ужасы, мистика - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: ужасы, мистика

Блэтти Уильям Питер  -  Изгоняющий дьявола


Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4] [5]

Страница:  [4]



     * ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. Бездна *

     Глава первая

     Крис  ожидала  его, стоя на набережной около Кей-Бридж. На
дороге то  и  дело  скапливались  машины,  водители,  спешившие
домой,   сигналили   в   образовавшихся   заторах  с  будничным
безразличием.
     Она нервно стряхнула  пепел  с  сигареты  и  взглянула  на
дорогу,  ведущую  к  мосту  из  города. Кто-то торопливо шел по
тротуару. Крис разглядела брюки цвета хаки и синий свитер. Нет,
это не священник.
     Краем глаза она увидела, как  человек  в  свитере  положил
руку на парапет, и резко обернулась.
     -- Двигай дальше, развалина,-- жестко сказала Крис, бросая
сигарету в воду,-- или, клянусь Богом, я сейчас позову полицию.
     -- Мисс Макнейл? Я отец Каррас.
     Она   вздрогнула,   покраснела   и   повернулась  к  нему.
Шероховатое, морщинистое лицо.
     -- О Боже мой! Я... Боже!
     Нервничая, она сняла темные очки и тут же снова надела их,
встретив взгляд ясных и грустных глаз.
     -- Мне надо было предупредить вас, что я  буду  в  обычной
одежде. Извините.
     Голос звучал успокаивающе, он словно снимал все волнения и
тревоги.  Отец Каррас аккуратно сложил свои огромные и вместе с
тем такие чувствительные руки на груди. Крис  поймала  себя  на
том, что не может оторвать глаз от этих рук.
     -- Я  думал,  что  так  будет  менее  заметно,-- продолжал
священник. -- Ведь вы, кажется, хотели, чтобы  все  осталось  в
тайне?
     -- Мне  нужно  было  лучше  позаботиться  о  том, чтобы не
выглядеть такой дурой,-- ответила Крис, роясь в сумочке.  --  Я
думала, что вы...
     -- Простой человек? -- вставил он с улыбкой.
     -- Я поняла это сразу, когда увидела вас в университете,--
теперь она начала обыскивать карманы своего костюма. -- Поэтому
и позвонила   вам.  Да,  вы  производите  впечатление  простого
человека. -- Крис взглянула на него и  увидела,  что  священник
пристально  смотрит  на ее руки. -- У вас не найдется сигареты,
святой отец?
     -- Ничего, что без фильтра?
     -- Сейчас я выкурю любую солому.
     -- Мои доходы таковы, что я часто так и поступаю.
     -- Обет нищеты,-- пробормотала  она,  вынимая  сигарету  и
улыбаясь через силу.
     -- Обет  нищеты  иногда  приносит  пользу,-- возразил отец
Каррас, отыскивая спички.
     -- Как, например?
     -- Делает солому вкуснее. -- Слегка улыбаясь, он  смотрел,
как  в руке у Крис дергалась сигарета, затем решительно взял ее
и прикурил, пряча спичку в ладонях. Потом вернул сигарету  Крис
и сказал: -- Машины поднимают такой ветер, что прикурить просто
невозможно.
     -- Спасибо,  святой  отец.  --  Крис  посмотрела на него с
благодарностью. -- Откуда вы родом, отец Каррас?
     -- Из Нью-Йорка.
     -- Я тоже. Но тем не менее никогда бы туда не вернулась. А
вы?
     -- И я.-- Каррас проглотил комок, подкативший к  горлу,  и
попытался улыбнуться. -- Но не мне принимать подобные решения.
     -- Ну  да,  какая  же  я глупая. Вы же священник. Вы едете
туда, куда вас направят.
     -- Да.
     -- А  как  случилось,  что  вы  из   психиатра   сделались
священником? -- спросила Крис.
     Отцу  Каррасу не терпелось побыстрее вникнуть в суть дела,
но  в  то  же  время  он  понимал,  что  нельзя  торопиться   с
расспросами. Крис сама должна выйти на нужный разговор.
     -- Тут как раз наоборот,-- поправил он. -- Общество...
     -- Какое общество?
     -- Общество Христа. Или, по-другому, иезуиты...
     -- А, понимаю.
     -- Общество   направило  меня  в  университет  учиться  на
психиатра.
     -- Куда?
     -- В Гарвард, к Джону Хопкинсу.
     Каррас вдруг поймал себя на мысли,  что  хочет  произвести
впечатление  на Крис. "Почему?" -- удивленно подумал он, но тут
же нашел ответ, вспомнив  дешевые  галерки  в  восточной  части
города и трущобы, где пролетело его детство. Маленький Джимми и
кинозвезда.
     -- Неплохо,-- кивнула она.
     Маленький Джимми достиг цели.
     -- Мы не даем обета моральной нищеты.
     Крис  почувствовала  легкое  раздражение и, пожав плечами,
перевела взгляд на реку.
     -- Видите ли, я вас не знаю, и... -- Глубоко  затянувшись,
она  выдохнула дым и потушила окурок о парапет. -- Вы ведь друг
отца Дайера?
     -- Да, я его друг.
     -- И довольно близкий?
     -- Достаточно близкий.
     -- Он рассказывал вам о вечеринке?
     -- В вашем доме?
     -- Да. Он вам говорил что-нибудь о моей дочери?
     -- Нет, я и не знал, что у вас есть дочь.
     -- Ей двенадцать лет. Он вам не рассказывал про нее?
     -- Нет.
     -- И не рассказывал, что она сделала?
     -- Он вообще не упоминал о ней.
     -- Похоже, священники умеют молчать.
     -- Когда как,-- ответил Каррас.
     -- А от чего это зависит?
     -- От священника.
     В  глубине  его  сознания   вдруг   мелькнула   мысль   об
извращенности  некоторых  женщин,  страстно  желающих под любым
предлогом завлечь и совратить именно священника.
     -- Я  хотела  сказать,  что  наш  разговор  смахивает   на
исповедь. Вам ведь запрещено разглашать тайну исповеди, верно?
     -- Да, это так.
     -- А то, что не относится к исповеди? -- спросила Крис. --
Я хочу  сказать,  что  если...  --  Ее  руки  дрожали.  --  Мне
интересно... Я... Мне, правда, очень хочется узнать. Что,  если
какой-то  человек,  скажем,  убийца,  или  что-то  в этом роде,
понимаете? Если он обратится к вам за помощью, вы его выдадите?
     Пыталась ли она что-то выведать у него или  же  ей  просто
хотелось рассеять свои сомнения?
     -- Если  он  придет  ко мне за духовной помощью, то нет,--
ответил Каррас.
     -- Вы бы его не выдали?
     -- Нет, но я бы попытался убедить его в том, что он должен
сознаться сам.
     -- А как вы изгоняете бесов?
     -- Не понял.
     -- Если человек одержим,  то  как  вы  изгоняете  из  него
бесов?
     -- Для  начала,  думаю,  надо  посадить  этого  человека в
машину времени и доставить в XVI век.
     -- Что вы хотите этим сказать? Я вас не понимаю.
     -- Видите  ли,  мисс  Макнейл,  это  явление   больше   не
встречается.
     -- С каких пор?
     -- С   тех   пор,   как  мир  узнал  о  таких  психических
заболеваниях, как паранойя, или раздвоение личности,  и  других
патологических  отклонениях,  которые  я  изучал  в Гарвардском
университете.
     -- Вы шутите?
     Крис смутилась. Голос ее дрожал, и Каррас в душе проклинал
себя за болтливость. "Что это на меня нашло?"  --  удивился  он
про себя, а вслух продолжил:
     -- Многие  образованные  католики,  мисс Макнейл, не верят
больше в дьявола, а что касается одержимости, то  с  того  дня,
как  я  стал  иезуитом,  я  не  встречал  ни одного священника,
который бы изгонял бесов. Ни одного.
     -- Я  начинаю  сомневаться  в  том,  что  вы  священник,--
промолвила  Крис с ноткой горького разочарования в голосе. -- А
как же библейские  рассказы  о  Христе,  изгоняющем  всех  этих
бесов?
     -- Видите  ли,  если  бы  Христос  назвал одержимых просто
шизофрениками, что, как я полагаю, было истиной, его распяли бы
на три года раньше.
     -- В самом деле? -- Крис взялась за очки, пытаясь сдержать
себя. -- Дело в том, отец Каррас, что один  очень  близкий  мне
человек,  возможно,  одержим,  и  ему  нужна помощь. Вы сможете
провести изгнание бесов?
     Все вокруг показалось вдруг Каррасу нереальным: и мост,  и
кафе, и автомобили, и кинозвезда Крис Макнейл.
     Он  уставился  на  нее,  размышляя,  как лучше ответить, и
уловил мучительный страх и  отчаяние  в  покрасневших  от  слез
глазах.
     -- Отец  Каррас,  это  моя дочь,-- прошептала Крис. -- Моя
дочь!
     -- Тогда тем более нужно забыть об изгнании...
     -- Но почему? О Боже, я  не  понимаю!  --  надрывно
вскрикнула Крис.
     Каррас взял ее за руку.
     -- Прежде всего это может только ухудшить дело.
     -- Как?
     -- Ритуал  изгнания  бесов целиком основан на внушении. Он
может вызвать одержимость там, где ее не было, или укрепить  ее
там,  где она уже зародилась. Кроме того, мисс Макнейл, прежде,
чем церковь даст разрешение на такой ритуал, ей нужно  провести
расследование,  чтобы  убедиться в правомерности вашей просьбы.
На это нужно время. Между тем ваша...
     -- А вы не можете провести изгнание? --  взмолилась  Крис.
Ее нижняя губа дрожала, в глазах стояли слезы.
     -- Послушайте  меня.  Право  изгонять  бесов  имеет каждый
священник, но  ему  необходимо  разрешение  церкви,  и,  честно
говоря, это разрешение дается очень редко, поэтому...
     -- Но вы хотя бы гляньте на нее!
     -- Конечно, как психиатр, я мог бы, но...
     -- Ей нужен священник!-- яростно вскричала Крис. --
Я уже  показывала  ее  всем  этим  идиотским  психиатрам, и они
послали меня к  вам.  Теперь  вы  посылаете  опять  к
ним!
     -- Но ваша...
     -- Господи  Иисусе, неужели мне никто не поможет?--
этот отчаянный вопль переполошил птиц, которые  откликнулись  с
берегов  взбудораженным  криком.  -- О Боже, помогите мне, хоть
кто-нибудь! -- разрыдалась  Крис  и  прижалась  к  Каррасу.  --
Пожалуйста,  помогите  мне!  Помогите!  Прошу  вас! Пожалуйста!
Помогите...
     Священник заглянул ей в глаза и положил свои крупные  руки
на   голову  Крис.  Пассажиры,  попавшие  в  затор,  равнодушно
наблюдали за ними из окон автомобилей.
     -- Конечно, конечно,-- прошептал Каррас,  похлопывая  Крис
по плечу. Он пытался успокоить и взбодрить ее, прервать женскую
истерику.
     Дочь? Да ей самой нужна помощь психиатра.
     -- Хорошо, я осмотрю ее,-- сказал священник. -- Осмотрю.
     Они  молча  подошли  к  дому.  Карраса  угнетало  ощущение
нереальности происходящего, к тому же в голове вертелись  мысли
о  завтрашней  лекции  в  университете.  Надо  было подготовить
кое-какие заметки. Каррас понял, что не успеет  к  обеду.  Было
без десяти шесть. Крис открыла дверь и повернулась к нему.
     -- Святой отец... может быть, вам лучше надеть сутану?
     -- Слишком  опасно,--  ответил  он и почувствовал какую-то
леденящую, гнетущую тревогу. Острыми осколками льда она вошла в
его тело, сконцентрировалась и поползла вверх, замерев в горле.
     -- Отец Каррас?
     Он поднял глаза. Крис вошла в дом и придерживала дверь.
     Какую-то долю секунды священник стоял не шевелясь, а потом
решительно  вошел  в  прихожую,  испытывая  при  этом  странное
чувство обреченности.
     Он  услышал  звуки возни, доносившиеся сверху. Хриплый бас
кому-то угрожал,  посылая  всевозможные  проклятия  с  яростной
ненавистью.
     Крис   стала   подниматься   на  верхний  этаж.  Священник
последовал за ней в спальню Реганы. Карл стоял напротив  двери,
прислонившись  к  стене. Руки его были сложены, голова опущена.
Он медленно поднял голову и посмотрел на Крис. Каррас уловил  в
его взгляде страх и смятение. Бас громыхал где-то совсем рядом.
Он  был  таким  громким,  что  казалось,  в  комнате установлен
электронный усилитель.
     -- Оно  пытается  вырваться  из   смирительных   ремней,--
вымолвил Карл слабеющим от ужаса голосом.
     -- Я сейчас вернусь, святой отец,-- пробормотала Крис.
     Каррас  наблюдал,  как  она шла через зал к своей спальне.
Потом взглянул на Карла.
     -- Вы священник? -- спросил Карл.
     Каррас кивнул. В этот момент  из  комнаты  послышался  рев
какого-то животного, похожий на мычание вола.
     Кто-то тронул его за руку.
     -- Это  она,--  выдохнула  Крис.  -- Регана. -- И дала ему
фотографию. -- Эта фотография была сделана четыре месяца назад.
-- Она взяла карточку и кивнула в сторону спальни. -- А  теперь
идите и посмотрите, что с ней стало. А я подожду здесь.
     -- Кто с ней?-- спросил Каррас.
     -- Никого.
     Он   выдержал   ее  пристальный  взгляд  и,  нахмурившись,
повернулся к спальне. Как только  он  взялся  за  ручку  двери,
звуки,  доносившиеся  оттуда,  резко  оборвались. В напряженной
тишине Каррас медленно  вошел  в  комнату  и  чуть  не  вылетел
обратно, ощутив резкое зловоние.
     Быстро  придя  в  себя,  он  закрыл  за собой дверь. И тут
взгляд  священника  упал  на  существо,  которое  прежде   было
Реганой.  Оно полулежало на кровати, подпертое подушкой. Широко
открытые проницательные глаза сверкали безумным  лукавством.  С
интересом  и  злобой они уставились на Карраса. Лицо напоминало
страшную маску. Каррас перевел взгляд на спутанные, свалявшиеся
волосы, на исхудалые руки и ноги, на  раздутый  живот  и  потом
снова на глаза: они наблюдали за ним, буравили его насквозь.
     -- Привет,  Регана,--  как ни в чем не бывало поздоровался
священник. -- Я друг твоей матери.  Она  мне  сказала,  что  ты
неважно  себя  чувствуешь. Сможешь рассказать, что произошло? Я
хочу помочь тебе.
     Немигающие глаза яростно  блеснули,  и  на  подбородок  из
уголков  рта поползла желтоватая слюна. Потом губы напряглись и
выгнулись в злобную насмешливую улыбку.
     -- Ну-ну,--  злорадно  прохрипела  Регана,  и  у   Карраса
побежали  мурашки  по  всему  телу  от этого невероятно низкого
баса, полного угрозы и силы. -- Итак, это  ты...  они  прислали
тебя! Ну тебя-то нам нечего бояться.
     -- Да, это верно. Я твой друг. Я бы хотел помочь тебе.
     -- Тогда   ослабь  ремни,--  загремел  голос  Реганы.  Она
попыталась поднять руки, и только теперь  Каррас  заметил,  что
они были стянуты двойными смирительными ремнями.
     -- Они тебе мешают?
     -- Чрезвычайно.    Они    создают    крайнее   неудобство.
Адское неудобство. -- В ее глазах блеснул тайный азарт.
     Каррас заметил следы царапин  на  лице  и  раны  на  губах
девочки. Наверное, она кусала их.
     -- Боюсь, что ты можешь сделать себе больно, Регана.
     -- Я   не  Регана,--  басом  откликнулся  голос.  На  лице
оставалась  все  та  же  злобная  усмешка,  и   Каррасу   вдруг
показалось,  что  таким  оно  было  всегда.  Как  нелепо это
выглядит со стороны.
     -- Да, я понимаю. Тогда, наверное, нам надо познакомиться.
Я -- Дэмьен Каррас. А ты кто?
     -- А я-- дьявол.
     -- Ага,  хорошо,  очень  хорошо,--   одобрительно   кивнул
Каррас. -- Теперь мы можем поговорить.
     -- Поболтаем немного?
     -- Если хочешь.
     -- Это  так приятно для души. Однако ты скоро поймешь, что
я не могу свободно разговаривать, пока  на  мне  эти  ремни.  Я
привык  жестикулировать.  Как  тебе  известно,  я  провел много
времени в Риме, дорогой Каррас. Будь так добр, развяжи ремни!
     Какая точность мыслей и выражений!
     -- Так ты говоришь, что ты дьявол? -- спросил Каррас.
     -- Уверяю тебя.
     -- Тогда почему ты не  можешь  сделать  так,  чтобы  ремни
исчезли?
     -- Это  слишком  примитивное проявление моей силы, Каррас.
Слишком грубое. В конце концов, я же король! --  Смех.  --  Для
меня  предпочтительней  убеждение.  Я  люблю,  чтобы в мои дела
кто-нибудь вмешивался и  помогал  мне.  Если  я  сам  расслаблю
ремни, мой друг, я лишу тебя возможности совершить благодеяние.
     -- Но   ведь   благодеяние,--   возразил   Каррас,--   это
добродетель, и именно то, что дьявол должен предотвращать,  так
что  я  помогу  тебе,  если не буду снимать ремни. При условии,
конечно,-- он пожал плечами,-- что ты  на  самом  деле  дьявол.
Если же нет, то я, пожалуй, сниму их.
     -- Ну  ты  лиса, Каррас. Если бы любезный Ирод был с нами,
он гордился бы тобой.
     -- Какой Ирод? -- прищурившись, спросил Каррас. -- Их было
двое. Ты говоришь о короле Иудеи?
     -- Об Ироде из  Галилеи!  --  с  ненавистью  и  презрением
выкрикнула она и улыбнулась, продолжая тем же зловещим голосом:
-- Ну  вот,  видишь,  как  меня расстроили эти проклятые ремни.
Развяжи их. Развяжи, и я сообщу тебе твое будущее.
     -- Очень соблазнительно.
     -- Это я умею.
     -- А как я узнаю, что ты действительно видишь будущее?
     -- Я же дьявол.
     -- Да, ты так говоришь, а вот доказательств не даешь.
     -- В тебе нет веры.
     Каррас застыл:
     -- Веры в кого?
     -- В  меня,  дорогой   Каррас,   в   меня!--
Маленькое  пламя  заплясало  в злобных и насмешливых глазах. --
Доказательства -- это так расплывчато!
     -- Мне подошло бы что-нибудь  очень  простое,--  продолжал
Каррас. -- Ну, например... дьявол ведь знает все, верно?
     -- Не  совсем:  почти  все,  Каррас, почти. Ты меня
понимаешь? Люди говорят, что я зазнаюсь. Это не так. К чему  же
ты клонишь, лиса?
     -- Я думаю, что мы сможем проверить твои знания.
     -- Ах да, конечно! Самое большое южноамериканское озеро,--
насмешливо  произнесла  Регана,--  озеро  Титикака  в Перу! Это
подойдет?
     -- Нет, мне нужно от тебя только то, что  известно  одному
дьяволу. Например, где Регана? Ты знаешь это?
     -- Она здесь.
     -- Где "здесь"?
     -- В свинье.
     -- Дай мне взглянуть на нее.
     -- Зачем?
     -- Я должен быть убежден, что ты говоришь правду.
     -- Ты  хочешь  поразвлекаться  с  ней?  Ослабь  ремни  и я
разрешу тебе это сделать.
     -- Я хочу видеть ее.
     -- Она ничего из себя не представляет как собеседница, мой
друг. Я бы посоветовал тебе остановить свой выбор на мне.
     -- Ну вот, теперь мне ясно, что ты не знаешь, где она.  --
Каррас пожал плечами. -- Очевидно, ты не дьявол.
     -- Я--   дьявол!--  неожиданно  взревела  Регана  и
дернулась вперед. Лицо ее исказилось от злобы. Каррас вздрогнул
от  этого  низкого  громыхающего  голоса,  сотрясшего  стены  в
комнате. -- Я-- дьявол!
     -- Ладно,  ладно,  так  дай  же мне взглянуть на Регану,--
попросил Каррас. -- Это и будет доказательством.
     -- Я докажу  тебе!  Я  отгадаю  твои  мысли!  --  вскипело
существо. -- Задумай число от одного до десяти!
     -- Нет,  это  мне  ничего  не  докажет.  Мне  нужно видеть
девочку.
     Неожиданно Регана засмеялась и откинулась на подушку.
     -- Нет, тебе никто ничего не сможет  доказать,  Каррас.  И
это  прекрасно.  В самом деле, это прекрасно! А мы тем временем
постараемся развлечь тебя на  славу.  В  конце  концов  нам  бы
сейчас очень не хотелось потерять тебя.
     -- Кому это "нам"? -- заинтересовался Каррас.
     -- Мы    --    маленькая   симпатичная   компания   внутри
поросенка,-- кивнула Регана. -- Да-да,  великолепное  маленькое
общество.   Позднее,   возможно,  я  тебя  кое  с  кем  из  нас
познакомлю. А пока у меня мучительно чешется в одном месте,  до
которого  я не могу достать. Ты не мог бы на минуточку ослабить
ремень, Каррас?
     -- Нет. Скажи мне, где у тебя чешется, и я почешу.
     -- Ах, как хитро! Как хитро!
     -- Покажи мне Регану, тогда я, возможно,  и  развяжу  один
ремень,-- предложил Каррас. -- Если...
     И  вдруг  он  замер.  Дэмьен  понял,  что смотрит в глаза,
переполненные ужасом; на губах девочки застыл беззвучный вопль.
     В ту же секунду облик Реганы исчез, и  черты  лица  быстро
изменились, превратившись опять в жуткую маску.
     -- Ну,  так  снимешь  эти  ремни? -- спросил бас с сильным
британским акцентом.
     -- Помогите старому дьяцку, отця! Позалейте!  --  Существо
вдруг  перешло  на гаденький скрипучий голос, а потом с хохотом
откинулось назад.
     Каррас сидел неподвижно.  Внезапно  он  почувствовал,  как
будто  к  его  шее  прикоснулись  чьи-то  холодные руки. Регана
перестала смеяться и сверлила его взглядом.
     -- Кстати, твоя мать здесь, с нами, Каррас. Ты  ничего  не
хочешь ей передать? Я бы мог это сделать.
     Побледнев,    Каррас    уставился   на   кровать.   Регана
торжествующе засмеялась.
     -- Если   это   правда,--   ровным   голосом    проговорил
священник,-- тогда ты должен знать имя моей матери. Назови его.
     Регана  зашипела на него, глаза ее безумно заблестели, шея
по-змеиному изогнулась.
     -- Так назови его.
     Регана взревела, и этот вопль, прорвавшись  через  ставни,
заставил задрожать стекла огромного окна. Глаза ее закатились.
     Некоторое время Каррас наблюдал за Реганой, потом вышел из
комнаты.
     Крис  быстро  отошла  от  стены,  вопросительно  глядя  на
иезуита.
     -- Вы держите ее на транквилизаторах? -- спросил Каррас.
     -- Да. На либриуме.
     -- Какая дозировка?
     -- Сегодня ей ввели 400 миллиграммов, святой отец.
     -- Четыреста?
     -- Да, иначе нам не удалось бы надеть на нее эти ремни. Мы
с трудом все вместе...
     -- Вы дали ей 400 миллиграммов за один раз?
     -- Ну да. Регана такая сильная, вы не поверите.
     -- Она получает питание?
     -- Нет, святой отец. Только сустаген во время сна. Но  она
выдернула трубку.
     -- Выдернула?
     -- Сегодня.
     Каррас забеспокоился и серьезно произнес:
     -- Она должна быть в больнице.
     -- Я   не   могу  этого  сделать,--  безжизненным  голосом
ответила Крис.
     -- Почему?
     -- Просто не могу! -- повторила она. -- Нельзя  допустить,
чтобы  еще  кто-то  был  в этом замешан. Она... -- Крис глубоко
вздохнула. Потом медленно  выдохнула  воздух.  --  Она  кое-что
сделала,  святой  отец. Я не могу рисковать. Никто не должен об
этом знать.  Ни  врач...  ни  сиделка.  --  Крис  взглянула  на
Карраса. -- Ни одна душа.
     Нахмурившись,   священник   выключил  воду.  Что,  если
человек, скажем, преступник... Он опустил голову.
     -- Кто дает ей сустаген? Либриум? Другие лекарства?
     -- Мы сами. Доктор показал нам, как это делается.
     -- Но вам будут необходимы рецепты.
     -- Кое-чем вы смогли бы  нам  помочь,  святой  отец,  ведь
верно?
     Каррас  повернулся к Крис, встретил ее запуганный взгляд и
прочел в нем какой-то необъяснимый, тайный ужас.
     -- Святой отец, на что это похоже? -- спросила Крис. -- Вы
думаете, что она одержима?
     -- А вы?
     -- Я не знаю. Я считала вас специалистом.
     -- Что вы знаете об одержимости?
     -- Только то, что прочитала. И еще то рассказали врачи.
     -- Какие врачи?
     -- В больнице Бэрринджер.
     -- Вы католичка?
     -- Нет.
     -- А ваша дочь?
     -- Нет.
     -- А какой религии вы придерживаетесь?
     -- Никакой, но я...
     -- Зачем же вы тогда пришли ко мне? Кто вам посоветовал?
     -- Я  пришла,  потому  что  мне  некуда  больше  идти!  --
крикнула Крис взволнованно. -- Никто мне не советовал!
     -- Вы  говорили,  что  вам  посоветовали обратиться ко мне
психиатры.
     -- Я уже не знаю, что говорила. Я почти потеряла рассудок!
     -- Послушайте, для меня важно только  одно:  помочь  вашей
дочери.  Но я должен предупредить вас: если вы рассчитываете на
ритуал изгнания, как на какое-нибудь  лечение  потрясением  или
внушением,  то церковь не даст своего разрешения, и вы упустите
драгоценное время, мисс Макнейл.
     Каррас вцепился в вешалку, чтобы успокоить дрожь в  руках.
В чем дело? Что случилось?
     -- Между прочим, я миссис Макнейл,-- сухо отрезала Крис.
     Каррас опустил голову и попытался говорить мягче.
     -- Видите  ли,  для  меня  не  важно,  что  это -- бес или
психическое расстройство. Я сделаю все, чтобы  помочь  девочке.
Но  мне  нужно  знать  правду.  Пока  что я только пробираюсь в
темноте. Почему бы нам не спуститься вниз,  где  мы  смогли  бы
поговорить?  --  Он повернулся к Крис и ободряюще улыбнулся ей.
-- Я бы выпил чашку кофе.
     -- А я бы выпила что-нибудь покрепче.
     Они устроились в кабинете. Каррас сел в кресло у камина, а
Крис -- на диван. Она  рассказала  священнику  историю  болезни
Реганы, аккуратно опуская все, что касалось Дэннингса.
     Каррас  слушал,  лишь  изредка  перебивая ее, чтобы задать
вопрос. Он кивал головой и время от времени хмурился.
     Крис призналась, что вначале действительно считала,  будто
изгнание может подействовать как потрясение.
     -- А  теперь  я  и  сама  не знаю,-- засомневалась она. Ее
веснушчатые руки нервно вцепились в  колени.  --  Я  просто  не
знаю.  --  Крис взглянула на задумавшегося священника. -- А что
вы думаете, святой отец?
     -- Вынужденное поведение, вызванное чувством какой-то вины
и, возможно, основанное на раздвоении личности.
     -- Святой отец, мне уже говорили о подобной чепухе! Как же
вы можете предполагать это после виденного?!
     -- Если   бы   вы   наблюдали    столько    пациентов    в
психиатрических  больницах, сколько я, вы утверждали бы это так
же легко,-- убедительно  возразил  Каррас.  --  Пойдем  дальше.
Одержимость  бесами  --  ладно.  Давайте  представим,  что  это
возможно и иногда случается. Но ведь ваша дочь не говорит,  что
она   бес,   а  уверяет,  что  она  сам  дьявол,  а  это
равносильно тому, как если бы она утверждала, что она Наполеон!
Понимаете?
     -- Тогда объясните стук и все прочее.
     -- Но я не слышал стука.
     -- Его слышали в больнице, святой отец, это было не только
здесь, в доме.
     -- Возможно, но, чтобы объяснить его, вовсе не обязательно
привлекать сюда чертей.
     -- А что же? -- потребовала Крис.
     -- Психокинез.
     -- Что?
     -- Вы слышали о том, что происходит на сеансах спиритизма,
не правда ли?
     -- Когда  призраки  и  души  швыряются  вещами  и  двигают
блюдечко?
     Каррас кивнул.
     -- Это  встречается  не так уж редко и обычно получается у
эмоционально неуравновешенных подростков. Очевидно, невероятное
внутреннее  напряжение  будит  невидимую  энергию,  которая   и
передвигает   предметы   на   расстоянии.  В  этом  нет  ничего
сверхъестественного. То же можно сказать и о чрезвычайной  силе
Реганы.  Назовите это "разум, преобладающий над материей", если
хотите.
     -- Лучше я назову это кошмаром.
     -- Ну, в любом случае подобное  встречается  за  пределами
одержимости.
     -- Черт  возьми,  это прекрасно,-- тихо пробормотала Крис.
-- Вот мы сидим здесь: я атеистка, а вы священник и...
     -- Лучшее  объяснение   любому   явлению,--   перебил   ее
Каррас,--  всегда  то,  что  проще других и включает в себя все
     -- Конечно. То есть я считал, что вы сами это знаете.
     -- Может  быть,   я   глупа,--   парировала   Крис,--   но
объяснение,   будто   "что-то   непонятное   в  чьей-то  голове
подбрасывает блюдце к потолку", мне тоже ничего  не  дает!  Так
что же это? Можете вы объяснить, ради всех святых?
     Каррас задумался и откинулся на спинку кресла.
     -- У Реганы низкий голос? -- поинтересовался он.
     -- Нет, я бы даже сказала -- очень высокий.
     -- У нее не раннее развитие?
     -- Нет. Среднее.
     -- А что она читает?
     -- В основном Нэнси Дру и комиксы.
     -- А сама манера разговаривать сильно отличается сейчас от
ее обычной речи?
     -- Полностью. Она не употребляла и половины слов, которыми
пользуется теперь.
     -- Нет, я имею в виду не содержание речи, а стиль.
     -- Стиль?
     -- Ну, как она соединяет слова в предложении.
     -- Я не уверена, что поняла вас правильно.
     -- У  вас нет ее писем? Сочинений? А запись ее голоса была
бы...
     -- Да, у меня есть пленка, которую  она  наговаривала  для
отца,-- перебила Крис. -- Она хотела отослать ее вместо письма,
но так и не закончила. Возьмете ее?
     -- Да,  и  еще  мне  нужна  история  болезни, записанная в
Бэрринджере.
     -- Послушайте, святой отец, я уже прошла  через  все  это,
и...
     -- Да-да, я понимаю, но мне их нужно просмотреть для себя.
     -- Значит, вы все еще против изгнания?
     -- Я  только против того, что принесет вашей дочери больше
вреда, чем пользы.
     -- Но вы сейчас говорите как психиатр?
     -- Нет, я говорю и как священник. Если я пойду  в  церковь
за  разрешением на изгнание беса, то первым делом я должен буду
дать существенные доказательства того, что у  вашей  дочери  не
обычное психическое расстройство. Потом мне нужны будут данные,
исходя из которых церковь признает, что она одержима.
     -- Например?
     -- Еще не знаю, надо почитать книги.
     -- Вы шутите? Мне казалось, что вы в этом разбираетесь.
     -- Возможно,  вы  сейчас знаете об одержимости больше, чем
большинство священников. А пока что скажите, когда  вам  смогут
прислать записи из больницы?
     -- Если будет нужно, я найму самолет.
     -- А пленка?
     Крис встала:
     -- Пойду поищу.
     -- И еще кое-что,-- добавил Каррас. -- Та книга, о которой
вы говорили,  с  главой  об одержимости, вы не вспомните, когда
Регана ее читала: до начала болезни?
     Крис сосредоточилась, постукивая по зубам ногтями.
     -- Мне помнится, она что-то  читала,  перед  тем  как  это
дерьмо...  как эта ужасная штука началась,-- быстро поправилась
она. -- Но я не могу сказать точно. Думаю, что она  ее  читала.
То есть я в этом уверена. Абсолютно уверена.
     -- Я бы хотел просмотреть эту книгу. Вы мне ее дадите?
     -- Она  ваша.  Ее  взяли  в  вашей  библиотеке.  Я  сейчас
принесу. А пленка, по-моему, внизу. Я скоро  вернусь.  --  Крис
вышла из кабинета.
     Каррас  отсутствующе  кивнул,  рассматривая узор на ковре.
Прождав Крис несколько минут, он встал, прошел через кабинет  и
остановился  в  темном  холле.  Дэмьен  словно  застыл в другом
измерении; засунув руки в карманы,  он  уставился  в  никуда  и
слушал  доносившиеся  сверху  звуки; то хрюканье свиньи, то вой
шакала, то шипение и икание.
     -- А, вы здесь! А я искала вас в кабинете.
     Каррас обернулся и заметил, что Крис включает свет.
     -- Вы уходите? --  Она  подошла  к  нему,  держа  книгу  и
пленку.
     -- Боюсь,  что  да.  Мне  нужно подготовиться к завтрашней
лекции.
     -- Вы читаете лекции? Где?
     -- В медицинской школе. --  Дэмьен  взял  у  нее  книгу  и
пленку.  --  Я  приду  к  вам завтра, днем или вечером. Но если
случится что-нибудь непредвиденное, звоните мне в любое  время.
Я  попрошу  телефонистку  на  коммутаторе,  чтобы  вас  со мной
соединили.
     Крис кивнула. Иезуит открыл дверь.
     -- Как у вас обстоит дело с медикаментами?
     -- Пока  хорошо,--  успокоила  она  священника.   --   Нам
выписали рецепт на бланке, который каждый раз возвращают.
     -- Вы больше не будете вызывать врача?
     Крис прикрыла глаза и чуть заметно покачала головой.
     -- Вы же знаете, я не терапевт,-- предупредил Каррас.
     -- Я не могу,-- прошептала она. -- Не могу.
     Священник чувствовал, как в ней поднимается тревога.
     -- Вы   понимаете,   что  рано  или  поздно  мне  придется
рассказать обо всем высшему духовенству, особенно если  я  буду
бывать здесь по ночам?
     -- Это так необходимо? -- Крис нахмурилась.
     -- Иначе  это  будет  выглядеть  несколько  странно, вы не
считаете?
     Крис опустила глаза.
     -- Да, я понимаю, что вы  хотите  сказать,--  пробормотала
она.
     -- Вы  не  против? Я расскажу только самое необходимое. Не
волнуйтесь. -- Иезуит попытался успокоить ее.-- Больше никто не
узнает.
     Крис подняла свои измученные глаза и, встретившись  с  его
грустным взглядом, прочитала в нем боль и сочувствие.
     -- Хорошо,-- согласилась Крис.
     Она поверила этому взгляду.
     Каррас кивнул:
     -- Мы еще поговорим.
     Он уже собирался выйти, но замешкался на секунду в дверях,
приложил к губам пальцы, о чем-то раздумывая:
     -- Ваша дочь не знала, что я священник?
     -- Нет. Никто не знал, кроме меня.
     -- Вы знали, что у меня недавно умерла мать?
     -- Да. Мне очень жаль.
     -- А Регана знала об этом?
     -- Нет.
     Каррас кивнул.
     -- А  почему вы об этом спрашиваете? -- не унималась Крис,
удивленно приподнимая брови.
     -- Это не важно. -- Иезуит пожал плечами.  --  Мне  просто
хотелось узнать.
     Он посмотрел на актрису, в его глазах мелькнула тревога.
     -- Вы ночью спите?
     -- Да, немного.
     -- Принимайте таблетки. Вы пьете либриум?
     -- Да.
     -- Сколько? -- поинтересовался Каррас.
     -- По десять миллиграммов, два раза в день.
     -- Принимайте  по  двадцать. Попробуйте пока не заходить к
дочери. Чем чаще вы ее видите в  таком  состоянии,  тем  скорее
начнете   неправильно   судить   о  ней.  Лучше  оставайтесь  в
неведении. И успокойтесь. В состоянии нервного расстройства  вы
ей ничем не поможете. Да вы и сами это знаете.
     Опустив глаза, Крис грустно кивнула.
     -- А  теперь,  пожалуйста, ложитесь спать,-- тихо попросил
священник. -- Прямо сейчас идите и ложитесь.
     -- Да, хорошо,-- послушно согласилась Крис. --  Хорошо.  Я
вам  обещаю.  --  Она попыталась улыбнуться. -- Спокойной ночи,
святой отец. Спасибо. Спасибо вам большое.
     Секунду он молча смотрел на нее, потом повернулся и быстро
вышел.
     Крис, стоя в дверях, наблюдала за  священником.  Когда  он
перешел  через  улицу,  она  вдруг  поняла,  что сегодня Каррас
остался без обеда.
     Заметив,  что  он   опускает   закатанные   рукава,   Крис
забеспокоилась, не холодно ли ему.
     На  углу  Проспект-стрит  и  П-стрит иезуит уронил книгу и
резко остановился, чтобы  поднять  ее,  потом  обогнул  угол  и
скрылся   из   виду.   Глядя   ему  вслед,  Крис  почувствовала
облегчение. Она не заметила, что  в  легковой  машине,  стоящей
рядом с ее домом, сидит Киндерман.
     Крис закрыла дверь.

     Каррас принял душ, сел за письменный стол и обнаружил блок
сигарет  "Кэмел"  без  фильтра, а рядом с ним два ключа: один с
отметкой "Лингафонная лаборатория", а  другой  --  "Холодильник
столовой".  Ко второму ключу была приложена записка: "Лучше это
сделаешь ты, чем крысы". Каррас прочитал надпись  и  улыбнулся:
"Леденцовый  мальчик".  Он отложил записку, снял часы и положил
их перед собой на стол. Было 12 часов  28  минут  ночи.  Каррас
начал   читать.   Фрейд.   Маккасланд.   "Сатана".   Тщательные
исследования Ойстраха. Чтение он закончил уже под  утро.  Глаза
нестерпимо болели. Каррас взглянул на пепельницу, переполненную
пеплом  и смятыми окурками. Дым густой пеленой повис в воздухе.
Он встал, медленно побрел к окну, открыл  его,  вдохнул  полной
грудью  свежий  утренний воздух и задумался. У Реганы выявились
физические признаки одержимости. Он не сомневался  в  этом.  Во
всех   приведенных   случаях,   независимо  от  эпохи  и  места
нахождения больного, симптомы одержимости всегда были одни и те
же. Некоторые из них, правда, у Реганы еще не проявились: пятна
на  теле,  желание  есть  непригодную  к   употреблению   пищу,
нечувствительность  к боли, громкая и продолжительная икота. Но
остальные  выявились  в  достаточной  степени:   непроизвольное
мышечное   возбуждение,  зловонное  дыхание,  обложенный  язык,
раздутый живот, раздражение на коже и слизистых оболочках.  Но,
что более важно, налицо были основные симптомы, наличие которых
Ойстрах   относил   к   "истинной"  одержимости:  поразительные
перемены в голосе и чертах лица в сочетании с появлением  новой
личности.
     Каррас  поднял  глаза  и  уставился в темноту. Через ветви
деревьев ему померещились дом и большое окно в спальне  Реганы.
Когда  одержимость добровольная, как у медиумов, новая личность
часто бывает доброй. "Как Ция",-- отметил про себя Каррас.  Дух
женщины,  который  вселился в мужчину-скульптора. Приступы были
непродолжительными, длились  не  более  часа.  Но  в  Регане
находится  не  Ция. Эта вторая личность была злой. Типичный
случай бесовской одержимости,  когда  новая  личность  пытается
разрушить тело своего хозяина. И это ей часто удается.
     В задумчивости иезуит подошел к столу, взял пачку сигарет,
закурил.  Ну, хорошо. У нее синдром бесовской одержимости. А
как  это   лечить?   Все   зависит   от   того,   что   вызвало
одержимость.
     Священник  присел  на  край  стола.  Задумался.  Например,
монахини в монастыре Лилль. Это случилось во Франции  в  начале
семнадцатого  века.  Монахини  признались  на  исповеди, что во
время  одержимости  они  часто  посещали  дьявольские  оргии  и
занимались  развратом  с  женщинами,  с  мужчинами, с домашними
животными и с драконами. И с драконами!.. Иезуит покачал
головой.  Во  многих  случаях  одержимости  встречается   смесь
фантазии   и   мифомании.  Одержимость  может  быть  вызвана  и
психическими    расстройствами:     паранойей,     шизофренией,
неврастенией,  психоастенией,-- в этом крылась основная причина
того,  что  уже  в  течение  многих  лет   церковь   советовала
священникам  работать  вместе  с психиатрами и невропатологами.
Однако  не  все  случаи  одержимости  объяснялись  так  просто.
Некоторые  из  них Ойстрах характеризовал как "отдельные случаи
расстройства",   не   прибегая   к   психиатрическому   термину
"раздвоение  личности",  а  заменяя  его  примерно такими же по
смыслу оккультными понятиями "бес" или "дух усопшего".
     Записи, сделанные  в  Бэрринджере,  свидетельствовали,  по
словам  Крис, о том, что расстройство Реганы могло быть связано
с внушением  или  с  чем-то,  вызвавшим  истерию.  Каррас  тоже
придерживался   этого   вывода.   Он  считал,  что  большинство
изученных  им  случаев  имели  в  своей  основе  эти   причины.
Во-первых,  подобное  почти  всегда  случается  с женщинами.
Во-вторых, вспомнить хотя бы вспышки  эпидемий  одержимости.  И
еще  священников,  занимавшихся  изгнанием  бесов... Каррас
нахмурился. Они сами часто становились одержимыми. Он подумал о
Лодане. Франция.  Урсулинский  женский  монастырь.  Из  четырех
священников, посланных туда во время эпидемии одержимости, трое
-- отец  Лукас,  Лактанц  и  Транкуилл  -- не только сами стали
одержимы, но и вскоре умерли, вероятно, от нервного потрясения.
Четвертый, Пьер Сурин, ставший одержимым в 33 года, сошел с ума
и провел остальные 25 лет своей жизни в безумии.
     Если расстройство  Реганы  было  истерического  характера,
если  внушение  есть  причина  одержимости,  тогда на это могла
повлиять прочитанная глава из книги о колдовстве.  Глава  об
одержимости. Читала ли она ее?
     Иезуит  пролистал  несколько страниц. Может быть, здесь он
найдет  какое-то  сходство  описания  припадков  одержимости  с
поведением Реганы? Это было бы доказательством. Это могло бы
помочь.
     Кое-где он нашел совпадения:
     "...случай  с  8-летней  девочкой,  который описывали так:
"Она ревела, как бык, тяжелым, низким басом". (И  Регана  также
ревела).
     ...Случай  с  Элен  Смит, которую лечил известный психолог
Флауэрни. Психолог  описывал,  как  с  поразительной  скоростью
менялись  черты  ее  лица  и  голос.  (С  Реганой  было  то же.
Личность, которая разговаривала с британским акцентом.  Быстрая
перемена. Почти моментальная.)
     ...Случай  в Южной Африке. Сведения получены от известного
этнолога Юнода. Он рассказал о женщине, которая  однажды  ночью
исчезла  из  дома.  Ее  нашли  на  следующее утро. Женщина была
привязана  к  верхушке  высокого  дерева   "широкими   прочными
лианами",  а  потом  "сползла  с  дерева  вниз  головой, шипя и
высовывая язык, как змея. Некоторое время она висела на  дереве
и  говорила  на  языке,  которого  до  сих пор никто из местных
жителей не слышал". (Регана тоже ползала за Шарон, как змея.  А
ее   бессмысленная   речь?  Что  это  --  попытка  говорить  на
"неизвестном языке"?)
     ...Случай  с  Джозефом  и  Тибатом  Бернерами.   Им   было
соответственно  10  и  8 лет. Говорили, что они "вдруг начинали
волчками вертеться с огромной скоростью". (Очень похоже на  то,
как дергается и крутится Регана.)
     Да,  причины,  чтобы подозревать внушение, имелись: в этой
главе упоминалось об  огромной  силе,  о  сквернословии.  Более
того,   в  ней  подробно  описывалось  течение  одержимости  по
стадиям: "Первая -- заражение--  сюда  входят  нападение
жертвы   на   предметы  окружающей  обстановки,  шумы,  запахи,
перемещение предметов, вторая -- одержимость-- нападение
на субъект с целью запугивания,  нанесения  увечий  посредством
ударов руками и ногами".
     Может  быть,  она  все  это  и  читала.  Но  Каррас не был
убежден. И Крис тоже. Она сильно в этом сомневалась.
     Священник снова подошел  к  окну.  Так  где  же  ответ?
Настоящая  одержимость?  Бес?  Он  опустил  глаза и покачал
головой.  Нет.   Это   невероятно.   Парапсихологические
проявления?  Конечно.  Почему  бы и нет? Сколько опытных
наблюдателей описывало их. И терапевты, и психиатры.  Например,
Юнод.   Но   все   дело  в  том,  как  ты  преподнесешь  эти
проявления. Каррас опять вспомнил Ойстраха, его рассказ про
шамана в горах Алтая. Шамана исследовали в  больнице  во  время
левитации.  Незадолго  до  начала левитации его пульс участился
сначала до ста, а потом до двухсот  ударов  в  минуту.  Заметно
изменилась   частота   дыхания,   поднялась   температура.  Его
ненормальное состояние было тесно связано  с  физиологией.  Оно
было вызвано какой-то материальной силой или энергией.
     Но в качестве доказательства настоящей одержимости церковь
требовала иные внешние проявления, которые...
     Каррас  забыл  формулировку  и  заглянул  в  книгу. Провел
пальцем по странице и  отыскал  нужное  место:  "...достоверные
внешние  проявления,  свидетельствующие  о  высшем  вторжении в
интеллект человека". "Есть ли это у Реганы?"  --  спросил  себя
Каррас.
     Он   прочитал   строчки,   которые   отчеркнул   для  себя
карандашом: "Изгоняющий бесов должен убедиться в  том,  что  ни
одно  из  проявлений  не  осталось  незамеченным..."  Священник
зашагал по комнате,  перечисляя  в  уме  признаки  расстройства
Реганы и пытаясь по возможности объяснить их. Он перебирал один
признак за другим:
     Невероятная перемена черт лица Реганы.
     Частично вследствие болезни. Частично в результате плохого
питания  и  ухода.  Но  скорее всего, решил он, из-за того, что
лицо должно отражать психическую конституцию.
     Невероятная перемена голоса.
     Иезуит ни разу не слышал ее нормального  голоса.  Но  даже
если он и был высоким, как утверждает мать, постоянный крик мог
огрубить  голосовые  связки, и, следовательно, голос стал более
низким. Дело было даже не в этом, а  в  удивительной  громкости
голоса,  которая  физиологически  невозможна. И все же, подумал
Каррас, в состоянии возбуждения и в патологии огромная  сила  и
напряжение  мышц считаются нормальным явлением. Не может ли это
относиться и к голосовым связкам?
     Резкое   увеличение   словарного   запаса   и    объема
знаний.
     Криптомнезия: сохранившаяся и отложившаяся в глубине мозга
информация,  полученная  с  первого  дня  жизни. У сомнамбул, а
иногда и у людей, находящихся при смерти,  эта  подсознательная
информация пробивается наружу с поразительными подробностями.
     Она узнала, что я священник.
     Регана   могла  догадаться.  Если  она  читала  главу  про
одержимость, то могла ожидать, что к  ней  пришлют  священника.
Юнг  утверждал, что подсознательная интуиция и чувствительность
у  истерических  больных  в  десятки  раз  выше  той,   которую
проявляют  медиумы  во  время  "чтения  мыслей"  и  на  сеансах
спиритизма. Ведь "чтение  мыслей"  --  это  не  что  иное,  как
вибрации, незаметное сотрясение воздуха, идущее от человеческих
рук.   Эти  вибрации  создают  определенный  рисунок,  он-то  и
является условным кодом для  разных  букв  или  чисел.  Регана,
угадав его профессию, могла "прочитать" и мысли священника. Она
ведь  наблюдала  за  его  манерами, руками, могла почувствовать
запах церковного вина.
     Регана узнала, что у него умерла мать.
     Всего лишь логический домысел. Ему уже сорок шесть лет.
     "Помогите старому дьяцку..."
     Католичество   признает   телепатию   как    реальное    и
естественное явление.
     Раннее развитие интеллекта у Реганы.
     Психиатр Юнг, наблюдая однажды случай раздвоения личности,
обладающей  якобы оккультными способностями, сделал заключение,
что  истерический  лунатизм  не  только  обостряет  чувственное
восприятие, но и повышает интеллектуальные способности, так как
новые,  вторгающиеся личности оказываются намного умнее первой.
"Но все же,-- удивился Каррас,--  может  ли  констатация  факта
объяснить его?"
     Внезапно  священник  застыл  над  столом. Его осенило, что
намек Реганы на Ирода  был  гораздо  тоньше,  чем  ему  сначала
показалось:  когда  фарисеи рассказали Христу об угрозах Ирода,
Христос ответил им:  "Идите  и  скажите  этой  лисе,  что  я
изгоняю бесов..."
     Каррас  взглянул  на  пленку  с  записью  голоса  и устало
опустился на стул. Он прикурил еще  одну  сигарету...  выпустил
дым... и опять вспомнил братьев Бернеров и восьмилетнюю девочку
со всеми признаками настоящей одержимости. Какую же книгу могла
прочитать   девочка,  чтобы  подсознательно  так  правдоподобно
симулировать  симптомы?  И,  может  быть,  одержимые  в   Китае
каким-то образом связывались с одержимыми в Сибири, в Германии,
в Африке, ведь симптомы всегда были одинаковы?
     "Кстати, твоя мать с нами здесь, Каррас..."
     Сигаретный  дым  поднимался  вверх  и  возвращал Дэмьена в
прошлое. Он откинулся назад, уставившись на нижний  левый  ящик
стола,  затем  выдвинул  ящик и вытащил из него старую школьную
тетрадь, тетрадь своей матери. "Обучение взрослого  населения".
Дэмьен  положил  ее  на  стол  и с трепетом пролистал. Алфавит,
опять и опять алфавит. Потом простые упражнения:
     Урок 4.
     Мой полный адрес.
     Между страницами она пыталась написать ему письмо:
     "Дорогой Димми,
     Я долго ждала тебя..."
     Еще одно письмо. Незаконченное. Дэмьен отвернулся. В  окне
привиделись ее глаза. В них застыла тоска.
     "Отец наш, я недостоин..."
     Глаза  матери  вдруг  превратились  в  глаза  Реганы.  Они
молили... Они. ждали...
     "Скажи хоть слово..."
     Священник взглянул на пленку с записью голоса Реганы.
     Он  вышел  из  комнаты,  прихватив  с  собой   пленку,   и
направился  в  лабораторию.  Отыскал свободный магнитофон. Сел.
Заправил пленку. Надел наушники. Щелкнул выключателем.  Подался
поближе и приготовился слушать.
     Некоторое  время  было слышно только шипение пленки. Потом
раздался щелчок включаемого аппарата, и сразу же какой-то  шум,
звуки  возни.  "Привет..."  Потом,  видимо,  пленку остановили.
Откуда-то издалека донесся приглушенный голос Крис Макнейл: "Не
так близко к микрофону, малышка. Держи его чуть  подальше".  --
"Так?"  --  "Нет,  еще  дальше". -- "Так?" -- "Да, вот так. Ну,
давай. Говори дальше". Смех. Микрофон стучит  по  столу.  Потом
веселый голос Реганы Макнейл.
     "Привет,  папа!  Это  я.  М-м-м-м".  Опять  смех и шепот в
сторону: "Я не знаю, что говорить!" "Ну, расскажи  ему,  как  у
тебя дела. Расскажи, чем ты занимаешься". Снова смех. "М-м-м...
папа...  ну, я... Ты меня хорошо слышишь? Я... м-м... ну вот...
м-м-м... мы... нет, подожди, сначала, нет... мы сейчас живем  в
Вашингтоне,  знаешь? Это где президент и этот дом... ты знаешь,
папа, он такой... нет, подожди, я лучше начну сначала. Ну  вот.
В общем, здесь..."
     Остальное Каррас слышал неясно, звуки доносились издалека,
в ушах   шумело,   в   груди,   где-то   внутри,  всколыхнулось
предчувствие: существо, которое я видел в той комнате,--  не
Регана!
     Он  вернулся  к  себе.  Произнес молитву, а когда поднимал
гостию, пальцы его задрожали. Дэмьен вдруг  ощутил  надежду,  о
которой не смел даже думать; против этой надежды восставала вся
его воля, каждая клеточка, каждый нерв.
     "Это мое тело..." -- прошептал он с трепетом.
     Нет, это хлеб! Это только хлеб!
     Дэмьен не осмеливался полюбить вновь и опять потерять свою
любовь.  Прежняя утрата была для него слишком тяжела. Священник
опустил голову и проглотил гостию.  Надежда  растаяла,  а  хлеб
больно оцарапал его пересохшее горло.
     После мессы Дэмьен позавтракал, набросал кое-какие заметки
и отправился  читать лекцию в медицинскую школу Джорджтаунского
университета. С  трудом  давалась  плохо  подготовленная  речь:
"...и  рассматривая  симптомы  маниакальных  состояний,  вы..."
"Папа, это я... это я..."
     Но кто "Я"?
     Каррас отпустил студентов пораньше и вернулся домой.
     Он сразу же сел за стол  и  еще  раз  просмотрел  главу  о
признаках одержимости: "...телепатия... естественное явление...
движение   предметов...  теперь  предполагается...  тело  может
излучать некий флюид... наши  предки...  наука...  в  настоящее
время   надо  быть  более  осторожным.  Однако  сверхнормальные
явления  не  выдерживают  критики..."   Дэмьен   начал   читать
медленней:  "...нужно  тщательнее  анализировать все разговоры,
которые  ведутся  с   пациентом.   Если   в   них   сохраняется
логико-грамматическая структура и та же система ассоциаций, что
и  в нормальном состоянии, то одержимость следует поставить под
сомнение".
     Каррас тяжело задышал.  Он  сильно  устал  за  это  время.
Неужели  единственная надежда для Реганы -- это обряд изгнания?
Неужели ему придется приподнять завесу прошлого?
     Нет, нужно еще раз проверить. Он должен знать  правду.  Но
как  ее  узнать? "...разговоры с больными надо тщательно..." Ну
да. Почему бы не попробовать? Если обнаружится,  что  структура
речи  Реганы  и  "беса"  совпадает, то даже со сверхнормальными
проявлениями,  конечно  же...  Верно.  Только  резкое   отличие
докажет, что одержимость возможна!
     Священник  нервно  зашагал  по комнате. Надо еще что-то
срочно придумать. Она... Он остановился, уставившись в  пол
и  сложив  за спиной руки. Эта глава... Эта глава в книге по
колдовству... Бесы всегда реагируют на  священную  гостию,  она
вводит  их  в ярость, как и другие реликвии... Святая вода!
Вот то, что мне надо! Я приду к девочке и  окроплю  ее  простой
водопроводной водой, но скажу, что это святая вода! Если Регана
среагирует  на  нее  так, как должны реагировать на святую воду
бесы, то будет ясно, что она  не  одержима...  что  причина  во
внушении... А если нет, то это...
     Настоящая одержимость?
     Может быть...
     Дрожа,  как  в  лихорадке, Дэмьен пошел искать пузырек для
святой воды.

     Уилли  открыла  священнику  дверь.  Еще  из  прихожей   он
взглянул  на  дверь  спальни  Реганы,  откуда доносились крики.
Кто-то ругался. Но это был уже не тот низкий громкоголосый бас.
Голос отличался резкостью, в нем явственно слышался  британский
акцент... Когда Каррас видел Регану в последний раз, именно эта
личность на секунду возникла перед ним.
     Каррас  посмотрел  на  Уилли. с удивлением рассматривающую
его рясу.
     -- Скажите, пожалуйста, где миссис Макнейл? -- обратился к
служанке священник.
     Уилли указала наверх.
     -- Спасибо.
     Дэмьен поднялся по лестнице  и  увидел  Крис.  Она  сидела
рядом  со спальней Реганы. Голова ее была опущена, руки сложены
на груди. Когда иезуит подошел поближе, Крис услышала шорох его
одежды и встала.
     -- Здравствуйте, святой отец.
     Под глазами мешки. Каррас нахмурился:
     -- Вы спасти?
     -- Немного.
     Он с упреком покачал головой.
     -- Я просто не могла,-- вздохнула Крис, кивком указывая на
спальню. -- Это продолжается всю ночь. -- Она взяла  священника
за  рукав,  будто  пыталась  увести  его в сторону. -- Пойдемте
вниз, там мы сможем...
     -- Нет. Я хотел бы посмотреть на нее,-- перебил Каррас, не
трогаясь с места.
     -- Прямо сейчас?
     Что-то неладно. Она напряжена. Чем-то напугана.
     -- А почему бы нет? -- поинтересовался он.
     Крис с опаской взглянула  на  дверь,  ведущую  в  спальню.
Оттуда доносился пронзительный мужской голос:
     -- Проклятый нацист! Нацистская свинья!
     Крис отвернулась, потом в отчаянии кивнула:
     -- Идите. Идите к ней.
     -- У вас есть магнитофон?
     Она  метнула  на него удивленный взгляд. -- Принесите его,
пожалуйста, сюда и еще чистую ленту.
     Крис подозрительно нахмурилась:
     -- Зачем? Вы хотите записать?
     -- Да. Невоз...
     -- Святой отец, я не могу...
     -- Мне нужно сравнить структуру ее речи, -- резко  перебил
ее Каррас. -- И, пожалуйста, запомните: вы должны мне доверять!
     Из  спальни  выскочил Карл, вслед ему несся поток отборной
ругани. Мрачное лицо швейцарца было землистого оттенка. В руках
он сжимал пеленки и постельное белье.
     -- Ты их сменил. Карл? -- спросила Крис, как только  слуга
закрыл за собой дверь.
     -- Да, сменил,-- сухо отчеканил Карл и заспешил через холл
к лестнице.
     Крис посмотрела ему вслед и повернулась к Каррасу.
     -- Хорошо.  Хорошо.  Его  принесут сюда. -- Она неожиданно
отвернулась и вышла из холла.
     Каррас следил за ней, ничего не  понимая.  Что  произошло?
Потом  прислушался.  В  спальне было тихо. Но тишина взорвалась
вдруг дьявольским смехом. Каррас нащупал в  кармане  пузырек  с
водой, открыл дверь и шагнул в спальню.
     Зловоние  было  еще  сильнее, чем в прошлый раз. Священник
прикрыл за собой дверь и уставился на кровать.
     Бес наблюдал за ним насмешливым взглядом. Глаза  его  были
полны лукавства, ненависти и силы.
     -- Здравствуй, Каррас.
     -- Здравствуй, Дьявол. Как ты себя чувствуешь?
     -- В  настоящий момент счастлив видеть тебя. Очень рад. --
Язык вывалился наружу, глаза нахально рассматривали Карраса. --
Теперь ты в своем обычном одеянии. Очень  хорошо.  Кстати,  кто
тебе сказал, что я -- Дьявол?
     -- Разве не так?
     -- Нет.  Просто  бедный  разбуянившийся  демонишка.  Черт.
Однако я не совсем забыт нашим папочкой, который сейчас обитает
в аду. Кстати, ты ведь ему не расскажешь о моей непростительной
оговорке, Каррас? Не расскажешь, когда его увидишь?
     -- Я увижу его? Он здесь? -- вздрогнул священник.
     -- В  поросенке?  Конечно,  нет.  Здесь  только  маленькая
несчастная  компания  скитающихся  душ,  мой  друг.  Ты ведь не
винишь нас за то, что мы здесь, правда? Дело  в  том,  что  нам
деться-то некуда. Мы бездомные бродяги.
     -- И как долго ты собираешься здесь находиться?
     Голова  дернулась,  Регану  перекосило  от  ярости,  и она
зарычала:
     -- Пока  не  подохнет   поросенок!   --   Неожиданно   она
откинулась  назад и, пуская слюни, улыбнулась: -- Между прочим,
какой сегодня прекрасный день! Как раз для изгнания, Каррас.
     Книга! Она прочитала это в книге!
     -- Ну начинай же. Побыстрее, пожалуйста.
     -- Разве тебе этого хочется?
     -- Безумно.
     -- Но это выгонит тебя из Реганы
     Закинув голову, бес дико расхоххотался. Потом  смех  резко
оборвался.
     -- Это нас сплотит.
     -- Тебя и Регану?
     -- Тебя  и нас, мой милый друг,-- заскрипел бас. -- Тебя и
нас.
     Каррас замер. Он ясно  почувствовал  прикосновение  к  шее
чьих-то рук. Будто кто-то дотронулся до него ледяными пальцами.
Мгновением  позже ощущение пропало. "Это от страха",-- успокоил
себя иезуит. От страха.
     Страха перед чем?
     -- Ну да, ты присоединишься  к  нашей  маленькой  семейке,
Каррас.  Беда  в  том,  моя  крошка,  что,  хоть  раз распознав
знамение  Бога  и  поверив  в  него,  человек  уже   не   имеет
оправданий.  Ты, наверное, заметил, как мало чудес происходит в
последнее время? Не наша вина, Каррас, не обвиняй в  этом  нас.
Мы стараемся.
     Каррас  дернулся и повернул голову, услышав резкий громкий
скрип. Ящик шкафа был выдвинут на всю длину. Священник  увидел,
как  ящик  сам  собой  задвинулся  с  тем же противным скрипом.
Что это? Он тут же успокоился, и душа  его  освободилась
от   мелькнувших   на   мгновение   сомнений,  подобно  дереву,
сбросившему оковы состарившейся коры. Психокинез. Каррас
услышал хохот.
     -- Как приятно поболтать с тобой, Каррас,-- оскалился бес.
-- Я чувствую себя свободным. Как развратник. Я расправляю свои
огромные крылья. Ведь даже то, что я просто рассказываю тебе об
этом,  должно  удесятерить  твои  проклятия,  мой  доктор,  мой
бездарный лекарь.
     -- Это ты сделал? Ты двигал сейчас ящик?
     Но  бес  уже  не слушал его. Он уставился на дверь. Кто-то
приближался к спальне.
     Черты его лица опять изменились, и перед Каррасом  явилось
новое существо.
     -- Проклятый  мерзавец!  --  закричало  оно  с  британским
акцентом. -- Поганый лгун!
     Вошел Карл. Он быстро приблизился к кровати, держа в руках
магнитофон, поставил его, отвернулся от Реганы и так же  быстро
вышел из комнаты.
     -- Прочь,  Гиммлер!  Прочь  с  моих  глаз!  Вали  к  своей
косолапой   дочке!   Поднеси   ей   квашеной   капустки    и
героинчику! Ей это придется по нраву, ей...
     Неожиданно  существо  успокоилось  и  мирно наблюдало, как
Каррас заправляет в магнитофон пленку.
     -- О, что у нас там новенького в  программе?  --  радостно
заверещало оно. -- Мы что-то собираемся увековечить, падре? Как
здорово! Я люблю новые роли, ты же понимаешь! Просто обожаю!
     -- Я -- Дэмьен Каррас,-- начал священник, когда магнитофон
заработал. -- А кто ты?
     -- Ты  что  же,  меня  не  узнаешь?  Ерунда  какая-то.  --
Существо захохотало. -- Кстати, где здесь дают выпить? А  то  у
меня в горле пересохло.
     Священник аккуратно поставил микрофон на ночной столик.
     -- Если  ты  назовешь  мне  свое имя, то я, пожалуй, поищу
что-нибудь.
     -- Ну да, конечно,-- хихикнуло существо.  --  А  потом,  я
полагаю, сам все и вылакаешь.
     Каррас нажал на кнопку "запись" и продолжал:
     -- Как тебя зовут?
     -- Задрюченный  ворюга!  --  заорало  существо. И в тот же
момент исчезло. Вместо него появился бес. -- А  что  мы  сейчас
делаем, Каррас? Записываем нашу милую трепотню?
     Каррас  напрягся.  Он  посмотрел  на беса, переставил стул
поближе к кровати и сел.
     -- Ты не возражаешь?
     -- Вовсе нет,-- заскрипел бес. -- Мне всегда нравились эти
адские механизмы.
     И вдруг новый  сильный  запах  ударил  в  нос  священнику,
запах, похожий на...
     -- Квашеная капуста, Каррас. Ты заметил?
     Действительно,   пахнет  квашеной  капустой.  Потом
запах исчез, и его сменило обычное зловоние. Каррас нахмурился.
Неужели показалось? Самовнушение?  Он  решил,  что  пора
доставать   пузырек.  Хотя  нет,  еще  рано.  Надо  записать
побольше.
     -- С кем я говорил перед этим? -- спросил Каррас.
     -- С одним из нашей компании, Каррас.
     -- С демоном?
     -- Ты ему льстишь.
     -- Каким образом?
     -- Слово "демон" означает "мудрый", а он придурок.  Иезуит
встрепенулся.
     -- А на каком языке "демон" означает "мудрый"?
     -- На греческом.
     -- Ты говоришь по-гречески?
     -- Совершенно свободно.
     Один из признаков! Она говорит на незнакомом языке.
На подобное священник даже не рассчитывал.
     -- Pos  egnokas  hoti presbyteros eimi? -- быстро задал он
вопрос на классическом греческом языке.
     -- Я не в духе, Каррас.
     -- А-а-а. Тогда не умеешь...
     -- Я не в духе!
     Каррас почувствовал разочарование.
     -- Это ты выдвигал ящик стола? -- поинтересовался он.
     -- Да, уверяю тебя.
     -- Очень эффектно. -- Каррас кивнул. --  Ты  действительно
очень сильный демон. Интересно, а можешь повторить?
     -- В свое время повторю.
     -- Сделай,   пожалуйста,   сейчас,   мне   очень   хочется
посмотреть.
     -- В свое время.
     -- Почему не сейчас?
     -- Надо же оставить  тебе  сомнения,--  прорычал  бес.  --
Некоторые  сомнения.  Чтобы таким образом обеспечить правильный
исход событий. -- Он откинул голову и злобно рассмеялся. -- Как
нехарактерно для меня брать в союзницы истину и выигрывать с ее
помощью! Как это заводит!
     Ледяные пальцы вновь дотронулись до шеи. Каррас  окаменел.
Опять страх? Страх? Но страх ли это?
     -- Нет,  не страх,-- возразил бес, ухмыльнувшись. -- Это я
сделал.
     Ощущение прикосновения пропало. Каррас нахмурился Еще одно
проявление. Телепатия? Проверить Немедленно проверить.
     -- Ты можешь сказать, о чем я сейчас думаю?
     -- Твои мысли слишком скучно читать.
     -- Значит, ты не умеешь читать мысли.
     -- Думай, как хочешь...
     Попробовать святую воду? Сейчас? Каррас слышал, как
поскрипывает мотор магнитофона. Н е т. Еще не  время.
Надо еще немного записать.
     -- Ты очаровательное создание,-- начал Каррас.
     Регана ухмыльнулась.
     -- Нет-нет,  в  самом  деле,-- продолжал Каррас. -- Я бы с
удовольствием  послушал  подробности  о  твоем   прошлом.   Ну,
например, ты никогда не говорил мне, кто ты такой.
     -- Я -- черт,-- представился бес.
     -- Да, знаю, но какой именно черт? Как тебя зовут?
     -- Какая разница, Каррас? Зови меня Гауди.
     -- Да-да, капитан Гауди. -- Каррас кивнул. -- Друг Реганы.
     -- Очень близкий друг.
     -- Правда?
     -- В самом деле.
     -- Тогда почему ты мучаешь ее?
     -- Потому что я ее друг. Поросенку это нравится.
     -- Нравится?
     -- Она без ума от этого.
     -- Но почему?
     -- Спроси ее!
     -- И ты разрешишь ей ответить?
     -- Нет.
     -- Тогда какой смысл спрашивать?
     -- Никакого! -- В глазах беса заблестела ярость.
     -- С кем я говорил раньше? -- выпытывал Каррас.
     -- Ты уже спрашивал об этом.
     -- Я знаю, но ты мне так и не ответил.
     -- Еще  один хороший приятель нашего сладкого поросеночка,
дорогой Каррас.
     -- Можно мне поговорить с ним?
     -- Нет. Им сейчас занимается  твоя  мамаша.  --  Бес  тихо
загоготал  и  добавил:  --  Прекрасный язычок у твоей мамаши. И
ротик замечательный.
     Он хитро  и  выжидающе  уставился  на  Карраса.  Священник
почувствовал  резкий прилив ярости, но понял, что она относится
не  к  Регане,  а  к  бесу.  Бес!  Что  случилось  с  тобой,
Каррас? Он попробовал успокоиться, глубоко вздохнул, достал
из кармана рубашки пузырек и откупорил пробку.
     Демон насторожился:
     -- Что это?
     -- А  ты  разве  не  знаешь?  --  удивился  Каррас, слегка
прикрывая большим  пальцем  горлышко  пузырька  и  разбрызгивая
содержимое на Регану. -- Это святая вода, черт.
     В  то же мгновение бес съежился и начал корчиться, в ужасе
выкрикивая:
     -- Она  жжет!  Она  меня  жжет!   А-а-а!   Прекрати   это!
Остановись, мерзкий святоша! Прекрати!
     Каррас  хладнокровно закрыл пузырек. Истерия. Внушение.
Она все же читала эту книгу. Он  посмотрел  на  магнитофон.
Зачем тогда записывать?
     Заметив,  что  Регана  затихла,  Каррас  взглянул на нее и
нахмурился. В  чем  дело?  Что  происходит?  Черты  лица
изменились,  они  лишь отдаленно напоминали только что виденную
Каррасом  страшную  маску.  Регана  что-то   бормотала.   Очень
медленно.  Какой-то  бред. Каррас подошел к кровати, нагнулся и
стал вслушиваться. Что это? Набор звуков. И все же...  Здесь
прослеживается  определенный  ритм...  Похоже на непонятный
язык. Возможно ли это? Не будь дураком! И все-таки...
     Каррас проверил уровень  записи  на  магнитофоне.  Слишком
тихо.  Он добавил громкость и стал прислушиваться, пригнув свою
голову к губам девочки. Бред тем временем  прекратился,  слышно
было только глубокое хриплое дыхание.
     Каррас выпрямился.
     -- Кто ты? -- обратился он к Регане.
     -- Откъиньай,--  выдохнула она. Стон. Потом шепот. Девочка
говорила с надрывом, казалось,  каждое  слово  вызывало  у  нее
сильную боль. Веки задрожали.
     -- Откъиньай.
     -- Это твое имя? -- нахмурился Каррас.
     Губы   зашевелились.   Девочка   лихорадочно   произносила
непонятные  слоги.  Что-то   совсем   неразборчивое.   Внезапно
прекратился и этот шепот.
     -- Ты понимаешь меня?
     Тишина.  Приглушенное  глубокое дыхание. "Странный звук,--
подумал Каррас.  --  Так  дышат  больные  люди,  когда  спят  в
кислородной камере".
     Иезуит ждал, надеясь услышать еще что-нибудь.
     Тишина.
     Каррас  перемотал  пленку  и,  прихватив  кассету,  поднял
магнитофон.
     Последний  раз  взглянул  на  Регану.  В   нерешительности
задержался,  уставившись  на  ослабшие  ремни,  потом  вышел из
комнаты и спустился вниз.
     Крис и Шарон пили на кухне кофе. Заметив  священника,  они
впились в него напряженными взглядами. Крис обратилась к Шарон:
     -- Иди проверь Регану. Хорошо?
     Шарон  отпила  маленький  глоток  кофе,  кивнула Каррасу и
вышла. Священник устало опустился на стул.
     -- Ну как там? -- спросила Крис, ловя его взгляд.
     Каррас собрался было ответить,  но  в  этот  момент  вошел
Карл, вознамерившийся вычистить над раковиной кастрюли.
     Крис проследила за взглядом священника.
     -- Все  нормально,--  тихо успокоила она его. -- Говорите.
Как там дела?
     -- Появились две новые личности. Вернее, одна появлялась в
прошлый  раз,  она  говорит  с  британским  акцентом.  Это  ваш
знакомый?
     -- А это так важно? -- переспросила Крис.
     -- Да, важно.
     Крис опустила глаза и кивнула:
     -- Я его знаю.
     -- Кто это?
     -- Бэрк Дэннингс.
     -- Режиссер?
     -- Да...
     -- Режиссер, который...
     -- Да,-- быстро вставила Крис.
     Некоторое  время  иезуит  молчал, обдумывая услышанное. Он
заметил, как нервно подергиваются его пальцы.
     -- Вы не хотите выпить кофе? -- предложила Крис.
     Каррас покачал головой:
     -- Нет, спасибо. -- Он облокотился на стол. -- Регана была
с ним знакома?
     -- Да. -- И...
     Раздался звон  падающей  посуды.  Крис  вздрогнула,  резко
повернулась и увидела, что Карл уронил па пол сковородку.
     -- В чем дело, Карл?
     -- Извините, мадам.
     -- Выйди  отсюда. Сходи в кино или еще куда-нибудь. Нельзя
же нам  всем  сидеть  в  этом  доме,  как  в  тюрьме.  --  Крис
повернулась  к  Каррасу, взяла пачку сигарет и, услышав, как он
запротестовал, хлопнула ею по столу.
     -- Нет, я лучше посмотрю за...
     -- Карл, я не шучу! -- не оборачиваясь,  нервно  вскричала
Крис.  --  Убирайся!  Уйди из дома, ну хоть ненадолго! Нам всем
надо выходить отсюда. Иди!
     -- Да-да, иди! -- поддержала вошедшая  на  кухню  Уилли  и
отобрала у Карла сковородку.
     Карл взглянул на Крис и Карраса и вышел.
     -- Извините, святой отец,-- смущенно пробормотала Крис. --
Ему так много пришлось пережить в последнее время.
     -- Вы правы,-- мягко начал Каррас. -- Все должны стараться
понемногу выходить из дома. И вы в том числе.
     -- Так что говорил Бэрк? -- поинтересовалась Крис.
     -- Он ругался,-- пожал плечами Каррас.
     -- И это все?
     Священник заметил, что голос ее дрогнул.
     -- Разве  этого  недостаточно?  --  Он  заговорил тише. --
Кстати, у Карла есть дочь?
     -- Дочь? Нет, я ничего не знаю. Если и есть, то он  о  ней
никогда не говорил.
     Уилли  чистила  кастрюли  у  раковины, и Крис обернулась к
ней.
     -- Разве у вас есть дочь, Уилли?
     -- Она умерла, мадам. Очень давно.
     -- Извини меня.
     Крис повернулась к Каррасу.
     -- Я сама об этом первый раз слышу,-- прошептала она. -- А
почему вы спросили? Откуда вы узнали?
     -- Регана говорила о ней,-- ответил Каррас.
     Крис молча уставилась на него.
     -- А вы никогда не  замечали  у  нее  сверхчувствительного
восприятия? -- спросил священник. -- Я имею в виду, до болезни.
     -- Ну... -- Крис запнулась. -- Даже не знаю. Я не уверена.
То есть,  бывало, что наши мысли совпадали, но мне кажется, это
часто происходит с близкими людьми.
     Каррас кивнул и задумался.
     -- А вторая личность, о которой я говорил,--  начал  он,--
это она появлялась во время гипнотического сеанса?
     -- Та, которая бредит?
     -- Да. Кто это?
     -- Я не знаю.
     -- Она вам совсем незнакома?
     -- Нет.
     -- А вы посылали за медицинскими отчетами?
     -- Да,  их  привезут  сегодня и сразу же передадут вам. --
Крис отпила глоток кофе. -- Мне это стоило большого труда.
     -- Я знал, что вы столкнетесь с трудностями.
     -- Трудности были, но тем не менее документы вам принесут.
Так как же насчет изгнания беса, святой отец?
     Каррас опустил глаза и вздохнул:
     -- Я не совсем уверен, что епископ одобрит это изгнание.
     -- Что значит "не совсем уверен"? -- Крис поставила  чашку
на стол и нетерпеливо взглянула на священника.
     Иезуит сунул руку в карман и вынул оттуда пузырек.
     -- Вы видите это?
     Крис кивнула.
     -- Я  сказал  девочке,  что  это  святая  вода,-- объяснил
Каррас. -- И когда начал разбрызгивать ее,  Регана  реагировала
очень бурно.
     -- Ну и что?
     -- Это  не  святая  вода.  Это  обыкновенная водопроводная
вода.
     -- Может быть, некоторые бесы просто не знают разницы?
     -- Вы действительно верите, что в ней сидит бес?
     -- Я верю, что Реганой завладел тот, кто хочет  ее  убить,
отец  Каррас. А может ли он отличить мочу от воды, по-моему, не
так уж и важно. Разве я не  права?  Извините,  конечно,  но  вы
хотели  знать  мое  мнение!  Какая разница между святой водой и
водопроводной?
     -- Святую воду освящают.
     -- Великолепно, отец Каррас, я так счастлива,  что  узнала
об этом! Значит, вы говорите, об изгнании не может быть и речи?
     -- Нет,  я  только начал разбираться в этом деле,-- горячо
возразил Каррас. -- Но у церкви свои критерии, и  с  ними  надо
считаться.  Нельзя  без  разбора  верить  во все предрассудки и
рассказы о левитирующих священниках или плачущих статуях святой
девы  Марии.  Я  не  хочу  стоять  в  одном   ряду   с   такими
рассказчиками.
     -- Вы не хотите принять либриум, святой отец?
     -- Извините, но вы хотели знать мое мнение.
     -- И я узнала его.
     Каррас полез за сигаретами.
     -- Дайте и мне тоже,-- попросила Крис.
     Иезуит  протянул  ей  пачку, поднес спичку и прикурил сам.
Они шумно выдохнули дым и тяжело откинулись на спинки стульев.
     -- Извините,--  мягко  проговорил  священник.   --   Такие
крепкие  сигареты  вас  погубят.  Он  повертел  в  руках пачку,
шелестя целлофаном.  --  У  нас  есть  все  необходимые  церкви
признаки. Ваша дочь говорит на языке, который никогда прежде не
знала  и  не  изучала.  Я  все  записал  на  пленку.  Потом  ее
ясновидение.  Правда,  современные  взгляды  на   телепатию   и
сверхчувствительное  восприятие  несколько  иные, чем в средние
века,  и  церковь  может  не  принять  их  как   доказательство
одержимости.
     -- А вы сами-то верите в эту чепуху? -- Крис нахмурилась.
     Каррас посмотрел на нее и продолжил:
     -- И  последнее  --  ее  сила.  Она не соответствует ни ее
возрасту, ни ее состоянию. Это уже ближе к мистике.
     -- А стук в стенах?
     -- Сам по себе он ничего не значит.
     -- А то, как она подпрыгивала на кровати?
     -- И этого недостаточно.
     -- А чертовщина на коже?
     -- Что такое?
     -- Разве я вам не рассказывала?
     -- О чем?
     -- О, это  было  в  больнице,--  объяснила  Крис.  --  Там
были...  --  Она  провела пальцем по груди. -- Ну, как надпись.
Просто буквы. Они появились у нее на груди, а потом исчезли.
     Каррас нахмурился.
     -- Вы сказали "буквы", а не целые слова?
     -- Нет, не слова. Сначала один  или  два  раза  появлялась
буква "М", потом "П".
     -- Вы это видели? -- спросил Каррас.
     -- Нет, мне рассказывали.
     -- Кто?
     -- Врачи из больницы. Все записано в истории болезни.
     -- Я  вам  верю.  Но  опять  же повторяю: это естественное
явление. Оно встречается довольно часто.
     -- Где? В Трансильвании? --  недоверчиво  поинтересовалась
Крис.
     Каррас покачал головой.
     -- Нет,  я  читал  об  этом в журнале. Мне запомнился один
случай. Тюремный психиатр сообщил, будто  один  из  заключенных
мог  по  своему  желанию  впадать в транс, и в этом состоянии у
него на груди появлялись знаки Зодиака. -- Иезуит провел  рукой
по  груди.  --  Он  заставлял  кожу  на  груди приподниматься в
определенных местах.
     -- Пожалуй, вы не очень-то верите в чудеса.
     -- Однажды  был  проведен  такой  эксперимент,--  спокойно
объяснил Каррас. -- Пациента загипнотизировали, ввели в транс и
на  каждой  руке  сделали  надрезы. Ему сказали, что левая рука
будет кровоточить, а правая  --  нет.  И  действительно,  кровь
пошла только из левой руки. Сила мозга удерживала ток крови. Мы
не знаем, как это происходит, но факты налицо. То же самое и со
знаками  у  заключенного,  то  же самое и у Реганы: подсознание
контролирует скорость течения крови и посылает  ее  увеличенное
количество  туда,  где  кожа  должна  вздуться.  Таким  образом
появляются  рисунки,  буквы  или  что  угодно.  Это,   конечно,
таинственно, но вряд ли сверхъестественно.
     -- С вами очень трудно, святой отец.
     Каррас прикусил ноготь большого пальца.
     -- Я  попробую  вам  объяснить,--  начал он. -- Церковь --
заметьте, не я, а церковь,-- издала однажды предупреждение  для
священников,  занимающихся  изгнанием  бесов. Я читал его вчера
вечером. Там было сказано,  что  большинство  людей,  считающих
себя  одержимыми,--  я  цитирую,--  "гораздо больше нуждаются в
помощи врача, нежели священника". Как вы думаете, в каком  году
было издано это предупреждение?
     -- В каком же?
     -- В тысяча пятьсот восемьдесят третьем.
     Крис  удивленно  взглянула на него и задумалась. Потом она
услышала, что священник встает со стула.
     -- Разрешите, я подожду, когда принесут больничные записи,
и просмотрю их?
     Крис кивнула.
     -- А пока что,-- продолжал иезуит,-- я  выберу  из  пленок
нужные  места  и  отвезу их в Институт лингвистики. Может быть,
это  бессмысленное  бормотание  все-таки  имеет   отношение   к
какому-нибудь  языку.  Хоть я и сомневаюсь в этом, но все может
быть. Там выявят  еще  и  структуру  речи.  Если  она  окажется
постоянной, вы можете быть уверены, что девочка не одержима.
     -- И что тогда? -- заволновалась Крис.
     Священник   пристально   посмотрел   на   нее.  Крис  была
обеспокоена. Беспокоится, что ее дочь  не  одержима!  Он
вспомнил Дэннингса. Что-то здесь не то. Совсем не то.
     -- Мне  очень  неудобно  просить  вас,  но  не могли бы вы
одолжить мне на некоторое время свою машину?
     -- На некоторое время я могу вам одолжить хоть собственную
жизнь,--  пробормотала  Крис.  --  Только  верните   машину   к
четвергу, вдруг она мне понадобится.
     С  болью  смотрел  Каррас  на  эту  беззащитную,  поникшую
женщину. Ему так хотелось взять ее за руку и успокоить, сказав,
что все уладится. Но как это сделать?
     -- Подождите, я дам вам ключи,-- заговорила она
     Получив ключи, Каррас прошел  в  комнату,  взял  пленку  с
записью  голоса  Реганы  и  возвратился  на  стоянку,  где была
припаркована машина Крис.
     Садясь в машину, он услышал с крыльца оклик Карла.
     -- Отец Каррас!
     Каррас обернулся. Карл бежал к  нему,  натягивая  на  ходу
куртку, и махал рукой.
     -- Отец Каррас! Подождите минутку!
     Каррас опустил стекло, и Карл просунул в окно голову.
     -- Вы в какую сторону едете, отец Каррас?
     -- На круг Дюпон.
     -- Это  здорово.  Вы меня туда не подбросите, святой отец?
Можно?
     -- Рад буду помочь. Садитесь. -- Каррас  завел  мотор.  --
Сделаю доброе дело, если вывезу вас отсюда на. некоторое время.
     -- Да, я пойду в кино. Идет хороший фильм.
     Каррас включил скорость, и машина тронулась.
     Некоторое время они ехали молча.
     Каррас    был   занят   своими   мыслями.   Одержимость
Невозможно. Святая вода. И все-таки...
     -- Карл, вы ведь хорошо знали мистера Дэннингса?
     Карл уставился на ветровое стекло, потом кивнул:
     -- Да, я его знал.
     -- Когда   Регана...   когда   она   пытается   изобразить
Дэннингса,  вам  не  кажется,  что  она  действительно  на него
похожа?
     Молчание. Потом короткий сухой ответ:
     -- Да.
     Больше они не разговаривали. Выехав на круг Дюпон,  машина
затормозила перед светофором.
     -- Я сойду, отец Каррас.-- сказал Карл, открывая дверь. --
Здесь  можно  пересесть  на  автобус.  Большое спасибо, вы меня
очень выручили.
     Швейцарец стоял посреди  улицы  и  ждал,  когда  загорится
зеленый  свет.  Он улыбнулся, помахал священнику рукой и следил
за машиной, пока она не скрылась за  поворотом  на  Массачусетс
авеню. Потом побежал к автобусу и сел в него. Проехав несколько
остановок,  Карл  сделал  пересадку, доехал до северо-западного
жилого района и зашагал к полуразрушившемуся старому зданию.
     Он остановился около  мрачной  лестницы  и  задумался.  Из
кухни  несло  кислятиной. Где-то в квартире надрывался ребенок.
Швейцарец опустил голову.  Из-под  плинтуса  выполз  таракан  и
заспешил  к  лестнице.  Карл  вцепился  в  перила  и хотел было
вернуться, но потом покачал головой и пошел наверх. На  третьем
этаже  он  свернул в темный закуток и остановился перед дверью.
Постоял так некоторое время, положив руку на дверную  ручку,  и
нажал  на  кнопку  звонка.  Из  глубины  квартиры донесся скрип
пружин.  Кто-то  раздраженно  выругался.  Послышались  неровные
шаги,  как  будто  человек  шел  в  ортопедической обуви. Дверь
неожиданно приоткрылась, гремя, натянулась дверная цепочка, и в
образовавшейся щели показалась женщина в одной  комбинации.  Из
уголка рта торчала сигарета.
     -- А, это ты,-- мрачно произнесла она и сняла цепочку.
     Карл наткнулся на ее жесткий взгляд. Эти глаза, похожие на
два переполненных  болью  колодца,  обвиняли  его. Он разглядел
печальный изгиб  рта  на  опустошенном  лице  молодой  девушки,
похоронившей  свою  юность  и  красоту  в  дешевых  гостиничных
номерах, ночами тоскующей по несостоявшейся жизни.
     -- Скажи там, чтобы побыстрее проваливали! --  донесся  из
глубины квартиры мужской голос.
     Девушка грубо отрезала:
     -- Не трепыхайся, это мой папаша!
     Потом повернулась к Карлу:
     -- Пап, он пьяный. Ты лучше туда не ходи.
     Карл кивнул.
     Равнодушные глаза молча следили за его руками. Карл достал
из заднего кармана брюк бумажник.
     -- Как  мама?  --  поинтересовалась  девушка,  затягиваясь
сигаретным дымом и не сводя глаз с бумажника. Карл вынул деньги
и отсчитывал десятидолларовые купюры.
     -- Она чувствует  себя  хорошо.  --  Он  кивнул.  --  Мама
чувствует себя хорошо.
     Девушка судорожно закашлялась и прикрыла рот рукой.
     -- Проклятые сигареты,-- прохрипела она.
     Карл заметил у нее на руке следы от уколов.
     -- Спасибо, пап.
     Он  почувствовал,  как  она  вытягивает  у него из пальцев
деньги.
     -- О Боже, нельзя там  побыстрей?  --  заорал  мужчина  из
комнаты.
     -- Слушай, пап, давай поскорей, а? Ты же его знаешь!
     -- Эльвира!..  --  Карл  неожиданно  сделал  шаг  вперед и
схватил ее за руку. -- Сейчас в Нью-Йорке  открылась  больница!
-- почти умоляя, прошептал он.
     Дочь скорчилась и попыталась вырвать руку.
     -- Ну хватит!
     -- Я  пошлю  тебя  туда!  Они  помогут!  Тебя не посадят в
тюрьму! Это...
     -- О Боже  мой,  ну  хватит,  па!  --  хрипло  воскликнула
девушка, высвободив, наконец, руку.
     -- Нет, прошу тебя! Это...
     Она захлопнула перед ним дверь.
     Карл  горестно  опустил  голову  --  последняя его надежда
рухнула.
     Из  квартиры  раздались  приглушенные  голоса,  послышался
циничный женский смех, перешедший в кашель.
     Карл  повернулся  и  застыл  на  месте.  Перед  ним  стоял
лейтенант Киндерман.
     -- Может быть, мы поговорим, мистер Энгстром?  --  засопел
детектив.  Он  стоял, засунув руки в карманы, и грустно смотрел
на Карла. -- Я думаю, теперь мы можем поговорить.

     Глава вторая

     В кабинете директора Института лингвистики Каррас  вставил
в магнитофон кассету.
     Он  выбрал  на  пленке  нужные  места  и  переписал  их на
отдельную кассету. Сейчас Каррас  собирался  прослушать  первую
запись.  Он  включил  магнитофон  и  отошел  от стола. Каррас и
директор молча  слушали  лихорадочное  и  невнятное  бормотание
Реганы. Потом Каррас повернулся к директору.
     -- Что это, Фрэнк? Это язык?
     Директор  --  полный  седеющий  мужчина  --  сидел на краю
письменного  стола.  Пленка  кончилась.  Лицо  Фрэнка  выражало
крайнее удивление.
     -- Какая-то дикость. Где вы это взяли?
     Каррас остановил магнитофон.
     -- Эта  запись  хранится  уже  несколько  лет.  У меня был
пациент, страдающий  раздвоением  личности.  А  сейчас  я  пишу
статью по этому вопросу.
     -- Понятно.
     -- Ну, и что вы думаете?
     Директор снял очки и начал покусывать черепаховую оправу.
     -- Нет,   лично   я   такого   языка  никогда  не  слышал.
Однако...-- Он нахмурился. И опять  взглянул  на  Карра-са.  --
Можно еще раз прокрутить?
     Каррас быстро перемотал пленку и запустил ее еще раз.
     -- Ну, теперь ваше мнение не изменилось?
     -- Ритм,    характерный    для    языков   вообще,   здесь
присутствует.
     -- Да, мне тоже так показалось,-- согласился Каррас.
     -- Но язык мне  незнаком,  святой  отец.  Он  древний  или
современный? Или вы сами этого не знаете?
     -- Не знаю.
     -- Оставьте   пленку  у  меня.  Я  попрошу  ребят,  и  они
проверят.
     -- Фрэнк, а  вы  не  могли  бы  переписать  ее?  Я  должен
оставить оригинал у себя.
     -- Да-да, конечно.
     -- Но это еще не все. У вас есть время?
     -- Да. Что там у вас?
     -- Если я дам вам пленку с записью речи двух разных людей,
не могли   бы   вы,   сделав   семантический  анализ,  сказать,
принадлежит ли речь в первом и во втором случаях одному и  тому
же лицу?
     -- Думаю, что смогу.
     -- Каким образом?
     -- Здесь    можно   применить   метод   подсчета   частоты
употребления тех или иных знаков. Если у  вас  есть  запись  из
тысячи  или  более  слов,  можно  подсчитать  количество разных
частей речи.
     -- А можно ли положиться на такой вывод?
     -- Безусловно. Почти  на  сто  процентов.  Такая  проверка
выявляет  разницу  и  в  основном словарном запасе. Здесь имеют
значение не столько сами слова, сколько стиль. Мы это  называем
"индексом  разнообразия".  Дилетанту  здесь разобраться трудно,
что, впрочем, нас устраивает.
     -- Директор чуть заметно улыбнулся. Потом кивком указал на
пленки, которые Каррас держал в  руках.  --  Если  я  правильно
понял, здесь записана речь двух разных людей.
     -- Нет.  И  голос,  и  слова  принадлежат  одной  и той же
личности, Фрэнк. Я  уже  говорил  вам,  это  случай  раздвоения
личности.  И слова, и голоса кажутся совершенно разными, но все
это принадлежит одному и тому же лицу. Я буду вам очень обязан.
     -- Вы хотите, чтобы  я  проверил  записи?  С  радостью.  Я
передам их специалисту.
     -- Нет,  Фрэнк, я прошу вас о большем -- чтобы это сделали
именно вы и как можно скорее. Это очень важно.
     Директор заглянул ему в глаза и поспешно кивнул.
     -- Хорошо-хорошо, я займусь этим.
     Фрэнк сделал копию записи с пленки  священника,  и  Каррас
вернулся  в свою комнату. На полу за дверью он нашел записку. В
ней сообщалось, что история болезни уже доставлена.
     Каррас расписался  за  пакет.  Вернувшись  в  комнату,  он
немедленно  принялся  за чтение и вскоре убедился, что напрасно
ездил в институт.

     "...предполагается  навязчивая  идея  вины  с  последующим
истерико-сомнамбулическим..."

     Но  сомнения  все-таки  остались. Все зависит от того, как
объяснять эти явления. А пятна на коже у Реганы?  Каррас
закрыл  лицо руками. То, о чем рассказывала Крис, действительно
упоминалось в бумагах. Но там также указывалось, что  у  Реганы
сверхактивная  кожа,  и  она  сама могла это делать, проводя по
груди   пальцем   незадолго   до   появления   букв.    Обычная
дерматография.
     Она сама это делала. Каррас был убежден в этом. Как
только  Регане  стянули ремнями руки, таинственные буквы больше
ни разу не появлялись.
     Обман. Сознательный или подсознательный, но  все  равно
обман.
     Священник  поднял  глаза  и  взглянул  на  телефон. Может,
позвонить Фрэнку? Он снял трубку. Абонент не отвечал, и  Каррас
продиктовал   автоответчику,   чтобы   Фрэнк   ему  перезвонил.
Измученный и уставший, он медленно поднялся и побрел  в  ванну.
"...Изгоняющий  дьявола должен убедиться в том, что не осталось
признаков..." Дэмьен глянул на свое отражение в зеркале.  Может
быть,  он  что-то  упустил? Что? Запах квашеной капусты.
Каррас повернулся, снял  с  вешалки  полотенце  и  вытер  лицо.
Самовнушение, вспомнил он. К тому же люди с психическими
заболеваниями так умеют переделывать свой организм, что от тела
начинают исходить самые различные запахи.
     Удары... Ящик, открывающийся и закрывающийся сам по
себе.  Телекинез? Но может ли это быть? "Неужели вы верите в
эту  чепуху?"  Мысли  путались  и  разбегались.  Слишком
устал. Тем не менее Каррас продолжал думать о Регане.
     Он   вышел   из  здания  и  направился  в  университетскую
библиотеку, нашел нужный журнал  и  прочитал  статью  немецкого
психиатра Ганса Бендера об исследовании явлений парапсихологии.
     Сомнений  нет,  решил  Каррас, закончив чтение: психокинез
существует,  в  его  пользу  говорят  авторитетные   документы,
случаи,   которые   удалось  заснять  на  пленку,  и  случаи  в
психиатрических  клиниках.  Но  ни  в  одном  из  них  даже  не
упоминалось   об   одержимости   бесами.   Предполагалось,  что
телекинез достигается за  счет  энергии  мозга,  высвобожденной
подсознательно   и   (что   особенно   произвело   на   Карраса
впечатление) встречающейся у подростков в моменты  "чрезвычайно
высокого     внутреннего     напряжения,    расстройства    или
озлобленности".
     Каррас протер усталые глаза, еще раз просмотрел выдержки с
описанием симптомов, тщательно обдумывая каждый из них. "Что
же пропущено?-- удивлялся он. -- Ч т о?"
     И тут же с отчаянием осознал, что  ответом  было  жестокое
слово: "НИЧЕГО".
     Каррас  вернул  журнал и направился к дому миссис Макнейл.
Уилли открыла ему дверь и провела в кабинет.
     Крис, облокотившись  на  стойку  бара  и  подперев  руками
голову, стояла спиной к священнику.
     -- Здравствуйте, святой отец.
     В  ее  голосе  сквозило  отчаяние. Обеспокоенный священник
подошел к актрисе.
     -- Вам плохо? -- тихо спросил он.
     -- Нет, мне хорошо.
     Эту фразу она почти выдавила из себя.  Каррас  нахмурился.
Крис закрыла лицо руками. Руки дрожали.
     -- Что вы делали? -- спросила Крис.
     -- Я  читал  больничные записи. -- Каррас подождал. Она не
отвечала. Тогда он заговорил снова:  --  Я  считаю...  Поймите,
лично  мое мнение таково, что Регане сейчас помогут психиатры и
соответствующее лечение.
     Крис медленно покачивала головой.
     -- Где ее отец? -- спросил священник.
     -- В Европе,-- чуть слышно прошептала Крис.
     -- Вы сообщили ему, что случилось?
     Крис столько раз порывалась рассказать ему обо всем. Может
быть,  это  несчастье  снова  их  сблизило  бы.  Но  Говард   и
священники...  Это  невозможно.  Ради Реганы Крис решила ничего
ему не говорить.
     -- Нет,-- тихо ответила она.
     -- Мне кажется, будет лучше, если он приедет сюда.
     -- Послушайте, нет ничего лучше, чем  то,  что  далеко  от
нас!  -- неожиданно взорвалась Крис. -- И нет никого лучше, чем
тот, кто убирается от нас ко всем чертям!
     -- Я думаю, стоит послать за ним.
     -- Зачем?
     -- Это может...
     -- Я просила вас выгнать дьявола, а  не  тащить  сюда  еще
одного!  --  истерично  закричала  Крис.  Лицо ее исказилось от
страданий. -- Что же вдруг случилось со всеми священниками?
     -- Послушайте...
     -- На кой черт мне здесь Говард?
     -- Мы можем поговорить об этом...
     -- Так поговорите об этом сейчас! На кой черт здесь  нужен
Говард? Какой от него толк?
     -- Есть  сильные  подозрения,  что расстройство Реганы как
раз началось с ее чувства вины по поводу...
     -- По поводу чего?
     -- Это может быть...
     -- Развод? Этот бред я уже слышала от психиатров!
     -- Видите ли...
     -- Регана  виновата,  потому  что   она   убила   Бэрка
Дэннингса!--  завизжала  Крис,  со всей силой сдавив руками
виски. -- Она убила его! Регана убила его, и теперь ее пытаются
убрать! Ее посадят в тюрьму! О Боже мой. Боже мой...
     Крис  зарыдала  и  пошатнулась.  Каррас  подхватил  ее   и
проводил до дивана.
     -- Успокойтесь,-- тихо повторял он,-- успокойтесь.
     -- Нет,  они  все равно ее уберут! -- всхлипывала женщина.
-- Все равно... они... ее... О-о-о! Боже мой!.. Боже мой!
     -- Ну, успокойтесь.
     Каррас усадил Крис на диван, помог лечь, а сам  присел  на
край дивана и взял ее ладони в свои руки.
     Он  думал  о Киндермане. О Дэннингсе. Об этих слезах. Нет,
все это нереально.
     -- Успокойтесь, все в порядке... не переживайте...  так...
успокойтесь...
     Вскоре  всхлипывания  прекратились, и Крис, приподнявшись,
села.  Каррас  принес  ей  воды  и  пачку  бумажных   салфеток,
найденных им на полке в баре. Потом снова присел рядом с Крис.
     -- Я  рада,--  проговорила  она, сморкаясь. -- Боже, как я
рада, что наконец-то рассказала об этом.
     Карраса одолело смятение. Чем спокойней становилась  Крис,
тем сильнее он сам начинал волноваться. Необъяснимая и гнетущая
тяжесть  навалилась  на  священника.  Он весь напрягся изнутри!
Нет! Молчи! Не говори больше ничего!
     -- Может быть, вы хотите мне еще что-то сказать?  --  тихо
вымолвил Каррас.
     Крис  кивнула,  глубоко  вздохнула  и вытерла глаза. Очень
сбивчиво и отрывочно она рассказала о Киндермане,  о  книге,  о
своей  уверенности  в  том,  что  Дэннингс  заходил  к Регане в
спальню, о невероятной силе Реганы и о  том,  как  она  увидела
повернувшееся к ней на 180‡ лицо Дэннингса.
     Крис  замолчала.  Теперь  она ждала, что скажет священник.
Некоторое  время  Каррас  обдумывал  услышанное.  Наконец  тихо
проговорил:
     -- Вы же не знаете, что это сделала она.
     -- Но   голова   повернулась   и   уставилась  на  меня,--
воскликнула Крис.
     -- Вы сами довольно сильно ударились  головой  о  стену,--
возразил  Каррас.  -- К тому же находились в шоковом состоянии.
Вам это показалось.
     -- Она  сама  сказала  мне  об  этом,--  настаивала   Крис
безжизненным голосом.
     Молчание.
     -- А   Регана  не  рассказала  вам,  как  именно  она  это
проделала? -- поинтересовался Каррас.
     Крис отрицательно покачала головой.
     -- Нет, не говорила.
     -- Тогда ее слова ничего не значат,-- заверил  Каррас.  --
Это  все  ерунда, раз Регана не рассказала вам все подробности,
знать которые может только убийца.
     Крис с сомнением пожала плечами.
     -- Я не знаю,-- промолвила она. -- Не знаю, правильно ли я
поступила. Я считаю, что это сделала Регана  и  что  она  может
убить  еще  кого-нибудь.  Я  не  знаю...  -- Крис замолчала. --
Святой отец, что же мне делать?
     Ощущение тяжести, обрушившейся на  него,  становилось  все
отчетливей и острей, и Каррас внезапно осознал, что эта тяжесть
никогда  больше  его  не  оставит. Он уперся локтями в колени и
прикрыл глаза.
     -- Вы правильно поступили, что рассказали мне обо  всем,--
спокойно начал Каррас. -- А сейчас перестаньте думать об этом и
положитесь на меня.
     Священник почувствовал ее взгляд и обернулся.
     -- Вам лучше?
     Крис кивнула.
     -- Вы не сделаете мне одолжения
     -- Что такое?
     -- Сходите в кино.
     Она вытерла ладонью глаза и улыбнулась:
     -- Я терпеть не могу кино.
     -- Тогда сходите в гости к друзьям.
     Крис положила руки на колени и тепло взглянула и Карраса.
     -- Мой друг сидит передо мной,-- произнесла она.
     Иезуит улыбнулся.
     -- Отдохните-ка лучше,-- посоветовал он.
     -- Ладно.
     Каррас снова задумался.
     -- Вы  считаете,  что это Дэннингс отнес книгу наверх? Или
она уже была там?
     -- Я думаю, что она уже была там,-- ответила Крис.
     Священник обдумал ее ответ. Встал.
     -- Ну, хорошо. Вам нужна сейчас машина?
     -- Нет, можете пока оставить ее у себя.
     -- Отлично. Я к вам зайду попозже.
     -- До свидания, святой отец.
     -- До свидания.
     Дэмьен в полном смятении вышел  на  улицу.  В  голове  все
перемешалось.  Регана.  Дэннингс.  Невозможно!  Нет!  И  все
же... Крис, впав в истерику, почти убедила  его.  Вот  в
том-то  и  дело:  истеричное  воображение.  И  все же... он
перебирал ее варианты и искал, искал ответ.
     Вернувшись к себе, иезуит позвонил в институт.  Но  Фрэнка
там  не  оказалось.  Дэмьен  положил  трубку.  Святая  вода.  И
водопроводная вода. Что-то здесь не так. Он открыл  "Инструкцию
для изгоняющих дьявола": "злые духи... неверные ответы... таким
образом  может  показаться, что данная личность не одержима..."
Каррас задумался. Черт возьми! Какие еще "злые духи"?
     Он  с  треском  захлопнул  книгу,  взгляд  его   упал   на
медицинские  записи.  Дэмьен  перечитал  их,  отыскивая  места,
которые можно было упомянуть в разговоре с епископом.
     Вот. Нет подозрения на истерию. Это уже кое-что. Но  мало.
Нужно  еще.  Смутно  припоминалось  какое-то несоответствие. Но
какое? Дэмьен отчаянно пытался вспомнить. И вдруг его осенило.
     Он поднял трубку, набрал  номер  и  услышал  сонный  голос
Крис:
     -- Это вы, святой отец?
     -- Вы спали? Извините.
     -- Ничего.
     -- Крис,  где  этот  доктор...  --  Каррас заглянул в свои
записи. -- Доктор Кляйн?
     -- В Росслине.
     -- В больнице?
     -- Да.
     -- Позвоните ему и передайте, что  к  нему  зайдет  доктор
Каррас,  который  желает посмотреть ЭЭГ Реганы. Скажите, доктор
Каррас. Вы меня поняли?
     -- Поняла.
     -- А с вами я поговорю попозже.


 

<< НАЗАД  ¨¨ ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4] [5]

Страница:  [4]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама