детская литература - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: детская литература

Садовников Георгий  -  Продавец приключений


Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4]

Страница:  [4]



   Подошедшие Петенька и Барбар  увидели,  что  на  обратной  стороне  камня
написано:
   Марина + Петенька
   - Она меня любит! - завопил Петенька во весь голос и, покраснев, добавил:
- Только она не думала, что это прочтет кто-нибудь посторонний.
   - Наоборот, Петенька, совсем наоборот, -  заметил  Барбар,  ухмыляясь.  -
Таким манером она хотела известить весь мир о ваших обоюдных чувствах. Чтобы
уж ни у кого не было сомнений. Ни у одного похитителя!
   - И правда, пусть  об  этом  узнает  весь  мир,  -  прошептал  счастливый
Петенька.
   - Вот сейчас бы ее похитить! Именно сейчас, когда ваша любовь  стала  еще
сильней. Если на то пошло, ах как  я  завидую  этим  пиратам,  просто  локти
грызть готов от зависти! - невольно признался Барбар.
   - Для вас, Барбар, нет ничего святого. Ни воинской  дружбы,  ни  сыновних
чувств, наверно. А уж о высоких узах,  что  некогда  связывали  благородного
Тристана с прекрасной Изольдой, вы не имеете никакого понятия, клянусь мечом
моего давнего друга Ричарда Львиное Сердце, - произнес рыцарь Джон и покачал
головой осуждающе.
   Слова рыцаря Джона почему-то задели Барбара на этот раз.  И,  никогда  не
лазивший за словом в карман, он не нашел, что ответить сразу.
   - А вы!.. А вы!.. - забормотал Барбар, придя в ярость. - А вы бы  молчали
со своей трех...
   - Сэр, вы что сказали? - прорычал рыцарь Джон.  Ему  никогда  не  хватало
терпения  выслушать  оскорбление  до   конца;   его   густые   рыжие   брови
переломились, точно молнии.
   - А то, что вы слышали, - продолжал петушиться Барбар, и откуда только  у
него взялась храбрость.
   - Ну, ну, успокойтесь! Вы оба такие сильные,  вы  оба  такие  храбрые,  -
сказал Петенька.
   - О благородстве там, о дружбе  -  ладно.  А  чего  он  о  моих  сыновних
чувствах? Вы еще не знаете, какой я примерный сын.
   - Давайте поищем хорошенько. Может, попадется что-нибудь еще, - предложил
Петенька, стараясь отвлечь внимание враждующих сторон.
   И стороны с радостью  согласились.  Барбар,  что  ни  говори,  побаивался
рыцаря. А сэр Джон был отходчивым, добрым  мужчиной  и  не  любил  ссориться
долго.
   Вторая эскадра  развила  бурную  деятельность,  кропотливо  обшарила  все
пространство вокруг Большой и Малой Медведиц, но  оно  оказалось  совершенно
безлюдным. Исчезли даже рейсовые пассажирские и грузовые звездолеты. Видимо,
командирам стало известно,  что  здесь  возникла  зона  приключений,  и  они
специально изменили свой маршрут.
   - Сэр Петенька, не забудьте знак, оставленный  вашей  дамой,  -  напомнил
рыцарь Джон, протягивая штурману метеорит.
   - Так пусть же, - сказал Петенька, - пусть вся Вселенная  знает,  что  мы
жених и невеста. Может, больше будет приключений. Ну, лети же!
   Петенька размахнулся и запустил метеорит в глубины Вселенной. И  метеорит
полетел, полетел...
   Устав от переживаний, наши герои  вернулись  в  корабль  Барбара  и  сели
допивать давно остывший чай. Рыцарь Джон по традиции принялся рассказывать о
своих воинских подвигах, но сегодня он повествовал очень вяло,  без  обычных
красок, и его очередная история не вызвала у Петеньки обычного интереса.
   - Ну, и протрубил трижды в рог... Ну, опустился подъемный мост, и  барон,
презренный  притеснитель  слабых,  выехал  из  замка...  Ну,  мы  пришпорили
коней... - бубнил рыцарь Джон нехотя.
   - Дальше... дальше-то что? Чем все это кончилось? - теребил  его  Барбар,
желая как-то развлечься.
   А Петенька, облокотившись о стол, смотрел в иллюминатор, в  черноту,  где
поблескивали одинокие звезды, думал о Марине, и ему было без нее грустно.  И
только то его утешало, что, не будь их разлуки, не было  бы  у  него  и  его
товарищей стольких интересных приключений.
   - К нам приближается огонек папиросы, -  возвестил,  как  всегда,  зоркий
рыцарь Джон, прерывая рассказ и оживляясь.
   И только тут Петенька  заметил  крошечный  огонек,  перемещающийся  среди
неподвижных звезд. Огонек быстро приближался, и вскоре можно было разглядеть
старуху в платке и цветастом сарафане,  облаченную  в  прозрачный  скафандр,
похожий на целлофановую  упаковку.  Старуха  сидела  верхом  на  помеле,  из
прутьев  которого  било  реактивное  пламя,  озарявшее   необычную   старуху
красноватым светом. Его-то и принял рыцарь Джон за огонек папиросы.
   Старуха заложила лихой вираж и скрылась по ту сторону тарелочки. Петенька
обернулся и увидел, что старуха прильнула  к  окну  и  теперь  всматривается
из-под ладони.
   - Мама! - с радостным удивлением воскликнул Барбар.
   Старуха кивнула, ткнула пальцем в стекло, будто говоря: "Я сейчас", затем
скользнула вниз, и в люк звездолета постучали.
   - Войдите! - крикнул Петенька. Люк отворился, старуха вошла  в  звездолет
и, остановившись посреди кабины, уперла в бока руки и бодро спросила:
   - Ну, как поживаем, молодые люди?
   - Это моя мама! Здравствуй, мама! - нежно сказал Барбар.
   -  Ух  проказник!  -  ласково  пожурила  старуха  и   потрепала   покорно
склонившуюся голову сына.
   После ее энергичного жеста  случилось  нечто  странное:  густая  шевелюра
Барбара съехала набок, открыв на всеобщее обозрение тусклую  лысину  и  пару
изящных рожек, какие украшают обычно головы маленьких козлят.
   Барбар невероятно покраснел, на глазах его вы-ступили слезы.
   - Мама! - сказал он с укором. И тут рыцарь  Джон  хлопнул  себя  по  лбу,
воскликнув:
   - Вспомнил! Так вот где мы встречались! Вы тот самый бес! У вас еще  есть
хвост и, наверно, копытца! Ну да! Вы тот  самый  бес,  что  выманил  меня  в
космос. И вас я тоже узнал, мамаша!
   - Видишь, мама, что ты наделала. - произнес печально Барбар.
   - Ничего, сынок, негоже стесняться,  мы,  черти,  тоже  люди,  -  сказала
старуха бодро и без всякого смущения уселась на стул.
   Потом она посмотрела на рыцаря Джона и приказала:
   - А ты, коли нас разоблачил, ступай присмотри  за  помелом.  Привяжи,  да
покрепче. Оно у меня с норовом.
   Не привыкший  к  такому  обращению,  рыцарь  Джон  остолбенел,  но  потом
пробормотал: "Дама просит" - и вышел наружу.
   - Этот рыцарь прав, - заявила старуха Петеньке. - У  моего  сына  есть  и
копытца, и хвост. У нас все мужчины такие,  на  нашей  планете.  И  мы  даже
гордимся этим. Раньше мы часто гостили У вас на Земле, все  подшучивали  над
населением. Теперь неинтересно, все стали дюже грамотными, и наши фокусы  не
проходят, как прежде. Вчера закрыли последнюю точку на  курьих  ножках.  Вот
какие дела, молодой человек.
   - Вот вы много летаете. А не  встречался  вам  корабль  с  пиратами  или,
скажем,  известный  астронавт  по  имени-отчеству  Аскольд   Витальевич?   -
поинтересовался Петенька, пользуясь случаем.
   - Аскольд Витальевич,  как  же,  знаю,  -  проворчала  старуха,  все  еще
притворяясь строгой. - Нет, не встречала. Ни пиратов, ни его. Да и далеко-то
я не летаю. Так, каботажные рейсы. Вот братец мой, джинн, Барбаров дядя, тот
бывает везде. С помощью этой самой, как ее...
   - Нуль-транспортировки, - с сыновним почтением подсказал Барбар; он и так
и этак ластился к матери, и Петенька, и вернувшийся  рыцарь  Джон  убедились
воочию, какой он на самом деле образцовый сын.
   - Вот-вот, сегодня - здесь, завтра - там, - подхватила старуха, становясь
словоохотливой. - Он появляется всюду, куда его ни позовут...  А  зачем  вам
они  -  пираты  и  астронавт  великий  этот?  Вы  уж  простите  старуху   за
любопытство.
   Петенька  поведал  ей  о  приключениях  экипажа  "Искателя",  и   старуха
невероятно рассердилась.
   - Ну, сын мой с детства баловник. Мы все на планете озорные. А пираты эти
ух окаянные! Работать мешают! - закричала старуха, топнув ногой. - Вот  что:
поехали к нам на Ад. Авось мой братец джинн поможет!
   Минут через пять вторая эскадра  перестроилась  и  последовала  за  мамой
Барбара, которая, сидя на своем реактивном помеле,  указывала  путь.  Дорога
прошла без особых происшествий, и корабли благополучно совершили посадку  на
главном космодроме планеты Ад.
   Начальник  космодрома,  старый  черт,  уже  получил   предупреждение   от
Барбаровой  матери  по  телепатическим  каналам,  и  вскоре  после   кратких
формальностей наши путешественники получили по персональной реактивной метле
и полетели в дачный поселок, где проживал джинн, давным-давно  прославленный
арабскими сказками.
   - Эй, кто тут живой? - шутливо позвала ведьма  зычным  голосом,  открывая
калитку.
   На веранду выглянула совсем  юная  баба-яга;  на  ее  тоненьких  косицах,
торчавших в разные стороны точно бабочки сидели два голубых бантика.
   - Ах, тетушка,  это  вы?  -  обрадовалась  юная  баба-яга.  -  А  дедушка
отдыхает. Он только что вернулся со стадиона на Лысой  горе.  Там,  говорят,
был такой грандиозный шабаш! С танцами и фейерверком.
   - О! Кто к нам пришел?! Чей-то знакомый голос! - послышалось из домика.
   К  путешественникам  вышел  симпатичный,  загорелый  до  черноты  мужчина
двухметрового роста. В  его  густой  курчавой  шевелюре  поблескивала  седая
паутинка.
   - Зачем пожаловали, бездельники? Ну, разумеется, что-нибудь построить или
перенести? Не так ли? - заворчал он добродушно и предложил  располагаться  в
тенистой беседке.
   Сам он уселся на скамейке и забросил ногу на ногу.
   - Все бы тебе ворчать, - сказала его сестра. -  Вот  уж  разошелся,  а  у
детей совершенно особое дело, тут уж и вправду не обойтись без тебя.
   - Ну коли так, я слушаю, - смутился джинн. Но едва Петенька  открыл  рот,
как с джинном сделалось что-то непонятное.  По  его  телу  побежала  волнами
мелкая дрожь, будто его подключили к электрической розетке.
   - Опять какой-нибудь легкомысленный коллекционер потер рукавом  старинный
медный кувшин. Ой, щекотно! - произнес джинн и нервно хихикнул.
   - Вот оно что! - воскликнул Петенька с научным интересом. - Значит, стоит
кому-нибудь потереть медный кувшин, как в вашем теле возникает сильный заряд
тока?! Поразительная электровозбудимость на расстоянии!
   Бедняга джинн в подтверждение его слов поднес ладонь к газете, что лежала
на столике, и газета прилипла к ладони.
   Наконец неизвестный и ничего не подозревающий коллекционер  утихомирился,
вернул кувшин на полку своего домашнего музея и джинн  пришел  в  нормальное
состояние.
   Он вздохнул с облегчением и промолвил:
   - Сейчас еще легче. Этот землянин щекотал  вашего  покорного  слугу,  сам
того не ведая. И значит, можно не мчаться к  нему  во  все  лопатки.  Раньше
такое делали с умыслом. Привяжется какой-нибудь бездельник-повелитель  и  ну
тебя щекотать! И так щекотно - хоть катайся по земле. И уж  когда  сил  нет,
являешься перед ним. И начинается: построй то, принеси это... Слава  аллаху,
что техника у нас уже достигла высокого развития, иначе хоть  пропадай...  -
закончил джинн, расстроенный  невеселыми  воспоминаниями.  -  Так  зачем  вы
пришли, молодежь? - бодро спросил уже совсем оправившийся джинн.
   На  этот  раз  повествование  о  приключениях   "Искателя"   прошло   без
препятствий. Когда путешественники, дополняя друг друга, закончили  рассказ,
джинн прикрыл  глаза,  задумавшись,  и  некоторое  время  пребывал  в  таком
состоянии. А гости его затаили дыхание, опасаясь ему помешать.
   - Вот что, ребята, - произнес джинн, встряхнувшись. - Тех, кто вам нужен,
я что-то в последние дни не встречал, хотя  исколесил  пол-Вселенной.  Разве
что перенестись на Полярную звезду? Она выше всех, и с нее далеко видно.
   - Если вас не затруднит, - сказал Петенька.
   - Ему это что орехи щелкать, - возвестила старуха, гордясь своим братом.
   - Потерпите немножко, ребята. Я мигом обернусь, -  объявил  джинн,  затем
сказал себе: - А ну, ну... перенесись! Кому говорят - перенесись! - И... его
не стало.
   Ветер даже прокатил клочок бумаги по тому месту,  где  только  что  сидел
джинн.
   - Колдовство, - произнес рыцарь Джон с удовлетворением.
   - Барбар прав: обычная нуль-транспортировка, - сказал Петенька.  -  Джинн
перенес себя в нужную точку силой воображения. Для этого ему  даже  не  было
нужды вставать на ноги. Так и перенесся сидя. Главное тут -  суметь  убедить
себя оказаться в пункте назначения. Но это получается не у всех.

   Едва он поставил точку в  своей  коротенькой  лекции,  как  джинн  заново
возник на скамейке. Все только повернули головы, а он уже сидел как ни в чем
не бывало.
   Джинн провел рукой по скамейке и сообщил:
   - Между прочим, какая точность! Как сидел возле этого сучка, так  сюда  и
вернулся. Буквально на старое место!
   На самом деле он взял лишку сантиметров на сорок  и  тут  же  боком-боком
тайком подвинулся на прежнее место и при этом покраснел  за  свою  маленькую
уловку. Видно, обман не входил в его привычку. Но сейчас так уж получилось -
не выдержал и прихвастнул. Поэтому наши  путешественники  деликатно  сделали
вид, будто  ничего  не  заметили.  Джинн  был  славным  человеком,  и  такую
безобидную слабость можно было ему простить. Тем более, он  и  сам  стыдился
ее.
   - Что уж, снайпер, - сказала его сестра. - На чемпионате района ты  занял
второе место по меткости. Ну-ка, лучше скажи: не видел ты, часом,  тех,  кто
нужен этим ребятам?
   - Не видел, - произнес джинн виновато. - Во все глаза смотрел с  Полярной
звезды. Летает всякий народ. А эти словно канули в воду. Попался  сейчас  по
дороге один мой коллега, он возвращался домой с Андромеды, и, хотя  все  это
длится мгновения, мы все же успели переброситься несколькими  словами.  Нет,
говорит, ничего и там не слыхали, на самой Андромеде и в ее созвездии.  Надо
вам, молодежь, подаваться в другие края. Противоположные.
   - Спасибо, - произнес Петенька упавшим голосом.
   - Я сделал все. что было в моих силах, - ответил джинн сокрушенно.
   Опечаленные новой незадачей, путешественники простились с джинном  и  его
сестрой и побрели к своим реактивным метлам.
   - О! Погодите! - крикнул джинн, на что-то решившись. - А  не  слетать  ли
вам на планету Икс? Может, вы там все узнаете.
   - Икс? - переспросил Петенька. - Что это за планета?
   Джинн и его сестра загадочно переглянулись.
   - Это вы увидите сами, - ответил джинн. - Вот и все, что мы  имеем  право
вам открыть.

   ГЛАВА 25,
   в которой великий астронавт ненадолго погружается в теорию путешествий,
   а потом вместе со своими спутниками решает набраться терпения
   А первая  эскадра  еще  находилась  в  пути  к  району  Большой  и  Малой
Медведицы. И вскоре настал день, когда  в  щели  кораблей  потянуло  ледяным
холодом. Это служило верным признаком приближения к Полярной звезде.
   Но, как известно, смельчакам и холод  нипочем.  Вдобавок  механик  Кузьма
проявил редкую находчивость: покопавшись в своих богатствах, он нашел отходы
жести и  смастерил  парочку  жарких  печек.  И  теперь  великому  астронавту
доставляло  большое  удовольствие,  расположившись  перед   весело   гудящей
печуркой и задумчиво глядя на пляшущее пламя, размышлять вслух.
   - Большая Медведица... - как-то произнес великий  астронавт.  -  Я  почти
убежден, что те, кто впервые придумал такое  имя  созвездию,  имели  в  виду
белого медведя. - И он  по  памяти  нарисовал  кочергой  по  полу  созвездие
Большой Медведицы.
   - А коли так, - воскликнул румяный от тепла Саня, - Малая Медведица - это
не что иное, как бурый медведь!
   - Замечено блестяще!  Вы  не  лишены  наблюдательности,  юнга,  -  сказал
командир одобрительно.
   И только неугомонные толстячки скучали немножко. Стараясь развлечься, они
с утра до вечера устраивали учебные заговоры против бесхитростного Кузьмы. И
бедный механик запутался до того, что уже не знал, как  правду  отличить  от
вымысла. Командир пожурил расшалившуюся  троицу,  и  после  этого  толстячки
занимались только друг дружкой, целыми днями бегали по кораблям и таились  в
укромных местах.
   Постепенно жажда действия начала мучить  и  Саню.  Однажды  он  не  вынес
кажущегося безделья и произнес:
   - Командир, на этот раз мы летим что-то медленно.
   - А куда нам спешить? Пираты все равно предупреждены своим разведчиком. И
надо полагать, не оставили  даже  следа,  -  промолвил  Аскольд  Витальевич,
приятно поеживаясь у огня.
   Это резонное замечание успокоило юнгу, но командир счел  нужным  добавить
следующее:
   - Терпение,  терпение...  Не  помню,  говорил  вам  или  нет...  Терпение
необходимо путешественнику  не  меньше,  чем  воображение  и  мужество...  А
сейчас, мне кажется, даже более того, - сказал он,  глядя,  как  отплясывает
огонь на дровах.
   Медвежий уголок Вселенной,  разумеется,  оказался  пуст.  Наши  следопыты
обошли его из края в край, и командир заметил с удовлетворением:
   - Впрочем, как и следовало ожидать! Знаете, юнга,  вам-то  уже  известно,
насколько я скромен, но порой даже мне приятно лишний раз убедиться в  своей
проницательности.
   - Зачем же мы забрались сюда, если знали, что пираты  скрылись  давно?  -
удивился Саня, потому что ему еще не хватало опыта.
   - Чтобы  убедиться  в  этом,  -  пояснил  Аскольд  Витальевич  с  большим
педагогическим тактом.
   - И чем мы займемся теперь?  -  воскликнул  Саня,  в  отчаянии  оглядывая
окрестности обеих Медведиц, очень бедные приключениями.
   - А вот тем  самым  и  займемся:  будем  набираться  терпения,  -  сказал
командир. - Наступил момент для соло жениха. Пока он  будет  солировать,  мы
наберемся терпения. Лучше всего это делать на  тихой,  никому  не  известной
планете. У меня в запасе есть одна такая, берег для особого случая. Пожалуй,
еще никто не знает о ее существовании. Потому что она - планета придуманная,
- сообщил Аскольд Витальевич.

   ГЛАВА 26,
   в которой планета Икс окутана сплошной тайной
   О том, что перед  ними  планета  Икс,  Петенька,  Барбар  и  рыцарь  Джон
догадались сразу, как только вошли в ее атмосферу,  потому  что  их  корабли
тотчас окружила масса загадок.
   Вначале наших героев чуточку озадачила  таинственная  тишина,  опоясавшая
планету. Небо казалось пустынным - ни тебе космического корабля, стартующего
в далекие галактики, ни  тебе  местного,  шныряющего  туда-сюда  транспорта.
Точно на планету не прилетала извне ни одна живая душа. И ни одна живая душа
не покидала ее поверхности. И в то же время  путешественников  не  оставляло
ощущение, будто за ними цепко следит чье-то недремлющее око.
   Потом до них донесся осторожный стук под днищем тарелочки, словно  кто-то
украдкой вколачивал гвоздь.
   -  Не  заболи  у  меня  поясница,  я  бы  вышел  да  задал  перцу   этому
безобразнику, - сказал Барбар, выразительно глядя на Петеньку.
   Блудный  штурман  "Искателя"  охотно  надел  скафандр,  вышел  наружу,  а
вернувшись, молча протянул стрелу, наконечник которой  был  чем-то  намазан.
Барбар лизнул наконечник и авторитетно объявил:
   - Яд кураре!
   Минуту спустя они обогнали неизвестного, облаченного в  костюм  водолаза.
Он спускался на парашюте и одновременно сигналил кому-то фонариком и  что-то
шепотом передавал по рации, висевшей за спиной. Когда иллюминатор  тарелочки
стал  вровень  с  лицом  неизвестного,  тот  спохватился   и   закрыл   лицо
растопыренной пятерней.
   Но экипажам второй эскадры было  не  до  него.  Внизу  показался  здешний
космодром, и они старательно облюбовывали место для посадки. Тем  более  что
космодром был такой просторный и новенький,  будто  им  не  пользовались  ни
разу.
   Посадив эскадру посреди космодрома, соратники вышли на воздух и, не успев
потянуться, размять хорошенько мышцы, обнаружили, что  их  корабли  окружены
людьми в очень неожиданных костюмах.
   Тут толпились мушкетеры, шпионы в масках,  увешанные  оружием  молодцы  в
сомбреро и джинсах, красивые, лощеные мужчины, на лицах которых так  и  было
написано, что это ловкие авантюристы. А в двух шагах от наших  героев  стоял
индеец с колчаном стрел. В одной руке он  держал  молоток,  а  палец  другой
засунул в рот. И Петенька сразу догадался, кто именно хотел забить стрелу  в
корпус звездолета.

   - Надо бы поаккуратней, - посоветовал он с участием.
   - Не наловчился еще. И потом,  в  спешке  всегда  так,  -  сказал  индеец
доверительно, но затем опомнился и принял вид, подобающий гордому индейскому
вождю. - Мы верные персонажи писателя Помса. - возвестил он важно.
   И каждый из его товарищей представился, согласно своему образу: мушкетеры
раскланялись, сняв шляпы, шпионы назвали свои имена, которые были,  конечно,
фальшивыми, авантюристы демонически  улыбнулись,  а  ковбои  выхватили  свои
ре-вольверы и устроили пальбу холостыми патронами.
   Петеньке так и бросилось в глаза, что делали они это как-то неуклюже, без
характерного изящества и ловкости.
   Когда шум утих, он  открыл  было  рот,  собираясь  отрекомендовать  своих
спутников, но индеец остановил его, театрально подняв руку.
   - Не старайтесь, бледнолицый брат, это преждевременно!  Вы  еще  сами  не
знаете, кто вы такие, - сказал вождь.
   - Ну что вы, - улыбнулся Петенька. - Я доктор наук Александров. Рядом  со
мной очень популярный Барбар. И еще перед вами благороднейший рыцарь Джон.
   - Это вы так считаете, - усмехнулся индеец, и  следом  за  ним  нестройно
заусмехались  остальные  верные  персонажи.  -   А   писатель   распорядился
по-своему... Ну, мы совсем заболтались,  можно  подумать,  что  нас  не  зря
называют слишком многословными. В общем, вас проводят сейчас на первую явку.
   И в сопровождении одного из авантюристов наши герои направились к  зданию
вокзала.
   - Чем вы занимаетесь? - спросил Петенька у сопровождающего.
   - Да всяким... Впрочем, и сам не знаю чем, - признался авантюрист. - Я бы
не прочь в какой-нибудь интересный сюжет... Да,  признаться,  наш  автор  уж
больно того... бездарный. - И тут он осторожно огляделся.
   В вестибюле он сердечно пожал руки своим подопечным:
   - Ну, желаю вам хотя бы мало-мальски сносного сюжета. А сейчас в коридоре
вас будет ждать мужчина с газетой.
   Он опять  осмотрелся  и  шмыгнул  в  двери,  а  путешественники  миновали
вестибюль и очутились в длиннейшем коридоре. Их первые шаги гулко прозвучали
под потолком, потому что коридор был безлюден. Лишь вдалеке  на  скамье  для
ожидающих сидела уже знакомая фигура в  костюме  водолаза  и  держала  перед
собой раскрытую газету.
   Когда они поравнялись с водолазом, тот так напрягся, что,  казалось,  еще
немного, и его нервы порвутся, не выдержав этакого напряжения.
   - Послушайте, зачем вы... - произнес было Петенька сердобольно.
   Но водолаз быстро закрылся газетой и процедил сквозь зубы:
   - Мы с вами не знакомы. Ясно?
   - Простите, - сказал Петенька, разводя руками.
   Так ничего не поняв, путешественники зашагали дальше, но тут же за спиной
послышались торопливые шаги. Их догонял водолаз с газетой.
   - Ступайте прямо. Я буду возле автобуса. Вы узнаете  меня  по  газете,  -
выпалил человек, не поворачивая головы, и тут же пропал в какой-то нише.
   Путешественники невольно последовали странному совету и, прошагав в конец
коридора, вышли на привокзальную площадь через главный выход вокзала.
   Привокзальная  площадь  казалась  вымершей,  Там  и  сям  стояли,   будто
брошенные в последний момент, автобусы. Через стекло было ясно видно, что  в
автобусах ни души.
   И только возле одного из них  маячила  фигура  с  газетой.  А  за  рулем,
напряженно пригнувшись, сидел шофер, судя по всему готовый  в  любой  момент
рвануться с места.
   Человек с газетой, закинув  голову,  с  преувеличенным  вниманием  изучал
облака, даже приоткрыв рот.
   - Быстро, быстро в автобус, - шепнул он, не глядя на путешественников.
   Ошеломленные путешественники один за  другим  нырнули  в  автобус,  успев
только заметить крупную надпись "Экскурсионный",  протянувшуюся  через  весь
борт.
   Осторожный Барбар, входивший в автобус последним, вздумал задержаться  на
подножке, но человек с  газетой  легонько  впихнул  его  вовнутрь,  ввалился
следом сам, захлопнул дверцу, и  шофер  с  места  послал  машину  вперед  на
высокой скорости.
   - А ну-ка, голубчик, попетляй.  Попетляй,  милый!  Оторвись  от  этих,  -
сказал непонятный человек, постучав по плечу шофера свернутой газетой.
   Шофер кивнул и начал петлять.  А  шоссе  будто  специально  устроили  для
подобного аттракциона. Оно змеилось и описывало восьмерки, петляло до  того,
что однажды автобус вернулся к вокзалу, и шофер начал все заново. Но сколько
ни оглядывались наши герои, на шоссе не было ни  души.  По  обочинам  стояли
деревья и кусты. Даже из окна автобуса так и  бросалось  в  глаза,  что  они
наспех сделаны из картона.
   - Кого мы боимся? - спросил Петенька.
   - Мой друг хотел сказать: кого мы не боимся, - уточнил рыцарь Джон.
   - А этих самых... этих непослушных персонажей. Ну, тех, которые не  хотят
подчиняться нашему автору, - пояснил водолаз с досадой.
   Едва он это сказал, из картонного  леса  выбежали  здоровенные  ребята  с
умными, добрыми лицами и, роняя по дороге деревья и кусты, побежали изо всех
сил рядом с автобусом.
   - Эй, не трогайте их! Пусть они занимаются своим  делом!  -  кричали  они
водолазу.
   - У нас им будет  интересней,  -  ответил  водолаз,  прижавшись  лицом  к
стеклу, но ребята  видно,  не  расслышали,  а  вскоре  и  вовсе  отстали  от
автобуса.
   Водолаз покачал головой осуждающе, потом достал из кармана  пластмассовый
стаканчик и поднес к губам. Со стороны можно было  подумать,  что  он  жадно
пьет. А на самом деле он говорил в стаканчик:
   - Алло, шеф, материал для новой повести прибыл. Он едет к вам.
   - Давайте его поскорей. Я полон вдохновения, -  ответили  из  стаканчика,
после чего водолаз вытер стаканчик,  спрятал  в  карман  и  подмигнул  нашим
героям.
   - Признайтесь, приятель, а под воду-то вы хотя бы лазили?  В  небесах  мы
вас встречали, а вот под воду как? - съехидничал верный себе Барбар.
   Водолаз покраснел как рак.
   - Пока не приходилось. Автор все посылает наверх. Ему-то лучше  знать,  -
сказал водолаз неуверенно.
   Петеньке стало жалко ни в чем  не  повинного  водолаза,  и  он,  стараясь
перевести разговор на другую тему, спросил:
   - Между прочим, вы не встречали людей в красных косынках? С  ними  еще...
одна девушка, - добавил он, чуточку заалев при этом.
   - Что-то таких среди наших не было, - сказал водолаз, подумав.
   - Ну, а великого астронавта Аскольда Витальевича и Саню Петрова?
   - И трех хитрецов? - добавил Барбар.
   - Понимаете, я только персонаж и знаком лишь с теми, с кем  встречаюсь  в
рассказе или, скажем, в повести. Вот вас я теперь знаю: вы  -  материал  для
нового захватывающего романа, - сообщил водолаз.
   Впереди показалась окраина города, потом  промелькнули  крайние  дома,  и
наши герои увидели первого прохожего.
   - Саня! Это же Саня! - заорал Петенька, подскочив на сиденье.
   Прохожий и в самом деле был вылитым  Саней.  Он  шагал  по  тротуару  как
всегда, широко и размашисто, будто ему нипочем и дождь и ветер, если бы они,
конечно, были. Услышав Петенькин голос, прохожий удивленно повернул  голову,
но автобус умчался дальше, и штурман так и не  узнал,  что  сделал  паренек,
похожий на юнгу "Искателя".

   ГЛАВА 27,
   в которой писатель Помс пытается вывернуть нашу историю по-своему
   Автобус прикатил в центр города, и наших героев поразило обилие гуляющего
народа. Толпы праздных  горожан  переливались  из  конца  в  конец  главного
проспекта. Из-за этого столпотворения шофер долго сигналил на перекрестках.
   - Проспект Гениальных Сюжетов.  Здесь  происходят  все  события  в  нашем
городе, - сообщил водолаз с пафосом экскурсовода.  -  Обратите  внимание  на
зигзаги. Они точно соответствуют течению сюжетов. Такие же  увлекательные  и
головоломные повороты.
   Путешественники и сами давно заметили, что на проспекте нет даже  прямого
квартала. Через каждые двадцать шагов  главный  проспект  резко  бросался  в
сторону, налево или направо, и дома состояли из одних  уступов.  Будто  тот,
кто его планировал, закрыл глаза  и  позволил  своему  карандашу  гулять  по
бумаге как ему заблагорассудится.
   - Остановите на площади Неожиданных Финалов! - приказал водолаз шоферу и,
обернувшись к путешественникам, сказал: - На этой площади заканчиваются  все
сюжеты. Оттого она и называется "Неожиданных". Но, впрочем, вы и сами  скоро
узнаете... А пока прошу вас выйти со мной.
   Путешественникам  надоело  трястись  в  автобусе   поэтому   они   охотно
последовали за своим провожатым.
   - Между прочим, под этими часами все герои назначают свидания героиням, -
кивнул водолаз на уличные часы. - Тайком от злодеев, конечно. Я и сам с  кем
только здесь не встречался, пока отрицательные персонажи искали нас по всему
городу. Так запомните это место на всякий случай.
   Наши герои невольно взглянули на угол, на котором висели часы, и увидели,
что и сейчас там топчется десяток скучных парней- и девушек.
   Водолаз перевел своих экскурсантов через площадь, и наши герои  оказались
в толпе гуляющих. Впрочем, вблизи  быстро  выяснилось,  что  горожане  ведут
совсем не праздный образ жизни, как это казалось из окна автобуса. Каждый из
них на самом деле выполнял какое-то таинственное задание.  Люди  выслеживали
друг  друга,  что-то  передавали  исподтишка,  обменивались  короткими,   но
несомненно многозначительными фразами, а потом уже в  открытую  преследовали
кого-то. На глазах у наших героев в одном  из  окон  просигналили  фонариком
средь  бела  дня,  и  сейчас  же  двое  молодых  людей  схватили  ничего  не
подозревавшую барышню со скучным личиком.
   - Эту, что ли? - крикнул один из парней. адресуясь к окошку.
   - Эту, эту! Сами не видите, что ли? - сердито ответил  кто-то  невидимый,
стоя за гардинами, - только мелькнула его рука,
   Тогда молодые люди нехотя запихали покорную барышню в черный облупившийся
автомобиль и укатили.
   Тут наших героев привел в себя голос водолаза.
   - Эй, где вы там? Спускайтесь за мной, - говорил  тот,  стоя  по  пояс  в
канализационном люке. Потом он исчез под землей.
   - Вы как хотите, а я в преисподнюю не полезу, - заявил Барбар.
   Его спутники заколебались вначале,  но  люк  темнел  так  заманчиво,  что
рыцарь Джон не вытерпел, обнажил свой верный меч и отважно  полез  вслед  за
водолазом. Не долго думая, Петенька  решил  последовать  его  заразительному
примеру. Заметив такое,  Барбар  понял,  что  ему  тоже  не  миновать  этого
маршрута - не оставаться же одному на загадочном  проспекте,  -  и  оттеснил
Петеньку плечом.
   - Чур, я вторым, - сказал он, не желая идти там, впотьмах, последним.
   Водолаз повел их по канализационной трубе. В трубе было  темным-темно,  и
Барбар вдруг завопил точно резаный:
   - А-а-а!
   - Вы что? - спросил водолаз.
   - Да ничего особенного, - ответил Барбар. - Просто я их пугаю, на  всякий
случай.
   - Кого - их?
   - Да тех, кто здесь может быть.
   - Ну, этих вы напрасно беспокоите, вы же пока никому не интересны. В  том
числе и им, - сказал водолаз укоризненно.
   Немного времени спустя маленький отряд вышел из трубы и очутился  посреди
людного  двора.  Но  их  странное  появление  никого  не  удивило:   женщины
продолжали стирать белье и  выбивать  ковры,  а  дети  -  заниматься  своими
играми. Будто это было в порядке вещей - то, что  среди  бела  дня  из  люка
вылезла группа мужчин.
   Только дряхлый старик, сидевший на раскладном  стульчике,  загнул  четыре
пальца и прошамкал:
   - О, еще трое новеньких! Петенька взглянул на его руки и увидел,  что  до
этого у него уже был зажат целый кулак.
   - Значит, до нас были еще пятеро? - спросил Петенька с ожившей надеждой.
   - Я никого не видел и ничего не знаю. И вообще  давно  оставил  практику.
Говорят,  мол,  уже  не  нравлюсь  читателям.  А  ведь  когда-то  был  очень
популярным сыщиком, - произнес старик, опечалясь.
   - И кто же такое сказал? - возмутился Петенька, чтобы  доставить  бывшему
сыщику приятное.
   - Кто же еще мог такое сказать? Сам автор, - сообщил старик, повеселев  и
в самом деле.
   - Некогда, некогда, - заторопил водолаз, увлекая  свой  отряд  к  высокой
кирпичной стене.
   "Если бы мы не спешили, старый сыщик в конце концов сказал бы, кто  такие
пять пальцев, что он зажал в кулак перед нами", - подумал Петенька.
   Но времени, наверно, и вправду не было. Проводник набросился  на  стенку,
точно голодный, начал, пыхтя, карабкаться наверх.  Тяжелый  костюм  водолаза
тянул его вниз, и, пока бедняга обливался потом, остальные его обогнали.
   - Неужели туда, куда вы нас ведете, нельзя попасть обычным  путем,  через
улицу и двери? - спросил Петенька, повиснув посреди  стены  и  глядя  сверху
вниз на провожатого.
   Нет, он думал сейчас не о себе и своих товарищах, потому что рыцарь  Джон
и Барбар уже сидели на стене, свесив ноги, да и ему  лично  оставалось  лишь
подтянуться. Словом,  он  заботился  о  водолазе.  Его  ли  дело  лазить  по
кирпичным стенам? Но самого провожатого  это  несоответствие  нисколечко  не
обескуражило.
   - Наверное, нельзя, - сказал водолаз, наливаясь кровью от натуги.  -  Наш
автор считает этот способ одной из своих крупных удач.
   Собрав последние силы, он взобрался на стенку и с шумом рухнул по  другую
ее сторону. Его подопечные спустились обычным  манером,  который  принят  на
Земле и даже на планете Ад.
   - Ну-с, мы пришли, - сообщил водолаз  с  облегчением,  когда  наши  герои
поставили его на ноги, хорошенько встряхнув.
   Оглядевшись, путешественники увидели,  что  угодили  во  двор  роскошного
дома. И двор, и стены дома были  украшены  скульптурами  одного  и  того  же
большого и жирного мужчины. И что только мужчина ни делал: и  сидел  в  позе
Мыслителя, и готовился бросить диск, и подпирал со всех сторон крышу дома, и
еще массу другого, говорящего о том, что этот человек может  все  на  свете.
Между скульптурами бродили, точно тени, уже  знакомые  мушкетеры,  ковбои  и
авантюристы. На широкой лестнице, ведущей в дом,  сидел  индейский  вождь  с
самым унылым видом.
   - Он давно уже ждет. Совсем потерял терпение. Бегает  по  кабинету,  трет
руки и грозится теперь всех наказать, - доложил индеец, поднимаясь.
   - Ну, ступайте к нему, с Богом! - сказал водолаз нашим героям  и  добавил
шепотом: - Может, вам повезет побольше и вы и вправду попадете в  интересное
произведение.
   Он слегка  подтолкнул  путешественников  к  первой  ступеньке,  затем  ко
второй, третьей... Петенька и его друзья поначалу оробели,  потому  что  еще
никогда не видели живого писателя, но потом набрались храбрости,  распахнули
массивную дверь и вступили в огромную комнату,  которая  могла  быть  только
кабинетом писателя.
   За письменным столом сидел большой и жирный мужчина, вылитый кто-то, кого
они совсем недавно видели, и причем во множественном числе.  Надо  полагать,
это и был писатель Помс, о котором они столько слышали в последнее  время  и
который их ждал с нетерпением. Сперва Петенька подумал, что  Помс,  наверно,
так здорово похож на самого себя, но тут же вспомнил скульптуры во  дворе  и
на стенах дома и догадался, что писатель похож на скульптуры.
   Между тем большой  и  жирный  мужчина  выбежал  из-за  стола,  точно  его
спустили с цепи, и заорал во все горло:
   - А,  мои  новые  герои  пришли!  Здравствуйте,  мои  новые  герои!  -  И
подчеркнул слово "мои".
   Петенька и рыцарь Джон собрались ответить  на  его  приветствие,  но  тут
неугомонного Барбара кто-то потянул за язык.
   - Мы не "ваши", мы "свои" герои. А я еще, в частности, и мамин.
   - Ах вот вы как?! Не нравится мне это, не  нравится,  -  сказал  писатель
Помс, надувшись. - Не успели появиться - и сразу  бунтовать!  И  особенно  я
недоволен вами, Барбар!
   - Что за жизнь! - огорчился Барбар. - Нельзя шагу  ступить!  Все-то  тебя
знают...
   - Да как вы смеете возмущаться без моего  ведома?  -  вконец  рассердился
писатель Помс. -  Ну  погодите,  Барбар!  На  моих  страницах  вы  запляшете
по-другому! Я сделаю вас положительным, вот что!
   Услышав такое, Барбар задрожал, будто стало  очень  холодно,  и  Петенька
вместе с рыцарем Джоном поняли, что  их  соратник  перетрусил  на  этот  раз
по-взаправдашнему.
   - Мне пора домой, на родную  планету.  Ну,  я  пошел,  -  заявил  Барбар,
храбрясь изо всех сил и притворяясь, будто писатель Помс  не  сказал  ничего
особенного.
   - Так я и отпустил. Эй, мои верные персонажи! - воскликнул писатель Помс.
   Двери тотчас распахнулись, и кабинет заполнили послушные персонажи.
   - Сейчас же увести этого. - И он указал  на  несчастного  Барбара.  -  Да
прихватите с собой рыцаря Джона.  Я  уже  придумал  ему  наиувлекательнейшую
историю.
   - Сэр, я хоть и бедный, но гордый и независимый рыцарь!  -  возразил  сэр
Джон и выхватил меч. - Эй вы, защищайтесь!
   - Но-но! Надеюсь, ваш меч не настоящий, а придуманный, - сказал  писатель
Помс, попятившись.
   Но он напрасно трусил, потому что силы были слишком неравные.
   Верные персонажи подхватили Барбара и рыцаря под руки и вывели  прочь  из
кабинета. Петенька и писатель Помс остались одни
   - А с вами особый разговор,  -  сказал  писатель  Помс,  прохаживаясь  по
кабинету. - Все, что нас окружает, придумал я, - похвастался он, потому  что
его так и распирало от самодовольства. -  Вначале  придумал  планету,  потом
скульптуры и затем уж себя. Не правда ли, здорово получилось?
   - Вы очень похожи на них, на скульптуры, - согласился Петенька.
   - Еще бы! Я самый гениальный писатель! Такого до сих  пор  не  было...  А
вы... а вы что-нибудь Мое читали?
   - Пожалуй, ничего не читал, - честно признался Петенька  и,  стараясь  не
ранить самолюбие писателя Помса, добавил: -  Наверное,  ваши  книги  еще  не
дошли до Земли.
   - Не дошли! - подтвердил писатель Помс.  -  Потому  что  я  ни  одной  не
закончил. Все мои первые персонажи вышли из  повиновения  и  разбежались  по
планете. И теперь занимаются ремеслами и земледелием.  Мы,  говорят,  желаем
построить яркую, полнокровную жизнь. Ну, а те, что я придумал потом,  ничего
не умеют. Но теперь... но теперь я напишу самую выдающуюся книгу!  -  заявил
он спесиво.
   - Мы желаем вам творческой удачи, - сказал Петенька вежливо.
   - Можете не желать,  это  не  обязательно,  -  отмахнулся  писатель  Помс
небрежно. - Главное, чтобы вы и ваши друзья как можно  лучше  выполнили  все
мои указания. Это основное требование к персонажам.
   - Но у нас свой сюжет. Мы догоняем пиратов, которые похитили мою невесту,
- пояснил Петенька, полагая, что писатель Помс очень занят и  потому  ничего
не знает.
   - Мне все  известно,  -  поморщился  тот.  -  Читал  в  газетах.  И  ваши
приключения, откровенно говоря, мне пришлись не по вкусу.  Я  переверну  все
по-своему. Извольте выслушать мой сюжет!.. М-м, на чем я остановился? Ах да,
я еще вовсе не начинал. Значит, так... Ага, придумал. Один негодяй, каких не
видел свет, вместе со своими гнусными сообщниками хочет отнять у  Марины  ее
дорогого кота Мяуку, - продолжал он, увлекаясь, -  а  старые  добрые  пираты
спасают ее. И негодяй - это вы, штурман "Искателя". Здорово я сочинил?

 "Батюшки! - испугался Петенька. - Я должен немедля убежать. Не хочу быть негодяем!"
   - Я все сделаю по-другому. Марина перестанет любить и вас, и сказки.  Еще
чего не хватало! С детства ненавижу сказки и рыбий жир.  Стоит  заболеть,  и
сразу тебе рыбий жир и сказки. Бррр... А ваш командир и  юнга  забудут,  что
такое путешествие,  я  сделаю  их  ленивыми  обывателями...  Что  же  теперь
придумать из механика Кузьмы?..
   Писатель Помс разошелся вовсю, и Петенька с радостью подумал: как хорошо,
что остальные его товарищи отсюда далеко и ужасный сюжет им не угрожает.
   - Я знаю, о чем вы думаете, -  сказал  писатель  Помс.  -  Будто  мне  не
добраться до остальных ваших друзей.  Ха-ха!  Смешно,  потому  что  они  все
здесь, на моей планете. А вы-то этого не знали! Смешно, ха-ха!
   Для Петеньки и вправду это оказалось неожиданной новостью.

   ГЛАВА 28,
   в которой много топота и крика
   - Эй, где мои лучшие разведчики?  -  окликнул  писатель  Помс,  приоткрыв
дверь.
   За дверью послышался дружный топот, и в  кабинет  вошли  три  кругленьких
человечка. Они посмеивались то и дело, будто таили  что-то  смешное.  Увидев
Петеньку, они и вовсе запрыскали  в  кулачки,  начали  толкать  друг  дружку
локтями.
   - Это мои лучшие разведчики! На службу попросились сами, и прошел  только
день, а уже лучшие разведчики, - сказал писатель Помс. - А  теперь  они  нам
скажут, где остановился звездолет "Искатель".
   - Докладывать буду я, - заявил один из  разведчиков.  -  Я  первый  занял
очередь.
   - Нет, я! А я первый подумал об этом, - возразил другой.
   - Если на то пошло, я только родился, так и сказал всем сразу: "А  в  тот
день докладывать буду я", - сварливо вмешался третий.
   - Ну вот что, докладывайте по очереди. Иначе вы у меня попадете  в  самый
плохой сюжет, - припугнул писатель Помс своих разведчиков.
   Угроза подействовала, и кругленькие  человечки  угомонились  разом.  -  А
звездолет "Искатель"... - начал первый разведчик послушно.
   - ...приземлился возле... - продолжал разведчик второй.
   - ...возле речки, - закончил разведчик третий.
   После этого  кругленькие  человечки  развеселились  вновь  и  так  же,  с
топотом, покинули кабинет. - Вот уж мы сейчас нагрянем на ваших друзей!  Вот
уж мы застанем их врасплох! -  сказал  пи-сатель  Помс.  -  Сидят  пока  еще
благородные и хорошие.  И  небось  не  ждут,  что  я  их  мигом  превращу  в
отрицательных героев. Эй, мои верные персонажи! - позвал он,  выскакивая  из
кабинета.
   Когда верные персонажи окружили своего писателя, Помс закричал:
   - А теперь побежали! - Он бросился на каменную стенку и отлетел  от  нее,
точно резиновый мяч, в противоположный угол двора.
   - Но ведь проще через ворота, по улице,  -  деликатно  заметил  Петенька,
помогая Помсу под-няться на ноги.
   -  А  в  самом  деле...  Прекрасно  придумано!  Прекрасно!  -  воскликнул
писатель. - А вы талантливы, молодой человек, почти как  я.  Только  гораздо
меньше. Итак, держитесь за меня! Побежали, побежали!
   Петенька ухватился за полы его  пиджака  и  вместе  с  оравой  персонажей
пробежал через весь город.
   За городом лежала прямая проселочная дорога, и по этой дороге  удалялись,
взявшись за руки, три кругленькие фигуры.
   Заметив писателя Помса и его  окружение,  круглячки  прибавили  прыти,  -
только пыль заклубилась под их каблуками.
   - Ба, это же мой авангард! Это же мои разведчики! -  воскликнул  писатель
Помс, пыхтя: бежать ему не так-то было легко, беднягу мучила одышка.
   Вскоре Петенька увидел берег реки и над ним контур родного "Искателя".  У
подножия корабля, как всегда, суетился механик Кузьма, а поодаль  на  травке
сидели командир и юнга и набирались терпения. Но штурман, конечно, не  знал,
что они не бездельничают, а набираются терпения, то  есть  занимаются  самым
тяжелым трудом, - издали ему казалось, будто они отдыхают после обеда.
   Между  тем  круглячки  свернули  к  берегу,  остановились  перед  великим
астронавтом и азартно зажестикулировали.
   - Ага, авангард, хватайте их, вяжите! - закричал писатель Помс,  потрясая
кулаками.
   Круглячки счастливо засмеялись, показали розовые языки и потом  попрыгали
в звездолет, стоявший рядом с "Искателем". Теперь взгляды  всех,  занятых  в
этой сцене, были прикованы  к  великому  астронавту.  Он  ненадолго  ушел  в
тяжелые думы, но затем вернулся оттуда и что-то сказал  своему  юнге;  потом
они не спеша, с достоинством сели в корабль, и  оба  звездолета  унеслись  в
небеса перед самым носом писателя Помса.
   - Сбежали! - закричал писатель Помс, топнув ногой.
   Но Петенька-то знал, что его товарищи и не думали бежать. На  самом  деле
они удалились. Великий астронавт не  желал  на  склоне  лет  превращаться  в
отрицательного героя, а юнга, несомненно, следовал его примеру.
   - Ага, меня обманули,  -  догадался  писатель  Помс.  -  Никакие  они  не
разведчики! Это же три хитреца, как я не  сообразил  сразу.  Они  подразнили
меня, а я и поверил. Ну ничего, у меня еще остались вы, штурман, и Барбар  с
рыцарем Джоном. Правда, я уже нагрузил их работой, и  поэтому  вам  придется
попотеть за троих. Сейчас вы и  начнете,  не  будем  откладывать.  А  ну-ка,
наведите ужас на Марину и пиратов как следует.  Эй,  мои  верные  персонажи,
бежим к пиратам!
   Не успел писатель Помс разогнаться во всю прыть,  как  навстречу  попался
все тот же индейский вождь, идущий из города. Он был по  совместительству  и
авторским скороходом и потому очень спешил.
   - Пираты и девушка с котом задали  стрекача,  только  я  их  и  видел,  -
возбужденно сообщил  вождь:  видимо,  по  дороге  он  растерял  свойственную
индейцам невозмутимость.
   - Ага, испугались! - обрадовался писатель Помс. - Все пошло как по маслу,
штурман. Вы еще не успели им насолить, а они уже пришли в ужас.
   - Вы не поняли, наш багроволицый автор. Они испугались  вас,  -  возразил
индеец возбужденно. - Их  вожак  так  и  сказал  девушке:  "Знаете,  Марина,
оставим пока наши внутренние дела. Теперь бы  спастись  от  писателя  Помса.
Иначе он такое вытворит с нами!" И после этого они - фьють! - удрали.
   - Этого еще не хватало! - возмутился писатель Помс. - Так, чего  доброго,
и развалится мой сюжет!
   - Писатель, это еще не все! - послышался голос водолаза. - Исчез  Барбар.
Только вышел из вашего кабинета и будто провалился под пол. Стоял  рядом  со
мной, и вдруг нет его.
   - Да что же это такое! - рассердился писатель Помс.  -  Когда  мне  дадут
спокойно работать? Все от меня бегут!
   "Кажется, моя очередь бежать", - подумал Петенька и пустился наутек.
   - Ловите его! Он почти последний у меня  остался!  -  завопил  за  спиной
писатель Помс.
   Но Петенька успел достичь уличного лабиринта. Он  повернул  за  ближайший
угол, и ему на глаза попалась вывеска почтового отделения.
   "Ах как кстати, - подумал Петенька. - Пошлю-ка по дороге телеграмму маме:
мол, жив и здоров", - и зашел в подъезд.
   - За мной! - прокричал за дверью писатель Помс. - За мной!  Он  не  будет
прятаться сразу. Это говорю вам я, великий выдумщик!
   И  тотчас  погоня  пронеслась  мимо,  за  окном  промелькнули  шляпы   со
страусовыми перьями, орлиные перья и сомбреро.
   В почтовом зале было чисто, словно сюда еще не ступала нога  человека.  В
окошечках сидели женщины в связистской форме, они лениво переговаривались  и
зевали, но, увидев Петеньку, умолкли и подтянулись.
   - Вы, случаем, не шпион? - осведомилась одна из женщин.
   - Видите ли, я - путешественник, - ответил Петенька, почему-то  испытывая
чувство вины.
   - Жаль, - сказала женщина, - мы просто помираем от безделья.
   - Вот я и надумал дать телеграмму! - обрадовался Петенька.
   - Мы не принимаем телеграмм. А также письма. посылки, бандероли,  простые
и ценные. В общем, ничего не принимаем, - отбарабанила работница почты.
   - Можно, я пожалуюсь вашему начальнику? - спросил деликатно Петенька.
   - Пожалуйста! Вторая дверь налево...
   - Ничем не можем помочь! Нам жалко вашу маму, но помочь мы  не  можем,  -
заявил в свою очередь начальник почтового отделения.
   - Но для чего же все это - и телеграфный аппарат,  и  почтовые  ящики?  -
удивился Петенька.
   - Для вида! На самом деле здесь явка для шпионов.  Так  уж  нас  придумал
писатель Помс. Нам бы и  самим  хотелось  принимать  телеграммы  и  заказные
письма и потом разносить их по домам. Но так уж нас  придумали,  -  повторил
начальник с сожалением.
   Петенька вышел на улицу и  было  совсем  упал  духом,  когда  из-за  угла
долетел звонкий голос:
   - Кому приключения?! Есть разнообразные приключения!..
   И на перекресток  вышел  белый,  точно  обклеенный  ватой,  старикашка  с
удивительно синими лукавыми глазами. Через его плечо висел  лоток,  в  каких
обычно держат леденцы и другие изумительные сладости.
   -  Приключения  захватывающие   и   головокружительные!   Потрясающие   и
необычные! Есть приключения! - возвестил лотошник, задрав голову и обращаясь
к закрытым окнам.
   Одно из окон не замедлило распахнуться, из него по пояс выглянул  мужчина
в пенсне и спросил:
   - А интриги есть?
   - Интриг не держу. Но есть приключения, самые настоящие, без подделок,  -
виновато ответил Продавец приключений.
   Как вы догадались, это был именно он.
   - Нужны интриги. Хотя бы парочка, - сердито объявил мужчина  и  захлопнул
окно.
   - Кому приключения?! Самые настоящие, без  подделок,  -  сказал  Продавец
приключений, жалобно глядя на Петеньку.
   - Я бы взял у вас охотно. Но сейчас не могу этого сделать, потому  что  у
меня еще не закончилось собственное приключение, - пояснил Петенька, разводя
руками.
   - Сразу видно, что вы славный юноша, -  промолвил  Продавец  приключений,
оглядывая улицу  с  последней  потухающей  надеждой.  -  Неудачно  я  выбрал
планету. Здесь все уже расписано автором, и настоящие приключения никому  не
нужны, - печально сказал старичок и  устало  присел  на  каменную  ступеньку
ближайшего подъезда.
   - Ничего, вы еще найдете людей, которые сами попросят у вас приключение и
скажут еще: "А ну-ка дайте нам приключение для самых отважных",  -  произнес
Петенька, стараясь подбодрить грустного лотошника, и сел рядом с ним,  зная,
как человек иногда нуждается в сочувствии.
   - Ну разумеется, ну разумеется, юноша с добрым сердцем,  я  уже  встречал
немало таких людей. Только мне бы хотелось, чтобы  их  было  еще  больше,  -
сказал Продавец приключений, засмеявшись: видно, Петенькино участие  вернуло
ему хорошее настроение. - Я обошел весь белый свет со своим  стареньким,  но
верным лотком и перевидел много людей  на  своем  веку.  Немало  еще  таких,
юноша, кто боится променять свой уют на чудесное приключение.  Однако  когда
приходит старость, они  начинают  жалеть,  но  уже  поздно  и  молодость  не
вернешь, - покачал головой старик и добавил: - Мне очень жалко таких  людей,
ну так прямо жалко...
   - Мне тоже их жалко, - согласился Петенька. - Ужасно жалко!
   Они помолчали, жалея неудачников, а потом Петенька спохватился.
   - Вы обошли всю Вселенную! И  наверное,  видели  все!  -  воскликнул  он,
схватив лотошника за рукав. - И может, вы  знаете,  где  бы  могли  укрыться
пираты из созвездия Гончих Псов?
   - А вам это очень нужно? - переспросил Продавец приключений.
   - Даже не представляете как! В общем, они похитили мою невесту.
   - Знаю, знаю, но вы опоздали,  юноша!  Еще  пять  минут  назад  мне  было
известно это. Но на соседней улице ко мне подошел один человек  -  кто  это,
секрет - и спросил то же самое. И я отдал ему все, что  содержалось  в  моей
памяти о пиратах. И теперь у меня в голове ничего не осталось  от  этого,  -
удрученно сказал Продавец. - И это еще не  все:  несколько  минут  назад  он
покинул планету вместе с ценными сведениями.
   - Прощайте, - сказал Петенька, пожимая руку доброго  Продавца.  -  Я  сам
разыщу их убежище!
   - Желаю успеха! Жаль, что не могу помочь! -  крикнул  Продавец  Петеньке,
который уже мчался по улице во всю мочь.
   - Молодой человек! Э-э,  молодой  человек!  Подождите!  -  донеслось  ему
вслед.
   Обернувшись, Петенька увидел начальника почты.  Тот  бежал,  отдуваясь  и
заломив форменную фуражку на затылок, и кричал, размахивая рукой:
   - Молодой человек! Куда же вы?! Остановитесь!
   - Я слушаю! - ответил Петенька. Начальник остановился в двадцати шагах  и
громко сказал:
   - Мы вот что решили: а  ну  его  к  лешему,  автора!  Займемся  настоящей
почтой.
   - Это же замечательно! - воскликнул Петенька, радуясь за начальника и его
товарищей.
   - Да-да, еще как замечательно! Мы просто молодцы, что отважились!  Теперь
у нас начнется интересная жизнь, - сказал начальник. - И первой мы  отправим
вашу телеграмму! Так что вы собирались передать своей мамаше?
   - Ну, то, что я жив и здоров, - пояснил Петенька.
   - Ясно! - сказал начальник  почты  и  помчался  назад,  придерживая  свою
форменную фуражку.
   - Поздравляю с дебютом! - прокричал Петенька вслед и, стараясь наверстать
упущенное, побежал по лабиринту.
   Как вы помните, он спасался бегством от писателя Помса, и  ему  следовало
покрыть  немалое  расстояние.  Поэтому  он  долго  бежал  без  остановки  и,
увлекшись столь интересным бегством, не  сразу  услышал  громоподобный  рык,
долетевший откуда-то из соседней улицы:
   - Я человек прямой и не привык исподтишка! Что вы  со  мной  делаете?!  -
рычал неизвестный уже очень знакомым голосом.
   Петенька выглянул из-за угла и увидел рыцаря Джона, бегущего  по  площади
Неожиданных Финалов. Отважный воитель впервые  в  жизни  улепетывал  во  всю
прыть, и на лице его был написан ужас, а по пятам на ним гналась орава людей
в  масках  и  плащах.  Они  размахивали  деревянными  кинжалами  и   кричали
несчастному рыцарю:
   - Ну подстерегите кого-нибудь за углом! Ну что вам  стоит?!  Это  же  так
интересно! - и протягивали ему вслед комплект из маски, плаща и  деревянного
кинжала.
   Заметив Петеньку, рыцарь Джон несказанно обрадовался и  поспешил  к  нему
через улицу, ища спасения.
   -  Сэр,  будьте  добры,  растолкуйте  им,  ну,  что,   мол,   я   человек
благородный...  -  взмолился  рыцарь  Джон,  запыхавшись  от   металлической
тяжести, что таскал он вечно на себе и с которой не очень-то побегаешь.
   А набежавшие люди в плащах и масках подождали, пока рыцарь Джон  закончил
свое обращение, и потом закричали на все голоса:
   - Ну теперь-то уж вы от нас не отвертитесь! А один из них прикрыл  голову
плащом и прошептал из-под полы:
   - Быстрее набросьте маски и плащи... В этом ваше спасение!
   Петенька и рыцарь Джон сообразили, в чем дело, быстренько повязали маски,
набросили плащи, вооружились кинжалами  и,  не  дав  окружающим  опомниться,
моментально смешались с толпой.
   - Вот это да! Где же они? Только что были тут  и  исчезли,  эти  двое,  -
загалдели мастера плаща и кинжала.
   - А ты случайно не один из них? - принялись они выпытывать друг дружку.
   Наши герои помалкивали, и среди мастеров плаща и кинжала началась паника.
   - Кто же теперь нас подстережет за углом? Или кого мы будем  подстерегать
со своей стороны? Вот уж нам попадет от автора! - сокрушались они.
   Галдя и обмениваясь взаимными обвинениями,  толпа  незадачливых  мастеров
плаща и кинжала сдвинулась с места  и  пошла  вдоль  по  улице,  оставив  на
перекрестке Петеньку, рыцаря Джона и их та-инственного спасителя.
   Петенька и рыцарь Джон  сбросили  плащи  и  маски,  и  только  незнакомец
оставался еще в одеянии заговорщика.
   - Кто же вы, благородный человек? - спросил его штурман "Искателя".
   - А вот угадайте,  -  ответил  тот  уклончиво.  Петенька  и  рыцарь  Джон
принялись ломать себе головы, а незнакомец следил  за  ними  с  нескрываемым
удовольствием. Наконец после длительного раздумья они сложили оружие.
   - Сдаемся. - сказал Петенька, поднимая руки.
   - Ну, тогда смотрите!
   Незнакомец снял маску, и Петенька с рыцарем  Джоном  ахнули:  перед  ними
стоял Барбар!
   - Как вам удалось это? - воскликнули Петенька и рыцарь Джон хором.
   - А, долго рассказывать, - ответил Барбар небрежно. - Просто я  сразу  же
сказал себе: "Эге, Барбар, ты должен затеряться  среди  персонажей".  И  вот
затерялся, как видите.
   - Ну вот, наша эскадра снова  в  полном  составе,  -  произнес  Петенька,
ликуя.
   - Еще рано радоваться, штурман. Не забывайте: наше бегство  продолжается.
- напомнил Барбар, бдительно озираясь.
   И в самом деле, положение  их  оставалось  почти  безвыходным.  По  всему
городу разносился отчаянный топот и были слышны голоса верных персонажей:
   - Они где-то здесь!..
   - Окружай их! Окружай на всякий случай!.. Наши герои затаили дыхание.  Но
предосторожность, как всегда случается во время путешествий, оказалась  даже
вредной.
   Тишина   площади   Неожиданных   Финалов,    посреди    которой    стояли
путешественники, насторожила писателя Помса, и он очутился тут как тут.
   - Если бы вы тоже топали,  я  бы  никогда  вас  не  нашел,  -  сказал  он
обескураженным путешественникам. - Итак... вы мне попались!
   Но наши герои вспомнили, что сегодня уж такой день, что приходится  то  и
дело бегать, и припустили во всю прыть...
   - Куда же вы? Ведь я устал, вон сколько носился по  городу!  -  засетовал
писатель Помс, не успевая за беглецами.
   Когда он вбежал на космодром, корабли второй эскадры  так  и  брызнули  в
голубое небо и там пропали.  Во  всяком  случае,  так  почудилось  свободным
персонажам, которые невдалеке возились на своих полях. Они оперлись на тяпки
и смотрели, как писатель Помс сел по-турецки на землю  и  заколотил  по  ней
кулаками.
   - Не хочу... Не хочу, чтобы от меня разбегались, будто куры  из-под  носа
машины! - заголосил он капризно. - Я  толстый  и  старый,  а  главное  -  не
талантливый!

   ГЛАВА 29,
   в которой командир и его славные спутники попадают в офсайд
   Толстячки стояли в углу, точно напроказившие дети. А командир старался не
смотреть в их сторону.
   - Вы уже, конечно, догадались,  юнга,  что  я  бесстрашный  человек.  Как
по-вашему, есть что-нибудь на свете такое, чего бы боялся  ваш  командир?  -
спросил великий астронавт.
   - По-моему, командир, вы не боитесь ничего на свете! -  произнес  Саня  с
горячей убежденностью.
   - На этот раз не угадали, юнга. Есть на свете одно такое,  чего  я  боюсь
панически, - признался командир, предварительно  сделав  над  собой  усилие,
потому что трудно признаваться в слабости, и особенно, если она у тебя одна.
- Ваш командир боится плохих писателей, - сказал  Аскольд  Витальевич.  -  И
когда появился Помс, он совсем потерял голову и приказал бежать. Так  мы  не
смогли набраться терпения и двинулись дальше в путь раньше  времени.  И  все
оттого,  что  вам  вздумалось  подразнить  писателя  Помса.  -  И   командир
наконец-то повернулся к толстячкам.
   - Мы не хотели ничего дурного, - прошептал Фип, опустив голову и  ковыряя
пол носком ботинка.
   - Мы просто собирались порезвиться, потому что  в  нас  играет  кровь,  -
добавил Рип, водя пальцем по стене и не решаясь взглянуть в  глаза  великому
астронавту.
   - Мы больше не будем, - пообещал Пип, не зная, куда деть руки.
   И тут толстячки робко подняли глаза, полные раскаяния.
   - Ну да ладно, прошедшее не вернешь. Можете выйти  из  угла,  -  вздохнул
командир, поднимаясь с табурета. - Единственное, что я успел сделать в самый
последний момент, - это забрал У своего старого друга, Продавца приключений,
все сведения о пиратах. Вам, наверно, интересно, как это было? Иду,  значит,
по улице, а он мне навстречу, старый дружище. "Ба, думаю, да повстречайся он
нашему жениху, и финал путешествия будет скомкан".  И  я  говорю  ему:  "Где
могут спрятаться  пираты  из  созвездия  Гончих  Псов?  Давай-ка,  приятель,
выкладывай". А он отвечает: "Так я и сказал.  Не  могу,  сам  понимаешь".  -
"Теперь, к сожалению, можешь, говорю,  теперь  жених  солирует,  а  мы.  сам
понимаешь, не можем соваться  туда  раньше  него".  -  "Тогда  другое  дело,
отвечает, база их на планете Борзой,  в  том  же,  значит,  созвездии".  Ну,
поговорили еще о том о сем и разошлись. И теперь нашему штурману придется до
конца искать самому. В общем, свое  удовольствие  он  получит  полностью,  -
закончил он, еле Скрывая зависть.
   Толстячки в это время о чем-то  шушукались  и,  когда  великий  астронавт
завершил коротенькую речь, вытолкнули на середину салона Фипа.
   - А мы придумали,  как  вернуть  время,  -  сказал  Фип,  напыжившись  от
важности.
   - Если вы очень попросите, мы, так и быть, откроем секрет, - добавил Рип.
   -  Переведите  стрелку  назад,  и  вы  вернете  время,  -   не   выдержал
непоседливый Пип.
   - Спасибо, друзья, за совет, - поблагодарил командир  растроганно.  -  Но
теперь уже поздно. Мы обогнали главного героя и угодили в офсайд!  И  теперь
перед нами угроза превращения в посторонних зрителей.
   Это сообщение поразило всех, даже легкомысленные толстячки и те перестали
толкаться исподтишка.
   - А нельзя нам вернуться назад, выйти из  офсайда?  -  осторожно  спросил
юнга.
   - Ах, юнга, юнга. - печально усмехнулся командир. - Разве  наше  мужество
позволит нам повернуть вспять?
   - Конечно, не позволит, - признал Саня  со  вздохом.  -  Но  что  же  нам
делать? Мне так... ну так хочется участвовать в  приключениях  по-преж-нему.
Пусть даже второстепенным героем.
   - Ну что ж, у нас имеется прекрасный выход. Мы во  что  бы  то  ни  стало
должны попасть к пиратам в плен, - сказал командир, улыбнувшись.
   - Аскольд Витальевич! Неужели вы можете попасть в  плен?  Вы-то,  Аскольд
Витальевич?! - изумился Саня, не желая верить собственным ушам.
   - Юнга, я сказал: "Прекрасный выход". Выход, а не плен. Иначе мы  выбудем
из событий и нам в самом деле ничего  не  останется,  как  перейти  на  роль
бесправных зрителей, - по-отечески пояснил командир.
   - Вы правы: пленник - это лучше все-таки, чем зритель, - согласился Саня,
стыдясь своей несообразительности.
   - И кстати, мы приготовим сюрприз нашему штурману. Вот уж он  обрадуется,
узнав, что ему предстоит освобождать еще и нас вдобавок, - закончил  великий
астронавт; он повернул голову и посмотрел в иллюминатор. - А вот  и  планета
Борзая. В какой-нибудь сотне парсеков, - сообщил командир.
   Приблизившись к планете Борзой, "Искатель" и "Три хитреца" перешли на  ее
орбиту и начали  описывать  круги,  стараясь  как  можно  быстрее  при-влечь
внимание пиратов.
   - А можно, я им без боя не сдамся? - спросил Саня,  возбужденно  раздувая
ноздри.
   - Только не переборщите, юнга, - сказал командир, подумав. - Не вздумайте
их   разогнать.   Плен   для   нас   единственный    увлекательный    выход.
Посопротивляйтесь для души и затем поддайтесь, будто лишились сил.
   Бывалый механик Кузьма достал масленку и Деловито покрывал себя  обильной
смазкой - на случай, если придется долго  лежать  в  какой-нибудь  кладовой.
Толстячки нервно хихикали, не зная, то ли пугаться, то ли испытывать  азарт.
Словом, у них замирало сердце.
   Но оказалось, устроиться к пиратам  в  плен  не  так-то  просто.  Эскадра
маневрировала целый день и  так  и  этак,  но  пираты  почему-то  упорно  не
поддавались соблазну.
   - Ну что ж, - невозмутимо произнес командир, -  придется  действовать  по
древней пословице: "Если Магомет не идет к горе, то гора все же сама идет  к
Магомету". Итак, объявляю посадку!
   Стараясь произвести как можно больше шума, эскадра спустилась на планету,
и экипаж вышел наружу, желая всем своим видом показать, что они  беспечны  и
что их очень легко застать врасплох.
   - Хорошо, что никого нет. Ведь нас так просто взять  в  плен,  -  нарочно
громко произнес Саня, подбадривая затаившихся пиратов, а сам  еле  сдерживал
смех, потому что даже подумать было  смешно,  что  его,  такого  храброго  и
сильного, можно взять в плен.
   - Ну конечно, нас захватить ничего не стоит,  -  сказал  Фип,  прыская  в
кулачок.
   - Ведь будто бы такие слабые, - добавил Рип, вторя Фипу.
   - И будто такие глупые, - закончил Пип, вторя им обоим.
   Но пираты оказались упрямым народом и ни в какую не желали нападать.
   - Да, видать, они крепкий орешек, и нам предстоит  много  хлопот,  прежде
чем нас скрутят по рукам и ногам и запрут в какой-нибудь темнице, -  покачал
головой великий астронавт.
   - Может, они на работе? - усомнился Саня. Но уже  через  несколько  шагов
перед ними открылся пиратский космодром, на котором как ни в чем  не  бывало
торчал всем известный черный межзвездный бриг. одно только название которого
щекотало нервы мирных путешественников. А именовался он - может, вы помните?
- так: "Веселая сумасшедшая собака".
   - Да нет, они поблизости где-то, и, слава Богу,  нам  от  них  никуда  не
деться! - воскликнул великий астронавт с облегчением.
   - Может, сходить в разведку? - предложил Саня с жаром.
   - Вот этого делать не следует, - возразил командир. - В плену мы окажемся
только в том случае, если пираты застанут нас врасплох. А врасплох,  в  свою
очередь, нас можно застать только в результате нашей полной беспечности. Так
что будем, юнга, немножко беспечны.  В  конце  концов,  мы  заслужили  право
позволить себе чуточку поротозейничать.
   - Эй вы, снаружи! Нельзя ли потише? - попросил кто-то невидимый.
   И великий астронавт и его друзья, словно прозрев, увидели вход в  пещеру,
возле которой грелся на  солнышке  знакомый  кот  черно-белой  масти.  Мяука
остался верен себе и при появлении наших путешественников не выразил никаких
чувств. Будто не они разрешили ему остаться на  корабле  и  будто  потом  не
кормили его вкусным мясом.
   - Но чу... - прошептал командир, и наши герои услышали голос Марины.
   Там, в глубине пещеры, она рассказывала сказку.
   - "Чтобы лучше тебя видеть", - ответил  Серый  волк  Красной  Шапочке,  -
говорила  Марина.  "Внучка,  не  верь  ему,  он  обманщик",  -  предупредила
проглоченная бабушка изнутри. "Ах, вот оно что, - сказала Красная Шапочка. -
Ну как же вам не совестно обманывать маленьких девочек? Вы такой  большой  и
взрослый!" - "А разве этого делать нельзя?" - удивился Серый.  "Ну  конечно,
нельзя", - всплеснула руками Красная Шапочка.
   - А что было дальше? - спросил кто-то из пиратов с нетерпением.
   - Серому стало стыдно. "А я не знал", - сказал  он,  выпустил  бабушку  и
ушел, готовый провалиться сквозь землю.
   - А вот и ничего подобного! Волк съел Красную Шапочку, - возразил  грубый
голос.
   - Да, так было в той сказке. У меня совсем по-другому, Роджер, -  сказала
Марина. - И вообще, Роджер, сколько раз говорить: если вы и развиты  больше,
чем ваши товарищи, и кое-что читали, все равно вам это не дает право мешать.
Ну  что  мне  с  вами  делать,  Роджер?  -  закончила  она  тоном   уставшей
учительницы.
   Тут командир и его спутники заглянули в пещеру - только одним глазком - и
увидели класс, За партами сидели пираты.
   - Полундра, ребята, кто-то пришел!  Как  бы  не  та  старуха-чернавка!  -
крикнул какой-то пират.
   И тут же поднялся невообразимый грохот. Ужасно  топоча,  пираты  один  за
другим повыскакивали наружу и преградили вход в пещеру.
   - Предупреждаем сразу: теперь  мы  знаем  сказку  о  тридцати  братьях  -
хороших разбойниках и их приемной сестрице. Я то, как старушка-чернавка дала
ей яблоко, и то, как разбойники пришли домой, а сестричка спит. В общем, нам
все известно, - предупредил, выступив вперед, босой  и  невероятно  косматый
пират. На его босых ногах было выколото фиолетовыми чернилами:  "Они  устали
ходить".
   - Как видите, мы без яблока, а  значит,  и  не  имеем  ничего  общего  со
старухой-чернавкой, - пояснил командир спокойно, показывая свои ладони.
   - Вас-то мы знаем, Аскольд Витальевич. Но от  ваших  спутников,  наверно,
только и жди всего, - возразил косматый пират и, стараясь напугать,  страшно
завращал глазами.
   -- Можете нас не  бояться.  Сейчас  мы  настолько  беспомощны,  что  даже
способны попасть в плен, - сообщил великий астронавт откровенно. - Хотя я не
думаю, чтобы мы долго пробыли в заточении. Потому что жених  Марины  следует
за нами буквально по пятам.
   - Вы слышали? Оказывается, у Марины и в самом деле есть жених! Что же нам
делать? Как нам быть? - заволновались пираты. - Правда на  его  стороне,  и,
пожалуй, мы не устоим. А Марина  еще  не  закончила  эту  ужасно  интересную
сказку.
   Тогда сквозь толпу пробился обнаженный по пояс верзила, с вытатуированной
на груди черепахой и со шрамом на щеке, и закричал:
   - Ха, я знаю одну совершенно необитаемую планетку! Я приглядел ее давно и
сделал так, что она  стала  невидимой.  Как?  Ну,  это  секрет.  Словом,  мы
забираем Марину и живем там до тех пор, пока и она и жених не станут  бабкой
и дедом!
   - Одумайся, Роджер, что ты говоришь? - зашумели  его  товарищи.  -  Разве
можно мешать чужому счастью? Мы ведь  столько  прослушали  сказок  о  добрых
делах, и ты слушал вместе с нами.
   - Вот именно! - воскликнул Роджер. - Жених увезет Марину, и мы так  и  не
дослушаем сказку до конца. А сколько у нее еще сказок в запасе,  которых  мы
не знаем? Вы об этом подумали?
   Как известно всем педагогам, порой один  хулиган  может  сбить  с  дороги
целый коллектив. Особенно если этот коллектив - пираты. Так вышло и на  этот
раз. Под дурным влиянием Роджера пираты закричали:

   - А он, пожалуй, прав! Не желаем расставаться со сказками - и все тут!
   Они ворвались в пещеру и,  схватив  Марину  и  кота,  побежали  к  своему
звездолету.
   - Аскольд Витальевич, здравствуйте! - только и успела произнести Марина.
   - Позвольте, но вы совсем позабыли о своих пленниках,  -  с  достоинством
напомнил пиратам великий астронавт.
   - Но разве мы брали вас в плен? Вот те на! Мы этого не знали. Вы даже  не
сопротивлялись. И к тому же у нас нет времени напасть на вас  хорошенько,  -
сообщил Роджер, придержав шаг.
   - К чему  формальность?  Если  у  вас  нет  времени,  -  сказал  командир
покладисто, - нападете как-нибудь в другой раз.
   - Если  так...  тогда  одно  условие:  следуйте  за  нами  в  собственных
кораблях. Надеюсь, вы не сбежите,  воспользовавшись  той  свободой,  что  мы
предоставляем вам с первого же  дня?  Слово  астронавта?  -  спросил  Роджер
настороженно.
   - Слово астронавта, - твердо пообещал командир. I
   - Ну, тогда поживее! - приказал Роджер, торопясь.
   - Давненько я не попадал  в  плен,  -  пробормотал  великий  астронавт  с
удовлетворением.
   - А как же на древней Земле? - напомнил Саня. - Мы там еще попали в  плен
к нашим пра... пра... пра... в общем прапрадедкам и прапрабабкам Это же было
совсем недавно. Будто на днях.
   - Ах да. Я запамятовал, - спохватился великий астронавт и,  чтобы  скрыть
легкое смущение, полез в звездолет.
   Теперь уже три корабля снялись с планеты Борзой и гуськом понеслись через
созвездие Гончих Псов, да так, что звезды по обочинам на их пути  слились  в
одну сверкающую линию.

   ГЛАВА 30,
   в которой вначале выясняется, что на свете,
   пожалуй, нет ничего невозможного, а потом штурман исполняет соло
   Все началось с того,  что  неизвестный  баловник  покрыл  планету  черной
краской. Черный цвет, как известно из школьной физики,  поглощает  солнечные
лучи, и потому планета стала невидимой.
   И надо же случиться тому, что невидимая  планета  висела  прямо  на  пути
второй эскадры. Что тут произошло, представить не трудно.
   Тарелочка Барбара оказалась на  поверку  фарфоровой,  и  поэтому  от  нее
только засверкали брызги. Застигнутый врасплох экипаж пролетел еще несколько
метров своим ходом и плюхнулся на  поверхность  коварной  планеты.  Петенька
приземлился на живот, едва  успев  прихватить  очки.  А  Барбар  так  и  сел
по-турецки, продолжая крепко сжимать оставшийся в руках штурвал.
   Именно в таких живописных позах и застал  своих  спутников  рыцарь  Джон,
выбравшись из помятого "Савраски".
   С  первого  взгляда  путешественники  поняли,  что  их  положение   стало
плачевным.  От  корабля  Барбара  остался  сплошной  мусор,  а  одноместному
"Савраске" дополнительные пассажиры были просто не по плечу.
   - Сэр Джон, может, вы отправитесь за помощью? - сказал Петенька, придя  в
себя от изумления.
   - Сэр, я еще никогда не оставлял людей в беде.  Но  сейчас,  видимо,  это
единственный выход. Я доберусь до проезжих путей и буду  голосовать  до  тех
пор, пока кто-нибудь не согласится завернуть на  подмогу,  -  заявил  рыцарь
Джон с готовностью.
   Он улетел не мешкая, а Барбар уныло сказал:
   - Как же он отыщет вновь эту нелепую планету?  Вот  что  мы  упустили  из
виду, Петенька. Чую, придется нам коротать здесь  время,  пока  не  кончатся
запасы пищи и кислорода. А потом... а потом никто так и не узнает, где  наши
могилки. Вот уж никогда не думал, что меня ожидает такой некрасивый конец. -
Он свесил голову на грудь и загрустил. - Да из  запасов  у  нас  и  осталось
всего-то - кулек пшена для каши, - добавил он, окончательно падая духом.
   - Вы говорите - пшена?! - вскричал Петенька и бодро поднялся на  ноги.  -
Тогда не все потеряно! Мы создадим атмосферу!
   - Вы думаете, что... - произнес Барбар, поднимая голову и еще не  решаясь
произнести заключительное слово.
   - Ну конечно же! - произнес Петенька. - Мы посеем пшено. И так как черная
почва хорошо прогревается, у  наших  зерен  будет  достаточно  тепла.  Потом
ростки начнут выделять кислород, и у нас получится  настоящая  атмосфера.  И
еще планета станет зеленой. И рыцарь Джон легко отыщет нас.
   Не теряя времени, Петенька  и  Барбар  принялись  за  дело.  Они  засеяли
поверхность планеты пшеном,  и  вскоре  та  покрылась  веселенькой  зеленью.
Растения  сейчас  же  выдохнули  кислород,  над  планетой  поднялась  чудная
атмосфера, и  наши  невольные  отшельники  наконец-то  сняли  уже  надоевшие
скафандры.
   - Знаете, Петенька, а в жизни,  по  сути,  нет  ничего  удивительного,  -
заявил Барбар, блаженно развалясь на траве и щурясь на солнце.  -  Я  сейчас
пришел именно к такому выводу. Помнится, однажды за кое-какие проделки  меня
высадили на необитаемой планете. Не так, как в тот раз, когда мы встретились
впервые, а по-настоящему. Оставили одного с провизией, где не было сладкого,
сказав  на  прощание:  "А  ну-ка,  голубчик,  посиди  поразмысли  над  своим
поведением, пока мы не вернемся за тобой". Сижу я и в самом деле  размышляю:
"А не бросить ли мне свое неблагодарное ремесло? Не то до конца  дней  своих
так и не увижу сладкого". Говорю я такое себе и машинально отщипываю кусочек
глыбы, что подо мной, и кладу в рот... Можете представить, Петенька, это был
настоящий  торт!  -  воскликнул  Барбар,  воспламеняясь.  -  Торт,  и  такой
превкуснейший, каких я не едал ни до, ни  после.  Да-да,  Петенька,  в  этом
уголке Вселенной возникли те же самые условия, что и  в  кондитерском  цехе.
Вначале молекулы сложились в компоненты, необходимые для приготовления торта
- в тесто, сахар, ваниль, яйцо и прочее, - а потом новое  изменение  условий
привело к тому, что испекся замечательный торт! В общем, когда кончился срок
заключения, от планеты осталась только четвертая часть. Я  Умолчал  о  своем
открытии, а мои воспитатели" решив, что урок был достаточным, забрали меня с
собой. Наверно, вы догадываетесь сами, что после такого чудесного  наказания
я так и не оставил своих проделок и, наоборот, мечтаю, чтобы мне всыпали еще
разок таким же образом, - закончил Барбар.
   В блаженную тишину ворвался шум двигателей, и, подняв головы, Петенька  и
Барбар увидели, как из глубин космоса на планету  поочередно  свалились  три
межзвездных корабля.
   Нет, это не были спасители, за которыми отправился рыцарь Джон. Но зато в
одном  из  звездолетов  Петенька,  к  своему  неописуемому  восторгу,  узнал
неповторимые очертания родного "Искателя".
   - Ура! - закричал  Петенька  и  во  все  лопатки  понесся  к  прилетевшим
кораблям.
   - Даже не знаю, радоваться или  бежать  отсюда  подальше,  -  пробормотал
Барбар, поглядывая то на звездолет своих толстячков, то на черный бриг своих
недавних соучастников, которых  он  некогда  надул  и  которые,  несомненно,
жаждали отмщения. Но, увы, "бежать" было не на чем, и он пошел  навстречу  -
не торопясь на всякий случай.
   Люки  кораблей  широко  распахнулись,  выпуская  людей,   и   первым   на
преображенную планету ступил Роджер.
   - Это что еще за превращение? - спросил он, хмуро оглядывая зеленые поля.
- Кажется, я сам покрывал все черной краской.
   - Петенька, я здесь! - закричала Марина, высовываясь из люка.
   - Чуточку потерпи, сейчас я тебя спасу. - откликнулся штурман.
   Он был слегка обескуражен. Ему всегда казалось, что у невесты будет очень
жалкий вид, когда он увидит ее в  заточении.  Но  Марина  не  изменилась  ни
капли, только губы ее были испачканы несомненно вкусным шоколадом. А тут еще
как ни в чем не бывало из рук невесты выскочил кот Мяука, присел на траву  и
почесал за ухом.
   - Почему именно вы решили спасать  Марину?  Насколько  нам  известно,  ее
жених - этот негодяй  Барбар,  -  заявил  между  тем  Петеньке  все  тот  же
удивительно  лохматый  пират  от  лица  своих  товарищей,  а  те   закивали,
подтверждая свое недоумение.
   - Ага, и вы попались на его удочку! - обрадовался Фип.
   - Этот слух распустил сам Барбар, - пояснил Рип.
   - Значит, не мы одни клюнули на крючок Барбара. - заключил удовлетворенно
Пип, и Барбар тотчас спрятался за широкой спиной великого астронавта.
   - А мы-то... а мы-то старались, похищали Марину, хотели проучить Барбара.
А она-то  хоть  и  невеста,  да  вовсе  не  его,  -  сказал  лохматый  пират
озадаченно. - Ну, коли так. пусть жених забирает ее с собой!
   - Э, так не пойдет! - заявил Роджер окружающим. - Раз уж мы ее  похитили,
пусть он освобождает невесту, как заведено у порядочных людей.
   Петенька посмотрел вопросительно на командира, но тот отрицательно  повел
головой и сложил пальцы решеткой.
   - Вы в плену?! - догадался Петенька.
   - Вы проницательны, штурман. Как видите. вам придется рассчитывать только
на собственные силы, - сказал великий астронавт и добавил: - У нас просто не
было другого выхода, кроме как попасть в плен.
   - Ага, значит, я должен еще заняться и вашим освобождением?  Я  правильно
понял? - спросил Петенька.
   - Ну, это как уж у вас получится, - скромно сказал командир.
   - Тогда я вас освобожу непременно. - заверил Петенька, опять подумав.
   - Юнга, вы не находите, что наш штурман возмужал за это время?  -  шепнул
командир Сане, явно любуясь своим племянником.
   А что мог сказать на это Саня? Он был рад за своего ближайшего друга.
   По толпе пиратов между тем прокатилось легкое  волнение.  Они  вытолкнули
своего босого представителя вперед, шепнув ему что-то напутственное.
   - Мы похитили Марину для того, чтобы она рассказывала сказки.  Нам  очень
хотелось, чтобы сказки сделали нас хорошими, - сообщил босой. - И  мы  стали
хорошими. Наверно,  кроме  Роджера.  И  потому  считаем  так:  пусть  Марина
возвращается к своему жениху, если ей с ним интересней.
   - Вы уж извините, мальчики. - промолвила Марина, так и сияя.
   - А если Роджер не согласен с нами, пусть сам сражается с ее  женихом,  -
закончил босой важно.
   - И  не  согласен!  Пусть  она  всю  жизнь  рассказывает  нам  сказки,  -
заупрямился Роджер.
   - Тогда все решит единоборство, - торопливо вмешался Барбар, надеясь, что
бой между Петенькой и Роджером отвлечет внимание пиратов от его  собственной
персоны.
   - Насколько я понял, я должен  идти  на  "вы"?  -  обратился  Петенька  к
Роджеру.
   - А я на "ты", - начал тот сразу грубить. Но время поединка, оказывается,
еще не пришло. Атмосфера наполнилась гулом, и на планету сел рыцарь Джон  на
своем "Савраске", а за ним опустилось межгалактическое такси.  Дверца  такси
распахнулась, и наружу выглянули  полы  черной  мантии,  а  затем  и  голова
императора Мульти-Пульти.
   - Кто тут  потерпел  кораблекрушение?  Пошевеливайтесь  поскорей!  Да  не
думайте, что я возьму  вас  задаром.  Мильон  на  бочку,  и  все!  -  заявил
Мульти-Пульти.
   - Мильон чего? Денег? - спросил Роджер с завистью.
   - Нужны мне ваши деньги! Бери выше - мильон благодарностей,  и  ни  одной
благодарностью меньше! Такая  моя  красная  цена,  -  пояснил  Мульти-Пульти
спесиво.
   Но тут его узнали наши путешественники, и Саня воскликнул:
   - Да это же император Мульти-Пульти, его величество!
   - Император, - презрительно проворчал Мульти-Пульти. -  Тоже  бери  выше.
Теперь президент... президент нашей академии наук. Профессор!  -  Его  глаза
округлились - он тоже узнал и своих бывших узников, и  их  освободителей.  -
Это вы! - обрадовался Мульти-Пульти и вышел из такси. - Ну,  вам-то,  так  и
быть, я помогу всего лишь за одну  благодарность.  Пользуйтесь,  пользуйтесь
моей добротой!.. А что  тут  у  вас  происходит?  Понятно.  Соревнование?  -
спросил он, не переводя дыхания. - Ах, молодость, молодость!
   Когда  ему  объяснили,  в  чем  дело,  профессор   Мульти-Пульти   сказал
укоризненно:
   - Молодые люди, молодые люди! Это же некрасиво.  Два  взрослых  человека,
как петухи...
   - Профессор, это же приключение, - пояснил великий астронавт.
   -  Ах  приключение?  Тогда  не  знаю,  что  и   сказать,   -   растерялся
Мульти-Пульти. - Без единоборства, конечно, нельзя, а с другой стороны,  Два
взрослых человека, как петухи...
   И все подумали, что профессор прав. В самом деле, два взрослых человека -
один доктор наук, а второй бывалый пират - и вдруг как петухи... Нужно  было
искать другой выход, но никто, даже великий астронавт,  не  знали,  как  его
найти.  Вот  уж  где  все  были  озадачены.  Кроме  Мяуки,  конечно.  Его-то
происходящее  совершенно  не  интересовало.  Он  в  это  время   старательно
вылизывал кончик пушистого хвоста.
   - Придумал, придумал! Пусть они сразятся во сне! Во сне  чего  только  не
бывает! - воскликнул профессор, чуть не прыгая от радости.
   Для него это была двойная радость. Во-первых, потому, что не кто-то, а он
придумал выход. А во-вторых, для него это было делом чести. Если ты  заметил
что-то и тем самым испортил людям приключение, то, будь  добр,  придумай  им
что-нибудь взамен.
   Петенька  и  его  друзья  нашли  идею  Мульти-Пульти  блестящей.  Очередь
оставалась за Роджером. Тот поартачился вначале, а потом сказал:
   - Ладно уж. Во сне так во сне. Хоть его дело и правое  и  оттого  у  него
моральное преимущество, я его поколочу все равно и где угодно.
   Витязям дали по таблетке снотворного, они прилегли поудобнее и сейчас  же
уснули.

   - А ну вдарь! - предложил Роджер во сне, издевательски подставляя широкую
грудь с изображением черепахи,  которая  стала  живой,  что  во  сне  вполне
допустимо.
   - Уберите, пожалуйста, это пресмыкающееся. Еще задену  его  ненароком,  а
оно ни в чем не повинно, - попросил Петенька, причмокивая во сне.
   - А, слабо?!
   И Роджер захохотал, стоя руки в боки. Тогда Петенька изловчился, чтобы не
задеть черепаху, и изо всех сил ткнул Роджера в грудь.
   - Ой, как больно! - и Роджер захохотал еще пуще.
   - Прожила триста лет, а такого  воспитанного  человека  не  встречала,  -
сказала черепаха Петеньке. - Потерпите немножко.  Чтобы  вам  не  мешать,  я
отойду в сторону, - добавила она,  осторожно  готовясь.  -  Знаете,  в  моем
возрасте падать не так-то просто.
   Наконец она выбрала позицию поудобнее и аккуратно скатилась на землю.
   - Я вам очень признателен,  -  поблагодарил  Петенька  и,  обратившись  к
противнику, толкнул его обеими руками.
   Из груди Роджера послышался гул, но сам он даже не  покачнулся.  Петенька
ударил еще и еще. Грудь Роджера гудела, точно тяжелый колокол под ударами, а
пират только потешался над Петенькой. У отважного штурмана  даже  опустились
руки.
   - А ну-ка еще! - подзадоривал Роджер. Сердце Марины почувствовало, в  чем
дело.
   - Петенька, держи! - сказала она и бросила  Петеньке  прямо  в  сон  свой
воздушный платочек из нейлона.
   - Теперь держитесь! - честно предупредил Петенька, поймав косынку.
   Он послал Марине благодарный  поцелуй,  затем  размахнулся  во  всю  мочь
косынкой  и  опустил  ее  на  голову  Роджера.  Косынка   плавно   коснулась
противника, и тот завопил истошно:
   - Спасите! Убивают!..
   И обратился в бегство, защищая голову от новых ударов.  Но  Петенька,  не
будучи  кровожадным,  повел  себя  благородно   и   не   стал   преследовать
побежденного противника. Он просто  взял  и  проснулся.  А  Роджер  все  еще
перекатывался по земле и покрикивал во сне:
   - Ой! Ой! Сдаюсь!
   - Поздравляю, коллега, - сказал профессор Мульти-Пульти. -  К  сожалению,
вы уже не нуждаетесь в моей помощи. Поэтому я распрощаюсь с вами и с  вашими
безусловно замечательными друзьями. Дело в том, что мне  пора  на  лекцию  в
один очень знаменитый институт. Там я получу столько благодарностей, что мне
хватит на всю жизнь.
   Он сделал общий поклон и, вернувшись в такси, улетел.
   А Роджер все еще боялся проснуться - так испугал его Петенька своим новым
оружием. Наконец его убедили общими усилиями, и он открыл глаза.
   - Как я догадываюсь, это было сражение титанов, - сказал задумчиво рыцарь
Джон, который уже вышел из своего корабля и присоединился к зрителям.
   - Со мной еще никогда такого не было. Вот уж страха хватил,  -  признался
Роджер и поспешил укрыться за спинами своих товарищей.
   -  А  где  же  Марина?  Марина,  где  ты?  -  позвал  Петенька,  озираясь
растерянно.
   - Э, а где этот авантюрист Барбар, с которым мы еще  не  расквитались  за
старое? - спросили пираты, тоже вертя головами.
   - Вы небось считали, что это улетел я? А на самом деле в  такси  забрался
мой бывший служащий Барбар, - послышался голос профессора Мульти-Пульти.
   И все действительно увидели, что он стоит в сторонке. Не  кто  иной,  как
профессор Мульти-Пульти собственной персоной.
   - Понимаете, он приложил палец к губам, и потом, через его  плечо  висела
бесчувственная  девушка.  Я,  знаете,  растерялся,   -   пояснил   профессор
сконфуженно.
   - Ой как здорово он обвел  всех  вокруг  пальца!  Ай  да  наш  Барбар!  -
захихикали толстячки, не удержавшись.
   - Значит, все начинается сначала, - спокойно произнес великий  астронавт.
-  Признаться,  я-то  считал,  что  наступило   время   финала...   Впрочем,
путешествие и в самом деле... - пробормотал он, глядя на кота.
   Мяука на этот раз по какой-то причине остался на месте. И даже  не  повел
зеленым глазом в ту сторону, куда увезли его хозяйку.
   -   ...подходит   к   концу,   -   уверенно   закончил   командир   после
глубокомысленной паузы и пристально посмотрел в глубины космоса.
   В небе появилась черная точка.  Она  росла  на  глазах,  и  вскоре  перед
изумленными взорами присутствующих предстало все то же межпланетное такси.
   - А вот и мы! - объявил Барбар, выводя за руку Марину. -  Знаете,  что  я
подумал, так удачно совершив очередное похищение? - спросил Барбар с улыбкой
и ответил сам: - А я сказал себе так: "Сколько бы ты  ни  старался,  Барбар,
все равно конец у них будет счастливым. Так уж заведено в приключениях".  И,
как видите, повернул назад.
   - Вы  всегда  были  моей  надеждой,  Барбар,  -  растроганно  пробормотал
профессор Мульти-Пульти.
   - Ну ладно, Барбар, коли ты стал благородным, прощаем тебе свою обиду,  -
сказал по поручению своих товарищей лохматый пират.
   - Представьте, я так и подумал, что Марина на этот раз скоро  вернется  к
нам, - как всегда скромно, признался  великий  астронавт.  -  Стоило  только
взглянуть на поведение Мяуки. Он-то точно знал, что теперь  ее  похитили  не
надолго, и решил не трогаться с места.

   ГЛАВА 31,
   в которой путешествие завершается замечательным аккордом
   - Рассказ о  ваших  исключительных  приключениях  очень  взволновал  наши
черствые души, - промолвил Роджер. - Мы решили остаться здесь,  основать  на
этой пока безымянной планете новую  киностудию  "Мультфильм".  Мы  останемся
здесь и будем снимать сказки. Словом, пока, до встречи на экране.
   - А кто же тогда будет пиратами? - спросил Саня.
   - Это уже не наша забота. А мы теперь не годимся для такого дела,  потому
что нас перевоспитала Марина, - пояснил лохматый пират.
   - Это сказками-то? - удивился Саня.
   - Молодой человек, разве вы  ничего  не  слышали  о  воспитательной  роли
искусства? -  произнес  пират  с  укором.  -  На  что  я  трудный,  а  и  то
перевоспитался. Прямо вот сейчас, сию минуту, - сказал Роджер. - А  если  уж
вам так необходимы опасности, то дело только за вами! -  И  Роджер  потрепал
юнгу по плечу.
   - Пожалуй, и нам пора расстаться, - сказал смущенно Фип.
   - Есть у нас одно незаконченное дельце, - добавил Рип, отводя глаза.
   - Да что  темнить!  Просто  нам  очень  понравилось  на  планете  Икс,  -
собравшись с духом, признался Пип. - Мы бы хотели еще поиграть  с  писателем
Помсом.
   - Тем более, что мы только вам путали все, - честно сказал Фип.
   - Ну, значит, так было нужно, чтобы вы нам немножко мешали,  -  улыбнулся
великий астронавт. - Во всяком  случае,  мы  желаем  вам  как  можно  больше
таинственного, запутанного в жизни.
   - Так, чтобы даже не разобраться, где рука, а где  нога!  -  самозабвенно
воскликнул Рип.
   - И я распрощаюсь с вами, друзья, - подал голос славный  рыцарь  Джон.  -
Хотя я все еще Петенькин должник, не сочтите  мой  отъезд  за  уклонение  от
поединка. Сейчас в  жизни  моего  соперника  наступили  такие  события,  что
какой-то ничтожный поединок по сравнению с ними кажется  мелочью.  Но  когда
ему захочется силу потешить, пусть он кликнет меня.
   - Я думаю, что мы еще понадобимся друг другу. Мы - друзья, не так  ли?  -
сказал взволнованно Петенька.
   - Сэр, для меня это честь. И вообще я завидую вам,  штурман,  и,  хотя  у
рыцарей сентиментальность не в ходу, скажу откровенно: вы совершаете подвиги
ради своей невесты. А мне же приходится заниматься этим во имя чужой,  почти
незнакомой женщины, которой моя доблесть, наверно,  ни  к  чему.  Но  я  уже
обречен стараться ради нее всю жизнь, - сказал рыцарь  Джон  и  улыбнулся  с
грустью.
   - Она ничего не понимает, ваша Аала, - сказала Марина, переборов  в  себе
неприязнь к чужой даме сердца.
   - И все же, сэр Джон, когда-нибудь вы совершите такой небывалый подвиг  -
ну такой, что она наконец-то  сообразит,  что  к  чему!  -  воскликнул  Саня
горячо.
   - Я вам так признателен за сочувствие, сэр Саня, что  даже  на  этот  раз
спускаю бестактное выражение по адресу  своей  дамы.  Итак,  до  встречи  на
очередном перепутье! - сказал рыцарь Джон  и  решительно  зашагал  к  своему
верному "Савраске".
   - Ну. а вы, Барбар? - спросил великий астронавт.
   - Пожалуй, я с вами, если по дороге подбросите в  созвездие  Весов.  Хочу
попасть на Вселенскую ярмарку. - сказал Барбар, подмигивая толстячкам.
   Команды заняли место в  своих  звездолетах,  и,  когда  корабли  взлетели
разом,  пиратам,  оставшимся  на  планете,  почудилось,  что  это  запустили
ослепительный фейерверк, огни которого тут же рассыпались по Вселенной. ;
   А в кают-компанию "Искателя" вернулся прежний домашний  уют.  Пресыщенные
приключениями, члены экипажа  собирались  вокруг  стола,  пили  чай,  вкусно
заваренный  руками  Марины,  смотрели,   как   хлопочет   возле   двигателей
неугомонный Кузьма, и с удовольствием вспоминали минувшие дни.
   - Барбар, все уже позади,  и  теперь,  по-моему,  можно  открыть  секрет,
почему вы решили именно нам совать палки в колеса, хотя по космосу туда-сюда
снуют миллионы космических кораблей? - спросил любознательный штурман как-то
за ужином, когда в иллюминаторах "Искателя" уже показались передовые планеты
из созвездия Весов.
   - Вы несколько торопите время, утверждая, что все уже позади, - улыбнулся
Барбар. - Но тем не менее я постараюсь удовлетворить ваше любопытство...
   "И  еще  я  должен  узнать,  что  же  все-таки   представляет   из   себя
блямбимбомбам и почему
   Барбар закопал его на Бетельгейзе", - пронеслось в голове у Сани.
   - Началось это еще  на  Земле,  куда  я  залетел  в  поисках  подходящего
простофили. Уж так мне хотелось кому-нибудь  вдоволь  поморочить  голову,  -
продолжал между тем Барбар. - Но, увы,  простофили  к  этому  времени  стали
умней, они уже не верили ни в черта, ни в летающие тарелочки, хотя  вы  сами
свидетели тому, что моя тарелочка была реальным фактом. Уставший от  поисков
и раздраженный неудачами, я  как-то  забрел  на  пустырь,  где  два  молодых
человека  самым  наисерьезнейшим  образом  сажали   на   грядке   игрушечный
звездолет. Вы с головой ушли в свое занятие, Саня, и не  заметили  человека,
который подглядывал из-за угла. "Кажется, ты можешь немного  рассеяться",  -
сказал  я  себе.  И  начал  всячески  пакостить  вашему  конструктору.  Надо
признать, он оказался достойным партнером, потому что почти невозможно  было
угадать, что ему втемяшится в голову в следующую минуту. Когда он заканчивал
рацию, я выкрал ее и подбросил пылесос "Дружба", но Эдик ваш не растерялся и
смастерил  из  него  превосходный  мотор  для  скуттера.  Словом,  я  как-то
развлекся и уж был намерен оставить вас в покое, как  вдруг  до  меня  дошла
весть, что на этом же забавном корабле собирается на поиски приключений  сам
великий астронавт.
   "Эге, - сказал я себе  на  этот  раз,  -  оказывается,  это  все  гораздо
серьезнее. Ставить силки Аскольду Витальевичу - такое может  выпасть  только
раз в сто лет даже самому выдающемуся пройдохе".
   Я втянул в нехорошую  компанию  наивных  толстячков,  наплетя  им  что-то
несусветное, и на их корабле "Три храбреца" припустил за  вами  следом.  Мне
долго приходилось досаждать вам по мелочам в ожидании более крупной пакости.
Но вы сами. не ведая того. не давали мне такой возможности.
   - Просто мы сами ее не имели, - пояснил командир.
   - Я понимал, что вы ведете честную игру, Аскольд Витальевич, и у  меня  к
вам не было претензий, - произнес Барбар. - Но зато можете  представить  мою
радость, когда Петенька полюбил Марину, а она влюбилась в  него.  Я  заметил
это исключительное событие раньше самих влюбленных и сказал себе. "Баря, это
то, что тебе нужно. Ты еще не похищал невест, теперь появился  шанс  украсть
такую невесту. И то-то уж будет за тобой погоня." Ну,  остальное  вы  знаете
сами.
   - Барбар, позвольте еще вопрос? - не унимался юнга.
   - Валяйте!  -  сказал  матрос  добродушно.  -  У  меня  сегодня  отличное
настроение.
   - Скажите, Барбар, что такое блямбимбомбам?
   - Какой вы хитрый, Саня! Так я и выложил, - усмехнулся Барбар -  Нет  уж,
вы отыщите его, откопайте и тогда  узнаете  сами.  Зачем  же,  по-вашему,  я
спрятал блямбимбомбам? Да для того, чтобы его искали. Люди все время  должны
что-то искать, понимаете, Саня? И я могу сказать только одно:  блямбимбомбам
- это то, что люди ищут иногда всю жизнь... Впрочем,  пора  закругляться,  я
слышу шум Вселенской ярмарки!
   И на самом деле "Искатель" уже попал в  поток  звездолетов,  спешащих  на
ярмарку  в  созвездие  Весов.  Со  всех  концов  света  торопились  любители
потолкаться в толпе и поглазеть на диковины, привезенные из самых отдаленных
галактик.
   Когда звездолет приземлился среди шума  и  гама,  бывший  матрос  Барбар,
получив расчет, куда-то убежал, пообещав прийти  на  проводы,  а  оставшиеся
члены экипажа с головой окунулись в праздничную суету, и каждый  искал  себе
развлечение по вкусу.
   Механик Кузьма  отправился  на  барахолку,  к  старьевщикам,  намереваясь
посмотреть на всякий случай, не попадется ли какой-нибудь ценный винтик  или
гаечка.
   А внимание командира привлекла карусель, под которую  была  приспособлена
планета, вращавшаяся быстрее остальных.
   - В конце концов, чем не центрифуга? - пробормотал великий  астронавт  и,
купив билеты на три сеанса, взобрался на синтетического коня.
   И пока крутилась карусель, с его лица не сходила блаженная улыбка.
   Сошел он очень довольный. Один лягушкообразный парень из  созвездия  Льва
даже в толчее узнал великого астронавта и поинтересовался:
   - Ну как, Аскольд Витальевич?
   - Отдохнул превосходно! - ответил великий астронавт звенящим голосом.
   А Петенька, Марина и Саня, взявшись за руки, носились между аттракционами
   - Есть приключения! Самые разнообразные приключения! -  послышался  средь
гама знакомый голос.
   - Да это же Продавец приключений! - обрадовался Петенька.
   -  Приключения,  требующие  ловкости  и  смелости!   Любви   и   доброты!
Преданности и самопожертвования! - извещал Продавец.

   - Ой, как интересно! - пискнула Марина.
   - Бежим! - крикнул Саня.
   Они устремились на голос Продавца приключений. Тот стоял посреди  ярмарки
со своим неизменным лотком и даром предлагал самые удивительные приключения.
Его окружила толпа людей с горящими глазами, но никто  не  решался  взять  у
него товар.
   Саня протолкался к Продавцу и сказал с досадой:
   - А как жаль, что кончился отпуск. А где вас найти на следующий  год?  Уж
тогда-то я  возьму  снова  отпуск  и  выберу  самое  отчаянное  путешествие,
куда-нибудь на край бесконечности!
   Продавец внимательно взглянул  на  Саню  из-под  густых  белых  бровей  и
сказал:
   - Молодой человек, подойдите ко мне поближе.
   И когда Саня приблизился почти вплотную, Продавец приключений  наклонился
к юнге и прошептал:
   - Лично у вас в моих услугах нет нужды. Вы сами найдете себе приключение.
Вернее, оно само отыщет вас. Сказать по совести, у меня товар  для  лежебок,
лентяев и разных нерешительных людей. - Он подмигнул  заговорщицки  и  вновь
закричал:
   -   Кому   приключения?!   Кому   приключения?!   Е-есть   необыкновенные
приключения!
   Экипаж сошелся у "Искателя" почти одновременно.  Но  раньше  всех  пришел
провожающий Барбар. Он слонялся вокруг звездолета и, заметив  приближающихся
путешественников, пошагал им навстречу. Его глаза были красными, нос заметно
распух от слез.
   - Не расстраивайтесь, Барбар. Мы вас никогда не забудем, - сказала Марина
дрогнувшим голосом.
   - Вот видите, Барбар, вы стали даже сентиментальным, - пошутил  Петенька,
чтобы как-то подбодрить Барбара.
   - Чуть что и звоните. Телефон мой у вас  имеется.  Так  и  скажите:  "Мне
Саню", - напомнил юнга, дружески пожимая его локоть.
   - В конце концов, Барбар, место матроса  остается  за  вами,  -  произнес
командир.
   - Слезы-то? - спросил Барбар, утираясь. - Да нет, это не от этого. Где-то
меня просквозило, и, кажется, я малость загрипповал. А в общем-то, на первых
порах будет без вас скучновато.
   - Спасибо, Барбар, за то, что сдержал слово и пришел проводить, -  сказал
командир от имени экипажа.
   - Да что уж там! Дай, думаю, сдержу слово. Разок.  Вот  удивятся!  Только
пришел, а вас все нет и нет. Даже  испугался:  неужели,  думаю,  задержаться
решили? - признался Барбар.
   - Наше путешествие подошло к концу, и растягивать его нарочно мы не имеем
права. Теперь, Барбар, мы очень спешим на родину. Там нас ждут новые дела, -
энергично пояснил великий астронавт. - Поправляйтесь, Барбар, от гриппа.
   - А  я  желаю  успешного  возвращения,  -  произнес  Барбар,  обмениваясь
последними рукопожатиями. - Может, и я, глядя на  вас,  развяжусь  со  своей
беспокойной профессией. Пойду лежебокой-домовым в какое-нибудь тихое  место.
Скажем, в Дом для престарелых.
   - Ну, вот и простились с Барбаром. Теперь он будет вытворять что-то  еще,
а мы так и не узнаем, - пожаловалась Марина, когда "Искатель"  оторвался  от
космодрома и крошечная фигурка Барбара совсем исчезла из виду.
   - Признаться, я к нему привык, - пробор-мотал грустно Петенька.
   - Что уж и говорить, хлопот он нам доставил  по  горло.  Но,  сказать  по
совести,  если  бы  не  Барбар,  наше   путешествие   было   бы   не   таким
содержательным, - добавил Саня.
   - Друзья, - вмешался командир, - уж кто-кто, а  я  вас  понимаю.  Вам  не
хочется расставаться с нашим путешествием и со всем, что было с ним связано.
Но, увы, когда-то это приходится делать, и тогда, чтобы как-то  вознаградить
вас, наступает пора воспоминаний. Если уж откровенничать - не менее приятная
пора. И сразу же намотайте на ус: предаваться воспоминаниям  можно  в  любом
состоянии, но лучше всего это делать  в  глубоком  кресле.  Уйдя  в  него  с
головой, откинувшись на спинку и закрыв глаза, вы постепенно погружаетесь  в
минувшие события.
   - Командир, - подал голос механик Кузьма, - с кораблем что-то происходит.
   Только теперь остальные  члены  экипажа  обратили  внимание  на  странное
поведение своего "Искателя". Он продвигался судорожными рывками, потому  что
его двигатель чихал. От чихов корпус межзвездного корабля мелко содрогался.
   - У нас кончается горючее? - воскликнул Саня.
   - Вы ошибаетесь, юнга, его запасов нам хватит с лихвой еще на пару  таких
же путешествий. С нашим звездолетом случилось что-то  необычное,  -  покачал
головой командир. Он приложил ладонь к стене и пробормотал: - Тридцать  семь
и пять... Не будь  я  сам  тому  свидетелем,  никогда  бы  не  поверил,  что
звездолет может болеть гриппом. Но от диагноза никуда не денешься. Очевидно,
в двигатель нашего корабля проник вирус гриппа. Признаться, видел я  всякое,
впрочем,  это  вы  знаете  давно,  но  с  таким  происшествием  мне  еще  не
приходилось иметь дела.
   Звездолет между тем чихал  все  оглушительнее,  и  при  каждом  чихе  его
заклепки и обода опасно трещали.
   Экипаж "Искателя" уже свыкся с мыслью,  что  испытания  остались  позади,
поэтому сообщение командира ошеломило  его  подчиненных,  уж  и  подавно  не
ожидавших такого оборота, но сам он раздумывал не долго.
   - Приказываю: стюардессе извлечь из аптечки  весь  запас  сульфадимезина.
Штурман, вас назначаю своим ассистентом. Механику - выключить  двигатель,  -
распорядился командир в два счета.
   Когда рев двигателей стих и звездолет повис в  пустоте,  командир  и  его
ассистент вышли наружу и высыпали в сопла  корабля  полную  горсть  таблеток
сульфадимезина.
   Это радикальное лечение пошло  звездолету  на  пользу.  В  его  механизме
наступило заметное улучшение, а вскоре он летел как ни в чем  не  бывало,  с
каждым парсеком приближаясь к Земле.
   - Так на чем мы остановились? - спросил великий астронавт, возвращаясь  к
прерванной беседе.
   - На удобном глубоком кресле, куда можно  уйти  с  головой,  -  напомнила
Марина, вместе со всеми устраиваясь за столом.
   -  Совершенно  верно,  -  согласился  командир.  -  Итак,  нет   большего
удовольствия, чем воспоминание о пережитых приключениях. Друзья, для того мы
и пускаемся черт знает куда, чтобы затем обзавестись  еще  одной  прекрасной
историей. И у кого их куры не клюют, того зовут богачом. Вот  кто  на  самом
деле богач, дети мои.
   - А вы, выходит, миллионер? - воскликнул Саня.
   - Аскольд Витальевич - миллиардер, - заспорила Марина.
   - Не спорьте. Вы оба правы, - не выдержав, улыбнулся великий астронавт.
   Так в приятных и поучительных беседах они провели остаток путешествия.
   От границы Солнечной системы их сопровождал пестрый  эскорт  почитателей.
Почитатели выбрались кто на чем горазд - в стареньких малолитражных ракетах,
на  космических  мотоциклах,  а  некто  прилетел  на  самокате  собственного
изготовления.  Теперь  эта  разноликая  орава  вилась  вокруг  "Искателя"  и
просила, чтобы путешественники прямо сейчас, не откладывая, начали рассказ о
своих приключениях. Эфир так  и  трещал  от  их  позывных,  потому  что  они
непрерывно вызывали знаменитый экипаж.
   - Потерпите немножко, потом... - делали знаки путешественники,  появляясь
в иллюминаторах.
   Для приема "Искателя" был приготовлен самый большой космодром.  Звездолет
описал орбиту почета и под бурные аплодисменты и возгласы собравшихся  пошел
на посадку.
   Он  опускался  медленно  и  величественно,  давая   возможность   каждому
запечатлеть в памяти этот исторический момент. Вот уже до земли осталось три
метра! Два!.. Единственный метр!.. Сантиметр!.. Миллиметр!.. Ничего!..
   И вдруг звездолет развалился, поднимая клубы пыли. Когда  пыль  улеглась,
потрясенные зрители увидели на месте "Искателя" гору металлического лома. Но
вот обломки шевельнулись, и на белый свет вылез кот. Он  сел  в  сторонке  и
начал старательно умываться, полностью игнорируя происшедшее.
   - Мяука, ты где? - послышался девичий голос, и из-под обломков  выбралась
Марина.
   - А Петенька где? Петенька, ау! - позвала Марина.
   - Я здесь! - ответил Петенька и моментально выбрался наружу.
   Следом за ним, стряхивая обломки, выкарабкались Саня и механик Кузьма. И,
наконец, перед онемевшей публикой предстал великий астронавт. Как  командир,
он оставил погибший корабль последним.
   - Друзья! Самое сложное в путешествии - поставить заключительную точку! -
воскликнул великий астронавт. -  Заключительный  аккорд  оказался  достойным
нашего удивительного путешествия.
   - Но что же произошло? - спросил Саня, отряхиваясь.
   - Сейчас все узнаем, юнга, - сказал он, всматриваясь в  спешащего  к  ним
человека в форме почтальона.
   - Ух, запыхался! -  сообщил  почтальон.  -  Все  спешил:  дай-ка,  думаю,
встречу их сюрпризом. И как видите, успел, -  сказал  почтальон  и  протянул
телеграмму.
   - Вот вам и разгадка, она заключена здесь, - промолвил командир, вскрывая
бланк. - Все ясно:
   "С приветом Барбар". Я сразу сообразил,  чьих  рук  это  дело,  -  сказал
великий астронавт, пряча телеграмму в карман.  -  Он  и  напоследок  остался
верен себе - заразил наш корабль вирусным гриппом. Ну и проказник!
   - Но он все равно просчитался, Аскольд Витальевич! Мы  же  вылечили  свой
звездолет сульфадимезином, - возразил Саня.
   - И все же грипп успел дать осложнение. Барбар добился своего, -  ответил
командир улыбаясь.
   Его взгляд случайно  упал  на  бесконечно  умывающегося  кота,  и  улыбка
сползла с его губ.
   - Может, я ошибаюсь - а вы, друзья, прекрасно знаете, что  я  никогда  не
ошибаюсь,  -  но  мне  начинает  казаться,  будто  этот  кот  попал  в  наше
путешествие по недоразумению, -  пробормотал  командир.  -  Путешествие  уже
закончено, а он так и проумывался, хотя  вокруг  было  столько  изумительных
событий. Другой бы на его месте использовал каждую возможность.
   - Командир, может, не  пришло  его  время?  Может,  он  еще  ждет,  когда
наступит подходящий момент? - вступился Кузьма за своего приятеля.
   - Да, да... Он не такой уж бессердечный кот, и он еще себя  покажет,  вот
увидите! - подхватила Марина, которая до  этого  не  знала,  как  выгородить
любимца.
   - Когда, спрашивается? Все уже позади, -  пробурчал  командир,  но  затем
встрепенулся: - Друзья, а теперь  нас  ждут  наши  близкие  друзья.  И  наши
воспоминания, - закончил великий астронавт и, обняв  Петеньку  и  Марину  за
плечи, зашагал по космодрому.
   И тут Саня вспомнил, что так и не узнал толком у Барбара,  что  же  такое
блямбимбомбам.
   "Ничего, все еще впереди! Настанет и черед блямбимбомбама. Я найду его  и
обязательно откопаю!" - сказал себе Саня и поспешил вдогонку за друзьями.
   - Весь город вышел встречать! Так и толпится на окраине. Да что там город
- весь земной шар! - сообщил  почтальон  задыхаясь,  потому  что  все  время
возбужденно суетился вокруг космонавтов -  то  забежит  вперед,  то  семенит
сбоку.
   Возле дороги наших героев ждал огромный автомобиль, сверкающий лаком.
   - Здравствуйте, Аскольд Витальевич! - воскликнул шофер и, потупив  глаза,
добавил: - Это я в то утро, ну, когда вы шли на космодром, сказал:
   "За  приключениями,  Аскольд  Витальевич?"  И  вы   еще   ответили:   "За
приключениями, за приключениями!"
   - Я вас сразу узнал, - приветливо отозвался великий астронавт.
   Экипаж  "Искателя"  и  почтальон  погрузились  в  автомобиль,   и   шофер
торжественно повел машину.
   Почтальон постепенно успокоился, откинулся на  спинку  сиденья  и,  обняв
юнгу за плечи, спросил:
   - Ну как вам путешествовалось, друзья?
   - Да ничего путешествовалось,  -  скромно  ответил  за  всех  командир  и
улыбнулся своим тайным мыслям; очевидно, в этот  момент  в  его  голове  уже
промелькнуло воспоминание об одном из только что минувших приключений.
   Почтальон приоткрыл было рот,  собираясь  продолжить  беседу,  но  так  и
замер... Мотор зашипел и умолк. И автомобиль с героями остановился на виду у
всего города. Встречающие махали издали:  мол,  что  же  вы,  мы  вас  ждем!
Покрасневший шофер дергал все рычаги, но автомобиль стоял точно окаменевший.
   - Ах какая накладка, ах как нехорошо получилось! - пробормотал  сгорающий
от стыда шофер и вышел из машины.
   Он приложил ухо к радиатору, прислушался и сказал в отчаянии:
   - Кончился шум! А без шума мы не тронемся с места! Вы же сами знаете, что
машина едет оттого, что урчит мотор!
   Он вернулся за руль, положил голову на баранку и застыл от горя.
   - Ну что ж, мои юные друзья! Будем искать выход из положения. Ситуация, я
должен вам сказать, незавидная. Так застрять на  глазах  у  встречающих!  Со
мной такого еще не было, - заявил великий астронавт.
   - Командир, разрешите? - послышался голос механика.
   - Действуйте, - кивнул командир. Кузьма нагнулся к Мяуке, почесал его  за
ухом и что-то шепнул. Кот подобрал под  себя  лапы  и  замурлыкал:  "Мррр...
мрр... мррр..."
   Ну совсем как моторчик! И что бы вы думали? Автомобиль плавно сдвинулся с
места и не спеша покатил навстречу праздничной толпе.
   - Так вот что вы имели в виду, - сказал командир механику и стюардессе.

   ЭПИЛОГ,
   без которого не может обойтись ни один приключенческий роман
   С тех пор минуло много лет.
   "Что же поделывают наши герои?" - спросит дорогой читатель.
   Уже  на  другое  утро  после  возвращения  великий  астронавт  достал  из
письменного стола общую  тетрадь  и  химический  карандаш  и  вывел  твердым
почерком:
   "Руководство. Как сделать путешествие более увлекательным".
   Весь  день  великий  астронавт  писал,  почти  не  отрываясь.   И   когда
раскаявшееся  начальство  предложило  ему  звездолет  новейшей  системы,  то
оказалось, что  Аскольда  Витальевича  уже  не  так-то  просто  оторвать  от
письменного стола.  Удивленные  курьеры  беспрестанно  сновали  между  новым
кораблем и командирским домом, говоря:
   - Аскольд Витальевич! Что же вы?.. Но командир отвечал одно и то же:
   - Сейчас... Еще один абзац!..
   И звездолет стартовал, так и не дождавшись своего знаменитого  командира.
Известие  об  этом  великий  астронавт  выслушал  с  непривычной  для   него
рассеянностью, а затем встрепенулся и воскликнул:
   - Биллион... запятых! Вот уж никогда не  думал,  что  это  занятие  может
принести наслаждение, по сравнению с  которым  все  остальное  ничто!  -  И,
закончив тираду, Аскольд Витальевич опять схватился за карандаш.
   Но славное дело его не заглохло. Если каким-нибудь образом судьба затащит
вас на космодром, спросите юнгу Петрова. Возможно,  вам  здорово  повезет  и
Саня окажется на корабле, только что опустившемся на летное поле.  Тогда  вы
увидите пожилого мужчину с бронзовым  от  солнечного  ветра  лицом  и  седой
шевелюрой. Уже  утекли  десятки  лет,  но  Саня  все  еще  не  расстается  с
увлекательной  должностью  юнги.  Так  пожелаем  ему   путешествий,   полных
интереснейшими опасностями!
   Его преданный друг Петенька к этому времени стал маститым академиком. Уже
вскоре после возвращения бывший штурман "Искателя"  выступил  с  докладом  о
любопытных явлениях, замеченных им в космосе, и, в частности, о кометах, что
оставляют хвост в руках у человека, стоит только его ухватить.  За  докладом
признали научное значение, не  поддающееся  пока  достойной  оценке,  а  сам
Петенька  был  избран  в  Академию   наук.   Сейчас   он   поглощен   новыми
исследованиями во  Вселенной.  Его  взбудоражил  вопрос:  что  выйдет,  если
собрать всех Самых Совершенных да и выстроить в линию? Петенька подозревает,
что таким образом можно получить многоточие, коему нет ни конца ни края. Как
истинный член экипажа "Искателя", он не стал откладывать дело в долгий ящик,
а тут же собрал  рюкзак  и  пустился  по  Вселенной,  решив  проверить  свое
предположение  в  естественных   условиях.   Как   вы   догадываетесь,   все
замечательные  трудности,  что  он  находит  в  пути,  с   ним   с   большим
удовольствием делит Марина и ее верный кот Мяука.
   А когда наступает вечер, выдающаяся  супружеская  пара  присаживается  на
придорожные  метеориты  и  подолгу  глядит   на   далекие   звезды.   Марина
рассказывает свои сказки, а муж ее в это время подсчитывает в  уме,  сколько
можно встретить всяких приключении, если отправиться в  путешествие  по  его
беспредельному многоточию. И идти, идти...
   А недавно они заседали во Вселенской академии наук. На  кафедру  поднялся
профессор Мульти-Пульти и с подъемом зачитал доклад обо всем сразу. Когда он
закончил, Петенька и его жена долго и от души хлопали вместе со всем  залом,
потому что бывший император нахватался знаний  в  таком  изобилии,  что  мог
теперь соперничать с крупнейшими библиотеками мира.
   На Земле у Марины и Петеньки подрастает сын по имени Аскольд. И  нянчится
с ним старый механик Кузьма. Его инфракрасные глаза горят любовью, когда  он
смотрит на малыша,  спящего  крепко  в  колыбели.  А  колыбель,  построенная
конструктором Эдиком, летает вокруг Кузьмы по орбите, и его  питомцу  снятся
первые приключения. Удостоверившись в том, что  малыш  поглощен  интересными
снами, Кузьма на цыпочках выходит из комнаты и отправляется к своему бывшему
командиру. Там он тихонько сидит  в  углу  и  следит  с  благоговением,  как
Аскольд Витальевич вдохновенно исписывает одну страницу за другой.
   Иногда к нашим героям приходят известия  о  новых  подвигах  сэра  Джона.
Говорят, славный рыцарь  поклялся  поставить  по  живому  дракону  в  каждый
зоопарк и теперь уже  близок  к  завершению  своего  труда.  Каждый  добытый
экземпляр он по-прежнему посвящает  даме  сердца,  и  любители  зверей  шлют
благодарные письма прекрасной Аале. А прекрасная Аала не знает, что делать с
обширной почтой, и, как сообщают близкие к ней  круги,  находится  на  грани
того, чтобы просить руки своего рыцаря. Она надеется  таким  путем  укротить
славного сэра Джона. Но наши герои слишком  хорошо  знают  бессмертную  душу
странствующего рыцаря и твердо убеждены, что никогда сэр Джон  не  променяет
свои подвиги на домашний уют.
   Когда же с нашими героями случаются  неприятности,  они  переносят  их  с
добродушием. Им кажется, что это их не забывает проказник  Барбар.  Тогда-то
они вспоминают и неугомонных толстячков, спрятавшихся на  планете  Икс.  Где
они и кого сейчас интригуют,  никому  не  известно.  Но  наши  герои  знают:
попадись им новый роман писателя Помса, и там-то наверняка промелькнут  Фип,
Пип и Рип.
   Наши герои здравствуют и по сей день. Да только проживают  они  в  другой
стране, которую мы называем Будущим. Впрочем, может, кому-нибудь и  повезет,
и он встретит бывалого астронавта Саню Петрова, случайно залетевшего в  наши
времена. Тем более,  что  с  Барбаром  многие  дорогие  читатели,  вероятно,
знакомы давно.
   Что касается самого пересказчика, то, взглянув  на  дело  рук  своих,  он
вдруг удивился и сказал себе: "Впрочем, а оно не так уж и безынтересно,  это
путешествие. Обычное путешествие, конечно. Тут ничего не скажешь. И все же в
нем что-то есть, черт побери!"
   Такой переворот в душе пересказчика, наверно, поставит дорогого  читателя
в тупик. "Где же принципиальность? - подумает тот,  горько  усмехаясь.  -  В
прологе мнение одно, в эпилоге, выходит, совершенно противоположное?"
   Пересказчик полностью осознает,  что  попал  в  щекотливое  положение,  и
вдобавок ко всему он  не  в  силах  найти  какое-нибудь  путное  объяснение.
Возможно, тут масса причин. Признаться, за время, минувшее с  тех  пор,  как
книга,  якобы   утерянная   Продавцом   приключений,   оказалась   в   руках
пересказчика, кое-что из прочитанного вылетело из его  головы.  Кроме  того,
некоторые главы были вообще просмотрены им без  особого  внимания.  Поэтому,
садясь за пересказ, он уповал только на собственную память, и не  исключено,
что в повествование вмешались его личные воспоминания. А  порой  пересказчик
начинает подозревать, будто бы в действительности не было  никакой  книги  и
будто бы в то описанное утро он сам  крепко  спал.  Как  известно,  на  даче
посещают любопытные сны, особенно под шум мачтовых сосен.  И  следовательно,
человеку не может не понравиться то, что он придумает сам...
   Но чу, слышите за окном:
   - Есть приключения! Самые разнообразные приключения! Требующие ловкости и
смелости! Любознательности и упорства! Дружбы и самопожертвования!
   Слышите, лентяи-лежебоки, это  идет  Продавец  приключений!  Помните,  он
обещал заглянуть к нам еще  разок?  Ну,  а  мне  пора  подумать  о...  Самой
Совершенной. Я имею в виду обычную точку.

   ПРИМЕЧАНИЯ
   *  Такие  чересчур  сильные  выражения,  как  "небывалый",  "храбрейший",
"гениальный"  и  т.  п.,  разумеется,  принадлежат  оставшемуся  неизвестным
автору, и читатель, конечно, уже догадался, что пересказчик не имеет  к  ним
никакого отношения.
   * Парсеки - это то же самое,  что  кабельтовы  в  старой  приключенческой
литературе. Один парсек равен километру, только увеличенному в 9 460 000 000
000 раз и еще умноженному на 3,26.


 

<< НАЗАД  ¨¨ КОНЕЦ...

Другие книги жанра: детская литература

Оставить комментарий по этой книге

Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4]

Страница:  [4]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама
скачать бесплатные игры на компьютер
шувалов
жалюзи деревянные горизонтальные