зарубежная фантастика - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: зарубежная фантастика

Шекли Роберт  -  Тело


Страница:  [1]



   Открыв глаза, профессор Мейер увидел беспокойно
склонившихся над ним трех молодых хирургов. Внезапно ему
пришло в голову, что они действительно должны быть очень
молоды, чтобы решиться, на что решились; молоды и Дерзки, не
обременены закостенелыми штампами и мыслями; с железной
выдержкой, железным самообладанием.
   Его так поразило это откровение, что лишь через несколько
секунд он понял, что операция прошла успешно.
   - Как вы себя чувствуете, сэр?
   - Все хорошо?
   - Вы в состоянии говорить, сэр? Если нет, качните
головой. Или мигните.
   Они жадно смотрели.
   Профессор Мейер сглотнул, привыкая к новому небу, языку и
горлу. Наконец он произнес очень сипло:
   - Мне кажется... Мне кажется...
   - Ура! - закричал Кассиди. - Фельдман, вставай!
   Фельдман соскочил с кушетки и бросился за очками.
   - Он уже пришел в себя? Разговаривает?
   - Да, он разговаривает! Фредди, мы победили!
   Фельдман нашел свои очки и кинулся к операционному столу.
   - Можете сказать еще что-нибудь, сэр? Все, что угодно.
   - Я...Я...
   - О боже, - выдохнул Фельдман. - Кажется, я сойду с ума.
   Трое разразились нервным смехом. Они окружили Фельдмана
и стали хлопать его по спине. Фельдман тоже засмеялся, но
затем зашелся кашлем.
   - Где Кент? - крикнул Кассиди. - Он удерживал
осциллограф на одной линии в течении десяти часов.
   - Отличная работа, черт побери! Где же он?
   - Ушел за сэндвичами, - ответил Люпович. - Да вот он.
   - Кент,все в порядке!
   На пороге появился Кент с двумя бумажными пакетами и
половиной бутерброда во рту. Он судорожно сглотнул.
   - Заговорил?! Что он сказал?
   Раздался шум, и в дверь ввалилась толпа людей.
   - Уберите их! - закричал Фельдман. - Где этот
полицейский? Сейчас никаких интервью!
   Полицейский выбрался из толпы и загородил вход.
   - Вы слышали, что говорят врачи, ребята?
   - Нечестно, это же сенсация!
   - Его первые слова?
   - Что он сказал?
   - Он действительно превратился в собаку?
   - Какой породы?
   - Он может вилять хвостом?
   - Он сказал, что чувствует себя отлично, - объявил
полицейский, загораживая дверь.
   - Идем, идем, ребята.
   Под его растопыренными руками прошмыгнул фотограф. Он
взглянул на операционный стол и пробормотал:
   - Боже мой!
   Кент закрыл рукой объектив, и в этот миг сработала
вспышка.
   - Какого черта?! - взревел репортер.
   - Вы счастливейший обладатель снимка моей ладони, -
саркастически произнес Кент. - Увеличьте его и повесьте в
музее современных искусств. А теперь убирайтесь, пока я не
сломал вам шею.
   - Идем, ребята, - строго повторил полицейский, выталкивая
газетчиков. На пороге он обернулся и посмотрел на
профессора Мейера.
   - Просто не могу поверить! - прошептал он и закрыл за
собой дверь.
   - Мы кое-что заслужили! - воскликнул Кассиди.
   - Да, это надо отметить!
   Профессор Мейер улыбнулся - внутренне, конечно, так как
лицевая экспрессия была ограничена. Подошел Фельдман.
   - Как вы себя чувствуете, сэр?
   - Превосходно, - осторожно произнес Мейер. - Немного не
по себе, пожалуй...
   - Но вы не сожалеете? - перебил Фельдман.
   - Еще не знаю, - сказал Мейер. - Я был против из
принципа. Незаменимых людей нет.
   - Есть. Вы. - Фельдман говорил с горячей убежденностью.
- Я слушал ваши лекции. О, я не претендую на понимание и
десятой части, математическая символика для меня только
хобби. Но ваши знаменитые...
   - Пожалуйста, - выдавил Мейер.
   - Нет, позвольте мне сказать, сэр. Вы продолжаете труд,
над которым бился Эйнштейн. Никто больше не в состоянии
закончить его. Никто! Вам нужно было еще пару лет
существовать в любой форме. Человеческое тело пока не хочет
принимать гостя, пришлось искать среди приматов...
   - Не имеет значения, - оборвал профессор. - В конце
концов, главное - интеллект. У меня слегка кружится
голова...
   - Помню вашу последнюю лекцию в Гарварде, - сжав руки,
продолжал Фельдман. - Вы выглядели таким старым! Я чуть не
заплакал - усталое изможденное тело...
   - Не желаете выпить, сэр? - Кассиди протянул стакан.
   Мейер засмеялся.
   - Боюсь, мои новые формы не приспособлены для стаканов.
Лучше блюдечко.
   - Ох, - вырвалось у Кассиди. - Правильно! Эй, несите
сюда блюдечко!
   - Вы должны нас простить, сэр, - извинился Фельдман. -
Такое ужасное напряжение. Мы сидели в этой комнате почти
неделю, и сомневаюсь, что кто-нибудь из нас поспал восемь
часов за это время. Мы чуть не потеряли вас...
   - Вот! Вот блюдечко! - вмешался Люпович. - Что
предпочитаете, сэр? Виски? Джин?
   - Просто воду, - сказал Мейер. - Мне можно подняться?
   - Позвольте... - Люпович легко снял его со стола и
опустил на пол. Мейер неуверенно закачался на четырех
ногах.
   - Браво! - восторженно закричали врачи.
   - Мне кажется, завтра я смогу немного поработать, -
сказал Мейер. - Нужно придумать какой-нибудь аппарат, чтобы
я смог писать. По-моему, это не сложно. Очевидно,
возникнут и другие проблемы. Пока мои мысли еще не совсем
ясны....
   - Не торопитесь.
   - О, только не это! Нам нельзя потерять вас.
   - Какая сенсация!
   - Мы напишем замечательный отчет!
   - Совместно, или каждый по своей специализации?
   - И то, и другое. Они никогда не насытятся. Это же
новая веха в...
   - Где здесь ванная? - спросил Мейер.
   Врачи переглянулись.
   - Зачем?
   - Заткнись, идиот. Сюда, сэр. Позвольте я открою вам
дверь.
   Мейер следовал за ними по пятам, всем существом ощущая
легкость передвижения на четырех ногах. Когда он вернулся,
горячо обсуждались технические аспекты операции.
   - ... никогда не повторится.
   - Не могу с тобой согласиться. Все, что удалось
однажды...
   - Не дави философией, детка. Ты отлично знаешь, что это
чистая случайность. Нам дьявольски повезло.
   - Вот именно. Био-электрические изменения необратимы...
   - Он вернулся.
   - Ему не следует много ходить. Как ты себя чувствуешь,
миляга?
   - Я не миляга, - прорычал профессор Мейер. - И между
прочим, гожусь вам в дедушки.
   - Простите, сэр. Мне кажется вам лучше лечь.
   - Да, - произнес Мейер. - Мне что-то нехорошо. В голове
звенит, мысли путаются...
   Они опустили его на кушетку, обступили тесным кольцом,
положив руки друг другу на плечи. Они улыбались и были
очень горды собой.
   - Вам что-нибудь надо?
   - Все что в наших силах...
   - Вот, я налил блюдце воды.
   - Мы оставили пару бутербродов.
   - Отдыхайте, - сказал Кассиди.
   Затем он непроизвольно погладил профессора Мейера по
длинной, с атласной шерстью, голове.
   Фельдман выкрикнул что-то неразборчивое.
   - Я забыл, - смущенно произнес Кассиди.
   - Нам надо следить за собой. Он ведь человек.
   - Конечно, я знаю. Просто я устал... Понимаете, он так
похож на собаку, что невольно...
   - Убирайтесь отсюда! - приказал Фельдман. - Убирайтесь!
Все!
   Он вытолкал их из комнаты и вернулся к профессору Мейеру.
   - Могу я что-нибудь для вас сделать, сэр?
   Мейер попытался заговорить, утвердить свою человеческую
натуру, но слова давались с большим трудом.
   - Это никогда не повторится, сэр. Я уверен. Вы же...
вы же профессор Мейер!
   Фельдман быстро натянул одеяло на дрожащее тело Мейера.
   - Все в порядке, сэр, - проговорил он, стараясь не
смотреть на трясущееся животное. - Главное - это интеллект!
Мозг!
   - Разумеется, - согласился профессор Мейер, выдающийся
математик. - Но я думаю... не могли бы вы меня еще раз
погладить?


Перевод В. Буки

 

КОНЕЦ...

Другие книги жанра: зарубежная фантастика

Оставить комментарий по этой книге

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама