классические произведения - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: классические произведения

Шекспир Уильям  -  Сон в летнюю ночь


Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]




ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

     Тезей, герцог Афинский.
     Эгей, отец Гермии.

     Лизандр
              } влюбленные  в Гермию.
     Деметрий

     Филострат, распорядитель увеселений при дворе Тезея
     Пигва, плотник.
     Миляга, столяр.
     Основа, ткач.
     Дудка, починщик раздувальных мехов.
     Рыло, медник.
     Заморыш, портной.
     Ипполита, царица амазонок, обрученная с Тезеем.
     Гермия, влюбленная в Лизандра.
     Елена, влюбленная в Деметрия.
     Оберон, царь фей и эльфов.
     Титания, царица фей и эльфов.
     Пэк, или Добрый Малый Робин, маленький эльф.

     Душистый Горошек                |
     Паутинка                        |
     Мотылек                         }   эльфы.
     Горчичное Зерно                 |

     Феи и эльфы, покорные Оберону и Титании, свита. 

                Место действия - Афины и лес поблизости.

АКТ I 

СЦЕНА 1

                          Афины, дворец Тезея.
               Входят Тезей, Ипполита, Филострат и свита.

                                 Тезей

                  Прекрасная, наш брачный час все ближе:
                  Четыре дня счастливых - новый месяц
                  Нам приведут. Но ах, как медлит старый!
                  Стоит он на пути к моим желаньям,
                  Как мачеха иль старая вдова,
                  Что юноши доходы заедает.

                                Ипполита

                  Четыре дня в ночах потонут быстро;
                  Четыре ночи в снах так быстро канут...
                  И полумесяц - лук из серебра,
                  Натянутый на небе, - озарит
                  Ночь нашей свадьбы!

                                 Тезей

                                      Филострат, ступай!
                  Расшевели всю молодежь в Афинах
                  И резвый дух веселья пробуди.
                  Печаль для похорон пусть остается:
                  Нам на пиру не нужно бледной гостьи.

                           Филострат уходит.

                                 Тезей

                  Тебя мечом я добыл, Ипполита,;
                  Угрозами любви твоей добился,
                  Но свадьбу я в ином ключе сыграю:
                  Торжественно, и весело, и пышно!

                Входят Эгей, Гермия, Лизандр и Деметрий.

                                  Эгей

                  Будь счастлив, славный герцог наш Тезей!

                                 Тезей

                  Благодарю тебя, Эгей! Что скажешь?

                                  Эгей

                  Я в огорченье, с жалобой к тебе
                  На Гермию - да, на родную дочь! -
                  Деметрий, подойди! - Мой государь,
                  Вот тот, кому хотел отдать я дочь. -
                  Лизандр, и ты приблизься! - Государь мой!
                  А этот вот околдовал ей сердце. -
                  Ты, ты, Лизандр! Ты ей писал стихи,
                  Залогами любви менялся с ней,
                  Под окнами ее при лунном свете
                  Притворно пел любви притворной песни!
                  Ты в ход пускал, чтобы пленить ей сердце,
                  Браслеты, кольца из волос, конфеты,
                  Цветы, безделки, побрякушки - все,
                  Что юности неискушенной мило!
                  Коварством ты ее любовь похитил,
                  Ты послушанье, должное отцу,
                  В упрямство злое превратил! - Так если
                  Она при вас, мой государь, не даст
                  Согласия Деметрию, взываю
                  К старинному афинскому закону:
                  Раз дочь моя, могу всецело ею
                  Располагать; а я решил: Деметрий
                  Или - как предусмотрено законом
                  В подобных случаях - немедля смерть!

                                 Тезей

                    Ну, Гермия, прекрасная девица,
                    Что скажешь ты? Обдумай хорошенько.
                    Отца должна считать ты как бы богом:
                    Он создал красоту твою, и ты
                    Им отлитая восковая форма;
                    Ее оставить иль разбить - он вправе.
                    Деметрий - человек вполне достойный.

                                   Гермия

                    Лизандр мой - также.

                                   Тезей

                                          Да, сам по себе;
                    Но если твой отец не за него,
                    То, значит, тот достойней.

                                   Гермия


                                                Как бы я
                    Хотела, чтоб отец смотрел моими
                    Глазами!

                                   Тезей

                             Нет! Скорей твои глаза
                    Должны его сужденью подчиняться.

                                   Гермия

                    Простите, ваша светлость, умоляю.
                    Сама не знаю, где нашла я смелость,
                    И можно ли, не оскорбляя скромность,
                    При всех мне так свободно говорить.
                    Но заклинаю, мне узнать позвольте:
                    Что самое плохое предстоит мне,
                    Когда я за Деметрия не выйду?

                                   Тезей

                    Что? Смерть! Иль отречение навеки
                    От общества мужчин. Вот почему,
                    О Гермия, проверь себя. Подумай:
                    Ты молода... Свою спроси ты душу,
                    Когда пойдешь против отцовской воли:
                    Способна ль ты надеть наряд монашки,
                    Навек быть заключенной в монастырь,
                    Всю жизнь прожить монахиней бесплодной
                    И грустно петь луне холодной гимны?
                    Стократ блажен, кто кровь свою смиряет,
                    Чтоб на земле путь девственный свершить;
                    Но роза, в благовонье растворясь,
                    Счастливей той, что на кусте невинном
                    Цветет, живет, умрет - все одинокой!

                                   Гермия

                    Так я цвести, и жить, и умереть
                    Хочу скорей, чем девичьи права
                    Отдать ему во власть! Его ярму
                    Душа моя не хочет покориться.

                                   Тезей

                    Обдумай, Гермия! В день новолунья
                    (В день, что меня с моей любовью свяжет
                    На вечное содружество) должна
                    Ты быть готова: или умереть
                    За нарушение отцовской воли,
                    Иль обвенчаться с тем, кого он выбрал,
                    Иль дать навек у алтаря Дианы
                    Обет безбрачья и суровой жизни.

                                  Деметрий

                    Смягчись, о Гермия! - А ты, Лизандр,
                    Моим правам бесспорным уступи.

                                  Лизандр

                    Деметрий, раз отец тебя так любит,
                    Отдай мне дочь, а сам женись на нем!

                                    Эгей

                    Насмешник дерзкий! Да, любовь отца -
                    За ним и с ней все то, чем я владею.
                    Но дочь - моя, и все права над нею
                    Я отдаю Деметрию сполна!

                                  Лизандр

                    Но, государь, с ним равен я рожденьем
                    Да и богатством; я люблю сильней;
                    По положенью я ничем не ниже,
                    Скорее даже выше, чем Деметрий;
                    А главное - что превышает все -
                    Я Гермией прекрасною любим!
                    К чему ж от прав моих мне отрекаться?
                    Деметрий - да, скажу ему в лицо -
                    В Елену, дочь Недара, был влюблен.
                    Ее увлек он. Нежная Елена
                    Непостоянного безумно любит,
                    Боготворит пустого человека!

                                   Тезей

                    Признаться, я кой-что об этом слышал
                    И даже думал с ним потолковать;
                    Но, занятый важнейшими делами,
                    Забыл о том. - Иди со мной, Деметрий,
                    И ты, Эгей! Со мной идите оба,
                    И мы найдем, о чем поговорить! -
                    Ты ж, Гермия, старайся подчинить
                    Свои мечты желанию отца,
                    Не то предаст тебя закон афинский
                    (Которого мы изменить не в силах)
                    На смерть или на вечное безбрачье. -
                    Ну, Ипполита... Что, любовь моя?
                    Идем...- Деметрий и Эгей - за мною.
                    Я поручу вам кое-что устроить
                    К торжественному дню и потолкую
                    О том, что вас касается обоих.

                                    Эгей

                    Исполнить долг наш рады мы всегда.

              Тезей, Ипполита, Эгей, Деметрий и свита уходят.

                                  Лизандр

                    Ну что, моя любовь? Как бледны щеки!
                    Как быстро вдруг на них увяли розы!

                                   Гермия

                    Не оттого ль, что нет дождя, который
                    Из бури глаз моих легко добыть.

                                  Лизандр

                    Увы! Я никогда еще не слышал
                    И не читал - в истории ли, в сказке ль, -
                    Чтоб гладким был путь истинной любви.
                    Но - или разница в происхожденье...

                                   Гермия

                    О горе! Высшему - плениться низшей!..

                                  Лизандр

                    Или различье в летах...

                                   Гермия

                                             О насмешка!
                    Быть слишком старым для невесты юной!

                                  Лизандр

                    Иль выбор близких и друзей...

                                   Гермия
                                                  О мука!
                    Но как любить по выбору чужому?

                                  Лизандр

                    А если выбор всем хорош, - война,
                    Болезнь иль смерть всегда грозят любви
                    И делают ее, как звук, мгновенной,
                    Как тень, летучей и, как сон, короткой.
                    Так молния, блеснув во мраке ночи,
                    Разверзнет гневно небеса и землю,
                    И раньше, чем воскликнем мы: "Смотри!" -
                    Ее уже поглотит бездна мрака -
                    Все яркое так быстро исчезает.

                                   Гермия

                    Но если для влюбленных неизбежно
                    Страданье и таков закон судьбы,
                    Так будем в испытаньях терпеливы:
                    Ведь это для любви обычной крест,
                    Приличный ей, - мечты, томленья, слезы,
                    Желанья, сны - любви несчастной свита!

                                  Лизандр

                    Да, ты права... Но, Гермия, послушай:
                    Есть тетка у меня. Она вдова,
                    Богатая, бездетная притом.
                    Живет отсюда милях так в семи.
                    Так вот: она меня как сына любит!
                    Там, Гермия, мы можем обвенчаться.
                    Жестокие афинские законы
                    Там не найдут нас. Если правда любишь,
                    Ты завтра в ночь уйди тайком из дома.
                    В лесу, в трех милях от Афин, в том месте,
                    Где встретил вас с Еленой (вы пришли
                    Свершать обряды майским утром, помнишь?),
                    Тебя я буду ждать.

                                   Гермия

                                        О мой Лизандр!
                    Клянусь крепчайшим луком Купидона,
                    Его стрелою лучшей, золотой,
                    Венериных голубок чистотой,
                    Огнем, в который бросилась Дидона,
                    Когда троянец поднял паруса, -
                    Всем, чем любовь связуют небеса,
                    Тьмой клятв мужских, нарушенных безбожно
                    (В чем женщинам догнать их невозможно),
                    Клянусь: в лесу, указанном тобой,
                    Я буду завтра ночью, милый мой!

                               Входит Елена.

                                  Лизандр

                    Ты сдержишь клятву... Но смотри - Елена!

                                   Гермия

                    Привет! Куда идешь, мой друг прекрасный?

                                   Елена

                    Прекрасна - я? О, не шути напрасно.
                    Твоя краса Деметрия пленяет,
                    Счастливица! Твой взор ему сияет
                    Светлей, чем звезды, голос твой милей,
                    Чем жаворонка песнь среди полей...
                    Будь красота прилипчивый недуг -
                    Я б заразилась у тебя, мой друг!
                    Переняла бы у тебя украдкой
                    И блеск очей, и нежность речи сладкой...
                    Будь мой весь мир - Деметрия скорей
                    Взяла б себе я; всем другим - владей!
                    Но научи меня: каким искусством
                    Деметрия ты завладела чувством?

                                   Гермия

                    Я хмурю бровь - он любит все сильней.

                                   Елена

                    Такую власть - улыбке бы моей!

                                   Гермия

                    Кляну его - в нем только ярче пламя!

                                   Елена

                    О, если б мне смягчить его мольбами!

                                   Гермия

                    Чем жестче я, тем он нежней со мной!

                                   Елена

                    Чем я нежней, тем жестче он со мной!

                                   Гермия

                    В его безумье - не моя вина.

                                   Елена

                    Твоей красы! О, будь моей, вина!

                                   Гермия

                    Я больше с ним не встречусь: не страдай.
                    Мы навсегда покинем этот край!
                    Пока я здесь жила, любви не зная,
                    Афины мне казались лучше рая...
                    И вот - любовь! Чем хороша она,
                    Когда из рая сделать ад вольна?

                                  Лизандр

                    Елена, друг, открою все тебе я:
                    Назавтра в ночь, едва узрит Фебея
                    Свой лик сребристый в зеркале речном,
                    Камыш усыпав жидким жемчугом, -
                    В час, что влюбленных тайны бережет,
                    Мы выйдем с ней из городских ворот.

                                   Гермия

                    В лесу, где часто, лежа меж цветами,
                    Делились мы девичьими мечтами,
                    Лизандр мой должен встретиться со мной,
                    И мы покинем город наш родной,
                    Ища иных друзей, иного круга.
                    Прощай же, детских игр моих подруга!
                    Прошу, о нашей помолись судьбе,
                    И бог пошли Деметрия тебе. -
                    Так помни уговор, Лизандр: до ночи
                    Должны поститься будут наши очи.

                                  Лизандр

                    Да, Гермия моя...

                               Гермия уходит.

                                       Прощай, Елена!
                    Деметрия любви тебе желаю.
                                 (Уходит.)

                                   Елена

                    Как счастлива одна в ущерб другой!
                    В Афинах с ней равна я красотой...
                    Что из того? Он слеп к моей красе:
                    Не хочет знать того, что знают все.
                    Он в заблужденье, Гермией плененный;
                    Я - также, им любуясь ослепленно.
                    Любовь способна низкое прощать
                    И в доблести пороки превращать
                    И не глазами - сердцем выбирает:
                    За то ее слепой изображают.
                    Ей с здравым смыслом примириться трудно.
                    Без глаз - и крылья: символ безрассудной
                    Поспешности!.. Ее зовут - дитя;
                    Ведь обмануть легко ее шутя.
                    И как в игре божатся мальчуганы,
                    Так ей легки и нипочем обманы.
                    Пока он не был Гермией пленен,
                    То градом клятв в любви мне клялся он;
                    Но лишь от Гермии дохнуло жаром -
                    Растаял град, а с ним все клятвы даром.
                    Пойду, ему их замыслы открою:
                    Он, верно, в лес пойдет ночной порою;
                    И если благодарность получу,
                    Я дорого за это заплачу.
                    Но мне в моей тоске и это много -
                    С ним вместе в лес и из лесу дорога!
                                 (Уходит.)

СЦЕНА 2

                          Афины. Комната в хижине.
            Входят Пигва, Миляга, Основа, Дудка, Рыло и Заморыш.

                                   Пигва

     Вся ли наша компания в сборе?

                                   Основа

     А ты лучше сделай перекличку: вызови нас всех по списку.

                                   Пигва

     Вот  список  с  именами всех, кого нашли мало-мальски пригодными, чтобы
представить  нашу  интермедию  перед герцогом и герцогиней вечером в день их
бракосочетанья.

                                   Основа

     Прежде  всего,  добрейший  Питер Пигва, скажи нам, в чем состоит пьеса,
потом прочти имена актеров - так и дойдешь до точки!

                                   Пигва

     Правильно! Пьеса наша - "Прежалостная комедия и весьма жестокая кончина
Пирама и Фисбы".

                                   Основа

     Превосходная  штучка,  заверяю  вас словом, и превеселая! Ну, добрейший
Питер  Пигва,  теперь  вызови  всех актеров по списку. Граждане, стройтесь в
ряд!

                                   Пигва

     Отвечайте по вызову!.. Ник Основа!

                                   Основа

     Есть! Назови мою роль и продолжай перекличку.

                                   Пигва

     Тебя, Ник Основа, наметили на Пирама.

                                   Основа

     Что такое Пирам? Любовник или злодей?

                                   Пигва

     Любовник, который предоблестно убивает себя из-за любви.

                                   Основа

     Ага!  Значит,  тут  требуются слезы, чтобы сыграть его как следует. Ну,
если  я  возьмусь  за  эту  роль  -  готовь, публика, носовые платки! Я бурю
подниму...  Я в некоторой степени сокрушаться буду... Но, сказать по правде,
главное  мое  призвание - роли злодеев. Еркулеса я бы на редкость сыграл или
вообще такую роль, чтобы землю грызть и все кругом в щепки разносить!
                              Послышится рев,
                              Удары бойцов -
                              И рухнет засов
                              Жестокой темницы.
                              А Фиб, светлый бог,
                              Далек и высок,
                              Изменит злой рок
                              Со своей колесницы!
Каково это было? Отменно, а? Ну, вызывай других актеров. Вот вам была манера
Еркулеса, характер злодея; любовник - куда слезоточивее.

                                   Пигва

     Френсис Дудка, починщик раздувальных мехов.

                                   Дудка

     Есть, Питер Пигва!

                                   Пигва

     Ты должен взять на себя роль Фисбы.

                                   Дудка

     А кто это будет Фисба? Странствующий рыцарь?

                                   Пигва

     Нет, это дама, в которую влюблен Пирам.

                                   Дудка

     Нет,  честью  прошу,  не заставляйте меня играть женщину: у меня борода
пробивается!

                                   Пигва

     Ничего не значит; можешь играть в маске и будешь пищать самым тоненьким
голоском.

                                   Основа

     А!  Если  можно  играть в маске - давайте, я вам и Фисбу сыграю: я могу
говорить чудовищно тоненьким голосом. "Твоя, твоя... Ах, Пирам, мой любовник
дорогой! Я твоя Фисба дорогая, я твоя дама дорогая!"

                                   Пигва

     Нет! Нет! Ты должен играть Пирама, а ты, Дудка, - Фисбу.

                                   Основа

     Ну ладно. Валяй дальше!

                                   Пигва

     Робин Заморыш, портной!

                                  Заморыш

     Есть, Питер Пигва!

                                   Пигва

     Заморыш, ты будешь играть мать Фисбы.- Томас Рыло, медник!

                                    Рыло

     Есть, Питер Пигва!

                                   Пигва

     Ты  -  Пирамов  отец.  Я  сыграю  Фисбина  отца.  -  Миляга, столяр, ты
получаешь роль Льва. Ну вот, надеюсь, что пьеса расходится у нас прекрасно.

                                   Миляга

     А  у  вас роль Льва переписана? Вы мне теперь же ее дадите, а то у меня
память очень туга на ученье.

                                   Пигва

     Тут и учить-то нечего, и так сыграешь: тебе придется только рычать.

                                   Основа

     Давайте  я  вам  и  Льва  сыграю!  Я  так буду рычать, что у вас сердце
радоваться  будет;  я так буду рычать, что сам герцог обязательно скажет: "А
ну-ка, пусть его еще порычит, пусть еще порычит!"

                                   Пигва

     Ну,  если  ты  будешь так страшно рычать, ты, пожалуй, герцогиню и всех
дам  насмерть  перепугаешь;  они тоже завопят, а этого будет довольно, чтобы
нас всех перевешали!

                                    Все

     Да, да, перевешают всех до одного!

                                   Основа

     Это я с вами, друзья, согласен, что если мы настращаем дам, так лучшего
ничего  не  придумают, как нас всех вздернуть. Но я сумею так переделать мой
голос,  что  буду рычать нежно, что твой птенчик-голубенок; буду вам рычать,
что твой соловушка!

                                   Пигва

     Никакой  тебе  роли  нельзя  играть,  кроме  Пирама, потому что Пирам -
красивый молодец, как раз такой настоящий мужчина во цвете лет, первосортный
мужчина,  благовоспитанный,  с  манерами, ну, словом, точь-в-точь такой, как
ты... Тебе только и играть Пирама.

                                   Основа

     Ладно, согласен, беру роль. А в какой бороде мне ее играть?

                                   Пигва

     Да в какой хочешь.

                                   Основа

     Ладно.  Я  вам  его  представлю в бороде соломенного цвета. Или лучше в
оранжево-бурой?  Или  в  пурпурово-рыжей? Или, может быть, цвета французской
короны - чисто желтого цвета?

                                   Пигва

     У  некоторых  французских  корон  и вовсе никаких волос нет, и придется
тебе  играть  с  голой физиономией... - Ну, граждане, вот вам ваши роли, и я
прошу  вас,  умоляю вас и заклинаю вас - вызубрить их наизусть к завтрашнему
вечеру.  А вечером приходите в дворцовый лес, в одной миле от города: там мы
при лунном свете устроим репетицию. А то, если будем собираться в городе, об
этом  пронюхают  и  выболтают  нашу  затею.  А  пока  что  я составлю список
бутафории, которая нам нужна для пьесы. И прошу вас - не подведите меня.

                                   Основа

     Придем  обязательно.  Там  можно  будет  репетировать,  как  говорится,
бесцеремоннее,  вольнее. Постарайтесь, не ударьте в грязь лицом! Пока будьте
здоровы!

                                   Пигва

     Встреча - у герцогского дуба.

                                   Основа

     Ладно. Хоть удавитесь, а будьте на месте.

                                  Уходят.


АКТ II 

СЦЕНА 1

                          Лес поблизости от Афин.
                   Появляются с разных сторон фея и Пэк.

                                    Пэк

                    А, фея! Здравствуй! А куда твой путь?

                                    Фея

                    Над холмами, над долами,
                    Сквозь терновник, по кустам,
                    Над водами, через пламя
                    Я блуждаю тут и там!
                    Я лечу луны быстрей,
                    Я служу царице фей,
                    Круг в траве кроплю росой.
                    Буквицы - ее конвой.
                    Видишь золотой наряд?
                    Пятнышки на нем горят:
                    То рубины, цвет царицы, -
                    В них весь аромат таится.
                    Для буквиц мне запас росинок нужен -
                    Вдеть каждой в ушки серьги из жемчужин.
                    Прощай, дух-увалень! Лечу вперед.
                    Сюда ж царица с эльфами придет.

                                    Пэк

                    Мой царь здесь ночью будет веселиться, -
                    Смотри, чтоб с ним не встретилась царица!
                    Он на нее взбешен, разгневан - страх!
                    Из-за ребенка, что при ней в пажах
                    (Похищен у индийского султана).
                    Она балует, рядит мальчугана,)
                    А Оберон-ревнивец хочет взять
                    Его себе, чтоб с ним в лесах блуждать.
                    Царица же всю радость видит в нем,
                    Не отдает! С тех пор лишь над ручьем,
                    На озаренной светом звезд полянке
                    Они сойдутся - вмиг за перебранки,
                    Да так, что эльфы все со страху - прочь,
                    Залезут в желудь и дрожат всю ночь!

                                    Фея

                    Да ты... не ошибаюсь я, пожалуй:
                    Повадки, вид... ты - Добрый Малый Робин?
                    Тот, кто пугает сельских рукодельниц,
                    Ломает им и портит ручки мельниц,
                    Мешает масло сбить исподтишка,
                    То сливки поснимает с молока,
                    То забродить дрожжам мешает в браге,
                    То ночью водит путников в овраге;
                    Но если кто зовет его дружком -
                    Тем помогает, счастье вносит в дом.
                    Ты - Пэк?

                                    Пэк

                    Ну да, я - Добрый Малый Робин,
                    Веселый дух, ночной бродяга шалый.
                    В шутах у Оберона я служу...
                    То перед сытым жеребцом заржу?
                    Как кобылица; то еще дурачусь:
                    Вдруг яблоком печеным в кружку спрячусь,
                    И лишь сберется кумушка хлебнуть,
                    Оттуда я к ней в губы - скок! И грудь
                    Обвислую всю окачу ей пивом.
                    Иль тетке, что ведет рассказ плаксиво,
                    Трехногим стулом покажусь в углу:
                    Вдруг выскользну - тррах! - тетка на полу.
                    Ну кашлять, ну вопить! Пойдет потеха!
                    Все умирают, лопаясь от смеха,
                    И, за бока держась, твердит весь хор,
                    Что не смеялись так до этих пор...
                    Но, фея, прочь! Вот царь. Ступай отсюда.

                                    Фея

                    А вот она! Ах, не было бы худо!

          Входят с одной стороны Оберон со своей свитой, с другой
                             Титания со своей.

                                   Оберон

                    Не в добрый час я при сиянье лунном
                    Надменную Титанию встречаю.

                                  Титания

                    Как, это ты, ревнивец Оберон? -
                    Летимте, эльфы, прочь! Я отрекаюсь
                    От общества и ложа Оберона.

                                   Оберон

                    Постой, негодная! Не я ль супруг твой?

                                  Титания

                    Так, я - твоя супруга! Но я знаю,
                    Как ты тайком волшебный край покинул
                    И в образе Корина на свирели
                    Играл весь день и пел стихи любви
                    Филлиде нежной. А зачем ты здесь?
                    Из дальней Индии затем явился,
                    Что дерзкую любовницу твою,
                    В котурнах амазонку, нынче в жены
                    Берет Тезей, и хочешь ты их ложу
                    И счастие и радость даровать?

                                   Оберон

                    Стыдись, стыдись, Титания! Тебе ли
                    Меня за Ипполиту упрекать?
                    Я знаю ведь твою любовь к Тезею!
                    Не ты ль его в мерцанье звездной ночи
                    От бедной Перигены увела?
                    Не для тебя ль безжалостно он бросил
                    Эгмею, Ариадну, Антиопу?

                                  Титания

                    Все измышленья ревности твоей!
                    Уж с середины лета мы не можем
                    Сойтись в лугах, в лесу, у шумной речки,
                    У камнем обнесенного ключа,
                    На золотом песке, омытом морем,
                    Водить круги под свист и песни ветра,
                    Чтоб криком не мешал ты нашим играм!
                    И ветры нам напрасно пели песни.
                    В отместку подняли они из моря
                    Зловредные туманы. Те дождем
                    На землю пали. Реки рассердились
                    И вышли, возгордясь, из берегов.
                    С тех пор напрасно тянет вол ярмо,
                    Напрасно пахарь льет свой пот: хлеба
                    Сгнивают, усиков не отрастив.
                    Пусты загоны в залитых полях,
                    От падали вороны разжирели...
                    Грязь занесла следы веселых игр;
                    Тропинок нет в зеленых лабиринтах:
                    Зарос их след, и не найти его!
                    Уж смертные зимы скорее просят;
                    Не слышно песен по ночам у них...
                    И вот луна, властительница вод,
                    Бледна от гнева, воздух весь омыла
                    И ревматизмы всюду развела.
                    Мешаются все времена в смятенье:
                    И падает седоголовый иней
                    К пунцовой розе в свежие объятья;
                    Зато к короне ледяной зимы
                    Венок душистый из бутонов летних
                    В насмешку прикреплен. Весна, и лето,
                    Рождающая осень, и зима
                    Меняются нарядом, и не может
                    Мир изумленный различить времен!
                    Но бедствия такие появились
                    Все из-за наших ссор и несогласий:
                    Мы - их причина, мы их создаем.

                                   Оберон

                    В твоих руках все изменить: к чему
                    Титания перечит Оберону?
                    Ведь я прошу немногого: отдай
                    Ты мальчика в пажи мне!

                                  Титания

                                            Будь спокоен:
                    За весь твой край волшебный не отдам!
                    Ведь мать его была моею жрицей!
                    С ней в пряном воздухе ночей индийских
                    На золотых нептуновых песках
                    Сидели часто мы, суда считая.
                    Смеялись с ней, смотря, как паруса,
                    Беременные ветром, надувались...
                    Она шутя им мило подражала
                    (В то время тяжела она была
                    Моим любимцем) и плыла, как будто
                    С какой-нибудь безделкой возвращаясь
                    Ко мне, как бы из плаванья с товаром...
                    Но смертною была моя подруга,
                    И этот мальчик стоил жизни ей.
                    Любя ее, ребенка я взлелею;
                    Любя ее, я не отдам его!

                                   Оберон

                    Как долго ты пробудешь здесь в лесу?

                                  Титания

                    Должно быть, до венчания Тезея.
                    Коль хочешь с нами мирно танцевать
                    И веселиться при луне - останься.
                    Коль нет - ступай, и я уйду подальше.

                                   Оберон

                    Отдай ребенка, я пойду с тобой!

                                  Титания

                    Ни за волшебный край! - За мною, эльфы!
                    Коль не уйду - поссоримся навек.

                         Титания и ее свита уходят.

                                   Оберон

                    Иди! Ты не уйдешь из леса раньше,
                    Чем за обиду я не отомщу. -
                    Мой милый Пэк, поди сюда! Ты помнишь"
                    Как слушал я у моря песнь сирены,
                    Взобравшейся к дельфину на хребет?
                    Так сладостны и гармоничны были
                    Те звуки, что сам грубый океан
                    Учтиво стихнул, внемля этой песне,
                    А звезды, как безумные, срывались
                    С своих высот, чтоб слушать песнь...

                                    Пэк

                                                          Я помню!

                                   Оберон

                    В тот миг я увидал (хоть ты не видел):
                    Между луной холодной и землею
                    Летел вооруженный Купидон.
                    В царящую на Западе Весталку
                    Он целился и так пустил стрелу,
                    Что тысячи сердец пронзить бы мог!
                    Но огненная стрелка вдруг погасла
                    Во влажности лучей луны невинной,
                    А царственная жрица удалилась
                    В раздумье девственном, чужда любви.
                    Но видел я, куда стрела упала:
                    На Западе есть маленький цветок;
                    Из белого он алым стал от раны!
                    "Любовью в праздности" его зовут.
                    Найди его! Как он растет, ты знаешь...
                    И если соком этого цветка
                    Мы смажем веки спящему, - проснувшись,
                    Он в первое живое существо,
                    Что он увидит, влюбится безумно.
                    Найди цветок и возвратись скорее,
                    Чем милю проплывет Левиафан.

                                    Пэк

                    Весь шар земной готов я облететь
                    За полчаса.
                                (Исчезает.)

                                   Оберон

                                 Добывши этот сок,
                    Титанию застигну спящей я,
                    В глаза ей брызну жидкостью волшебной,
                    И первый, на кого она посмотрит,
                    Проснувшись, - будь то лев, медведь, иль волк,
                    Иль бык, иль хлопотливая мартышка, -
                    За ним она душою устремится,
                    И раньше, чем с нее сниму я чары
                    (Что я могу другой травою сделать),
                    Она сама мне мальчика отдаст!
                    Но кто сюда идет? Я невидимкой
                    Могу подслушать смертных разговор.

                   Входит Деметрий; Елена следует за ним.

                                  Деметрий

                    Я не люблю тебя! Оставь меня!
                    Ну, где же Гермия и где Лизандр?
                    Хочу убить его, - убит я ею!
                    Сказала ты: они бежали в лес...
                    Ну вот, я здесь - я пнем стою в лесу,
                    А Гермии здесь нету и в помине!
                    Пошла ты прочь и не тянись за мной!

                                   Елена

                    Ты притянул меня, магнит жестокий,
                    Хоть не железо тянешь ты, а сердце,
                    Которое в любви верней, чем сталь.
                    Брось привлекать - не стану я тянуться.

                                  Деметрий

                    Да разве я любезничал с тобою?
                    Я завлекал тебя? Сказал я прямо,
                    Что не люблю, не полюблю тебя.

                                   Елена

                    А я зато люблю тебя все больше.
                    Ведь я твоя собачка: бей сильнее -
                    Я буду лишь в ответ вилять хвостом.
                    Ну, поступай со мной как с собачонкой:
                    Пинай ногою, бей, гони меня;
                    Позволь одно мне только, недостойной
                    (Могла ли бы я меньшее просить?) -
                    Чтоб, как собаку, ты меня терпел.

                                  Деметрий

                    Не искушай ты ненависть мою.
                    Меня тошнит, когда тебя я вижу.

                                   Елена

                    А я больна, когда тебя не вижу.

                                  Деметрий

                    Свою ты скромность подвергаешь риску,
                    Покинув город и отдав себя
                    Тому на волю, кто тебя не любит:
                    Ты доверяешь искушеньям ночи
                    И злым внушеньям этих мест пустынных
                    Сокровище невинности своей.

                                   Елена

                    Твоя же честь защитой будет мне!
                    Твое лицо мне освещает ночь.
                    Пустынным этот лес я не считаю;
                    Ты здесь со мной, ты для меня - весь мир.
                    Как я могу сказать, что я одна,
                    Когда весь мир здесь смотрит на меня?

                                  Деметрий

                    Я убегу и спрячусь в чаще леса,
                    Тебя ж зверям я брошу на съеденье.

                                   Елена

                    Ах! Самый лютый зверь добрей! Ну что ж,
                    Беги. Пусть переменятся все сказки:
                    Пусть гонится за Аполлоном Дафна,
                    Голубка - за грифоном, лань - за тигром, -
                    Бесцельная погоня, если храбрость
                    Бежит, а робость гонится за ней!

                                  Деметрий

                    Довольно, не хочу я больше слушать!
                    Пусти! А если побежишь за мною,
                    Тебе в лесу я причиню обиду!

                                   Елена

                    Ах, ты давно обиды мне наносишь
                    Везде - во храме, в городе и в поле.
                    Стыдись! Во мне ты оскорбил всех женщин.
                    Нам не пристало за любовь сражаться:
                    Нас молят, ваше дело - умолять.
                    Я не отстану. Ад бывает раем,
                    Коль от руки любимой умираем.

                          Деметрий и Елена уходят.

                                   Оберон

                    Путь добрый, нимфа! Минет ночь - и будешь
                    Ты убегать, он гнаться за тобой!

                              Появляется Пэк.

                    Привет мой, странник! Что, нашел цветок?

                                    Пэк

                    Да, вот он!

                                   Оберон

                                 О! Давай его скорей!
                    Есть холм в лесу: там дикий тмин растет,
                    Фиалка рядом с буквицей цветет,
                    И жимолость свой полог ароматный
                    Сплела с душистой розою мускатной;
                    Там, утомясь веселою игрой,
                    Царица любит отдыхать порой;
                    Из сброшенной змеей блестящей кожи -
                    Для феи покрывало там на ложе.
                    Там ей в глаза впущу волшебный сок,
                    Чтоб странный бред Титанию увлек.
                    Но часть - возьми: блуждает здесь по лесу
                    Красавица, в надменного повесу
                    Влюбленная. Ему глаза ты смажь,
                    Но постарайся, чтоб красавец наш
                    Ее увидел, чуть откроет вежды.
                    Ищи: на нем афинские одежды.
                    Да сделай так, смотри, чтоб непременно
                    Сильней ее влюбился он мгновенно.
                    Вернись, покуда не пропел петух.

                                    Пэк

                    Не бойся, все исполнит верный дух.

                                  Уходят.


СЦЕНА 2

                             Другая часть леса.
                      Входит Титания со своей свитой.

                                  Титания

                    Составьте круг теперь и спойте песню!
                    Потом на треть минуты - все отсюда:
                    Кто - убивать червей в мускатных розах,
                    Кто - добывать мышей летучих крылья
                    Для эльфов на плащи, кто - сов гонять,
                    Что ухают всю ночь, дивясь на нас.
                    Теперь вы убаюкайте меня,
                    Потом ступайте: я хочу уснуть.

                                Первый эльф
                                   (поет)

                         В пестрых пятнах медяницы
                         И колючие ежи,
                         Прочь, подальше от царицы,
                         Змеи, черви и ужи!

                                    Xop

                         Сладкогласный соловей,
                         С нашей песней песню слей!
                         Баю, баю, баю, баю, баю, баю, баю, бай!
                         Козни, чары вражьих ков,
                         Не смущайте светлых снов.
                         Спи, царица, отдыхай.
                         Доброй ночи, баю, бай!

                                Первый эльф

                         Вы не смейте делать худо,
                         Долгоножки-пауки!
                         Все улитки, прочь отсюда!
                         Сгиньте, черные жуки!

                                    Xop

                          Сладкогласный соловей,
                          С нашей песней песню слей!
                          Баю, баю... и т. д.

                                Второй эльф

                    Спокойно все... Теперь - летим.
                    Один - останься часовым!

            Эльфы исчезают. Титания засыпает. Появляется Оберон.

                                   Оберон
                     (выжимая цветок на глаза Титании)

                    Что увидишь, как проснешься,
                    Всей душой тем увлечешься.
                    Пусть любовь тебя гнетет:
                    Будь то волк, медведь, иль кот,
                    Иль с щетиной жесткой боров -
                    Для твоих влюбленных взоров
                    Станет он всего милей.
                    Как придет, проснись скорей!
                                (Исчезает.)

                          Входят Лизандр и Гермия.

                                  Лизандр

                    Любовь моя! Устала ты блуждать,
                    Но признаюсь, что сбился я с дороги.
                    Не хочешь ли прилечь и подождать,
                    Чтоб новый день рассеял все тревоги?

                                   Гермия

                    Ну что ж, тогда найди себе приют;
                    А я на мшистый склон прилягу тут.

                                  Лизандр

                    На тот же мох и я прилягу тоже:
                    Одно в нас сердце, пусть одно и ложе!

                                   Гермия

                    Нет, нет, Лизандр мой! Я тебя люблю!
                    Но ляг подальше, я о том молю!

                                  Лизандр

                    Мой друг, пойми невинность слов моих,
                    Любовь тебе понять поможет их.
                    Хотел сказать я, что любовь чудесно
                    В одно слила два наших сердца тесно
                    И клятвою их так связала оба,
                    Что верность в них одна живет до гроба.
                    В местечке рядом мне не откажи:
                    Поверь, что не способен я ко лжи.

                                   Гермия

                    Словами ты играешь преискусно;
                    Но гордости моей как было б грустно,
                    Когда в тебе я допустила б ложь!
                    Но уваженье и любовь ты все ж
                    Докажешь мне, коль дальше отойдешь:
                    Для юноши с девицей стыд людской
                    Не допускает близости такой...
                    Ляг дальше. Спи спокойно, без забот;
                    И только с жизнью пусть любовь пройдет.

                                  Лизандр

                    Аминь, аминь, - вослед твоей мольбе,
                    И пусть умру, коль изменю тебе.
                    Здесь лягу я. Во сне найди вновь силы!

                                   Гермия

                    Того же и тебе желаю, милый!

                                 Засыпают.
                                Входит Пэк.

                                    Пэк

                        Я прошел весь лес насквозь:
                        Никого там не нашлось,
                        Чтоб на нем проверить мог
                        Я цветка волшебный сок.
                        Ночь... Молчанье... Тcс! Кто там?
                        Да не он ли это сам?
                        Это он, сомненья нет:
                        По-афински он одет.
                        Вот и девушка здесь тоже
                        Сладко спит на влажном ложе.
                        Ах, бедняжка! Так нежна...
                        И не смела лечь она
                        К бессердечному поближе?
                        О, злодей! Ну, погоди же!
                  (Выжимает сок цветка на глаза Лизандру.)
                        Властью чар порабощен,
                        Пусть, едва проснется, он
                        От любви утратит сон.
                        Я ж лечу: ждет Оберон!
                                (Исчезает.)

                    Входит Деметрий, за ним бежит Елена.

                                   Елена

                    О, подожди! Убей меня, убей!

                                  Деметрий

                    Я говорю: прочь с глаз моих скорей!

                                   Елена

                    Одну меня ты бросишь? Пощади!

                                  Деметрий

                    Оставь меня, не то... Пусти! Уйди!
                                 (Убегает.)

                                   Елена

                    Нет сил! В погоне я изнемогаю.
                    Чем больше просьб, тем меньше достигаю.
                    О, счастье ей, - где б ни была она, -
                    Что прелесть звезд глазам ее дана!
                    И почему те звезды так блестящи?
                    Не от соленых слез: я плачу чаще!
                    Нет, я дурна, противна, как медведь!
                    Зверь на меня боится посмотреть.
                    Так как же мне Деметрию дивиться,
                    Что он, как зверь, прочь от меня стремится?
                    Как, зеркало, ты, лживое стекло,
                    Равняться с ней позволить мне могло?
                    Но что это? Лизандр? Он здесь лежит!
                    Но мертв иль спит? Нет крови: не убит.
                    Проснитесь, о Лизандр, мой друг! Что с вами?

                                  Лизандр
                                (просыпаясь)

                    Я за тебя с восторгом кинусь в пламя,
                    Прозрачная Елена! Вижу я,
                    Как в красоте сквозит душа твоя.
                    Деметрий где? Вот имя для того,
                    Кто от меча погибнет моего!

                                   Елена

                    Нет, нет, Лизандр, вы так не говорите.
                    Пускай ее он любит; но поймите:
                    Она вас любит - этого довольно!

                                  Лизандр

                    Довольно? Нет! Мне тяжело и больно,
                    Что с ней я время тратил добровольно!
                    Не Гермию люблю - люблю Елену.
                    Голубку взял вороне я в замену.
                    Ведь у рассудка воля в подчиненье,
                    А он сказал: ты выше без сравненья!
                    До времени ведь не созреть плодам:
                    Я молод был доселе по годам,
                    Но разум мой созрел до основанья
                    И ныне стал вождем моим желаньям.
                    В твоих глазах читаю в этот миг
                    Рассказ любви в прекраснейшей из книг.

                                   Елена

                    За что обречена я на мученья?
                    Чем заслужила эти оскорбленья?
                    Иль мало вам, иль мало вам того,
                    Что ласки я не вижу от него,
                    Что надо мной смеялись вы безбожно?
                    Нет, хуже поступить едва ль возможно!
                    Стыдиться б надо шутки вам дурной:
                    В насмешку вдруг ухаживать за мной!
                    Прощайте! Но должна я вам заметить,
                    Что больше рыцарства ждала в вас встретить.
                    О боги! Быть отвергнутой одним,
                    Чтоб грубо быть осмеянной другим!
                                 (Убегает.)

                                  Лизандр

                    А! Гермии не видела она!
                    Спи, Гермия! Ты мне уж не нужна.
                    Да, так в нас вызывает отвращенье
                    Излишек в лакомстве иль пресыщенье.
                    Так ересь после возмущает тех,
                    Кого прельщала, - точно тяжкий грех.
                    Была такой ты ересью моей:
                    Пусть все тебя клянут, я - всех сильней!
                    Все силы я отдам во власть Елены:
                    Любить ее, служить ей без измены.
                                 (Убегает.)

                                   Гермия
                                (просыпаясь)

                    Лизандр мой, помоги! Скорей придя,
                    Ползучую змею сорви с груди!..
                    О страшный сон!.. Дрожу от страха я.
                    Мне снилось, что ужасная змея
                    Мне грызла сердце. Было тяжко, душно,
                    А ты смотрел с улыбкой равнодушно.
                    Лизандр! Как! Нет? Ушел? О мой супруг!..
                    Не слышит он? Откликнись, милый друг,
                    Во имя всей любви! Да что же это?
                    Лишаюсь чувств от страха. Нет ответа?
                    Так, значит, мне на поиски идти?
                    Найти его - иль смерть свою найти!
                                 (Убегает.)


АКТ III

СЦЕНА 1

                                    Лес.
                               Титания спит.
            Входят Пигва, Миляга, Основа, Дудка, Рыло и Заморыш.

                                   Основа

     Вся ли наша компания в сборе?

                                   Пигва

     Все  налицо.  А  вот  и  замечательно  подходящее  местечко  для  нашей
репетиции.  Вот эта зеленая лужайка будет нашей сценой, эти кусты боярышника
- уборной, и мы можем представлять все в точности как перед самим герцогом.

                                   Основа

     Питер Пигва!

                                   Пигва

     Что скажешь, удалец Основа?

                                   Основа

     А  то, что в этой комедии о Пираме и Фисбе есть вещи, которые никому не
понравятся.  Во-первых, Пираму придется вынуть меч, чтобы заколоться; а дамы
этого совершенно не выносят. Что же вы на это можете ответить?

                                    Рыло

     Ах ты, сделай милость - это опасная штучка!

                                  Заморыш

     Я полагаю, что придется нам в конце концов самоубийство вымарать.

                                   Основа

     Ничего  подобного!  Я  придумал такую хитрую штуку, что все великолепно
обойдется. Напишите вы мне пролог, и пусть этот Пролог доложит публике, что,
мол,  мечи  наши  никакой  беды  наделать не могут и что Пирам на самом деле
вовсе  не  закалывается;  а  чтобы  окончательно их уверить в этом, пусть он
скажет,  что,  мол,  я,  Пирам,  вовсе  и  не Пирам, а ткач Основа: это всех
совершенно и успокоит.

                                   Пигва

     Отлично,   закажем   пролог,   велим   его   написать  восьмисложными и
шестисложными стихами.

                                   Основа

     Не   пожалейте   лишних  двух  стоп:  пусть  уж  будут  восьмисложные с
восьмисложными.

                                    Рыло

     А не испугаются дамы Льва?

                                  Заморыш

     Ох, боюсь, что испугаются, - ручаюсь вам.

                                   Основа

     Друзья,  об  этом  надо  хорошенько  подумать!  Вывести Льва к дамам!..
Сохрани  нас  бог!  Это страшная затея. Ведь опаснее дичины нет, чем лев, да
еще живой! Надо это иметь в виду.

                                    Рыло

     Так пускай другой Пролог объяснит, что Лев совсем не лев.

                                   Основа

     Нет,  вот  что:  надо,  чтобы  он  назвал  себя  по имени. Потом, чтобы
полфизиономии  его было видно из-под львиной шкуры. А он сам пусть заговорит
и  скажет что-нибудь в таком роде: "сударыня, позвольте мне просить вас...",
или:  "позвольте мне умолять вас...", или: "позвольте мне заклинать вас - не
дрожать  и не бояться: я готов за вас жизнь свою отдать! Будь я в самом деле
львом  - плохо мне пришлось бы здесь. Но я вовсе не лев, ничего подобного, я
такой  же человек, как и все другие". И тут пусть он себя назовет: так прямо
и скажет, что он, мол, столяр Миляга!

                                   Пигва

     Ладно,  так  и порешим. Теперь остаются еще две трудности. Как устроить
лунный  свет  в  комнате? Потому что, знаете ли, у Пирама и Фисбы - свидание
при лунном свете.

                                    Рыло

     А будет луна в вечер нашего представления?

                                   Основа

     Календарь, календарь! Поглядите в альманах: найдите луну, найдите луну!

                                   Пигва

     Да, будет луна.

                                   Основа

     Так  чего  проще  -  открыть  пошире  окно  в той комнате, где мы будем
играть: луну и будет видно.

                                   Пигва

     Пожалуй.  А  то  можно  еще  так:  кто-нибудь должен войти с кустом и с
фонарем  и  объяснить,  что  он  фигурирует, то есть изображает лунный свет.
Отлично!  А  второе  вот что: в комнате еще необходима стена, потому что, по
пьесе, Пирам и Фисба разговаривают через щель в стене.

                                    Рыло

     Стену в комнату втащить никак не возможно. Что ты скажешь, Основа?

                                   Основа

     Опять-таки  кто-нибудь  нам сыграет стену! Мы его подмажем штукатуркой,
глиной  и  цементом; это и будет значить, что он - стена. А пальцы он пускай
вот так растопырит, и сквозь эту щель Пирам и Фисба и будут шептаться.

                                   Пигва

     Ну, раз все так хорошо устраивается, то у нас все обстоит благополучно.
Садитесь, и пусть каждый твердит свою роль. Пирам, тебе начинать! Как только
отговоришь  свои  слова, так ступай в кусты. И так - каждый, сообразно своей
роли.

                         Сзади них появляется Пэк.

                                    Пэк

                    Что здесь за сброд мужланов расшумелся
                    Так близко от царицы? Ба! Тут пьеса!
                    Ну что ж, я буду зрителем у них,
                    При случае, быть может, и актером!

                                   Пигва

     Начинай, Пирам! А ты, Фисба, приготовься.

                                   Основа

                    "О Фисба, цвет цветочков бездыханных!"

                                   Пигва

                    "Цветов благоуханных!"

                                   Основа

                    "...цветов благоуханных!
                    Твое дыхание, о Фисба, друг драгой!
                    Но чу! Я слышу глас! Останься здесь покуда:
                    А вскоре, вскоре вновь я здесь с тобою буду!"
                                 (Уходит.)

                                    Пэк
                                (в сторону)

     Чуднее я не видывал Пирама! (Исчезает.)

                                   Дудка

     Теперь мне говорить?

                                   Пигва

     Ну  да, тебе. Имей в виду, он только пошел взглянуть, что там за шум, и
сейчас должен вернуться.

                                   Дудка

                    "Блистательный Пирам, чей лик, белей лилей
                    И алых роз алей, предивно расцветает!
                    Юнейший юноша, всех миленьких милей,
                    Верней, чем верный конь, что устали не знает...
                    Клянусь, мы встретимся у Ниновской гробницы..."

                                   Пигва

     "У  Ниновой  гробницы",  милый. Да только это еще рано говорить: это ты
отвечаешь  Пираму. А ты хочешь всю роль сразу отбарабанить! Пирам, ну что же
ты! Ты реплику прозевал; твоя реплика: "Что устали не знает..."

                                   Дудка

                    "О! Верный конь, что устали не знает!"

                   Входят Пэк и Основа с ослиной головой.

                                   Основа

                    "Будь я прекрасней всех, о Фисба, все ж я твой!.."

                                   Пигва

     О  ужас!  О  чудо!  Здесь  нечистая сила! Молитесь, друзья! Спасайтесь,
друзья!.. На помощь!

               Пигва, Дудка, Миляга, Рыло и Заморыш убегают.

                                    Пэк

                    Я за вами пойду, я вас в круг заведу;
                    Сквозь кусты, через гать буду гнать и пугать.
                    То прикинусь конем, то зажгусь огоньком,
                    Буду хрюкать и ржать, жечь, реветь и рычать,
                    То как пес, то как конь, то как жгучий огонь!
                                 (Убегает.)

                                   Основа

     Чего это они все удирают? Знаю я: это штуки, чтобы напугать меня.

                               Вбегает Рыло.

                                    Рыло

     Ох, Основа! Тебя подменили! Что это я на тебе вижу?

                                   Основа

     Чего тебе видеть, кроме собственной ослиной головы?

                               Рыло убегает.
                               Вбегает Пигва.

                                   Пигва

     Спаси тебя бог, Основа, спаси тебя бог! Ты стал оборотнем! (Убегает.)

                                   Основа

     Вижу я их плутни! Они хотят осла из меня сделать. Настращать меня! Кабы
могли...  А  я  и  с  места не сдвинусь, что бы они ни вытворяли. Буду здесь
разгуливать да песни петь: пускай слышат, что я и не думаю бояться. (Поет.)
                    "Эй черный дрозд, эй, черный хвост,
                              Оранжевый носок.
                     И сладкозвучный певчий дрозд,
                              И крошка-королек!"

                                  Титания
                                (просыпаясь)

                    О, что за ангел пробудил меня
                    Среди цветов?

                                   Основа
                                   (поет)
                        "Щегленок, зяблик, воробей,
                        Кукушка с песнею своей,
                        Которой человек в ответ
                        Сказать не часто смеет: нет!"
Да  и  правда:  кто станет спорить с такой глупой птицей? Кто ей скажет, что
она врет, сколько бы она ни кричала свое "ку-ку"?

                                  Титания

                    Прошу, прекрасный смертный, спой еще!
                    Твой голос мне чарует слух, твой образ
                    Пленяет взор. Достоинства твои
                    Меня невольно вынуждают сразу
                    Сказать, поклясться, что тебя люблю я!

                                   Основа

     По-моему,  сударыня,  у  вас  для  этого  не  очень-то  много резону. А
впрочем,  правду говоря, любовь с рассудком редко живут в ладу в наше время,
-  разве  какие-нибудь  добрые соседи возьмутся помирить их. Что? Разве я не
умею пошутить при случае?

                                  Титания

     Ты так же мудр, как и хорош собой!

                                   Основа

     Ну,  это,  положим,  преувеличение. Но будь у меня достаточно смекалки,
чтобы выбраться из этого леса, - вот бы с меня и хватило.

                                  Титания

                    Покинуть лес!.. Не думай и пытаться.
                    Желай иль нет - ты должен здесь остаться.
                    Могуществом я высшая из фей.
                    Весна всегда царит в стране моей.
                    Тебя люблю я. Следуй же за мной!
                    К тебе приставлю эльфов легкий рой,
                    Чтоб жемчуг доставать тебе со дна,
                    Баюкать средь цветов во время сна.
                    Я изменю твой грубый смертный прах:
                    Как эльф, витать ты будешь в облаках.
                    Скорей ко мне, Горчичное Зерно,
                    Горошек, Паутинка, Мотылек!

                          Появляются четыре эльфа.

                              Душистый Горошек

                     Я здесь!

                                  Паутинка

                               И я!

                         Мотылек и Горчичное Зерно

                                     И мы!

                                Все четверо

                                            Куда лететь нам?

                                  Титания

                    Вот господин ваш: вы ему служите,
                    Его воздушной пляской окружите,
                    Кормите виноградом, ежевикой,
                    Берите мед ему от пчелки дикой,
                    А из пчелиных лапок восковых
                    Наделайте светильников ночных;
                    О звезды светляков их зажигайте
                    И милого на отдых провожайте,
                    Взяв крылья мотыльков на опахала,
                    Чтоб спать ему луна не помещала.
                    Склонитесь и приветствуйте его!

                                   Эльфы

                    Привет тебе! Привет! Привет, о смертный!

                                   Основа

     Сердечно  признателен  вашей  милости.  Нельзя ли узнать, как имя вашей
милости?

                                  Паутинка

     Паутинка.

                                   Основа

     Очень  рад  буду с вами ближе познакомиться, любезная госпожа Паутинка.
Если  я  обрежу  себе  палец,  я  обращусь  к  вам за помощью. - А ваше имя,
почтеннейший?

                              Душистый Горошек

     Душистый Горошек.

                                   Основа

     Позвольте   попросить  вас  передать  поклон  госпоже  Горошине,  вашей
матушке,  и господину Стручку, вашему батюшке. Очень рад буду с вами поближе
познакомиться. - А как вас зовут, сударь мой, прошу вас?

                              Горчичное Зерно

     Горчичное Зерно.

                                   Основа

     Добрейший  господин  Горчичное Зерно! Я хорошо знаю ваше долготерпение.
Этот бессовестный великан Ростбиф пожрал не одного члена вашей семьи. Уверяю
вас, я не раз проливал слезы из-за вашей родни. Очень, очень рад буду с вами
поближе познакомиться.

                                  Титания

                       Идите ж с милым к моему покою.
                       Луна как будто плачет в высоте.
                       Она в слезах; цветы полны тоскою
                       О чьей-нибудь погибшей чистоте.
                       Связав ему уста, ведите молча.

                                  Уходят.


СЦЕНА 2

                             Другая часть леса.
                               Входит Оберон.

                                   Оберон

                    Хотел бы знать, проснулась ли царица
                    И кто ей первый на глаза попался
                    И стал предметом страсти роковой.

                              Появляется Пэк.

                    Вот мой посол. - Ну, дух безумный мой,
                    Что нового в лесу у нас случилось?

                                    Пэк

                    В чудовище Титания влюбилась.
                    Пока в священном уголке своем
                    Покоилась царица крепким сном,
                    Поблизости толпа афинской черни -
                    Мастеровых, свободных в час вечерний, -
                    На репетицию явилась в лес,
                    Чтоб разучить глупейшую из пьес.
                    Сыграть ее взбрела им в ум затея
                    В день свадьбы благородного Тезея.
                    Нелепей всех в той кучке был Пирам.
                    Лишь он в кусты, я вмиг за ним и там
                    Дурацкую башку сменил ослиной.
                    Как только вышел с этой образиной
                    Он к Фисбе, тут все сразу - наутек.
                    Как гуси дикие, едва стрелок
                    Покажется, как пестрых галок стая
                    От выстрелов, крикливо улетая,
                    В безумии взмывает к небесам, -
                    Все кинулись. В лесу и шум и гам:
                    Зовут на помощь; все в них ослабело.
                    Немые вещи тут взялись за дело:
                    Терновники протягивают лапки,
                    Хватают за руки, сбивают шапки,
                    Бежать мешают им кусты и пни...
                    Я их завел: пусть кружатся они!
                    Не выбраться оторопелой шайке.
                    Герой Пирам остался на лужайке,
                    Титания разбужена была;
                    Она влюбилась в тот же миг в осла.

                                   Оберон

                    Удачней вышло все на этот раз,
                    Чем мог я ждать. А мой другой приказ?
                    Ты юноше глаза обрызгал соком?

                                    Пэк

                    Обрызгал. Он лежал во сне глубоком,
                    С ним рядом я афинянку застиг:
                    Открыв глаза, ее увидит вмиг!

                         Входят Деметрий и Гермия.

                                   Оберон

                    Стой! Вот и он!

                                    Пэк

                                     Кто? Я не разумею:
                    Вот девушка, но ведь другой был с нею!

                                  Деметрий

                    Не мучь того, кому ты дорога!
                    Оставь свой гнев для злейшего врага.

                                   Гермия

                    Боюсь, ты стал врагом мне настоящим;
                    Что, если ты убил Лизандра спящим?
                    По горло ты в крови; тебя кляну
                    Недаром я... Ныряй же в глубину
                    И с ним меня убей!
                    Как солнце - дню, был милый верен мае.
                    Чтоб бросил он меня, одну, во сне?
                    Скорей могла бы я себе представить,
                    Что шар земной возможно пробуравить
                    И, проскочив через него, луна
                    Смутит сиянье дня у антиподов.
                    Да, ты его убил! Не надо слов:
                    Глядишь убийцей, мрачен и суров.

                                  Деметрий

                    Гляжу убитым я: убит тобою.
                    Да, ты пронзила сердце мне враждою.
                    Убийца же прекрасна и горда,
                    Как в небесах Венерина звезда.

                                   Гермия

                    Ах, что мне в том? О мой Лизандр, где ты? -
                    Отдай его, во имя доброты.

                                  Деметрий

                    Отдать бы труп его собачьей своре!

                                   Гермия

                    О, сам ты пес! Собака! Горе! Горе!
                    Нет сил стерпеть. Так ты убил, злодей?
                    Отныне будь ты проклят средь людей!
                    Раз в жизни правду мне скажи! Ответь:
                    В глаза ему боялся ты смотреть?
                    Его убил ты спящим? Так постыдно
                    Мог поступить лишь гад, змея, ехидна.
                    Но что я? Нет, твой яд еще сильней:
                    Так не ужалить ни одной из змей.

                                  Деметрий

                    Ты сердишься... Но гнев твой беспричинен,
                    И я в крови Лизандра неповинен.
                    Да вряд ли что и приключилось с ним.

                                   Гермия

                    Скажи скорей: он жив и невредим?

                                  Деметрий

                    А что за это будет мне наградой?

                                   Гермия

                    Что? Право на меня не кинуть взгляда.
                    О, ненавистен мне один твой вид:
                    Прочь от тебя, жив он или убит!
                                 (Убегает.)

                                  Деметрий

                    Она сейчас раздражена смертельно.
                    Останусь здесь: бежать за ней бесцельно.
                    Скорбь - тяжелей, когда не отдает
                    Своих долгов ей бедный Сон-банкрот.
                    Попробую заснуть хоть ненадолго:
                    Быть может, он вернет частицу долга.
                           (Ложится и засыпает.)

                                   Оберон

                    Что сделал ты? Кого в беду вовлек?
                    Ты не тому впустил волшебный сок,
                    И верность чьей-нибудь любви сердечной
                    Нарушил ты небрежностью беспечной.

                                    Пэк

                    Что делать? Уж таков судьбы закон:
                    На верную - фальшивых клятв мильон.

                                   Оберон

                    Ступай, несись, как вихрь, лети быстрее!
                    Елену из Афин найди скорее.
                    Она бледна: болезнь ее - любовь.
                    Ей вздохи грусти отравляют кровь.
                    Сюда ее заманишь, в глушь лесную,
                    Пока его во сне я зачарую.

                                    Пэк

                    Я в путь готов! Смотри, как полетел!
                    Помчусь быстрее всех татарских стрел.
                                (Исчезает.)

                                   Оберон

                         Ты, цветок пурпурный мой,
                         Ранен Эроса стрелой,
                         Сок в глаза ему пролей:
                         Пусть, проснувшись рядом с ней,
                         Он найдет ее прекрасной,
                         Как Венеру в тверди ясной.
                         Пробудясь, моли ее
                         Сердце вылечить твое.

                              Появляется Пэк.

                                    Пэк

                         Мой великий властелин,
                         Вот Елена из Афин.
                         Юноша пленен Еленой,
                         Полюбуйся этой сценой:
                         Молит он любви с тоской.
                         Как безумен род людской!

                                   Оберон

                         Стань подальше. Что-то будет?
                         Шум Деметрия разбудит.

                                    Пэк

                          Два - в погоне за одной:
                          Это случай пресмешной.
                          Чем нелепей приключенье,
                          Тем мне больше развлеченья.

                          Входят Лизандр и Елена.

                                  Лизандр

                    В чем видишь ты насмешку? Я не знаю,
                    Где видела в слезах насмешку ты?
                    Но плачу я, смотри: я заклинаю.
                    Рожденные в слезах слова чисты.
                    Возможно ль счесть насмешкою пустою
                    То, что сияет правды чистотою?

                                   Елена

                    О, как хитро вы боретесь со мной!
                    Убьет ли правда правдой? Клятвы ваши
                    Принадлежат лишь Гермии одной.
                    Кладите ж клятвы ей и мне на чаши,
                    И равный вес получите на двух:
                    И тут и там - неуловимый пух.

                                  Лизандр

                    Утратил разум я, когда ей клялся.

                                   Елена

                    С изменою он к вам не возвращался.

                                  Лизандр

                    Ее Деметрий любит, не тебя.

                                  Деметрий
                                (просыпаясь)

                    Елена! О богиня, свет, блаженство!
                    С чем глаз твоих сравню я совершенство?
                    Кристалл - тусклей! Уста твои цветут,
                    Они как вишни, что лобзанья ждут.
                    А белизна вершины Тавра снежной
                    Черна в сравненье с этой ручкой нежной.
                    О, дай же мне, о, дай поцеловать
                    Верх белизны и счастия печать!

                                   Елена

                    О стыд! О ад! Откуда эта злоба?
                    Терзать меня вы сговорились оба.
                    Будь вам учтивость не совсем чужда,
                    Вы б так не поступили никогда.
                    Мужчинами не будь вы только с виду,
                    Вы б женщине не нанесли обиду.
                    Довольно, что не терпите меня;
                    Но, издевательства соединя,
                    Хвалить меня и клясться так бесчестно,
                    Когда мне ваша ненависть известна!
                    Соперники вы были в страсти к ней, -
                    Соперники теперь - в беде моей.
                    О рыцарство, о подвиг благородный!
                    Чтоб вызвать слезы скорби безысходной
                    У бедной девы шуткою холодной,
                    Насмешкою! О, как вы недобры!
                    Шутить над беззащитной - для игры!

                                  Лизандр

                    Нехорошо, Деметрий, неуместно!
                    Что Гермию ты любишь, всем известно.
                    Ее любовь тебе я уступлю
                    От всей души: другую я люблю.
                    Мне уступи любовь Елены милой:
                    Ее любить клянусь я до могилы.

                                   Елена

                    Пустых насмешек слушать нету силы!

                                  Деметрий

                    Лизандр! Знай, Гермия мне не нужна.
                    Была любовь, теперь прошла она.
                    Ведь сердце только у нее гостило:
                    Теперь домой к Елене поспешило,
                    Чтоб с нею быть.

                                  Лизандр

                                     Не верь его словам!

                                  Деметрий

                    Смотри - любви, какой не знаешь сам,
                    Ты не порочь, иль будешь ты наказан!
                    Вот - та, кого ты любишь, с кем ты связан.

                               Входит Гермия.

                                   Гермия

                    Ночная тьма глаза лишает зренья,
                    Но обостряет слух наш, без сомненья,
                    И если нам мешает видеть ночь,
                    С двойною силой может слух помочь.
                    Тебя, Лизандр, хоть взор мой не нашел,
                    Но, к счастью, слух меня к тебе привел.
                    Как мог меня покинуть ты?

                                  Лизандр

                                              Где ж тот,
                    Кто станет медлить, если страсть зовет?

                                   Гермия

                    Какая страсть могла тебя заставить
                    Прочь от меня бежать, меня оставить?

                                  Лизандр

                    Любовь к Елене, блещущей средь ночи
                    Прекрасней, чем созвездий ярких очи.
                    Что хочешь ты? Ужель тебе вполне
                    Не ясно, как ты ненавистна мне?

                                   Гермия

                    Не думаешь того, что говоришь ты.
                    Не может быть!

                                   Елена

                                    Как! С ними заодно?
                    Так вы все трое сговорились вместе,
                    Чтоб злую шутку надо мной сыграть?
                    О Гермия, коварная подруга!
                    И ты могла в их заговор вступить,
                    Чтоб сделать из меня себе потеху?
                    Так все, что прежде мы с тобой делили,
                    Как сестры, клятвы и часы досуга,
                    Когда мы время горько упрекали,
                    Что разлучает нас, - ах, все забыто?
                    Забыта дружба школьных дней невинных,
                    Когда, как два искусных божества,
                    Мы, сидя рядом, вместе вышивали
                    Один цветок по одному узору,
                    Одну и ту же песню пели в лад,
                    И наши души, голоса и руки -
                    Все было неразлучно. Мы  росли
                    Двояшкой-вишнею, хотя по виду
                    Разделены, но в сущности одно:
                    Две ягоды на стебельке одном,
                    Два тела, но одна душа в обеих,
                    Как бы два поля, что в одном гербе
                    Увенчаны нашлемником единым.
                    И хочешь ты порвать любовь былую,
                    С мужчинами глумиться над подругой?
                    Не дружеский, не девичий поступок!
                    Тебя за это весь наш пол осудит,
                    Хоть и одна обиду я терплю.

                                   Гермия

                    Не понимаю страстных слов твоих.
                    Я не глумлюсь, скорее ты глумишься.

                                   Елена

                    Кто ж, как не ты, Лизандру приказал
                    Преследовать меня и восхвалять?
                    А твоему поклоннику другому,
                    Что чуть меня ногою не толкал, -
                    Вдруг величать меня богиней, нимфой,
                    Божественной, и дивной, и небесной?
                    К чему так говорит он с ненавистной?
                    Зачем Лизандр отрекся от тебя
                    И мне клянется пламенно в любви?
                    Конечно, только с твоего согласья.
                    Увы, не так я счастлива, как ты,
                    Не так окружена любовью общей;
                    Несчастна я: люблю - и не любима.
                    Тебе б жалеть, не презирать меня!

                                   Гермия

                    Не понимаю, что все это значит?



 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама
сипап терапия отзывы