приключения - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: приключения

Уайт Теренс Хэнбери  -  Хозяин


Глава первая. Желтые руки
Глава вторая. Внутри
Глава третья. Хозяин
Глава четвертая. Лицом к лицу
Глава пятая. Гипноз
Глава шестая. Без языка
Глава седьмая. Вся полнота сведений
Глава восьмая. Заговорщики
Глава девятая. Доктор
Глава десятая. Джуди думает
Глава одиннадцатая. Конец Трясуна
Глава двенадцатая. Полоний
Глава тринадцатая. Подарок из Китая
Глава четырнадцатая. Дневники
Глава пятнадцатая. Проблеск Эвереста
Глава шестнадцатая. Майор авиации
Глава семнадцатая. Свобода выбора
Глава восемнадцатая. Локаторы наоборот
Глава девятнадцатая. Китаец
Глава двадцатая. Среда, восход солнца
Глава двадцать первая. Золотой тигр
Глава двадцать вторая. Началось
Глава двадцать третья. Выбор оружия
Глава двадцать четвертая. Пинки
Глава двадцать пятая. Глаз Балора
Глава двадцать шестая. Вечерние досуги
Глава двадцать седьмая. Обзор новостей
Глава двадцать восьмая. Яд
Глава двадцать девятая. Пустой халат
Глава тридцатая. Операция "Новый Хозяин"
Глава тридцать первая. Одурманенные
Глава тридцать вторая. Статистические выкладки
Глава тридцать третья. Буря
Глава тридцать четвертая. На дне морском
Глава тридцать пятая. Дом, милый дом
КОММЕНТАРИИ

Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4]

Страница:  [4]



   Даже  "Нью-Йоркер"  отправил  своего  корреспондента  Стенли
интервьюировать   производителя  электронного  оборудования,  -
девяностодевятилетнего, что служило дополнительной приманкой, -
и  Стенли  вернулся   в   редакцию   со   множеством   сведений
относительно небоскребов, записанных им на старом конверте.
   Реакция  американцев  была  бурной  и вследствие этого более
разумной,  нежели   английская.   Ей   недоставало   британской
флегматичности,  называемой  иногда  тупостью  людьми,  которых
таковая  раздражает,  зато   ее   выгодно   отличала   живость,
дотошность и склонность поднимать шум, пусть иногда и на ровном
месте.
   Помимо американских, в пачке были и иные издания.
   "Панч"   отделался   шуткой   в  разделе  "Кавардак";  "Нью-
Стейтсмен"  плакался   на   несправедливость,   допускаемую   в
отношении  меньшинств, предположительно представляемых Хозяином
(меньшинство  коего  состояло  из  одного  человека);  и   даже
рецензенты   "Литературного   приложения"   к  "Таймс"  на  миг
отвлеклись  от  своей  неустанной  анонимной  вендетты,   чтобы
смерить надменным взором ядерную физику.
   Русские отмалчивались. Американцы, впрочем, подозревали, что
"Правда"  молчит  до  поры  до  времени,  намереваясь приписать
русским честь изобретения того, что изобрел Хозяин.
   Все это было выше детского понимания и никакого  впечатления
на близнецов не произвело, - разве что отчасти показало им, как
вызревает   кризис.   Очень  часто  самые  неприятные  ситуации
нарождаются в виде фарса, а возможно  и  как  следствие  оного.
Французской   Революции,   скажем,   предшествовала   дискуссия
относительно выгод, которые  могут  сопровождать  замену  хлеба
плюшками,  -  если  хлеб  слишком  вздорожает,  -  а  во  время
голодного мора в Ирландии  некий  английский  лорд  с  изрядным
пылом  ратовал  за производство порошка кэрри. В расцвете жизни
нас сражает смерть.
   Мистер Фринтон, потирая руки, вошел в кухню.
   - Ну, как у нас насчет обеда?
   Настроение у него было отменное, поскольку ему, как  и  всем
остальным,  угрожала  опасность,  и это обостряло в нем чувство
товарищества, примерно так же, как во время бомбежек 1940-го.
   Никки сказал:
   - Сил  уже  нет  никаких  разгуливать  в  виде   эльфов   из
рождественского спектакля. Не могли бы вы попросить кого-нибудь
отыскать  наши  штаны,  - Джуди говорит, что наверное сможет их
починить.
   - Ничего я такого не говорила.
   - Ты...
   Ошеломленный ее чисто женской, аморальной  лживостью,  Никки
лишился слов.
   - И кроме того, ниток все равно нет.
   - Да есть же нитки. Я сам их видел на этом... как его...
   - Ну-ну, где же?
   - А вот человек, который корабль в бутылке делает! У него-то
и есть нитки.
   - Они не годятся. Кроме того, они ему самому нужны.
   - Почему ты всегда говоришь "кроме того"? Вечно у тебя кроме
того, кроме того, кроме того...
   - Чшш.
   Соединив  в  одно  слово  всю  неприязнь,  какую  он  к  ней
испытывал, Никки выпалил:
   - Ты просто неряха.
   Мистер Фринтон сказал:
   - Укуси его, Шутька.
   В отчаянии Никки обернулся к новому гонителю, - единственный
представитель одного с ним пола и тот предал его.
   - Но она же сама говорила...
   - Не говорила я этого.
   Никки швырнул на пол газеты:
   - Откуда ты знаешь, чего ты не говорила, когда  ты  сама  не
знаешь, о чем я говорю?
   - Жестянка  с  печеньем,  - излучая самодовольство, ответила
Джуди.
   - Что?
   - На жестянке с печеньем изображен мальчишка, который держит
жестянку с печеньем, на которой  изображен  мальчишка,  который
держит жестянку с печеньем и так далее ad lib.
   - И ex temporary тоже, я полагаю.
   - Вот  именно,  ex  temp.  и  ad  lib, и слишком мудрено для
твоего разумения.
   Никки показал ей кулак.
   - А тем временем, - сказал мистер Фринтон, - на обед  у  нас
спагетти  и  тоже  из жестянки. Ах да, Пинки, пока не забыл,- в
ангаре тебя дожидается пакет с ванадием.

     Глава двадцать восьмая. Яд 

   Кофе  они  пили  в  скудно  обставленной  комнатке   мистера
Фринтона.  Люди  честные  и  достойные  тешатся  порой теориями
собственного изготовления относительно чая, кофе, а то и какао.
В  таких  теориях  больше  содержится  прямодушия,   нежели   в
претенциозных  выдумках  иных, куда более многочисленных людей,
толкующих о марках вин, о виноградниках и об урожаях  такого-то
года.  Мистера  Фринтона  мало заботило, такое он пьет Шато или
этакое, он был  способен  с  легкой  душой  встряхнуть  бутылку
портвейна,  даже  не  взглянув  на  осадок,  но к приготовлению
горячих напитков он относился  со  стародевичьим  тщанием.  Его
теория  касательно  кофе  состояла  в том, что ни в коем случае
нельзя допускать соприкосновения кофе с металлом.
   Эта теория, если говорить со всей прямотой, как-то  упускала
из  виду  то обстоятельство, что мелет кофейные зерна машина, а
результат помола продается в жестянках.
   Мистер  Фринтон  разогрел  кофеварку,  деревянной   ложечкой
отмерил  из  пластмассовых банок кофе и сахар, залил кипятком и
размешал.
   Через восемьдесят расчисленных по часам секунд  он  процедил
жидкость  в чашки сквозь металлическое, - стараясь не думать об
этом, - ситечко и, как бы там ни было, а кофе у него  получился
отменный.
   К  удивлению  близнецов,  он  не выказал мистеру Бленкинсопу
враждебности в связи с надувательством, учиненным  последним  в
ангаре.
   Мистер Бленкинсоп, явившийся к ним в вечернем халате, принес
с собой, чтобы порадовать общество, четыре лучших своих чашечки
из суцумского  фарфора  и  теперь  прихлебывал  из  одной такой
чашечки кофе, улыбаясь  и  вообще  походя  то  ли  на  Будду  в
монастыре,  то  ли  на  кота, слопавшего золотую рыбку. Он даже
поддразнивал мистера Фринтона, и мистер Фринтон отвечал ему тем
же. Оба они многому научились  от  Хозяина,  -  куда  большему,
нежели  Никки, - и оба давно уже свыклись со смертельно опасной
дипломатией Роколла.
   Пережитый кризис словно бы подстегивал обоих.
   Наконец они покончили с подковырками и перешли к делу.
   - Зачем вы рассказали ему про Пинки?
   Мистер Бленкинсоп  простер  протестующую,  вновь  украшенную
длинными ногтями длань.
   - Что-то же нужно было ему рассказать.
   - И что вы еще рассказали?
   - Уверяю вас, ничего, способного нам повредить. Мне казалось
разумным предоставить ему сколь возможно обширные сведения, - и
вы,  дорогой  мой  друг, первым согласитесь в этом со мной. Как
это  у  вас  говорится?  Дабы  придать   больше   правдоподобия
неубедительному рассказу.
   - Но что именно?
   - Естественно,  среди  прочего  я  упомянул  и о том, что вы
пытались уговорить Пинки покончить с ним.
   - Вам не кажется, что это не совсем честно?
   - Ничуть не кажется. Ценность для  нас  представляет  мастер
Николас,  не  Пинки,  а  так  опасность никому, кроме негра, не
угрожает.
   - Оставляя в стороне риск, которому вы  подвергли  Пинки,  -
сказал  мистер  Фринтон,  в  облике  которого  проступило нечто
свирепое, - как насчет меня?
   - Вам решительно ничего не грозит.  Хозяин  не  в  состоянии
управлять вертолетом.
   - Понятно.
   - Мистер   Фринтон   так   вспыльчив!   -  произнес  Китаец,
поворачиваясь к близнецам. - Такое горячее сердце! Щедрость его
натуры побуждает его к таким порывам, что он как бы -  э-э-э  -
"тщится вскочить в седло, но пролетает мимо".
   - Не  вижу,  -  сказал  Никки,  -  чему  он  может  особенно
радоваться, если вы рассказали Хозяину, что он хочет его убить.
   - Но ведь он же и вправду хочет.
   - Раз вы предупредили его...
   - Мистер Бленкинсоп подразумевает, что Хозяин, скорее всего,
уже знает об этом, - сказал майор авиации, и на лице его  вновь
возникло измученное выражение. - Да так оно и есть.
   - Плюс  к  этому,  любой  из  обитателей острова пребывает в
безопасности, пока он приносит пользу.
   - Вы хотите сказать, что пока ему нужен вертолет, я останусь
в живых.
   - Именно так. И Пинки останется в живых,  пока  не  доделает
вибратор.
   - Стало  быть,  риск,  -  продолжил  свои  объяснения мистер
Бленкинсоп,  -  которому  он   подвергается   вследствие   моей
откровенности едва ли больше того, который уже существует.
   - Понятно.
   Помолчав немного, мистер Фринтон спросил:
   - А как насчет вашей собственной бесполезности?
   - Что до меня, - ответил мистер Бленкинсоп, оставаясь верным
принципу  рациональной  правдивости,  -  то я постараюсь успеть
занять место Хозяина.
   - То есть в конечном итоге мы вам нужны для того,  чтобы  вы
могли заменить собой Хозяина?
   - Коротко говоря, так.
   - В  таком  случае,  -  сказал, окончательно свирепея, майор
авиации, - предупреждаю вас, что  я  приложу  все  силы,  чтобы
заменить собой вас.
   - Милости просим, попробуйте.
   Мистер  Фринтон  проглотил  комом  вставшее  в горле желание
чем-нибудь треснуть Китайца.
   - Вы  что  же,  всерьез  полагаете,  что  мы  убьем   одного
человека, чтобы посадить себе на шею другого?
   - Давайте все же начнем с главного, - резонно ответил мистер
Бленкинсоп.  - Всему свое время. После того, как мастер Николас
покончит с Хозяином, вам останется лишь покончить со мной.
   И он  поставил  кофейную  чашку  на  стол,  чтобы  погладить
ладошкой одной руки обтянутый тонкой кожей кулак другой.
   Один  из  лучших  способов  обезоружить  того,  кто  на тебя
нападает, - это во всем с ним согласиться.
   - Слушайте, - сказал  мистер  Фринтон,  -  раз  и  навсегда:
мальчик в этом участвовать не будет.
   - Вы не смогли привезти цианистый калий?
   - Разумеется, я его не привез.
   - Да,  собственно, оно и не важно. Это вещество используется
при нанесении платины на контакты  вибраторов,  которые  делает
Пинки.  Так  что  яд  у  нас есть. Я вспомнил об этом уже после
того, как вы улетели.
   - А вы уверены, что и Хозяин об этом не вспомнил?
   - Нисколько. Однако, - не рискнул, не жди наград.
   Они смотрели на него, гадая, как  можно  сохранять  подобное
спокойствие, будучи таким негодяем.
   - Во всяком случае, мальчика я вам использовать не позволю.
   - Мистер  Фринтон, не сделаете ли вы мне личное одолжение, -
приняв во внимание наше  с  вами  давнее  знакомство,  -  и  не
рассмотрите ли несколько фактов без какого-либо предубеждения?
   - Нет, не рассмотрю.
   - Дети,  -  терпеливо  продолжал  мистер  Бленкинсоп,  - уже
говорили  мне  о  своем  неприятии  вивисекции,  основанном  на
соображениях   морали.   Но  неужели  вы  всерьез  верите,  что
страдания  нескольких  несчастных  собак  более   весомы,   чем
открытие вакцины от бешенства? Вы помните, что сказал Наполеон,
когда   его   обвинили   в  убийстве  герцога  Энгиенского?  Вы
действительно считаете,  что  судьба  целой  цивилизации  имеет
меньшее  значение,  чем душевное равновесие одногоединственного
мальчишки?
   - Что касается второго из ваших вопросов, -  ответил  мистер
Фринтон,  не  зря  прошедший  на  острове курс наук (ибо он уже
успел окинуть взглядом стоявшие на полке  книги  по  истории  и
выбрать потребную), - то Наполеон сказал следующее: "Что, снова
дело д'Энгиена? Ба! В конце концов, что такое один человек?"
   - Наполеон был знатоком по части боевых потерь.
   - Я таковым становится не собираюсь.
   - Но,  дорогой  мой  майор авиации, вы уже им стали. Разве в
войне с Гитлером потерь не было?
   - Многие мои друзья погибли, - но  погибли  за  то,  во  что
верили.
   - И вы полагаете, что командиры, посылавшие их в бой, так уж
редко ожидали, что они не вернутся?
   - Они знали, на что идут, и они не были детьми.
   - Напротив,  многие  из  них  были едва ли на шесть-семь лет
старше мастера Николаса, очень немногие знали, на что  идут,  и
кроме того, мне хотелось бы узнать, что вы думаете по поводу их
призыва на военную службу?
   - Никки я призывать не намерен.
   Никки сказал:
   - Если  мистер  Бленкинсоп отсутствует, Хозяин иногда просит
меня налить ему виски. Или просто протягивает за ним руку.
   - Видите, мальчик не против.
   - Зато я против.
   - В данном случае, последнее слово, видимо, должно  остаться
за мальчиком.
   - Никки, тебе лучше выбросить из головы разную ерунду, вроде
"Острова  сокровищ".  Ты  прекрасно  знаешь, что тебе с этим не
справиться, что это убийство, и что с  детьми  таких  вещей  не
случается.
   - Почему не случается?
   - Потому что...
   - На  самом деле, - благодушно произнес мистер Бленкинсоп, -
среди детей немало искусных убийц. Что вы скажете  относительно
охоты на ведьм в Салеме? Или Давида и Голиафа?
   Никки спросил:
   - Сколько нужно налить?
   - Чайную ложку.
   К  общему  удивлению  мистер  Фринтон  сдался без дальнейших
возражений.
   - Мы можем взять что нам требуется у Пинки с полки, он и  не
заметит, - сказал он.
   - Когда?
   - Сейчас,  -  твердо  сказал мистер Бленкинсоп. - Каждый миг
отсрочки - это еще один миг, в который все может  рухнуть.  Все
это  "хождение  вокруг  да  около" было опасным, равно как и до
крайности скучным. Ты можешь дать ему  это  нынче  же  вечером,
поскольку сегодня суббота и значит, он будет пить виски.
   Душа Никки ушла в пятки.
   - Сейчас?
   - Через двадцать минут.
   - Извините,  -  сказала  Джуди,  -  но  мне нужно в уборную.
Помоему, меня вот-вот вырвет.

   - Не открывай пузырек, пока  не  будешь  готов,  -  медленно
говорил  мистер  Бленкинсоп.  - Нюхать не надо. Проливать тоже.
Сначала налей в стакан виски, потом раскупорь пузырек и  плесни
из  него  туда  же.  Лучше всего повернись к нему спиной, но не
спеши и не оглядывайся. Просто скажи  себе,  что  ты  наливаешь
немного обычного лекарства, а спиной повернулся случайно. Потом
вставишь  стакан  в  руку,  которую  он протянет. Он осушит его
машинально, не прислушиваясь ни ко вкусу, ни к запаху.

   Джуди вернулась с Хозяином.

     Глава двадцать девятая. Пустой халат 

   Лицо ее опять побелело. Она стояла, прислонившись к стене  и
глядя   прямо   перед  собой  так,  словно  ее  глаза  утратили
способность фокусироваться на предметах. Хозяина она привела не
по своей воле.
   Никки уяснил  это  сразу,  не  успев  ни  вознегодовать,  ни
удивиться, он просто вспомнил, как она столкнулась с Хозяином в
ангаре,  и понял - противиться тому, что сделала, она не могла.
Тот, единственный взгляд приказал ей дождаться мгновения, когда
совершится измена, и доложить о ней.
   Разум ее, знавший об их планах, принадлежал Хозяину.
   Между спусковым крючком  и  сраженным  пулей  оленем,  между
торпедой  и взрывом, между приговором и казнью, между действием
и  его   осознанием   всегда   существует   пауза.   Напряженно
вслушивающиеся   люди  задерживают  дыхание.  Сердце  замирает,
замирают на полувздохе легкие, кровь останавливается где-то под
мочкой  уха.  Не  шевелятся  руки,  не  слышно   звука   шагов.
Застывает,  прекратив  движение,  время. Затихает пространство.
Рок произносит: "Теперь".
   Мужчины поднялись на ноги. Никки, чувствуя туман  в  голове,
последовал  их  примеру.  Эти  двое,  подобно  Джуди, оказались
заключенными в кокон его власти и собственной воли лишились.
   Хозяин вошел  без  спешки,  сопровождаемый,  даже  на  таком
расстоянии,  пугающие  неуместными напевами "Пиратов Пензанса".
Лучше бы уж похоронным маршем.  В  руке  он  держал  бутылку  с
виски,  дабы  облегчить  себе  труд  говорения. Глаз Балора был
сегодня,  похоже,  несколько  ярче  да  и  все  тело   Хозяина,
казалось,  чуть располнело, словно вены его набухли, или разум,
собираясь с силами, сделал  глубокий  вдох.  Едва  он  вошел  в
комнату,  все  остальные как бы перестали существовать. На лице
его выражалось, - если мрамор способен обладать чем-либо  столь
мимолетным,  как выражение, - на лице его выражалось страдание.
Лицо прикованного к скале Прометея, в течение  многих  столетий
навещаемого  орлом,  могло бы нести отпечаток подобных же мук и
такого же отрешенного терпения.
   Он приблизился к мистеру Фринтону и глубоко заглянул  ему  в
глаза.  Затрудненно,  как  непривычный  к речам человек, шевеля
языком, он сказал:
   - Дайте подумать. Как нам лучше поступить?
   И подобно человеку, лезущему в библиотеке за справкой еще  в
один  том, он повернулся к мистеру Бленкинсопу и заглянул в его
глаза тоже.
   Наконец, он приблизился к Никки  и  на  долгий  миг  застыл,
вопрошая,  пытаясь найти вход, - пока все не поплыло у мальчика
перед глазами, и два ока Хозяина  не  слились  в  один  голубой
алмаз.
   Затем он снова вернулся к майору авиации.
   - Мистер Фринтон.
   - Сэр.
   - Вы говорили о Наполеоне.
   - Да, сэр.
   - Позвольте напомнить вам еще один афоризм, походя брошенный
этим  великим  человеком.  "Мне хорошо известно, - сказал он, -
что в наши  дни  для  того,  чтобы  править  людьми,  требуется
железная палка. Необходимо, чтобы правитель разглагольствовал о
свободе,  равенстве,  справедливости  и  при этом не даровал ни
единой свободы. Я ручаюсь за то, что людей  можно  с  легкостью
угнетать...   и   они...   совершенно   не   будут   испытывать
недовольства."
   - Да, сэр.
   - Совершенно  не  будут  испытывать   недовольства,   мистер
Фринтон.
   - Да.
   - Все это - для их же блага.
   - Да.
   - Повторите.
   - Все это - для их же блага.
   - Вы  убеждены  в  том,  что  лучше  меня  никто  не  сумеет
обеспечить благополучие человечества.
   - Я убежден.
     - В таком случае, давайте разрешим ситуацию за минимальное
число ходов. "Пусть вора ловит вор."
   - Да, сэр.
   - Вы по собственной воле вызываетесь  стать  тюремщиком  при
этом  опасном  молодом  человеке,  чья  свобода  угрожает нашим
приготовлениям. Вы отведете его вместе с сестрой  в  больничную
палату  и останетесь там при них в качестве сторожа - вплоть до
дальнейших распоряжений. Палату никому не покидать.
   - Вызываюсь.
   - Спасибо, мистер Фринтон. Можете идти.
   Безмолвная  процессия   злоумышленников   уже   выходила   в
отворенную дверь, когда он окликнул их.
   - По пути загляните к негру и скажите, чтобы он приносил вам
еду. Да верните ему химикаты.
   И  глядя,  как  майор  авиации  подбирает  с  полу пузырек с
цианистым калием, Хозяин повторил тоном, который можно было  бы
счесть ироническим:
   - Не потратишься, не спохватишься.
   Они вышли, закрыв за собою дверь.
   Хозяин повернулся к мистеру Бленкинсопу.
   В  опустевшей  теперь  комнате,  где  слышалось лишь тиканье
часов, под голой лампочкой молча стояли двое мужчин.
   Странно, но перед тем,  как  они  покинули  комнату,  мистер
Бленкинсоп  снял  халат  и  аккуратно  повесил  его  на один из
колышков, рядом с дождевиком мистера Фринтона. Ему не хотелось,
чтобы такая красивая вышивка тоже погибла.

     Глава тридцатая. Операция "Новый Хозяин"

   Когда  закончилась  сборка  последнего  из  вибраторов,   их
установили,  направив во внешний мир, и включили все разом, - и
одним из первых результатов  этого  оказалась  гибель  чудесных
птиц  Роколла.  Олуши плавали в море, раскинув крылья и спрятав
головы под воду, - дюжины белых крестов с зачерненными  концами
крыльев,  мягко взлетающих и спадающих вместе с волной. Всплыла
на поверхность, брюхом кверху, и рыба, покрыв там  и  сям  воду
серебристым волнующимся ковром.
   Авиалайнер, летевший в Гандер по большому кругу и примерно в
тридцати милях от острова застигнутый ударом вибраторов, описав
великолепную  дугу,  рухнул  в  море  с высоты в двадцать тысяч
футов и, выбросив  в  небо  фонтан,  ушел  на  дно,  окруженный
мертвыми  китами,  будто  айсберг, исчезнувший вдали. Хвостовая
часть, благодаря запертому в ней воздуху, снова потом всплыла и
еще долгое время качалась на волнах в обществе прочих чудищ.
   Вышли из строя  суда  рыболовных  флотилий,  ходивших  между
Ирландией,  Фарерами,  Гебридами  и Малин-Хед. Суда дрейфовали,
команды их страшно мучились. В том же районе  океана  в  разной
степени  -  в зависимости от близости их к Роколлу - пострадали
еще восемь кораблей. С греческого судна попрыгали за  борт  все
пассажиры,  но  как  это  ни  удивительно,  всех их, бьющихся в
истерике, втащили обратно  на  борт  и  никто  не  расстался  с
жизнью.
   По трансатлантическому кабелю перестали проходить сообщения,
   - Все,  что  говорит  или  делает  Хозяин,  каждый  поступок
отстоящем   от   острова   Манчестере   полностью   провалились
международные  состязания  почтовых  голубей, причем потерялись
все до единой птицы.
   Люди, оказавшиеся  в  круге,  проходившем  (говоря  довольно
условно)  через  Рейкьявик,  Эдинбург  и  Дублин, жаловались на
сильные головные боли, перебои в сердце, ларингиты и воспаления
уха, горла и носа. Тех, что жили в портах  западного  побережья
Шотландии  и  Ирландии,  а  с  ними и жителей Исландии, терзала
звенящая нота, которая, как им казалось,  изгибалась  дугою  по
небу  и  приходила со всех направлений сразу. Одни описывали ее
как подобие колокольного звона,  другие  -  как  вой  воздушной
сирены.  Они  никак не могли согласиться в том, является ли она
переливистой или пронзительной, высокой или низкой, или  скорее
похожа  на  звук, рождающийся, когда проводишь пальцем по ободу
тонкого стакана. На самом деле, то  была  смесь  многих  тонов,
набиравшая,  пронизывая  пространство,  мощь  и на низких, и на
высоких частотах, и то, что человек слышал, зависело  от  того,
как  он  слушает.  Многие из этих частот были вообще недоступны
для уха.
   Вскоре  начали  сдавать  и  средства  массовой   информации.
Репортеры,   оказавшиеся   достаточно  близко,  чтобы  услышать
упомянутый звон, не могли передать его  описание  по  телефону,
поскольку  телефоны вышли из строя, а общий распад механизмов и
тошнотное состояние тех, кто их обслуживал, привели к тому, что
перестали выходить и газеты.
   Металл, казалось, страдал сильнее, чем плоть.
   Твердые материалы портились быстрее упругих, так что  живому
существу  приходилось  не  так тяжко, как куску дерева, а кусок
дерева справлялся с бедой лучше куска железа.
   Совсем как во время смога, возрос уровень  смертности  среди
людей очень старых, очень юных и тех, кто уже был болен.
   Отмечались  и  разного  рода  мелкие странности. Молоко, как
водится, скисло, а весьма распространенный сорт мебельного лака
внезапно окрасил всю мебель в зеленые тона. Те, у кого в  зубах
стояли  металлические  пломбы, мучились зубной болью, поступило
также несколько сообщений о людях,  во  рту  которых  зазвучали
вдруг  передачи  дальних  радиостанций.  Басы в передаваемых по
радио операх запели альтами. Принялись роиться пчелы. Оживились
змеи и летучие мыши. Раньше времени зацвели поздние хризантемы.
   Воздействие вибраторов на  людей,  страдающих  разного  рода
болезнями,  не  обязательно  было  дурным. Обладатели невритов,
туберкулеза и расстройств  печени  почувствовали  себя  гораздо
лучше.  Заключенные  в  тюрьмах  и  безумцы в сумасшедших домах
обнаружили склонность к налетающему всплесками насилию, - но те
из сумасшедших, что разгуливали на свободе, как, скажем ораторы
Гайд-парка, обрели сдержанность и прекратили  свои  выступления
перед публикой.
   Бостон расположен от Роколла на 800 миль дальше, чем Москва.
Круговой  зоне  объявленного  Хозяином  ультиматума, каковую он
собирался расширять каждый день на две сотни миль,  предстояло,
прежде  чем  она  достигнет  Чикаго,  отхватить  изрядный кусок
России. Тем временем, еще до того, как эта зона  коснется  двух
величайших  держав  мира,  большая часть Европы - от Нарвика до
Неаполя и Гибралтара - окажется, в  виде  назидания  и  угрозы,
парализованной, и от Глазго до Корка погибнет немало людей.
   Вибраторы  стояли на вершине утеса, и сектора их воздействия
перекрывались далеко в море.

     Глава тридцать первая. Одурманенные

   - Но как же  вы  можете  вдруг  вывернуть  все  наизнанку  и
утверждать то, что вы отрицали? - сказал Никки.
   Внешне  мистер  Фринтон  и  Джуди относились к нему с той же
доброжелательностью, что и прежде, оставаясь,  насколько  можно
было судить, нормальными, рассудительными людьми. Но в том, что
касалось   их   убеждений,   они   превратились  в  собственные
противоположности. Тупость Никки причиняла  им  страдания,  они
делали все, чтобы просветить и наставить его.
   - Никки, посмотри на это, как следует взрослому человеку. Мы
живем  в  мире,  который  сбился с пути, нами правит целая куча
дуроломов, одержимых манией убийства и способных в любую минуту
разнести весь белый свет в мелкие  дребезги.  Не  разумнее  ли,
чтобы  все,  что  творится  в  мире,  контролировал  один умный
человек, - вместо всех  этих  большевитских  шаек  и  сенаторов
Маккарти?  Прежде  всего,  это  позволит  покончить  с войнами,
неужели ты этого не понимаешь? Невозможно же воевать,  если  не
существует  страны,  с  которой воюешь. Весь мир будет состоять
вроде как из графств. Ведь не воюет же Сассекс с Кентом.
   - Я знаю. Однако...
   - Конечно, это может означать, что поначалу  придется  убить
небольшое  число  людей.  Мысль неприятная, но такова печальная
необходимость. То же самое и в Природе.  Если  садовнику  нужны
цветы  и  фрукты, ему приходится уничтожать улиток и насекомых,
каким бы добрым человеком он ни был. Тут уж ничего не попишешь.
Думай о том, сколько добра из этого выйдет, не думай  об  одном
только зле.
   - А может из зла выйти добро?
   - Конечно может, да оно и в Природе так.
   Никки жалостно произнес:
   - Лучше бы мне тогда и не рождаться в такой Природе.
   - Ну, что тут поделаешь, - уже родился.
   Они  сидели  на  железных  кроватях, стараясь не упускать из
виду Шутьку.
   Последняя,  казалось,  слегка  спятила,  не  снеся   невзгод
островной  жизни. Ей то и дело мерещились призраки мух там, где
никаких мух не было и в помине, она застывала перед местами  их
воображаемых приземлений, делая стойку, совершенно как сеттер.
   Узникам,  будто детям, коротающим в унылой детской дождливый
день, выдали для развлечения карандаши и бумагу. С  их  помощью
они  играли  в  слова  или  в крестики-нолики, - мистер Фринтон
обозначил и то, и другое  как  "Полный  финиш".  Все  остальное
время они спорили.
   - Скорее   всего,   он   примет   на  себя  власть  над  уже
существующими  структурами   и   будет   их   направлять.   Это
удивительно,  к каким большим сдвигам приводят малые изменения.
Люди называют себя Южными саксами  и  Народом  Кента,  и  целые
королевства поднимаются и воюют. А стоит им назваться Сассексом
и Кентом - графствами, как война прекращается. Но сами-то места
от  этого  не меняются, они какими были, такими и остаются. Так
что, сам понимаешь, Никки, менять весь мир ему не придется.  Он
будет почти что прежним, только станет лучше.
   - Я не разбираюсь в политике.
   - Значит, ты осуждаешь его, основываясь на личной неприязни,
а это неправильно.
   - Почему?
   - Потому что Истина выше Человека. И любое действие является
либо правильным, либо неправильным.
   - Это кто же сказал?
   Вопрос  выбил  почву из-под ног мистера Фринтона, да иначе и
быть не могло, ибо это был вопрос  ценою  в  шестьдесят  четыре
тысячи долларов.
   - Я хотел сказать, что...
   - Мистер   Фринтон   всегда   говорил   нам,   что  верит  в
необходимость этого... объединения мира, - сказала Джуди.
   - Он еще и про эволюцию кое-что  говорил.  О  муравьях  и  о
прочем. Я только не могу сейчас точно вспомнить, что именно.
   И мистер Фринтон тоже не мог. Мысли этого рода из его разума
были стерты.
   - Джуди,  милая,  ну послушай. За десять секунд до того, как
ты привела Хозяина, ты хотела его убить.  Через  десять  секунд
после этого он у тебя превратился в Белую Надежду христианского
мира.  Неужели  ты  не  понимаешь, что в промежутке должно было
что-то случиться?
   - Просто мы были неправы, - в унисон заявили оба.
   - Разве это правильно - держать меня здесь,  как  в  тюрьме?
Твоего родного брата?
   - Конечно,  правильно,  пока  ты  такой глупый. Ты же можешь
сорваться и попытаться его убить.
   - Как это, интересно?
   - Тут нет ничего невозможного, - сказал мистер Фринтон. - Ты
мальчик сильный, а он слаб.
   - Я попытался бы, - сказал в отчаянии Никки. -  Я  попытался
бы,  если бы мог, убить его. Он искалечил вас обоих, он похитил
ваш разум, он одурманил людей, которых я люблю.
   Никки действительно любил их. И сестру, и майора авиации.
   Иногда трудно бывает припомнить чистоту и  остроту  ощущений
юности, поры, когда все, с чем встречаешься в жизни, отзывается
в  тебе  волнением,  надеждой, уверенным предвкушением счастья,
живым ужасом или любовью.  Он  и  в  самом  деле  способен  был
умереть   ради  них.  Или  во  всяком  случае  чувствовал,  что
способен, - что был бы рад ухватиться за такую возможность, - и
как  знать,  может  статься,  и  ухватился   бы.   Негоже   нам
насмешничать над Вордсвортом с его облаками славы.
   И  оттого для него было мукой видеть, как омертвел их разум,
как они обратились в  мумий  или  марионеток,  до  чьих  теплых
сердец он не в состоянии был докричаться, но чьи доводы, тем не
менее,  побивали  приводимые  им.  Он  ощущал безысходность при
мысли, что нет ему места на их совете, и  беспомощно  наблюдал,
как все, что они отстаивают, обращается против них же, отравляя
их ядом, - как скорпионов-самоубийц.
   Против их доводов и возражений его оставались бессильны. Они
их попросту игнорировали.
   Быть  может,  именно  это и ранит подростка сильнее всего, -
разрыв, отстранение.
   Он ненавидел, ненавидел и ненавидел Хозяина. Если прежде он,
будучи  невнушаемым,   испытывал   какое-то   подобие   страха,
неприязни  или даже презрительной жалости, какую питает юноша к
старику, то теперь  им  владело  беспримесное  чувство  слепого
гнева. Он воистину жаждал сокрушить негодяя.
   Ночью,  после  того,  как  погас  свет,  он крупными буквами
написал на  клочке  бумаги  записку,  кончиками  пальцев  держа
карандаш за очинок, поскольку ничего в темноте не видел.
   Наутро  после  завтрака,  притворясь  играющим с Шутькой, он
ухитрился подсунуть записку под дверь.
   В ней говорилось:
   "ПИНКИ, ПОЖАЛУЙСТА, ВЫПУСТИ МЕНЯ ОТСЮДА, ПОЖАЛУЙСТА."

     Глава тридцать вторая. Статистические выкладки 

   Задачи, стоявшие перед лишившимся помощи мистера Бленкинсопа
Хозяином, любому другому человеку показались  бы  непосильными.
Слишком уж сократилось число его приспешников.
   Легко   было   мистеру   Фринтону   говорить,   что   Хозяин
намеревается предъявить ультиматум и подкрепить  его  частотным
воздействием. Предъявлять ультиматумы волен всякий. Трудность в
том,  чтобы  получить  на  ультиматум ответ, как и в том, чтобы
дать почувствовать стоящую за  ним  силу.  Реальных  деталей  и
политических   проблем,   возникающих   при   взаимодействии  с
несколькими  дюжинами  правительств,  секретариату  Организации
Объединенных  Наций  хватило  бы на несколько лет. А времени на
то, чтобы возиться с ними, не было.
   Одна  из  сложностей  именно  в  том   и   состояла,   чтобы
просто-напросто получить ответ. Использовать радио вибраторы не
позволяли.  Чтобы  принять  ответ,  их пришлось бы выключить. А
если их выключить, они перестанут создавать  защитный  слой,  и
остров  окажется  уязвимым  для  управляемых  ракет  и даже для
авиации. Скрыть же факт  их  выключения  невозможно,  поскольку
прекращение  головной  боли  едва  ли  не по всему земному шару
сделает его всеобщим достоянием.
   После разрешения  головоломной  задачи  о  получении  ответа
оставался  еще вопрос о том, можно ли на этот ответ положиться.
Кто, собственно, должен его  давать?  Если  конгрессы,  сенаты,
парламенты   и   президиумы   примутся   голосовать  по  поводу
ультиматума, возникнут дебаты из тех, что тянутся долгие  годы,
- с  другой  стороны,  если в качестве выразителя общего мнения
избрать президента Эйзенхауэра, все равно не будет уверенности,
что народные массы с почтением отнесутся к  данному  им  слову.
Хозяин помнил о президенте Вильсоне.
   Даже  если  слово дают сами народные массы, и то нельзя быть
уверенным, что они его сдержат. Дипломатия, существовавшая в те
времена, когда Хозяин был молод, - и когда  правительствам  еще
случалось  выполнять  свои обещания, - эта дипломатия давно уже
оказалась опрокинутой нововведениями Ленина и Гитлера.
   Следовало  уменьшить  число  правительств,   вовлеченных   в
переговоры,  равно как и число их разновидностей. Имея в сутках
всего двадцать четыре часа, попросту невозможно перебрать  всех
- от Либерии до Таиланда.
   Китайский  народ,  к  примеру,  будет  спокойно  взирать  на
разрушение Европы, - до тех пор, пока не  начнут  рушиться  его
собственные города.
   К  этому  необъятному  множеству  практических проблем скоро
прибавились новые, - когда некоторые из  его  жертв  ополчились
против него.
   Быстрее  всех  отреагировали  американцы,  хотя  для  них-то
угроза поначалу была минимальной. Едва только почта в расчетное
время доставила письма Хозяина, как  подробности  разработанной
им  программы  попали  на первые полосы газет. В этой программе
Хозяин объяснял, что он намеревается проделать и как, и где  он
находится.  Это был открытый вызов, брошенный изобретательности
наделенной воображением  нации,  и  нация  сходу  задействовала
целую  серию  контрмер,  -  каковые  надлежало  предусмотреть и
обезвредить.
   Атака  средствами  авиации  или  ракетными  средствами,  или
самоходными  судами,  надводными  или  подводными, была сочтена
бесполезной. Сразу же стало очевидным, что средства  достижения
Роколла   должны   быть   естественными.  Механизированный  мир
отбросило  вспять,  к  эпохе  Дрейка,  когда  влекомые   ветром
брандеры   могли  оказаться  более  действенными,  чем  атомная
подводная лодка. Однако брандерами нелегко  управлять.  Никакая
команда  не  уцелела  бы  в  радиусе двухсот миль от Роколла, а
точно  пустить  судно  по  ветру   на   такое   расстояние   не
представлялось  возможным. Складывалось впечатление, что ключом
к проблеме был ветер. Тут же возникли предложения  технического
характера,  связанные  с  отравляющим  газом  и  радиоактивными
осадками. Залп  атомными  снарядами,  взрывающимися  в  море  к
западу и юго-западу от острова в двух-трех сотнях миль от него,
мог   бы   позволить   засыпать   остров   переносимой   ветром
радиоактивной пылью. Тем же  способом  можно  было  нагнать  на
остров  и  газ. Однако любые газы и любые радиоактивные осадки,
распределенные по  фронту,  настолько  широкому,  чтобы  учесть
воздействие    различных   ветров,   причем   в   концентрации,
достаточной, чтобы покрыть 200 миль,  наверняка  выйдут  из-под
контроля и выкосят на земном шаре основательную полосу.
   Подобного рода попытки, предугаданные Хозяином, не позволяли
ему н поднимать занавес даже на срок, необходимый для получения
ответа.

   Китайский народ может спокойно взирать на разрушение Европы.
В том-то  и  загвоздка.  Детали получения ответа и гарантий - в
виде заложников или в каком-то ином -  были  несущественными  в
сравнении  с основной особенностью ультиматума, с демонстрацией
того, чем он им всем угрожает. Совершенно ясно, что если у всех
и  всюду  одновременно  заболит  голова,  принудить   людей   к
потребным действиям будет гораздо проще.
   Цитата  из  Фрейда, уже приводившаяся мистером Бленкинсопом,
была известна  и  Хозяину.  Хороший  хирург  режет  уверенно  и
глубоко,   а  не  надрезает  по  чуть-чуть.  В  сущности,  дело
сводилось к тому, что если ультиматум не сработает одновременно
везде и всюду, одномуединственному человеку управлять ситуацией
окажется не под силу, поскольку одни примут ультиматум всерьез,
а другие не примут.
   Следовательно, зону воздействия следовало распространить  на
весь мир, - хотя бы на несколько мгновений.
   К   несчастью,   потребная  для  этого  интенсивность  почти
наверняка убьет несколько миллионов человек, - тех,  что  живут
поближе к Роколлу.
   А  ближе  всего к Роколлу располагалась Великобритания, одна
из наиболее густонаселенных  территорий  земного  шара.  Хорошо
еще,  что  соответствующие  области  к  северу,  западу  и  югу
приходились на пустой океан.
   Согласно  последним  подсчетам,   население   Великобритании
составляло  50  535  000  человек,  притом  что  всего  в  мире
проживало 2 337 400 000 душ, - если принять на веру  результаты
переписи   населения,   произведенной  русскими  в  1900  году.
Уничтожение англичан было равноценно убийству  одного  человека
из,  примерно,  сорока  восьми.  Хозяин  сомневался,  что этого
хватит,  чтобы  разрешить  столкновение  интересов,  о  котором
высказывался Фрейд.
   Он  сидел  в  лаборатории  за шахматным столиком и занимался
нехитрым  сложением,  используя  дешевый  атлас   и   экземпляр
"Альманаха  Уитакера".  Лет  семьдесят  назад  его, возможно, и
раздражало бы  отсутствие  доктора  Мак-Турка  или  какого-либо
иного секретаря, способного сделать за него эту работу. Ныне же
он,  походя на дедушку, терпеливо играющего с малышом в кубики,
неуклюже водил по бумаге карандашом,  держа  его  в  утративших
навык пальцах.
   Во  время  наполеоновских  войн, - вспомнил он, - ожидалось,
что Нельсон потеряет треть своих молодцов, прежде чем  признает
себя   побежденным.   А   итонские   школяры,   -   куда  более
привилегированные, чем морские волки, -  уже  в  этом  столетии
заплатили  за  свои  привилегии  вдвое  большим  числом  боевых
потерь. В первую мировую войну Центральные державы мобилизовали
22 850 000 человек, из которых 3 386 200  погибли,  прежде  чем
державы капитулировали. Будем считать - один к семи.
   Возможно,  решил он, самое лучшее - это стереть с лица Земли
не только одних англичан.
   В сущности  говоря,  замечательная  идея,  если  принять  во
внимание  открытие  Мальтуса. Согласно расчетам Берле, мировому
населению, если не сдерживать его рост, между 1940-м  и  1965-м
предстоит увеличиться вдвое. Неэкономно.
   Между  тем,  ему  приходится  распылять  внимание  на тысячи
мелочей  и  справляться  со  всем  в  одиночку.  Вибраторы  вон
нуждаются в регулярном осмотре. Пора на дневную прогулку.

     Глава тридцать третья. Буря 

   Одна  из  обязанностей  Пинки,  пока  четверка  наших героев
сидела  взаперти,  состояла  в  том,  чтобы   выводить   Шутьку
прогуляться на вершину утеса. Когда Пинки в тот вечер явился за
ней,  он  показал  им  свою  грифельную  доску, на которой было
написано: "Хозяину нужен ключ".
   Мистер Фринтон поднялся, выудил из кармана ключ и вручил его
негру.
   Пинки кивнул, распахнул перед Шутькой дверь, мотнул  головой
в  сторону Никки и вышел за мальчиком наружу. Дверь за собой он
запер.
   Только-то и всего.
   Оставив Никки  с  Шутькой  у  двери,  Пинки  без  дальнейших
комментариев удалился на кухню, как бы предпочитая ни во что не
вникать.
   Никки,   у   которого   гулко   колотилось  сердце,  на  миг
прислонился к стене.

   Он вытащил из замочной скважины ключ и,  собираясь  с  духом
для  дальнейшего,  сунул  его  в  карман. Он подумал сам о себе
отвлеченно, как если бы этот вопрос задал  ему  чужой  человек,
находящийся  вне его тела: Мне страшно? Нет, мне интересно. Как
странно. Я знаю, что мне следует сделать, и понимаю,  что  один
из  сидящих  во  мне  людей  может  запаниковать,  если  я  ему
позволю,- но если я проделаю те  шаги,  которые  определил  для
себя,  этот человек окажется скован или изгнан, или я перестану
обращать на него внимание, или все, что он скажет, до  меня  не
дойдет,  -  что-то  в этом роде. Во всяком случае, если я умру,
так значит, умру. Судьба. Я взволнован?  Нет,  возбужден.  Я  -
расторопная  самодействующая машина и то, что я должен сделать,
следует делать в надлежащем  порядке  -  сначала  А,  потом  Б.
Нажимаем на кнопку Б.
   Время  от  времени  в  голове  у  него  проносились какие-то
разрозненные фразы, вроде тех, что видишь на стенах  телефонных
будок, как будто люди, сидящие у него внутри, пытались привлечь
к  себе  этими  фразами  внимание друг друга. Одной из них была
последняя строчка из любимой песенки его  отца,  эта  выглядела
так:  "Ходу, парень, смерть - пустяк". К собственному изумлению
и раздражению он обнаружил, что уже повторил  эту  строчку  раз
пятьдесят  и  продолжал повторять, вместе с мелодией. Он сделал
сознательное усилие, чтобы напевать взамен "Правь, Британия".
   Допотопный револьвер мистера Фринтона находился там же,  где
и  всегда,  -  у  него  в комнате, в ящике стола. Револьвер был
заряжен.
   Никки умел  обращаться  с  огнестрельным  оружием  благодаря
наличию  в  Гонтс-Годстоуне  оружейной,  в  которой  имелся, по
совпадению, и трофейный  револьвер  времен  первой  мировой,  в
точности  такой,  как  этот.  Никки был осведомлен относительно
предохранителя, знал, как переломить револьвер, чтобы убедиться
в наличии в нем патронов, и теперь проделал  это.  Но  стрелять
ему не приходилось ни разу.
   Ходу, парень, смерть - пустяк.
   Самое  верное  -  заглянуть в покои Хозяина. Он спустился на
лифте: черная дверь, каким-то  образом  излучающая  властность,
подобно той, что на Даунинг-стрит 10, стояла нараспашку. Рога в
прихожей  были оттянуты вниз, лаборатория оставлена настежь, ее
гул и сверкание в первый  раз  открылись  ему.  Внутри  никого.
Некое  сознательное присутствие здесь ощущалось, но людей видно
не  было.  Пусто  и  в  древнем  будуаре,  или  курительной   с
Бейкер-стрит,  фонограф  молчит.  Спальня  мистера Бленкинсопа,
обнаружившаяся за одной  из  дверей,  поблескивала  заброшенным
великолепием  лакового алтаря. В уборной и ванной, - Джуди было
бы приятно об этом узнать, - имелись настоящие краны  с  водой.
На  полке  ухмылялись  из  стакана  с дезинфицирующим раствором
вставные челюсти мистера Бленкинсопа, запасные. То был  главный
из   символов   скелета  и  только  он  и  остался  от  мистера
Бленкинсопа, более ничего.
   Он задержался около двери,  за  которой  явно  располагалась
спальня  Хозяина,  страшась  дотронуться  до ручки. Тронь ее, а
она, глядишь, возьмет да и улетит вместе с  дверью  или  дверь,
еще  того  хуже,  распахнется, зияя, внутрь, - и полезет оттуда
нечто,  как  из  сосуда  Пандоры,  или  выскочит   какой-нибудь
табакерочный  чертик, вот что тогда? Лучше не представлять себе
- что. Ходу, парень, смерть - пустяк.
   Нет. Правь, Британия.
   И спальня оказалась пустой.  Обстановка  самая  скромная,  -
железная   походная   койка   и   чудной  разновидности  "немой
камердинер" из красного дерева. Когда Хозяин  был  помоложе,  в
спальнях   джентльменов   часто  можно  было  увидеть  подобные
приспособления,  походившие  на  сложное  кресло  с  полочками,
вешалками  для сюртуков, распорками для обуви и даже подставкой
для парика. На одной из полочек лежал крючок  для  застегивания
пуговиц  и  набор  опасных  бритв,  помеченных  днями недели. В
комнате еле слышно пахло лавровишневой туалетной водой.
   Вниз по истертому лестничному ковру, мимо визитной  карточки
Чарльза Дарвина, по мощенному плиткой туннелю к лифту.
   Вот  только Шутьки под ногами мне сейчас не хватало, подумал
он. Закрыть ее что ли в одной из комнат? Как-то об  этом  я  не
подумал.  Да,  пожалуй.  Нет, не стоит. Какая разница? Я должен
действовать  автоматически  и  не  запинаться,  задумываясь   о
посторонних вещах. Пусть идет со мной, если хочет.
   Он  заглянул  в  машинный  зал,  по  которому, исполняя свою
работу, перемещались техники, не ведающие, что он наблюдает  за
ними.
   Пинки месил на кухне тесто. Головы он не поднял.
   Сверкающие коридоры, закрытые двери.
   Пусто  и в жилой половине, - законченный корабль подсыхает в
бутылке, распространяя теплый аромат лака.
   Вертолет  стоял  посреди  пустого  ангара,  таинственный   и
безмолвный,  как  богомол  или  фараон,  упокоившийся  в  своей
пирамиде.
   Когда Никки растворил двери ангара, впуская внутрь последние
остатки дня, его едва не отбросило ветром назад.
   Он столь долгое время оставался запертым в комнате без окон,
наедине с искусственным светом, что  позабыл  о  переменчивости
погоды.
   Возможно,  вибраторы подействовали на атмосферу или нарушили
какое-то  иное  равновесие,  ибо  над  островом   свирепствовал
ужасающий  шторм,  в  котором  молнии  ухитрялись соединяться с
ураганным ветром. Черное небо, - от какого Шекспир  вполне  мог
ожидать,  что  оно обрушится на скалы потоками горящей смолы, -
заполняли мятежные ветры  и  грохочущие  громы.  Волны  неслись
иззубренными  рядами. За ними неслась водяная пыль, срываемая с
бурунов, волны  влекли  ее,  похожую  на  вздыбленное  оперенье
скопы,  полупрозрачное,  словно  муслин.  Радуги играли в пыли.
Сами  же  волны  были  как  дервиши,  пляшущие  безумный  танец
семидесяти  семи покрывал. Анемометр на вершине утеса размазало
в бурое пятно. Напор восьмибалльного ветра притиснул мальчика к
камню.
   С  огромным  трудом  справляясь   с   ветром,   Никки   стал
подбираться по карнизу к вершине.
   Он  был  восставшим  Ариэлем  из  "Бури",  ищущим  страшного
Просперо, чтобы защитить Калибана.

                   Есть конец у всех дорог.
                   Все минует, дай лишь срок.
                   Пред зарей густеет мрак.
                   Ходу, парень, смерть - пустяк.

   Молния резанула по небу, и Никки увидел  Хозяина,  стоявшего
посреди урагана, опираясь на альпеншток.
   С тяжким усилием Хозяин поворотился, - пока мальчик поднимал
зияющий и мотаемый ветром из стороны в сторону револьвер.
   Хозяин   двинулся  прямо  на  дуло,  скособочась  в  сторону
альпенштока, и скоро они уже стояли на  скальном  откосе  всего
только в шаге один от другого.
   Синие  глаза  сошлись,  как и прежде, в одно сверкающее око.
Этот головной прожектор разрастался,  пока  не  заполнил  собою
небесный  свод,  стремительно  надвигаясь  на  мальчика,  будто
автомобиль, мчащий, чтобы его раздавить. Затем  он  закружился,
как  огненное  колесо  фейерверка.  То  был  сияющий  космос, и
мальчику оставалось либо и дальше противостоять этому  космосу,
либо войти в него.
   И он вошел.
   Он опустил револьвер.
   Он сказал:
   - Да.
   Замедленным,  полусонным  движением  он отшвырнул револьвер.
Ему хотелось заснуть, погрузиться в приятное онемение  и  пусть
все будет, как будет. "Уэбли" проскакал по голому камню, затем,
зацепившись барабаном, перевернулся и исчез за краем обрыва.
   Хозяин нащупал путь к сознанию Никки.

     Глава тридцать четвертая. На дне морском 

   Вообще-то  Шутька  была  не  из  кусачих  собак, но нынче ей
владел ужас. Расплющенная и расчесанная  ветром,  она  каким-то
чудом  держалась  за  голый  утес, а гром, которого она боялась
пуще всего на свете, буквально перекатывался через ее  дрожащее
тельце.  Шутька  в ужасе таращила одичалые глаза, и даже язык у
нее во рту трепетал от страха. Приникнув за  спиною  Хозяина  к
вершине Роколла, она цеплялась за нее, как цепляются за жизнь.
   Сделав шаг назад, Хозяин наступил на нее.
   Шутька в ответ цапнула его за лодыжку.
   Потерявшая    равновесие,    подхваченная   порывом   ветра,
споткнувшаяся о собаку древняя горстка  костей  повернулась  на
полоборота и рухнула на собственное бедро.
   Послышался  резкий  хруст,  громкий, словно кто-то ломал для
костра хворост.
   Шутька, потрясенная содеянным не меньше, чем бурей,  ползком
убралась в ангар.
   Никки  стоял  неподвижно,  ожидая,  когда  ему  скажут,  что
делать.

   Прошло несколько мгновений, и  в  промежутке  между  ударами
грома Хозяин вдруг рассмеялся.
   То  был удивительный смех, - сильный, полнозвучный, веселый,
-смех юноши, записанный в университетском  Доме  Славы  в  1820
году.
   И  пока  он  весело  звенел  над  вершиной скалы, Никки стал
оживать. Похожий на огненное колесо прожектор отъехал  назад  и
раздвоился,  превратясь  в  синие  глаза,  вполне обыкновенные.
Никки смотрел на старика со сломанным тазом,  распростертого  у
его  ног. Хозяин насмешливо произнес, совершенно не затрудняясь
словами:

                   Отрекся я от волшебства.
                   Как все земные существа,
                   Своим я предоставлен силам.

   И увидев, что цитата выше  разумения  мальчика,  он  потешил
себя добавлением еще одной:

                   Бан-бан! Калибан,
                   Ты больше не один,
                   Вот новый господин...
                   Прощай, хозяин мой, прощай!

   Никки спросил:
   - Вы что-нибудь повредили? Я могу вам помочь?
   - Нет.
   - Я мог бы привести мистера Фринтона, он отнесет вас в лифт.
   - Оставь.
   - Может быть, принести вам виски?
   - Целую  бочку. Мой винный погреб на берегу, под скалой. Там
спрятано мое винцо.

   Это, наверное, тоже цитата, смутно подумал он, в ошеломлении
спускаясь за виски вниз. Напор ветра, как  он  заметил,  ослаб,
хотя  шторм  еще бушевал в полную силу. Когда он уходил, Хозяин
сказал ему вслед:
   - Чарующая музыка.
   На фонографе уже стояла пластинка. Прежде, чем отправиться с
виски  назад,  он  запустил   ее   на   полную   мощь.   Затем,
спохватившись,  открыл  окно.  Чистый  ветер  ворвался  в него,
шелестя пампасной травой и  павлиньими  перьями.  На  пластинке
была записана четвертая часть Пятой симфонии Чайковского.
   Хозяин  устроился  поудобнее.  Отбив  у бутылки горлышко, он
вылил ее содержимое себе в глотку и, вслушиваясь, застыл.
   Стихающий ураган рвал громовую музыку в клочья. Она налетала
порывами, сотрясая под ними скалу.  Белые  буруны  воспетого  в
сагах   моря,   волоча   за  собой  кисею  пены,  торжественной
процессией шли мимо острова, вздымаясь  и  с  грохотом  опадая.
Сверканье и рев стихий понемногу смирялись.
   Пока  они слушали, Хозяин произнес, обращаясь к себе самому,
две фразы. Сначала он сказал: "Свободны мысли наши". И  немного
позже:  "Коли  ты помрешь, с тебя ничего не взыщут". Ладони его
мирно лежали на ручке альпенштока.
   Мажорно сверкнула тема  из  первой  части,  старик  кивал  и
улыбался. Ему больше нечего было сказать.
   Нет, еще одно оставалось невысказанным, и это одно он сказал
тоже.
   Опираясь на альпеншток, он встал.

                  Мой милый сын, ты выглядишь смущенным
                  И опечаленным. Развеселись!
                  Окончен праздник. В этом представленье
                  Актерами, сказал я, были духи.
                  И в воздухе, и в воздухе прозрачном,
                  Свершив свой труд, растаяли они. -
                  Вот так, подобно призракам без плоти,
                  Когда-нибудь растают, словно дым,
                  И тучами увенчанные горы,
                  И горделивые дворцы и храмы,
                  И даже весь - о да, весь шар земной.
                  И как от этих бестелесных масок,
                  От них не сохранится и следа.

   Воля  и  одна  только  воля довела запинающееся тело до края
отвесной скалы.
   Хозяин врезался в  чистую  воду,  окутанный  саваном  водной
пыли,  взлетевшей  ему  навстречу.  Под  воду он ушел, почти не
плеснув.
   Вот там все и кончилось - на дне морском.

     Глава тридцать пятая. Дом, милый дом

   Конюшни Гонтс-Годстоуна представляли собой одно из тех мест,
где поневоле начинаешь что-то насвистывать и где вдруг  слышишь
- за  звоном копыт и лязгом ведерка, - как конюшенный мальчик к
полной для тебя неожиданности высвистывает "Non piu andrai" или
"La ci дбтен" и высвистывать точно.
   Стояло яркое осеннее утро, листва на деревьях задумалась, не
пришла ли пора покрываться золотом, задумалось и ясное  солнце,
- не время ли приукрасить восход толикой инея. Зеленые изгороди
уже приобретали оттенок древесного дыма.
   Герцог  отправился  поутру  на  ловлю  лисят  и  к  завтраку
запоздал. Теперь он, сбивая с сапог грязь, топал ими по коврику
у кухонных дверей и насвистывал  любимый  мотив  из  "Иоланты".
Попозже  днем  ему предстояло запрячь все свое семейство, чтобы
оно продавало экскурсантам буклеты  и  водило  их  по  спальням
дворца. (Да, мадам, это герцогская корона нашей матушки, но вам
лучше  воспользоваться  одной из специально расставленных здесь
пепельниц, если только их не унесли посетители.) А до той поры,
поскольку дворец не открывался до половины двенадцатого,  когда
появлялись  первые автобусы, его дом все еще принадлежал только
ему,  -  пусть  ему  даже  и  приходилось  жить  при  дворцовых
конюшнях. Герцог насвистывал:

                     Не рискнул, не жди наград.
                     Взялся - делай, рад не рад.
                     Кровь людская не водица.
                     На любви Земля вертится.

   - Именно  так,  -  сказал  мистер  Фринтон,  имевший в своей
теплой шапочке и пиратских усах свирепый и комический вид.
   - Ну что, дорогие мои, все еще завтракаете?
   Именно этим они и занимались.
   - Пинки пошел в дом, - сказала Джуди, -  готовить  каталоги.
Он  просил  разрешения одеться ливрейным лакеем, - таким, как у
Хогарта на картинке.
   - Пусть себе, если хочет.
   - Ему нравится переодеваться,  и  может  быть,  это  поможет
продать   несколько  каталогов.  А  нельзя  нам  с  Никки  тоже
переодеться пажами, как ты считаешь?
   - Мы могли бы выносить  чучело  любимого  попугая  герцогини
Лоутеанской.
   - Я  не  хочу,  чтобы вы таскали его с места на место. Оно и
так уж на ладан дышит.
   - Тогда можно я надену доспехи Кромвеля?
   - Нет.
   - Сдается мне, что на острове у нас было больше  свободы,  -
мрачно  сказал  Никки.  -  А  здесь,  куда  ни ткнись, сплошное
"Руками не трогать".
   - Никки.
   - Ну ладно, ладно. Извиняюсь.
   - На острове, - сказал мистер Фринтон, дабы поддержать мир и
спокойствие, - вам вообще  надеть  было  нечего,  кроме  ночных
рубах.
   - Джуди надо спасибо сказать.
   - Себе скажи.
   - Интересно,  почему  это  говорить спасибо нужно мне, когда
шитье - самое что ни на есть женское дело? Ведь так, папа?
   - Я не понимаю, о чем вы толкуете.
   - Джуди обещала...
   - Ничего я не обещала.
   Никки начал раздуваться, как уязвленная лягушка.
   - Ты...
   - А знаете, - сказал мистер  Фринтон  и  для  предотвращения
драки  поставил между ними мармелад, - когда вся эта публика на
острове трепалась насчет Наполеона, у меня тоже была  в  запасе
цитата из него, только я постеснялся ее привести.
   - Что за цитата?
   - Он  как-то  сказал:  "Всякое дело удается сделать не чаще,
чем раз в столетие".
   - И что  он  имел  в  виду?  -  заинтересованно  осведомился
Герцог, на несколько дюймов не донеся до усов вилку с кеджери.
   - Насколько  я  понимаю, он имел в виду, что Гитлер исчерпал
все запасы диктаторства примерно до  две  тысячи  сорок  пятого
года. Хозяин все равно своего не добился бы.
   - Это интересно, весьма.
   - Да, но ты не знал Хозяина, - сказал Никки.
   - Слава Богу, не знал.
   - А если бы ты его знал, ты не был бы так в этом уверен.
   - Уверен в чем?
   - В  том,  что  он  бы  своего не добился, как сказал мистер
Фринтон.
   - Как сказал Наполеон, - церемонно поправила Джуди.
   - Как сказал Наполеон по словам мистера Фринтона, дурища  ты
этакая.
   - Николас, тебе не следует называть сестру дурищей.
   - Черт подери, - начал Никки. - Все, как один...
   - Не чертыхайся и займись, наконец, завтраком.
   - Что  мне  не  нравится  в  наших  приключениях, - заметила
Джуди, - так это какая-то их бессмысленность. Я к тому, что его
должен был  одолеть  какой-нибудь  настоящий  герой.  Рыцарь  в
сверкающих доспехах. А у нас все получилось как-то... ну, вроде
как неопрятно. Что это такое, - взял да и споткнулся о собачку.
   - На  самом  деле  все  получилось  как раз очень опрятно, -
сказал мистер Фринтон.
   - Почему это?
   - Если ты сверхчеловек,  так  ты  и  должен  споткнуться  на
недочеловеке. А он об этом забыл. И к тому же - "время и случай
для всех людей".
   - С людьми-то он, во всяком случае, справился.
   - Со всеми сразу.
   - И  еще, - сказал мистер Фринтон, - вы понимаете, насколько
умен оказался в конечном итоге Трясун?
   - Почему?
   - Он с самого начала предвидел такую возможность.  Потому  и
спер у вас Шутьку. Чтобы ее использовать.
   Сидевший  с  надутым  видом  Никки  припомнил вдруг остроту,
читанную  им  когда-то  в  газете,  и  в  мозгу  его  зародился
дьявольский план.
   - Я  так  понимаю, - коварно начал он, - что твой сверкающий
герой - не иначе как принц? Ему, небось, только и  дела  будет,
что с утра до вечера именовать тебя Прекрасной Дамой?
   - Вот именно. А почему бы и нет? Не всем же быть грубиянами,
вроде...
   - А  знаешь, как тебя станут называть, если ты выйдешь замуж
за принца?
   - Ну как?
     - Спринцовкой!   Снимите   штанишки,   прекрасная    дама!
Промывание желудка! Очень полезно!
   И  он  пристукнул  ложечкой  по  верхушке сваренного вкрутую
яйца.
   - Скотина!
   - Может, еще получишь титул Герцогини Клистирной Трубки.
   - Я тебя сейчас убью...
   - А вот и почта, - сказал мистер Фринтон.
   И вправду почта, - и доставила  ее,  как  и  было  задумано,
миссис Хендерсон, вместе с молоком, - и среди прочего содержала
эта  почта  письмо  с  надписанным  незнакомой рукой конвертом,
отправленное из Леруика и адресованное "генерал-майору  Герцогу
Ланкастерскому, Владельцу псовой охоты".
   - Вот так, - сказала Джуди, когда письмо вскрыли.
   Да,  так  вот,  ГилбертиСалливен,  разбиравшиеся в искусстве
трагедии   не   хуже,   чем   Аристотель,   выдумали    однажды
военно-морского  злодея,  чье  единственное,  но зато ужасающее
злодейство сводилось к умению вовремя ввернуть: "А  что  я  вам
говорил?".  У Джуди в миг торжества это получалось не хуже, как
и у Никки, впрочем.
   То было знаменитое письмо  из  бутылки,  свеженькое,  как  в
день, когда Джуди отпустила его по водам.
   - Даже если...
   - Ну?
   - Даже  если оно дошло сюда, - сказал в отчаянии Никки, - от
него все равно никакого проку, потому что уже слишком поздно  и
потому что...
   - Что "потому что"?
   - Потому  что  мы уже сделали все до того, как оно пришло, и
даже если оно пришло, все равно отсюда никто ничего не смог  бы
сделать и...
   - Ты-то говорил, что оно не дойдет.
   - Не говорил я этого.
   - Говорил.
   - Я сказал...
   - Не иначе, как опять "ту ква-ква".
   - "Ту" чего?
   - Это я про твою латынь.
   - О  Господи!  -  пронзительно  взвыл  Никки, терпение коего
окончательно лопнуло.  Он  раздулся,  словно  описанная  Эзопом
лягушка,   отыскивая   такое  проклятие,  чтобы  уж  было  всем
проклятьям проклятье. Все ополчились против  него.  Сохранилась
ли  в  мире  хоть  какая-то порядочность? Разве не ему выпало в
одиночку сражаться с Хозяином, - единственному, кто  уцелел  из
всего  благородного воинства? Ему приходилось одолевать гипноз,
передачу мыслей, людей ста пятидесяти семи лет и Бог знает  что
еще.  И  что  же?  Стоило  ему  так  удачно вспомнить шутку про
принца, как непременно  должна  появиться  эта  бутылка.  Всеми
обманутый,  никем  не  понятый,  буквально упрятанный под замок
собственными друзьями, ни от кого не дождавшийся благодарности,
вынужденный  терпеть  такое  обращение,  словно  ему   каких-то
двенадцать  лет,  -  да,  двенадцать,  хотя  им  еще  позавчера
исполнилось  тринадцать,  -  есть  ли  в   такой   жизни   хоть
какой-нибудь  смысл?  В  чем  царственного  рода воздаянье? Где
справедливость? И зачем вообще понадобилось выдумывать  женщин?
Где наши трубы и орлы? Кто...
   Орлы?
   Наполеон.
   Нашел.
   Он       поворотился      к      своей,уженачинавшейтрусить,
двойняшке-сестре и величаво сравнял счет.
   - Знаешь кто ты есть? - спросил он.  -  Ты  -  Наполеон  без
палочки.

   Сидя  под  их столом и неопрятно чавкая, Шутька порыкивала в
знак одобрени, когда голоса хозяев начинали звучать погромче.
   Среда. Все неприятности позади.
   Она  оказалась,  судя  по  всему,  единственной  в   истории
собакой,  которой  удалось  переменить  участь рода людского, и
потому вам, наверное, будет приятно узнать, что хозяева дали ей
целую селедку.


Перевод с английского Сергея Ильина



     КОММЕНТАРИИ 

   Эпиграф к роману взят из первой  сцены  II  акта  "Бури"  В.
Шекспира, которая цитируется здесь в переводе Мих. Донского.

       глава 1


* .  сэр Уинстон Черчилль - см. соответствующее примечание
к 28 главе "Отдохновения миссис Мэшем".


* . Святой Брендан - полумифический настоятель ирландского
монастыря, родившийся, согласно преданию в 484 и умерший в  577
году. Святым его числят в Ирландии, хотя он и не канонизирован.
Легенда  рассказывает  о  его семилетнем путешествии по разного
рода  баснословным   странам   в   поисках   "Страны   Святых",
совершенном им в сопутствии ангела; в частности в ней говорится
о  стоящем посредине Атлантики острове Св. Брендана, на котором
даже птицы и звери соблюдают христианские посты и праздники.


* . Фробишер -  Мартин  Фробишер  (1535-1594),  английский
мореплаватель,  совершивший  попытку  добраться  из  Англии  до
Китая, двигаясь в северо-западном направлении,  но  добравшийся
лишь  до  Баффиновой  земли,  что  на севере Канады. Командовал
одним  из  кораблей  эскадры  Дрейка,  ходившей  в  Вест-Индию.
Получил   рыцарское   звание   за   успешные   действия  против
"Непобедимой Армады". Погиб в бою в Бретани, куда был послан  в
помощь  Генриху  IV  Наваррскому  в  его  борьбе с католической
лигой.


* . остров Неприступный  -  остров,  находящийся  в  южной
Атлантике, близ островов Тристан-да-Кунья.


* .   мыс  Даннет,  пролив  Пентленд-Ферт  -  этот  пролив
отделяет северную оконечность Шотландии от Оркнейских островов.

       глава 4


* . Чатсуорт - расположенное невдалеке от г.Дерби поместье
герцогов Девонширских, построенное в XVII веке и ныне вмещающее
художественную галерею и библиотеку и открытое для публики.


* . Бленхейм  -  см.  примечание  "Мальплаке"  к  1  главе
"Отдохновения миссис Мэшем".


* .  Ландсир  -  см. соответствующее примечание к 28 главе
"Отдохновения миссис Мэшем".


* . Дарвин - Чарльз Роберт  Дарвин  (1809-1882),  один  из
основоположников  теории  эволюции,  обосновавший происхождение
человека от обезьяны.


* . Церматт - климатический курорт в Пеннинских  Альпах  в
Швейцарии.


* .  Колизей  - построенный в 75-80 годах н.э. амфитеатр в
Риме.

       глава 5


* . ...на дивном камне сем в серебряной оправе океана... -
в трагедии В. Шекспира "Ричард II" (акт II, сцена 1) Джон Гант,
герцог Ланкастерский, так говорит об Англии:

                   Противу зол и ужасов войны
                   Самой природой сложенная крепость,
                   Счастливейшего племени отчизна,
                   Сей мир особый, дивный сей алмаз
                   В серебряной оправе океана
                                       (Перевод Мих. Донского)


* .  раб  рабов  Божиих  -  так  называл  себя   блаженный
Августин,  а  затем папа Григорий I, после которого эта формула
превратилась в подобие официального титула Папы римского.


* . королева Виктория - см. соответствующее примечание к 4
главе "Отдохновения миссис Мэшем".


* . Рокфеллер - по-видимому, сын Джона Рокфеллера-старшего
(1839-1937),  основателя  финансовой  династии,  поскольку  сам
Рокфеллер-старший до 1860 года был приказчиком мучного лабаза в
г.  Кливленде  в  США  и  в молодости вряд ли играл в гольф или
теннис.

       глава 6


* . друиды - жрецы древних кельтов,  бывшие  наставниками,
целителями и прорицателями.


* . Малин - мыс Малин-Хед, северная оконечность Ирландии.


* .  Гебриды  -  Гебридские  острова,  лежащие к западу от
берегов Шотландии.


* .  Диана  Дорс  -  псевдоним  английской  кинозвезды   и
журналистки  Дейзи  Флак  (1931-1984),  в  40-50  годы бывшей в
Англии тем же, чем была в Америке Мерилин Монро.


* . Рокуэлл -  Норман  Рокуэлл  (1894-1978),  американский
художник-иллюстратор,   более  всего  известный  обложками  для
журнала "Сэтеди Ивнинг Пост", которых он делал по десять в год,
начиная с 1916 года.

       глава 7


* . Борджиа - испанский дворянский род,  переселившийся  в
начале  XV  века  в Италию и занявший там видное положение. Род
дал нескольких Пап и светских властителей, для достижения своих
целей охотно прибегавших к яду.


* . слои Хевисайда -  ионизированные  слои  атмосферы;  по
имени   английского   физика   Оливера  Хевисайда  (1850-1925),
обосновавшего существование таких слоев.

       глава 9


* . правду, всю правду и ничего, кроме  правды  -  формула
присяги в английском суде.


* .  клятва  Эскулапа - Доктор Мак-Турк путает Гиппократа,
великого  древнегреческого  врача,   принадлежавшего   к   роду
Асклепиев  с покровителем этого рода богом врачевания Асклепием
(Эскулапом у римлян).


* .  Медикамент,  ты   ангел-исцелитель   -   "медикамент"
заменяет  здесь  "женщину"  в неточной цитате из поэмы Вальтера
Скотта "Мармион": "О, женщина! ... ты ангел-исцелитель!".

       глава 10


* . "De Bello Gallico" - "Записки о Галльской  войне  Юлия
Цезаря, служащие учебным пособием при изучении латыни.


* .  ...поставил  1066  против  вопроса  о  дате  открытия
Америки - т.е. дату завоевания Англии  норманнами.  Официальной
датой  открытия  Америки считается 12.X.1492 года, когда Колумб
достиг острова Сан-Сальвадор.


* . Чаепитие у Безумного Шляпника -  Никки  имеет  в  виду
Безумное Чаепитие, описанное в VII главе "Алисы в Стране Чудес"
Льюиса Кэрролла.

       глава 12


* .  Тот,  кто из драки... - Начало известного с XVII века
стишка:

                   Тот, кто из драки удерет,
                   Глядишь, до новой доживет.


* .  Г.Дж.   Уэллс   -   разумеется,   Никки   читает   не
фантастические  романы  Герберта  Джорджа Уэллса (1866-1946), а
его социальноутопические труды, посвященные  способам  разумной
организации человеческого общества.


* .  Джулиан  Хаксли  - Джулиан Сорелл Хаксли (1887-1975),
английский биолог и философ, автор  трудов  по  общим  вопросам
эволюции и по этике.


* .  доктор Лоренц - Конрад Лоренц (р.1903), австралийский
зоолог,  один  из  создатель  этологии   (науки   о   поведении
животных),  лауреат  Нобелевской  премии  (1973). Некоторые его
труды содержат попытки распространить закономерности  поведения
животных на человека и человеческое общество.


* .   Быть  иль  не  быть.  Вот  в  чем  вопрос  -  начало
знаменитого монолога Гамлета из трагедии В.  Шекспира  "Гамлет,
принц датский" (акт III, сцена 1; перевод Б. Пастернака).


* .  Ты  и  не  ведаешь,  сын  мой,  сколь  малая мудрость
потребна для  управления  миром  -  в  качестве  авторов  этого
латинского  высказывания  называют  нескольких  человек,  в том
числе двух Пап - Юлия III и Александра VI.


* . Прощай, вертлявый глупый хлопотун!  Тебя  я  спутал  с
кемто поважнее - слова Гамлета, обращенные к только что убитому
им Полонию (акт III, cцена 4; перевод Б. Пастернака).

       глава 13


* .  Форель  - Огюст Генри Форель (1848-1931), швейцарский
пcихиатр  и  энтмолог,  известный,  в  частности,  трудами   по
психологии муравьев.


* .  суфражистка  -  движение  суфражисток, выступавших за
предоставление  женщинам  избирательного  права,  было   широко
распространено  в Великобритании и США во второй половине XIX -
начале XX века.

       глава 14


* .  Цитата  из  "Юлия  Цезаря"  -  тут  Джуди   ошиблась:
приводимая   ею  цитата  принадлежит  не  к  "Юлию  Цезарю"  В.
Шекспира, а к первой  сцене  I  акта  "Гамлета",  где,  правда,
Горацио  рассказывает  о  том,  что  происходило  в  Риме перед
гибелью Юлия Цезаря:

                   В высоком Риме,в городе побед,
                   В дни перед тем, как пал могучий Юлий,
                   Покинув гробы, в саванах, вдоль улиц
                   Визжали и гнусили мертвецы...

   (Перевод М. Лозинского).

       глава 15


* . ...носит то же имя, что и Король Артур у  сэра  Томаса
Мэлори  -  имеется  в  виду  "Смерть Артура" сэра Томаса Мэлори
(ок.1417-1471). Арктур - звезда  в  созвездии  Волопаса,  самая
яркая  в Северном полушарии, латинское Arcturus означает "малая
медведица", тогда как имя Артура производят,  в  частности,  от
кельтского artos (медведь).


* .  "Увертюра  1812  года"  - "Тожественная увертюра 1812
год", написанная П.И. Чайковским (1840-1893) в 1880 году.


* .  "Болеро"  -  написанная  в  1928  году  симфоническая
фантазия Мориса Равеля (1875-1937).


* . "Пляски смерти" - вероятно, "Пляска смерти", сочинение
дл фортепиано с оркестром (1859) Франца Листа(1811-1886).


* . Донаньи - Эрне Донаньи (1877-1960), венгерский пианист
и композитор,   автор  двух  симфоний,  шести  инструментальных
концертов с оркестром, фортепьянных пьес.


* . ...выбивая V.R., наподобие Шерлока Холмса  -  Victoria
Тезйоб  т.е.  Королева Виктория (лат.): две эти буквы ставились
на официальных королевских документах, почтовых ящиках, каретах
и т.д. во времена правления Королевы  Виктории  (1837-1901).  О
привычке  Холмса  украшать  стену вензелем королевы говорится в
рассказе А. Конан-Дойла "Обряд дома Месгрейвов".


* . Не надо пугаться, объяснял некогда  в  "Буре"  бедняга
Калибан,  остров  полон  звуков,  шелеста,  шепота и пенья; они
приятны и нет от них вреда.  -  во  2  сцене  III  акта  "Бури"
Калибан   говорит,   обращаясь   к  своему  "новому  господину"
пьянице-дворецкому Стефано:

                   Ты не пугайся: остров полон звуков -
                   И шелеста, и шепота, и пенья;
                   Они приятны, нет от них вреда.


* . "Фрегат его величества  'Пинафор'",  сцена  побега,  -
сказала  Джуди,  чьи  музыкальные  вкусы находились примерно на
этом уровне. Их отец очень любил Гилберта и  Салливена.  -  сэр
Уильям  Гильберт  (1836-1911), английский писатель, приобретший
известность главным образом своими либретто для оперетт  Артура
Салливена  (18421900). В "Хозяине" упоминаются три их оперетты:
"Фрегат его величества 'Пинафор'", "Пираты Пензанса" (глава 29)
и "Иоланта" (глава 35), которая также цитируется в главах 33  и
35.


* . Рубикон - речка Рубикон отделяла цезальпийскую Галлию,
римскую  провинцию,  отданную  под управление Юлия Цезаря. В 49
году до  н.э.  он  со  своими  войсками  перешел  Рубикон,  что
означало  начало войны с Сенатом и Помпеем. С тех пор выражение
"перейти Рубикон" означает  "сделать  решительный,  необратимый
шаг".

       глава 16


* .  Доктор  Моро  -  персонаж  романа  Г.  Уэллса "Остров
доктора Моро".


* .  "Железный  Пират"  -  опубликованный  в   1893   году
приключенческий роман сэра Макса Пэмбертона.


* .  "Она"  -  опубликованный  в  1887  году  роман  Генри
Хаггарда (1856-1925),  одним  из  главных  персонажей  которого
является   "Она",   загадочная  и  бессмертная  белая  женщина,
правящая страной в дебрях Африки.


* . "Остров Сокровищ" - опубликованный в 1883  году  роман
Роберта Льюса Стивенсона (1850-1894).


* . Капитан Немо - герой романа Жюля Верна (1828-1905) "20
000 лье под водой" (1869-1870).


* .   Генри   Рассел   Уоллес   (1823-1913)  -  английский
естествоиспытатель, создавший одновременно с Чарльзом  Дарвином
теорию  естественного отбора, но, впрочем, признавший приоритет
Дарвина.


* . Мэри  Шелли  (1757-1851)  -  английская  писательница,
автор    классического   романа   ужасов   "Франкенштейн,   или
современный Прометей"  (1818),  герой  которого,  Франкенштейн,
создает  из вырытых на кладбище трупов лишенного души монстра и
наделяет его жизнью с  помощью  гальванического  электричества.
Чудище  ищет  людского  сочувствия  и, не найдя его, подвергает
своего создателя страшной смерти.


* .  сражение  при  Ватерлоо   -   сражение,   в   котором
англоголландские и прусские войска разгромили в 1815 году армию
Наполеона, заставив его вторично отречься от престола.


* .   Когда   была   Французская   революция?   -  Великая
французская революция "была" в 1789 году.


* . coup d'иtat - государственный переворот (фр.).


* . "Non Omnis Moriar" - "Нет, весь я не умру", изначально
это строка из оды Горация,  более  всего  известная  у  нас  по
вольному  переводу  А.С.  Пушкина "Я памятник себе воздвиг...",
откуда и взят перевод.


* . Шпенглер  -  Освальд  Шпенглер  (1880-1936),  немецкий
философ, культуролог и историк.


* .  Успенский  -  по-видимому,  Федор  Иванович Успенский
(18451928),  русский  историк  и  археолог,  директор  Русского
археологического института в Константинополе (1894-1914), автор
труда "История Византийской империи".

       глава 17


* .  Ла Гулю - французская ансоньетка, персонаж нескольких
картин и афиш Анри де Тулуз-Лотрека (1864-1901).


*  Эдуард VII (1841-1910) - король Великобритании  с  1901
г.


* .   "Марсельеза"   -  французская  революционная  песня,
ставшая затем гимном Франции. Сочинена Руже  де  Лилем  в  1792
году.


* .  Старый  Парр  - Томас Парр, переживший, как говорили,
десятерых королей и доживший-таки до того, что в  возрасте  105
лет  был  осужден  за  "невоздержанность",  а  впрочем  все  же
женившийся второй раз, когда ему было 122 года.  Родился  он  в
1483  году,  а умер в 1635, когда его привезли в виде диковинки
ко двору Карла I, где его и сгубила перемена  в  образе  жизни.
Похоронен в Вестминстерском аббатстве.


* .  Генри  Дженкинс  (ум.1670)  - английский простолюдин,
рыбак и батрак, затем нищий, уверявший, что он родился  в  1501
году  и  уверивший в этом многих, так что даже на его могильном
памятнике выбита именно эта дата.


* . графиня Десмондская - Екатерина, графиня  Десмондская,
прожившая, как уверяют, 140 лет.


* .  английская  соль  -  она  же  "горькая соль", сульфат
магния, используемый в качестве слабительного.


* . президент Эйзенхауэр - см. соответствующее  примечание
к 10 главе "Отдохновения миссис Мэшем".


* . сэр Антони Иден - Антони Иден, лорд Эйвон (1897-1977),
английский государственный деятель, в 1955-1957 премьер-министр
Великобритании.


* .  мистер  Хрущев - Никита Сергеевич Хрущев (1894-1971),
советский партийно-государственный деятель, стоявший  во  главе
СССР с 1953 по 1964 год.

       глава 18


* .  острова  Мидуэй  - два острова, расположенных рядом с
Гавайскими островами.

       глава 19


* . ex tempore - здесь "экспромт" (лат.).

       глава 20


* . Шутька ... подумала: "Лишь это вспомните, узнав, что я
убита:  стал  некий  уголок,  средь  моря,  на  чужбине,  навек
селедкою"  - в своем настоящем виде эти строки из стихотворения
Руперта Брука (1887-1915) "Солдат" выглядят так:

                  Лишь это вспомните, узнав, что я убит:
                  стал некий уголок, средь поля, на чужбине,
                  навеки Англией.

   (Перевод В.В.Набокова).


* . "Верните нам наши одиннадцать  дней"  -  григорианский
календарь был принят протестантской Англией (и Шотландией) лишь
в  1751  году и вступил в силу, начиная с 1752-го. При этом для
корректировки   сроков    равноденствия    пришлось    опустить
одиннадцать  дней, так что за 2 сентября 1752 последовало сразу
14 сентября. Множество людей решило, что у них обманом оттягали
одиннадцать дней, равно как и плату за эти дни, откуда и возник
упоминаемый Уайтом популярный лозунг.

       глава 21


* . мы, люди, читать по  лицам  мысли  не  умеем  -  слова
Дункана  из  4  сцены  I  акта  трагедии  В.  Шекспира "Макбет"
(перевод Ю. Корнеева),

       глава 22


* . "После меня хоть потоп"  -  присловье  мадам  Помпадур
(17211764), любовницы французского короля Людовика XV.


* .  "Красен  закат,  пастух  будет рад" - на самом деле в
старинном  английском  стишке,  содержащем  касающиеся   погоды
приметы, речь идет не о закате, а о радуге.


* .  День  Д - день высадкидесанта союзников в Нормандии 6
июня 1944 года. Сама высадка носила кодовое  название  Операция
"Оверлорд".


* .  Кассандра  -  псевдоним  английского  журналиста сэра
Вильяма   Нэйли   Коннора   (1909-1967),    использующий    имя
прорицательницы,  дочери  троянского царя Приама, предсказаниям
которой, впрочем, никто не верил.

       глава 23


* . Буффало Билл  -  буквально  "Бизоний  Билл",  прозвище
Вильяма   Фредерика  Коди  (1847-1917),  заработанное  им  в  в
1876-1878 годах, когда  он  взялся  снабжать  мясом  строителей
железной  дороги  "Канзас-Пасифик"  и  за  восемнадцать месяцев
истребил 4280 бизонов. До этого  он  успел  повоевать  в  войне
Севера  с  Югом  и  в войнах с индейцами, единолично убив вождя
одного из племен. В 1883 году он  организовал  шоу,  в  котором
участвовали  дикие  животные,  индейцы  и ковбои и которое он в
1887 году привез в Европу.

       глава 24


* . Tu quoque - И ты тоже (лат.). Часть латинской фразы Et
фх quoque, Brute? (И ты  тоже,  Брут?),  с  которой  смертельно
раненный  Цезарь  обращается к своему любимцу Марку Юнию Бруту,
оказавшемуся среди его убийц. Впервые это выражение (  в  форме
"Et фх, Brute") появилось в трагедии В. Шекспира "Юлий Цезарь".


* .  Крымская война - тянувшаяся с 1853 по 1856 год война,
которая поначалу  развязалась  между  Россией  и  Турцией  и  в
которую  затем  вовлеклись  (на стороне Турции) Великобритания,
Франция и Сардинское королевство.


* . Святая Роза из Лимы  -  Святая  патронесса  Америки  и
Филиппин,  первая  из  канонизированных уроженцев Нового Света,
родившаяся в Перу дочь конкистадора Роза Флорес (1586-1617).


*  boeuf а la mode - говядина по последней моде (фр.).


* . Рамзес - это имя  носили  многие  египетские  фараоны.
Здесь  имеетс  в  виду  либо  Рамзес  II  (1317-1251  до н.э.),
построивший  в  Египте   множество   храмов,   украшенных   его
изображениями   ("лучшие   статуи"   Рамзеса  II  хранятся,  по
свидетельству "Энциклопедического словаря" Брокгауза и Эфрона в
туринском и берлинском музеях); либо Рамзес III  (1198-1167  до
н.э.), саркофаги которого хранятся в Лувре и Кембридже.


* .   Ганди   -   Мохандас  Карамчанд  Ганди  (1869-1948),
руководитель и идеолог национально-освободительного движения  в
Индии, убежденный противник всякого насилия.

       глава 26


*   "CEAD  MILE  FAILTE"  - правильно "CEAD MILLE FAILTE",
т.е. "с тысячью наилучших пожеланий" (фр.).

       глава 27


* . Арцыбашев - Борис Арцыбашев (1899-1984),  американский
художник-иллюстратор  и  писатель,  сын  известного  в  прошлом
русского писателя Михаила Арцыбашева.


* . Бэкон - Роджер Бэкон (1214?-1392), английский  философ
и естествоиспытатель, монах-францисканец.


* . ad lib - от латинского ad libitum - сколько угодно, по
усмотрению.

       глава 28


* .  "тщится  вскочить  в седло, но пролетает мимо" - в не
очень точном переводе Ю. Корнеева эти слова Макбета из 7  сцены
I акта трагедии В. Шекспира "Макбет" выглядят так:

                 Решимость мне пришпорить нечем: тщится
                 Вскочить в седло напрасно честолюбье
                 И набок валится.


* .  герцог Энгиенский - принц королевского дома Бурбонов,
Луис  Антуан  Анри  де   Бурбон-Конде   д'Энгиен   (1772-1804).
Эмигрировав  из  Франции  сразу  после начала революции, в 1789
году, он служил в  контрреволюционной  армии,  составленной  из
аристократов,  а  после  ее  роспуска в 1801 году обосновался в
Германии, на границе с  Францией.  Наполеон,  которому  надоели
роялистские   заговоры,  решил  "показать  на  нем  пример",  и
основываясь на одних лишь слухах об участии герцога в одном  из
таких   заговоров,   отправил   вооруженный   отряд,   который,
переправившись  через  Рейн,   арестовал   герцога   на   чужой
территории.  Герцога  привезли  в Париж и после чисто условного
суда расстреляли 24 марта 1804 года во рву  Венсенского  замка.
Казнь эта наделала много шума в Европе.


* .  охота  на  ведьм  в  Салеме - в расположенном в штате
Массачусетс (США) городе Салеме в 1692  году  было  в  качестве
колдуний  казнено  по  обвинениям  и доносам нескольких местных
девочек, страдавших истерическими припадками, а также  двадцать
женщин.


* .  Давид  и  Голиаф  -  в ветхозаветной 1-й книге Царств
рассказывается  (глава  17)  о  том,  как  юноша-пастух   Давид
пущенным   из   пращи  камнем  убил  филистимлянского  великана
Голиафа.

       глава 29


* . Прометей - в греческой мифологии  сын  титана  Иапета,
двоюродный  брат  Зевса,  равный  ему мудростью; создатель рода
людского, которому он подарил похищенный им у богов  огонь.  За
это  Зевс  приковал  Прометея к скале на Кавказе и послал орла,
который ежедневно  выклевывал  Прометею  печень,  ежедневно  же
выраставшую заново. Впрочем, в конце концов Зевс, нуждавшийся в
знании  будущего,  которым  был наделен Прометей, послал своего
сына Геракла освободить его.

       глава 30


* . Гандер - город  и  аэропорт  на  острове  Ньюфаундленд
(Канада).


* .  Фареры - Фарерскиеострова, расположенные в Норвежском
море  примерно  на  полпути  между  Британскими   островами   и
Исландией.


* .  Гайд-парк - известнейший из парков Лондона, в котором
часто  проводятся  политические  митинги  и   демонстрации.   В
находящемся  там "Уголке ораторов" по воскресеньям и субботам с
импровизированных  трибун  выступают  самодеятельные   ораторы,
произносящие речи на волнующие их темы.


* . Нарвик - портовый город на севере Норвегии.


* . Корк - портовый город на юге Ирландии.

       глава 31


* .   сенатор   Маккарти   -   Джозеф   Реймонд   Маккарти
(1908-1957), американский политический деятель, возглавивший  с
1953  года сенатскую комиссию по расследованию антиамериканской
деятельности.


* . Вордсворт с его облаками славы - имеются в виду строки
из "Оды"  английского  поэта  Вильяма  Вордсворта  (1770-1850),
имеющей     подзаголовок    "О    бессмертии,    подтверждаемом
воспоминаниями раннего детства".

       глава 32


* . президент Вильсон - Томас Вудро  Вильсон  (1856-1924),
президент    США   от   Демократической   партии   (1913-1921),
обеспечивший  вступление  США  в   Первую   мировую   войну   и
выступивший   в  1918  году  с  программой  мира  "Четырнадцать
пунктов", не поддержанной мировым сообществом.


* .   Дрейк   -   сэрФрэнсисДрейк(1540-1596),   английский
мореплаватель,   адмирал,   организатор  и  участник  пиратских
экспедиций, вторым  после  Магеллана  совершивший  кругосветное
плавание, руководитель разгрома "Непобедимой Армады".


* .  брандер  -  судно,  обыкновенно  старое,  нагруженное
горючими и взрывчатыми веществами, которое поджигали и  пускали
по  ветру  (большей  частью  ночью  или  во  время  тумана)  на
вражеские суда, как правило, стоящие на якоре. Удачных  случаев
использования брандеров в истории морских сражений крайне мало.
Среди  них  стоит,  пожалуй,  отметить  Чесменский  бой (2 июня
1770), когда брандер под командой лейтенанта Ильина сцепился  с
турецким  кораблем, был подожжен и спалил 15 турецких кораблей,
6 фрегатов и до 50 мелких судов.


* . "Альманах Уитакера" - ежегодно издаваемый с 1868  года
справочник  статистической  информации,  содержащий  сведения о
зарубежных странах.Назван по  имени  первого  издателя  Джозефа
Уитакера.


* .   Нельсон   -   см.  о  нем  примечания  к  главам  16
("Нельсонова колонна") и 17  ("Нельсон")  "Отдохновения  миссис
Мэшем".


* .   Мальтус   -  имеется  в  виду  открытие  английского
экономиста  Томаса  Роберта  Мальтуса   (1776-1834),   согласно
которому   народонаселение   имеет   тенденцию   возрастать   в
геометрической  прогрессии,  а  средства  существования   -   в
арифметической.

       глава 33


* .  "Правь,Британия"-см.  соответствующее примечание к 26
главе "Отдохновения миссис Мэшем".


* . Даунинг-стрит, 10 - в  этом  доме  вЛондоне  находится
резиденция действующего премьер-министра Великобритании.


* . сосуд Пандоры - в греческой мифологии Пандора - первая
женщина,  созданная  Гефестом  и  Афродитой,  по приказу Зевса,
разгневанного тем, что Прометей похитил  огонь  и  передал  его
людям.  По замыслу Зевсаона должна была принести людям соблазны
и несчастья. Боги подарили ей сосуд, в котором  были  заключены
все  людские пороки и несчастья. Пандора из любопытства открыла
сосуд, отчего по земле распространились болезни и  бедствия,  и
успела  закрыть  его,  лишь  когда  на дне сосуда осталась одна
надежда.


* . изольется на крепкую скалу потоками  горящей  смолы  -
соединение  двух  цитат  из  "Бури":  дочь  волшебника Просперо
Миранда говорит, описывая вызванную им бурю:

                   Казалось, что горящая смола
                   Потоками струится с небосвода;
                   Но волны, достигавшие небес,
                   Сбивали пламя.
                                                 (Акт I,  сцена
2)

   и сам Просперо, вспоминая об этой буре, рассказывает о себе:

                                             затмил я солнце,
                   Мятежный ветер подчинил себе,
                   В лазурь небес взметнул зеленый вал
                   И разбудил грохочущие громы.
                   Стрелой Юпитера я расщепил
                   Его же гордый дуб, обрушил скалы
                                         (Акт V, сцена 1)

   Отсюда  же  в  Уайтовском  описании  бури  взяты "грохочущие
громы" и "мятежные ветры".


* . Он был восставшим Ариэлем из "Бури", ищущим  страшного
Просперо,   чтобы   защитить  Калибана  -  персонажи  "Бури"  -
волшебник Просперо и находящиеся у него в услужении дух воздуха
Ариэль и уродливый, злобный дикарь Калибан. Ариэль, впрочем, не
восставал против Просперо, дабы защитить Калибана.


*  "Уэбли" - название крупнейшей на  рубеже  веков  фирмы,
производившей огнестрельное оружие.

       глава 34


* . на дне морском - аллюзия на песенку, которую невидимый
Ариэль  поет,  обращаясь к спасшемуся во время бури сыну короля
Неаполитанского  Фердинанду  (Сам  король,  плыл  на  одном   с
Фердинандом корабле):

                   Отец твой спит на дне морском,
                   Он тиною затянут,
                   И станет плоть его песком,
                   Кораллом кости станут.
                                                  (Акт I, сцена
2)


* .  Отрекся  я  от  волшебства  - начальныестроки Эпилога
"Бури",  относительно   которого   авторская   ремарка   гласит
"произносится  актером,  играющим  Просперо"  и который не грех
привести полностью, поскольку весь Эпилог важен  для  понимания
отношения Уайта к Хозяину:

                   Отрекся я от волшебства.
                   Как все земные существа,
                   Своим я предоставлен силам.
                   На этом острове унылом
                   Меня оставить и проклясть
                   Иль взять в Неаполь - ваша власть.
                   Но, возвратив свои владенья,
                   И дав обидчикам прощенье,
                   И я не вправе ли сейчас
                   Ждать милосердия от вас?
                   Итак, я полон упованья,
                   Что добрые рукоплесканья
                   Моей ладьи ускорят бег.
                   Я слабый, грешный человек,
                   Не служат духи мне, как прежде.
                   И я взываю к вам в надежде,
                   Что вы услышите мольбу,
                   Решая здесь мою судьбу.
                   Мольба, душевное смиренье
                   Рождают в душах снисхожденье.
                   Все грешны, все прощенья ждут.
                   Да будет милостив ваш суд.


* . Бан-бан! Калибан - песенка пьяного Калибана из 2 сцены
ЙЙ акта "Бури":

                   Прощай, хозяин мой, прощай!
                   Не стану я ему в угоду
                   Весь день таскать дрова и воду,
                   И рыбу загонять в запруду,
                   И стол скоблить, и мыть посуду.

                   Прочь рабство, прочь обман!
                   Бан-Бан! Ка... Калибан,
                   Ты больше не один:
                   Вот новый господин!
                   Твой добрый господин!


* .  Целую бочку. Мой винный погреб на берегу, под скалой.
Там спрятано мое винцо - пьяница Стефано говорит во 2 сцене  II
акта  "Бури": "Говорят тебе - целая бочка. Мой винный погреб на
берегу, под скалой. Там спрятано мое винцо."


* . Чарующая музыка-эта репликаГонзало ("Marvellous  sweet
нхуйг")  из  3  сцены  III акта "Бури", переведена Мих. Донским
словами "Волшебная гармония". Мы заменили ее на его же  перевод
слов Фердинанда из акта IV сцены 1 "Чарующая музыка", которым у
Шекспира,   как   это   ни   удивительно,  соответствуют  слова
"Harmonious гибтнйозмщ".


* . "Свободны мысли наши" - во 2  сцене  III  акта  "Бури"
пьяный Стефан напевает:

                   Чихать на все, плевать на все!
                   Плевать на все, чихать на все!
                   Свободны мысли наши!


* .  "Коли  ты  помрешь,  с тебя ничего не взыщут" - слова
Стефано из 2 сцены III акта "Бури".


* . Мой  милый  сын,  ты  выглядишь  смущенным  -  монолог
Просперо из 1 сцены IV акта "Бури".

       глава 35


* .  Хогарт  -  см.  соответствующее  примечание к 7 главе
"Отдохновения миссис Мэшем".


* . герцогиня Лоутеанская - в Англии существовали графы  и
маркизы Лоутеанские, но не герцоги.


* .  Кромвель  - см. соответствующее примечание к 18 главе
"Отдохновения миссис Мэшем".


* . "время и случай для всех людей" -  подразумевается  11
стих   из   9   главы   библейской   "Книги   Екклесиаста,  или
Проповедника": "И обратился я, и  видел  под  солнцем,  что  не
проворным  достается  успешный  бег,  не  храбрым  - победа, не
мудрым - хлеб, и не у разумных - богатство,  и  не  искусным  -
благорасположение, но время и случай для всех их".


* .  Герцог  Ланкастерский  -  английский  род Ланкастеров
ведет свое начало от Эдмунда,  графаЛанкстерского  (ум.  1296),
сына короля Генриха IIIПлантагенета, внук которого, Генрих, был
в  1351  годувозведен  Эдуардом  III  в  герцоги.  К этому роду
принадлежаланглийский  король  Генрих  IV  (1366?-1413).  После
того,   каквнук  его  Генрих  VI  (1421-1471),  низложенный  во
времявойны Алой и  Белой  розы,  погиб  в  Тауэре,  а  его  сын
Эдуардпал    в    битве    при    Тьюксбери   (1471),   мужская
линияЛанкастеров угасла.


* .  Аристотель  (384-322  до  н.э.)   -   древнегреческий
философ, обсуждавший в своей книге"Поэтика" сущность трагедии и
трагического.


* .  Эзоп  -  древнегреческий баснописец (VI век до н.э.),
которому приписывались сюжеты  почти  всех  известных  в  эпоху
античности  басен.  В  одной  из  таких  басен описана лягушка,
возжелавшая походить на вола и для приобретения такого сходства
раздувавшаяся до тех пор, пока не лопнула.



 

<< НАЗАД  ¨¨ КОНЕЦ...

Другие книги жанра: приключения

Оставить комментарий по этой книге

Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4]

Страница:  [4]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама