Земля и Вселенная - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр, рубрика: Земля и Вселенная

Ермаков Олег Владимирович.  
  Планета Любовь. Основы Единой теории Поля


Переход на страницу:  [1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6]  [7]  [8]  [9]  [10]  [11]  [12]  [13]  [14]  [15]  [16]  [17]  [18]  [19]  [20]  [21]  [22]  [23]  [24]  [25]

Страница:  [17]



Электронная почта автора: hermakouti@ukr.net

Личный сайт автора: www.ivens61.narod.ru

Телефоны в Киеве: 
+ 38 (095) 836-42-41,
+ 38 (044) 533-12-20,
+ 38 (050) 877-10-47,
+ 38 (044) 222-65-38


 

  454.   Ум — суть плоть, Сердце — Дух. Шаг Америки главный — был умный полет на Луну: от Огня угли мéртвы. России шаг книгой моей — полет в Духе сердечный, принесший Дух, Жизнь. Кто взрастит дар сей, кто плод пожнет? Единицы, чьи жаждущи очи откроет Любовь, книги Груз. Мир Землян же как многость, сущ в розни, взрастит семя в Плод, лишь войдя семь|ей тесною в Космос: любовно — в Любовь, без какой все открытья мои — звук пустой.

 

  455.  Люди, жаждем мы Истины: где дверь в Нее? Учат древние: дверь одному —везде как Луна в сердце у нас: где Нашел — там Входи; дверь для многих, ко|лон|ной идущих ко Лон|у сему — Луна та, что горит в общих всем небесах.

  456.  Луна — Дверь, Луна — Ключ нам: ключ к Миру, от|мыч|ка: Любовь, Тьма-Корова — мы|чит; от|мык|ать — отрешаться от мук|и: cвободу от плена стяжать, горе|мыч|ных стези. Мир — Мы, Хор, в Луне сущ; полет к ней — При|ключ|енье.  К|люч — С|луч|ай в миру, что в ошибке нам дан. На ком|пью|тер|е, спутав латиницу с русским, Читатель, набей корень «лун» — выйдет key, «ключ» в английском: имущим Луну, Ключ во Глубь, — всё о’кей, Тьмою сильным; «луна» ж — key|f, «услада»: Вошедший — блажен (Кей, дед Феба — Огонь-Глубь: Луна, Лето дом). «Цун», корнь лунный, так — wey: way, Путь наш в  Глубь, Луну; «рун» — hey: Гея, Земля, Рун Доска как Глубь та ж. От «лун», key — «рун», hey (Р ↔ Л): Земля — от Луны как Причины своей (зря за Два — Ноль, Монаду, Суть их). Гея, gey — «пун», Пан, Тьма: Гея, Мать. Так, с ошибкою «ум» — еv: ума — Сéрдце Суть, Ев|а-Тьма; «уд» — еl, Бог, Стержень наш, как с Ни|м Мать; «муд» — v|el: в  El стезя Вел|еса, Муд|рости шлях: vel — к Вел|ичью вёл; «сут» — cen, Сен|ь-Цен|ность: Луна как Глубь, Сут|ь; «мул», Тьма-Корнь (мула — санскр.) — vek: Златой, Лунный; «душ» — lei: Лей|ка Господня, Душ душ, Лунный дож|дь (Lei|che — песнь Тан|гей|зер|а чё|рна, Вода); «рук» — Her: Мать, Божья Длань держит нас из Луны.

Удивись же, Читатель, о|быч|ному Чуду сему: то — Луна! Глянь: на c|la|v|iaтур|е, латинской иль русской, Селена, очей наших C|ENTERСобой есть недвижно как кнопка одна.

  457.  Луна зрима, Луна — Тайна нам, имя коей — Любовь. На планету ее не с любовью пришли мы — с враждой. Лишь с любовью придя, в Луну вступим как в Мир мы, мирóв Хор, и с тем — в хор Антропный, занявши в нем место свое по закону Любви.

      IV

 

Вот чтó есть сердце наше Внутри: оно — Бог, Мир — оно!

 

С сим вернемся вновь к сердцу и Духу как Тьме, Силе Божьей, из Глуби идущей вовне. Струясь в тело, покров тленный свой, Сила эта являет Бог|атство Сердечное, коли, чиста, грань меж сердцем и телом не застит сей Т|о|к. Запятнанье ее — отход наш от Себя: Бога, Я, — и паденье в пасть мрака ко Дну, область чью, Дну согласну как грани последней, зовет адом мир.

Ад как суть не постичь умом бренным, не зрящим себя: ведь ад — он, Ум Ума, Рознь, тень Сердца-М|ад, его не чтяща, без Тьмы тьма. Размерность пространства (как мера свободы) не есть здесь числом простым — меньшая единицы, иль д|роб|ная (часть, как не-целое, — суть ее), имеет она континуально стремимое к нулю значение, в чем алогизм этой сферы — дыханье Ноля в лике Двух-Кали, дом коей — ад: пир облат|ок, Мир, порванный гн|ев|ной Женой до конца. Это — область то|т|ал|ь|ного пленпелен: сфера-каз|нь, ка|з|е|м|ат без пространства, слагаемый плен|ками Божиих сутей. С тем, ад — «мир с|кор|луп» (иудейски — к|ли|п|пóт: лип|ок пот ждущих смерть — ад как к Жизни добавку пусту (ad (санскр., англ.) — добавлять: пачкать Суть; lip (санскр.) — пачкать: так к|лип|ом, очей рванью, сквернят монаду к|и|н|о (злым куском — Мир, Кино о Творце: в клипе он — р|ван|ый ван); клип|ать — очьми моргать, рвать взор свóй: очи видящи, цельны — безвеки, моргать нечем им); с|ур|ро|гат — монолита му|ляж: Тьма леж|ача, не-Суть)), коим правит Князь тьмы Сатана (Са|ма|эль121 — в Ка|б|бал122). Скорлупа, видность тела пустая, крадя от очей его суть, кажет ад: пир облаток как бал их, царь чей Бэл, балóв дух (бал|да — Бэлу «да»: «Да» — Бог, «Нет» — Сатана). Речь пуста — корки эти: бол|тунбал|а|бо(або — или (укр.), рознь); бал|бес — «без»: ум, без Сердца пустой, без Творца Сатана; суе|словить — бал|акать, суд|ачить. Облатки — суть та, что по Ведам есть ма|йя: иллюзья, «не-я» как не-Бог (ибо Он — Я всего): Ть|ма, вторая за Ним. Так за Богом второй — Сат|а|н|а, «парный Истине», Богу: Сатáн каббалистов. Са|т|ат|ися (укр.) — ткани ру|ш|иться: сут|и — в не-суть, п|ра|х. То деет в очах бог скорлуп Сатана, сущих тат|ь.

Зримость бренная тéла — облатка, очей смертный плен: ведь в облатки телá одеваем очьми мы пустыми. В плотú, где царь мрак (Дну согласна, она Князя дом), зримость вся — лат|ы сутей надменны: кор|а на веща|х, что веща|ть не дает о Творце, Кор|не их. Кор|ка злая сия, к|áр|а нам, — шел|уха Мира (1) г|ад|ость, д|ер|ьмо его: дер|у — с|дир|аю облатку, не-суть, коей есть  дéр|ма, кожа (греч.), ткань ма|теринска как Два, Нолем сущи: Ть|ма — Бога Покров (шкуры раб — об|скур|а|нт); 2) гов|но, суть не-Мать; 3) кал — плод Двух, Кал|и-Тьмы; 4) вон|ь — облатка: не-Глубь, Глубь-в|Он; 5) пак|ость — кол|пак-у|пак|овка, никчемный в себе, сиречь му|сор (сор Матери, Му: Два, Ноля шелуха) как об|лат|ки без сути, причастные Небытию, с тем — лишенные в царстве идей архетипа: идеи — бытийны; 6) факт — ву|аль, на Cути фат|á: щеголь, пуст — фат; 7) пл|евá, плен|ка — то, что плен|ит Глубь: плева|ть — отделять вон; 8) пыль Мира: Тьма — божья П|ил|а (данник коей — Пи|лат, муж лат|ин|ский, Пилы сын123), что пил|ит, пыл|я, вещи в прах (пыль веков как с|піль|нóту (укр.), ворох частей без единства их: время есть тьма), точит их как Вода: Пила — «пил», «пить»; «пыль» («пыл» — укр.) — «пыл»: Тьма — Огнь. Облатки — кол|ичество: то, кое кол|ет сердцá и дер|ет, творя др|янь, др|ань, дом коей — Ква|дрá|т пустой) как индивида оплот: фактор Тайны в очах, не дающий зрить суть: зря облатки — не видим вещей. Ведь, духовная, вещь — частный свет, бытие-в-отстоянии: быть — есть сиять в очах мысли (как Сéрдца: ведь Мысль — оно), слитных с очами плотú (как Ума: плоть — суть он), и кто их сопряг — видит, и взор его — Дух. Тело, плот|ь как конкретность, не-Дух, — частный мрак, отстояние-без-бытия: зримо в свете стороннем, оно не льет свой, относясь к вещи так, как план|ета к з|везде (план — суть плоскость; з|в|ез|да — суть Объ|ем, Дух как Сущий В|езде124: Цикл, что едет в Себя без конца; зве|зда — зве: зо|в|е|т (укр.) как цель; свет, огнь — зовет как завет и совет). Лить свет свой — есть сиять солнцем Бога, Огнем Изнутри; отраженный — сторонним огнем Сатаны. Чуждо Господа, бренное зрение как сей последний — тела в отстоянии, розни без Клея-Единства: смотренье — без вúденья как слепота очей Духа, но и — как ступень в я|сно|сть их, чтоб, взошедши, нам видеть; и виденье вместе с вещами есть первая, истинная реальность («ре|аль|ность» — от res, вещь, суть то, что как огнь от Огня Бог от|рез|ал от Мира для ока: ведь Мир — Огнь); смотренье с телами — реальность вторая: иллюзия, ложь. Очи видящи — вечны, смотрящие — т|ленны. Для видящих тело и вещь есть одно: ведь смотрящий — не видит, а видящий — смотрит к тому же, смотреньем владея: Враждою — Любовь. Ведь Вражда, Ложь не знает себя и Любви; Любовь, Истина — знает обеих, царя над Враждою125. В том — вúденья суть и смотренья: смотрящие очи — Вражда, зряща корки без сути, — с тем, слепы они; очи ж видящи — очи Любви, кои видят и это и то; и, поистине, виденье есть Мифа взор: нуменальный — не феноменально-смотрящий; зрит он не со|бытия, тени Бытья, с ним со|вместные как то, чего в сути нет, — но само Бытие, Жизнь как Суть: то, что было и будет, — вед|ь Есть. Оба взора в единстве — суть Тьма, Очи сущих, Любовь-и-Вражда126.

Бестелесна, вещь — первая фор|ма, оперта на Глубь — не на внешнее: так, сущей Богом, душе нет во плóти нужды как причине во следствьи ее. Тело — вещь в путах формы второй: оболочки, вещь с коею — тело, суть тьма; «тьма вещей», мир сей бренный — тьма тел в бездуховных очах: душ невольных, угасших светóв. Ибо вещь — суть душá, что в себе (d|i|n|g an sich(нем.), огнь не|от|сеч|енный, единый с Истоком своим) — Бог, Свобода сама (рек Кант); в розни же с Ним — посему не в себе, — дýша капля Его, она вольно-невóльна (Платóн рек), и Бог — ее воля, а тело — неволя ее. Вещь — душа есть невольная, пленница брения-Зла; душа вольная — Дух, Благо-Бог; дýши верных Ему — невещественны. Тело — вещь в яви; вещь Втайне — душа. Вещвес — дань слипанью со тьмой: как душа, невесома во бреньи она, как плоть — весит. Душа как не-тело — Одно; вещь, — единство-и-многость: едина, она есть душа, многа — тело. Промежна сим двум, вещь есть тело-душа; и телá — вещи бренных очей, вещи горних же — дýши (річ (укр.) — «вещь» и «суть» (душа) рáвно. «Ця річ» — эта вещь (= предмет); «в чому річ?» — в чем суть-дело?). Душа есть Одно; тело есть Пол|тора: цельность, скрытая частью своей, как хвостом — сути шар. Рознь смотренья и виденья в том, что смотренье зрит вещи как плоть имманентну, Зло («Я — Это»), виденье ж — вещи как души («Я — То»): Благо — в Зле как покрове, чей Благо есть корнь.

Оболочка есть слой бестолщинный, бесслойный: иметь толщину — быть в очах, оболочки ж бытья лишены. С тем, чужда и телесность им. Они не есть элемент нам известный, не связь их, — но плотность и тяжесть как чистые сути. Облаток дом — ад, дом бытья их без тел. При явлении вещи очам преходящим она получает согласную ей оболочку из сосуда-ада, родясь в них как тело, бессутность. С тем, ад — главосек-умалитель, творящий пустышки в очах из вещей: essepercipi, быть — оку зриться. Сосуд не пустеет сей: храня константность образчика, он шлет (очам ли, вещам — все одно) тóчны копии ор|и|г|ин|ал|ов, слагающих черное тело его127.

Ада суть зрима нам в речах Фомы Аквинского о трех родах сущих форм, именуемых универсалиями. Из них уни|вер|с|а|л|ия, сущая автономно от вещи в божественном уме — universale ante rem, есть образчик, каким движим Бог, вещь творя как монаду, одно. По учению, Он созидает ее из ничего — с тем, субстанцией вещи, таимою оку, есть Небытие: Надбытийное как Пустота Демокрита, объявшая атом «творца»-Бытия — Нуса, коим есть Бог Фоме вслед Стагириту128. «Ничто» это, кое Господь ложный сей, не постигнут Фомою, бесправно как глину берет для работы извне, — Тьма пред Господом, чистым Иным, Сутью Тьмы, Кто творит Тьму Свою, Небытье, с Бытием заодно (как Тьму-Свет — Пару-Мир: Огнь, в себе Черно-Белый); за Богом же в цепи причин как одном-за-одним — Небытье Бытья старше, впрямую творя и объемля его. Корнь-то сей, Светом правящий властью Причины, равнó и родящей его, и таящей, объемля извне-Изнутри, — есть и Глубь вещей, Черный Огонь (как суть Белого, коими есть они как бытия-в-Бытии и светы-внутри-Света), и их оболочки как сущность количественной материи, «слабейшего вида бытия», по Фоме. Глубь вещей, он есть Ноль, Монолит, оболочки ж — Два, Рознь. Ум, вмещающий их как Диавол, дух Зла, антипод Творца в Свете, — и есть адский мир: остров Небытия в Бытии, локус черного в белом как малое Инь в большом Ян. Ин|ьИн|ое, Глубь-Тьма с мягким знаком Жены; Ян — облатка, День-Свет, Я|н|ус-Нус, зрящий в Высь, Тьму как Полность его, и в лишенность Ее — Дно, не-Высь, коей, пуст, есть он сам; остров Инь в розни с Инь-океаном — есть сердце без Сердца как Два без Ноля: нуль Любви, Ума злобного суть.

Князь облаток, Диавол — таящий: скрывает он Бога, Суть. Но Тайна — мáн|ит пер|сто|м нас: Глубь — M|an|us, Длань Божья. Так воля манúт арестанта; тюрьма, уча ей (полюс — в полюс противный есть вход: минус — в плюс) — благо: Свобода есть Бог. Тюрьма тюрем, мир Дна беспримерен в науке почтенья Его.

Тьму как Корнь и вещей и их корок не ведал Фома. Но Платон — знал ее. По «Тимею» его, Демиург сущий мир (Бытие, Вещь вещей — с тем и вещи129) слепил из матери|и — Матери-Тьмы. Аристотелю ж, чтившему явь выше Тайны, сверх Вечности тлен, была она уж сущим в потенции, жалкой «лишенностью», коею мнил он ее в рознь тому, что материю сущую вел от не-сущей сей; что энтелехии, силы, дающей потенции явь, корнь она у него. Так Причину, учителем чтиму, абсурдно презрел ученик. Небреженье сие (волей Тьмы ж: суть аб|сур|д|а — Она: сý|р|а — Песнь, Тьма, а с|ур|ду|с — гл|ух|ой, что не слышит ее волею Д|у|р|ги, Тьмы ж) — у Фомы, ему верного, стало ее неузрением как отрицаньем вторым130 за запретом отца его, первым. Платон ведал Тьму; Аристотель — лишь мнил (душу зря в части смертной, а в части бессмертной, а с тем и не зря Полноты сей — Тьмы, Жизни: живым быть нельзя по частям)131; Фома — вовсе не знал132. То законно: Платона суть — Сердце, Тьма-Вéденье, Ноль, Тьма-без-тьмы; Аристотеля ж — Ум самосущный: невéденья Двоица, без-Тьмы-тьма133. Промыслом Божиим мен|тор П|латон|а — Плу|т|он, бог подземных богатств: Глубь-Любовь — Бог с Очами Его; Арис|тотеля — Арес, бог Розни134, слепцов поводырь (и Платонов союз в языке, повторим, — «и», соúтель сердец; Стагиритов — разъемлющий «или»135). П|л|ев|á, коей сей Сатана затянул Стагиритовы очи, была пленкой той, что дала Тьма вещам, из очей их украв.

В чреде тел, тайных душ, сердце, первое (Аз — Я: от сердца, с себя, счет), имеет, как дóлжно, облатку — грань между астральною, светлой, и мрачной, физической сферами цельности, коею есть человек-микрокосм. Сей покров — пленка майи. Младенец имеет ее как налет на зерцáле очей своих: тьму-изнутри, событийность иных, прошлых и предстоящих еще тел души своей, коя, торя их насквозь, есть Сут|р|а|т|ма, Душа-Ни|ть: Ть|ма, Нить-и-Игла. Тьма та|ит, Тьма т|ор|ит — как Причина, Начальник Себя (воплощенье — отдельное; майя и делит их промеж собою136). Э|кр|ан сей закрыт для кон|кр|ет|ного, Двоицы-тьмы, и открыт для Абстрактного, Ноля. Он может быть убран совсем — и тогда мы, прозревши, познáем Себя как Ч|р|ед|у и Единство137. Он может стать мощной стеной — и тогда нас, слепцов, злая участь — ос|кол|ок, без Целого часть. Виной в том и том — С|лов|о. Как Ло|гос, оно, Лов|ец, — Бог, Гос|подь сущих, в Ком Действие, Мысль, Речь — одно. Словом создан сей мир, и он сам — Слово, кое безмолвно. Звучащее и молчаливое, его несет нам учитель — спасти иль убить.

        *

Для того чтоб учить, нужды нету в|те|мя|шива|ть знанье. Достаточно дéлать и речь. Дело учит немедля Безмолвием — Истиной сáмой; словá — погодя, ибо, пав в ум, как в почве, взрастают они. Речь объятая Истиной, полная Божьей Любви есть учительство светлое; прочая — темное. Вот Мир как Два в очах наших: мрак в нем есть отсутствие света, зло — есть не-добро138.

Светлый, Божий учитель, гурý, несет Истину нам, Гру|з-Огонь. Темный, дьявольский — топит нас в тьме, объяв пленкой иллюзии.

Светлый идет в глубь сердечну, будя дух в ней духом своим; л|уч его, Л|юбви огнь, уч|ит Истиной душу. Приемля сей То(не извне, но из Глуби: Глубь — Дух, Бог-Любовь; с тем, акт сей есть зов Глуби к Себе139), пробуждается дух наш в плотú: в уме Сердце его, Благо в зле — Пути ради140. Зв|учащее сл|ово, в сем деле помощник, — яйцо (ovo) духа, Безмолвья сосуд с оболочкой эфирною, тканью Желания. С тем, словá могут нести дух — живящий огнь сердцу. Роль эта у них — в устах светлых, учáщих нас.

Зло|й гений деет иначе. Рой сло|в, черных стрел, он вонзает в грань сердца. Словá есть и здесь пузырьки, но — без Воздуха: Света, что полнит. Рожденные славить тьму тленной среды (сло|вá — слá|ва мирска: з|вон п|уст|ой, З|ло141), они, пуст|отой, тьмой, надуты, покровом имеют флюид адский, мрак. Павши нá Сердце, черные капсулы слов творят Свету за|с|лон к удушению сердца: ведь воздух его в сущем — Свет. С тем, они — стрелы Зла. Порожденье их — суть молви бренной, где слово реченное — ложь. Всяк безбожник, раскрыв рот, есть черный учитель, иль сеятель тьмы; слуга ж полный ей тот, кто намеренно льет стрелы Зла как кору на сердцá — бре|мя бре|нных, казнь Тьмы.

Коры сей созиданье — рост стенки, подобной кир|пич|ной: пре|пон|ы из мелких монад; рознь же в том, что строитель обычный порядком Бытья жив, егó творя, — черный же, Тьмой управúм, творит хаос и лад неразлично как м|лат в длани той, силе чьей, небытийной, едино — спрягать иль крушить: то и то ей порядок (и рек Цунэтомо, что Женщина, Тьма «не ведает различия между добром и злом, между хорошим и плохим»: для Причины всё — благо, ведь Благо — Она, все ж иное — в Ней суще как раб в господине, ум в Сердце). Поистине, хаос как Тьма, коей черный учитель причтен, есть П|ор|ядок, незримый порядка очам: Бытия, Дома нас, сущих, — им предстоя. Предстоя Бытию, Тьма как каменщик вольный — ведь Воля она (will (англ.); wall — стена (англ.): Тьма, С|тен|а-Тен|ь Творца) — его строит как кладку из частных бытий; и адепт Тьмы-Двух, черный учитель есть каменщик, силой сей строящий наши бытья в ряд-мрак — шествие в Зло142.

Бытие — кора Тьмы, склеп ее: Сéрдца — Ум; Бытия кора — вещи, чья многость скрывает Вещь эту, Одно; кора их — склеп сердец, черный панцирь мирского ума. Вот хор кор Мира, автор каких, в Двух Един — Бог-и-Мать, слитна Тьма.

  Для созданья коры сердца черный учитель плодит стрелы Зла. Венец в том — спад, как в бездну, коры сей в себя, антивзрыв, чей аналог — рождение «черной дыры» чрез кол|лап|с: вещь-в-себе, остров тайны, покинуть какой слаб и свет. Будне это — контракция: слитье фрагментов материи силой влеченья их в плотный, как камень, субстрат.

Кора тьмы — суть жестокая. Ею душúм человек как Враждой без Любви: тьмой — без Тьмы. Зря ее, Гости наши, из Глуби сердечной входя в умный мир сей, одеты в Корабль как в броню, шило коей, бесчастная кладка — живой, органúческий суть, механизм, — пробивая Любовию, Сутью своей, кладку дробную смерти (к|л|ин клином изъемля: Любовь и Смерть — Тьмá), избавляет при входе Гостей от разбитья о Зло.

      *   

Счастлив тот, коим встречен Учитель. Но редок, кто встретил его. В очах бренных учитель не тот, кто дает как науку Жизнь в целом (тлен — Жизни не зрит), но лишь тот, кто ум|енье несет. Не зрить Жизнь — есть, зря в ней не Единство, но рознь, в нее глубже, как в прах, закопаться, и в мире тьма жаждущих нам в том помочь. Точно воры, у нас похищая Любовь, Ей в подмену дают они имя про|фес|сии («фес» — суть «тес», Теос; профессия есть перед-Божность: от Бога заслон), что в себе, как лишенность Ее, есть безделие: дело — без Дела, Любви (т|р|у|д, lav|ór|a (ит.) — Лав|а сия). И тогда слово малое застит нам Мир, частный на|вык («на Вак», эгоист-ум) морозным клинком входит в сердце, творя из него кусок льда143. Холя наши уменья, наставники эти не зрят: не умелец ученья итог — человек. Добродетель — профессия первая наша, противная как путь в Себя прочим, внешним: взрастание в духе — лелеянью плóти144. Так чýжды философ, сирéчь любомудр, — и софист; так в очах индивида Любовь, коей жив смертный род, есть занятье любовью: не Дух — плоть пуста, не Единство — рознь, сек|с145. Ма|сон, душ злой с|мес|итель, труд коего мес|ть, — черный, чтит ре|мес|лá знаки: циркуль, отвес, мастерок — м|латы смерти, сгубившие А|до|н|и|ра|ма, отца их.

Отъятье от жизни корою умелости есть дело злобное: датель ее служит тьме. Пастырь черный, он может отнять у нас благо, каким мы владеем начально — свободу как Бога Внутри.

Светлый гений ее извлекает из глуби сердечной, где скрыта она, в сердце нашем будя Любви глас. Черный пастырь дробит Жизнь на части. Взамен полноты ее сыплет он нам ворох навыков: выбери свой! Но Жизнь в нас, Огнь — не к|уч|а осколков. Их жаждущий — слеп многознаньем, очей пустотой. Пусть из многих возьмем мы один — гений тьмы уж за нашей спиной. Он — не мы — рек сей выбор, тьмой взор нам застлав. Он кускам прочим место найдет: кладку Зла, пан|цир|ь сердцу.

      V

 

Учителя встретивший — счастлив. Не встретивший — жив все равно: свет в ином нам искать нет нужды — он горит в нашем сердце. Но редок обретший его!

            Глуп желающий взять знанье жизни взаймы — от почтенных людей, от троп внешних146. Ведь огнь их — не Бог: он горит, чтоб не быть нам впотьмах, ища Бога в себе. Ибо каждый из нас, Богом жив, — Солнце, всяк — Полнота. Лишь узревший себя частью вечного Мира, как óн цельной — встал на путь Знанья: Творца, Кем жив Мир.

Черпать знанья из книг может каждый, умея читать. Но познанье есть путь. И коль он — путь другого, полн он воли шедшего им, дышит чуждою силой, опасной душе. С|лед другого — жизнь нашу крадет: он — лед, огнь наш студящий. Конфуций о том рек:

 

Достойный человек не идет по следам других людей.

 

Также сказано:

 

Гораздо лучше человеку выполнять свои обязанности, пусть даже несовершенным образом, чем чужие — в совершенстве. Лучше изведать неудачи, исполняя свой собственный долг, чем выполнять чужой, ибо следовать по чужому пути опасно.

 

Бхагавад-Гита

 

Путь — в нáс: то Бог, Солнце влекуще; путь внешний — не-Бог: Сатана, что влечет в бездну нас.

Путь Идущих — стезя одинока147. Христа чтя Спасителем мира, да зрим, люди: мир — из людей состоит, и спасение каждого — личное дело его. Рек Мессия апостолам: «Не соблазняйтесь Мною». Ст|ад|ный поход в царство Истины — то же, что сам Он, иное вещая, сравнил с пролезаньем верблюда в игольное ýшко; оно невозможно за узостью врат, данных нам как в рождение путь, Вакхов тирс-щель: войти в Огнь — родиться в него, что не деется скопом; исходом отдельных — рожденья врата óбщи всем. Идти стадом, себя позабывши — как Бога в себе: ведь Он Мы, — есть идти в паст|ь ко льву (корнь в «па|с|т|ух» — корень в «паст|ка» — ловушка (укр.); «пасть» — пасть во тьму: Огнь — Высь); лев сей — Диавол, Ваал. Не кнут — свéточ Христос нам, Идущих Звезда! То — огонь Вифлеемский: для всех, кто Идет, испытание Выходом, Светом148. Един с ним Сократ, мудрый пут|аник, сбитьем с пути — Пут|ь даривший, в чем был дар по|вит|ья его: пытка тьмой, Ту|пик|ом — Жизни ради: ведь Vit|a — Она, Ею, вечной, есть вьющийся Пут149 (вел путем — вил его; нити сей расплетенье — раз|вил|ка дорог). То — в Луну, Глубь наш шлях, стезя Пана; «пут» — pus: Пан, Пас|т|ух наш, Сократова суть (S = Т); Путь — Причиной пастьба. Виф|леемVit’леем, Жизни огнь из Луны. Вопрошая, Сократ звал нас в Истину, Тьму-Полноту, Пустотой, коя — Истина та ж; вожаки же мирски — пустотой в пустоту ведут: в ложь, тьму без Тьмы. Чужд сего Сократ, звавший душе не под|совы|вать ложь (как велит Сатана, тьма-под-Тьмой), но сова|ть в нее Истину-Мать, Тьму-Сову.

Иисус и Сократ — оба Пу|ть: пу|по|вина Тьмы — в Тьму. Им идя, да не зрим Христа внешним: Он — мы! Оку бренному чужд (как инá наша Суть, горня Тьма, тьме истории, бренья реке), очам видящим Он — Верти|к|аль наша, у|гл прямой в Небо: в Гл|убь пер|ст, Т|р|а|вер|з Ра, Выбор должный, от коего мы не вольны как от Бога, Себя; ступать Им — От|вер|з|ать. Он как Первое — мы без пелен; как Второе, Он — Имя святое, нести кое нам — как Тьму, Груз, — есть Идти.

                                    *

Мы ведем детей в школу с намереньем дать им профессию — место в миру и прокорм. Но профессия — путь наш, и Путь лишь — Е|да. Не сидеть рождены мы, не хлебом единым мы живы: идтú дóлжно! И если путь детей наших под|сказан им нами и обществом — это не тот путь, какой подсказало бы детям их жаркое сердце. А с тем — ложен он.

Может статься, что дети, стезей сей идя, станут сведущи в ней и успешны, подпав ей. Но зримость пути таит суть. И за маской побед наших ч|ад часто скрыта трагедия их.

     *    *    *

 

Милость Бога безмерна150. Он дарит нам искру Любви, в сердце жарко горящую. Дивен огнь сей — Бог и Мир, Глубь как Смысл бытия. Ей открыться, Ожить — может каждый, дав волю сердечным лучам.

Чтó есть воля сия? Воля Божья как наша и наша как Божья. Ведь Бог — наше Я, Закон-Жизнь, LAW-LOV|E: Закон — Лю|бо|вь, Лов, чьи ловцы мы и дич|ь, в чем и есть Справедливость лю|дей, Дик|е (греч.); Дичь искома нам — Мир: Шар-Дек|ада, Любовь. Дей|ст|вье чистое, Вес с|ло|ве|с сущих Она: Огнь-Луна, Мать как Речь. Всем зарывшимся в прах бренных дней помнить след: мир — чудесен, и Чудо — Она, Столп его. Лишь cлужа Сути сей, мы вольны и с собою в ладу; укрощенье Огня, жизни труд — есть покорство Огню. В Небесах, в сердце нашем — един Он, и, рек Кант, две вещи более всего беспокоят человеческое воображение: звездное небо над нами и моральный закон внутри нас.

 

 

Мичуринск – Киев

                                                                                                                      апрель 2009 года

                                                                                  

                                                                                                               

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Иллюстрации

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 1

 

Сердце и Ум как столпы человека

 

 

Бытийственность наша

 

 

Суть ее

 

 

Сути этой подвластный

 

 

Бого-Мирие, Жизнь

 

 

Совпадение с Жизнию, Сердцем

Маг и святой — мудрецы в чистоте

 

Реализм: жизнь как Жизнь

 

 

Верность Сердцу, каким есть Жизнь

 

Философ-мудрец

 

Идеализм субъективный

и объективный:

жизнь как смерть-Жизнь

 

 

Верность Уму, чтя в нем Сердце

 

Философ

как чистая суть,

не-мудрец

 

 

Материализм-атеизм:

жизнь как смерть

 

Верность Уму как владыке,

в нем Сердца не зря

 

Человек верный бренью, безбожно-мирской

 

Утрата себя:

не-Жизнь, смерть

 

 

 

Совпаденье со смертию,

чистым (бессердным) Умом

 

 

Пленник Дна

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

    Таблица 2

 

Металл Сего и Металл Иного

 

 

 

 

 

Металл в его сущностной сопричастности

 

 

Свойство

 

 

 

Металлический блеск

 

 

 

Электропроводность

 

 

 

 

Упругость под внешним воздействием,

 способность

к принятию, с его прекращением, исходной формы

 

 

 

 

Распад

 

 

 

 

Металл Сего

 

 

Как блеск внешний (сторонним огнем), обеспечивается свободными электронами (корпускулами, несущими заряд)

 

 

Обеспечивается свободными электронами (корпускулами, несущими заряд) и неотдельными от них пустыми местами, «дырками»

(при электронно-дырочной проводимости)

 

 

 

 

 

Коренима в ущербной памяти структуры

 

 

С излученьем вовне, половинный по сути своей:

без Того Это — пол-Полноты

 

 

Металл Иного

 

 

 

Как блеск нутряной

и наружный, обеспечивается Силой-Тьмой как чистым (лишенным корпускул) Зарядом

 

 

 

Обеспечивается Силой-Тьмой как чистым Зарядом,

Дырой как Одним

 

 

 

Коренима в безупречной

памяти Функции, Силы (как Духу, ей все — Настоящее, прошлого — нет

 

 

Без излученья вовне как отход Вглубь, в Одно

 

 

 

  КОММЕНТАРИЙ К ТАБЛИЦЕ

 

 

Рознь металла Иного, держимого Тьмой, с данным людям металлом Сего в том, что первый — металл Полноты, Мира, второй же — части металл, коей есть мир сей, Это; и первый второму есть лоно: частям — Полность их. Глуби камнь, металл сей — монолит как Одно без частей, камнь любовный: ведь Глубь, Тьма — Любовь.

Металл Глуби, Вина сего камнь, горний, в сути есть 10, Мир, с тем — и 12 как виденье, мудрые очи: Огонь-Мир с очами един. Из веществ сего мира таков углерод, с тем — субстрат жизни. Место его в менделеевской сетке согласно Шести как Покою (каков есть не-Шаг, имманентность мирска: без Творца человек и паденья стезя: быть недвижным, сиречь не участвовать в Мире — есть падать), Четверка — валентность его как Движенье, Активность (суть чья есть трансцензус, «Я-То», Квадрат-Круг, коим есть человек Божий, Ввысь идя), старшее Шестерицы: Движение старше Покоя как Суть его. С тем, два сих, слиты в число двуразрядное, есть 46 как Движенье-Покой, Акт-Потенция: Десять неравноразъятые*, кар|ио|тип наш — ущербности знак как Мир в нáс, нисходящих, делимый недόлжно — ведь дόлжно делить пополам. Восходящие, Гости деленье угодное Миру несут: Мир в них — Десять, разъятые рáвно, число 55 как их кар|ио|тип. Слово это, «ядрá тип», — суть тип разделенья Я|дра, кое — Мир, неделимая Суть человеков, деленья в очах разны чьи.

В этом — суть углерода: Мир, Десять, душа в теле этом. Кар|Бó|н, углерод — суть плоть тех, в ком два Солнца Вселенной, Бо|г с Дьяволом, сущи за душу в борьбе, — и в том он знак Кар|аны, Руки Божьей. Десять как Ка|ч|ест|во (круглость монады, в кач|ении коя — шар) в сумме с Двенадцатью как сингулярным коли|ч|ест|вом («тем, кое колет», ос|кол|ком — суть Кали, тьмой), атомным весом, дают 22: Мир-и-Очи, число Солнца, сущее в нем как Господня печать, Четверица в разрезе срединном, Два-к-Двум как живущего Суть, — что и явлено этим числом как единством порядковых номеров элементов-столпов земной жизни: водорода (1), углерода (6), азота (7) и кислорода (8):

 

1 + 6 + 7 + 8 = 22

 

Огнь — суть углерода: ведь Мир — Огнь. Ячейка его, кою кажет алмаз, есть тетраэдр, Четыре-Двенадцать, — ведь он четверица столпов, из каких — грань, вершина ль — всяк Три:

 

 4 ´ 3 = 12

 

Но ему, ограненному плоско, являть не дано собой Дух как Объем-Воздух тел, созидатель их в оке (как шариков — газ: ибо зримость раздута из точки). Двенадцати люб, для немудрого, бренного ока (ведь Мудрость — бессмертна, с ней — мудрые очи) тетраэдр разъят с Десятью, кои есть Мир как Шар (иль, что то же, в тетраэдре Мир разъят так, как Декада в числе 46). Вещество снятья розни сей есть Орихалк: то алмаз (углерод — в г|руб|ой сути своей), Силой полный-надутый, как шар газом, объем дающим ему (так число есть Предел, Беспредельным надутый: Свет — Тьмой, Силой; тáк Крýгом полон как Глубью Квадрат: угол(ь) — прям в себе как плод деленья очами прямой, разломить без разъятия кою — есть сделать углом ее; суть же прямой — круг, замкнýтье ее: Бесконечность, Единство). Посему ячейка квазиалмазного монокристалла являет сфетраэдр — «тетраэдр надутый», число чье есть 40 как Десять-по-Четырем (и с тем — Три-по-Тетраде, Двенадцать: ведь Десять, число треугольное, есть также Три): Мир, Всё — в Се|м как Целое в части, в ней явное как Вода в капле своей; но поскольку ячейкою выпуклой сей в мире плоском очей бренных (Вечность — Объ|ем как объ|я|ть|я Творца; бренье — плоскость: объятое Им) не сложима структура, — уместно считать, что сия гармоничная форма, вольнá от ячеек, гуляет решеткою всей, как в металлах земных электрон, называемый рáвно общественным и свободным (служа Всему — служим себе мы); с тем, суща везде, она целое — не часть: ведь целое выше частей, часть безвластна над целым, — и форма сия тому явь: цельность-полность, Одно. Посему Орихалкова зримость вполне — а поистине, сверх — металлична. Металл из металлов — духовный (в телесности есть неметалл он), он, как Орихалк Атлантиды — каким и есть, темный, — блестит Изнутри и электропроводен, пока Духом жив (а оставленный им — умерев для Сего, распадается без излученья, во Глубь (Дух — она), становясь углеродом простым); и Заряд его — чистая Сила без тела несущего (квант его есть фер|м|ио|н, суть «носитель» (от «феро» — несу): ф|ер|у|эр, тень — второй за сей Первой; за|ряд — «выходящий за ряд» частиц тела: над телом — душа его), Дырка-Одно, образ чей — электронная «дырка», заряд многий; с тем, сей Заряд — положителен. Смят, металл Тьмы принимает исходную форму: она — не от мира сего и ему неподвластна, доколе хранит ее Дух в сем металле живом.

___________________________________________

* Явить из Декады число 46 — есть Декаду разъять сингулярно-неравно: со сдвигом от центра (5:5) в монаду, — в чем есть сингулярность числа 46.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 3

 

    Тетрада единых:

 

  То (Орихалк, металл Иного) и Это (алмаз, золото, серебро)

 

 

 

Вещество

 

 

Род

 

 

Статус

 

 

Явь как лик Сути, Тайны

 

 

Суть,

Тайна

как

знак

 

 

  В очах

 

Как число (знак)

 

 

Орихалк,

алмаз Неба

 

 

 

Металл-неметалл

 

 

Как То, в Этом являет его

 

Блеск как огнь Изнутри и наружный в единстве их

 

 

0

 

 

0

 

 

Алмаз Земли

 

 

 

 

Неметалл

 

Как Это,

собой указует на То — Мир

и Тьму, Ткань его

 

Блеск-прозрачность

 

 

1

 

 

10 и 0

 

 

 

Золото

 

 

 

Металл

 

Как Это,

собой указует на То-Всё (Мир) — в чем есть оно желтый Бог; и на Это (себя самое — без Творца) — в чем оно желтый Дьявол.

 

 

 

Блеск ушербный, цветной в лучах внешних

 

 

 

 

1

 

 

 

10 и 1

 

 

Серебро

 

 

Металл

 

Как Это,

собой указует на То — Мир

и Тьму, Ткань его

 

Блеск бесцветный

в сторонних лучах

 

 

 

2

 

 

10 и 0

 

   

  КОММЕНТАРИЙ К ТАБЛИЦЕ

 

                Иного металл Орихалк с тройкою «алмаз — злато — сребро» сопряжен нераздельно как То с Этим, Богом сращённые в Мир, Это-То; и из троицы Этих — как Это и формой, и в сути (тогда как алмаз и сребро — Это формой, а сутию — То) главно золото нам1.

Орихалк, металл-Мир — корнь алмаза: Тьма-То — Тьмы-Сего, алмаз Неба — алмаза Земли как Ноль — Двойки, каков dia|m|a|n|t — анти-Мать, Ноль навыворот: Вакх, при Корове сей Бык как и|знан|ка ее и слуга. Орихалк — Суть, алмаз же — подобье ее, как подобны Нолю Два, не-Ноль. Как алмаз, Орихалк слит со златом, как в Мире То с Сим, и над златом царит, как бри|лья|нт над оправой: Иное — Сегó суть. Сему принадлежен, алмаз нам прозрачностью («чистой водой», в сути — Тем, Тьмою) кáжет То, сажа и угль — чернотою: незримое с черным — одно2. Орихалк — Тьма, как Тьма с ним — ал|ма|з: «ал(ь)» — Эль, Бог; «ма» — Тьма-Мать, с Ним едина как Божья Рука3 (alma (лат.) есть «кор|мящая» — Мать, Кор|ень сущих святой). Тьма, алмаз — Вода-Воздух: ведь оба сих — Тьма, и алмаза кристалл есть ок|та|э|др, Вóздух. Камнь Мира (сиречь камнь при Камне, при Мире), алмаз — его образ под-Мирный: ведь То означая собою, он — Это, причастный Сему: Земле-к|уб|у, которым и есть камень сей как срединно разъятый октаэдр: квадрат, куба грань, кою зрим мы, октаэдр рассекши срединно (таков Воландов портсигар, золотой, с бриллиантом и буквою W — М обратною: так снизу зрим Мир мы, смотрящие; сверху — Бог видит его); и как Это, алмаз указует собою на Всё (Мир) и То как Тьму-в-Мире, а злато, как Это, — на Всё (Мир) и Это (себя самое)4.

Часть Сего, подначального Двоице, злато (согласно «Тимею») причастно ко блеску и желтому цвету — как солнце, в чьем лике мы Двоицу зрим как сияние и желтизну, Мира цвет (солнце — лик чей, Гор-Феб). Часть Иного, небесный Металл, как с ним вместе алмáз наш, причастен лишь блеску, суть чья Дух, загранный Сему; желтизны же — лишен: солнце его не наше — Иное, светящее не изовне — Изнутри. Им Металлу блестеть — есть светиться: так, блещет, огнист, Орихалк, «ис|пускающий» свет, по Платону. В Контакте, где То одно с Этим, законно сие очам, где царит Дух, Единящий; оставлены Им, очи после Контакта в раздоре с умом половинчатым, зрящим Одно двойкой врозь и не мóгущим внять, как в очах сих Корабль, из металла отлитый сего, и зеркально блестел отраженным сияньем, и брызгал огнем Изнутри.

                Ибо в наших очах, Этих, спит Солнце-Всё, Мир. С тем, свет и цвет — в розни для нас: свет есть суть, цвет — покров. Но Одно зрили в них Египтяне. Когда о богах говорили они, что не знают их цвéта — незнанье их сути имели в виду.

«Чтобы из света получить цвет, надо пропустить его — и физически и феноменологически — через некую темную среду, которая его разлагает. Что это физически так — общеизвестно. Однако и непосредственно-феноменологически цвет дан как результат прохождения света через некую плотную пленку, делающую  свет гораздо более плотным  и  притом  пропускающую  только  ту  или  другую  его «часть»», — пишет Лосев в своей «Истории античной эстетики». Там же замечено, что по природе сего генезиса «цвет тяжелее света»: ибо «цвет есть переход света в инобытийную среду и отяжеление его, соединение с темным веществом». Пленка, кою Огнь-Дух проницает, входя в мир сей, есть грань меж Этим и Тем — смерть, не зная какой, мы единства не знаем их; и То нам — свет, Это ж — цвет как свет мертвый, каким он стал нам, по незнанию грани сей падшим под власть ее, отяжелев. Ибо Дух-Легкость — Жизнь; смерть, Жизнь та же по сути, не знаема — тяжесть. Мир тяжкого света как цвéта — мир нáш, где царь желтое злато и таен бесцветный Иного металл. Свят призыв Свят|о|слав|а: «Предавший Перуна [Творца, Огнь-Единство — Авт.] — пусть пожелтеет, как злато!», — тяжел станет цветом его, Сатаной, грузом-Злом.

Тайный нам, был он явью Атлантам. Как злато у нас, был в земле ихней он самородный металл, как живой углерод, в землю эту внедренный причинно (как уголь, остаток умерших, в земле нашей мертв углерод: не причина, но следствие он). Для нас То, был Атлантам он Этим как Всем: ибо Дом им — был Мир, Божье Всё. Во дворце По|сей|дон|а, святыне их, были им крыты вполне посему лишь полы и опоры: колонны и стены его. Орихалка суть — Жизнь; с тем, число букв в сем имени — семь, число Жизни, как в имени плотной основы его «углерод».

Как Ноль, тáен для нас Орихалк. Но в сем Двоицы мире известно подобье его — серебро как второе за златом; чрез злато в нем он отражен. С тем, со златом сребро неразлучны как Два и Одно; и на Ноль указуя, каким есть Иного метáлл в сути, — Двойка важней Одного, сребро — злата как Глубь, в мире бренном Вторая (монета с совою-Афиной в Афинах — сребро: Два — Афина, Сова-и-Змея). Посему и душа к сед|лов|ине сердечной крепима серебряной нитью, а не златой: нить сия — истинный, первый Металл, из какого (как Воду: Вода — Тьма, Металла сего Суть) отлил ее Бог как духовную цепь толщиной в один атом, суть коей — ряд чисел, монад. Иносущий, Металл сей — сердечный металл наш; Процессор, челна Гостей сердце, отлит из него, ибо Сердцу То с Этим — одно.

Четверица сия (Орихалк, алмаз, злато, сребро) и железо, с|мо|тре|нья металл, — есть богатство очей: О|ри|х|ал|к (O|r|ich|alcus) — богатство Ноля в Том (Ор — Ноль, rich — богатства корнь: Полности; днями так полн год — рік (укр.)); алмаз наш есть богатство Ноля в Этом; злато — богатство Ума-Единицы (алмаз посему и объемлем мы в злато в перстнях: Сердце — в Ум); серебро — Двойки Божьей; железо — безбожных Двух клад.

                Желтизна, коей злато причастно, как солнце — Опоры и Пищи есть цвет. Ибо Солнце — Опора и Жизнь нам. Пшеница и рожь с семенами, дающие хлеб, пищу первую людям — желты как оно; и металлом треножника пифии — желтая медь была в храме, царем чьим был Феб, солнца бог.

_________________________________

1 По мифу, в Аид, То, сходящим живым дóлжно несть ветвь златую как память, чтоб выйти назад, в Это. Ветвь эта есть знак ма|сонов, слуг князя Сего.

2 Безобрáзье — безóбразно; «niger» — равнó и «незримый» («прозрачный»), и «черный». Так скрылся Персей от горгон с головою Медузы, надевши Аидову шапку: незримость-тьму; так тьмы ву|аль, коей Гектора скрыл Аполлон от Ахилла, незримой Ахиллу была: тьма очам нашим — воздух, о коем не мыслят, пока вдосталь он. Тьма прозрачна при свете нам, а свет погас — зрим ее.

3 С тем, алмазны Аида столпы; мера веса камней драгоценных (как важ|ности их), коей суть есть алмаз как царь их, — есть кара|т, квант Ка|рá|н|ы, Тьмы: «кá|ра» есть черный; Тьма — Кáра: она воздает, как речет то Коран, труд Ее.

4 Вследствие этого самоуказания злату свойственен онтологический имманентизм (указание Этим, собою — на Это, себя), в коем суть сатанизма. С тем, злато есть рáвно и Мира металл (Бога — с ним: Два сии — Глубь одна), и металл Сатаны. Указанием Сим на Сие есть сакральная максима «Эшер ахей Эшер» — «Бытие есть Бытие», сиречь «Я [как сущий] есть Это», тогда как поистине верен ведийский наказ «Я [как сущий] есть То» [суть не-сущий, загранный Сему].

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 4

 

Смотренье и вúденье, столпы Очей

 

 

 

Предмет взора

 

 

В смотрящих очах,

сопричастных Сему —

без Того

 

 

В очах видящих, причастных Всему

 

Бытие

 

 

Это в яви нецелостной, ложной: Сие без Всего

 

Это в истинной,

целостной Яви своей:

Это-Всё

 

 

Небытие

 

То как Тьма-Полумирие

в тайне

 

Это в истинной Яви

 

Мир

 

То-Всё в тайне

 

Это в истинной Яви

 

 

Бог

 

 

Иное как Тайна, чья корка глухая в очах — Солнце-Это, в себе не единое (рознь — суть смотрящих очей)

 

 

Иное, лик чей — Солнце цельное, Мир, не таящее Бога как образ согласный Его

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

            Таблица 5

 

     Идущие,

    согласно родам их

 

 

 

Идущий

 

 

Кем есть он в сути

 

Маг как Ускользнувший

от Мира

 

 

Свободно-свободный:

свободен от Мира, подвластен Творцу как Свободе свобод

 

Антроп восходящий,

как сущность Любви

 

Свободно-влачимый:

влачимый Рекой Мировою по воле своей

 

Антроп нисходящий,

как сущность Вражды

 

Влачимо-влачимый:

влачимый Рекой Мировой против воли своей

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Таблица 6

 

         Божий Мир с полюсами его и нутром

                                                                                             

 

 

Суть

 

 

Кем она есть

 

 

Что творит,

чего жаждет она

 

 

Бог, Вершина

 

 

Жизнь, Суть Мира, Любовь и Податель Любви

 

 

 

 

Творит и хранит Мир, дитя и подобье Свое

 

 

Мир

 

Органика, суть Жизнь-Живое, Господня Любовь

 

 

Выступает активным сосудом живого и мертвого — сильным Господнею Силой творцом

 

 

 

Личность:

в сем мире Вражды — суть с облаткою, Двоица; в мирах Любви — слитна суть как Одно: не личина, но Лик, скорлупа как Яйцо целиком

 

 

Органический организм95

как живимое Богом и Миром, подобьем Его: в сути чистой — Свобода-Любовь

 

 

Творит силой Божией;

жаждет Любви, коей в сути и есть

 

 

 

 

 

Машина Любви

 

Органический механизм, иль живая машина: гипостазис Личности как моральная машина, живимая Силою Божьею, Тьмою чрез Личность, звено96

 

 

 

Служит Личности и есть звено единенья миров индивидов как сутей Вражды, разлученных Враждою, с мирами подвластных Любви Ликов-Личностей, ею единых навек

 

 

 

 

Индивид

 

Механический организм как неявно живимое Богом, а явно — Диаволом, Сатаной97: Вражда-Необходимость

 

 

 

 

Посягает на властвие Личностью, жаждет Вражды, ибо сам есть она

 

 

 

 

 

Машина Вражды

 

Механический механизм как живимое Сатаною — без Бога: мертвая машина, сиречь воплощенная смерть, как гипостазис индивида — человечность (моральность) в утрате

 

 

 

 

 

Волей Дьявола, метит на трон Человека, неся людям рознь к смерти их

 

 

 

 

Сатана, Дно

 

 

Вражда-Смерть

 

 

Творит злó, ибо Зло есть он сам;

в розни с Господом — враг человеков, суть их душегуб

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

             Таблица 7

 

     Гость как Вакх-притворщик

 

 

Ипостаси притворства

Тело как Любовь-Ноль, Парадокс

Тело мира Вражды, отличного от нашего

 

Тело наше

 

 

Узнаваемость в целом,

  в частях — страннозримость: отсутствуют гениталии, очи черны и огромны, ушей нет и проч.

 

 

 

Узнаваемость в целом и главных чертах: гениталии, очи, строение тела —

как наши;

все прочее — страннозримо

 

 

 

Абсолютная узнаваемость, верх притворства

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                      

 

                                                                                    Рисунок 1

 

      Бог и Мир

 

Бог и Мир — две Главы, что касаньем едины, Любовью — Любовь: ведь Любовь есть они, и Любовь — их касанье. Бог есть Глава-Суть, Мир Его — Глава-об|раз. Бог — Первый как Мира Творец, Мир — Второй как творение; оба — совечны: Миг — время есть их, в коем старшего нету. Бог Прост и Един; Мир, единый — и Двá есть: Тьма-Свет, Это-То; и троичен как два сих, спряженные Богом. Един с Двойкой-Миром (едино творенье с творцом), Бог — А|два|й|та, Не-Двой|ственность. Надмирный, Бог есть над Двойкой сей Первый: целящи Объ|я|тья (как обруч — для бочки, плоду — его лоно); внутри Мира сущий к спряженью, Он — Третий меж Двух, Клей.

Раз Мир — Ди|тя Бога, и нет ничего кроме них (что есть так), Мир — плод самосоития Бога как Дело Его (ибо дело — со|ит|ье: fac, ко|ит|ус — fac|io, делаю (лат.); fash|io — пучок, связка (ит.): соитье ж), в чем Тайна Иерогамии. Смертным нам, зрящим Одно чрез (сквозь) Два, Жизнь чрез cмерть, в сем соитии Бог — Муж-Жена*: имманентное Миру (ведь Муж-Жена — Мир) — корнь безбожья, Бог коему — Мир как нецельная Двойка, ничто.

________________________

*Соитие зрил как Одно Юнг, считавший, что лú|би|до есть генерализованная психическая энергия; Фрейд же, считавший соитье Двумя без иного, мнил либидо лишь сексуальной энергией: частью — не целым сим. Юнг прав был, Фрейд — заблуждался: Единство — Двух Cуть.

                                           

 

              Рисунок 2

 

      Тьма как двуединая Суть

 

Служа Бытию-Единице причиной, Ноль-Небытие — Тьма, Вода Мира — огнь сей объемлет собой (как причиной объемлемо следствие) и проникает, входя в сей сосуд Двойкой, парою Вражда-Любовь, кои — Тьмá суть. Вторая за Богом, Тьма-Ноль, сущих Мать, есть причинная, вышняя Тьма; Тьма как Двоица — следствие, Тьма-в-Бытии как вторая за ним. Зря меж ними Бытье как черту, дóлжно зрить в них две Тьмы, кои, сутью Одна1, друг ко другу взывают2. Чтя Тьму как Причинную Суть, ее дóлжно, в себе не деля, зрить как Ноль, с Единицей союзный, как слиты они в Десяти, Мире. Тьма-Ноль есть Женская Суть (как Гинандр), и, последственна ей, Двойка — Женщина; Ноль — Мать, а Два — д|щер|ь, что щер|ится оку провалом. Ноль, Дви|га|тель Двоицы, г|лад|ок, шер|шавы — Два. В женской плотú оба — вульва, наружные коей уста как Диада (лик чей своей рознью являют) таят кольцевые врата — лик Ноля, чей привратник к|ли|т|óр — в сути Фаллос-Покой, Единица-Свет, сущий при входе в Тьму-Ноль.

Ноль, как Тьма сверхбытийная, Двоицу, Тьму-в-Бытии, созидает чрез грань О|дно|го-Бытия. Не Одно сие — Ноль творит Двойку; и, суща над ней, Единица объемлема Тьмой с двух сторон, точно молотом (0) и наковальней (2), подвластная им3. Так-то Нут, Тьмы богиня, звалась Египтянами «матерью того, кто создал ее» — Нолем как Одного матерью, как бы творящего Двоицу, коя — Тьма та же. Единство двух Тем утверждал Аристотель невольно (ведь Тьмы, раб ее, слеп очьми под Очей сих пятóй, он не ведал), уча о единстве идей и вещей (на основе вещей, Э|том): Тьма есть обеих суть; и по Платону, два царства сих Тьмой сплочены как Душой мировой (Тьмы не зря, сего Клея не зрил Стагирит у учителя, Мир его Рознию мня как без Cвязи Двумя).

Ноль и Двоица, Тьма внебытийная с Тьмой-в-Бытии, относимы друг к другу как вéденье и невежество. Первое, как Атман, есть по Сократу, незнанье, Питатель ума; по Кузанскому, оно есть ученое незнание; и сказано Сурешварою, что Не-Атман, иль невежество, как плод незнанья — Атмана, как скажем мы — суть то ж незнание: Два и Ноль — суть Ноль, Тьма. Как Тьмы пора, ночь являет невежество первою, дополуночною половиной, итожащей сутки: в ней лживы сны наши; а вéдение — второй, зачинающей их, в снах правдивой: Второе очей бренных — Суть.

Ноль со Двоицей между собой соотносятся как древо Жизни и древо познанья добра и зла: оба растут в центре рая как древо одно. Г|ре|х Адама и Евы есть в том, что открылись глаза их, пред тем к Миру слепы, явив тем возможность увидеть единство сие, кою дал им Диавол, глас Матний, как шанс стать богами, открыв правду, кою Отец хотел скрыть (Быт. 3:1 – 3:22).

В сем мире матерь|я, приемница форм по Платону, есть тьма-оттиск Тьмы: Два — Ноля, Тьма-покой — Тьмы-Движенья, пассивность — Активности, коей жива она как Дух в утрате и в кою преходит, стяжав этот Корнь. Так, узнав в себе воду как суть, тает лед, не-вода.

Тьма-Ноль есть Очи Духа как Вéденье; Тьма-Двойка — очи плотú, что, отдельна, невежество есть, а открыта Нолю — Тьма ко Тьме — мост, каким Тьма стяжает Себя как Одно-без-второго, мы ж — вúдим постольку, зря то, чем мы Есть: Бог-и-Мир, Цель-и-Путь.

Тьму как суть двуединую зрим мы в Свободе: как выбор вершимый она — Два, как выбор свершенный — Ноль, в Боге Свобода: ведь Бо|г — Вы|бо|р наш.

Тьма, Причина — Гр|уд|ь (греч. ma|s|tó|s) сущих. Ноль-Двойка: Свобода как Ноль, а как Двойка — Долг (mu|st — англ.), в Свободу мост нам и Свобода сама тем, кто знает его, зря очами Ноля. В Долге зрящий Свободу — Ноль с Двоицей слив в Тьму одну, Мáст|ер есть.

О единстве двух Тем учит Тантра-Мать нас: просветленье, иль освобожденье, по ней, достигается не искорененьем страстей и желаний, но отождествлением их с трансцендентною Мудростью: Двойки — с Нолем, Корнем-Тьмой. Стагирит, сведши в вещи идеи — Высь в Дол, — свел противно Ноль в Двоицу: в следствие — горню Причину его, Полность — в нуль.

О двух Тьмах сущих, Двоице и Ноле в их единстве как Яви и Тайне Ксенофан говорит как о двух границах Земли — верхней, подножной для нас, что касается воздуха, и нижней, úдущей в бесконечность (to apeiron). По Аристотелю, нравственное воспитание есть воспитание неразумной части человеческой души — претворенье невежества-Двойки в Ноль-Мудрость как разума Суть, мо|ментальное в Тантре: ведь то и то — Тьма4. У Я. Бёме Нолем есть Свобода, природа же — Двойкой (как парою Мула|пра|крит|и–Пракрити Индийцев); и первая противоположна второй, от нее производной. Свобода-Ноль, Природа-Корень (санскр. му|ла) есть личности суть; индивида — природа в Природе сей, Двойка5.

__________________________

 

1 Так Хаос рождает Тартáр пред иным как свой внутренний полюс — второе себя, и два эти — одно, Хаос, суть (полюса, на кои разделяется он — небеса есть, и Тартар есть нижнее небо, симметричное верхнему относительно средней меж ними Земли, сиречь равноотстоящее с ним от сей срединной, чему подтвержденье строка «Илиады», где Зевс отстояние это определяет как «вниз от Аида, насколько земля от небесного свода»). Точно так, по учению Наг|ар|джуны (Индия, III вв.), Сансара — как Двойка «рождение-смерть» — и Нирвана с позиции высшей, Нирваны-Ноля, есть всеполно одно.

2 «Abyssus abyssum invocat in voce cataractarum tuarum» — «Бездна бездну призывает голосом водопадов Твоих» — сказано в Библии о Божьем величии (Пс., XL, 8). Тьма тьму зовет и питает собой. Так две бездны, разверзшиеся в эсхатологизме германской (почти целиком философской) и русской (писательской в своем преимуществе) мысли — каких нету боле нигде той порой, — друг ко другу воззвав, родилú две сестры-революции и две крупнейших в истории мира войны, в коих бездны сошлись эти в страстном объятии («Предельные проблемы и предельные срывы раскрывались лишь в германской и русской мысли», — сказал Бердяев). Тому, что как бездны они равномощны, знак ясный — оценка врага начальником австрийского генштаба времен Первой мировой войны генералом Кон|рад|ом фон Гетцендорфом: «Русских победить невозможно, но и самим русским трудно стать победителями!».

3 Волей Божьей, словá «молот» и «наковальня» есть лик двух Тем: «молот» являет Ноль буквой Тьмы «м», в нем начальной; ступание «н» беспромежно за «м» в алфавитном ряду — связь Причины, Ноля, с Двойкой, следствием. Мать как Ноль, на бумаге начертанный — Двоица, зна|к как второй за Нолем; Ноль сáм, Я|вь вместо сна сего — брению Тáйна есть. Суща меж Мо|лотом и Нако|вальней, Нолем и Двумя, Единица — в их власти, но с тем — и отдельна, как меж мощных стран — остров малый Мо|нако, земля-ли|ли|пут.

4 Правота Аристотеля на сей предмет при иных заблуждениях в нем же — не дивна: Ложь, суть сего мужа, себе не верна.

5 О сем сказано у Бердяева: «индивидуум есть категория натуралистическая и социологическая. Индивидуум рождается в родовом процессе, принадлежит природному миру. Личность же есть категория духовная и этическая, она не рождается от отца и матери, она духовно творится, осуществляя Божью идею о человеке. Личность есть не природа, а свобода, она есть дух».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


1

 

Бог

 

НЕБЕСА, ЛУНА,

ТО

 

 

2

 

Мир

 

3

 

Гиперборейцы-Атланты

 

 

 

ГРАНЬ

ТО-ЭТО

 

 

 

4

 

 

Русичи (Скифы)

 

 

5

 

Индийцы

 

 

ЗЕМЛЯ, ЭТО

 

 

 

 

 

 

 

 

6

 

 Египтяне-Индейцы

 

7

 

 

Греки

 

 

8

 

римляне

 

 

                Рисунок 3

 

                              Великая Антропная Магистраль

 

                    1 — Бог; 2–8 — Мир с Землей: с частью Целое, Суть

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                      

                                                         

                                              1                                                    2        

                                                                                                                                                                  

 

Рисунок 4, а

 

                                             Орихалк, металл Тьмы

 

Рисунок показывает отличие кристаллической квазиуглеродной решетки Орихалка (2) от углеродной алмазной решетки (1): сфетраэдр, Орихалка ячейка, имеет объемные грани; ячейка алмаза, тетраэдр, плоскогранна. Поскольку очам плоским, бренным (плот|ь — плос|кость) невидимо тело, составленное из ячеек с неплоскими гранями, сфетраэдричность «отдельной» ячейки решетки квазиуглеродного кристалла ясна из того, что в духовных очах, кои видят ее, здесь отдельности нет — есть Монада, Одно без частей: Тьма, металла сего Суть, о коей, единой, рек Лейбниц: «в простой субстанции [нет ничего проще Тьмы — Авт.] необходимо должна существовать множественность состояний и отношений, хотя частей она не имеет». Ошо пишет о том: «Целое едино, отдельность невозможна. Сама идея отдельности — барь­ер. Идея отдельности — это то, что мы называем «я». (…) Только целое может сказать «я», части не могут гово­рить «я»*. Можно употреблять это как лингвистическую форму, но не утверждать, что «я» есть».

—————————————————

* Часть, взошедшая до осознанья себя самим Целым в склоненьи пред ним — право это имеет. Так мудрый, зря в Боге Себя, преклонён перед Ним.

 

 

      УГЛЕРОД                    ГРАФИТ                           АЛМАЗ                      ОРИХАЛК

 

 

 

 

 

 

 

 


  Простой элемент,              Дисгармоничная                          Гармоничная                         Гармония    

  бесструктурность                    структура                                    структура                           структуры

                                                                                                                                                          и функции

 

 

  Рисунок 4, б

     

                                                  Генезис Орихалка

 

Схема представляет этапность генезиса Орихалка: из углерода как бесструктурной атомарности возникает структура без гармонии — графит как разносвязевая, слоистая модификация вещества углерод; из нее гармонизацией структуры является алмаз как углерод равносвязевый, кристаллический — структура от|мен|ная, но функционально пустая; из алмаза же гармонизацией функции, или исполненьем его структуры духовною силой (ведь функция — Жизнь, Дух), является Орихалк — духовно налитой (живой) равносвязевый углерод: эфир как трансфизический агент под физической маской. Претворение углерода в Орихалк есть переход закономерный и должный, ибо посредством него совершается возврат углерода к себе на ином витке его бытия: превращение атомарного атома, полного Духа в себе как одно, в атомарную структуру, полную Духа на плане многого. Целен вполне как Одно без частей, Орихалк — явь того, что зовут углеродною единицею. Глубь, Орихалк есть Луна; ал|маз, ка|мен|ь зе|мно|й — Орихалк пополам: диа|ман|т, двоелунье (делить — мно|жить внутрь, плодя ложь): Ман — Луна. Путь, здесь данный — очей бренных ход; ход глаз горних — обратен ему: От Луны — в мир подлунный, от Вечности — в бренье, от Целого — в часть.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

       Рисунок 5

 

 

   Сфетраэдр

 

                Сфетраэдр есть синтез столпов очей наших — 4, Тетрады материи, и 10, Декады, числа Мира, Столпа очей (Солнце их, бренным тайное — он). Образован пересечением равновеликих сфер*, центры чьи есть вершины тетраэдра, а радиус равен его ребру. Число тела сего — Сорок, Десять-по-Четырем, форма ж — Вакх, грани Бог: семя греч|ки, чье имя — Эллады печать.

_____________________

*В сути — сферы одной, четвернó расщепленной как Десять, число ее.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

   

  
               Рисунок 6

 

                  Корабль как тело вращения отрывной капли

 

Корабль, челн Тьмы-Причины, есть Тьма и не Тьма: тьма от Тьмы он, вода от Воды исходящая — кап|ля (ка|п» — Ка, Дух-Тьма — часть имен водных, меж них: «кап|итан» — муж Воды; «кап|ище» — место Силы, Воды ж; «кап|сула» — сосуд Тьмы: то — число, Ноль внутри Единицы, как в шарике газ; «кап|итель» — верх колонны уз|ор|ный: так Мира В|ен|ец — Вода-Тьма). Капли каплющей суть есть самоотрешенье Воды, капанье, где Вода как Одно в себе делится  на два, деянье и претерпеванье: ведь два сих — Деяния внутренний плод (так речет «Теэтет». Суть делима в себе на себя и иное: так Истина делит себя на себя и ложь); оно же есть Вода, Тьма. Корабль — капля. Творя отделеньем его, Тьма есть Сила; обычна вода, кою зрим, такова ж, отделяя чрез капанье тяжесть, Тьму как гра|вита|цию (Тьма в слове сем зрима дважды: как «гра» (корень в «гра|нь»: грани — Тьмá суть; в «Гра|аль» — Тьмы сосуд богосущный; в «Gra|e|cia» — Эллада; в едином с ней «гра|ция» — жизненность формы; в «и|гра» (по-укрáински — «гра») — Тьма как Лила, Игра (Лил|а — лить: Воду-Тьму), коей тешится Бог, в Мир играя, как в мяч (much (англ.) — много: второй за Творцом, Мир — Корнь многости, Два как Тьма-Свет)); и как «вита»: Тьма — Жизнь). Из четверки физических (зримых очьми бренья) взаимодействий гравитационное — наислабейшее: Тьмá-Сила, Cуть его, выше Сего, яви бренных очей (так жена в мире сем слабей мужа, с тем — как бы не-есть); и корпускул его нет как многости, но есть одна — Мир, мирскою не зримый наукой, ведь многость, Рознь — бóг ее. Квазилетящее тело, Корабль — кáпля есть в миг отрыва как сути своей, где летит и покоится сразу: причастна началу, покойна она, но летит, отделённая. Капля, готовая пасть, и отдельна от Воды начальной, и нет, в смычке с нею имея черту, лик Намеренья Божьего, Движенья-Тьмы (ей есть грань отсыханья у древа с плодом: есть она — плод созрел и падет), число чье, Сорок — Капли число, Неотрывный Отрыв как единство различья: закон Корабля и полета его. Корабля форма — тело вращения капли отрывной, готовой упасть, вкруг оси, перпендикулярной родящему ее гравитационному вектору (за согласьем оси этой плоскости нашего взора, очей госпоже, созидаемой Божьим Перстом гравитацией, в связи ее с ним чрез угл Прямизны, четвертной: Четверица-материя — четверть Единого, Духа-Творца), проходящей чрез массовый капельный центр. Тело это есть диск: синтез двух круглодонных тарелок — монáдой его зря; деля ж пополам ее (сущие, дéлим, идя) и из двух половин взяв одну (как пленял Стагирит Этим нас, от Того — с ним Всего, кое Мир, Это-То, — отрешая), оно есть «тарелка вверх дном» с днищем плоским, как смертные очи.

Род капли — великая форма. Движенье, Покой — в ней одно. Капля, Тьма Божья — Жизнь, и в капéль, солнца дождь, оживает от хлада земля. В капле юной, рожденной к полету, живет слитность «Я» и «не-Я» как всемирный Закон. Капли-дýши от Духа, Воды огневой, каплют в тьму бытия, чтоб, познав не-Огонь сей, вернуться в Исток. Капля Тьмы-Воды, Будда, принц Ка|п|и|л|ава|ст|у, Ни|рвану обрел как Начало сие; каплей с Неба и в Небо прошел Иисус, Сын Жены как вода от Воды. Время, рек Пифагор — дождь Сатурновых слёз. Капли-клетки, деленьем плодясь, ткань растят и живые тела, кои — кáпли с тем. Капля капль — Мир. И Корабль, повторяющий Мир как в родстве не таимая мудрым очам часть его — капля. Форма ее — Кораблю архетип: ибо много есть форм его частных, но корнь их — един. Так един Бог, творец сущих, в многости их как Суть всех.

Корабль, капля, есть Шило: ведь Шило она, коя камень у|п|ор|ством пронзает; Вода, Тьма — есть Шило Творца.

       

 

Рисунок 7

 

Длань наша и Гостя

 

Суть длани антропной — Деяние, Действье. Творит Бог Рукой своей; деем руками и мы, Его чада. Деяние — Огнь. Длань антропна — струитель Огня: Тьмы как Длани, чей лик — рýки все. Пер|ст|ы, пал|ьцы — пал|ят; огонь — остр. С тем, персты — острия у Гостей (плоть чья — суть огнь, эфир), úг|лы их (в языке посему слово палец, лат. d|ig|it|us, близко к  di|git|i — точеный (лат.); Git|a — Длань, Тьма). Пальцы наши — тупы, рукú суть тая: явное видящим — тайно смотрящим очам.

В длани нашей, построенной Необходимостью, Силой Сего, персты Действья — большой, указательный, средний: труд их есть творить и Кр|ест|ом осенять; недеянья ж персты — безымянный, мизинец — пособники их, ведь бездействовать вовсе — не могут: Деяние, Делан|ье — длáн|и суть. Из перстов деющих большой — суть Бог, сущих Жизнь (явь чему римский жест перстом сим: жизнь оставить — перст ввéрх, отнять — вниз), от перстов отстоя остальных как от Мира Он: прочие эти — суть Мир, коим Греки клялись как Тетрадой (Тетр|а|ксис, числ ряд о|сев|ой (axis — ось (греч.)) — явь Мира с его содержимым); рознь их и большого перста не как знак сего, а ради пользы плотú (как мнил Эн|гел|ьс безбожно: hel|l — ад, тьма) — абсурд. У|каз|а|тельный перст — Бытие, Бога Лик и Указчик (смыканье перста сего с Божьим, указчика с Сутию, глава к главе — жест «о’кей»: в Боге сущий — блажен); перст же средний, второй в отстоящих, Бытийного больший — Природы-Утробы есть перст, большей, чем Бытие нам как чревным ее (указательный перст, равный персту Природы иль больший — печать патри|арх|ов, стоппов мира Бога-Отца); зев меж перстом большúм и иными — Деянье, Тьма-Мать, е|ди|нящая Бога и сущих его.

          Бог — перста суть большого, Мир — прочих. О сем рек Монтень, говоря, что большой перст (du|im (голл.): Второе, Суть) — как бы рука в руке нашей: лишенный его — что лишенный руки. Так без Бога как Сути своей Мир (нам — первый, Сосуд наш) — ничто. Из четверки перстов его те, что подсобны деянным в руке — суть материя в Мире, пособница Духа, живимая Им, с тем — вторичная: Деятель, Суть — Он, Дух-Бог.

Длани Гостя творец есть Любовь. В руке этой пер|ст пер|вый, длиннейший из всех, не отставлен от прочих: Бог с Миром — одно для Гостей, нам же — нет, ведь зрим Мир мы без Бога, как прорву, дыру от Него (неотдельности сей явь — рука обезьяны: подобье сие кажет Суть, руку дóлжну Людей, как Два — Ноль); персты ж прочи идут в убывании роста их. Вид сей руки — должный вид: капля Тьмы, суть эфирная, Гость — птица-рыба, рука чья — крыло иль плавник, где гребут персты все, все деянны, бездейственных — нет. Наша длань — суть смотрение как указание Бога и Мира с столпами его; длань же Гостя суть лик Их как виденье: видеть — есть быть Полнотой, Тьмой-Очами, какой есть Они (ведь зрить — быть), а смотреть (как зрим бренные мы, для кого зрить — не быть, быть — не зрить) — Полность эту как Тайну нести и готовить к открытью в себе.

 

         

 

      Рисунок 8, а

 

   Машина Любви как двуглавый Орел

 

            Машина Любви как Полета, Свободы — Орел, птица-Очи: крылатая суть, очи коей — крылá. Сила хода ее — Тьма, в Машину входяща главою антропа-пилота. Глава, с ней макушкой едина, есть тело Полета камнь Вакха, торящий кристалл Корабля (сущий в нем, как душа в теле нашем), что Тьмою налúт как Очьми. Так Ноль в Двоицу входит, причина — во следствие, пол|ня Пол|ет|ом его (Корнь — Полет, по лет|áм рас|простер|тый: не время — Простран|ство, над тьмой Огнь как Суть).

                Камень Вакха, процессор Любви, коим есть он — кристалл миросущный. Антроп, чрез него видя как чрез живые очки, что настроены Вакхом на Мир (ибо в Мир — Вáкх Стезя), летит в мир некий как в грань Кристалла сего, кою видит, избравши из всех. Узреть мир — есть прибыть в него: зрить — быть (зря в Духе), с тем — в зримом быть; в чем мы очами— в том мы целиком: Очи — Суть, Полнота; плотьплод их.

                Странствье есть ход очей. Ноги там, где они — не напротив, как мним бренны: очи и есть ноги нам; нет очей — пути нет. Знает то маг, очьмú цел. Он, видящий, как пили|грим отрешенный, в походе очьми — чужд подмоги им, странствуя самим собою: число — Единица ему. Антроп-Гость, пилигрим хоровой (Мира, Хора посланец), числом и имеет число-многость, Два. С тем, очам его нужен посредник, второе: крылаты очки (в Духе нóги — крылá). То — Гостей челн, машина Любви.

      _____________________________

 

    Рисунок 8, б

 

Древнейшие лики Машины:

согласье числу Мира Три, дисковидность

и суть аппаратностидве головы

 

    

               

        Рисунок 9

 

 

                                                                              Антропный ряд

 

            Поскольку Антропность, как рядная Мира страна, однократна, антропы Вселенной в единстве их есть ряд один. Две Антропных волны, нисходящая и восходящая, слитьем давая ряд сей (путь наверх, вниз — един), меж собой соотносятся как с ложью истина, иль полнота с пустотою; и из нисходящих антропов Землянином зрим лишь он сам (ведь рознь рознью не зрима, спускаться в тьму — слепнуть); иные ж, кто зрим — восходящи. Ряд в Мире восставлен как фалл в очах Духа, суть коих — Объем; в очах плоских же, бренных — лежит (как и дан на рисунке). В нем слева — Одно, справа — Многость; их купность — Закон мировой, Одно-Два.

                В лежании сем две границы имеет он. Левая (верхняя) — Сфéра есть, с коей одно: четверица перстов длани, серый цвет кожи и рост величайший LH.S., равный точно p м1. Правой (нижней) границей его есть Сфетраэдр, с коим одно: шестипалая длань, зелень кожи (цвет зрелой листвы на границе июля и августа, сиречь Семи и Восьми2) и нижайший в Антропности рост RH.S., равный точно полуединице (0,5) метра: Метру в разъятьи срединном. Поскольку же Сфера — Одно (ведь проста, из себя состоя), а Сфетраэдр — Два (как синтез Сферы с Тетраэдром), числ сих единство, закону единства различья согласно — Двенадцать как вúденье, зрячие Очи (сложив числа тел этих, Десять и Сорок, имеем число 50, лик Пралайи: границы сложить (совместить) — ряд захлопнуть). Меж этих границ, им согласные, сущи все формы, под коими зрим мы Гостей. Место нас, Землян, в ряду сем — четверть от левой границы (ведь взором, духовны, мы Левому сродны: то — Дух, Глубь-и-Высь); и делящим нам (деля — ступаем мы), вправо идя, отмерять дóлжно четверть3. С тем рост наш, от многоразличья свободный, есть

         D H.S. = ((LH.S. — RH.S. ) . 3/4 + RH.S.) » 2,48 м

 

К росту сему, сингулярному как пункт единства ростóвых противностей, точка Любви, — чрез Вражду-Двойку идет Землянин. Достигнув его, он придет к обращенью на звездном Пути, — из антропа, идущего вниз смотря, став восходящим и видящим.     

                Ряд сей двумерен в очах, его зрящих, тогда как Мир — Три. Учесть это, Объем-Дух восставить — есть к паре цветов сего ряда добавить цвет третий, ко|р|и|ч|невый (г|ре|чневый) — Гр|ани, Кор|ы-Тьмы цвет. Им наделен Гость любой, плоть свою как костюм, входя к нам, надевая на грани То-Это: чертой сей — коричнев очам нашим он.

_______________________________

 

1 Число это есть произведение p как безразмерной константы нашего ока (зрачка кольцевого его как присущей лишь нам, людям, меры его отворенности в Мир) и размерности, Метра как данной Создателем людям монады ростóв и длиннóт. Безразмерное в этом числе суть Дух, Качество, размерность же — суть количество, бренье, без коего в бренном сем мире число — Пустота (так пуста Х без К, половины своей: Вечность — Целое, бренье же, в плену чьем мы — половина его).

2 Жизни и Смерти: созревшему — должно прейти, как велит Восьмерица, сбирая земные плоды.

3 Ведь дéлим очами неравно мы: 1 : 3 (чему согласен очей наших зрящий ансамбль «одна «палочка» (скотопическое, ночное, зрение) — три «колбочки» (зрение фотопическое, дневное)). То — место очей: не мирское — духовное; строгое его равенство названной левоположенной четверти Единицы есть знак нуменальности, сиречь положенности во Глуби, и места сего и Антропного ряда для личности как микрокосма: Глубь наша — Бог-Мир.

         Таблица к рисунку 9

 

  Человек и Антроп-Гость:

   единые, зримые в розни

 



<< НАЗАД  ¨¨ ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6]  [7]  [8]  [9]  [10]  [11]  [12]  [13]  [14]  [15]  [16]  [17]  [18]  [19]  [20]  [21]  [22]  [23]  [24]  [25]

Страница:  [17]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама