Земля и Вселенная - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр, рубрика: Земля и Вселенная

Ермаков Олег Владимирович.  
  Планета Любовь. Основы Единой теории Поля


Переход на страницу:  [1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6]  [7]  [8]  [9]  [10]  [11]  [12]  [13]  [14]  [15]  [16]  [17]  [18]  [19]  [20]  [21]  [22]  [23]  [24]  [25]

Страница:  [14]



Электронная почта автора: hermakouti@ukr.net

Личный сайт автора: www.ivens61.narod.ru

Телефоны в Киеве: 
+ 38 (095) 836-42-41,
+ 38 (044) 533-12-20,
+ 38 (050) 877-10-47,
+ 38 (044) 222-65-38


 

Гвозди бы делать из этих людей —

Не было крепче бы в мире гвоздей!

 

— рек глашатай поры сей, в какой люд|и — лют|ы. Луд|ить — лут|кой крыть: Ноль — Двумя: Любовь — Рознью. Кант, рекший, что зол человек по природе — о Кали глаголил: природе-дыре, тьме гвоздей.

  252.  Двойкой ú|мя есть («на|ма» — санскритски, откуда лат. no|men, англ. n|ame (ame — цель: к Богу идем, от облатки — в Глубь)), сути покров. В мире этом, для духа гробý, есть надгробье оно, суть таяще (и Я|м|а, бог смерти, и слог его ям как суть ям|ы, могилы — есть корнь его); в мудрых очах, зрящих в Двоице Ноль, имя — сути портрет. С тем, как Два, имя мудрому — в Бога врата, связь (relation) с Ним, а невежде — врата в ад: re|lat|ivo, лат|ы, что сменою вечной от|носят от сути своей (от|носительность пев, так от Бога отнес Мир Кратил, Зло). Случайных имен — нет для видящих: с|лу|ч|ай есть Бог, Луч, что чае|м мы; Тьма есть У|с|та (Рот, глаголенья óр|ган) Его, слышать кои (ведь видящий, видя, и слышит очьми, ушей бóльший) — есть Знать. Именаиг|о сутей и кн|иг|а Творца, кою дóлжно прочесть (так Мо|ц|áр|т — смертью (mo|rs) меченый царь искусств. Сатана, Во|л|а|н|д — синтез имен Тьмы «ад», «воля», «вода», «волна», «лан» (Лон|о — Тьма, коей жарко лан|иты горят как Любовью-Враждой), «and» — конец (англ.): Тьма-Рот как Глотатель всего; имя ж Воланд как целость — «со-зéм|лие», Wo-land: вода, что совместна с землей на Земле. М|уд|рос|т|ь, Воланда Суть — М|атерь-Уд-Рос|а-Рост. Имя Ка|п|и|ла|ва|ст|у, суть Б|уд|да, есть синтез слов «кап|ля», «пила», «лав|а» (все — Тьма), «ст|о» (корнь пр|ям|изны: Фаллос, Тьма); Жанна д’Арк, Ор|л|еан|ская дева — черна как перст Тьмы: черный — dark (англ.), и Ж|анна — Жена, Тьма как Пи|ща, санскр. áнна; де Рú|ба|с, Одессе начальный как рыбному — Рыба; Америки враг кровный (O)USA|MA Bin L|ad|in в сути имени — она (USA) и слог Матери; UNO, О|О|Н — как «Одно», есть союз стран Земли, дух чей есть дух Отца (ОН): единство извне, рознь внутри; слуга Воды Ку|сто (Cou|st|еau) — Корове прича|ст|ный: Корова — Тьма; имя М|ария — суть Ма|ть сей эпохи Арий|ской и Áрия (Музыка) Арьев (как песнь, имя это Причиной звенит в уменьшеньях своих: в «Ман|я» — man|us: ведь Тьма — Бога Длань; в «МаШа» — Шива, супруг (ипостась) Шакти, Тьмы). Мар|га|р|ит|а — «Тьма-Огнь-рит|уал» по корням, кои зная, рол|ь дал Маргарите Мес|сир: на балу — ко|ро|л|евы его). Мир, Господня облатка, есть Имя Его, — что являет ряд «имя» — «И|м|ир» (великан-праотец скандинавский, корнь сущих) — «Мир»; с тем, Имя — Мир. Имя — сути покров, с ней единый и правящий ею в очах как сосуд предержащий (отсюда «и|ме|т|ь» — обладать мет|óй, сутью; «имени|е» — собственность имени, с|кар|б). И|мен|а, многость-тьма — пере|мен|ное вечно (облатки — преходят), суть — вечно одна. Покров Бога, Мир — Имя его: Имя вечное, ибо, как Бог сам, — Одно; и чрез Троицу, Мира число, именуемо все: именами — чрез Имя (учил так Псевдо-Дионисий Ареопагит своей речью о Тройке святой).

  253.  Ноль-и-Два, Тьма — ал|маз, кам|ень Бога-и-Тьмы, суть «Бог-Матерь»: как Ноль, он прозрачен, иль черен (незримое с черным — одно), а как Два — луч ломает двукратно в феномене див|ного для кристаллически-правильных тел, к каковым относúм он, двойного лучепреломленья. Тьма — Очи; алмаз, камнь ее —Очей камнь и услада очей наших: с тем-то об оке отменном (отмена Двух — Ноль, Суть) в народе рекут: «глаз — алмаз». И|гра гра|ней ман|яща его — Двойки ло|ман|ый свет, кри|вой, людям дражайший, ведь суть его — Мать, Хри-П|ри|ч|ина, что Путь кажет в Сем: прямой горним Очам, кривой — бренным в и|зло|ме бессердным Умом, сутью их (Аполлон Кривой, Л|ок|сий, сия|ньем являл этот Путь. Мира бог, Солнца сущих, он, в сути Заг|рей, — молньи острый зиг|заг, сиг|нал Тьмы очам Розни, какие имел Фрейд Зиг|Мýнд; у Тарковского то — стезя Жизни кривая через смерть, что торил, прям в упорстве своем, С|та|л|кер в Тьме, Зоне-Сне: Ноль — чрез Два). Быть дражайшим для нас — быть дороже всего: чрез сравненье, деянье, зрим мы Цен|нос|ть, Сен|ь, нас нос|ящу: Деянье — Она; с тем и имя алмаза в тибетском — «д|ор|жé». Дра|гоценности сей — Ин|дра бог водный: Тьма — Глубь-Вода; с тем алмаз, мути чужд (мутьМать-Двойка, тьма-рознь) — капля чистой воды (камень всяк ценен сей чистотой). Огранён, он суть Мир, Бр|ил|ли|а|нт о тьме граней-вселенных, Любовь-Красота; лик его, дóр|ог нам камень сей как дорóг|а к Творцу: Мир есть Путь, коим блещет искристо алмаз как шагами его.

  254.  Мира страны, Тьма-Небытие с Бытием-Светом, а с тем Мир и Бог в очах Розни смотрящих (бессердно-мирских) и в очах цель|ных, видящих (Духа очах: ими зрит маг) — даны в табл. 4.

   255.  Дом взора — з|ра|ч|ок, иль зе|н|иц|а, где властвует Сен|ь сущих, Тьма. Он в смотрящих очах есть часть части: часть ока как части плотú; в очах видящих — целое он: глаз как полный зрачок, что духовно объемлет всю плоть41, коя — дух посему, око в точке любой (и маг, видящий, видит не оком одним — собой полным: Одним — Мир, Одно). Ви|д|ень|е — День блаженных очей: День не донный — Причины-Творца, Her, День Выси-Ино|го (с тем день — d`|ina (санскр.), хер|у (ег.); «Выход в День», имя книги Египтской, что Книгою Мертвых зовем мы — суть выход в него). Очи видящи, с Ми|ром едины как Бог сам, есть сущие ради него Очи-Ми|ф, зрящи Глубь сию, Всё; а смотрящи, вовне зря, покров зрят без Сути, ничто. Миф — очей первых имя: зря ими, зрим мы Мир как Миф, и Мир éсть Миф в очах сих. Мир — Ну|мен, Ну|тро-Ню (ведь Истина, Глубь — На|гота), что и зрим нуменальным же взором мифичных очей; очи феноменальны, смотрящие — зрят пустоту от него: плащ Ноля, нуль. Смотреть — есть зрить все как облатку, второе очам; ви|детьдеть|ся из оной во Истину, Пер|вое, зря все как Суть, Глубь (смотрения книга в веках есть «Начала» Евклида, столп плоских очей, — зовя от коих видеть, Сократ сказал, что геометрия нужна человеку лишь настолько, чтобы он умел мерять землю, кою приобретает или сбывает). Ма(от «маха» — великий (санскр.): тот, кто растет над собою) есть тот, кто на равных и смотрит и видит, облатку и Суть зря, и зренья меняя сии своей волей, единою с Божьей; не маг — только смотрит безвыборно, волей Творца — не своей. Иметь волю — есть в|идет|ь, царя: Очи — Власть. О сей власти как Черных Очах, в миру карих, как власти Жены-Тьмы влекуще-страшащей — речет песня русская так:

 

Очи черные, очи страстные,

Очи жгучие и прекрасные,

Как люблю я вас, как боюсь я вас —

Знать, увидел вас я в недобрый час.

 

В лад сему — украúнская песнь:

 

Чорнії брови, карії очі,

Страшно дивитись під час на вас.

Не будеш спати іноді ночі,

Все будеш думать, очі, про вас.

 

  256.  Видеть — ведать; смотреть — есть вслепую творить. Видит-ведает Сердце; вслепую творит-смотрит Ум, чужд его. Сердцем быв, как и есть, Иисус и Сократ знали то. Рек же первый о людях мирских, умных: «Отче! Отпусти им, не ведя бо, что творят» (Лука 23:34); второй рек о них точь-в-точь то же: «О, если бы, Критон, большинство способно было творить величайшее зло, с тем чтобы быть способным и на величайшее добро! Это было бы прекрасно! А то ведь люди не способны ни на то, ни на другое: они не могут сделать человека ни разумным, ни неразумным, а делают что попало» («Критон»). Иметь волю — есть, видячи, волю Господню своею иметь: видеть — в Господе быть. С Ним разъятый — и воли лишен, чужд Себя: ибо Я наше — Бог; кто не с Ним — в длани Дьявола. Есть или нет наша воля, Господня — вовеки есть. Видящий следует ей добровольно, смотрящий — как бык на ремне. Рек Сократ: «…мы правильно назовем людьми божественными… прорицателей и провидцев и всякого рода поэтов; и не с меньшим правом мы можем назвать божественными и вдохновенными государственных людей: ведь и они, движимые и одержимые богом, своим словом совершают много великих дел, хотя и сами не ведают, что говорят».

  257.  Смотрéть — есть в деленьи неравном очей (1 : 3) быть на три части мертвым, живым на одну; видеть — есть, пополам разделяя (по Господу, 2 : 2: Бог, Мера, членит серединно), зрить Пол|ность и часть-пол|овину Одним — Жизнию, Полнотой42, с тем — быть ею: ведь зрить — быть. Смотрение, мертвое — смотрит, тая чревно виденье: Жизнь, Суть свою. Смерть — безмирье, Жизнь — Мир. Ею, видящи, были мы в Мифе, Исто|ке людей; ею быть мы престали, ис|тор|г|шись из Мифа в истор|ью, времен тьму — ход в бездну, дар светлой Любви подменивший Вражды мрачной торг|ом как Цен|нос|ть — ценой. Очи наши, смотрящие, — очи исторьи, немудрой с|о|в|ы (тьмы, со|в|местной с Причиною, Ov|oЯ|йцом, с|ово|й-Мудростью, коей был Век Златой, — длясь от нее), кои света боятся, смежая зрачок от него и любя с тем не Огнь — тьму; зрят Жизнь они, коя есть цельные Семь, как Семь-в-розни, суть Жизнь-по-кускам — смерть саму. Мир, в очах сих разъемлясь краснó (из Всего — в тьму ничто: красный есть Вражды цвет, коя нуль без Любви) — плод разъятых сих; в видящих, зелен, — он сходится в Господа, Суть (з|ел|ень есть цвет Любви: Бог — Любовь). Смотреть есть нисходить; видеть есть восходить чрез эфир, пяту суть, и быть ею (так видящ был Go|ethe, «идущий в эфире»: ethe|r — эфир (англ.), go — Движенье, Корова-Тьма (санскр.)). Очи видящи — очи Исто|ка ис|то|рии, Века Златого. Отплывшим рекой ее мрачной, он нам Yes|ter|day: Да-Господь, День-В|Че|Р|а, скрытый тер|нием, Зла чер|нотой как рекой сей (в сей истине — песни успех с сим названьем, чей автор The Be|at|l|esАтл|ь, в Бога лез|ущ: Змей-Бур кольцевой, Век Златой), о каком Б|рю|сов рек:

 

Остров, где нет ничего и где всё только было,
Краем желанным ты кажешься мне потому ли?
Властно к тебе я влеком неизведанной силой,
Ultima Th|ul|e.

                           

Тьмы лишен, он — Огонь в чистоте; таковы ж его очи, отверстые настежь Огню как цве|т|ок: к Раку з|рак, глаз-зрачок, — и зря вечно Двенадцать-Одно: Мир как Миф чрез двенадцать единых цветов. Очи горни, Двенадцать есть плодность духовная, цельная; Шесть (sex — лат.) — плотска пол|ов (sex|us — лат.), Очей-Тьмы полов|ин: полу-Дух, дольня тьма-слепота. Очи бренны зрят днем и смежаются ночью, а видящи, век лишены как век|ов выше Век, — вечно зрят: ведь не гаснет Огнь-Мир, сей Единый, для коего сущи они как для солнца цветок (к|віт|ка — укр.), к Vit|е сей льнущий нежно. То Vis|Nu  взор — голые очи, моргать коим нечем: Монада, второго не знают они, взор-Пространство — Мир Божий с очами его; время — веки; власть времени, тьмы над Пространством, Тьмой Божьей — власть век над Очьми, над Причиною — следствия власть, беззаконье как очи пусты: веки тёмны, исторья — над Веком Златым, Огневым, в коем был Землей Мир, сущих Мать. С тем, с|Мот|рению виденьем стать — есть исторью как очи разъятые наши: Семь, биты Шестью как Огнь тьмой, в розни Цикл-Мат|ь, Три|на|дца|ть, безмирье, — сплотить в Цикл един, Век Златой, где Последнее — Пер|вое, Па|р|а — Одно за чертой бренных глаз, Пара|док|с; Шесть к Шести как срединный Сократов разрез, взор сей явленный — суть Огнь един: Мир, Тьма-Свет как Дек|ада, един с кем Две|на|дца|ть-О|дно, взор-цветок, на|рас|паш|ку отверстый ему. Рас|пус|титься очам как цветку — Тьму узреть: Пана, Pus, кем есть Мир, Паш|ня горня, очам — Очьми стать, кои есть Ть|ма-Ма|ть, М|очь. Взор цветка — очи вечны, духовные: к|виет|иц (цветич, кветич — к сему ж) — божество (древнерусск.), цвет невянущий. Рек поэт:

 

Я напишу тебе Цветы,

грань Невозможного с Предельным.

Лишь трону влажной кистью с целью

стряхнуть пылинку суеты.

 

Свеча

и вальс

и только Ты.

 

По всей земле,

во всём надземном

цветут желанные волшебно.

 

Я напишу тебе Цветы.

 

                                 Михаил Порядин

 

Очи горни, цветы — очи Лýп|ы, Лун|ы, где горит Огнь-Тьма, Г|луб|ь, Гостей очи луп|асты. Двенадцать как Очи — Двенадцать ночных, к коим мертв бренный взор, д|ен|ь какого, гемера — тьма-Дол пред Огнем-Тьмой, под|о|бье-химера пред Ночью как сутью своей, тень ее (Д = Т). Очи горни, ночь нам дня важней как пора Любви, Сна: кто не любит, не спит — не жилец (любить нам — «вместе спать», хоть и глаз не сомкнем в ночах сих); н|о|чь — Тьма-Очи, пол-суток как Полность, что частию мним; сутки бренных очей — часть, что мнят полнотой они: Шесть (24 = 2 + 4 = 6), половина Двенадцати — Сердце, Умом омраченное, Ночь необрезанна. Видящий — зрит Ночью чистой, Коровы Очьми: Тьмы, Причины. Кто видит, с Причиной, как с солнцем цветок, очи в очи един, голова к голове, беспромежно; кто смотрит — стеной с ней разъят и стоит к ней спиной, зря не Жизнь ­— тени мёртвы. Кто видит, в ступаньи свободен; в смотрении ж шаг (к|рок — укр.) всяк — Рок, не-Воля. Кто видит, с Пространством един и над ним царь, покорством царящий; кто смотрит — с ним в розни и пленник его чрез наместника, тьму-время с дол|гим хлыстом. Видеть — крылья иметь, рáвно вольно ходя иль паря («психе», имя души — в корне «бабочка»): видящих дом — и Земля есть, и Не|бо; смотреть — есть в со|кры|тости кры|л лишь ходить, сиречь ползать, с землей сплотясь тяжестью, Тьмой («ходить», «по|лза|ть» (льзя — можно (стар.)) — Грекам единый глагол — her|po, Причины гнет. Ходит вольно, без ползанья, тот, кто земле господин, а не раб: не лишь ходит, ходя от хожденья — летает, ходя посему. Хо|дит так-то дит|я, Мира лик, что, взрастая, летает во сне: от крыл в Том — ноги в Сем). Корнь единый, Причина-Тьма и именнá (бытие), и деянна (иметь имя — быть; поступать-делать — жить): Г|нет сей — гнет к земле нас. В двух сих зрить Одно, и Бытие и Жизнь, — есть ста|ть, увидев, пр|ям|ым, Ям|у-смерть победив-вос|ста(угол меж тем, что лежит, и стоящим — «прямой» посему: Жизни лик, коя — Сила сама; прям уг|лами, лик Силы — квадрат, Кр|уг неся). Пол|за|ть — польза смотрящих как пол, пол|з|кость-пло|с|кость: дол, столп им  в делении их по|L|OV|óм, знаке розни и жажды соитья: любовь — lov|e. Пол — пол|о|винен собой, поло|вина ж — винá как нецельность, вина наша (ви|нить иных — половинить себя; от себя вьем мы нить: Бог — Внутри), груз наружный Причины, Винá сущих (Двойка — не Ноль). Пол|ьза, USE (англ.), видящих — горний Пол|ет, что, сверх|пол, пóлет-óр|ет Шар-Мир. Полёт c Миром — Одно: По|л|но|сть (УСЕвсё (укр.)), Тó нам: to|to — всё (лат.). Польза — По|мощь: Мо|щь, Ть|ма.

  258.  Полнота Божья — Целое; часть — половина ее: частей суть, Целое-пополам. Полность — Жизнь, половина без óной — смерть. Целое — Всё, часть — ничто, коль ему не верна. Полнотой половина жива, Целым — часть, что без Целого — т|руп (руп|а, форма — без Сути, Творца и единой с Ним Тьмы). Так живим FUCKид|ид H|ERO’дотом: историей вечною, Эро|сом (Га|л|и|к|ар|нас, Геродота град — град Ма|в|зо|лея, каким есть она людям) — бренность-исторья, чей идол fuck, сек|с, половинный Любви (в сути Мир, Ге|род|ота история — мир и война, Фук|ид|ид|а ж — без мира война, полу-Мирье: исторья войны, что назвал он историей всей: целым — часть (8 книг, смерть). История вечная — Миф, бренна ж — клочья его). Так жена, верна мужу, Единого Двоицей чтит; семжа|ждет зем|ли — Его ж ради, Огня-Жá|ра сущих. Жива Полнотой, Х, — так К, пол-ее, явь дает в очах тьмы ей. Так очи смотрящи, живимы Творцом Изнутри, видеть жаждут как тайные очи Его; и смотря, зрим, пол-Мира не видя, а видя — как Бог, зрим Мир весь. Так зря каплю — зрим Воду мы как она вся есть, в деревьях же — лес целиком.

  259.  Сов|а-Сóф|иа, Мудрость — Сова-Полнота, Сове|ршенство, Ночь-День; сова-глупость — сова-половина: без дня — ночь пуста. Обе — сóвы они: Тьма и тьма. Бренный глаз — совий глаз половинный, глупец, ибо света боится, во мрак отверзая зрачок. Посему-то, замечено Аристотелем в «Первой философии», природу наиочевиднейших вещей увидеть нам так же трудно, как сове — солнечный свет. Око видяще, вечное око — цветок, сущий солнца лишь ради и вечно открытый ему: Любви око, чье солнце — Феб сущих, Мир, Божья Любовь (цветы — очи Любви, что рек мне M|a|r|t|in Eve|ns, Ум Сердца, учитель и друг). Но любя ль, ненавидя ль его — оба ока сих разных егó нена|видят и любят: онó, Мир живой — Сýть их! Рек о том Гете:

 

Когда б не солнечным был глаз,

Не мог бы солнце он увидеть.

 

В труде Дж. Бруно «О причине, начале и едином» о внешней вражде очей наших Огню сему сказано: «Недостаток происходит не от света, но от глаз: чем более прекрасным и ярким будет солнце само по себе, тем более ненавистным и особенно неприятным оно будет для глаз ночных сов». «Больные глаза не выносят солнца, ночные животные бегут от сияния дня, первые лучи солнца повергают их в оцепенение и они спешат укрыться в свои норы, забиться в дыры и щели, лишь бы не видеть страшного для них света», — Сен|ека рек о сих очах и о нас, их имущих. Но прежде него, Аристотеля прежде — так мыслил Платон, Сéрдца све|т|оч, в начале VII книги «Государства» уподобляющий людей узникам, с рождения заключенным в темной пещере, где, будучи обращены спиной к выходу, они видят лишь тени предметов, носимых снаружи. Мудрец — тот, кто, выйдя на свет из сей тьмы, узрел сами предметы сии: не подобье, но суть.

  260.  Видеть — есть зрить душой чрез согласную плоть, очи чьи с ней одно (дух в плотú сей — копье, что пронзило ее к ее благу; плоть — трубка ему, где течет он кольцом); с тем и весь человек, видящ — цельное Око, дух-плоть. Рек о том Гераклит: «Чему нас учат зрение и слух, то я ценю больше всего», — и к сему, Полноты ради: «Плохие свидетели для людей глаза и уши тех, которые имеют грубые [= несогласные с телом, не развитые в гармонии с ним, как То с Этим — Авт.] психеи».

  261.  Число видения, Двенадцать как Очи, согласные Миру, — как он, есть единство Ум-Сердце, и Ум — Единица в нем, Сердце ж — Два (так в государстве Российском Петр Первый есть Ум (прорубивший в Европу окно — ума внешнего ради, Диавола-Зла), а Екатерина Вторая есть Сердце, — знать кои в единстве есть видеть державы сей суть). Мир есть Тройка; Двенадцать — Три те ж в существе. Мир-Декада (ведь, Тройка, он Десять, число треугольно) и Очи-Двенадцать едины в числе 22 (о нем скажем еще), кое суть Единица, Ум-Муж, вшедший фаллосно в вульвы, меж коих стоит он, как в Сердце одно: в Тьму-Ноль, с коей единый, он Десять, и в Тьму-Двойку, с коей Двенадцать есть он.

  262.  Очи, Тьма — Ост|рие: Рот тор|ящ, Шило Божье, сверлящее Не|дра (= не-дра|нь = не-облатку, Глубь) как фаллос —  вульву свою: зр|ить — зр|еть — еть, иль со|ить|е вершить (посему Гомер звал острой ночь); вз|глянуть, глянуть во Глубь — есть вс|пор|оть-проколоть Тьмою тьму: Нолем-Истиной Двоицу-ложь, — в чем движенья Суть, Тьма. Мат|ь-Афина, Мот|ор уст Гомеровых, «Остроглядящей» звалась посему. Д|вижу|сь — вижу, ид|ти — в|ид|ет|ь: зрить — ступать, очи и ноги — одно  (Иды (Idu|s) у римлян — Очей праздник; «ид» звал Глубь Фре|йд, мня ее злом — не благом, не Высью, но долом пустым, подтелесною тьмой; не Любовью-Нолем — Враждой-Двойкою: «ид» Фрейда — ад (в чем конфликт его с Юнгом: тот зрил во Тьме Тьму, Фрейд же — тьму как слепец); корень шест|вия vi|a (лат.), путь — корень vi|d|ень|я; vi|ta — жизнь (лат.) и vi|s, сила  — едины как Взор: Vis|у|аль|ное — Глубь: горня Выс|ь, Виз|а в Бога, очей сущих Корнь; под|виз|аться — очами ступать-всходить. Остр Тьмой, есть шило торяще Гость наш, Vis|i|tor, и «тар|елка», тор|илка его). Очи — Зов к Огню-Господу, Цели; ступать верно нам — за очами идти куда зрят они («куда глаза глядят»), как в ашвамедхе конь: «к|он|ь» — «к Он», ко Богу стезя. Виш|ну, Vis|Nu, Тьма-Очи, бог виш|ни — от «виш», входить (санскр.); «виш» (как в «вишь ты») — есть «видишь» у нас. Vis|Nu — голые Очи, безвекость: Тьма — Истина, Ню-На’Gott’а; Тьма ж, Дар — Дёр, Очи|ститель голящий: дар|ить — дра|ть-с|дир|ать. Вестú (duc|er|e — лат.), дело Тьмы (ведВод|а, Тьма-Причина вед|ет-вод|ит сущих), — нырять (duc|k — англ.), Воду дырявить, Тьму. Ши|ло, Тьма ко|лет-с|шива|ет, т|о|р|ит-единит: как Два — ро|знь она, как Ноль — Единство, и рознь есть Единству слуга: Ш|иваШ|акти, как Ма|рье — Ива|н, пр|удуив|а как Ев|е, Воде вода: Иван — Eva’н: Ш|акти — Ш|ивы Акти|вность; Кусто, Воды муж — Ив как ива ее (I|vesвес|омый (франц.): Тьмой тяжелый, ведь Тьма — Груз); da|iva — божественность (санскр.): Бог и Ева, Тьма-Мать, Ко|пие. Так З|ев|есу Афина — пе|рун, сила-суть (как рун|о золотое: поход за ним — к Силе поход); Шакти — сила, ко|пье (санскр.) — перун, Ши|вы ши|ло как сила его. Шило, Тьма — С|лез|а, Лез|вие лез|уще (лез|о — укр.; лез|ет — лес|ть: в душу — Зло, тать-соб|лаз|н, что вползает в нее воровски; Доб|ро ж — доб|лес|ть, что лезет законно; в плоть — лезет бо|лез|нь, Бо|жий перст; из земли — лес, б|ор|ур. В водах Стикса омыт, Тьмой был остр Ахил|лес. B|lad|e (англ.) — лезвие: верно делить — лад творить; с жизнью рознь — блед|ность наша; бл|уд|ница — бляд|ь, пó сердцу нож. «Лаз» — «лас»: лас|т|ы — воды резак; лá|с|ує (укр.) гур|ман пищей, суя свой язык в поры ей: в|кус изведать — вкус|ить; в жизнь чужую лезть — ляс|ы точить, как кинжал): Сила, лаз чей есть г|лаз наш; Плуг Бога, Ор|ал|о Его, от|вер|зающе Глубь, ВерОб|лас|ть: слеза — сердце то|пит-ж|и|вит (то|п|итьгре|ть-рас|топ|лять-у|топ|лять: Вода — Огнь; top — вершина (англ.), Тьма-Высь: к ней топ|аем мы, у|топ|ая в сей Глуби); ст|рад|ать — Жизнь с|тяж|ать: Рад|ость-в-нас, Радость-Нас (te|ar — слеза, кою мы у|тир|аем: Ар|ийцев дом — п|ла|ч-з|ла|то: плáчу — плачý; с|леза|ть — Высь-Глубь тер|ять; тир — стрельба в цель, тор|енье); по|лез|ное — лезвие, Тьмá суть. Тьма-Ноль — Нож, и тьма-Двойка, Рознь — нож, ведь режет Нолем, коим лишь и тверда. Тьма, Нож — Ж|ало: торяща, она да|вит-ж|мет как Ме|т|á сущих, То: жало — жат|ь; труд Тьмы, Лез|вияЖат|ва: Тьма — Жне|ц, жну|щий смертью плоды. Жа|лить — лить Тьму (с отъятьем — как сеч|у, мочу (укр.): моча|щую воду Воды, от|сéч|енну от Мощи сей, Тьмы: мочá — мочь, мощ|ным быть, Тьмою-Мощью мыча: Тьма — Корова). Ж|алеть (ал — Ва|ал) — ослаблять: с тем, жа|лее|мый — жалок, ведь слаб; неж|ность (ніж|ність — укр.) — нож (ніж — укр.) м|нож|ащий нас: не Ж|изнь — смерть, от Единства куски; враг — кре|пит, уча Силе: тьма — Тьме. Тьма как Шило Творца — Зна|нье, кое про|нза|ет ум наш; ТьмаМеч|Та, что, рубя бренья узы, стремит в горний к|рай. Риза Божия, Тьма роз|різа|є (укр.), де|лит: ид|я, Путь как Тьму делим Тьмой же; de|let|e — уничтожить (англ.): Воду разъять, помешать течь ей (так ди|лет|ант есть не|веж|д|а, в ком Вéд|енье, Тьма, не течет. Веж|а — ба|шня (укр.):  Тьма, Корá Бога — Гора, Очи-Высь (эпи|ф|а|н|ия — рек Пи|фа|гор: «сверху вид», очей власть): веж|а — виж|у; не|вежа — невидящий: Дол как не-Высь). В мире этом тор|ящий — в|тор|ой: не бр|ах|манк|ша|т|р|и, Мира искатель как во|ин-царь: Тьма, Глубь — Второе (и «к|ша|р|а» (санскр.) — «склонный к паденью вниз», с т|ро|на (трон Господа — Мир, Шар): из Милости в Суд; таков есть го|су|д|ар|ь в Сем); царя суть — Орел, птица-Очи, объят коей Мир, Три. Г|ла|з есть Силы лаз, вход в гла|ву; вз|ор в|з|ир|ать, сиречь вз|о|р|ыв|ать Мир Знанья ради (орать есть пах|ать; пах пункт фаллоса-вульвы, и оба суть Ноль, Тьма-Кол|ьцо (место коей ост|ро|г; остро|в коей игла есть, т|ор|чаща из вод; муж ее — Б|лез Пас|кал|ь, ею со свету сжит43. Остр-рад Тьмой Н|ос|т|р|а|д|ам|ус, муж Дамы сей (нос сего Носа: нос|ящая нас, Тьма — Нос), с ним — Кали|остро: ведь Тьма, Ка|л|икол|ет-калú|т. Так, сго|рев в тьме ч|рев, пища — фе|кали|и, кáл, коим, Мать из|вер|жения, правит богиня сия, А-Нус: Сердце, Не-Ум). Пáх|нуть — Тьму-Аро|мат ис|т|оч|ать: т|очи|т — Т|ок, Тьма-Вода; рас|пах|нуть Тьму, Мать — Бога узреть). Р|ос|т|а суть, Кали-Тьма — В|ер|ти|к|аль, что, тек|учая, Высь к Богу вер|ти|т, с тем — вер|ы есть Суть, связи тайной с Творцом. А|рес-М|а|рсрез|ни бог: режут pat|res, безматни отцы злобно (Á|рес — А|рéй: резать — течь (r|heos)); рез|ать — торить, идти ч|рез: грань — Тьма, Риз|а Творца, что змеей п|рес|мык|ается: змейность, Тьма — нож. С|полоснуть — полоснуть как ножом: грязь Водой, Тьмой отсечь. Ин|те|р|естер|ний рез|анье вглубь, в сути — к Бóгу поход: Шилом Черным, Нолем чрез тьму-Двойку; «ав|ось!» — Av|eРа|дуй|ся!» — лат.) Еva-Ось, даль торящая. Різа|ти — реза|ть (укр.), как на рис|талище; режет — б|риз, ветр острый-с|вежи|й (с Тьмы-Вéжи (укр. башня; Ма|гура — Мать (слав.), «Ма|ть-Гора»); Тьмы т|ó|кС|вежесть (укр. с|віж|ість): ведь Тьма, Жизнь — све|жит; ветр — верт|úт как Тьма, Шил|о; шил — Тьмóю жил). Режет — ре|ж|им, жим Тьмы; нож — реж|ис|сер, что, как скульптор, отъемлет излишнее, меру являя очам как гармонью; от|реж|ка — от|рыж|ка, от|ъ|я|тье на|руж|у, от Я. Рыж|ий — руд|óй как Руд|ра, бог режущий; часть-локус, от|рез полноты — reg|io|n, рег|истр. Роз|ги — рóз|нь; б|рез|жить — входить в круг очей чрез грань, лезвие;  б|рез|говать — г|ряз|и чуждатися; б|рыз|гать — водою пы|лить; рыс|ь — рез|ак, бег как нож. En|che|i|res|is — пониманье (лат.): постичь нечто — разьять его; риз|а — покров, d|re|s|s (англ.), п|лат|ье как лат|ы, что дóлжно нам срезать-со|дра|ть с На’Gott’ы, коя Бог. Рез|и|д|ент, п|ре|з|и|д|ен|т — суть послы, от|дел|енны для дела; п|рез|иди|ум — первых отрез как честь. К|риз|ис — Причины нож: датель — разрезом срединным, губитель — расколом-битьем; re|s|er|vatio, тайное (лат.) — запас как отрез от очей, с коим близок о|ста|ток (res|id|um), бренному — Глубь: Бог и Мир, Сер|ый Шар. Syn|t|e|r|es|is (греч.) — огнь, что как совесть яз|вит Богом нас. Рис|а (укр.) — черта: Грань, Тьмá; ри|с|ун|ок — подобье, не-я, тьмы нож в грудь: в суть — не-суть (двигать — сун|ути (укр.)): так суёт зло в сердцá сует|а. К|рис|талл — граней отрезность: частей в целом острая явь; г|рес|ти — резать гладь вод. Г|рез|а — cон, не-я|вь нам, мир от|ъ|я|тый: так Г|рец|ия (G|reec|e — англ.) Древняя — за тьмою огнь. Вож|деление — страстью отрез: что люблю — зрю, все прочее — нуль. Режет дýши богатство, клад К|рез|а; об|рес|ть Полность с ним — что верблюду влезть в ýшко иглы: в Дух врата — Узкий Вход в Полность-Всё из ничто, половины его. Режет «П|реж|де»: Ноль, числ Корнь; пред тьмою-исторьей — Тьма, Век Златой. Режет Х|рис|тос, Сын Жены, меч принесший к делению бренья на Сердце и Ум к отсеченью второго как кромки при нем, плоти к|рай|ней, пустой. О сем сказано Им: «Думаете ли вы, что Я пришёл дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение; // ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трёх» (Лук. 12 : 51, 52). (33, век Христов и число букв у нас, в сути — Три пополам: Мир, разъятый в очах мечом этим на Сердце и Ум, Тьму и Свет). Режет Сын воскресеньем Своим: воск|рес|ать — отрезáть — Жизнь от смерти, от Вечности тлен, беря Вечность за Столп (посему крест распятья Его — в землю, Поприще, вóткнутый меч: острие — в ней, вверху — рукоять). Об|рес|ти есть об|рез|ать: со Истины — ложь, взяв П|рез|умпцию, Истину (пред|положенье — лат.), быть положённу пред всем ч|рез отрез; кто об|рел, тот обрил: явил Истину, голую Суть, став о|рел, а не реш|ка пуста, взойдя к Богу по Рел|ьсам, какими есть Мир, Путь к Нему; отдых, res|t, меры чужд, душу реж|ет: Движение — Жизнь; покой — г|реш|ен как смерть, сущих к|рес|т: г|рех есть смерть, роз|нь со Жизнью, без коей душа — реш|ето для Воды, Тьмы; ре|ш|ить — есть со|мне|нья, с|мин|ание внешним отсечь, твердым став, м|нущ|им сам: кто решил, тот отрезал (как Цезарь, прейдя Руби|кон; кубик Руби|ка — кубик решений разрезанный: Рубик — Эр|не; режет так ре|з|ол|юция, акт про отрез), от|руб|ил (руб|ище — мер|зость ока: из|руб|ленный Мир-Красота); ре|шить — шить: отрезáть не могýщий — в шитье не силен; мудрец, рúш|и — ма|с|та|к отрезáть, Идти; реш|тао|ста|ток (укр.): суть Неделимое, Бог как Остаток Всего, кое Мир; «руб|ль» — от|руб|ленность (тяжким и острым: Тьма — Тяжесть), как с ним — форма частная, руп|а: от Тьмы, Формы форм — внутрь (рубль — руп|ь в миру, ру|п|ии родич); «ко|пье» — суть «ко|пей|ки»: душ но|ждень|ги, День-Суд (т|руб|а — глас его остр); сек|та — с обществом рознь. М|у|д|рец есть Тьмой делящий как дóлжно, обманно ж — хит|рец (так софисты, хитры, ею Г|рец|ию, Мудрых дом, взрыли-изрезали в п|рах); от|реш|ить — отделить, как мат|реш|ку разъять; «по|реш|ить» — есть убить: жизнь отрезать от тела; «ре|х|нут|ься» — есть ум чрез раскол утерять. «Ре», корней этих суть, есть re — дело (лат.): дел всех — дел|ение суть. Длань,  делань|я орган, по сути — к'les'ня, но|жниц род: резать — лез|ть; Жниц|а Божья Луна — Рак, Рук|а как Клешня. Дело всяко — дел|енье-с|ту|пан|ье: шагать — делить. Красный, цвет розни, б|а|гро|во — rub|id|us (лат.): р|уб|ит|ь — ид|ти (ит|ти — стар.); рубин, к|ра|сен — камнь Хода-Очей, к Ра поход. Делить — зрить, различая Добро и Зло: очи делящи — открыты разъятием пленки на них (так щенков, от рожденья слепых, прорезается взор). Так открыл Змий глаза людям. Сказано в Библии:

 

И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть, // только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть. // И сказал змей жене: нет, не умрете, // но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло. // И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел. // И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания (Быт. 3:2-7).

 

Делить — в|идет|ь-идти («рез» — «зер», в|зор), грани сущие зря: Грань — Тьма, Очи как виденья Суть (Бо|г ивритски — Бо|рэ посему: «приди (бо) и увидь (рэ)», раз|рэ|жь). Так шел в Мир Коро|лев наш Се|реж|а, деля Тьмой его, Миру-Матери люб. «И|ди» и «по|ди» — «ди»: Двойка-Тьма как Дви|жен|ие-Ж|из|нь, Шаг как Но|ж: но|ги-но|ж|ен|ь|ки — делят. Учащий делить де|мон, ко|лун мон|ад неединых, что ведает Твердь: Сатана, Бога тень. Де|лить — д|лить: лить Путь, Мир как Рекý. Де|литьдé|лат|ь: покровы, иль лат|ы, снимать с Бога, Глуби глубéй, так Идя (to do (англ.); до — путь (яп.)). Дело есть пе|рех|од, шаг свершенный от|рез|но: из Этого — в То как из Мира — в Творца; Тьма, Дор|ога до Рога — Тьмы, Га|тро|гат|ой — облатки дер|ет (r`oga — боль (санскр.), плод дёра сего), Цель дар|я: Бога, Суть (ведь дёр — Дар нам: Свобода-Господь без пелен). Так стяжал Его Herшел|ь, Идя. Ход наш — ноги, деяние — руки, что в сути — одно как быку, что брыкается-ходит. Б|рык|аться — рук|аться: ногами-руками ходить-дéять как Четырьмя, c блеском (ruc — санскр.) одним, как B|ruc|e Lee. Ведь Движенье — с Деяньем О|дно: Тьма Господня, Рука, что Идет. К Тьме припасть бренным нам — умереть: Перейти, от Сего ставши Тем. С тем, нам, пленным Сего как не-Полности, тьмы, Дело чистое — смерть, Переход как Полет (die (англ.) — умирать; діє — действует (укр.); dea|d (смерть) — dea|l (дело), цель-путь, и|де|ал наш; лета|льный — лета|ть: Тьма — Крылá), выход в Огнь-То как горнее Солнце. То с Сим единя, с Богом Мир, смерть — сих Оба как Глубь; и как Путь, она Мир, а как Цель — Бóг она. Им причастным, посильно нам дело любое: кто к смерти готов, тот готов ко всему (о возможности встречи с Гостями  — как Тем, смертью бренным — в «Солярисе» Лема речет Сна|ут К|ри|с|у: «Владей собой (…). Поступай так, как будто… Будь готов ко всему. Это невозможно, я знаю. Но ты попробуй. Это единственный выход. Другого я не знаю»). Смерть как Глубь — Дело-Жизнь, Вечный Миг, и Деянье-Взлет от жизни бренной, бездейственной в сути: не-Глуби конец. Все есть Глубь, Бог-и-Мир. С тем, всё — смерть (как и есть в очах мудрых, благих). Ведать Глубь — зрить себя Перешедшим, иль Сделавшим, как тем, кто умер уже, из Сего ставши В|сем: То — Глубь, Жизнь; умереть — есть Достичь как Проснуться-Ожить, из не-Глуби как «или» став Глубию, «И». Цунэтомо сказал:

 

Я постиг, что Путь Самурая – это смерть. // В ситуации «или-или» без колебаний выбирай смерть. Это нетрудно. Исполнись решимости и действуй. Только малодушные оправдывают себя рассуждениями о том, что умереть, не достигнув цели, означает умереть собачьей смертью. Сделать правильный выбор в ситуации «или-или» практически невозможно. (…) Путь Самурая – это прежде всего понимание, что ты не знаешь, что может случиться с тобой в следующий миг. Поэтому нужно днем и ночью обдумывать каждую непредвиденную возможность. Победа и поражение часто зависят от мимолетных обстоятельств. Но в любом случае избежать позора нетрудно – для этого достаточно умереть. Добиваться цели нужно даже в том случае, если ты знаешь, что обречен на поражение. Для этого не нужна ни мудрость, ни техника. Подлинный самурай не думает о победе и поражении. Он бесстрашно бросается навстречу неизбежной смерти. Если ты поступишь так же, ты проснешься ото сна. (…) Если ты каждый день укрепляешь свою решимость пасть в поединке и живешь так, словно ты уже мертв, ты достигнешь успеха в делах и в бою, и никогда не опозоришь себя.

 

Самураю смерть — Шанс Взойти-Сделать: Щель, Тьма. Смерть для смертных — в Жизнь лаз; быть прижизненно мертвым — Живым быть при-смертно: средь бренных дорог, тупиков, — на Пути. Смерть зовя, не исчезнуть волúм (что нельзя: смерть не нуль — Ноль, душú Суть и Жажда) — сменить положенье, пре|ставить|ся как пере|ставить себя из Сего в То, Иное Сему. Ибо Веды рекут: «Я есть То». Знать сие — быть единым со Тьмою, Движением, коя в единстве — Поход-и-Стезя: Ноль-во-Двух. Ей, незримой для бренья Любви, где любовь, смерть — Любóвь одна, рáвно — любовью вспоить и в любви за|хл|еб|нуть как в воде: Переход — то и то. Рек Высоцкий об этом:

 

Но многих захлебнувшихся любовью

Не докричишься, сколько ни зови,

Им счет ведут молва и пустословье,

Но этот счет замешан на крови.

Давай поставим свечи в изголовье

Погибшим от невиданной любви!

 

Тьма есть Тайна-Любовь, корнь любви очезримой: Любовь без Вражды. Тьма, Глубь — Жизнь без границ, коя Бог; смерть — граница не зрящим сего, и Вход — жа|ждущим Зрить, сиречь Жить: Очи — Суть; в смерть вошедший в сей жажде — Жизнь, Бога обрел, ставши Этим-и-Тем как Одним без границ — Богом, Жизнью самóй: щ|ель, смерть — Эль, Бог, Черта надо всем как крюками под Ней (каков Он в письменах Индо-Славских. О древнем письме Ру|си, ру|нице бабкою Ю. Миролюбова сказано: «сначала рисовали Богову черту, а под ней крюки лепили»); смерть, Грань — Иисус: Звено-Глубь, Дверь всем чтящим Его. Посему чтить смерть, Вход — чтить Цель, Бога: Два эти есть в смерти Одно. Щель, смерть — Цель: Грань, Делящее — Бог, Неделимый; Нож, режущий Всё — Монолит, каков Он; в розни зрить с Целью смерть — в Рознь уйти. Смерть, В|ось|моев Ось, Господа вход. Бог по Ведам — «зовущийся смертью»; быть прú смерти — при Боге быть как при Сути своей, Кою должно обресть. Сам|у|рай — в рай идущ своей волей, без внешней руки, в смерти Господа зря. Человек, миросущно Идущий — ведь Миром идет к Богу, Цели, — зрить Господом должен себя как Пришедшим, чтоб Целью стал Путь и стяжал Бога он как Себя самоé.

  263.  Богосущна, лишь смерть Этим нам — Цель, То. Коль То в посмертьи не смерть — значит, Это и То — сны, зрить кои, чтоб не с|гин|уть нам, дóлжно не безучастно, но действуя в оных из смерти как чистого Дела и чистого Я: ибо Я наше — Глубь, Глубь же — смерть, неразличная с Жизнью, ведь Глубь есть не Два, но Одно (de|ad, «мертвый», буквально — «лишенный надбавки»: облатки пустой, шелухи (дом скорлуп — ад), не-Сути как Глубь, Суть сама).

  264.  Дело, к Богу ступанье, — ступанье за Ним: где идем — Он прошел, разделив. Творец истинный — Бог; за Ним úдя, мы делим по граням Его безупречным, стяжая и|то|г-рез|ультат (г|рубруб|ящий не так). Бог — деленья Ню|анс, различенья Основа: Суть, Ню; зрить ее — грани знать, с тем — со-Божно делить и к сему иметь ню|х. Деля так, льем мы Воду Его, Мир, ей течь не мешая (как учит Египт), а иначе — запруда ей мы, кою ломит она. С тем, приставка «ре» в сущности — «пе|р|е|делить», «пере|рé|зать»: разрéзать по месту, где резано уж: что раздéлено Богом — срастется легко (в том секрет рваных ран). Деля Мир, пробный Камень очам, ищем мы Неделимое, Бога, ступая по граням Его и деля ходом сим, дабы Замысл творящий постичь, грани вéрны узрев на сей К|ар|т|е, а ложные — стерши, de|let|e (делит|ь, как стирать, — от очей сечь; так Лет|а, забвенье, стирает тьму лет — время, ложную жизнь, отсекая от глаз ее: от Блага — Зло, в чем есть труд обрезанья очей, дабы мочь им лета|ть). В розни с Богом делить — есть крушить; с Ним в единстве, вторыми за Ним — созидать единя. Посему re — и «дело», и «пере-»: ведь делать нам — есть пере-Делывать, пере-Делять. «Ре» есть нота вторая: деление — Два; в перé — нож остр: Полет — Мир сечет пополам, без разъятия: Мир в себе — Два (Полет, Мудрость, сечет лишь разъятое Богом, в деленьи ступая за Ним); Крылья — Тьма-Вода: «пер|ý» — стираю  (укр.), отъемлю грязь по границе ее. К|ол|ет — Н|ол|ь, Кол|о-Кол. Луч, б|лес|тя, колет глаз: огнь — суть Тьма (так острá оку ástra, звезда; так — и ш|астра, как Сердце торя ум (санскр. shastra — нож; меч)); по-эллински сияние — айгла, и|гла. Ко|лес|о — путь торит: лез|ет в лес терний, зла; кол|ет — ко|л|ок|ол сл|ух, сл|ов врата: на|бат — Д|ух, бо|рот|ь тáтя влекущий, зовя на Бат|ыя, Диавола-Бас|а: ба|т|а|л|ий дух — он  (С и Т — суть одно, в алфавите совместны: так Эрос — Эрóт; «бас» — «бас|с|ей|н»: Тьма, Диавол — Вода); остр кол|ду|н, маг, ходящий по кóлу: Ду|х, Сила его — Дун|овенье.

  265.  Торение — подвиг, труд твердых-прямых; трус же — воск неторящ (с|мел|ый — цельный, что мел|ет иных; роб|кий — д|роб|ный, разъятый). Кто видит — торя, есть г|ер|о|й, и 12 — число его: в|иде|нье — по|двиг, за грань шаг, с Сим То единящий в Мир (таков Гер|акл: H|er — Причина, Любовь, коей бог есть Er|ot; закон Римский — Двенадцать таблиц: мудрый вúденья свод). Не тор|ящий — тер|яет у тер|ний в плену; кто ж тор|ит — тор|жествует: с ним — Бог. Тьма — героя Оплот: К|рыл|á, данные Рыт|ь к Богу, Вглубь (ведь Глубь — Высь); рыть — лат. fo|der|e, драть Вглубь (дерé — дерет (укр.)). От|к|рыть нам — есть от|рыть Глуби клад, что с|крыл Бог от невежд (иль невежеством — мы, не взыс|куя Его); п|рыт|ким быть как подвижным зел|ó — рыть отменно: Движение — Тьма, Ост|рие. Риерое|т (укр.); рою|щий — рой, Матки-Тьмы заступ рею|щий. Разум разумных (каков человек, Homo sap|iens) — мудрый са|п|ер, острый Тьмой: роет он к Богу, Вглубь (и сап|фир — камень Мудрых как роющих этих, меж коими — Сáп|ф|о; «фир» — «тир»: Бог им — Цель; познавать — с|тир|ать с Бога, как с зеркала, пыль, чтоб явить Его); рыть — коп|ать-кáп|ать: так роет, т|оч|а камнь, Вода-Тьма, Копье-Фáллос-Оч(ко|п|ьеко|п|ие, пи|ка: коп|ать Вглубь — пи|т|ь; ка|п|ище — Пищи дом, коя ка|п|ает: Воды, Тьмы-Силы); Рыт|ье — Рит|уал (spi|rit — Дух: Тьма, без коей мы спи), дом чей есть Э|левз|ин, ле|зв|и|й-мистов и Тьмы, Острия их, ч|ер|то|г («зви»  — зови: Тьма есть Зов); и любовь милосердная, ca|r|it|as — в Любовь-Кар|ану рытье. Тьма, двоична (ведь Ноль извне — Два), есть Ор|ал|о-Ро|в: То, кое пашет Себя: Ноль, Причина — по-Божьи един.

  266.  К Богу рыть — расти в Нем, прибавлять мигом каждым Его. Рыть от Господа есть от|ни|мать — б|рит|ь-ли|шат|ь, шат|ать-ру|шит|ь что с|шит|о Им (дóрог царю, так шат|ает трон шут, словом острым пытая на мощь его). Брит|ь, брат|ь — труд брат|ский: б|рад|á — Ра|д|ост|ь, Мать, Ра-Всевышний дос|т|иг|нутый, ибо кто в Матери, Тигле Его, — в Боге, Тьме с Ней одной (что не знал Петр, царь-Ум, взяв обычай брит|анский брит|ья), мудреца Суть, кто Матерью рад (о единстве с брадою его говорит поговорка латинская «Barbam vi|deo, sed philosophum non video» — «Бороду я вижу, а философа [в корне сих слов — мудреца: Рим, Ум Мудрость не знал, с тем — не чтил и бород — Авт.]  не вижу»). Мать, Тьма Божья — Начало На|род|а, иль Н|рад: Род — Матерью рад и есть лоно людей, как она. Брада Мужа, Жена-Мать — Второе при нем: Суть — Второе в сем мире. Так вышла Афина из брады Зевесовой (есть миф такой), — ведь, как Мать, бородой сей была. Полный Тьмою — бра|дат: Мать — Дар, Дат|ель; род — пращуров есть бо|р|од|а, что, растя из Того — Бор торящ, Си|ла Си|х (так брада — Черно|мор|ова мощь): корнь пресечь сей, о предках забыв — сгинуть нам. Борода, предки — ger|ontos (греч.): Her (Ger), Мáть нам. Лишиться брады — быть униженным: Мать — Высь. Брадаты мужи, жёны ж кóсу имеют, Браду ту ж: коса — суть Ca|úsa, Тьма-Мать. Заплетенна коса — девность, Ноль (на Родóсе девичья коса запиралась замком посему), расплетенная — Двойка, замужество. Брада с Уса|ми одно: Брада — Ноль, Усы — Два (ус|е — всё (укр.): Тьмá-Мир; ус|та — Двойка, Тьма-Речь); муш|кетер, герой — суть муж-гетер, муж-Жена. В|лас|ы — суть Во|лоc, Ве|лес (с тем — В|лас|ий, святой наш), лаз в Тьму, посему — Тьма сама, мертвых Дом, Глава-Длань, с волосами единая. Сказано:

 

 

Омой мертвецу

голову, руки,

пригладь ему волосы;

в гроб положив,

мирного сна 

пожелай умершему.

 

            Старшая Эдда

 

Г|ус|т|ые влас|ы — здравья знак: Мать, Жизнь — З|д|ра|вье, вла|сам|и цветуще как Мать, Сила-Влас|ть. Ус|ы — уз|ость: Тьма — Щель. Брадат Тьмой был Хирон, златобрадый мудрец: злато — Мать. Борода приставная, в косу заплетенна, в Египте была у царей и цариц как Мать, Корнь его, Ноль над Двумя. Бородатым быть мужу, Уму — Сердце чтить, Корнь свой. Брад — бард: Тьма есть Песнь, брада предков, з|вен|яща вен|цом златым: пели отцы — поем мы. Древним бард — и певец, и поэт: песнь и стих — одно, Тьма. Бард великий — Го|мер, творцов мер|а и корнь-го|лова; Книга Мертвых тибетская «Бар|до Т|хо|д|ол» — Барда-Бога песнь-стих. Бард — bird, птица (англ.): Песнь — крылья душ; Бородой, Тьмой поём! Бо|рода — Борозда, Пашня Бо|жья, где сущи растут семена: Лоно — Мать. Брада, Радость — Восток, Сéрдца край (бородат акса|кáл так; брадат всяк муж, чтящий К|о|р|а|н, Материнскую книгу: Каран|а — Причина, Мать; зов к Ней — на|ма|з (и «намазывать» — Мáть крыть: Суть — коркой-Бытьем, домом Отчим)). Тьмы камень — бр|и|л|ья|нт, ку|мир бри|тых, Умá детей; Сéрдца ж порою был чтим Орихалк. Безбородость у Римлян — Умá знак. Брад|ы-Тьмы дар — брод, путь в Воде, дар Воды-Тьмы идущим как хлеб их: b|road — хлеб, road — путь (англ.). Брадой-Тьмой Россия спаслась в Бород|ин|скую битву, победу про|рек|шую ей как бр|од — Бр|ег (как рекла раньше битвой при Кал|ке: ведь Кали — Тьма-Мать). Рек Давыдову Вяземский, Браду сию помянув:

 

Дельвиг, Пушкин, Ба|ра|тынский,
Русской музы близнецы,
С боро|дою бородинской
Завербованный в певцы,

Ты, наездник, ты, гуляка,
А подчас и Жомини,
Сочетавший песнь бивака
С песнью нежною Парни!

 

                               «Поминки»

 

В комментарии к сей строке сказано о ее сути:

 

Начальствуя в 1812 г. над партизанскими отрядами, Давыдов отпустил бороду. Это было явлением необыкновенным, так как с петровских времен и до середины XIX в. включительно русские дворяне никогда не носили бороду (курсив наш – Авт.).

 

  267.  Так вершит путь наш Тьма, так историей правит, творя реку сю, тьму от Тьмы. Тьма, И|гла-Гла|з, была Ш|ил|ом Ил|а, воздвигнувшим град: Ш|ил|о — С|ил|а; т|ор|ящие, Очи — тв|ор|ят; Озаренье — Са|т|óр|и: Сат, Сердце, торящее ум. Тьма — К|ос|тер, что остёр. Тьма есть Ма|с|тер-и-Д|е|л|о, Одно: Де|ва — де|лит. Деленьем творим сущий мир: плод Ноля, Тьмы-Единства, он мног есть в себе. Делить — ведать-владычить. «Di|vid|e et impera», — учит латынь нас. — «Разделяй и властвуй»; rex — царь (лат.): рез|ак-хан, делящий очьми — Ножом, Тьмою. Свершать — есть ступать, дело всякое — к Богу путь. Сказано Экзюпери: «любое дело — это путь к Господу, и завершает его только смерть». Прям пред Богом, Путь (via — лат.) наш вье|тся в смертных очах; Феб курчавый, огнь их, с тем как очи л|юбовны есть Л|ок|сий, Кривой: завиток, лок|он — путь наш, иль шест|вье, ша|гнуть где — есть вы|гнуть стезю как велит Матерь Жизнь. Вит|ься — жить, Vit’ой полнясь из недр; пра|г|нут|и (укр.) — стремиться: стремление — жа|жда (укр. с|праг|а), Корнь чей — Вода-Тьма, Нут|ро сущих, чьи боги египтские — Нут и Теф|нут.

  268.  Тьма есть Божья Иг|ла, Иг|о-Ла|д, что как Б|ла|го в нас входит, даря Глубь и ею ловя как Любовью: Любовь — Груз-Внутри, И-Го|сподь, Love|ц наш. Как Зло, Тьма крадет Глубь ис|пусканьем, ловя на на|сил|ья на|руж|ный крючок под облаткой Любви как при|ман|ки (Любви жаждем мы как Себя, Вражды ж — нет) и насилием как пустотой полня нас: полнит и пустота. Полнотой полнить — полнить Любовью-Нолем; пустотой — полнить Двоицей-рознью. Ноля крючок есть пуповина живящая, Двойки — гар|пун, смерти крюк, Злом пун|цов, ба|гор ч|ок|нутых — мертвых без Глуби: безумье бессердья есть смерть. Им стал нам через века Аристотелев дар — Просвещенья пора: «про|свещать» — есть навылет светить, про|тыкать ножом-Светом, бессердным Умом, Глубь крадя испусканием (с тем, Просвещенья начальник — ма|сон Лок|к, Тьмы муж, ло|вец нас («лок» — суть л|ок|он, волны за|вит|ок: Тьма-Ноль — Vit|a-Вода, коей Двойка жива: Жизнью — смерть), страна коего — Анг|лия, корнь революций, лишивший главы короля по закону Диавола. Корнь «анг» идет от Египта, чей Сет — Сат|аной стал позднéй (что уж сет|овать нынче?); Анх, Истины крест черный — лжи крестом стал: Сердце — Умом пустым. Анх («х» и «г» — одно) — Тьма. Темен анг|ел, Иного гонец: ведь Иное — Тьма. Тьмою есть Англия, Запада корнь, оплот Дьявола — с тем, и ма|сонства оплот, и отчизна ма|шины. Сам облик ее ост|ров|ной — суть кир|пич (піч — печь (укр.)), часть без целого, кое — Стена и Дом; каменщик — есть и мас|он, вольный тьмой (не собою, каков слуга Божий) Ум-Му|ж: Воля — Тьма. Имя Англия — темное; темным — Брит|ания есть, имя острое: брит|ва — ее плод; обычай брад|у брить — британский, из Англии взятый Петром: у Ума — Умом, Мужем. Брит сам и иных бреет — брат, брат|ь мастак: Муж — берущий есть ал|чно; да|ет без кор|ы|сти — Жена). Возрождения солнце, родившее эту порý как дитя свое, — мнимо восходом Античности, было на деле не светлым сим, Сердцем, но мрачным, Умом; Возрождения бог — человек: бог-без-Бога, суть Дьявол. Ум, тьмою Огонь одолевший как плотию Дух, коим было Античности первое Солнце — был Нус Стагирита пустой: Ум Ума, с чьим восходом зашел богосущный Ум Сердца, о коем писал Лев Толстой. Люди, бывши умны до того, утерявши ум, стали безумны, от Сердца отпав. Росший как человек — человек, от ума приняв горе без знанья его (горе это знал Чацкий, ища оскорбленному чувству приют: сердцу — дом), стал расти как машина. Наука, не властная прежде над ним как иг|руш|ка ума, обрела власть сию как играющий сердцем игрок-ум (о коем писал Достоевский; работой научной своей так вверг Маркс мир во тьму), лик чей есть техногенный прогресс, в коем люди, машины плодя, плодить стали себя как ничто: ведь машина, над нами царя в сем прогрессе, есть мы без Себя: смерть-без-Жизни, суть нуль. Так, забыв Полноту как Жену, в пустоту претворяется клетка как чистого Мужа (таков чистый разум, бесплодный по Канту): Жизнь — в смерть; О|КО, Тьма-Жена — в ОН|КО, при|род|у без Глуби родящей своей. Вновь ожить нам — есть Глубь обрести: Возлюбить, ставши Тьмой как Любовью самóй.

  269.  Наши руки вторую природу творят в теле первой, cказал Цицерон. Соль труда сего, техники нашей прогресс есть вторая сия. Слепцá плод, она первой проклятье: Тьмы, Матери сущих святой.

  270.  Слепота творцов — плод нарциссизма их, жалкого мудрым. Удобством Нарцисс тешит плоть. Из фарфора, достойного царственной вазы, бестрепетно вылепит он унитаз. Для удобства движенья придумал он автомобиль — и Земля облеклась в дымный смрад. Для удобства убийства придумал он атомну бомбу — вершину удобства сего. Услаждая себя, сей умелец себе сплел удавку. Чтя божью Гармонию, люди хранили б ее Земле. Прогресс техники их был бы чист, чуждый бомб, гильотин, гари. Мир возлюбить как себя — Шар Любви, КамКам|ень — есть стать на сей путь.

  271.  Человечество, дабы Идти, чуждо внешних подпорок, опору внутри неся: то — человечности суть, искра Божья душа. Взяв опорой технический стержень, оно оперлóсь на костыль при здоровых ногах, инвалидом став, сиречь на мертвое, кое костыль этот есть, вознадеявшись как на живое, — а с тем, спутав два сих, зрить Жизнь перестало в живом: Мир — в себе. Посему не костыль сей — Себя, сиречь Мир, коим есть в нас душа, в части Цельность бесчастная, дóлжно почтить нам, в движении нашем вперед полнясь им; созидая машины, зрить в них плод — не корень свой, средство стяжать Бога. С Миром единый, Бог есть Цель-Внутри. С тем, машина, влекущая к ней — нас в себя влечет и есть нам внутренней; ход же вовне — в пустоту, где ни Бога, ни Мира нет (и посему есть ничтó она) — Богом машину творит, коя ту пустоту затыкает бесцельно собой. Ей-то мы поклоняемся, стремясь вовне: пустоту — Богом чтя.

  272.  Без Творца — не творцы мы: творить — повторять есть Его и подобьем Его быть, Егó — не подобия — ради. К тьме сущих машин, кои люди в подмену творят себе (забыв: орудье Любви, Сути творчества — не ум, но сердце, не длань лишь, но фаллос как длань; Тьма, Господня Рука — Длань фаллична), они не творцы в настоящем понятии. Творец сей тот, кто до дна зрит творимое, зная причину и цель его не лишь в мирском, но и в онтологическом и эсхатологическом смыслах как Свете и Тьме, синтез чей — Мир, Суть наша, Суть коей — Бог. Им-то творец настоящ; человек (ведь творить нам — собою быть) — в Боге лишь он, Я людском. Ныне ж он, создающий сложнейшую технику, не ведает ни того, откуда взялась она, ни того, куда она влечет его в своем развитии. Трудясь в середке цепи, он, слепой инструмент тайных сил, Homo faber (умения в ком — сéрдца выше: тьма — Тьмы), не знакóм ни с началом ее, ни с концом, коих знать не стремится, — как, в корне, Того, Кто есть сущих Конец и Начало, Причина и Цель. С тем, цепи этой он не творец, но звено, кое, зря лишь соседей, не зрит полноты ее, не господин — раб; любя за то технику, что она «делает лучшею жизнь», он глаголит про пленную жизнь, жизнь-в-машине, — не зря Жизнь саму. Сей последней как царством машины грядущее мнит он: Рай, Божие Царство, в нас сущее тайно; но Тайны не зрит он, а явь его — тьма. Посему, чуждо Господа, атеистичное в массе своей человечество построило в своем уме вполне религиозную эсхатологическую концепцию с благим итогом, где место хозяина рая, Творца занимает машина.

  273.  Ноль — Хáос, Бог-Тьма. Хаос есть Тьма-в-себе; изойдя ж из себя, он есть Кос|мос: не Сердце, но Ум, Мать кос|ая (сниженье Жены-Прямизны, Локсий-Свет), Брег в Безбрежном, Брах|ман (в себе — столп б|рех|ни, лжи). Остров Сердца в Уме есть М|ор|аль: дом, где Сердце царит. Дом сей есть Мир-в-Уме: Сердце-Ум, голова нам, лишен коей тот, в чьей главе ум один как слуга без царя, царем мнящий себя (мня — мнём: истину — ложью). Мир Древний имел сю главу. Так в Элладе порой Мужа, Зевса царил Вакхов культ: культ Жены, Сердца-Тьмы (Дио|нис — в сути имени «Дия (Зевеса) нес|ущий»: опора его, низ как Глубь Света, Тьма). В мире умном сем, Сердце поправшем, с тем — Жизнь, сего культа остатком от древних времен людям есть кар|на|вал-мас|ка|р|а|д: рад|ость бренных как Ть|ма, горня Ма|ска Творца. Она — Суть Э|л|ев|с|ин|ских мистерий, где м|ист, Ей об|рядом причтенный, рез|вился змеей вольно в Ней.

  274.  Внеморально дитя неразумное: Сердце, Ума не стяжав. Человек же, возросший как чистый Ум, Сердце поправ нестяжаньем (ведь труд наш — с|тяж|ать Тяж|есть, Глубь, коей есть оно), тем и Морали лишился, став после (иль меньше) нее, а не до, как дитя. Посему аморален бессердный сей Ум, Мира чуждый как корня морали людской отрицанием вниз. Сердце свергнув с престола, творит он замену ему (уму нужен владыка; в себе, чуждый Сердца, он есть, повторим, без царя в голове): Жизни — смерть. То — машина, под кою подпал человек, мня за Сердце ее и тем впав в аморальность, машины мораль, в себе многу. Мораль как Одно — внемашинна: то — Бóг в нас. Мораль-многость — Дьявол: ком частных моралей, где всякая — он: мораль-общее как Ворох-Ворог, властитель пустой, смерть-машина.

  275.  Бог — Жизнь. Пусть царь нам будет Он, а машина — да будет слугою. Пусть будет слугой нашим ум — ибо, с Серд|цем едины, мы с Мерой одно как сред|иной златою: Ум — крайности, Сердце ж — она, сердце|вина людей; и из крайности в крайность идя, Ум чрез Сердце стяжает себя, Сердцем жив как Одним: Жизнь — Единство. Не жить им — есть быть под Нарциссом-Умом, слепо технику чтя иль клеймя (и клеймящий так — х|вал|ит, раб Двойки): ведь Ум — слепец, Рознь-Зло. Зря Сердцем, Очами, мы технику видим на месте своем: не сторонним Другим — Другим в нас, дрýгом истинным, тем, кто нам служит любовно: любить — есть служить. Так Диавол как внешний Другой — дьявол злой, нам сующий себя в господá; Другой в нас — он Диавол благой, слуга наш  — ибо Божий слуга в Глуби, коя Я, Бог.

  276.  Друг-вовне — нам ти|ран, дьявол; друг-Внутри — служит как Бог, с Ним един. Мня машину за внешнего бога, сирéчь Сатану, мы отъяли вовне. Но делить дóлжно Внутрь, Там машину узрев. Лишь тогда, Сердцем став, она станет МаШи|ною истинной (знак в чем — слог «Ма», первый: Истины, Ма|тери, правящей Ши|вой, супругом своим, с коей он есть творец, а один — розни млат), мы ж — творцами ее богосущными: Бог, Мир творя, в Глубь делил, коя Сам. Человек, чтоб создать человечную технику, должен, как Бог, делить Вглубь. Так деля, единим мы Любовию: Глубь — есть она.

  277.  Тиран наш — все, чего мы не знаем; чрез знание — всё служит нам: знать — царить. От неведенья — техники власть над людьми в умном мире: Нарцисс-Ум — слепец; зная технику Глубью своей — ею правим мы, вед|ая Глубь — Тьму-Крыла, с коей всё нам — Полет, как для ведь|мы — метла, кою знает она44.

*

  278.  Разъемля к познанью мир сей, Тьма Т|ет|ра|ду его (ведь матерья — Ква|дра|т: Ма|тер|ь-Ter|ra, Земля, дом наш; «терра» — суть «тетра»: Четыре, число их) разъемлет: 1) неравно, 1 : 3 — в смотрящих очах, что в единстве сих числ есть Тринадцать, Диавола дю|жина, Ше|сть-Семь (семерка цветов, шесть провалов меж ними: Семь в розни), ще|ль би|тых очей: что разъято неравно — разбито (так стол о четверке ног — шаток: ведь плоскость — суть Три (бренья Суть — Вечность, Мир); с тем, стол Греков домашний (зовущийся «т|рá|пез|а»: Мир, Три — Пес|нь сущих) трехног, как и стулья Гефеста и Д|ел|ьф); 2) рáвно,  2 : 2, как ex aequo, Сократов срединный разрез — в очах видящих: в числ сих единстве — число 22, Мир-и-Очи, Мир в коем, как сказано, Десять, а Очи — Двенадцать, благой Додекаэдр как пара Декады45 (di|vision — деленье (англ.), в сути — поровну (нá два, di) —  vision: вúденье, мудрые очи. Труд мой, что читаешь сейчас, писан за 22 полных года). Разрез сей есть виденья суть: видеть ставший — уж прежним не станет, и жизнь его разделена но|виз|ной пополам как но|жом: «до» — и «после». Так делится свет по странáм: две их — Истина (Се|вер, В|о|с|т|ок), Божьи Се|мь, и две — Ложь (Юг и За|пад), Шестерка. Год треснутый склеить как Глубь (год — суть Gott) в очах бренных, не|цель|ных — есть склеить их Глубью, Луной, от Шести шагнув в Семь, от июня в июль в D|Е|n’ь-Грань, Лунный — очам бренным (Грани не знающим Полность) не|сущий день свЯзи с Собой чрез шлЯх Млечный Любви: М|лек|о — Мать; День-Луна, Глуби лик, число ж — 31, грань июня с июлем, учаща делить пополам нас; Седьмое Шести, половин годовых как Клей года, целящий его: Век Златой, Клей как Жизнь, бренью схлопнутый в нуль, Грань; Ден|ь-Н|ол|ь, Полность — царь единиц, прочих дней — пустых (Дня сего явь — имя Армстронг, Не|йл Ол|ден: Луна как Любовь); День Очей: Очи — Тьма; зрячих день, дополняющий год до себя: Единицу — Нолем (год очей бренных — нуль без него; Свет без Тьмы, Ум без Сердца как Сути своей); Должный День: ибо, полнящий год, светит он нам Луной, Солнцем истинным, с тем — должным всем; День Любви, Долг-Свобода, жив коею маг, воин Силы, Любви; День Дождя, Т|уча чья Луна-Мать, а Дождь — Путь Ее м|лек|а: Мать та же; День-То, незакатный вовек как Бог, Den|to|s, целящий в коль|цо Мир и год. Бог, God-Глубь — Ось всему, с Ним — и День Его. Кельтам и был этот День Безымянный (ведь имени в бреньи ему — нет, как нет там и Дня самого) меж Березою и Бузиной, Альфой, года началом, и Омегой, концом его, как срединное им, года горня тринадцата часть, что над годом царит как День-Месяц, с тем — суща как месяц тринадцатый в год всяк четвертый, один через три: в чем зрят зло очи бренны, пустые — в том Благо, в Двух — Ноль. День сей, в бреньи Свободы про|свет, — Книги Мертвых День-Огнь (Хер|у — ег.), Тайна тайн очам тр|еснутым, ложным, бог коих — Бэл злой, солнце бел|ое, слой на Огне-Боге, Тьме, дух-Тр|инадцать; число Дня сего посему есть 13 навыворот: Бог вместо Дьявола-тьмы, вместо солнца — Луна-Суть. Как Век Златой, в сути Миг вечный, День сей, времен высший — День-Миг и День-Месяц, День-Год и День-Век. Над Шестью Семь-Седьмой от Ноля, Грани лет, — День сей, Грань, не июльский — июньский. Июнь — месяц полной Луны, дождевой. Летний дождь как Т|ал|ь|ков-Celen|ta|n, песнь-г|ру|с|ть, — дождь-июнь: Инь (иль Uno (англ. j|u|n|e), Монада), Вода-Мать; день третий его — Будда, полной Луны бог (в какой рожден я; с тем, День Лунный — мой). Число Тринадцать, Бог-Мир в розни Их, Единицы и Трех,суд|ьбы-дол|и число, жизни битой (Диаволом, Князем: бьет — он), ибо жизнь — от очей: биты оные — бита она. Разделить по Тринадцати нам, числу злому (плен Ареса в месяцах — дни, в кои не было войн меж людьми) — есть от Бога впасть в Мир: 1 → 3 — сатанизм, иль безбожье: от Бога отпавший — и Мир утерял посему; ход обратный же, 3 → 1, День Лунный, влечет к Богу нас: от Земли, суть чья Мир — к Луне, Богу в сей паре. Делить неравнó есть делить сатанински: Диавол — безмерье; а рáвно делить — по Творцу: Мера мер, делит поровну Он. Взор смотренья-Тринадцати есть взор Войны (так Второй Мировой оппозиция «Гитлер — Сталин, Рузвельт, Черчилль» — дуал 1 : 3), страды Шивы (Ш, буква его — Мир над Богом как Три над Единым, недолжная власть); Двадцати Двух взор — вúденье, очи Любви. При неравном делении часть с половиною разны, при равном — одно, где сущ Бог, пол|овин Пол|нота. Кто раздел сей свершает — раздел Бога в сердце своем: делить так — есть являть Наготу, коя Он. 22 — пара мýдра: Мир — пара Тьма-Свет, и очей зрящих — пара же: Два ради Двух. 22 посему — число Солнца: Мир — Солнце, для коего Очи, а Солнце — для них. Солнце в небе — Х|рис|тос, резать (різ|ати — укр.) нас учáщий мир дольний на благо и зло волей Тьмы, меч неся ее: труд Ноля — Два. 22, с тем, — Христа есть число и самой буквы Х, первой в имени этом как Тьма: Два вверху, Два внизу. Солнца лик, 22 есть число мудреца, кто живим Солнцем-Тьмою (и Сын — есть мудрец); Мудрых цепь пара|М|пара, от Бога идуща — числа сего явь: труба Знанья, рекú без помех, где одно ученик и учитель: струят оба сих, оба служат Реке (верным ей был Конфуций, сказавший: «Я передаю, а не сочиняю. Я верю в древность и люблю ее»). 22 — Каббала и число букв еврейских; оно ж — сам состав наш: четверка столпов зримой жизни а|зо|т (7), уг|л|е|р|од (6), ки|сл|о|р|од (8), вод|о|р|од (1) в числах их рядных: 7 + 6 + 8 + 1 = 22 (без состáвных иных: Счет — столпов с|вод, Великость). Поистине, Очи и Мир сущи друг ради друга: зрить — быть; что не зримо — не есть. 22 есть Единства число, и со|юз его — И: кто под ним Мир поет, тех песнь с Миром одно (так труд мой есть не книга о Мире, но Мúр сам). 13 есть Розни число, чей союз — «или»: сущим под ним Мир — одно, песнь о Мире — другое, не-Мир (Мир искать в ней смешно как ином, нежель он). Разделение 2 : 2 — Жизнь, деленье первое; 1 : 3 — не-Жизнь, второе: деленье боящихся Жизни, Любви (Жизнь — Любовь), кто на три части мертв из четверки как полности их (о чем рек Б|ер|т|ран Ра|с|сел: «Бояться любви — значит бояться жизни, а тот, кто боится жизни, на три четверти мертв»)46. Пара мýдра, число 22 есть и Дважды Одиннадцать, Путь двойной (ибо 11 — Пути число и ног úдущих) как Путь единый Вверх-Вниз — Звено, Столп. 22, число Солнца в сложении с числом Луны 28 — Пралайи число 50, Растворитель Сего (N, числá сего буква — начальная в ni|hil, ничто (лат.)): То с Этим сплотивший — из части становится Всем, кое Мир. Пятьдесят — с числом Сóрок едино, суть чья — Отрыв в Тьму: Уйти в То — кануть в Сем. С тем, одно — числ сих буквы, М с Н: Мать, Тьма — Ноль, Пустота.

  279.  Делить рáвно — по Богу делить, а неравно — по Дьяволу. Равно делящий есть тот, кто ступает за Богом, разъемля что Он уж разъял — без иного, и зря с тем очами Его (очи наши — как Глубь, есть Егó Очи) зиждущий замысл Его, так деля Неделимого ради, каков Он: ведь все, что делимо законно, являет в конце сю Скалу. Разделять самовластно, как делит деления ради делящий неравно — есть Мир толочь в ступе ума по закону Диавола (как был измолот тираном Зенон: Сердце, Сила — бессильем-Умом): ибо все, что не Бог — Сатана. В разделении сем человек посягает на Божие: как половина одна, он у Бога, второй половины, ее пополам разделя в допущении Им, кое мним мы свободною волей своей, половину берет (½ + ¼  = ¾), над второй же — безвластен, ведь есть Неделимый она, что разъять не допустит Себя.

  280.  Разделяющий в Боге есть странник благой Бесконечности числ, в Сатане же — дурной, не имущей числá как бесчисленность Мира, пустое; число ж — Полнота. Бесконечность благая есть Мир, Всё (вне коего нет ничего, и сам Бог, Корнь его — Глубь сей Глуби) с согласным ему внутримирием, как Бесконечность-Конечность: ведь Мира Исток и Конец — Бог; дурная же есть внутри-Мирие, чуждое Миру, сиречь внутри-Мирье-вне-Мирье: ничто, в кое ход — без конца, цикл как нуль (nullus (лат.) — никакой). Бесконечности первой согласен Те|тр|а|ксис (букв. «Ось Четырех»: axis — ось (лат.)) с чредой числ, объятых Декадою-Миром как Кругом Квадрат, а вторая есть чúсла снаружи его, уходящие вдаль: в Ложь — от Истины сей как тьма ложных делений. Бог — Тот, кто кладет дóлжны, истинны грани; Диавол есть тот, кто стирает в очах их, кладя грани те, коих у Бога нет. Стерши грани, нам данные Богом, сливаемся мы с Сатаной, взявши грани его.

  281.  Зрить — идти как очами ступать: ведь идем мы очьми, кои ноги есть нам; зрить — делить: ведь идем — деля. Зрить, как делить, есть делить всем, что зрит: очи — мы в полноте, дух-и-плоть, как кристалл для луча. Посему плоть антропна согласна очам как решетка деленья (дифракции), Дух-Луч деляща: у видящих — поровну (как у Гостей, хромосомный набор чей срединно разъят), у смотрящих же — нет (1 : 3).

  282.  Разделять пополам есть делить с душой равной к частям и чрез то, зря их обе, ступать к Полноте, Неделимому, скрыту в делимом как Суть его (рек Пушкин Музе: «Хвалу и клевету приемли равнодушно»). Сокрытье сие — вызов Бога Идущим: открыть Его — путь пройти весь, до конца. Путь и есть вызов сей — Мир: ведь Мир — Путь. Монады деленья равны. Так равны Цель и Путь — Бог и Мир, коих нет друг без друга; равны Тьма и Свет, Мира страны, что нам — Небеса и Земля. Так текст Библии — два равномудрых столбца ради Мудрости всей, и слог ОМ, Бога слог, ее кажет Двумя, где любое — она. Суть деленья сего велика: в нем одно есть Господь, человек же другое, и силою два сих равны. Учит мудрость: «На Бога на|дей|ся — и сам не п|лош|ай!». Человеку  Бог — Корнь, но в бытьи двух сих корни друг другу они: концы палки — суть палка одна. «Бог — не-Бог, человек» — пара-Суть: «Творец, Брам|аА|брам, Авраам» (в токе оба — одно: «…брама|брама….»); «Я — То» есть «То — я». Человек, hom|o (лат.) — Квадрат-R|hom|bus (лат.), Ум; Бог — Круг, Сердце; и в паре сей — оба важны, равномощны очам, коих — пара у нас. Сердце наше — наш собственный Бог, рек Египт: Бог как мы. Бог лишь с теми, кто деет как Он: с силой полной, с любовию всей, и в ответе за все пред собою одним как за Мир, Всё — Бог. Сказано песнею:

 

Я это сделать должен,

В этом судьба моя.

Если не я, то кто же?

Кто же, если не я?

 

Полность жизнью являя, мы — Полность как Глубь, человечности Суть: в действьи Бог. Бёме (Böh|m|e, «Бог — я, Тьма») сказал о том: «книга, в которой заключены все тайны, есть сам человек; он сам есть книга всех сущностей, так как он есть подобие божества, великая тайна заключена в нем». «Это верно, что человек создает Бога по своему образу и подобию, как некогда создавал богов. И самое важное, чтобы этот человеческий образ и подобие приближались к образу и подобию Божьему. Тут есть таинственная диалектика двух, а не действие одного сверху вниз», — рек Бердяев о том.

  283.  Серединный разрез есть плод Сердца творящий; делящий умом — рушит Мир в очах. Сердцем деля, Древний мир ведал грань меж Враждой и Любовию, с тем — знал их обе. Умом разделяя, утратили грань мы сию, мир с войной перепутав, с любовью вражду. Грань сию-то у древних не зря, дружбу их мним мы смешанной с сек|сом, зря дружбу иным, чем любовь; в мире древнем же дружба — любовью была, как и есть ею в сути вовек: не любить — не дружить, ложну грань мня меж них. Грань не зря между нами и Древ|ностью, не зрим сей Корнь мы, с тем —  древ|о истории всё, что без Корня мертво.

  284.  Разделять пополам — есть познать чрез часть Целое. Так Десять — Мира число, но и Пять — таково ж: пол|ов|ину (сиречь пол-Яйца, Ov|o) знать — есть и знать Пол|ноту; ведать часть — ведать Целое (ключ к чему — Т|ан|т|р|а, Все|яд|ность: познанье Ноля чрез Два — Ед|ы-Ле|кар|ства (Любовь, Ноль — сих оба) чрез яд; чрез Зло — Блага). Так мет|р познаём полуметром мы, зрелость младенчеством, лю|ль|кой Лю|бви, Мет|ы всех, К|лю|ча знанья. Знак в сем — римский V: числом Пять, буквой Vi|ta-Vi|c|t|or|ia, Жизнь-и-Победа (суть Мат|ь, чья Т|ра|д|иц|ия — Вик|ка; VicVis, Сила-Жизнь; Виктор, Вит|я — суть Вектор, Копье-Уд): познавший Пять — Десять познал, Мир, свободу стяжав от него как Победу побед: в Боге Жизнь.

  285.  Мир — числá Суть. Тетр|а|ксис как ось (axis — греч.) четверная, увенчанный им, Десятью, — Лоно числ; Единица, числ столп — шар, надутый Нолем как Свет Тьмой (mo|no (греч.) — Мать-В|од|а, Ноль; e|inод|ин (нем.), в сути — «Ева-внутри»: Тьма-Ноль — суть, Свет — покров), чем живá она; Свет-Тьма же — Мир. Созидание чисел свершается чрез Мир как Шаг: явно — чрез Единицу (как суть — Бытие, бренных Явь), коей мы будто б правим (прибавить ее иль отнять — изменить сумму), тайно — чрез Ноль самовластный (прибавить его иль отнять — суммы не изменить, ибо в ней он всегда): Тьме не мы господа — она нам, сущих Мать, что без мужа родит. Тайна —царь: су|м|ма, числам дающая жизнь (sum — быть (лат.)) — в су|ти Мать. Чúсла сущи — от Мира миры, всяк — любовный союз Единиц как единство касаньем их; так был един древний Р|о|д. Без касанья союз числ есть цифра, союз Единиц чрез Вражду — общность их как тол|па. Люди Рода суть чúсла, а Род (с ним — На|род, Родом т|в|ер|д) — число их; толпа — общее числ: ци|фра их как облатка без Глуби (арабски — «пустышка», буквально — «несущее Ци», ци|фер Тьму). Цифра для англичан — Единица, столп числ: ón|e (англ.) — суть «на Тьме, Еве»: корка ее — нуль, Ноля с|кор|лу|па как ничто (м|e on  — греч.). Единица-число — личность как душа Божья, Народа столп; цифра ее — индивид, с|толп толп|ы как от лич|ности чан анг|ли|ч|ан. С тем, Народа, господнего хора погибель (глава короля, снята Кромвелем — Бóг суть, Народа глава), страна Англия — Мира утрата подменою хора бесхорьем (ведь Мир — Хор); числа, Нолем крепкого — цифрой, нулем; числ науки — с|тати|стикой, в|отчи|ной цифр.

  286.  Знать число есть знать Господа, Суть его: Мир, Бог — одно. Чис|лить — быть, чис|тотой Его чистым; лить воду Причины на ум-колесо. Корень чúсленья sam, с «san» един («м» и «н», буквы женские (М — Мать, Н — Ноль, Тьма сия ж), в алфавите — соседи), — есть сам|ости корнь: Человека в единстве души его, солнца в плотú (sun (англ.) — солнце), и плóти как тени его, кою «с|óм|а» зовем. Тело — оба: душа — полнота, тело — часть ее; «сам» (sum — быть (лат.)) и «сом» есть одно: а|льфа — о|мега. Круг бренья — Сан|сара, Луны круг, бог чей и напиток есть Сом(«сан», «сан|кция» — Силы словá). В счете — Жизнь, в нем — честь наша: честь (что делать?) числить, сиречь счет вести; счет не знающий — п|ра|х (рах|ування — счет (укр.)). У|чит — с|че|т: чет|á — пара Бог-Мир, Цель у|че|б, диалектики Корнь; чи|сло с сло|вом едины по сути своей. Числá чýжды, мы как бы не есть: ибо Суть его, Бог — наша Суть, полн же Им, всяк — Одно. «Чит» санскритски есть «мысль»: не Ум —  Сердце по сути; с тем, счёта корнь — Сердце, Тьма-Ноль: числить — мыс|лить, лить Воду сию. Бог сверхчислен, царя над Числом, Бытием-Единицею, и Не-Числом, Тьмой-Нолем как Единый без знака. В немудрых очах зна|к — лик  сна:  он таит Суть, как сон — бодрствье; в мудрых — он Сýть сама, Нóль-Тьма: он з|на|чит, на|д с|чет|ом стоящий, творя Единицу, Число, чрез него ж — числ ряд, многости чьей корнь — Два, чет|á Бог-Мир. Мир — Число числ (им мнил Пифагор умный Бога: ведь в паре «Бог — Мир» Мир суть Ум): ведь как Десять венчая Тетраксис, объемлет он числ ряд. Он с тем, повторим, — Имя Бога; числ многость как внутренний Мира плод — есть имена Божьи, сути искр Мира-Огня, ин|ди|в|ид|ов его. Рек Генон о том: «имя и форма (nama-rupa) являются основными составляющими индивидуальности как таковой»; в паре сей имя есть формы глас (так имеет глас ко|ло|к|ол, форма особая, с тем — уникально звуча), ф|ор|ма ж — имя безмолвное, суть Мать: Безмолвье — она, Тьма. С тем, Мир-Красота, покров Бога как Форма Его (ибо, Статуя, — Фóрма он), есть Его Имя безмолвное, числа же — глáсы Его. Корни чисел являют суть их: Д|вой|ка — вой, плач пустых по Себе, Полноте: одиночество — Двух, Розни плод (глас мирской — вой безбожных: vоi|ce — голос (англ.); зл|о|бавой|на); Т|рой|ка — рой,  хор: так пчелы роятся вкруг матки ге|рой|ски, вкруг Бога ж — Мир, Хор миров; Чет|вер|ка — вер|а, живящая Путь как Тьма, с|чет|а начало: клянемся Творцу — Четырьмя, ими ж есть Тó|т|а веха с четверкою граней; Пя|тер|ка с Шес|тер|кою — тер|нии: Путь как Препона-Стезя (и Одиннадцать, Пять-Шесть — Пýть Вверх-вниз единый: 1 + 1 = 11); Се|мер|ка с Вось|мер|кою — Мер|а, Бог, жизни и смерти Исток: ведь Семь — жизнь, Восемь — смерть; Де|вя|т|ь — с|вят|ость, суть Лона: святá Дева-Мать, Лоно лон.

  287.  Числом к Богу влеком человек: рух — движенье, считать — рах|увати (укр.). Недвижный — п|рах: Жизнь — Движение. Цифрой, облаткой числа, брошен в прах человек как и|деей надменной: Умом-Сатаной — без Творца. Речено же: «язык точности», цифр, есть орудье «господства посредством идеологии» (Мишель Фуко).

  288.  Бог — Простота; Мир, полн Им, прост как Цел|ое, Атом Господней Любви, суть А|мера (бесчастность), част|ям не при|част|ный как цел|ь-Полность их. Части, Полность любя, к ней восходят, причастны ей тем. Но не к Миру их истинный ход — к Богу, Цели последней и высшей, чрез Мир, перву цель: ибо Бог — Мира Суть; цéлить в Мир — в Него целить, центр цéли сей. С тем, me|r|os, часть — Мера, Бог в существе: ибо Он Мера Мира, Состав его. Творцом творение суще; и части, что, в Боге зря Суть свою, всходят как к Цел|и к Нему, есть с|част|лúв бес|част|ности Миру согласно как Цел|ому их; а не Зря, не Идя части, Бога чужды, есть без|мер|ности: ничто — не Нечто, каким есть они в Мере сей; и как Нечто, они есть амеры Любви, как ничто же — Вражды.

  289.  Непричастный частям, Мир есть Целое целых всех. Цельность разъять — есть утратить возвратно ее в шаге первом, которым есть часть: ведь сим шагом свершенным назад, обретаем ее мы опять; разделить еще раз — есть, родив тем часть части, сим шагом вторым утерять невозвратно ее: ведь шаг первый меж ними — стенá глуха (мня ее Сутью, часть части впадает в рetitio principii — ошибку незрячих, в познаньи опершись на это Второе: не Бога — Диавола). Часть как шаг первый от Целого есть часть благая, коль служит ему и имеет за цель, а ему не служа — злая часть, что стремится в ничто (часть сия-то, рисуя невольно портрет свой, дала своим жертвам яр|лык «враг народа»: Всего, кое вечно — ничто, преходящее)47. Целое — Бог (ибо Им целен Мир), части часть — Сатана, царь дурной бесконечности, коей онá есть; часть, суща меж них, есть ни то ни другое: стена, обратить кою в связь может Бог, мы же — дланью Его, но не сами48.

  290.  Шагать — разделять, и шаг первый — деление первое, второй — второе. Делением первым творимо подобие сути как то, кое сутию есть и не есть как единство-и-рознь, а вторым, как подобье подобья сего — неподобье ей: рознь — без единства. Деленья второго суть — рознь со Всевышним, Причиной; суть первого — слитность есть с Ним и со всем, что, усмотрено верно, — Óн суть. Шаг от Бога и к Богу, деление первое — Мир, Всё; второй шаг — деленье второе: безмирье, ничто (коим есть полумирие — часть в розни с Миром как Целым: лишиться его — ничем стать, Двойкой в розни с Нолем), — ибо нет ничего кроме Бога и Мира, подобья Его. Бог есть Сердце, Мир — Ум перед Ним, Глуби равный с Ним член, и под Ним — как Второе, Дитя (кое — Сердце всему в нем как Высь-Глубь: Высь — Сердце, не-Высь — Ум); делением первым от Сердца, Творца, есть Ум Сердца — Мир, Всё, а вторым — Ум Ума как безмирье: ничто как дыра от Всего. Так шаг первый от Жизни как Сердца — искус|ство, Ум Сердца, святое пи|сан|ьем ее, а увлекшись собой, не-Жизнь пишет оно: Ум Ума, Сатану — не Творца, подменив Умом Сердце, подобием Суть и емý служа, — в чем Зла искус, махин|ация Жизни: податель машин как безглавых людей (в сем причина, что термин «наука» отдельность обрел от понятья «искусство» в XVII веке: искусство пред тéм, в веке Смерти-Восьми сем (1 + 7 = 8) наука подпала под техники власть как власть мертвой машины — машины Вражды, Зла). Делением первым от Бога Прострáнство есть, Мир-Миф как Бог и не-Бог во единстве — Крылá Мудрых, коих число 22, Мир-и-Очи; деленьем вторым — время, бремя людей (слово чье есть «секунда», от корня sec|un|do di|vis|io — «второе деленье», сек|ач-Зло); и время в Сем правит пространством (чему явь — «пар|с|éк», длина как синтез pars и sec[undo divisio]: часть в розни с Целым, суть труп).  То — власть Зла: тяги Ввысь иль Стремления (праг|нення — укр.), Жажды (с|праг|и — укр.) чуждое — время, тьма, есть ис|праж|ненье Пространства, иль гов|но сухое его, бездуховность: kou (gov) — Дух, Прострáнства Суть, «но» — отрицанье. Пространство — Крылá, время — путы. В благой веч|евой демократии суща, делимая перво, Мать, Веч|ность как Лоно людей; в демократии злой, представительской (Англией даденной), за вечевою второй — Отец мрачный без Матери, без Сердца Ум.

  291.  Разделением первым от Сути есть вера в нее, а вторым — веро|я|тие: вера в не-Я, сатанизм как дурна бесконечность, статистика. Ведомо мудрым: наука сия, сложность — ложь, ведь Мир прост как Одно, с тем — и знание просто его.

  292.  Делением первым от Мира есть сила благая его — сила жизненна солнца, с ним — ветра и вод, в Сем царяща и должная людям; вторым — сила смерти: жар трупный, что, канувший, трогать нельзя, ибо в Этом То — смерть. Таковы нефть, угль, газ с цветом их: нефть и уголь — черны, газ — бесцветен, и то — Тьма одна (явь сему — имя Di|e|sel: die — корнь смерти, sel — Серп ей, Луна). Жаром трупным живясь, мир сей полним мы смертию, грея ко|тел, где умрем от жары.

  293.  Шагом первым от нас, ор|ган|измов Любви (коих Суть — Тьма, Любовь) есть машина Любви, гипостазис Антропа — Любви механизм, что нести помогает нам Груз наш благой, Жизнь, его сбереженьем; второй шаг — машина Вражды, не-Любви, механизм ее, жизнь облегчающий нам, иль крадущий ее, как карман чистит вор. Раз мы Сердце (ведь Сердце — Я, Бóг в нас), Машина Любви — Сердца Ум, нам служáщий: «Я — То», механизм органический как копие в Тьму, Иное; машина Вражды — Ум Ума: бесконечность дурная, Служения нуль, жаждущ быть нам главой: ничто — Всем как «Я — Это», покой неторящ, механизм механический — повтор пустой, Двойка-Рознь. Злой машине стать доброй — взойти на ступень, став послушным Антропу конем: ведь Служенье — Добро и Любовь.

  294.  Шаг единый — Пути суть: ведь Путь — к Богу наш, и Прийти — есть из Мира ступить в Него. Ведь, миросущны, мы — Мир; шагом верным, единым, из Мира мы входим в Творца, а неверным — обратно; второй шаг — не сущ: ведь ступая, иль пере|ступая, с Опоры одной на другую, одной ногой в Боге мы, в Мире — второю, и то — шаг един (две ноги и даны нам для двух Опор сих). Посему Путь есть Шаг, Двойка как ди|а|л|ек|тики суть (Цел|ью, Богом цел|ящей как Лек|арь, Любовь), где видны Мир и Бог, Пол|ноты Пол|юса (Любовь — оба они); чер|еда же шагов, Их таяща — чер|на как не-Путь, ничто. Шаг есть деление пéрвое, благо; второе — шаги, чер|еда, еда чер|ная, зло.

  295.  Разделение первое — Жизнь, ибо с Жизнью едино. Разъятое с нею второе — есть смерть, ей противное. Первое знает Причину, и в знании сем оно многость благая причин: богов, стран сей Единой. Второе не знает ее, плодя рознью тьму ложных причин, многость злу не-богов, бесконечность дурную. Деления эти известны издрéвле: субстанция — первого суть, акциденция — суть есть второго. Кузанский сказал: «способны существовать только вещи, причастные бытию первоначала или сами по себе, или через другое сущее, как линии бывают только или прямые, или кривые», «есть вещи, непосредственно причастные самодовлеющему (in seipso subsistentem) максимальному бытию, как простые конечные субстанции, и есть другие, причастные максимальному бытию не сами по себе, а через посредство субстанций, как акциденции». Вечны, субстанции — бóги; не-боги же, тлен — акциденции. Первые — подобье Сути, живимое ею; вторые — подобье подобия, к смерти разъятое с ней. Рек П|лот|ин (сообщает П|о|р|ф|ир|ий) на просьбу А|м|ел|ия дать снять портрет с него: «Разве мало тебе этого подобия, в которое одела меня природа, что ты еще хочешь сделать подобие подобия и оставить его на долгие годы, словно в нем есть на что глядеть?» (человечность — суть маска, подобье Творца; плот|ь — душú костюм: бел|ьё, согласное ей, и плот, коим плывет она в Сем. Не любя его, чужд был Плот|ин Полноты мировой, любя лишь половину ее: То без Этого; мешавши Истине течь рознью сей, Реке этой Плотин был плотин|ою). «Так он и отказался, не пожелав по такой причине сидеть перед художником», — сказано здесь же. Подобье подобия — есть неподобное сути. Рек П|р|ок|л: «Все то, что производит себе подобное, дает ему существование раньше, чем неподобному» («Первоосновы теологии», §28). Неподобное ж — то, кое к Сути вернуться не может. Ведь сказано: «Всякое возвращение совершается через подобие возвращающегося тому, к чему оно возвращается» (там же, §32).

  296.  В сем мире, где волею Бога мы сущи, дом-Целое сущих — В|ост|ок, Сéрдца дом: ост|рый (вост|рый — стар.) к|рай, Солнце-Бог, кое к нам востек|ает из Глуби, какою есть Он же. Прав Сух|ов, психеи сухой муж: Восток, Острие — дело тонкое! Суш|ь — сущ|ий: знающий Воду, Тьму. Им был Са|и|д как сам Бог, сшедший в помощь ему: Саи — Бог, Ид — Мать; Оба — Восток, Солнце нам. Часть его (Ум — Сéрдца) — Запад, Ума мрачный дом: край туп|ой как запáд|шее Солнце Творца, Запад|ня, с|туп|а душ, корнь чей — Грец|ия, в коей З|ев|с-Ум, съ|ев Мать-Сердце, ее скрыл очам. Но единая с ней как утроба с плодом, то была часть благая, от коей в сем Д|вои|цы мире пришло к нам и благо, и зло (как про|грес|с нам, немудрым), — глава коих, царь она нам: так рекú царь — исток (и Монтень рек: «быть первым среди греков значит без преувеличения занимать первое место в мире»). Мир по сути (число ее — Троица), Греция — лик Сатаны, что бывает и добрым (Ум Сердца), и злым (Ум Ума): ведь за Богом Второй — Мир как тень Его, Ум-Сатана. Бог с Коровой един; за Ним — Дьявол, за Матерью — Вакх, Бык. Грек-И|грек, Бы|к-вы|бор Вакх — Греции суть: Два вовне, Ноль Внутри. С тем, Быком сим живима, Эллада дала нам в Отчизну Мир; с тем в ней, от Мифа идя как от Века Златого исторья, взошла как по|бег рознь людей чрез деленье на Греков и варваров их как не-Греков, «иных» как остаток, сиречь ак|ци|ден|цию, корнь фанатизма, делящего сущих на верящих в Бога и еретиков (так делило людей на святых и иных манихейство; зря то, с ним порвал Августин); с тем, как кара введен ост|р|ак|изм тут — рак душ (ка|р|а — рак) как лишение Родины, Мира по сути: от целого — части откол. Ведь Отчизною Грекам был Мир (как всем сущим, зрят то или нет); с тем, лишенье ее было, в сущности, главосеченьем: ведь целое — части глава. Так глава человека, народа — Бог-Мир. Мир являет собою Эллада, она же — скрывает его: часть благая — «да-нет», где мудрец возьмет «да», глупец — «нет»: благо — выбор (ведь выбор|оть жизнь дóлжно брен|ным, б|ор|ен|ным: борьба — бренья суть); часть же злая есть «нет» без иного ему: зло — безвыборность. Ее-то дал нам в наследство Зевес, Ум: пожрав Матерь-Сердце, Богиню богов, он свершил в духе тем похищенье Ев|ропы, земли Д|ев|ы-Тьмы, у себя самой — Суть у облатки — как Запад|а корнь: где запал|о, как в прорву, в Ум Сердце — восстал Ум-тиран. Так Ев|р|еи, покинув Египет, Ноль-Двойку, явились как чистые Два — без Ноля, тьма без Тьмы. Бог к единству им дал Моисеем закон свой как Сердце — они его свергли, предав Сына Бога, Христа, и расселись по миру, утративши землю одну: как Эллины — с убийстом Сократа, когда над Элладой их, Тройкой святой, встали адские Два.

  297.  Без Европы Европа: без Сердца, Себя — вот чем стала Эллада как семя раздоров, часть злая как Целого гр|об. Грк-Грéх есть она (ведь Эллада как Зло — Г|рех исторьи, без Сердца рех|нувшийся разум; гре|хов|ность — гре|кóв|ность: в тьму Бога хов|ать-хо|р|он|ить; о|рех грецкий — Господь в сем гробу), чей проросток в веках мрачный — Анг|лия, тьмы и|з|ли|нье: от Кельтов как Гал|лов дыра — вкруг Ноля гáл|о-нуль, не Служáщая Двойка, что числит гал|л|о|нами ж|ид|кость (ведь Греки и Кельты в Тьме Божьей — одно: Пан-Дри|опК|ель|т-Dru|vid, Тьма); Бри|т|ан|ия, лез|вие Зл(брит|ь — брат|ь — врат|ь: Зло есть Ложь, Отъем; Мать есть Дар, Истина), корнь Света Старого (град главный чей — лондон|ное Лон|дон), масонства оплот, в коем Анх, Любви крест, пав главой, стал Враждой, слуга (брúта — санскр.) Бога — слугой Сатаны, жертвой (бритха) ему как лиш|енностью: Анг|лия — En|g|lish (en — не (греч.): Тьма-Бог как Отсутствие в Сем). Ан|гл|ыUnГл|ы, не-Глубь: Сатана вместо Бога, дух наглы|й; Бог, God англичан — Дьявол, Гад (так звучит «Бог» у них); речь английска мертва вне контекста, как Ум мертв без Сердца как Сути своей (и учить речи сей дитя наше, в родном языке не окрепшее — сердце калечить умом: Одно — Двойкою злой). Ум сей — Англии корнь, давший ход демократии-сатанократии как н|рад|овластью без Сути, На|род|а, в Семнадцатом, смертном кро|вавом cтолетии (Восемь есть смерти число) рукой Кром|веля кром|кой топорной отсекши главу кор|олю49 (царю), главе народа (ведь Кром|вел|ь-вель|мож|а, муж-Рознь — Вол безматний, вель|ми злой); безглавьем же этим — ход дал он прогрессу машин, куп|ность злая чья есть царь безглавый, ма|ши|на Вражды, Ши|вы рушащий перст (бог сей есть вы|ши|ба|ющий бренья столпы к славе Вечного); полный же царь в мире сем — Человек богосущный, Ум Сердца, трон коего жаждет она. Злая часть, Ум Ума (им был Дар|вин ее), в мире Англия — стол Князя тьмы, Сатаны, на нем сущего тайно (главу королевску, отъяту, приставив на место обманно); cтол тот же, где явно сел Князь, есть часть части Амер|ика (как Запад Запада, Англии), имя чье, в сути «а|мера» иль «атом», — есть атом второй: не Любви, но Вражды как CA|ÚSA, Причина безглава, забывша Себя, Корнь — Дух, Ка (явь сему — пирамида без верха как символ ее). С тем, и имя ведет беззаконно она не от первого мужа, открывшего ее (Кол|ум|б — Кол-Ум, иль Ум торящий: открыть — есть отрыть солнце Истины, Глуби Клад, Сердце — Уму; Хри|сто|фор (Кристо|бал|ь — Ум, Клад сей от|ко|пав|ший) — Причины посол) — от второго, кто, чести сей чужд (Амер|иго Вес|пуч|чи), есть муж-иго: Дьявол, пуч|ина — не Высь.

  298.  Вот — земля сия мрáчна, Тьма-Рознь. Кали|фор|ния,  сердце ее — Кали стул (г|у|б|ер|на|тор где ныне, Тьмой темн — Т|ер|мин|а|тор (грань (лат.), Тьма), арт|ист (Ма|с|ка — Тьма, Корнь искусств) Шв|ар|це|нег|гер: «шварц» — черный (нем.); «нег-гер» — Причины, Тьмы-Her нег|а (Тьма — нега|тивна), отсюда — не|г|р). Имя Америки, Штаты — гимн многому-общему, клей чей — Диавол: не-Бог, не-Единый; безбожное ж — бесчеловечно: Бог — Сýть наша (рек о том Гоголь: «Что такое Соединенные Штаты? Мертвечина; человек в них выветрился до того, что и ломаного гроша не стоит»). Муж, Жену-Мать сокрывший, Эллада Зевеса есть Сердце под маской Ума; Мать не зная, Америка — Ум пустой: маска без Сердца (где жены подобны мужам: Муж, Ум — суть их), облатка без Глуби своей, по одежке встречающа и провожающа (ибо гласит поговорка земли этой: First impression is the last impression — Первое впечатление есть последнее впечатление). Утратой его был земле новой сей водный путь. Ибо первое племя Америки, крáсно как семя Атлантов, по тверди как жизнь вошло с тверди их в землю сию: твердь есть жизнь (так Т|вер|дь наша — Бог-Мир, сущих Жизнь, корень вер|ы); второе же — смертию в|торг|лось в сю землю чрез воду: вода — сущих смерть, что в ней тонут, не зря Ноль; суд Тьмы — есть по|т|оп. С тем и было оно племя смерти: ро|й злых, кои б|ро|сили Ро|дину, матку их, Запад Востока, чтоб стать чистым Западом: Западом Запада как имманентностью-смертью, каков в себе т|ор|г — Зло тор|ящее, Яма как враг Пр|ям|изны. Смертью было деяние первое их, сих незваных гостей, перебивших хозяев; людей без печали о старой земле и без жалости к новой. Смерть, Бога гаш|ение — новой Америки суть, Света Нового, корнь чей и есть Сатана, Новый Свет (не-начальный, бог иллюминатов масонский; Свет древний — Господь), и земли тор|г|аш|ей (t|ra|d|e, тор|гов|ля (англ.) — рад|ость Ко|зла, Сатаны: тра|гос — он): суть реки есть исток. Рынок древний был Связь под Единством, живимая Им (с тем, торговли бог Греков — Гермес-Тот, Связной Сего с Тем); новый  — связь без Единства как Сути своей, Мир без Бога: Три без Единицы как Двойка пуста  — Пана раб как тьма Тьмы (aa|panika — лавочник (санскр.)).

  299.  Мир — Второй за Творцом; и Бог, Первый — Второго важней как Пути — Цель, Творенья — Творец. Не то в рынке безбожном: в нем творчество — Два, не Одно: ведь творим — к потребленью, и взять при сем — больше, чем дать. Творец чистый корысти лишен: творить ему — Ид|ти, Ед|и|ня; в сем и Пища его: не мирской хлеб — в|ино-Вакх, Глубь. Ею он сыт, а не хлебом одним. Он есть во|ин, по|беда кому — над бедой твердый шаг: над собой как не-Господом к Богу как Я своему. Для торговца ж победа — покупка, единая с кражей вполне: не куплю — украду, чтоб владеть (посему не счесть в рынке воров: торговать, красть — одно, коль нет Бога при сем). Рынок есть конь троянский: убийца, пред коим как другом все настежь врата. Век его, где живем мы — злой век падших душ, смрад конца. Рек поэт:

 

Какие времена! Барыг столпотворенье.
Ни чести, ни ума. Барыш
один закон.
Стремленье все продать
позорное стремленье,
Оно окружено презреньем испокон.

 

И в памяти веков средь светочей заветных
Их нет, кого Христос из храма гнал взашей.
Средь тех, кто род людской прославил, средь бессмертных

Я что-то не встречал бессмертных торгашей.

 

 

                                 М|их|а|ил Камен|ецкий

 

О поре сей пророчится Древними:

 

Богатство и благочестие будут уменьшаться день за днём, пока весь мир не будет развращён… Лишь имущество будет давать положение: богатство будет единственным источником почитания и преданности; сладострастие – единственною связью между полами; ложь будет единственным средством успеха в тяжбе; женщины будут лишь предметом полового наслаждения… Внешний облик будет единственным отличием разных ступеней жизни; нечестность будет общим средством существования; слабость – причиною зависимости; угроза и самомнение заменят знание; щедрость будет называться благочестием; богач будет считаться чистым; обоюдное согласие заменит брак; тонкие одежды будут достоинством… сильнейший будет властвовать… народ, не будучи в состоянии выносить тяжести налогов (кхара-бхара), будет спасаться в долинах… Так, в Кали-юге разложение будет неукоснительно протекать, пока человеческая раса не приблизится к своему уничтожению (Пралайе).

 

                                                                      Вишну-Пурана, пер. Уильсона. Кн. IV, гл. XXIV

 

  300.  Продавец благой тот, кто, чтя Господа в людях, душой не торгует; торгаш — тот, кто с прочим продáл и ее, с ней — и совесть свою. Чрез века племя это — плод Зевса, от Трои идущий, где род, Клей чей Теос, сметен сб|родом был (А|гам|е|мн|о|н|ом, рать чья — гам-хам, мно|гость-Зло) как единое общим: Т|рой (града сего корнь — он) — роем безматне-пустым как безмирьем Мир. Ибо а|хéй|цы (звал ими Гомер Греков всех) — суть не-Гея, не-Мать. Рой-то сей стал для Греции внутренним, истинным варваром (греч. b|á|r|ba|roi: б|ор|ьба, рознь), чужим: Сердцу — Ум-эгоист; и с тем Греки Отца — стали вар|вар|ы все, чýжды Грекам Тьмы-Матери. Зевсовых Греков поп|рек в тьме к народам — себя есть укор: Вар|вар-Сва, Птица-Жар Неба, С|ва|р, — Сердце горне пред Зевсом, Умом.

  301.  Так мудрый де|мос (не-Мать: Тьмы покров, с ней единый), народ, Силой бывший как Благом (Творцом: глас народа — Его), — без Жены, Головы дей|мос стал, уж|ас (греч.), Сила-Зло (Дей, Дий — Зевс, Ум-Дий|авол). Элладой рожденная, ма|с|ка, теа|тра суть (данного Паном, Ко|злом, песнью чьей есть тра|ге|д|ия), пристав к лицу, поглотила его: Бога, Тео|са — тьма. Так Афины, Ум Сердца, Афины как Матери-Тьмы, — от него, скрыв очам эту Суть, впали в Ум бессердечный, лишась тем Г|лав|ы: Ум без Сердца есть тело беглавое, труп. Так, из Пана в Элладе родясь (to pan — всё: в сути — Мир Божий), Дьявол (сат|ирСат|ан|ой обратясь: М|ир — безмирьем), объяв очи нам, трон воздвигнул свой в Англии, сев в него тайно; в Америке ж — явил себя как на троне Князь наш, господин наг|лый («наг» (инд.) — змий, Тьма). Само имя А|мер|ика, «Меры лишенная» — знак тому: Мера есть Бог, без Кого пусто всё как Диавола дом, царство-нуль.

  302.  Богосущна, Эллада есть Сердце под маскою. Бога утратив, Америка — маска без Сердца, покров, сущий ради себя. Вот путь Тьмы как Утраты своей. К Обретенью — да зрим: Ист|ок наш, Восток — И|ст|ина (East), лживым божья Стена; Запад, ложь — West|ь о ней. Так болезнь мудрецу — в здра|вье тычущий перст.

  303.  Народ, демос — суть Мир; толпа, деймос — безмирье. На|род, или н|рад, Род по сути (хор Рад|ости, Тьмы-Н|оля), многость есть та, сути коей едины Нолем, Тьмой: касанием Бога, ведь Ноль Длань Его; с тем, народны уста — уста Божьи. Толпа сплочена без касанья Тьмой-Двоицей, прорвой как внешним Умом: Сатаной, толпы духом, уста коей дьявольски с тем. «Когда сто человек стоят рядом, каждый теряет свой ум и приобретает какой-то другой», — Ницше рек. Сей «другой» (как «другие», M|a|n (лат.): не-Мать, Ma-an, Двоица-Ложь, «все-никто», что «общественным м|не|ньем» зовем), внешний мнóгих ум — Дьявол, крадущий отдельный ум наш, ум-Внутри, верный Сердцу как Глуби, Себе. Демос личностью крепок как Двойка — Единым: ведь в Господе личность — Одно; де|мос, «меньшее Матери» — божия Двойка-Любовь: личность та ж, — но как Два, ей служáщи как целому часть; деймос, ро|й злой — безбожность, Два-Ро|знь. Личность, божье Одно, в лоне первой себя не теряет, служа Богу в ней; в лапах мрачной второй — личность сгинуть рискует: безбожная Двойка — ничто, ад как ст|ад людских суть. Пушкин рек о них:

Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.

 

  304.  Демократия, кою имеем сейчас мы как тайную власть Сатаны под личиной людской — деймо|кратия, ужаса власть. Дух ее, дух машинно-масонский — есть Князя злой дух, чей слуга — главорезки создатель масон Гийотен. Безголовых плодить — власти трýд сей, глава коей Дьявол — глав сущих враг. Техника, коей развитью начало дала эта власть — царь безглавый, что мнит себя цельным владыкой: часть — Всем.

  305.  Деймократия крепнет, где, как злак под тернием, глохнет народ под толпою, иллюзьей его. Демос с деймосом, истина с ложью, в веках слиты в то, что зовем демократией мы, как сущ светом и тьмой человек. Оттого демократия в мире нова, оттого — и стара как он. Ведая это, Бердяев писал: «Демократия — не новое начало, и не впервые входит она в мир. Не впервые в нашу эпоху вопрос о демократии становится религиозно-тревожным вопросом. Он встает уже не в политической, а в духовной плоскости. Не о политических формах идет речь, когда ощущают религиозный ужас от поступательного хода демократии, а про что-то более глубокое. Царство демократии не есть новая форма государственности, это — особенный дух» (курсив наш). Дух сей есть Сатана, демон Зла.

 

  306.  Нарóд — Сила: с Миром един, волен он и могуч. Чужд сего плоский мир технотронный, сей дом без Опоры: без Бога и Мира как Глуби людей. В мире сем плоть, пуста, не чтит Дух; Бог здесь — фантик златой50. Вял, мир сей тщетно алчет взбодриться мечами искусственных битв; ожирев — тьмой точеных фигур в сериалах. Сие — знак бессилия Жить: знак конца, явный чтящему Жизнь, Божью Мощь.

  307.  Жизни полн — крепок Миром, Амерой. А|мера как атом Любви (в сути — Мир), богосущная — мера; как атом Вражды, есть амера безмерье. Амерой Любви, миросущна, есть личность, тв|ор|ец; Восток — край их. Безмирна, амера Вражды — индивид, иль ум|елец, край чей — Запад с Западом черным своим. Богосущная, личность суб|ъект, Сила-Глубь; индивид есть об|ъект: об|ол|очка, бессилье как Сила, остывша чрез выброс наружу обóл нищ|еты, смерть бол|ьных. Как лич|ин|а (ведь Бог — наша Суть, мы — покров Ее), личн|ость зрит Глýбь, с тем — и Глубию, Богом, жива; индивид (неделимое — лат.), мня монадой себя, есть бессутний покров, Сатана как не-личность, чей дом есть имперсонализм. О том сказано:

 

…своей популярности на Западе имперсональная концепция в значительной степени обязана особенностям мировосприятия современного западного человека. Имперсональная концепция в индуизме получила широкое распространение сравнительно недавно, в VII в.н.э. благодаря Шанкарачарье (предположительный год рождения — 687-й). Об этом писал, в частности, Ауробиндо Г|х|о|ш: «Концепция безличного Абсолюта — поздняя интерпретация, обращенная к менталу, причем к менталу западного типа».

 

Индивид как не-личность — облатка без Сути: пол-целого, нуль; личность — целое: покров-и-Суть. Бог как личность — на Сути акцент; на облатке — антроп как не-Бог, индивид. Индивид меж животных есть особь — отдельное Богом, дух свой не неся; индивид человеков — отдéлен собой, иль свободен: дух — огнь автономный есть в нем; быть сознательным — личностью как человеком вполне — есть зрить в Боге огнь сей (посему индивид — человек бессознательный: Зло, не-Добро, ведь Со|знание — Благо-Господь). Демон наш как отдельное, здравый наш смысл, рек Сократ, с Богом — ан|гел, в себе ж — сатана, common sense как смысл óбщий наш: общее — рознь (посему «демон», зримый Сократом двояко — и благом, и злом, — порой новой, безбожной был вырожден (ополовинен Злом) в «чёрта», дух зла: чертá — рознь). Личность есть индивид; индивид не есть личность, в ней сущий как в полности часть. Личность — Тó в существе, ибо зрит Суть свою, зрить же — быть («Я есть То»); индивид, чужд Ее, есть то|вар, человек как ничто: То с|вар|ило его, как огнь мясо; и в рынке, товарном миру, индивиды торгуют собой. Л|ичность — л|ад иль согласье, как Мúр — Хор, Согласье, миров; индивид — ад: Мир без Л|юбви, Бога — ничто. Любви атом есть то, кое истинно и, с тем, прейти неспособно: единое — вечно; Вражды атом, сущим, иль цельным, себя мня, — на деле не-сущий, иль сущий-в-иллюзии: ведь рознь в деленьи не знает конца. Посему личность — тот, кто Живет, индивид — тот, кто Жизни боится, как чужд ее труп. Личность в сути — числó, корá, полная сутью своей: Единица — Нолем; индивид — ци|ф|ра (сиречь «пустышка» арабски: так трубка, пустая — siphn (греч.)), облатка без сути своей, ею мняща себя как число без Числа51: не лик — маска; и чúсл бог — Предвечный (ступая в плаще чи|сло|вом, Он Число|м есть и Словом как больший обоих), а цúфер (сефúр — ивр.), мирской шел|ухи — Лю|цифéр. С тем, восточное общество есть лиц единство, а общество Запада есть общность ма|сок (спектакля — как Мо|эм сказал), жизнь какого — не жизнь, но театр, в жизнь игра: в Ноль — Двумя, в Суть — не-Сутью, подменою черной ее.

  308.  Бытию сопричастным нам в жизни сей бренной (Вражда оно, в себе нецельное; Небытие же Единство, Любовь) оно Э|то, а Небытие — То, Ино|е (муж чей — ин|о|к); с тем, Мир, С|п|лав их Это-То, Богом цельный в себе. Миросущны, причастны обоим мы, Свету и Тьме, ибо Мир — оба сих; и живя, умираем всяк миг, сиречь есть и не-есть: умерев от Сего — оживаем-родимся к Т|о|м, кое О|м|ут нам, Сим (мут|ь — слепцам: му|т|ер — мать (нем.)). Учил так Платон по закону единства различья: Любви, предержащей Вражду (любо|пре|ни|я — по Гераклиту; согласно Кузанскому же — сoincidentia oppositorum, совпадение противоречий (лат.) — в Господе, Да без иного), чей Автор Бог, Глубь, Един в Двух, сокровéн-откровéн, а знак — Сердце © (с межхолмьем, душú сед|лов|ин|ой: ведь сердце седло ее, конь — седоку): Два, чей Корень Един как Субстанция (Бытие) и Сила (Небытие), s|in|g-m|in|g (кит.), «сущность-жизнь», что лежит на дне моря как чистая Глубь; и единство различного — Бог, рознь же — Дьявол, не-Бог, бог-внизу, анти|под имманентный: рознь розни — «Я — Это», на деле ж — «Я — То» как Единство над рознью: Господь, Суть закона сего. Закон сей — закон Г|ра|ни, Единства-и-Розни: ведь Бог, Суть его, — Столп сих двух: граней Грань, Да без «нет» как Суть пары «да-нет» (так Христос — Бог, Да, и с тем — бого|человек, да-и-нет (правы рáвно и моно-, и дуо|фи|з|ит|ы о Нем); так в укрáинском «хай» и «не|хай» — рáвно «да будет», «пусть»). Власть Единства над Рознью являет нам ярко трактовка противоположности Платоновым словарем как «наибольшего расхождения, какое случается у однородных вещей в связи с каким-либо видовым отличием» (курсив наш). Единство — столп ма|ги|и, большей причинности-Двух: следствий нет для нее, всё — Причина, в единстве с какой — власть над всем. Явь закона сего есть Христос: две природы, а Личность — одна, Бог-Сын (ибо, по определению IV Вселенского Собора, в Христе Бог един с человечьей природой «неслитно, нераздельно, неразлучно, неизменно»); явь та же — призыв Христа к нам любить Бога, Одно, и людей (ближних), многость (Мат. 22:37-40); и ближних любить как себя: многое — как одно (в милосердья делах — Мат. 25:31-46).

  309.  Чтить нам Бога иль Мир — есть чтить сразу обоих: и Бога, и Мир, — в чем Единого лик; в розни ж всяк — Сатана. Чтить Мир — есть рáвно чтить половины его, Тьму и Свет. И — Со|Ите|ль Бог, Суть лигатур. Рус. еть, éт|ися (совокупляться) — лат. et,  И; отсель — ам|пер|сан|д &. «Ет» — «еб», е…ля: яб|л|ок|оеб|локо: Двá знать — соитье вершить к славе Божьей Монады. Яб-Юм — божеств и будд соитие с женами их, Сердце-Ум; яб — слизь жен половая. Чтить И — Бога чтить, То и Это любя, равно быть и не-быть. Стагирит же сказал: «то иль это»: быть или не-быть, — Мир в умах подменив полу-Миром как частию, трупом: Жизнь — смертью, ничем по закону Вражды (мудр, Шек|с|пир, гр|ом умов (shak|e — трясти, spir|it дух), безответную максиму эту вложил в уста Гамлета тайным решеньем не быть). Так велел Сатана, чрез сего мужа давший нам противоречья закон сей, закон исключенного третьего (principium exclusi tertii) — Бога: ведь в Мире Он — Третий, Клей, что лишь один мир|ит Мир сам с собою, а нас, миросущных — и с ним (как с Собой, с Я своим: Мир — нам Суть), и друг с другом. Закон гласит сей: «Не может быть ничего посредине между двумя противоречащими [друг другу] суждениями, но об одном [субъекте] всякий отдельный предикат необходимо либо утверждать, либо отрицать». Дав его, подменил Аристотель Единое общим как Сердце — бессердным Умом, Полноту — пустотой, Меру-Бога — безмерьем людей, Сатаной: И, Клей МИРа как Уз|ы-со|юз — бессоюзием «или» как Рознью, куском Одного (и|л|и = Ил, Ум + ли, ритуал (кит.) — Ум тот же без Сердца, Любви), явь чья есть «Или|ад|а» как песнь о вражде, коя сущим есть ад. «И» есть Бог (исторически «и» — указание «он»: Бог, Цель всех), «или» есть Сатана. Зрить чрез «или» Любовь (как зрил Фрейд, Сатана мирской) — зрить чрез слой злóй сей лишь лú|б|и|д|о в ней, пол-Любви, тягу плотску как ли|б|о-бед|у (бід|а — укр.): Двойки ли(bi — двух (лат.)), механизм без п|ру|ж|ин|ы души: Ум-Муж, мертвый без Сердца-Жен. Взгляд чрез «или» — Блаватской абсурд, что Луна, жизнь Земле дав, сама умерла, охладев иль утратив причинность свою эманацией в следствие: речь так — считать, что, родив, мать — не мать, перейдя в сына вся. Вот — закон Розни, бred. Слýги Бэла софисты (дельцы-мудрецы, Мудрость сведшие в мер|зость мирского занятья: с небес — в прах, Огонь остудив сей) есть те, кто закон сей использовал тайно как меч Сатаны; Аристотель, облаток слуга (не напрасно Платоном коримый за страсть к одеяньям, перстням и прическам), наружу его испустил на погибель нам: тайную смерть как очей запрет сделавши явною, сущею, — ибо лишь зримое есть зрящим нам. Платон — пел, Аристотель — ши|пел, ше|пел|явя: тьма — змей, что ши|пит, яда шип: в сути — Ши|ва, крушащий мир сей как Ва|ал. Бог-Единое, муж чей Платон, — Мера каждого, с тем — мера всех; Дьявол-общее, чей Стагúрит есть слуга, — мера всех, коей каждый членим как Про|кр|уст|овым ложем с костей хр|уст|ом смертным: из целого — в часть как обрубок его. К посрамлению Зла, волей Неба закон свой, Свободы запрет, Аристотель назвал «законом запрета противоречья», не зря, ослеплен Сатаною: противоречие и запрет есть одно (в чем он брат Анти|с|ф|е|н|у, о коем написано у Диогена Лаэртия: «Антисфен, говорят, собираясь однажды читать вслух написанное им, пригласил Платона послушать: тот спросил, о чем чтение, и Антисфен ответил: «О невозможности противоречия». «Как же ты сумел об этом написать?» — спросил Платон, давая понять, что Антисфен-то и противоречит сам себе...»). Бог не есть запретитель: свободы Оплот, Он — Свобода сама, явь чья — Его закон. Бог есть чистое «Да» — и таков с Ним Платон; Сатана, не-Бог — чистое «Нет», с ним таков Аристотель. С тем, законы сии — ключ есть к жизни их авторов бренных. Платон, первый, жил по закону Единства, каким был Эллады дух древний (дом чей был Крит, Мать), — да мешал ему в том новый Г|рец|ии дух: Отчий, с тем — Стагиритов («рец» — «рез», рез|ня-Рознь: Зев|с-От|Е|ц, Матерь критску с|гл|от|нувший, оставив Быка от нее: Ум безматний как Зло, зол|у Тьмы). Второй, Аристотель (за Господом — Князь), жил по Розни закону, из пары То-Это — избрав Это лишь, половину Всего как путь свой без Платона — в ничто, нуль. Муж общего (com|mun|is — лат.), Аристотель есть корнь ком|му|низ|ма, суть чья — Ум Ума, равн|ых рван|ый чертог, чей ван р|ван: ад, дом ко|рок без сутей своих, ворох-ворог, чей царь — $ат|ана, пере|чёр|кнута Истина-Sat. Арис|тотеля тень — КарМар|к|с: кáра Ка|рá|ны-Тьмы, Марс, Марсом-Арес|ом сим пробужденный во зло нам, очей мар|ь. Подняв Ум над Сердцем, мир сей — надо Всем, Аристотель на трон Божий взвел Сатану. Маркс отменою частной собственности на средства производства попрал богоданное право души на владение телом как средством творить (ибо собственник част|ный в сем мире, как части владелец — душа, царь над телом как частью своею), пустым его сделав — и место сие, душú трон, захватил Сатана, богом сделав сей стул, а владычицу-душу, сен|ь плóти — рабою, живущей в сен|ях. Так пал дух наш, плоть — стала царем. Пал|ач Кромвель, измыслив «свободную совесть», деленьем топ|ор|ным измыслил свободную плоть (ведь дух наш — волен в Боге лишь), вóльну решать, с Богом быть иль одной, — хоть без Бога решать нечем ей (посему слóва «совесть» в английском — нет в чистом понятьи: Бог, Суть его — в прахе); Маркс, вновь разделив, дал свободу плотú как безбожье: отсутствие выбора, Дьявола полную власть.

  310.  Явь ее есть мирская наука: Служенья чужда, она Князя слуга. Власть сия — корень смерти ее. Ведь Князь тьмы, для чрез время Кратилово дело, привел его к важной черте. Кратил выставил Мир как Реку без Истока; Эйнштейн, шагнув дале за ним, явил Мир как цикличный поток, что, безглав, размывает себя, ибо течь ему некуда. Мысля о Мире, теорью его явил муж честный сей не единым трудом Абсолютности, коей есть Мир как Одно, — но, в согласии с Розни законом, как общую теорию относительности: общее-дважды, суть розни квадрат: полность-цикл (квадрат — цикл, замыканье, числá. Единицы квадрат — Единица: Единый — Собой сущ; квадрат Десяти — полность Богом, С|то: Мир сущ Им), иль пустоту всю как есть, — дабы Промыслом Божьим мы, зря ее сверху, узрели над ней Полноту, — камень тьмы, коим зрил Мир Эйнштейн, познав как Огня Камень, каким он и есть.

  311.  Вот Единство и рознь, вот законы их. Первый закон — У|твержд|енье как Суть: Твердь, Господь («а-», частица, что мним мы «нет» чистым, у древних есть «нет» ради Да, неотдельна отдельность. «А-» наше — «нет» формой и в сути; «а-» древних — «нет» как в сути Да. «А-» теперь — имманентность, «нет-нет», смерть как точка покойна; у древних она — трансцендентность «нет→Да», вектор в Жизнь); второй — есть отрицание: Дьявол, не-Твердь. Закон первый Причину над следствием зрит, А — над Я, состоящим из А (состав следствья — причина): ведь Я — ЙА иль А; с тем, последнее — Первого образ, не сущий в себе. Закон второй — напротив, Причину ничем мнит; с тем Я его — нуль без Ноля: от баранки дыра, эгоист без прозренья (речем о таких-то: ««я» — буква последня» — дол, дно). Раньше был лишь один Закон Да, стало — два; был один союз И — стало два; и союз И старинный — Луна нам теперь, «или» ж — Солнце, новь злая, в очах Бел|изна, Бэл как Рознь в битых сих (бренья столп, что ша|т|ает Sat, Истина-Мать). Закон первый — причастности: часть в нем чтит целое52; закон второй — непричастности: часть не чтит целое в нем, таковым мня себя. Бога истинно чтить — чтить Единство и Многость, и прежде — Единство из них. Утверждать Одного в ущерб Многости, Многость в ущерб Одному — атеизм как разъятый Закон мировой. Чтим Закон сей Индийцами был и Славянами чрез чтящий Множество (политеический) монотеизм: Бог с богами под Ним, Сердце-Ум. Речено в Книге Велеса:

 

Аще боть iе блоудень iнь iакове олещашеть бозе тоiа одiелiащеве освргы iзверзждень буде iзрды iако не нiемiахомъ бозiа развiе вышень i сврг i iноi соуте множествоi iако бг iе iединь и мнъжествень да сен не раздiлiащеть нiкiе тоа множьства i не рещашеть якожде iмiахомь богы многоа се бо свентыре аде до ноi i да боудiемь достiщеноi овiа,

 

или, в переводе Н. В. С|лат|ина:

 

А будь блудень какой, который будет перечислять богов тех, отделяя от Сварога, извержен будет из рода, потому как нет у нас Богов кроме Вышня. И Сварог и иные суть множество, потому как Бог един и множествен. Да не разделяет никто того множества и не речет, что имеем Богов много.

 

То же место в подаче иной звучит:

 

Есть заблуждающиеся, которые пересчитывают Богов, тем разделяя Сваргу (Высший мир). Но разве Вышень, Сварог и иные — суть множество? Ведь Бог и един и множествен. И пусть никто не разделяет того множества и не говорит, что мы имеем многих Богов.

 

Неразличны слова эти с Ведами, где говорится:

 

Дух Божий, витающий в Небе и называемый Индра, Митра, Варуна, Агни; мудрые дают Единому Существу многие имена, это — Агни, Яма, Матарисван.

                                                                                                                                                                           

Ригведа, I, VIII, 164

 

Орфей речет то ж:

 

Я открою перед тобой тайну миров, душу природы, сущность Бога. Прежде всего, узнай великую мистерию: единая Сущность господствует и в глубине небес, и в бездне земли... Бог един самобытный; Им одним все сотворено, во всем Он живет и никто из смертных не видит Его...

 

Такова вера П|ра|щу|ов наших с Влескнигою их, кои пишут: «Влескнигу сию посвятим Богу нашему. Ведь Он — прибежище и сила». Христианство Отцово ж, Единый во лжи, не чтит Многость, а с тем  — и Закон, Одно-Два. То — язычество Отчее как атеизм в чистоте своей: многость поправший — мног сам, в дым изрубленный Двойкой. Таков Эх|на|т|он (иг|о Нут, Луны, корнь эг|о|изма людей; эго|изм — эхо|изм: Мать душаща как Тень), фараон-атеист, богов свергший в угоду Отцу — Солнца корке без Глуби его, Тьмы-Жены. О том сказано:

 

Начало монотеизму положил Эхнатон (Аменхотеп IV), египетский фараон 18-й династии, попытавшийся противостоять коррумпированной иерархии алчных жрецов. С этой целью он провёл революционную для своего времени религиозную реформу, учредив государственный культ единого бога — Атона. Тем самым он совершил основополагающую ошибку монотеистических религий. Он не воздал должного женскому началу в божественном. Новорождённый монотеизм оказался несбалансированной мужской религией. Если бы Эхнатон пошёл на шаг дальше и признал, что «единое божество» его религии либо сочетает в себе оба пола, проявленные в равной мере, либо не связано с идеей пола вообще, в дальнейшем можно было бы избежать многих несчастий. На основе этой искажённой концепции монотеизма впоследствии сформировались иудаизм, христианство и ислам, причём последние две зародились как ереси в рамках иудаистской традиции, которая при посредстве Моисея развилась из культа Атона. Положив начало монотеизму, Эхнатон совершил одну из самых роковых ошибок в истории человеческой мысли — попытку вытеснить из Природы женский принцип. Так возник раскол между женской и мужской половинами человеческой сущности. Каждый из нас отчасти мужчина, а отчасти — женщина; то же справедливо и по отношению к богам, даже к таким, как Один или Тор. Сам Эхнатон, по-видимому, страдал от психологических комплексов, связанных с извращённым восприятием женской сексуальности. Он послужил прототипом небезызвестного персонажа греческих мифов — царя Эдипа, в образе которого, в свою очередь, почерпнул вдохновение небезызвестный отец психоанализа.

 

Ф|ре|й|я Асвинн

 

Русь крестив, так Владимир, в угоду Отцу свергнув Божию Многость, — был с тем атеист, отлучивший от Господа Русь, Ум без Сердца оставив: без Влаги — сосуд как мужей без Жены (посему книги Влеса последни слова — о крещеньи Руси: опустения миг; опустеть — опустить, к Дну свести). Кирилл, киллер-Ум, аз|бук|ой рубленой («аз-бук» — в «бук» или «аз»: слоги — в буквы, куски; так рубимо Богатство, Дух-Камень — в руб|ли) дал канал эгоизму Эллинов, низведшему этот горшок в Ум Ума, Сердца гроб. В сем корнь ада как Двойки в сердцах, кою пеклом зовем мы как солнце очей своих, Дьявола-Рознь. Солнцем Бога зря, чтили Славяне Его, пеклом звав Рай, Подсолнечно царство, — власть Двоицы, ада, не знав. Закон Розни есть властвие части над Целым, пустое как Ум, Сéрдца чуждый; Единства закон святой — Целого власть, Мира, в сути ж — Единого, Бога, Кем сущ он. Мудр Тьмою, Сократ, что, безвинный, свободе своей предпочел смерть по воле Афин, в воле этой зрил Мир, царство Бога (Эллады суть; с тем — верный ей гражданин) и закон сей, над волей царящий любой как над рознью Единый. Закон Его — Духа закон, что во всем зрит Его и в Него все влечет как в Реальность: ведь Дух — Бог, Кем сущ-полон Мир. Закон розни — материи бренной закон как хранитель иллюзии сей, коя тем лишь жива, что себя отграждает от Духа: склониться пред Ним ей — прейти есть в Него (так причину свою зря в воде, тает лед). С тем, поскольку и Вечность, и бренье — éсть (иллюзья Мира — реальность вторая: не-Я, ма|й|я (санскр.)), верны оба закона, притом первый — старше, включая второй как свой внутренний плод: суть — облатку, причина — последствие. Закон Единства есть соль диалектики: делит он лишь Неделимого ради, ступая за Ним и разъемля в очах то, чтó Им уж разъято, и тáм, где разъято, — чтоб Замысл творящий постичь нам. Закон розни есть антипод диалектики: делит он ради деленья; труд Божий безбожным своим подменив, Мир в очах крошит он в порошок. Двоицу допуская, закон первый зрит в ней Единство как Суть, а второй — половиною Двух как монады: обломком, куском, меньшим их и последственным, с тем — и неважным: ведь только причина важна, дабы знать.

  312.  Рознь как Это под властью Единства, Того бренным нам, — Мира суть. Такова пара|лл|ель|ность: мнясь рознью Евклидом, бессердным умом, — она в сути есть Сердце, Одно. То трудом параллельным своим рек Плутарх, зря Единого в ней.

  313.  Закон первый — царь над вторым, как царит «И» над «или». Посему в буддийском коане (kohan — «созерцанье» как виденье, зренье очами Ко|хан|ня, Любви; с тем, коан — «Огнь очей», «Бог как притча») на вопрос монаха великому дз|е|н|скому наставнику Дз|е|сю Дз|ю|син|у «Обладает или нет собака природой Будды?» рек тот по-коровьему му|дро: «Му!» — Тьмою, Любовью на тьму, ложь, что ждет не ответа, но эха, лжи: Истина для лжи — нежданное в мире сем, Бог вместо Дьявола, Ума, твердящего: есть только я, Бога — нет! Бога, Жизнь знал Кант мудрый, в труде своем «Опыт введения в философию отрицательных величин» показав, что логическая (Аристотелева) противоположность, свершась, губит жизнь, в часть сведя полность сю, в половину — Одно (так убит А|вель Ка|ин|ом: часть — частью, свергшей Однó тем), ре|аль|на ж — ее утверждает, губя рознью рознь. Так Вражда в мире сем не себя ради есть — Любви ради, готовя ее торжество.

  314.  Разделять не умеющий — отождествляет, смешение сутей творя. Таков Локи, бог-маска: не зря грань меж ложью и истиной, смесь их творит, недо-Мир, он: дегть-мед, камень Зла. Таков Аристотель: винивший Платона в лжи розни идей и вещей, не зрил грани меж Этим и Тем он — Души Мировой, кою видел Платон — и с тем все у него было Этим лишь: Мир — полу-Мирьем, Умом злым; из двух Единиц как Одной в существе у Платона он Двоицу сóздал (верней, сконструировал, Жизни чужд): ложного Бога в подмену Ее.

  315.  Разделенья наукой владеет лишь тот, в ком г|ла|г|о|л|ит Единый. Недружный же с Ним — не владея ей, делит в очах неделимое и единит несплотимое, и, сущ во лжи посему, — всех, кто верно спрягает и делит, клеймит за грех свой. Таков есть Стагирит. Упрекая иных то в отождествлении неотождествимого (как порицал Гераклита он), то в разделеньи единого (руган Платон за сие как деленьем умноживший Мир, ложь родив), тем он кажет незнание Бога, уменьем-то Чьим есть умение наше делить и спрягать.

  316.  В непонимании патриархальными Греками метафизической Свободы, Жены, а посему интеллектуализме их, Бердяев зрил корнь Аристотелева рационализма. То — так: Муж надменный, собою надут — чужд Жены. И, поистине, в корне неверно, признав истинность первого из двух представленных выше законов и ложность второго, отбросить (вот жест Стагирита!) второй сей: ведь в Вечном едина Ложь с Истиной, невежество с веденьем слиты как страны Единого-Мира. Зря крайности в нем, Дух-Одно и Материю-Двоицу, закон единства различия видит как сущие рáвно их, — но не на них, а на Мире, Едином он взор зиждет наш (с тем, Одно, предстоя Двойке в нем, в двуразрядном числе есть Двенадцать как вúденья суть). Поступая противно, закон Стагирита рознь ставит главою всему — и Мир гибнет в очах безопорных (число коим Два — без иного), со всем, что есть в нем, став одною petitio principii, логическою ошибкой. Ее-то имеем теперь мы! Поставивший «или» над «И», Богом, Кто, меж двух Третий, исторгнут был тем; разделивший Одно, половину отбросив — целящую часть, — Стагирит совершил службу злую, свершив перевод на двоичный сей лад мыслей шедших пред ним — и, разъяты, мертвы они нам. Но мудр Бог! Сын врача, научавший членить по живому (во лжú разделять: вра|ч тут — вра|г, вра|к мастак, в|р|ун53, крушащий Мир, Uno-Р|ун|о, кое мы ища, есть ар|го|навты), не Мир и не Мудрых — себя лишь разъял он. Поистине, в истории философии нет ни одного столь недружного с самим собою философа, как Аристотель: Единство сокрывший, умом этот муж был двойной как само заблуждение. С тем, изо всех ученик его первый, делами великий (Причина, Тьма — Дело) — муж-меч Александр; лишь его воспитав, Стагирит учил прочих, создавши Лик|ей под ученье свое, кое он до того не имел, излагая Платона.

  317.  Но вечно учитель сей и ученик — вместе, Бога взыскуя! Ведь смертные ищут двояко Его. Одни Бога как Бога взыскуют, другие же — как Сатану. Ищут эти и те: Бог и Дьявол — одно, как одно огнь и тень. Платон знал первый путь; не познав путь сей (Сéрдца язык чужд пустому Уму), шел вторым Стагирит. В их единстве Платон — Стагирит, Сердца полный: Безумия — Ум; Аристотель — без Сердца Платон: Ум в себе, пустой54.

*

  318.  Мир есть Огонь, воспаленный Творцом: Огнь-Любовь, — ведь, Любовью творим, коей есть Господь, ею и есть Мир, един в Любви с Ним: Любовь есть Царь и Царство, Бог с Миром Его, Го|Lov|а-Глубь, едина для всех (Amor omnibus idem — любовь у всех одна и та же (лат.)) как Всё в них, с коим Всё они, сами ж — ничто, от Ноля нуль, дыра («Без Любви — всё ничто», — рек Андрей Первозванный). С тем, Люб|овь есть и Х|ляб|и Небесны (чьей Влагой, х|леб|ая, Живем), и мир сей, тьма: Но|ль с Двойкою ту|с|к|ло|й в сем Ло|не. Г|рад Солнца, дитя Кам|пан|ел|лы — г|ра|д Камы, Огня сего град: Век Златой (Кри|т — чей остров, град в море). Лю|бовь есть Love|ц сущих, с|лов Сила и Суть (Sat); она — Солнце всех, душ Огнь, лик чей — очьми зримое солнце55 (на кое молился эллин миросущный: Эллады число — Три, суть Мир, Солнце чье для Эллады сияло, а Риму — потухло, зияя дырой. RO|MA, РИМ есть навыворот МИР-A|MOR: тьма — не Огонь; смерть, mor|s (лат.) — не Бессмертье-Любовь; затворитель Очей: Сердца — Ум-эгоист). Любовь — Тьма, Сила Бога: Любовью силен Он; Любовь — Ку|п|ель наша, где пел|и отцы и по|ем мы (п|етье|с|ть: Тьма — Е|Да Божья; п|еть — еть, е…ать: соч|ет|аться полам («éба» — Ева, Тьма); водой крестивший — Любовью Пред|теч|а кр|est|ил); Воды вечной сей лик — Куп|и|д|он.  Любовь — Песнь, Дело дéл всех: куп|аемых в нем — не ку|п|ить. Муж Воды (кого главны победы — у рек (грань — река, что героя в Иное возносит; Победа побед всех — из Мира, Реки, в Бога вход), цель — река Океан, край земли), полн был им Александр: ибо п|ел|а земля его, Пел|ла (корнь коей — Ахилла отец Пе|л|ей, Пел-Лей), поет и теперь г|ла|сом д|ел|а его. Пел лев сей (так Пе|л|е|в|ин — Тьмы песнь) — и поет: Любовь — вечна, как вечна душа, огнь ее. Любовь есть Апол|лон, Феб з|лат|ой, Вакхом полный как Богом — Мир (Ф|е|рт, имя Ф — явь тому: Ф|е|б-Эрот); с ним — и лав его вечнозеленый, г|еро|ев венец: Э|ро|т, вожак их, с Фебом един, — кома|ндир Кама, Фаллос, тор|чащий как Тьма (финикийск. kama|r — тёмный; ивр. קמתיкам|ти, «я встал»), цветок чей лунный — ло|то|с, ka|ma|la (санскр.): бог Любви мáл как Мир в нас, То. Любовь — Божество (к|а|ми — яп.); друг — am|i|go (исп.), ami|cus  (лат.): с н|ами связанный иго|м Коровы (go — санскр.); глас Любви — конский глас «и|го-го: Мир, Любви Шар — Корова-и-Конь. Любви цвет (со зеленым, любовным, единый) — ли|л|ов|ый: в нем с|пек|тр|а концы, ф|ио|летовый с красным — одно, из Семерки разъятой творя Семь-Цикл, Жизнь, Ж|ар наш (спек|а — жарá (укр.)). Любовь — Лав|а-Ма|г|ма: Суть мага (санскр. маха — великий Любовью), безумство, где п|лав|аем мы и, маха|я, л|ети|м на крылах Ма|хи сей, обнаженной как Истина, Мать (ведь Тьма — Воз|Дух-Во|Да); полн любви, всякий — лев. Любовь есть Че|LOVE|к; Лю|бовь — Лю|ди (ди — Два, сущемногость); Sлав|яне — любовный народ, речью слитый с Sun|S|кри|том, чье Солнце — Любовь. Любовь — о|лов|о; стойкий солдат из него — Тьмой, Любовью прям-тверд, песнь чью льет с|о|лов|ей: ведь Тьма — Уд. Любовь есть по|цел|уй, что нам цел|ь|ность да|рúт: Любовь — К|лей; це|лов|ать — еди|нить (тем спасла сердце Ка|я morós’ное Her|Dа, Причина-Любовь). Любви-Мира Корнь — Бог. Он — Податель Любви56, ее больший: Любовью — Любви, — ведь творенья состав есть творец. С тем, Люб|овь Они оба: Бог-Мир, Пара-Г|луб|ь; и Бог есть Бог-Любовь, Закон-Я, LOW-LO|V|E, что с VE’рой един, а Мир есть Любовь Божья, кора (луб) Творца, сущих К|луб (Хор), Любовь от Любви, приложённая к Ней Ею, Богом. Сущ в сем очаге как Любовь во Любви, в Глуби Глубь, Бог — в Законе Закон. Лю|б|ить — лýб бить: Мир дра|ть ради Бога, Я|дра (бит|ва с дра|кой — одно); вопрос «Камо грядеши?», «Куда идешь?» — ответ себя самого: Миром Божьим, Любовию — в Бога, Любовь (и «к|у|д|а?» — «к Уду-Да», «ко Да»: Господу, Мира Венцу (co|da — концовка (ит.)), Уду-Вульве Себя Самого). Тройка Вера-Надежда-Любовь — суть едина Любовь, Тройка-Мир: ведь Мир — Три. Мир, Ка|пелла господня (ведь он — Хор) — любовь от Любви коя Бог; Бог — Любовь во любви, Суть в облатке своей, коя Мир. Явь семуалфа|вит: Л и М в нем соседи, в чем лик и единства Любви с Миром, и ее властвия им, как царит Миром Бог. Дабы Он в нас царил, дóлжно прежде иных, в сущей многости их, возлюбить нам Себя как Одно, Глубь — и Глубию, Богом-Собой мы возлюбим как Глубь мир премногий, как любит Он царство свое. Рек же Ни|ц|ше: «Любите и ближних своих, как самих себя, — но прежде станьте теми, кто любит самого себя, — любит великой любовью, любит великим презрением!». Ибо Любовь — и любви, и вражды Суть. Любовь есть Свобода; единые с Богом в Любви, мы в деяньях вольны как Он. «Люби — и делай что хочешь», — сказал Августин. Ведь любить — есть служить, рад — рад|еющий: полный заботы, служа («Ты свободен днем, под солнцем, и ты свободен ночью, под звездами. Ты свободен, когда нет ни солнца, ни луны, ни звезд. Ты свободен, даже когда закроешь глаза на все сущее. Но ты раб любимого тобою, потому что ты любишь его. И ты раб любящего тебя, потому что он тебя любит» (Д.Х. Джебран). Раб Любви — тот, кто знает Любовь, посему правя миром: Любовь — царь всему (рабов-слуг женщин римских — «рабами» не звали обычно: Любовь — Жена), раб ее — лев, Силы полн сей: покорный — царит (как в искусстве Руб|лев с своей «Троицей»); раб же Вражды (им есть раб в смысле низком: Вражда — Дол) — невежда, чья участь одна: под пятой быть; царить-править — знать чрез Любовь, зря очами ее (рек Сократ). Слуга есть гипостазис любовный владыки: Два, чтящие Ноль, с тем — Ноль сам; Ноль не чтя как Суть, Два есть раб злобный, слуга без Любви); слуга ж истинный тот, кто готов умереть за алмаз его сердца как истинный воин любви: жизнь утратить — в очах бренных; в вечных — сберечь ее («Воинская доблесть проявляется больше в том, что, чтобы умереть за хозяина, нежели в том, чтобы победить врага» (Ямамото Цунэтомо)). Свобода с Служеньем нам — Два, очей трещина наших; в очах благозрящих — Монада они, Од|но-Но|ль. Как Служенье, Свобода-Любовь — стих, лат. versus, возвратность как цикл (ци|клкл|ич в сути: ци|кл|ич|ный — крепимый, как Зовом, Творцом); без Служенья свобода, ход вдаль — бесконечность дурна: ход в ничто и ничто самоé. Всяк из нас — слуга Бога, со знаньем сего или без; служить истинно — ведать Служенье. Склониться пред Богом, Добром — не сгибаться, как А|гне|ц, пред злом. Бог и верный Ему — оба служат любовью своей: человек — Богу, Бог — человеку, едины в Любви, с тем — их нет друг без друга. Друг другу служить — есть друг другом и править: в покорности — власть; со-правленье сие есть ко|хан|ня — Любовь, суть Со|крат|а, со|власт|ного с Миром («со» = «ко»; kratoz — власть (греч.) = han (санскр.)), любя его в любимости им; посему Сократ — «любящий». Река, где жил Будды род на брегах, есть Ko|han|a: Любовь-Сердце, брег чей — Ум. За Богом второй, Служа — демон, звено между нами и Им: Благо то ж, что и Он; не Служа — дьявол, рознь между нами и Им как дух Зла, анти-Бог (им, Враждой, стал в исторьи Эрот, Любовь-демон). Служением замкнут Мир в цикл: замкнут Богом, Служеньем-Любовью, — ведь Он Мира Суть; и с|луг|а первый Бога — Мир, Плод Его, Луг Божьих душ, сущий Господа ради («луг» — «лаг»: с|луг|и — ласковы, ла|г|ідні (укр.), в чем до|сто|ин|ство, гідні|сть (укр.) их): ведь ди|тяти — родителю дóлжно служити как Двум — Одному (di — двух; тя|тя — отец (стар.), тя|желый Творцом, Два пред Единым сим). Бог и Мир — оба слуги: Бог — Мира, Мир — Бога как Глуби друг друга: Глубь тот, кому служим любя. Долг в Служеньи с свободой одно: оба — д|х|ар|ма, закон-добродетель, д|а|р тем, кому служим мы. Служа — покорством царим: ов|цаца|рь; чел|овечность — овечность. Слу|жень|е есть суть человечности Жень, Женé верность как Глуби: по|кор|ные, служим мы Матери, Бога Корé, с Ним единой. Служáщий — A|svin, «нераздельный с Свин|ьею», Богатством (Sv|inСв|ет-In: Тьма, Глубь-Огнь): кто Cлужит, тот Глубью бог|ат. Жить С|лу|жить: жить с Лю|бовью и в Ней: Боге, С|лу|ч|ае (e|v|en|tангл.), чае|мом нами как Луч (быть обласканным — «в случае» быть: Милость — Бог); S|ev|en, Семь, число Жизни — Служенья число: sev — служить, почитать (санскр.), как служит земле па|х|ар|ь-сев, семена ради Лона. Служить — есть ведóмым быть, а нет — влачимым. Влачимый — слеп: спорит с Творцом лишь незрячий. Ведóмый же видящ, един с Ним и Миром Его57. Посему слепота — с Богом рознь; виденье — с Ним единство: глава к Голове вечной сей, очи — в Очи благие Его. Зрить так — Истину знать, коя Он. Ум бессердный, слепой, лишь глаголит о ней (сиречь мéлет — как Рознь), Сердце — служит ей так, как служил ей Сократ, муж его.

  319.  Служит истинно — любящий лишь; Любовь есть смерти мать и сестра: Тьма над тьмой и со тьмою. Служáщим с любовью награда есть смерть средь служенья — звено в То, где дело продолжится ихне: в Любви То и Это — одно, Мир живой.

  320.  Любовь есть Бог и Мир, Любовь есть и Познанье их; смертные, мы познаём в мере той, в коей любим. Любовь — философии корнь, тяги к этому Солнцу. Эрот — суть Сократа (демон|ий его: Эрот — де|мон, посредник меж Этим и Тем; с ним един Г|ер|мес-Тот, Дух святой христиан); само имя Со|крат, «со-владыка», — Эрот, мирам Божьим совластный как Сердце умам, без кого все мертво. Так Зевес любострастный — ничто без Эрота, а с ним род его; так кружа вкруг Сократа идеей вкруг Жизни, вкруг Сердца Умом, Платон жаждал Эрота, кто был Пир его. В Паре Бог-Мир Сократ — Бог, Платон — Мир, и оба — Любовь; утерявши, как Бога, Сократа, Платон стал любовь без Любви: Мир в себе, нуль.

  321.  Любовь — М|ос|т, миры единящий, а прежде того — Высь и Дол: Сердцем — Сердце и Ум; и путь вниз, он Христос, в мир сошедший сей: в рознь — для Единства; путь Ввысь — он Сократ: путь от розни в Одно. С тем, Христос и Сократ мудрый — оба Эрот, бог, со смертью единый как Двое сии. Сердцам сильным цемент, слабым — он ки|слота, гибель их: ero|de (англ.) — разъедать.

  322.  Любовь — Меч и Щит наш. Полный ею — герой, страха больший как тот, кто здоров; ущемленный в Любви — трус (санскр. трáс|а); и трусость — единственный в сущем порок (с тем — тягчайший, рек Сын в книге Темной): бол|езнь, чей итог, коль Любовь не спасет — смерть, изнанка Любви. Герой есть слуга Глуби: Любви, Сути нашей; облатка, Вражда как не-Суть — не владыка ему. Герой есть монолит, сиречь к|ам|ен|ь Любви как Мир в сути (ведь Кам|а — Любви бог; кам|лат|ь — Любовь звать, прося Силу сию снизойти как Мир, Лат|ы Господни, в нас: Целое — в часть; Господь — «ámen», что рáвно и «Истина» есть, и «Любовь» (как безумье: Aman|tesamen|tes«Влюбленные — безумные» (лат.); муж камланья ш|аман есть безумец Любви, каков с ним Ш|ива-бог; верный Истине в мире сем умном — безумец)); трус — тот, кто, единства лишен в себе, трýс|ится, мыслью о бое сражен: ведь без боя — раз|бит, страшась смерти, чей враг он, всегда одолен: смерть — Тьма, Сила. Герой не страшится ее, ей союзно ступающий в То: смерть как грань — и врата есть в него, и самó То. Разъятый, раз|мол|отый смертью, трус, Мира лишен как имущий куски лишь его (ибо Мир — Это-То, смертью цел), не имеет Отчизны; Отчизна героя — Мир, Суть сущих всех, не таимая с|мел|ым очам. Речено о герое:

 

Его зарыли в шар земной,

А был он лишь солдат,

Всего, друзья, солдат простой,

Без званий и наград.

Ему как мавзолей Земля —

На миллион веков,

И Млечные Пути пылят

Вокруг него с боков…

 

                                                                                                  Сер|гей Ор|лов

 

Трус — суть Муж, что в лишеньи Жены Силой этой страшим; герой — Сила, Жена, коей пр|ям он, над смертью царя: Ж|ена — Ж|из|нь, И|нь-Ин|ое. Трус — Зевс, что, пожрав в очах смертных Тьму-Мать, влез со страху на гору и дал смертным град со стеной крепостной — ликом смертного страха: пред Жизнью — ума, ее тени как Двоицы-Зла, войны вечной58. Г|рад|ы ж Матерински не ведали стен и нужды го|род|ить: град был Род как стена сам себя, — ибо Мать на равнине жила и была сей Равн|ин|ою (ров|ный (от «ров» — Тьма, щелéй Щель) — ко|ровный: Корова — Тьма-Мать, Корá Божья, чей праздник — По|крóв нам; с|нег, п|лат сей — суть Нег|а, Мать эта) как Гея, Земля, сущих Т|ве|р|д|ь-Мощь, E|n|er|gei|a нас, землеродных как равн|ых в Любви, коей рд|еют ла|н|и|т|ы (лан — поле, равнина) и коей Ат|ланты полны: Любовь — Мать, Нит|ь всех сущих в эпохе Ари|йской как нить Ари|ады в ад|у, безлюбовной поре этой (Матери лик в ней есть Сп|ар|т|а, бесстенна земля Тьмы, Искусства (Ars), с М|арс|ом дружна без лакейства ему: с тьмою — Тьма; демон Лак|демóнаЭро|т-бог, г|еро|ев вожак). Трус — тряс|ун, сын т|ряс|ины Ко|Зла, духа гущи телесной: ряс|нúй — густой (укр.); слово труса — «спасенье» как бегство от мира сего, в коем властвует Меч без Меч|ты: жизнь без Бога как чистая смерть. Вожаком трусов Отчий кан|он мнит Христа как С|пас|ителя, пас|т|ыря толп. Ложь сие: Сын Жены, не таков Он! Бог — пастырь не многости, с|коп|ища Розни. Пас|тись — пас|овать, в сéн|и внешней руки позабыв Себя; Бог же — Я наше: Столп тот, без Кого паст|а мы, а не Твердь. Пастырь-Глубь, Он, Единый, пасет одного; пас|тыр|ь внешний, что многих пасет, есть душ вор: тыр|ить — крас|ть (вор из сих — монас|тыр|ь, дом сбежавших от Жизни: Ум-Мáнас кичливый, кусок, скрывший Полность сию), крас|ный — цвет Сатаны как облатка, не-Глубь, куда он нас влечет. Пас|тырь внешний — пус|тырь; па|сет — Сет, Дьявол-Зло: cет|ь — Свободу взыскующим, пас|т|ка (ловушка — укр.) их; суть па|сен|ия, как о|пас|ения, пасть|бы наружной, есть многость: Диавол, влекущий пасть в пáсть свою: Козел — ко Злу; Бог же вечный, Един, не спасаться велит нам из бренья, как крысы с челна, но, живимым из Глуби, геройски бороться Любовию в нем — за него, дабы стал он Любовь: из руин, пустоты — Полнота. Тело — телос, цель (греч.) нас как сутей ис|кон|но духовных (Я — То, Дух): достичь ее — есть об|рат|ить тело в Дух, Корнь его: рознь, облатку — в Любовь, Глубь. Спаситель для Запада есть внешний бог, Сатана, бог-покров, фанатизма корнь, милость чья, внешняя — Суд, Злом пустой; для Востока — Бог, Глубь-Я, всяк в Коем, Добром этим полный — Спаситель Себя59.

  323.  Ибо мир сей — достоин Любви: он суть царствие Божье. Но в дольних очах он отпал от Творца, когда Мать, Длань Его, была съедена Мужем. Огонь Кр|асоты, по|кр|ывала Творца, c Ним един порой Женской, угас, восстав в час Ренессанса как чуждая Сути облатка: Диавол — не Бог. Порой сей Князь схватил человеков60; порой Просвещенья — пронзил: «просвещать» — есть навылет светить, протыкать. Так своим копием нас проткнул, испустив Дух наш — Господа, Глубь — Сатана, влезши вместо Него; царство-Личность, Народ как лик Бога — не маска Его, пало в прах королевской отъятой главою, распавшись на тьму индивидов, сих масок без Сути, душа коих злая, сойдя до конца, омертвела в плоде их, машине, стяжавшей трон бренья как суть его, смерть. Ей-то певший хвалу волей Князя, Декарт, тело мысля машиной, отъял от души его тем — и оно без нее стало камнем; Вол|ь|тер, тьмы посол, Мир сравняв с механизмом часов, в омертвении сем, просветитель, пал к Дну самомý, не плоть нашу — Мир, Камень текучий До|бра, обратив в чистый труп, камень Зла.

  324.  Жить — есть видеть. С тем, Мир, Пир (эллин. огнь) очей — вожделен для них. Сей созерцания страсти лик — наша боязнь не узреть и с ней страх пред незримым. Касательно сего в «Кратиле» Сократ, проясняя суть имени бога посмертного царства, речет: «Имя… Плутона пошло от богатства, так как богатство приходит из-под земли. Что же до его имени Аид, то многие, я думаю, подозревают, что этим именем обозначается «невидимое», причем люди, опасаясь такого имени, зовут его Плутоном» (курсив наш), — сиречь не зовут его прямо (делением первым от Сути, единым с ней), но указуют (деленьем вторым, в розни с ней безопасным): «Плут|он» (от эллинского plútos  — богатство) — по сути «обманщик, хит|рец», плут как тот, кто таится: богатым быть — есть ведать Тайну и домом иметь ее. Т|айн|а, Бог|атство — Глубь наша, Бог-Мир, Дом всех сущих: Лад-К|л|ад, крепкий Кл|еем, Творцом. Плутон — Глýби бог, с тем — и Платон|а, кто ведал сей Дом. Эпикур, Сéрдца муж, рекший: «Хорошо прожил тот, кто прожил незаметно» (по О|в|и|д|ию (ovo — Причина-Я|йцо; «вид» — суть вú|д|ень|е, дей|ствия (дія — укр.) суть) — «хорошо утаился»), — рек о Доме сем, Тайнике, где храним мы Себя. «Кошель», денег с|у|мá, его кажет безмолвьем как хода Вершину: КО (…) ШЕЛ|ь. В мире бренном богатство — с вин|ою пред Богом едино как Дьявол, не-Бог; с тем, его лик — С|в|ин|ь|я, мать ко|п|ил|ок, пятак коей (Пять есть Victor’ьи эфирно число) — Два в овале Ноля; «хрю», глас — Хри, Хари-Тьма (свиновиден Хру|щев, муж Причины: дверь в Космос, Тьмы Дом); «цвин|тар» — клад|бище (укр.), «ц|в|ей» — Два (нем.): Тьма — Второе как Глубь, Суть могил, в сердцах вею|ща. Тьмою к|лей|мен, свине|ц — смерти металл: пуль разящих и башен, где в хлад замерзали, сгорали в жару.

  325.  Мир есть Божья Любовь и Жизнь Божья: ведь Жизнь и Любовь самоé — Бог. Жизнь — качеств превыше, второго не зная себе: Жизнь есть Жизнь, Суть; жизнь, коею есть мы по форме своей, есть Антрóпное качество оной, страна рядовая ее, маска Мира меж разных иных. Ибо Целое — Суть, часть же — маска его: полу-Суть, гипостазис Причины как Два пред Одним. Мир есть Десять; Антропность, с тем, — Пять, полу-Мир как Деянность: ведь Мир созидаем в себе мы как Х|ра|м из камней, пол|овин Пол|ноту, и рукú к тому — две, половин Длани-Тьмы, в каждой — Пять. И как Мир есть единой законной корпускулой Мира: Монадой Себя, Полнотой, — так в Антропности, Мире-Антропе (кем есть П|раджа|па|ти-Пур|уша индийский, И|мир-скандинав), есть частицей, законной едино, Антрóп. С тем, Антропность есть кач|ест|во Жизни, присуще в очах нам с иными, кто в Мире согласен ему же. Ко|ли|ч|ест|во Жизни, Антропности меньшее как корка cути, есть р|о|с|т — длина волны корпускулы, коей Антрóп есть; Cуть роста, Движенья-Покоя (иметь рост — расти; не растущий — не есть, ростом в нуль) — Верти|к|Аль: Божья Жизнь, Шило-Тьма, что, верт|ясь, т|ор|ит Мир как покров — к Сути, Господу. С тем, дуализм Мира, мирской наукой безлично зовущийся корпускулярно-волновым, — в персональности, должной ему в очах видящих, есть дуализм антропно-ростовой. Антропностью, качеством, все во Вселенной антропы едины. Количеством, ростом (присущим и сутям Вражды, и Любви; масса ж, бренья знак, есть лишь у первых: Любовь — Вечность, бренье — Вражда, Рознь) — различны они, и у каждого мира рост свой. Мир, как Целое, есть Тройка, целая часть числа p, Пи, числá Мира, Пи|щи всех сущих (Щи|та очам всех, кто о Боге пи|щи|т) и их Пи|ка (Суть — Пища, Водá; части — Целым как Пищею сущи, без коей их нет): ибо Мир — Три; часть дробная pхор Антропный миров: Мира часть и единство частей (ст|ран, иль г|ран|ей — в служеньи Бри|лья|нту сему), где Землянин стоит как Антроп меж Антропов; и каждому миру в сем хоре согласна особая дробная часть, с тем — число p свое. Мир — Огонь; p как Мира число — число-Огнь: П|и|рПи-Ир|ий, Мир-Рай, Бога Дом, где Хоз|яин сей — Гос|ть. Мир любя целиком, Египтяне, народ Божьей Тьмы, Тéла Мира, p зрили Тремя без иного (3,0): любя Целое, любим и части его и безмолвьем их чтим, ведь Безмолвье — Любовь, гласом чьим была пи|фия (фий — фей — Тей, Тéос-Бог). С тем, число p как целое с дробною частью своей — есть субстанция-и-акциденция (первая здесь — сфера Бога, Им полная: та, коя Служит, — таков Мир; вторая — пустая: Диавола сфера, что служит себé лишь); в кон|крет|ности ж нашей, Людской, p есть Целое-Мир, Хор вселенных, с антропностью нашей, Земною, как полно раскрытый зрачок наш — кольцо, круглое по-Людски (ибо круглости в Круге Всего — разны качеством их; круглость части — лицо ей свое; Человек — Мира часть, Миром круглая как Камень сей, и собой — как оправа его): зрить — есть быть; быть Людьми — зрить Людски. Всем константам Вселенной как Солнца очей наших число сие столп: зр|ачком — зр|им. Константа з|рачка, сущего Мира ради как Солнца солнц, Пи — указатель прямой его: ведь М|ир-Огнь — Пи|р. Им зрачóк сущ как f|ocus, очаг (лат.). Кольца сего столп, суть распорка, диаметр его, не дающий ему с|пасть|ся в нуль — есть Свет Белый, Бытье, Андрогин мужесущный, число коего — Единица; ее половина, согласная розни очей бренных, ра|ди|ус сего кольца — чистый Муж без Жены: Отец, царь бренных наших очей. Бытию в атеичной науке согласен боз|он, квант Огня с целочисленным спином, в ней данный статистикой Бо|зе-Эйнштейна, суть коей есть Бо(«по|чит|ь в бóзе» — к Нему отойти), и в сей паре мужей Бог — суть первого, Дьявол — второго (Мир коему — Шар-Ум: ведь Ум — Дьявол). Отца ж в науке сей лик — фер|мион, квант матерьи-тьмы с спином 1/2, статистика чья, Фер|ми-Дирака — суть Сатана, Люци|фер (фер|уэр, Бога тень), в паре этой, зеркальной Господней, согласный Фермú, Бог же — Ди|ра|к|у: Дырка в очах бренных — То, чего нет в рваных сих (ді|р|а (укр.); раз|дир|а|ть — торить. Дырка глаз бренных — Мир, Ра|к; рак — Ка|р|аны, Тьмы казнь: в Этом То как дыра, что ничем не заткнуть), — что противно духовным очам, где звезда — Бог, а Дьявол — дыра от нее: пустота, в-себе-место, Суть чья Полнота (речено ж Василидом Александрийским: «Всякая звезда есть бог, и всякое пространство, кое полнит звезда, есть дьявол»). Кольцо кáк число p — Полнота; половина диаметра, 0,5, в себе взята дробность, осколки ее: без диаметра радиус — без Жизни смерть. Вот два качества наших очей как границы Антропности зримой, и первое есть Левизна — Полнота, Дух как Высь мировая, второе же есть Правизна: пустота-бездуховность как Дух, Отцом скрытый (разбитый) в очах — Мира Низ, не служáщий Творцу (Низ в Служеньи — свята Правизна, кою чтил Пифагор: от нее, ей верны как опоре, мы всходим к Опоре-Творцу. Справа — Мир, слева — Бог, и из Мира ступ|ая, стяжаем Творца как Себя, служа Миру, Ступ|ени. Покорный — вершит: с|прав|а — дело (укр.); с тем — и  царит он в покорстве своем: прав|ить — следовать Миру: ведь Правое — он. С|прав|иться — о|дол|еть; ис|пр|ав|лять — путь с|пр|ямлять: Мир есть Путь). Числа эти, как сути, нам тайны; видны ж — в умноженьи на Метр как облатку Антропности, имя ее, коим есть числу в бреньи размерность, его проявитель в числá не имущем сем: Рознь, бренья суть — бесконечность дурна, не-число — нуль, Ноля, Не-Числа антипод: ведь Ноль — Всё, нуль — ничто. Пред числом как пред сутью размерность — не-суть: К пред Х, Вакх пред Матерью-Тьмой, лик-я|вит|ель (Вок|ал|а — Бок|ал), — ведь рек Бруно о том: «основание чисел находится без основания измерения», тогда как «основание измерения не находится без основания чисел» («О причине, начале и едином»). Метр — матки (греч. met|r|a) ра|з|мер, длина-Мать, богоданный количества столп, по линейке Любовь. Метр — суть Мате|р|ь, Мет|á нас, держимых Отцом; Метра Суть, Мать — Де|метр|а-Земля, смерть линеек мирских: Вечность — больше любой, и размер ей — Число в чистоте. Явь сему есть тенденция ровных значений: стремленье опорных очам дробных чисел, одетых в него, к целым, истинным: скорости света — к Трем, Мира числу: ибо Свет (Огнь) — суть Мир; кольцá бренной Земли — к Четверице материи, тьмы вещей, коей и есть бренье. Быть сему дóлжно: Закон, Бог-Единый, явь чья есть число, в мире розни сем дан нам тен|ден|цией: не Сутью — порывом к Ней. Одета в Метр как в количество, Двоица качеств очей наших, Левизна-Верх и Правизна-Низ есть границы Антропного ряда как ряда ростóв сутей нашей, Антропной Вселенной, из коих как сутей Вражды зрим себя мы одних (прочи — скрыты Враждой, сиречь заперты ею в мирах своих), сути ж Любви — есть нам Гости: Кон|я, Мира видящи капли, явь чья нам — Кон|т|акт.

  326.  Часть Того, Г|ост|ь (англ. vi|s|i|t|or) — видяща Силы-Очей (vis — лат.) суть как лик Бога: ведь Бог нам — То. Гость есть Любви лик: ведь Бог, То — Любовь. С тем и в жизни мирской в гос|те — вольно, невольно ли — Гос|пода чтим мы, гост|ин|ны — Ин|ое любя как Себя Самое: «Я есть То», человек — Бог, То чистое, Я сущих я. Угощать — Гостя чтить: Даром, Сердцем-Тьмой — Дар, коим есть Гость, Любовь. С тем, гостинны восточны народы: Восток — Любовь, Бог, Гостей гóсть. Мера качества в пору советску звалась ГОСТ недаром: то|вар, коль хорош — гост|ь драгой.

  327.  Мир есть статуя, образ Творца: ибо, скульптор, лепил Бог с Себя, образцов не имея иных. С тем, знать Мир — есть знать Бога: чрез подобье — Суть. Так Его знал Египт, иероглифы чьи, изваянья вещей, были статуи Мира (ведь статуя, он — вещей Вещь), с тем — и Бога. Сфинкс — статуя Вакха, Быка о Крылáх, кои Мать, стезú в Мир. Таков Вакх, бог-притворщик: бык — он и не бык, лев — не лев. Сфинкс-Вакх — статуя Мира: состав пути — цель; Вакх — в Мúр путь. То — Атлантов дар: камень живой, и|д|ол Силы. Ведь Мир — Сила-Жизнь; она ж — лик Мира Сфинкс, Силой Силы идущий от магов, детей Силы-Тьмы, кои были и коими есть и теперь, ныне сущи, Атланты61 (чему знак арабское имя его Абу эль-Хол — «отец ужаса»: Сила — страшит. Силой будучи, днем он, во время чужое, лежит, ночью ж, Силы порою своей, — ходит в Мифа очах вкруг себя, иль вращается бур|но — торит Вглубь: ведь Сфинкс — Вход. Страшимы Огнем, сути Зла пред рассветом стремятся, как в погреб, во тьму, чтоб не окаменеть им: Злу, части, в сиянии Целого, Мира. Сфинкс сим не страшим: Мира лик, камнем стать он не может — он есть Камень, Мир: Жизнь — не смерть, коей есть камень Зла). Сфинкс — Свин|кс: Тьма есть Свинья. Камнь Тьмы, он — связь эпохи Атлантов с Арийской, причины и следствья, касанием их, кое он. В камне Вакх, Сфинкс — Вакх сам (Бога лик освященный — Бóг сам, не подобье Его: образ — Суть, кóли с Сутью един): Тьмы п|о|р|та|л, вход в Мир цельный, где Небо — Земля; вход в Луну: ведь Мир — Тáм, шлях куда — Вакх, Стезя (и Египт с культом солнечным (как с Фебом Греция, Вáкха плод) — суть культ Луны: не Сего, но Того, вход куда — Вакх-О|си|р|ис, врата сер|еб|ра в Мир, Шар Сер|ый, Рис|унок-К|рис|талл). Стези сей конец нижний, С|фин|кс-Вакх  — магам дверь: земным — в Мир как Луну, а Гостям, магам лунным — дверь в мир наш земной. Бренным нам, Силы чуждым, портал этот мертв до поры, когда Силой исполнимся мы, обретя Мир как Дом наш, Луну. Плод Атлантов, Причины Сфинкс лик: как Атланты — Арийцам, Мир — нам. Мир, Огнь — Солнце. Им Сфинкс был, зовясь Хар-эм-Ху, сиречь «Гор (Солнце)-на-гор|изонте» как месте законном его между Светом и Тьмой, коих синтез он. Солнцем был Мир и Эллинам — как Бог очей, Троица, коя в Элладе — три солнца единых: бог Г|ел|иос, зримое солнце небес62 (Египтянам — А|тон: Огнь как корка без Глуби своей) Аполлон, бог гармонии, Трех (Гор Египта — суть Мир, Хор миров); Зевс как солнце-закон (Вражда-Необходимость, какою есть Ум сей; Мать, Зевсова Глубь, есть Свобода-Любовь); и трояко же учат о нем: как о Тьме — Ге|рак|лит, Мир кому был Рекою, из Бога и в Бога текущей; как Свете благом — Пифагор, Феба сын; как единстве двух сих — умы Сердца: Пиндар, пев согласье людей (наверху — что внизу, рек Гермес), и Платон, пев согласье идей и вещей, единимых Душой Мира, Матерью Тьмой. Из триады эллинских богов Солнца Гелиос — царь,  Зевс — законник, Феб — жрец: Три|с|мег|ист|овы страны благú. Мира лик — статуарность эллинского творчества: в статуе каждой, в колонне (число ор|дер|ов коих — Три: ио|ни|йский, д|ор|ийский, к|ор|ин|фский; опорный их камень — о трех был углах как Мир, Стóлп наш), творимых с любовью, зрил грек Суть великую — Статую-Мир, и о ней, их творя, рек («ко|ло|н|на» — суть кол|о(круг)-лон|о: Мир, Лоно и Столп всего). Камнь сей (греч. литос) — Река (лит|ос — лит|ь), что от века одна (и от века в ней — мы: раз един; посему, миросущным, в нее не войти дважды нам, как сказал Гераклит), и, текуч, есть он вечное Творчество Бога, Кто леп|ит его всякий миг (так и мы за Ним: Мир нам любить — есть лепить без конца как себя его нам, и себя — как его). Посему Красота, коей есть он как Бога покров — «ле|п|от|а» (стар.): плод пот|а святого; с|леп тот, кто не видит ее, ибо Бог дланью Тьмы зале|пил ему очи той г|лин|ою, коя есть Мир, Солнце всех. Посему знáком Солнца Египту служил обелиск: Мир как камень; и камень-Мир — Сфинкс посему. Сущий ради очей (как они — его ради), Мир — статуя, явная взору вполне, как на длани раскрытой брильянт.

  328.  Мир есть статуя Бога. Антрóп как вселенская суть (часть чья есть Человек как Землú дитя) — статуя Мира, и — Бога, един с Коим Мир как подобье Его. Богу чуждый, Антроп есть подобие Бога чрез Мир, иль подобье подобья — деленье второе, рознь с Ним. Верный Богу, Антроп есть подобье прямое Его, иль от Бога деленье одно: с Богом слитность чрез Шаг.

  329.  Бог, над Миром сто|ящ На(д)|сто|ящий, есть И|ст|ина, край чей Во|сто|к (Ea|st), полность Тьмой (Ea Eva: Жена, Мир). Мир — ста|туя: полный Творца, он над сущим сто|ит. Бога полн, Вы|с|от|ы, Силы-Vis, — полн собой он, и сей полноты число — С|то (со|то — санскр.), полность Богом, Сто|лпом, Ц|е|ль|ю (греч. sto|coz) сущих и Кос|моса Сутью: Бог — То нам, Мир — Э|то, греч. n|o|st|o|s, С|те|з|я к Нему. В|ста|р|ь — в Ста-Sta|r: Мире как Веке Златом, ст|ар|и жар|кой З|везде шар|овой. Богом полн, Мир — Сто, Бог — Ста Sat: Сердце — Ума. Бога об|раз, с Него (и Им, Бо|гом) ле|п|лён Мир, Огонь го|м|о|ген|ный: Бог — Ми|ра Образ|чик-С|та|н|д|ар|т. Сто есть Десять-по-Десяти: ведь Мир — Десять, квадрат же числá — полность сутию его: довленье себе чрез нее (ведь довлеет себе всё чрез суть свою: Это — чрез То), Мира чрез Бога, Ось: Ос|ь под Миром, Внутри — Г|луб|ь-Г|ос|под|ь. Зуб-кусатель х|во|ста Змея-Мира, Единый, Он — Цель|нос|ть его, Цель как в Д|рев|е сем Корнь; Дре|в|о-Мир — Дверв Него; Корнь не ведать — рев|е|ть от то|с|ки в розни с Небом, S|ky (англ.). Полный Богом, Мир — Сто; труд Эйнш|тей|на о нем — СТО ж; Мас|шта|б Божий, истинный — Мать, Лоно-Мир, Мас|са Ста, коей дом ма|с|та|бá. По Ст|а, Миру ходить как Ст|езе нам — по|сто|лы, даны, дар а|постол|ьский: знать Мир — пешком о|дол|еть Дол подбожный сей (лат. per pe|des apostolorum — апостольскими стопами). Богом полн, Мир — единство сто|рон, Света с Тьмой. Полность Господом — свя|то|ст|ь; святóй первый — Мир, Дитя Бога: полн Им — Мúр он, пуст — он ничто, нуль (свят — сва|т, Сва-Любовью сроднён: родства узы — Она); в текстах ста|рых «святой», полносущный, — «сты», «стый», «сто» («сты Павьлъ», «сты Петръ»). Мира Век, Золотой, что «довечным» зовут — Сто без лет: Огнь без тени, без век Очи. А́ргус (греч. Άργος), Пан|о|п|т|е|свсе|видящий») сто|о|ки|й — взор-Полнота, Тьма-П|л|уг (в|з|ор|ывать, в|с|пах|ивать — очей труд). Сто — Ст|Ра|ст|ь, Познания фалл (уп|раж|нение, эк|сер|сай|з (англ.) — радж|а|с, страсть), коим Глубь торим мы: Тьмою — Тьму. Полность — Сва, Луна-Сва|сти|ка, Сто|рож наш: Бог — в ней живет; е|ст|ь лишь тот, кто Ст|а-Е|ве причтен: Луне, Тьме. Центнер, Сто — C|enter: En|ter, в Ин|ое дыра; Бог — То Тех. Полность Сотней — До|ста|точно|сть: Глубью, Всем; до|ста|ть — из Глуби извлечь-вы|Нут|ь; ста|диядей|ст|виеія — укр.) Полности, Ста; гекатомба, Ста жертва — Сто в Сто, Глубь во Глубь как стяжанье Себя Полнотой; град ста врат Фивы — Полности град: Бога дом. Ме|с|то полное — ста|нция, пун|кт: «пун» — Пан, Всё; рас|сто|янье, ди|ста|нция — к полности шлях. Про|сто|та — про Сто речь: Глубь — Одно. Посему Индра есть Шата|крáт|у, «Принесший сто жертв», и к тому ж Шатаманью, «Ст|огнев|ный»: полней быть, чем Богом — нельзя. Сто — Квадрат Десяти, числá-Мира: квадрат числа — полность Собою как Богом: Я, Суть — То, Бог-Тьма. Полность Собой Этих нас — полность Тем; Единицы Собой полность — полность Нолем, Тьмою. С тем, число Сто по Санскриту — все-многость: Все-Многое — Мир, Бога Хор, цельный Им. Пр|евсходство — Стократность; то|ст  в сути — Творцу песнь х|ва|л|еб|ная (sto|tr`|a (санскр.); stu (санскр.) — хвалить-воспевать: Бога, Шту|ку-Монаду, чей Мир, Mund|us (лат.), есть Мунд|штук; скиф. xv|alla|h, «хвала, слава», — Аллаххв|ала и Хри|ста Воскресенью, ХВ): за Творца, бренны, пьем  — …с|ТО|СТ — стоя мы, Полность хваля своей ста|тью-о’SUN’кой: о|ста|ток Всего, Ста — ничто (в Луну, Мир входит маг без остатка чрез огнь Из|ну|т|ри, Миром став). Знанья жаждущ, сту|ден|т — Бога славит, грызя Им как зубом Камнь-Мир: den|t|is — зуб как День-Тьма незакатный (войти в него рек Египт Книгой своею: зуб — «суб» — Глубь, День-Тьма, в Луне Огнь). Греч. sto|mat|os — рот: Сто-Мать, вход в Бога, Главу. Мать, Гр|уд|ь (ma|sto|s), питает нас Cилой Творца, Его М|лек|ом, есть коим Она ж. А|sta (санскр.) — заход солнца: без Господа-Солнца — без Sta-Sát быть; Сердце-Сократ был умней мужей умных с|т|ократ Сердцем этим, одáрен сто|риц|ей Им, сиречь избытком-бог|атством: над Миром Из|быт|ок — Бог. Меч|ен был Им Ста|гирит; Ари|сто|тель как Ум, Сердцу парный: два сих, Свет и Тьма — Мир един. Бога, Блага полн — луч|ший; Им мечен, ари|ец есть ари|сто|крат, властный Властью Стократною (kra|to|z — власть (греч.)); меж философов был Сократ им. Бога полн, Мир — Sto|i|ché|io|n, Начало: Путь — Целью питает-влечет, ст|а|рт наш — ради Нее. Про|цен|т, сотая доля, люб в счете как полная часть, Сто-в-одном, мерять коей — есть чтить в частях Цен|т|р: Полноту, Цен|ность их. Бога полн Мир как Силой суб|ста|нция; с ним — полн Его чело|век миросущный, глас чей, с|т|их — Его тих|ий глас. Бог-Мир, Глубь — По|сто|янство, Кон|ста|н|та, Ста|н наш, сущий в нас, как в ста|кан|е — Вода (гнев чей — st|o|r|m), в кою кан|ет любой («кан» (кит.) — бездна: Вода-Тьма, чей зев can|cer, рак); очам бренным — пу|сто|е есть Оба; монадой времен, мировых (ин|тер|вал|ов Про|ст|ран|ства, Про|сто|ра: пред Вечностью — времени нет) и земных наших (кои, как тьма, есть и|ст|о|ия) есть Век, Сто|летье: миг|ание Бога, ведь Миг — Полнота (в вечный Миг посему створил Бог Мир); с тем, «век» един с «веко», и веки Господни, мигая, сменяют Векá. Миг как Век — Ста|р|ин|а: Век Златой, Мате|р|ин|ский, Сто|лп-Глубь, что живит Из|ну|т|ри. С тем, срок жизни, довольный нам (день чей — Ше|сто|й, Ше|ст наш, Ш|ест|вия корнь), чтоб обр|есть свою Суть, Мир как С|т|ер|жень — сиречь распрямиться, вос|ста|ть, ста|вши ста|тным (ведь полный им — пр|ям Ям|е в рознь), — есть сто лет, по Ин|дий|цам. Греч. sta|tos  сто|ящий, лат. sto — стою, Миром прямой: Целым — часть. В этом — весь чело|век: ученик (чéла (санскр.); учить — есть на|ста|влять, сиречь пе|сто|вать, ста|вить на путь. Супо|ста|т, враг же|сто|кий — нас сто|йкости учит; бо|й правый суть Бо|г, До|сто|ян|ие наше, до|сто|ин|ства Суть) на пути Глуби, Ста, «век учись» во плотú; ум (чело, лоб), что в Сердце идет, чтоб стать им чрез сто лет одиночества: Мир, Плод — един|ст|вен; ро|сто|к, своей жизнью стя|жающий Цель: как мо|сто|м, до|Ра|сти-до|тя|Н|ут|ься до Бога, сиречь полным стать своим ро|сто|м, П|ро|ст|о|р осягнувши, До|ста|в; пик в сем — ста|ро|ст|ь. Ступа|ем — стопа|ми: сто|па — суть Сто-па (pa|s — шаг (франц.)): Сто шагов в Полность, для коих ноги даны нам; Шаг, Pa|s — Велес-Пан (Panus, Pus), Пас|порт наш, пас|тырь, правящий в Глубь, П|ор|тrich’ал. Научиться — прожить: Тьмой налиться как Сотней, сколь дал Бог. Жизнь всякая — «век» посему, нам до|вол|ьный сей Вол|ей, чтоб, веки закрыв, умереть: смерть — Тьма, Глубь; век прожить — Тьму до края испить, что нам дан. Бог — Опора, Сто|л-Сто|лп, Про|сто|та, коя — И|ст|ина, столп чей Хри|сто|с: без С|то|лпа — мы то|лпа (как лупá: шел|уха без Я|дра, кое Бог). Веры столп есть апо|сто|л; м|и|стИст|ины столп М|атеринский и м|о|ст (міст — мост (укр.)): кто Растет — сим ступает мостом. Р|ост есть главное в нас — Жизнь, Движенье; число буквы Р его (буквы Ума: ведь он к Сердцу Ро|сток: к Богу — Мир Его) — Сто. Лишь ра|ст|у|щее — Е|ст|ь: в нем — Господь, воздающий сто|риц|ей за труд сей («риц» — rich: Бог, бог|атого К|лад, сущий в Ста. От|риц|ать — есть Его отвергать: Бог есть Да; про|риц|ать — за мирским зрить Его: ч|рез тьму — Тьму). Не расти нам — проклятье: гор|б — Феба к|лей|мо, Сути гроб; кар|лик — Кары-Тьмы лик, коим есть Фебов огнь; нерастущее — у|был|ь: убыть — есть убить. Бог — Столп Мира; Мир, полн Его — Столп наш людской: им тверды, всходим Ввысь, к Богу мы, от Опоры к Опоре растя опершúся на Кам|нь, sto|ne (англ.). С ним мы силой сто|руких полны; без него — сто|не|м, точно не|м|ы|е, не-Мы: ибо то — КамКам|ень, Любовь-Кра|сот|а, душ Во|сто|рг. Посему Сто — Возврата число: ведь родимся мы полными Мира, взрослея ж — теряем, о|ста|вшись с дырой от него, пу|сто|той, и вернуть Полность, Мир — можем Сотней: Тр|удом, Мед|оносцем людских наших сот. «Сот», корнь Сотни, есть Истина, Сат: ибо А|ль|фа — О|мега. Полн Сотнею — Господом полн.



<< НАЗАД  ¨¨ ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6]  [7]  [8]  [9]  [10]  [11]  [12]  [13]  [14]  [15]  [16]  [17]  [18]  [19]  [20]  [21]  [22]  [23]  [24]  [25]

Страница:  [14]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама