Земля и Вселенная - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр, рубрика: Земля и Вселенная

Ермаков Олег Владимирович.  
  Планета Любовь. Основы Единой теории Поля


Переход на страницу:  [1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6]  [7]  [8]  [9]  [10]  [11]  [12]  [13]  [14]  [15]  [16]  [17]  [18]  [19]  [20]  [21]  [22]  [23]  [24]  [25]

Страница:  [15]



Электронная почта автора: hermakouti@ukr.net

Личный сайт автора: www.ivens61.narod.ru

Телефоны в Киеве: 
+ 38 (095) 836-42-41,
+ 38 (044) 533-12-20,
+ 38 (050) 877-10-47,
+ 38 (044) 222-65-38


  330.  Богом полн как Собой (Я есть То), Мир сто|úт в нас как Фаллос, Хр|еб|ет наш. У|ста|лый — от Мира, каков Камень, Тя|же|ст|ь,  ло|ж|ит|ся без сил. Богом, Истиной живы у|ста!

  331.  Сто, Мир, полный Собой, как число есть единство числ тел Простоты, кои знает мир наш. Из них Шар, сущих форм цар|ь, Мир-Десять, и с ним Додекаэдр, Двенадцать как Очи, согласные Миру (по сумме сих числ — 22, Мир-и-Очи) — есть Тó очам бренным; тетраэдр-огонь, октаэдр-воздух, икосаэдр-вода и куб-земля — Это: стихии вселенски; а телом седьмым за шестью сими, слитым из двух по закону единства различия, есть Десять-по-Четырем иль Четырежды Десять те|траэдр, пи|р|а|м|ид|а (др.-греч.), полный Сфе|ры (надутый), Сфе|траэдр: Мир, бренным согласный очам, синтез Нумен-феномен, Тьма в тьме как открытое ей (рис. 5). Тело это, спрягая Бессмертье и тлен, То и Это, незримый Огнь-Мир с огнем зримым как Целое с частью, — как тело седьмое в чреде полной тел, а в стихий ряду — пятое как огнь-эфир63 (зримый огнь, слитый с тайным, эфиром: Явь Тайны), числом буквы М, Сорок, Матерью-Тьмою дает полноту, иль единство (Причина — Це|л|ит|ель), чреде простых тел, сумма коих с ним вместе:

 

10 + 12 + 40 + 4 + 8 + 20 + 6

 

— есть Сотня, как дóлжно тому. В Сорокá тьма-мат|ерья, Тетрада едина с Нолем-Тьмой: Глубь, Тьма-Мать — Второе. С тем, С|о|р|ок для бренных есть Рок|а число: смерть, Тьма им — Неизбежность; поющим Бессмертье — Свобода оно: Тьма, Мед тел, в коем тают они. Тело-Мир, тело-Очи в единстве с телами огня, воздуха, воды и земли — суть шесть доказательств бытья Бога, кои не есть полнотой без седьмого, Сфетраэдра, ряду венца: Семь есть Жизнь, Полность. Знак сему — Семь Мудрых (rsi): Мудрость — Жизнь; лишь семь правильных тел во единстве есть лик Г|еб|до|м|áд|ы сей. Тело седьмое, единства сего ключ, не зримый теперь (но известный у Древних, огнь знавших как сферу-тетраэдр, То-Это: Мир, Огнь) — Жизнь и к|лю|ч к ней, седьмое ее доказательство: Жизнь — в очах вечных, смерть — в бренных очах, коим дóлжно ожить, умерев (смертью так оживлен Берлиоз магом Тьмы). Ведь Жизнь — Бог, Клей меж Этим и Тем, Грань их; грань та же — смерть, ОО7: Жизнь, Сон бренных, агент с полным правом убить: убыть в Сем — в Том прибыть, кое Тьма-Жизнь одна (СонШон Con’нери; Пир|с Бро|сна|н — то ж). Умереть, узрив Бога впрямую — вот главный, седьмой аргумент, что éсть Он (так Фому убедил встречей с ним Иисус); шесть иных, кои сущи — ничто без него, с ним же — всё (волей Тьмы, 007 — код России, куда звоню я: Жизнь, Луна — Скифи этой Оплот). Смерть — миров грань; грань та ж, тело ее — лик Истины: в смерти встречаемся с Ней. Смерть и Бог, смерть и Истина, купны, влекут и страшат, как страшит очи Розни Одно; тело Истины-смерти, седьмое, — прекрасно-ужасно собой посему. Таков Петр, муж разящий, в «Пол|тав|е» — на грани, пол-Тау: в одном смерть и Бог:

 

Его глаза

Сияют. Лик его ужасен.

Движенья быстры. Он прекрасен,

Он весь как Божия гроза.

 

Как Одно, тело это (лик чей — семгреч|ки: Эллады печать)головы вид антропной. Ведь Грань — Голова, Глубь. Г|ран|ь в нас — Мир; Грань Мира — Бог вечный (отсель — gran|dіs (лат.): пре|вос|ход|ство-за|глав|ность как суть); Г и 7, с тем, — одно: К|рюк-Луна, Рук|а Божья, сосуд с Глубью в нем. Грань и Гость — Смерти лик, головы смертных нас: А|швин — Аушвиц, он же Освен|цим, дом Смерти-Свин|ьи, Рук|и-Тьмы, коя х|рюк|ает. В Глубь головою — огнь в Огнь, в Полность часть — устремленный, антроп  и главой своей — грань: огнь-к-Огню, пирамида-и-Шар. От сего — мысль людcка о главáх пирамидных. О людях Ле|м|ур|ии сказано:

 

Это были обезьяноподобные существа, покрытые ороговевшими складками красно-коричневой кожи. Их головы напоминали индейские пирамиды, выложенные из неотесанных камней и булыжников. Заостренные на макушках черепа мутантов сидели на выпуклых мускулистых плечах неподвижно.

 

Пирамида без Шара, без Целого часть — Зло, огнь алый, лик чей — кан|ни|бал Кзучилпаба,  индейцев бог. Образ его — монстр в игре наших дней, о ком сказано:

 

Пирамидоголовый (англ. Pyramid Head, яп. 赤い三角頭, букв. «красная треугольная голова») – неофициальное прозвище вымышленного монстра из серии видеоигр Silent Hill, в первую очередь как персонажа игры Silent Hill 2, где бессмертный и неуязвимый Пирамидоголовый постоянно преследует главного героя – Джеймса.

 

Голова — Корнь. Корнь плóти антропной, Сфетраэдр к сему — столп металла Иного, матерьи машины Гостей, как ячейка ст|рук|туры его. Тело то ж есть кристалл головы сей машины, Процесс|ор|а, коя в единстве с Пил|ота главою (заглавной в сей паре, приемля Тьму, Силу к Полету) Полета Машины крылá. Суть их — 40, Единство-и-Рознь, Неотрывный Отрыв как суть капанья и Корабля: ведь он — капля. С тем, 40 — число его: внешне — Четверка, Ноль — в сути. То-Это, Корабль — 40: М Божье, Действие-Мать. Сор|ок — Очи: взойти в Полноту — В|з|ор Луною стяжать как 12 числом 28, К|рюк|ом четверным. «Сор» — «сур», Сур|ья (санскр.), Солнце: Мир, видящих Огнь-Полнота, Корабля Океан и П|рич|ал.

  332.  В числе 40 Декада с Тетрадой равны и союзно являют друг друга очам. Антипод Сорокá — Десять Тысяч: Декада под дланью Тетрады (104), число тьмы вещей как таимый материей Мир, ложну власть коей знать — ведать Óгнь сей,  не знать же — быть плен|ным ее, пелен|ы, скрывшей многостью злою Огнь, Благо-Одно. Десять Тысяч есть счетный несчетного лик (о чем рек Архимед в «Исчисленьи песка»); темносущно, оно у Славян «тьма» (от «тамас» — неведенье (санскр.)), у Эллинов оно «мир|и|ад|а», сиречь видность Мира: ведь «эйд|ос» — вид, видность очей, коя — ад в розни с Сутью своей, Тьмой-Нолем как дыра от него.

      *

  333.  Душа наша — Мир-Мы и Мир-в-нас. Сие ведал Платон, человека зовущий «душою самой по себе»: Полный Миром — нужды чужд в ином, ибо Мир — Полнота (как та пара коней, что, Платону согласно, влечет нас: Тьма-Свет, Конь един). Душа наша, Мир-Мы в Бога мост. С тем, Мир нам утерять — жизнь утратить: кто с Миром разъят, в том мертв Бог. Глас Творца в нас — М|ор|аль, пéрва Весть; Мира глас, с Ним единого — со|весть, сиречь весть вторая, со|вместная с первой: прямой суд души, в чистоте коя — Мир, весть о Боге как образ Его. Мораль огнь, Пут|ь нам кажущий; сове|сть иг|ла, что бес|пут|ство казнит: иг|о злых, кое рвет пут|ы тьмы, ла|д неся. Мораль есть весть Творца о Себе; совесть есть весть о Нем, весть о Вéсти как Том, Кто вед|ет Вед|ать нас (ибо Бог Весть Себя; весть — вестú), коя — Мир, Вин|á сущих (муж чей — Лемов Кель|вин): Закон попирая — колеблем сей Дом мы; и совесть с виной, Два, — Одно в сем Едином (и Истина сущих — в вине: в Мире — Бог, Глубь его. С тем, вин|о, миросущная влага, едино с людьми: жизнь — для знающих Господа, Меру; смерть — тем, кто не знает ее и в незнании сем гибнет, Миром разорван в себе как Вторым, Сатаной). Бог, с Миром, Вин|ою, единый — С|вин|ь|Я, зверь-Богатство: Бог|атство всех — Бог, сущих Я. От Морали свобода — смерть нам как свобода от Господа, Я: быть без Сути — не быть. Внеморальное — антиморально (что мы аморальным зовем) в мире сем, Суть чья — Бог. Бог, Мораль — Сердце; Мир, Совесть — Ум, Им живой, как жив Милостью Суд, Долг — Свободой, Любовью — Вражда. Познать Ум — есть, облаткою сей Глубь стяжав, вольным стать: в мире Двух — Единицей святой (в чем тропа — д|зен-буддизм, Путь-Ум, День, полный Ночи в себе, Сердца-Тьмы: ведь, поистине, в умном сем мире Ум — в Сердце зен|ицы-врата)64. Ведь Мораль-Глубь — Свобода, какою есть Бог; мораль внешняя — Дьявол под маскою Бога, каким в мире Князя, по Ма|ки|а|в|ел|ли, обязан быть царь, чтоб не съ|ели его, как съел Зевс Сердце-Мать. Мораль Божья, Глуб|ь, цельная, в сем мире частных (от Бога отдельных — пустых: полнит Бóг лишь) моралей есть Мор|ия — Глуп|ость, Пустышка: ведь, мня Полнотой себя, пуст частный сей и очами пустого глядит, не зря Mor|s, смерть свою.

  334.  Душа — Мир и не-Мир. Она Мир (и Господь, Корнь его) как Суть наша; она есть не-Мир как не-Суть, сиречь меньшее Мира отдельное, сущее в нем как Сосуде и Целом своем. Душа, Ран|а-и-Ран|ь, как не-Мир есть ст|ран|а Мира, Божья амера, бесчастная часть, что полна Полнотой его: Божьей Любовью, каков он. Амера — бесчастность Любви: ведь Любовь-Мир бесчастна Творцом, а Любовь-Бог — Собою. Вражда, Рознь — амеры чужда, мир круша без предела; амера ж — Предел. Им есть атом, как зрил Демокрит его, муж, Атом атомов чей — Мир, Амера: бесчастное — цельно как Мúр сам. Бесчастна, амера — Бессмертье само: неделимое — вечно. Склониться пред Целым, Амерой — есть Вечность стяжать, а пред частью — погибнуть: ведь часть в себе, me|r|os, — с|мер|ть. Амерой, полною Мира душой (ибо Богом полна она: в ком Бог — Мир в том), есть мах|а|тма — душа, плоть объявшая: в зримости бренной — плоть, в сути — огнь. Таков герой, смерти друг, страха больший бесстрашием Мира, у коего, Жизни, — внутрú смерть; зря в плóти костюм, он раздеться готов, снять смерть эту, очей бренных плен, Ум Ума. Г|еро|й в сути — Эрó|т, дух Любви, плена чуждый: ведь Мир — дом его; и с тем с|часть|е его есть Свобода: не часть — Полнота (счастье ж бренного мира — частично, и с тем — плен); жить истинно — есть быть свободным, неволя же — смерть. В Мире вечном Свобода есть Господа Дар, нам от века решенный: ведь только свободный — бог|ат; мир же сей есть темница, чьи узники, мы — бедняки, и Бог нам дает шанс Обрести. Герой — тот, кто берет его как пропуск в Жизнь; он, смерть видя, зрит сбоку ее как препону, не застящу Жизнь, Цель его, зриму им пред собой; трус же — тот, кому смерть застит взор, стоя прямо пред ним. Цель — онá трусу, хоть и бежит ее он. С тем, дела его плохи: смерть ищет его (цель с идущим к ней — встречные, оба идут), посему — и найдет. Трус есть ищущий смерти и ею искомый; герой есть взыскующий Жизнь и искомый ее: огнь — Огнем, Костром — искра.

Героем быть — выбор единственный наш, ибо Выбор наш — Мир, Любви Шар, а герой с Ней един. Герой — тот, кто всегда есть Собою: Собой быть — себя не щадить ради Дела святого, Любви: Я есть То, Мир-Любовь, в частях Целое их; ya|I, жертвовать (санскр.) — «я», герой, душа голая, Тьма-Суть. Гер|ои и боги — едины Одним, кое Мир, с тем — Причине причастны, Тьме-Her. Так едины Элладе они миросущной, число коей — Мира число, Три. Рознь частного бога (идеи Платона) с героем есть в том, что, душа, плóти бог не причтен — с тем, бессмертен; герой — с ней един, посему — смертен. С тем, герой есть смертный бог, бог — бессмертный герой (и бессмертные — смертным чета: Мир, То-Это, учил Гераклит). Мира полные, оба — амера. Амера — и Гость, лик Любви, в Розни мир сей входящий как весть о Творце: ведь Любовь — Бог. Амера ж — машина Любви, коей к нам как чрез дверь входят Гости, идя — часть согласна от Целого, Мира, — из Глуби людской, коя он. То — машина-душа, что едина с Пилотом (героем, амерой Любви) голова к голове, — чрез главу его, Тьму-Свет, в Процессор, машинну главу, струя Ноль, Силу-Тьму. Посему, двухголовый, ч|ел|н сей есть т’орел’ка — двуглавый Ор|ел, Ап|ПА|РА|т в полном смысле своем: Тьма от Тьмы, челн Причины (Ор — Мать в ней, el — Бог), рат|ник оной (слуга Глуби — во|ин), законный союз двух голов, где Антроп, глава-Суть, правит главой-не-Сутью, Машиной, как Бог — Сатаной: беззаконьем — Закон мировой и машины Любви сей; машина ж Вражды, в мире властная сем — беззаконный союз, где машина царит над Антропом: над Сутью — не-Суть, над Творцом — Сатана, тенью мрачной объемля Огóнь сей.

 

                                                                    

 

 

Ма|ши|н|ана Ма|тери ш|ина как Два на Ноле, как на Глуби Луна-корка S|in. Дело всякое наше и жизнь, дело дел — челн двух гл|ав, где служáщая — наша, а правяща — Бог или Дьявол (ведóм кем был Дарвин, с ним — «Би|гл», челн сей мрачной судьбы); и глава дела розни — Вражда-Сатана, а любовного — Бог, Тьма-Любовь. Бог и Мать — Тьма одна; с тем, глава, что любовно царит — Мать, служáщая ж — Вакх, Сын ее. Гипостазис Антропа (Кора|бль как кора его вéрна, любовь Любви сей: так Мир — Бога Любовь), челн Любви есть двуглавость с Антропа главою, царящей как Мать, и своей, ей служáщей: Процессором, Вакха кристаллом живым — камнем Глуби, Вина. Антроп, Силу струящий в него — голова есть двойная: Ашвины, Пилот-Близнецы (Тьмы посол: Ноля — Двойка), доящий Корову, Тьму (двоить — доить) и живящий Корабль Силой, Млеком Луны, Солнца Тьмы. С тем, всего голов — три (две антропных в единстве, машинна — одна): Корабля Суть — Мир, Три-Голова, меж Ашвинов Жена как Сень их. О камнях вроде Вакхова сказано:

 

Во времена Атлантиды самыми нужными и могущественными вещами считались монокристаллы. Они использовались как принципиальный источник дармовой энергии. Их применяли во всех сферах человеческой деятельности. Великий ясновидящий 20 века Эдгар Кейс в своих «чтениях хроник Акаши» [Эфира, Огня-Глуби – Авт.] говорит о гигантском кристалле, который назывался Огненный Камень. Жаропышущий кристалл был установлен в Великом Храме Огня в стольном граде. По словам Кейса, это была центральная электростанция всей страны поздней Атлантиды. Концентрация энергии солнечных лучей, проходящих сквозь многочисленные призмы этого камня, достигала столь колоссальной величины, что «ее можно было преобразовывать и передавать на всю территорию в оптическом диапазоне волн». // Кейс также рассказывал о применении кристаллов для омоложения человеческого тела с помощью солнечных лучей. Он же сообщил, что Огненный Камень все еще покоится на дне Атлантического океана в районе Бермудского треугольника, где время от времени заряжается энергией и уничтожает корабли и самолеты. Этот Кристалл использовался атлантами постоянно – и днем, и ночью. Солнечная энергия накапливалась в огромных количествах, ее хранили в специальных медных емкостях, а излишками освещали по ночам береговую линию Атлантиды. Некоторые летательные аппараты для передвижения по городам и между мегаполисами использовали лучи Огненного Камня.

 

Питание Глубию — жизнь Корабля, как и наша, антропная: Глубь — сущих Я, в Луне Солнце как Это-и-То. Лунный муж, Солнце это-то зрил Кон|дратюк очьми сердца; писал он:

 

Теоретически возможен еще один особый вид ракеты [=Корабля: торя Мир, Рак, — Ко|Ра|б|ль есть Ра|к|ета], черпающий энергию извне, от солнечного света [в сути — от Глуби как Мира в Луне].

 

Из книги «Завоевание межпланетных пространств»,

пояснения в скобках — наши

 

Ашвины — Ум Сердца, быки при Корове одной, Ею цельны: над ними Ноль сей — Первый, Мать, Обод их, меж них — Дочь, Третье-Клей; обе — суть Мать одна. Посему в Корабле число мест — три: для Сердца — одно, для Ума — два, бока сему центру как Птице крылá (так мультфильм «Тайна третьей планеты»: в «Пегасе», челне как коне, здесь — три кресла, где в центре — Алиса, Тьма–Мать (Мир как Лоно — Ребенок-Жена, коим девочка есть: Дева, Мать), по бокам — Сел|езн|ев (Серый: селезень — сер) и Зел|ен|ый, Ашвины с Сел|ен|ы, чей цвет зелен-сер). Речено:

 

2.  Как два буйвола, налегаете вы на постромки,

Как два крепких тягловых животных, являетесь вы по приказу.

Ведь вы как два блистательных вестника среди людей.

Не отходите, как буйволы от источника для питья!

 

3.  Как два крыла, принадлежащих одной птице,

Как двое ярких животных, приходите на жертвенную формулу!

Сверкая, как огонь того, кто предан богам,

Приносите жертвы во многих местах, как странствующие кругом!

 

10.Как два ш|мел|я, вы приводите мед в движение,

Как две пчелы, (вы пьете молоко) из коровьего (вымени) с отверстием вниз.

Как двое пахарей, проливающих пот,

Вы следуете по земле (и небу) с питательной силой, как пасущийся на хорошем пастбище.

 

                                                                                                               К Ашвинам. Ригведа, X, 106

Трижды привезите вы нам богатство, о Ашвины,

Трижды (приезжайте) на службу богам и трижды поддержите, молитвы!

Трижды счастье и трижды славу нам (принесите)!

На трехместную вашу колесницу поднимается дочь Солнца.

 

                                                                                               Там же, I, 118, 5

 

Суть, Монаду понизить — удвоить-разъ|Я|ть Ее. Антроп — Я, Суть: ведь Я — Бог, Суть его; гипостазис его — дважды Я: у|м|нож|енье Монады, Ноля — в Два, Безмолвья — в рекущи Уста, Юс Славян, Ѫ, Челн как дву-Я: Я + R = Ѫ, с срединной чертой или без. О том сказано:

 

В некоторых русских и болгарских надписях XI—XIII веков отмечено редчайшее начертание — юс большой без средней вертикальной черты. Причём по крайней мере у ряда писцов это был не вариант юса большого, а особая буква — это очевидно из новгородской берестяной грамоты № 778, представляющей собой азбуку. В этой грамоте юс без средней черты («полый юс большой») занимает своё собственное алфавитное место рядом с обычной буквой Ѫ.

 

Юс как Я в пониженьи — Ю с Я как подобие с сутью своей, предпоследне с последним, как с первым — второе ему: с Богом — Мир. Юс — суть Ost-East: Восток, седло Ра,  сп|лав О-Е, Одно-Два.  Гласны рта — половинны, а носа — Рот-Нос, цельна Тьма: Рот-Глотатель и Нос, что су|ет|ся-гр|еб|ет. Юс, таков, есть не член (ряда часть) носовых, но ряд весь как Луна, Уз|ел-Корнь, речи Мать: так глава, тела корнь — тело всё. Юс-Луна — То-Сие, Вечность-тлен. Юс как Вечность — Безмолвье, как тлен — полность наша мирская: ус|та, что рекут — пред Безмолвьем глас, Два пред Нолем (человек — ус|т|ающий от уст, с тем — и спящ; боги, устали чýжды сей — и сна чужды). Гла|гол — нам гол|ова как уста, Тьма ж — Безмолвье, Дух уст, главы Суть: Вечность — бренной стези. Юс — J|us, пра|в|о, борьба за закон, коя в Ра сущих п|Ра|в|ит (англ.  jus|tI. 1) s. бой на копьях, турнир, рыцарский поединок; 2) v. с|ра|жать|ся, бить|ся на копьях; II. а. справедливый; правильный; должный, надлежащий): глас ус|т, чел|овек как глагол; не рекущий — недо-человек (с тем, ораторства верх — Рим, корнь права мирского: Высь — Глубь, Тьма). Чел|н, Юс — Член-Челн|ок, суть торяща. Язык речь и люди; народ — яз|ык (стар.): «яз» — Аз, Бог, сущих Я (кн|яз|ь (рус.) — kň|az (слвц.)); язычество — речь-человечность как юсно|сть иль юно|сть: Мир, Uno как Юс, что на десять ман|ер|ов звучит и в миру гаснуть стал в век Десятый отхода Огня: Мир, В|ла|д|е|нь|е, с Утратой — одно (и слог буквой стал людям, Одно — половиной, в XIII-й, дьявольский, век). В век сей Русь умалил в Тьме Влади|мир, богов в Дне|пр свалив; руницу, вязь у|з|ло|в (таков Юс, у|з|ел-вен|зел|ь) — по|пр|али лати|ниц|а ниц и кир|ил|лиц|а: письмо с|лог|óв, Полность-Тьму — букв письмо половинное: Сердце, Огнь — Ум, Огня тень, Бога — латы Его, Леп|оте-Миру с|к|леп. О том сказано:

 

…в Х веке на Руси руница отошла от лигатурного начертания (по традиции сохранявшегося лишь в центре печатей), перейдя к линейному [сиречь от кру|гового, ци|клич|ного — к дис|кур|сно|му — Авт.], и стала перемежаться буквами кириллицы, так что для русских надписей Х века характерно смешанное письмо. Иначе говоря, чисто кирилловских надписей Х века не существует. // (…) Написание посредством руницы и кириллицы является закономерным для некоторых этапов взаимодействия слогового и буквенного письма. На Руси мы наблюдаем картину постепенного вытеснения руницы кириллицей. Для Киева получаем примерно такие ее даты: середина Х века — чисто слоговые надписи; конец Х века — наличие и руницы, и кириллицы в одном и том же тексте; начало XI века — исправление знаков руницы на знаки кириллицы; конец XIначало XII века — чисто кирилловcкие надписи, но с рудиментами руницы. А первым воздействием кириллицы на руницу была утрата лигатур руницы и переход на письмо отдельными знаками руницы с переходным начертанием самих знаков, иногда с увеличенными интервалами между ними, то есть стилизация руницы под кириллицу.

 

Валерий Чудинов. Русь великая

 

Смена кириллицей руницы как Слога буквою, Бога диаволом, пишет Чудинов, есть путь в семь веков, от Десятого числя:

 

с Х по XII — эпоха наступления кириллицы; XIII — век осознания, что именно кириллица является основой славянской письменности на Руси, и с XIV по XVII век [век Смерти, Восьми — Авт.] — эпоха вытеснения и забвения руницы.

 

Руница и алфавитное письмо

 

Смертью стал нам Мир, Жизнь, в этот век! Речено о том:

 

До IX-го века включительно Христос изображался на кресте не только живым, воскресшим, но и торжествующим, — и только в X-м веке появились изображения мертвого Христа.

 

Мир, Со|юз-P|us, есть Юс при Творце, раб (лат. ser|v|us) Его; человек — Юс при Мире; Ко|раб|ль — при антропе Юс (Ю|с|ов Вадим, снявший Лемов «Сол|я|рис», о Матери, Сов|е кино, — буква эта в плотú). Суть — Одно, недо-Суть — Два, Служением сущие, в коем Полет их — Орел, Любви птица; в Служеньи — Любовь: в Двух — Ноль, Суть как в крылáх — Мах, Луна-Мать как M|axi|mu|m-Тьма, Axi|s-Ось: Вакхов Столб, Стезя в То. Так в полетах к Луне «Аполлоны» вел Вакх, Феба суть, что был крылья ему: Сила, Мать. Вакх — Тьмы паж, Ею сильный; служа Тьме чрез Вакха, Корабль есть Машина-Слуга, Э|ки|паж: паж Причины — Ки, Тьмы, с ней единый служеньем своим. С ней Антроп слит в одно Тьмой, Любовью: царить — есть любить, господин и слуга — пара-Суть. С тем, дву|г|лав|ный, — дву-Лáв|ен Корабль: две любви в нем суть Love одна. Столп единства сего — жгут-эфир (жгуча т|кан|ь: эфир — огнь), пуповина Любви: Вакхов шлях, нить гер|ойска Причины, Любви-Her с|тез|я — Силы-Шелка (sil|kшел|к (англ.)): ведь Сила — Любовь. Рек Выс|оц|кий о ней:

 

Но вспять безумцев не поворотить —

Они уже согласны заплатить:

Любой ценой — и жизнью бы рискнули, —

Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить

Волшебную невидимую нить,

Которую меж ними протянули.

 

С Машиной соглавный, Пилот дает ей главу всю, головы не теряя, начален: Антроп есть Одно, а Машина, слуга — Два. Антроп, Чел|овек, как не-Дух — Духа чел|н; Корабль — челн есть Антропу, иль конь (ведь челн — конь) сему ви|к|ин|г|у — Вик|ки, Тьмы-Жизни коню, кто в единстве с ней — kin|g, король (англ.). Такова есть Машина. Двуглава, она — конь, служением добрый своим, Букефал — Би|кефал, двуголовый (бу — bi — двух (лат.)), конь о двух глáвах: одна — Александр, а другая, с ней слитна, — коня самого; Антроп — всадник Машины, Ашвин. Конь-Орел о двух главах, Корабль — челн двойной: пара «причина-следствие», Суть чья —- единый Кон|ь, Мир, с|ка|кун Ра, где Свет с Тьмой — Огнь один. Конь как плоть — жер|ебец, сущий е|с|ть и ет|ú (ведь со|и|тие — пища: Бог, Третий меж двух, что слились; жеребец — Р|жев|ский, муж жора-похоти: рж|ет — жеребец, конь); не хлебом лишь живы мы — Духом-Служеньем: служить — ис|полн|ять, укр. ви|кон|увати: Глубью полнить, сердцá — Богом. Мир — Глубь в Луне, Глубь-Луна. Миросущна, машина Любви с тем — МА|SIN, MA|KIN, Луны-Мира конь: Син — Луны бог; kin — Конь Бога, Мир. Любви, Мира машин|а — плод Мáшин: Марии, Тьмы Божьей: Мир — Лоно, Жена-Мать. Христос — «Маши|áх», суть «Мес|сия», труд чей — связь миров, Того с Сим как с Землей Луны-Мес|яца, — в чем Он с Машиной одно. Мира конь — Кон|дра|тюк, машин автор к познанью его; конь — Кан|динский, в ква|драт|е сокрывший Круг сей как Тьму, Вызов умам. Конь — хозяина верный-кон|ст|а|н|т|ный слуга, за него сильный кан|уть («кон» — «кан»: ибо Альфа — Омега; Кан|така — конь Будды, на коем по|кин|ул дворец он, став тем, кем нам вéдом): Слу|жень|е — Мораль, Кан|он наш. Рек Христос: кто отдаст за Него свою душу — ее обретет смертью: г|лав|ный Хозяин наш — Бог, смерти Суть, Глубь-Луна, can|d|r`a (санскр.); кануть сильный за Бога, Хозяина (с тем — за любого, в ком чтим Он) — конь; нести-хранить — конский труд двуедин (от коня смерть принять — пара|докс, Пуш|кин рек, конь поэзии: p|u|s-, р|аn|us — Пан, бог поэзьи, что с Вакхом — в Луну Конь единый, П|е|г|а|с (paspus, Пан, пас|т|у|х: Греков бог скотий и Велес у нас; Пас|ха (πάσχα — греч.; East|er — англ.) — Влесов праздник пастуший (за коим пастух — Моисей, Пан Евреев), восточный: Восток — Солнца дом, в кое лезет бог сей как в Луну, главный Огнь (ха = га = go, Корова-Луна); как Зло злых, Пан пун|цов. Пан, Очей бог (охотник-пастух, каков он — Óчи суть) — Vis|li|puz|li, земли щедрой бог. Pu|skinПа|нова кожа, покров Сути сей). Эго — п|ег|о: душа наша — конь; кон|сул в Риме — народа сул|ящий слу|га, конь: по|сул — обещанье Слу|жить; слуга царства — сул|тан (ви|з|ир|ьvis, его очи, что зыр|ят-взирают: «зир» — в|зор); имя Сул|ла — «слуга»). С тем, co|n — вместе (лат.): верность — единства лик; «кон» — со-: со|вместность-со|гласие (как в «кон|сон|анс» — слитность Му|зыки, Сна: с явью со|н — пара-Суть. Лат. con|sil|ium — совет; ср. ивр. כנוס / ки|н|ус — съезд, совет, сбор, созыв; כנס / ке|н|ес — 1) собирать, вносить, 2) съезд, совет, слёт). «Кин», конь — Син, бог Луны: Мир, Конь — в ней; «син» — «сим»: Мир, Хор-Сим|фония как Сім, Семь (укр.). «Кин», конь — чин, ран|г Слу|жен|ия; Chin|a — Китай, Слуг отчизна, Кон|фуция край как Лу|ч|ин|а невеждам; «чин|ить» — при|чин|ять, совершать как причин|а: Причина, Бог — сущему служит. С|о|ба|ка (греч. ky|n|o|s; лат. can|is; индейское kuni), хозяина верный слуга — конь его: при душе его («со ба» — с душою) второй, Луну воем зовущий как Суть; «со бак» — с бак|ом Вода: с Луной Мир — Суть с сосудом, Корова c Бык|ом как облаткой ее. Бог — Сон снов; Мир — Пес Сна сего, Пе|с|ня Господня: творца дело — песня его; Снá Пес, Сон — и Мир сáм: Глубь, Бог-Мир — Сон един, Пе|снь одна: Богу — Мир, Миру — Бог как Гор|тани Его. К Луне зов, Пес-Волк — цельность: волк — предок собаки прямой. С тем, равнó и «Собачьим», и «Вольчьим» был Феб; Лу|п|ер|к|али|и, Волку хвала — Кали праздник: Мир — Тьма. C|кан|ди|нав|ы корабль звали «конь, или зверь, или лыжи морского конунга, моря, корабельных снастей либо ветра» и «волк корабельных катков», — из чего видим мы: конь и волк — суть едина: Мир, Бога Ко|раб|ль, раб Его. Конь-волк — Влес, в Глубь стезя: Путь — Мир, Конь. Во|лкво Лук, в Мир путь: Мир — Лук в Лун|е; Артемида, единая с Фебом как Мать и сестра его — Кин|фия, Конь-Волк: «кин» — корнь сих двоих. Мир — Вол|к|он|ских Служенье, Вол|к-Кон|ь. Конь, пес — свита героя геройска: слуга верный — герой всегда. «Лошадь от кошки сохнет, от собаки добреет» (отчего не берут с собою кошки в дорогу: то — времени зверь (Кедров рек), враг пространства-коня): конь с собакой — одно. Встретить, в путь выходя, волка или собаку — знак добрый: Волк, Мир — Путь. «Башкир|цев», в кино Королев, Мира муж, — волк: этноним «башк|ир» — «волк» по корню; башк|а — Голова, Мир. Пес — «х|ор|т» у Славян (как порода борзых — grey|ho|un|d (англ.)) Хор|с (конь — англ.), бог-Огнь их (S T): Мир, Хор, Серый (gray) Шар; волки — серы как он. Лай|лап|спес, что настигнет любого: Мир — Цикл, обнимающий все (gov’но, дерьмо коровье — лай|но (укр.): Мир — Корова-Пес как единая суть). «Кон» — «кен» — «щен»: кон|ь — щен|ок, дитя. «Верен как пес» — то ж, что «верен как конь»; Пилат с псом дружил так, как с конем Александр; конь и пес — на охоте одно, как един Дух, Охотник, в сердцах. Пес при райских вратах — Петр, греч. к|амен|ь: при Господе — Мир, Камнь Его. ПЕ|га|С, лунный ска|кун, и Сем|ар|гл, бог Луны (Сем|ь — Жизнь: Тьма, Луны Суть), пес крылатый — едины, как в Глуби, в Луне. Пес — Служенье, Пес|нь, кою поет Конь, Слуга (коим был Пес|тал|оц|ци, уч|итель Добра, Бога л|у|ч в царстве тьмы); Пес — пас|тух (стерегут стада — псы); Пас|ха, праздник пас|туши  — от ивр. פסח,‎ пес|ах: Велес-бог, пастух наш, конь в Луну. Посему в Книге В|лесзнак пса — конский, о чем указано:

 

 

Жуковская изучала фотографию [доскú с текстом Влесовой книги] из книги Лес|ного (…). А. А|с|ов опубликовал фотографию дощьки из «Жар-птицы» и рукописную перепись Ю. П. Миролюбова этой же доски. На фотографии из «Жар-птицы» дощька имеет большие поля и слева вверху имеется знак собаки, а на опубликованной Жуковской фотографии поля обрезаны. Перепись дощечки содержит примечание: «В левом углу дощечки вверху [т.е. на месте, законном для Духа, Тьмы] был небольшой знак собаки или лошади, к сожалению он фотографом не был захвачен во время съемки» (курсив и слова в скобках — наши).

 

Конь — Кон наш: на него ставим мы половину, вторý — на себя, в чем деленья срединного суть (нá кон ставящий всё — головою рискует, вверяя ее Богу иль Сатане: пан — про|пал, про|па|л|ил в нýль дыру). Верный Матери, Гость наш (лат. con|viva, hos|pes) — конь-пес как Слуга, капля Тьмы. «Всадник-конь» — пара-Cуть: князь-кон|язь и покорный ему: сила — воле. Покорство сие — одоления плод, покоренность: ивр. כנע / кона — «покорённый»; כנע / конэ — «подчиняю, укрощаю»: князь — старший над войском, когортой покорных; конь — первый в ней, силу дающий владыке: כונע יעז / конэ йаз = «подчиняю + он будет иметь силу». Об имени «князь» сообщается:

 

Князь: род. п. -я, укр. князь, болг. кнез «старейшина», др.-чеш. kněz, слвц. kňaz «священник», польск. ksiądz — то же, в.-луж. knjez «господин; священник», н.-луж. kněz «господин, священник», полаб. k'nąz «дворянин, помещик». || Праслав. kъnędzь заимств. из прагерм. kuningaz или гот. kuniggs, д.-в.-н. kuning, производного от kuni «род», откуда и фин., эст. kuningas «король». Знач. князь «жених» и «нарыв» табуистич. происхождения. Форма им. мн. князья восходит к др.-русск. княжья, собир., др.-чеш. kněžie, чеш. knězí.

 

С кон|ем един, князь С|кан|динавов — кон|ун|г. О нем сказано:

 

Конунг – древнескандинавский термин, происходящий от прагерманского kuning-az – 'глава общины' (как и славянское слово «князь»). Обычно монарху-конунгу принадлежал один или несколько кораблей, дружина воинов и обширный земельный надел. В некоторых случаях конунг не имел земельных владений и вел странствующий образ жизни на корабле – таких конунгов называли сэконунгами (морскими конунгами). Когда речь идёт о скандинавских монархах эпохи зрелого средневековья, термин «конунг» принято переводить на русский как «король» (например, шведский король Магнус Ладулос).

 

Конь князю — оплот-пь|е|де|стал. Ивр. לשוד / лаш|уд — «полнокровный, усиленный»: конем — хозяин его. Co|hor|s, «со-лошадь» — гвардия (лат.): коньми сильных когорт, не суща без них. Сакнскр. арудха — «высоко сидящий» (= на коне), с тем — и «утвердившийся», «имущий опору» (пример: йо|гарудха — тот, кто утвердился в практике йоги; Гаруда — челн-птица, Гнез|до чье Господь: «гнез» — «кнез» — «князь»: господин, столп; «гнездо» — «гнедой», ма|с|т|ь конска). Рек Рай|мун|д Л|у|л|лий:

 

          Ры|царю принадлежит конь, символизирующий душевное благородство, дабы сев на него, возвышался бы рыцарь над всеми людьми, дабы виден он был издалека и дабы сам он видел далеко вокруг и раньше других смог бы выполнить то, что велит ему рыцарский долг.

 

            Конь бессмертной душе — сердце бренное наше ©: седло — седоку; конь коней сущих — Мир, Hor|se-Хор, душú Суть, под на|езд|ником Богом, Ум Сердца сего, нас учащий Слу|жить («езд» — пит|аться, ест|ь-быти: Движение — Жизнь; Миру Бог — П|ища-Сверху, какою Мир сущ; го|л|од|лад сущих — Мир, Божий П|лод, Лад-Лад|ь|Я, Лод|ка душ (ибо Ум, каков Мир пред Творцом — к Богу, Сердцу ладья, с|кор|лупа на Воде, коя Бог; лýпа нам зрить Его), Бо|гом г|ладный как Песня о Нем, Гол|ове его (гла|д — бо|ль без|гла|вости); Песнью сей — сыт solo|way). Сив|ка-Бур|ка — он, Свет-Тьма: сив — белый, бур — черн, в Тьму дыра (Земле — Сев|ер, Бо|р|ей, белый льдом, как в Мир лаз). Лошадиная Сила — Мир в нас, Мощь жива. Бог есть Мира Держатель: де|ржать — ржать: звать Господа, Суть (ведь глас — зов). С|трéмяс Тремя как Миром, Конем. За Богом второй (se|c|on|d — англ.), как вторым за пространством есть в|рем|я, ре|м|ен|ь вещей (rem) во Служенье (се|к|ун|да — сеч|ет как сек|ач: не служить — битым быть), — Конь (греч. гиппо|с), Мир есть недо-Бог (понижение — гипо (греч.)): меньший Творца на с|ту|пень, коей Мир есть как Пень|е Его о Себе (посему имя «князь» в языках Славян десятиóбразно: Мир, Десять — Бога лик, Им|я Его как покров Сути этой), Can|zon|a (ит. песня) как Сон бренных глаз и очей горних Явь. Бог — Суть, Мир — Ее в|ид|ность, и|кон|а, kin|d (англ.), s|kin (англ. кожа: ко Жа|ру облатка: Господь — Огнь), Кон|тей|н|е|р Ее: скин|уть корку сию — Суть узреть. Бог — П|ор|т|ной; Мир, Конь — Т|кан|ь Его. Бог есть Коня-Мира П|ища, О|вес как Все|го О|хва|т, кое есть Мир, Камень-Вес как Мощь Бога (пытают: коль Бог всемогущ, может Он создать камнь, неподъемный Ему? Вопрос праздный: могущество Бога и Камнь сей — одно). П|лощадь — Лошадь: Мир — s|cen|a Творца, где Он Сен|ь; лош|адь — лож|ь: Мир пред Богом как Истиной, Это пред Тем. Мир, Конь — Божье Пространство, несущее время в себе как пространство в утрате. Рек Кедров о том:

 

конь — это зверь пространства 
время — пространство, свернувшееся в клубок 
пространство — это развернутый конь 

 

            Очам нашим Мир есть сосуд Бога, горшок, где скрыт Он от очей; с тем, осколок горшка — остра|кон: Конь расколотый, остр|ый кусок — в розни Мир. Из сосуда торчащий сего, Бог — рог единорога, Коня в цело|мудрьи его: Мудрость, Тьма (и рог сей — цветом черн). Плоду Божьему, Миру у римлян согласен бог Кон|с с своим праздником. О том написано:

 

Конс (Consus; ивр. כנוס /канус – «собранный»), один из древнейших римских аграрных богов, почитавшихся вместе с богиней Onc, бог собранного урожая, страж зерновых запасов, убиравшихся на зиму в подземные хранилища. Его закрытый подземный алтарь открывался только дважды в год (21 августа и 15 декабря) в праздник консуалий, когда ему приносились жертвы, устраивались бега, состязались пастухи, украшались венками лошади, мулы, ослы. По преданию, во время консуалий были похищены дочери приглашённых Ромулом на праздник сабинян. Впоследствии консуалии слились с праздником «конного» Нептуна, а сам Конс по созвучию его имени со словом «совет» (consilium) считался богом добрых советов (Dion. Halic. II 31; Serv. Verg. Aen. VIII 636; Plut. Q. R. 4).

 

            Хору, Миру Г|ос|под|ь — Дир|и|жер: Ды|ра-Жéр|ло, Ос|ь-Суть. Сущий в паре с Ним (con Dios — с Богом (исп.)), Мир есть ком|пан|ья Ему (М ↔ N), Con|tra (противо- (лат.)), «Три-напротив», при Нем (К|о|н|ь — ко Он: к Богу — спутник Его), К|ун|а|к — Друг, суть Друг|ой как при Первом Второй (при Добре — как Щел|кун|чик-герой), Его гáл|о, ход чей, меж иных Коню должных, — гал|оп. Мир — Ком, слéпленный Богом ком|пак|тно; он есть ком|про|мисс-ком|позиция-ком|пле|мен|тар|ность Тьмы с Светом как Двух, что Одно — в Боге лишь. Кон|дор, небу служа как дор|ога в высь — Мир, Конь при Выси-Творце, Дол под Ним как согласная суть. О сей птице как г|ри|ф(ведь кондор есть гриф; псы тибетские — G|rei|ffs: Мир — Пес, Cерый (g|ra|y — англ.) Шар) сказано:

 

Гриф-птица, мифическое существо, наполовину птица, наполовину зверь, перья у нее заостренные, словно с|тре|лы, когти и клюв железные. Считалось, что гриф-птица вила гнезда на двенадцати дубах [Двенадцать – число виденья: Мир – Очи, Тьма]. В народной памяти это причудливое создание запечатлелось в разных обличьях: исполинская птица, подобно черным тучам заволакивающая небо, затемняющая солнечный свет [так Мир, сосуд Бога, нам застит покровно Его]; от взмахов ее гигантских крыльев поднималась буря, колебалось сине море. В те далекие времена люди верили, что «гриф обитает в Азиатской Скифии [сиречь в Сибири], владеет золотом, серебром [Орихалк, царь над двойкой сей – Мир] и яростно набрасывается на тех, кто покушается на ее богатство, наказывает корыстолюбивых». Грифон пришел в славянские земли с Востока, где, как и лев, считался эмблемой царской власти, через Италию и Византию; возможно также имело место влияние греческого грифона, «собаки Зевса» [сиречь коня, слуги верного], стерегущего золото в стране гипербореев, которых любил Аполлон (комментарии в скобках –наши – Авт.).

 

            Конь при Пане, Владыке (co|nco|m: М ↔ N), Мир — Слугá слуг: Вес Божий нести — есть быть Все|м, кое он, Богом cущ как творенье Творцом. О|се|д|лав Мир, не|сет|ся Ан|троп, с сей Тропою един, к Богу, в Ко|р|нь и Кон|ец троп, возвратным Путем, каков Мир, Конь-и-Путь его (go — Корова-Бык (санскр.): Тьма-Свет, Мир; go — идти (англ.): Мир, Конь, Дет|ка Творца, и|дет Миром, Путем, как несется река в русле, кое — она ж): «вер|ный», «пра|в|ил|ьный» — прав|ящий к Господу Миром, Конем, c вер|ой в Вер|х, Бога-Суть (контракт — Конь-Тр|акт: Мир, Путь-Т|ра|кт). Конь, Мир нас влечет в То; и сказано:

 

          Конь является мифическим образом Смерти, он доставляет умершего в потусторонний мир, осуществляет переход из одного мира в другой. Юнг считает, что конь выражает магическую сторону Человека, интуитивное познание.

 

            На Пути, Мире мы есть кочевники, с Миром сплотясь как Конем: с Целым — часть (с тем, ле|г|ен|дой реклось о кочевниках как о родящихся на спине лошади, ездить учась до того как ходить). Путь — шлях (укр.); благородство шлях|етність (укр.): причастность Благу и Миру, Пути; шлях|та — свита царя. Хор Пути коневой есть Вай|кун|тхи — хор райских планет: вэй — путь (кит.). Путь идущий, Мир, Богом единый, как Бог есть Река без брегов; как Мир лишь — берега без Реки, пересохший поток, Ум Ума; как Мир Божий — Река с берегами: Движенье-Покой, Конь-и-Путь, как реклось, — Сердца Ум. Путь текучий, Мир — Велес, лаз в Бога, что позже стал Власьем (отсюда — «власы»: гр|и|ва конска — суть Хри, Ева-Тьма). О том сказано:

 

…в качестве специализированных покровителей коней выступает св. Власий (который также иногда изображается на иконах всадником) и Никола (Николай): в Белоруссии праздник Власия назывался «конское свято» – в этот день объезжают молодых лошадей, не работают на лошадях, устраивают для них специальную трапезу.

 

Дитя Мира, Коня, и сам всадник, Антроп с тем — седок двух коней: Мира, Сути своей, и Машины, продленья-слуги, чей мотор, Мира полный — Коня есть кристалл. Бог, Творец перводвижущий (P|ro|t|on kin|un (греч.), Не-Конь: кон|ь — к|ін|ь (укр.), суть Ки-Ин, Дух-Внутри; ки|н|ут|ь — бросить в Коня: Мир — вкруг нас), Миру — В|сад|ник, ведь Мир — Сад, а Бог есть Садовник Внутри у него, что в|саж|д|ает Себя: в Два его — Третье-К|лей, Милость в Суд, Сут|ь его (в саду райском так ходит Бог). Всадник, сословие в Риме — e|qu|ite|s (лат.): в сути — равный Творцу: конны оба они  (equi|al — равный (англ.) + quite — вполне, совершенно, совсем). Бог Дух Мира, Мир — Тело Его (Д|ра|к|он, Рак-Конь, цикличный Творцом как зубами его, укусившего хвост свой); с тем, дух — тéла корм|чий и всадник, а тело — корабль, конь. Мир — Цель|нос|ть, сиречь Цель нос|ящее: Б|ОГ|а — Путь, Мир, К|онь Его, Конь-О|Г|он|ь (о|б|ни|ма|тель углов, go|n|os (греч.) как некруглости сущей: Мир — Шар; kin|dle — зажигать (англ.)) как Pyr techni|k|on — Огнь творящий, служáщий Творцу: созидание Миру — Служение, Бо|гу ответ на за|бо|ту Его (посягая на трон Его, техника наша — не творчество, древних огнь, но тюрьма-Ум нам; служа — то челн Сердца, Корабль, Мира образ, челна Бога в нас). Скандинавская Ke|n|az — раскрытия руна (являть — наз|ывать; но|с|овой — есть наз|альный): Творца — в Мир Его; kaun — факел (сканд.), can (брит.): Мир, Пламя (гот. кanu: Мир — Бога Кану|н, кану|ть в Коего дóлжно), Огнь, Богу служáщий как пес, kyn|os (греч.), Бог-плашмя. О сей руне читаем мы:

 

Большинство знатоков рун толкуют название Кеназ как «факел», а факел испокон веков считался символом знания, сознания и ума. Kenaz означает «знать»; английский диалектный глагол ken, а также голландский и немецкий kennen переводятся как «знать [что-либо], быть знакомым с [чем-либо]». // Более того, все эти глаголы означают не только «знать», но и «уметь, быть способным [к чему-либо]». С Кеназ связано голландское слово kun|st, которое можно перевести как «искусство» и «ремесло» и которому в английском соответствует слово cunning – «уменье, ловкость, искусство». Кеназ обозначает способность находить, приобретать, применять и распознавать, а также символизирует учёбу и процесс обучения. // Основной смысл Кеназ – факел, тот факел знаний, который надлежит передать последующему поколению родственников, в современном английском именуемых kin, а в древнеанглийском – cyn (оба эти слова имеют англосаксонское происхождение и связаны со с словом «Кеназ»). В своём основном значении kin – это члены одной семьи, кровные родственники [Мир, Кон|ь (кін|ь – укр.), слова этого ко|р|нь – Хор, Семь|я]. Однако kin можно интерпретировать и шире – как группу единомышленников, принадлежащих к одному племени. Древнеанглийское слово cyning также связано с «Кеназ». Cyn|ing означает «король» (англ. king)[kyn|os, народа пес верный, слуга у него] не случайно в «Англосаксонской рунической поэме» упомянута «родня короля». В северной эзотерической традиции каждый король – потомок Водана. Он должен быть «факелоносцем» – средоточием коллективной души, сознания и совести своих подданных, а также носителем «хаминьи» (hamingja), то есть удачи своего народа. В других мистических традициях древности, таких, например, как египетская, царь вдобавок выступал верховным жрецом в мистериях. // Утратив большую часть своих древних знаний, мы всё же не лишились права предположить, что в старину схожих обычаев придерживались и в северных странах. А в наши дни «родня короля», упомянутая в этой рунической поэме, может пониматься, скорее, в духовном смысле, а именно, как посвящённые – духовные потомки Водана, озаряющие мир светом эзотерического знания. Кеназ символизирует внутренний свет, твёрдую уверенность в своём происхождении от богов, королей и племенных вождей и ответственность за то, чтобы нести в мир просвещение и в надлежащий срок передать факел знания в руки потомков. // Атрибуты Кеназ на психологическом уровне – ясность мышления, прозорливость, самосознание, врождённые или наследственные знания, уверенность в себе, доверие к своей интуиции и, наконец, умение сосредотачиваться и предпринимать решительные, целенаправленные действия. В сочетании с Рай|до – руной, указывающей дорогу, — Кеназ озаряет светом эту дорогу, чтобы мы знали, куда идти. Сообща они направляют нас на верный путь. // Стихия руны Кеназ — укрощённый огонь. Это огонь энтузиазма и вдохновения, а также огонь, служащий кузнецу (к примеру, огонь в кузнице Вёлунда). Один из богов, воззвать к которым позволяет Кеназ, – Хей|м|д|ал|ль, именуемый «сияющим асом». Именно Хеймдалль обучил руническим мистериям своего потомка – человека по имени Кон.

                                                  Ф|ре|й|я Асвинн (курсив и слова в скобках – наши)

 

Ашва|мед|ха, Индийцев обряд основной, захват (ra|id — англ.) Глубью-Огнем, — жертва белым конем: Миром (кто — П|ра|д|жа|па|ти им) — Богу как Сердцу Умом, Светом Тьме, Сим Тому. Ашвамедха есть царский обряд: Царство — Мир; «ашвамедха есть всё» (Шатапатха-брахмана), суть Мир: ведь Всё — он. Рекут Веды:

 

          Ом! Поистине, утренняя заря – это голова жертвенного коня, солнце – его глаз, ветер – его дыхание, его раскрытая пасть – это огонь Вайшванара; год – это тело жертвенного коня, небо – его спина, воздушное пространство – его брюхо, земля – его пах, страны света – его бока, промежуточные стороны – его ребра, времена года – его члены, месяцы и половины месяца – его сочленения, дни и ночи – его ноги, звезды – его кости, облака – его мясо; пища в его желудке – это песок, реки – его жилы, печень и легкие – горы, травы и деревья – его волосы, восходящее [солнце] – его передняя половина, заходящее – его задняя половина. Когда он оскаливает пасть, сверкает молния; когда он содрогается, гремит гром; когда он испускает мочу, льется дождь; голос – это его голос. // Поистине, день возник для коня подобно [сосуду] Мах|и|ма|н, что ставят перед [конем]. Колыбель его – в Восточном море. Ночь возникла для коня подобно [сосуду] Махиман, что ставят позади [коня]. Колыбель ее – в Западном море. Поистине, эти [сосуды] Махиманы возникли по обе стороны коня [как крылья – несущая Полность, Тьма – Авт.]. Став конем, он понес на себе богов, [став] жеребцом – гандхарвов, [став] скакуном – асуров, [став] лошадью – людей. Море – его родич, море – его колыбель» (Бриха|да|р|ань|яка-упанишада, I, 1, 1-2). «Он [«зовущийся смертью», Господь: ибо имя Ему – смерть – Авт.] пожелал: «Пусть это [тело] будет пригодно мне для жертвы и пусть я воплощусь с его помощью». Тогда [оно] стало конем; возросши, оно сделалось пригодным для жертвы, поэтому жертвоприношение коня зовется ашвамедха. Поистине, кто знает это, тот знает ашвамедху. Оставив его на свободе, он стал думать [о нем] и по истечении года принес его в жертву самому себе, а [других] животных отдал богам. Поэтому и приносят в жертву Праджапати освященного [коня] принадлежащего всем богам. Поистине, ашвамедха – это то, что излучает тепло; его тело – год. Этот огонь – арка; эти миры – его тела. Итак, их двое – жертвенный огонь и жертвоприношение коня. И опять же, они – одно божество: смерть. Тот, [кто знает это], побеждает вторичную смерть, смерть не настигает его, смерть становится его телом, он становится единым с теми божествами» (там же, I, 2, 7).

 

Коню-Миру как Жертве всех жертв посвящен в Ведах гимн:

 

1.  Ты заржал впервые, рождаясь,

     Вздымаясь из океана или первого источника вод, —

     С крыльями сокола и передними ногами антилопы,

     И это было твое великое, достохвальное рожденье, о конь.

 

2.  Яма принес его в дар, Трита запряг.

     Индра впервые сел на него верхом.

     Гандхарва схватил его поводья.

     Из солнца вы сотворили коня, о боги.

 

3.  Ты, Яма, ты, Адитья, о конь,

     Ты Трита по тайному предназначению.

     С Сомою связан ты тесной связью,

     Три привязи, говорят, у тебя на небе.

 

4.  Три, говорят, у тебя на небе привязи,

     Три — среди вод, три твоих — в океане.

     И еще, о конь, ты похож на Варуну

     Ибо в нем, говорят, твое высшее место рожденья.

 

5.  О скакун, вот здесь ты купаешься,

     Вот сокровища копыт твоих — победителя.

     Здесь я увидел твои поводья счастливые,

     Те, что пастырей закона надзирают усердно.

 

6.  Мыслью издали познал я твое «я»,

     Птицу легкую, парящую в поднебесье.

     Я видел крылатую голову, храпящую

     На гладких, лишенных пыли дорогах.

 

7.  Здесь увидел я твой высший образ,

     Стремящийся почерпнуть силы в следе коровы.

     Едва лишь смертный насладился тобой,

     Наиглавнейший пожиратель растений пробудил его.

 

8.  За тобой — колесница, юный муж — за тобой,

     За тобой — коровы, склонность дев — за тобой.

     За твоею дружбой войско следует,

     Боги тебя наделили силою мужества.

 

9.  Он с золотыми рогами, он с ногами из бронзы.

     Стремителен, как мысль, Индре не догнать его.

     Сами боги жертву пришли вкусить

     У взлетевшего первым на коня верхом.

 

                                  10. Небесные кони, силой играющие, —

     В средине — скачут еще, в конце — остановились, —

     В ряд, словно гуси, смыкаются, —

     Они достигли небесного ристалища.

 

                                  11. Твое тело, о конь, — в мощном полете,

     Твой дух мчится, словно как ветер,

     Твои рога во множестве мест являются,

     Мечутся во все стороны по лесу.

 

                                  12. На убиенье отправился быстрый конь,

     Погруженный в думу, — мысль к богам обернулась.

     Козла ведут впереди его — сородича.

     За ним идут певцы, идут поэты.

 

                                  13. Виталища высшего он достиг,

     Конь. Там отец его и мать.

     Так пусть он нынче уходит к богам, он, самый приятный им,

     И испросит даров, желанных жертвователю.

 

                                                       Ригведа, I, 163

 

Об обычае сем также сказано:

 

От жертвоприношения коня в Индии зависело благополучие всего царства. В некоторых царствах Индии фалл жертвенного коня царица-ра|ни вкладывала себе в йо|ни [влагалище], таким образом «обеспечивая» плодородие стад и полей царства.

 

Конь при всаднике Боге, при Сердце Ум, — Мир при Нем бык при корове, козел при козе. Посему в ашвамедхе с конем были жертвою бык и козел. Конем жертва — обряд Скифов. Рек Геродот о них: «Из богов же почитают только Солнце, коему жертвуют коней». То ж писал и о Персах он. То ж зрим у Греков: скорбя по Патроклу, коней принес в жертву Ахилл. Римский жертвенный конь — конь октябрьский: ок|тябрь — Десять, Мир (един с кем Вакх, в Луну конь, чей месяц — октябрь); с ним един, дека|брь (в Риме — десятый по счету: год полный как месяц венечный сей — Деся|ть, Мир) — Очи, благой Додекаэдр как суть. О том сказано:

 

Близок к ритуалу «ашвамедха» римский обряд «октябрьского коня». После состязания на колесницах в декабрьские Иды правый конь в победившей упряжке приносится в жертву Марсу, а потом кто-нибудь отрезает хвост лошади, несет его к т.н. Регии и окропляет алтарь кровью, в то время как со Священной дороги и с Субуры спускаются люди и спорят за голову коня. Дюмезиль считает, что это реплика на древнеиндийский ритуал Ашвамедха. (…) Римское жертвоприношение как раз и подтверждает, что в жертву приносится, как и в Ханаане, самое дорогое – правый конь в упряжке, победившей в скачках, т.е. САМЫЙ ЛУЧШИЙ конь, САМОЕ ЛУЧШЕЕ. Характерно и то, что жертва приносится в декабрьские Иды, т.е. в ближайшее к Рождеству Солнца полнолуние, два дня которых – 15 и 16 числа лунного месяца считаются днями Бога и носят особые обозначения в еврейском календаре. Но самое поразительное то, что в этом 2007 г., т.е. 5768 году от сотворения мира, гематрия которого 5+7+6+8 = 26 (יהוה), (в месяце טבת /тевет) декабрьские Иды {ידע /йида // Ида – «Знание [Бога]»} приходятся на 24 и 25 декабря – «День начала года у Орфиков-Друидов» или на т.н. «Рождество Христово». Иными словами, декабрьские Иды в древнем Риме считались главным праздником, когда Луна как бы рождала Солнце (курсив наш – Авт.).

 

О Коне как Пути (ведь Мир — Путь) сообщается:

 

Когда в многоплемённой Арийской империи приходил к власти очередной император, он должен был получить подтверждение того, что все региональные правители (цари, князья, эмиры, ханы и т.п.) признают его в качестве императора. Для этого он выпускал белого коня. И куда шёл конь, туда и шёл сам император, а за ним Орда. Если в какой-то земле региональный правитель не признавал императора, он ловил его коня. Это было знаком готовности к сражению.

 

            Мир, Конь, есть Огнь-Вода; конность, с тем, — огне-водность; бог Индра, бог Агни — суть кони, о чем — гимны им. Ки|м|ме|р|ий|цам  (ki|m Ки-М|а|ть: Мир, Мер|а-Конь — Мать, Тьма) Конь — Солнце священное, Мир-Огнь, стрелять над главой чьей нельзя: над Главой, Миром — Бог, Голова (таков Он и се|длань|е сие: Бог как есть — Голова, как c Ним — Мир: Пара-Гл|убь, Гл|ава-Суть). Посему нужен воину конь: он на нем — что на Мире Господь, без Кого Мир не сущ («Самурай без клана и без лошади — не самурай вообще», — сказано у Ямамото Цунэтомо:  к|лан самураю — суть Бог, к Лан|у (Полю — укр.), Миру Глава; конь — суть Мир; Оба Глубь, в коей во|ин ступа|ет. Клан всадников, Древности ч|есть от Ашвинов идет). Служа Бóгу, Мир — Конь-на-Быке, с ним внутри как Кен|тавр: поглотивший Быка, сделав частью согласной своею. У Кельтов, народа Луны (Бога-Мира — в ней Глуби) согласен cему ритуал воцарения — брак короля, в сути Бога, с конем и съеданье последним быка. О том пишет история:

 

          Из двух важнейших ритуалов, освящавших начало исполнения королем своих функций, главным [у Кельтов], видимо, был ритуал священного брака короля с лошадью, сходный с индийским ритуалом ашвамедха. Вторым из них был так называемый праздник быка (tarbfeis), центральным моментом которого являлось погружение в пророческий сон специально назначенного человека, отведавшего мяса и крови ритуального быка: во сне он должен был увидеть будущего короля.

 

Конь, быка поглотивший (в коня обратив: слуга, бык — конь), Кентавр — всадник: конь на коне, с ним едином. Таков Гость, Ашвин-Диоскур на Машине, слит с коей в одно. О победе Коня над Быком, над Умом — Сердца сказано:

 

В таинствах конца II тысячелетия, начиная примерно с 1350 года до Р.Х., но не в Элевсиниях, древний быкочеловек «Стрелец» невольно все время наводит на подозрение, что он уже стал «конечеловеком», или всадником, тем более что именно тогда и Диоскуры в Спарте стали всадниками. Правда, Евбулея это касается гораздо меньше, чем Кастора-Триптолема, ибо во II дохристианском тысячелетии для коня мифически открылось небо, но не Гадес. В Гадес боги и люди могли попасть только пешком либо с помощью шумерского осла. В Элевсиниях Близнецы шли пешком.

 

Ди|т|ер Лау|энд|ш|тайн. «Элевсинские мистерии»

 

            На Быке Конь, Кентавр — суть фамильи «Вол|к|он|ские» слуг земли Русской, где главна — Ма|рия (Ра|ев|ская — в д|ев|ах), служеньем великая: так служит Богу Ть|ма-Ма|ть — Луна, вол|ка Огнь, ливнь чей — Имб|волк. Слуга, конь, господина достоин служением верным своим. Пред конем склонён всадник его: слуга верный, конь — святость сама, ведь Служенья святей — нет; слуге, бх|акт|е (санскр.) служит Бог, и недаром, — ведь бхакта Его вечный, Мир есть Дитя Его, Kin|der (нем.): служит любовью творенью творец. Кони оба друг другу Они, Бог и Мир; и Мир Богу Конь-Конь, сущий вечно внизу, а Бог Миру — Конь-Всадник: над-ним-и-под-ним. Ивр. קונה / коне — «Бог, Хозяин» — творенья Оплот: Мир на Боге стоит как Столпе (Кон|хо|бар — кор|оль Оль|ст|ер|а в мифе, земли сей слуга). Бог, Царь Мира, оплотом имеет его, ведь Оплот Мира — Бог. Так царю столп — народ, столп чей — царь, что на Боге стоит. Мира верный Слуга, Бог Слуга с тем и нам, миросущным, как слугам Его. «Царь живет для вас, Бог живет для вас», — учит мудрый Египт: царь, лик Бога — суть Конь Бога, Мир; оба Кони Они, служа нам. Учит царь, Конь, преемника сына:

 

Заботься о людях – пастве Бога. Для них сотворил Он небо и землю, для них покорил Он чудовище водное [змéя Апопа – левиафана-Сатану], для них соделал Он дыхание в ноздрях их, дабы жили они. Они (люди) образы Его, вышедшие из тела Его, для них, сияет Он в небесах [как Ра-солнце]. Для них сотворил Он растения, скот, птицу и рыбу, дабы питать их, для них поразил Он врагов своих, уничтожил чад своих, когда замыслили они мятеж. Для них сотворил Он свет дня и плывёт Он в небесах, дабы видели Его. Для них, воздвиг Он храм вокруг них [Мир, Дом их], и когда плачут они, внемлет Он им, определяет Он правителей для них от яйца [от Утробы, Жены], вождей, укрепляющих спину слабому [Господом, Глубью: Столп сей – Прямизна наша], дабы отводили они ею удары вражьи. Надзирает Он за ними [людьми] денно и нощно, поражает Он вероломных и из среды их, как бьёт человек сына своего ради брата его [сиречь воспитует чрез наказание]. Ибо ведает Бог имя каждое.

 

                                             «Поучение Мерикара» (слова в скобках – наши)

 

В том — Служения Цикл: Бог, Слуга, чрез нас, слуг, Себе служит. Служение — Божность: Слуга высший — Бог; оно — Конность: Конь высший — Господь (не будь так — не исшел бы Конь-Мир от Него, от Родителя чадо). Язвить Коня — Бога язвить: грех тягчайший из всех. Конь троянский — попрание Бога: разбойник под маской Слуги. Всадник — и|го коня. Игг|дра|сил|ь, древо-Мир — «с|ка|кун (конь) Игга», Óдин|а (ведь я|сень сей — конь С|лей|пнир), Бога: Един|ый — И|го-Го|сподь, Го|лова; древо это — Ашваттха Индийцев: «стоянка лошадная», Коновязь-Конь. Игг — суть egg, я|йцо (англ.): Бог — Я наше, из коего вы|луп|ясь, мы — с|кор|луп|а Сути сей. Эд|д|аAd|d, «прибавлять»: Коня к Богу как Ви|к|ин|го|в Cуть С|кан|динавску; «Эдд» = Eg|g: Г ↔ Д (так душа — глава нам). Игг|дра|сил|ь, я|сень — Сень-Я: Мир, Глубь. В|ё|ль|ва (в Эд|дах — провидица, «сущая в Эль»: в Боге — Мать, Вульва-Тьма) древо это зовет m|io|tvi ma|e|r|an — «древо меры, пре|крас|ное»: Мир — Крас|ота. Бога Конь, он — И|кон|а Его: дитя — образ отца; а в иконе зря Бога — ки|от ее: Бога че|хол, s|kin Его. Мир (Пес, Кино|с) — про Бога К|и|н|о, чей есть мы e|pis’од, Фил|ь|м (от «фил»: Мир — Любовь), что к Ино|му влечет сему: Бог нам аб|с|тр|акт|ен, в очах скрытый Миром-сосудом, кон|к|ре|т|ен же — Мир, очей Огнь: зря его — Бога зрим, в Огне Огнь, в Яви    Тайну ее, чрез Э|к|ран Жизни — Жизнь; Кан|ны, град Кино, с тем — мировой. Can (лат.) — «сап» (рус.): Семь, Сап|та — Жизнь в Боге, Мир. Кон|ь, Мир — Сон бренным нам: Полность — частию бодрым, пустым. Конь-Вен|ец коней сущих, Мир — Матери Шар, Шар|М Ее, Тьмы-Воды (Посейдон, Воды бог — Гиппий, Конный, у Греков; кобыла Эйоха — Вода), Лоно сущих, Жена; О|ба|янь|е, об|ъемлюще нас (con|v|en|t — женский мона|сты|рь (англ.): Мир, Конь как Монада-Жена, Вент|иль Бога в сердцах). Тело Тьмы, он есть Бога Кон|т|ен|т (со|держимое — англ.), Тен|ь Его — сущий в Нем, сущий Им: Бог и Мать — Тьма одна. Мир — Кон|цер|т есть Ее: глас Коровы сер|ебряный: Конь сей — Корóва, мычанье чье — р|жан|ье его, глас Же|н|ы, коим р|же|т-режет он: Тьма — без но|ж|ен Нож-Огнь (дар чей есть хлеб ржан|ой, преломляя какой, Иисус тем делил на всех Мать). Кон|Го, имя страны черной, Тьма, — Ко|нь-Ко|рова как слитная Суть; «гав» со|бач|ье, глас Мира как Пса — Gov, Коровы-Тьмы корнь. Скандинавов богиня Э|йо|ха, лик Матери — Эхо, кобыла (eoh — лошадь (брит.)): Эх(англ. ech|о — «ещё», образ) Бога — Мир, Конь как Кобыла: ведь, Тьма, — Женá он. О сем сказано:

 

В Ирландии и Уэльсе слово «лошадь» (ирл. ech) входит в имена множества мифических персонажей, связанных с солнечным культом и потусторонним миром. Например, добрый бог Дагда носит имя Эохаид, Отец всех, а один из правителей фоморов зовется Эохо Эхкенд («Эохо конская голова»).

 

 Eh|wa|z и Eih|waz — перемен-хода руны: Мир — Путь; Пес, Ко|бел|ь, он с Кобыл|ой одно. Посему Божий Мир — Конь-Корова-Коза-Пес как слитная Суть. Пес — Пес|ки, Пус|тоты пес|нь очам как Пустыня смотрящих, песчинки чьи мы; с тем-то «Белое солнце пустыни» — кин|о космонавтов, стартующих в Мир: от Земли, части — в Полность, Мир-Всё. В словах кun|a — влагалище, и kun|n|a — девушка, женщина (сканд.) корнь — Конь, Мир ((U = O); Ашва|мед|ха, обряд — АquaMadha: Мир, Конь — Иггдрасиль, иль Ашваттха, — Шар Маd, Тьмы-Воды. «Кон» — «кан» — «кам»: Мир, Шар-Мать — Кам|ы Шар (конь — комо|нь (стар. рус.). Комоне|бранец — «с конями борец»; комо|рох — скачущий на коне; от сего — «с|коморох»). Посему имя «путь» в украúнском — Жена: ведь Путь — Мир; хо|мут, упряжь коня — женосущен как кóнь сам: хо = go — корова, жена; мут|ер — мать (нем.) (ивр. המוט / ха|мут — шест, кол, оглобля, дышло: Тьма — Фаллос; הו מוט / хо мут — «Божий шест»); древу Мира, Ашв|аттхе одни несли женщин как жертву (хараппцы), другие — коней (индоарии). Кобыла Ману — суть Гея, Земля: в части — Целое, Мир (им и есть она видящим). Конь и коней господин, Мир — Кобыла; кобылы ж — его божества, о чем сказано:

 

Сравнение греческой «хозяйки коней», древнеиндийской Dva|spa «хозяйки благоденствующих лошадей», кельтской богини Эпоны  (богини лошадей), прусского конского божества позволяет  также  предположить  наличие особого индоевропейского (в большинстве традиций женского) мифологического образа, связанного преимущественно с лошадью. Возможно, что малоазиатское представление о женском божестве на лошади сказалось и в греческих преданиях об амазонках, по некоторым признакам отождествляемых с хеттами. Рассказы о мифических лошадях известны в древнеиндийской, кельтской и славянской мифологиях.

 

Об Э|пон|е, по|пон|е Господней, указано также:

 

Считаясь небесной покровительницей лошадей, Эпона неизменно изображалась в окружении лошадей, часто с символами плодородия и изобилия. Эпона нередко отождествлялась с врачеванием, в частности – с водолечением. Кроме того, ее культ связан со смертью; считается, что она играла роль провожатого и стража, охранявшего души умерших при переходе в подземный мир.

 

            Бог — Кон|дите|р, а Мир, Конь — Кон|ф|ет|а Его: Плод, Дитя. Конь, Мир — в Бога Кан|ал-Руби|кон: раз|руби|ть узл сей Гóр|диев (kin|k — пéтля (англ.): Мир — Цикл) — Бога стяжать. Мир — Кон|вей|ер: Конь вею|щий, Дух как Река, лик чей — ток э|лек|три|чества, луч|ший во бре|ньи в сре|бре как металле Коня, лике Мира (con|du|c|t — проводить (англ.): Тьму, Ток). Путь несущий, Конвейер-Конь — Мир как «Скользящий», Слейпнир-Игг|драсиль, предстающий лучом нам в рассказе о похищении Сар|ы Шоу в марте 1953 года из хижины в каньоне Туджунга, что невдалеке от Лос-Анджелеса. Вот что читаем об этом:

 

          После того, как доктор Уильям Маккол подверг ее гипнозу, Сара рассказала следующую историю о том, как она была взята на борт НЛО: «Маккол: Вы встали около корабля? Сара: Нет, я начинаю плыть по воздуху. Я к нему плыву по воздуху. Маккол: Что вы имеете в виду, говоря, что начинаете плыть к нему по воздуху? Сара: ...они идут вместе со мной, но мои ноги не касаются земли. Маккол: Когда вы вышли из дома, они были на земле. Как вышло так, что они теперь не касаются земли? Сара: Ну, тут такой луч света. И я как бы... я почти как... Маккол: Сейчас вы видите луч света?  Сара: Я нахожусь на луче света. Я стою на нем, и он изгибается под углом. Это похоже на какой-то эскала... нет! Он идет под тем же самым углом, как шел бы эскалатор, но только на нет нет ни перил, ни ступенек. Это просто очень гладкий, твердый луч, и на нем можно просто стоять... Маккол: Что происходит с вашими друзьями? Сара: Они все вокруг меня. Маккол: Они тоже стоят на световом луче? Сара: Но они вроде как... теперь я иду. Мы все идем, но луч к тому же несет нас, как лента конвейера. Луч движется. А мы, в придачу к тому, как бы шагаем по нему. Но я под собой ничего не чувствую. К примеру, не ощущаю ничего твердого под ногами, как было бы на земле» (курсив наш – Авт.).

 

            Мир как Бога корабль и Машина Любви, Гостей челн — кони. С тем, Eh|waz, «лошадь», Слейпнирова руна — обоим дана сим. В ней Ehэх|о, коим есть всаднику конь; wazвоз|ить-воз|носить, ваз|ой быть как сосудом несомому им. Про|вод|ник-Русло, Мир — и Вод|итель (du|c|er|e — вести (лат.)): Вод|а, что несет нас к Творцу, Сер|ый Шар. К|і|н|ь (Ки-Ин|ь — Дух-Вода, Тьма-Глубь: Мир — Конь во Глуби и сáм Глубь), конь (укр.) — греч. kinsis, движение: Мир есть Река, что Служáщим — Слуга, не Служащим — Кин|жал водяной: Тьма, Т|кан|ь Мира — остра. «Кин» есть «ким» (М ↔ Н: Мать, Мир — Ноль): Мир — Творца Ки|м|онó; ким|мерийцы — народ коневой (имя также имевший «кербéрии»: Кéрбер — пес верный, Слуга. В тексте Библии народ сей вольный — «го|мер»: Мира, Лона, часть (mer|os — греч.); имя носивший сие, Гомер-грек им богат как Слуга), с ними — ким|вры, германское племя. Кінь, Мир — k|in|g, ко|р|оль (англ.), кор|а Бога, роль-маска Его. В Боге, Кор|не, Мир — Ко|р|нь родов сущих, Хор как Единство до многости всех их (kin — род, семья (англ.)); имя «конь» посему — корневое как он. Хо|мя|ков рек об этом:

 

…догадка, что слово конь было коренным именем для лошади, подтверждается разительным сходством имен греч. кентавров с конскими телами и индейских кин|на|ра с конскими головами. (…) Остается предположить, что слово кен, кин, так же как слав. конь, означало лошадь, или что оба народа славянские (жители земли пригималайской, т.е. Бактрии) и гор Фракийских были и называли себя конниками.

 

            Ки, Цú — Дух, Тьма-Ц|е|н|ность как Цен|тр наш, Любовь; и Тьма-Бог — Ценность чистая есть, а Тьма-Мир («К|и|н» — «Ки-ин»: Дух-Внутри, в Мире — Бог, Нутро-Суть) с Богом — Ценность, без Бога ж — Цена как не-Ценность, от Ценности-Бога дыра-нуль как секс без Любви. «Цен» — «кен», кон|ность: цен|тавр есть кен|тавр; ken (англ.) — знать, круго|зор: Круг очей наших — Мир (о нем — фильм «Кин-дза-дза»: Мир в нем — Дом-Простота, где ступа|ют на ступе простой: с|ту|па Богу — Мир, Путь («сту» — «сто»: сту|пают — сто|пы; Мир — С|То); автор фильма — Дан|е|л|ия, суть «дан|ный Él’ем»: Мир — Богом как мир|о-е|л|ей нам, Творца Благо|дать); kin|d — вид-род (англ.): отдельная видность; отдельности Корнь в очах — Мир, не-Господь. Майев град Чи|чен-И|ца (исп. Chichén I|tzá, астекс. Chichen Itzā) — суть Ки-Кен-и-Цá: Конь-и-Царь (tza|r — царь (англ.)) — Мир-и-Бог, Пара-Суть (часть «Чичен» зрим в «чечен|цы» — народ коневой, как и прочи, восточны душой; Чен, корейское имя — К|ен, Конь как приложенный к En — к «Не» как Господу-Тьме: Бог — Не-Мир как Иное ему). Конь — рыс|ак: р|ыскать — Бога искать, сущих Корнь, как Его ищет риш|и, rsi (санскр.); ищем мы Его, Мир о|сед|лав: Конь Творцу, Конь и нам он, промежный меж нами и Им (Конь-внизу — Богу он, Конь-Вверху — нам; не зрить сего, Мира Служеньем не чтить — мчать на нем вниз главою). Конь, Мир — Кон|ституция наша, частей Полнота ла|кон|ичная (полность — проста); с ней ка|сан|ьем единство — Кон|такт: плóти — с Духом, с Любовью — Вражды. Мир есть Конь, Бог — За|кон за Кон|ем сим, царящий им (no|mo|s — закон (греч.), «не-Мать»: Отрицанье в Над-Мирье, Вверх — Бог, Закон вечный; вниз, в Мир как в не-Глубь — закон бренных Бытье), и Суть наша: Я — То. Вход российский в Мир есть Ба|й|кон|ур, в|ратрат|ников Космоса (бай|ка — Миф, Мир; UrOr, Мир-Тьма); Америки вход — мыс Кан|á|вер|а|л:  вход в Конь-Кана|л с вер|ой, млеком служáщих. Служением полнит Стезя Одиночества эта — Мир, Конь, коней Дух! В дневниках «Аполлона-17» о луномобиле, зело послужившем землянам на лунных стезях и оставленном с целью последней своей — проводить Лунный Мо|ду|ль (LM) с Луны, сказано с трепетом:

 

     170:19. Ровер установлен в 150 м от LM. Когда видишь эти видеокадры, охватывает странное чувство, словно телекамера становится глазами старого верного коня: сперва он неустанно следит за каждым движением хозяина, потом, словно отказываясь прощаться, опускает взгляд «в ноги» и долго глядит на его следы – и вдруг резко поднимается и уже не может оторваться от маленькой белой фигурки, навсегда уходящей от него…

 

Слов сих дух — Океан-Мир, несущий в седле нас своем как плот смелых «Кон-Ти|ки» (пловец чей был Т|ур Хей|ер|дал (Гей|ердал: Гея — Тьма), Дал|и-Тьмы острый муж, с ним — С|ен|к|Ев|ич, «взыскующий Тьму-Мать под сенью Ее»: ведь Тьма — Сень), «Солнце-Тики»: очей Солнце — Мир, Конь, Питатель наш; «úс|кони» — есть «из Коня», Мира, коим пи|т|аем Антроп И|з|н|у|Тр|и, Водой — капля в служении ей: Жить — С|лу|жить (кони ж, многое — п|редки: хор С|луг, трава Божьего Луг|а, каков Мир (Луг Кельтов; луг|аль, царь Шумеров — суть Бог, Лýга царь сего; во|ин, Идущий — п|луг); редки их чтящи теперь). Кони Бога в Писании — ангелы, длани карающи: слуги за Миром, Слугóй слуг. Слу|жень|е как столп поведенья (con|dú|ite — франц.) — человечности, жень (кит.), суть, твердая Богом. Учил так Кон|фуций (Кун-цзы), конь Господний, Пе|к|ин|ска святыня (опора чья — Ли, Ритуал: в сути — Мир, Форма-Ум Сердца, Бога), с ним — Кан(Слуга-Ум, город чей — Kön|ig|sberg, Кен|иг|сберг: град Коня, Ума-Мира, ТEVтон|цев дитя, ныне — Кали|н|и|н|град; Кант в нем — первый по славе), За|кон|а оплот; К|он|т — в Служении меру прешел, объявив Богом Мир, Позитив Нега|тива сего, Бытие (ont|os) Жизнью как Сутию нуль. Человек — суть Мир, Конь. Зрить Слугою Коня — зрить себя человеком, душой Божьей (Конфуций, Кант); зрить Коня Господ|ин|ом — себя Сатаной зрить: от Бога дырой, вором трона Его (зрил так Конт). Знать то — Очи иметь. Кон|ность сущих, Служенье — о|ко|н|ность: Служа, зрим мы Бога как Цель в Ок|но, Мир. Зрящий так, Антроп Служит. Не зря, он смотрящий: то мы, Вражды сути; зря, видящий он, кои — Го|сти, го|н|цы-близнецы Любви: капли от Мира, Ашвины — «владыки коней, Коня дети» в Санскрите благом, Ди|о|с|кур|ы — в Элладе. Конем рождены, они есть дети Мира; владыки коней, сутей многих, они есть Пилоты машин его — машин Любви: Мир — Любовь. Голова конска, кругла (Мир, Шар — Голова глав («Тимей»)), что у них — явь того, что, эфирны, они — полубоги (ki|m|n|á|ra — Конь на Боге, Рá (нижним нам Мир — вверху как ближайший очам), — полубог с головой лошадиною (санскр.)); а у нас она — тайна: без Мира, Главы на плечах, мы с|т|уп|а|ем с|т|я|ж|ать сию Явь.

  335.  Конь-Корабль, что машиной Любви кличем мы — суть Конь-Мир, Слуга слуг, Господина д|ост|игший (ведь с Богом — един), Ра|дост|ь сущих: П|рост|ранство к их рост|у (пространство есть радость по Ведам, а время — страданье): Жизнь-См|ерт|ь — как Два; Жизнь — как Одно. Конь-Корабль — з|верь его. Речено о том: «конь — это зверь пространства (…) // пространство — это развернутый конь» (Кон|ст|а|н|т|и|н Кедров).

  336.  Ко|нь как раб — раб Любви, Сути нашей (Любовь — Тьма), с Ней нас — вот Ко|раб|ль как Антропа слуга; как владыка Пространства — Орéл он, суть Очи-Крылá. Обладать конем сим — есть очами царить как Ашвин, конхан («хан», «кан», «кон» — корнь един): Орел-Гость, что главою един с Кораблем. Оба служат друг другу они, оба — главы: ведь правит и служит — глава; но Пилот, как вожатый царящ (кто ведет — един с целью; цель — царь), есть Одно — шар-монада как капля упавша, летяща уж (капля летящая — шар), а Корабль — Двойка: капля в отрыва момент, неотрывный отрыв, коя пала-падет; с тем и форма ей — д|и|ск: Д|амы по|и|ск, что пои|т Водой (ди — Два, Шаг), д|ом-ск|аф|андр (ведь Дом — Дам|а сама), тело капли отрывной в верченьи ее вкруг оси очей зрящих: вращенье, в Себя переход — суть движения, Самостяжанье; Мир, Суть Корабля — Цикл, вращеньем в себя преходящий чрез Бога (ведь Им как зубами замкнýт) как Суть, Сердце свое: Мир есть Миром настолько, насколько он Бог (рис. 6, текст).

  337.  Челн Антропный — двуглавый Орел, в ком служенье с цареньем одно: Тьма по сути, что правит и служит, Ядро-и-Покров. В сем причина того, что Рос|сия, держава с короной двойною, чей символ Орéл сей, Сия|нье-Рос|а как Тьма в сути, Господня Вода65 (Одно-в-многом, Ноль-в-Двух; так коронам двух глав птицы сей сень — Корона одна: Тьма, Карана свята; дождь Ее — рóсы душ, сиречь вóд|ы вод|ящей Воды), подняла первой в Мир, что эллински зовем «Космос» мы, на машине «Вос|ток» (край Любви вос|тек|ающей, Тьмы) мужа с птичьей фамильей Га|г|а|р|и («га|р» Гор, Хор; ga|ga|na (санскр.) — небо: Глубь, Гин|нун|гага|п (сканд.); «га-га» — зов гусиный, Небéс зов, что слышал муж сей, птаха Господа, Птаха), ари|йца, что рин|улся смело в Ин|ое: в бой — во|ин (как в Ноль, Высь-Глубь, — в Двойку, высь внешню: Два, Рознь есть Арийской эпохи число, плод Ноля-Атлантиды: тьма — Тьмы; Полноты-Любви — часть, полу-Мир). Люб Вселенной герой! Веры (віра — укр.) муж (без нее б — не взошел), им был Юра наш: viir`a — мужчина; герой; viirya — сила, мощь, с тем — геройство (санскр.). С сим wira (скиф.) — «муж, мужчина», и|ра|н. w|īra, авест. vīra. Перс. vīr — «разум, ум, па|мять»; у Скифов ahu|wira — «ум, разум, мудрость», иран. anu-wīra. Ви|ра|дж в Ведах — Мать, Сила-Творчество. Юрий — Е|гор|ий, Георгий, единый с конем своим («храбрым Егорьем» зовут в При|ан|гар|ье коня); покровитель скота, он суть Велес, Стезя; Юрьев день — отпущенья день скотий: из тьмы (греч. ско|т|ей|нос) мирской — на Стезю, в Тьму как Мир; Стези муж — есть Гагарин наш. Рус|ский сей, в Рус|ло влекомый — Мир, Рéку, — был он сын Орла, с тем — орел, как гер|оев зовут. Посему и машину Любви в продолженье Полета его описал первым я, сын земли сей Ол|ег Her|ma|kou66, причастный стезею Ашвинам: знак мой — Близнецы, Предмет — Мир, Божий Конь. Бык в Корову, взошел в Тьму Гагарин в Быка славный год; я ж в году сем рожден принять вахту его в Будды день — день Быка, одолевшего бычность свою. Будды день — день Луны, чей бог он; Луна — Цель, сущих Глубь, Суть стези первой, внешней, ход в кою — полет, что вершу книгой я, космонавт в|тор|ой — Глуби с|тя|ж|ат|ель: Второе — Она (в сем собрат мне — Ти|То|в, второй внешней стези: То — Her-Тьма, Нить, что ма|н|и|т в Высь, Тьму ж, в кою шел Her|man этот: «Ти-то» — суть «ты — То», ведь Титов обжил Космос, где первым из смертных дневал-ночевал. У Титова слог Her — первый в имени, пéрвом суть; первый в фамильи, втором — у меня: Her|ma|kov). U|ruz, Бык  ру|на Мощи, огнь-Ру|с|ь как крылá в Космос, Мать. Узкий Путь, нам един — Р|усский Путь в Ru|c’у, Тьму, Ru чей — Ра: Бог, Огонь наш; Стези этой Груз — Рýс|ский Г|руз есть Она! Стольный град наш Mos|ców — Коровы, Тьмы-Кос|мос|а град (ведь Caú|s|a — Она); древо б|ра|ч|но, бе|р|ез|ка российская — к|ель|тское древо Луны, Аль|фа года (суть Бог: Первый — Он, Эль) как Вакха стезя, что растя без помех — до Луны дорастет: руна роста — Bеr|kan|a, береза (bi|ár|kan — сканд.), древо сие (месяц первый, его, половиною первой своей — новолунье, второй — полнолуние: Аз-Я, Бог-Матерь). То — Спасенья стезя: в Мир ворота. Рек Кей|с, лунный муж:

 

Надежда придёт в мир из России. Не от коммунистов, не от большевиков, а из освобождённой России! Пройдут годы, прежде чем это случится. Новое религиозное развитие России даст миру последнюю надежду… Миссия народов славянской России состоит в кардинальном изменении сущности человеческих взаимоотношений. С Востока придет освобождение от эгоизма и грубых материальных страстей. Отношения между народами будут восстановлены на новой основе: доверии и мудрости.

 

С|тез|ей сей всхожу я. У|пор|ство, Быка рога огненны — труд мой, Корнь чей — Огнь-Любовь, рога эти: без них Бык — ничто. Стезя в Тьму дож|дева, Украиной рожден Королев был и вскормлен (град чей в ней — Жи|То|Мир: Жи|знь-То, Мир), в России ж — творил (как Х|ру|щев, Ру|кú муж (Хри + Ру = Х|р|у), с ним един стезей в Тьму); я ж, Россией рожден — в Ук’RA|IN’е, Дне|п|Ра земле щедрой (Govер|ла, пик чей — суть Нут, Космос), рождаю с подмогой ее языка, пищей мне. Так ко славе Господней являет себя Мир, То-Это в единстве своем чрез сих земль корнь един — Тьмы дом Ки|Ев|ску Русь (Ки — Ци, Дух).

            НЛО, Челн-Орел — см. рис. 8.

  338.  Мир в плотú, душа есть квант особый: им, Целым, квантуемо все в части сей, он — ничем как единственно истинный, В|сё-в-Се|м, Творцом прямо кова|ный, в том отстоя иным: кв|а|нт = kou (Дух, Тьма) + ant|i. Он — чúста Ор|ганика, Жизнь. Квантовать телом душу Причину скверня, оскоплять есть механикой Жизнь, Суть облаткою, в чем есть механики квантовой труд: трупа песнь (и науки сей имя ок|сю|м|о|р|он: труп живой иль душа мертвая). Квант, сиречь атом, души, вечный в смертном, Мир — Истина, Sat: семя-смысл (sema (лат.)), в сом|у-почву вносимое Господом: sat|us — посев (лат.); душа, семя — сомы корнь-сут|ь, сущий свыше плотú и творящий в себе ее вечному оку, а бренным очам — из себя, как паук из себя тянет нить.  Мир есть Семя в нас, бренных. Отсюда — Семь, Жизнь: ведь Жизнь — Мир; с тем — «семь|я»: в сути — Мир, Хор миров (ведь семья — хор, со|глас|ье), бог чей, Хор Египта, в Эл|лад|е, земле Лада (Хора), каков есть Мир, — Фéб был. Пиндар, певший бога сего миросущный поэт, с тем и имя по Сути имел: «пúнда» — «семя» в Санскрите67, П|ин|да|р — Семя-Дар Бога нам: Суть — облатке ее. Семя-Мир в теле нашем, душ|а вполне — Ве|ра, ве|дýщ|ее к Господу Солнце (Путь, к Богу влечет Мир); по Библии — вера с гор|чичное семя, малейше из всех как то сущее, коего как бы нет в брении: Слово-и-Дело. Кто истинно верует, словом как дланью свершает, всесильный как Бог, а кто веры лишен, в том бессильны и слово и длань его. Вера — Одно. В ком она неполна, Мир с ущербною сей есть и совесть — Второе, что жалит безверье иглой Одного как виною: вин|а — суть Тьма, Вин|т, ум торящее Сердце его.

  339.  Бог и Мир — с|лит|на Пара, Глава сущих. Разъять ее, взяв Одно без Другого — для нас есть убить себя: оба Они наша Суть, Жизнь; пол-Сути ж — погибель68. С Причиною, Богом, едины глава к голове, беспромежно (ведь так спряжена Она с тьмой Cвоих следствий, суть чья — Мир, с Всевышним соглавный), главой и имеем ее, видя, мы; а разъяты с Ней — смотрим безглаво. От Господа Мир был отъят Теософией, Мир зрившей куп|ностью (ворохом, к|учей — укр. кýпа: купа|ет — Вода, Тьма-Р|учей) ав|то|но|м|нысло|ев (сло|й, эк|ранран|а-Зло меж Идущим и Сутью его; ранит — злой), что, подобно ка|п|уст|ным листам, облекают Господню Монаду и есть не Единым, каков Мир (лик чей — Игг|дра|сил|ь: вектор в Бога живой, ось, слои единяща), но общим — Умом, отрешенным от Бога, и с тем — не единым: ведь Бог, Сердце — Клей его69. О том указано:

 

В значительной степени благодаря Елене Блаватской и Рерихам распространилось мнение, что индуизм — это пантеизм, подразумевающий отождествление понятий «Бог» и «природа», «мироздание». Действительно, в Бхагавад-гите, Пуранах и Упанишадах встречается такое понятие как «вишварупа» (вселенская форма) — вселенная как тело Господа. Но в Бхагавата Пуране разъясняется, что эта концепция предназначена для людей, которые только начали освобождаться от материалистического мировоззрения и которым трудно вместить в себя идею трансцендентного мира, лежащего над миром материи. Таким образом, пантеизм рассматривается в Ведах почти как материализм.

 

Кражу Бога свершили вдвоем пантеизм и деизм, где один растворил Его в Мире (и Богом почел сей пропитанный, мнил он, законно: так кость с мясным запахом мнит мясом пёс), другой вовсе откинул Его, взяв за Господа Мир70. Деизм и пантеизм — суть одно как стирание Богу лица: растворенье Его в имманентности Мира — начально, природы — затем, а в конце — человека: схожденье от Целого в часть, себя мнящую Целым, в ничто. Стереть Богу лицо — суть оставить без формы, облатки, чрез кою лишь зрима она в мире сем, каков сам есть покров. Стереть Богу лицо — есть стереть человечье лицо Ему: Бог есть Суть наша, лицо Его — наше лицо; нет его — нет ни Бога, ни нас, ведь одно Он и мы. Пантеизма — два: древний, святой, чтящий Бога чрез Мир, в Двух — Единство: Два древним — Одно; и наш, грешный, не чтящий ни Бога, ни Мир, их не зря: Два теперь — Два пусты, имманентны: Ум-Это, утративший Глубь, Сердце-То. Пантеизм второй есть атеизм: Бог его — Два как С|толп, толп ку|мир Сатана. Пантеизм древний есть Материнский: Мир — Мать, Божья Длань (с тем — Бог сáм); новый — Отчий-в-себе: сатанизм как молвь Сына, презревшего Корнь свой святой. Первый — Ноль; Два безглавы — второй: ведь глава Двойки — Ноль.

  340.  Мир как высший не-Бог, Богом мним — Сатана, севший на Божий трон. Ведь Диавол — за Богом Второй71, Бо|с|с, тень, с|уща|я Им: нет Огня — тени нет; Богом зрить Мир — есть быть атеистом. Все лучшие качества наши в лишенности Бога их — как не-Го|сподь, Сатана, есть противное им: бла|го без Него — зло (укр. благ|áти — мо|лить: Бога звать: Благо — Он), совесть в себе («свободная», Кромвеля дар нам) — бессовестность, разум — невежество; мнить Богом их без Него — Богом чтить Сатану. Им есть всяк, кто, мним Господом (Первым, какóв Он), разъемлет с Ним нас как к|у|мир, что крадет Мир, Стезю, к умир|анью стезею: за Господа, Цель — человека принять, сосуд Божий, без Бога пустой. Толпа ал|чет кумиров, гар|ант|ов неволи: лени|ва, свободы боится она, коя — тяжесть и труд (что ум|ело использовал Лен|и|н, лен|тяев вожак мировой. О науке его сказал Шар|иков: «Взять всё — да и поделить!» Делить всё — разбивать: ибо есть Неделимое — Бог, Корнь Всего, кое Мир. Тру|тень — вор: тень тру|ж|де|нь|я, творца, он есть благо делящий чужое как в сути — Шар-Мир, разбивая при этом его (так разбил бог-Отец Иисуса, плод Матери: трутень — ломает шутя); Действие ж — единит, и творец полносущный, как Бог, есть владеющий Всем). Тяжесть эта — суть Кам|ень Любви, нам опорный, Мир: стоя на нем, к Богу тянемся мы. Мира гнет, гнет Опоры крепящий (кре|питХри, Причина-Пит|атель), блажен зрящим Кам|ы дом, Глубь! Но не зрящим ее не Любовь Мир — он Не|на|в|и|с|т|ь, Дьявола дух. Мнить Мир внешним — есть несть нам его на плечах как без|мер|ную тяжесть и ею раздавленным быть. Так в прах давит иг|ра, Иго Солнца влекущее (санскр. gra|h — брать, схватывать; влечь), крест незрячих, кому Огнь не Бог, Мира Суть, — Сатана-душегуб. Знал то Пушкин, потомок а|р|а|пий, чей Гер|ма|н, за|мá|н|ен иг|рой, взят был Пи|ков|ой Дамой как Ка|ли самóй: Пи|ка — Тьма; знал то и Д|о|ст|о|ев|ский, Кар|аны глаc, знав иг|рок|а и карКо|з|ырьКоз|ла, Сатану (зыр|ить — зрить: Очи — Тьма; дом Козла — ca|s|in|o (sinСен|ь, Тьма, зен|иц Суть)).

  341.  Бог-и-Мир — Суть единая наша, Цель-Путь. Оба сих — Цель, Путь — оба; но зря в розни их, как зрим мы смертным оком, Бог — Цель, Мир же — Путь: ибо Миром идем к Богу мы как великой Стезею и Полем святым; человек — есть идущий Путем сим, зря то или нет. Зря, свободен он, Богу служа (ведь Свобода — Служенье), ведóм Им как Милостию; а не зря, посему не Служа, он есть пленник Его и влачим как Судом. Цель-и-Путь, Бог-и-Мир есть Любовь: Царь и Царство. Таков Иисус, Огнь-Любовь. Рек о Нем Августин: «Он (…) есть и Бог, и человек: как Бог, Он цель, к которой идут, как человек — Он путь, по которому идут». Человек и Мир — Путь: ибо мы миросущны. Причастные Миру, мы — он (часть — суть целое), с тем — Путь, не-Цель. Цель есть Бог, Путь — Второе, а Третьего — нет: ибо есть Бог и Мúр лишь, Творец и творенье. Идти — Путем быть: Путь — По|ход как стезя и идущий ее; не Идти — есть не быть: быть без Жизни, Творца, Кого ради сущ Путь. Цел|ью сей цел он, в себе ж — ничто. Знали это Эл|лин|ы, «текущие к Богу» («эль» («аль») — Господь, «лин|ути» — течь (укр.)): Река-Мир, Ток Божий, была Сутью их.

  342.  Мир есть Путь, что сто|пами стяжаем мы. Рек П|а|р|а|цель|с: «...тот, кто хочет знать пути Природы, должен исходить их собственными ногами. То, что записано в книге Природы, записано буквами. Но листы этой книги — это разные земли. И если таковы законы Природы, то и надо переворачивать эти листы». Ведать — Шествовать: царски ступать Путем. Шеств|ие — пир|шеств|о: полность сту|пан|ия Божьим Огнем, Миром: «пир» — огнь (греч.), «пан» — господин; лишь кто Ш|ест|вует — Ест|ь. Идя к Богу, растим Мир, Сту|пень мы ращеньем Сознания и Жизни, Ума и Сердца в себе с их сплоченьем — как выплавкой ш|é|л|и, «бессмертного тела», каков есть Мир, — пень|ем его: петь — поить-растить, «шел» — суть Путь, Мир (пенья чуждость — пеня Мира: рознь как пеня|нье за лень); Мир познавшему он — Щ|ел|ь в Творца. Бог-Мир — Cуть и|е|р|о|г|ли|фа «Да|о», едины где знаки «глава», Бог-Творец, и «идти», Мир. Как «свет небес» (кит.), Дао сущ меж глазами у нас как глаз третий, стоящий над линией двух: Бог, Один-над-Двумя.

  343.  Бог есть Цель. Вех|а, знак ее — Вакх. Вехи — веки, векá как ступени к Творцу. Веха-Вакх, Тьма, что с Богом одно — Век безвекий Златой: Сердце, Суть без покрова, Ума.

  344.  Верен Богу в себе, человек — сам себя Цель, противным какой есть мирской бог успех как погоня за внешнею целью, суть чья Сатана, бог-без-Бога: успе|х — суть ус|пе|ние, иль усыпание, Бога в нас как усыпание наше: безбожна, плоть — т|руп, фор|ма (ру|п|а) без Сути своей; успех — пенье его. Так мертвит нас ф|ор|т|у|н|а, уда|ча как случай слепой, Бог безокий — ведь случай есть Бог, — гласом т|руб|ным своим (f|or|t|e — громко (ит.)) как Сатаны глас-удá; глас же Божий, Безмолвье чья суть — тих всегда, в нас звуча. Кто с Вс|евы|шним един — аль|т|руист, Жив: ведь Бог — Жизнь сама; а единый с собой без Н|е|г|о (e|go — Я: в сердце Бог, Нег|а нег) — э|гои|ст-труп, из|гой-зло: O|n|e|g|in — по Пушкину (o|n|e, o|n-n|e, — один (англ.), корка Сути бессутня, без Сердца Ум, Он: on — поверх (англ.), ginгин|ути (укр.) — погибать, с|гин|уть (рус.)), рекший Та|н|е, Господней душе:

 

Но я не создан для блаженства;
Ему чужда душа моя;
Напрасны ваши совершенства:
Их вовсе недостоин я.
Поверьте (совесть в том порукой),
Супружество нам будет мукой.
Я, сколько ни любил бы вас,
Привыкнув, разлюблю тотчас…

 

Эгоизм зная свой, не потерян Онегин для Бога, идущий к узренью Его; таков и Фей|ер|ба|х (Фей — Тей, Теос) в своем атеизме невольном. Ведь Бог, Ес|ть — Се|нь наша: Быть нам — есть быть в Нем: бытие —  es|se (лат.). Без се|й Сени то|с|куя (тос|кующий так — куёт Бога в себе), рек Еs|se|n’ин о том:

 

 

Стыдно мне, что я в Бога не верил,

Горько мне, что не верю теперь.

 

Нег|и чужд одинокий безбожно, сжигаемый Тьмой как Печ|ор|ин, печ|аль|ный герой, что врагом избрал Глубь, Силу сил.

  345.  Верный Миру, Тропе троп, в себе, человек — сам себя есть Путь к Богу: Ан|т|рóп есть Троп|а, вечный Истины с|пут|ни|к, сиречь са|т|ел|лит: Черноты — Бел|изна, Сердца — Ум (рек Но|л|ан|ец, Ноля муж: «Великим чудом называет Трисмегист человека: он переходит в Бога, как если бы сам был Богом, он пытается стать всем, поскольку Бог есть все; он стремится... к бесконечной цели, поскольку Бог бесконечен, безмерен, повсеместно присутствует во всей полноте»). П|ут|ь, он есть Кора|бел|ьщик, полн Силы сердечной, Пути же лишен — ут|лый челн без руля и ветрил, у|часть чья есть в бессильи ро|п|тать на судьбу. Служа Богу, как путь верен цели, Рекой он несом к Нему и сам Река; не с|лужа — в луже он: в луз|е как тюрьме — шар; не лоз|а, к Богу льнуща, виясь Ввысь, — но los|er, ут|ративший Всё.

  346.  Бог и Мир — наша Суть двуедина. С тем, нам, Ими сущим, даны две свободы: свобода О|б|рес|т|ь — в Боге, в Мире ж — свобода Идти: через Мир и от Мира — к Творцу; и зря врозь их, вторая — Идущим первей. Бог есть Цель, Мир есть Путь; человек, миросущный — идущий как во|ин Путем сим в Глубь — в То, за черту, кшатр|ий — кшетр|ой, Р|ис|т|ал|ищем: Мир — Поле-Путь. Бог есть чистая Глубь, То всеполное; Богу покровный, Мир — Глубь и не-Глубь. Таков и воин с ним: как Шаг, он — Здесь и Там; как Идущий — с намереньем твердым, — он тот, кто Придет и Пришел. Путь — Сто|лп наш, полон Цели; Идущий — Достигнет, Идя и собой единя, как Христос, в шаге каждом То с Этим: с Землей — Небеса, с Богом — Мир. Так Идущи, мы истинно любим: Любовь нам — искусство Идти72, GO|LOV|A.

  347.  К Богу Путь, Мир — Одно, Целью цел. С тем, идя, лишь стопами делить дóлжно нам, жить — не умствовать: Жизнь нам, Идущим — Мир, Путь, а Живущий — есть во|ин, от Мира свободная суть, что ступает к Творцу. «Прочтя книгу или свиток, лучше всего сжечь их или выбросить прочь. Говорят, что чтение книг — дело императорского двора, тогда как дело самурая из рода Накано — крепко сжимать дубовую рукоять меча и стяжать воинскую доблесть» (Ямамото Цунэтомо). «Чтобы   отведать   всяких   случайностей   и испытать силы  своего дарования,  вся  наша комнатная  подготовка  должна  быть  вынесена  на  открытое  поприще  действительной   жизни» (Цицерон).  «Есть только жизнь, и все, что существует, существует лишь в свете жизни» (Сергей Булгаков). «Жизнь есть не разгадываемая умом, а лишь пере|жива|емая [сердцем как Тьмой: Жизнью — Жизнь — Авт.] тайна мирового бытия, тот первозданный свет, в котором рождается и сознание, и различение» (он же). «Главное в жизни и главное в познании — это сама жизнь» (Тео|д|ор Д|ра|й|зер): Жизнь и Познанье — одно. Знал сие Парменид, Мир Монадою зривший. Зен|он, Очи, в помощь ему показал: делить Путь — умом Сердце членить — есть в абсурд впасть: в рознь Сердца с очами, Тьмы с Тьмой (очи — Тьма), где Ахилл черепахой обóгнан и стрела, летя, не летит. Путь, разъятый в себе — мертвый Мир, невозможность Идти.

  348.  Мир — Путь к Богу. Ведущий к Нему, он — и терние, его таяще. Он есть, повторим, Сат|ана — «неотдельный», «второй за Творцом» (ведь «сат», Истина — Бог), Путь-Препона, Ворота-За|пор нам, Идущим (Диавол же Библии — не Бога тень, коя Мир, но Отца, маски Бога, сокрывшей Его и Мир нам: тень, живая как Истина, Тьма). Миросущны, мы в Боге, насколько мы Мир, и не в Боге — насколько безмирны. Велик завет Вед «Я есть То» — «Я — Свобода»: Бог — То за последней Чер|то|й, коя Мир; преступить ее — есть за Творцом разделить в раз последний: идти — есть делить. Бог — Свобода, в служении коей вольны и мы; Мир — Узы уз, Ко|л|ы|б|ель-и-Мог|ил73, где сущие, служим мы двум господам. Но свободный — слуга Одного, рек Христос. С тем, Свободу обресть полну нам — обрести есть свободу от Мира, над ним воспарив и собой, как звеном, спрягши с Богом его — Это с Тем, с Тайной Явь (как Известное, по Кри|шна|мурти: взойти над ним — Бога стяжать). Стать же этим свободным, превысивши Мир, нам нельзя, не возвысившись прежде до Мира, до|с|тиг|нув его, — а иначе, став Миром как к Богу ступенью. Познанья в том высшая суть: кто оперся — шагнет!74

  349.  Так превысивший Мир (не вовне — в Глубь его: Бог — она) есть минующий семя: ведь Се|мя Творца — Мир (Се Мя — Се, Сие [от] Меня, Бога: Мúр суть), — царя как Любовь над Враждой-и-Любовью: Одно — над Двумя; в Мире ж как Двойке сей, меньшей полной Любви, Щит от Розни — Бог, пóлна сия. Щит Любви как металл — есть мет|а|л|л Материнский, суть Божий (Мать, Длань — Бог; Метá — они оба), и челн из него: щит в мирах Вражды, многих (в ед|ином же Мире Щит — Бог, Мира Клей, что хранит-клеит нас Изнутри). Так Гостям нашим, сутям Любви (о них — дале), в сем мире Вражды, куда входят они Божьей волей, — щитом, иль кор|ой, есть Кор|абль. В мире сем, управимом Враждой, металл, твердь-острота, — щит-и-меч. Так же|лез|а суть — Лез|вие: Же|на, металл давша сей в Кали-югу мечам как в Железный век наш. Два металла, железо-Сие (Рознь есть Это без Клея, Того) и металл Корабля, То, — Вражда и Любовь: ведь железо есть первой металл (орден Зла посему — крест железный гер|ман|ский; советский тиран — Ста|л|ин: с|тал|ь — суть оно), Орихалк же — второй, пред которым желе|зо — желе как облатка пред сутию, твердию, кою несет она: f|er|r|um — железо (как err|or, о|ши|бка — пред сутью не-суть как пред Ш|акти, Женой Ши|ва, Муж, пред Единством рознь, зо|в к Нему); fer|o — несу (лат.). Любовь Вражды больше как суть оболочки; Вражда есть Любви железá, слуга Сути, сек|рет чей — железо. Жена как Любовь — Вечность есть, A|pe|iron, с Металлом своим; Ум пустой — бренье, i|ron (железо — англ.) коей металл как Металл у|рон|ённый, в лишеньи своем. С тем, Металл и Корабль из него есть и меч, мир торящий любовно, без розни, и щит от Вражды сущим в ко|ко|не сем — коне, мчащем Гостей чрез миры. Богоносный (ведь Бог — Любовь, Гости — любовны), Корабль есть ков|чег, суть чех|ол иль сосуд Его: kou — Дух, Бог-Тьма; металл Корабля с тем — го|фéр, иль гот|ер, древо капсулы сей: Got|t — Бог, «фер|о» — несу (корнь «гот/гоф» зрим в «Гол|гоф|а»; в «Го|т|а|м|а» — Корнь Будды и Суть: Бог-и-Ть|ма).

  350.  Прехождение Мира, Черты, как шаг в Бога — смысл всякого шага в Него: всякий шаг — в существе шаг последний. Свобода есть нега: она нега|тивна как То Этим, нам; и, Идущим, она нам по|рыв и про|рыв за Чер|ту. Слово «мýка», от «мук|ти» (санскр.) — освобожденье (так волен Зенон стал, измолот в мук|ý) как трансцензус: Порыв-Восхожденье, — а тернии ранят всходящих; всходя, мы становимся Тем, рвя как кокон Сие (с тем, движения плод — шел|уха: уши, п|лен|ки Очей, в кои ход), и он — мы ж. Богосущна и Бога взыскующа, личность — порыв: из Ума — в Сердце, в Огнь — изо тьмы (и Свободу обрящем, рек Кант, лишь чрез Дол|г: чрез Дол, Низ, где мы, бренные, сущи — Высь эту как Сердце чрез Ум, В|о|р|от|á-Рот). П|ор|ыв есть суть т|в|ор|чества: Тьма, Корнь его — Щель, П|р|ов|ал. Корнь искусства (аrs), он есть кат|арс|иса суть: порывать есть ст|ра|д|а|ть: сердцем ум как препону свою рвать, с|тя|ж|ат|ь Рад|ость — Бога, Да, Плод жат|вы сей (рвущий ум — обрезает его как не-Суть, превзойдя); Жизнь — Ст|радá и Э|страда, Подмостки, где сущие Бога поют. Песнь, Тьма — Творчество Мира: страдая — творим, и, творец, личность — бо|ль. Бо|г — Суть оной! К Нему чрез-сквозь Мир рвем|ся мы: через тернии — с верой в сей Огнь (em|bol|d|en — ободрять (англ.)). Б|о|ль, личности слово, являет сей Корень: Он есть обе части его: а|ль (э|ль) — Бог. Кедров рек о том:

 

боль — это прикосновенье Бога 
Бог — это прикосновенье боли 

 

 Бог есть Суть; личность, боль — ход к ней (англ. боль, hurt, близко к heart — сердце, суть человечья: ведь сердце есть боль и болящее; ум — не болит. Му|ча нас, боль нас сим закаляет: hurt — hard, т|вер|дый); в Глубь идя, жаждем Ею родиться; Боль|шое ж (нет большего Глуби) — родится чрез боль. Рвем по|кров|ы мы в кров|ь — Сути ради: себя — для Себя; стать боль|ш|úми как бóльшим себя можем мы, о|бол|óчки торя лишь свои — рвя не-Я, корку мук (с тем, Великий Аль|бер|т — фон Боль|ш|тедт, D|oc|tor U|ni|ver|s|a|l|is). Раст|ить Я — расти я|рост|но: муки поправ ходом Ввысь. Дьявол — тот, кто как Бол|ь (Бэл, Бал: альфа — омега) чрез боль, муку — к Богу влечет бренных нас как Вершине, Себе; как не-Бог, лич|ность — Дьявол Господний: лич|ина, что жаждет стяжать свою Суть, в ней прейдя.

  351.  Быть Собою — есть нам возрастать над собою, в Свободе растя: ведь Свобода — Бог, То. Полноту, коя Он, обретаем б|ор|ьбой мы, порывом отъемлясь к Себе-Полноте от себя-части. Вид Сверху — зримость Всего, эпифания как очей власть: со|зерцать — Сутью быть, а не зеркалом: Богом — не Миром, в ком Он от|раж|ен (raj|as — страсть (санскр.): Любовь с Борьбой, Ноль со Двумя): от|раз|ить — есть от|рин|уть. Власть эта — Любви власть с очами ее: от санскр. слова ко[х]ан, созерцанье — кохан|ня, любовь.

  352.  Восходить — умирать для Сего, оживая к Тому-В|сему: от части — к Целому, от смерти — к Жизни святой ч|р|е|з облаток ч|р|е|ду, где порыв всякой — смерть, mor|s, творящая бóльшими нас (mor|e — англ.). Личность есть шаг за г|ра|нь-чер|ту: по|двиг, по|ступ|ок рис|ковый (укр. рис|а — черта; Черта черт — Мир, рис|унок Творца), порыв в То, Жизнь, — Подъем-Спуск: Высь — Глубь (с тем, Познанье колодец, well (англ.), «хор|ошо»: знать — царить, царь — блажен (Знанья муж, так был Óшо хорош)). Переход — черн, грань бренному смерть: преходяще сие — в ней преходит. Едина с ней, личность — герой, что ступает за грань одиноко (и с тем, в дружбе ведает толк: друг — друг|ой, ему пара; так Бога друг — Мир). Грань меж Этим и Тем, Третье, — смерть в сути Бог, Мера Мира и Клей его; зря в розни их, Бог — Клей Мира, а смерть — клей миров, с Мер|ой этой един (он в сказках есть мёртва вода, плóти клей, оживить кою — смертью срастить, как горшок из кусков. Смертью склеен Осирис-Загрей был, разорванный Злом). Клеем-Мерой, как Он, есть смерть наша, залог человечности: стать человеком вполне — есть очами стяжать Цель|нос|ть-Мир, нашу Суть, смертью склеив-срастив Это с Тем. Умереть и воскреснуть — Себя обрести чрез смерть, клей. То явил воскресеньем Загрей, в Вечность мост, с ним — Христос, веры Столп: Вектор Ввысь как Я-Действье, Я-То. Так стяжали Ми|р м|и|ст|ы, Оставшись Уйдя, отрешась неотрывно как капля: Вода, Тьма — Суть их; посвящаться (teleutan — греч.) — умирать (teleuthai). Уходя, смертью Э|То вбираем мы в То: смерть есть памяти суть, у|мер|ет|ь — есть запомнить навек (с|мрит|и — память, тра|диц|ия (санскр.)), не умом — сердцем: Па|мять, Мысль — Мать, смерти Суть. Рек поэт об Уходе своем:

 

Я возьму этот большой мир,

Каждый день, каждый его час.

Если что-то я забуду —

Вряд ли звезды примут нас.

 

Искусство памяти есть искусство смерти (mors ar|en|di); с тем, Бруно, учивший искусству сему, домом Тьмы зрил Египет, Смерть-Жизнь, и ко смерти как Жизни зрел сам. В смерти зря переход, сред|ство-грань, чрез нее путем долгим к Свободе, Сред|ине, идем чрез миры мы; зря в ней Щ|ель как Ц|ель, — c ней сплотясь, мы Свободу стяжаем тотчáс: смерть, Тьма — Бог, иль Свобода. Г|ряд|ущее — ряд, смерть — прорыв из него: Тьма — Внерядное, Корнь Бытия, сего Р|яда, где, сущи, стоим. Смерть — Свобода. То ведал Сократ, Тьмой живим; с ним — Мон|тень, «Одногó тень»: Два, Глубь как Второе — Тьма, Смерть смертным нам. Смерть как Бог есть Вен|ец; как не-Бог, смерть — З|вен|о, Нит|ь, что с Ним еди|нит. C ней един, Сократ есть Ум, возросший до Сердца, чрез смерть ставши им, а Платон — Сéрдца Ум, что, Звеном об|дел|ён (ведь при смерти Сократа, Звене, — не был он), пал в Ум чистый: От Жизни — во смерть, — в чем есть д|ра|ма его, Ма|ть д|ер|ущая, коей был взят от Платона Эр|от, Пир пиров. Драма эта — излом философии из Сердца в Ум, в Зло от Блага, когда в Аполлона слуге угас Вакх. Драма — дрёма: уснуть — есть от Сердца впасть в Ум: Жить престать (устраниться — у|сун|ут|ись (укр.)). Ученик, дабы взять путь учителя, зри и прими смерть его: смерть с Путем нераздельны как с цепью звено.

  353.  Смерть есть сон, сон есть смерть; и сон — врéменна смерть, смерть — сон вечный. Кто с|пит — мертв, пит|аемый  вечною Жизнью: Огнем, Пещ|ь чья в с|пящ|ем есть Тьма: Прямизна, коей ради мы спим, распрямившись на ложе (греч. or|to|z — прямой: Ор|ом, Тьмóй-Тем), и знак чей — спрямленье плотú при отлете души в Тьму, Дом свой. Смерть, грань, — рост: грань пронзать — есть расти. С тем, живущи, растем мы во сне как во смерти своей, и мир сей, грань, в сем росте превысив — заснем насовсем.

  354.   Ди|ал|ектика, ДелДе|л|ит|ь, делит к знанию Грани. Грань — смерть, Грань — Бог, сущий во смерти как Автор Всего; и число смерти В|ос|емь являет Его, Мира Ось: Бог как смерть есть Ось|мой. Им исполнясь как Гранью, целúм мы в одно Мир, разъятый в очах: Мир сопрягший — себя исцелил. Вед|ать смерть нам — есть вид|еть: ведь смерть, Мира к|лей — клей очей, их целеньем целящий его. С тем, смерть дóлжно чтить нам как ближайшего друга: ведь рядом она и Внутри, и лишь в ней Полнота, коей жаждем и коею есть как Глубь мы, врата в кою есть смерть. Клей меж Этим и Тем, смерть — звено между patres и нами, ход в То. Предки живей живых нас как Корнь, Сила наша: Иное — Питатель, Корнь. Смертью един как река смертный род; высша ценность живущих есть предков мог|илы: пункт С|илы, Звена75 и Утеха у|Тех Этим, нам. Чтимы Грецией были, Солона затмивши, Ликурговы ре|тры: к могилам возврат — в Мир, Корнь-Три.

  355.  Смерть познать — есть, познав Мир, проснуться: ведь Мира не знать — спать. Познав смерть как Грань, из тьмы-пут всходит маг в Тьму-Крылá целиком — не дав бренью в залог и плотú, Духом ставшей, — как Тот-Кто-Проснулся-Вполне. Мир есть Три; в Мир Уйти — есть три способа нам (с|посо|б — пососто|пáм) как Проснуться-Ожить. Первый — взятье Огнем нутряным: все|со|ж|жен|ие Миром, возврат в Суть свою — части в Полность; воз|гон|ка И|ó|дна, чей пепл — зола Зла, коей чужд Мир, Дом Блага. Второй есть сплоченье Того с Сим египтски — плоть Взяв без сожженья, очищену: в Духе — молитвой жрецов, в теле ж — тройным изъятьем: ума — из главы: Сердца тень, он нечист; изо чрева — едалища Зла: пьющий Небо — земной пищи чужд; и срезанием стоп: Небу рознь, они — брения рот. Третий путь — Уход в теле, Огнем не палимом. Так взяты Христос, Илия и Енох, коим, полным при жизни в сем мире, смерть место вернула свое. Ибо смерть — Грань-и-Цель, meta  Греков: черта с Тем за ней, иль Внутри. С тем, по «Б|а|р|д|о Т|хо|д|ол», смерти рд|еющий миг — выход в Жизнь («выход в День» — рек Египт: хер|ý — день (ег.); Дня дух — херу|ви): в Высь — из дол|а; сего не познавших неумных (быть умным — жить Сердцем) в посмертьи пленит Ужас сущих, смерть-Ум чрез рожденье в бессердную мысль; и о смерти как выходе в Жизнь учит Чикхай-Бардо, об Уме-смерти — Чон|н|и|д-Бардо, о возврате в плоть — С|ид|па-Бардо. Сие ведал Платон, зря суть смерти в Душе Мировой, Тьме (Чикхай), в Полноту единящей собой мир идей, мыслей умных (Чоннид), и подвластный ему мир вещей (Сúд|па-мир, где, па|в, души сид|ят, тщась вос|ста|ть — в Мир взойти: Богом полный, он — Сто). Умерев, про|йти чрез смерть как грань Сего с Тем — есть, пронзив как пус|тяк Цель (про|маза|в: за Цель, Матерь-Тьму — путь приняв), из иллюзьи в иллюзью ступить как не-Жизнь («шило мылом сменить» — шутит мир); в смерть во|йти в умираньи — стяжать напрямик Жизнь саму, что одна бренным То. Выход в Жизнь чрез врата смерти есть выход в душу свою, коей Запад не зрит, Жизни — с тем: Жизнь — душа без изъятья, суть наша. То ведал Платон, человеком зря чистую душу («саму по себе», плоть у коей — внутри), с Душой Мира едину как Тьма, коя он. Мир, Суть наша, с душой — Тьма одна: Глубь Луны, сущих Корнь. С тем, в Жизнь выйти как в душу свою — есть обресть нам Себя76.

  356.  Смерть — врата в Жизнь нам. Бог первей Тьмы в них; с тем, Я|ма, бог смерти — Я-Ма|ть, суть Бог-Тьма: Бог-Ре|аль|ность, — ведь Тьма есть Реальность, Вход. Бога застлав, Тьма — иллюзия, Ма|й|Я: очей пелена, дверь в ничто.

  357.  Смерть есть Тьмы по|цел|уй: г|уб|ы те, кои губ|ят немудрых Враждою, а мудрых цел|ят как Любовь. Смерть суть Бог, и она — доказательство Бога прямое, седьмое как Жизнь (рек Булгаков о том): лучший путь убедиться — очами узреть, в смерти ж Бога зрим прямо мы как Суть ее. Смерть есть зер|кал|о жизни: в ней, грани сей — жизнь вся как есть. Жизнью мутной живя, мы и в смерти мутны; но коль жизнь яркá Делом — сияет, как ор|ден, огнем наша смерть! Так награда бойцу смерть в бою, а на сцене — актеру. Герой, отошел так Гагарин: Полетом была жизнь его, и конец — был Полет («Cum moriar, medium solvar et inter opus» — «Я хочу, чтобы смерть застигла меня посреди трудов», — рекли древние). Смерть — то, что длит Дéла нить (д|литьд|е|л|ить Это с Тем): из Сего в То, — Служенью посредник. Не бренья рука — длань Творца нас берет в должный срок. Так Ахилл: не Парисом — стрелой Аполлона убит был, Парисова ж — тень и указчик ее.

  358.  Бог есть Цель, Мир есть Путь. Посему, как Мир с Богом, един с Целью Путь. Путь сущ Цели лишь ради; Цель — ради Пути, и сих Двух — в розни нет. Пифагор, супротив Гераклиту деля жестко крайности Мира во мненьи, что мудр лишь Бог, Цель, а философ, Путь, нет, — был Умá муж, не видевший Сéрдца, единства «Цель — Путь». Путь жив Цель|ю, Со|ста|в|ом его, Сутью Цель|ности сей (так суть Феба — Вакх): Богом — Мир цел, тело — духом едино, в себе же — смерть, рознь. Путь, живой Целью, есть Сердца Ум, иль Путь с Сердцем: Бог — Сердце, Мир — Ум, сущий Им. Дух поправ  потаканьем плотú — средством цель подменив, — Запад с тем есть убийца себя.

  359.  Цель — одна земле Любящих: Бог, Мира Царь как держ|авы держав, кою держ|ит Он. Он стремит Ввысь нас: Высь — Он. Но и всякая общая цель, единя, устремляет: Одно — Бога знак. Богом был для Советской страны коммунизм — и отсюда плоды ее, дивные Западу как триумф гладных (им был, меж иным, взлет Гагарина): целью влекомы, они не стояли, но шли. Из триады державных систем, что явил нам ушедший XX век — коммунистической, национал-социалистической и либеральной — последняя, ныне царя, наихудшая, ибо бесцельна, зовущая жить дабы есть, имманентно: раб чр|ев|а — недвижен. Идущий — всегда налегке: Бог, Дух-Легкость его осеняет в дороге крылами как Цель! Тéла полная власть, коей горд Запад — власть едоков и свобода питаться: ход стада коров, кои, врозь теша чрево, по сути стоят, Цели чýжды: покой — смерть. Бог, Глубь — Цель-Внутри; и не чтящим Его — Сатанá царь; царь — лучший владыка, коль служит Царю. Царство есть храм свобод, коль им правит царь сей; коль тиран — несвобод. Связь свобод — цепь служений: в ней царь, звено первое, служит последнему; с тем, цепь сия — строгий цикл (таково тело: в нем голова есть слуга прочих членов как царь их); служáщий Творцу, царь спрягает цикл сей с Циклом Духа как точка единая им (таков был царь Китая — Земли с Небом с|в|Я|зь). В сем смысл фразы Христа, что последни в Сем — первыми станут у Бога: последние — первые есть, коли Служат, ведь с Богом единый, царь — всяк. Но мир сей отрешен от Него Сатаною. Земля — Князя трон, и с тем он — царь всех царств, царством нас соблазняющий, мир кинув в прах.

  360.  Полярность Востока и Запада — духа, растущего и на каменьях, и «желтого дьявола» плотских пиров, капитала, — Победа грядуща, Восток. Ибо труд, чей бог Западу злато, нужды лишен в нем как итоге. Тр|уд, золота больший как Мир — нас, имеет внутриобитающий смысл: то — служенье Творцу, Кто, создав мир и нас, в нас вложил пыл творить. Богосущен, Труд самодовлеет как Кантов моральный закон, Долг, опор внешних чуждый. В себе он несет свою Цель! («Lab|or est etiam ipse voluptas» — «Труд уже сам по себе — наслаждение» (лат.) — Люб|овь, Лав|а-Господь) Так душа, человечности суть — самодвижна; Дух, Семя души — Цикл, что нам, людям, дóлжно не жаждать разъять, но хранить сколь есть сил.

  361.  Мир сущ Богом: Путь — Целью своей. С тем, искать Мир без Бога — искать есть ничто и нулем самому стать: кто ищет — найдет. Таков был век XX-й, искатель ничто как единой теории Поля. Лишь в веке безбожном сем мир восхотел ее, дабы заполнить Пустое, суть Мес|То, для видящих кое есть Бог и Мир, Поле, каким к Нему úдем (санскр. «кшетра», а видящий, зная его — ибо видящий знает, — есть «зна|ющий поле», кшетра|джна). Век сей Промышленьем Творца — век иллюзии, явной в числе римском XX, Декáдах двух, кои — два Мира: Мир — Дéсять; и Десять вторые — обман: Мир — единственен. Век XIX-й зрил грань меж Истиной, Сердцем, и Ложью, Умом пустым (и, рек Фуко, до сей грани два сих были благом, единым как Мир, душú Суть, — а за ней Сердце стало безумьем-злом: Мир, Полнота — пал в часть, Ум), а в XX-м грань канула: Сердце застлал людям Ум. Стерший грань сию им как примыcливший к Миру второе, мир|аж, (огнь к огню, как Платон рек: Мир — Огнь) — был Диавол, таимый в деяньях Князь тьмы77, Сила внешня, На|силье, противная в|нутренней Силе, Творцу, ничему не противному: внешнего нет Ему, всё — в Нем. С тем, Он — Царь Всего, кое Мир: Глуби, дома Его, чья Он Глубь; Дьявол как корка Бога — облаток есть царь как cего без В|сего, и в сем мире покровном он — первый, а Бог, Глубь — Второй.

  362.  Глубь — Субъ|ект, «тот, кто скрыт»: Полнота, Бог по сути последней; об|латка — об|ъект: пустота, Дьявол. Истина, Бог, субъективна; ложь, Дьявол, — объектна, и как «объективная истина» — смерть Всего, Мира: без Бога — Мир мертв. Истина в себе опору имеет, ложь — в истине лишь, ведь в себе есть ничто; посему истина — пробный камень обеих, а ложь — ни одной. Самовластная, истина истину вечно речет; ложь — то истину, а то себя, не верна никому. Таков есть Аристотель: он, с истиной спутавший ложь, то правдиво глаголит, то врет.

  363.  Сатана един с Богом. Лишь в бренных очах человека, как пленника Лжи, Бог и Дьявол противны; поистине ж — оба суть Огнь. С тем, в очах Пифагора Дух-Бог, озаряющий Мир из средины его, горит в центре Земли, Люциферовой точке: поистине, Божья она. Зрить Диавола тáк нам — есть с Богом его зрить в себе, где он Друг, суть Друг|ой в нас (а Бог есть «Я» в нас, Суть): ведь враг — есть сторонний Другой (и рознь дружбы с любовию в том, что друг есть не-Бог в нас, «я» второе; любимый же — Бóг сам, суть первое «Я»; с тем, в любви несчастливый — с собой не в ладу). Таков, вра|г есть для мудрого сердцем вра|та в Бога, Глубь (врат|ь — врат|а отворять: ложью — истину); с тем, враг есть друг, и познать как врага Сатану — есть познать друга в нем (как в Двух — Ноль: Тьму, Врата) и чрез то взойти к Богу: чрез тьму — в Огнь. Ведь тернии, к звездам преграда, — суть пýть к ним: к Творцу — Мир. 

  364.  Единство Творца с Сатаной по закону Единства — единство и рознь. Бог — Единый за высшею Тьмою, Нолем как ее Созидатель, Одно-без-Числа (Единица же пáрна Нолю — есть Число-Бытие, плод Ноля, Не-Числа, а пред ним — за ним скрытого Бога, творящего их наравне — Тьму и Свет, Мира страны: ведь Мир — синтез их). Ноль, Длань Бога, в себе разделясь на себя и иное себе, Ноль и Двойку, творит бренный Двýх мир (субстрат жизни чьей, Бел|изны, есть бел|ок) и владыку его Сатану, что, как Два, в себе двойствен. Два, верные Богу, он — Бόг сам, Добро, и он суть ди|а|л|ек|тики, к Богу в|лек|ущей как Лек|арь, Любовь. Двойка в розни с Ним — Злό он, влекуще в ничто. Божий, есть он Любовь под личиной Вражды как Ум Сердца благой, им великий (таков суть Платон), а безбожный — Вражда без Любви: Ум Ума, мал|ый как Мира Зло78 (mal|um — зло (англ).), что, Мир мир|ажом подменив, его скрыло от нас, Бога — с ним (таков суть Аристотель, Нарцисс, муж облаток пустых). Сéрдца Ум, Сатана — Личность личностей, Бога полн; Ум Ума, он — Индивид индивидов пустой. С тем, в единстве как Двойки его он, за Богом Второй, есть и Друг наш, и Враг: пил|ьщик душ, поверяющий крепость их; Ум, не дающий на месте стоять нам, пытая, сиречь вопрошая и муча: Два мы иль Одно? Рознь? Любовь ли? Пыт|ая, пит|ает к Познанью он сущих: к Дея|нью — Дея|вол; будящий Идти, он, Господний Слуга и Противник79, чтим должен быть нами: Движение — Жизнь80. Как Враг наш, Дьявол — в Бога Врата, нас учащи Всходить, Силы датель и зов: Сила — Тьма, коей есть сей В|тор|ой, символ Господа  (sum|bol|on  (греч.) — приводящий к единству, связной) как баллон Сути сей.

  365.  Ум Ума — Уму Сéрдца аг|рес|сор («рес» — «рез»: Дьявол-Зло — человеков мясник): он хватает его дланью черной. Так Англия (сын коей — Кр|о|м|вель, мясник-Вель|зе|в|ул, отрубивший главу королю: в сути — Господу) некогда была захватчиком Индии: Англии суть — Ум Ума, Двойка-Рознь (царь колоний-частей, не любящих владыку как общее их); Индии ж — Единица, Ум Сердца святой81 (и Колумб, ища Индию, Сéрдца Ум (Сердце — Кол|ум|бу-Уму: Круг, иль Кол|о — Квадрату как Цель. Так, Ум Сердца, Платону Сократ Сердцем был как Уму, что взыскует его), нашел землю противну: о|би|т|ель пустого Ума). Ум Ума — искуситель, святых соблазняющий царством: таков М|а|р|а (датель ма|ра|з|ма; му|т|ь-ма|р|ев|о, глáз смерть; санскр. mar — умирать, гибнуть) Будде, Диавол — Христу.

  366.  Бог есть Первый, Диавол — Второй. Чтить обоих нам дóлжно по их старшинству. Чтящий так — Богу верный, обоими сими как Жизнью храним. Чтящий лишь одного, Бога иль Сатану — в сатанинской мертвящей сущ власти, не Целое чтя — часть, чей князь Сатана.

  367.  Бог как суть — Глубь, Диавол — облатка: Огнь, хладный чрез выброс вовне; из них первый — Свобóда, второй — П|лен, иль Рок, явь чья в Сем — гравитация, тяжесть. Кто важ|ен — тяжёл: «вагá» — вес (укр.); премного — «вес|ь|ма» и «з|е|л|о», где «ма», «зел» — Тьма, Глубь Божья, а «ел» (al) — Бог, Тьмы чистый VesYes, Да, Коим сущ Мир вес|ь как Глубью своей; «зло» же здесь («з|е|ло» — «зло»: злой в трудах — работящий зело) — внешний вес, Сатана, тя|же|ст|ь-жéс|т|о|чь, лик чей есть Зе|вес, Же|ны зáвес(санскритское gur`u, «тяжелый», с тем — имя планеты Юпитер, Зевес);  у|важ|ать — чтить за Вес, М|уд|рость-Силу; п|уд — Уд, Фаллос-Тьма, бренных С|п|уд: Очи-Сила, Вес-Vis. Вес — Причина, Дух-Огнь, Солнце-Жизнь. Пора солнца, Ra-Visnu вес|на посему, вишни цвет; Груз весен|ний — Любовь — Сень и Сущность всего (we|s|en (нем.) — существо или сущее, вещь или свойство, природа ее); Любви райские девы в Коране есть гур|ии, Груз. Вес благой, тайный — Ноль (Вес — Евс — Ева, Тьма-Мать) внешний, злой — Два (зримый в «д|важ|ды»). Вес Мужа, наружный (как Ра|м|ы, за Тьмою второго — отсюда «г|ра|м|м»: тьма, гром без молнии-сути, и|гра (гра — укр.) без иг|рока) — Зло гнетущее; Жены вес — Благо, Крылá. «С|тя|ж|ать» — жать-Обретать: становиться гурý как «тяжелым [от Знанья: вес|ть Бога, оно — груз]» (отсюда — гру|з; гру|сть — груз Тьмы нá сердце (Рус|ь, темна — г|рус|ть). Мудрость-Тьма — Груз, ведущий нас (вес — вес|тú) в сердце, в гру|дь-Глубь, ход куда — по|гру|жень|е; и мудрость — печ|аль родит в нас, что печ|ет душу нашу огнисто: Тьма — Óгнь; вес|тú — несть груз от|вет|а за верящих нам). Тяжесть-Глубь Пр|ям|изна, роста суть (п|р|от|ивление смерти — тьме внешней как яме-могиле, «ям» кóрнь коей, Ям|а же — бог): Бог-Мир в нас; г|ур|у, Г|óр|не, что полнит учимых как Тьма-Суть фи|гуру есть «тот, кто подъ|ем|лет», сиречь распрямляет от|важ|но людей (распрямлять — раз|гиб|ать: весть из гиб|ели в Жизнь): ибо Мудрость От|вага («вагá» — вес (укр.); «важ|ити» — весить). Р|ост — лик Верти|кали Господней: «ост» — суть Ост|рие, Фаллос-Тьма, а Р буква Ум|а, Му|жа, в Сердце восход от кого и есть Рост, Дело наше: стяжание Мира как Камня камней. Лик его — Алатырь, «бел-горюч» камнь, соль Вед, к Богу Путь. Он разом и «мал и весьма студен», и «велик, как гора»; он и легок, и тяжек. Познанье — поднятье его: «и не мог тот камень никто познать, и не смог никто от земли поднять». Тяжесть — Мир нам, Идущим (речéнье «Мир вам!» — о сем Грузе. Идти — несть, Прийти — донести: Мир — до Бога; Сизиф — лик несущего Камнь сей зазря). Посему с|лав|а (рек Па|вел, апостол Божий), что избранных нá Небе ждет за стяжанье сие, есть имущая вес.

  368.  Причастные миру сему преходящему, мы — части Необходимости-Вражды, мир коей, на|руж|ный (покой как облатка Движения, Рух|а), есть первый нам, бренным; Глубь, Вечность Свободы-Любви — нам второй. Так считал Аристотель утрату первей об|лад|анья: мы в Розни теряем, в|лад|еем — в Любви, Ладе всех (прав он в том, что утратить Сие, превзойдя (превзошедший — о|б|рел-объял: очьми — орел) — обресть То, Тьму-Любовь, что лишенностью звал сей лишенный); в|ласт|ь полну иметь — есть к подвластному л|аст|иться (ласт|ы есть п|лав|а|нья орган: Любовь —  Вода); ластится — об|ласть, об|ъемля л|юбовию: Лоно, Мать — царь (и для горнего ока не тело утро|ба души, как зрит тлен, — но душа, Ба-Жена ему лонже|лан|ное (бá|жане — укр.)). Мудр, язык наш славяно-российский (Д|ер|жав|иным чтимый глуб|óко: Держава — Глубь, царь  коей — Бог) нам являет сторонность Вражды и глубинность Любви: ведь войной идут НА, а любовью — В. То, что позднéй, посему старше того, что прежде облаточным нам: Суть — Второе. Так д|ел|о, суть слóва, за словом идет в мире сем (рек Мухам|мед Аззахири Ас-Самарканди: «Бог сóздал дольний мир наш навсегда таким: // Веселье — после бед, благое — за дурным»). Глубь есть Высь, Бога Дом. Метафизику, Выси науку, законно поставил Андрóник Родосский за физикой, наукой Дна: «мéта» — «после» как в сути «метá»: Высь как Цель сущих, Бог (Суть мета|фор|ы — Он). Глубь (Высь) — Ноль, Не-Числó; покров — Двоица; оба сих — Тьма. Глубь есть Сéрдце; мир внешний — Ум, власть чья, бессердна, есть власть Сатаны вместо Бога; и Глубь — Н|умен, мир субъективный, а внешний — фенóменов мир объективный. Глубь, тайная — Цельность, Одно; в|не|шность, зримая — хаос частей без Того, Кто связует их: Глуби, Творца.

  369.  Покров — Силы сосуд, коя Глýбь есть. «На|руж|ность» — от «ру|ж», «ру|х»: Д|ви|ж|ени|е-Тьма («рух» — движенье (укр.); «руж|ье», движенье рож|дая  — «руш|ниця» (укр.); к сему ж — «руш|áти» (укр.), «руш|ить» и «рух|нуть»), семитски — Ру|а|х, Дух как Сила, Жена. Явь ее — Рус|ь, земля Тьмы-Стр|ел|ы: «бути в рýсі» (укр.) — двигаться. «И какой же русский не любит быстрой езды?» — мудрый Тьмой, GoGo’ль рек. Сей ездой русской, Ввысь мир влекущей — есть русская книга моя.

  370.  Глубь, Н|утро |ут — богиня чья) есть Утро Божие, Ран|ь как Ка|ранчер|то|г, тó|гчер|ная Бога, Царя Глуби (t|zar — царь (англ.) = t|heos + zar), Зар|и сущих, дом коей Восток; з|рим|ость бренная — Дьявол запáд|ший, пустой. Глуби лик — смерть, Утра|та: ночь здесь — Утро Та|м: Дом души, Тьма-Утро|ба. Лик Бога у Греков — Афина: Тьма-Ноль, Глубь, из Зевса исшедша главы; Сатаны лик у них — Арес: тьма в розни с Богом, Два. Афина-Глубь — суть эпохи Атлантов, сей канувшей в Воду, начальна Ари|йской, облатке, чей Áре|с князь, суть Ари|ман: ma|n — муж, Ум, Тьмою-Сердцем ман|имый и мáнящий, как в Тьму, в Себя, без Огня сего огнь. Сердце-Глубь — Утонувшее нам как Причина, санскритское Хари; а Ари (без Х, буквы-Корня: Декады как Мира в нас) — следствие, скрывше Причину: эпоха Арийска как Ареса дом и престол, Атлантидой рожденный на свет как Любовью — Вражда (ar`i — враг, неприятель (санскр.)), Двойка — Нолем, неучастным в рожденьи сем. Так творит Истина Ложь, злую дочерь свою: Благо-Бог, что довлеет Себе (по Платону) — иное Ему, Божий Мир (с тем, в «Мен|оне» Сократу смешон Эмпедокл, эманаций певец: Суть, творя, не теряет себя).

  371.  Глубь, мним кою за н|и|з, ис|под, мы, себя мнящи вверху, — Мир внутри нас; Гос|под|ь, Царь его, — Глуби Глубь, Суть (Наиглубочайший; по Дж. Бруно — «Наиприсутствующий»: Глубь есть При|сут|ствие, «сущее при Боге-SAT»); Оба ж сих — Глубь-Высь: Vis, Сила-Очи, очей Дом. Облатка его есть мир сей, коим пра|вит Всевышний как гор|нее — дольним, чей Дьявол правúтель как дольнего суть, коя Сим из Сего правит; Бог — правит Сим из Того, коим есть Всё Сему, себя зрящему в розни с ним: части, не зрящей причастность свою Полноте.

  372.  Бог и Мир, две Монады, — едины как наши столпы: попрать всяк нам — низринуть Себя, став ничем: ведь отринув один, отвергаем мы цельную Глубь, коя — Мы, Бог-и-Мир. С тем, союз Глуби есть «и», десятая буква кириллицы как Оба сих, чье единство«и» десятеричное, в русском алфавите до реформы 1917 — 1918 гг. имевшее вид Единицы: I, і — «и» как точка-тире, Дух-матерья, частица-волна как Одно. Ставить точку над «і» — Духом плоть венчать как Головою, Мир — Богом ко славе Единого. Cвязь Мир-и-Бог — восьмеричное «и» в виде должном сему: как две планки, скрепленные третьей — И (Восемь и есть связь Миров, с Сим Того чрез касание их); до реформы звалась она ижицей, имев обратный наклон серединной черты: сверху вниз, N — так сходит в Мир Бог, Дух во плоть. Перемена наклона речет о паденьи людей и нужду Восходить: ко Второму — из первого, лжи; перемена ж, оставивша лишь одно «и», восьмеричное — Связь без Единства, бесцельну, Второе без Первого, — явь воцаренья Второго, Диа|вол|а, коим был попран Бог-Мир, Пара-Огнь в душах наших порой ре|вол|юции, тьмы. Союз «или», разъемлющий с Миром Творца к их утрате (ведь «Бог или Мир», повторим, есть «ни Бог и ни Мир»), есть облатки союз, Сатаны. Союз «и», со|ч|и|н|ит|ельно-Божий, согласен закону Единства, чей муж есть Платон и чей лик Ии|сус (повтор кажет Закон); п|рот|ивительно-дьявольский «или» — закону различья, муж чей Аристотель. «И» есть союз Тьмы небытийный, согласный китайскому женскому принципу Ин|ь, суть Ин|ое со мягкостью в|одно|й своей: вход в Одно, Бога (И Инь — китайский мудрец, порожденный потопом: Водой, чей сын он); «или» — Света бытийный союз: суть мужской принцип Ян; синтез их — Мир, Тьма-Свет. И как СутСат|аны Бóг, — Бог есть и Суть «или», идущего от «эль», «Бог» (едины так имена Эл|иа и Иль|я (Или|я)). Так одно Трой и Ил, Трои корни, и Трой — Бог, столп Трои, родивший для жизни ее, Ил же — Дьявол, губитель, родивший ее умереть.

  373.  Чтить Единство — есть чтить полюса его. Так Бог-и-Мир: в сем Одном, Голове, всяк — Один, для очей отстоя чистых. То же и Бог с человеком: Едины, они — Два. Бог — Суть; человек есть не-Бог, сущий Им; он и Бог, и не-Бог. Чтить Себя нам — чтить Бога в себе; и не чтящи Его, тем себя не чтим.

 374.  Глубь, Вер|ы Дом, есть Т|вер|дь нáша: на ней мы стоим, к ней, стоящие ею, восходим как в Высь (мниму Западом низом: как Фре|йд, и|д|ол-Дол — бессознательным, погребом, в коем зрил Юнг, муж-Восток, Высь). Бог, The|osПре|дел ее, сиречь де|л|енья Конец, Неделимый, а с тем — Предел Мира и наш, придающий, как людям, нам о|предел|енность Собою: мы люди настолько, насколько мы Бог (посему благо|родства, сиречь человечности нашей, приставка — «де»: D|e|u|s — Бог, Благо, с Тьмой-Дев|ой Своей); чело|вечности Суть — Вечность, коей чело|м (лбом, Умом) бьем как Господу (Сердцу) мы: Корнь ее — Он. Бог — тес|аль|щик, гранильщик людей (так гранит, Им полна, смерть героев; Тес|ей, иль Тезей, был тесальщик Афин); Мир, Ка|мнь, тес|анный Богом с Себя — тез|ка, сиречь подобие, Бога и к Богу С|тез|я. Посему у|тверж|д|ень|е — мы the|sis зовем; the — от The|os — в английском арт|икль есть определенный, конкретность дающий вещам, как дает им ее Суть их, Бог.

  375.  Г|луб|ь, Господь есть Люб|овь, здравье наше. Кто полон Любви — целен, здрав, а не полный — чер|вив изнутри. Так здоров, полн Эро|том, г|еро|й, дитя Любви-Причины (Her). Так здрав Сократ был, герой, бывший сведущ всех лучше (людей и живущих и живших, как рек он) в науке Любви, весьма малой: Любви (чей Эрот бог, малыш) в мире сем как бы нет, ибо нет ее в нем, внешнем, вовсе: Любовь, повторим, — Глубь82 (Глубь, Ноль бренью — Два. Любви буквы здесь — тени: в кириллице ер|ь — мягкий знак (Сердце, Ин|ь), ер — знак твердый (Ян, Ум, от Любви Любовь: от Бога — Мир)) Полный ею, Сократ зрил люб|ого покорного ей невозможным без общества и государства: ведь были они Глýбь ему, певшему Человека, единого в многости чрез Глубь, Любовь. Оттого и волнуют слова из кино: «Ты ведь знаешь, я мзду не беру. Мне за державу обидно», — что, чúсты, рекут о святом, чуждом внешнего (мзды): о Держ|аве как Глуби, держ|имой Творцом из средины ее, коя Он. По традиции, фильм сей глядят космонавты пред стартом, предчувствуя Мир как Державу сию, куда всходят они.

  376.  Госу|дар|ство, дер|жава — Дар: Мир, царство Бога, держимый Им Огнь как Дар в нас, что дер|ем мы с Творца — c Сути корку ее. С тем, оплот государства (e|tt — франц.) — м|ор|аль, é|t|o|s: То-в-Э|то|м, Бóг суть; страна, что крепка — глубока. Мощь Египта и долгая жизнь его в том, что весь он — Глубь очам был жрецов, ею живших как Жизнью самóй. В Силе этой — корнь ж|реч|ества, дел и реч|ей чьих Суть — Ж|éр|ло, Ноль-Тьма: Благо сущих, Единство, куда волей Божьей идем как Своей. Тьма от Тьмы сей, Ваал (Бэл), Тьма-Два — Жерло-Зло, Рознь, глотаемы коей мы, жер|твы ее, против воли своей.

  377.  Государства суть — Глубь: Мир, держимый Творцом. Масон Лок|к (за|вит|ок тьмы, иль л|ок|он, вол|юта ее), государства причиной зря дóговор смертных, не знал: сей наружный их сговор о Глуби (ведь бренье — покров) — с Сатаной есть союз против Го|с|пода, Кто гос|уд|áр|ства Cуть. Бога лишен, Го|ловы, до|го|вóр есть измена, дух чей — Князь. Вор сей го|суд|арство, пленивши, из Милости сделал Суд|ом как цепями на ней.

  378.  Человек есть и Бог, и не-Бог; он и Глубь, и облатка ее. Посему быть Собой — есть иметь нам открытость двойную, вовне и Воглубь: в мир материи бренной как в Это — и в Дух, Вечность-То, как звену связи их. Таковые, мы с Миром одно: Глубь, он — Всё, Это-То.

  379.  Суть есть Бог, покров — Тьма как и Бог, и не-Бог; и как Бог она Ноль, как иное — Два. Суть — буква А, а облатка — Б. С тем, букв чреда — алфа|вит, корнь чей Альфа, Жизнь; Аз|Букой, «сутью-облаткой», зовется он в сем мире Двух: Тайна — Суть, явь — покров ее. В А, его корне, две планки наклонные есть Тьма и Свет, Мир как Два; точка верхняя — Бог, единящий их; планка меж них — человек, что связует их, иль единит-делит. Бог есть Единство их, связь — человек, что без Бога ничто: связь — Единством жива. Число А — Три: Бог, Мир, человек — Тройка; число Б — 6, Дважды Три как Три-в-Розни: Единое множить — делить изнутри его; сумма сих числ — Девять, Лоно: из Мира, Единства-и-Розни, родимся мы в Бога, Единство-Одно.

  380.  В «ба», душú Божьей имени, «б», Тьма, есть первое, «а», Бог — второе: ведь Тьма, пла|щ Его — перва нам. Таков царь, ба|сил|евс: Силы муж, верный Богу, он Бог, а не верный — не-Бог, Сатана как Второй, бог без Бога. Бог, Глубь, есть Суть наша, но Он — и П|ок|ров, нас объемля: ведь Суть — обнимает, включая в себя; с тем, Бог — Б|о|г (зримый в «и|бо» — «поскольку»: мы есть, ведь сущ Он). Два — облаток число, цельных Глубью как Сердцем Ум; Троица — Глубь самоé: Мир как Цельность; и многость — обоих числ суть: Зла как Двойки в себе и Трех-Блага, ведь Бог — Третий в нем. С тем, едины Б с В как Зло с Благом, Диавол с Творцом: Б|элВа|ал («ал[ь]» — Бог, «Ва» — Сатана). Бу|ква — Духа сосуд: «бу» — от «Бу|ки», Б, буквы покровно-второй («бука» — злой: Зло — Два); «ква» — kou, Глубь; «буква» — «бу|ков|ка» (ков|ка — труд, бог чей Гефест, Огня бог; «ков|дра» (укр.) — одеяло: ква|драт-ков|ер, rin|g, дра|ка-рознь, рынка суть: рын|ок — рин|уться [в бой, как э|рин|ии, месть]; mar|ket (англ.) — очей мар|ь, Сет|а дом). Духа полн, сосуд-буква есть Жизнь, пуст же — смерть как облатка, единая с цифрой и фактом, облатками ж, что в себе — Сути гробы. «Littera occidit, spiritus autem vivificat» — «Буква убивает, а дух животворит», — учат древние: lit|t|era = lit|os + t|erra (здесь e|r|aЭ|р|о|т, столп эр, Рот благой) = камень-земля, Смерть-Жизнь — вот чтó есть буква. Власть мертвой сей есть номократия, пр|ор|ва закона; исполнившим Духа ее — буква Óгнь, и бу|маг|а, букв сущая ради, есть Блага бу|тон, маг|а жезл. Дух есть Сердце, Жизнь; буква — Ум, что, Сердцем полон, есть Жизнь как оно, а бессердно один — смерть, не-Жизнь.

  381.  С буквой глас неразделен. Два гласа нам кажут Владык. Глас Диавола-Бэ|ла (Ба|ал|а, кем Бóг скрыт) — ба|с, глас Мужа тяжкий, к земле г|нущ|ий нас. Тяжесть — гущ|а: мо|гущ|ество Тьмы в гласе сем (Сути глас — Суть сама: так «Ом» — Бог). «Бас|та» — хвати|т: с|хвати|в дланью черной, Диавол ко смерти гнет нас (так согбен Злом бас|тар|д). Бас есть Вол|анда глас (так басист Олег Бас|ил|аш|вил|и, сыгравший его: will (англ.) — вол|я, какой есть Тьма, Воля как Два — Дья|вол, бес без|обрáзно-пре|крас|ный, от|личный (англ. bes|t):  под личиной — ничто (пред Нолем-Тьмой Два — нуль), ni|hil, тьма без материи, очей ми|р|аж: Мир без Бога — Диавол пустой, С|т|ра|ст|ь (санскр. рáдж|ас) как Два); г|нут|ь — з|нущ|атися (укр.), из|дева|ться над Матерью в нас, Прямизной, из|вод|я Ее: в сем — труд Ди|авола. Тьма-Два (bis (лат.); біс — бес (укр.), ч|ё|р|т: чертá-«без», лишенность; животное — bes|tia (лат.), сиречь не-человек (как зовут и безумцев-людей)), он есть брения баз|а, его ба|с|и|л|ев|с — Сил|а-Зло, тя|жест|ь внешня же|с|т|о|к|ая (внутрення ж — есть Тяжесть-Мудрость она, Бог-Ноль). Баса-Диавола корнь древний — Вакх, Бас|с|ар|éй («сар» — Тьмы корнь; Арéй — Арес, Рознь-Двойка, противность Афины, Ноля). Бас — бак — Бык: Вакх при Матери, Коровы Сын. Бога голос есть áль|т, альт|ру|изма корнь; Тьмы, Длани Бога, единой с Ним — те|н|о|р: Тьма-Ор — Бога Тен|ь, Сатаны гор|ня Мать.

  382.  Мир есть Поле и Путь в нем. Как Поле, Покой он; как Путь, он Движенье: Река однократна, войти в кою дважды нельзя: ибо в ней мы однажды — от века как в истинно Сущем (и выпасть из Мира — ничем стать). К|рат|ил, супротив Гераклиту, певцу Реки этой, сказав, что в нее не войти нам и раза, тем рек: Мира — нет, с ним — и нас, миросущных (иль есть как ничто мы). Из Бога течет ся Река и втекает в Него ж (пар иных — Миру нет), Им замкнýта в кольцо; и от Бога текуща, она есть Вражда, а возвратно — Любовь. В путь Рекой сей идем мы Очéй ради: Мир вечный с ними — одно; жить-быть — зриться; и сути, несомы волною Вражды, мнят, что видят, на деле ж — слепцы, видя м|ра|к: солнце их — Дно (так, бренны, зрим мы); а волною несомы Любви — видят истинно, Солнцем зря Божию Высь. Таковы Гости наши, Антрóпы, явь чья нам Контакт.

  383.  Ибо два нам, Идущим, пути, солнца — два. Ввысь мы Богу ступаем, зря Солнце Его; вниз, спиною к Нему — Сатану, и его солнце зрим (так, лицом отвратясь от Платонова солнца, зрим свет Аристотелев мы, тьму ничто); и огнь первый — Свобóда есть, рабство — второй, кои вместе с путями их сущи внутри нас как Глубь, наша Суть (два пути сих мы знаем невольно чрез смену печали и радости в нас Колесом Перемен). Вниз сходить — пол|овине служить как безмирию, кое есть Дьявол без Бога, — смотря; Ввысь ступать — есть служить Пол|ноте, Миру-Целому, чей царь Бог, — видя. Смотрящие очи, как сказано, — очи Вражды, очи видящи — очи Любви. Сути Вражды влачимы, Любви же — ведóмы; обоих не|сет-вол|оч|ú|т Река-Мир: одних в мýке, в ус|лад|е других. Посему те и эти, влекомы Рекой сей, не ведают истинной вол|и Своей. Наделен Богом-Тьмой ею маг, ускользнувший в надмирную щель: Тьму меж Миром и Богом, где, Бог и не Бог, выше Мира он, с тем — человечности, ею владея как Сверх-человек (ибо суть ее — Мир), рáвно вольный любить и страдать, над Рекой сей паря, как ор|ел. Миром шествовать (вольно ли, нет) — быть Путем сим Идущими; Шествие знать — ведать нам, для чего мы Идем.

  384.  В путь идем мы очéй ради. Мир, их Пред|мет — Цель и Польза всех странствий как Бог для очей (Бог же сам — Тайна им, для очей Своих сущ). Риши, Мудрый Семи — по-санскритски и «видящий» есть, и «богатый» (rich — англ.), суть богатый Очьми: с ними быть — Мир иметь в обладании, кое есть Взор. Правда Жизни — очéй правда есть: essepercipi (тáк, Солнца диск закрывая в затмении точно, Луна и равна ему как образ сути: казаться есть быть в очах видящих, где Два — Одно. Так считал Гераклит Солнце равным стопе: царя — миру, что им попирается). Вúденье есть Сил|а, кою в|сел|яет в Антропа Тьма, Длань Божья, как Сила Силу, чтоб он Ви|д|ел-Ш|ел (де|л|ил-д|ел|ал). Идти ж в Мире — Плыть: Мир как Путь есть Вода (море|плаватель есть море|ход; вос|ход|ить — вос|тек|ать. Так ракеты у нас: за «Вос|ток|ом» — «Вос|ход» беспромежно, к главе голова); Чел|овек — Чéл|н, — иль, первый, в челне как втором он плывет как его ру|лев|ой. 

  385.  Число вúдения 12 столпами своими (разряд — столп числа) — суть два рода Плывущих. Род первый, числом Единица, есть те, что, неся Мир как Суть — ведь Антрóп есть сосуд его, — стран|ствуют (сиречь, плывя, познают страны Мира, Змеú кольцевой, вия|сь: странст|вие — путь в Мире, им из|viva|емый) ради себя как монады очей, зрящих Мир, Одно, — тем познавая себя. Второй, Двоица — те, кои странствуют ради иных: очей многих, Мир зрящих, — чтоб этим очам с сей подмогой себя познать (так, познавая себя, помогает философ иным в деле сем своей книгою). Первые — те, закон странствий чей есть они сами как Мир, Суть; к походам в иные миры (ведь походом зовет моряк плаванье) средством они и имеют себя, чтоб являть себе Мир как Себя, Суть свою. В мире бренном таков всяк ходящий, познания ради, стопáми своими (как ртом, тайным нам: ведь идущий, как древо, пит|аем Землею чрез стопы; ступать — пит|ь, что знает босое дитя в своей радости бегать по влажной земле в дождь); над бреньем паря — таковы маги. Двойке согласны, вторые — те, коих закон не они, но второе, стороннее им: Э|вол|юция, многих Стезя, коей к Богу, несомы Рекой сей как внешним пред Господом-Глубью, идут они вместе с иными в Антрóпных мирах (о мирах сих и рéчь лишь: миры не-Антропны — Антропы не зрят, мы — меж них). Дело сутей, влачимых ко Дну, им неведомо в слепости их; дело сутей ведóмых и  видящих, в вольном служении Ввысь идя — есть Знанья ради являть себя сутям волны нисходящей, смотрящим (лишь с тем — Мир себé являть), чтó есть их Миссия, кою Контактом зовем мы (табл. 5). Двойку, многости корень, имея числом, сред|ством странствий своих и сред|ою прительной имеют они не себя, но второе, без коего плавать не могут в мирах Двух, Вражды. То — Корабль, что, верны его сути, зовем мы машиной Любви.

  386.  Вóлны Мира, покойно зря их, есть миры (царства) Канта: Вражды волна — Необходимости мир косный; волна Любви как Порыва — Свободы мир, коя — Вражды суть, исток неучастный (феномена — нумен, Ноль — Двойки). Причастны ему мы чрез Долг наш, свободно служа, — что зовет добродетелью Кант.

  387.  Как Монада, сплотившая Два, Тьму и Свет, Мир есть Десять; как Сущего Божья Река — он Одиннадцать: синтез двух волн, где любая — Одно: 1 + 1 = 11. В сем числе, кое суть Шесть-и-Пять, Шесть (Козел, Бэл-Диавол) — число нисходящей волны (сути чьи — мы с тьмой сутей Вражды, стезя коей волна сия), Пять (Бог есть Сýть чья) — число восходящей, эфирной (чьи сути есть Го|сти, го|нцы Любви, стезею коей волна есть сия). Дело каждой волны в паре сей — указание парной, чрез то — Мира, синтеза их: Шесть — Пятью, Пять — Шестью; и в Антропности знак сего — длани, Деянье (ведь Тьма — Длань), а в дланях — персты. Посему перстность длани Вражды (нашей — с тем) — Пять, Любви число, чье умноженье на 2 — по Очам, коих двое — дает Десять-Мир; перстность длани Любви, Гостевой — Шесть83: чрез пару Очей — Додекаэдр, Двенадцать как виденья Очи, единые с Миром как верная пара его. Пять-и-Шесть, Жизнь-и-Смерть, явлен Мир числом 56, Семью Восемь, где Сем|ь — Жизнь, суть Сем|я, а Смерть — Во|семь: меньшая Жизни, она — во Сем|и. Число это, ман|дéл|а — суть матрицы, сетки дел|ящей, живого и мертвого (семь строк-периодов, восемь столбцов-групп), плода Мен|де|л|е|ев|а: Путь наш, Мир Божий с же|лез|ом, Враждой, — ведь ступаем в Любовь чрез нее как чрез тернии мы.

  388.  Мир, Глубь — Сер|д|це, Ци|кл це|льный, а вóлны Вражды и Любви — его страны. Согласны троим сим цвета:

 

·        Миру, Целому — с|ер|ый, с Эр|отом единый: ведь Мир — Любви Шар, Сер|дце в нас. Цвет сей в сути — Тьма-Свет коим есть Мир, Огонь; как цвет с|у|мер|ек, в Истину Мира, Одно, единит он День с Ночью как парой своей, Это с Тем (сер и мозг наш: ведь, сердцем живим, миросущен ум; смерть, суть Сир|ен — серá как врата в Мир). Серый есть Оди|ноч|ества цвет (сір|ийсер|ый (укр.)): Мир, Конь (кін|ь — укр.), в очах плóти не сущий — по|кин|утый Sir, Ко|роль-К|о|н|ь, Бога роль, Очей-Тьмы Дом  («сир» — «зир» — «зер»: в|зир|ать — со|зер|цать, как зрить — зыр|ить; исл. gey|sir, Тьмы ток гей|зер (рус.)) как Пу|зыр|ь (PuПа|н, Тьма), Богом полный Внутри, Си|р|от|а бренным, Бога не зрящим («си|р|éчь» — то есть: Мир нам есть То, Речь-Река: от него, им — речем мы (и числим: Одно — Мир, от коего — числ ряд); па|сер|биц|япад|че|р|иц|а (укр.), родная отцу дочь, чужая для мач|ехи: much — многость (англ.), Зло как тьма: Бык (биц|юра укр. разг.), что Корову не чтит), и Предмет наставлений (ser|mon|es (лат.): кто на|став|ляет — на путь став|ит; Путь — Мир) всех, Серый Один: в Мире сущи — и учим о нем. Серый — gray (англ.): Мир — Божье Дитя, что и|грае|т: gray — грай, и|грай (укр.). Так игрун на сир|ин|ге своей Пан: to pan — всё (греч.): М|ир, Ири(Ра|й, Полность), птица чья — Сир|ин, Сирен|а: эйрен|е (отсюда Ирин|а) — мир (греч.). Сер Мир — сер и Сер|ван|тес, Любви-Мира муж; Коро|лев, ключ врат в Мир (лу|нный лю|дям: врата нам — Лу|на, Mo|on) Сер|гей, Геи сын, ратник Мира, Все-Геи (Земля Грекам — Мир), что рожден в день-к|ра|й года, ларь всех остальных: Мир — миров своих, Цельность — частей. Мир для бренных — То, Тьма, богом чьим есть О|сир|ис. Сыр|ой — как Река, Вода Божья, — Мир, Cir|cus: Змей, хвост у|кус|ивший свой, Сер|аф-С|р|еб|ро — Полнота, ребро|м-частию зримая в смертных очах: часть не|цель|на — они, зрящи то, чем есть сами (порой Отчей сей злато — Мужа металл, серебро — Жены; в Женскую — оба металлы Ее, явь чему есть э|л|ек|тр, монадичный сплав их, да с тем в злате природном сребро как обычная примесь его); «сер», «сар», змейность — Шар, Мир. Мир с Очами един как их Солнце. С тем, серый есть Взора, Очей миросущных цвет: «сер» — «зер» — «зор» — «в|зор». Очи мýдры зрят Мир и в пыли бренья, серой как он;

·        волне Любви, стране Мира первой — зеленый, Любви цвет: Л|ист|вы, полной Солнца Господня. Зелён|ый — силён: Сила — Тьма, Божья Длань, что зелёна любовно (Сократ, схож с силен|ом, был зелен-силён как Любовь, Суть его, знав в ней толк). В семерице цветов зримых цвет сей — срединный: Центр-То, коим есть Любовь бренью. С тем, цвет сей зе|н|и|т|а, зениСен|и, Цели, — есть истина дня. День как Свет — Полноте мировой половинен; лишь с ночью, Тьмой, он есть она. Посему серый, сумерек цвет, где сих два суть Одно, Мир, — зеленого выше как истина сут|ок: монада, Сут|ь-Мир; день иль ночь с цветом их — половинны ему. Сутки, доб|á (укр.) — Полность-Доб|ро как Бог, Сердце (Бог, Мир — Глубь одна); Ум — по|доб|ье Его: полу-Сердце, от Глуби diра. Втайне серый с зеленым — одно: оба суть — Полнота, Мир-Любовь. Дол|лар (ларДол|а, Зла как зачеркнутой Истины, $ат), серо-зéлен, чрез Мира цветá сии кажет безмирье, ничто: ан|ти|п|од|ы — друг в друга персты.

Цвет зеленый — Любви цвет. Селен|а, Луна зеленá (S = Z), зелен|úт мир любовно: Любовь — Суть ее; селенит|ы — Луной зелены. Всходим Ввысь мы Зеленой стезею как Лунной Тропой, коей жаждал Пи|л|ат, Пил|ы сын, как свободы: Луны — зелен цвет (рек Bull’гаков о полной Луне, Глуби полной), Зеленое ж — Тьма. Мир, Любви Шар, сер как Одно; как Два же — зелен: Любовь — над Враждой. С тем, Единство-и-Рознь, Мир — Шар серо-зеленый; таков и Лун|ы цвет как лон|а его;

·        волне Вражды, второй стране — красный, Вражды цвет чер|вон|ый: Причина, к утрате исшедшая вон (злато чистое в Сем, и|дол Розни, — «червоное», крáсно В|раж|дой, страстью (радж|ас — санскр.) злой; ст|раст|ь благая — любовная: ею раст|ем). Вражды мир — мир объектный, наружный; Любви же мир — Глубь. Рак живой — зелен, красен — вареный: так парой жизнь-смерть правит Жизнь недвоимая — Мир, Серый Ра|к иль Вол|к, grey’щий в брюхе своем Шапку Красную с лесом зеленым как Pus’о бла|жен|ствия их.

 

  389.  Любви цвет есть цвет Глуби — Единства, каким есть она; зелен им тонкий мир, То, бог чéй — Тот, творец «Из|ум|ру|д|ной с|кри|ж|ал|и», рекущей о Том; кров|ь Гостей наших, Глуби послов — как Любовь, зелена. Цвет Вражды, крас|ный, есть цвет по|кр|ов|ный: кра|с|на им сна|ружи Любовь. Им красна наша кров|ь и ал|еет Ва|ал|ов зев. Бренным очам дан он в с|пек|тр|ах звезд смещеньем красным бегущих сих врозь; в Любви вечных очах — все сбегается к Богу, зеленым полнó. С тем, зеленый цвет — Глубь как Пре|красное, «высшее красного» («пре» — «пéре», «сверх»): Глубь есть Высь. Страны Мира, едины Любовь и Вражда; и Вражда красным кажет на зелень Любви иль зеленым себя, крáсну, кажет. Как Глубь зеленó, Се|рд|це р|д|еет в очах бренных: деет (Лю|бо|вь — Длань) в согласии им, пленным Розни, как Бой, коим жив лю|бой; рдеет — радеет любя. Так во зле зеленеем лицом, сущи во|зле Любви как Вражда, пара ей; от любви ж — пун|цовéем. Так розы, любви дар, аль|ков|но красны («ков» — kou, Тьма); так вино, Тьме причастно, зеленым зовется, хоть оку баг|ров|о-краснó, зелен змий ал|ко|гол|ь, Бах|ус, помощь В|зой|ти нам, зря меру, и пасть без нее; крас|ота в мире сем — зелена как л|ист|ва. Цветов сих слитность — александр|ит, камень Тьмы, из|ум|руд|но-зеленый в естественном свете (Любовь — Est|est|vо), темно-красный — в ис|кус|ственном (иль не-естественном: Рознь, Нет, есть враг Ест[ь]|ества; Александр, Любви муж, в дань Вражде в мире сем был муж-меч); красен камень руб|ин: Вражда, злобная — р|уб|ит.

  390.  Два цвета, зеленый, листвы цвет, и серый, цвет пыли — едины (о чем Павел Флоренский рек, что «зеленый цвет, по направлению перпендикулярному, зеленоватость зенита, есть уравновешенность света и тьмы, есть боковая освещенность частиц пыли, освещенность как бы одного полушария каждой пылинки [в чем есть половинность зеленого к серому: к суткам — дня их], так что каждая из них столь же может быть названа темною на светлом фоне, как и светлою на темном фоне. Зеленый цвет над головою это ни свет и ни тьма [ибо он — оба эти, собой указуя на Высь: Мир, Тьму-Свет]» (жирность букв и слова в скобках — наши)). Они нераздельны как Это-и-То, Божий Мир: ведь, дневной, цвет зеленый нам — Это: День-Дно, дом наш в Мире, очей бренных место; а серый, Мир — То как Тьма-Высь для очей. С тем, зеленый лист солнцем Сего живим; серый же лист, коим есть очам ку|кол|ка (мета|мор|ф|оз ее — ход Сего в То как Себя, Богодействие), тайно живим Солнцем-Тем, внешне — тень любя. Два цвета сих в их единстве фамильями кажут герои космической сказки о дев|оч|ке-Силе, Алис|е (навыворот — Сила, Тьма Божия) Зел|еный и Се|л|ез|нев, чья фамилия — серая (селезень — сер), что в себе зелена: «сел» — «зел» (S = Z); лез|ет — Сила, Любовь, Зелень-Тьма: в вульву — уд. Цветов сих союз явлен и сказкою «Алые па|р|ус|а»: красный, цвет сих ве|т|ри|л, Бога полных — борьба за Меч|ту; серый, Грэй («тот, кто греет»: Мир — Огнь, коим греет Элладу За|грей, Вакх), кто, верх одержав в сей борьбе, им и избранной, с Миром сравнялся, Мечту сделав Явью, То — Сим, слив в одно их; зеленый, согласный фамилии автора Грин, — цвет Любви, коей сóздана, сиречь исполнена, сказка, как ветр полнит парус, и коя венчает ее как Победа — борьбу: Сердце — Ум. Так венчал Кантов труд основной — труд сердечный, пр|а|кт|ический — Грин, первый друг сего мужа-Ума (ибо Сердце — Ума друг-наставник, друг главный: Уму Голова, Суть), который, рек Вл. Соловьев, «с большими практическими способностями соединял такое умственное развитие, что вся «Критика чистого разума» прошла через его предварительное одобрение» (курсив наш).

  391.  Коль Мир есть Любовь-Рознь, Два-в-Одном, — нераздельны цвета серый, красный, зеленый; и в троице этой цвет серый, состáвным мним — прост, и иные цвета состоят из него, как все в Мире — из Мира лишь, многое — из Одного (что признал Тео|ф|ра|ст, положив производность цветов всех от пары Тьма-Свет). Три сих цвета есть Мудрость сама: серый — Мудрость-Единство: един вечный Мир; зелень — мудрость целень|я в очах: единить — созидать; красный — мудрость деленья: делить — познавать. Сути Божьей Любви, Г|ост|и наши, идя к Богу-Глуб|и чрез Глубь-Мир, — как голуб|и божии (Глубь есть Жена; голубь, птица ее, женосущен), являют очам как цветá Цели сей и Пути своего, с ней единого, серый с зеленым в едином Антрóпном ряду (рис. 9 с таблицей ее) как цветá своих кожных покровов — облаток, что с сутью согласны своей. Ряд един в Мире сей, как едина Антропность в нем — рядное качество Мира меж прочих, покровных как Духу ему. В сем ряду нераздельно едины и сути Вражды (меж них — мы, цвет чьей кожи спрягает таимо цвет серый с зеленым и красным), и сути Любви, Гости.

Чтó есть они? Чем, Антропы, похожи на нас, чем — несхожи? Антропность — единство их с нами в очах, рознь — все то, чем несхожа с Враждою Любовь как с Антропностью, сутию — корка, не-суть, плод ее нутряной.

  392.  Капли, знающи Воду-Суть, Гости — любовь от Любви, от Единства одно; капли, сущи без знанья Воды, мы — вражда от Любви, от Единства рознь. С тем, тело наше с душой не одно, но два: грубое с тонким как сутью своей (г|руб|ый — руб|леный; тон|кость — одно: Мир как Тон чистый наш). У Аш|в|ино|в, Гостей — розни нет души с телом, но оба — Ак|аш|а, эфир: тайный огнь, коим есть Мир для нас (таковы Скиф|ы, Пращуры наши, скит|альцы и телом своим, и душой (ведь она — пилигрим) как Движенье одно, Фалл; с Гостями, глава к голове стоя в Тьме, есть они ряд един, Верти|к|ал|ь: «верти к Аль» — к Богу, в Высь как Дом наш). С тем, антропы сии — монолитны как Камнь, Мир, и есть части пóлны его (антроп, úмущий душу и плоть в розни их — часть безмирна, пуста; таковы, бренны, мы). Человечество это-то звал Циолковский «л|у|ч|и|ст|ым», пр|ор|оча эфирность и нам как грядущее, цель-Пять за гранью Четверки (о нем как о «свете астральном», учил Пара|цель|с: «па|р|а» — чрез: пор|ыв в То из Сего, Два как Шаг). Полноты огнь, эфир, et|H|ER — причинна суть, муж чей — Go|e|the, Гёте, го|нец Материнский, Гетé|Ра: Причина — Go, Мать; e|the|rEve-и-The|os, Мать-Бог. Число наше — 4, Гостей — 5: эфир, огнь очей горних — qu|in|ta es|se|n|tia, пятая суть за тетрадою тех, кои зрим мы как данность себя. Четверица, мы — сути полз|учие, бренья как плос|кого Дола раб|ы; Гости — сути пар|ящи, владыки пространства: эфир, огнь (pir, per, par) — Крылá пер|ьевы, чьи есть птицы они, и сих рыб П|лав|ники. Пять — f|iv|e (англ.) — Eve: Мать, Огнь Фив, горней (эфирной) земли, про|из|вед|шей Египт. Речено о том:

 

Фивы – образец для всех городов. Вода и земля были в них вначале. И появился песок, чтобы обозначить границу пахотных земель и обозначить их основную почву, на холме. Так стала земля. Потом появились люди, чтобы благоустроить все города.

 

Лей|ден|ский папирус №1350, II, 10-11

 

Сути грани миров, Гости ликом своим — смерть и Жизнь, с тем — ужасно-прекрасны и есть ле|д|ен|ящие сути: Лед — Ис|тина, Ic|e, лик коей они.

  393.  Огнь эфирный — Любовь, Жена. Гонцы ее, Гости — капли Воды этой партеногенные, Девы, Партенос (греч.) дождь: андрогинные жёны, двуполые Гостьи как Уда, Тьмы у|д|очки-дочки, лишенные к пище земной рта (к Вражде рта Любовь не имеет как Пища Себя; рот же Гостьям дан ради подобия нам, чтоб узнал Брат Сестру: Вражда-Ум — Любовь-Сердце узрел), автотрофы, питаясь, в согласии Троице-Миру, Энергией чистой трояко: макушкой — от Неба; чрез стопы свои — от Земли (ибо стóпы их — рот: явный им, тайный в нас)84; кожей же — от двух Солнц: солнца Этого — как Л|ист зеленый, сей орган Л|юбви, ч|ист|ой Ист|ины сущих; и солнца Того — как господняя Ку|кол|ка, серая цветом своим: ибо То нам, Cим — Мир, То-Всё (Миром грею|щий Гре|ков, За|грей-Вакх, в ряду лиц своих, есть и бабочка с куколкой). Тьмою питанье как Сутью своей, автотрофность — живущих суть, Тьмы-Жизни капль: тайна в нас, явь в Гостях; автотрофность антропну — Вер|над|ский зрил. Рек о Гостях Циолковский:

 

Вообразим себе существо, прикрытое прозрачной гибкой кожей, не пропускающей никакой материи. Под кожей находится хлорофилл, как у растений, способный разлагать углекислый газ крови и другие отбросы тела и образовывать кислород и другие питательные вещества... Если бессмертно земное человечество, то почему не может быть бессмертно и единое существо в своей прозрачной оболочке! Природа или разум человека со временем могут этого достигнуть. Я уверен, что зрелые миры, вне земли, уже дали таких существ: бессмертных, живущих солнечными лучами...

 

Сердце Гостей, над умом стоя (ведь Сердце — Высь, Ум же — Дол, антипод),  не в груди бьется их — в го|лове, с умом слитно: с облаткою суть, — что есть сердцеголовость, Луна как глава на плечах их («У женщин всё — сердце, даже голова» (Ж.-П. Рих|тер — о сем)). Луна — Мать, Маск|а Бога как Мозг в с|кор|луп|е; Мозг — и Гости по сути своей: тела корнь — голова. Г|лава — Лава, Любовь-Сердце, Го|сти же — сути ее, Го|лов|ы, с тем — антропы безухие: Сердцу, главе — уши ли|ш|ни как Ум, Ли (кит.), сущий внутри у него (Глуби, Сути всё — Глубь). Безухи как змеи они: Тьма, Монада — Змея, Гости — капли Ее; уши Монады — очи, единого чувства врата. Посему одним зреньем, очьми есть у Гостя и слух (уши) и обоняние (нос) его: очи — весь он в сути. Сказано:

 

Казалось, что у него не лицо, а какая-то страшная маска, ужас, бесформенность, не поддающаяся описанию, без носа, с двумя выпуклыми глазами по бокам, — сначала я принял их за уши, которых вообще не было.

 

Герберт Уэллс. Первые люди на Луне

 

Быть с сердцем в главе — быть с царем в ней: сердец Сердце — Бог, Мира Царь-Голова. Сердцеглавы, с царем в голове Гости; мы ж, умность, — нет, безголовы: глава без царя — нуль, без Господа Мир. Ум без сердца, глава наша суть полу-Мир, Миром втайне живимый: часть — Целым, Всем; сердце-и-ум, голова Гостей — Мир в яви (знак в чем и форма ее, с ней — плотú всей, чья видность скругленная — суть Шар, Мир). Очи их, цельный зрачок, центр-везде, — не шары в чер|епý их, но выпуклость сердца-ума, тела черного, цельного Сер|дцем, Тьмой (в нашей главе ж — ум бессердный, нецельный в себе: купность двух полушарий и двух видов клеток — н|EU|ронов и г|л|ии; указчик на Мир — мозга сер|ость). Ум, сердцу служа, растворен в нем, лишенном ума-эгоиста (обрезанном), как в господине слуга и любящий в любимом своем. Очи Сердца, Господни цветы — в сути Миф, как и Гости (маг, Гость — Мифа часть, с тем — Миф весь: часть есть целое видящим): в бреньи, пустом — Полноcть (рис. 10). Сути Воды, Акв|ы, Гости-Ашв|ины — Акв|ин|ы, рабы ее, Божьей Лю|бви капли-рыбы (санскр. m`at|sya — рыба; А|квинквин|та, Пять, эфир) в сей эре Рыб: сути Тьмы, утонувшие в ней очам злым: Полнота — половине нечтящей своей. Посему длани их — ла|ст|ы-кры|лья: летать — п|ла|в|ать (rheos — реять в воздушных потоках, ст|руях), ибо Тьма, Вода — Воздух (и старше в сей паре — Вода. Отход вод пред рождением нас — отход нáш от Воды в Воздух, младшую суть. Отход сей иллюзорен: Вода — Воздух наш. Человек — рыба; рыба ж не воздухом дышит в воде, — но водой, коей воздух причтен как второе. Таков Их|тиандр, сын С|альwaterа, Воды Господней: антрóп настоящий); Гостей длани машут-гребут, не имея перста отставного, особого: гр|есть — дело равное их без различья (рис. 7). Суть нашей руки — та же: fin — конец (ит.): Тьма, Венец Мировой; fin — плавник рыбий (англ.), Воды сей ради сущий; англ. fin|ger — перст; tip us your fin — «пожмем руки», буквально — «пожмем плавники». Грест|ь — суть Х|рес|т: Крест Господний, Причина как Анх, Мир-Вода. Г|рес|ти — рез|ать: крыло — воздух, воду — плавник; «грес» — «грец»: Тьма, Но|ж, Эллады Оплот и И|грец игр ее. Ход крыла — Мах: Луна, Марья-Маш|а, Х|рис|та Мать, что маш|ет людьми, Дом-Вода, чьи до|маш|ние мы. С тем, крыло и плавник суть одно: Луны длань. Гости наши эфирны, эфирные ж длани — крылá. Посему «хамса», «лебедь» в Санскрите и «пять» по-семитски как имя руки, — а|му|лет му|суль|ман, амулет иудейский как Длань, Мать-Крылá, По|лет наш. Стопы ног Гостей плоски, среды не боясь, но страша ее сами, а наши — боятся ее, в лад пружиня, к чему дан свод стóпный им. В сем стоп Гостей царска суть: власть над миром сим, коему Гость не слуга (кем есть мы против воли своей), но хозяин — как есть Постоянство царем перемен, Вечность — бренья (царенье сие Гераклит ведал мудрый, зря Солнце размером в стопу (иль сан|да|л|ий ее), в сути — меру господства: ведь солнце, лик Глуби — царь нам. «Солнце больше  Земли, а измеряется в ширину одной ступни», — рек Ар|но|вий о том); наши ж, бренные, — рабьи, суть стопы рабов не Любви, но Вражды, смертных смертию этой. Так Гость Силой топчет насилье, закон среды нашей (ведь Сила — Свобода-Глубь, часть чья, эфирен, есть Гость, а на|си|лье, длань внешняя — Необходимость, царь бренных), с ним — страх пред средой, лик чей наша стопа. Рек о нем Ман|дел|ь|ш|та|м:

 

Лишив меня морей, разбега и разлета

И дав стопе упор насильственной земли.

 



<< НАЗАД  ¨¨ ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6]  [7]  [8]  [9]  [10]  [11]  [12]  [13]  [14]  [15]  [16]  [17]  [18]  [19]  [20]  [21]  [22]  [23]  [24]  [25]

Страница:  [15]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама