роман - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: роман

Дейл Рут Джин  -  Неукротимые сердца


Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]




   Анонс

   Маленький городок на Диком Западе переполошен слухами о табуне мустангов.
Диких лошадей ведет белоснежный жеребец. "Хозяин города"  Рекс  Гленн  хочет
убить жеребца; синеглазый  красавец  ковбой  Джим  Трент  -  поймать  его  и
объездить. А Сюзанна, гордая дочь Гленна, желает одного  -  чтобы  чудесного
коня оставили в покое, и ради этого готова на все...


   ПРОЛОГ

   -  Сколько  раз  повторять!  -  Сюзанна  захлопнула  меню  и  раздраженно
взглянула на отца. - Я не хочу мяса! Закажу салат.
   Отец и дочь сидели за исцарапанным деревянным  столом  в  кафе  "Лобо"  в
городке Эддисон, что расположен в самом сердце Вайоминга.
   - Еще чего не  хватало!  -  проворчал  Рекс  Гленн.  -  Дочь  крупнейшего
скотовода в этом округе будет жевать траву! Не забывай, в нашем штате девять
из десяти жителей живут за счет своих коров и овец!
   - А я живу за - счет своих учеников, - улыбнулась Сюзанна. - Что  же  мне
теперь, есть человечину?
   Официант по имени Майк - нескладный шестнадцатилетний парнишка,  которого
Сюзанна знала  с  рождения,  -  стоя  у  стола,  терпеливо  дожидался  конца
перебранки.
   - Майк, мне, пожалуйста, салат "делюкс" и чаю со льдом.
   - Будет сделано, Сюзанна. А вам, мистер Гленн?
   Рекс смерил непокорную дочь уничтожающим взглядом  и  подчеркнуто  громко
вздохнул. В свои шестьдесят девять он мог бы приходиться Сюзанне не отцом, а
дедом; но его гордая осанка, ястребиный профиль и густые седеющие  волосы  и
сейчас привлекали немало восхищенных взглядов.
   - Сандвич со стойком, - приказал он и, поколебавшись, добавил: - И порцию
жаренной на сале картошки.
   - Папа, тебе же нельзя жирное! - застонала Сюзанна.
   Но отец сделал вид, что не слышит.
   - Что же ты стоишь, парень? Поторапливайся!
   Майк вытянулся в струнку.
   - Да, сэр. И, если не возражаете, я сразу принесу вам кофе.
   Не дожидаясь подтверждения, он поспешно удалился.
   Даже  непринужденно  развалившись  в   кресле,   Рекс   Гленн   умудрялся
терроризировать окружающих одним своим видом. Жители округа  Эддисон  хорошо
знали его крутой, вспыльчивый нрав и  старались  ему  не  перечить.  Но  для
Сюзанны этот грозный старик был не "хозяином города", не  первым  богачом  в
округе, а папочкой  -  милым,  смешным  и,  увы,  слишком  часто  совершенно
невыносимымОтец  и  дочь  любили  друг  друга,  однако  каждый  их  разговор
неизбежно превращался  в  перепалку.  Что  было  тому  причиной  -  властный
характер Рекса или врожденное  неистребимое  упрямство  Сюзанны,  -  сказать
трудно. Жители города сходились во мнении, что отец и дочь стоят друг друга.
   Майк  поставил  на  стол  пластиковый  стаканчик  с   чаем   и   рубчатую
керамическую чашку с кофе. Улыбаясь своим мыслям, Сюзанна достала соломинку.
"На этот раз папочку ждет большое разочарование!" - не без ехидства подумала
она.
   - Что тебя так развеселило? - поинтересовался Рекс. -  Ты  ведь  даже  не
знаешь, зачем я пригласил тебя на обед.
   -  Пригласил?!  "Мне  надо  с  тобой  поговорить.  Встретимся  в  "Лобо".
По-твоему, приглашения делаются в таком телеграфном стиле?
   Рекс положил в кофе сахар и тщательно  размешал.  Он  привык  все  делать
тщательно.
   - А чем ты недовольна?
   - Мне казалось, это ты должен учить меня хорошим манерам, а не наоборот.
   - О каких манерах речь? Я разговариваю с собственным ребенком!
   - Я не ребенок, папа. Мне уже двадцать шесть. Подумай об этом  как-нибудь
на досуге.
   - А ты обо мне думаешь? Черт возьми, девочка, я надеялся увидеть  в  тебе
помощницу и утешение в старости, а ты...
   - Ну вот, теперь мы начинаем бить  на  жалость.  -  Сюзанна  выразительно
закатила карие глаза к потолку. - Переходи к делу, папочка. Ты хочешь, чтобы
я провела летние каникулы на ранчо.
   Рекс рассмеялся, нисколько не смутившись.
   - Верно. А что тебя не устраивает?
   - Да то, что ты пристаешь ко мне с этим предложением каждое лето - с  тех
пор, как я работаю в школе и живу в городе.
   - И каждое лето ты сдаешься, - закончил отец. - А что тебе не нравится?
   - Я лучше скажу, что мне нравится.  Мне  нравится  городская  жизнь,  мне
хорошо  с  мисс  Луизой.  Кроме  того,  этим  летом  я  занимаюсь  с  детьми
внеклассным чтением. Мне будет неудобно каждую субботу мотаться  в  город  и
обратно.
   -  Выходит,  твои  удобства  тебе  дороже   счастья   старика   отца?   -
проникновенно спросил Рекс. - Я кручусь как  белка  в  колесе,  безо  всякой
помощи, а тебе все равно! Конечно, какое тебе дело до моих неприятностей?
   Сюзанна застонала.
   - Ну хватит, папа! Не надо! На своем ранчо ты не показываешься  месяцами,
и я не понимаю, к чему...
   В этот миг их спор прервал отчаянный вопль Майка:
   - Осторожнее, вы, малявки!
   Майк отчаянно пытался сохранить равновесие, балансируя огромным подносом.
Три девочки визжали от ужаса: очевидно, одна из них  только  что  с  разбегу
врезалась в юного официанта.
   В девочках Сюзанна  узнала  своих  пятиклассниц.  Она  привстала,  затаив
дыхание, испугавшись, что Майк сейчас опрокинет стейк и  салат  девочкам  на
головы.
   Однако юноша сумел удержаться на ногах и ловко подхватил поднос свободной
рукой.
   - Вы что, с ума посходили? - воскликнул он ломающимся баском. -  Носитесь
тут, словно стая бешеных койотов! - Вглядевшись в нарушительниц порядка,  он
узнал в одной девочке сестренку своего приятеля. - Бриттани Дэниеле,  вот  я
скажу твоему брату, он тебе задаст!
   - Майк, извини, пожалуйста!  -  затороторила  Бриттани.  -  Но  нам  надо
поговорить с мисс Гленн. Прямо сейчас! Это очень важно!
   Сюзанна помахала своим ученицам.
   - В самом  деле,  Майк,  не  сердись.  Я  обещаю,  что  больше  такое  не
повторится:
   - Ну ладно... - проворчал Майк  и,  все  еще  бросая  в  сторону  девочек
негодующие взгляды, принялся выставлять еду на стол.
   Сюзанна ободряюще улыбнулась смущенным девочкам.
   - Вы уже обедали?
   - Обедали, - задыхаясь, выпалила Бриттани. Ее подруги, Джессика  и  Эшли,
дружно кивнули.
   - А как вы считаете, ваши мамы не станут  возражать,  если  я  угощу  вас
мороженым?
   Девочки дружно замотали головами. Сюзанна взглянула на Майка. Тот покорно
кивнул и, все еще что-то ворча, отправился за мороженым.
   - С шоколадом! - хором завопили девочки ему вслед, но он сделал вид,  что
не слышит.
   - Так что же стряслось? - с любопытством спросила Сюзанна.
   - Ой, мисс Гленн, мы сейчас вам такое расскажем!..
   В этот миг в разговор вступил Рекс, с нетерпением  ожидавший  конца  этой
сцены.
   - Ну, что  вы  столпились  вокруг  стола?  Возьмите  стулья  и  сядьте  -
спокойно, прилично, как вас учат родители.
   - Хорошо, мистер Гленн, - хором ответили девочки.
   Когда  все  расселись  и  Майк  принес   мороженое,   Сюзанна   ободряюще
улыбнулась.
   - Итак, что же у вас за новости?
   - Мисс Гленн, мы только что узнали... - начала Джессика.
   - Дай я скажу! - Бриттани смерила подругу негодующим взглядом. - Это  мой
брат узнал первый! Он говорит, что у нас в округе появились дикие лошади...
   Мощный удар кулака сотряс стол.
   - Дикие лошади?! - взревел Рекс.
   Бриттани важно кивнула, нимало не смущенная его  внезапным  и  непонятным
гневом.
   - Мэтт услышал об этом на ранчо "Квадрат Л".
   Кто-то  из  ковбоев  говорил,  что  за  Зеленой  Долиной  появился  табун
мустангов. И знаете что, мисс Гленн?  Догадайтесь,  что!  Мэтт  говорит,  их
ведет белый жеребец! Представляете?  Совсем  белый,  от  головы  до  хвоста!
Точь-в-точь как Пегас, которого мы проходили в прошлом году по мифологии!
   Для Сюзанны в этой новости не было ровно ничего приятного.  Дикие  лошади
появлялись в округе Эддисон  нечасто  и  никогда  не  были  здесь  желанными
гостями: они вытаптывали поля и сады, пожирали  траву,  предназначенную  для
скота, и уводили за собой домашних лошадей.
   Но гораздо важнее для Сюзанны была необъяснимая, непонятная ненависть  ее
отца к диким лошадям.
   Об этой странности Гленна знали,  должно  быть,  все  в  округе  -  кроме
десятилетних девочек, сходящих с ума по  лошадям,  особенно  диким.  Да  еще
белый жеребец... Девочкам он, должно быть, представляется чудесным конем  из
сказки.
   Рекс гневно уставился на Сюзанну, словно это она привела  в  округ  табун
мустангов. Сюзанна поморщилась. Еще одна вечная тема для спора, думала  она.
Когда бы у отца  с  дочерью  ни  заходила  речь  о  диких  лошадях,  Сюзанна
неизменно вставала на их сторону. Нет, она  не  была  фанатичной  защитницей
природы - просто с мустангами у нее были связаны особые воспоминания.
   Много лет она не вспоминала об этом, но  сейчас  картины  прошлого  вновь
всплыли в памяти... в тот день она видела белого жеребца...  Что,  если  это
тот самый?
   Сюзанне было шестнадцать лет. Она купалась на  территории  Эйса  Килмера;
вообще-то этого делать не полагалось,  но  разве  она  виновата,  что  земля
Чокнутого Эйса граничит с ранчо "Монарх", принадлежащим ее отцу? Или  что  в
ручье Дикой Лошади, протекающем по земле Эйса, так здорово плавается?
   Ни один нормальный человек не стал бы возражать, узнав, что дочка  соседа
ходит купаться на его берег. Но  старика  Эйса  не  зря  прозвали  Чокнутым.
Конечно, нехорошо так вспоминать о покойнике; но что  ж  поделать,  если  он
именно таким и был!
   Сюзанна откинулась на  спинку  стула,  улыбаясь  своим  воспоминаниям.  И
болтовня  детей,  и  молчаливая  ярость  отца   отступили   перед   далекими
воспоминаниями...
   На ранчо у Эйса работал один-единственный помощник - юноша по имени  Джим
Трент, несколькими годами старше Сюзанны.  Все  звали  его  просто  Трентом.
Синеглазый  красавец  с  ослепительной  белозубой  улыбкой,  красивый,   как
картинка, и обаятельный, как киноактер, любимец  всех  девчонок  и  приятель
всех парней в округе... Только близких друзей у него не было; он  никому  не
открывал душу, кроме, может быть, своего кузена Рода.
   Один Бог знает, как Тренту удалось поладить с угрюмым мизантропом  Эйсом.
Но именно Трент подкараулил купание Сюзанны в тот  жаркий  летний  день.  По
счастью, ему хватило тактичности кашлянуть, когда  она  собралась  выходить.
Сюзанна поспешно погрузилась в воду по подбородок, испуганно  оглядываясь  в
поисках неведомого злоумышленника.
   Девочка сразу заметила Трента: он сидел верхом на лошади в тени деревьев,
и солнце бросало на него причудливую кружевную тень. На загорелом лице  ярко
сверкала улыбка.
   Сюзанна уже хотела высказать наглецу все, что о нем думает, но в этот миг
внимание ее привлек какой-то звук. Сюзанна обернулась - и мгновенно забыла о
Тренте.
   Прекрасный белый конь, словно сошедший со страниц волшебной сказки, вышел
из леса чуть ниже по течению. Он стоял на берегу  и  принюхивался,  раздувая
ноздри.
   Сюзанна затаила дыхание и погрузилась в  воду  по  самый  нос.  Очевидно,
мустанг не заметил ее, иначе исчез бы мгновенно. Не  заметил  он  и  Трента,
надежно скрытого в тени.
   Скосив глаза, Сюзанна увидела, что Трент спешился и стоит рядом со  своей
лошадью, прикрывая ей морду рукой, чтобы не вздумала фыркнуть или заржать.
   Белый конь приблизился  к  воде  и  начал  пить.  Серебристая  грива  его
сверкала в солнечных лучах. Из леса вслед за вожаком вышли несколько  кобыл;
конь коротко фыркнул, скосив на них влажный карий глаз.
   Затаив дыхание, боясь  пошевелиться,  Сюзанна  любовалась  этой  чудесной
картиной. Она была уверена, что Трент чувствует то же самое.
   Однако, вновь бросив взгляд на юношу, Сюзанна с ужасом заметила,  что  он
деловито снимает с седла лассо, бесшумно крадется к чудесному коню...
   Сюзанна не верила своим глазам.  Как  он  смеет!  Этот  конь  создан  для
вольной жизни, и Сюзанна не позволит отнять у него свободу!
   Сердце ее отчаянно забилось. Она ударила руками  по  воде,  подняв  целый
фонтан брызг, и завизжала изо всех  сил.  Трудно  сказать,  кто  был  больше
захвачен врасплох - конь или человек, но оба они застыли,  словно  пойманные
за какимто постыдным делом.
   В следующее мгновение Белый поднялся на дыбы. Гордая шея его  изогнулась,
копыта  били  по  воздуху  -  даже  сейчас,  много  лет  спустя,  у  Сюзанны
захватывало дух от этой прекрасной картины. Еще мгновение - и он  скрылся  в
чаще, уводя за собой своих подруг.
   Джим Трент молча смотрел,  как  уходит  его  добыча.  Красивое  лицо  его
искривилось от досады. Обернувшись к девушке, он...
   - Мисс Гленн, мисс Гленн!
   Сюзанна тряхнула головой, отгоняя воспоминания.
   - Что, Эшли?
   - А ваш папа говорит...
   - Да, я говорю, что не в добрый час они сюда явились - решительно  заявил
Рекс, не обращая внимания на изумление девочек. - Могу  повторить  еще  раз.
Если бы у этих тварей была хоть капля разума, они бы держались  подальше  от
округа Эддисон! - Он сердито нахмурил густые брови. - Здесь полно опасностей
для мустангов - от сусликовых нор до случайной пули. Все  что  угодно  может
случиться с лошадью...
   Глаза Сюзанны вспыхнули яростным огнем.
   - Истребление диких животных запрещено законом, - коротко ответила она.
   - Едва ли полиция  станет  всерьез  расследовать  -убийство  мустанга,  -
фыркнул в ответ Рекс.
   - Мисс Гленн, ведь с лошадьми ничего не случится, правда? - заволновалась
Джессика.
   Сюзанна твердо встретила гневный взгляд отца.
   - Только через мой труп, - пообещала она.
   Затем похлопала Джессику по плечу: - Не  бойтесь.  Я  сделаю  все,  чтобы
никто не причинил лошадям вред. Это и тебя касается, папа!
   Эшли с сомнением переводила взгляд с отца на дочь.
   - Не знаю, мисс Гленн...
   - Поверь мне, - твердо ответила Сюзанна. -
   Я обо всем позабочусь. - Стараясь не  обращать  внимания  на  напряженное
лицо отца, она добавила: - Кроме того, Зеленая Долина далеко.  Возможно,  до
нашего округа лошади и не доберутся.
   Дай Бог, сказала она себе, чтобы так оно и вышло.


   ГЛАВА ПЕРВАЯ

   Джим Трент прикрыл ворота загона и повернулся к двоюродному брату.
   - Сделано на совесть! - довольно заметил он и в подтверждение своих  слов
ударил мощным кулаком по столбу. Тот  даже  не  покачнулся.  -  Дом,  амбар,
загоны - все простоит еще сто лет!
   Род Ловелл сдвинул шляпу на затылок.
   - Точно. После того как ты бросил работу и отправился на родео,  Чокнутый
Эйс так и не смог найти себе помощника. Больше двух недель с  ним  никто  не
уживался. Просто удивительно, что он смог сохранить ранчо  в  таком  хорошем
состоянии.
   - Эйс не боялся тяжелой работы, - задумчиво ответил Джим. -  Если  он  не
мог найти работников, то вкалывал сам, не щадя сил. И плевать ему было,  что
о нем скажут или подумают! Поэтому-то его  и  прозвали  Чокнутым.  Никто  не
понимал, что это за человек, - добавил он с горечью.
   - Зато все знали, что у него нет ни единой родной души,  -  усмехнувшись,
заметил Род. - А ты сильно удивился, когда узнал, что он завещал ранчо тебе?
   Интересный вопрос. Трент прислонился к стене загона и, скрестив  руки  на
груди, задумался. Он работал  на  Эйса  почти  пять  лет,  и  за  это  время
нелюдимый старик и бесшабашный мальчишка стали настоящими  друзьями.  Именно
Эйс когдато посоветовал Тренту оставить  Эдцисон  и  отправиться  в  большой
мир...
   Так что же странного в том, что старик вспомнил о нем десять лет спустя?
   - Да не особенно, - улыбнувшись, ответил Трент. - Хотя частенько  старик,
разозлившись на кого-нибудь из соседей - обычно на  Рекса  Гленна,  -  рвал,
метал и клялся, что завещает землю БУЗУ, чтобы всем досадить.
   Братья  дружно  расхохотались.  БУЗУ  -  Бюро  по  управлению  земельными
угодьями - было излюбленной темой для шуток здешних остряков.
   - Может быть, он надеялся, что ты один доставишь им больше  беспокойства,
чем целая контора? - предположил Род.
   Трент пожал плечами.
   - Я уже не тот сорвиголова, что был раньше, - возразил он  и  двинулся  к
дому. Род пошел следом за ним. - Думаю, все уже в курсе, - заметил Трент.
   Род открыл дверь.
   - Насчет чего? Что ты бросил родео?
   Трент смерил кузена суровым взглядом.
   - Это наше семейное дело. Я говорю о завещании Эйса.
   - Вряд ли. - Род вошел в дом вслед за братом. - Я сам узнал об этом всего
пару дней назад. Отец велел мне держать язык за зубами, пока ты  не  решишь:
жить здесь или продать ранчо.
   Последнее замечание удивило Трента. У него и в мыслях не  было  продавать
ранчо: он ощущал  какую-то  ответственность  перед  покойным  Эйсом,  словно
обязан был оправдать его доверие. Но Трент не стал объяснять этого брату. Он
редко бывал откровенен с другими, и знакомые  -  особенно  женщины  -  часто
упрекали его в излишней скрытности.
   - Не пройдет и нескольких дней, как все все узнают, - сухо заметил он.  -
Не стоит лишать местных кумушек удовольствия посплетничать. Кстати, чем  еще
развлекается народ в этом медвежьем углу? Давненько я здесь не был!
   - Да тем же, что и всегда, - отвечал Род, доставая из холодильника  пиво.
- Рекс Гленн купил в Денвере пару кобыл и носится с ними  словно  с  писаной
торбой; мисс Луиза построила новое здание  для  библиотеки;  Стенли,  хозяин
магазина, открыл мастерскую по ремонту сельскохозяйственной техники.
   Трент откупорил свою бутылку и сделал хороший глоток.
   - Все тот же старый Эддисон! - произнес он с необычной теплотой в голосе.
   - Ах да, - добавил Род, - еще Мэтт Дэниеле говорил, что  к  нам  движется
табун мустангов.
   Трент вздернул голову.
   - Вот это и вправду интересно!
   - Да, такое случается не каждый день, - кивнул Род. - А самое интересное,
что вожак у них очень светлый - может быть, даже белый. Необычно.  Не  знаю,
правда ли это, но так говорят.
   При этих словах по спине у Трента пробежал холодок. Когда-то давным-давно
- лет десять назад - он видел белоснежного мустанга.
   Тогда, едва увидев жеребца, Трент понял: этот конь предназначен для него.
Душа его стонала от желания заарканить чудесного коня, оседлать его  и...  и
прокатиться верхом. Почему бы и нет? В те времена Джим Трент мог  удержаться
на самом свирепом и необъезженном жеребце. А сейчас?
   Трент поморщился и рассеянно потер правое колено. Да  что  они  понимают,
эти доктора? - подумалось ему.
   Род с интересом разглядывал брата.
   - Знаешь, Трент, у тебя сейчас чертовски интересная физиономия! Помнится,
десять лет назад ты бредил дикими лошадьми.
   - Еще бы, черт возьми! - Трент отхлебнул пива. - Эйс  немало  рассказывал
мне о прежних временах, когда мустанги огромными табунами носились по  всему
Вайомингу. Он сам в молодые  годы  поймал  и  объездил  несколько  жеребцов.
"Представь, сынок, - говорил он мне, - ты несешься вровень с  табуном;  одно
неверное движение - и тебя затопчут... Туг-то и становится понятно, кто чего
стоит".
   - Мда... - протянул Род. - Вот бы попробовать!
   - Я бы  тоже  не  отказался,  -  ответил  Трент.  -  Один  раз  мне  даже
представилась возможность...
   Если бы не эта девчонка!
   Впрочем, почему "эта девчонка"? Трент знал ее имя. Сюзанна  Гленн,  дочка
самого вредного человека в Вайоминге. И ему вдруг отчетливо вспомнилось - он
уже подкрался к жеребцу, когда эта дуреха завизжала  и  выскочила  из  воды,
словно увидела привидение!
   Сейчас, вспоминая об этом, Трент улыбался; но тогда он разозлился  не  на
шутку. Так что за Сюзанной остался должок. Точнее, целых два: Эйс терпеть не
мог непрошеных гостей, но Трент тогда пожалел девушку и  отпустил  с  миром,
ограничившись строгим внушением.
   Ей было лет пятнадцать-шестнадцать - совсем зеленая! Едва ли она  поняла,
какое искушение охватило Трента в тот миг, когда  он  увидел  ее  обнаженные
груди, покрытые капельками воды... Но Трент сказал  себе,  что  она  слишком
молода, и отпустил ее восвояси.
   Десять лет прошло с той поры. Сейчас ей не меньше двадцати пяти.
   Трент поднялся и подошел к окну,  откуда  открывался  вид  на  бескрайние
равнины и холмы Вайоминга.
   Итак, дикие лошади вернулись. Быть может, на этот  раз  ему  повезет.  Он
завладеет конем... и девушкой.
   Сюзанна сидела на низкой  табуретке  в  углу  детского  зала  библиотеки.
Дюжина школьников не сводила с  нее  глаз,  напряженно  следя  за  развитием
сказочного сюжета. Наконец Сюзанна закрыла книгу и улыбнулась.
   - Кто скажет, что было дальше? - спросила она.
   - И они жили долго и счастливо! - ответил ей хор детских голосов.  Только
девятилетний Джошуа - головная боль всех учителей без  исключения  -  вложил
два пальца в рот и  лихо  засвистел.  Но  Сюзанна  уже  усвоила,  что  самое
разумное - не обращать на озорника внимания.
   - Что будем читать на следующей неделе?  -  спросила  она,  откладывая  в
сторону книгу.
   - Ужасы Стивена Кинга! - заорал Джошуа и от избытка чувств  плюхнулся  на
пол.
   -  Джошуа  Хикмен,  что  ты  знаешь   о   Стивене   Кинге?   -   спокойно
поинтересовалась Сюзанна.
   Веснушчатая рожица мальчугана озарилась невинной улыбкой.
   - Ничего, - признался он. - Но мой брат рассказывал, что у него все время
кого-нибудь  режут!  -  Повернувшись  к  Бритгани  Дэниеле,  он  скорчил  ей
устрашающую гримасу.
   - Перестань, Джошуа! - одернула его девочка. - Ведешь себя как маленький!
- Бритгани смотрела на шалуна свысока, и не случайно - ведь она была  старше
Джошуа на целый год! - Мисс Гленн, вот я и Эшли тоже...
   - "Эшли и я", - машинально поправила Сюзанна.
   - Да, и еще Джессика... мы хотим почитать что-нибудь про лошадей!
   - Про лошадей? - с интересом переспросил Джошуа.
   - Диких лошадей, - с достоинством  подчеркнула  Бриттани,  -  и  еще  про
мистических.
   - Ты, наверно, хочешь сказать, мифических?  -  поправила  ее  Сюзанна.  -
Таких, как в мифах, которые мы проходили в прошлом году?
   Бриттани важно кивнула.
   - Да, как Пегас.
   - Пе... кто? - снова переспросил Джошуа.
   - В следующем году узнаешь, - снисходительно ответила Эшли.
   - Когда я была маленькой, - задумчиво начала  Сюзанна,  -  дедушка  часто
рассказывал мне легенды о Белом Иноходце. Пожалуй, можно  сказать,  что  это
американский вариант мифов о Пегасе.
   Дедушки не стало много лет назад,  однако  и  сейчас  Сюзанна  как  будто
слышала его голос:
   "Еще во времена деда Харлана -  это  твой  прапрадедушка,  Сюзи,  -  люди
рассказывали немало историй о белом коне. Дед Харлан  родился  в  Орегоне  и
добывал себе пропитание охотой. Совсем мальчишкой он переселился в Вайоминг.
Сам-то он ни разу не встречал этого жеребца, но ему случалось  разговаривать
с людьми, которые будто бы видели Белого Мустанга собственными глазами".
   Сюзанна вздрогнула.  Белоснежный  конь,  которого  они  видели  с  Джимом
Трентом у ручья Дикой Лошади, как две капли  воды  походил  на  легендарного
Белого Мустанга. Ей тогда еще подумалось, что это вылитый Пегас, только  без
крыльев.
   Сюзанна подняла руку, призывая расшумевшихся школьников к порядку.
   - Отличная мысль, Эшли. А остальные согласны?
   Согласны были все - даже Джошуа.
   - Лошади так лошади! - заявил он.
   - Итак, к следующей субботе мы все читаем книги о лошадях,  а  в  субботу
рассказываем друг другу о прочитанном.
   Сюзанна с улыбкой смотрела, как расходятся ее  ученики.  Но,  как  только
последний школьник исчез в дверях, улыбка ее погасла.
   Прошло уже два дня, но Сюзанна не слышала о диких лошадях ничего  нового.
Может быть, зайти в магазин  к  Стенли?  Он  всегда  в  курсе  всех  местных
сплетен.
   Однако Сюзанне не повезло.
   - Нет, - ответил на ее вопрос Пол Стенли, - о табуне ни слуху ни духу.  Я
уже начинаю думать, что все это выдумки скучающих ковбоев!
   - Может быть, ты и прав, - с надеждой заметила Сюзанна.
   "Когда отец в таком настроении, как в последние два дня, -  добавила  она
про себя, - ни одна дикая лошадь в здравом уме  и  носу  не  сунет  в  округ
Эддисон!"
   Именно так Сюзанна и заявила во время обеда  в  "Лобо"  своей  подруге  и
коллеге Дженни, сестре Пола.
   - Да, скорее всего, это выдумка, - согласилась Дженни. - И белый  конь...
просто очередная сказка.
   Сюзанна рассмеялась в ответ.
   - Чем тебе  не  нравятся  сказки?  -  поддразнила  она.  -  Где  же  твой
романтический дух?
   - Испарился много лет назад, - проворчала Дженни, но невольно улыбнулась.
- На Западе осталось не так уж много мустангов, и они  вовсе  не  похожи  на
волшебных коней из сказок и легенд.
   - Я могла бы с тобой поспорить, - заметила Сюзанна, - но не  буду.  Лучше
помолюсь о том, чтобы дикие лошади, сколько  их  ни  есть  на  всем  Западе,
держались подальше от моего отца!
   - Аминь! - с чувством добавила Дженни.
   - С другой стороны, слухи о диких  лошадях  дают  прекрасную  возможность
заинтересовать моих пятиклассников чем-нибудь кроме мультфильмов и комиксов.
   Дженни потянулась за крылышком цыпленка.
   - Ты во всем умеешь находить хорошие стороны, - со вздохом заметила  она.
- Не подумай, что я меняю тему, но ты уже знаешь, с кем пойдешь на городской
бал?
   - Пока нет. - Сюзанна надкусила пирожок с мясом. - Скорее всего, приеду с
ранчо вместе с отцом... Ой! - она сообразила, что сказала лишнее.
   - Сюзанна Гленн! Ты переехала на ранчо "Монарх"? Он все-таки  тебя  опять
уломал? - И Дженни расхохоталась.
   Сюзанна улыбнулась в ответ, но улыбка получилась вымученная. Девушке было
стыдно, что она поддалась на уговоры отца.
   - А ты? - поинтересовалась она. - Пойдешь с Родом?
   Дженни нахмурилась.
   - Да, хотя не знаю, стоит ли...
   Сюзанна не нашла, что ответить. Она лучше  многих  понимала,  как  тяжело
дался Дженни  развод  и  возвращение  из  Лос-Анджелеса  в  родной  Эддисон.
Обжегшись на молоке, Дженни, по пословице, дула на воду и, хоть Род  был  во
всех отношениях завидным кавалером,  не  подпускала  его  к  себе  несколько
месяцев. Но его настойчивость сделала свое дело.
   Они встречались уже почти год, однако решительный шаг делать не спешили.
   - А ты что? - лукаво улыбнулась Дженни. - Не пора ли и  тебе  отправиться
на поиски мистера Совершенство?
   - Если бы мистер Совершенство жил в Эддисоне, уж я бы его не упустила!
   - Послушай, я серьезно, - начала Дженни, потягивая кофе.  Ореховые  глаза
ее стали задумчивыми. - Порой мне  кажется,  что  ты  давным-давно  была  бы
замужем, если бы не упрямое стремление твоего отца как  можно  скорее  сбыть
тебя с рук! Каждый раз,  как  он  заводит  этот  разговор,  твои  требования
повышаются. Сейчас тебя, пожалуй, не устроит даже Мел Гибсон!
   - Не говори ерунду, - недовольно ответила  Сюзанна.  -  Мел  Гибсон  меня
вполне устроит.
   - Не знаю, не знаю... Может быть, тебе нужно приключение, чтобы  развеять
скуку? -  Дженни  вздернула  голову  и  улыбнулась  своей  самой  плутовской
улыбкой. - Кстати, ты слышала, что Джим Трент вернулся?
   - Что?! - Сюзанна открыла рот. - Надеюсь, ты шутишь?
   - Вовсе нет. Сегодня утром я встретила его  на  почте.  Увы,  он  слишком
быстро смылся... - Дженни подмигнула, - и мне не удалось узнать, надолго  ли
он сюда. Но, должна тебе сказать, за десять лет он ни капельки не изменился!
- Дженни выразительно закатила глаза.
   Джим Трент вернулся. Не странно ли, что именно  сейчас  -  когда  Сюзанна
постоянно вспоминает о нем? Ей казалось, что  после  той  встречи  на  ручье
между ними установилась  какая-то  незримая  связь.  Несколько  раз  Сюзанна
ловила на себе его задумчивый, оценивающий взгляд. Но потом Трент  уехал  из
города, а Сюзанна повзрослела и забыла о своих детских мечтах.
   Но теперь одна мысль о  том,  что  Трент  и  белый  жеребец  появились  в
Эддисоне одновременно, заставила Сюзанну вздрогнуть и поспешно сменить тему:
   - Скажи, не собираешься ли ты за покупками в Шейенн? Я могла бы составить
тебе компанию...
   Позже, покупая продукты,  Сюзанна  тщетно  пыталась  понять,  почему  имя
Трента, произнесенное вслух, вызвало у нее столь  бурную  реакцию.  В  конце
концов, никто, кроме нее, не знал, что Трент в тот день был на ручье.
   Сюзанна рассказывала о своей встрече с белым жеребцом всем, кто готов был
слушать; а Трент, насколько ей известно, не говорил об этом ни  одной  живой
душе.
   Сперва Сюзанна обижалась, что он не встает на ее защиту, когда  слушатели
недоверчиво усмехались и советовали ей купить очки или укротить свое  бурное
воображение. Но со временем поняла, что молчание Трента ей  на  руку.  Ведь,
если он выступит на ее стороне, придется объяснить, где  именно  они  видели
лошадей; а Сюзанне вовсе не хотелось, чтобы о ее "незаконном  проникновении"
на землю Чокнутого Эйса стало известно всем и каждому.
   Быть может, со временем Трент просто забыл об  этом  случае.  Но  Сюзанна
знала, что не забудет, даже если доживет до ста лет.
   Нагрузившись покупками, Сюзанна собралась уже ехать на ранчо, но привычка
взяла верх, и девушка  свернула  на  выбитую  подковами  лошадей  извилистую
тропинку, ведущую к старинному дому в викторианском стиле, в котором Сюзанна
во время учебного года жила у своей крестной, мисс Луизы Эддисон.
   Мисс Луиза, одинокая дама  шестидесяти  с  лишним  лет,  чья  семья  дала
название городу и округу, любила свою крестницу  и  всегда  готова  была  ей
помочь. Неудивительно, что по возвращении из университета Вайоминга  Сюзанна
поселилась у нее. Большой уютный  особняк  стал  для  нее  вторым  домом,  и
Сюзанна искренне надеялась, что так будет всегда.
   Сидя в полутемной гостиной, обставленной старинной  мебелью,  за  чаем  с
пирожными,  Сюзанна  чувствовала  себя  спокойно  и  уверенно.  Мисс   Луизу
побаивались многие в городе - но только не ее крестная дочь.
   - А вы слышали о диких лошадях? - спросила Сюзанна.
   - Разумеется, и была весьма удивлена. - Но на  точеном  лице  мисс  Луизы
отражалось не столько удивление, сколько тревога. - Много лет прошло  с  тех
пор, как в Вайоминге последний раз появлялись мустанги. Хотя в былые годы их
здесь было предостаточно...  -  Она  пожала  плечами.  -  Но  едва  ли  тебе
интересно слушать мои воспоминания.
   - Разумеется, интересно! - возразила Сюзанна. -  Мне  так  нравятся  ваши
рассказы о прошлом! Я часто  пересказываю  их  своим  ученикам.  Правда,  не
спрашиваю у вас позволения, - улыбнулась она, - но вы ведь не возражаете?
   - Возражаю? Я счастлива, что кому-то интересны воспоминания такой  старой
развалины, как я!
   "Развалина! - подумала Сюзанна. - Скажет тоже!"
   Сюзанна никогда не могла понять, почему мисс Луиза не вышла  замуж.  Судя
по портрету над камином, в молодости мисс Луиза была редкой красавицей.  Она
унаследовала от отца - богатого скотопромышленника - значительное состояние,
которое сейчас, благодаря разумным вложениям,  увеличилось  вдвое,  если  не
втрое.
   Волосы мисс Луизы посеребрила седина, но фигура оставалась стройной,  как
у молоденькой девушки, а ум - острым и проницательным. Куда только  смотрели
мужчины былых времен?
   Сюзанна потянулась за печеньем, но мисс Луиза отставила тарелку.
   - Три печенья за вечер - вполне достаточно, - заметила она, нахмурившись,
а сдвинутые брови мисс Луизы  могли  вселить  страх  даже  в  самых  дерзких
жителей округа Эддисон. - Скажика лучше, с кем ты идешь на бал?
   - Угадайте! -  Сюзанна  со  вздохом  отвела  взгляд  от  соблазнительного
печенья.
   - Думаю, что с отцом.
   - И вы, как всегда, правы. - Сюзанна  отхлебнула  чай  из  хрупкой  чашки
старинного фарфора. - Не хочется идти, но я уже обещала, что помогу  накрыть
на стол и потом убрать посуду.
   - Сюзанна, дорогая, чем тебе не нравятся  нынешние  мужчины?  -  спросила
вдруг мисс Луиза.
   Сюзанна улыбнулась, вспомнив, что только что мысленно  задавала  подобный
вопрос мисс Луизе.
   - Да нет, с ними все в порядке, - легко ответила она. - Очень милые люди.
Просто они... ну, мне с ними скучно.
   - Дорогая, не обчжайся,  но  позволь  заметить,  что  ты  не  становишься
моложе.
   Сюзанна и глазом не моргнула: она привыкла  к  таким  замечаниям  в  свой
адрес.
   - На что ж тут обижаться? Папа мне твердит об  этом  едва  ли  не  каждый
день!
   - Редкий случай, когда он прав, - вздохнула мисс Луиза. -  Дорогая,  тебе
надо задуматься о своей судьбе, если не хочешь  кончить,  как  я,  одинокой,
никому не нужной старухой!
   Сюзанна невольно прыснула. Слово "старуха" совершенно не подходило к мисс
Луизе!  Рта  невысокая  хрупкая  женщина  до  сих  пор   привлекала   взгляд
безупречной элегантностью и спокойным достоинством. За мягкими манерами  она
скрывала острый ум и железную волю.
   - Хотела бы я кончить такой  "старухой",  как  вы!  -  искренне  заметила
Сюзанна, ставя чашку на полированный стол. - А если серьезно  -  я  была  бы
счастлива выйти замуж. Но... только по безумной любви! - Она шутливо развела
руками. - Вы меня знаете, мисс Луиза: все или  ничего!  Мисс  Луиза  ласково
улыбнулась девушке. - Сюзанна, ты сейчас хороша,  как  картинка!  И  я  могу
желать лишь одного: чтобы отец перестал  на  тебя  давить  и  позволил  тебе
услышать голос природы.
   - Отец?! - Сюзанна откинулась на резную спинку кресла. -  Простите,  мисс
Луиза, а чем сейчас занимаетесь вы?
   Мисс Луиза, кажется, слегка смутилась.
   - Ну, я же не жужжу у тебя над ухом днем и ночью, как он, - заметила она.
- Но поверь мне, Сюзанна: если ты только позволишь себе полюбить...
   - Позволю себе полюбить? - Сюзанна недоверчиво покачала головой. -  Легко
сказать!
   - Я знаю, о чем говорю. Как-никак тоже была влюблена.
   - Вы? Я не знала!
   - И не узнала бы, не поймай ты меня на слове, - с  достоинством  ответила
мисс Луиза. - А теперь, если не возражаешь, поговорим о  чем-нибудь  другом.
Например, о том, как ты ладишь с  отцом  после  того,  как  он  убедил  тебя
переселиться на ранчо.
   Несколько часов спустя, выезжая с ранчо "Монарх",  Сюзанна  размышляла  о
том, что, несмотря на имидж строгой учительницы, в душе она осталась все той
же девчонкой-школьницей, наивной и неисправимо романтичной.  Короче  говоря,
она до сих пор ждет прекрасного принца.
   Ей хочется взрыва чувств, фейерверка страсти, вечной  любви,  истинной  и
чистой... А вот ехать на бал совершенно не хочется!  Если  бы  не  обещание,
данное в Комитете по благоустройству города, она спокойно осталась бы дома.
   Однако вместо этого она сидела рядом с отцом в старом  "пикапе".  Сегодня
ей никак не удавалось поговорить с ним; даже сейчас,  по  пути  на  бал,  он
длинно и нудно жаловался на какие-то проблемы на северном пастбище, не давая
ей вставить ни слова. Поэтому, когда он наконец замолчал, Сюзанна немедленно
выпалила вопрос, который вертелся у нее на языке уже несколько дней:
   - Папа, ты слышал что-нибудь новое о диких лошадях?
   - А? - Рекс удивленно обернулся к ней. -
   Ничего. А ты?
   - Тоже ничего. Я спрашивала в магазине, но у Пола нет никаких новостей. Я
подумала, может быть, ты что-нибудь знаешь?
   - Если бы я что-то о них узнал, - резко ответил  Рекс,  -  мои  проклятия
долетели бы до самого Шейенна!
   Сюзанна рассмеялась: именно такой реакции она и ожидала.  Пока  появление
диких  лошадей  оставалось  лишь  смутным  слухом,  она  позволяла  себе  не
принимать слов отца всерьез.
   Еще несколько миль они проехали в молчании.
   - Я, пожалуй, прокачусь  завтра  верхом,  -  сказала  Сюзанна.  -  Может,
встречу их или найду следы...
   - Еще чего! - отрезал отец, затем  продолжил  более  мягко:  -  Не  нужно
искать встречи с диким
   табуном. Мало ли что  может  случиться...  И  потом,  у  меня  есть  идея
получше. Что, если мы завтра съездим в Шейенн и  купим  тебе  новую  машину?
Что-нибудь спортивного типа...
   - Но моя машина в прекрасном состоянии! - возразила Сюзанна. -  Ей  всего
три года, и я на ней почти не езжу!
   - Я нервничаю всякий раз, когда ты садишься за руль этой развалюхи.
   - Нервничаешь? А что, у тебя есть нервы?
   Остаток пути прошел в вялой перебранке, какие обычно велись между отцом и
дочерью.  Наконец  Рекс  припарковал  машину  на  школьной  стоянке,  и  они
направились в школьный актовый зал,  где  по  традиции  проходили  ежегодные
балы.
   В зале уже начались танцы. Рекс присоединился к компании своих закадычных
друзей, а Сюзанну окружили подруги ее школьных лет.
   Несколько минут спустя рядом с ней появились Дженни  и  Род.  Род,  двумя
годами младше Трента, удивительно напоминал своего кузена: каждый раз,  видя
его, Сюзанна вспоминала о Тренте.
   - Сюзанна, как хорошо, что ты выбралась на бал! Мы с  Дженни  только  что
вошли. - Род притиснул  ее  к  себе  и  ухмыльнулся.  -  Представляешь,  эта
бессердечная женщина три раза меняла наряд!
   - Ты сам  сказал,  что  дело  того  стоило,  -  обворожительно  улыбаясь,
заметила Дженни. Род ответил ей поцелуем.
   Сюзанна подавила вздох. По всему было видно, что у  Рода  и  Дженни  дело
идет к свадьбе; рядом  с  этой  счастливой  парочкой  она  чувствовала  себя
непривычно одинокой
   "С чего я взяла, что непременно останусь старой девой?" - спрашивала  она
себя, машинально улыбаясь болтовне Рода.  Однако  сейчас  такая  возможность
казалась вполне реальной - и совсем не радостной.
   Рядом с Родом и Дженни Сюзанна чувствовала себя лишней.  Воспользовавшись
случаем, она скрылась на кухне, где дюжина женщин  постарше  варила  кофе  и
нарезала пироги.
   Среди этих женщин Сюзанна была единственной незамужней, что  тоже  отнюдь
не поднимало ее настроения.
   Бал проходил так же, как и все прошлые и будущие балы в Эддисоне. Рекс со
своей компанией вышел во двор покурить и поболтать о делах Несколько  женщин
- и Сюзанна в их числе - без устали  сновали  по  залу,  разнося  закуски  и
прохладительные  напитки,  следя,  чтобы  никто  не  скучал  и   все   гости
наслаждались  праздником.  Молодые  девушки  сгрудились   вокруг   стола   с
конфетами; мужчины приглашали их на танцы. В одном углу зала играл  оркестр,
исполняющий мелодии  в  стиле  "кантри";  в  другом  восседала  мисс  Луиза,
величественная, словно богиня-покровительница городка.
   Поднося своей крестной стакан пунша, Сюзанна  с  удивлением  услышала  ее
слова.
   - Нет ничего удивительного в этих рассказах о белом жеребце. Ведь легенды
о Белом Мустанге возникли на Западе  более  ста  пятидесяти  лет  назад  Как
видите. Белый Иноходец даже старше меня, - суховато добавила она.
   Слушатели засмеялись, но Сюзанна почувствовала, что смеются они только из
вежливости.
   - В этих легендах нет ни слова правды, - продолжала мисс Луиза, с улыбкой
принимая у Сюзанны пунш - Белого Мустанга никто никогда не видел -  конечно,
если не считать некоторых романтичных девиц. - И она подмигнула Сюзанне
   На этот раз общий смех прозвучал искренне. Все помнили,  как  десять  лет
назад Сюзанна бегала по городу с горящими  глазами  и  рассказывала  всем  о
своей встрече с чудесным белым конем.
   Сама Сюзанна смеялась вместе со всеми.
   - Смейтесь сколько хотите, - кротко заметила она, когда хохот утих, -  но
я видела белого жеребца своими глазами. И охотно верю, что он вернулся, хотя
надеюсь, что у него хватит ума не подходить близко к папиному ранчо!
   При одной мысли о том, что  может  сделать  с  чудесным  конем  ее  отец,
Сюзанну пробрала дрожь.
   - Я всегда считал, что Сюзанна фантазирует, - заметил Род. - Коня-то она,
конечно, видела, но едва ли он и вправду был белоснежным.  Скорее  уж  серым
или светло-коричневым! Да,  может,  и  не  дикий  он  был  вовсе,  а  просто
какойнибудь бродяга, отбившийся  от  табуна!  Поверьте  мне,  -  он  покачал
головой,  -  дикие  лошади  в  жизни  совсем  не  такие,  какими  их  обычно
воображают.
   - Ошибаешься, Род! - В другое время Сюзанна бы  промолчала,  но  внимание
публики придало ей смелости. - Он был белый, как  снег,  и  прекрасный,  как
волшебный конь из сказки!
   - И где, говоришь, ты узрела это ходячее чудо?
   Сюзанна со смехом покачала головой.
   - А вот это секрет!
   - Ну, что я говорил? - Род обернулся к Дженни, но та, не желая  принимать
чью-либо сторону, неопределенно пожала плечами. - Слова Сюзанны противоречат
здравому смыслу! Кто, кроме нее, виде-ц этого жеребца? Никто!
   И вдруг знакомый звучный голос прорезал музыку и гул толпы:
   - Ошибаешься, братец. Его видел я!


   ГЛАВА ВТОРАЯ

   У Сюзанны пресеклось дыхание; словно  повинуясь  незримому  магниту,  она
повернулась туда, откуда раздался голос. Казалось, будто шелест пробежал  по
толпе, и все головы обернулись в ту сторону, где стоял нежданный гость.
   Джим Трент, блудный сын  Эддисона,  вернулся  домой!  Как  только  прошло
первое потрясение, все ринулись к нему, загородив ковбоя от глаз  Сюзанны  и
мисс Луизы.
   Но Сюзанне  хватило  и  одного  беглого  взгляда.  Из  фуди  ее  вырвался
сдавленный выдох. Джим Трент стал еще красивее, чем был.
   Высокий, стройный, широкоплечий, с открытой улыбкой  и  твердым  взглядом
синих глаз, Трент был классическим ковбоем Дикого Запада.  Слово  "красивый"
ничего  о  нем  не  говорило;  слово  "обаятельный"   описывало   его   лишь
приблизительно. Темные волосы, высокие скулы, волевой подбородок,  два  ряда
белоснежных зубов были знакомы  не  только  поклонникам  родео,  но  и  всем
телезрителям: в молодости Трент подрабатывал, снимаясь в рекламе джинсов.
   В  свое  время,  видя  эту  рекламу,  Сюзанна  вновь  и  вновь  терзалась
необъяснимой детской ревностью  к  миллионам  женщин,  любующихся  красавцем
ковбоем. Это несправедливо, думала она. Трент принадлежит только Эддисону  -
и ей. По крайней мере в мечтах.
   В то время, когда он получал первые призы на родео и смотрел в будущее  с
дерзостью юноши,  уверенного,  что  весь  мир  у  его  ног,  Сюзанна  только
заканчивала  школу.  Между  ними  не  было  никаких  особых   отношений,   и
разговаривали  они  всего  пару  раз.  Однако  Сюзанне  казалось,   что   то
происшествие на ручье Дикой Лошади связало их какими-то незримыми узами...
   Толпа рассеялась, и Сюзанна в смятении обнаружила, что стоит лицом к лицу
с Трентом. Он небрежно кивнул ей-и горячая волна окатила ее с ног до головы.
Сюзанна успела забыть, какой притягательностью обладает Трент.
   Или, может быть, никогда этого не замечала - до сегодняшнего дня.
   Позади нее приветственно подняла  руку  мисс  Луиза.  Трент  склонился  в
легком поклоне и двинулся в сторону "хозяйки города".
   Несмотря на свою громкую славу, Трент был равнодушен к роскоши и одевался
очень просто. И сейчас на нем были изрядно поношенные  и  плотно  облегающие
джинсы и простая голубая рубашка, не скрывающая мускулистой фигуры. Однако в
каждом его движении, в каждом повороте головы сквозила спокойная уверенность
в себе, которую дает только заслуженный успех.
   Трент поздоровался с мисс Луизой; между ними начался разговор. Сюзанна не
собиралась стоять на заднем плане, ожидая, когда же Трент удостоит ее  своим
вниманием. Она повернулась и незаметно выскользнула из зала.
   Сюзанна уже слышала о возвращении Трента в город, однако, как ни странно,
его появление застало ее совершенно врасплох. Должно быть,  оттого,  что  ей
так ярко запомнилась та встреча у ручья... Да, разумеется, отчего же еще?
   Несколько раз за эти  годы  Трент  приезжал  в  город  навестить  родных,
которые вырастили его после смерти родителей. Но никогда он не  задерживался
в городе больше недели. Должно быть, быстро уедет и на сей раз.
   Сюзанна  вышла  на  улицу  и  полной  грудью  вдохнула   свежий   воздух.
Прислонившись к железной ограде, она подняла глаза к безоблачному  звездному
небу и попыталась привести в порядок смятенные мысли.
   Ей  это  почти  удалось,  но  внезапно  рядом  раздался  звучный   голос,
заставивший Сюзанну вздрогнуть:
   - Привет, Сюзи! Не о диких ли лошадях мечтаешь?
   Сюзанна невольно рассмеялась. Приятно было слышать,  что  Трент  не  стал
ходить вокруг да около, а сразу заговорил о том, что занимало все ее  мысли.
Глубоко вздохнув, она повернулась к нему.
   - Кого я вижу! - воскликнула она. - Джим Трент собственной персоной!  Что
привело тебя в нашу провинцию?
   Джим как будто не заметил насмешки.
   - Дела... - неопределенно ответил он. - Как поживаешь, Сюзи?
   - Отлично. Только не называй меня "Сюзи".
   Трент лукаво улыбнулся и, сделав шаг вперед, оперся руками о решетку.
   - Десять лет назад тебя все так называли, - заметил он.
   - Я была еще ребенком, -  ответила  Сюзанна,  откидывая  волосы  со  лба.
Незнакомое и непонятное волнение сдавило ей грудь. - С тех пор  немало  воды
утекло. Теперь я  учительница,  а  учителя  держатся  с  достоинством  и  не
отзываются на детские прозвища.
   Трент расхохотался, запрокинув голову.
   - Я и сам так полагал, пока  не  познакомился  с  парой-тройкой  учителей
поближе. Поверь мне, Сюзи, учителя - такие же люди, как мы.
   Сюзанна невольно рассмеялась, но смех вышел невеселым.
   - Не пытайся сбить меня с толку. Я выросла и уже не откликаюсь на детское
уменьшительное имя. Постепенно мне удалось приучить к "Сюзанне" весь  город,
кроме разве что отца. Так что, Джим Трент, не  называй  меня  "Сюзи"  -  или
ввяжешься в историю, из которой не сможешь легко выпутаться!
   Ее насмешливая дерзость мгновенно увяла под его пристальным взглядом.
   - Поверь мне, Сюзи, из любой истории  с  тобой  я  смогу  выпутаться  без
труда. - Он сделал паузу, затем разрядил напряжение неожиданной улыбкой. - А
что ты выросла, я заметил. - Он снова окинул ее внимательным взглядом, и  ей
захотелось куда-нибудь спрятаться. - Что это ты сделала с волосами?
   - Отрастила, - коротко ответила Сюзанна.
   - А почему вьются? Раньше они были короткие и прямые. Очень было  мило...
особенно когда с них стекала вода.
   - Это укладка, - с трудом выдохнула Сюзанна. Господи, она  не  надеялась,
что Джим помнит даже ее имя - а он запомнил, какую прическу она носила в  то
время! - Но зато все остальное у меня натуральное, - добавила она.
   - Знаю.
   Что он хочет сказать? Неужели тем летним днем у ручья он  видел  ее  всю?
При одной мысли об этом щеки ее запылали, как огонь.
   - Впрочем, я хотел поговорить о другом, - продолжал Трент.
   - Рада это слышать. - Хоть Сюзанна никогда не призналась бы в  этом  даже
самой себе, но при перемене темы она ощутила странное разочарование.
   - Мой кузен Род рассказал мне, что к Эддисону движется табун мустангов. И
ведет  его  белый  жеребец.  Такая  новость  вызвала  у  меня...   некоторые
воспоминания.
   Удивленная необычными нотками в голосе Трента, Сюзанна подняла глаза -  и
встретилась с его пронзительным синим взглядом.
   - У меня тоже, - призналась она. - Если помнишь, я несколько  месяцев  не
могла говорить ни о чем, кроме белого жеребца. Все  в  городе  считали  меня
сумасшедшей, а ты ни разу не подтвердил мои слова.
   - Почему же ты не призвала меня в свидетели?
   Сюзанна пожала плечами.
   - Не знаю. Наверно, понимала, что, если бы ты хотел за меня  заступиться,
сделал бы это без просьб. Вскоре после этого ты уехал на родео...  Я...  все
мы были удивлены тем, как внезапно ты покинул город!
   - Это только для посторонних выглядело внезапно. Эйс меня уволил.
   - Что? Ты же работал у него несколько  лет!  Почему  он  так  поступил  с
тобой? - Она нахмурилась. - Должно быть, он был и вправду чокнутый!
   - Эйс был разумнее многих в этом городе, - мягко улыбнулся  Трент.  -  Он
считал, что я должен повидать мир, прежде чем осесть на одном месте. Все уши
мне прожужжал рассказами о родео. Но я не хотел бросать старика, и тогда  он
уволил меня, понимая, что сам я не решусь.
   - Так вот как! А  мы  думали...  -  Сюзанну  удивила  искренняя  теплота,
звучащая в голосе Трента. Похоже, ковбой  и  вправду  любил  этого  угрюмого
отшельника. - Ты, наверно, слышал, что он умер пять месяцев назад?
   - Слышал. - Уголки губ Трента опустились, и  сердце  Сюзанны  сжалось  от
сострадания. - Я хотел  приехать  на  похороны,  но...  -  Оборвав  себя  на
полуслове, он добавил: - Старик завещал мне свое ранчо.
   Сюзанна сообразила, что смотрит на него с открытым ртом, и  поспешно  его
захлопнула.
   - Шутишь! И ты готов остаться здесь?
   - Вон он! Трент, привет!
   Толпа молодежи вывалилась из дверей школы, сбежала вниз по  ступенькам  и
оттеснила Сюзанну от Трента.
   С гневом, почти с отвращением  Сюзанна  наблюдала  за  тем,  как  девушки
кружатся вокруг Трента, наперебой стремясь обратить на себя его внимание.  В
чем дело? - думала она. Он же не киноактер  и  не  заезжая  рок-звезда!  Эти
девушки выросли рядом с ним; они знают его едва ли не с рождения.
   Но если так реагируют на него старые знакомые, как же должно  действовать
обаяние Трента на женщин в том большом мире, что лежит за  пределами  округа
Эдцисон? Наверно, он не знает отбоя от соблазнительных красоток, готовых  на
все!
   Не удивительно, что такой человек без сожаления покинул скромный Эддисон.
А теперь... удовлетворит ли его роль большой рыбы в маленьком пруду?
   Отступив подальше в тень, Сюзанна наблюдала, как легко и  тактично  Трент
отбивается от натиска поклонниц. В какой-то миг, перехватив ее взгляд, он  с
шутливым смирением наклонил голову - как будто прочитал ее мысли.
   Этот молчаливый обмен взглядами поразил Сюзанну. Не настолько хорошо  они
знакомы, чтобы читать мысли друг друга!
   Она поспешно повернулась к нему спиной - и наткнулась на Рода, в  обнимку
с Дженни наблюдавшего за суетой вокруг Трента.
   - Только посмотри на них! - с отвращением заметил Род. - Можно  подумать,
эти бабы никогда не видели ковбоя!
   Дженни украдкой бросила на него любопытный взгляд.
   - А ты, часом, не ревнуешь?
   - С чего бы? Это если бы Трент клеился к моей девушке...
   - Вот  уж  не  думала,  что  ты  уже  вообразил  меня  своей!  -  смеясь,
воскликнула Дженни.
   Сюзанна расхохоталась вместе с ней. Похоже, у Дженни с  Родом  наконец-то
все наладилось, и Сюзанна искренне радовалась за подругу. Нехорошо  человеку
быть одному, и после  неудачного  замужества  Дженни  заслужила  счастье  во
втором браке...
   А сама Сюзанна разве не заслужила счастья? Девушка метнула быстрый взгляд
на Трента - и тут же отвела глаза.
   - В тебе я уверен, милая, - говорил между тем Род. -  Ты  -  единственная
женщина в городе, которая  не  поддастся  на  приманку  внешнего  блеска.  -
Вспомнив, что они здесь не одни, он поспешно добавил: -  Ты  и,  разумеется,
Сюзанна. У нее для этого достаточно здравого смысла.
   Дженни метнула на него обиженный взгляд.
   - Тоже мне, комплимент! - проворчала она.
   Сюзанна подняла брови.
   - Комплимент как комплимент. Род прав: у меня достаточно здравого смысла,
чтобы не  терять  голову  из-за  какого-то  мускулистого  самца.  -  Сюзанна
понимала, что кривит душой: для нее Трент - вовсе не "какой-то самец".
   - Вот видишь! - заметил Род, оборачиваясь к Дженни. - А эти... ты  только
посмотри на них! Вьются вокруг Трента,  словно  пчелы  над  ульем!  Смотреть
противно!
   Шутки Рода подняли Сюзанне настроение. Она уже хотела вернуться в  зал  и
присоединиться к танцующим,  как  вдруг  чей-то  громкий  крик  заставил  ее
обернуться.
   - Расступитесь, расступитесь, дайте пройти!
   Маленький толстый человечек  -  Сюзанна  узнала  в  нем  Мартина  Янга  -
продирался сквозь толпу. Увидев Трента, он остановился.
   - Джим Трент! Ах ты, бесов сын! Когда это ты вернулся?
   Трент сердечно пожал руку старому знакомому.
   - Здравствуй, Мартин! Всего  два  дня  назад.  А  куда  ты  спешишь?  Что
случилось?
   - Этот чертов табун мустангов...  -  Мартин  сдернул  с  головы  шляпу  и
пригладил редеющие волосы. Перехватив взгляд Сюзанны, он недовольно фыркнул.
- До сих пор я, как и все в городе, полагал, что ты  выдумала  этого  белого
жеребца, но теперь вижу, что ошибался!
   Сердце у Сюзанны замерло.
   - Мартин, ты видел табун?
   - Так же, как сейчас тебя вижу! И жеребца тоже. Этот четвероногий негодяй
увел у меня лучшую кобылу!
   - Он был белый? - У Сюзанны пересохло во рту: все  происходящее  казалось
ей сном. Нет, не случайность, что  Трент  и  белоснежный  мустанг  появились
здесь одновременно!
   Мартин энергично закивал.
   - Белый, как полотно! Если вру, пусть меня повесят!
   Дженни, нахмурившись, переводила взгляд с Мартина на свою подругу.
   - Думаю, что это не может быть тот самый конь. По-моему,  лошади  столько
не живут, - сказала Дженни.
   Сюзанна позволила себе  украдкой  бросить  взгляд  на  Трента.  Он  стоял
неподвижно, молчаливый и задумчивый.
   - Ну, Дженни, - возразил Мартин, - либо  это  тот  самый  белый,  либо  я
свихнулся! Выглядел он точь-в-точь как Сюзаннино  привидение.  -  В  этом  я
готов присягу дать!
   - Почему "привидение"? - с обидой возразила Сюзанна. -  Я  говорила,  что
видела белого жеребца. Что в  этом  сверхъестественного?  И,  между  прочим,
никто мне не верил, - не удержавшись, добавила она.
   На школьном крыльце показалась большая группа мужчин. Увидев их, женщины,
словно по команде, подались назад, предпочтя роль молчаливых слушательниц.
   Сюзанна оглянулась в поисках отца - и не увидела его.
   Для жителей Эддисона происшедшее не было пустяком. Девять из  десяти  его
жителей зарабатывали  на  жизнь  скотоводством,  и  любая  угроза  их  скоту
становилась угрозой их жизни. Конокрадство искони считалось  здесь  страшным
преступлением.  И  не  все  ли  равно,  кто  его  совершил  -  человек   или
бессловесная тварь?
   Сюзанне показалось, что Трент выглядит в этой толпе на удивление своим...
Неужели и вправду решил остаться навсегда?
   С крыльца спустился Рекс Гленн. Растолкав толпу, он оказался лицом к лицу
с Трентом.
   Взгляды мужчин скрестились, словно каждый оценивал силу  противника.  Гул
голосов замолк: все с трепетом следили за  встречей  некоронованного  короля
округа и молодого чемпиона родео.
   Сюзанна задержала дыхание, не зная, чего ожидать. Она понятия  не  имела,
как относится ее отец к Джиму Тренту, но помнила, что много лет  назад  Рекс
уволил Трента с ранчо "Монарх".
   В эту минуту Сюзанна впервые заметила, как схожи-друг с другом  эти  двое
мужчин. Оба крупные, оба с сильными характерами, оба идущие напролом к своей
цели. И если пути их перекрестятся... Сюзанна поежилась.
   Однако опасения ее были напрасны -  по  крайней  мере  пока.  Лицо  Рекса
осветилось широкой улыбкой.
   - Джим Трент!  -  воскликнул  он.  -  Наконецто  надумал  вернуться!  Ну,
здравствуй, сынок!
   С этими словами он схватил Трента за руку и  потряс  ее  с  такой  силой,
словно-хотел выдернуть из плеча.
   Вздох облегчения пробежал по толпе, и  Сюзанна  перевела  дух  вместе  со
всеми.
   Потом, похлопав Трента по плечу" Рекс отвернулся  от  него  и  с  деловым
видом обратился к Мартину:
   - Что случилось? Правда, что дикий жеребец увел у тебя кобылу?
   Мартин энергично кивнул.
   - Рекс, я готов поклясться на Библии, что это тот  самый  Сюзаннин  белый
жеребец! - заявил он.
   - Сейчас не время вспоминать детские фантазии Сюзанны! - прорычал Рекс  и
украдкой бросил взгляд на дочь - словно опасался,  что  она  расслышит.  Она
таки расслышала. - Этот жеребец не имеет никакого отношения к  моей  дочери.
Он никогда не был ее и не будет!
   Сюзанна пожала плечами.
   - И я то же говорю, - заметила она с притворным равнодушием.
   Рекс позволил себе улыбнуться.
   - Вот и отлично. Нечего тебе мешаться в мужские дела!.. Не  смешно  ли  -
десять лет назад Сюзанна несла какую-то чушь о белом коне, и  теперь  стоило
кому-то увидеть кончик лошадиного хвоста, как все решили, что это тот  самый
конь и есть?
   Мартин нахмурился.
   - Не в том дело. Этот мерзавец увел мою кобылу, и я жив не буду, пока  ее
не верну!
   - Мартин, мы с тобой! - выкрикнул кто-то из молодежи.
   - Подождите минуту! - Сюзанна вышла из толпы и встала рядом  с  отцом.  -
Для начала давайте спокойно обсудим...
   - Не надо, милая. - Рекс покровительственно похлопал ее по  плечу.  -  Не
женское это дело. Предоставь нам, мужчинам, во всем разобраться.
   - И не стыдно тебе, Рекс Гленн? -  остановил  его  негромкий  голос  мисс
Луизы. - Чем ты чванишься? Или нет в этом городе женщин, которые и  на  коне
сидят, и лассо бросают даже лучше тебя?
   Рекс сбавил тон.
   - Но, Луиза, - заговорил он почти просительно, - это ведь и в самом  деле
мужское дело!
   Сюзанна вцепилась ему в рукав.
   - Папа, это касается нас всех, - горячо заговорила она.  -  Дикие  лошади
почему-то покинули свое обычное пастбище. Мы должны выяснить, что случилось,
и вернуть их туда, где их дом. А угрожать...
   - Послушай, Сюзи...
   - Я уже  давно  не  "Сюзи"!  -  Она  повернулась  к  Мартину.  -  Что  ты
собираешься делать?
   - Предложу награду, - ответил он. -  Как,  парни:  "пятьсот  долларов"  -
звучит?
   Род присвистнул.
   - Как музыка!
   Сюзанна оглядывалась вокруг в поисках хоть одного разумного человека,  но
на лицах мужчин читались лишь алчность и предвкушение будущей охоты.  Только
Джим Трент, по-прежнему погруженный в  свои  мысли,  казалось,  не  разделял
общего энтузиазма.
   Сюзанна решительно взглянула Мартину в лицо.
   - Пятьсот долларов за поимку кобылы?
   - За что же еще?
   Сюзанна ощутила громадное облегчение. Она боялась,  что  Мартин  назначит
награду за поимку или  убийство  жеребца.  Обычно  Сюзанна  не  столь  легко
поддавалась  эмоциям,  но  сейчас  она  всерьез  боялась  за  судьбу  своего
сказочного коня.
   Бросив взгляд на Трента, девушка с изумлением поняла, что он,  похоже,  и
на этот раз прочел ее мысли.
   Мартин потряс кулаком в воздухе.
   - Ну что, парни? Вы со мной? Тогда собирайтесь - и все ко мне; выедем  на
рассвете!
   - Я тоже буду у тебя на рассвете, - заявил Рекс,  -  и  приведу  с  собой
всех, кто умеет держаться в седле.
   - Весьма обязан, - ответил Мартин. -  Всегда  знал,  что  на  тебя  можно
положиться. А ты, Трент?
   - Я тебе отвечу так...
   Гул голосов мгновенно стих. Без всяких усилий со своей стороны Трент  уже
завоевал положение  лидера.  Люди  прислушивались  к  его  словам  словно  к
изречениям оракула.
   Сюзанна почувствовала, как напрягся ее отец, ожидая продолжения.
   - Так что же? - поторопил Мартин.
   - Мне нужен этот конь, - произнес Трент.
   Сюзанна пошатнулась, ловя воздух, словно  Трент  ударил  ее  в  солнечное
сплетение.
   - Нет! Он рожден свободным - таким и должен оставаться! - крикнула она.
   Она огляделась вокруг в поисках поддержки, но мужчины были явно не на  ее
стороне.
   Выдержав паузу, Трент заговорил:
   - Один раз ты уже помешала мне завладеть этим конем, - произнес он мягко,
глядя Сюзанне в глаза. - Второго шанса я тебе не дам. Мне нужен этот конь, а
с ним и весь проклятый табун!
   Сюзанна, храбро выдержала его взгляд, хотя сердце у нее ушло в пятки.
   - Нет, Трент. Это несправедливо! Дикие лошади должны жить на свободе.
   - Постойте-ка! - Это в их спор вмешался Рекс. - Трент, если  ты  думаешь,
что я позволю тебе держать на наших пастбищах какого-то дикого, мустанга...
   - Позволишь мне? - Трент воинственно выпятил подбородок  -  точная  копия
Рекса. - Чтото не припомню, Рекс, чтобы я  спрашивал  твоего  позволения.  И
потом, если я объезжу этого жеребца, диким он уже не будет.
   - Хорошо, полудикого мустанга, - фыркнул  Рекс.  -  Послушного  домашнего
коня из него не получится, и мы оба это знаем.  -  Он  сердито  обернулся  к
дочери. - А вы, юная леди...
   - Папа, хватит с меня "юных леди"! Вы не имеете... никто из нас не  имеет
права решать чужую судьбу -  неважно,  человеческую  или  лошадиную!  -  Она
бросила  гневный  взгляд  на  Трента.  -  В  конце  концов,  есть  Бюро   по
управлению...
   Толпа негодующе загудела. Рекс нахмурил брови; Трент поморщился.
   - Да, я говорю о БУЗУ! - не смущаясь, продолжала  Сюзанна.  -  Существуют
законы...
   - На моей памяти никто еще не оказался в тюрьме за покушение на  жизнь  и
свободу дикой лошади! - парировал ее отец. - Рано или поздно все они  пойдут
на корм собакам. Такова жизнь, и нечего тут разводить сантименты!
   - Ах ты... ты просто... - Сюзанна топнула ногой,  не  в  силах  подобрать
подходящее слово. - И ты не лучше его! - накинулась она на Трента. - Если ты
жить не можешь без норовистых лошадей, убирайся на свое родео, а в наши дела
не лезь!
   Сюзанна прикусила губу, понимая, что это непростительная грубость.  Трент
родился и вырос в Эддисоне, а она разговаривает с ним  словно  с  непрошеным
гостем! От стыда Сюзанна не могла поднять глаз. Тем больший гнев охватил ее,
когда Трент... расхохотался!
   - Ты, Сюзанна Гленн, сама не знаешь, во что ввязываешься, -  заметил  он,
отсмеявшись. - Впрочем, тебе я готов дать поблажку. Но твоему отцу...  -  Он
бросил на Рекса мрачный взгляд. - Если хочешь войну - ты ее получишь.
   - Я не хочу с тобой воевать, сынок, - с легким удивлением  ответил  Рекс,
словно такая мысль  никогда  не  приходила  ему  в  голову.  -  Просто  твои
намерения мне очень не по душе, и потакать тебе я не собираюсь.  Ты  слишком
долго не был в городе, Трент, - добавил он негромко, -  и,  кажется,  забыл,
кто здесь хозяин.
   Стальным взглядом он обвел молчаливый кружок мужчин  -  на  случай,  если
кто-то из них тоже забыл, кто здесь хозяин.
   Прежде чем Трент успел ответить, вмешался Мартин Янг.
   - Рекс, считай, что ты сказал за нас всех, - заверил он Гленна. -  Ладно,
поеду-ка домой и расскажу обо всем своей хозяйке. Увидимся завтра, парни!
   Сюзанна беспомощно смотрела, как  толпа  расходится,  оживленно  обсуждая
события сегодняшнего вечера. Сердце ее разрывалось от противоречивых чувств.
Ее Пегас, ее сказочный конь где-то рядом - и в смертельной опасности!
   - Ну что, без обид?
   Обернувшись, Сюзанна увидела, как Рекс протягивает руку Тренту. Тот после
некоторого колебания пожал ее.
   - Загляни как-нибудь ко  мне  на  ранчо,  -  пригласил  Рекс.  Теперь  он
светился показным добродушием. - А если передумаешь насчет мустангов -  ждем
тебя завтра на рассвете.
   Трент добродушно рассмеялся.
   - Знаешь, Рекс, если я и отправлюсь на охоту за мустангом, то один!
   - Как хочешь, - ответил Рекс, по-видимому ничуть  не  обиженный.  -  Одно
тебе скажу: я готов мириться с этим жеребцом, пока он под седлом  или  тащит
плуг - но не иначе. Если он встретится мне на свободе...
   - Посмотрим, Рекс. Посмотрим.
   И снова Сюзанна почувствовала, что между мужчинами назревает конфликт.
   Ее отец желает белому коню смерти, сама она -  свободы.  Трент  же  хочет
подчинить его своей воле. Кто выиграет? Как сможет Сюзанна бороться с  двумя
мужчинами, сильными, упрямыми и непреклонными?
   Но, вспомнив о своем обещании девочкам, Сюзанна гордо  расправила  плечи.
Правда на ее стороне. И будь она проклята, если позволит запугать себя  этим
двум упрямцам!


   ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   Усталой походкой Сюзанна вернулась в зал  и  огляделась  в  поисках  мисс
Луизы. Пожилая женщина стояла в углу, у сцены: руки на бедрах,  губы  плотно
сжаты.
   Музыканты собирали свои инструменты и один за другим исчезали за  дверью.
Танцы прекратились сами собой.
   - Уж эти мне мужчины!  -  воскликнула  мисс  Луиза,  завидев  Сюзанну.  -
Считают себя центром Вселенной! Как развлекаться,  так  они  первые,  а  как
возиться на кухне - нет уж, это женская работа! А главное - ни у  одного  из
них нет ни капли здравого смысла!
   Сюзанна удивленно моргнула.
   - Боже правый, кто вас так разозлил?
   - Твой отец, кто же еще! - проворчала Луиза. - Слишком долго  Рекс  Гленн
был вожаком на нашем пастбище! Пора какому-нибудь молодому бычку с  крепкими
рожками преподать ему урок! - Она задумчиво сощурила карие глаза. - И я даже
знаю, кто на это способен.
   - Ах, мне сейчас не до этого! -  нетерпеливо  ответила  Сюзанна.  -  Мисс
Луиза, посоветуйте, что делать? Папа ненавидит диких лошадей  и  с  радостью
истребил бы их всех до последней. А Трент хочет поймать и объездить мустанга
- просто для развлечения, да еще - чтобы досадить папе. Это же смешно!
   - Совершенно верно, - согласилась мисс Луиза. - Никогда не могла  понять,
почему люди и животные не способны жить мирно? Разве в прерии не  достаточно
места для всех? Но попробуй убедить этих двоих! Все  равно  что  урезонивать
телеграфный столб!
   - Но я обещала своим ученикам, что с белым жеребцом ничего не случится, -
уныло ответила Сюзанна.
   - Раз так, то ни к чему стенать и заламывать руки. Лучше завтра  оседлать
коня и отправиться вместе с остальными. "Мужское дело" - что за чушь!  Сорок
лет назад я держалась в седле и кидала лассо  не  хуже  любого  из  нынешних
ковбоев! Да что там сорок - даже  двадцать  пять  лет  назад...  Но  теперь,
Сюзанна, я смогу помочь тебе разве что советом.
   В этот миг рядом появились подруги Сюзанны - Анита и Мэри Лу. Вид  у  них
был не слишком довольный.
   - Вот и кончился бал, - заметила Анита, хотя это было ясно и без  нее.  -
Не понимаю, зачем мы вообще сюда пришли!
   Мэри Лу окинула Сюзанну укоризненным взглядом, как будто винила  во  всем
ее.
   - Наши ковбои обсуждают, как будут завтра ловить  мустангов,  -  сообщила
она. - С  такой  важностью  и  серьезностью,  словно  готовят  вторжение  во
вражескую страну!
   Анита рассмеялась.
   - Все они ведут себя словно компания подростков - все, кроме  Трента.  Он
даже не стал их слушать. Кажется, пошел ужинать в "Лобо". - Она  захихикала.
- Сюзанна, а мне понравилось, как он осадил твоего отца! Хотела бы я увидеть
Трента верхом на белом жеребце!
   - А я бы не хотела! - отрезала Сюзанна
   Анита удивленно подняла брови  и  обменялась  взглядом  с  Мэри  Лу;  обе
расхохотались. Очевидно, сама  мысль  о  том,  что  Трент  не  всегда  прав,
казалась им несусветной глупостью.
   - Мне, кстати, тоже есть захотелось, - заметила Мэри Лу. - Может,  сходим
в "Лобо" и посмотрим, не скучает ли Трент в одиночестве?
   - Пошли! - с радостью согласилась Анита. - Этот парень стоит того,  чтобы
за ним побегать! Сюзанна, идешь с нами?
   Сюзанна помотала головой.
   - Как хочешь. - Подруги помахали ей на прощание  и  выпорхнули  из  зала.
Настроение их заметно улучшилось.
   Сюзанна повернулась к мисс Луизе.
   - Пойду попробую вытащить папу с военного совета, - мрачно сказала она.
   - Постой.
   Сюзанна вопросительно подняла брови.
   - Мне надо кое о чем поговорить с твоим  отцом,  -  твердо  заявила  мисс
Луиза. - Подожди пару минут.
   Сюзанна осталась одна. Она понимала, что надо  бы  помочь  на  кухне,  но
почему-то не могла заставить себя сдвинуться с  места.  Когда  же  в  дверях
показался Джим Трент, Сюзанна от души пожалела, что не спряталась на кухне.
   Видит Бог,  Сюзанна  была  не  готова  к  новому  спору  о  лошадях.  Она
растерянно огляделась вокруг, но немногие гости, еще  остававшиеся  в  зале,
кучковались по углам и не обращали на нее  ни  малейшего  внимания.  Подавив
малодушное желание убежать, Сюзанна смотрела, как Трент приближается к  ней.
И снова ей пришло в голову, что его восторженных обожательниц можно  понять.
Джим Трент был необыкновенно, завораживающе красив.
   Сюзанна заговорила первой.
   - Я думала, ты отправился в "Лобо" - поужинать, а  заодно  оторваться  от
"хвоста" поклонниц, - шутливо заметила она.
   - С чего ты это взяла? - удивился Трент.
   - Ну... кто-то сказал. - При мысли о том,  какое  разочарование  постигло
Аниту и Мэри Лу, Сюзанна вдруг ощутила  странное  облегчение  -  и  поспешно
подавила это неуместное  чувство.  -  Да,  умеет  Мартин  Янг  портить  всем
веселье! - произнесла она первое, что пришло на ум.
   - Не он один. Твой папаша тоже хорош, - улыбнулся Трент уголком рта.
   Сюзанна вынуждена была согласиться.
   - Когда речь заходит о диких лошадях, папа просто звереет. Один Бог знает
почему. Сам понимаешь, спрашивать его мне не хочется. Но и ты тоже...
   - А что я? - От его интимного тона по спине у Сюзанны побежали мурашки.
   - Ты тоже хорош! Зачем тебе  мустанги?  Что  ты  будешь  с  ними  делать?
Держать на ранчо Эйса?  Мой  отец  никогда  этого  не  допустит,  и  ты  это
прекрасно знаешь.
   Трент вздернул голову, смерив ее вызывающим взглядом.
   - Разумеется, ему это придется не по  душе!  Но  меня,  знаешь  ли,  мало
интересует душевное расположение старика Рекса. Меня интересуют сами лошади.
А Рекс, как ни печально, в одном прав.
   - В чем же?
   - Если кто-нибудь не возьмет  на  себя  ответственность  за  них,  они  и
вправду пойдут на корм собакам или на  импорт  в  какую-нибудь  экзотическую
страну, где такая пища в-порядке вещей.
   - Какой ужас! - воскликнула Сюзанна. - Есть конину?!
   Трент ухмыльнулся.
   - Где твоя терпимость, Сюзи? Да, мы не едим лошадей - по крайней  мере  я
ни с одним конеедом не  знаком,  -  но  из  этого  не  следует,  что  конина
несъедобна. Лично я предпочитаю лошадей в живом виде.
   - Но...
   - Сюзи! - Голос  его  вдруг  стал  серьезным.  -  Не  тешь  себя  ложными
надеждами. Мне нужен этот жеребец, и я его  получу.  Он  стал  бы  моим  еще
десять лет назад, если бы не ты... ну ладно, не будем  начинать  сызнова.  Я
никогда не думал, что получу еще один шанс, но судьба ко мне благосклонна, и
теперь я сделаю все, чтобы добиться своего! И ты не сможешь мне помешать!
   Сюзанна  затравленно  посмотрела  на  него.  На  лице   Трента   читалась
непреклонная решимость.
   - Знаешь, Трент, - заговорила она наконец дрожащим  голосом,  -  все  это
словно дурной сон. Ты - на одной стороне, мой отец - на другой. А  я  мечусь
между вами и тщетно пытаюсь хоть кого-то из вас заставить  разумно  смотреть
на вещи. Эти лошади рождены свободными и имеют право жить  на  свободе.  Тем
более - Белый. Он скорее умрет, чем позволит себя оседлать!  Неужели  ты  не
понимаешь, что даже накинуть на него лассо - это  уже  преступление?!  И,  в
конце концов, чего ты добьешься? Не зря говорят: "Старую собаку  не  выучишь
новым фокусам".
   - Ошибаешься, милая, - уверенно ответил Трент. - Мустанги,  даже  старые,
вполне поддаются приручению. Из них  получаются  отличные  рабочие  лошадки.
Подожди - и сама увидишь!
   - Нет, это ты увидишь! Он не  такой,  как  другие  лошади...  И  не  смей
называть меня "милая"! - С каждой минутой она распалялась все больше. - Вы с
папой оба... - Неожиданная мысль наполнила ее надеждой.  -  Может  быть,  ты
хочешь просто позлить папу? Тогда вставай на мою сторону -  результат  будет
тот же.
   Почудилось ли ей, или  в  глазах  его  и  вправду  отразилось  мгновенное
колебание?
   - Не надейся.
   - Пока живу - надеюсь! - отрезала Сюзанна. Закусив губу, она раздумывала,
стоит ли унижаться перед ним. И наконец решила,  что  попробовать  стоит.  -
Пожалуйста, помоги мне! - воскликнула она, моля Бога, чтобы  Трент  внял  ее
отчаянной просьбе.
   Одно бесконечно долгое мгновение Трент смотрел ей в  глаза.  Затем  отвел
взгляд и вздохнул.
   - Извини, я бы с удовольствием, но... у меня другие планы.
   Он приложил два пальца ко лбу, словно отдавая честь, и вышел из зала.
   Сюзанна беспомощно смотрела ему вслед. С чего она взяла, что  сможет  его
убедить? Но ей до сих пор  не  верилось,  что  Трент  собирается  превратить
гордого красавца коня в "рабочую лошадку". Неужели у этого  человека  совсем
нет ни чувств, ни сердца?
   "Что ж, - сказала она себе, - по  крайней  мере  Трент,  единственный  из
наших ковбоев, не жаждет крови. Все остальные полагают, что  дикий  жеребец,
похищающий кобыл,  хорош  только  мертвый.  Но,  если  Трент  будет"  рядом,
белоснежный Пегас останется жив".
   Утешив себя таким рассуждением, Сюзанна направилась  на  кухню.  Там  она
нашла мать Бриттани, сметающую крошки со стола.
   Линда Дэниеле подняла голову - и улыбнулась Сюзанне.
   - Привет, Сюзанна! А я-то боялась, что все меня бросили!
   - Я не бросаю друзей в беде, - с вымученной улыбкой ответила  Сюзанна.  -
Хочешь, помою кофеварку?
   - Отлично! - Линда выбросила крошки в мусорное ведро и сполоснула руки. -
На этот раз бал закончился быстрее, чем я ожидала. Хотя Мартина жалко.
   - Жалко, - вяло ответила Сюзанна.
   Она разобрала кофеварку  и  сунула  ее  под  кран.  Линда  стояла  рядом,
задумчиво глядя на подругу.
   - Знаешь, Бриттани очень волнуется из-за этих лошадей, -  заговорила  она
наконец. - Она, Джессика и еще несколько девочек вбили себе в головы, что по
прерии бегает настоящий сказочный Пегас. Если с ним что-нибудь случится, они
будут очень расстроены.
   - Не они одни. - Сюзанна выбросила в ведро кофейную гущу и повернулась  к
подруге. - Линда, я сделаю все, что смогу. Как и обещала твоей дочери.
   - Знаю.
   - Она тебе рассказала? - Сердце Сюзанны сильно забилось.  До  сих  пор  в
глубине ее души  теплилась  надежда,  что  дети  забыли  о  ее  опрометчивом
обещании.
   - Это много значит дня них, - сочувственно заметила Линда, -  но,  боюсь,
тебе не удастся сдержать слово. Ты же слышала, что  творилось  сегодня!  Все
эти разговоры... - Она покачала головой. - Храни нас Боже от упрямых мужчин!
   Дженни стояла на улице у дверей, поджидая Рода. Здесь и нашла ее Сюзанна.
   - Ну и вечерок выдался! - хмуро заметила Дженни. - Удивительно, что  твой
папаша с Трентом не подрались!
   - Может быть, они сумели бы вправить друг другу мозги... хотя вряд ли.
   - А жаль, - согласилась Дженни. - Не знаю, как ты, - продолжала она, -  а
я рада, что Трент вернулся, и на этот раз надолго. Он всегда мне нравился. -
Она задумчиво сдвинула брови. - И не потому, что он такой красавчик. Мало ли
симпатичных мужчин?  Но  Трент  еще  и  необычный  человек.  Он  делает  мир
интереснее. Сама жизнь в одном городе с ним превращается в приключение.
   - Сколько приключений может выдержать один город? - проворчала Сюзанна.
   - Вот скоро и узнаем, - предрекла Дженни. - Кроме того: не  обижайся,  но
любой, кто осмелился противостоять твоему отцу, становится  для  меня  почти
героем.
   - Без обид. Но разве ты не заметила, что Трент упрямее папы?
   - Еще бы не заметить! - вздохнула Дженни. - Мне вдруг подумалось... может
быть, ты сумеешь укротить этого необузданного ковбоя? - "Во  всяком  случае,
попробовать стоит", - добавил ее взгляд.
   - Поговорим лучше о чем-нибудь другом, -  отрезала  Сюзанна,  недовольная
таким поворотом беседы. В глубине души она подозревала, что может перетянуть
Трента на свою сторону, но цена, которую придется за это заплатить, была для
нее слишком велика.
   - Хорошо, о чем тогда? - Дженни оглянулась в поисках своего кавалера.
   Сюзанна глубоко вздохнула, стараясь сдержать волнение.
   - Завтра я еду в прерию  искать  мустангов,  -  начала  она  таинственным
шепотом, хотя вокруг было пусто и подслушать ее никто не мог. -  Поедешь  со
мной?
   Дженни вскинула голову и широко распахнула глаза.
   - Ты серьезно?
   - Абсолютно. Смотри: у меня есть преимущество. Я знаю, куда этот табун  в
прошлый раз ходил на водопой. Все остальные отправятся с ранчо Мартина Янга,
я же начну поиски в совсем другом месте и таким образом их опережу.
   - А куда же они ходили на водопой?  -  сгорая  от  любопытства,  спросила
Дженни. - Мне всегда не давал покоя этот твой секрет!
   - И не тебе одной. Но если бы я рассказала, это тайное место  наводнилось
бы полчищами охотников.  -  Она  помолчала.  -  Я  видела  мустангов,  когда
купалась тайком на земле Чокнутого Эйса.
   - Какой позор! - улыбнулась Дженни. - Теперь-то я понимаю,  почему  Трент
вдруг встал на твою сторону! Но... постой, если он  видел  табун  в  том  же
месте... ты не боишься, что он тоже начнет поиски оттуда?
   - Может быть, - простодушно улыбнулась Сюзанна. - Сколько  мне  помнится,
он один из лучших наездников в округе, а лассо бросает и вовсе  лучше  всех.
Так что главная наша задача... гм... вовремя встать у него на пути.
   Дженни хихикнула.
   - Ты думаешь, он позволит нам ехать с ним?
   - А что ему останется? -  улыбнулась  Сюзанна.  -  Джен,  мы  с  тобой  -
единственная надежда этих лошадей. Что бы с ними ни случилось, я должна быть
рядом. А ты... ведь ты сама говоришь: "Хочешь приключений - держись  поближе
к Тренту!" Так что же? Едем выслеживать мустангов?
   - Разумеется! - с жаром откликнулась Дженни. - Несправедливо,  что  самое
интересное всегда достается мужчинам! А Рода посвятим в заговор? -  спросила
она с сомнением. - Если дело дойдет до войны полов, я  не  уверена,  что  он
окажется на нашей стороне!
   - Да, лучше не рисковать, - решила  Сюзанна.  Наклонившись  к  подруге  и
понизив Голос, она начала: - Значит, план такой...
   Прислонившись к изгороди, Джим Трент наблюдал,  как  пикап  Рекса  Гленна
разворачивается и выезжает со стоянки. Уже стемнело, но в свете фонарей Джим
ясно видел корону - знак ранчо "Монарх" - на дверце со стороны пассажира.
   И саму пассажирку Трент видел яснее некуда! Сюзанна  что-то  взволнованно
говорила отцу; и по физиономии  старины  Рекса  Тренту  не  составило  труда
догадаться, что именно. Вот пикап нырнул во тьму, и Сюзанна исчезла из  виду
- но не из мыслей Трента.
   Думая о Сюзанне, Трент невольно улыбался. Ей  не  понравились  его  планы
относительно белого жеребца - что ж,  придется  ей  с  этим  смириться!  Она
упряма как мул, но он еще упрямее.
   С улыбкой на лице он обернулся и увидел, как на ярко  освещенном  крыльце
появились  под  ручку  Линда  Дэниеле  и  мисс  Луиза  Эддисон.  Линда  была
ровесницей и одноклассницей Трента Урожденная Деккер, вскоре после школы она
вышла за Томми Дэниелса. Трент не виделся с ней уже много  лет.  От  кого-то
слышал, что у нее уже несколько детей...
   Трент подождал, пока женщины потушили свет,  заперли  за  собой  дверь  и
спустились с крыльца.
   - Милые дамы... - произнес он, вежливо приподнимая шляпу.
   - А, это ты, Трент! - И мисс Луиза удостоила  его  величественным  кивком
головы.
   Лицо Линды осветилось мимолетной улыбкой.
   - Позволят ли мне дамы подвезти их домой? - предложил Трент.
   Мисс Луиза покачала головой.
   - Я приехала на своей машине. - И она  указала  на  огромный  "линкольн".
Верная Уинни сидела  за  рулем.  -  Должна  тебе  заметить,  Джим  Трент,  -
заговорила мисс Луиза, смерив ковбоя пронзительным взглядом, -  в  том,  что
касается этого белого жеребца, ты совершенно не прав. Мне продолжать или  ты
все равно не станешь слушать?
   - Не стану, мэм, - вежливо, но твердо ответил Трент.
   - Что ж, тогда пожелаю вам обоим приятного вечера.
   Трент с восхищением проводил глазами пожилую  леди.  Несомненно,  она  на
стороне Сюзанны.
   Слава Богу, хоть кто-то в городе на ее стороне.
   - Я встречаюсь с Ти Джеем в "Лобо", - заметила Линда. - Мы договорились.
   - Да. Вечеринка закончилась неожиданно рано. - Трент взял ее под  локоть.
- Я тебя провожу.
   Линда взглянула на него с удивлением.
   - Зачем? Идти-то всего  несколько  шагов!  Мы  же  в  Эддисоне,  а  не  в
каком-нибудь мегаполисе!
   - Я пойду с тобой, - твердо повторил Трент, пресекая  все  возражения.  -
Заодно расскажешь мне, как вы с Томми живете. Я же вас сто лет не видел!
   Линда рассмеялась в ответ.
   - Трент, моего мужа уже много лет никто не называет  "Томми"!  Теперь  он
для всех "Ти Джей". Да, тебя и вправду долго не было.
   - Может быть, слишком долго... - Они пересекли стоянку и вышли на  улицу.
- Но теперь я вернулся и больше никуда уезжать не собираюсь. Расскажи мне  о
том, что я пропустил. Например, о Сюзанне Гленн...
   Сюзанна скоро поняла, что спорить с  отцом  бесполезно.  Через  несколько
миль она прекратила спор и погрузилась в мрачное  молчание.  Она  заговорила
вновь, только когда пикап уже подъезжал к ранчо.
   - Дай мне слово, - решительно потребовала она, - что не  причинишь  диким
лошадям вреда! Вернуть кобылу Мартина - одно дело; но если с жеребцом что-то
случится, клянусь Богом, ты за это заплатишь!
   - Ну, напугала! - саркастически ответил Рекс, но, бросив взгляд на  дочь,
сменил тактику: - Почему, в самом деле, ты всегда и во всем винишь меня? Кто
я такой - король ковбоев? Не я привел этих мустангов в Эддисон. Не могу же я
отвечать за каждого четвероногого  бродягу  в  округе!  Мало  ли  что  может
случиться...
   - Эту песню я уже слышала.
   - Но это так и есть. Кстати, ты едешь завтра с нами?
   - Лучший способ отвертеться - перевести разговор на другую тему.
   - Ничего я не перевожу. Просто не думаю, что это  будет  разумно.  Помочь
нам ты не можешь - да, кажется, и не собираешься: будешь путаться под ногами
без всякой пользы, а нам придется еще следить, чтоб с тобой  чего-нибудь  не
стряслось! Но если ты жить не можешь без этих мустангов  и  ни  капельки  не
доверяешь старику отцу - пожалуйста, поезжай...
   - Я доверяю тебе, папа, - ласково ответила Сюзанна, - но только пока ты у
меня на глазах.
   - Значит, едешь?
   - Ладно, уговорил. Не еду.
   В тусклом зеленом свете щитка лицо Рекса  было  едва  видно,  но  Сюзанне
показалось, что он улыбается. Разумеется, он вовсе не хотел,  чтобы  Сюзанна
тащилась за ним, но понимал и то, что прямым запретом  не  добьется  от  нее
послушания. Теперь же у него оставалась  возможность  сказать:  "Я  ведь  не
запрещал тебе ехать, ты сама не захотела..."
   Сюзанна хорошо изучила своего отца. "Мужчины сражаются,  женщины  и  дети
сидят у очага" - таково кредо Рекса Глеина. Что ж, завтра послушная доченька
преподнесет ему сюрприз!
   Автомобиль свернул на разбитую проселочную дорогу, ведущую к ранчо.  Рекс
бросил на дочь загадочный взгляд.
   - Значит, на этот раз Джим Трент решил остаться у нас?
   Сюзанна небрежно пожала плечами, словно ее это совсем не заботило.
   - По крайней мере он сам так говорит. Собирается вести хозяйство на ранчо
Чокнутого Эйса.
   - Думаю, не надолго его хватит. - Рекс подъехал к дому и заглушил  мотор.
- Видал я таких парней: гонору в них много, а дойдет до дела...  Как  только
станет туго, он сбежит обратно на родео.
   - Ты думаешь? - Сюзанна ощутила, как сердце у нее сжалось. Отец  облек  в
слова мысль, не дававшую ей покоя весь вечер.
   Рекс коротко кивнул, словно ставя крест на благих намерениях Трента.
   - Глупо жертвовать славой, известностью, спокойной  и  налаженной  жизнью
ради тяжелой рутинной работы в медвежьем углу вроде нашего. А его  увлечение
дикими лошадьми... думаю, это скоро пройдет. Сидеть в седле парень умеет, но
совсем иное дело - приучить к  седлу  мустанга.  Для  первого  нужно  только
умение, для второго - настоящая сила.
   Сюзанна прикусила губу.
   - Ты думаешь, в Тренте нет настоящей силы?
   - Боюсь, что нет, милая. - Он тяжело вздохнул. - Мне не  слишком  приятно
говорить тебе такие вещи, но, Сюзи... не трать на него время.  Не  то  чтобы
Джим Трент был мне не по душе... но ты - моя дочь, моя милая Девочка, и я не
хочу, чтобы ты страдала. Этот парень - перекати-поле, поверь мне,  Сюзи.  Он
тебя счастливой не сделает.
   Снова он облек ее мысли в слова, и они падали на сердце  Сюзанны,  словно
ледяные  капли  дождя.  Отец,  почти   толкавший   ее   в   объятия   любого
респектабельного холостяка в городе, теперь отговаривает ее  от  Трента?  Но
почему он настолько уверен, что Трент ей не подходит?
   Отец и дочь вошли в дом. Рекс включил свет и потянулся  за  телевизионным
пультом.
   - Посмотрю "Новости" и лягу спать, - пробормотал  он,  зевая.  -  Так  ты
точно не хочешь завтра с нами?
   - Не вижу смысла ехать такой толпой. Вы распугаете всю живность на  много
миль вокруг.
   Она от всей души надеялась, что так оно и будет.
   - Мы разделимся, Сюзи, и поедем в разные  стороны,  -  обиженно  возразил
отец. - Не беспокойся, все у нас получится. Мы с ребятами  в  былые  времена
поймали больше мустангов, чем ты видела за всю свою жизнь! - Он помолчал.  -
Если хочешь остаться дома - пожалуйста. Я тебя не уговариваю.  Только  потом
не говори, что я тебя не пустил.
   Вот ведь старый лис, подумала Сюзанна, ласково улыбаясь отцу.
   В воскресенье, еще до рассвета, Рекс Гленн и четверо его ковбоев покинули
ранчо "Монарх". Стоя у окна своей спальни на втором  этаже,  Сюзанна  сквозь
кружево занавесок наблюдала за их  отъездом.  Едва  они  скрылись  из  виду,
Сюзанна бросилась в душ. Вчерашние сомнения забылись: сейчас она нетерпеливо
предвкушала приключение.
   Быть может, сегодня она вновь увидит своего Пегаса. И, если  хитрый  план
сработает, путь ей укажет Джим Трент.
   Ей... и, разумеется, Дженни. Сюзанна упросила подругу отправиться с  ней,
чтобы не оставаться с Трентом наедине. Заводить с ним  шашни  и  вправду  не
стоит; это тот редкий случай, когда ее отец прав.
   Трент - не тот человек, что согласится заживо похоронить себя на ранчо  в
каком-то медвежьем углу. Перекати-поле, верно, но Сюзанна  не  позволит  ему
перекатиться через себя!
   Сюзанна вывела своего коня, и в ту же минуту во двор въехал пикап. Дженни
восседала за рулем, а сзади громыхал  трейлер,  в  котором,  как  догадалась
Сюзанна, ее подруга везла свою лошадь. Дженни отчаянно зевала.
   - Я свихнулась, это точно! - заметила она, пока Сюзанна запирала дверь. -
Ты так задурила мне голову, что я  совсем  позабыла  задать  тебе  несколько
вопросов.
   - Например? - Сюзанна уложила свое седло на заднее сиденье пикапа.
   Дженни по-ковбойски засунула руки в карманы. Она была одета  по-рабочему:
рубашка с длинными рукавами, джинсы, сапоги и шляпа.
   - Например, что мы станем делать, если встретим табун? Если не  ошибаюсь,
ни мне, ни тебе до сих пор не приходилось ловить мустангов!
   - Верно, - откликнулась Сюзанна. - Но не волнуйся. Главное - их найти,  а
там сообразим, что делать. Дедушка столько мне  рассказывал,  что  теперь  я
разбираюсь в ловле  мустангов  не  хуже  заядлого  ковбоя...  Правда,  чисто
теоретически, - добавила она вполголоса. - Короче, найдем их,  а  там  вудет
видно. Первая наша задача - вернуть кобылу Мартина...
   - А вторая - выгнать табун из нашего округа. На мой взгляд, это  возможно
лишь в одном случае: если твой Пегас расправит крылья и улетит.
   Сюзанна рассмеялась.
   - А что, очень может быть! - весело ответила она. - Да мало ли как  можно
справиться с табуном! Например, соорудить загон из веревок... или загнать их
в ущелье и перегородить выход. А  если  мы  встретимся  с  ними  в  открытом
поле... ну, тогда еще что-нибудь придумаем.
   Дженни с сомнением покачала головой.
   - Я не очень-то умею пользоваться лассо, - призналась она.
   - Я тоже. Будем надеяться, что нам это не понадобится, ведь  рядом  будет
Трент! - Сюзанна заглянула в багажник. - Ты захватила спальник? Отлично. А я
взяла еду, веревки и все  прочее,  что  может  понадобиться.  -  Она  широко
улыбнулась. - Итак, вперед, отважные ковбойки... или ковбойши?
   И обе девушки расхохотались.
   Они остановили машину в паре миль к  югозападу  от  ручья  Дикой  Лошади.
Подъезжать ближе они не хотели, чтобы  не  спугнуть  табун,  если  он  вдруг
окажется там. Почти не разговаривая,  вывели  своих  лошадей  из  фургона  и
оседлали.
   Сюзанна   взяла   Черного   Джека   -   семилетнего   резвого    жеребца,
сообразительного и покладистого. Дженни привезла Красотку - стройную  гнедую
кобылу. На нее тоже можно было положиться.
   Спальные мешки были  приторочены  сзади  к  седлам,  лассо,  свернутые  в
кольцо, накинуты на передние луки. Стремена и подпруги подтянуты.
   Сюзанна отступила на шаг и полюбовалась своей работой.
   - Судя по нашему снаряжению, можно подумать, что мы и в самом деле знаем,
что делаем! - довольно заметила она и разобрала поводья. - Ну что, готова?
   Дженни гордо расправила плечи. Девушки взглянули друг на друга  -  и  обе
невольно прыснули.
   Чем  обернется  их  поездка?   Волнующим   приключением,   конфузом   или
утомительно-бесцельной тратой времени? Что ж, они готовы ко всему.
   Перекинув поводья через холку Джека,  Сюзанна  легко  вскочила  в  седло.
Вороной жеребец заплясал на месте, готовый тронуться в путь по первому знаку
всадницы.
   - Вперед! - Сюзанна ударила коня пятками по  бокам,  и  Джек  рванулся  с
места. Дженни на Красотке двинулась за ними, не отставая ни на шаг.
   Быстрой рысью мчались они к ручью Дикой Лошади,  в  самое  сердце  земель
Чокнутого  Эйса.  Казалось,  возбуждение  всадниц  передалось  лошадям:  они
скакали все быстрее, и Сюзанну охватывало радостное волнение.
   Они неслись по  лугам,  усыпанным  яркими  весенними  цветами.  Над  ними
раскинулось безбрежное синее небо, кое-где украшенное  пушистыми  облачками,
впереди таинственно возвышалась  гряда  холмов.  Зелень  деревьев  указывала
извилистую тропу, ведущую к ручью.
   Из кустов справа вынырнула антилопа и тут же скрылась. Кроме нее, девушки
не встретили на хаоем пути ни одного живого существа.
   Кому-нибудь другому эти  бескрайние  просторы,  возможно,  показались  бы
пустынными и угрюмыми, но для Сюзанны не было места прекрасней и дороже, чем
прерии Вайоминга. Ее мать, выросшая в Калифорнии, никак не могла  привыкнуть
к штату, все население которого составляло меньше полумиллиона.
   - Словно  какой-нибудь  городок  в  Калифорнии!  -  говорила  Кэти  Гленн
незадолго до своей безвременной смерти. -  Сюзанна,  неужели  ты  не  хочешь
посмотреть на большой мир? Поехать в Диснейленд, увидеть пальмы,  искупаться
в океане...
   - Не хочу, - честно отвечала на это Сюзанна. Вайоминг был ее  родиной,  и
все, чего она хотела, - никогда не покидать родной дом.
   Сюзанна выпрямилась в седле и помахала Дженни.
   - Сюда! - крикнула она, направляя коня в узкий прогал между деревьями.
   Повинуясь всадницам, кони согласно замедлили шаг. Сюзанна  не  надеялась,
что Пегас ждет их у воды, однако на берегу могут оказаться следы  табуна,  и
Сюзанна боялась их затоптать.
   Подъехав к самой воде, Сюзанна свесилась с седла и всмотрелась во влажную
землю. Пока что она не замечала ничего, даже  отдаленно  похожего  на  следы
конских копыт. Но может быть...
   Сюзанна  надеялась  встретиться  здесь  с  Трентом,  однако  приглушенное
мужское покашливанье, раздавшееся из-за деревьев, застало  ее  врасплох  Она
поспешно натянула поводья, и Джек замер на месте, выгнув мощную шею. Девушка
тревожно завертела головой.
   Как и в тот раз,  она  увидела  Джима  Трента  на  другом  берегу  ручья.
Скрестив руки на луке седла, он с царственной  невозмутимостью  ждал,  когда
девушки обратят на него внимание.
   - Вот мы и снова встретились, мисс Гленн! - мягко,  без  нажима  произнес
он.


   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

   Сердце Сюзанны подпрыгнуло и сбилось с  ритма.  "Ерунда,  -  сказала  она
себе, - это просто от неожиданности".
   Отпустив поводья, она  одарила  Трента  самой  искренней  улыбкой"  какую
только могла из себя выдавить.
   - Ты меня напугал!
   - Что-то не верится. - Он выпрямился  в  седле.  -  Не  соблаговолите  ли
объяснить, что вы обе тут делаете?
   - Ну... просто проезжали мимо,  -  невинно  ответила  Сюзанна.  -  Верно,
Дженни?
   - Точно! - с готовностью подтвердила Дженни. - Утро такое  чудесное,  вот
Сюзанна мне и  говорит  -  "Дженни,  дорогая,  давай-ка  возьмем  лошадок  и
поскачем куда глаза глядят!" А я отвечаю...
   - А должна была ответить, что твоя подруга свихнулась.
   Трент направил коня прямо в ручей. Брызги воды едва  доставали  до  колен
жеребца. В кожаных штанах, грубой рубахе и широкополой шляпе Трент  выглядел
истинным ковбоем. И конь под  ним  был  настоящим  мустангом  -  не  холеный
красавец с родео, словно созданный для выступлений перед публикой, а  мощный
широкогрудый жеребец, непокорный и опасный.
   Однако  Трент  сумел  подчинить  его  своей  воле...  Не  желая  об  этом
задумываться, Сюзанна продолжала осуществлять свой план:
   - Раз уж мы встретились, не возражаешь, если мы проедемся с тобой?
   - Со мной... куда? - Он остановил коня в нескольких шагах от них.
   - Ты ведь, кажется, едешь за кобылой Мартина?
   Трент лениво улыбнулся.
   - Может быть. Она ушла с табуном мустангов, и не нужно много  ума,  чтобы
догадаться, где мы с ней встретимся.
   - А ведь верно! - с энтузиазмом воскликнула Дженни. -  Как  ты  считаешь,
Сюзанна? Трент, как здорово, что мы наткнулись на тебя! Знаешь,  ум  хорошо,
два лучше, а три...
   Сюзанна кивнула.
   - Естественно. - Она торжествующе улыбнулась  Тренту.  -  Итак,  партнер,
каковы наши планы?
   Трент негромко рассмеялся.
   - Что ж, у меня нет тайн от партнеров. Посмотрите, что я уже нашел.
   - Мустангов? - воскликнула Сюзанна. Почему-то при этой мысли ее  охватило
разочарование. "В чем дело? - спросила себя Сюзанна. -  Можно  подумать,  ты
огорчена тем, что не сможешь провести несколько дней в  опасной  близости  к
Тренту!"
   - Я нашел на своей земле их следы. - Тремт кивнул в сторону холмов; -  И,
пожалуй, не откажусь поделиться этой информацией с друзьями;
   "С друзьями"? Сюзанна сглотнула комок в горле.
   - Отлично! - ответила она, отважно взглянув ему в глаза.
   Дженни, встав между ними,  переводила  любопытный  взгляд  с  Сюзанны  на
Трента и обратно.
   - Ладно, хватит играть в гляделки, - сказала она наконец. - Поехали!
   Трент показал девушкам следы, замеченные им на берегу ручья, и  все  трое
спешились, чтобы рассмотреть их получше.
   Сюзанна не замечала ничего, кроме подсохшей грязи, пока Трент  не  указал
ей на глубокий отпечаток в земле.
   - Это жеребец, - объявил он с довольным видом. - Взгляни,  эти  отпечатки
глубже  -  значит,  конь  был  крупнее  остальных.  Вот  здесь  он  стоял  и
прислушивался - копыта ушли глубоко в грязь. Похоже, его что-то насторожило.
   Сердце Сюзанны тревожно стукнуло.
   - Надеюсь, это был не кто-нибудь из наших поисковых партий. Они  ведь  не
могли нас обогнать, верно?
   Трент помотал головой.
   - Его напугал не человек, а дикий кот. Смотри! -  Он  указал  на  дерево,
наклонившееся над  самой  водой.  Несколько  тонких  веток  на  дереве  были
сломаны, листья помяты.  -  Он  не  дурак,  этот  жеребец.  Вовремя  заметил
опасность.
   Дженни смотрела на Трента открыв рот.
   - Не понимаю, как тебе удалось столько узнать по следам  в  грязи?  Здесь
словно стадо буйволов прогулялось - заметила она.  -  Что  бы  мы  без  тебя
делали?;
   - Не нужно быть опытным следопытом, чтобы понять:  табун  пошел  туда,  -
возразила Сюзанна, указывая на слабый след, ведущий прочь от берега.
   Трент вытер ладони о грубые кожаные штаны.
   - Совершенно верно. След ясный и хорошо виден. Но он теряется на  холмах.
Что будем делать дальше, следопыты?
   Сюзанна улыбнулась.
   - А дальше я повернусь к  большому  и  сильному  ковбою  и  закричу:  "На
помощь!"
   Трент от души расхохотался, закинув голову.
   - И могу спорить на последний грош, что большой и сильный ковбой  тут  же
растает!
   Дженни встала, готовая вскочить в седло.
   - Куда это ты? - поинтересовался Трент.
   - За табуном, естественно!
   Он покачал головой.
   - Не так быстро! Для начала уничтожим эти следы. Не стоит оставлять нашим
друзьям улики.
   Так они и сделали. Сперва все  трое  сели  на  лошадей  и  несколько  раз
проехались по берегу взад-вперед, пока  отпечатки  подков  не  смешались  со
следами неподкованных копыт. Затем, сломав  ветку  дерева,  Трент  тщательно
затер следы, ведущие к холмам.
   Наконец маленький отряд двинулся вдоль берега. Найдя  каменистый  участок
земли, где не могло  остаться  следов,  всадники  свернули  и  углубились  в
зеленый лабиринт между холмами. К этому времени  солнце  уже  перевалило  за
полдень.
   Троица остановилась перекусить в лощине между холмами. Повсюду розовели и
желтели полевые цветы, а склоны холмов радовали  глаз  и  словно  приглашали
вскарабкаться на самую вершину. Однако Сюзанна  знала,  что  подниматься  по
таким склонам совсем не так легко, как кажется.
   Развязав седельные мешки, Сюзанна достала пакет с сандвичами  и  флягу  с
водой. На высоких  соснах  взволнованно  верещали  белки;  из  густой  травы
показалась мордочка потревоженного бурундука.
   Сюзанна раздала всем сандвичи с сыром и морковь.
   - Как ты думаешь, далеко от нас сейчас табун? - спросила она Трента.
   Тот задумчиво уставился на свой сандвич.
   - Как сказать... - протянул он наконец. -
   Они не слишком спешат - по крайней мере пока. Просто  бродят  по  холмам,
щиплют травку... Вот когда поймут, что мы  висим  у  них  на  хвосте,  тогда
другое дело!
   - А ты... - от волнения у Сюзанны сжало горло, - как ты думаешь, это  тот
самый табун? Который ведет белый жеребец, уведший кобылу Мартина?
   - Тот самый, - спокойно ответил Трент.
   - Откуда ты знаешь? Ведь мы их даже не видели!
   - Очень просто. - Трент скатал замасленную обертку от сандвичей в комок и
сунул в  карман  джинсов.  -  Они  без  подков  -  все,  кроме  двоих.  Одна
подкованная лошадь - кобыла Мартина. Другая  -  кобыла,  которую  они  увели
несколько дней назад. У нее на левой передней ноге подкова почти  стерта,  а
на правой - сломана.
   Дженни расширила глаза.
   - Ух ты! - выдохнула она. - И все это ты понял по следам?
   Трент широко улыбнулся, и в уголках его  глаз  собрались  веселые  мелкие
морщинки.
   - Это и многое еще. Каждое живое существо оставляет следы,  нужно  только
уметь их прочесть.
   При этих словах он  взглянул  на  Сюзанну,  и  та  поспешно  отвернулась.
Неизвестно, что прочел Трент у нее на  лице;  во  всяком  случае,  увиденное
заставило его улыбнуться.
   И от его загадочной улыбки по спине Сюзанны пробежала дрожь.
   После ланча они снова двинулись в путь. Трент ехал-впереди, Сюзанна -  за
ним. То и дело она ловила себя на том, что не сводит глаз  с  ладной  фигуры
мужчины; и все  красоты  дикой  вайомингской  глуши  не  могли  развеять  ее
внутреннее напряжение.
   За десять лет Трент, казалось, ничуть не изменился: все тот же  непоседа,
бесшабашный искатель приключений. Как и прежде, он излучал  уверенность,  но
никто не назвал бы его высокомерным или наглым. Он был таким же...  нет,  он
стал еще лучше, чем был.
   Однако Сюзанна понимала, что за десять лет Трент не  мог  не  измениться,
хоть внешне и остался тем же беззаботным ковбоем. Он жил в больших  городах,
повидал мир, узнал славу и обожание поклонников. И заработал немало денег.
   Но сейчас он, одетый в поношенную рабочую одедоду, занимается тем же, что
делали его отец, и дед, и множество поколений ковбоев, -  выслеживает  табун
мустангов. И Сюзанна чувствует его волнение и охотничий азарт,  так  похожий
на ее собственный.
   Но что будет, когда они встретятся с табуном?
   Трент хочет одного, Сюзанна - другого, и ни один  из  них  не  собирается
уступать!
   Трент повернулся к ней и, улыбнувшись, кивнул куда-то в сторону.  Сюзанна
успела заметить, как мелькнула между деревьями и скрылась в чаще  винторогая
антилопа.
   Трент ехал, отпустив поводья; конь его  шел  ленивой  размашистой  рысью.
Сюзанна пришпорила Черного Джека, чтобы оказаться  с  ним  вровень.  С  этим
мужчиной расслабляться не стоит, напомнила она себе.
   - Хороший у тебя конь, - заметила она.
   Всем известно: чтобы расположить к себе ковбоя, достаточно похвалить  его
коня. - Это ведь, кажется, мустанг?
   - Верно. - Трент, польщенный, улыбнулся. -
   Только мустанг сможет догнать мустанга.
   - Так всегда говорил мой дедушка. -  Сюзанна  потрепала  своего  коня  по
холке. - Черный Джек - отличная резвая  лошадь,  но  ему  надо  напрягаться,
чтобы не отставать от твоего!
   - Ты не хуже меня знаешь, что такое мустанг, - протянул Трент.  -  Дикий,
необузданный и смертельно опасный. С него ни на минуту нельзя спускать глаз.
   Сюзанна улыбнулась в ответ, но сердце ее сильно забилось.  "Ты  такой  же
мустанг, Джим Трент, - думала она. - Укротить тебя еще труднее,  чем  белого
жеребца". А Сюзанна искренне верила, что Белого укротить невозможно.
   Следы копыт привели их в новую лощинку между холмами.  Дженни  пришпорила
Красотку, и теперь все трое ехали бок о бок.
   - Мы их нагоняем? - спросила Дженни.
   Трент кивнул.
   - Но сегодня еще не догоним. - Он указал рукой на  запад.  -  Через  пару
часов солнце скроется за горами, так что пора поискать место для ночлега.  -
Легкая улыбка заиграла в уголках его рта. -  Надеюсь,  леди  взяли  с  собой
спальные мешки?
   Дженни кивнула, хотя и без особого энтузиазма.
   - И запас еды на несколько дней. - Она привстала в стременах и огляделась
вокруг. - Трент, тебе знакомы эти места?
   - Разумеется. В свое время, еще мальчишкой, я облазил все эти холмы. - Он
лукаво усмехнулся, взглянув на Сюзанну. - Не  тебя  одну  привлекали  угодья
Чокнутого Эйса. Конечно, я знаю эти места  не  так  хорошо,  как  наш  белый
приятель, но...
   - Ты его видел? - Сюзанна в волнении схватила Трента за руку, но  тут  же
отдернула ладонь. - Трент,  ты  его  видел?  Почему  же  не  рассказал  нам?
Когда?..
   - Самого его я не видел, но нашел вот это.
   Он протянул левую руку,  сжатую  в  кулак,  и  осторожно  разжал  пальцы.
Сюзанна наклонилась и увидела на ладони  несколько  белых  шерстинок.  Порыв
ветра подхватил их и понес прочь.
   Сюзанна озадаченно подняла глаза.
   - Клочок белой конской шерсти зацепился за куст, - объяснил  Трент.  -  И
мне кажется... - Он помолчал, задумчиво глядя на далекие холмы.  -  Это  он,
Сюзанна. Так же верно, как то, что  наших  прародителей  погубила  любовь  к
яблокам. Это твой Пегас.
   - Он не мой! Он ничей Пегас!
   Однако Сюзанна невольно обернулась, словно желая еще раз увидеть  летящие
по ветру белоснежные шерстинки, и сердце ее сжалось от неожиданного  чувства
потери.
   - Хорошо, если ты на него  не  претендуешь,  пусть  будет  мой  Пегас,  -
ответил Трент. - А вот и место, где мы сможем переночевать. Здесь есть  вода
и трава для лошадей.
   Он хлестнул жеребца, и тот стрелой  понесся  вперед.  Сюзанна  пришпорила
Джека, чтобы не отставать.  Трент  сидел  в  седле  как  влитой,  и  Сюзанна
невольно представила себе его верхом на Белом. Каким захватывающим получился
бы этот поединок человека и коня!
   Этого не должно случиться, напомнила  себе  Сюзанна.  Оба  они  сильны  и
упрямы, оба  превыше  всего  ставят  свою  гордость.  Победа  одного  станет
страшным унижением для другого. Ни  человеку,  ни  коню  Сюзанна  не  желала
такого испытания.
   Дженни тоже пришпорила Красотку.
   - Не спи, соня! - воскликнула она, ударяя кобылу по бокам.
   Сюзанна тряхнула головой, отгоняя бесполезные мысли.
   Они  остановились  на  ночь  в  тени  деревьев,  на   берегу   ручья,   о
существовании которого Сюзанна до сих пор не подозревала.
   - Он называется Малая Сухая Ветка, - объяснил Трент, расседлывая коня:  -
Неподалеку есть и Большая Сухая Ветка.
   Сюзанна не удержалась от шутки:
   - А Большой и Малой Мокрых Веток поблизости нет?
   Трент улыбнулся, пожимая плечами; на загорелом  лице  блеснули  два  ряда
белоснежных зубов.
   - Следующий удар за мной.
   - По-моему, вы оба спятили, - заметила Дженни, стаскивая со спины  кобылы
тяжелое седло. Красотка поводила боками, довольная.
   Сюзанна мысленно согласилась с подругой. Она-то уж по крайней мере  точно
спятила! С рассвета до заката Сюзанна смотрела  в  широкую  спину  Трента  и
старалась обуздать не в меру буйное воображение - увы, безрезультатно.
   - Послушайте-ка меня, - заговорил Трент. - Я отведу  лошадей  на  травку,
где они смогут спокойно пастись, а вы тем временем разбейте лагерь.
   Он протянул руку к седлу  Джека,  за  которое  уже  взялась  Сюзанна.  На
мгновение руки  их  соприкоснулись,  и  девушке  показалось,  что  Трент  со
значением сжал ее пальцы.
   Сюзанна застыла, ошарашенно уставившись на Трента. Тот улыбнулся знакомой
лукавой улыбкой, и в глазах его заплясали веселые чертики.
   Но в следующий миг  Трент  отнял  руку  и  взялся  за  седло.  Еще  через
мгновение Сюзанна уже была уверена, что все происшедшее  ей  почудилось.  Не
находя себе места от стыда, она наблюдала, как Трент кладет  седло  в  траву
под деревом.
   "Черт бы побрал мое неуемное  воображение!"  -  думала  Сюзанна,  потирая
руку. Однако, когда Трент обернулся и взглянул на нее со знакомой плутовской
улыбкой, гнев Сюзанны обратился на него.
   "Черт бы побрал тебя, Джим Трент! - мысленно восклицала она, распаковывая
продукты. - Решил поиграть с деревенской простушкой? Не выйдет! Ты  не  хуже
меня  знаешь,  что,  пока  не  решена  судьба  мустангов,  мир  между   нами
невозможен!" или, может быть, он надеется улестить  ее  своими  плейбойскими
штучками? Что ж, тогда Джим Трент скоро поймет, что не на ту напал!
   Словно  в  далеком  прошлом,  трое   путешественников   разбили   лагерь,
приготовили пищу на костре и поужинали, сидя вокруг огня. Сюзанна  неотрывно
наблюдала за Трентом; напряжение ее росло, и под  конец  ужина  она  боялась
даже дышать. Что-то должно было  случиться  -  она  это  знала.  Хотя  и  не
представляла - или, может быть, не позволяла себе представить, - что именно.
   Утомленные трудной дорогой, они ели молча. Солнце скрылось за холмами,  и
на потемневшем небе высыпали звезды.
   Трент отставил жестяную миску  последним.  Затем  потянулся  и  откинулся
назад, опершись на поваленное дерево. Тишину нарушал только треск костра.
   - Очень вкусно, - заметил он.
   Дженни хихикнула.
   -  Я  всегда  говорила,  что  никто  в  городе  не  умеет  лучше  Сюзанны
приготовить все для пикника.
   Сюзанна улыбнулась, довольная, что друзья наконец прервали тяготившее  ее
молчание.
   - Я не одна старалась. Крекеры с сыром - работа Дженни. - Она запрокинула
голову, глядя в звездное небо. - Какая красота, правда? Смотришь на звезды и
становишься как будто ближе к Богу...
   - Мм... - отозвалась Дженни, поднимая голову к небесам.  -  В  детстве  я
очень любила смотреть на звезды, но теперь, боюсь, выросла и  всем  красотам
природы предпочитаю мягкое кресло и горячий чай.
   Трент лениво улыбнулся.
   - И при этом именно ты уговорила Сюзи отправиться в путешествие?
   Дженни удивленно заморгала.
   - Ты называешь ее Сюзи? И до сих пор жив?
   - Верно. -  Сюзанна  знала,  что  должна  была  бы  рассердиться,  но  не
чувствовала в себе сил даже притвориться разгневанной. Ею овладела  какая-то
странная истома. - Ты неисправим, - заметила она, обращаясь к Тренту.
   Трент улыбнулся уголками рта и подмигнул Дженни.
   - В последний  раз  меня  называла  "неисправимым"  мисс  Максвелл,  наша
школьная учительница. Она тоже не понимала...
   - Чего не понимала? - с любопытством спросила Дженни.
   Трент по-прежнему смотрел на Сюзанну.
   -  Что  бывают  случаи,  когда  уступать  нельзя.  Можешь  назвать   меня
упрямцем...
   Сюзанна рассмеялась.
   - Ну и кто теперь Начинает спор?
   - Можешь назвать меня упрямцем, - странно улыбаясь, повторил Трент, -  но
если по прерии и вправду бегает белый, как снег, дикий конь, то он мой,
   Сюзанна молчала, глядя ему в - глаза, и постепенно улыбка сползла с  лица
Трента.
   - Черт возьми, да знаете ли вы, женщины, сколько лет мы гоняемся за  этим
конем?
   - Знаем, - просто ответила Сюзанна.
   - Не знаем, - возразила Дженни.  -  Хорошо,  говорю  только  за  себя,  -
поправилась она под взглядом Сюзанны. - Я знаю только миф о Пегасе  -  белом
коне с крыльями. Но какое он имеет отношение к нашему мустангу?
   Трент  наклонился  вперед,  упершись  локтями  в  колени.  Языки  пламени
освещали его лицо таинственным светом.
   - У него добрый десяток имен - Белый Конь
   Равнин, Белоснежный Иноходец, Белый Мустанг,
   Призрак Прерий... Каждый,  кто  его  видел,  называл  по-своему.  Но  все
сходились на том, что конь этот  необычайно  быстр,  умен,  как  человек,  и
прекраснее всех лошадей,  каких  когда-либо  видели  глаза  смертных.  Самые
ранние свидетельства о нем относятся к началу прошлого века.  Его  встречали
на всем Диком Западе - от Мексики до Канады.
   Сюзанна медленно кивнула,  словно  зачарованная.  Она  не  в  первый  раз
слышала эту историю, но готова была слушать ее снова и снова.
   - Вашингтон Ирвинг... - начала она.
   - Тот самый Вашингтон Ирвинг? - встряла неугомонная Дженни.
   Сюзанна кивнула.
   - В начале тридцатых годов прошлого века Вашингтон Ирвинг написал рассказ
о белом мустанге-иноходце, которого не может обогнать ни одна другая лошадь.
Несколько лет спустя газеты сообщили, что в Техасе замечен - белый иноходец,
догнать  которого  не  могут  даже  самые  умелые  ковбои  верхом  на  самых
быстроногих лошадях.
   Дженни переводила взгляд с Сюзанны на Трента и обратно.
   - А наш конь тоже иноходец?
   - Не знаю. - Сюзанна вопросительно взглянула на Трента.
   - Судя по следам,  нет,  -  ответил  он  и  добавил,  видя  разочарование
девушек: - Но не все легенды называют его иноходцем.  Все  сходятся  лишь  в
описании его необычайной красоты.
   - И любви к свободе, - добавила Сюзанна. - Ни одному ковбою не  удавалось
набросить на  мустанга  лассо.  В  некоторых  легендах  рассказывается,  как
охотники загоняют его на отвесный обрыв и гордый конь  бросается  со  скалы,
предпочтя смерть рабству. - Она со значением взглянула на Трента.
   - В конце концов, это просто сказки, - ответил он. - Но я, как и Сюзанна,
слышал эти сказки с детства: она в Вайоминге,  я-в  Техасе,  где  родился  и
провел детство. И, как любой мальчишка с горячей кровью,  мечтал  стать  тем
смельчаком, что накинет узду на чудесного коня...
   - Дети вырастают и перестают верить в сказки, - возразила Сюзанна,  смело
встречая его взгляд.,
   - Но ни один человек, ребенок или взрослый, не устоит  перед  искушением,
если его любимая сказка вдруг станет явью, - мягко ответил Трент.  -  В  тот
день, когда я застал тебя купающейся в ручье Дикой Лошади...
   Дженни издала восторженный визг, но Трент и Сюзанна, поглощенные  спором,
не обратили на нее внимания.
   - Понимаешь, я увидел коня, о котором мечтал с детства. Все произошло так
быстро, и однако... - он  облизал  пересохшие  губы  и  судорожно  вздохнул,
словно  стараясь  успокоиться,  -  однако  во  всем  этом  было  какое-то...
предопределение. Это должно было случиться! Этот конь был предназначен мне -
а ты спугнула его!
   - Если бы это было предопределение, тогда меня бы там просто не  было,  -
возразила Сюзанна. - Или ты поймал бы его, несмотря на  все  мои  усилия.  Я
тоже много об  этом  думала.  Нам  с  тобой  невероятно  повезло.  Кому  еще
случалось своими глазами увидеть легенду? А ты, Трент,  хочешь  эту  легенду
убить!
   Во рту у Сюзанны вдруг пересохло, и она отхлебнула воды из фляжки.
   - Я не хочу убивать легенду, - резко ответил Трент, - я хочу  сделать  ее
своей. Ты, Сюзи, воображаешь себя какой-то доброй  феей.  Но  я  охочусь  на
живого коня из плоти и крови, и когда поймаю его, то...  -  Он  выразительно
пожал плечами.
   - Ты не сможешь его поймать, - отчаянно воскликнула Сюзанна, - не сможешь
даже к нему прикоснуться!
   Трент резко выпрямился, но в следующий миг снова лениво откинулся  назад.
Пляшущие тени надежно скрывали его лицо.
   - Старую собаку, моя милая, можно выучить новым фокусам.
   - Ошибаешься! Тот, кто  всю  жизнь  провел  на  свободе,  не  смирится  с
неволей! И не смей называть меня "милая"!
   - Хорошо, Сюзи, как скажешь. - Он поднял с земли палку и поворошил  угли.
- Лошадь есть лошадь. Бывают  хорошие  кони,  бывают  дрянные,  но  все  они
остаются всего лишь лошадьми. А реальность редко похожа на фантазии.
   - Она лучше любых фантазий! - отрезала Сюзанна, сжимая кулаки. - С  какой
стати тебе вздумалось объявить меня дурочкой, живущей в каком-то вымышленном
мире? Я стою на земле прочнее, чем ты, Джим Трент!  Я  хочу  сделать  доброе
дело - помочь реальным животным. А ты... ты просто эгоист!
   Несколько секунд Трент молча смотрел на нее, затем встал  и  без  единого
слова исчез во тьме.
   Дженни  тихонько  присвистнула  -  у  нее  это  выражало  высшую  степень
изумления.
   -  Ничего  себе!  -  протянула  она.  -  Что  тут,  черт  возьми,  вообще
происходит?
   Сюзанна  прикусила  дрожащую  губу  и  беспомощно  покачала  головой.  Ей
почему-то хотелось плакать.
   - Не знаю, - потерянно ответила она. - Я вообще  не  понимаю,  о  чем  мы
только что говорили - о лошадях, о Тренте или обо мне?
   Дженни молчала. Обернувшись, Сюзанна увидела, что ее подруга  с  каким-то
странным выражением смотрит на огонь.
   - Дженни? Ты чего?
   - Да нет, ничего особенного... Трент, может быть, этого и не понимает, но
я... Ты права: ты рассудительная, уравновешенная женщина. Я тоже.  Но  когда
что-то... или кто-то тебе небезразличен, уже не  можешь  мыслить  ясно,  как
всегда.
   - Ты говоришь о Роде? - догадалась Сюзанна.
   - Наверно. Знаю, это глупо. Он совсем не мой идеал. Доволен своей жизнью,
не слишкомто романтичен... - Она поднялась и начала отряхивать джинсы. - Как
только я могла влюбиться в такого парня!
   "Не ты одна удивляешься самой  себе",  -  подумала  Сюзанна,  глядя,  как
Дженни собирает мусор и кидает в костер.
   Через несколько минут Сюзанна встала и присоединилась к ней.


   ГЛАВА ПЯТАЯ

   Лежа в спальном мешке, Сюзанна смотрела в усеянное звездами небо. Вдалеке
завывал койот, но  голос  его  звучал  не  песней  одиночества,  а,  скорее,
убаюкивающей колыбельной. Дженни давно спала, дыша глубоко и  ровно,  а  вот
Сюзанне никак не удавалось заснуть.
   Видит Бог, колыбельная ей сейчас не помешала бы! Душа  и  сердце  Сюзанны
были в смятении: она окончательно запуталась в себе и  в  своих  чувствах  к
Тренту.
   Хруст веток под тяжелыми ботинками заставил Сюзанну вздрогнуть, хоть  она
и знала - точнее, именно потому, что знала, - кто идет к  своей  постели  по
другую сторону костра.
   Сюзанна приподнялась на локте и позвала Трента - так тихо, что сама  едва
расслышала свой голос.
   На мгновение наступила тишина. Затем он повернул к ней.
   - Сюзи? Ты не спишь?
   - Не сплю. - Она бросила опасливый взгляд на посапывающую Дженни. -  Я...
мне нужно с тобой поговорить. Это недолго.
   - С удовольствием. - Он лрисел рядом,  вытянув  длинные  ноги,  -  темный
силуэт на фоне звездного неба. - О чем?
   - Да так, ничего особенного... - Сюзанна поежилась в спальном  мешке,  от
души надеясь, что остается для Трента, как и он для  нее,  неясной  тенью  в
ночной тьме. - Я просто подумала...
   - О чем же?
   - Завтра мы встретим мустангов... и я подумала, что мы  должны  прийти  к
компромиссу, неважно, хотим мы этого или нет.
   - Вот как?
   Очевидно, он ей помогать не собирался.
   - Сегодня я наговорила тебе резкостей... Извини.
   Трент негромко рассмеялся.
   - Не переживай,  у  меня  шкура  толстая.  -  Немного  поколебавшись,  он
продолжил: - И потом, я это заслужил. Я ведь прекрасно знаю,  что  ты  -  не
мечтательница, витающая в облаках. Что же касается компромисса...  в  теории
звучит заманчиво, но на практике я не вижу, на  чем  мы  могли  бы  сойтись.
Разве что...
   В душе Сюзанны забрезжила слабая надежда.
   - Разве что...
   - Если тебе придется  выбирать  между  мной  и  своим  отцом,  думаю,  ты
выберешь меня. Кредо твоего отца: "Хороший мустанг - мертвый мустанг!"  А  с
этим ты ни за что не согласишься.
   - Да, но...
   - Сюзи, все зависит от того, насколько  сильно  ты  этого  хочешь  и  что
стремишься этим доказать. Я хочу получить жеребца, несмотря ни на что!
   - Но тебе ничего не нужно доказывать! - возразила она. - Мы оба понимаем,
что ты сможешь с ним справиться - разумеется, если не убьешь  его  во  время
охоты.
   - Да, конечно... - Почему-то ответ Трента прозвучал не слишком  радостно.
- Поговорим лучше о тебе. Зачем тебе нужна его свобода?
   Сюзанна задумалась, ища наиболее честный ответ.
   - Я защищаю то, во что верю.
   - Тогда ты  выполнила  свою  задачу.  Смело  выступила  на  защиту  своих
принципов,  боролась  до  последнего  -  и  проиграла.  Что  ж,   с   каждым
случается...
   - Дай мне закончить. Я обещала своим ученицам - трем чудесным девочкам, -
что скорее умру, чем позволю причинить вред мустангам. - С губ  ее  сорвался
невеселый смешок. - А я слишком молода, чтобы умирать!
   - Вот это чертовски верно, - с неожиданной серьезностью произнес он.
   Легкие пальцы его коснулись девичьей щеки. Сюзанна  лежала  под  одеялом,
прямая и неподвижная, и молила небо о том, чтобы свет костра помог  ей  хоть
на мгновение увидеть его лицо.
   Трент коснулся ее губ, и из груди Сюзанны вырвался судорожный  вздох.  Ее
бросало то в жар, то в  холод;  сердце  замирало  попеременно  от  страха  и
надежды.
   - Черт возьми! - пробормотал он, погрузив руку в ее густые волосы. - Нет,
это уже слишком! - И внезапно отдернул руку, затем резко поднялся. - Спи,  -
хрипло приказал он. - Завтра у нас тяжелый день.
   Он исчез во тьме, а Сюзанна еще долго не могла привести в порядок мысли и
чувства. "Не думай об этом! - отчаянно твердила она себе. - Не думай! Только
не думай о том, что он имел в виду, когда сказал: "Это уже слишком! "
   Она прислушалась к шороху листьев и вою койота,  но  по-прежнему  слышала
только Трента. Вот он садится на  поваленный  ствол,  снимает  ботинки,  вот
забирается в спальный мешокНочь была теплой  и  ласковой,  но  Сюзанну  била
дрожь. Джим Трент оставался для нее загадкой, и, Бог свидетель,  Сюзанна  не
горела желанием ее разгадывать! Этот мужчина не  для  нее.  Лучше  проводить
бессонные часы, считая  слонов,  чем  прислушиваться  к  глубокому,  ровному
дыханию мужчины, которого не понимаешь и не можешь понять...
   Она проснулась, едва забрезжил первый, неверный свет утра.  Костер  давно
погас. Сперва Сюзанна повернулась на другой бок и собралась спать дальше, но
в следующий миг вспомнила, где она и почему.
   Она подскочила, как мячик, сжав кулаки.
   Сердце забилось сильнее обычного. Сегодня они встретятся с табуном.
   Бесшумно, чтобы не разбудить остальных,
   Сюзанна выскользнула из спального мешка и, подхватив свою дорожную сумку,
направилась под сень деревьев, к ручью. Опустившись на колени,  она  достала
из сумки мыло, щетку и зубную пасту.
   "Сегодняшний день войдет в историю!" - говорила себе Сюзанна, споласкивая
лицо ледяной водой. Трент объяснил ей вчера, что только  беспечность  табуна
позволила им подойти к лошадям так близко. Почуяв врагов,  мустанги  тут  же
исчезнут, а значит, второго шанса не представится.
   Теперь все зависит только от удачи - и мастерства Трента.
   Сюзанна почистила зубы и сполоснула рот ледяной водой. Почему-то она была
твердо уверена, что табун неподалеку и что сегодня она увидит Пегаса -  коня
своей детской мечты. И если судьба будет  на  ее  стороне,  то  поможет  ему
избежать хищных лап Трента...
   Сюзанна подняла голову - и застыла как вкопанная.
   Она увидела коня совсем близко. Он  стоял  на  другом  берегу  ручья,  не
больше чем в тридцати футах от нее, подняв голову и гордо  раздувая  ноздри.
Сейчас, освещенный золотисто-розовыми лучами утреннего солнца. Белый  был  в
тысячу раз прекраснее, чем в ее самых смелых мечтах.
   Видит ли он ее? Сюзанна  скорчилась  в  тени  старого  пня;  она  боялась
пошевелиться, боялась вздохнуть... Может быть, он ее и не заметит, тем более
что ветер дует с его стороны... Боже правый, что же делать?
   Из-за деревьев появились спутницы Пегаса, и Сюзанна поняла,  что  жеребец
привел с собой  весь  свой  гарем.  Вот  белоснежный  конь  попробовал  воду
копытом;  солнечные  лучи  скользнули  по  его  роскошной  гриве,  превращая
природное серебро в золото...
   Вот что-то привлекло его внимание: он беспокойно раздул  ноздри  и  повел
головой, чутко прислушиваясь. Что встревожило его? За себя Сюзанна ручалась:
она не издала ни звука. Боже милостивый, она не осмеливалась даже дышать!
   В  следующий  миг  она  услышала  позади  негромкое  фырканье.  Очевидно,
внимание жеребца, всегда готового к новым победам, привлекла кобыла Дженни.
   Белый двинулся вперед, уши его стояли торчком.  Кобылы  шли  за  ним,  но
вожак не обращал на них внимания: он стремился к новой победе.
   Затем... что-то произошло. Что - Сюзанна не поняла:  она  не  слышала  ни
единого звука, кроме  пения  птиц  и  жужжания  насекомых.  Однако  табун  в
мгновение ока охватила паника. Лошади заметались, вспенивая  копытами  воду.
Через миг они уже мчались не разбирая дороги - мчались прямо на Сюзанну.
   В одно мгновение Сюзанна поняла две простые истины. Первая -  здесь,  под
деревом, она в безопасности. Вторая -  обезумевший  табун  несется  прямо  к
лагерю, где безмятежно спят Трент и Дженни!
   Не колеблясь, Сюзанна вскочила и бросилась навстречу  табуну,  размахивая
руками и крича что было мочи.
   Джим Трент, сидевший верхом на лошади чуть выше вверх по  течению  ручья,
полагал, что Сюзанна спит сном младенца, пока не увидел ее мечущуюся фигурку
на пути взбешенного табуна. Выругавшись сквозь зубы, Трент  вонзил  шпоры  в
бока своего жеребца.
   Конь рванулся вперед и в  три  прыжка  достиг  девушку.  Его  неожиданное
появление ввергло мустансов  в  еще  больший  ужас;  пока  они  беспорядочно
метались из стороны в сторону, Трент успел подхватить Сюзанну на седло.
   Однако убраться с дороги он уже не успевал. Одной рукой прижав Сюзанну  к
себе, другой Трент сжал поводья и направил коня вперед. Мустанги мчались  по
обе стороны от него. Белоснежный Пегас скакал так близко, что  ноги  Сюзанны
почти касались его плеча.
   Наконец  Тренту  удалось  свернуть,  и  табун  промчался  мимо.  Сюзанна,
сообразив, что произошло, попыталась освободиться от его крепкой хватки,  но
Трент, не обращая на нее внимания, повернул обратно к ручью.
   - Черт тебя побери, Джим Трент! - завопила Сюзанна, молотя  кулачками  по
его стальной груди. - Кобыла Мартина  уходит!  Не  сиди  как  столб,  сделай
что-нибудь!
   Страх Трента за нее мигом сменился раздражением.
   - Лучше скажи, какого черта ты делала на пути табуна? - заорал он, крепче
стискивая ее в стальных объятиях. - Они бы тебя затоптали - и не заметили!
   Глаза Сюзанны расширились от гнева. Вместо благодарности она  лишь  гордо
вздернула подбородок.
   - Не смеши меня! Никакой опасности не было! Я хотела увести их  прочь  от
лагеря! Думала, что вы с Дженни еще спите...
   - Дженни проснулась и поступила гораздо  умнее  тебя...  она  залезла  на
дерево.
   -  Ну,  я  же  этого  не  знала,  верно?  -  Сюзанна   снова   попыталась
высвободиться из его объятий - Отпусти меня!
   - Как, даже "спасибо" не скажешь? - взревел разъяренный Трент.
   - Ах, тебе "спасибо" подавай? Спа-си-бо! Доволен?
   Глядя ей в лицо, Трент едва не застонал от досады.  Эта  чертова  Сюзанна
Гленн -  самая  упрямая,  безмозглая,  тупоголовая  -  была  самой  желанной
женщиной, какую ему довелось встретить на своем веку. Прошлой ночью он  едва
не поддался искушению, но остался тверд.  Сегодня  же...  сегодня  -  другое
дело.
   - Сюзи... - хрипло начал он.
   -  И  не  смей  называть  меня  "Сюзи"!  -  Сюзанна  наконец   прекратила
вырываться: она сидела прямо, гневно глядя на него, и ее  нежные  губы  были
сжаты в тонкую упрямую линию.
   За последние десять лет Тренту не раз представлялась возможность потерять
контроль над собой. Но никогда до сегодняшнего дня он его не терял.
   Крепко сжав Сюзанну в объятиях, Трент сделал то, что делать уж  точно  не
стоило. Поцеловал ее.
   Губы их соприкоснулись - и миг для Сюзанны обратился в вечность. Забыв  о
ссоре, она обвила его шею руками и страстно ответила на поцелуй.
   "Боже мой, - смятенно думала она, -  все  так,  как  я  и  мечтала!  Нет,
лучше!"  Ярость  преобразилась  в  страсть  и  воспламенила  кровь   девушки
неведомым доселе  пламенем,  и  один  Бог  знает,  к  чему  привел  бы  этот
бесконечный поцелуй, если бы его не прервал крик Дженни:
   - Сюзанна, Трент! Я его  видела!  Боже  ты  мой,  я  его  видела!  Белого
жеребца! Настоящего!
   Трент отпрянул, тихо выругавшись. Сюзанна с трудом повернула  отяжелевшую
голову. Опомнившись, она сообразила, что сдалась безо всякого сопротивления,
и жгучая краска стыда залила ее щеки.
   На этот раз Трент не стал ее удерживать  -  даже  помог  соскользнуть  на
землю. Сюзанна на миг потеряла равновесие и ухватилась за его ногу,  но  тут
же отдернула руки, бросив на Трента подозрительный взгляд.
   На подгибающихся ногах она направилась к
   Дженни. Та едва не прыгала от возбуждения.
   - Скорей за ними! -  вопила  она.  -  Трент,  мы  должны  поймать  кобылу
Мартина! Тогда у мистера Гленна  и  его  гончих  псов  не  останется  больше
никаких оправданий!
   Жеребец Трента так и заплясал  на  месте,  но  хозяин,  натянув  поводья,
заставил его успокоиться.
   - Для начала переведи дух. Значит, так: я еду за ними. Вы собираете  вещи
и двигаетесь за мной. Я оставлю четкий  след,  чтобы  вы  не  заблудились  в
прерии.
   -  Не  беспокойся,  не  заблудимся!  -  отрезала  Сюзанна.  -  Совсем  за
дурочек-то нас не держи! Поезжай быстрее, пока они не  ушли  далеко,  только
помни: мы ловим кобылу, а не жеребца!
   Вместо ответа Трент бросил на нее красноречивый взгляд, и Сюзанна поняла,
что кем-кем, а уж разумной женщиной он ее  никак  назвать  не  может.  Затем
ковбой шутливо отдал дамам честь и направил коня в ту сторону, куда скрылись
мустанги.


 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама