.

                                         * * *

                Осенний дождь, как тысячи других,
                Такой же хмурый, медленный и сонный,
                Теряется в листве ещё зелёной,
                В газонах жухлых, но пока цветных.

                Дожди мудры, им в землю проникать,
                Заглядывать в её большую душу.
                Но этот, он какой-то, не послушный,
                Холодный и тревожный, как тоска.

                Я уезжаю, а перрон шумит,
                Омытый и дождями, и слезами.
                Мои глаза прощаются с глазами,
                Которыми не буду позабыт.

                А дождь стучит в вагонное стекло,
                И я его люблю и ненавижу.
                Чем дольше он, тем ты гораздо ближе…
                Немало за спиной дождей прошло.

                              * * *

          Поздно жить начинаю сначала,
          Из полымя да в чрево огня.
          Ты поймёшь, что любовь потеряла,
          И другой не заменит меня.

          В мир земной я пришёл не за данью,
          От событий, людей и небес,
          И сполна испытал я страданье
          Самых злых и кровавых чудес.

          Дай, Господь, мне на душу бальзама,
          Раны прожитых лет заживи.
          Ты жестока, прекрасная дама,
          В запоздалой и горькой любви.

          Жить не поздно, но прочь убегая,
          Дни текут, как сквозь пальцы вода.
          Не надейся, не верь, что другая
          Не заменит тебя никогда.

          Что грустить? Ты смотри веселее
          На весенние дни без тревог.
          Видишь, я ни о чём не жалею.
          Впереди ещё много дорог.

                           * * *

              Не пришла, значит, трезвости
              И холодности не лишена.
              Да и я ведь не ломоть отрезанный…
              Ты мне, в сущности, не нужна.

               Не пришла – и я грустно весел.
               Жду заката, прохлады ночной
               И пою полугрустную песню,
               И гляжу в тихий омут лесной.

               Не пришла. Хорошо мне и больно,
               Одиночеству вопреки.
               А делить мне чужую долю –
               Не естественно, не с руки.

               Электричек призыв гортанный
               В гамму завтрашнего тепла.
               Ясный вечер сине-стеклянный…
               Хорошо, что ты не пришла.

                           * * *

                 Сложна ты, женщина, сложна…
                 Что за твоей печалью скрыто?
                 Что рождено в тебе и что убито?
                 Чужая не на мне лежит вина.
                 Прозренье – ужас, небывалый страх,
                 Что не со мною ты, когда мы рядом.
                 В любви слепой не верил я наградам.
                 Они – мираж, они – вчерашний прах.
                 Творить заклятья, чтоб тебя привлечь
                  К душе своей? Верь, глупо и убого.
                  Ведь я не жил за пазухой у бога,
                  И потому мне нечего терять.
                  А всё, что не понятно, я пойму
                  И поясню, что нужно нам обоим.
                  Моей душе не выжить под конвоем…
                  Любовь ведь не похожа на тюрьму.
                   Сложна, но только это всё пройдёт.
                   Жаль, не смогла ты стать моей судьбою.
                   Я понял всё, играй… и бог с тобою.
                   Что будет завтра, знаю наперёд.

                        * * *

                    Двойную жизнь вести
                    Как вам не надоело?
                    С кем, господи прости,
                    Делю я ваше тело?
                    Кто помогает мне
             Поднять вас до экстаза?
                    Но, может быть, в цене
                    Душевная проказа!
                    Смешны в своей судьбе,
                    В своём срамном аврале.
                    Списали блуд себе,
                    Но совесть потеряли.
                    Я тоже виноват,
                    Не больше и не меньше.
                    Терял за кладом клад,
                    Прекрасных, чистых женщин.
                    Двойная жизнь смешна,
                    Нелепа и ничтожна.
                    Есть ваша в том вина,
                    Да и моя… возможно.

                               * * *

                  Ни какая она - не богиня!..
                  Так распущена и вольна.
                  Виноват я за то, что отныне
                  Не любима другим она.
                  Я виновен, что с ней был рядом,
                  Сумасшедшим прослыв в миру,
                  И как был я ползучим гадом,
                  Таковым для неё… умру.
                  А в мгновения нашего «счастья»,
                  В миг слиянья со мной, чёрт возьми,
                  Говорит она в нежной страсти:
                  - Я люблю его, ты пойми.

                  Может, сгладится, что-то сложится,
                  Пусть вернётся она к нему,
                  И любовь на добро помножится.
                  Я не каменный, я пойму.

                  Липнет к сердцу обид паутина…
                  С ней разрыв мой – бесценный клад,
                  И не мне она скажет: «Скотина,
                  Это ты ведь во всём виноват».
                  Спас Господь от зловредной бабы…
                  Стали ночи и дни хороши.
                  …А ведь женщиной стать могла бы,
                  Только трудно ведь… без души.

                            * * *

                 Жил картежник в карточном домике,
                 Стихотворец – в розовом томике,
                 Мох-лишайник – на пне-коряжине,
                 А свидетель – в замочной скважине.

           Я живу в шалаше с тобою.
                  Ни подъёма нет, ни отбоя…

                  Пусть весь мир от зависти корчится,
                  Мы живём с тобой, как нам хочется.

                  Надо мной небеса вишнёвые,
                  По-над речкой листва кленовая.

                  С милой рай в шалаше, как водится.
                  Мне поётся и хороводится.

         К у к у ш к и н ы   о б е щ а н ь я 


                        ДОЖДЬ ПОЁТ

      Я водой небесною облит,
      Брошенной сюда с Иного Света.
      Небо мне решило подарить
      Песню, что никем ещё не спета.

      Фонари сияньем янтаря
      Загружают улицы ночные,
      И домов квадратики горят,
      Бликами ложась мостовые.

      Я ловлю рукой дождя струю,
      Он, что Бог, и альфа, и омега.
      …Я дежурных песен не пою
      И не прячусь от дождя и снега.


                                 * * *

                    Ива пытается небо обнять,
                    Украсить его листвой.
                    Но резкий ветер опять и опять
                    Ветви гнёт над травой.

                    Река пытается небо вместить
                    И отразить в глубине.
                    Но разве сравнима тонкая нить
                    С небом в голубизне.

                    Птица пытается неба пути
                    Измерить уж много лет.
                    Но сколько в пространстве его ни лети –
                    Небу придела нет.


             А я не пытаюсь… Просто живу.
                    Ведая смелость и страх.
                    Но даль земную и синеву
                    Вмещаю в своих глазах.

                      БЕЗ ИЗМЕНЕНИЙ

          Мы у газетного киоска.
          Но вот дела, но вот беда –
          Опять с газетами загвоздка.
          Когда нам повезёт, когда?

          Кроссворды рядом с желтой прессой,
          Где экономика под «ню»…
          Тупое чтиво для балбесов:
          Кроваво-чёрное меню.

          Мы просыпаемся с рассветом,
          Мы жить не можем без газет.
          Но снова проданы газеты,
          В продаже только жалкий бред.

          А киоскёр нам виновато
          Твердит, пунцов, что маков цвет:
          - «Россия» продана, ребята
          И «Правды» нет, и «Правды» нет…

                    КУКУШКИНЫ ОБЕЩАНЬЯ

             Кукушка кукует в чаще,
             Явственно в птичьем гаме:
             «Живите не настоящим,
             А будущими годами».

             А Ванька уши развесил,
             Считает, тая дыханье.
             Беспечен, ленив и весел.
             Жизнь – полное отдыханье.

             Плуг в борозде заросшей,
             Землю скупили проглоты.
             День-то какой хороший!
             Ни денег и ни работы…

             Лица крестьян в печали…
             Как и рабочих, их тоже
             Начисто ободрали
            Криминальные рожи.

            Чертей деянья знакомы,
            Разборки их, перепалки…

     Народ российский – не дома,
            А на огромной свалке.

            Кукушки кричат с трибуны…
            И «Легион» их имя!
            Даже мужик чугунный,
            Ангел в сравненье с ними.

                       * * *

        За борт упал я в море
        С большого корабля,
        Но выплыл, вам на горе,
        Под пятками - земля.

        Представьте, это было,
        А может быть, я лгу,
        Но жизнь меня солила
        На вашем берегу.

        Вы, вспомнил, рядом плыли,
        И не сошли с ума.
        Что нам морские мили.
        Мы оба из дерьма.

        Век слушать вам, гадая,
        Меня с открытым ртом.
        Но не был никогда я
        Ни за каким бортом.


                                 * * *

             Что там за блики? Чью душит свободу
             Злая, слепая, тревожная глушь…
             Кровь ли стекает в озёрную воду?
             Раны кровавы невидимых душ.

             Сколько же встречено мною рассветов…
             Знаю, без смерти рождения нет.
             Утро, тропинки в ущелье разведав,
             Скалы окрасило в розовый цвет.

             Ночь погибает… Как ей одиноко!
             Ночь – это старость вчерашнего дня.
             Если мне что-то дано, то от Бога
             И от людей, от воды и огня.

             Чётче, белее ствол дальней берёзы.
             Алые склоны… Мне б жить без конца!
             В этом рассвете и радость, и слёзы.
             Чьи там, в камнях, умирают сердца?
                             * * *

        Марфушка струны усладами зовёт.
        «Русское слово вовек не обветшает».
        Балалайку Марфушка в рученьки берёт,
        Внуков непоседливых бабка потешает.

                           «Как у нашей Марфушки
                           Испеклись оладушки.
                           Заходи в Марфушин дом,
                           Ешь с медком и молоком».

        Детушки прыгают, пляшут и визжат.
        «Марфушка, Марфушка, поиграй немного…».
        А у нашей Марфушки семеро внучат.
        Светлая ей, светлая… на тот свет дорога.

                           «Не спеши ты, Марфушка,
                           Поживи ты, лапушка».
                            …Заходи в Марфушин дом,
                            Помяни её блином.

        Марфушка струны усладами звала,
        Марфушка бани крепкие топила,
        Марфушка чудные кружева плела…
        Землю нашу русскую Марфушка любила.

                             «Ой, воскресни, Марфушка!
                             Внучек болен, чадушко.
                             Влез он в банковские ссуды».
                             Душат Родину… паскуды.

                       * * *

         Капли камень терзали,
         Мучили бесконечно.
         Мягкость свою вонзали
         В окаменевшую вечность.

         Шло роковое крещенье.
         Падали и высыхали…
         А камни стонали в ущелье,
         Мучились и вздыхали.

                  РОЖЬ

        Как от бед и невзгод отрешение,-
        А без них едва ль проживёшь,-
        Начинается колошение,
        Зреет рожь.


 Наливаются соками стебли.
        День бескраен и голосист.
        Пробивает теплую зелень
        Птичий свист.

                      * * *

           В гостинице районного села
           (Таких у нас, что рыбы в океане),
          Певица неизвестная жила
          Своим искусством на телеэкране.

          Да, песня русская прекрасна без прикрас,
          Певица не шептала, не кричала…
          Россия эхом откликалась в нас,
          Как будто бы, в сердцах брала начало.

          Мы слушали. Приезжий агроном,
          Студент, из мэрии одной две строгих дамы…
          Черёмуха плескалась за окном,
          Шурша цветами тёплыми о рамы.

          Мне не спалось до самого утра,
          Искусству не прилично быть… товаром.
          Одной лишь песней вся телемура,
          Была разнесена одним ударом.

          Прозренья миг надежду нам даёт,
          Ведь истины рождаются в мгновеньях.
          …Россия отряхнётся от господ.
          Не долго быть Отчизне на коленях.

                       * * *

        Шёл человек и черновик листал,
        Рассеяно взошёл на пьедестал.

        Живую душу человек имел,
        Но, памятником став, окаменел.

        Вернуться бы в людскую суету…
        Мгновение застыло на лету.

        Читалось только в каменных глазах,
        Как много человек не досказал.

                   * * *

        Мне б Родина цвела,
        А там уж пусть, что будет…
        Пусть кто-нибудь со зла
        Всю жизнь мою осудит.

        Пусть кто-то не поймёт,
        Об истине не зная.
        Поэзия – не мёд,
        А рана да сквозная.

        Мне б в небо уходя,
        Поверить в тихой сини,
        Что каплями дождя
        Я возвращусь к России.

                     * * *

        Мы приехали, и кактус зацвёл,
        А такое бывает не часто.
        Яркий кактусовый ореол
        Появился на счастье.

       Ты сказал, что скитаньям конец,
        На мгновенье поверив причалу,
        А из синих сигаретных колец
        Рисовалось начало.

        Нам, усталым, показалось в пылу,
        Что дорог осталось немного.
        За оконными рамами тьму
        Прошивала дорога.

        Чемоданам хотелось вздремнуть,
        Пустотой квартиру измерить.
        Но грядущий и предвиденный путь
        Начинался за дверью.


                       «Артамоны едят лимоны, а мы Лекомцы – едим огурцы».
                                                              Русская пословица

                                      * * *

            Прочитал я в газетном столбце
            (Может, что-то не понял, не скрою):
            Наша сила всегда в огурце,
            Мы горды огуречной горою.

            Огурец – он повсюду наш друг.
            Парниковый, осенний, солёный…
            Огуречная радость вокруг:
            Маринованный, жёлтый, зелёный…

            Да, видать, небольшая беда,
            Что лимону он родственник дальний,

     Что таится в нём только вода.
            Как в речах мироедов нахальных.

            Радость знаю земную и грусть,
            Я смотрю в огуречные лица…
            Огурцу, земляки, поклонюсь!
            Не лимону же мне поклониться.


                                  «Беды натворил: щуку с яиц согнал».
                                                              Русская пословица

                          * * *

        Тихо я пройду, без звука,
        Не стрястись беде…
        Пусть сидит спокойно щука
        На чужом гнезде.

        Щука мудрая при деле,
        Слышит каждый стук.
        Мы соборно обалдели –
        Молимся на щук.

        Эти яйца не простые,
        В них наш светлый день,
        Наши завтра золотые,
        А не трень да брень.

        Говорят, у нашей щуки
        Дел невпроворот.
        По кидаловской науке
        Дышит и живёт.

        Как нам щука повелела,
        Так тому и быть.
        В остальном – не наше дело.
        Наше – щук хвалить.

                                 * * *

                   Многоглавый дракон
                   Над росстанью вьётся.
                   Мне дракон – не закон,
                   В крови захлебнётся.
                   Мне с драконом не спечь,
                   Видать, каравая…
                   Обнажил я свой меч,
                   Грудь щитом прикрывая.

                   Сколько жизней сгубил
                   Душегубец постылый.
            Он умерит свой пыл…
                   Есть на ворога сила.

                   …Заломила братва
                   Вознесённую руку.
                   Жуткий вой большинства
                   Заметался по кругу.
                   Повели хоровод
                   И запели, завыли:
                   «Пусть летает, живёт!
                   Мы его полюбили!».

                   Миловать вам с руки
                   Всё нечистое разом?
                   Потакай, мужики,
                   Всем жестоким проказам!

                   …Нам пожить довелось
                   На Отчизне шутами.
                   Встанет наше авось
                   На могилах крестами.

              ТЕКУЩИЙ МОМЕНТ

          Муж председатель, и жена спешит
          К ноге примерить тёплые калоши.
          Из отпрысков никто не позабыт,
          Из родичей никто не позаброшен.

          Не можем без царей мы и князей.
          Нам для души их сытость или милость.
          Навечно сдали старых мы в музей,
          Да новых больно много расплодилось.

          Для нас под небом общим места нет,
          А если есть, - для адовой работы.
          Ведь должен жить шикарно дармоед
          И с глупой речью выступать до пота.

          Мы все равны в заботах для страны,
          Со стороны пристойно всё и чисто.
          Есть нищета. Она страшней войны
          Для многих миллионов… экстремистов.


                       ОТКРОВЕНИЕ НУВОРИША

             Первый парень на деревне,
             А в деревне – дом один…
             Этот парень – старец древний,
             Он батрак и господин.

     Он всю жизнь не знал колхоза
             И в лесу, среди болот,
             Будто вредная заноза,
             Подкулачником живёт.

             Снять с него б живого кожу,
             Луг забрать бы у реки,
             Записать бы эту рожу
             К видным людям в батраки.

             Приструнить пора бы гада,
             Потому что он не наш,
             Не из нашего он стада…
             И пусть селится в шалаш.

             В нашей шайке мафиозной
             Беспредельный передел.
             А какой-то жук навозный
             Жить нормально захотел…

             Нам с таким не по дороге!
             Зря борзеет голытьба.
             Мы под мощной крышей… боги.
             С нами – светлая судьба!

                        В ПАМЯТЬ О  РУБЩИКЕ  МЯСА

                Жил обычный рубщик мяса,
                Старец со стальным плечом.
                Он в тридцатых, волей Спаса,
                Был обычным палачом.

                Очередь к нему петлёю.
                Бок бараний – по сортам.
                Жил он юностью былою,
                Был душой в тридцатых…там.

                Он привык рубить баранов…
                Кулаков и басмачей.
                Ветеран из ветеранов
                И палач из палачей.

                Он, разделывая туши,
                Пел душевно и до слёз.
                Эти песни часто слушал
                Покупательский отброс.

                В песнях – люди непреклонны,
                В песнях – красная звезда,
                Ворошилов и Будённый,
                И другие… господа.

         Мы себя во всём лажаем
                И на смычке двух веков
                До сих пор мы уважаем
                ЧеКанутых стариков.

                Он – истории взрывчатка.
                Не стоит вопрос ребром…
                Нет его, но есть внучата,
                Все в дедулю… с топором.



 

<< НАЗАД  ¨¨ ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]

Страница:  [6]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама