романтическое фэнтези - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: романтическое фэнтези

Гаврик Зинаида  -  Аида. Отмеченная тьмой


Переход на страницу:  [1] [2] [3]

Страница:  [1]

Авторский ресурс: samlib.ru/editors/g/gawrik_z_w/



Она сидела у очага и застывшим взглядом смотрела на огонь. Пламя всегда завораживало её и умиротворяло. В комнате царил мягкий густой полумрак, и глаза Аиды стали медленно закрываться.

Густая темнота нахлынула и исчезла, открывая странную картину. Девушка стояла на пологом холме, плавно уходящем вниз. Вокруг в причудливых позах замерли деревья, полуутонувшие в ночи. Но за их чертой тень растворялась в мягком золотистом полусвете, тягуче заливавшем широкую бугристую дорогу.

Она огляделась: место было ей знакомо. Когда-то в своих тайных снах девушка уже приходила сюда. Аида медленно шла по таинственному пути, замирая от тревожного предчувствия в груди. Сделав несколько шагов, она внезапно споткнулась и упала, звенящая пустота накатила и отхлынула, местность резко поменялась.

Ей навстречу по залитому кровью пустому коридору шёл ОН. Лицо терялось в тени, чёрная сутана, облегая фигуру, развивалась у ног. Сквозняк трепал не очень длинные тёмные волосы.

Кто он? Не важно… Аида знала одно: в нём сосредоточились все разгадки, ключи, которые она, не осознавая, пыталась найти в каждом сне, начиная с самого детства.

Высокая, излучающая таинственность фигура приближалась, Аида сделала робкий шаг навстречу, протягивая руки. Пол тут же растаял под ногами, и тьма со свистом открыла свою пасть. Перед глазами вспыхнула та же бугристая дорога, на которую Аида стремительно падала, головой вниз. Земля стремительно приближалась, не оставляя надежды на спасение.

Она не знала, как предотвратить неизбежное падение, из груди вырвался крик, глаза зажмурились и девушка до утра провалилась в тёмный пустой сон.

 

Утро не принесло облегчения. Как всегда после пробуждения внутри шевельнулось горькое разочарование. Пожалуй, будь её воля, она бы вообще не просыпалась, продолжая своё бесконечное блуждание по снам. Потому что там была надежда. И все отгадки были тоже там. Девушка знала, что рано или поздно она найдёт искомое. Где-то в снах кроется ответ на её бессмысленную жизнь.

Сколько себя помнила, Аида всегда жила в огромном каменном замке, который сохранился, наверное, с неизведанных времён. Там были длинные коридоры, высокие каменные залы, сырые подвалы и множество укромных уголков, которые таили в себе застывшие столетия. Мрачная роскошь. Обитая багровым бархатом тюрьма. Арки, потайные будуары с золочеными зеркалами в полный рост. Всё, что мог пожелать себе человек. Не было там лишь одного – выхода на волю, так как границы замка охранялись день и ночь, людьми и свирепыми собаками, каменные стенами и хитрыми запорами.

Только одна дверь вела наружу – в старинный сад, ограждённый  высокими непробиваемыми стенами, способными выдержать любую осаду. Дальше этих стен Аида никогда в жизни не была, хотя всей душой рвалась прочь отсюда.

Её окружала целая толпа слуг, которые обращались с ней, как с бесполезной дорогостоящей вещью. Они с каменными лицами кормили её, обслуживали, и, казалось, выполняли чью-то волю.

До недавних пор Аиду обучали грамоте, и она осознавала, что жизнь другая, а не та, которую её навязали. Зачем ей давали эти знания? О том, что есть другие люди, города, торговля. Показывали картинки, объясняли правила поведения, как надо одеваться и разговаривать. Это давало надежду на то, что ей не придётся вечно находиться в этой роскошной тюрьме. Аида умела писать и читать, знала основы географии, неплохо шила и в точности представляла себе настоящую жизнь, которая проходила мимо неё, за неприступными каменными стенами. Пожалуй, обучать её начали для того, чтобы она не сошла с ума. Потому что, если у человека нет никакого занятия, он очень близок к помешательству. Именно это заставляло её, ещё в детстве, наивно подходить к кухарке с желанием помочь. Девочку не отталкивали, но с ней не разговаривали без нужды и все вопросы и предложения несчастного ребёнка оставались без внимания.

С детства её терзали загадки, желание узнать истину, понять что-то важное. Да, такая жизнь была бы почти невозможной, если бы не сны. В них она жила, ощущала неизведанные чувства, видела свободу. Как будто кто-то открывал форточку и впускал в душную запылённую комнату немного свежего воздуха, давая шанс когда-нибудь выбраться оттуда.

 

С утра день не задался. Мучило ощущение несвободы. Из-за последнего сна, оно почему-то необыкновенно обострилось. Что-то распирало грудь изнутри, вызывая удушье. Казалось, что наступил какой-то предел, рубеж, дальше которого нельзя жить в неведении.

Девушка сидела у огромного, обрамлённого позолотой, зеркала и раздражённо расчёсывала длинные пышные волосы, тёмно-русого цвета с лёгким медовым оттенком. В этот момент в голове как будто кто-то прошептал: «Хватит! Сегодня ты сделаешь это!»

Как бы в ответ на её мысли, двери в комнату медленно открылись, и туда вплыл поднос с едой. За ним показалась утомлённая вспотевшая горничная с холодным отчужденным лицом и необъятной фигурой.

- Ваш завтрак! – густым голосом пробасила она. 

Поставив пищу на столик, женщина развернулась к двери и, вздохнув от плохо скрытого облегчения, вознамерилась покинуть комнату. Однако она не учла, что именно сегодня пленница задумала любой ценой узнать хоть что-то о своей судьбе.

Поднос с едой с громким звоном обрушился на голову ничего не подозревающей служанки. Девушка решительно преградила выход, упрямо сжав губы.

- На этот раз ты обязана сказать мне правду! Почему я живу как пленница? Почему я не могу быть свободной? – Аида наступала на перепуганную женщину, не давая опомниться. – Кто я?! Отвечай!

Глаза лихорадочно сверкали. Какое-то безумие постепенно захлёстывало сознание. В груди что-то как будто бы зашевелилось, пробуждаясь от долгой спячки. Замок ощутимо вздрогнул до самого основания.

Но тут в комнату ворвались охранники, сторожившие замок днём и ночью. К сожалению, они были прекрасно натренированы и, очевидно, в совершенстве знали своё дело. Аида не успела пикнуть, как её быстро и профессионально схватили, связали и даже заткнули рот, не давая опомниться.

Служанка, всхлипывая, расписала в красках, как неблагодарная девчонка оглушила её собственным завтраком, да ещё и пытала, задавая каверзные вопросы.

Один из мужчин, странно глядя на пленницу, спокойно произнёс:

- Ты многого хочешь, детка. Тебя накажут. Но если ещё раз будет что-нибудь подобное, я не буду таким добрым. Увести её!

Очевидно, он был начальником охраны. Властные повадки и страшные глаза, в которых читалось отсутствие совести и неприкрытый порок – вот краткое описание, которое Аида дала бы этому человеку. Ах да, ещё и острый нос с горбинкой, который придавал ему вид хищной птицы.

Судя по всему, пугал он не только Аиду, так как стражники безоговорочно выполнили его приказ, стараясь действовать как можно быстрее. Скорее всего, в гневе он был беспощаден и они об этом прекрасно знали.

 

Сырой подвал распахнул свои страшные объятия. Тусклый свет, который сочился из маленького окошка, не мог охватить углы каменного мешка, и в них вечно царила тьма. Ледяной пол не давал возможности устроиться с удобством, а лежанка здесь, как видно, была не предусмотрена.

Только пять стражников совместными усилиями смогли сдвинуть тяжёлую отсыревшую дверь, которая со зловещим скрипом закрылась за спиной перепуганной пленницы. Хорошо хоть верёвки сняли.

Аида огляделась и поёжилась. Вот и первое наказание. Раньше ей не приходилось бывать в этом жутком месте.

Однако, как выяснилось через мгновение, сырая темница оказалась не самым страшным испытанием. Не успела Аида всхлипнуть от ужасной несправедливости собственной судьбы, как знакомое чувство вдруг сдавило грудь и ледяным холодком проползло по спине: девушку вновь посетили иллюзии.

Кто их создал и зачем, оставалось загадкой. Но ещё с детства девушка узнала о том, что монстр в шкафу и чудовище, живущее в темноте, это не только глупые страшилки, которыми родители пугают детей. Иллюзии всегда преследовали её. Однако хитрые твари появлялись только в то время, когда вокруг никого не было. В отличие от снов, иллюзии несли только зло и ледяное дыхание смерти.

Аида разными способами пыталась избавиться от них и поначалу даже считала плодом больного воображения, но за ними крылось что-то большее, и никто не мог и не хотел прогнать убийственные видения.

Сырые стены темницы начали едва заметно пульсировать, как будто где-то в глубине подвалов забилось огромное живое сердце. Что-то щекочущее коснулось ноги девушки. Она медленно опустила глаза и страшно закричала – на полу сидел полуразложившийся крысиный труп, в котором живыми были только огромные, человеческие глаза с воспалёнными красными сосудами.

Дохлая крыса была величиной с собаку и доставала до колен узницы. В прогнивших дырах на теле чудовища были видны чёрные кости, по которым стекала мерзкая жижа, кишащая червями.

Густой смрад забивался в ноздри и лёгкие, кружа голову и парализуя конечности.

Животное пробулькало голосом с того света:

- Подарок для нашей дорогой Аиды! – и выплюнуло изо рта кусок протухлого мяса, который тут же зашевелился и пополз к девушке, оставляя за собой склизкий след. Пленница, задыхаясь, пыталась просто сдвинуться с места, однако ноги отказывались повиноваться ей. Ползущий кусок плоти, напоминающий змею, с которой содрали кожу, наконец достиг Аиды и обвился вокруг щиколотки, туго стянув ногу.

Из самого освящённого участка стены начала выпирать фигура. Судя по очертаниям, это был постепенно выползающий из ада монстр, сдерживаемый лишь тонкой оболочкой темницы.

В этот же момент тяжёлая дверь, сдвинуть которую смогли только пять человек, легко и без скрипа распахнулась. Там стояли скелеты в одежде охранников замка.

- Что-то не так, детка? – произнесли они холодным мёртвым голосом.

Аида не выдержала. Да и вряд ли кто-то на её месте смог бы избежать паники, увидев подобное. Она изо всех сил рванула прочь, в самый тёмный угол, но тут же шлёпнулась со всего размаха на ледяной пол, ударившись головой. Чудом не провалившись в обморок, Аида поползла прочь, помогая себе руками. Нога, обмотанная куском тухлого мяса, сильно опухла и приобрела багровый цвет, её приходилось тащить за собой, вскрикивая от боли.

Забившись в тёмноту, пленница закрыла глаза, чувствуя, как сознание медленно покидает её. Она только порадовалась этому. Ведь за долгие годы жизни в мрачном замке, девушка узнала простую вещь – иллюзии почему-то боятся снов. Стоит только заснуть в их присутствии, и эти твари потом надолго исчезают, не напоминая о себе по нескольку дней. Шутка в том, что заснуть в месте, кишащем монстрами, может только очень бесстрашный человек или, как в случае с Аидой, человек, привыкший к постоянному страху. Кроме того, у девушки были какие-то совершенно особые отношения со снами. Иногда она могла просто вызвать их, и они приходили, накрывая больное сознание своим разноцветным одеялом.

Вот и сейчас, Аида заставила своё тело расслабиться. Сильно болела голова, а нога ныла так, как будто её сдавливали металлические тиски. Совсем рядом слышались стуки и шорохи – монстры приближались к своей беспомощной жертве. Девушка медленно вздохнула и силой воли поторопила подступающую темноту. Мгновение она балансировала на границе сознания, а потом, наконец, отключилась, нырнув в спасительный обморок.

 

Перед глазами вдруг предстала странная картина: вокруг по-прежнему была темница, но по углам, куда раньше не проникал свет, были теперь кусочки чёрного звёздного неба, невероятно далёкого и манящего.

Монстры и чудовища исчезли – они были бессильны перед снами.

Аида шагнула из освещённого куска подвала прямо в звёздное небо и полетела навстречу загадкам и манящему серебристому свету большой луны. Ветер обтекал её, реальная жизнь казалась давно забытым кошмаром, и так хотелось остаться в небе…

Вдруг сияние луны стало нестерпимым и оглушило Аиду на мгновенье, а затем вдруг сменилось знакомым спуском и бугристой дорогой, залитой мягким золотистым полусветом.

Девушка снова, как и в своём прошлом сне, стояла на пологом холме и смотрела вдаль.

Она бросилась вниз по дороге, решив во что бы то ни стало дойти до конца. Шагать было трудно, усталые ноги не хотели слушаться, но с каждым шагом решимость узнать своё предназначение крепла, а желание избавиться от унизительной жизни росло.

Туман становился всё гуще и гуще, поэтому Аида не заметила, как дорога сменилась тропинкой, петлявшей между деревьев. Когда, наконец, немного прояснилось, она оказалась стоящей на пригорке возле реки, по которой уплывали клочья тумана. Вдалеке чернел лес.

Вдруг внимание привлёк лёгкий, почти музыкальный шелест травы, которая не прогибалась под высоким таинственным незнакомцем, а лишь что-то шептала.

Это был он. Чёрная сутана, казалось, мягко текла по земле, на голову надет капюшон, скрывающий лицо. Но сиявшие мягким светом пронзительные серые глаза не терялись в тени, они смотрели прямо ей в душу.

Высокий незнакомец плавным движением снял капюшон. Чётко очерченные черты лица, насмешливые губы. Тёмные, почти чёрные волосы, в беспорядке лежащие на щеках. И яркие стальные глаза, которые бесцеремонно забирали всю волю к сопротивлению. Он был очень красив, однако сила сквозила в каждом движении.

Аида замерла, как испуганный зверёк, заворожено глядя ему в глаза и не в силах оторваться.

Внезапно она перестала чувствовать ноги и плавно опустилась на колени. Незнакомец сделал то же самое.

Затем он медленно вложил её руки в свои. Мягкий обволакивающий голос наполнил сознание.

- Меня зовут Туман. А ты девушка, чьё рождение заставило звёзды заплакать кровавыми слезами. Тебя держат в заточении, но сны освобождают, и я могу прийти к тебе. Сейчас я призрак, но скоро мы встретимся уже в реальности. И помни: эта долина пока безопасна, в случае угрозы ты можешь прийти сюда. Дорогу знаешь. Я не могу забрать тебя, нас уже разъединяют.

У Аиды внезапно закружилась голова. Окружающая обстановка стала размываться и отдаляться. Стальные глаза Тумана сменились сырым каменным потолком темницы, но его затихающий голос успел сказать:

- Сохрани своё подсознание, не дай усыпить душу. Ты – моя…

 

Аиду трясли и звонко хлопали по щекам, но она не подавала признаков жизни. Потом, наконец, слегка приоткрыла глаза, и начальник охраны распорядился отнести её наверх. Он выглядел очень испуганным. Если не удастся привести девчонку в чувство, ему придётся плохо. Пока несли, пленница болталась на руках, как тряпичная кукла и вроде бы снова была в обмороке, не осознавая происходящего.

Однако, оказавшись в своей комнате, она медленно пришла в себя. Поняв, где находится, девушка едва не закричала – снова ненавистное жилище, а вокруг суетится испуганная прислуга. Раньше они старались избегать её, а теперь на лицах читалось страшное волнение и нешуточное беспокойство.

Заметив, что пострадавшая пришла в себя, её осмотрели, а затем оставили одну.

Аида чуть прикрыла глаза и как наяву увидела жёсткое, но красивое лицо Тумана и пронзительный взгляд, в котором читался большой жизненный опыт. Однако, мечтания были грубо прерваны появлением разъяренного начальника охраны.

Он ворвался в комнату Аиды, вплотную подошёл к кровати и, приблизив к ней свои страшные глаза, схватил за подбородок, не давая отстраниться.

- Маленькая ведьма, ты нарочно сделала это, - прошипел он, брызгая слюной, - слуги доложили, что повреждений нет. А это значит, ты притворялась!

- Нет, - испуганно пробормотала она, - я просто заснула…

- Замолчи, дрянь! Тебя пытались разбудить. Невозможно в сырой темнице заснуть так крепко, чтобы не реагировать на пощёчины. Но если это и так, я запрещаю тебе спать. Ты будешь бодрствовать, пока мы не придумаем что-нибудь интересное для тебя, куколка!

Секунду он не отпускал Аиду, наслаждаясь её неприкрытым ужасом. Девушка ясно видела, что перед ней маньяк, который может выкинуть всё, что угодно. Наконец, этот дьявол во плоти злобно рассмеялся и вышел из комнаты, хлопнув дверью.

Обессилев от страха, пленница упала обратно на кровать, плача от обиды и несправедливости. Оказывается, раньше было не так уж и плохо: её никуда не закрывали и этот маньяк с носом, похожим на клюв, просто молча проходил мимо, не делая попыток приблизиться.

Из беспросветного моря отчаяния её выдернула резкая боль в ноге. На матовой коже, где раньше был завязан кусок тухлого мяса, медленно проступала синева. Аида была готова поклясться, что ничего подобного у неё не было ещё минуту назад. Что же делать? Нога перестала её слушаться и начала деревенеть. Девушка громко закричала. Ответом был грубый хохот снаружи, а затем металлический лязг – дверь закрыли на замок.

Аида зажмурилась и снова потеряла сознание, успев прошептать «Туман…»

Солнечные лучи ласково гладили кожу лица. Голубое небо заслоняли белые шары одуванчиков и дерзкие синие васильки. Аида лежала на траве, чувствуя странно-приятное ощущение внутри, словно оказалась на давно забытой родине.

Неожиданно небо заслонило встревоженное лицо Тумана. Он стоял на коленях и вглядывался в её глаза, завораживая и отнимая всякую охоту двигаться. Странные мысли начали приходить девушке на ум, и она непроизвольно покраснела, надеясь, что её недавний знакомый этого не заметит.

Просто он был слишком близко, и приятный горьковатый запах кружил голову, заставляя сердце ускоряться.

Его руки бархатно скользнули по телу, плечам, талии, бёдрам и оказались на больной ноге, которая к тому времени приобрела жуткий фиолетовый оттенок. Туман недовольно поморщился, в глазах на секунду появился опасный блеск, который тут же исчез, снова сменившись выражением заботы.

- Иллюзии. Как же я это пропустил? – он нежно, но решительно обхватил её ногу синюшного оттенка и склонился так низко, что шелковистые волосы прохладно пощекотали кожу.

Боль, ставшая уже привычной, стала уходить как вода из дырявого стакана. Наконец, Туман выпрямился и встал. Девушка с удивлением обнаружила, что теперь его одежда выглядит совсем по-другому. Длинная приталенная сутана придавала юноше строгий вид наставника, который должен нести мудрость в народ.

Теперь же облегающее одеяние сменили плотные тёмные штаны и безрукавка, не скрывавшая ладное телосложение. В этом парне чувствовалась немалая сила, все его мягкие текучие повадки напоминали хищника. Если бы не выражение крайней заботы во взгляде, он мог бы выглядеть опасным. Картину завершала еловая ветка, намертво запутавшаяся в тёмных волосах.

- Прости, – спокойно сказал он, заметив её взгляд. Тут же голос его приобрёл дурашливо-поучительную интонацию, - Я забыл о своём духовном предназначении. Моя задача просветить и наставить тебя на путь истинный. Ну и защитить, конечно.

Не успел он закончить свою высокопарную речь, в которой явно сквозила ирония, как его одежда плавно перетекла в привычную сутану.

- Тебе нельзя больше спать. – С этими словами Туман развернулся, случайно мазнув краем своего одеяния по Аидиному лицу. А когда прохладная ткань соскользнула, девушка увидела свою комнату, в которой потеряла сознание. Сказка кончилась, с грустью поняла она.

К счастью, кратковременного сна никто не заметил, так как дверь по-прежнему была закрыта. Пленница облегченно улыбнулась, вспомнив ветку в тёмных волосах, и тут же ощутила неимоверный подъём сил. Тело больше не чувствовало боли и усталости, настроение стало бодрым и отдохнувшим.

Почти сразу же раздался лязг ключей в замке. В комнату, решительно печатая шаг, ворвался начальник охраны.

- Ну вот что, детка. Мне поручили лично контролировать твой сон. Так что теперь ты будешь спать только со мной! Ха-ха, ты, конечно, рада? Если вдруг я замечу что-то странное, то грубо, очень грубо тебя разбужу. – Он наслаждался страхом и отвращением на лице своей пленницы.

Его самого, похоже, это поручение только порадовало. Однако он, сам того не зная, дал девушке немного информации для размышления. Как он сказал, «мне поручили»? Получается, что есть кто-то неизвестный, кто «поручает». Значит, её жизнь в руках какой-то тёмной личности? Очередной вопрос, на который нет ответа.

- А моя свобода в пределах замка пока не ограничивается? – с надеждой спросила девушка.

- Размечталась! С тобой повсюду будут ходить двое моих ребят. Очень рекомендую не выводить парней из себя, а то получишь по попке, - он противно засюсюкал, как будто разговаривал с маленькой непослушной девочкой, - Пока, милая, вернусь вечером и согрею тебе постельку.

Перед тем, как покинуть комнату, её тюремщик гадко подмигнул.

Охранники, к счастью, были молчаливы, выполняя распоряжение командира, хотя Аида ожидала грубых приставаний. В конце концов, она решила просто не обращать на свой эскорт внимания и направилась в сад.

«Всё равно у меня нет особых секретов в этом замке. Только сны. Но сейчас нельзя даже думать об этом», - пронеслось в голове.

В саду было необыкновенно мрачно, как, впрочем, и всегда. Однако после этих снов Аиде перестало нравиться гулять среди неприступных каменных стен и мрачных деревьев, которые не пропускали солнца.

И тут девушке пришла удачная мысль. Надо сказать, что сад занимал огромную площадь и был напичкан разными беседками и тайниками. В нём можно было свободно гулять и прятаться от слуг. Однако, пленница почти не пользовалась этим правом. В дальние уголки сада она никогда не заходила, потому что там полноправно царили иллюзии. Обычно эти твари предпочитали безлюдные заброшенные места и нападали, только когда поблизости от Аиды никого не было. Кроме неё, о них почему-то никто не знал. Неудивительно, что слуги не реагировали на жалобы девочки по поводу жутких монстров, которых она, якобы, видит.

И вот теперь, когда Аида идёт в сопровождении двух охранников, почему бы не прогуляться по опасным местам? Ведь раз она не одна, иллюзии не нападут. Тем более, что до вечера всё равно заняться нечем.

Придумав этот нехитрый план, девушка воспряла духом и решительно зашагала мимо мрачных папоротников под вечную тень гигантских деревьев, избрав для своей миссии один из самых заброшенных уголков старого сада.

Охранники невозмутимо шагали за ней и не заподозрили ничего необычного, даже когда резко потянуло холодом и стало заметно темнее.

Внезапно идущие непрерывным строем стволы вековых деревьев сменились шершавыми каменными стенами – лес превратился в широкий сырой туннель, от которого в разные стороны расходились чёрные провалы ходов. Сопровождающие резко ожили.

- Что это? Где мы? Где лес?! – Наперебой закричали они. Невозмутимость развеялась, словно дым, сменившись паникой. Стражники бросились назад, но там был такой же каменный туннель без малейших признаков сада. Неожиданно их внимание привлекла остолбеневшая девушка, которая замерла с открытым от удивления ртом.

- Куда ты нас привела? – грубо заорал один, - Немедленно веди обратно!

Аида пыталась прийти в себя и понять, что происходит. Иллюзии не испугались людей? Никогда раньше такого не случалось.

- Не может быть… - вслух подумала она.

Охранник схватил её за плечо и, размахнувшись, сильно ударил по лицу. Второй с угрожающим видом надвинулся сзади.

Аида вырвалась и бросилась в один из туннелей, не разбирая дороги. Её всю трясло от боли и страха. Иллюзии нельзя недооценивать – поймав в свою ловушку людей, они не выпустят своих жертв просто так. В этой тьме можно легко сойти с ума и даже умереть. Твой труп потом найдут в глубине сада, и всех поразит выражение дикого ужаса на лице.

От таких мыслей ноги стали подгибаться, отказываясь слушаться. Сзади доносились яростные вопли охранников и топот тяжёлых ботинок. Аида без разбора сворачивала в тёмные провалы ходов, её гнал страх не только перед солдатами, но и безотчётный ужас неизбежной смерти.

Тем временем сзади всё смолкло, а ещё через минуту раздались лёгкая поступь чьих-то жутких торопливых шагов. Повеяло могильным смрадом.

Задыхающаяся девушка вжалась спиной в тёмную нишу на стене. Из-за поворота выскочило два полуистлевших скелета в одежде пропавших охранников. Глаза горели красным светом, завершая картину самого страшного кошмара, который только мог явиться юной девушке.

Они остановились напротив ниши, в которой затаилась Аида.

- Я слышу её дыхание, – гулким нечеловеческим голосом чётко проговорил один из скелетов и начал медленно поворачивать свою костлявую голову в сторону убежища, в котором затаилась девушка. Красные глаза, казалось, прожигали стены.

- Прощай, Туман, - прошептала Аида из последних сил. Вдруг камень за её спиной ощутимо потеплел и стал быстро приобретать очертания сильного мужского тела. Через мгновение рука Тумана мягко закрыла ей рот, а вторая развернула девушку лицом к себе.

Тёплые губы прошептали, обжигая дыханием:

- Не надо прощаться… Твоё настроение меня просто убивает…

Аида шумно вздохнула, от внезапно наступившего облегчения по щекам заструились слёзы. В тот же миг тело решительно отказалось подчиняться, и она навалилась на Тумана, непоколебимого, как скала.

Он засмеялся, а затем взял её за руку и сказал:

- Ты не помнишь, что сны не боятся иллюзий? – После чего, абсолютно не скрываясь, демонстративно вышел из ниши, увлекая Аиду за собой. Она не могла сопротивляться. Страх прошёл бесследно, и было так хорошо следовать за горячей сильной рукой, чувствуя, вопреки логике, полную безопасность.

Скелеты с нечеловеческим визгом отпрянули в стороны. Они пятились от Тумана, вжимаясь в стены. Всё поведение монстров говорило о паническом страхе перед этим парнем, который по сравнению с ними выглядел настолько обычным, что было совершенно неясно, какую опасность он мог для них представлять.

Вдруг один скелет с грохотом взорвался, а второй поспешно рассыпался в прах, не дожидаясь, пока Туман подойдёт поближе.

При виде этой картины, Аида замерла с открытым ртом и широко распахнутыми глазами, потом начала медленно падать. Но в пустоте неизбежности её легко подхватили сильные руки загадочного парня, приходящего к ней из снов. Перед тем, как окончательно потерять сознание, она увидела неповторимую усмешку на его лице.

 

Очнулась девушка на земле в лесу. Это был не тот лес, который рос в мрачном замковом саду, а тот, что растут на воле за каменными стенами. Её наполнила радость – это один из тех прекрасных снов, в которых она видит его.

Но Тумана почему-то рядом не было. Вокруг полноправно царила ночь, сквозь ветви кое-где сверкали серебром тонкие нити лунного света. Удивительно свежий воздух наполнил лёгкие, и девушка вдохнула полной грудью. Она пила эту восхитительную ночь, как изысканное вино. Ветер нёс с собой ароматы жасмина и ночных трав.

Аида встала с тёплой земли, покрытой бархатистым мхом, и медленно пошла среди гигантских деревьев и пышных папоротников к тому месту, где лес, казалось, расступался, открывая огромную поляну. Сказочная красота заставила девушку на мгновение застыть, затаив дыхание от восторга.

Огромная луна лениво возлежала среди ярких звёзд, заливая серебристым светом шелковистую траву и крупные ночные цветы. Белые мотыльки порхали в воздухе, замирая на секунду, а потом снова пускаясь в бесконечный полёт. Девушку сотрясала внутренняя дрожь какого-то странного удовольствия, по коже ползли мурашки. С ней что-то происходило, наполняя душу и тело предвкушением неведомых перемен.

Вдруг Аида почувствовала, что становится частью этой ночи, лучом звезды, запахом трав и нежной пыльцой на крылышках бабочек. Её охватил буйный восторг и ничем не ограниченная свобода. В один момент пленница мрачного замка вдруг стала хозяйкой целого мира. В голову пришло чёткое понимание, что сейчас она может абсолютно всё.

Вместо привычной одежды тело покрывал невесомый сумеречный плащ, сотворённый прямо из воздуха. Он почти не ощущался, лишь немного лаская кожу восхитительной прохладой.

Аида закрыла глаза, наслаждаясь волшебной ночью. Вдруг исчезли все границы, невозможное стало возможным. Девушка плавно поднялась над травой и тут же растворилась во мраке, переплетённом нитями лунного серебра.

Это было непостижимое чувство.

Ветер наполнял каждую клеточку тела. Ветви деревьев угрожающе шумели, но, едва она подлетала к ним вместе с ночной пыльцой, они мягко обнимали её, гладили хвоёй и листьями, безропотно позволяя резвиться в пышных кронах.

Аида могла одновременно перебирать травинки на поляне и плыть наравне с верхушками елей, лёжа на движущихся воздушных волнах и любуясь этим миром, который принадлежал ей, и которому принадлежала она. Мыслей не было, остались только инстинкты из глубины подсознания, которые человек пытается обуздать зачастую всю свою жизнь.

Вот так, лёжа на ветре, богиня этого мира закрыла с наслаждением глаза… И тут всё изменилось.

 

Послышался шум волн, на лицо упали солёные брызги. Сознание заполнил знакомый настойчивый шёпот «Иди ко мне…». Не открывая глаз, она встала, босые ноги утопали в песке, голос вёл её, и она шла, ничего не видя вокруг, только чувствуя, как кожу со всех сторон обтекает тёплый воздух.

Сильные руки коснулись её с нежной настойчивостью, и она, секунду помедлив, сделала ещё один шаг, мгновенно оказавшись в крепких объятиях Тумана.

Он ощутимо напрягся и резко выдохнул, боясь потерять контроль. Он понимал, что сейчас не время подчиняться своим желаниям. Аида совсем не знает его, и может оказаться не готова к такому знакомству. Сейчас она видит только то, что хочет видеть – милого мальчика, который пришёл на помощь и заботится о ней. Туман невесело усмехнулся и покачал головой, удивляясь тому, что кто-то считает его воплощением доброты. Узнай об этом Ариана, она бы смеялась до слёз.

- Открой глаза, - услышала Аида. – Это наш мир и ты должна его увидеть…

Девушка послушно приоткрыла веки и изумлённо огляделась, пытаясь отстраниться. Но Туман не выпускал её, прижимая к себе. Как бы там ни было, сейчас он не в силах разжать руки, ведь он, наконец, может прикасаться к ней, вдыхать её запах. А не просто наблюдать, будучи бесплотной тенью и иногда позволяя себе мимолётные встречи во снах.

Аида молча созерцала огромный пустынный пляж, залитый красным заревом заката и бескрайнее море, которое ни на миг не прекращало своего движения, раз за разом отправляя батальоны волн на приступ песчаного берега. Всё это место было пропитано свободой и умиротворением.

Аида смотрела на море. Туман смотрел на неё. И в какой-то момент, во время поворота головы, он, неожиданно для себя, поймал её губы, увлекая их в поцелуй.

Девушка широко распахнула глаза и вздрогнула всем телом. Её захлестывала тягучая волна непривычного удовольствия, на секунду весь мир перевернулся с ног на голову. Она одновременно падала вверх и вниз, голова кружилась, болезненное наслаждение стягивало живот. Вот сейчас что-то будет… сейчас…

И вдруг Туман отстранился и прошипел сквозь зубы:

- Тебе пора.

Аиде хотелось крикнуть «Нет! Нет!», но неизвестная сила порвала в клочки её сознание и она резко, как от удара, вернулась в реальность.

 

Для того, чтобы открыть глаза, понадобились напряжённые усилия. Вокруг по-прежнему был замковый сад. Голые стволы деревьев-великанов обступали Аиду со всех сторон. Чуть поодаль лежали стражники, к счастью, живые, хотя и без сознания. По всей видимости, им многое пришлось испытать – лица были покрыты морщинами, в волосах поблёскивала седина. Девушке вдруг пришло на ум, что они здорово разозлятся на неё, когда очнутся. Из-за этого пленница со всех ног бросилась обратно в замок.

Шагая по каменному коридору, Аида с удивлением обнаружила, что с начала прогулки прошло не более двух часов. Идти в свою опостылевшую комнату не хотелось и она, воровато оглядевшись, нырнула под лестницу, где у неё был небольшой тайничок, о котором, как она надеялась, никто не знал.

Так как располагался тайник непосредственно под главной лестницей, возле него постоянно ходили слуги, даже не подозревая о его существовании. Это позволяло девушке не опасаться иллюзий, из-за которых она старалась не забредать в дальние, менее людные уголки старого замка.

Тайное убежище представляло собой удобную круглую пещерку, вход в которую Аида обнаружила давно и совершенно случайно. С тех пор она иногда приходила сюда. Для того, чтобы никто не наткнулся на тайник, девушка завесила вход старой мешковиной, сливающейся с каменными стенами. Постепенно обустроившись, пленница старого замка притащила туда пару пустых ящиков из сада, организовав на них удобное сидение, иногда служащее лежанкой. Кроме того, она стянула в одном из коридоров причудливый шарообразный светильник, сделав атмосферу на удивление уютной.

Конечно, её личная комната, напичканная роскошной мебелью, не шла ни в какое сравнение с этой убогой пещеркой, но здесь она чувствовала себя гораздо лучше, скрытая от чужих холодных глаз.

Заползая в свой тайник, девушка следила, чтобы вокруг не было ни души. Затем она легла на ящики, накрытые каким-то случайно добытым тряпьём, и глубоко задумалась. Очень хотелось, чтобы Туман был рядом. Его присутствие наполняло душу ощущением полной безопасности и тепла от непривычной заботы. Однако их последнее расставание изрядно озадачило девушку. Всё выглядело так, будто бы он сам выкинул её из сна в реальность. Этот поцелуй начался так неожиданно и головокружительно... Боже, Аида и не знала, что такое бывает. Ощущение напоминало прыжок с отвесной скалы прямо вглубь водоворота, только вместо страха её пронизывало острое, почти болезненное удовольствие. В тот момент она хотела нырнуть в эту пучину с головой, но тут Туман сам отстранился и вытолкнул Аиду на поверхность. Может быть, его отпугнула её неловкость?

Придя к этой ужасающей мысли, девушка едва не расплакалась.

Настрадавшись вдоволь, Аида снова начала размышлять. Десятки вопросов крутились в голове. Кто такой Туман на самом деле? Да и кто на самом деле она? Почему её держат в этой просторной каменной тюрьме и за что пленницу так невзлюбили иллюзии?

Внезапно всё тело скрутила резкая боль, в мгновение ока выдавив из лёгких остатки воздуха. Аида скатилась с ящиков, хрипя и задыхаясь. Её били конвульсии, глаза закатывались. Мучительное ощущение рвущейся плоти наполнило весь мир.

Однако в тот момент, когда сознание девушки начало отключаться, а мозг умирать от нехватки воздуха, дыхание вдруг возобновилось, и боль немного утихла. Всем своим существом узница почувствовала неумолимый приказ из неоткуда «Иди!». Сопротивление чьей-то воле сопровождалось острыми вспышками мучительной боли.

Аида поползла к выходу из тайника, встать ей не позволяла неведомая сила, которая навалилась сверху как неподъёмный груз, вжимая несчастную в неровный каменный пол.

Стало очень жарко, огонь шёл как будто из глубины тела мученицы. Обдирая кожу на ладонях и разбивая в кровь колени, она ползла наружу, затем по ступенькам вверх и вверх…

Злобная воля наполняла всё сознание, и неумолимо приказывала ползти. Когда за Аидой стал тащиться явственный кровавый след, бедняжка увидела незнакомый коридор, вдоль которого выстроилась колонна из слуг, кидавших насмешливые взгляды без капли сочувствия.

Вдруг её подняли с пола чьи-то грубые руки и поднесли к дверям в конце коридора, которые на секунду распахнулись, чтобы захлопнуться за спиной узницы. Девушку бесцеремонно швырнули на пол.

Приподняв голову, она первым делом увидела изящные сапоги из белой кожи, украшенные затейливыми золотыми пряжками. Обувь плавно переходила в стройные холёные ноги, охваченные браслетами. Очень короткое облегающее платье и красивое злое лицо, обрамлённое распущенными белыми волосами, свисающими аж до середины бедер.

Такая внешность невероятно изумила Аиду. С другой стороны, может быть там, за каменными стенами, такой наряд считается вполне обычным.

Незнакомка серьёзно рассматривала узницу, не отводя взгляда. Затем звенящим голосом чётко произнесла:

- Я хозяйка этого замка и твоя хозяйка. Меня зовут Сабита. Я, конечно, надеялась, что мне удастся всю жизнь держать тебя взаперти, но я ожидала и того, что неясные волнения проникнут в твою душу. Расскажи-ка мне о снах.

В этот момент боль оставила Аиду и та смогла подняться с колен. Подошедший сзади начальник охраны силой усадил её на стул.

- О снах? О каких снах? Я уверена, мои сны не отличаются от других, - прошептала Аида. Но красавица нетерпеливо перебила:

- Ложь! Это даже смешно. Тебе не могут сниться обычные сны! Это я решу, отличаются они от других или нет. Рассказывай!

Этот короткий приказ прошил болью всё тело Аиды. В её голове несколько раз отдалось эхом «рассказывай… рассказывай…». А в следующую минуту её язык перестал повиноваться и она, словно кукла, механическим голосом начала монотонно описывать в деталях все свои сны, которые помнила. И – о, ужас! – также ровно поведала о встрече с Туманом и дальнейших событиях с его участием, тщетно пытаясь сдержать рвущиеся наружу откровения.

Сабита недовольно поджала губы. Одним взмахом руки она приказала увести пленницу. А сама начала носиться взад-вперёд по залу, рассуждая вслух.

- Эта девчонка – просто ключ, пока она в моих руках. Но если она узнает, что её могущество способно двигать миры… А Туман хитёр. Знает, что любовь – это верный способ направить её силу себе на пользу! Но это рискованный шаг, ведь ему ни на секунду нельзя будет отступить от своей роли влюблённого. Значит, либо он готов рискнуть, либо дело значительно хуже и он действительно влюбился. Но ведь этого не может быть! Влюбиться в эту невзрачную серую мышь и предпочесть её мне? Чем она заслужила такое счастье? Нет, невозможно. Хотя это глупое пророчество… Нет, я не верю! И всё-таки придётся принять меры. Им ни в коем случае нельзя больше общаться! Коршун! – воскликнула она, придя к какому-то решению.

К ней тут же подбежал начальник охраны и опустился на одно колено, покорно склонив голову.

- Не давай девчонке спать! Трое суток. А потом я займусь ей сама. Да, и не вздумай выпускать её даже в сад. Не отходи ни на шаг. Если будет хоть одна ошибка, я тебя убью. Иди!

Бледный Коршун выполз наружу. Слишком хорошо он знал, чем грозит непослушание.

 

Аида вновь оказалась в своей комнате. Там её усадили на стул, крепко связав руки и ноги. А спустя пять минут, туда вбежал белый как мел начальник охраны, которого Сабита называла Коршуном. Он зло посмотрел на израненную, покрытую коркой запекшейся крови, узницу. Затем лицо его стало задумчивым и, словно про себя, прислужник Сабиты пробормотал:

- А ведь в таком состоянии она, пожалуй, того и гляди потеряет сознание. И тогда мне конец. Эй, кто-нибудь! Несите воду, тряпки и мазь. Обработайте девчонке раны!

Спустя какое-то время Аида, сквозь тягучую пелену боли, ощутила, как тёплой водой промывают раны, смазывая их прохладной едко пахнущей мазью. К сожалению, это помогло. Голова постепенно прояснялась и желанное забытьё отступало.

Бедная девушка собрала остатки сил и дико рванулась. Верёвки больно впились в запястья, но Аида не обращала на это внимания. Её накрыло безумное отчаяние, и она снова и снова делала безрезультатные попытки освободиться. Ненавистная жизнь вдруг показалась ей сущим адом, где она не имела права даже на собственные сны. Мерзкая хозяйка замка заставила её рассказать о самом важном и сокровенном, она, сама того не понимая, забрала у девушки единственный глоток свободы, оставив страшное давящее опустошение.

Слёзы градом катились по щекам узницы, отчаяние стало таким чёрным и давящим, что она дёрнулась с нечеловеческой силой и, вместе со стулом, грохнулась прямо на железные прутья каминной решётки и, одновременно с диким воплем Коршуна, сторожившего её, провалилась в черноту, из которой не возвращаются простые смертные.

 

Из темноты леса раздалось шипение. Оно пронеслось над травами, преодолело чащобу и, уже затихая, коснулось ушей Тумана. Он склонил голову на бок, прислушиваясь. Уж очень беспокойная намечалась ночь. Судя по всему, Сабита вышла на охоту. Не сама, конечно. Послала очередную стаю жутких тварей.

Губы искривила дьявольская усмешка. Он уловил витавшую в воздухе тревогу и без труда прочитал её, как открытую книгу. После чего принялся хохотать, поняв, что охота идёт именно на него. Нет, Сабита не была так глупа. Неужели, она надеялась захватить его так просто? Пожалуй, стоит немного разведать обстановку.

И в тот же момент его силуэт, как будто сплетаясь из темноты, возник посреди открытой поляны, окружённой тёмными силуэтами громадных деревьев. Спустя несколько мгновений деревья начали тревожно шелестеть и слегка постанывать, раскачиваемые внезапно поднявшимся ветром. Со всех сторон во тьме загорелись красные глаза, а затем показались и их счастливые обладатели. Это были человекоподобные твари с чёрной сморщенной кожей и обнажёнными жёлтыми клыками. Они как будто не шевелились, однако становились всё ближе и ближе к своей жертве.

Туман стоял спокойно и расслабленно, чего-то явно выжидая. И лишь когда круг чудовищ сузился настолько, что убежать уже не представлялось возможным, он просто развоплотился в воздухе, не оставив от себя даже следов. Твари разочарованно взвыли, совершенно не подозревая, насколько им только что повезло. Всё могло кончиться намного хуже, будь у него чуть больше времени.

Растворяясь в ветре, Туман уже точно знал, что Сабита и не рассчитывала справиться с ним таким способом. Она либо намекала на встречу, либо… хотела отвлечь его внимание от чего-то важного, возможно даже, от Аиды. Ей ведь ничего не стоило заподозрить неладное и проникнуть в сознание девушки, узнав все подробности. Раз так, надо торопиться.

Прямо в воздухе перед ним возник тёмный провал, в котором сверкнули огоньки далёких звёзд. Через секунду Туман исчез из этого мира, закрыв таинственный проход прямо за собой.

 

Аида долго падала в чёрную зияющую пропасть. Страха не было, лишь бесконечная усталость и желание поскорее всё закончить. Внезапно пропасть перешла в вертикальный туннель, стены которого вспыхивали манящими оттенками синего цвета. Он кончился так же неожиданно, выплюнув девушку прямо в открытое ночное небо. Далеко внизу маячила земля.

Свежий воздух стремительно врывался в лёгкие, голова прояснилась и тупая боль, наконец-то исчезла. Тело как будто превратилось в шар, наполненный газом, и девушка с удивлением обнаружила, что свободно парит в воздухе.

«Какой чудесный сон», - подумала она и засмеялась, кувыркаясь в потоках воздуха. Вдоволь нарезвившись, Аида полетела к земле и, вскоре, нырнула в шелестящую массу деревьев.

Удобно устроившись в кроне раскидистого дуба, она на секунду прикрыла глаза. Тело тут же охватила крупная дрожь, пришло зловещее предчувствие. Здесь явно что-то происходило.

Устремив глаза вниз, Аида испуганно вскрикнула. Внизу, вплотную к дереву, находилось страшное существо, с чёрной кожей и жёлтыми клыками. Его рука медленно поднялась в сторону девушки, а потом вдруг начала вытягиваться, ползя по стволу, как омерзительный паук.

Это казалось невероятным – рука становилась всё длиннее и длиннее, всё ближе и ближе к Аиде. А её словно парализовало от страха, тело онемело, мышцы отказались двигаться. Как, впрочем, и полагается в настоящем кошмарном сне. Рука приближалась, оставляя царапины на коре своими крючковатыми когтями. До жертвы уже оставалось не больше метра и тут дерево явственно вздрогнуло, как будто оживая. Листья начали мягко поглаживать девушку, заволакивая её своим шуршащим покровом. Чудовище раззявило клыкастый рот и злобно зашипело от боли – ветви намертво перехлестнули чёрную конечность. Внезапно земля у ствола расступилась и тварь, яростно цепляясь когтями, начала неумолимо падать. Мгновение и всё оказалось кончено. Дерево стояло, как и прежде, а земля у подножия выглядела совершенно нетронутой.

С Аидой в очередной раз происходили странные изменения. После контакта с листьями старого дерева, кожа как будто бы засветилась изнутри. Запёкшиеся после свидания с Сабитой сбитые руки и колени зажили, не осталось даже шрамов.

Благодарно погладив дерево по шершавой коре, Аида одним прыжком преодолела расстояние до земли и мягко двинулась вглубь леса.

Она так и не увидела, как неподалёку, в ночной темноте, сверкнули глаза Тумана, который, облегчённо вздохнув, опёрся спиной о ближайший ствол. Он едва успел. Один из монстров Сабиты, втайне от хозяйки, сбежал на свободу, желая вдоволь поохотиться. Ещё чуть-чуть и его жертвой могла бы стать Аида. «Моя Аида», - подумал Туман и усмехнулся, чуть качнув головой. Эта усмешка породила соблазнительные ямочки на резко очерченных щеках. Парень, сам того не подозревая, обладал редким видом особой, мужественной красоты. Хотя, пожалуй, всё дело было во внутреннем огне и дерзкой, упрямой уверенности в себе и своих действиях. Он всегда шёл напрямик, не признавая никаких преград. Именно это сильно расстраивало Ариану и совет племени. Они бы предпочли мальчика на побегушках, который, бессмысленно ковыряя в носу, без вопросов исполнял все их приказания. К несчастью, Туман обладал ещё и острой сообразительностью, что делало его, по мнению племени, совершенно неуправляемым.

Он подоспел как раз к тому моменту, когда оголодавшая тварь тянула свою лапу к перепуганной девушке. В его планы пока не входило показываться, поэтому Аида так и не поняла, кто именно вдохнул жизнь в дерево, и почему земля решила поглотить назойливого монстра.

Раны на локтях и руках девушки вызвали у Тумана приступ дикой ярости. Он сразу же понял в чём дело. Это всего лишь наказание за непокорность. Немного боли и унижения от Сабиты, чёрт бы её побрал. Белобрысая выскочка ещё узнает, как опасно его расстраивать. Узнает, но не сейчас. Иначе всё можно испортить, не достигнув нужного результата. Так что он справился с яростью и незаметно исцелил раны, не забывая, однако, где и как они были расположены. Когда придёт время платить по счетам, Сабите лучше затаиться в своём убежище, не высовывая носа наружу.

Проводив взглядом девушку, уходящую вглубь леса, Туман просто исчез. Больше ей ничего не грозило.

 

Аида шла босыми ногами по мягкому мху, наслаждаясь пением ночных птиц. Мощные шершавые стволы старых деревьев кое-где обвивали цветущие лианы. Неподалеку музыкально шумел невидимый ручей.

Вдохновение переполняло девушку. Она замерла, вслушиваясь в чудесную музыку ночной природы, и сосредоточилась. В этот момент Аида не была собой. Её как будто бы вела и направляла какая-то высшая сила, которая нашёптывала, что и когда следует делать.

Снаружи творилось волшебство, неуловимое изменение. Однако, открыв глаза, девушка не заметила ничего нового и почувствовала небольшое разочарование. Вздохнув, она сделала несколько шагов вперёд и ощутила какое-то движение по обеим сторонам от себя.

Оглядевшись, Аида с изумлением обнаружила неспешно идущих волка и тигра. Нет, не правильно. Волчицу и тигрицу. Она в нерешительности остановилась. Две прекрасных представительницы животного мира так же прекратили своё движение.

Повинуясь безотчетному желанию, девушка опустилась на колени и прикрыла веки. Однако тут же поняла, что продолжает смотреть на мир глазами волчицы. Всё вокруг стало невероятно чётким и наполненным жизнью. Аида моргнула, глядя на этот раз тигриным взглядом. Луна начала отливать красным.

Наконец, девушка встряхнула головой и легко вернула человеческие ощущения. Медленно приходило понимание того, что оба грациозных животных были её собственным продолжением.

Ещё чуть погодя Аида поняла, что может управлять ими – волчица и тигрица исчезали и появлялись, повинуясь малейшему желанию своей хозяйки.

«Это сон или явь?» - в который раз подумала девушка. В голову сразу же пришёл отличный способ найти ответ на этот вопрос.

Она легла на мягкий мох и снова прикрыла веки, погружаясь в накатившую дрёму.

Почти сразу же вернулось ощущение падения. Аида поспешно распахнула глаза, с изумлением оглядываясь.

Она стояла на бескрайней равнине, покрытой цветущим кипреем. По небу бежали облака, ярко светило солнце. «Зачем я здесь?», - подумала девушка, к ней вернулось чувство необъяснимой тревоги и жутковатого ожидания.

Вдалеке мелькнула тёмная фигура в плаще с капюшоном. Мгновенная радость обожгла её. «Туман!» - мелькнуло в распалённом мозгу. Но вместо ожидаемого чувства спокойствия, её обуяла неясная  тревога. Она стала вглядываться, судорожно напрягая глаза, в эту далёкую фигуру.

В лицо пахнуло резким порывом ветра – пейзаж внезапно сменился.

Животные исчезли, но она чувствовала, что в любой момент может вызвать их.

Её окружал пустынный город. Нещадно палило солнце, ветер катал обрывки газет по пустынной мостовой. Заброшенные дома смотрели на неё мрачными провалами окон. И ни души вокруг.

Неизменной осталась только фигура в чёрном. Однако теперь она стояла очень близко от Аиды. Человек медленно поднял руки и откинул капюшон. Аиду сковал страх. Это был вовсе не Туман. Черноволосая пожилая женщина оценивающе смотрела на девушку. И в её глазах не было ничего, кроме холодной враждебности.

Спустя мгновение она заговорила. Голос звучал очень глухо и отдавался эхом среди опустевших домов.

- Я хотела лично увидеть тебя, угрозу и кошмар нашего племени! Ты смотришь на меня невинными глазами и как будто не понимаешь, какую беду навлекла на этот мир. Когда ты родилась, звёзды заплакали кровавыми слезами!

Аида устало подумала: «где-то я уже это слышала…» Женщина тем временем продолжала, распаляясь всё больше и больше.

- Ты вообще не имеешь право существовать! Ты жива только потому, что Сабита забрала тебя и спрятала, не понимая, какая катастрофа может произойти.

- Да в чём же я виновата? – не выдержав обвинений, которые летели ей в лицо, Аида вспылила. Страх бесследно пропал, осталась только холодная ярость. Она ведь просто хотела понять, что за ерунда творится с её жизнью!

- Ты покорила сердце Тумана! А этого никак нельзя было позволить. Мальчишка обладает страшными силами. Он может одним взглядом испепелить всё вокруг! И при всём этом, он отвратительно независим. Ему нельзя ощущать сильные чувства, это сделает его неконтролируемым. Я слишком поздно заметила, что он нашёл тебя и взял под свою защиту. Он пробился к тебе, несмотря на все щиты, за которыми ты была спрятана.

- Но.. Сабита говорила о том, что опасные силы скрываются именно во мне..

- Это мы пустили ложные слухи! Потому что она не должна знать правду. Иначе всё может рухнуть в один миг. Хотя какая теперь уже разница! Всё и так рухнет, теперь помешать этому не сможет никто, кроме… тебя, – в этот момент голос женщины стал почти ласковым и просящим. - Но ты можешь кое-что сделать, чтобы предотвратить катастрофу. Туману нельзя испытывать сильные эмоции. Пока он спокоен и способен контролировать себя – мы в относительной безопасности. Оттолкни его! Может, ещё не поздно. Его желания не должны осуществиться! Если ты не ответишь ему взаимностью, он постепенно успокоится. Предупреждаю, это будет нелегко! Он не просто упрям, он невероятно умён, дьявольски хитёр и зверь внутри него будет магнитом притягивать тебя, но это можно выдержать. Отвергни его, оттолкни. Будь холодной и равнодушной. Тогда весь мир в безопасности и страшная сила тьмы не завладеет его рассудком. Ты спасёшь всех и его в том числе. Мне нужно твоё согласие!

Черноволосая ведьма подходила всё ближе, и её голос был всё настойчивее. Она говорила очень ласково и в то же время, её слова ввинчивались прямо в уши, вызывая отчаяние. В конце пламенной речи девушка полностью обессилела. Надежды больше нет! Туман дал ей понять, что она может быть свободной. Он вселил в неё уверенность, что в жизни есть хоть что-то хорошее. А что осталось теперь? Лучше бы никогда не встречать его и не чувствовать в себе запретные желания, которые всё равно никогда не станут реальностью!

Вдруг страшная женщина вздрогнула всем телом, отступив на несколько шагов назад. Аида почувствовала, как сгущается воздух вокруг. В следующий миг за спиной кто-то стоял. Девушка резко обернулась и встретилась взглядом с Туманом. Только теперь он был немножко другой. Внешне выглядел как обычно, но глаза... Чёрные и страшные, они походили на два бездонных колодца. Лицо было убийственно спокойным, вокруг волнами исходила сила. Невероятно красив и в то же время чертовски опасен. Он походил на хищника перед броском, сквозь человеческие черты пробивалась звериная сущность. В этот момент Аида поверила во всё, что сказала ей эта черноволосая ведунья. И дикая безнадёжность затопила сознание.

- Ариана, - протянул он насмешливым голосом. - Ты решила навестить нас? Пришла без приглашения и испортила мне весь праздник? Решила спасти мир от ужасного монстра?

В этот же миг он оказался за спиной у женщины, вплотную к телу. Он наклонился и прошептал ей на ухо, щекоча его губами:

– Ты даже не представляешь, как я зол на тебя…

- Не трогай её, пожалуйста, – Аида не узнала собственный безжизненный голос. – Она не сделала ничего плохого, просто… рассказала мне правду.

Туман, не отходя от Арианы, устремил на Аиду свой чёрный манящий взгляд. Он просто смотрел на неё, не меняя положения тела. А черноволосую женщину, стоящую прямо перед ним, трясло, как в лихорадке.

- Ты настоящий дьявол… - прошептала девушка. А про себя добавила «и теперь всё кончено».

Туман не спеша выпрямился, аккуратно обошёл парализованную страхом жертву и медленно направился к Аиде. Он шёл так, чтобы она могла убежать в любой момент. Он не преследовал её, а просто молча приближался, не отводя взгляда. И она видела Вселенную в его глазах.

- Ты даже не представляешь, как долго я искал тебя. И, наконец, нашёл. Я никогда не делал тебе ничего плохого. Просто был рядом, как тень. И я никуда не уйду. Никогда. Даже если ты захочешь убить меня. Просто не могу. – Его голос звучал повсюду, раскладывался на несколько голосов и одновременно шептал ей прямо в ухо, как будто он стоял за спиной. Она даже чувствовала его дыхание.

У Аиды было такое чувство, что её заживо вскрывают. Внезапно появилась злость. Девушка возненавидела всё – эту жизнь, эту женщину и даже Тумана.

- Не подходи! – крикнула она в ярости. Туман резко напрягся и отпрыгнул изящным движением хищника. В его глазах заплясали черти, на лице появился насмешливый оскал.

- О, да мы сердимся! Ты меня удивляешь. Я принимаю вызов. Однажды ты сама попросишь меня остаться. – И он развоплотился в воздухе, не отрывая от неё глубоких манящих глаз. Ариана тоже пропала.

Озадаченная Аида огляделась по сторонам и только в этот момент поняла, что возле её ног по обе стороны два гибких звериных тела, приготовившихся к броску. Волчица и тигрица. Оскаленные морды не сулили исчезнувшему врагу ничего хорошего. Да, именно врагу. Теперь так. Но, боже мой, как это больно!

 

 

Потом Аида блуждала по каким-то местам, пейзажи сменяли друг друга. Вот она идёт по полю с огромными цветущими подсолнухами, а через минуту над головой шумят ели-великаны, которые неожиданно переходят в пыльную просёлочную дорогу. В один момент девушка вдруг осознала, что стоит на берегу бескрайнего океана, под глубоким шатром звёздного неба. Она села на тёплый песок и бездумно смотрела на волны, которые, светясь искристым отражением луны, с тихим шелестом вечно набегают друг на друга, пока мимо проплывает столетие за столетием.

Внутри ощущалось странное опустошение. Думать ни о чём не хотелось.

Некоторое время спустя, Аида поднялась и медленно пошла вдоль берега. Пейзаж опять сменился. Она шла по милой лесной деревеньке, ярко светило солнце. Вокруг стояли аккуратные домики, которые наполняли сердце предчувствием горячей выпечки и уютного треска дровишек. Повсюду цвели цветы в палисадниках, по оградам вился хмель. Всё вокруг было настолько спокойным и домашним, что Аидой овладело навязчивое желание остаться здесь. Она присела под деревом и прислонилась к тёплой морщинистой коре. Ветви свисали почти до земли, образуя естественный шалаш.

Пели птицы. Неподалеку кто-то вёл неторопливый разговор.

Голоса становились громче, а беседа эмоциональнее.

По всей видимости, разговор шёл недалеко от дерева, под которым сидела Аида. Она осторожно выглянула из-за ствола и окаменела.

На берегу озера в резной деревянной беседке стоял Туман. Он был в тёмной облегающей одежде, которая выгодно подчёркивала широкие плечи и впалый живот. Руки скрещены на груди, выражение лица холодное и насмешливое. А рядом на скамейке сидела… Сабита! Красиво закинув ногу на ногу и соблазнительно выгибаясь, она жадно и страстно смотрела на Тумана.

У неё был такой взгляд, как будто она хотела съесть его.

Немного помолчав, хозяйка замка произнесла:

– Мы знакомы с тобой уже очень давно, и у нас всегда есть общие темы для разговора. Я знаю тебя как никто другой! Не понимаю, почему ты избегаешь меня и считаешь врагом? Видишь, я пришла к тебе беззащитная и расслабленная, - она изящно раскинула руки в стороны. – Делай со мной всё, что хочешь. Я в твоей власти, зверь!

Её глаза зажглись, как два угля в раскалённой печи. Волны тёмной страсти расходились вокруг, тягучие и густые, как смола. Любой земной мужчина отдал бы свою жизнь за обладание такой женщиной!

Но Туман остался холоден и спокоен. Он как будто не слышал её последних слов.

Грациозно прислонившись к ажурному столбику беседки, он, словно камни, бросал слова:

- Я собираюсь кое-что забрать у тебя.

- И что же это? – Она наклонилась так, чтобы грудь немного выглянула из разреза.

- Жди в гости и не забудь настроить ловушки, а то, боюсь, будет неинтересно, - насмешливо продолжал Туман, игнорируя вопрос. - Я собираюсь попробовать на вкус все препятствия, которые ты только сможешь родить своей больной фантазией. Иначе моя охота окажется слишком скучной, а я, как ты знаешь, терпеть этого не могу. Натура, знаешь ли, такая.

Сабита выглядела невероятно раздосадованной. Соблазнительная маска слетела с неё, как шелуха переспевшего ореха.

- Ах, ты ещё насмехаешься надо мной? Угрожаешь мне? Какого дьявола! Я готова отдать тебе всё, что у меня есть – и тело, и душу – только попроси! Но не смей дразниться. У меня найдётся, чем обломать твоё долбаное самолюбие! Что именно ты хочешь забрать? Просто скажи, и я отдам тебе это… за некоторый обмен, конечно. Уверена, мы легко договоримся… - её голос стал тише и соблазнительней.

Туман слегка улыбнулся самым уголком губ. Он небрежно поменял позу на более раскрепощённую. Просто изящным движением перетёк из одного положения в другое. Глубокая тьма в его глазах манила и притягивала, он был опасен и в то же время совершенно расслаблен и непринуждён.

Следующие его слова, сказанные мягким вкрадчивым голосом, заставили Аиду окаменеть.

- Мне нужна она. Твоя пленница. Я заберу её с собой, если не возражаешь.

- Ммм, хочешь использовать её силу? Но я держу эту замарашку у себя почти с рождения, и пока не нашла ключ, как пробудить скрытую мощь. Знаю, ты приходил к ней во сны. Девчонка даже вообразила, что ты её любишь. Смешно, правда? – хозяйка замка злобно усмехнулась. – Однако, я не могу отдать её. Предлагаю другое - давай вместе попробуем найти источник силы, который в ней спрятан? Почти бесплатно, за небольшой обмен… Ты знаешь, чего я хочу…

Туман холодно улыбнулся, в глазах мелькнул опасный огонёк.

- Думаешь, я пришёл вести переговоры? Просто сообщаю, что скоро приду и заберу её. И ещё кое-что, – юноша наклонил голову, его голос стал бархатисто-вкрадчивым и только глаза по-прежнему обжигали льдом. - Я больше не хочу слышать от тебя кучу грязных намёков каждый раз, как мне придёт в голову встретиться с тобой. Пойми, наконец, я просто использую тебя каждый раз, когда считаю нужным. Ты интересуешь меня только потому, что ты хитрая и опасная. Это добавляет остроты и удовольствия в мою жизнь.

Сабита резко успокоилась и даже улыбнулась.

- Всё понятно. Пока у меня есть то, что тебе нужно, я буду интересовать тебя, так? Забавно. Мне тоже нравится опасность, и я тебя не разочарую, дорогой. Только один маленький вопрос: она нужна тебе только из-за силы, которая в ней скрыта, ведь так? Я и так знаю ответ, но хотелось бы услышать… - тут Сабита резко осеклась, встретив его глубокий взгляд и опасную жажду в нём. Она застонала. – О, нет, чёрт возьми… неужели?

После чего просто исчезла, будто её и не было. Только порыв ветра хлестнул по лицу.

Туман остался один, застыв, как каменное изваяние. Голова задумчиво опустилась, волосы упали на лицо. Он немного постоял, наслаждаясь тишиной и тёплым ветром, а затем вышел наружу и сел лицом к озеру, прислонившись к беседке спиной.

Аида тихонько встала и, стараясь не шуметь, медленно повернулась с намерением покинуть это место, пока её не заметили. В момент поворота она внезапно столкнулась с Туманом, который каким-то образом стоял прямо за её спиной, ближе, чем нужно было девушке для сохранения самоконтроля.

Она не успела опомниться, как оказалась почти до боли прижатой к твёрдому гибкому телу. Хотела вырваться, но тут его губы властно забрали у неё всю волю к сопротивлению. Одним рывком он прижал её к дереву, сильные руки упёрлись в ствол по обе стороны от лица. Девушка почувствовала, как её затягивает в опасную бездну, которая одновременно пугала и манила. Огромная вселенная со всего размаха ворвалась в хрупкое сознание, мимо проносились звёзды, а тело скручивало болезненное наслаждение. Она умирала снова и снова, и эта смерть была невероятно остра и прекрасна.

Бесцеремонный похититель личного пространства резко оторвался от неё, неожиданно отступив назад. Последовало мучительное возвращение в реальность. Девушка, пока ещё не осознавая себя, тихо прошептала:

- Не надо… это очень больно…

Он немного помолчал, а потом произнёс:

– Если я не перестану сейчас, ты просто умрёшь.

Аида медленно приходила в себя. Память жестоким грузом навалилась на неё.

Она с ужасом смотрела на Тумана, слова Арианы эхом отдавались в голове. Слёзы хлынули из глаз, силы просто оставили её. Девушка медленно сползла вниз по стволу, тихо плача, и сжалась под деревом в комок. Тело трясло, как в лихорадке, но из дрожащих губ не вырвалось ни одного звука.

Живя в своём замке, пленница научилась рыдать молча. Потому что, когда она плакала, вокруг собирались слуги и смотрели равнодушными холодными глазами. В таких условиях постепенно привыкаешь жить как можно тише и незаметнее, чтобы не привлекать излишнего внимания жестоких каменных прислужников, которые как будто наслаждаются чужим страданием.

И сейчас горечь никчёмной жизни обрушилась на неё. Она хотела умереть! Всё это было слишком тяжело. Сначала обрести надежду в этом чёрном мире, а потом так жестоко потерять её.

Туман больше не произнёс ни слова. Он просто вдруг оказался рядом, стоя на коленях перед девушкой, и начал вытягивать всю боль, которая наполняла Аиду. Наконец, чёрнота перед её глазами рассосалась, и стало легче.

После чего парень молча встал, встряхнул головой и хищно улыбнулся.

- Наша игра остаётся в силе! Ты должна сама попросить меня остаться. И не просто попросить. Я хочу, чтобы ты умоляла сделать это, очень убедительно и от души, – его губы дрогнули в дразнящей улыбке, и Аида почувствовала злость. В этот же момент рядом послышалось сдавленное рычание, волчица и тигрица пришли на помощь. Туман поднял свои тёмные страшные глаза, он снова стал похож на демона. В его взгляде девушка прочитала опасность и страсть. Внезапно она поняла, что он не остановится ни перед чем и вся Вселенная встанет на его сторону, когда этот паренёк будет брать желаемое.

А потом он исчез. В воздухе на мгновение мелькнул звёздный провал, а затем всё резко успокоилось. Тишина, шум ветра и пенье птиц. Как будто ничего и не было.

 

Спустя пару мгновений мир размылся вокруг Аиды, чёрный вихрь затянул её в свою воронку, и резкая боль ударила в затылок. Как раз в то место, которым она приложилась о каминную решётку.

Реальность тяжело и неохотно принимала её. Боль терзала голову, а чёрная безнадёжность разрывала душу на куски. Она медленно и через силу разлепила веки и увидела над собой злобное отвратительное лицо начальника стражи. Он смотрел на неё с довольной улыбкой, откровенно наслаждаясь муками своей пленницы.

- Добро пожаловать в ад, дорогая! Знакомься, я – твой личный дьявол! Надеялась улизнуть от меня с помощью этого нелепого обморока?

Аида почти не слушала его болтовню.

Странно, но все эмоции оставили её, и было совершенно не страшно. Да уж, надо признать, в себя она пришла совсем другим человеком. Осталось только одно желание, чтобы всё поскорее закончилось, и искреннее сожаление, что удар о каминную решётку не оказался смертельным.

Боль понемногу уходила. Скорее всего, рану как следует обработали, пока она была в обмороке.

Аида лежала и, не двигаясь, смотрела в потолок.

Коршун наконец-то замолчал, видимо истощил свой словарный запас издёвок.

Усевшись поудобнее, он устремил свой странный мутный взгляд на Аиду. В комнате воцарилась тишина.

Аида лежала и равнодушно думала, как лучше свести счёты с жизнью. Внезапно, она вспомнила про иллюзии, которые вполне способны обеспечить ей путёвку на тот свет, если у неё получится до них добраться.

Эта мысль немного подбодрила девушку, ведь, как известно, принятое решение всегда приносит облегчение. Намного хуже состояние подвешенности и замешательства, когда дух разрывается от противоречий.

Теперь план нужно было воплощать в жизнь. Аидой овладело болезненное возбуждение.

Как попасть в сад? Или хотя бы в подвал этого замка ужасов?

Пленница пошевелила руками, верёвок на них не было. Значит, она относительно свободна. Нужно как-то выяснить, можно ли ей передвигаться по замку, хотя бы даже с сопровождением.

- Мне надо на воздух, я, кажется, задыхаюсь, – прохрипела девушка, очень натурально изображая удушье. Она судорожно хватала ртом воздух и старательно дёргалась во все стороны. Из-за этих движений голова заболела просто адски, у Аиды действительно помутилось в глазах. Видимо, паршивое состояние ясно отразилось на стремительно позеленевшем лице. Именно это и решило дело.

- Вынесите её на воздух! – резко прокаркал испуганный начальник стражи, представив себе гнев хозяйки замка. Похоже, со страху он совсем не соображал, что делает. Не дожидаясь, пока слуги организуют носилки, Коршун схватил Аиду на руки и почти бегом направился в сад. Он нёс её, не напрягаясь, как пушинку. Девушка машинально отметила про себя, что его, в случае чего, нелегко будет одолеть. Силён, чёрт побери.

В саду слуги быстро организовали стол, на который постелили толстое одеяло. Всё это время Коршун держал Аиду на руках, и было заметно, как он нервничает. От злости и ехидства не осталось и следа, когда возникла угроза потерять ценную жертву. Он осторожно сгрузил девушку на стол и начал яростно гонять слуг, рассыпая во все стороны угрозы и тумаки.

Боль в голове постепенно утихла, но Аида не открывала глаз, надеясь, что зеленоватый оттенок всё ещё украшает её лицо. Ей надо было немного времени на раздумья.

Теперь, когда цель была обозначена, всё стало яснее и проще. Безнадёжность и тоска уступили место лихорадочному возбуждению. Аида всячески прикидывала, как быстрей оказаться в логове иллюзий. Ей почему-то стало казаться, что стоит туда добраться, как всё решится само собой. Смерть представлялась лёгкой и желанной, чем-то вроде освобождения. Ни о чём другом она не думала.

Тут, видимо, подоспел доктор.

Аиду осмотрели, в рот влили какой-то отвар. Доктор склонился над ней и поинтересовался, как она себя чувствует. Едва слышным шёпотом девушка выдавила:

- Голова гудит, как улей… здесь слишком шумно… - а потом поспешно добавила – но я уже не задыхаюсь, на воздухе стало легче…

- Чёрт возьми, ей нужна тишина! Пошли все вон отсюда! – яростно рявкнул начальник стражи.

Доктор хотел что-то сказать, но потом передумал и, поклонившись, молча ушёл.

Они остались вдвоём.

Коршун постепенно успокаивался. Он задумчиво смотрел на Аиду своим странным взглядом, но, к счастью, ничего не говорил.

Аида прикрыла глаза и погрузилась в свои мысли. Отвар доктора подействовал, боль в голове прошла. Лёгкий ветерок ласкал ей лицо. Постепенно она задремала.

Проснулась от лёгкого толчка и, открыв глаза, увидела, что вокруг почему-то никого нет.

Аида осторожно встала со своей лежанки и медленно пошла вглубь сада, удивляясь, что никто не окликает её.

Прошло некоторое время, прежде чем девушка поняла, что заплутала, и не понимает, где находится. Внезапно она осознала, что стоит прямо у огромной каменной стены сада, которая сплошь покрыта плющом, а в одном месте особенно густо. Аида подумала: «вот забавно, если там окажется дверь!» Эта мысль показалась ей ужасно нелепой. Однако, удивляясь собственной глупости, она всё же подошла и раздвинула цепкие лапы плюща, ожидая увидеть там каменную стену и, заранее смирившись с этим.

Круглая деревянная дверца с резной ручкой выглядела очень уютно и по-домашнему. И она совершенно не вписывалась в этот грозный мрачный сад.

Аида нерешительно потянула дверь на себя – та поддалась.

Чтобы пролезть в низкий проём, пришлось нагнуться.

За дверьми её ждал прелестный вечерний пейзаж. Перед ней простиралось красивое озеро, переливающееся в ласковых лучах заходящего солнца. Вода нежно искрилась лёгкой рябью. Вокруг была небольшая рощица, а у самой воды открывалось на диво уютное местечко, поросшее короткой густой травкой и окружённое со всех сторон деревцами, как будто специально спрятанное от чужих любопытных глаз.

Всё это было настолько неожиданным, что девушка плюхнулась на мягкую траву, уставилась на заходящее солнце и совершенно бездумно просидела так некоторое время, не понимая, что происходит. Потом она оглянулась и, к своему удивлению, обнаружила, что сзади неё нет никакой каменной стены с круглой деревянной дверцей. Роща была, озеро тоже, а стена исчезла бесследно.

В этот момент её одиночество было нарушено. Из леса выступил высокий ладный юноша, полуголый в лёгких серых штанах, ужасно вытертых, видимо, от долгого непрерывного употребления. На спину спадали длинные волосы, переплетённые кое-где косицами и собранные в хвост. У его ног стоял огромный пёс, белый с бурыми пятнами на спине и груди. Пёс смотрел на Аиду насторожённым умным взглядом. Хозяин в этом полезном деле не отставал от пса. Некоторое время они дружно таращили глаза на Аиду, явно стараясь, чтобы взгляд случайно не потерял ни настороженности, ни ума. Первое, по мнению Аиды, было явно лишним, а второго не мешало бы добавить, особенно хозяину.

Страха девушка не испытывала, что и неудивительно, ведь она недавно собиралась умереть. Чувство самосохранения у неё, по всей видимости, отказало. Поэтому она без колебаний ответила противнику не менее грозным взглядом, для пущего эффекта ещё сдвинув брови и демонстративно прочистив горло.

Парень с такой стремительной потерей инициативы был, видимо, в корне не согласен. И, решив восстановить своё положение, он приподнял брови в насмешливом немом вопросе и вдобавок скрестил руки на груди, поигрывая мышцами.

Аида, недолго думая, решила поставить жирную точку в распределении лидеров этой полянки и свела зрачки к переносице. Парень заржал, как умалишённый. Пёс немного отодвинулся, явно демонстрируя, что этот дурачок не имеет ничего общего со столь благородной собакой.

А парень продолжал истерично хохотать, согнувшись пополам и хватаясь за живот. Он делал это так забавно и заразительно, что Аида тоже улыбнулась, а потом и начала похихикивать в унисон с мужской частью поляны.

Когда веселье, наконец-то, закончилось, парень, всё ещё всхлипывая и утирая глаза, наконец-то нарушил молчание и неожиданно выдал:

- Хорошее местечко, правда?

После чего, без особых церемоний подошёл к Аиде и сел рядом. Пёс с довольным видом устроился сбоку и положил голову девушке на колени. Всё это выглядело так естественно, как будто они знакомы давным давно. Она даже не удивилась, когда обнаружила, что уже некоторое время поглаживает пса по голове и тот сладко жмурится от удовольствия, иногда облизывая Аиде руку.

Парень скинул с плеча старый походный мешок на лямках и достал оттуда пузатую флягу. Смачно отхлебнул от неё и протянул девушке. Она почему-то взяла и тоже приложилась к узкому горлышку. Там был вкусный кисловатый морс.

- Ты тут живёшь? – спросила она парня, испытывая к нему странную симпатию. Он вёл себя так непринуждённо, как будто знает Аиду очень давно.

- Ну… и тут тоже. Я считаюсь кем-то вроде местного бога, да и места красивые. Поэтому бываю достаточно часто. Но вообще-то оставаться на одном месте не в моих привычках. Я по натуре путешественник.

За разговором он, не теряя времени даром, достал из своего мешка кусок чёрного хлеба и шмат ветчины, завёрнутый в бумагу. На поясе у него висели кожаные ножны, из которых торчала рукоять большого охотничьего кинжала. Этим орудием он ловко нарезал хлеб и жирную ветчину, слепил огромный бутерброд и всучил его Аиде. Второй такой же он сделал себе. Девушка хотела отказаться, тем более, что парень действовал так, как будто даже не допускал возражений с её стороны. Но когда она открыла рот для того, чтобы высказать своё мнение на этот счёт, то вдруг с удивлением обнаружила, что уже откусила огромный кусок предложенного угощения и с удовольствием жуёт его.

- А жовут тебя как? – сквозь набитый рот было говорить не так просто, но любопытство пересилило.

- Да везжде по-ражному, – он тоже не терял времени даром и уплетал свой нехитрый запас. – Ты можешь нажывать меня, к примеру, Дэн, – мощным глотком, он наконец-то справился с огромным куском хлеба с ветчиной, который, не рассчитав, откусил, выкроив паузу между словами. – А к тебе как обращаться? Если не хочешь, можешь не отвечать, я тогда сам придумаю тебе прозвище.

- Да мне, вроде, нечего скрывать. Меня зовут Аида. Пёс-то твой?

- Мой. Или я его. Тут сразу и не разберёшь, в чём правда. Нравится?

- Пёс? Конечно! А как его зовут?

- Брахма он, – хитро улыбнулся парень. – А ты здесь на отдыхе или по делам зашла? Может, ищешь чего? Могу помочь, я тут места неплохо знаю.

- Я сюда случайно попала. Я вообще-то шла умирать, – сейчас этот факт показался Аиде страшно забавным. – А вместо смерти нашла это приятное местечко и тебя. Теперь, признаться, даже представления не имею, что дальше делать. Но умирать совершенно расхотелось.

- Это хорошо. Тем более что смерть иногда вместо покоя приносит одни неприятности.

- Никогда не слышала такую точку зрения. Ты что, умирал?

- Бывало, знаешь ли. У меня богатое прошлое.

 Он говорил это так запросто, что невозможно было принимать его слова всерьёз. Однако, и на вруна он, признаться, не походил.

Немного посидев, парень поднялся и подал руку Аиде.

- Ну что ж, пожалуй, пора. Пойдёшь со мной?

- А куда?

- Пока не знаю. Собираюсь в ближайшую деревеньку заглянуть, посмотреть, есть ли для меня работа. А по дороге ещё одно местечко навещу, там неспокойно, говорят, в последнее время. Надо бы глянуть.

Дэн нравился Аиде всё больше и больше. И это не из-за того, что был довольно симпатичный, а просто он излучал какую-то непробиваемую уверенность в себе. Каждое его действие казалось правильным, рядом с ним было удивительно спокойно и безопасно.

- Ну, пошли. Только знаешь, я, похоже, сплю сейчас. И могу проснуться в любой момент. Поэтому неизвестно, чем кончится для меня эта затея.

- Хочешь, сделаю так, что не проснёшься?

- А ты можешь? Моя жизнь последнее время больше и больше доказывает, что нельзя быть на сто процентов уверенной в происходящем – всё может измениться в любой момент.

- Я? Могу. Тут тебе повезло. Я могу удерживать тебя в этой реальности столько времени, сколько захочу. Только скажи.

- Правда?!

Он хитро посмотрел на неё, прищурив зелёные глаза.

- Я просто не поддаюсь никаким запретам. Можно назвать меня третьей силой. Так сказать, вне игры.

Всё это он произнёс запросто, даже небрежно, без всяких трагических нот. Как будто говорил что-то обычное, повседневное.

Аида поёжилась. И затем спросила:

- А ты сможешь оставить меня тут навсегда? Я не хочу возвращаться туда, откуда пришла.

- Могу. Однако не рекомендую.

- Но почему?

Он в упор посмотрел на неё и сказал непривычным, жёстким тоном:

- Потому что иначе ты так и не откроешь собственную силу. Спокойная и размеренная жизнь не заменит настоящей свободы. Это просто другая разновидность клетки, более уютная, более просторная. Ты не сможешь по своему выбору перемещаться из мира в мир. И всегда будешь чувствовать смутное волнение, потому что в глубине души ты знаешь, что способна на большее, что есть другая жизнь, полная потрясающих загадок, невероятных путешествий и пьянящего ощущения собственной мощи.

Аида даже немного опешила, настолько сильной была перемена в его глазах и тоне голоса. Из простоватого парня он вдруг преобразился в настоящего лидера, который, пожалуй, мог бы командовать полками, если б захотел.

Она мгновенно поверила всему, что сказал ей этот удивительный человек.

И всё-таки спросила, томимая неясным волнением:

- Ты так уверен, что во мне есть чудесные силы? И как же тогда их пробудить?

- Рассчитываешь на точный ответ? Это не сработает. Ты должна сама справиться со своими проблемами и проложить свой путь. Сила просто так не появляется. Чёрт, я заговорил, как проповедник, – он рассмеялся и снова стал простым парнём по имени Дэн.

- На самом деле, всё не так сложно, как кажется. Кстати, отвечу на твой первый вопрос – то, что у тебя есть сила, я просто вижу. Есть у меня такая способность. А вот что тебе теперь делать, тут надо подумать. Для начала попробуй вести себя так, как будто сила уже есть. Перестань ныть и жаловаться, начинай понемногу контролировать свою жизнь. И когда ты почувствуешь полную уверенность, сила проснётся. Вся фишка в том, что она не приходит к тому, кто в ней отчаянно нуждается. Она приходит к тому, кто отлично справляется и без неё. В общем, ладно. Так всё-таки, ты идёшь сейчас со мной или нет?

Аида, ошарашенная новой информацией, с молчаливой мольбой посмотрела на Дэна.

Он улыбнулся и подмигнул.

- Отлично, пошли, прогуляемся. Будет весело.

Девушка послушно кивнула. Этот поразительный парень так запросто показал новый смысл жизни! А она, глупая, ещё и умереть хотела, думала, что нет другого выбора. А выбор-то, оказывается, всё это время был при ней.

 

Вот уже час они шагали пешком, парень энергично печатал шаг и что-то напевал себе под нос, Аида еле поспевала следом.

- Чего молчишь? – внезапно выдал он.

- А что говорить? Я всё ещё в себя прийти не могу, осмысливаю твои последние слова.

- А, ну-ну. Только что тут осмысливать, ничего нового уже не надумаешь. Бери пример с Брахмы, вот уж кто наслаждается прогулкой на полную катушку.

Пёс, и правда, весело бегал вокруг, успевая всё обнюхивать (особенно мышиные норы) и время от времени громко чихая от лезущих в нос травинок.

Роща сменилась добротным еловым лесом, в котором то тут, то там мелькали цветущие поляны. Щебетали птицы, ветер гулял в вершинах могучих деревьев.

По идее, давно должен был наступить вечер, однако солнце светило вовсю, просачиваясь кое-где сквозь густой еловый покров и создавая удивительно красивые виды.

Да и погодка была самое то – нежаркая, с лёгким свежим ветерком. Только ногами приходилось работать будь здоров, Дэн почему-то не делал скидок на то, что Аида всё-таки девушка. Он шагал во всю ширь, умудряясь при этом не убегать далеко вперёд.

Постепенно начало темнеть, опускались сумерки. Через некоторое время видимость резко ухудшилась. Аида вроде ещё различала деревья, но уже не чётко. В глубине леса ей начали мерещиться какие-то страшные очертания неведомых чудовищ. Да и вообще, стало как-то жутковато.

И только Дэн по-прежнему шагал впереди, с явным удовольствием фальшиво мурлыча какой-то незамысловатый мотивчик, да Брахма то показывался, то снова скрывался в темноте. Для него, видимо, не было разницы, светло или нет.

- Поможешь? – Неожиданно спросил Аиду спутник, резко обернувшись.

- А что надо делать?

- Мне нужна приманка, чтобы поймать одну опасную дичь. На тебя он клюнет.

- Что?! Да я итак сейчас, кажется, в штаны от страха наделаю, а ты мне ещё предлагаешь стать едой для какого-то чудовища!

- Успокойся. С тобой всё будет в порядке, иначе бы я не предлагал. Просто понимаешь, так мы потратим намного меньше времени. Расслабься и ничего не бойся, положись на меня, – нахал объяснял это с таким энтузиазмом, как будто уговаривал её поехать на рыбалку, а не подвергнуть себя смертельной опасности. При этом вид у Дэна был, как всегда, настолько самоуверенный, как будто он даже не допускал возможность отказа. И, что самое удивительное, это срабатывало.

- Я боюсь. Я боюсь. Я боюсь, – приговаривала Аида, пока её спутник с деловым видом выбирал место ужасного и, несомненно, кровавого, жертвоприношения.

- Я обещал, что всё будет хорошо? Обещал! Так что хорош трусить, я же на тебя рассчитываю. Слышала такое, что людям помогать надо? Вот и помогай! – бодрым голосом выговаривал Дэн, кружа по лесу и вдохновенно высматривая местечко померзопакостнее.

Наконец, он остановился на маленькой полянке между елями. Вокруг уже вовсю хозяйничала ночь. Зловеще светила луна. В общем, оформление самое то для мучительной гибели, обречённо подумала Аида. И, в то же время, сквозь страх уже проступало новое ощущение, какого-то острого удовольствия. Чёртов Дэн! Он как будто всё знал наперёд и нарочно заставил девушку прочувствовать кожей эту тонкую игру – быть охотником, который притворяется слабой беззащитной жертвой.

Шло время. Ничего не происходило. Страх отступил, осталось только жгучее нетерпение. Что же он медлит, этот ужасный враг? Начало немного подмерзать, Аида озябла. Роковой вид прекрасной девушки, оставленной на съедение дракону, напрочь испортился нелепыми подпрыгиваниями «для сугреву». Теперь она больше походила на шамана, корявыми танцами вызывающего дождь. Страшное чудовище, видимо, решило в такой холод остаться в своём логове, попивая чаёк и смеясь над дураками, что променяли тёплый камин на прогулки по ночному лесу.

Постепенно «несчастная жертва» начала злиться. В особенности на Дэна, который заставил её находиться тут, а сам, небось, где то неподалёку костёр запалил и наслаждается теплом.

В этот момент всё и началось.

Ветер зашумел внезапно и сильно. Утопающие в темноте деревья начали угрожающе раскачиваться, стало ещё холоднее.

Из леса выступил… человек. Он двигался прямо к Аиде, глаза отсвечивали красным. Неестественно бледная кожа подчёркивала немыслимую худобу существа. Он был похож на мертвеца, вставшего из могилы, и выглядел очень жутко. На поляне повеяло смертью.

Чудище не торопилось, наслаждаясь страхом своей добычи. Потом, не выдержав, ускорило движение, и бледное оскаленное лицо стало стремительно приближаться. Девушка не успела ничего толком сообразить, как красноглазая тварь резко отпрянула от неё. С обеих сторон от Аиды послышалось сдавленное рычание, причём, почему-то в тройном размере. Волчица и тигрица стояли с боков, готовые к броску. А рядом с ними, злой и взъерошенный, стоял огромный пёс с бурыми пятнами на спине и груди. И его вид также не сулил ничего хорошего жутковатому врагу.

Красноглазый мертвец скрючил когти на руках и протяжно зашипел. Он не собирался так просто бросать свою добычу и, как видно, не считал животных серьёзной помехой.

В этот момент луна вдруг блеснула особенно ярко.

На поляне возник Дэн. Только вид его был неописуемо строгий и прекрасный. От него исходил божественный свет, в воздухе разлилась невероятная мощь. Простой парень преобразился в ангела-карателя, суровый взгляд сковывал тяжестью. Завершали фантастическую картину распущенные волосы, гладким серебряным плащом лежащие на плечах.

Умеет, гад, эффектно появиться - с восхищением и досадой подумала Аида.

Тварь громко зашипела и низко присела, как огромная бледная жаба. Убежать она почему-то не могла. Сила Дэна пригнула её к земле. Вокруг стало значительно светлее, наступало утро. Сутки пролетели значительно быстрее, чем им полагается.

- Судья, судья, – надрываясь, шипело жуткое существо, корчась от невыносимого ужаса.

Дэн плавным движением приложил палец ко рту. Сразу воцарилась тишина.

Волчица и тигрица всё ещё стояли с вздыбленными загривками, а вот Брахма совершенно успокоился. С появлением хозяина он потерял интерес к происходящему и начал деловито выкусывать блох из шерсти, нимало не заботясь об опасном противнике.

- Что ты забыл в моём лесу? – Дэн говорил почти ласково, но в голосе чувствовались отзвуки далёкой грозы. – Без моего разрешения здесь даже трава не растёт. Ты ведь знаешь об этом, правда? -

Пристально глядя на свою жертву, новоявленный бог, видимо, брал ответы на свои вопросы напрямую из её мыслей.

– Да, знаешь. Но думал, что я не замечу твоего появления. Ты истребил целую деревню западнее отсюда, и почувствовал себя всесильным. Что ж, ты понимаешь, что сейчас будет. Придётся пережить всё, чему ты подверг своих жертв. Потом ты умрёшь, на этот раз окончательно. Что? Говоришь, не виноват, что стал таким? Ты знаешь, что виноват. Я ведь не караю тех, у кого не было выбора. На них моя сила не подействует. Но таких нет. Потому что выбор есть всегда.

 Не отрывая неумолимого взгляда от красноглазой твари, Дэн резко приказал:

– Аида, мотай отсюда. Тебе пока рано видеть то, что здесь сейчас произойдёт. Иди вместе с Брахмой вперёд и ничего не бойся, – тут он на секунду обернулся, и задорно подмигнул, совсем как раньше.

Аида без колебаний повернулась и зашагала прочь. С неё хватило приключений, лучше уж она прогуляется по светлеющему лесу в сопровождении своего зверинца. Сначала волчица и тигрица шли по обе стороны от Аиды, как королевская свита. Но в какой-то момент девушка моргнула и они исчезли. Брахма же, как обычно, весело шнырял по кустам, совершенно не беспокоясь об оставшемся хозяине.

Время шло, девушка с собакой отходили всё дальше и дальше. Вокруг совершенно рассвело, в ветвях пели птицы. Прошло около двух часов, когда Аида вдруг поняла, что шагает не одна, а рядом с ней идёт Дэн, такой же, как и раньше. Волосы его по-прежнему были переплетены кое-где косицами и стянуты в хвост, на ногах красовались вытертые серые штаны. Только на плечи он всё-таки набросил просторную клетчатую рубаху, не позаботившись даже застегнуть её. Он шагал с широкой улыбкой, как будто только что съел втихомолку огромный торт со свежей клубникой и сливками.

Его удовлетворённое лицо изрядно раздражало Аиду. Устроил тут, понимаешь, представление, а теперь разгуливает, как ни в чём не бывало.

- Что там произошло? – не выдержала девушка. Её даже немного потряхивало от жгучего любопытства.

- Где? – удивился Дэн. – А, там, на поляне? Так ничего особенного. Рыцарь добра опять победил свирепое чудовище. –  Он дурашливо поклонился.

- Что?! Да если бы не моя помощь, ты бы вообще его не поймал! – Возмущённо возопила Аида. Этот нахал даже не посчитал нужным поблагодарить её за то, что она рисковала жизнью.

- Твоя помощь?! Да я и без тебя бы прекрасно справился, просто решил немножко повысить твою самооценку и сделать так, чтобы ты не путалась под ногами, вот! – не менее возмущённо завопил в ответ Дэн.

- То есть я у тебя ещё и под ногами путаюсь?! Ну и всё, иди дальше один! – она демонстративно присела на ближайший травянистый пригорок и обиженно отвернулась.

- Эй-эй, ты что?! Я тоже сейчас обижусь, и тебе придётся попотеть, чтобы я успокоился.

Он, с не менее обиженным видом, присел на тот же самый пригорок с другой стороны, опустил голову и стал мрачно ковырять пальцем зароговевшую  мозоль на коленке. Брахма растерянно посмотрел на Аиду, потом на любимого хозяина и громко заливисто залаял.

Долго сидеть с равнодушным видом в такой шумной обстановке было сложновато. Не прошло и минуты, как оба прикрикнули:

– Брахма, перестань!

Пёс затих. Но дело было сделано, дальше дуться с прежней самоотдачей как-то не получалось, да и желание пропало. Поэтому Аида первая начала разговор.

- Ты мне всё-таки расскажешь, что именно произошло на этой полянке?

- Пока не могу, - серьёзно ответил Дэн.

- Ну, ладно, – покорно вздохнула его спутница.

Дальше шли молча.

Лес неожиданно оборвался, за ним показалось какое-то крупное поселение. Бревенчатые дома с резными окнами, деревянные заборы, лай собак.

Дэн спокойным шагом дошёл до колодца и сбросил наплечный мешок. Молча замер в ожидании. Аида с таким же независимым видом пристроилась рядом.

Постепенно возле них собиралась толпа. Но люди не подходили близко, останавливаясь на небольшом расстоянии от путешественников. Стоящие кое-где поодиночке женщины с благоговением смотрели на Дэна и с презрением на Аиду. Их явно раздражало её присутствие. Однако гораздо больше здесь было парней, чьи горящие глаза прожигали девушку почти физически.

По толпе проходил многоголосый шёпот:

 – Судья, здесь судья…

Вперед выступил седой интеллигентного вида человек.

Он низко поклонился Дэну и почтительно произнес:

- Наш Бог снова почтил нас своим присутствием. Ты оставишь эту девушку нам? Это будет несомненно щедрый подарок!

- Нет. Девушка принадлежит только мне, – чужим сильным голосом произнёс тот, что называл себя Дэном. Парни в толпе чуть слышно зароптали. – Я пришел за осуждёнными.

- О! Мы оставили их для Тебя, ни один не был убит, о Повелитель наших душ, – человек с сожалением оторвал липкий взгляд от Аиды. – Приведите заключённых!

К колодцу вытолкали семерых человек, худых, перемазанных, одетых в грязные лохмотья.

- Вы пойдёте со мной, – жёстко приказал бог.

В этот момент из толпы кто-то выкрикнул:

– Почему он не оставит нам девушку? Мы верой и правдой служим этому самозванцу, мы не казним нарушителей наших священных законов! Вот уже на протяжении многих лет мы отдаём их ему! Чем он заслужил такое обращение, почему ему поклоняются?!

Люди в годах и старики с ужасом смотрели на крикуна. Они молча, как один, повалились на колени и уткнулись лицом в пыль, заставив то же самое сделать и стоящих рядом детей.

Воздух ощутимо сгустился.

Однако парни, в которых только взыграла молодецкая сила, внимательно слушали новоявленного оратора. Потом их взгляды недвусмысленно перешли на Дэна, в глазах горела жажда крови.

- Девушка должна достаться нам, – согласно загомонили они. - Пусть она останется тут!

Дэн спокойно смотрел на это непотребство. Ни один мускул не дернулся на лице.

Но с парнями вдруг начало твориться что-то невероятное.

Некоторые из них хватались за лицо – там появлялись огромные багровые синяки. Кто-то по-детски взвизгнул, его нога сама собой с отвратительным хрустом выгнулась костью внутрь.

У одного парня без видимых причин сломался нос, брызнула густая кровь. За этим злорадно наблюдала юная девушка со странным лицом. Присмотревшись, Аида окаменела – её нос был сломан когда-то раньше, и теперь он неправильно сросся, испортив природную красоту.

Один начал захлёбываться, изо рта потекла вода, глаза широко распахнулись.

Всего несколько парней остались целыми и невредимыми – у кого-то появился один-два синяка, а кто-то и вовсе не пострадал.

- Что, что происходит?! – Вопили они.

Голос Дэна, гремящий раскатами грома, внезапно перекрыл эту вакханалию:

- Я – Судья и я присуждаю каждому по мере его заслуг. Ты! – он указал на парня, изо рта которого хлестали струи воды, пополам с кровью, тот жалобно плакал и задыхался, глаза вылезали из орбит. – Топил котят! Ты убивал их из удовольствия и наблюдал за тем, как они мучаются. А ты! Ты сломал ногу маленькому мальчику, который пытался защитить свою маму от твоих грязных домогательств! – Эти слова относились к парню с переломом. Потом он перевёл взгляд на окровавленное лицо с изуродованным носом, которым, завывая, пытался дышать один из этих молодцев. - Твоя жена ни разу ни сказала тебе плохого слова, а ты навсегда уничтожил её красоту, чтобы насладиться своей властью.

Его голос загремел и, как ураган, пронёсся над деревней.

- Каждый из вас сейчас получает по заслугам!

В ответ раздался исступлённый вопль, полный боли:

- Но почему страдают не все?! Хатил убил свою жену, а теперь стоит всего с одним синяком на лице! Варлава, все знают, предал отца и бросил его в лесу умирать! Почему они не получают по заслугам, где твоя хвалёная справедливость, Судья?!

Дэн усмехнулся и его тихий голос проник в каждый разум.

- Я воздаю только по справедливости. Хатил всю свою жизнь раскаивался в сделанном проступке, он до сих пор помогает каждой женщине, которую видит. Кто из вас не считал своим долгом кинуть в него камень и отпустить пару насмешек? Он сполна отплатил за сделанное, его вина полностью смыта.

Все знают, что Варлава обрёк на гибель своего отца. Он сам назвал себя предателем. Но никто из вас никогда не задумался, как в действительности обстояло дело? Отец навязался с ним на охоту и загородил сына своим телом, бросившись в пасть свирепому медведю. В память об отце Варлава каждый год ходит в лес на то же место и оставляет цветы на могиле отца. Он винит себя, хотя отец сам сделал выбор умереть в лесу, а не от болезни в собственной постели! И теперь его дух никак не обретёт покоя, снова и снова удерживаемый жестоким самобичеванием своего ребёнка. А разве кто-то из вас заботится так трогательно о матери, как это делает Варлава?

Горячая речь закончилась. Люди рыдали, стоя на коленях, каждый из них вспоминал собственные грехи и испытывал жгучее раскаяние. Одни просили прощения у других. А все, кто был покалечен, стояли здоровые и с недоумением оглядывали собственное тело.

Дэн тихо сказал:

- Я даю вам ещё один шанс. Но эта боль, которую вы пережили, навсегда останется с вами. Никто не забудет этого дня. Отпускаю.

С этими словами он молча развернулся, взял Аиду за руку и решительно направился в лес. Семеро приговорённых шли за ними как привязанные.

 

Аида шагала вслед за Дэном и никак не могла прийти в себя. Разве теперь она сможет воспринимать его как прежде? После того, что увидела? Но и страха тоже не было. Просто вдруг пришло понимание, что у этого парня есть другая сторона. Когда он ей впервые ляпнул, что местные считают его богом, это воспринималось больше как шутка, как нелепая попытка произвести впечатление при знакомстве.

А сейчас она видела, что у Дэна нет ни капли лжи и притворства. И ещё высокомерия.

Он с самым развесёлым видом сразу, с первых слов, выложил ей правду. Но всё дело в том, что правда иногда звучит ещё более невероятно, чем ложь.

Её руки он так и не отпустил. Так и вёл за собой, всё дальше и дальше от странной деревни. А за ними, не издавая никаких звуков, шагала ободранная процессия худых грязных людей.

 

- Зачем ты забрал этих несчастных? – Наконец нарушила тишину Аида. – Они умрут?

- Трое из них умрут, остальные будут жить, – Дэн отвечал скупо и серьёзно.

- Почему?

- Трое виноваты, они совершили тяжкие преступления. Им придётся пережить всё, что пережили их жертвы. А остальные, подобно Варлаве и Хатилу, давно искупили свою вину. Им предстоит путешествие в другой мир, где есть огромные города, большие здания из стекла и камня, и море огней освещает широкие улицы. Там их встретят мои последователи, они позаботятся о них. У этих, как ты выразилась, несчастных, будет новая жизнь.

- Но я не понимаю. Почему ты не оставил этих людей в деревне? Сказал бы, что эти виноваты, а вот эти нет. И всё! После того, что ты там устроил, люди бы не осмелились нарушить твою волю!

- Я получаю силу от свершения правосудия. Если я перестану приходить и забирать осужденных, народ постепенно сам будет казнить того, кого сочтёт виновным. Но решения толпы часто неправильны, тяжкие преступники могут ходить на свободе, а чистых душой убивают и калечат. Я забираю у них невиновных и даю им шанс прожить новую жизнь. А те, кто действительно совершил тяжкий грех, и чьей душой завладела тьма, получают по заслугам. В тот момент, когда наказание вершится, моя сила увеличивается.

Но я не паразит и не питаюсь чужими страданиями. Даже самые чёрные души преступников в моих руках очищаются и получают шанс двигаться дальше по неизведанному пути, который будет после смерти, их больше не тянут в бездну собственные грехи. Те же, кого я не очистил, будут терзаемы за свои проступки целую вечность. Суди сама, где тут настоящее наказание.

- Подожди, но ведь ты же можешь в таком случае брать и наказывать любого встречного грешника. Почему ты отпустил тех придурков, в деревне? Если бы все они получили по заслугам, ты стал бы сильнее! Но ты забрал только осужденных. А этих живодёров оставил живыми и невредимыми!

Тут Дэн улыбнулся. Его позабавила пылкая речь разгорячённой Аиды.

Он мягко ответил:

- Я древний бог и подчиняюсь некоторым устаревшим законам. Например, жертвоприношение. Мне, как и любому богу, поклоняются и чтут, приносят жертвы в виде преступников. За это я наделяю моих последователей кое-какими силами. Схема древняя, как мир. Если я буду пачками валить тех, кто мне служит, боюсь, вся эта налаженная система быстро разрушится.

- А какими силами ты их наделяешь?

- Ну, например, они физически очень сильны и могучи. Обратила внимание, что даже у стариков ясный взгляд, мощные руки и твёрдая походка? Даю их полям плодородие, женщинам здоровых детей. Иногда, тем, кто в молитве обращается напрямую ко мне, даю просимое. Если заслуживают, конечно. Лес подчищаю от иноземных гостей, наподобие того бледнолицего симпатяги, которого мы с тобой давеча поймали. Короче, повседневная рутина.

- Ага, не говори. Вообще скукота, ничего необычного, – язвительно поддакнула Аида, слушавшая до этого с открытым от удивления ртом. Дэн заливисто рассмеялся. Суровая маска слетела с него, как шелуха. Он встряхнул головой и прибавил шагу. Девушка раздосадовано выдернула у него руку, которая, и так, похоже, стала длиннее на полметра из-за непрерывного бега за шустрым богом.

 

После этого шагать стало веселее. Дэн постепенно растерял свой суровый вид, хитрая полуулыбка вернулась к нему на лицо, и он даже начал намурлыкивать какую-то песенку себе под нос. Аида почувствовала, что камень свалился с её души. Мрачный Дэн сильно напрягал.

Даже осуждённые выглядели немного бодрее. Вообще, казалось, что они находятся под каким-то гипнозом. Ну, разве могут живые люди так размеренно и безропотно шагать в неизвестном направлении? Она бы на их месте уже давно что-нибудь ляпнула или потребовала объяснений относительно своей дальнейшей участи!

 

Неожиданно вся процессия достигла опушки леса. Дальше начиналось бескрайнее поле, заросшее полевыми цветами. Дэн внезапно обернулся, взял руки девушки в свои, и в упор посмотрел ей в глаза. У неё пробежала ощутимая дрожь по телу. Взгляд бога пронизывал, как электрический разряд.

- Тебе пора возвращаться, – она ждала этих слов рано или поздно, но всё равно удар получился ниже пояса. Дыхание перехватило, глаза стало подозрительно пощипывать. Она настолько привыкла к сильному надёжному Дэну, что расставание с ним пугало её до ужаса. Впервые в жизни Аида почувствовала, что можно расслабиться, довериться и просто идти за кем-то. За кем-то, кто знал дорогу! За кем-то уверенным в каждом шаге. Он не обижал её, не угнетал. Не играл с её чувствами. Просто создавал вокруг какой-то мощный щит и огромную поддержку.

Лишиться всего этого было неожиданно страшно.

- Уже пора? – прошептала она, изо всех сил стараясь не расплакаться.

- Эй, а чего ты так расстроилась? Рано или поздно придётся двигаться самостоятельно, тем более, теперь ты знаешь, куда. Пришло время вернуться и показать там всем, кто главный! Улыбнись сейчас же! Да, тебя ждёт сложный, но очень интересный путь. И знаешь что? Только попробуй не получить удовольствие! Иначе я решу, что ошибся в тебе. А такого со мной ещё не случалось, и будет очень обидно. А когда я обижен, я начинаю мстить! – Всю эту белиберду он вывалил на Аиду с таким напором и беспокойством, что она невольно улыбнулась. Встряхнула головой и поняла - он прав! Ей всё равно придётся посмотреть в глаза своим проблемам и нет смысла откладывать. Пора домой!

- Но как мне теперь попасть обратно? – только сейчас Аида вспомнила, что пришла сюда через стену, которая исчезла где-то в районе того озера.

- Тебе для этого никто не нужен. Как ты думаешь, кто создал ту дверь в каменной стене?

- Не знаю! Ломала над этим голову с самого начала, но так и не поняла.

- Ладно. А что ты думала прямо перед тем, как появилась дверь?

- Да не помню я! А, нет, подожди. Я думала: «вот забавно, если за этими зарослями плюща будет дверь!», ещё такой дурочкой себя почувствовала. А дверь и вправду была! Эй! Ты хочешь сказать…

Он улыбнулся и кивнул.

Аида ошарашено замолчала, прикидывая, как бы ей повторить этот трюк?

Она медленно начала говорить:

- Таак. Если я, например, хочу, чтобы дверь появилась в этом дереве, то как же мне это проделать? Может надо что-то выкрикнуть? Хочу дверь! Не срабатывает… Дверь, появись! Хм, опять не то.

Дэн дотронулся до её плеча.

- Подожди. Ты сейчас безумно боишься, что у тебя не получится, да?

- Конечно!

- Именно из-за этого и не получается. Нужна лёгкость, состояние игры. Короче говоря, избавься от этого страха, что ничего не выйдет. Покажи мне, как это надо делать! Давай, утри мне нос! Я вон сколько фокусов тебе продемонстрировал, неужели, ты хуже? – Он явно пытался раззадорить её и взять на «слабо».

- Дэн, это нисколько не работает. Я всё равно боюсь, что не получится!

- Подожди, подожди… А что это за дверь там, в дереве?

- Где?! – Аида вглядывалась, но ничего пока не различала.

- Да вон же, как ты не видишь! Присмотрись внимательней!

Аида смотрела, не отрываясь, на дерево и никак не могла разглядеть. А потом внезапно увидела. Корявая морщинистая дверь намертво прилегала к толстому стволу и почти сливалась с ним. Однако это была полноценная дверь! Ликование наполнило сознание девушки, внутри всё пело. Ведь это значит, что у неё есть сила и что Дэн был прав, а Ариана, наоборот, ошиблась.

- Но как? В какой момент? Ведь я не переставала бояться!

Дэн рассмеялся.

- Нет, перестала! Когда я сказал, что вижу дверь, страх пропал. Осталось только любопытство, так?

- Подожди, подожди! То есть в этот момент двери ещё не было? Ты меня обманул, получается?

- Почему сразу обманул? Скорее, немножко помог. Надо было убрать этот глупый страх любой ценой. И, между прочим, отлично сработало! Ты начала с интересом искать дверь и она появилась. Да уж, давно я так не веселился.

- Облапошил несчастную девушку и радуется! – фыркнула Аида. – Слушай, Дэн… спасибо тебе. И не только за помощь. Встреча с тобой изменила всю мою жизнь.

Парень в ответ посмотрел долгим взглядом и грустно усмехнулся.

- Я был тебе нужен и поэтому появился. Ты ещё сама не представляешь своих способностей. Ну ладно, пожалуй, пора прощаться. Готова к возвращению?

Аида молча направилась к двери. Но тут сильная рука Дэна легла ей на плечо.

- Подожди, – его голос звучал так, как будто он решился на что-то. – Вот, возьми он меня небольшой подарок на память.

Он снял стягивающий волосы кожаный ремешок и протянул ей. Волосы рассыпались по плечам, придав Дэну вид растрёпанного ангела, посланного на землю. В глазах появилось какое-то странное чувство, похожее на лёгкую грусть.

Девушка медленно подняла руку и взяла ремешок.

- Спасибо. А он не исчезнет, когда я проснусь?

- Не знаю. Думаю, что будет так, как ты захочешь. А теперь ступай.

 

Аида решительно дёрнула дверь на себя. Та поддалась. В проёме было видно кусочек замкового сада. В груди возникло странное чувство пребывания в двух реальностях одновременно. Девушка решительно шагнула в узкий проём.

 

Она стояла в саду возле стола, на котором уснула. Сон ещё не кончился, и она думала над тем, как же теперь проснуться. Раньше таких проблем не возникало, даже наоборот, никак не получалось побыть во сне подольше, обязательно что-то выдёргивало её в реальность.

Именно поэтому эта новая ситуация была совершенно непривычной.

Аида задумчиво присела на стол, свесив ноги, и крепко задумалась, чем бы заняться. То ли ещё по саду побродить, пока сон не кончился. То ли направить все усилия на возвращение в реальность.

По земле деловито ползали муравьи по каким-то своим муравьиным делам. Аида бездумно смотрела на них, гоняя свои мысли.

Потом ей вдруг показалось, что насекомые ведут себя довольно странно. Они выстраивались в колонны, кое-где начинали ползать по дуге или замыкались в круг.

Постепенно они образовали своими телами непрерывно движущуюся надпись.

Сначала было только «жду тебя».

А потом фраза достроилась до конца. Получилось «жду тебя в глубине сада».

Аида даже не особо удивилась. Она бодро вскочила со стола и направилась туда, где, по её мнению, располагалась эта загадочная «глубина сада». Кто бы ни ждал её там, она была готова ко всему.  

 

Старый садовый домик, вокруг кусты роз. И ни души. Каким-то внутренним чутьём девушка поняла, что она на месте.

Она присела на тёплую лесенку дощатого крыльца, вытертую до гладкости, прислонилась спиной к запертой на замок двери и замерла, нежась под ласковыми лучами солнца.

Домик был довольно старый, в нём, по всей видимости, хранили разный садовый инструмент.

Сидеть было приятно, эта часть сада вовсе не казалась мрачной. Наоборот, Аиде было на редкость уютно здесь. Девушка погладила рукой гладкую старую доску, приятно нагретую солнцем.

Когда она отвела взгляд от крыльца, вдруг выяснилось, что неподалеку стоит Туман. По-прежнему гибкий и опасный, он небрежно опёрся на дерево, насмешливо глядя на Аиду.

- Хм. Для умирающей ты неплохо выглядишь, – протянул он, демонстративно оглядывая её с ног до головы. – Я чувствовал твою обречённость. Но когда, сломя голову, помчался спасать, ты просто исчезла! Из всех миров. Я совсем не ощущал тебя, а это, честно говоря, невозможно. Расскажешь?

Аида устало вздохнула.

- Я, кажется, дала понять, что нам больше не стоит видеться.

Туман, не отрываясь, буравил её насмешливым взглядом.

Аида заёрзала. Переносить этот взгляд было совсем непросто. В душе снова мучительно защемило. Как бы она не храбрилась, её всё ещё влекло к нему.

Туман внезапно оказался прямо перед девушкой. Мягко опустился на колени, чтобы их лица оказались на одном уровне. А затем чётко и жёстко произнёс:

- Глядя в глаза, прямо сейчас скажи, что ничего ко мне не чувствуешь. Скажи, что совершенно равнодушна. И я уйду навсегда, – голос звучал зло и хлёстко. Аида ни на секунду не усомнилась в его словах. Это был её шанс. Сейчас она, наконец, всё закончит. И он уйдёт навсегда! Не будет этих болезненных минут, когда он рядом и в то же время совершенно недосягаем.

Аида набрала в грудь воздуха и подняла голову, чтобы посмотреть прямо в его глаза. И у неё перехватило дыхание. Она несколько секунд пыталась вернуть себе потерянный голос.

Туман медленно, мучительно улыбнулся.

- Я так и думал.

Он встал и пошёл прочь.

На краю поляны он обернулся. И произнёс, тяжело роняя слова:

- Это была ложь. Даже если прогонишь, я просто не смогу уйти. Чтобы избавиться навсегда, тебе придётся убить меня. Только так.

И он растворился в воздухе. На месте исчезновения мелькнул кусочек звёздного неба, а затем всё пропало.

 

Аида закрыла глаза и прислонилась головой к деревянной двери.

- Мне надо проснуться, - лениво подумала она.

И в тот же момент почувствовала, что лежит на столе и ветер обдувает её лицо.

 

Осторожно приоткрыв один глаз, девушка посмотрела на небо, там как раз надвигалась тяжёлая синяя туча. Затем взгляд пошёл чуть вбок и упёрся в задремавшего Коршуна. Так вот почему её никто не разбудил!

Девушка решила воспользоваться минутами покоя и начала анализировать своё состояние. Да уж, она сильно изменилась за этот небольшой промежуток времени. Проснулась Аида совершенно другим человеком, общение с Дэном принесло ощутимую пользу.

Теперь она чувствовала себя намного сильнее, настроение было боевое и, самое главное, появилась цель. А когда знаешь, куда двигаться, хаос и замешательство отступает.

Кроме того, в голове всё ещё звучал голос Дэна: «Только попробуй не получить удовольствие!» И, чёрт возьми, она не собиралась его разочаровывать! Она как будто переняла частичку самого Дэна, его весёлую бесшабашность при любых обстоятельствах.

Коршун тем временем часто задышал и начал шевелиться, он просыпался.

Через некоторое время он открыл глаза и бездумно уставился в небо, которое энергично захватывала деловитая туча.

Ветер резко рванул верхушки деревьев, вокруг потемнело. Упали первые капли дождя.

Громко чертыхаясь, начальник охраны вскочил на ноги. Вокруг поднялась суета. Внезапно появившиеся слуги быстро организовали носилки и перенесли Аиду внутрь замка. Она снова оказалась в своей комнате.

Суета не успела улечься, как среди слуг пробежал шёпот «хозяйка, здесь хозяйка!». Их лица побледнели от страха и усердия. По всей видимости, Сабита не отличалась особым добродушием.

 

Коршун вскочил на ноги и принял верноподданническое выражение лица.

Сабита зашла в комнату Аиды быстрым шагом, лицо у неё было изрядно раздражённое. Не глядя села на стул, поспешно пододвинутый расторопным слугой. Аиде стало интересно, что было бы, если бы ей не успели подставить стул. Она бы села мимо? Или ей не обязательно смотреть, чтобы видеть?

Игнорируя лежащую девушку, хозяйка замка резким властным голосом начала допрашивать начальника охраны.

- Что здесь произошло? Я почувствовала неладное! Ты давал девчонке спать?!

Коршун покраснел, но выдержки не утратил.

- Никак нет! Я следил за ней, не смыкая глаз!

- Врёшь! – резкий окрик приобрёл истеричные ноты. – Что это у неё на голове?

Она говорила так, как будто Аида была неодушевлённой вещью. Судя по всему, Сабита считала её чем-то вроде сосуда с драгоценной силой, которую надо каким-то образом извлечь. Если бы для этого надо было уничтожить сосуд, она бы вряд ли колебалась дольше пары секунд.

- Р-р-рранка – Коршун судорожно сглотнул.

Сабита резко сорвала белую повязку с Аидиной головы, больно выдернув несколько волос. После пробуждения боль не тревожила пленницу, да и почти всё уже чудесным образом зажило (скорее всего, не без участия Дэна). Аида, конечно, изображала прежнюю беспомощность, но теперь это было просто притворство. Однако хозяйке замка увиденного было достаточно, чтобы сделать выводы.

- Это не ранка, мой дорогой, это смерть твоя тут у неё на голове! Если не хочешь, чтобы самые страшные кошмары превратились в реальность, выкладывай всё как есть! И ничего не упускай, всё равно почувствую.

Коршун, слегка запинаясь, начал рассказывать о том, как он всячески оберегал пленницу, не сводил с неё глаз, а она, мерзавка, улучила момент и исхитрилась упасть прямо на каминную решётку.

Сабита нетерпеливо прервала его:

- Сколько она была без сознания?

- Ну…эээ…минут 20…

- Не ври мне!

- Три часа, – решился выдать правду начальник охраны. Он уже не сомневался в том, что его постигнет страшная кара.

- Что было потом?

- Потом она очнулась и я, не смыкая глаз, сторожил её, – сказать о том, что уснул, Коршун по понятным причинам не решился.

- Чёрт! Ты понимаешь, что сон для неё, это всё равно, что выход на свободу! Это её родная стихия! Пока она во сне, может произойти всё, что угодно! И что-то, кажется,  произошло - я чувствую изменения. Ладно. Хватит паниковать, - Сабита внезапно успокоилась. – Ты будешь наказан, но позже. У тебя есть один маленький шанс всё изменить. Оставайся здесь, смотри, чтобы девчонка не спала, по крайней мере, ещё пару часов. Потом оставь её наедине и уходи. Пусть делает, что захочет.

По всей видимости, Сабита приняла для себя какое-то решение. Она собиралась сделать ход конём.

Резко встав со стула, хозяйка замка покинула комнату.

 

Два последующих часа Аида наблюдала за тем, как Коршун нервно шагает туда-сюда по её комнате. Он уже не шутил и не смеялся. И вообще не разговаривал, что было несомненным плюсом, с её точки зрения.

Сама того не зная, Сабита дала Аиде хорошую подсказку, в каком направлении лучше двигаться. Сны! Ей надо исследовать собственные сны. Правда, немного странно, что хозяйка замка заявила об этом так открыто, прямо при ней. Вдруг ловушка?

Однако попробовать стоило, терять-то всё равно нечего. Кроме того, у Аиды были и собственные наблюдения. Всё самое необычное и потрясающее происходило с ней именно во снах. Чем больше она думала об этом, тем больше убеждалась в своей правоте.

Спустя два часа Коршун кинул злобный взгляд на Аиду и вышел из комнаты. Всё так, как и повелела хозяйка. Но девушка не спешила делать глупости. Легко понять, что Сабита не просто так приказала ему уйти. Она что-то задумала и теперь ждёт, когда всё начнёт развиваться по её сценарию.

Однако и Аида уже не была прежней. Теперь её не пугали возможные ловушки. Всё стало походить на какую-то игру, в которой пленница постепенно, шаг за шагом отвоёвывала свою свободу. Именно поэтому девушка весело улыбнулась, для пущего вдохновения представив себе лукавое лицо Дэна, и вдруг точно поняла, что следует делать.

Скорее всего, в данный момент Сабита наблюдает за ней и ждёт от неё определённых действий. Значит, всего лишь нужно делать что-то совершенно неожиданное!

Для начала Аида в кои-то веки решила привести себя в порядок. Всё необходимое у неё имелось, замок был полностью благоустроен для жилья, и пленница никогда ни в чём не нуждалась. Просто раньше ей было плевать на все эти вещи. Она хотела лишь вырваться на свободу, остальное её мало трогало.

А сейчас она решила: «почему бы и нет? В конце концов, я имею на это право!»

С этой мыслью девушка начала воплощение своего безумного плана в жизнь.

 

Первым делом Аида крикнула слуг и потребовала себе ароматную ванну с маслами для тела. Её желание, как всегда, было выполнено. Теперь каменные лица прислужников уже не пугали девушку. Она вдруг поняла, что эти истуканы обязаны выполнять все её желания, хотят они этого или нет. И почему она не пользовалась этим раньше?

Девушка с удовольствием полежала в горячей, ароматной ванне, абсолютно расслабившись и вдыхая чувственные запахи розы и жасмина. Затем она тщательно растёрлась густым жирным кремом, придавшим коже матовый блеск и мягкость. Завернувшись в большую махровую простыню, Аида без тени смущения потребовала, чтобы ей сделали маску для лица.

В замке оказался нужный человек, который появился в комнате обнаглевшей пленницы и действительно начал делать ей какие-то довольно приятные процедуры с лицом. После этого Аиде обработали ногти, сделали маникюр и намазали руки специальной мазью с горьковатым запахом.

Всё это время девушка покатывалась со смеху, представляя себе ошарашенное лицо Сабиты, которая всё ждёт, когда пленница попадёт в ловушку, а вместо этого наблюдает косметические процедуры, ванны и массажи.

Далее по плану была работа с волосами. На них наложили какую-то пахучую маску, стараясь не задеть зарубцевавшуюся рану, а затем смыли всё специальным травяным отваром. Далее волосы расчесали, подровняли и взбили щёткой. Высохнув, они приобрели золотистый оттенок и пышным шлейфом легли на плечи девушки, сверкая и переливаясь в загадочном сиянии горящих свеч.

Чуть позже, когда все процедуры были закончены, Аида взглянула на себя в огромное старинное зеркало, оправленное замысловатой резьбой. То, что она увидела, вызвало восторженный вздох.

На неё смотрела невероятно красивая девушка, с матовым, идеальной формы лицом и тёмными золотистыми волосами, тяжёлым густым потоком стекающими по изящным плечам. Нежная кожа на теле казалась полупрозрачной и восхитительно гладкой, как изысканный шёлк. Зеленоватые глаза лукаво поблёскивали, в них светились неведомые секреты, которые могут открыться далеко не каждому. Но самое главное – у этой девушки было уверенное и от этого невероятно привлекательное выражение лица. Из зеркала смотрела настоящая хозяйка собственной жизни.

В этой, новой Аиде не осталось почти ничего от серой мышки, жалобно сетующей на жизнь.

Девушка, радостно взвизгнув, крутанулась вокруг своей оси и едва успела подхватить спадающую простыню. Стоящие рядом слуги изо всех сил старались удержать на лице каменное выражение. В первый раз в их голову закралось понимание, что рядом с ними всё это время была не дорогостоящая вещь, а настоящий, живой человек. Причём теперь этот человек не был беспомощным, от него исходил тонкий аромат опасности. Глядя на ошарашенные лица, Аида залилась смехом. Настоящим задорным громким смехом, который ещё никогда не нарушал священную тишину этих древних стен.

«Спасибо тебе, Дэн» - нежно подумала она. И, возможно, это было всего лишь игрой воображения, но где-то в сознании далёкий голос едва слышно прошептал «пожалуйста…»

Затем по плану было одевание. Аида распахнула гардероб, полный одежды. Там висели скромные платьица, как будто специально купленные строгими родителями для взрослой дочери. Женственностью от них и не пахло.

Возможно, раньше бы девушка расстроилась и удовольствовалась тем, что есть. Но новая Аида мириться с таким положением вещей не собиралась.

Она выбрала одно из длинных приталенных платьев, схватила ножницы и решительно обрезала весь подол, оставив длину на две ладони выше колен. Потребовав себе швейные принадлежности, девушка быстро подшила срезы, благо некоторое время назад ей давали специальные уроки по основам ведения хозяйства. Может быть, Сабита хотела сделать из неё в будущем служанку? Хотя в программу обучения входили и другие науки. Аида читала, писала, правильно разговаривала. Представляла себе строение человека, изучала биологию, астрономию. Судя по всему, Сабите для воплощения коварных замыслов нужна была грамотная пленница, а не двинутая рассудком девица, которая не умеет ни говорить, ни думать.

Закончив работать с подолом, Аида решительно отрезала длинный ворот, заканчивающийся аж у подбородка. А затем выстригла глубокое декольте и в самую глубину вшила красивую искусственную лилию, безжалостно выдернутую из цветочной композиции, украшающей каменный коридор. Длинные рукава также подверглись жестокому удалению. С боков пришлось немного присборить, чтобы лежало вплотную к телу. Получилось весьма откровенное женское платье благородного тёмно-бардового цвета, плотно обтекающее фигуру. Цветок, вшитый в декольте, придавал ему интригующий экзотический вид.

Критически оглядев себя в зеркале, Аида признала, что смотрится очень обольстительно. Весь этот процесс преображения невероятно ей понравился. Неожиданно она испытала громадное удовольствие от этой естественной для каждой девушки заботы о себе, любимой.

Затем, Аида собрала свои роскошные волосы и приподняла их на затылке, закрепив замысловатыми шпильками. Туда тоже было вставлено несколько небольших белоснежных цветков из упомянутой цветочной композиции. Да уж, в таком виде, она на любом балу собрала бы все мужские взгляды.

Закончив с преображением внешности, девушка ощутила зверский голод. Она с царственным видом велела слугам накрыть на стол и с аппетитом сытно покушала.

Сабите, видимо, надоело ждать, пока пленница, наконец, начнёт творить что-то запретное. В дверях возник недовольный Коршун и с открытым ртом застыл на пороге. Оставив в постели бедную сиротку с перевязанной головой и всклокоченными волосами, он никак не ожидал увидеть роскошную ухоженную девушку с тигриным взглядом и соблазнительно приоткрытым телом.

Он долго стоял и недоверчиво всматривался, не смея поверить в это чудо. Потом, судорожно сглотнув, он схватил за грудки одного из слуг и хрипло спросил:

- Это она?

Слуга испуганно закивал. Коршун отбросил его от себя, не отрывая голодного взгляда от Аиды. Девушка слегка поёжилась, уж очень красноречиво он раздевал её похотливыми глазами. Так как у неё не было опыта в подобных делах, она, признаться, ждала другой реакции. Хотела огорошить, сбить с толку, заставить делать ошибки. Но теперь, глядя в горящие глаза начальника охраны, она уже не была до конца уверена в собственной безопасности.

Казалось, ему отказал последний разум. Коршун медленно двинулся вперед, улыбаясь, как маньяк. Он уже забыл, зачем шёл сюда. Новая Аида пробудила в нём страшного безумного зверя. Дикая похоть заполнила сознание, подавив всё человеческое.

Аида вскочила со стула и начала медленно отступать назад, к стене. Как и следовало ожидать, отступление долго продолжаться не могло и закончилось тупиком. Обезумевший начальник охраны неминуемо приближался, девушке стало по-настоящему страшно. Этот страх возбудил её противника ещё больше - он надвигался неотвратимо, как снежная лавина. Но когда расстояние между ними сократилось до минимума, Коршун вдруг замер. Появившееся на лице удивление сменилось выражением дикой боли. Пахнуло холодом. Свежие цветы, стоящие на туалетном столике, почернели и увяли.

В дверях, небрежно опершись на косяк и скрестив ноги, стоял Туман, который в настоящий момент очень внимательно разглядывал свои ногти. Он выглядел убийственно спокойным, и от этого было ещё страшнее. Из-под медленно поднятой головы резанули металлом серые глаза. Взгляд упёрся в разъярённого Коршуна. Зверь столкнулся со зверем. Вокруг ощутимо потемнело.

Коршун взревел, как раненный медведь и кинулся на своего противника. Туман замер, как кобра – источаемый им лёд пронизывал до костей. Ничего человеческого не осталось. Он был идеальным оружием, самым опасным на свете, и хотелось оказаться от него как можно дальше.

Начальник охраны так и не добежал до цели. Его ноги подломились, тело покрылось инеем, лицо посинело. Он лежал на полу и медленно умирал. Воздух толчками выходил из лёгких вместе с предсмертным хрипом. Глаза стекленели.

Аида не выдержала и закричала:

– НЕЕЕЕТ! ВЕРНИ ЕМУ ЖИЗНЬ! НЕМЕДЛЕННО!

В этот момент внутри неё как будто взорвался вулкан, яростная сила затопила сознание. Всплеск был настолько мощным, что окружающее пространство стало размываться, как во сне. Что-то происходило. Коршун, лежащий на полу, медленно оживал. Он начал розоветь, синева уходила. Дыхание понемногу восстанавливалось.

Туман выглядел удивлённым и, не отрываясь, смотрел на преображенную Аиду, стоящую в мощном потоке света. Внутри неё ещё плескалась сила, постепенно идя на убыль. Девушку заметно потряхивало.

Туман не мог оторвать взгляд, стремительно теряющий жёсткость и остроту. В глазах на мгновение мелькнула боль. Он хотел рвануться к ней, но удержался, вложив всю свою нечеловеческую мощь. Спустя пару минут, лицо вновь приняло привычное насмешливое выражение.

- Отлично выглядишь. Один твой вид режет моё сердце, как зазубренный нож, - с кривой улыбкой заметил он. Потом его взгляд упёрся в лежащего Коршуна и похолодел. - Только зря ты так, я всё равно убью его. Ты не сможешь помешать мне отрезать любую руку, которая коснётся тебя с плохими намерениями. И оторвать любую голову, в которую придёт хоть одна гадкая мысль о моей девушке.

Он говорил спокойно, слегка растягивая слова. И не возникало никакого сомнения, что в сказанном нет ни капли лжи.

В этот момент в комнате появилась сияющая Сабита, довольная, как сытая кошка.

- Оп-па! Кого это занесло ко мне в замок? Неужели на наживку всё-таки клюнула крупная рыбка? Здравствуй, дорогой. Что это ты в гости приходишь тихо, как воришка? Знаешь ведь, что я всегда рада тебя видеть!

Она изящно уселась на стул, закинув ногу на ногу. Её и без того короткое платье сильно задралось, открывая изящные бёдра. Но Туман совершенно не выглядел испуганным. Он неохотно оторвал взгляд от Аиды, равнодушно и насмешливо скользнул им по хозяйке замка.

- Что тебе надо? Ты тут лишняя.

- Вообще-то, это мой замок, если уж на то пошло. Но я вижу, вы тут страшно заняты. Продолжайте, не обращайте на меня внимания. Ты, кажется, собирался прикончить этого придурка. Давай, сделай это, я хочу посмотреть.

Туман досадливо поморщился.

- Долго репетировала своё эффектное появление? Рассчитывала увидеть шок на моём лице?

- Честно говоря, нет. То, что ты зашёл в гости, стало для меня приятной неожиданностью. Я надеялась увидеть кое-что другое, но эта девчонка несколько часов тратила время зря, пытаясь приукрасить свою невзрачную внешность. А когда показалось, что надежды уже нет, возник ты и сделал то, что я безуспешно пыталась в течение стольких лет - вызвал у неё мощный всплеск силы! Это было потрясающе! Мой замок чуть не выбросило в другую реальность, а ведь он великолепно защищён. Я специально создавала его, как вместилище её силы. Так что спасибо тебе. Жаль только, что ты помешал досмотреть, чем закончится эта, внезапно вспыхнувшая у Коршуна, страсть. А я предвкушала неплохое зрелище!

Туман сверкнул глазами. Напоминание о начальнике охраны было ему очень неприятно. Однако, своей невозмутимости он не утратил.

- Помнишь, я говорил, что заберу её? Я собираюсь сделать это сейчас!

Сабита улыбнулась.

- Ну, давай. Если, конечно, она с тобой пойдёт. Ты ведь не станешь принуждать девчонку силой?

Туман повернулся и посмотрел на Аиду в упор. Та отрицательно покачала головой, она не собиралась идти с ним. Сабита серебристо расхохоталась и изящно выплыла из комнаты, виляя задом. Этот раунд она выиграла.

 

Оставшись наедине с Туманом и бессознательным Коршуном, девушка почувствовала, что невероятно устала от всех этих впечатлений. Чтобы бы там не говорила Сабита о её сверх-способностях, сейчас и обычных человеческих сил, признаться, не хватало. Она вопросительно посмотрела на Тумана, намекая взглядом, что тому пора бы уже и честь знать. В этот момент, он уже не вызывал у неё никакого трепета. Туман усмехнулся и медленно направился к выходу. Не дойдя немного до двери, повернулся и красноречиво посмотрел на Коршуна.

- Я справлюсь, - поспешно заверила его Аида.

Туман приподнял одну бровь, как бы спрашивая «неужели?». Аида закивала так активно, что голова едва не оторвалась. И она не врала. Сейчас у неё действительно была невесть откуда пришедшая убеждённость, что никакой угрозы нет.

- Я хочу быть уверен, - с этими словами её заклятый друг, видимо, что-то всё же сделал, так как атмосфера неуловимо изменилась. – Теперь проспит ещё сутки. И, имей в виду, он забыл сцену, которая произошла в этой комнате. Но эмоции остались. Теперь, находясь здесь, он подсознательно будет чувствовать страх смерти. Это отучит его давать волю своим страстям.

Однако, при этом, волю своим страстям Туман, видимо, давал исправно, судя по тому красноречивому взгляду, которым он на прощание окинул девушку. А потом, почему-то, не исчез, а просто вышел из комнаты.

«То ли они с Сабитой испаряются в воздухе только во снах, то ли просто замок как-то по-особенному построен» - мимоходом подумала Аида, отдавая распоряжение слугам. Произошедшее не только не сломило её волю, но и, наоборот, лишний раз доказало, что в ней действительно есть сила, и немалая. Поэтому, приказав убрать из комнаты бессознательного Коршуна, она заодно велела постелить на свою постель свежее шёлковое бельё. Негоже ведь такой красавице спать на чём попало!

Да, теперь Аида с удивлением вспоминала свою старую жизнь, полную протеста, страх перед истуканами-слугами и грязную каморку под лестницей, которую считала безопасным тайным убежищем. А на деле оказалось, что Сабите достаточно щёлкнуть пальцами, чтобы пленница приползла, раздирая коленки. Усмехнувшись, девушка стянула с себя платье и, обнажённая, залезла под одеяло. Ей почему-то захотелось всей кожей ощутить эту шёлковую поверхность. Ведь, как известно, свежее постельное бельё – это всегда маленький праздник для усталого тела. С удовольствием растянувшись, девушка ещё успела подумать о том, как здорово, что ей уже не запрещают спать, а потом сладко зевнула и отключилась.

 

Сквозь закрытые глаза светило солнце и травинки слегка щекотали лицо. Приятно пахло нагретой землёй и травами. Она улыбнулась и медленно открыла глаза.

Рядом раздался знакомый голос, который ворчливо произнёс:

- Наконец-то проснулась. Брахма уже давно тебя караулит. Брахма, вперёд!

И тут же ей бесцеремонно и очень слюняво облизали лицо. Аида вскочила, смеясь и отплёвываясь. Рядом сидел довольный своей подлой выходкой Дэн и широко улыбался.

- Дэн! Как же я рада тебя видеть! – Аида кинулась к нему в подставленные с готовностью объятия. Чувство бесшабашного счастья затопило её. К этому юному древнему богу (простите за некоторое противоречие), она испытывала огромное светлое чувство невероятной привязанности.

- И я рад. Наконец-то ты решила к нам заглянуть, вспомнила старых друзей.

Аида фыркнула.

-  А тебе не кажется, что странно называть «старыми друзьями» тех, с кем видишься второй раз в жизни?

- А ты рассуждай поменьше. Лучше сосредоточься на внутренних ощущениях. Ну? Поняла теперь, что я прав?

- Ты старый вредный бог, который всегда всё знает лучше всех и считает своим долгом ткнуть в это носом своих, между прочим, еще не достаточно опытных, друзей, – весело и ехидно заявила ему Аида.

- Это я-то старый? – возмутился Дэн. - Да ты посмотри на меня повнимательнее. Я вообще выгляжу моложе тебя!

- И вовсе не моложе. Если по справедливости, то ты выглядишь старше на пару лет. А какой твой настоящий возраст, я предпочитаю не знать. А то вдруг окажется, что я так непочтительно общаюсь с величайшим и старейшим из всех богов! Да ещё и имею дерзость обращаться к нему на «ты».

Дэн лукаво посмотрел на Аиду, в его глазах мелькнуло странное выражение. Нечто, похожее на гордость. А потом он снова весело улыбнулся.

- Как продвигается твоя великая битва за независимость?

- Нормально. Есть даже некоторые идеи, на что стоит обратить внимание. А вообще, конечно, веселюсь на полную катушку.

- Ну-ка, ну-ка! Рассказывай, давай, как дело было. И не упускай ни одной интимной подробности! – Дэн скорчил любопытную рожицу и стал похож на прожженную старую сплетницу. Выглядел он, признаться, настолько забавно, что Аида захихикала. Старый юный бог с шутливым укором посмотрел на неё и скорбно покачал головой. Девушка сделала вид, что устыдилась и начала излагать последние события, а также свои догадки и выводы по поводу произошедшего. Рассказ выходил интересный, выразительный, с юмором. Хотя с таким отличным слушателем, как Дэн, всё получалось само собой. Он вместе с ней смеялся, когда было смешно. В зависимости от ситуации, хмурился или издавал удивлённые возгласы. В общем, удовольствие получали и рассказчик и слушатель. Когда Аида выговорилась, ей вдруг пришла замечательная мысль! Сама собой вспыхнула в мозгу, и она поспешила выложить её Дэну.

- Слушай, я, кажется, придумала, с чего мне начать поиски собственной силы! А что если попробовать как-то управлять снами, а? Например, для начала научиться перемещаться туда, куда захочу. Как думаешь, стоит?

- Отличная идея! Я в тебе не сомневался! Когда начнём?

- Начнём? То есть я и… Ты хочешь делать это вместе со мной?

- А почему бы и нет? Думаю, будет весело. Помогать не буду (только полезными советами), ты всё сделаешь сама. Кроме того, если тебя случайно занесёт не туда, я буду на подстраховке.

Аида и мечтать не могла о такой удаче! Она подняла на Дэна взгляд, полный немой благодарности. Ей не хватало слов, чтобы выразить свои чувства. На неё надёжно и уверенно смотрели зелёные глаза бога, в которых ощущался отзвук его огромной силы. Но Дэн сразу умудрился испортить момент, когда вдобавок ко всему поиграл бровями и красноречиво поцеловал свой бицепс, намекая, что с таким молодцом не страшно спуститься даже в огненные глубины ада.

Он как будто нарочно не давал Аиде всерьёз задуматься над своими настоящими возможностями. Каждый раз, когда она начинала чувствовать к нему благоговение, он выкидывал что-нибудь сверх легкомысленное и напрочь портил всё впечатление.

Прежде чем начать эксперимент, Аида огляделась по сторонам. Они с Дэном находились на берегу того самого озера, куда её выбросило в первый раз. Только теперь вокруг бушевала осень. Странно, она была здесь совсем недавно, а всё так изменилось - пожелтела трава и листья на деревьях. Однако солнце по-прежнему ласкало теплом, а небо радовало свежей голубизной. По волнам озера радостно скакали солнечные зайчики, которые периодически хулиганили и прыгали прямо в глаза девушке, ослепляя её на секунду, а потом снова пускаясь в свой бесконечный пляс.

Только сейчас Аида поняла, что одета в просторный и удобный дорожный костюм, цветом и фактурой подозрительно напоминавший старые Дэновы штаны.  «А засыпала-то я совсем голая», - подумала она, а вслух сказала:

- Такое ощущение, что одежду мне подбирал ты.

- Да так оно и было. Просто ты появилась тут, в чём мать родила, я немного смутился и решил приодеть тебя по своему вкусу. – Обыденным тоном заметил Дэн, сосредоточенно шарясь в своём дорожном мешке в поисках фляги.

Последовала немая сцена, в которой Аида молча, как рыба, открывала и закрывала рот, подбирая самые гнусные слова, которые только могла придумать, чтобы выразить всё своё отношение к происходящему.

- Да шучу я, шучу. Просто ты, скорее всего, подсознательно создала себе одежду, наподобие моей. Ну, или ещё что-то в этом роде. Пить будешь?

Аида издала боевой визг и кинулась на Дэна. Нахал удивлённо посмотрел на неё, сделав совершенно непонимающий вид. Который, впрочем, продержался недолго, так как очень трудно сохранять благородное удивление, когда приходится довольно шустро скакать вокруг поляны, убегая от разгневанной девушки. Брахма заливисто взлаял и пустился вслед за ними, радуясь неожиданной игре. Он был уверен, что всё это хозяин и его подруга затеяли исключительно с целью его увеселения.

Сделав четыре-пять кругов по поляне, Аида плюнула на это безнадёжное дело и упала на траву, стараясь отдышаться. Поймать петляющего, как заяц и при этом обидно смеющегося Дэна было совсем непросто. Да ещё и пёс путался под ногами и портил серьёзный и вдумчивый процесс возмездия своим весёлым гавканьем. Дэн чуть погодя свалился рядом, задорно блестя глазами. Он даже не запыхался и, похоже, получил немалое удовольствие от всего происходящего.

- Кто-то тут, кажется, попить предлагал?

Дэн, которому было лень вставать, на четвереньках дополз до своей фляги и кинул её Аиде. На этот раз там был какой-то горьковатый отвар с мятным привкусом. Девушка начала с удовольствием потягивать питьё, наслаждаясь прохладой. Немного погодя, когда негодующий бог наконец-то отобрал у неё флягу и демонстративно побулькал, показывая, как мало она ему оставила, Аида почувствовала себя совершенно счастливой. Можно было приступать к эксперименту.

Девушка совершила кое-какие приготовления, а именно: встала в центре поляны и показала язык вальяжно развалившемуся под деревом Дэну, который всем своим видом настроился на бесплатное представление. Затем она закрыла глаза и сильно напряглась (почему-то процесс перемещения ей представлялся именно так).

В тот момент ей не пришло в голову, что надо придумать конкретное место, куда перемещаться. В итоге, она слишком сосредоточилась на самой идее хоть куда-нибудь попасть. О чём впоследствии неоднократно пожалела. Первое, что она услышала сквозь зажмуренные глаза, это был удивлённый голос Дэна, который чётко произнёс «Чёрт! Кажется, у нас проблемы».

 

Перед взглядом расстилался настоящий ад.

Выжженная нещадным огнём равнина с обугленными останками деревьев, растрескавшаяся земля. Низкое свинцовое небо и уныло накрапывающий дождь. И одинокий человек, медленно бредущий посреди этого ужасного неуютного пространства. Человек был лысоват, одет в лохмотья, на лице написана невыразимая мука.

Вокруг полноправно царила тоска. Она сгустилась вокруг незваных гостей и тоненькой струйкой высасывала из них силу, радость, настойчивость и саму жизнь. Дэн был не на шутку встревожен. Его тело напряглось, он начал задыхаться.

- Скорее, вытаскивай нас отсюда, пока ещё можешь! Иначе гибель!

Аида попыталась собраться и повторить этот же трюк с перемещением. И поняла, что не может. Ей вдруг стало совершенно всё равно. Какая разница, погибнет она или нет? Всё равно никакой радости не осталось. Ужасная тоска наполняла душу, смерть казалась великим избавлением и самым желанным завершением бессмысленной жизни. Однако откуда-то пришло страшное понимание, что на равнине никто не умирает. Попавшие в ловушку люди живут здесь вечно, пропитываясь этим адом и страстно желая конца. Её глаза потускнели, руки обвисли двумя неподъёмными гирями. Рядом кричал Дэн, которого почему-то передёргивало, как от ударов тока. Он корчился и что-то говорил ей, о чём-то, кажется, просил… Но она уже не слышала этого.

 

А в следующий момент Дэн схватил Аиду в плотную отчаянную охапку и крепко прижался к её губам. Это не был внезапный приступ страсти, он что-то насильно вливал в обмякшее тело. Мощная волна света хлынула в девушку, она как будто раскалилась до температуры солнца, а потом резко пришла в себя. Огромная сила наполняла сознание. Страшная ловушка вдруг показалась жалкой и безобидной. Аида играючи стряхнула с себя это пространство, и они с Дэном, изрядно потрёпанные, оказались на поляне у озера.

 

Лежа рядом на траве, друзья медленно приходили в себя. Брахма, который почему-то не принимал участие в путешествии, радостно носился рядом.

- Да уж. Я бы лучше неоднократно посетила логово жутких чудовищ, чем ещё хотя бы раз побывать в этом аду. Кстати, что это было?

- Сон грешника, – серьёзно ответил Дэн. – Этот человек, вечно бредущий по равнине, совершил страшное преступление. Будучи очень богатым и знаменитым, он провозгласил себя богом и заставил приносить в жертву невинных детей, думая, что их кровь продлит ему жизнь. Сейчас он вечно идёт по равнине, выедаемый изнутри предсмертной тоской. Ему насильно была дарована совесть, и теперь этот человек переживает муку хуже, чем поджаривание на медленном огне. Я сам поместил его в этот бесконечный сон. Он пришёл ко мне за очищением, хотел пережить все мучения, которым подверг детей и избежать страшного наказания после смерти. Знал, гад, что там будет стократ хуже и спешил исправить содеянное. Но в его грязной душе не было ни капли раскаяния, только желание обеспечить себе покой. Да ещё посмел предложить взамен кровавое жертвоприношение в мою честь, идиот.

- Всё-всё, я поняла! Прекрати свою унылую проповедь, я итак уже вся в мурашках от ужаса. Непонятно только одно, почему ты не мог вытащить нас из этого сна, раз сам его когда-то создал?

- А я что, по-твоему, сделал? Мне, между прочим, приходилось ещё хуже. Моё детище захотело забрать любимого создателя к себе. За прошедшие годы это место напиталось достаточной силой от страданий грешника и теперь обладает собственным примитивным разумом. Ты разве не видела, как оно пыталось войти в меня и растворить в себе? Кстати, это больно!

- Я что-то видела, но в тот момент мне было совсем не до этого. Да, кстати… когда ты пытался вытащить нас оттуда… Мне, наверное, показалось… Ты меня поцеловал? Или это величайшая форма бреда, и я сейчас несу несусветную чушь?

- Это был вовсе не поцелуй! Я вливал в тебя свои силы.

- А нельзя было это сделать как-нибудь по-другому, например, коснуться рукой?

- Нельзя! – отрезал Дэн. – Древние верили, что душа умершего уходит через рот. Потому что это врата, пропускающие саму сущность жизни. А я отдал тебе как раз часть своей жизненной силы. Короче говоря, можно было только так. Извини.

- Это ты извини. Сама не знаю, почему вдруг накинулась на тебя. Наверное, сказывается пережитый стресс. Кстати, почему мы вообще туда попали?

- Вопрос не по адресу! О чём ты думала в момент перемещения? Рано тебе ещё по чужим снам скакать, для начала надо научиться преображать пространство по собственному желанию. Я считал, что мы занимаемся именно этим. Надеялся оказаться в каком-нибудь милом местечке с розовыми цветочками и крошечными дельфинчиками, которые весело пляшут в волнах.

Аида даже не обратила внимания на небольшую шпильку в свой адрес. Она сосредоточенно вспоминала, о чём была её последняя мысль перед перемещением.

- Подожди, но я ничего такого не думала! Просто хотела куда-нибудь попасть.

- Ну вот, всё и прояснилось! Ты пожелала куда-то переместиться, а эта равнина давно уже посылает импульсы, в надежде притянуть к себе новые жертвы. Вы просто нашли друг друга.

- Ужасно!

- И не говори! Ну что, попробуем ещё разок?

Аида, не веря своим ушам, смотрела на Дэна.

- А не боишься? Я думала, ты меня после этого будешь обходить за версту!

- Шутишь! Обожаю опасные путешествия, особенно в хорошей компании. Кроме того, если быть честным, - явно через силу произнёс Дэн, - то я вполне мог вытащить нас оттуда, не прибегая к грубому вливанию силы. Но это уничтожило бы равнину, поставив меня перед необходимостью придумывать новое наказание для этого грешника. А он мне ещё при первой встрече надоел хуже горькой редьки.

- Что?! – возмущению Аиды не было предела.

- Собственно, это не такая уж сложная задача для более-менее опытного мага, а тем более бога. Но я же обещал не помогать!

- Да уж, ты полон сюрпризов! Но это и к лучшему. Продолжим?

- Отдохнула? Давай! В этот раз постарайся более конкретно представить себе место, куда хочешь нас закинуть. Ладно? Больше я вытаскивать тебя не буду! Учись справляться сама.

 

Аида встала посреди полянки и глубоко задумалась. Куда бы переместиться? В этот момент она вдруг вспомнила про потрясающий мир, в который её занесло в одном из снов. Решение созрело мгновенно, и девушка загадочно улыбнулась. Ей будет, чем удивить самоуверенного Дэна! Она закрыла глаза и с удовольствием почувствовала, как звенящая сила наполняет мышцы. Её ехидный друг восхищённо охнул. Лицо погладил тёплый  ветер, в котором сплетались запахи ночных трав. Медленно открыв глаза, Аида счастливо засмеялась.

Огромная луна магическим полотном своих лучей обнимала бескрайний тёмный лес и огромную поляну, покрытую высокой шёлковой травой. Как и в прошлый раз, девушка почувствовала, что растворяется в этом восхитительном ночном мире. Она стала с ним одним целым.

Дэн посмотрел на неё странным долгим взглядом, и что-то похожее на крайнее изумление пробивалось на обычно непоколебимом лице.

- Смотри! – воскликнула Аида и её тело, укутанное в сумеречный плащ, внезапно разлетелось ворохом красивых больших мотыльков. Девушка на мгновение исчезла, затем её серебряный смех зазвучал отовсюду, и она окликнула Дэна с верхушки громадного дерева, где, невесомая, развалилась на лиственном шатре.

Спустя ещё мгновение она спрыгнула вниз. И, раньше, чем изумлённый Дэн успел подставить руки, ветер подхватил её, нежно покачал в своих тёплых объятиях и осторожно опустил на землю, рядом с богом.

- Что скажешь? – мурлыкнула Аида, упиваясь выражением лица Дэна.

- Это… просто невероятно! Ты хоть понимаешь, что произошло?!

- Что? Я переместила нас в это прекрасное место, как и хотела.

- Аида, - потрясённый бог схватил её за плечи и притянул к себе, глядя прямо в глаза. - Это же новосотворенный тобой мир! Который не исчезает, когда ты просыпаешься! Он теперь существует в реальности. Это же дар, данный только богам! Ты, сама того не зная, сотворила новый мир, в который теперь могут попадать случайные путешественники, который живёт своей жизнью, дышит и развивается. И ты здесь творец, Всесильная Богиня! Чувствуешь? Это означает, что твоя сила огромна! Когда она раскроется, то вполне может стать, что по своей мощи будет даже близка к моей… Вот это да.

Он ошеломлённо потряс головой, не в силах поверить в происходящее. Аида решила немного разрядить обстановку. Она вырвалась из рук Дэна, крикнула «попробуй поймать!» и растворилась в воздухе. Налетевший порыв ветра взлохматил волосы бога и хорошенько потрепал их, под ехидный смех, доносившийся отовсюду. Дэн наконец-то расслабился и вызывающе улыбнулся.

- Ну, держись! – в следующий миг он также исчез.

 

Богиня новосотворённого мира задумчиво покачивалась на волнах тёплого подвижного воздуха, омытая серебристым лунным светом. Дэн не только пропал из поля зрения, но ещё и совершенно не ощущался ею. Хотя девушка готова была поклясться, что он где-то тут.

В этом состоянии тело Аиды стало на удивление чувствительным. Пыльца ночных бабочек мягко щекотала кожу. Огромные звёзды ласково глядели на богиню, щедро делясь с ней своей красотой. Нежная музыка ветра гармонично сплеталась с пением листьев и шёпотом трав. Не передать словами, как чудесно было парить в высоте, невесомой и абсолютно невидимой, наслаждаясь ощущением собственного могущества.

Забыв обо всём на свете, Аида внезапно ощутила, что потоки ветра стали более настойчивыми. Казалось, её гладят тёплые, невидимые руки. Струи внезапно сгустившегося воздуха плотно обхватили невесомое тело девушки и мягко, но с силой повлекли вниз, к земле. В ушах прозвучал тихий насмешливый шёпот «Попалась…»

Раскидистая крона дерева, на которую приземлилась сильно озадаченная Аида, нежно и плотно обхватила своими ветвями руки и ноги девушки и опустила её вниз, к земле. Лунный свет сгустился, обретая черты Дэна. Спустя мгновение, он непринуждённо стоял перед обездвиженной богиней этого мира, изящно изогнув бровь в насмешливом вопросе.

- Ну Дээээн! – заныла Аида. - Как это получилось? Я тебя даже не чувствовала!

- Всё просто, дорогая, – с великолепным достоинством произнёс бог. - На самом деле я сильнее, чем ты думаешь. Но это, к сожалению, не всё.

Он притворно вздохнул.

- Чёрта лысого у меня получилось бы проделать этот фокус, если б не одна важная деталь. Всё дело в том, что твоя сила на удивление схожа с моей, как вода, взятая из одного источника. Есть, конечно, незначительные различия, однако в целом сходство удивительное! Попав в сотворённый тобой мир, я был шокирован своим внутренним состоянием. Удивительный комфорт и свобода действий, как будто я сам создал это место! Именно поэтому мне так легко удалось тебя поймать. Да и, кроме того, ты пока не используешь даже десятую долю своих настоящих способностей. А у меня, как-никак, за спиной годы практики.

- Нда… Ты не перестаёшь меня удивлять… Казалось бы, годы практики у тебя за спиной…Опыт и всё такое… А позаботиться и развязать коварно пленённую девушку даже не догадался!

Дэн улыбнулся и щёлкнул пальцами. Ветви отпустили Аиду и вернулись в исходное положение.

- Просто я боялся, что если развяжу раньше времени, ты не дашь мне разглагольствовать в своё удовольствие! А где ещё потом найти таких надёжно зафиксированных слушателей, перед которыми можно толкнуть авторитетную речь?

Аида, растирая запястья, хотела съехидничать в ответ, но её вдруг охватило странное чувство. Перед глазами возникла яркая тревожная картина, как из разрыва в пространстве выпрыгивают страшные чужаки – чёрная сморщенная кожа, жуткие кровавые глаза с вздутыми сосудами. Неестественно белые треугольные зубы, которые, должно быть, вспарывали плоть не хуже ножей.

Последними появились два человека, одним из которых оказался Коршун, который должен был преспокойно спать ещё сутки, по словам Тумана. Видимо, Сабите удалось разбудить верного слугу. Второго девушка не видела раньше, он смотрелся довольно странно в этой компании и, судя по источаемому высокомерию, возглавлял отряд. Его бледное с тёмными глазами лицо обрамлялось чёрными волосами до плеч. Как только этот последний персонаж появился из пространственного разрыва, воздух сомкнулся, как будто ничего и не было.

Аида встряхнула головой, прогоняя видение, и с тревогой посмотрела на Дэна. Дэн кивнул. Без сомнений, он каким-то образом видел то же самое, что и новоявленная богиня.

- Вот и гости к тебе пожаловали. Наверняка надеются найти создателя этого мира и перетянуть на свою сторону. Или попробовать овладеть этой территорией, которая официально пока ни за кем не значится. Обычное дело.

- Я их знаю, – хрипло проговорила Аида. – То есть одного из них. Человека, разумеется.

- Кого? Этого черноволосого хлыща?

- Нет, второго. Это Коршун, начальник стражи в моём замке. Я тебе рассказывала про него, помнишь? Это он чуть не набросился на меня, когда я пыталась, как выразилась Сабита, «приукрасить свою невзрачную внешность».

- Ну, насчёт невзрачной я бы поспорил, – улыбнулся Дэн. –  Просто у Сабиты отвратительный характер и она не терпит конкуренции. Дамочка ещё та.

- Ты с ней знаком?

- Нуууу, можно и так сказать. Когда-то она пыталась попробовать меня на зубки, в итоге по ним и получила. Но не отстала, а начала активно привлекать к сотрудничеству - хотела завладеть хотя бы частью моей силы. Я не стал с ней даже разговаривать.

- Вон оно как. А я-то на первую встречу с Сабитой ползла на карачках, оставляя кровавый след. Потом, не контролируя себя, рассказала ей всё самое сокровенное. А для тебя она всего лишь «надоедливая дамочка»! Скажи, часто ты к кому-то приходишь вот так запросто, как ко мне?

- Нет, – серьёзно ответил Дэн, не отводя глаз.

- А почему…

- Потому, – перебил её бог, всем своим видом показывая, что больше ничего не скажет.

- Ладно, закрыли тему. И всё-таки, что мне делать с незваными гостями?

- А всё, что хочешь. Ты здесь полноправная хозяйка.

- Думаешь, они знают, кто создал этот мир?

- Скорее всего, нет. Иначе они не пришли бы сюда, а перехватили тебя в замке.

- Ты видишь их сейчас?

- Да. А ты разве нет?

- Нет. Я не могу одновременно смотреть и на них и на тебя. Мне надо выбирать что-то одно.

- Можешь, – возмутительно уверенно заявил Дэн. – Я научу. Подумай вот о чём: этот мир - малая часть тебя. Он песчинка – а ты целый океан, вместе с песчаным берегом, который к нему прилегает. Поняла? Поэтому нет особого труда в том, чтобы чувствовать его полностью. Запомни, здесь любое твоё желание – закон. Поверь старому богу, который невесть сколько миров создал и разрушил в своё время. У тебя не получается только потому, что ты большую часть сил тратишь на то… чтобы оставаться человеком. Вдумайся! Страх выйти за привычные рамки заставляет тебя оставаться слепой и глухой, ограничивая имеющуюся божественную мощь.

- Ты прав, Дэн. Я действительно боюсь расслабиться. Мне кажется, что если я перестану держать тело под контролем, то нечто, затаившееся внутри, разорвёт его на части.

- Посмотри на меня, – сурово и непреклонно заявил Дэн. Аида, не в силах сопротивляться мощи, исходящей от бога, заглянула в зелёные глаза и застыла, как околдованная.

- Освободись! – с силой приказал он.

Тело девушки прошила судорога. А в следующее мгновение она резко расширилась до пределов мира. И увидела.

… Как нежно перекатывает волны прозрачное озеро в глубине леса.

… Своё тело, стоящее напротив Дэна. И всё, что видят его глаза.

… Звёзды, удивительно близкие и наполненные жизнью.

… Мрачную чудовищную процессию, бредущую в глубине её леса, возглавляемую двумя людьми.

 

- Я вижу, Дэн. Неужели ты всегда находишься в таком состоянии?

- Не совсем. Я ещё больше. Поэтому ты видишь только моё тело, а меня всего тебе увидеть пока трудновато.

- Ничего себе… Это так удивительно! Однако, что же делать с чужаками?

- Ну, я бы для начала выяснил, в чём цель их миссии. Ты можешь спросить их об этом напрямую, конечно. Но у нас, богов, так не принято. Если бог унижается до личной беседы с пришедшими на его территорию просителями, это расценивается, как недостаток силы (за редким исключением). Лучше направить посланца или, на крайний случай, подслушать, о чём они разговаривают. Обычно люди не очень оригинальны и обсуждают как раз то, что с ними происходит.

- Ну, узнаю я их миссию. И что?

- А ничего. Исходя из этого, будешь обдумывать дальнейшие действия. Может они всего-то хотят задобрить нового бога и поднести тебе богатые дары. Чтобы сразу наладить хорошие отношения.

- А зачем это им налаживать со мной хорошие отношения?

- Затем! Открою тебе секрет, что дар творца бывает очень редко даже у богов. Создавать новые миры могут единицы! Короче, хватит разглагольствовать. Полетели, узнаем, что им от тебя надо.

С этими словами Дэн распался на сотни лунных зайчиков и исчез. Аида не стала медлить и последовала за ним. Ощущение удивительной мощи переполняло девушку, ей всё больше нравилось состояние богини. Для того, чтобы переместиться к незваным гостям, хватило одной мысли.

Наблюдая за чужаками из-за кустов, невидимая девушка не удержалась от соблазна в который раз проверить собственную силу.

Сидя у весело потрескивающего костра, чужаки наперегонки костерили очередное гнусное задание, которое подкинула им хозяйка, чёрт бы её побрал. Красноглазые твари при этом шныряли по кустам, несколько раз пройдя прямо сквозь Аиду.

В этот миг их костёр начал необъяснимо гаснуть. Только что он весело пожирал исправно подкидываемые дрова, а потом вдруг в один момент зачах. А в воздухе, как назло, ощутимо похолодало. Двух ругающихся мужчин пробрало до костей. В довершение всех бед, закрапал мелкий противный дождь.

- Что ты творишь? – шепнул Аиде ветер голосом Дэна. – Наиграться успеешь позже. Давай вначале узнаем, что им поручила эта выдра. А сейчас из их рта, кроме подсердечных проклятий, ничего ценного не доносится.

Девушка разочарованно вздохнула, но послушалась старшего товарища. Кроме того, ей льстило, что он отзывается о красивой и эффектной Сабите так пренебрежительно.

Дождик перестал также неожиданно, как и начался. Костёр после нескольких попыток зажёгся лучше прежнего. Прерванный было, разговор возобновился.

- … этого бога тут, кстати, может и не быть. Сотворил себе мир, а потом умчался по делам. Не будет же столь могущественное существо – на всякий случай Коршун добавил в голос льстивых ноток и украдкой глянул в небо - сидеть на месте и поджидать гостей!

- Есть он тут или нет, это уж не твоё дело, - высокомерно бросил второй без всякого уважения к сверхъестественным силам. - У меня есть инструкции и на тот и на другой случай. Даже лучше, если он отсутствует.

- Слушай граф, а если мы на переговоры пришли, зачем нам этих обезьян дали? Вдруг бог решит, что мы ему вызов бросаем?

- Не знаю, - неохотно признался его спутник. – Мне было сказано, что они сами сделают всё как надо.

- У них даже разума нет!

- Заткнись! – увлечённый своим главенствующим положением, граф не заметил, как опасно блеснули глаза Коршуна. – Тебе надо научиться слушать приказы и поменьше рассуждать!

Начальник замковой стражи молча поворошил костёр. А потом не удержался и добавил:

- А всё ж поесть я бы не отказался! Почему ты не распорядился собрать нам с собой еду?

- Настоящий солдат должен уметь переносить голод! – напыщенно произнёс «черноволосый хлыщ», как окрестил его Дэн.

- Ну ладно, - тяжело вздохнул Коршун. – Ты уж извини тогда. Видать, далеко мне до настоящего солдата. Я вот совершенно не умею переносить голод! – С этими словами хитрый вояка достал из своего походного мешка сало с сухарями и начал уплетать всю эту снедь под завистливым взглядом посрамлённого графа.

Аида, с удовольствием наблюдавшая забавную сцену, прыснула в кулак. Разговор на этом затух, и девушка решила, что пора бы уже предпринять ещё какие-то действия, чтобы ускорить процесс.

Только она подумала, что надо посоветоваться с Дэном, как ветер шепнул ей в ухо: «Я понял. Встречаемся на том же месте».

Появившаяся из воздуха Аида первым делом увидела Дэна, вальяжно развалившегося на пригорке.

- Что думаешь? – девушка беззастенчиво плюхнулась рядом. Пригорок смущённо расширился и постарался стать как можно более удобным.

- Ну, из их разговора можно понять только то, что они прибыли сюда с каким-то заданием. И, видимо, собираются управиться довольно быстро, раз не позаботились о припасах.

- Нда. Я-то рассчитывала выяснить что-то более существенное. Может им показать, что они замечены?

- Наоборот, лучше ничем себя не выдавать. Пусть почувствуют свободу! Слышала, этот сухощавый грач сказал, что так даже лучше?

- Но ведь это надолго!

- С чего ты взяла? Больше чем уверен - они постараются привлечь твоё внимание каким-нибудь способом. И, если ты не откликнешься на вызов, это и будет для них сигналом, что местный хозяин отсутствует.

- Ты такой умный, что я начинаю чувствовать собственную неполноценность, - с плохо скрываемым уважением проговорила Аида.

- Да уж, куда тебе до меня! – ехидно ответил ей Дэн.

Девушка, не желая, чтобы последнее слово осталось за ним, возмущённо пыхтя, столкнула его с пригорка и прыгнула сверху, надеясь застать врасплох.

Однако, долю секунды спустя, уже лежала на спине, придерживаемая железной рукой Дэна и вынужденная слушать неторопливую лекцию о том, что «необдуманные поступки часто приводят к обратному результату…»

В это время вдалеке полыхнуло. И огромный рыжий костёр взвился к небесам, разрезая плотный ночной воздух. Пользуясь своими новыми возможностями, девушка, не меняя положения тела, с высоты взглянула на источник пожара. Как и следовало ожидать, неподалеку от высоченного пламени стояли двое недавних гостей. Красноглазые чудовища подкапывали и выдирали из земли стволы деревьев и энергично подтаскивали к костру, заставляя его полыхать ещё жарче. Бедные деревья вздыхали и стонали, пожираемые немилосердным пламенем.

- Я убью их! – ярость застелила Аиде глаза, и она рванулась всем телом, забыв о своей божественной силе. Дэн едва успел удержать её.

- Подожди! Сначала необходимо узнать, что именно они хотят от твоего мира. Сабита хитра и далеко не безобидна. Твой порыв может обойтись нам очень дорого!

- Нам? Но ведь это мой мир! Как они смеют уничтожать его, жечь мои деревья? Я не могу позволить…

Повинуясь настроению Аиды, огромная луна стала отливать красным, злой ветер пронёсся по поляне. Дэн вздохнул и снизу вверх посмотрел в глаза разъярённой девушки. Его дыхание было так близко, что обдавало её лицо теплом.

- Я понимаю. Но если ты действительно хочешь защитить мир, нужно сдержаться, – прошептал бог.

- Но как, Дэн? – тихо сказала Аида. - Как я могу сдержаться? Я чувствую себя предателем, позволяя им творить такое.

- Я знаю это чувство. Мне приходилось переживать его. Веришь? – горящий взгляд бога пронизывал до костей.

- Верю. Я… постараюсь.

- Я сам с ними поквитаюсь, хочешь? – перебил её Дэн. – У меня большой опыт по части возмездий. Иногда даже хочется, чтобы он был чуть поменьше. Знаешь, как это отвратительно, смотреть на человека и видеть в подробностях все его прошлые прегрешения? А потом ещё придумывать ему соответствующее наказание!

- Прости меня, Дэн. Конечно, ты прав. А я веду себя как несдержанная маленькая девочка.

Он улыбнулся.

- Ладно, маленькая девочка. Пойдём, наваляем большим дядькам? Осталось уже недолго. Как только выясним, что им надо, можно будет дать волю чувствам.

Они переглянулись и в тот же миг оказались неподалеку от огромного костра, который постепенно догорал, отбрасывая искры.

- Пойдём поближе, – сказал Дэн, даже не заботясь о том, чтобы понизить голос. – Они нас всё равно не увидят и не услышат, пока мы сами не захотим.

Друзья неспеша подошли поближе и встали рядом с ничего не подозревающими мужчинами, которые в это время вели интересный разговор.

- А ты уверен, граф, что этого достаточно, чтобы выманить бога из его убежища?

- Конечно достаточно, болван! Если бы он был тут, то незамедлительно проявил бы своё присутствие. Мы же, можно сказать, подпалили кожу его ребёнку.

- Вот тварь! – невольно вырвалось у Аиды. Но, как и предсказывал Дэн, девушку не услышали.

- Да уж, скотское сравнение, - кивнул он, нахмурившись.

Тем временем, Коршун заметил:

- А если бы он не стал разбираться, а сразу шарахнул нас молнией? Не слишком ли глупо было именно так привлекать его внимание?

- Всё продумано! Если бы он пожелал наказать тех, кто дерзнул жечь его лес, пострадали бы только эти красноглазые обезьяны. Мы же с тобой вообще стояли в стороне и не участвовали в этом возмутительном действе. А явись он сюда лично, наверняка сначала решил бы выяснить, какого чёрта тут происходит.

- Вот я и пришла выяснить, – горько сказала Аида. – А толку?

 И опять её никто, кроме Дэна, не услышал.

- Значит, тут никого нет?

- Конечно, нет! Но с нашей миссией затягивать не стоит, вдруг хозяин этих мест вот-вот нагрянет. Ох и силища у него, должно быть! Запустить сердце нового мира, это тебе не подмышку чесать!

Дэн ощутимо вздрогнул. По поляне прошёл ветер. Верхушки деревьев начали зловеще покачиваться взад-вперёд. Луна засияла нестерпимо ярким светом.

- Эй…Эй… Дэн! Подожди! Нам же надо выяснить сначала, что им нужно!

- Я выяснил, – голос бога загрохотал, он поднял голову и посмотрел на Аиду. От неожиданности девушка отшатнулась. Слишком, нестерпимо, яркие глаза, в которых отражалось зарождение и разрушение целых Вселенных, они были как никогда опасны. На Аиду смотрело само возмездие, яростное и неумолимое. – Им нужно сердце этого мира.

- Дэн, Дэн! Ты чего завёлся-то так? Что это за сердце? Ты уверен в этом? Мы же не дадим им достигнуть желаемого, да? Это что-то очень страшное? Да что же ты не отвечаешь? – Аида, не делая даже крошечной паузы в словах, трясла Дэна за плечи. Его неожиданная вспышка потрясла богиню и она, не придумав ничего лучше, вела себя как простая испуганная девчонка. Как ни странно, это сработало. Дэн расслабился и слегка улыбнулся.

- Ладно, не суетись. Я в норме. У каждого мира есть своё сердце – средоточие его жизни. Когда мир только создан, сердце ещё горячее и мягкое. Потом оно постепенно остывает и твердеет. Если успеть взять хотя бы часть мягкого молодого сердца, то мир значительно ослабнет, а его создатель испытает сильную боль, как физическую, так и душевную. Зато тот, кто завладеет этим кусочком, обретёт часть силы творца. А это, при грамотном подходе, даст ему возможность потягаться даже с некоторыми богами. Кроме того, он сможет в какой-то мере управлять этим миром, изменять его по собственному желанию.

- Ужас-то какой! Что ж ты мне раньше-то не рассказал? Это ж получается, сотворил мир и сиди, охраняй его, пока сердце не затвердеет, так?

- Ну, вообще-то, не обязательно. Новые миры появляются очень редко, и как Сабита вообще отследила его появление, для меня загадка. Да и до сердца мира добраться невероятно сложно. Во-первых, его ещё найти надо, оно может быть где угодно. Во-вторых, сам мир будет защищать своё сердце всеми возможными способами. В любом другом случае я бы не беспокоился, но Сабита… как ни крути, она достаточно умна для того, чтобы растрачивать свои ресурсы понапрасну.

- Ну ладно, это всё понятно. Но почему ты так завёлся, я не понимаю? Я чуть не сгорела под твоим огненным взглядом. Мы ведь итак не ждали от гостей ничего хорошего!

- Просто… однажды я тоже пережил это. Сделать такое может только законченный подонок. Забирая часть сердца, он высасывает жизненные соки мира. Видела когда-нибудь, как прекрасная цветущая поляна превращается в высушенную пустыню с растрескавшейся землей? А ты при этом корчишься в ужасных муках, пожираемый внутренним огнём? Я потом им всем отомстил. Но рана осталась. И когда я понял, зачем пришли эти твои гости… - глаза Дэна снова начали сверкать.

- Всё-всё! Успокойся! А то я тебя боюсь.

Пока они разговаривали, двое мужчин, сопровождаемых армией страшных красноглазых полулюдей, углубились ещё дальше в лес. Аида и Дэн, переглянувшись, в тот же миг оказались рядом. Девушка отметила, что у неё это получается всё проще и быстрее.

Теперь компания стояла на небольшом пригорке с серебрящейся в лунном свете травой.

- Ну что, начнем! – скомандовал граф. – Копай яму!

- Зачем это? – подозрительно поинтересовался Коршун.

- Я сказал, копай! И без лишних вопросов!



ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2] [3]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама
оборудование переработки птичьего помета