Земля и Вселенная - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр, рубрика: Земля и Вселенная

Ермаков Олег Владимирович.  
  Планета Любовь. Основы Единой теории Поля


Переход на страницу:  [1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6]  [7]  [8]  [9]  [10]  [11]  [12]  [13]  [14]  [15]  [16]  [17]  [18]  [19]  [20]  [21]  [22]  [23]  [24]  [25]

Страница:  [21]



Электронная почта автора: hermakouti@ukr.net

Личный сайт автора: www.ivens61.narod.ru

Телефоны в Киеве: 
+ 38 (095) 836-42-41,
+ 38 (044) 533-12-20,
+ 38 (050) 877-10-47,
+ 38 (044) 222-65-38


 

— Вы написали о Луне «Планету Любовь» — большую книгу, о какой говорите, что она есть та самая Единая теория Поля, создать которую мечтал Альберт Эйнштейн. Но позвольте, где логика? Луна — лишь одно из великого множества тел Вселенной, притом ничтожное размером, тогда как Единая теория Поля по сути понятия — труд о Вселенной как целом: она-то и есть то великое Поле, Арена арен, где разыгрываются все коллизии сущего. Как же совмещаются в одной Луне столь малое и столь великое?

 

— Совмещаются просто и строго: Луна — центр Вселенной глаз наших и д|верь в тонкий мир — в Вечность, Божие Царство, корнь брения (тленного мира, где сущи мы), отождествленного Богом с очьми смертных. Вечность и брение есть половинки лежачей в|ось|мер|ки Вселенной (для бренья — бескрайней: не замкнутой в Боге, тьме тайном), ось чья есть Луна, единящая их в цельный Мир (рис.1). Очам Розни, какими зрим мы в бренных днях, Мир, Одно, в Луне скрыт как сосуде своем: Mun|dus в Moon, в Мéн|е (Луна — греч.) Men|s (Дух — лат.) как в top’ке Огнь. От Селе|ны, Всевышнего Кель|и, — «от|сéле»: От Цели, Оси как П|рич|ины окружного ей — путь любой как воз|в|ра|т др|ев|а в К|ор|нь, коим цел|о оно.

 

 

                                          

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Провал всех попыток созданья Теории Мира (Вселенной) — не частный их промах. Порочна сама опорная им Аристотелева парадигма науки «познание есть разъятие», ум-нож, погибельная человечеству, ибо лежащий в ее основе раскол очей влечет  за собою распад и коллапс всего сущего (esse — percipi: быть — зриться). Речь посему — о победе над ней и восходе науки в храм Жизни, Платонов оплот: от анализа — к синтезу, от плахи — к лейке садовника, от ума — к Сердцу, от солнца глаз дольних — к Луне, Солнцу горних очей. То — Любви стезя млечная, в Мать тропа. Плод ее — книга моя.

                                                                                           

 

Луной, Гранью един Мир. Не зря сего, Кант Вечность, То мнил глухой, как с|к|леп, «вещью в себе». Г|ра|нь он мыслил стеной, Мир секущей, тогда как она — К|лей целящий его; грань пройти как в|ра|та — бренность скинув, вступить в Ра, Творца, чей Мир х|ра|м. С тем, Луна в притче Сына — и|гол|ьное ушко, каким входим мы в Дом сей, Зло отреша как кору свою а|тма — душа без пелен, атом-суть.

 

 

   Рассматривая субординированные единства Вселенной, от звездных  

   скоплений до атомов, как системы — скорлупы с ядром их, — наука

не видит системой, а с тем не зрит вовсе их сердце, Вселенную, мня ее безразмерным и в сути пустым мешком в незнании ее истинного центра.

Им есть, ведал Пращур, Луна: Центр как Целое, Всё. Знать ее — ведать Мир нам: от полности — часть, от оси — колесо; Центр не ведать — не знать ничего как безлунные мы: без истока река, без зрачка глаз пустой.

 

 

Без Оси (Axis Mun|di — лат.). Мир — па|ра|докс: сущее как Недолжное — Пр|ор|ва, таящая Ось как разгадку свою, бередящую ум. О том сказано:

 

В старых фантастических романах звездные корабли бороздят Вселенную, словно парусники океан. Планеты как острова, галактики словно континенты... Но в последнее время фантастов перестал занимать дальний космос, даже как условный прием. Не в последнюю очередь потому, что сегодня человеческого воображения не хватает, чтобы представить целостную картину Вселенной. // Профессионалы давно смирились с этой неприятностью. Известный наш астроном Иосиф Шкловский заметил, что если бы предавался «размышлениям о чудовищности размеров Галактики, о невообразимой разреженности газа, из которого состоит галактическая корона, о ничтожности нашей малютки-планеты и собственного бытия», то всякая работа прекратилась бы автоматически. Он писал это в середине семидесятых. Сегодня каждый размышляющий об устройстве Вселенной должен добавить ко всем перечисленным обстоятельствам еще одно невообразимую сложность мироздания. Меньше всего мир похож на пустое пространство, равномерно заполненное звездами, галактиками и их скоплениями. Нет в нем ни строгой иерархичности, ни гармонии сфер. Галактики сталкиваются и разрушают друг друга или вдруг взрываются, объединяются в скопления и сверхскопления, столь огромные, что и слова подходящего не подберешь, чтобы выразить их размеры. Что такое миллиард световых лет? Как вообще может существовать в виде некой целостности структура такого размера? Вот вопросы, сам факт наличия которых ставит под сомнение общепринятые теории развития Вселенной.

                                                                                                                                   

У Вселенной появилась ось. http://www.ug.ru/old/97.31/t18_1.htm

 

Ось Вселенной познать как Ос|нов|у — собой овладеть, на Оси сей собравши себя. Собой властный — Оси как Себя г|ос|подин. Учат Мудрые:     

 

У любого человека есть свое Мировое древо, своя Ось Мира. Брухо называют ее точкой сборки. Смещая свою Ось, они могут путешествовать по различным мирам и везде чувствовать себя как дома. Именно смещение точки сборки и позволяет сновидцу действовать в сновидении осознанно. Техника эта сложна. (…) Не каждый маг умеет путешествовать во сне, да и не все стремятся к этому. // Но любой, кто претендует на магическое Знание, должен уметь перемещать свою Ось Мира. А для этого ее надо в себе открыть. // У большинства людей Ось Мира сильно смещена. Вообще-то, она ни у кого не имеет жесткого закрепления: природа ее такова, что она должна быть все время в движении. Но маг может удерживать ее в области сердечного центра — это идеальное положение. Вам следует научиться хотя бы удерживать ее в границах тела. Потому что сейчас ось мира у каждого из вас находится вовне. И это очень плохо, это значит, что вы существуете за пределами собственного мира. Иными словами, вы не существуете вообще. // Вы когда-нибудь задумывались над тем, почему антропологи и этнографы так привязаны к тем, чью культуру они изучают? Даже если это самые примитивные и жестокие племена? Я отвечу: потому, что, в отличие от нас, люди в традиционном обществе удивительно цельны и последовательны, они живут настоящей жизнью. Они существуют на самом деле. Их Ось Мира находится там, где ей положено быть. И эти люди делают все, чтобы она не смещалась. А то, что называем жизнью мы, есть не что иное, как бесконечный калейдоскоп случайностей и нелепостей. Тед, — Кастанеда повернулся ко мне, — ты был разочарован, что сновидение так напоминало обычный сон и совсем не было похоже на реальность. Ты прав: сновидение не похоже на вашу реальность, потому что даже скомканный, проходящий мимо сознания сон гораздо реальнее, чем жизнь, в которой мы якобы бодрствуем. // Индоариям было знакомо понятие майи — вселенской иллюзии, в плену которой проходит жизнь человека. Но почему человек так легко попадается в этот плен? Ответ один: он не владеет своей Осью Мира. Ею владеет внешний мир, то есть, хаос. И вырваться из этого хаоса, превратить его в Космос, можно только одним способом: вернуть Ось Мира в пределы вашего тела.

 

Яков Бен Бирсави. Закрытый семинар великого мастера. Продвижение к Силе.

http://castaneda-ru.com/birsavi_books70.php

 

 

Луна, зримости Ось, есть Ось наша и Суть: ею целостны мы, ею — есть.

Знать Луну — мочь собрать на Оси сей себя: плоть —

на Духе, CarCaus’е всего.

                                                                                           

 

— Как же роль Оси, главной всему, совместить с ролью спутника — пленного тела, каким для Земли есть Луна?

 

— Спутник как раб и как царь, парный нам — сути разны, как разны есть пленник, влачимый наш, и поводырь, что влечет нас к свободе. Поистине, главный наш спутник — П|рич|ина, влекущая нас в свой чертог как Отчизну; то — Мать наша, спутник-владыка, лик чей нам Луна. У Б|лав|а|тской читаем о том:

 

Луна является спутником Земли лишь в одном отношении, именно, что физически Луна вращается вокруг Земли. Но во всех других случаях именно Земля есть спутник Луны, а не наоборот. Как бы ни было поражающе это заявление, оно не лишено подтверждения со стороны научного знания. Оно подтверждается приливами, периодическими изменениями во многих формах болезней, совпадающими с лунными фазами; оно может быть прослежено в росте растений и ярко выражено в феномене человеческого зачатия и процесса беременности. Значение Луны и ее влияние на Землю были признаны каждою религией древности, особенно еврейской, и были отмечены многими наблюдателями психических и физических феноменов. Но пока что наука лишь знает, что воздействие Земли на Луну ограничивается физическим притяжением, заставляющим ее вращаться в ее орбите. И если бы возражатель настаивал, что этот факт, сам по себе, достаточное доказательство, что Луна действительно является спутником Земли и на других планах действия, можно ответить, задав вопрос — будет ли мать, которая ходит вокруг колыбели своего ребенка охраняя его, подчиненной своего ребенка или же зависящей от него? Хотя, в одном смысле, она его спутник, тем не менее, она, конечно, старше и полнее развита, чем ребенок, охраняемый ею. // Следовательно, именно, Луна играет самую большую и самую значительную роль, как в образовании самой Земли, так и в населении ее человеческими существами. Лунные Монады или Питри, предки человека, становятся, на самом деле, самим человеком.

 

Е.П. Блаватская. Тайная Доктрина. Космогенезис.

http://ezoteric.polbu.ru/blavatskaya_doctrine/ch11_iv.html

(выделения в тексте – мои)

 

Оккультно Луна является «родительницей» нашей планеты, она гораздо старше Земли (…). Наши духовные прародители «питри» (предки) пришли с Луны и вошли в пустые земные оболочки, одушевив их, чтобы продолжить своё эволюционное развитие на новой планете. Так учит Тайная Доктрина. Отсюда и культ почитания предков, которые являются духами, вошедшими в наши физические тела. Таким образом, питри — это мы сами. Луна гораздо древнее Земли и даже Солнца. Именно Луна управляет Землей, взять хотя бы приливы и отливы, рост растений, менструальный цикл у женщин — все эти жизненные явления связаны с влиянием Луны.

 

Тот же труд. http://demonhost.info/807-tajny-vselennoj.html

(выделения в тексте – мои)

 

Мир Причины как истинная, непреходящая Вселенная скрыта для нас в Луне вся как в Утро|бе-Отчизне, войти куда — главная цель наша, рек кою Ф|еб|ов оракул: стяжанье С|еб|я. Древни ведали это, Луну зря всесильной Богинею-Матерью — Миром, Вселенной как Лоном, Женою-Всем (Нут как Ко|ровою-Ко|смосом, звезд Co|w’ром — в Древнем Египте, рис.2). Феб, дух Дельф — сын Латоны, Луны, знавший Мать и с|трем|ивший к Ней нас; Му|д|рост|ь — знанье Ее. Но раб тьмы Аристотель, разъяв бренье с Вечностью как древо с корнем и взяв бренье старшим (ведь зримость над Тайной мнил он), затворил тем исконные, вечные очи людей, переставших чрез то видеть Мир, с тем — Луну, плащ его.  

 

                        

 

                                                                                         Рис.2

 

                                                     Лики Матери-Вечности, Нут

 

Го|го|л|ь, бывший в сродстве с Лоном сущего, Тьмой (go — корова (санскр.): Мать, Го|л|ова сущих всех, Го|стем мнимый Хо|зяин; лишенный ее — из|го|й), точно описал это превращение в своей «Ночи перед Рождеством», где сакральной порой черт крадет с неба главное людям — Луну, дверь в Причину, чье знание, в сути, и делает их людьми. Принять Сына, Христа — невозможно не ведая Мать, коей есть Луна: смысл кражи — в том. Черт — это Арис|тотель, муж Розни как Арес, укравший у нас врата в Истину, арес|овав Mes’яц, Луну как Мать, по’mes|h’еньем в mes|h’ок, тьму (так в брении меш|к|аем (медлим — рус.) мы как меш|к|е без Огня, Богу чуждые; меш|к|ати (укр.) — обитать преходяще); Вак|ула же, антипод черта — Истины лик как самой Луны, Матери, в Индии чтимой как Вак, а у Греков Латоны, в П|латоне горящей. Отличие Аристотеля от гоголевского черта — в незнаньи вершимого зла: если Гоголев персонаж его жаждет, сознательным деятелем в случае Аристотеля есть само Зло — Сатана, что стоит за спиной его и жестко манипулирует им, к власти этой слепым.

Эта кража Луны, Корня сущих, отъявшая нас от него, породила возникшее у людей высокомерно-презрительное отношение к своим корням, П|ращу|рам, невозможное древней порой, когда каждый знал: корни — опора, без коей нас нет, как нет части без целого, следствия без причины его. Плод того — и пустая теория Дар|вин|а об исхождении умного и красивого человека от глупой уродливой обезьяны (= целого от части, огня от тени своей), и хвала новым людям за то, что в своем всестороннем прогрессе они высоко поднялись над убогими предками и их отрыв с каждым днем все сильней.

Отрыв этот — Истока забвенье: смерть знанья о нем, коим был бог|ат мир. По Индийцам, Луна — цар|ь Сан|сар|ы, ю|дол|и рождений-смертей, тюрьмы душ, мира бренного: Центр и Огонь его, Солнце (sun), в Вечность врата: из Сего — в То (бог лунный Гер|месТот: вожак в То, причастный ему). Пифагорово знанье, Луну зря главою того ж круга (первого как Колесо пере|мен, Ка|р|у|с|ель, чей Сел|ена, Тьма-Мат|ерь Мот|ор есть и К|нут), говорит, что круги за ним — Вечность, таимая бренным в Луне как у бренья В|нут|ри: в форме Суть как в cowчег|е своем, в чех|ле Огнь.

Пуст очами в лишеньи Луны их, нелеп человек! Живой сам (в чем сомнений лишен), задается вопросом он, есть ли жизнь где-то еще во Вселенной, не видя того, что как Целое, несущее его в себе как единородную часть, Жизнь — она самое, не зрить коей —  не знать Суть свою. А коль так, да постигнем: не Мир мертв, но очи, которыми зрим мы, абсурдно ища в Жизни жизнь; их, разъяв Аристотелев плен, дóлжно нам оживить, чтоб узреть сосуд Мира Луну, с тем — Мир в ней: По|лно|сть, Жизнь.

Очам мертвым Мир — камни и газ: бренья прах, Враждой рваный, явь чья — рынок наш, бой жестокий «быков» и «медведей» за шарик цены. Очам зрячим — Мир есть Хор Лун|ы: архетипы Живого как лики Оси сей единой: Корова, Медве|диц|а, Лан|ь.

Мир в очах Аристотеля — тело безглавое, т|руп: фор|ма (санскр. руп|а) без Сути. Раб их, ученый дней сих — ф’ares’ей: порой праздной чтит он Бога в храме, но Бога в трудах его — нам не сыскать. Вопросите его: как распутать клубок причин-следствий без Бога, Причины причин? — и узрите в ответ пару бельм: взор слепца, что не понял вопрос.

 

 

  Лишение Мира Главы — Бога, Корня его — как опора на часть в ущерб Целому, труд Аристотелев, в жизни людей породило подмену опоры очей их, закона единства тождества и различья, чья суть есть Единство, Бог зрячих, — законом единства и борьбы противоположностей, суть чья есть Рознь, слепцов бог. Плод того — и разъятель умов, пресловутый «основной вопрос философии», по-фарисейски бесчестно решающий, чтó первично — бытие иль сознанье, тогда как они суть одно: Мир есть Очи, какими зрим он, зриться — быть3 (essepercipi (лат.)). В языке Бог есть И — с|очи|нение, связь; Сатана — раскол, «или». Платона суть — первый союз: Луна

как очей Явь; Аристотеля суть — есть второй: Луна как Тайна их.

 

 

Мир очей древних, зрячих, был прост как Одно: Кам|нь Любви, Кам|ы, коим и есть он; Мир глаз наших, плод Аристотелев — слóжен как груда осколков, что мним Целым мы. Речет мудрый:

 

Есть в опыте больших поэтов

Черты естественности той,

Что невозможно, их изведав,

Не кончить полной немотой.

 

В родстве со всем, что есть, уверясь

И знаясь с будущим в быту,

Нельзя не впасть к концу, как в ересь,

В неслыханную простоту.

 

Но мы пощажены не будем,

Когда ее не утаим.

Она всего нужнее людям,

Но сложное понятней им.

 

                           Борис Пастернак. Волны

 

Столп науки мирской, Стагирит неспроста — корнь ее систематики: деленье злое, бессердное, науки суть — его труд. Это довлеющее себе пустое классификаторство без выхода в То как слиянья с Иным, сути творчества — онтологическую безвыходность, им|ман|ентизм, — разит верный К|онт|акт|а слуга, К|лем|мы Господа, Лем в своих книгах. В «Солярисе» пишет о ней он как корне бессилья науки постичь Океан: в сути чистой — Луну, Бога ш|лем как Причины причин (Хари — санскр.), чьим послом был писатель4:

 

Второй том Хьюджеса и Эгла, который я перелистывал совершенно машинально, начинался с систематики, столь же оригинальной, сколь и забавной. Классификационная таблица представляла в порядке очереди: тип — Политерия, класс — Метаморфа, отряд — Синциталия. Будто мы знали бог весть сколько экземпляров этого вида, тогда как на самом деле существовал лишь один, правда, весом в семнадцать биллионов тонн.

 

Пращур наш, крепкий Господом, зрил Мир в опоре на Истину, Смысл Прямой, ему единственный. Мастер темнить, Аристотель в истории нашей — творец переносного смысла: смещения Истины в несуществование, лишившего людей ее, дав очам их ту самую «вторую свежесть» лжи, взятой за норму людей, о которой булгаковский Воланд сурово заметил, что свежесть есть только одна — первая, она же и последняя. Смысл переносный — мета|фор|а в худшем понятьи своем: жизнь без Цел|и, Мет|ы, Луны. Лунно очьми в цел|о|мудрии их, с ним невинное бьется дитя, коим быть звал Христос нас. О том говорится:

 

…период языкового развития, когда дети начинают примиряться с метафоричностью наших «взрослых» речей (…), насколько мне удалось заметить, у нормальных детей начинается на шестом году жизни (Шесть — число в|ремен|и, брения — Авт.) и заканчивается на восьмом или девятом. А у трехлетних и четырехлетних детей такой привычки нет и в зародыше. Логика этих рационалистов всегда беспощадна. Их правила не знают исключений. Всякая словесная вольность кажется им своеволием.

Скажешь, например, в разговоре:

— Я этому дó смерти рад.

И услышишь укоризненный вопрос:

— Почему же ты не умираешь?

(…………….)

 

Бабушка сказала при внучке:

— А дождь так и жарит с утра.

Внучка, четырехлетняя Таня, тотчас же стала внушать ей учительным голосом:

— Дождь не жарит, а просто падает с неба. А ты жаришь котлету мне.

Дети вообще буквалисты. Каждое слово имеет для них лишь один-единственный, прямой и отчетливый смысл — и не только слово, но порою целая фраза, и, когда, например, отец говорит угрожающе: «Покричи у меня еще!» — сын принимает эту угрозу за просьбу и добросовестно усиливает крик.

— Черт знает что творится у нас в магазине, — сказала продавщица, вернувшись с работы.

— Что же там творится? — спросил я.

Ее сын, лет пяти, ответил наставительно:

— Вам же сказали, что черт знает, а мама разве черт? Она не знает.

(…………….)

 

Свежесть реакций ребенка на взрослую речь сказывается именно в том, что каждую нашу идиому дети воспринимают буквально.

— С тобой голову потеряешь, ей-богу! — говорит, например, сердитая мать.

— Со мною не потеряешь: найду — подниму.

Про какого-то доктора большие говорили в присутствии Мити, что денег у него куры не клюют. Когда Митю привели к этому богатому доктору, он, конечно, сейчас же спросил:

— А где у тебя твои куры?

Для взрослых всякая такая реализация метафоры является, конечно, сюрпризом. Тот, кто сказал про старуху, будто она «собаку съела», даже не заметил, что упомянул о собаке. Тот, кто сказал о сварливых супругах, будто они «живут на ножах», не заметил в своей речи ножей. Тот, кто говорил про богатого доктора, будто куры не клюют его денег, ни на минуту не подумал о курах. В том и заключается огромная экономия наших умственных сил, что, оперируя готовыми штампами речи, мы почти никогда не вникаем в их изначальный смысл. Но там, где для нас — привычные комбинации примелькавшихся слов, стертых от многолетнего вращения в мозгу и потому уже не ощущаемых нами, для ребенка — первозданная речь, где каждое слово еще ощутимо.

Корней Чуковский. От двух до пяти

(выделения в тексте – мои)

 

Смысл пр|ям|ойМиф: Мир и очи видящи, черные Тьмой; переносный — безмифье: Мир, канувший в тьму без Творца, и пустой бренный взор.

Мерзость эта, свершенная Злом над людьми чрез посла своего Аристотеля, и помешала Эйнштейну создать песнь Вселенной — Теорию Мира, Всего: ведь в трудах оперся он на физику, чрез Аристотеля, творца ее, науку части; Вселенная ж — Целое: Всё, Полнота.

 

— На что же оперлись вы, создав свою теорию вселенского Целого?

 

— На Слово, Сосуд его. В Библии сказано прямо: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. (…) Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков» (Иоан. 1 : 1, 3, 4). Современная нам, Аристотелева по корню наука глуха к этой истине — как и ко многим иным, — посему и не знает: искусство Сок|Ра|та ма|й|ев|тика, данное свыше ему к вспоможенью беременным Истиною родить ее — это искусство выдавливанья ее из Слова как сок|а из ЯGod’ы-Тьмы, В|ино|града (Лозы — по Христу): царь умов Дионисов процесс, чьим посредством Мир полно изъемлется из сущих в речи исконных корней, Луны в ней, ради знанья его. Выжать из речи нашей, Вок|ала, Мир — явить Луну как Сосуд его: Вак, Речь как Мать всего (сын чей Платон — муж реч|истый отменно; Луну звать — лягушкою к-вак-ать: П|рич|ину петь дольне), Любовь как s|lové|s Суть, от бед всех Вак|ц|и|н|у (недаром вакциною первой — корова снабдила нас: Ть|ма, Ма|ть). Поистине же, без бок|ала, рекут, нет вок|ала: без Вак|ха, ме|н|ад вожака и царя Э|лев|син|ий, аккадского Син|а, владыки Луны (Вак|х есть Бык, Сын Коровы сей, Бок ее верный как Два при Нол|е, А|пол|лон как пол-Лон|а при Лон|е, Лун|е) — нет и речи людей как реки от Истока сего. Процесс выжимки Истины из слов, и названный мной жомом (см. Приложение), взят у Сократа, работой своей дал открытья мои.

 

 

  Луны тайна, раскрытая в книге моей — тайна Речи, глаголов загадка.

Смысл слов языка, Луна-Истина из них изъемлема так, как давúм сок из ягод

ногой винодела и плод из утробы рукой повитухи. Любя Бога, Пращуры ведали это, меж них — Сок|Ра|т, мы же — забыли. Начальной порой людей, когда Луна была Солнцем, Огнем очей, слово в устах было Истиной: Луною, Меною — речь, хор имен сущих. Когда ж Луна в очах сгасла, Огнь тенью стал, — Истина отошла в глубь слов, канула в них как Суть в форму, сосуд свой; к стяжанью ее Бог дал людям тогда действо Вакха, забытое ныне: жом горний. Труд книги сей — вспомнить его,  чтобы, внявши Оракулу, Себя познать нам как Мир, коим есть мы по  истинной сути, достать Изнутри: Сок из слов как Луну из груди, где бдит в сердце она.

 

 

— Чем же есть жом на практике?

 

— Это равномерное и равномощно делящее действие разума на слово (имя) как целое, тождественное тому, как ноги винодела или его давильный пресс выжимают сок из плода, беря его не по частям, а целиком. Известный нам из школьного курса языка разбор слова, членящий его на готовые, сущие до разделения приставку, корень, суффикс и окончание, ложен и неприемлем по сути, поскольку, идя от части к целому и оперируя горкой уже наличных структурных кирпичей, он камня на камне не оставляет от самого слова в его уникальности творенья Божьего, слова, какого при сем превентивном разъятии просто не существует вовсе. Ведь коль элементы делимого ведомы — к чему делить? Что искать, если всё уже есть? Нет — делению столп само слово как корень себя, самосущный, делимый не загодя, а точно в момент деленья (ведь действуем мы в момент действия — не до него), вглубь идя как от Цел|ого к его частям в разумении его сущностной недробимости: ее как Жизнь, Сущность слова, а не руины его мы должны зрить за Цел|ь своего пути, за Пред|мет познания. Смысл, взыс|куем|ый так, не взять в прошлом как некий п|рип|ас — небывалый, рождается он в Вечный Миг Настоящего, Жизни Мо|мен|т на|стоящий» — стоящий поверх, над|стоящий: над тьмою Огонь, над людьми Бог, Луна над Землей бренной) как Здесь-Сейчас наше. Это о нем рек поэт:

                                                                      

Пpизpaчно все в этом миpе бушующем,

Есть только миг — зa него и деpжись.

Есть только миг между пpошлым и будущим,

Именно он нaзывaется «жизнь».

 

                                               Леонид Дербенев

 

Так имя Тьмы ви|ног|рад, взятое к познанью не как готовый заранее, т.е. умерший, набор «вин-о-град» (два корня с соединительной гласной меж ними), а как монолитно-живая, дышащая суть, предстает нам как ягода, сущая нóг рад|и: истинно, Бог и явил ее нам, чтоб трудом добывать из нее Вакхов сок.

Априорное вúденье Речи как тела разъятого, трупа, есть страшное своею будней обычностью дело разбора живого, идущее к нам от Аристотеля и служащее причиной нашего краха в попытках познать суть вещей, Богом вдутую в Речь. Зрить живою, единой ее (ведь она — такова), разделять не ножом, но любовью (тем, что единит, собирает) — вот способ извлечь и изведать нам Мир, сущий в ней: Жизнь — в живом. В том порука нам Вакх, лунный бог с его знаньем: В|ино, в Бога Вин|т.

 

— Каковы же добытые вами из Речи истины?

 

— Вот основная: Луна есть Отчизна землян, Колыбель наша. Первые люди спустились на Землю с Луны (а верней — из нее), с тем и речь их, как сказано, — лунна в основе своей. Племя лунное, первое — скифы, к|оче|вники плотью и кровью своей; язык с|ки|ский — «с Луны, Кú, мо|лвь» — русскому корень прямой5. С тем, Луны плод, земной мир по-русски глаголет чрез сущие в нем языки. От Луны — человек как душа в существе: ис|к|ра Божья, с|ки|т|а|лица, коей Земля бренна — с|ки|т (Ф есть Т: Феофил — Теофил); Корнь землян и науки их (s|ci|en|ce — англ.) — Небо, S|ky, как Одно, каковым есть Л|уна: Солнце солнц, сосуд Мира, Дес|ятки, чей мы есть на Землю де’S|UN’т: Жизни, По|лно|сти — в часть как таимость ее.

            Некогда, порой Века Златого, Луна и Земля были телом единым, но вследствие созерцательного раскола по воле Господней Земля, и с ней люди-земляне, отпала от Луны, как отпало от Вечности, Истины брение, ложь. В очах вечных Луна и поныне Земля; в очах бренных — Земля есть отдельное тело, дом наш, связь чья с лунным народом, нам старшим, вершима чрез точку Луны как врата, коей мы и люд сей — ряд един, что Антропным зовем.

 

 

Ряд Антропов Вселенной — единый Луной ряд Людей,

разных местом своим: в Луне сущих и падших с нее.

 

 

В пункте этом антропы Того — Мира, Истины Божьей go‘нцы — облачаются в плоть как в скафандры, дающие тонким телам зримость в Сем. В Луне сущи нагими как души бесплотны, они, выходя из нее, надевают костюмы двух видов: один — плоть, второй — НЛО, экран младший антропу как щит на щите.

 

— В чем особенность этого одевания?

 

— В сравненьи с антропом Земли, сутью пленной, не властной над выбором, Гости сильны властью этой: желая предстать нам как сути Иного, они берут те страннозримые формы, что столь поражают нас в лике Пришельцев; намерясь блюсти свое инкогнито, они надевают как маску плоть бренную нашу, сиречь одеваются в нас, — и в сем буднем нам виде, не узнаны, вольно гуляют меж нами. Увидь оком горним мы улицу в час пик — в толпе узрим «ряженых»: лунных Гостей под личиной землян.

 

— Трудно поверить в такое единство миров.

 

— Но оно существует! Именно чрез него проявляется фундаментальное свойство Антропного ряда — его непрерывность, творимая сверх наших знаний о ней как явь Мира с Единством его: от Единого-Господа — Мир как Одно.

На всякого мудреца довольно простоты. Вопрошая людей «есть ли жизнь вне Земли?», мы, возможно, ведем речь с одетым в плоть нашу посланцем Иного. Так Истина мудро щадит нашу цельность от краха, пусть то — цельность лжи. Так, пытая Христа «что есть Истина?», не знал Пилат: Истина — перед ним как сам Бог, явный в Сыне Своем.

            Из Лун|ы как из Лон|а идя, Гости наши творят меж Луной и Землею Серебряный путь — стезю Ф|еб|а, улитку Шар|гея, нам вéдому. Ею, вит|óй, идет плод, по|вит|ухи предмет, из утро|бы: Жизнь, VIT|A — Кривое кривым нам как гор|б, Феба знак, что могила спрямит. Так — путь сей Гостевой: крив как Лок|сия сл|ово, лунитам прям он, как прямы очи их; им идут они к нам и назад без конца6. Посему-то американский астроном Морис Джессуп, труды чьи поныне хранятся в НАСА под грифом «совершенно секретно», считал, что Луна есть единственная база для прибывающих к нам внеземных ап|пара|тов: отсюда они вылетают, сюда ж возвращаются, как пчелы в улей: дом их — Глубь, Мир.

Именно это имел в виду английский епископ Джон Вильканс, в 1644 году в книге «Открытие Нового мира» на основе глубокого изученья древнейших рукописей пришедший к выводу, что наш спутник Селен|а внутри на|селен. Ту же истину, зримую в притче, находим мы в сказке Коллоди-Толстого про Бур|атино и дверь в Лучший Мир, скрытую за холстом с нарисованным очагом; о том — и сказка Нос|ова о непоседе Незнайке, попавшем в Под-луние и познакомившемся там с его народом. Незнайка и Бу|Ра|тино — са|к|ра|льно один пер|сон|аж: во|ин Света, идущий стезею Познания (во Ин|ь — в Глубь, Тьму-Мать, Лоно сущих), бесстрашный искатель-дитя, протыкающий os|t’рым ко|пьем любомудрия — н|ос|ом, с очами единым — грань Т|айн|ы, Ос|и нашей. Таков Сократ, сей Незнайка истории, рекший, что знает Не-Знание: Тайну, Луну (об ученом незнаньи уча, рек Кузанский о ней). Быть как он — дóлжно нам ради знанья Луны, Корня нашего, познав который познáем, Оракулу вняв, мы Себя Самое.

 

— Каково основное различие Гостей и землянина?

 

— Гости причастны Луне, мы — разъяты с ней в очах своих, ибо Рознь очи наши.  Причина всего, Луна, Мен|а есть сущих Мен|ю, Пища пищ: ведь П|рич|иной питаемо все. С ней единые, Гости вольны от питанья в сем мире: они — ав|то|трофы, живимые истинным Солнцем — Луной как Самими Собой, Глубью (по Caus’танеде — «огнем из|нут|ри»); мы же — гетеротрофы: имущие в пище нужду как стороннем себе.

            Мир есть Лоно всех сущих; к Познанию сущ, антроп — спермий, стремимый в него как стрела в цель свою. Гость, с Луною как Миром единый, и видом своим спермий есть, головастый Луною как Сутью своею (рис.3); спермий в сути, таим мы суть эту в очах, что не видят ее.

 

    

                                                         

         Рис.3

 

     Космит, Гость, как спермий, копье в То: в Утробу, Тьму-Мать,

   что Вселенной зовем мы. Пропорции Гостя как спермия — детские:

дитя и спермий — одно.

 

В то время как плоть человека Земли, бренна, сложена клетками, несущими диплоидный (двойной) набор в 46 хромосом (число это — Десятка неравноразъятая, 4:6) и выражающими идею Покоя, — плоть Гостя, как спермия в яви его, и построена, как море из капль, га|мета|ми — клетками преемства, Дви|жень|я, с гаплоидным набором в 55 хромосом (Десятка равноразъятая, 5:5), на взгляд наш половинным диплоидному. Истинная же картина обратна: половинен последний как брение, Рознь, а гаплоидный — цел и начален ему как Одно, Вечность: м|нож|ить — делить Мир, Камнь в глубь его: 1 × 2 = 1 : 2 = ½. В онтогенезе, развитии нашем, гаметы рождаются, т.е. являются (из Того — в Это, из Целого — в часть его), в соме с ее созреванием — вторыми, младшими клеткам структуры ее. Ибо в брении Истина, горня, — Второе как Мнимость, чья суть есть Пред-первое, Ноль. Ноль и есть спермий-Гость: Внесоставное, душа под видом плотú бренной, Двух. Мужесущным мним, с|пер|мий — суть Жен|ская: в капле своей Вода-Мать, человечности (жэньки|т.) Исток. Душу в плоть о|дева|ть — Дев|у, Мать облачать: Луну, в кою дева|емся мы умерев.

Из гамет состоящее, тело антропа как спермий вполне — тело должное в своем согласьи душе, чей сосуд есть оно: ведь она, ис|к|Ра Божия — спермий, вз|ыск|ующий Бога как Лоно свое на пути кольцевом из Него и к Нему. Плоть мирска, половинна — рознь ей как живому — могила, скитальцу — тюрьма. Явь сему — смерть плотú сей от хлада, тогда же как сперма и кров|ь (= кров, Иного ко|Ра), духосущны, и в жидком азоте хранясь, так же живы как Мир, с кем согласны они: с Жизнью — верное ей.

Явь согласия с Миром в космитах — их вольность от г|нет|а влекущей Земли. Гравитация, сила, что гнет долу нас, прямизной в Высь стремимых — знак Необходимости, мира сего госпожи; сути мира Свободы, космиты над нею царят властью Крыл. Гости лунные наши, поистине, есть то «свободное, освободившееся от кандалов пространства, жизнерадостное, летающее человечество, одухотворившееся до пределов невесомой материи, т.е. эфира, с самим собой соключенное, свободное до исчезания плоти, одухотворенное, как сам эфир, беспространственное, сверхчувственное, невидимое человечество», о коем в труде своем «Философия духа или социология (учение Всемира)» пророчески рек Александр Сухово-Кобылин. О том, как мы, бренны, стяжаем эфирность, им сказано:

 

Для современного теллурического человека царство воды доступно (плавание в воде), а  царство воздуха — летание или плавание в воздухе — недоступно и будет доступно тогда лишь, когда высший, т.е. солярный, человек просветит свое тело до удельного веса воздуха, как это исполнено птицею, и еще более теми насекомыми, которые летают и для этого выработали свое тело в трубчатое тело, т.е. воздушное, более того, в эфирное, наилегчайшее тело. // (…) Одухотворение природы есть сотворение человека, или, лучше, сам человек и есть это исхождение природы в дух, ибо человек, как и Янус, имеет два лица, два фаса, одним он обращен к природе — это и есть его тело, а  другим  он  обращен  к  духу — и это есть его мышление, т.е. чистый бестелесный дух. Этот бестелесный человеческий дух и есть сам Разум, или разумный Бог. Боги будете, сказано в Писании.

 

Тот же труд

 

— Вы утверждаете, что истинная Вселенная находится внутри Луны. Чем же тогда есть вселенная, которую мы наблюдаем и в существовании которой в наш век межпланетных полетов трудно усомниться?

 

— Она есть фантом, чья реальность — реальность иллюзии, майи: по Ведам — вторая за первой, реальностью Истины Божьей. Вселенная бренных очей, Аристотелев дол, есть та самая дурная бесконечность, от какой упреждает живущих увенчанное Десяткой (ДеХадой, числом Мира — греч.) Пифагорово знание и о которой Эйнштейн рек друзьям, что наукой тьмы чисел, статистикой Мир не постичь, ведь Гармония Божья — проста. Мир, плод Бога — в Луне сущ; явь внешня его есть проекция истинной, горней Вселенной на свод первой сферы, круг лунный, как на простыню чрез Луну как п|рое|ктор-фонарь. Из Луны крутит Бог людям про Мир к|ино, кое мнят они Миром самим (Син — Луна; си|н|е|ма — кино (англ.), Ее дело: второе, не-Ма|ть как от|сут|ствье Ее (не|ма — нет (укр.)). Реальность картины сей, отблеска Истины, мнима за истинну (первую) нам, ибо бренное зренье — противность глаз зрячих по ложной природе своей: ложь, ничто, ему Истина, Истина ж — ложь, очей нуль.

 

 

Мир, внешний Луне, за Луною — фантом: отблеск истинной,

горней Вселенной, в ней сущей. Уход в него — спад

 в бесконечность дурную: нуль Бога, погибель Числа.

 

 

Essepercipi (лат.): зриться — быть; что не зримо — не есть. Посему Мир Господний — очами творим. Из Луны, ока Бога, мир зримый родится для нас, чтоб сиять к|ра|сот|ой, как творим очьми нашими он в пробуждении: очи людей — в сути Божии. Сказано:

 

Когда человек, уснув, не видит снов, он приходит в единство с (…) дыханием. Тогда в него входит речь со всеми именами, зрение со всеми обликами, слух со всеми звуками, мысль со всеми помыслами. Когда он просыпается, то подобно тому, как из раздуваемого огня во все стороны разлетаются искры, так из этого атмана расходятся праны по своим пристанищам, из пран — боги, из богов — миры.

 

Кау|шитаки-упанишада, III, 3

 

— В Луне, говорите вы, скрыт целый Мир. Почему же она пуста для нас?

 

— Потому, повторю, что Полна: очи бренья навыворот зрят. Вак, Луна им вак|ант|на как Вак|у|ум: По|лно|сть, им тайная как Пус|то|та (Pus (инд.-евр.) — Пан, греч. «Всё»: Мир как Суть; Син — Луна; sin|e — без (лат.): нуль, дырка). Увидеть в Луне Полноту — обресть нам очи зд|ра|вые видящих: очи-з|ра|чки Гостей, полные Тьмой как Луною самой (рис.4).

 

                                                                                     

                                                                                                      

                                                                                                                 Рис.4

 

                                                                     Око наше и Гостя

 

 

Очам нашим, земным, зрить и мыслить — различно: ведь мыслят о зримом они, мысль их — после очей. Очам лунным космитов — два сих есть одно: Гости, точно герои Гомеровы, мыслят очьми, мозгом зря напрямик чрез глазницы свои. Глаз как тел шаровидных, отличных от мозга — космит лишен; мозг его суть не Ум — Сердце, главы должный царь, сущий в ней

как на троне своем; сердце наше, грудное — на месте чужом: не владыка — изгой. Очи наши есть части пустой взор слепой; Гостей очи — взор

 Целого видящий: Мифа, таимого нам как тьме Огнь.

 

 

— И все же разум упорно отказывается принять ваши аргументы: крохотная Луна, затерявшаяся в неизмеримых вселенских просторах — и Мир, заключенный в ней? Да не абсурд ли все это?

 

— О нет. Ведь пространство за дверью, сколь бы велико оно ни было, всегда размером в дверь, т.е. в нашу способность войти в него и таким образом стать его частью. Сакральное знанье речет, что средь тьмы ложных атомов бренной плотú нашей есть лишь один настоящий, нетленный вовек — атом нашей души. Им единым цела наша плоть: Это — Тем. Мал, он сущ в теле нашем меж тьмы ложных братьев как глас среди эха, но только ушел — гибнет, рушится плоть без оси сей. Вот так — и Луна, малость-Ось, с коей мир Всё, без коей — ничто.

            Душа — ось тела: то, чем творимо оно и живет, на оси сей крутясь. В Душе Мира зрил Пращур Луну: Мира Ось, Жизнь его. Душа в нас — Луна, Мать, коей живы мы как Осью сей, что у Мира и нас — одна. Мир без Луны — без Того Это, труп очам Зла, живым мнимый в них ложно, ведь нет в нем для оных Луны: Жизнь — она, сущих Мать.

 

 

Луна в брении, зримости наших очей — в теле тленном душа:

Внесоставность — в составе, То — в Сем, непричастно ему, в дырке Суть.

 

 

— Из чего состоит лунный шар? Верно ли, что он титановый?

 

— Верно, что он состоит из металла, а вот что титановый — нет. Дело в том, что материал, его образующий, строго согласен природе Луны как Врат и Цели (мета — укр.), куда мет|им мы, единящей То с Этим как Шар и Тетраэдр в очах Древних, — и быть он иным неспособен как раз по сему соответствию. Этот материал, как по сути своей Абстрактное Конкретное, есть орихалк, Атлантиды мета|лл, о котором Платон рек в «Тимее» и «Критии»: то — углерод как ал|ма|з, Духом полный, сиречь налитой Тьмою, как превзошедший себя неметалл, роль агентов заряда в котором, в отличие от металлов известных нам, исполняют не сути телесного ряда (каков проводимости газ — электроны как фермионы, корпускулы тел), а сама Пустота, Тьма-Дыра, равноценность которой телесным частицам заряда являет знакомая всем электронно-дырочная проводимость. Формой элементарной ячейки кристалла орихалка является сфе|траэдр — сплав сфе|ры, чьей сутью есть шар, и те|траэдр|а, вéдомый нам формой семени греч|ки как Грек|ов печатью живой: Мудрых хор, тело ведали это они  7 (рис.5).

 

 

  

 

          Рис.5

 

                                      Сфетраэдр, элементарная ячейка орихалка

 

            Оrich’алк, Луны с|тен|ка — таитель Бог|атства: Свободы-В|селен|ной, частица чья он как mefree’л То|л|Ки|ен|а: англ. Free|Dom, С|в|обод|а, — Луна, Дом наш, в обод|е Дух.

            Металличная суть углерода видна: с ним желе|зо есть ста|ль, сто|лп землян. Орихалк, углерод-Суть, железа лишенный — беспримесен: Твердь без иного себе.

 

 

Грань меж Духом и плотью, меж Солнцем и тенью его, стенка лунная есть

синтез их, Шар-Тетраэдр — металл орихалк как накачанный Духом алмаз.

 

 

Порой древней единства Луны и Земли металл сей был едино земною и лунной реальностью. Когда ж Земля отошла от Луны и Луна Атлантидою (Век Золотой — Век ее) утонула в бессутних очах — утонул, отойдя в Глубь, Иное, с ней и орихалк, металл Духа. Как капля от Моря, луна от Луны, Гол|овы мировой и Кор|овы, летящие к нам кор|абли как сосуды Гостей представляют собой орих|алков|ые cow’чеги — альков|ы Того, какова и Луна, архетип их как Бога орех (г|ор|іх (укр.) — от «горі|ти», гореть: Мир — в Луне Огнь). Металл, что явил Рос|уэлл катастрофой своей, по описанным свойствам согласен усмотренным мной для столпа лунной Грани, каков орих|алк, Вакхом п|рос|т: гол|ой Истиной, Луной, лик чей алк|о|гол|ь. «В вине — истина», — люди рекут неспроста.

                                                                      

Каковы ж эти свойства?

 

— Читайте «Планету Любовь» — все ответы есть там.

 

 

   *   *  *

 

Сегодня, спустя десятилетия после окончания знаменитой космической гонки, которую вели меж собой СССР и США, ясен факт: главным призом сего беспримерного по напряженности состязания была Луна. Факт этот — строгое следствье того обстоятельства, что битва за Луну, Корень сущих, есть суть жизни каждого из нас как борьба за Истину, Мать, и стремленье в Нее.

О походе-то этом писали согласно Тей|яр де Шар|ден и Влади|мир Вер|над|ский. Оба они, уча о ноос|фере как шар|е вочеловеченной Земли, Ума (Nous — греч.) возвратно расширяющемся к своей Цели — Луне, Сердцу, пели восход наш Домой, в Высь. Шарден, говоривший о Боге как т|оч|ке-Вер|шине О|мега с присущими ей автономностью, наличностью, необратимостью и трансцендентностью, — зрил в ней Луну как Ближайшее нам: от Лжи Истина — в шаге. Писавший о том, что живое и кос|ное есть два, едины касан|ием8, и утверждая приход человека на Землю как се|мен|и с Неба, — Вернадский глаголил про Вечность-Луну, Мéн|у, парную бренью-Земле, и падение наше в Дол с Выси чрез общую им точку Се|вер|а: с Земли небесной — по Древним, Луну, Мать, — на Землю земную. Душой быв начально как Небо, антроп, пав, счел плотью пустою себя как Земля, тьма-бе|злу|ние.

Итог моей книги есть Шаг наш Домой: в Лун|у, Мать, Лон|о нам, как прозренье проникнутой Богом Вселенной. О том рек Тейяр де Шарден: «Если вы сумеете, настроив ваше внутреннее зрение, раз­глядеть это великолепие, вы забудете, я вам это обещаю, все свои напрасные страхи перед лицом восходящей Земли и, не задумываясь более ни о чем, воскликнете: «Пусть возрастает, Господи! Пусть всегда возрастает Твоя Вселенная, чтобы на­конец через бесконечно усиливаемое и расширяемое прикос­новение я уловил Тебя и был уловлен Тобой!»

   *   *  *

Шаг к Луне люди жаждут свершить — и свершат волей Божьей. Луна, Тайна-Ось, уж, незрима, мер|ещится им. О том сказано:

 

Новый подробный анализ космического микроволнового излучения усилил подозрение, что в нашей Вселенной есть некоторая выделенная ось. Если это открытие подтвердится, то оно поставит крест на предположении об изотропности Вселенной.

 

Астрофизики в недоумении: у Вселенной, похоже, есть выделенная ось.

http://elementy.ru/news/164738

 

Большая и Малая Медведицы также могут тереться об ось, но не земную, а космическую, обнаруженную американскими астрономами Джоном Ралстоном и Борджем Нодландом. (…) Изучая поворот плоскости поляризации у электромагнитных волн, испущенных далекими галактиками, ученые эти пришли к удивительному выводу. Оказалось, что поворот плоскости поляризации зависит от того, с какого направления пришла волна. (…) На небесной сфере, тем самым, можно выделить некую Ось. (…) // Происхождение ее является для ученых большой загадкой. До ее обнаружения астрономы считали, что Вселенная во всех направлениях одинакова. Теперь же становится ясным, что Вселенная несимметрична. В ней можно выделить различные направления по отношению к оси: верхнее и нижнее, правое и левое.

 

Обнаружена ось Вселенной!

http://photos-and-drawings.ru/obnaruzhena-os-vselennoj/#comment-1855

 

Подлинное смятение в мировые научные круги внесли новейшие данные, полученные с американского космического зонда WMAP. Предназначенный для замеров температуры радиационного излучения разных частей галактик, он обнаружил наличие на космических просторах странной линии, которая насквозь пронизывает Вселенную и формирует ее пространственную модель. Ученые уже назвали эту линию «осью зла». // Обнаружение данной оси ставит под сомнение все современные представления о зарождении Вселенной и ее развитии, включая теорию относительности Эйнштейна, за что ей и дано это нелестное название. // Согласно теории относительности, развертывание пространства и времени после первоначального «большого взрыва» происходило хаотично, а сама Вселенная в целом однородна и имеет тенденцию к расширению на всем протяжении своих границ. // Однако данные с американского зонда опровергают эти постулаты: замеры температуры реликтовой радиации свидетельствуют не о хаосе в распределении различных зон Вселенной, а об определенной ориентации или даже плане. // При этом существует особая гигантская линия, вокруг которой происходит ориентация всей структуры Вселенной, сообщают ученые. Аппарат анизотропного зондирования Уилкинсона WMAP отслеживает остаточный радиационный фон во Вселенной, ставший следствием Большого взрыва. Радиация все, что осталось от взрывов в только что возникшей Вселенной.

 

Ученые обнаружили во Вселенной ось зла.

 http://earth-chronicles.ru/news/2012-03-18-19283

 

Отчего ж смежены очи наши? К чему мир лишь бредит о том, что зрит мудрый легко? Глядя в мир, астрономы не знают того, что его изотропия есть невозможность движения в нем: ведь оно — к Цели ход.

Мир без Центра, Оси — мир без Цели, не нужный нам, с тем — и не сущий. Две древние книги истории, Библия и геометрия Евклида, с тем и равны своим веком, что слиты друг с другом как с тенью Огнь: Бог с Сатаной, Цель с бесцельностью. Библия, Огнь, речет: Цель — Бог, в Нем сходятся все стези наши (от|сель — «Все дороги ведут в Рим»); Евклид же гласит: Цели — нет; мир разъят Сатаной, кто и есть цель бесцельных, бог их; несходимость дорог параллельных в пустой геометрии сей — рознь бесцельности их. Таков мир за Л|уно|й: бесконечность дурная, вверженье куда — ход от Цели, Луны к смерти сáмого поля д|виж|енья, п|рост|ран|ства9, что нам — рост|а путь к Цели сей, П|рост|оте. Рек о ней Со|лов|ьев:

 

Смерть и Время царят на земле,

Ты владыками их не зови;

Все, кружась, исчезает во мгле,

Неподвижно лишь солнце любви.

 

Солнце это святое — Луна. Как чудесным мостом, ею сомкнуты бренье-безмирье и Вечность, Мир Божий; Бог, Царь Мира — в ней. Да войдем в этот Дом как в Отчизну свою!

 

__________________________________________________________________________________________

 

1 Расстояние между Землей и границей держимой Луной первой сферы в Гармонии их Пифагор полагал единичным отрезком пути между центром системы сфер и ее границей: шагом, творящим сей путь как причина его.

2 «До последних дней своей жизни он не переставал работать над единой теорией поля. Он не страшился смерти. Больше всего его огорчала мысль, что он уйдет из жизни, не доведя своей теории до конца», — пишет об Эйнштейне в своих воспоминаниях  академик А.Ф. Ио|ффе, Коровы-Тьмы муж.

3 «Звезды бессмысленны без аудитории», — сказал об этом Рэй Бредбери.

4 Знавший лунность свою, Лем шутя в ней признался в словах Та|ран|то|ги: «В последнее время слышны голоса, ставящие под сомнение  авторство Тихого  в  отношении его «Дневников». Печать сообщала, что Тихий будто бы пользовался чьей-то помощью, а то и вовсе не существовал, а его сочинения создавались неким устройством, так называемым «Лемом». Согласно  наиболее крайним  версиям, «Лем» даже был человеком. Между тем  всякий,  кто  хоть немного  знаком с историей космоплавания, знает, что LEM — это сокращение, образованное от слов LUNAR EXCURSION MODULE, то есть лунный исследовательский  модуль, построенный в США в рамках проекта «Аполло» (первая  высадка на Луну)». Таран|тог|а — фамилия, ост|рая носом Познанья: «тарань тог|у Бога, Луну» — смысл ее.

5 Ки (Ци, Си) — лунный корень, Луны в речи явь. Мечен им, Ци|олковский — Луны, Неба муж; песнь ци|кад в ночь — хор лунный.

                Сошествие скифов с Луны подтверждаемо прямо сличеньем двух фраз: Геродота, согласно которому скифы — Земли наимладшее племя, и Помпея Трога, рекущего, что нет в сем мире народа их старше. Быть старше и младше иных на Земле в миг един — быть подобно Эроту, обманщику-богу, что старше и младше богов земных, миру сему непричастным: причастным Над-землию — Луне, планете Любви.

В мире сем Любовь — Сон как Луна, ее Сон|це, что мним ложным мы: Суть саму — эхом (луна — укр.) Сути. Муж лунный Сократ, огнь П|латона, речет о том в «Пир|е» (pyr — огнь (греч.): Любовь, Мать) в насмешливом тоне своем: «…моя мудрость какая-то ненадежная, плохонькая, она похожа на сон».

6 Путем сим-то к Селене прошли «Аполлоны»: то — путь наикраткий к Луне, сиречь в сути — прямой.

7 Зря Мир как единый Огонь, мужи Греции не разделяли на Тайну и явь его: рáвно для них был и Шар и Тетраэдр он.

8 Ка|сан|ье — ко SUN, Солнцу (англ.): к Огню — тьма, тень его.

9 Суть этой метаморфозы есть превращенье пространства во время — спадение в нуль как утрата им, светлым, себя.

      

        

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Единая теория Поля:

  труд Мечты обрел плоть

 

   В апреле 2009 года я, Олег Ермаков,

заявил о создании мною Теории Всего Сущего,

 или Единой теории Поля (Вселенной).

 Основой ее взял я истину древних:

    Вселенная, Храм очей наших,

  окольна Луне как своей голове.

       

       

 

          Знание колеса дано знаньем оси его. Мир, Дом всех сущих, в очах наших мертв: изотропное поле, лишен он структуры и Цели без Óси сего Колеса, для нас тайной. Вселенная, Мир, в очах Пращуров наших — жива как и дóлжно ей, имея Ось свою, Луну; зря ее, они знали и Мир, Колесо.

          Латона и Артемида, Селена и Геката — у Греков Луна одна. Гиперборея — буквально «земля над Бореем», Севером, т.е. земля над Землей (ибо северу Земли, макушке ее, пара есть север Неба) — Луна, Надземелье. От Неба — Земля, плод его. Феб, Луны чадо, бренных спрягал с землей Гиперборейской недаром — как с Небом, Отчизной их. Ведал мир древний: земляне — Луны семя, горний посев.

         

О сути Единой теории Поля и о невозможности

ее создания средствами современной науки.

  Моя гносеологическая позиция

 

Единая теория Поля, она же Теория Всего — сущностно полный портрет Вселенной. Нужду в его создании люди познали дважды. В первый раз это произошло по утрате ими их корневого единства с Вселенной, Златого Века. Утрате сей — в сути падению с Неба: от Целого в часть как лишенность — обязаны люди явленьем, взамен их Отчизны, тождественной религии исконной философии, зрящей Мир как сотворенное и осененное Богом живое тело, дитя Его. Так родились Веды и Книги Мертвых; так по стопам их пришла в мир чреда живописцев Космоса — натурфилософов Эллады, начальника коих Фалеса Милетского греки чтили как старшего из Семи.

 

Второю утратой, подвигнувшей мир писать Мир, явилось впадение человечества в атеизм на грани XIX и XX веков: утеряв ка|н|ал веры, связь с Истиной, мы взялись т|ка|ть лик сей ка|н|увшей в попытке вспомнить Ее, тщетной: Сердце — умом пустым. Вот почему с начала ХХ века — столетья Розни, объявшей планету — решенье задачи создания полной теории Сущего зримо наукой венцом ее поисков: ведать Одно — одолеть Двойку. Так, знаменитая теория относительности Альберта Эйнштейна, считал сам он, — тщета создать этот труд; как известно, стремление увенчать свои поиски успехом не покидало Эйнштейна до самой смерти1.

 

Так утраты эти, от Мира в безмирье шаги, от Очей к слепоте (Мир и Очи — Одно), повлекли нужду бренных в Теории, о коей речь: потеряв, ищем мы — Суть чрез лик, Жизнь чрез образ ее (табл. 1).

 

      Таблица 1

 

 Очевой переход от Обладания к Утрате, повлекший нужду   

 людей Земли в создании Единой теории Поля

 

 

 

 

 

ПОРА

 

 

 Обладание

 

 Утрата

 

 

Золотой Век, райское (вневременнóе) Прошлое человечества: Мира, Господнего Древа пора

 

 

1-й шаг вниз

 

2-й шаг вниз

 

Древ|ность, Древа-Вселенной облатка как Века Златого:

очаг при Огне

 

 История,

река тьмы времен

 

 

СУТЬ ЕЕ

 

 

 

Часть с Целым — Одно, Сердце: с Миром антрóп

как с Луною Земля

 

 

 

Часть и Целое — Двоица; часть

служит Целому

как Сердцу Ум

 

 

 

 

Часть служит себе: Уму — Ум,

мнящий Сердцем    

 себя

 

 

В картине сакральной Вселенная (Мир) есть Плод Бога и Путь наш к Нему: Поле, коим идем к этой Цели. Отсюда само имя «Поле» в названии Теории. Двух Единых теорий Поля быть не может, как не бывать двум Вселенным. Вселенная есть величайшее Тело, поскольку ничего большего, чем она, не существует. Поэтому и истинная ее теория объемлет собою все прочие; это теория всех теорий, которой объяснимо всё.

 

Само слово «те|о|ри|я», в себе сплотив словá Тео|с, Бог, и ори|с, рот, в сути есть «богоречéние», Истины голос: без Бога, Причины, теории наши мертвы. Мир, творение Божье, нельзя объяснить вне персоны его Творца. А меж тем, таковы все теории наши в их жалких потугах явить лик Вселенной: лишенные Бога и зрящие утлую Его подмену в физических имперсоналиях «энергия», «сила» и пр., они обречены представлять Мир как труп — тело без Головы, колесо без Оси.

 

Корень этой ущербной картины — эллинский мыслитель Аристотель Стагирийский (384–322 г. до Р.Х.), положивший в основу рожденной им науки физики, корня науки дней наших, вселенную бренных очей: зримый мир в розни с Вечностью, тайной им — следствие без причины как тело в лишенности головы (табл. 2). Провал всех попыток созданья Теории Мира, с тем, есть не локальный их промах — порочна сама опорная им Аристотелева парадигма науки «познание есть разъятье», погибельная человечеству, ибо влечет за собою раскол и коллапс всего сущего (esse — percipi (лат.): быть — есть зриться). Речь с тем — о победе над ней и восходе науки в храм Жизни, Платонов оплот: от анализа — к синтезу, от плахи — к лейке садовника, от ума — сердцу, от солнца — к Луне, Солнцу горних очей. Так шел я в своей книге.

        Таблица 2

 

  Этапность забвения Вечности

(Божьего Мира, Вселенной как Лона всего)

человеком с Платоновых пор и поныне

 

 

Зрящие очи

 

Вселенная в них

 

 

Платона и школы его

 

Сущее, важное как Основа

 

 

Аристотеля и его школы

 

Сущее, неважное:

то, коего как бы нет,

или не существует в практическом (прикладном) аспекте

 

 

Поры атеизма,

безлунных очей

 

Не сущее

                                                                                         

Наука, дитя Стагирита, на колотых стоя очах полумирна как сами они, — а Теория Поля должна быть цела как сам Мир, Поле это, чей лик есть она. Частью Целое не обнять, малым не зрить Великое. С тем, в рамках ложной науки — Теории нам не создать никогда. В том творцов ее крах: превозмочь его — есть одолеть не научный взгляд в некоем виде, а саму науку и Аристотеля, ее ментора. Это и сделал я. В книге пишу:

 

«Коренная порочность всех тщетных попыток создания Единой теории Поля — опора их на т.н. физическую картину мира. Понятие это по сути — оксюморон, «живой труп»: ведь при создании физики, корня науки мирской, Аристотель, творец ее, отсек от Мира таимый глазам бренным тонкий, причинный мир как пустоту их, столпом взяв остаток — явь глаз, юдоль следствий. На этом-то безголовом полумирии и зиждется наука физика, при-Рода (греч. фюзис) без Рода (стар.-слав. Бог), Творца как без Сути облатка, без Целого часть. С тем, «физическая картина мира» — коллапс ума: Мир по кускам, Жизнь как форма (санскр. руп|а) бессутняя, т|руп. Звено связи меж явным и тайным, меж грубым и тонким, меж бренным и вечным — Луна, Скрепа сущего, чтимая древними так. Аристотель изъял ее — и Мир распался, исчез в очах наших. Опершись на древнее знанье, вернул я Луне ее место, создав тем теорию Поля: Мир в зрячих очах, цельных Скрепой, Луной».

 

Каково одоление это? Свершить его — есть не отринуть науку как прах, но ее превзойти, встав над ней и вобрав как живое Живым: Целым — часть как крупицу его.

 

Сущий так — не прейдет никогда. Ведь река времен, зев, бренных жрущий, над Истиною не властна: смерть эта есть Жизни сей тень. С тем, Платон, ратник Истины и сын, жив вечно как наше Сейчас; день 21 мая (7 таргелиона), родивший его, связника Феба день, числом кажет нам XXI век — дверь в сень Платона Луну, связной чей лебедь сей: по Латоне, Луне — Латон, сын.

 

     Опорные пункты Единой теории Поля

 

Теория Поля в своих главных пунктах, раскрытых работой моей, такова:

 

1. Пространство вселенной очей наших анизотропно, ибо имеет Центр: им есть Луна, корнь Земли, спутник-Мать, породивший ее. Центр очей — их объемлет: Луна — Надземелие нам, Подземелье — Луна же (как зрил Пифагор ее — Огнь в Земле-тигле): Высь — Глубь. Меж Луной и Луной Земля глаз бренных — в Истине ложь, средний слог в слове сатиям, истина: Двоица в шорах Ноля, во Тьме тьма2. Мнима внешним огнем, Луна истинно — Глубь: не феномен, а Ноумен, Сердце в очах. Сердце бренное — разное в каждой груди; сердце вечное — Миру едино и нам, в нем различным: Луна, огней Огнь.

 

2. Истинная Вселенная превышает вселенную глаз наших как Вечность брение и соотносится с нею как Тайна и явь, с Умом Сердце как кóльца в|ось|мер|ки единой, сосуды спряженные. Пункт связи их — грань Луны как восьмерки сей та|лия, что означает: В|селен|ная-Вечность сокрыта в Луне от очей, в ней таясь целиком как в Селен|у в|селён|ная Богом. Мир есть Глубь Луны как Шар, Центр чей — Бог, Мира Творец, Глубь сей Глуби, пред коей Мир — Шир|ь: Ум пред Сердцем, подмостки Актеру сему. Глуби дом, Луна есть врата в Тайну, Причину: из Этого — в То; она есть престол Бога как на сей Оси Коле|со-Со|н, Дух (spi|ritus — лат.); сущи — спи|цы его. Луна — Целое, Миф как Вз-Ор, Тьма; очи бренны — безмифье: без Целого часть как лишенность Луны, без Тьмы тьма. Тьма, Причина, в Луне — Тайны клад, Полнота, пустотою нам мнимая: бренные очи, пустые, навыворот зрят. В оке нашем Луна есть зрачок, центр его3; Мес|яц — Среднее (més|os — греч.): ос|ь г|лаз, с тем — зримого ими.

 

3. Земля и Луна соотносятся как тьма и Огнь, Пир очей; познать Мир — есть достичь нам Луны и войти в нее как в свое сердце. Войти в нее нам — зрить ее очам видящим, зрячим, как вход, коим есть она истинно; глаз не иметь сих — и входа не знать, в Луну в|пер|яясь как стену сплошную. Земля и Луна, Тьма-Ма|ть, слиты ма|кушками: c севером север (ма|куш|ка — Тьма, Caus|a; Се|вер, arc|tó|s    ве|р|а наша: в То арк|а, в Арка|дию-Целое мост; СеверSeven: Жизнь, Тьма). Так макушкой одно тело плотное наше и то|нкое, корка и Глубь. Меж вселенских огней, что зрим мы, Луна — огнь среди б|лик|ов своих, как средь атомов тела — душа, атом-корнь, непричастный ему.

 

4. Тело полной Вселенной очерчено кругом Луны, Цели нашей, у коей внутри мы; вселенная за Луной, ей сторонняя — тень Внутрилунья: количество Мира в лишенности качества, дурная бесконечность, вверженье в которую людям излишне: знать огнь — знать и тень.

 

5. Homo sapiens, антроп Земли, есть единородный элемент мирового Антропного ряда. Антропы иные его, нераздельны с Причиною, сущи в Луне и нисходят оттуда в наш мир. Дело Бога, Луна — YesTheos’тво (Естество); дом Антропов, она — плод искусства их: выдутый в дол орихалковый шар, Сила-Т|вер|дь4 (см. фото).

 

                                  

                                               

 

                  Мяч под маской песка

 

           Сковородкообразный типаж лунных кратеров как ударных воронок

    без главного последствия удара, проникновения вглубь, обличающий под поверхностью

    Луны напряженный изнутри крепчайший экран — Божий Мир, Пустотой полный Мяч5.

 

__________________________________________________________________________________________

 

 

1 «До последних дней своей жизни он не переставал работать над единой теорией поля. Он не страшился смерти. Больше всего его огорчала мысль, что он уйдет из жизни, не доведя своей теории до конца», — пишет об Альберте Эйнштейне в своих воспоминаниях  академик А.Ф. Иоффе.

2 «Оно [слово «сатиям», истина — Авт.] трехсложно: са-ти-ям. «Са» —  один слог, «ти» — один слог, «ям» — один слог. Первый и последний слоги — истина, в средине — ложь. Эта ложь охвачена с обеих сторон истиной: истина становится преобладающей. Тому, кто знает это, ложь не причиняет вреда» (Каушитаки-упанишада, V, 5, 1).

3 Луна éсть он, коль чтим мы над Двойкой Одно как над тьмой Огнь, над брением Вечность; чтя Два, дóлжно речь, что согласна Луна с ним как с коркой ядро, с формой суть.

4 Орихалк — Атлантиды металл, архетип металличности, канувший в То как она; о нем в «Критии» пишет Платон. То — последняя, высшая степень телесной организации углерода в сем мире — духовно напряженный (живой) алмаз, с алмазом обычным соотносимый так же, как возбужденный, наполненный кровью фалл с невозбужденным, пустым. Сущностным образом орихалка являются т.н. предварительно напряженные конструкции (пример — Останкинская телебашня в Москве). Вид кристаллической ячейки орихалка, неплоскогранный, являет собой семя гречки: Тетраэдр, полный Сферою как Десятью Четверица, огнь-Явь огнем-Тайной. Число его — Со|рок; его буква — М, Мать.  

Посол орихалка в сем мире —  сребро, металл Тьмы, с орихалком единый как Двойка с Нолем: с Цел|ым часть, с Мифом не-Миф, безлунье с Луной, плен с Свободой, безмирие с Миром (число коего — Три), с Огнем тень его. Ат|лан|тида — Лун|а, Суть наг|á: Кел|ь|я Тьмы, бренных Цел|ь, очей тленных Глуб|ь, Глуп|остью (moria — лат.) мнимая, в них у|тон|ув  как в Дне Н|очь, в Уме Сердце, в Тон|але Наг|валь. Серебр|о наше — ложь, образ тускл: орихалк — сребр|о-истина: мозг-голова (лат. cerebr|um) над телом, пустым без него. Сребро это святое миф|рилом зовет Тол|Ки|ен. О том сказано: «Ми́фрил, ми|три|л (синд. mithril, от mith — сер|ый, дымка и ril — блеск; кв. mistarillë; также «истинное сер|ебро», «мо|рий|ское серебро») — вымышленный благородный металл, впервые упомянутый в легендариуме Толкиена и присутствующий в ряде фэнтезийных вселенных. Основные приписываемые ему свойства — невероятная лёгкость в сочетании с невероятной прочностью, высокая ковкость и благородный блеск. Название мифрилу было дано Кел|ебримбором, знаменитым эльфийским кузнецом, который прибыл в Эрегион, привлеченный слухами об удивительном металле, обнаруженном в Мории». Металл Свободы, ми’FREE’л есть металл НЛО: в бреньи — Вечности капсул, субстрат чей, зрим бренным очам, бренью чужд как вершина, часть Неба, — горе. Миф|рил — в Мúф рыл: Миф — Глубь, посол чéй сей к|рыл|атый металл: Глубь есть Высь. Сей металл А. Толстой зовет М: в ЗеМле сущий как Матери, Лон|е: земна, лун|на ль — Глубь есть одна («Гиперболоид инженера Гарина»).

5 Мир, в Луне, Мéн|е, Мяч — Тьма миров, мно|гость: man|y, much (англ.). В прессе пишется: «Стоит отметить тот факт, что глубина лунных кратеров очень невелика в сравнении с их диаметром. В связи с этим ученые выдвигают гипотезу, что поверхность спутника Земли состоит из необычайно крепкого вещества, не дающего метеоритам глубоко проникать под поверхность Луны. Даже кратеры диаметром более 280 км имеют глубину не более 6,5 км. Если бы Луна была лишь однородным куском породы, на ее поверхности должны были иметься кратеры, по меньшей мере вчетверо более глубокие» (http://quasar.org.ua/uchenye-luna-polnostyu-sostoit-iz-zemnogo-veshhestva/).

 

            _____________________

 

 

Древним были известны эти истины, ибо Луна, Столп душ наших, была очьми им, — как и нам в тайне взора. Исконной порой людской истории Луна отождествлялась ими с Богиней Матерью — начальным богам Лоном сущих, Вселенною. Ислам прямо зовет Луну престолом Создателя: Миром как троном Его, — ибо троном творца есть творенье. Царица Аида, Того, Персефона, по Грекам, живет на Луне, коя с тем — Глубь, отколе идет человек как росток в бренный круг и куда всходит в смерти. Эту-то Глубь как Причину, Себя, звал познать нас Дельфийский оракул, глас-Феб. Посол Тьмы, Гавриил-благовестник, в воззрении Христианства живущий на Луне, живет там неспроста — как привратник Причины: страж грани меж Этим и Тем, берегущий ее как зеницу ока, зрачок его. Грань эта есть лик Луны, явный бренным как д|верь в Вечность, Суть их. Ее чтил Платон как экран меж мирами идей и вещей, люк в То, — что не узрели безбожные его оценщики: очи без Бога — пустой взор, безлунье. По сути, Платон исполнял тем второй завет Дельф meden agan — «Ничего сверх меры»: Мера — Третье меж Двух, Грань меж Этим и Тем (в сути — Бог, Мира Клей: Мир, Тьма-Свет — Им един). О ней рек Пифагор, чья Гармония сфер мерой счета имела круг лунный; то ж рек Филолай, ученик Пифагора, зачавший Платонов «Тимей». Смешав Это и То, деготь с медом, чтоб скрыть Вечность брением, — скрыл Стагирит тем Луну, сняв, как Гоголев черт, с неба глаз наших. Так пришла в мир сей безбожная, т.е. лишенная Луны, Причины, наука, заведшая нас в тупик смерти. Напрасно кичится она своими успехами в сфере высоких технологий: подлинная и единственная Высота бренных есть Луна, лишены коей, люди разрушат очами пустыми мир сей, дом глаз их.

 

   Полезные факты по теме труда

 

• Эпиклеса Всевышнего Господа, Центра Луны, как древнеегипетского Амона — H|erma|kou|ti, что означает дословно «О Ты, Камень (греч. herma) Духа, Огня (ег. кou). Поскольку H — буква сакрально-пустая ушам (Hannibal — Аннибал звался встарь), имя лунное это тождественно моей фамилии Ермаков.

 

• Из роддома домой я был привезен на пойманной отцом попутке — грузовике-углевозе, сплошь испачканной углем, телесным оплотом металла Луны орихалка. Уголь был и снаружи машины, и даже в кабине, так что одеяло, в котором меня везли, пришлось потом от него отстирывать.

 

• По воспоминаниям моей матери, первое слово, произнесенное мною в жизни, было «Луна». Луна стала и самым ярким моим детским впечатлением: когда в возрасте 8 или 9 лет ясной ночью я взглянул в попавшую мне в руки 30-кратную подзорную трубу на Луну, я был просто ошеломлен видом открывшейся мне живой картины.

 

• Когда я, будучи третьеклассником, ехал однажды в поезде без сопровождения взрослых (бабушка поручила меня проводнику, чтобы тот передал меня родителям, к которым я направлялся), некий мужчина, пригласив меня в тамбур, долго и сосредоточенно рассказывал об инопланетянах — в частности, что они бывают большие и маленькие, цвет их кожи зелен и сер, и что они такие же люди как и мы. Поразительно, что для столь странного в будничном плане рассказа, нелегкого и для испытанного слушателя, взрослый человек избрал дитя, каким был я, а не такого же взрослого как сам.

                                                                

• Моя любимая книга детства — сказка Николая Носова «Незнайка на Луне», повествующая об отдельном от землян внутрилунном антропном мире. Книга эта досталась мне от моей бабки Надежды Георгиевны Зарецкой, конструктора антенн первого искусственного спутника Земли, работавшей в КБ Сергея Королева в Подлипках (Московская область) под прямым его руководством. Муж Надежды Георгиевны Михаил Мамонтович доводился двоюродным братом Нине Ивановне, жене Сергея Павловича.

 

 • Моей первой любовью была девочка, жившая в Подмосковье. От этого чистого отроческого чувства осталась на всю жизнь глубокая привязанность к песне «Подмосковные вечера», в которой есть строки: «Речка движется и не движется, // Вся из лунного серебра».

 

• В возрасте 28 лет (28 — число нижнего мира, Сансары, управимого Луною) я тяжко болел необычным недугом: свет полной Луны изымал из груди мою душу (странным образом тот же эффект вызывала песня Бориса Гребенщикова «Город золотой», часто звучавшая тогда). Ценой немалой недуг был одолен, однако мистическая связь с Луной, явившая себя в нем, осталась. Именно ею, как автор Единой теории Поля, я объясняю мистические прозрения, легшие в ее основу.

 

• Помощь в приглашении к участию в семинаре «Проблемы контакта человека с высокоорганизованными системами» в Институте кибернетики им. В.М. Глушкова, где состоялось первое представление научному сообществу труда «Единая теория Поля», а также содействие в первом его рецензировании оказала мне Надежда Сергеевна Фурс — личный секретарь и соратник покойного академика Глушкова.

 

• Книга «Планета Любовь» — стихотворное произведение, подобное своим языком трактатам античных авторов: стих, учат древние, есть корневой наш язык и молвь душ, капель Мира, — с тем, книга о Мире, Столпе сущих, писана им.

 

      

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  ОРИХАЛК, МЕТАЛЛ ЛУНЫ

 

  Архетип всех металлов Земли

 

Бог хитер, но не злонамерен.

 

 Альберт Эйнш|тей|н

 

Все те, кто поистине уходит из этого мира, идут к Луне. (...)

Поистине Луна — это врата небесного мира.

 

Кау|шитаки-упанишада, I, 2

 

Речка движется и не движется,

Вся из лунного серебра.

 

Слова старой песни

П

 

редставление о Луне как влачимом Землей мертвом камне, обыденно-рядном — главнейшая наша ошибка, не позволяющая познать Космос, зримость чья нам — пустота: мешок черный без центра и краев. Луна истинно — данности ось, дверь из брения, явности смертных очей, в Вечность, тайную им; в люке том — сущих Глубь: Мир и Бог. Пращур наш Луну ведал такою как столп ему, Луной живому, как живы и мы ею втайне. Состав Луны, двери миров — лик граничности сей: синтез Шара (Тьма, Вечность) с Тетраэдром (тьма, бренье). То — металл горний, Луны матерьял.

 

Метáлл этот, древний и новый как Мир, людям и известен, и неведом. Платон называет его орихалком, «испускавшим огнистое блистание»: огнем Атлантиды, с ней канувшим вместе. Эпитет «орихалковый» в одном из гомеровских гимнов приписан локонам Афродиты, богини любви; по Гесиоду, из орихалка был сделан Гераклов щит. Дж. Р.Р. Толкиен, открывший его силой творческой мысли, лопатою оной (открыть — есть отрыть: откопать из Вселенной как Глуби), зовет его мифрилом — металлом глубин, выводимым наверх силой магии. Алексей Толстой в своем «Гиперболоиде инженера Гарина» кличет его металлом М, скрытым в недрах Земли. Все мужи эти зрят его, с тем, частью Глуби, Иного наружным очам. Субстрат лучших мечей и щитов, он — загадка планеты, раскрытие чье прямо связано с тайной Луны, разгадать кою — значит вернуть людям истинный взгляд на Вселенную, Мир.

Реальность и закономерность существования орихалка ясны из того, что как мифрил в своем определении Толкиеном он есть истинное серебро — архетип сребра, кое мы знаем. По Древним, последнее это (luna — англ.) есть об|раз (подобье) Луны, Луна ложная (ложь есть подобие Истины, с тем — антипод ей), как образ Луны есть Земля, с ней единая как с огнем тень. Нетождественность Луне земного, неистинного серебра очевидна, поскольку Луною не есть Земля, его дом. Отсюда, во-первых, идет необходимость существования истинного, корневого серебра, а во-вторых, необходимость быть ему не просто лунным металлом, а самою Луною как целостным телом. Этому-то условию и отвечает орихалк, металл шара Луны: твердь под маской песка, зримой нам. Металл-суть, с серебром он спряжен как причина со следствием, целое с частью своей.

Каждый знает: нет лучшего способа спрятать что-либо, чем поместить его на видное место. Такова Истина, Тайна глаз бренных, по Древним — Ближайшее нам, в шаге Огнь. Рек о том Пифагор: «Прежде старайся исследовать вещи около тебя находящиеся, чем те, которые удалены от твоего зрения». Той порой как металл сей статьи люди бéз толку ищут везде, им сложён шар Луны, очам главный, царя в них как Истина в шаге от Земли — Лжи, второго. Так Бог, сей Хи|т|ре|ц, чуждый зла, спрятал Истину от нас. Луна — Песнь (санскр. гит|а) Его, веков Хит. Твердь-Вверху, она есть престол Бога; быть в Ра|дости нам — Ра дости|чь: Бога, Центра Вселенной как Нут (ег.) — Коровы (англ. Cow), Луны в очах Древних. Вселенная — Дух, египт. Cou. В Селен|е — В|селен|ная, Cows|mos; Бог, Центр ее — Тьма-В|Нут|ри: Царь на троне, Cowre звезд1. Cow’чег Глуби сей, шар Луны есть ее от|Ра|жат|ель. Земных храмов Господа — тьма, дел людских; х|Ра|м небесный — один: Луна, Божие дело. Сосуд пустой в дольних очах, в горних — Cow’л|око|л Бога она, Им звенящий: Суть, По|лно|сть. Шаг в небо — Луна; в сердце шаг — душа наша, знать кою — познать нам себя. То и то — шаг един: в Ра в|Ра|та. ШагШар; С|фера — лат. fero, несу: кор|ка — Глубь как Ядро с|кор|лупа. О металле Луны, врат Творца и Вселенной, творенья Его — мой рассказ.

                                        *   *   *

 

                                   

                                  Орихалк. Краткое описание

 

Орихалк — архетип всех металлов Земли, металл металлов. Поскольку же Корень (Глубь, Недра) Земли — Небо, дом орихалка есть вход в горний край, в То, — Луна. Из него состоит лунный шар — твердь под маской песка, в Ра|й в|ра|та: орихалковость Луна, Аль|ков, Любви Лунка. Земные металлы — суть часть, как Земля — часть Всего; орихалк — Полность, Миф: Глубь, Луна. Так, Деметра, богиня Земли, Лона (Глуби) — царица Луны, С|ерп'а, жнущего нас (ведь Сансара, круг бренных, подвластен Луне, С|мерти их); дочь ее Про'serp'ина — царица Луны же.

Физически орихалк — углерод в ипостаси алмаза, но причастность орихалка Духу, Сфере, надувает тетраэдр-алмаз, творя сферо-тетраэдр, род семени гречки, чье имя — Эллады печать, знавшей суть орихалка. Число Сферы — Десять, тетраэдра — Четыре. Десять по Четырем — Сорок, число буквы М, лика Женского начала: Лун|ы, Лон|а, Матери-Moon. Металл Неба, Луны, орихалк, будучи парадоксально, на взгляд бренный, сложён из выпуклых, а не из плоскогранных частиц, отвечает статистике Бозе-Эйнштейна, велящей конституентам структуры взаимоперекрываться и совпадать (чему учит вселенский Закон единства тождества и различия), смешиваться без утраты. В понятиях нынешней квантовой физики сему отвечает бозе-конденсат, само имя чье являет Бога (Дух), Суть орихалка: «почить в бóзе» — в Боге почить, умереть: отойти на Луну, в мертвых дом.

Структура и суть всех металлов Земли ныне явлена в плоской, согласной очам нашим бренным статистике Ферми-Дир|а|ка, дырки от Духа (дыра — діра (укр.)). Орихалк чужд ей: это субстрат, чьи квантовые свойства видны макроскопически — явь Духа в тленных очах. Свойства эти и представляет статистика Бозе-Эйнштейна, допускающая нахождение в одном и том же квантовом состоянии произвольного числа частиц, а топологически — пребыванье любого числа разных частиц в одном и том же пространственном локусе.

Поскольку Жена, Лоно-Тьма есть Вода, — орихалк, материнский металл, с тем есть квантовая жидкость, подобная жидкому гелию и газу электронов проводимости в металле у грани абсолютного нуля температуры. Сверхтекучесть последних, как и взаимопроникаемость ячеек орихалка — плод их неконфликтности, чуждость борьбе за «свой» локус: Дух, Суть их — Одно, кое веет везде.

Орихалк есть металл НЛО, способный впрямую являть свою духовную (огнистую — по Платону) природу — иначе сказать, возгоняться в свое Первородство: Дух, Огнь Мировой.

 

 

Мир, Столп наш — шар Огня, с|лит|ность Вечности с брением, центром и осью чьей бренным очам есть Луна. Она — точка О|мега по слову Тей|яра, Высь, в кою идем: в Сердце — Ум как в Себя Самое. К ней, Воглубь (ведь Глубь — Высь), звал О|ра|к|ул, глас Дельф, с ним — Сократ. Знал Луну Пращур как Суть свою. Но с поры Ares’тотеля, ф’ares’ея, отсекшего Вечность от бренья, почтя бренье Корнем, субстанцией («суб» — Глубь, Суть (лат.)), а Вечность акциденцией, т.е. ничем, — Луна, Вечность-Мать в бренных очах как Жизнь их, мнима мертвым обломком, захваченным Землей извне или отделившимся от нее в процессе вселенской эволюции как следствие от причины. Украв, точно Го|гол|ев черт в Сына ночь, Луну с неба как Мать, Корнь Его, — Аристотель у мира снес гол|ову, спрятав в мешок. Но, слепые невежеством, люди не властны над Луной. Ныне и вовеки планета сия единит в себе Вечность и брение — Шар и Тетраэдр, Абстрактное и Конкретное. Поэтому Демокрит пишет о шарообразных атомах огня (из них, согласно ему, построена наша душа), а Платон (см. «Тимей») — о тетраэдрических, т.е. пирамидальных (известно, что пирамидою, телом Огня, Пир'а, звался у Греков тетраэдр и иной пирамиды, чем он, они не знали): в Луне, где Абстрактное конкретно, оба — единый Огонь. Именно посему шар Луны, компактно вмещающий Вечность и бренному оку пустой как врата в нее (очи пустые, взор т|лен|ный, — навыворот зрят: Полность им — пустота), образован субстратом, в единство спрягающим Шар и Тетраэдр, Десять и Четыре. Числом его, как Десяти по Четырем, есть 40, число буквы М — лика Матери, Лона-Вселенной; в понятии нашем вещество это есть духовно надутый, сиречь живой (ибо Дух — Жизнь), ал|маз, с алмазом обычным спряженный как суть и подобие; как фалл стоячий с лежачим; как Огнь, То, с Сим, тенью его; как бозон с фермионом; как виденье, бодрые очи, с смотреньем, очьми, кои спят (табл. 1).

 

     Таблица 1

 

Пары сущностей, коими есть орихалк и алмаз

 

 

                              Орихалк

 

                                  

                                Алмаз

                                                

Небо

 

 

Земля

 

 

Сердце

 

 

Ум

 

То

 

 

Это

 

Огонь

 

 

тень

 

суть

 

 

подобие

 

бозон

 

 

фермион

 

Полнота, фалл стоячий

 

 

пустота, фалл лежачий

 

 

Пространство

 

 

время

 

 

радость

 

печаль

 

 

сверх-алмаз, трансцендентность

 

 

недо-орихалк, имманентность

                                                            

 

  

  

          АЛМАЗ

 

 

          ОРИХАЛК

 
                                                                   Гипостазис, утрата Духа

                                                             

                                                 Трансцензус, Обретение

          Отношения взаимоперехода меж орихалком и алмазом

 

 

Сей субстрат и зовет орихалком Платон. Ликом орихалка в людских твореньях являются т.н. предварительно напряженные конструкции (пример — Останкинская телебашня в Москве). Орихалк — неметалл (углерод) формой, сутью ж — металл, обладающий безупречными блеском и электропроводностью, основой коих есть Тьма (Pus’тота) как За|ряд — Дух, внерядный корпускулам бренья2 как Сила их, — согласный общности свободных электронов, в обычном металле образующей т.н. электронный газ. Вид элементарной ячейки структуры орихалка являет собой семя гречки, «надутый тетраэдр»: Десять по Четырем, что зову я сфетраэдром (см. рис. 1, 2).

 

 

 

     Рисунок 1

 

    Сфетраэдр

 

                        Сфетраэдр есть синтез столпов очей наших — 4, Тетрады материи, и 10, Декады, числа Мира, Столпа очей (Солнце их, бренным тайное — он). Образован пересечением равновеликих сфер*, центры чьи есть вершины тетраэдра, а радиус равен его ребру. Число тела сего — Сорок, Десять-по-Четырем, форма — греч|ка, Эллады посев как огонь двуедин, Тайна-Явь.

__________________________________________________________________________________

 

* В сути — сферы одной, четвернó расщепленной как Десять, число ее.

 

 

           

                                      

                                                         

                                             1                                                        2        

                                                                                                                                                                  

 

                                                                 Рисунок 2, а

 

                                                     Орихалк, металл Тьмы

 

Рисунок показывает отличие кристаллической квазиуглеродной решетки орихалка (2) от углеродной алмазной решетки (1): сфетраэдр, орихалка ячейка, имеет неплоские грани; ячейка алмаза, тетраэдр, плоскогранна. Поскольку очам плоским, бренным (плот|ь — плос|кость) невидимо тело, составленное из ячеек с неплоскими гранями, сфетраэдричность «отдельной» ячейки решетки квазиуглеродного кристалла ясна из того, что в духовных очах, кои видят ее, здесь отдельности нет — есть Монада, Одно без частей: Тьма, металла сего Суть, о коей, единой, рек Лейбниц: «в простой субстанции [нет ничего проще Тьмы — Авт.] необходимо должна существовать множественность состояний и отношений, хотя частей она не имеет». Ошо пишет о том: «Целое едино, отдельность невозможна. Сама идея отдельности — барь­ер. Идея отдельности — это то, что мы называем «я». (…) Только целое может сказать «я», части не могут гово­рить «я»*. Можно употреблять это как лингвистическую форму, но не утверждать, что «я» есть».

В очах плоских из выпуклых тел как монад не построить сплошную структуру. Но квантовый мир, Духом сущ, кажет явь ее: то — конденсат Бозе-Эйнштейна, система частиц со смешением их без утраты себя.

—————————————————

* Часть, взошедшая до осознанья себя самим Целым в склоненьи пред ним — право это имеет. Так мудрый, зря в Боге Себя, преклонён перед Ним.

 

 

      УГЛЕРОД                    ГРАФИТ                           АЛМАЗ                      ОРИХАЛК

 

 

 

 

 

 

 

 


  Простой элемент,              Дисгармоничная                          Гармоничная                         Гармония    

  бесструктурность                    структура                                    структура                           структуры

                                                                                                                                                          и функции

 

 

                                                                 Рисунок 2, б

     

                                                    Генезис орихалка

 

Схема представляет этапность генезиса орихалка: из углерода как бесструктурной атомарности возникает структура без гармонии — графит как разносвязевая, слоистая модификация вещества углерод; из нее гармонизацией структуры является алмаз как углерод равносвязевый, кристаллический — структура от|мен|ная, но функционально пустая; из алмаза же гармонизацией функции, или исполненьем его структуры духовною силой (ведь функция — Жизнь, Дух), является орихалк — духовно налитой (живой) равносвязевый углерод.

                                                               ___________________

 

Орихалк представляет собой эволюционно-преображенный (восхищенный) Духом углерод, сотворенный согласно этапности: из углерода как бесструктурной атомарности возникает структура без гармонии — графит как разносвязевая, слоистая модификация вещества углерод; из нее гармонизацией структуры является алмаз как углерод равносвязевый, кристаллический — структура от|мен|ная, но функционально пустая; из алмаза же гармонизацией функции, или исполненьем его структуры духовною силой (ведь функция — Жизнь, Дух), является орихалк — духовно налитой (живой) равносвязевый углерод: эфир как трансфизический агент под физической маской. Претворение углерода в орихалк есть переход закономерный и должный, ибо посредством него совершается возврат углерода к себе на ином витке его бытия: претворение атомарного атома, полного Духа в себе как одно, в атомарную структуру, полную Духа на плане многого. Целен вполне как Одно без частей, орихалк — явь того, что зовут углеродною единицею. Глубь, орихалк есть Луна; ал|маз, ка|мен|ь зе|мно|й — орихалк пополам: диа|ман|т, двоелунье (делить — мно|жить внутрь, плодя ложь): Ман — Луна, Бога Мантия, горний Фонарь.

Дух — Сила; металл орихалк — ее тело. Исполненность Силой предметов в Природе всеобща; то, в чем максимальна она в наблюденности нашей, зовем мы живым, а противное — мертвым. Но Сила налична во всем. Тела, волею Духа налитые его особым Присутствьем, зовутся у магов предметами Силы. Ими могут быть и валун при дороге, и предмет рукотворный. Любая структура способна принять в себя Дух, ибо не волей ее вершимо это приятие: оно есть вхождение Духа в Себя Самое как сосуд, самовластно Им избранный. Но раз Дух — Огнь, а структурой Огня в мире сем есть тетраэдр, только алмаз, им сложённый — сосуд Духу должный: структура, согласная Функции сей. Дух, с сосудом сим слитый, и есть орихалк, металл Тьмы, где алмаз, наитвердое из зримых тел (отчего десятибалльная шкала твердости Мо|ос3 нормирована на него как Десятку), взошедши на шаг над собою, становится тверди твердее: так тверже Земли Небеса, Корнь. Сей Корень металлам Земли — орихалк, архетип металличности сущей, столп-Мать: твердь живая, оплот угле|род|ный, как бренных телá с Жизнью в них, с Матерь|ю матерь|ял.  Металличность металлов Земли — орихалковость их, мяса бренного суть. С тем, плотú нашей запах — мета|лл: Мя|CоСо|Ма, Луна, орихалковый шар4, Цель (метá укр.) нам. Сказано: 

 

Американским исследователям удалось разгадать секрет, будораживший умы ученых по всей планете в течение долгого времени: как на самом деле пахнет космическое пространство. Но, как сообщило Daily Mail, ответы людей, побывавших на земной орбите, лишь озадачили специалистов. Астронавты утверждают, что от космоса «несет» металлом и мясом. // По словам одного из членов экспедиции на Международную космическую станцию Тони Антонелли, когда он находился там, явственно ощущал аромат хорошо прожаренного с|тей|ка, а также запах сварочных аэрозолей и горячего металла. Он отметил, что такие запахи сложно с чем-нибудь сравнивать [выделено мною — Авт.].

 

http://tainy.net/34860-zapax-kosmosa-eto-metall-i-myaso.html

 

Посему с углеродом, как примесью-Сутью, же|ле|з|о, оплот Кали-юги (эпохи Раскола, в которой живем мы) — сталь, колю|щий мо|щный металл (коло|ть — лез|ть; лез|ет — лез|вие, лез|о (укр.)), как столпу дóлжно (дать прочность ему — за|кали|ть), без него же — желе. О сей роли начала, каким есть металлам земным орихалк,  А. Толстой пишет так:

 

Металл М, составляющий ядро Земли, непрерывно распадаясь и превращаясь в другие легкие металлы, освобождает чудовищное количество тепла.

 

 

Быть, согласно Толстому, ядром Земли — являть чистую Глубь, Подземелье в исконности, кое по Древним — Луна: Про’serp’ина, она ж Персефона, Аида жена, — Подземелья царица, а с тем и Луны, Серпа, жнущего нас (ведь, владыка SUNсары, Луна — бренья царь; S|UNc UN: с Богом, Единым — облатка его, сосуд-шар), кои в сути есть царство одно. Мать Деметра, Земля, Лоно наше — есть с тем и Луна (жрецов богини сей так и звали — «сынами Луны»); Э|лев|син|ии, главное таинство Греков — мистерии Тайны как Клада, Луны (чей бог Син с Дионисом един; ки|кеон, влага мистерий сих — Ки (Ци, Си, Чи), Луна, Дева-Мисс, Ки|лья (инк.);Элевсина владыка — Ке|лей, лунный царь) под Землей и над ней. Рек Гер|мес, лунный бог (стольный град чей египтский — Шмун): что наверху — то внизу. Ведь Глубь — Высь. Глубь Земли, Высь ее, что зовем Небесами — Луна одна. Сказано:

 

Привет сияющему с Луны! Позволь чтобы этот Осирис Ани [душа умершего — Авт.] мог пройти дальше среди этих толп, что снаружи; и позволь ему стать жителем среди обитателей небес; и пусть подземный мир будет открыт для него.

 

E.A. Wallis Budge. The Book of the Dead. London, Arkana, 1985

(факсимильное воспроизведение издания 1899 г.), с.49-50

Луной, Истиной Земля зажата в ти|с|ки как противное, Ложь. Рекут Веды о том:

 

Оно [слово «сатиям», истина — Авт.] трехсложно: са-ти-ям. «Са» —  один слог, «ти» — один слог, «ям» — один слог. Первый и последний слоги — истина, в средине — ложь. Эта ложь охвачена с обеих сторон истиной: истина становится преобладающей. Тому, кто знает это, ложь не причиняет вреда.

 

Каушитаки-упанишада, V, 5, 1

 

Сома, Сом, Луны бог — Глуби рыба, чей ОмутМать (нем. Mutter), Луна: со Матерью — бог этот как лик Ее. Уголь — угол пр|ям|ой, коим Кр|уг, Вечность-Мать, творит бренья Ква|д|ра: Жизнь — живое как ям|у, сосýд ей как Кладу SUN’дук.

Подземелье, Луна, очам бренным пустая — пуста и Толстому. Герой его Манцев, металл М открывший, о нем говорит:

 

…ядро земли состоит из металла М. Но, так как средняя плотность ядра земли всего восемь единиц, приблизительно — плотность железа, а металл М вдвое тяжелее его, то, стало быть, в самом центре земли — пустота.

 

Посол орихалка в сем мире — сребро, металл Тьмы, с орихалком единый как Д|вой|ка с Нолем: с Цел|ым часть, с Мифом не-Миф, безлунье с Луной, плен с Свободой, безмирие с Миром (число коего — Три), часть с Целым, с Огнем тень его. Ат|лан|тида — Лун|а, Суть наг|á: Ке|л|ь Тьмы, бренных Цел|ь, очей тленных Глуб|ь, Глуп|остью (moria — лат.) мнимая, в них у|тон|ув  как в Дне Н|очь, в Уме Сердце, в Тон|але Наг|валь. Се|ребро — «се [= вот, это] ребро»: Ева, Мать — Полность, мнимая частью своей, Луна-Дам|а, сын чей есть А|дам. Серебр|о наше — ложь, образ тускл: орихалк — сребр|о-истина: мозг-голова (лат. cerebr|um) над телом, пустым без него. Сребро это святое миф|рилом зовет Тол|Ки|ен. Говорится:

 

«Ми́фрил, ми|три|л (синд. mithril, от mith — сер|ый, дымка и ril — блеск; кв. mi|star|illë; также «истинное сер|ебро», «мо|рий|ское серебро») — вымышленный благородный металл, впервые упомянутый в легендариуме Толкиена и присутствующий в ряде фэнтезийных вселенных. Основные приписываемые ему свойства — невероятная лёгкость в сочетании с невероятной прочностью, высокая ковкость и благородный блеск. Название мифрилу было дано Кел|ебримбором, знаменитым эльфийским кузнецом, который прибыл в Эрегион, привлеченный слухами об удивительном металле, обнаруженном в Мор|ии».

 

Сер|ебро — ce|l|eb (син|дар.): Сел|ены це|л|еб|ный металл, Божий дар (синдарин, Толкиена язык — букв. «сер|ое наречие»). «Рий» (укр.) — рой, вглубь копай, ищи металл мо|рий|ский; мифрил, mi|st|ar|illë (квенья) — mist-star: металл мист|ов, адептов Луны-Мисс, звезда во плоти. Миф|рилрыл, искал сей б|рил|лиан|т. Учиться (англ. learn) — ко Глуби ту|лить|ся (англ. lean): лиан|а — к столбу, стезе Ввысь.

Отношенья, в каких пребывают обычный металл, лик Сего, и орихалк, металл Иного, дано таблицею 2.

 

                                                              Таблица 2

 

                         Металл Сего и Металл Иного

 

 

 

 

 

 

Металл в его сущностной сопричастности

 

 

Свойство

 

 

 

Металлический блеск

 

 

 

Электропроводность

 

 

 

 

Упругость под внешним воздействием,

 способность

к принятию, с его прекращением, исходной формы

 

 

 

 

Распад

 

 

 

 

    Металл Сего

 

 

Как блеск внешний (сторонним огнем), обеспечивается свободными электронами (корпускулами,

несущими заряд)

 

 

Обеспечивается свободными электронами (корпускулами, несущими заряд)

и неотдельными от них пустыми местами, «дырками»

(при электронно-дырочной проводимости)

 

 

 

 

 

Коренима в ущербной памяти структуры

 

 

С излученьем вовне, половинный по сути своей: без Того Это —

пол-Полноты

 

 

   Металл Иного

 

 

 

Как блеск нутряной

и наружный, обеспечивается Силой-Тьмой как чистым (лишенным корпускул) Зарядом

 

 

 

Обеспечивается Силой-Тьмой как чистым Зарядом,

Дырой как Одним

 

 

 

Коренима

в безупречной

памяти Функции, Силы

(как Духу, ей все — Настоящее,

прошлого — нет

 

 

Без излученья вовне

как отход Вглубь,

в Одно

 

 



<< НАЗАД  ¨¨ ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6]  [7]  [8]  [9]  [10]  [11]  [12]  [13]  [14]  [15]  [16]  [17]  [18]  [19]  [20]  [21]  [22]  [23]  [24]  [25]

Страница:  [21]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама