сказка - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: сказка

Фарбаржевич Игорь Давыдович  -  Сказки маленького Лисенка


Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [2]

ПОСТРИЧЬ МАМОНТА!

Однажды Лисёнок повстречал на лугу огромный стог сена, который срывал хоботом сочную траву. Ещё у него были большие, крюками закрученные бивни и маленькие строгие глаза.

– Здравствуйте! – сказал ему Лисёнок. – Вы… кто?

– Мамонт… – ответил стог сена и насмешливо посмотрел на Лисёнка.

– А мне говорили, что мамонты давно… простите, вымерли!.. – сообщил Лисёнок.

– Я живу здесь не одну тысячу лет… – ответил Мамонт.

– Поразительно!.. – поразился Лисёнок. – Я знаю в нашем лесу каждого!

– Ну? – сказал Мамонт.

– А вот с Мамонтом никогда ещё не сталкивался! – сказал Лисёнок.

– И правильно делал! – Мамонт тряхнул огромными ушами. И поднялся ветер, зашелестели травы. Топнул ногой – и загудела земля. – Страшно?

– Я… не боюсь, – ответил Лисёнок, хотя все-таки немного струхнул: шерсть так и встала дыбом от загривка до хвоста. – Я всегда не верил тому, что вы… это… навсегда исчезли.  

– Ничто в Природе не исчезает… – таинственно сказал Мамонт, затем поднял к небу хобот и вдруг затрубил.

– Грустная песенка… – вздохнул Лисёнок, когда мелодия закончилась. – Наверное, вам очень одиноко.

– Древняя мелодия, – возразил Мамонт. – Я живу в чаще, там всё напоминает далекие века… Не люблю быть на виду… Новые времена – не для меня… А хочешь, я тебя покатаю? – предложил он и протянул к Лисёнку  шершавый хобот.

– Ещё бы! – сказал Лисёнок  и уселся на хоботе верхом.

Мамонт стал его раскачивать – верх-вниз, справа-налево! Сначала осторожно, потом всё шире, всё выше.

– Эй, на хоботе! Держись покрепче! – покрикивал Мамонт.

– Выше!!! – кричал в ответ Лисёнок. – Ещё выше! Я не боюсь!

Ну, и весело же им было!

– Пожалуй, на сегодня хватит! – крикнул, наконец, Лисёнок, накачавшись вволю, и спрыгнул на траву.

– Понравилось? – спросил Мамонт.

– Благодарю вас! Мне очень понравилось! Надеюсь, мы ещё встретимся! – и он поспешил поведать всем об этом необыкновенном знакомстве.

Первой он встретил Ворону. Она сидела на ветке Старого Дуба и каркала от нечего делать на весь лес:

– Увррр! Каррр!

Лисёнок тут же ей обо всем и рассказал. Та всплеснула в изумлении крыльями:

– Беспорядок! Уверена: это – сбежавший из зоопарррка слон! Какой кошмаррр! Какой курьёз! Какое безобррразие!

– Никакой он не слон, ха-ха-ха! – расхохотался Лисёнок, – а самый настоящий Мамонт!

– Аррргументы! – потребовала Ворона.

– Он очень лохматый! Вот тебе аргумент! – ответил Лисёнок.

– Полетели! – заинтересовалась тогда Ворона. – Любопытно взглянуть на очередного самозванца…

И Лисёнок вместе с Вороной вернулся на луг.

Мамонт, как ни в чем не бывало, продолжал уплетать молодую траву.

– Так и есть! – сказала Ворона, вытаращив на него глаза и не подавая виду, что очень удивилась. – Обыкновенный индийский слон… Или, скорее, африканский… Точнее смогу сказать лишь после того, как его постригу.

– Ты хочешь его… постричь?! – воскликнул Лисёнок.

– Естественно! – твёрдо ответила Ворона. – Моя задача – привести миррр к полному соответствию с Приррродой! – И она обратилась к Мамонту: – Эй, послушайте, любезный! Ррразве прилично ходить в таком виде?

Тот недоуменно повернул большущую голову.

– В каком таком?..

– В диком! – ответила Ворона. – В диком!! В неверрроятно диком!!! Хоть в нашем лесу и живут дикие звери – вид у них, взгляните сами – вполне благопристойный. – И она кивнула на Лисёнка. – Так что очень рекомендую заняться своим внешним видом.

– В каком смысле?!.. – удивился Мамонт.

– Подстричься – ррраз! Укоррротить бивни – два! – объяснила Ворона.

– Но тогда я уже не буду похож на Мамонта! – рассмеялся он. От его смеха задрожал воздух.

– И не надо! – ответила настырная Ворона. – Мало ли кто на кого похож! Важнее: кто ты на самом деле!

– На самом деле – я Мамонт!.. – и Мамонт показал хоботом на Лисёнка: – Он знает.

– Ничего он не знает! Он ещё ребёнок! – махнула крылом Ворона и безапелляционно заявила: – Все мамонты давным-давно вымерррли. Это – научный факт!

– А я вот – живу! – сказал Мамонт. – Не одну тысячу лет!

– Прекратите! – поморщилась Ворона. – Так долго никто не живёт! Наберитесь мужества и честно признайтесь, что вы – старррый слон!

– Нет! – возразил Мамонт. – Я – не слон! Ни в коем случае!

– Самый настоящий! – настаивала на своём Ворона. – Слон, слон, слон!

– Я – Мамонт, сударыня! – Мамонт начинал сердиться.

– Слон! – каркнула Ворона, тоже теряя терпение. – Это ж надо: вбить себе в голову такую чушь!

– Мой отец был мамонтом, моя мать была мамонтихой… – сказал Мамонт. – Это конкретно и научно!

– У вас бурррное вообррражение, любезный, – холодно заметила Ворона. – Или – нездоррровое самомнение. Что, в данном случае, одно и то же! Пррраво, смешно выглядеть оригиналом при помощи такого дешёвого фокуса! Когда я однажды была в перьях рррозового фламинго, то вовремя поняла – с помощью врррачей, конечно, – что каждый должен оставаться самим собой! В полном соответствии с законами Природы! Так что – немедленно стричься!.. – приказным тоном подытожила она. – И никуда отсюда не уходите, – строго предупредила Ворона. – Я скоррро вернусь. Я лечу за парикмахерскими инструментами. – И полетела.

– Погоди! – крикнул ей Лисёнок, сорвавшись с места. – Что, если ты ошиблась?

– Я никогда ни в чем не ошибаюсь! – категорично ответила Ворона, не сбавляя скорости полёта. – Мы ещё увидим его слёзы признания и ррраскаяния!

– Любого можно заставить признаться в чем угодно! – мчался за ней Лисёнок.

– Меня не заставишь! – назидательно заметила она, опускаясь в своё гнездо. – Гм! И куда запррропастились ножницы?

– А я почему-то ему верю… – задумчиво сказал Лисёнок под деревом. – Он сыграл такую грустную песенку, которую мог сочинить только Мамонт.

– Много ты знаешь их песен! – отозвалась из гнезда Ворона. – Верить нужно непременно в ррразумное! – Она принялась стучать и звенеть в гнезде разными предметами. – Куда же я их сунула?.. – злилась  она.

В траву полетели ключи, рыболовные крючки, пуговицы, очки и прочая дребедень. Лисёнок на всякий случай отошёл подальше.

– Урррра! Все в порядке! – раздалось её радостное карканье.

С ножницами в клюве и пилой в лапах она полетела обратно. Лисёнок – за ней.

Когда они вернулись на луг, Мамонта там уже не было.

– Сбежал! – всплеснула крыльями Ворона. – Так я и знала! Стрррусил стать самим собой!.. Теперь найдёт себе дррругого дурррачка вместо тебя и будет дальше плести про то, что он – Мамонт! А кто-то ррразвесит уши и станет потакать его вррранью!.. Вот и приводи после этого миррр к полному соответствию с Приррродой!

И она, разобиженная, улетела со своими парикмахерскими инструментами обратно в гнездо.

А Лисёнок  побежал  искать Мамонта.


 

ТУ­МАН ИЗ ЛОН­ДО­НА

Был чу­дес­ный лет­ний день.

Весь лес сто­ял про­ни­зан­ный солн­цем. Оно высвет­ли­ло верхуш­ки деревьев, брыз­ну­ло на ли­стья, лег­ло на по­ля­ну, да­же про­ли­лось на кор­ни Ста­ро­го Ду­ба.

– Здравствуйте, дяденька Лось! – вежливо обратился Лисёнок к Лосю, который на раскидистых рогах нёс в столярную мастерскую деревянные чурки. Их напиливал на реке мастер Бобёр, а дядя Лось – носил.

Лисёнок пошел рядом.

– Вы – такой умелый мастер! – сказал Лисёнок. – Когда у вас будет время, сделайте мне, пожалуйста, хорошее кресало! Мы бы могли иногда разжечь костер на поляне.

Лось, не поворачивая нагруженной головы, на ходу обронил:

– Детям играть с огнём запрещено!

Вне­зап­но Лисёнок обо что-то спо­ткнул­ся. Он погля­дел се­бе под но­ги и уви­дел бу­тыл­ку – пыльную, ста­рую, за­ку­по­рен­ную проб­кой. Ле­жа­ла она здесь, на­вер­ное, дав­но, да­же мхом покры­лась.

– До свидания, дяденька Лось!

Он под­нял бу­тыл­ку, по­смот­рел сквозь неё на солн­це и увидел внут­ри что-то по­хо­жее на пойманное об­ла­ко.

И Лисёнка вдруг осе­ни­ло!

В БУ­ТЫЛ­КЕ СИ­ДИТ ДЖИНН!

Ты­ся­чу лет ждет он в не­тер­пе­нии, ко­гда Лисёнок вы­пус­тит его в этот чудес­ный сол­неч­ный лес! И обя­за­тель­но на­гра­дит за это!

«Что же по­про­сить за спа­се­ние? – стал размышлять Лисёнок. – Велосипед?.. На­дув­ной шар?.. Нет, – ре­шил Лисёнок, – на­до при­ду­мать ЧТО-ТО та­кое!.. Не знаю, что… Может быть, за свое спа­се­ние Джинн предло­жит ему это ЧТО-ТО сам…» 

И Лисёнок вы­та­щил зу­ба­ми проб­ку!..

Да-да-да! Так оно и слу­чи­лось! Из бу­тыл­ки выле­те­ло об­ла­ко, гус­тое и мох­на­тое, взле­те­ло над ле­сом, сно­ва опус­ти­лось, и вско­ре весь лес сто­ял в пе­ле­не ту­ма­на.

Лисёнок не на шут­ку ис­пу­гал­ся. Слов­но он по­пал в бан­ку с мо­ло­ком. Ку­да ни по­вер­нись – ни­че­го не вид­но, да­же Ста­ро­го Ду­ба.

Умолк­ли пти­цы. Опус­ти­ли смыч­ки скри­па­чи-кузнечи­ки. Ста­ло по-настояще­му страш­но…

И Лисёнок про­шеп­тал:

– Эй, дя­день­ка Джинн…

Ему ни­кто не от­ве­тил.

То­гда он за­кри­чал что есть си­лы:

– Эге-гей! Дя­день­ка Джинн!..

И вдруг чей-то хри­п­лый про­сту­жен­ный го­лос произ­нёс:

– Хэл­ло, бой!.. Я не есть Джинн… – тут го­лос рас­сме­ял­ся, а по­том закашлял­ся.

– А кто?.. – спро­сил ис­пу­ган­ный Лисёнок.

– Ту­ман… – от­ве­тил го­лос. – Ту­ман из Лан­дан…

– От­ку­да?!.. – во­все уди­вил­ся Лисёнок.

– Из Лан­дан… – Го­лос го­во­рил с ино­стран­ным акцен­том. – Анг­лия… Когда-то ва­ша Ле­ший гос­ти­ла в наш Шер­вуд­ский лес. Ему так по­нра­вил­ся анг­лий­ский ат­мо­сфе­ра, что он забрался за со­бой ку­со­чек Ландан, то есть ме­ня!.. И по ошиб­ке вы­бро­си­ла на до­ро­га… Он ду­мал, что бу­тыл­ка пус­той… Что в нём ни­че­го нет! Но там бы­ла я – Ту­ман из Лан­дан!.. И си­деть бы мне тут мно­го-мно­го зим, то есть… лет, но ты вы­пус­ти­ла меня! Сенк`ю, бой! Спаси­бо, Лисёнок! И хоть я не есть Джинн, но так­же исполняю твой лю­бой же­ла­ний… Че­го ты хо­чешь?!..

– Я… не знаю… – рас­те­рял­ся Лисёнок. – Я подумаю…

– Ду­май-по­ду­май!.. – рас­сме­ял­ся Ту­ман из Лондо­на. – А я по­ка разминать свой ста­рый ревматич­ный кос­ти!..

Он сно­ва за­каш­лял­ся и умолк.

А ря­дом с Лисёнком поя­ви­лась Во­ро­на.

– Ка­кая каррра­со­та!.. – с вос­тор­гом за­кри­ча­ла она. – Это ж на­до: очутить­ся в са­мом Лон­до­не!..

– Кра­со­та?! – не­до­умён­но спро­сил Лисёнок. – Но я не хочу жить в Лондо­не!..

– Ещё бы! – пре­зри­тель­но ус­мех­ну­лась Во­ро­на. – С такими ма­неррра­ми и в та­ком на­ря­де!.. На­при­меррр, я – все­гда бы­ла уве­ре­на, что ста­ну англичанкой!.. А мо­жет быть, я да­же ррро­дом из Анг­лии, кто знает?!.. Недаррром мы, воррро­ны, зна­ем анг­лий­ский: «Карррр» – это зна­чит – «автомобиль»!

– Но я не хо­чу кар­кать! – воз­му­тил­ся Лисёнок. – Я хо­чу до­мой.

– Дуррра­чок!.. Ты и так до­ма!.. Это ж та­кое везе­нье: не улетая, очу­тить­ся за гррра­ни­цей!..

И она рас­тво­ри­лась в ту­ма­не.

– Эй, кто-ни­будь! – за­кри­чал в от­ча­я­нии Лисёнок, вновь очу­тив­шись в оди­но­че­ст­ве, и вдруг не­кста­ти по­ду­мал: «А который час?.. Сей­час, навер­ное, и вре­мя уто­нет в ту­ма­не…» 

И тут где-то над не­ви­ди­мым не­бом про­би­ли ча­сы. Со­всем как ку­куш­ка, толь­ко мед­лен­но и важ­но:

– Ку-куу-боммм! Ку-куу-боммм! Ку-куу-боммм!..

– Что это? – уди­вил­ся он.

– Это есть ча­сы на баш­не Биг-Бен, – вновь раздал­ся го­лос Ту­ма­на. – Ну что, на­ду­мал?..

– Ещё нет… – за­мял­ся Лисёнок. – Мне ни­ко­гда не приходи­лось ду­мать в ту­ма­не…

– Ну-ну, – ус­мех­нул­ся Ту­ман из Лон­до­на, – я ещё не­мно­го подождать…

И его го­лос сно­ва за­тих.

Вдруг ря­дом за­зве­не­ли ко­ло­коль­чики, и подъ­е­хал кэб, запряжён­ный английски­ми буль­до­га­ми. Там сиде­ла Во­ро­на.

Лисёнок от­ско­чил в сто­ро­ну.

– Вот что зна­чит влия­ние За­па­да! – с вос­тор­гом воскликнула она. – Видишь, как об­ла­горрро­дил­ся наш лес?.. Биг-Бен!.. Кэ­бы!.. О, ту­ман­ный Альби­он!.. Ещё бы пре­вррра­тить наш ру­чеёк в Тем­зу – вот бы­ло бы прекрррасно!.. Кста­ти, ты запи­сал­ся на мои уско­рен­ные курррсы?.. По­спе­ши! Я на­биррраю всех желаю­щих нау­чить­ся вы­го­ва­ри­вать анг­лий­ское сло­во «каррр», что зна­чит – ав­то­мо­биль!.. А сей­час, пррро­сти, – мне не­ко­гда. Спе­шу к англий­ской кар-роле­ве! На кар-рна­вал!

Буль­до­ги с Во­ро­ной ис­чез­ли в ту­ма­не, а Лисёнок сел на пенек и заплакал. Он очень лю­бил свой лес, ко­то­ро­го боль­ше ни­ко­гда не уви­дит, было жаль ручья, ко­то­рый мо­жет превратить­ся в Тем­зу, и ещё ему не хотелось учить это английское сло­во «карррр!». 

Ему очень хо­те­лось до­мой, и са­мое глав­ное: он со­ску­чил­ся без солн­ца!..

– Ну что?.. – раз­дал­ся над ним го­лос Ту­ма­на. – При­ду­мал по­да­рок?

– Да! – вдруг твёр­до ска­зал Лисёнок и удивился: как это же­ла­ние не пришло ему в го­ло­ву рань­ше?.. Он вско­чил и крикнул: – Я хо­чу солнца!.. – И до­ба­вил: – Это был бы для ме­ня самый луч­ший по­да­рок…

– Это есть пус­тяк! – рас­сме­ял­ся Ту­ман и тут же закашлялся: – Я действитель­но со­ску­чил­ся по сво­ей зем­ля. А на про­ща­нье я по­да­рю те­бе плащ… В жар­кий день на­брось его на пле­чи… Про­щай, Ли­се­но-о-о-к!..

И его го­лос рас­та­ял вме­сте с мо­лоч­ной пе­ле­ной…

…Лисёнок сто­ял по­сре­ди сол­неч­ной по­ля­ны и не ве­рил, что все сбы­лось. Так же пе­ли пти­цы и играли на скрип­ках кузнечики. Лишь на Ста­ром Пне лежал дым­ча­тый за­гра­нич­ный плащ, а на вет­ке Старо­го Ду­ба си­де­ла разгневан­ная Во­ро­на.

– Ка­кая не­спррра­вед­ли­вость!.. Под­на­пус­ти­ли тума­ну – и на те­бе!.. – Она пре­зри­тель­но по­смотре­ла во­круг: – Ррраз­ве это – кррра­ски?!.. Ррразве это – жизнь?!..

– Возь­ми мой плащ, – ска­зал ей Лисёнок. – Туман подарил его мне, а я да­рю те­бе. В этом плаще в жа­ру те­бе будет про­хлад­но.

Во­ро­на тут же сле­те­ла на пень.

– Ка­кая ред­кость!.. – от­ве­ти­ла она, ух­ва­тив плащ. – Подарррок из Англии! У ме­ня сррра­зу испрррави­лось настррроение!..

А Лисёнок за­спе­шил до­мой.

 


 

БЕ­ЛОЕ ОБ­ЛАЧ­КО, СИ­ЗАЯ ТУЧ­КА…

Ста­рый Лис за­бо­лел. Он ле­жал на ди­ва­не и тяжело ды­шал.

Ма­лень­кий Лисёнок не от­хо­дил от от­ца ни днем, ни но­чью, гла­дил его по пле­чу и ус­по­каи­вал:

– Всё бу­дет хо­ро­шо, па­па, ты ско­ро поправишься.

При­ле­те­ла Во­ро­на с це­лым лу­кош­ком брус­ни­ки в по­да­рок.

– У па­пы жар, он весь го­рит, – по­жа­ло­вал­ся ей Лисёнок и до­ба­вил: – Это я ви­но­ват. Он про­мок под до­ж­дём, ко­гда ис­кал ме­ня.

– Ко­неч­но, ты ви­но­ват! – от­ве­ти­ла Во­ро­на. – Неверрроятно! По­те­рять­ся в соб­ст­вен­ном ле­су! Пррросто стыд и срррам!

– Я был в Аф­ри­ке, – ска­зал Лисёнок.

– Где?! – вы­та­ра­щи­ла она гла­за. – Мо­жет, это у те­бя жаррр?!

– Да нет же! Я и вправ­ду был там.

Лисёнок сме­нил от­цу ком­пресс и ска­зал:

– Ты ни­че­го не зна­ешь. Вче­ра я встре­тил си­зую туч­ку, похожую на Сло­на Фер­ди­нан­да.

– Бо­же! – всплес­ну­ла Во­ро­на крыль­я­ми. – Ферррди­нанд умеррр!!!

И бы­ла пра­ва. Из­вест­ный ар­тист Слон Фер­ди­нанд умер. Дело в том, что ко­гда уми­ра­ют зве­ри, их души ста­но­вят­ся белыми об­ла­ка­ми или си­зы­ми тучками. Все ле­тя­щие над землей «львы», «ко­ро­вы», «ко­ты» или «зай­цы» – это ду­ши зверей, спе­ша­щие в Веч­ность…

– Кош­маррр! – сно­ва всплес­ну­ла крыль­я­ми Во­ро­на. – Ферррди­нанд действи­тель­но был в пре­клон­ном возррра­сте…

– Да, – со­гла­сил­ся Лисёнок.

И они оба вспом­ни­ли, как Слон при­гла­сил их одна­ж­ды в цирк-ша­пи­то, где всю жизнь про­ра­бо­тал жонг­лё­ром и акробатом, ка­на­то­ход­цем и тан­цо­ром, ка­тал зри­те­лей на хоботе и де­лал всё это блистатель­но!

– А даль­ше, – про­дол­жил рас­сказ Лисёнок, – сизая туч­ка-Фер­ди­нанд опус­ти­лась на по­ля­ну и пригла­си­ла ме­ня в Аф­ри­ку. Она спе­ши­ла попрощать­ся с друзь­я­ми, ко­то­рых не ви­де­ла много-мно­го лет. Я не ус­пел даже хво­стом по­ше­ве­лить, как мы очутились в пус­ты­не.

– Ве­зёт же не­ко­торррым! – с за­ви­стью про­це­ди­ла Во­ро­на.

– Оши­ба­ешь­ся, – ос­та­но­вил её Лисёнок. – Я приле­тел не в гос­ти, а на помин­ки.

– А что та­кое: по­мин­ки в Аф­ри­ке? – спро­си­ла Во­ро­на.

– Там, – про­дол­жал Лисёнок, – я уви­дел мно­го зве­рей: Львов, Че­ре­пах, Кро­ко­ди­лов и Сло­нов. Зави­дев туч­ку-Фердинан­да, зве­ри за­тя­ну­ли ужас­но тоск­ли­вую пес­ню:

«Фер­ди­нан­душ­ка!.. Друг сер­деч­ный!..

Бу­дем пом­нить те­бя веч­но!..» 

 

И тут под паль­мой я уви­дел ЕЁ! В бе­лом об­ла­ке и с гла­за­ми ог­нен­но-крас­но­го цве­та!

– Ко­го «ЕЁ»?.. – вздрог­ну­ла Во­ро­на.

– Не знаю, – от­ве­тил Лисёнок. – Она по­ма­ни­ла Фердинанда за со­бой, и они тут же ис­чез­ли вме­сте, слов­но их и не бы­ло!.. Ни сле­да, ни пы­лин­ки…

– По­тря­саю­ще! – вос­клик­ну­ла Во­ро­на. – И что же бы­ло по­том?

– А по­том я пом­ню пло­хо, – за­кон­чил рассказывать Лисёнок. – Я сно­ва очу­тил­ся в на­шем ле­су. Я-то ду­мал, что про­шло не боль­ше ча­са, а оказалось, что ме­ня не бы­ло весь дожд­ли­вый день! Я по­бе­жал до­мой… Об ос­таль­ном ты зна­ешь.

– Да, – за­дум­чи­во и серь­ез­но про­из­нес­ла Во­ро­на. – Я, ка­жет­ся, поняла, кто бы­ла эта «ОНА»…

– Кто?

– Смерррть… – шё­по­том про­кар­ка­ла Во­ро­на.

– Смерть?!.. – дро­жа­щим го­ло­сом про­из­нес Лисёнок. – Отку­да ты знаешь?..

– Ко­гда-то она за­бррра­ла у ме­ня хро­мо­го птен­ца… Я его очень лю­би­ла! Смерррть по­яв­ля­ет­ся два­ж­ды: сна­ча­ла от­ни­ма­ет ду­шу, за­тем пррро­во­жа­ет её в Вечность…

– Слушай, расскажи, какая она? – спросил Лисёнок.

– Не знаю!

– Она на двух ногах? – продолжал допытываться он.

– Не знаю!

– Может, на четырёх?

Ворона даже слегка рассердилась:

– Говорю тебе: не знаю! Может, она вообще – на колёсах!

Лисёнок возразил:

– Тогда это уже не глаза, а фары! – И задумчиво добавил, – Ты должна бы знать, ведь ты – уже взрослая.

Ворона возмутилась:

– Что я – каждый день взрослая, что ли?!.. Думаю, она ме­ня­ет свой облик. Но бе­лая на­кид­ка и огненные гла­за её – неизменны!

Ды­ха­ние Ста­ро­го Ли­са ста­но­ви­лось все бо­леё час­тым и хри­п­лым.

– Сле­таю-ка я за вррра­чом: не нррра­вит­ся мне, как ды­шит твой отец, – нахму­ри­лась Во­ро­на, направ­ля­ясь к приоткрытому ок­ну.

И в это са­мое мгно­ве­нье путь ей пре­гра­ди­ла Гос­тья в бе­лом обла­ке. Не го­во­ря ни сло­ва, она взгля­ну­ла на Во­ро­ну сво­им огнен­но-крас­ным взглядом, и та, с рас­кры­тым от ужа­са клю­вом, так и за­сты­ла под ок­ном. А Смерть – это бы­ла ОНА – перевела взгляд на Ста­ро­го Ли­са и мол­ча по­ма­ни­ла его за собой.

Лисёнок по­чув­ст­во­вал, что ещё ми­ну­та – и папа-Лис так же ис­чез­нет, как и Слон Фер­ди­нанд. Он хотел бро­сить­ся к от­цу, но его но­ги слов­но прилип­ли к по­лу.

– Те­бе не­че­го бо­ять­ся, глу­пыш, – ска­за­ла ему Смерть, не от­ры­вая огненно­го взгля­да от Ста­ро­го Ли­са. – Я при­шла не за то­бой.

– Нет! – шеёпо­том взмо­лил­ся Лисёнок. – Возь­ми­те луч­ше ме­ня!

– Те­бе ещё ра­но, – хо­лод­но ус­мех­ну­лась незваная гостья. – К то­му же, ес­ли я возь­му тебя, твой отец нач­нёт искать ме­ня и бе­гать за мной… Хло­пот с ва­ми не обе­рёшь­ся!

– Ес­ли не хо­ти­те хло­пот, – ска­зал он ей, – не при­хо­ди­те сю­да во­все.

– Ма­лень­кий хит­рец! – рас­смея­лась Смерть, не раз­мы­кая губ. – Но ведь это – моя ра­бо­та! Ты­ся­чи и ты­ся­чи лет я уво­жу ко­го-ни­будь за со­бой… Днём и но­чью. Зи­мой и ле­том. Ка­ж­дый день. Ка­ж­дый час. Ка­ж­дое мгно­ве­нье! Не от­вле­кай ме­ня. Сверша­ет­ся Ве­ли­кая Тай­на Ухо­да…

– По­стой­те! – в от­ча­я­нии за­кри­чал Лисёнок. – Не­у­же­ли вам ни­ко­гда не хоте­лось от­дох­нуть?!

Смерть рас­смея­лась ещё гром­че и мрач­нее:

– Ко­неч­но же, хо­те­лось, глу­пыш! Но у Смер­ти не мо­жет быть от­пус­ка.

– По­че­му?! – ис­крен­не изу­мил­ся Лисёнок. – Отдых – это так чу­дес­но!! Мож­но ку­пать­ся в реке!.. со­би­рать гри­бы!.. кататься в лод­ке!.. читать кни­ги!.. А ещё – ле­жать на пес­ке и счи­тать об­ла­ка…

– Об­ла­ка – это хо­ро­шо… – за­дум­чи­во про­из­нес­ла ОНА. – Вот бы всё забро­сить и уле­теть ку­да-нибудь…

– Ко­неч­но, и впрямь мах­ни­те ку­да-ни­будь! – вы­па­лил Лисёнок. – И лучше все­го – на Се­вер­ный По­люс! Там север­ное сия­ние! Си­ние льды! Там – тишина!..

– Ти­ши­ну я люб­лю, – кив­ну­ла Смерть. – Что ж, уго­во­рил, по­жа­луй. Полечу! Но я вер­нусь, Лисёнок! – Она по­гро­зи­ла ему паль­цем и растворилась за окном бес­фор­мен­ным бе­лым облаком…

– Стр-раш­но! Я не мог­ла по­ше­ве­лить и перррышком!.. – сказа­ла Во­ро­на.

– По­слу­шай, ка­жет­ся, па­па ды­шит спо­кой­ней! – ска­зал Лисёнок и заботли­во по­дотк­нул плед у больно­го.

– Да он спит! – об­ра­до­ва­лась она. – Кри­зис пррро­шёл! И док­торрра не надо!.. А теперь скорее рррассказывай, какая она?

Лисёнок подумал и покачал головой:

– Не знаю, не помню…

– Эй! – раз­да­лось за ок­ном.

Лисёнок на се­кун­ду за­мер: он по­ду­мал, что ОНА вер­ну­лась. Но оказалось, что это при­шел Ёжик.

– При­вет! – ска­зал Ёжик. – Как здо­ро­вье от­ца? Не нуж­на ли моя помощь?

– Он спит! – ска­зал Лисёнок.

– Очень нуж­на твоя по­мощь! – ти­хо карк­ну­ла в от­вет Ворона и добавила: – В смысле: очччень нужна!. Ча­са че­рез три боль­но­го на­до будет покорррмить гриб­ным су­пом!

– От­лич­но! – об­ра­до­вал­ся Ёжик. – Гриб­ной суп – это самое вкус­ное, что только мож­но при­ду­мать! – И он побе­жал до­мой, бор­мо­ча под нос свои кулинар­ные сек­ре­ты.

Ко­гда Ёжик ушел, Лисёнок спро­си­л Во­ро­ну:

ОНА всегда – в белом облачке?

– Нет, – ответила Ворона, – иногда в сизой тучке… Слушай, ОНА не уточни­ла, ко­гда вер­нёт­ся?

ОНА не вер­нёт­ся, – от­ве­тил Лисёнок. – Па­па рассказывал, что на Север­ном По­лю­се жи­вет Сон­ный Ве­тер. Он ведь мо­жет усы­пить её…

Во­ро­на гля­ну­ла в ок­но:

– А не­бо – чистое…

А Лисёнок до­ба­вил:

– Вот бы ка­ж­дый день был та­ким без­об­лач­ным…

 

…Ес­ли вы ко­гда-ни­будь уви­ди­те в не­бе об­ла­ко или туч­ку, похо­жие на Ста­ро­го Ли­са, не огорчайтесь: Ста­рый Лис жив! Ска­зоч­ные ге­рои не умирают, ес­ли они до­ро­ги вам!..


 

 ТРО­ПА ПРО­ШЛО­ГО

На лу­жай­ке пе­ред до­мом Лисёнок за­пус­кал бумажный самолёт.

Самолётик взмыл вверх, за­тем стал плав­но спускать­ся, но вдруг снова набрал высоту, поднялся над кры­шей и… ис­чез за де­ревь­я­ми.

Лисёнок пошел его ис­кать и не нашёл.

Огорчённый, он подошёл к дверям столярной мастерской, где всегда пахло свежевыструганными досками и смоляным лаком.

– Уле­тел… – сказал Лисёнок.

Старый Лис отрях­нул стружки, бросил на верстак кожаный фартук и предложил:

– Пойдём искать вместе.

И они по­шли в ту сто­ро­ну ле­са, где исчез бумаж­ный самолёт.

Шли-шли, на­ко­нец, Лисёнок за­вер­тел го­ло­вой.

– Ин­те­рес­но, где это мы?.. Лес как лес, а как буд­то уже и не наш…

– Дей­ст­ви­тель­но, – от­ве­тил Ста­рый Лис и принюхал­ся. – Пах­нет чем-то дав­но за­бы­тым…

Лисёнок при­ню­хал­ся то­же.

– Да нет же! Про­сто гри­ба­ми и шиш­ка­ми!..

– Нет, не про­сто!.. – за­вол­но­вал­ся вдруг Старый Лис. – Со­всем не просто!.. Ты из че­го сде­лал са­мо­ле­тик?

– Из га­зе­ты…

– Из ка­кой?

– Из ста­рой… Их бы­ло мно­го на чер­да­ке.

– Так я и ду­мал! – ра­до­ст­но вос­клик­нул отец. – Ведь это га­зе­ты твое­го пра­де­душ­ки!

– Ну и что?..

– Ах, ка­кой же ты глу­пый!.. – ти­хим сме­хом рас­сме­ял­ся Лис. – Твой самолё­тик про­сто уле­тел на мно­го лет на­зад!.. А мы, от­пра­вив­шись за ним, вышли на Тро­пу Про­шло­го.

– Не мо­жет быть!.. – не­до­вер­чи­во ска­зал Лисёнок.

– Всё мо­жет быть! – ре­ши­тель­но от­ве­тил отец. – Всё!.. Ви­дишь, как помолодел наш Ста­рый Дуб?.. Впе­ред же!.. Кстати, – спросил он, – ты не заметил, от какого числа была та газета?

– От 27 августа, – уверенно сказал Лисёнок. – Это я точно помню!

– 27 августа?! – воскликнул папа-Лис и остановился. – Неужели я снова попаду в этот день?..

– А что случилось в этот день? – спросил его Лисёнок.

– В этот день вернулся с войны мой дедушка… А ещё… – он вдруг заторо­пил­ся. – Нас ждёт од­но важ­ное де­ло. Ах, как бы­ло бы хо­ро­шо, ес­ли бы я смог исправить!..

– Что исправить?!.. – всё больше и больше удивлялся Лисёнок.

Ста­рый Лис не ус­пел от­ве­тить, как в тра­ве разда­лось:

– При­вет, Лисёнок!..

На ло­пу­хе сто­ял Куз­не­чик и иг­рал на скрип­ке ста­рую, почти забытую песню.

– Здрав­ст­вуй­те… – уди­вил­ся Лисёнок.

– Это он по­здо­ро­вал­ся со мной, – ска­зал сыну Ста­рый Лис. – При­вет, Кос­тик!

– Как ты вы­рос! – уди­вил­ся Куз­не­чик.

– Го­ды… – как бы ви­но­ва­то улыб­нул­ся па­па-Лис.

– Го­ды?!.. А что это та­кое?..

– Он жи­вёт все­го од­но ле­то, – шеп­нул Лисёнку отец и сказал Куз­не­чи­ку: – Из­ви­ни, мы спе­шим!..

– Ку­да же мы всё-таки долж­ны ус­петь? – поинтере­со­вал­ся Лисёнок.

– Потом, потом, мы можем опоздать! – на хо­ду ска­зал па­па Лис. – Сам увидишь.

– Нам ещё да­ле­ко?.. – спро­сил Лисёнок. Он даже не­мно­го запыхался.

– Ещё по­во­рот за ста­рым му­ра­вей­ни­ком, по­том обо­гнуть бо­ло­то, по­том выйти на тро­пин­ку, в кон­це которой трёх­стволь­ная бе­рё­за – и мы у це­ли!..

Внезапно раздался собачий лай, что-то затарахтело и заскрипело. Из-за поворота навстречу им показалась карета, запряжённая четвёркой гончих псов, и резко остановилась…

Дверца распахнулась, и со ступеньки спрыгнул на траву бравый седой лис в золотых эполетах и лакированных сапогах.

– Внучек! – бравый Лис поднял на руки Лисёнка. – Как хорошо, что встретил тебя! Бабушка сказала, ты гуляешь!.. – Седой Лис не выговаривал букву «р», но это не мешало ему, однако, быть весёлым. – Я только из Парижа! Из Булонского леса! Поздравь меня! Я выиграл бой с королем Леоном-Рыжим! Вот повидаюсь с семьёй и – снова на войну! На этот раз в Индию! Подерусь с Шах-Шакалом! Держи! Что обещал!..

И он протянул Лисёнку блестящую саблю. Не будь она игрушечная – была бы, как настоящая!

– А это кто?! – бравый Лис кивнул на отца Лисёнка.

– Это я, дедушка, ваш внучек… – робко сказал ему папа-Лис.

– Что?! И ты тоже?!.. – громогласно расхохотался тот. – Вот что значит долгая походная жизнь!.. Похож! Удивительно похож на… Наверное, я просто сбился со счёта… А тебя я привезу подарок в другой раз! Адью!..

Он вскочил в карету, и она исчезла за большими кустами.

– Да, – подтвердил Старый Лис, – это случилось 27 августа…

– Вот теперь-то я поиграю в войну! – запрыгал от радости Лисёнок, размахивая саблей. – Мне уже не придётся вырезать её из орешника! Ты посмотри, какая она острая! – и одним взмахом он отсёк головки ромашек.

Папа-Лис помрачнел:

– Он принял тебя за меня. Значит, и сабля – моя!..

Лисёнок расхохотался:

– И ты будешь со мной играть?.. Ура! Нашего полку прибыло!

На­ко­нец они ос­та­но­ви­лись. За вет­ка­ми де­ревь­ев але­ла чере­пич­ная крыша.

– Те­перь смот­ри вни­ма­тель­ней… Это – дом твое­го де­да…

На лу­жай­ке стоял дру­гой Лисёнок и ловил бабочек. Вот он взмахнул сачком, и легкий Мотылек с цветными крылышками забился в марлевой ловушке!..

– Кто он? – уди­вил­ся наш Лисёнок. – Уж очень по­хож на ме­ня…

– Это я… – шепнул ему па­па-Лис.

– Ты?!.. – ещё боль­ше уди­вил­ся наш Лисёнок. – Он – это ты?!..

– Я, ко­неч­но же, я! – грустно ответил отец. – Теперь он, то есть, я… посажу Мотылька в банку и закрою крышкой… Смот­ри!

И другой маленький Лисёнок на лужайке сделал это…

– А те­перь его, то есть ме­ня… по­зо­вёт твоя бабуш­ка, что­бы рассказать про новость…

– Ли­се­-о-нок! – раз­дал­ся мо­ло­дой го­лос бабушки. – Бе­ги­ скорее домой! Я что-то тебе скажу! У нас в доме радость!..

– Бегу-у! – крикнул Лисёнок-папа и пом­ча­лся до­мой.

В траве осталась закрытая банка, в которой беззвучно бился крылышками о стекло бедняга-Мотылек.

– Я забыл про Мотылька… – виновато продолжил папа- Лис, – А когда вспомнил – он уже был мёртв... Теперь ты сам видишь, что я натворил! Ах, как хо­ро­шо, что мы вер­ну­лись сюда!

– И мы его выпустим! – догадался Лисёнок, поддевая крышку банки игрушечной саблей.

Мотылек взлетел в небо, в котором кружил газетный самолётик. Словно устав от полёта, тот стал снижаться, снижаться и приземлился в двух шагах от Лисёнка. Лисёнок развернул газету, и… вместе со Старым Лисом очутился во дворе дома.

Горели ранние вечерние звёзды. Медведя и Бобра уже не было, зато у раскрытой двери мастерской стояла готовая новенькая лавка.

– Ой! – воскликнул Лисёнок. – Что же я натворил?!.. Теперь мы уже никогда не попадем в твое детство!..

– Всё может быть, – задумчиво улыбнулся Старый Лис, присев на ступеньку веранды.

– Всё-всё?!

– Конечно!.. Многое, многое может быть!..

– А чего не может быть? – глаза у Лисёнка уже слипались.

– Скуки и вранья… Трусости и подлости… Их может и не быть вовсе!..

И если однажды к вам в руки попадет газетный самолетик, – запустите его высоко-высоко над землей! Что ему непогода?.. Старым газетам нипочём сегодняшние дожди!..


 

ТРОЕ КРО­ШЕЧ­НЫХ ЛИ­СЯТ

Лисёнок дол­жен был стать дя­дей. Об этом сообщил стар­ший брат в телеграм­ме, ко­то­рую принес­ла Со­ро­ка.

Это бы­ло та­ин­ст­вен­но и не­обык­но­вен­но: ещё сего­дня Лисёнок звал­ся Ма­лень­ким Лисёнком, но уже че­рез день-другой он ста­нет на­стоя­щим дядей!.. Лисёнок весь день гордился этим.

«Во-пер­вых, поя­вит­ся ку­ча но­вых родственников», – ду­мал он.

А во-вто­рых, он по­чув­ст­во­вал, что взрос­леет.

Ему очень хо­те­лось уви­деть пле­мян­ни­ков и племян­ниц, но Ста­рый Лис не взял его с со­бой.

– Я все­го на не­сколь­ко дней, – ска­зал он Лисёнку. – Не по­те­ряй­ся и не очень ша­ли: у Медведя с Бобром – срочный заказ! Не мешай!

Лисёнок считал, что с ним поступают несправедливо, ведь в телеграмме ясно было написано: не «ПРИЕЗЖАЙ, а – ПРИЕЗЖАЙ­ТЕ ТЧК НА ДНЯХ СТА­НУ ОТ­ЦОМ ТЧК СТАР­ШИЙ ЛИСЁНОК ТЧК», – но от­ца он всё-таки успоко­ил:

– По­ста­ра­юсь!

– Да уж, по­ста­рай­ся, – по­про­сил его Ста­рый Лис. – А лучше – ни ша­гу из до­му! В ле­су, говорят, поя­ви­лось При­ви­де­ние.

– При­ви­де­ние?! – под­прыг­нул Лисёнок от этой но­во­сти. – В на­шем лесу?!

– На Даль­нем Бо­ло­те, – уточ­нил отец, уку­ты­вая шею шарфом. – Но если ту­да не со­вать­ся – то и боять­ся не­че­го.

Он об­нял сы­на и за­спе­шил на Боль­шую По­ля­ну, где в это вре­мя жда­ла пас­са­жи­ров дорожная ка­ре­та.

Со­об­ще­ние о При­ви­де­нии-на-Бо­ло­те сра­зу отодвину­ло для Лисёнка новость о пред­стоя­щем рожде­нии пле­мян­ни­ков и племян­ниц на вто­рое место. И ед­ва толь­ко на­сту­пил ве­чер, он, ко­неч­но же, отпра­вил­ся вглубь леса.

По без­звёзд­но­му осен­не­му не­бу плы­ли ту­чи, бы­ло со­всем тем­но, но Лисёнок знал, как до­б­рать­ся к Бо­ло­ту. Выл ве­тер, моро­сил дождь, и казалось, буд­то не ве­тер, а При­ви­де­ние жутко во­ет в холодном ле­су.

И вдруг он ус­лы­шал ря­дом ЧЬЁ-ТО  гром­кое сопенье, и КТО-ТО  на­сту­пил ему на хвост.

Лисёнок вскрик­нул от не­ожи­дан­но­сти. Тот, ДРУГОЙ, вскрикнул то­же. Лисёнок хо­тел рва­нуть со всех ног, но КТО-ТО креп­ко дер­жал его и не отпускал. Лисёнок от­крыл гла­за, и в сла­бом све­те на миг про­бив­шей­ся сквозь ту­чи лу­ны уви­дел Зай­ца. А За­яц – его.

– Я дд-ду­мал, что ты – Пп-при­ви­де­ние, – сказал, заи­ка­ясь, Лисёнок.

– Это-то-то не я… – от­ве­тил За­яц, дро­жа мел­кой дро­жью. – То-то-то есть, это – я. А При­ви­де­ние гу­ля­ет в на­шем ле­су, как у се­бя до-до-до­ма… – И задро­жал ещё силь­ней.

– Ин­те­рес­но бы на не­го взгля­нуть! – ска­зал Лисёнок.

– З-за­чем?!.. – в ужа­се про­шеп­тал За­яц. – Я его то-то-толь­ко что в-видел!

– И ка­кое оно? – тоже шё­по­том по­ин­те­ре­со­вал­ся Лисёнок.

– Страш­ное! Нос – до зем­ли, но­ги – до-до-до не­ба, а са­мо – во всем белом!

– Схо­жу по­смот­рю…

– Не х-хо­ди, – прошеп­тал За­яц.

– Я из­да­ли, – прошеп­тал Лисёнок.

– Все рав­но не на­до-до-до. Ни­ко­гда-да-да не уз­на­ешь, что ему взбре­дёт в го­ло­ву, а уз­на­ешь – по-по-позд­но бу­дет, – уговаривал Заяц.

– Сой­ди, по­жа­луй­ста, с мое­го хво­ста.

– Па-па-про­сти, – сму­тил­ся За­яц. – Та-та-то­гда и я с тобой. Ста-страшно од­но­му…

Вер­хуш­ки де­ревь­ев ка­ча­лись, ве­тер сви­стел, а до Бо­ло­та путь был до­лог.

Вне­зап­но над их го­ло­ва­ми что-то про­нес­лось, пи­ск­ну­ло, а Зай­ца да­же чирк­ну­ло по ушам, по­сле че­го он, как под­ко­шен­ный, сва­лил­ся на зем­лю и креп­ко вце­пил­ся в ко­рень – как он по­ду­мал – какого-то де­ре­ва.

– Это – Ле­ту­чая Мышь, – ус­по­ко­ил его Лисёнок. – И, пожа­луй­ста, отпус­ти мою лапу, а то я могу тебя случайно укусить.

Бы­ло так тем­но, что да­же Вре­мя ку­да-то исчезло, и сколь­ко ещё шли Заяц с Лисёнком – точно ска­зать не мо­гу. Знаю, что дол­го. И вот, на­ко­нец, впе­ре­ди по­ка­за­лось Даль­неё Бо­ло­то. Вернее, не по­ка­за­лось, а послышалось: там встрево­жен­о квака­ли ля­гуш­ки.

Вдруг сквозь шум до­ж­дя и вой вет­ра Лисёнок отчет­ли­во услы­шал плеск, но не ля­гу­ша­чий. Силь­ные и уве­рен­ные ша­ги изо всей си­лы шле­па­ли по Боло­ту: «Шлюп-кляк! Шлёп-клёк!». 

– Слы­шишь? – лок­тем толк­нул Лисёнок Зай­ца.

Тот лишь сла­бо кив­нул го­ло­вой.

ОНО!.. – про­шеп­тал Лисёнок.

Уже на­чи­на­ло све­тать, и они, на­ко­нец, уви­де­ли При­ви­де­ние в бе­лой одеж­де…

ОНО… – под­твер­дил За­яц, за­ка­ты­вая гла­за. Его поч­ти мути­ло от страха.

При­ви­де­ние мед­лен­но дви­га­лось к бе­ре­гу: как раз к тем кустам, где сидели За­яц с Лисёнком.

– Бе-бе-бе­жим… – в па­ни­ке про­хри­пел За­яц, хо­тя сам был уже не в состоя­нии да­же ухом дви­нуть.

– По­го­ди! – за­ма­хал на не­го Лисёнок. – Луч­ше взгля­ни туда!

Сквозь стеб­ли ка­мы­ша За­яц раз­гля­дел пле­те­ную кор­зи­ну, укры­тую от дож­дя в боль­шом ду­п­ле. Привиде­ние при­бли­зи­лось к ду­п­лу и за­пе­ло:

 

– Шлюп-кляк! Шлюп-кляк!

Пронесу Вас через мрак.

Баю-бай, баю-бай!

Пусть приснится детям Рай!

Шлёп-чок! Шлёп-чок!

Прямо к маме под бочок.

 

– Так ведь это же Аист! – вос­клик­нул Лисёнок.

– Ти-ти-ти­ше! – за­ши­кал За­яц и тут при­шел в се­бя: – Ка­кой Аист?!

– Са­мый на­стоя­щий! Эй, Аист! – ок­лик­нул его Лисёнок. – Как де­ла?

И они с Зай­цем вы­бе­жа­ли из кус­тов. За­ви­дев их, Бе­лый Аист ра­до­ст­но за­хло­пал крыль­я­ми:

– При­вет, Лисёнок! При­вет, За­яц!

– Мы не­зна­ко­мы, – от­ве­тил За­яц.

Аист рас­сме­ял­ся и за­щёл­кал клю­вом:

– Как это – не ­зна­ко­мы?! Кто же при­нёс вас ва­шим родителям в этой самой кор­зи­не?.. А се­го­дня – не­су тро­их Лисят Стар­ше­му Лисёнку в Соседний Лес. Та­кие мои де­ла.

– Мо­ему бра­ту?! – изу­мил­ся Лисёнок и бро­сил­ся к кор­зи­не.

– Две де­воч­ки и маль­чик, – степенно со­об­щил Аист.

Лисёнок за­гля­нул под пле­тё­ную крыш­ку и уви­дел тро­их сладко спя­щих кро­шеч­ных Ли­сят.

– Вот я и стал Дя­дей! – рас­сме­ял­ся Лисёнок. – Ран­ним-ран­ним ут­ром! И пер­вый их уви­дел. Представ­ляе­те? – восклик­нул он: – Пер­вее от­ца и матери!

– Взрос­лей­те! – ска­зал Аист. – Ко­гда-ни­будь я при­ле­чу с этой кор­зи­ной и к вам. Жди­те ме­ня!..

Он ос­то­рож­но под­хва­тил клю­вом свою дра­го­цен­ную но­шу и плав­но взлетел в тём­ное не­бо.

Тот­час же пре­кра­тил­ся дождь, рас­сея­лись ту­чи и показались мо­лоч­ные ут­рен­ние звёз­ды.

– И всё же, – ска­зал За­яц, – с этим Аи­стом мы точ­но не зна­ко­мы!

– Ты хо­чешь ска­зать, что те­бя при­нёс дру­гой Аист?

– Нет! – гор­до зая­вил За­яц. – Ме­ня про­сто нашли в капусте!

С тем и от­пра­ви­лись они от­сы­пать­ся по сво­им до­мам.


 

 

ЗУБ МУДРОСТИ

Однажды Лисёнок встретил Зайца.

Тот сидел под Старым Дубом и дурным голосом вопил на весь лес:

– Ой, несчастный я, разнесчастный!

– Что с тобой? – испугался Лисёнок.

– Выпал мой маленький, выпал мой ненаглядный! – продолжал стенать Заяц.

– Неужели хвост? – взволнованно спросил Лисёнок.

– При чем здесь хвост! – рассердился тот. – Зуб у меня выпал!.. Зубик мой костяной!

– А я-то думал: случилось что-то серьёзное! – облегчённо перевёл дух Лисёнок. – Зуб – дело наживное. Один выпал – другой вырастет.

– Дурачок! – обиделся Заяц. – Что может быть серьезнее, когда выпадает самый важный зуб на свете – Зуб Мудрости? Боюсь, не вывалились ли из меня при этом мудрые мысли!

– А ты проверь, – предложил Лисёнок.

– Верно! – согласился Заяц и стал вспоминать разные мудрые фразы: – Дважды два – четыре!.. Пифагоровы штаны на все стороны равны! Зайка по лесу скакал, лыко сочное искал… Уф! Кажется, не вывалились!.. – с облегченьем сказал он, но тут же тяжело вздохнул: – Жаль всё-таки, что не смогу стать ещё мудрее!

– А если вставить зуб обратно? – спросил Лисёнок.

– Пробовал, – ответил Заяц. – Все равно выпадает!..

– Может, приклеить мёдом?

– И мёдом клеил! Никак не держится. Ой, какой же я горемычный!

– А если попррробовать вставить новый? – предложила с ветки Ворона. – Золотой или серебряный.

– Что?! – Заяц тут же перестал стонать. – Золотой, говоришь? Это как же? Это где ж ты такое видела?

– В цирке слона Ферррдинанда. Там у дрессиррровщика был полный рррот золотых зубов! Ах, какое это богатство!

– Какая красота! – У Зайца тут же восторженно загорелись оба глаза. Он даже косить перестал: – Но кто же мне вставит такие зубы?

– Серррая цапля, – ответила Ворона. – Она недавно открррыла Зубное Гнездо.

– Нужно немедленно к ней бежать! – воскликнул Заяц.

И они втроём заспешили на болото.

В зарослях камыша Цапля лечила Бобра, который сломал передний зуб при строительстве плотины.

– До завтра ничего не грызть! – строго приказала она ему. – А я пока выточу вам зуб из крепкого моржового бивня.

Когда Бобер уплыл домой, Цапля обратилась к новым пациентам:

– На что жалуетесь?

– Я – ни на что, – поспешно ответил Лисёнок.

– Я тоже… – повторила за ним Ворона и указала крылом на Зайца: – Это он жалуется. У него выпал зуб мудрррости. А жить без него – пррросто непрррилично!

– И не удивительно! – согласилась с ней Цапля. – Вот вам пример Бобра. Если драться за жизнь одними зубами – чего ещё можно ожидать?.. Откройте рот, любезный… М-да! Придётся вставить новый. 

– Я бы хотел золотой, – стесняясь, попросил Заяц. 

– Какой в нем прок?! – удивилась Цапля. – Золото ещё никому не принесло счастья.  Уже не говоря о мудрости.

– Зато смотрится – богато! – возразила Ворона.

– И очень красиво! – воскликнул Заяц. – Пусть хоть золотой зуб станет для меня утешением.

– Как знаете… – пожала крыльями Цапля. – Только где возьмёшь в нашем лесу золото? Даже Золотая Осень не поможет!..

– Это не проблема, – сказала Ворона. – Для дрррузей ничего не жалко!.. Когда-то давно я… нашла несколько золотых колец… – стала перечислять она. – Одну серьгу и золотое «вечное» перрро! На целый рррот Зайцу хватит!

– Что ж, – согласилась Цапля. – Тогда снимем все размеры и сделаем два моста.

– Каких ещё моста? – удивился Заяц. – Я вам не Бобер! Мне мосты ни к чему!

– Так называют несколько зубов, соединенных вместе, – объяснила Цапля. – Только вначале нужно удалить оставшиеся во рту зубы.

Заяц мужественно согласился, и Цапля принялась за работу.

А к вечеру рот Зайца так и сверкал золотом!

Он был счастлив до невозможности. Вертелся и так, и этак, не мог усидеть на месте. Скакал на одной ноге. Словом, кувыркался от радости!

Лисёнок с Вороной порадовались вместе с ним и разошлись по домам. 

Наутро, когда Лисёнок вновь проходил мимо Старого Дуба, он увидел рыдающего на весь лес Зайца:

– Ой, нефястный я нефястный! Гоемыка я гоемысная!

Рядом с ним сидела Ворона и в утешении гладила его крылом.

– Что случилось опять? – спросил Лисёнок.

– У него укрррали все зубы! – объяснила она. – От этого он несчастный горемыка.

– Укаали, укаали! – закивал Заяц в полуобморочном состоянии.

– Кто?! – изумился Лисёнок.

– Волк из соседнего леса, – сказала Ворона. – Спасибо, что самого не слопал.

– Всё пьяпая! – плакал несчастный беззубый Заяц.

– Ничего не пропало! – успокоил его Лисёнок. – Только на этот раз придётся вставить зубы костяные.

И они вместе с Вороной с трудом уговорили Зайца вновь отправиться к Цапле.

Вечером, когда Лисёнок с аппетитом налегал на землянику в сметане (это было его самое любимое блюдо на свете!), у него самого вдруг выпал молочный зуб. Прямо в чашку.

После несчастья с Зайцем Лисёнок страшно перепугался, но Старый Лис его успокоил:

– Растём, сынок!.. На смену молочного зуба – вырастет другой, постоянный. Он называется Зубом Мудрости.

– И я стану таким же мудрым, как Заяц или Ворона? – обрадовался Лисёнок.

– Ну, нет!.. – улыбнулся в усы Старый Лис. – Мудрее их нет никого в нашем лесу!..


 ЕЛО­ВОЕ ЯБ­ЛО­КО

На са­мой обык­но­вен­ной ёл­ке сре­ди ши­шек – Лисёнок увидел самое обыкновенное яб­ло­ко. Он подо­шел по­бли­же и обнаружил, что яблоко рос­ло по-на­стоя­ще­му и уже по­спе­ло. Семеч­ки из­нут­ри просве­чи­ва­ли, та­кое оно вы­рос­ло соч­ное.

«Ело­вое яб­ло­ко! – по­ду­мал Лисёнок. – На­до же!». 

Но толь­ко по­тя­нул­ся к яб­ло­ку, из кус­та его оклик­нул Ёжик:

– Нель­зя рвать! – и вы­шел из за­са­ды.

– По­че­му? – воз­ра­зил Лисёнок. – Я ещё ни­ко­гда не пробо­вал ело­вых яблок!

– Оно – моё! – ска­зал Ёжик.

– А, мо­жет, съе­дим его вме­сте? – предложил Лисёнок.

– Вот ещё! – на­хму­рил­ся Ёжик. – Я его знаю с вес­ны, то есть всю его жизнь – с дет­ст­ва, ко­гда оно бы­ло цвет­ком, а я при­нял его за ба­боч­ку. А толь­ко по­том раз­гля­дел. А че­рез неделю уви­дел, как ле­пе­ст­ки по­ле­те­ли в тра­ву. А по­том появилось яб­ло­ко. Ка­ж­дый день я при­бе­гал сю­да! Я всё про него знаю! Сна­ча­ла оно бы­ло ма­лень­ким и зе­лё­ным, по­том вырос­ло, у не­го по­крас­нел бок, и не какой-ни­будь, а по­вёр­ну­тый к солн­цу! Я при­вык к не­му, а оно – ко мне. Это – мое яб­ло­ко!.. – упрямо по­вто­рил Ёжик.

– Жаль!.. – вздох­нул Лисёнок. – А мне так хоте­лось попробо­вать его!.. Навер­но, у не­го смоля­ной вкус.

– Лад­но, – сжа­лил­ся Ёжик. – Я уго­щу те­бя.

– А се­меч­ки мы по­са­дим в зем­лю, и ко­гда-ни­будь вы­рас­тут мо­ло­дые ёлки с яб­ло­ка­ми на вет­ках! – обра­до­вал­ся Лисёнок.

– Чем это здесь уго­ща­ют? – спро­си­ла под­ле­тевшая Ворона.

– Яб­ло­ком, – от­ве­тил Лисёнок.

– Вот те ррраз! – Она пе­ре­ле­те­ла на ёл­ку. – Паррра­докс! То есть – шиворррот-на­вы­ворррот! Фрррукт! На хвой­ном де­ре­ве! Надо со­звать конференцию!

– За­чем?! – вновь за­бес­по­ко­ил­ся Ёжик. – Всё рав­но на всех не хва­тит.

– Дуррра­ки! – из­рек­ла Во­ро­на. – Та­кие яб­ло­ки не едят.

– Что же с ни­ми де­ла­ют?! – уди­вил­ся Лисёнок.

– Ими толь­ко ин­те­ре­су­ют­ся!

– Но это яб­ло­ко – мое! – не­до­воль­но под­нял голос Ёжик.

– Оно уже на­ше… – роб­ко воз­ра­зил Лисёнок. – Ты мне сам обе­щал от него ку­со­чек…

– Гррра­ж­да­не! Гррра­ж­да­нин Ёжик и гррра­ж­да­нин Лисёнок! – стро­го ска­за­ла Во­ро­на.

Ёжик и Лисёнок пе­ре­гля­ну­лись: их ещё ни­ко­гда не на­зы­ва­ли гра­ж­да­на­ми, и они не зна­ли, хо­ро­шо это или пло­хо.

– Я старрр­ше вас и ум­ней, – про­дол­жа­ла Во­ро­на, – и поэто­му тре­бую от вас…

– От­дать яб­ло­ко те­бе? – спро­сил Лисёнок. Он по­нял, что гра­ж­да­ни­ном быть не очень хо­ро­шо, ес­ли яб­ло­ко от­ни­мет Воро­на.

– Не на­до пе­ре­би­вать! – ещё стро­же ска­за­ла Воро­на. – Я го­во­рю речь, у нас кон­ферррен­ция! – Она взле­те­ла по­вы­ше и сно­ва за­го­во­ри­ла: – Ка­ж­дый ррраз­ви­той гррра­ж­да­нин обя­зан быть дррру­гом парррадок­сов. То есть всё Необыч­ное сррра­зу на­до при­зна­вать за­ме­ча­тель­ным и пре­крррас­ным! Толь­ко ди­ка­ри Необыч­ное торрро­пят­ся съесть.

– Я моё яб­ло­ко знаю с вес­ны, я не то­ро­пил­ся, – ска­зал Ёжик.

– Ты не ди­карь! – со­гла­си­лась Во­ро­на.

– Я то­же не хо­чу быть ди­ка­рём, – ска­зал Лисёнок.

– Кон­фе­рен­ция пррро­дол­жа­ет­ся! – ска­за­ла Во­ро­на.

Во­ро­на со­рва­ла яб­ло­ко, и оно упа­ло в тра­ву, но не ос­та­лось ле­жать, а по­ка­ти­лось ку­да-то ме­ж­ду кус­тов и де­ревь­ев.

– Ско­рее за ним! – крик­ну­ла Во­ро­на. – Начинает­ся интерес­ное!

И все по­бе­жа­ли…

У ста­ро­го пня на по­ля­не яб­ло­ко вдруг остановилось.

– Че­го это оно? – спро­сил дру­зей Ёжик.

– Стррран­но… – ска­за­ла Во­ро­на, вер­тя го­ло­вой по сторонам. – Ни­че­го инте­рес­но­го…

И тут Лисёнок за­кри­чал:

– Смот­ри­те, сколь­ко гри­бов!

На по­ля­не их бы­ло ви­ди­мо-не­ви­ди­мо: и подберёзо­ви­ков, и подосиновиков, и бе­лых, и груз­дей, и ли­си­чек, и чер­ну­шек, и вол­ну­шек!..

– Вот сча­стье-то! – за­жму­рил гла­за Ёжик. – На всю зи­му хва­тит. Засолю! За­су­шу! Всех уго­щу!

– Я люб­лю ли­сич­ки, – пре­ду­пре­дил Ёжика Лисёнок.

– Ли­сич­ки бу­дут твои, – от­ве­тил ему Ёжик. Он уже со­би­рал гри­бы и яблоком боль­ше не интересовал­ся.

– Я гри­бы не ем, – ска­за­ла Во­ро­на, под­ня­ла ябло­ко и броси­ла его подаль­ше.

Оно вновь по­ка­ти­лось, Во­ро­на ле­те­ла сле­дом, а за ней во весь дух мчался Лисёнок.

– Ин­те­рес­но!.. – ду­ма­ла вслух Во­ро­на. – Вдррруг и ме­ня мож­но осчастливить!.. Сча­ст­ли­вее ме­ня нет в ми­ре ни­ко­го, но все-та­ки ин­те­рес­но. Лисёнок! – ска­за­ла она, – Ка­жет­ся, это яб­ло­ко при­но­сит счастье.

А яб­ло­ко про­дол­жа­ло пет­лять по ле­су. Оно катилось бы­ст­ро, как заводное: с хол­ма – в овраг, из ов­ра­га – на по­ля­ну. И вдруг остановилось у Ста­ро­го Ду­ба.

– Что та­кое?.. – вдруг раз­вол­но­ва­лась Во­ро­на. – Моё гнез­до!

Гнез­до бы­ло пус­тым. Во­ро­на с от­ча­ян­ным кри­ком ки­ну­лась вле­во-впра­во, взви­лась над ду­бом и вновь опус­ти­лась у гнез­да.

– Де­ти мои! Где вы?!.. Горрре-горрре!..

Она бы­ла со­всем не по­хо­жа на се­бя: не­ук­лю­же хло­па­ла крыль­я­ми и тяже­ло ды­ша­ла.

– По­смот­ри! – крик­ну­ла она Лисёнку. – Нет ли их в тррраве?!

– Здесь ни­ко­го нет! – рас­те­рян­но от­ве­тил Лисёнок, не зная, как успокоить не­сча­ст­ную мать.

– Это га­дю­ка съе­ла их!.. – кри­ча­ла на весь лес Во­ро­на, став­шая от го­ря ещё чер­ней. – Де­ти мои! Ре­бя­та мои!..

И вдруг кто-то за­хло­пал крыль­я­ми, и ря­дом с ней на вет­ку се­ли во­ро­ня­та.

– Ма­ма! – ра­до­ст­но кри­ча­ли они, пе­ре­би­вая друг дру­га. – Мы научились ле­тать! Те­перь мы то­же взрос­лые!..

– Бо­же, ка­кое сча­стье!.. – про­шеп­та­ла Во­ро­на. – Глу­пые вы мои!..

Она об­ня­ла их свои­ми ши­ро­ки­ми крыль­я­ми, не ска­зав больше ни сло­ва. Толь­ко сча­ст­ли­вые во­ро­ньи слё­зы ка­па­ли на тра­ву.

Лисёнок под­нял яб­ло­ко и бро­сил его сно­ва. Оно по­ка­ти­лось вле­во – и он по­бе­жал на­ле­во, оно сверну­ло на­пра­во – и он впра­во, а по­том – че­рез канаву, а по­том – че­рез поляну. Он бе­жал дол­го, по­ка не увидел свой дом.

Па­па Ли­с выносил из мастерской полный мешок стружек.

– Как хо­ро­шо, что ты при­шёл, сы­нок! – обрадовал­ся Старый Лис. – Я испёк пирог с земляничным вареньем. Будем пить чай.

– Правда, мы почти сча­ст­ли­вые?! – ска­зал Лисёнок.

– Правда, мой дорогой! Ведь счастье – это когда все дома!

Еловое яб­ло­ко покатилось дальше…

Но вот что интересно: следующим летом на яблоне Лисёнок сре­ди яб­лок уви­дел ело­вую шиш­ку. Она рос­ла по-на­стоя­ще­му.

– Что бы это зна­чи­ло? – стал ду­мать Лисёнок. – На­до созвать конференцию…


 

ЗАВЕТНАЯ СКАЗКА

 В этот день у Лисёнка ничего не клеилось. Сначала воздушный змей. Потом ножка от сломанного стула. Затем разговор с отцом. От всего этого настроение было совсем плохое. И Лисёнок отправился на Большую поляну, чтобы поговорить со Старым Дубом.

В лесу гулял Ветерок. Он поднимал кверху ветки деревьев и весело шелестел листьями.

– Привет, Лисёнок! Чего грустишь? Хочешь, я опять нагоню для тебя Земляничную Тучку? 

Лисёнок покачал головой:

– Спасибо, Ветерок! Сегодня мне не до сладостей. У меня серьёзный вопрос к Старому Дубу.

– Не люблю серьёзных вопросов! – сказал Ветерок и рассмеялся так, что посыпались на землю сухие ветки. – Ведь я, если ты помнишь, мальчишка ветреный!

И он улетел шалить среди деревьев.

 

На Большой Поляне дремал Старый Дуб. Но, заслышав шаги Лисёнка – сон старости некрепок – сразу же чутко встрепенулся.

– А-а-а, это ты… – прошелестел Старый Дуб. – Что-нибудь случилось?..

– Случилось… Это должно было когда-нибудь случиться… – сказал Лисёнок.

Старый Дуб окончательно проснулся.

– Что такое?! – проскрипел он.

– Скажи, я – хищник? – спросил Лисёнок.

– Ну… хищник… – Старый Дуб кивнул ветвями.

– Тогда почему мы с отцом не охотимся? Скажи! Хищный зверь должен охотиться! Мой старший брат  живет в Соседнем Лесу, и он сказал, что я не имею права даже зваться Лисёнком, если не умею охотиться!

– Серьёзное обвинение! Наверное, твой брат – настоящий охотник! – сказал Старый Дуб.

– Самый настоящий! – подтвердил Лисёнок.

– Тогда он прав, – сказал Старый Дуб.

– Но если я стану охотиться, – воскликнул Лисёнок, – все мои друзья перестанут со мной дружить!

– Конечно, перестанут! – согласился Старый Дуб.

– Как же тогда быть?..

– А разве тебе никогда не хотелось съесть Зайца? – вдруг спросил Старый дуб.

– Никогда! – испугался Лисёнок. – Он же мой друг!

– А незнакомого зайца из Соседнего Леса?

– Что за дурррацкие вопррросы? – возмутилась Ворона, садясь на ветку.

– Совсем не хотелось! – честно признался Лисёнок. – Мы бы с ним тоже смогли подружиться.

– Бррраво! – каркнула Ворона. – Дрррузей не едят! Каррр! Хотя, – заметила она Лисёнку, – охотились все ваши предки! Об этом я прррочла в старрром «Зоологическом словаре». 

– Таков был Закон Леса, – сказал Старый Дуб. – И без него нельзя представить всю нашу историю. Это продолжалось тысячи лет, пока, наконец, в Лес не пришла Любовь.

– Любовь-морррковь?! – изумилась Ворона. 

– Это – Новейшая История Леса! – сказал Старый Дуб. – Именно она изменила всю нашу жизнь к лучшему.

– Расскажи! – потребовал Лисёнок от Старого Дуба.

– Рррасскажи! – потребовала Ворона.

– Ну, что ж, – задумчиво сказал Старый Дуб, – Я думаю, вам пора знать…

И он начал свой рассказ.

– Испокон веков жил в нашем Лесу, в Осином Дупле, кровожадный Дух Охоты, полный зла и ненависти. Он поощрял любое убийство, разделив зверей на хищников и травоядных. Он стравливал их друг с другом, ибо чужая кровь питала его самого, делая непобедимым и вечным. Дух Охоты не знал, что такое жалость, сострадание или любовь. Зато он умел  напасть из-за кустов, загнать в погоне слабого или нагнать на лес страх. Страху было так много, что даже в волчьих семьях не знали, что такое покой. Что уж говорить про ежей или зайцев! И если для хищников такая жизнь казалось более-менее сносной, то для травоядных она была сущим адом.

– Стрррах-то какой! – крикнула Ворона и вскинула крыльями. – Но ты обещал рррассказать пррро любовь!

– Не торопи, – сказал Старый Дуб и обратился к Лисёнку. – Однажды твой отец, который тогда звался Молодым Лисом, встретился на Большой Поляне с твоей матерью – Молодой Лисицей. Не успела она махнуть кончиком своего роскошного хвоста, как он уже мгновенно и навсегда в неё влюбился!

– Как ррромантично! – вздохнула Ворона.

– Я был свидетелем их встречи, – продолжил Старый Дуб, – и должен вам сказать, что таких нежных слов не слышал много-много веков. Ах, как он ухаживал за Молодой Лисицей! Какие произносил речи! А сколько смущенья было в её глазах! Глядя на твоих родителей, впервые за многие века я кому-то позавидовал!

– Семья – это гнездо! – кивнула Ворона.

Старый Дуб грустно вздохнул:

– Священные Дубы призваны к одиночеству. Чтобы давать верные советы – нужно жить без страстей и суеты, в полном покое и размышлениях…

Тут он смолк, уйдя в свои мысли…

Лисёнок ждал-ждал, наконец, не выдержал и стукнул кулаком по стволу:

– Что было дальше?..

– Каррр! – крикнула и Ворона.

Старый Дуб встрепенулся.

– Твоя мать была родом из Соседнего Леса, где Законы мало чем отличались от наших.

– Закон Приррроды – для всех один! – подтвердила Ворона. – Молчу!

– Но вся беда в том, – продолжил Старый Дуб, – что она уже была сосватана за другого Лиса, и когда её родственники узнали о твоём отце, то очень рассердились. Однако, молодые не послушались и стали жить вместе. Тогда-то род твоей матери объявил войну роду твоего отца.

– Каррраул! – воскликнула Ворона. – Представляешь?!

– О, это было страшное время! Дух Охоты ещё больше рассорил два лисьих рода. Он надел железные латы и превратился в духа Вражды! Не только лис пошел на лиса, но и Лес – на Лес! Днем и ночью раздавались в чаще предсмертные крики и стоны!

– Кар-рабин! Кар-ртечь! Кар-рать!.. – в ужасе закаркала Ворона.

– Помолчи, – попросил её Лисёнок.

– Вот тогда Старый Лис решился на отчаянный шаг, – продолжал Старый Дуб. – К этому времени Молодая Лисица уже родила первенца – твоего старшего брата. Явившись на границу между двумя лесами, твой отец сказал своему будущему тестю:

«О, Мудрейший-Из-Лисов! Убей  своего внука! Тогда все окончательно поймут, что Дух Вражды сильнее духа Любви, а кровная вражда крепче кровных уз!»

– Кошмаррр! – вскрикнула Ворона. – Ребенка отдать варррваррру! Какой риск! Какое безрррассудство!

– Однако, – продолжал Старый Дуб, – Мудрейший-Из-Лисов сначала рассердился, но вдруг восторженно произнёс:

«Какой красивый детёныш! Несомненно это – плод Великой Любви!»

– Так он сказал, Мудрейший-Из-Лисов, и навсегда прекратил вражду двух родов, поскольку злой Дух Охоты тут же провалился сквозь землю. Ведь там, где Любовь – нет места Злу.

– Значит, дух Охоты живёт под землёй? – спросил Лисёнок.

– Увы! – ответил Старый Дуб. – Когда умер Мудрейший-Из-Лисов, к власти пришел твой троюродный дядя – самый тщеславный Лис на свете! Он был уверен, что стать в лесу Главным можно только силой, но никак не мудростью. Для этого он вызвал из-под земли Духа Охоты, а потом выдал замуж свою дочь за твоего старшего брата и сделал его Первым Охотником. Вот почему Лис из Соседнего Леса имеет право на охоту. А Лисёнок из нашего леса, который освящен Любовью, – имеет право не охотиться.

– Бррраво! – захлопала крыльями Ворона.

Лисёнок задумался и грустно произнёс:

– И все-таки я чуть-чуть ненастоящий Лисёнок!..

– Ты – самый настоящий! – успокоил его Старый Дуб. – Только совсем другой! Скоро наступят времена, когда и в Соседнем Лесу волки будут пить с оленями из одного ручья, а соколы кормить зайчат. Время Вражды проходит. Уже появились синие комары, которые пьют не кровь, а цветочный нектар!..

– По поводу ухода Вррражды не уверена, – сказала Ворона Старому Дубу. – Но и не теряю надежды!..

– И не теряй! – сказал Старый Дуб. – А иначе какой смысл жить долго, если не надеяться увидеть новые времена?! 

– Время! – вдруг вспомнил Лисёнок. – Который теперь час?

Старый Дуб опустил нижние ветки к подножью ствола и взглянул на свою очень короткую тень.

– Сейчас ровно полдень.

– Надо бежать домой! – спохватился Лисёнок. – Мы с отцом обещали Зайцу достроить забор. Прощай!

И он убежал, крича на весь лес:

– Время Вражды проходит! Слушай, Лес! Время Вражды проходит!

– Полечу-ка и я, – сказала Ворона. – Как ррраз сегодня я собиррралась покрррутиться на верррхушке горрродской карррусели! Каррр! Каррр! Каррр! Я ррраскажу всему горрроду! Каррр! Крикуны и тихони! Горррлопаны и нытики! Взрррослые и дети! Дамы и кавалеррры! Звери в цирррке и в зоопарррке! Птицы в скверррах! Газеты и журррналы! Каррр! Каррр! Каррр! Время Вррражды пррроходит!.. Ну, Старррый Дуб, хорррошо репетирррую?..

И она полетела.

 


 

КАК ЛИСЁНОК БЫЛ ВЕ­ЛИ­КА­НОМ

«Вот я и стал дядей, а всё равно ни ка­пель­ки не вы­рос!.. – гру­ст­но размыш­лял Лисёнок, сидя под Ста­рым Ду­бом. – Разве бывают маленькие дяди?..»

Он по­смот­рел на не­бо, за­жму­рил­ся и гром­ко чихнул несколь­ко раз подряд.

– Рас­ти боль­шой – не будь лап­шой! – раз­дал­ся ря­дом чей-то гус­той старче­ский го­лос.

Лисёнок вскочил от неожиданности, но ни­ко­го не уви­дел.

– Это я, Ста­рый Дуб, – за­ше­ле­стел Дуб вет­вя­ми. – Хо­чу за­ме­тить, что боль­шим мо­жет быть Лисёнок и ма­лень­ко­го роста: в ка­ж­дом же­лу­де жи­вёт боль­шое де­ре­во. Впро­чем, ес­ли ты не­пре­мен­но хо­чешь вырасти, – сию же ми­ну­ту рас­ти на здо­ро­вье!

Он что-то та­ин­ст­вен­но про­ше­ле­стел в не­бо, и Лисёнок тут же почувствовал, что очень бы­ст­ро рас­тёт. Всё во­круг уменьша­лось с ог­ром­ной скоростью: не­слись ку­да-то вниз кусты, де­ре­вья, да­же Ста­рый Дуб становился всё мень­ше, а Лисёнок рос всё вы­ше и вы­ше.

– Вы­ше! – кри­чал он. – Ещё вы­ше!

И не­бо с осен­ни­ми об­ла­ка­ми стре­ми­тель­но прибли­зи­лось к не­му, а испуган­ный клин жу­рав­лей раз­ле­тел­ся врас­сып­ную!

Че­рез считанные мгно­ве­нья уже не Ма­лень­кий Лисёнок, а Лисёнок-Великан, ко­то­ро­му да­же Ста­рый Дуб был по по­яс, стоял на по­ля­не.

– Ха-ха-ха! – хохотал Ве­ли­кан, и смех его был подобен грому. – Неплохо я вы­рос! Ха-ха-ха!

Пе­ред ним рас­ки­ну­лись лес­ные хол­мы, да­ле­ко отсту­пил гори­зонт. Единым взо­ром Лисёнок оки­нул реч­ку, бо­ло­то, все при­гор­ки, по­ля­ны и тропы. Он уви­дел жи­ли­ще Ёжика из ело­вых ве­ток, со­ло­мен­ную кры­шу заячье­го кро­ва и свой дом под черепич­ной кры­шей. Всё та­кое ма­лень­кое, слов­но Лисёнок смотрел в би­нокль с дру­гой сто­ро­ны.

Зем­ля – осен­няя и спо­кой­ная – ле­жа­ла у его ног от Старого Ду­ба до горизон­та.

Лисёнка со всех сто­рон окружал его лес, и сделать шаг, можно бы­ло только ло­мая де­ре­вья. А Лисёнок не хо­тел кру­шить и топ­тать. Он сто­ял и не дви­гал­ся.

Над ухом про­жуж­жал са­мо­лёт. Лисёнок подержал его в лапах возле уха, послушал, как сердито жужжит, и отпустил.

Поймал облако. Нахлобучил как шапку. Поймал другое. Намотал как шарф. Поймал ещё два, надел как варежки. За­тем ос­мот­рел­ся во­круг. Никаких дел боль­ше не бы­ло. Ему ста­ло скуч­но.

– Стою как дед-Мороз, – прогромыхал Лисёнок. – А внизу – ещё только осень…

Стряхнул с себя облака. Они улетели, ко всему равнодушные.

Откуда ни возьмись – Ворона. Села на нос. На самый кончик.

– Это ты, Ворона? – спросил Лисёнок.

– Нет, я Ёжик, – пропищала Ворона так тихо, словно комар.

– Вороны, между прочим, под облаками не летают, – сказал Лисёнок.

– Ради дружбы чего не сделаешь! – ответила она. – Чем займешься?

– Бу­ду счи­тать облака… Ло­вить и от­пус­кать само­лёты…

– Ху­ли­ган­ст­во! – про­пи­ща­ла Во­ро­на ему в ухо. – Глу­по­сти и безобррразие!

– Ну… то­гда не знаю… – при­знал­ся Лисёнок.

– То-то и оно! Быть боль­шим – не ка­ж­до­му по пле­чу!

– Что же де­лать?.. – рас­те­рян­но спро­сил он.

– Стать та­ким, как рррань­ше, – по­со­ве­то­ва­ла Воро­на и улете­ла.

Лисёнок на­кло­нил­ся к Ста­ро­му Ду­бу и ти­хо спросил:

– Ты слы­шал?.. Сде­лай это! По­жа­луй­ста!..

– Не мо­гу, – от­ве­тил Ста­рый Дуб.

– Как?! – изу­мил­ся Лисёнок. – Но ведь ты же смог сде­лать ме­ня большим!

– А вот ма­лень­ким не мо­гу! Дуб раз­ве мож­но сно­ва сде­лать жё­лу­дем? Поду­май!

– Ты шу­тишь!.. – за­вол­но­вал­ся Лисёнок.

– Ни­чуть, – про­ше­ле­стел Дуб. – Ты уж про­сти… Я сде­лал те­бя слишком боль­шим… Ты уж про­сти…

Лисёнок вы­пря­мил­ся.

У Ста­ро­го Ду­ба кто-то сновал – крошеч­ный, как му­ра­вей, что-то кри­ча­л, взволнованно подпрыгивая. Лисёнок не понял, кто там, и ни­че­го не услышал: уж слиш­ком вы­со­ко был от земли. Он хо­тел при­лечь на тра­ву, но и это ста­ло не­воз­мож­но – на по­ля­не не хва­ти­ло бы мес­та для та­ко­го великана.

«Мои дру­зья! – поду­мал он. – На­вер­ное, пережива­ют сейчас… Да, я теперь один. За­чем мне та­кой рост, ес­ли да­же к мос­ти­ку у ре­ки я не мо­гу шаг­нуть, не при­чи­нив ни­ко­му зла?! Если я – большой и силь­ный – беспомощен, как новорожденный Лисёнок, как вет­ря­ная мель­ни­ца в безветренную пого­ду?!». 

Он вдруг горь­ко осоз­нал, что ни­ко­гда те­перь не сту­пит на порог родного дома, не вы­пьет ве­чер­не­го чаю вме­сте с па­пой-Ли­сом на ве­ран­де.

Всё ни­же опус­ка­лось к го­ри­зон­ту осен­нее солнце. Длин­ные те­ни от деревь­ев рас­ки­ну­лись по ле­су. И са­мая боль­шая и печаль­ная тень лег­ла на по­ля­ну.

– По­слу­шай, – сно­ва об­ра­тил­ся к Ду­бу Лисёнок. – Ес­ли ты не мо­жешь сде­лать ме­ня ма­лень­ким – сделай наш мир большим!

– О, это лег­ко! – встре­пе­нул­ся Ста­рый Дуб. – Как это я сам не додумался?!.. А ты – мо­ло­дец! Не­да­ром я вы­брал те­бя!

Он кач­нул зо­ло­той ли­ст­вой, рас­пря­мил ши­ро­кие вет­ки и проше­ле­стел в не­бо что-то та­ин­ст­вен­ное.

И сра­зу же всё во­круг ста­ло расти, до­го­нять и пе­ре­го­нять Лисёнка: мир де­лал­ся ши­ре и вы­ше, и Дуб воз­нес­ся под облака! А всем ка­за­лось, что это Лисёнок опус­ка­ет­ся на зем­лю.

– А го­во­рил, что ни­че­го не мо­жет сде­лать! – ра­до­ст­но прокар­ка­ла Ворона. – Ну и шу­точ­ки у Старрро­го Ду­ба!

Лисёнок про­мол­чал. Он не стал рас­кры­вать их с Ду­бом секрет. Он про­сто ра­до­вал­ся, что ка­ж­дый, сам то­го не ве­дая, стал Ве­ли­ка­ном.


 

ЗОЛОТО И ОСЕНЬ

Лисёнок сидел под кустом на поляне и видел, как прибыла Осень в золотой карете. Её сопровождали павлины. Кони остановились, Осень вышла из кареты и улыбнулась Старому Дубу.

– Здравствуй! Ждал меня?

– Как всегда, моя золотая, моя солнечная! – ответил Старый Дуб.

– Я тоже очень рада встрече, – сказала Золотая Осень. – Ты здоров?

– Пока держусь, – ответил он, заколыхав ветвями.

На землю дождём посыпались желуди.

– О! – восхищённо воскликнула Золотая осень. – В молодости у тебя столько не получалось! Ты по-прежнему самый сильный и красивый дуб во всей округе!

– Помнишь мою молодость? – спросил Старый Дуб. – Помнишь, как я всегда ждал тебя?

– Я всё помню, дорогой! Всё-всё-всё! А ты помнишь, как однажды осень в вашем лесу длилась до самой весны? Что я тогда натворила по всей земле!.. Какой переполох, какая путаница времён года тогда случилась! Помнишь?.. Из-за тебя, Дуб, из-за тебя!.. Ты не отпускал… Кто это? – вдруг спросила Золотая. – Он похож на опавший кленовый лист, а глаза у него доверчивые, как у цыплёнка!

– Лисёнок, ты здесь? – позвал Старый Дуб.

– Меня здесь нет! – ответил Лисёнок.

– Это Лисёнок, – сказал Старый Дуб Осени. – Мой любимец, потомок Людвига Четырнадцатого. Представляешь, его семья навсегда отказалась охотиться и, при этом, ничего, выживает как-то, не бедствует! Иди сюда, малыш! – обратился он к Лисёнку. – Я познакомлю тебя с госпожой Осенью.

Лисёнок вышел на середину поляны и сказал:

– Здравствуйте! Вот что меня интересует больше всего на свете: как из золотых листьев сделать настоящие золотые монеты. Вы это должны знать!

– Почему я должна это знать? – расхохоталась Золотая Осень.

– Потому что вы очень красивая! – ответил Лисёнок. – У вас даже ресницы оранжевые!

– Однако, – обратилась Осень к Старому Дубу, – хоть твой любимец и не охотится, лисьей хитрости он не утратил! Зачем тебе деньги, маленький льстец? – спросила она Лисёнка.

– Чтобы не охотиться! Неужели непонятно? – ответил Лисёнок.

– А воровать ты тоже не умеешь? – спросила Осень.

– Только у Природы! – ответил Лисёнок.

Осень задумалась.

– Как помочь такому милому и смышленому Лисёнку – ума не приложу. Может быть, взять его с собой? Пойдешь ко мне на службу, золотисто-рыженький?

– Он не пойдёт к тебе на службу, дорогая! – ответил за Лисёнка Старый Дуб. – У него и отец нездоров, и мама давно пропала. Отцу надо помогать. Маму надо дождаться. Кроме того, у него есть знакомая Лисичка в соседнем лесу. Ему нужны деньги, чтобы в будущем, когда они поженятся, их дети не стали бы охотиться. Я прав, Лисёнок? – обратился Старый Дуб к Лисёнку.

– Нет у меня знакомой Лисички, – ответил тот.

– Как это?! – удивился Старый Дуб. – Недавно она пробегала…

– Мне нужно много денег! – упрямо сказал Лисёнок.

– Теперь понимаю, – сказала Золотая Осень. – Ты должен помочь отцу. Тебе нужно найти маму… Теперь понимаю…

– Ничего вы не понимаете! – вскрикнул Лисёнок. – Я не хочу, чтобы они снова захотели охотиться! Я им все куплю, чтобы никогда… – Он даже немножко заплакал. – Лисичка ведь стала охотницей, Старый Дуб! Мы больше с ней не дружим… – пожаловался он.

– Видишь, моя золотая, он не может уехать с тобой… Ему ещё нужно снова подружиться с Лисичкой и отучить её от дикости.

Осень снова задумалась.

– Вот незадача!..

Павлины соскучились сидеть в карете на золотой жёрдочке, вышли на поляну, раскинули веером роскошные хвосты, важно прогуливались и молчали.

Кони терпеливо ждали в упряжке, только помахивали рыжими хвостами, потряхивали рыжими гривами и бренчали золотыми бубенчиками.

Кучер в оранжевом армяке по обычаю дремал на облучке.

Пока шел недолгий разговор, деревья вокруг поляны, все до одного, пожелтели.

Прилетела Ворона, по-свойски села кучеру на плечо.

– Привет, приятель! Прекрррати дремать! Ррраскажи, как дела в Турррции! А в Греции? А в Африке? А в Австррралии?..

– Ну, вот что! – сказала, наконец, Осень. – У меня много дел, мне нельзя задерживаться. Ты пока расти, малыш, а я что-нибудь придумаю. Обещаю. Я придумаю что-нибудь для тебя такое, что дороже всех денег мира.

Они с Дубом нежно обнялись на прощанье. Всё замерло в лесу, только град спелых желудей ударил о землю.

Потом она села в карету, павлины уже ждали её внутри. Кучер потянул вожжи, кони взвились, и карета полетела над верхушками деревьев, оставляя за собой широкий золотой след…


 

ЛИСЁНОК И ЗОН­ТИК-НЕ­ВИ­ДИМ­КА

Однажды весной Лисёнок нашел на тропинке к своему дому зонтик. Он выглядел старым и негодным, какой и выбросить не жалко. Да и ручка у зонта была какая-то странная, едва умещалась в лапах. Лисёнок присмотрел­ся к ней внимательней. Она была медной, кованой и напоминала огромный ключ от амбарного замка.

«Интересно, где бывают такие амбары, которые запираются такими огромными замками, к которым подходят такие ключи?» – Лисёнок понял, что конечно, зонтик был волшебный. И тайна в нем таилась огромная.

– «Нет такой тайны, что не стала бы явью!» – вспомнил он слова Старого Лиса и раскрыл зонтик.

Тот превратился в оранжевый купол, как золото и солнце. А Лисёнок тут же… ис­чез! Про­пал – и всё! Ис­чез­ли его ла­пы! И да­же хвост! То есть, они как бы бы­ли (он ими ше­ве­лил), и в то же вре­мя он их не ви­дел.

Лисёнок от ис­пу­га по­спеш­но за­крыл зонт, и тот вновь появил­ся, штопаный, ста­ро­мод­ный, но невреди­мый. И хвост за спи­ной поя­вил­ся тоже, и лапы.

– Зон­тик-не­ви­дим­ка!.. – в вос­тор­ге про­шеп­тал Лисёнок.

Он рас­крыл зон­тик ещё раз, что­бы убе­дить­ся: не про­па­ла ли его способность к ис­чез­но­ве­нию… Нет, не про­па­ла! Лисёнок хохотал, как сумасшедший.

При­ле­тев­шая на его смех Во­ро­на с удив­ле­ни­ем вер­те­ла голо­вой.

– Ты где пря­чешь­ся?..

– Да вот же я, вот!

– Где?!

– Да вот же, вот!.. – сме­ял­ся он, и тут же поя­вил­ся пе­ред са­мым её носом.

– Вол­шеб­ный?.. – по­ин­те­ре­со­ва­лась она не без за­вис­ти. – Зон­тик-то?..

– Ага, – кив­нул го­ло­вой Лисёнок.

– А что он умеёт ещё? – спро­си­ла Во­ро­на.

– А раз­ве это­го ма­ло?! – уди­вил­ся он и повертел сложенным зон­ти­ком туда-сю­да, а тот вдруг сам по се­бе раскрыл­ся, и Лисёнок, ко­то­рый креп­ко дер­жал его в ла­пах, на этот раз не ис­чез, но за­то взле­тел над по­ля­ной.

– Ка-­ак?!.. – вос­клик­ну­ла Во­ро­на, те­перь уже не скры­вая до­са­ды. – Так он ещё и ле­та­ет?!.. 

Лисёнок сло­жил ша­тер зон­ти­ка все­го толь­ко напо­ло­ви­ну и плав­но призем­лил­ся на ста­рый пень.

– Ши­каррр­ная иг­ррруш­ка!.. – ска­за­ла Во­ро­на. – Уж не мой ли это?.. – ста­ла при­по­ми­нать она. – Лет три­дцать на­зад, помнит­ся, я по­те­ря­ла точ­но та­кой же!..

– Не дам! – вос­клик­нул Лисёнок. – Ты ни­ко­гда не говорила, что у тебя был вол­шеб­ный зонт!.. Кро­ме то­го, ты и так умеешь ле­тать!

– А это у него что? – Во­ро­на кивнула на ручку зонта. – Похоже на ключ.

– Просто такая у неё форма. – Лисёнок на всякий случай раскрыл зонтик и снова стал для Вороны невидим.

– Не-ет! – возразила Ворона, повысив голос. – У волшебного зонта ничего не может быть просто так!

– Но ключ от чего?! – снова появился Лисёнок.

– От тайника с кладом, – уверенно сказала Ворона, понизив голос. – Или – от сундука с золотом. Или – от волшебной дверцы, за которой – несметные сокровища!..

– Где же мы найдем эту дверцу?.. – спросил Лисёнок.

– Ох, и зануда же ты! – возмутилась Ворона. – Где-нибудь да найдем!.. Ты, главное, его не потеряй. Может… мне дашь на хранение?..

– Ле­тим! – вдруг скомандовал Лисёнок и повертел зон­тик ту­да-сю­да.

Они друж­но взле­те­ли над ле­сом и опус­ти­лись пря­мо пе­ред до­мом Лисёнка.

– Па­па!.. Смот­ри, какой зонтик я нашел… Наверное, это – подарок Золотой Осени!..

Ста­рый Лис не вы­шел как все­гда на ве­ран­ду и да­же не отклик­нул­ся.

– Ку­да же он мог по­де­вать­ся?.. – огор­чил­ся Лисёнок. – Вот ведь некстати!..

Но тут Лисёнок уви­дел не­что та­кое, что застави­ло его вздрог­нуть!.. Стран­ный бес­по­ря­док ца­рил по­всю­ду. Ни­ко­гда в жиз­ни Лисёнок не ви­дел ниче­го по­доб­но­го! Ес­ли хоть од­на газе­та ле­жа­ла не там, где долж­на бы­ла ле­жать – это уже был бес­по­ря­док, а ес­ли та­поч­ки Лисёнка вме­сто прихожей оказы­ва­лись в па­пи­ном ка­би­не­те – это на­зы­ва­лось БОЛЬШИМ БЕС­ПО­РЯД­КОМ!

Как же на­до бы­ло на­звать то, что уви­дел пе­ред со­бой Лисёнок? Разбросан­ные кни­ги, рас­сы­пан­ные га­зе­ты, опрокинутый ко­фей­ник, разорван­ные што­ры на ок­нах. И разбитые па­пи­ны оч­ки…

И ещё – чу­жие за­па­хи!.. За­па­хи бо­ло­та и са­пог, ды­ма, человека и собак!

– Что это та­кое?.. – про­ле­пе­тал Лисёнок.

– Кош­маррр!.. – всплес­ну­ла крыль­я­ми Во­ро­на.

– Здесь бы­ли Изучатели леса, – раз­дал­ся го­лос Ёжика, поя­вив­ше­го­ся у во­рот. – Два зверолова и три со­ба­ки…

– И… что?!.. – чуть слыш­но вы­дох­нул Лисёнок.

– Они бро­си­ли твое­го от­ца в клет­ку и увез­ли.

– Ку­да?!.. – в от­ча­я­нии крик­нул Лисёнок.

– В го­род, – гля­дя в зем­лю, ска­зал Ёжик. – Он храб­ро сражал­ся, но их было мно­го, а он – один...

– А ты?!.. Ты не по­мог ему?!

– Их бы­ло мно­го, – по­вто­рил Ёжик и, опус­тив го­ло­ву, побрёл вдоль забора.

– Постой! – крикнула ему вслед Ворона.

Ёжик сразу же остановился, но головы не повернул.

– Какого цвета была клетка?

– Синего… – едва слышно произнес он и побрёл дальше. Дойдя до конца забора, Ёжик свернул за угол и пропал.

– Та-ак! – решительно произнесла Ворона. – Теперь я знаю, ку­да его увез­ли!

– Куда? – затаив дыхание, спросил Лисёнок.

– В зоопарк, вот куда!

– В зо... В зо-о-парк?.. – Лисёнок задрожал всем телом.

– Именно туда!

– Но… как ты… узнала об этом?..

– Все клетки в мире делятся: на зелёные, чёрррные и синие. Зелёные находятся в ветеринарррной клинике, чёрррные – на звероферме, а вот синие – эти как ррраз из зоопарка.

– Так ле­тим в зоопарк! – рва­нул­ся Лисёнок.

– Не торрро­пись!.. На­до до­ж­дать­ся но­чи…

Ах, как мед­лен­но на­сту­па­ла ночь! Лисёнок прогонял солн­це и звал звёзды…

– Не ррры­дай! – уте­ша­ла его Во­ро­на. – Мы спа­сём его!.. И не оби­жай­ся на Ёжика… У них – псы и пу­ли… За­то у нас – хит­рррость и дррруж­ба!..

И на­сту­пи­ла ночь.

Во­ро­на ска­за­ла:

– Поррра!..

То­гда Лисёнок по­вер­тел зон­ти­ком, и они с Вороной полетели в го­род.

– Не ту­да! Не ту­да! – указывали им дорогу вороны с городской свалки. – Зоопарк – там, там!..

…В зоопарке готовились ко сну не так, как в лесу. Звери, как в лесу, умывались. Но здесь перед сном ещё полагалось петь хором. Слон протрубил, и зоопарк запел «Гимн Зоопарка»:

 

Не до жиру – быть бы живу!

Стройся, стройся по ранжиру

от колибри до слона –

 вся звериная страна!

 

Тяф-тяф! И-а-а! И бэ-э! И мэ-э!

Как хорошо – тебе и мне!

 

Ни к чему моря и ветки!

Нам важнее наши клетки!

От жирафов до ужей –

славим наших сторожей!

 

Тяф-тяф! И-а-а! И бэ-э! И мэ-э!

Как хорошо – тебе и мне!

 

Пел медведь белый на скале и пел медведь бурый из берлоги. Пели в обезьяннике мартышки и павианы. Пел слон в загоне. Пели зебры, зубры и верблюд в песчаном вольере. Пел олень у прозрачного водопада. Бегемот в бассейне. На пруду пели фламинго, пеликаны и лягушки. В терррариуме пели скорпионы и змеи. Пел крокодил. Пел пингвин. И пел весь молодняк на решётчатой игровой площадке. 

Только тигры не пели. Принципиально. И не пел лев.

– Как ты думаешь, что едят на ужин львы? – спросил у Вороны Лисёнок. – Лис они, случайно, не едят?

– Дурррачок! – каркнула Ворона. – Они едят коз!

– А кто ест лис? – продолжал допытываться Лисёнок.

– Лис и ворон вообще никто не ест. Тише!

Песня, между тем, закончилась, а многие уже спали.

Все звериные дети из молодняка шлёпнулись спать там, где кого застал сон: на горке, на качелях, в песочнице, между веток поваленной сосны, у фонтана…

Лев зевнул. От его могучего зевка закачались деревья на другом конце зоопарка. Обзевались обезьяны. Молча потянулся бегемот. Зевнул и хлопнул зубастой пастью крокодил. Сонно застонали зубры.

Осёл зевнул совсем не по-ослиному – без­звуч­но, как рыба. Звери восхитились:

– Умница! Надо же! Осёл у нас просто молодец! Вот что значит – воспитание!

Со всех сторон раздалось одобрительное хлопанье крыльев, всхрапывание, ржание, повизгивание.

– Исключительно тихо! – подтвердил верблюд.

Гордый Осёл побрел спать к зебрам и жирафам. Зато слон зевнул, как обычно: прогудел на выдохе трубой.

– Возмутительно! Этому просто нет названия! Сколько можно просить?!

Погрузился в воду бегемот. Застыл на одной ноге фламинго. Скорпионы и змеи притворились корнями. Спрятался пингвин… Вскоре весь зоопарк затих…

– Пошли? – спросил Лисёнок.

– Рано! – шепнула Ворона. – Пусть пройдут Сторррожевые Псы с ночным обходом.

Сторожевые Псы пробежали мимо.

– Ни­ко­го! – за­ры­чал один.

– Ни­ко­го! – за­ры­чал второй.

Лисёнок и Ворона дви­га­лись от одной клет­ки к другой, но Ста­ро­го Ли­са нигде не было.

И вдруг Лисёнок по­чув­ст­во­вал зна­ко­мый за­пах род­но­го дома.

– Па­па! – гром­ко шеп­нул Лисёнок. – Мы – ря­дом! Мы спасём те­бя!

– Я же го­во­ри­ла, что он здесь, – ска­за­ла Ворона.

– Лисёнок!.. – раз­дал­ся из клет­ки пре­крас­ный и взволнованный го­лос: – Как ты вырос!..

– Кто ты?! – спро­сил Лисёнок, сам не по­ни­мая, от­че­го у него так замерло всё внутри.

– Я – твоя ма­ма, – ска­зал пре­крас­ный го­лос.

– Ма­ма!.. – как во сне по­вто­рил Лисёнок.

– Гос­по­жа Ли­си­ца! – в удив­ле­нии карк­ну­ла Ворона, и тут ей ответил лай Сто­ро­же­вых Псов.

– Бе­ги, сы­нок! – крик­ну­ла в от­ча­я­нии Ли­си­ца-ма­ма.

– Рррра­ск­рррой зон­тик! – скомандовала Во­ро­на и взле­те­ла на де­ре­во.

Сто­ро­же­вые Псы про­бе­жа­ли совсем рядом, тяжело дыша и отдуваясь.

– Ни­ко­го! – за­ры­чал один.

– По­ме­ре­щи­лось! – рявк­нул дру­гой.

– Пах­нет Лисёнком!.. – за­ры­чал пер­вый.

– Кем тут толь­ко не пах­нет!.. – за­вор­чал другой. – Всё! Пора в буд­ку! И спать! Спа-ать!..

– Сы­нок!.. – с тре­во­гой спро­си­ла ма­ма Лисёнка, как только они скрылись в тем­но­те. – Ты где?!.. Дай же мне взглянуть на тебя!

– Я – вот он! – Лисёнок сложил зонтик у самой решётки.

– Мы здесь, гос­по­жа Ли­си­ца! – гром­ко шеп­ну­ла Во­ро­на и сле­те­ла с дерева. – Сей­час мы вас спасём!

– А где па­па?.. – спро­си­ла Ли­си­ца.

– Где-то здесь, – от­ве­тил он, – мы ис­ка­ли папу, а на­шли те­бя…

– Как?! – вскрик­ну­ла Ли­си­ца. – Его схва­ти­ли то­же?!..

– Не бес­по­кой­тесь! – шеп­ну­ла Во­ро­на Ли­си­це. – Ррраз мы здесь – значит, спа­сем и вас, и Старрро­го Ли­са!..

– На клет­ке – за­мок, – пе­чаль­но по­ка­ча­ла головой ма­ма Лисёнка. – А прутья – не по на­шим зу­бам…

И тут Лисёнок догадался… Только он при­кос­нул­ся волшебным клю­чом к огромному зам­ку, как сра­зу что-то щёлкнуло, и двер­ца клет­ки сама открылась.

– Ма­ма! – И Лисёнок попал в объ­я­тья Ли­си­цы.

Во­ро­на полетела искать Старого Лиса.

– Сюда! – раздалось её тихое карканье.

Лисьи клетки стояли в один ряд: одна за другой, и она нашла его очень быстро. Только дотронулся ключом Лисёнок до замка, и Старый Лис тоже был на свободе.

– Твой ли я слы­шал го­лос?.. – ска­зал Старый Лис ма­ме Ли­си­це. – Или про­сто мне так хо­те­лось его ус­лы­шать?..

Он был без оч­ков и потому – рас­те­рян­ный и смеш­ной.

– Я то­же слы­ша­ла вас, – улы­ба­лась и пла­ка­ла ма­ма Лисица. – Я каждую ночь слы­ша­ла ва­ши го­ло­са. С тех самых пор, когда меня сняли со льдины и отвезли в зоопарк!..

– До­мой! – ско­ман­до­ва­ла Во­ро­на.

Зонт раскрылся, и всё лисье семейство легко поднялось в звёздное небо.

До рассвета было ещё далеко. Над рекой слышалось, как трещит лед.

Ко­гда они опус­ти­лись у до­ма, в окош­ке го­рел свет. Из тру­бы шел дым, над ле­сом пах­ло свежеиспе­ченн­ым хле­бом, а на крыль­це их встре­чал Ёжик.

– С до­б­рым ут­ром! – ска­зал он. – Очень доброе утро – это когда все дома.

И все улыбну­лись друг дру­гу. И всё пло­хое остави­ли по­за­ди.

– Зон­ти­к улетел! Да вот же он! Вон ле­тит! – за­кри­ча­ла Воро­на.

Зон­тик ле­тел над ут­рен­ним ле­сом. Он взле­тал все вы­ше и вы­ше. О­н спешил, слов­но где-то в дру­гом ле­су ждал его дру­гой Лисёнок.

<< НАЗАД  ¨¨ КОНЕЦ...

Другие книги жанра: сказки

Переход на страницу:  [1] [2]

Страница:  [2]


Рейтинг@Mail.ru








Реклама