стихи, поэзия - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр: стихи, поэзия

Купала Янка  -  Она и Я (Яна I Я)


Страница:  [1]



на русском языке

1. ВСТРЕЧА

Сошлись мы на распутье нашей доли,--
Своей тропы не ведала она,
Не знал и я -- в лесу я или в поле,
Была и мне дорога не ясна.

Как путники в чужбине бездорожной,
Под ношей дум, средь непроглядной тьмы
Мы вслушивались в сердца гул тревожный,
В глаза друг другу вглядывались мы.

Стояли мы. И сказочное диво,
Простерши крылья, будто над детьми,
Шептало мне: возьми ее, счастливый!
Шептало ей: себе его возьми!

И, руки нам соединив навеки,
Оно благословило нас тогда
В совместный путь сквозь горы, долы, реки,
До самого заката -- навсегда.

И свадебный наш гимн, как причитанье,
Звучал -- иль это нам казалось так? --
И над ее фатой из белой ткани,
И надо мной, закутанным во мрак.

"Пусть вас минуют беды и напасти,
Чтоб вашим думам не изведать ран,
Пусть стороной вас обойдет ненастье
И прежде срока не манит курган!"

Так сказочное диво, словно сенью,
Зароком этим осенивши нас,
Растаяло, подобно сновиденью,
Покинуло -- в худой ли, в добрый час?

И мы пустились в путь, как тени-грезы,
Горстями жемчуг сыпала роса,
Зарницы полыхали, рдели грозы,
И обступали темные леса.


2. В ХАТЕ

Хозяйкой будь в моем дому отныне,--
Нет больше никого в моей судьбе,
Сядь в красный угол свой, моя богиня,
Мы будем думу думать о себе.

Как видишь, здесь не царские хоромы,
Не барское подворье за стеной,
Но сам я ставил сруб и крыл соломой,
И пахнет здесь соломой и сосной.

Атласом гладким не обиты стены,
Дощатый пол не стелется ковром
Турецким, что пестрит красой отменной,
Что слепит очи радужным огнем.

Над печью среди черной половины
Не резчики мудрили -- посмотри:
Я сам ее сложил, слепил из глины
Да побелил известкой раза три.

А вот -- моей сколочена рукою --
Простая деревянная кровать;
Постель пуховую постелем здесь с тобою,
Чтоб нам двоим нежестко было спать.

В ночной тиши, в любовном упоенье,
На удаленье тайном от людей
Нам свет подарит, прочь прогонит тени
Огонь, что жарко рвется из грудей.

И радуги-цветы взойдут над нами,
И молнии наш кров позолотят,
И наши думы-грезы голубями
На небо с доброй вестью полетят.

И мир оповестят, что в нем отныне
Ничем не расторжима наша связь:
Ты мне навек -- великая княгиня,
А я навеки -- твой великий князь.


3. ПРОТАЛИНЫ

Уж по земле пошли проталины,
Разворошили снежную постель,
Черны пригорки, как подпалины,
Вода в ложбинах жалит, словно шмель.

Как чьи-то слезы сине-белые,
Подснежники, точь-в-точь птенцы из гнезд,
Уж кое-где проклюнулись, несмелые,
Все ищут солнца днем, а ночью -- звезд.

Гляди, уже и птицы начали
Возвратный лет вдоль Млечного Пути,
Творя молитву тихую, горячую,
Чтоб верное пристанище найти.

Сиянье теплое небесное
На много верст свой удлинило шлях,
На нивы падают лучи отвесные
И стелются, как лен, в живых огнях.

Заходят в хату, золотистые --
А даром что оконца в ней малы,--
Бегут по стенам, словно зори чистые,
И зайчиками скачут на полы.

Взобрались на постель, проказники,
Ласкают лоб горячий мне и ей,
Как будто ветерки на пасеке
В разгаре самом жарких летних дней.

Вставай, голубонька бескрылая,
Прерви свой сон, как сказочную нить,
Вновь надо нам собраться с силами,
Чтоб жизни бремя старое влачить.

Угрелась на бугре сосенушка,
До донышка криничка вся видна,
Вставай, вставай, мое ты солнышко!
Золотострунная звенит весна.


4. ЗА КРОСНАМИ

Как водится, ленок белесый ткать она
Затеяла в один из дней;
Хватилась -- кросен нету... И старательно
Я взялся кросна ладить ей.

Березовые станы сделал новые,
Кленовые набилки раздобыл,
Топтальца тоже вытесал кленовые,
Навой, как надо, зарубил.

Купил на рынке бердо густо-частое,
Сама уж нитчонку сплела,
А на челнок отменный коренастая
Мне яблоня-дичок пошла.

Садится ненаглядная за кросенки,
Стучат набилки в тишине,
Кладутся густо по утку полосыньки,
Сучу я цевки в стороне.

Так дружно с нею принялись за дело мы,
Она все ткет, а я сучу,
Ее руками быстрыми, умелыми
Тайком любуюсь и молчу.

Тки, милая! Стучится сердце звонкое,
Мелькает молнией челнок.
О только не порвись, основа тонкая,
И спор, и прочен будь, уток!

Пускай о бердо твой уток колотится,
Пусть вечно на моих глазах
Текут, как речка, светлые полотнища,
Широкие, как торный шлях.

Беги, беги, дорожка полотняная,
В тот край, где всходит девясил,
В неведомую, в жданную-желанную
Сторонку отческих могил.


5. ВЫГОН В ПОЛЕ СКОТИНЫ

Сбежали с пастбищ зимние снега
И в море потекли рекой-водицей,
Запели жаворонки, черные луга
Заулыбались первою травицей.

Пора приспела в поле гнать стада,
Есть и у нас подлеточек-корова --
Любой хозяйки радость и беда,
Богатство для хозяина любого.

Жена буренку нашу со двора
На пажить выгонять не поспешила,
Пока над нею с самого утра,
Все, что велит обычай, не свершила.

Свяченым хлебом, солью и водой
Вкруг обнесла она ее три раза,
Потом, поставив к солнцу головой,
Произнесла заклятье от заразы.

Трикрат в родник осколочек стекла
Макнув, и пред глазами у коровы,--
Держа его, шептала, как могла,
Свой заговор таинственно-суровый.

"Ты, солнце красное, ты, месяц ясен-свет,
Ночные звезды, утренние зори,
Вы, что росой крапите всякий цвет
И сушу озаряете и море,--

Согрейте землю, вызвольте траву,
Всему живому пропитанье дайте,
Шелковую стелите мураву,
Стеной от всех напастей ограждайте.

Храните, стерегите от царя
Лесного, полевого, водяного,
От царенят его, от упыря
И от людского глаза нелюдского".


6. ОСМОТР ПОЛЯ

Широкий свет! Простор несуетливый,
От прадедов доставшийся навек,--
То лес, то лозы, то луга, то нивы,
Что хлеб тебе даруют, человек.

Идем, моя любимая, с тобою --
Мне руку на плечо положишь ты,
Я стан твой тонкий обойму рукою
И выйдем в поле, выйдем под кресты.

Как дети, позабытые тем светом,
Мы станем свой надел обозревать,
И на обмежке, солнышком пригретом,
Об урожае будущем гадать.

Двоим не много надобно простору,
Делянки нашей доброй хватит с нас --
Отсеяться бы в срок, убраться в пору
Да и заполнить ригу в добрый час.

Так я иду, ее любуясь станом,
Вдоль по меже, обдумывая с ней,
Где мы пахать начнем, где сеять станем
С надеждою дожить до лучших дней.

Обнявшись, под крестами мы присели,
О темные надгробья опершись,
И в небо зачарованно глядели,
И наши души уносились ввысь.

Небес благословляли облик синий,
Что нас высоко поднял над землей,
И в наших мыслях кланялись године,
Что нас связала общею судьбой;

Благословляли полевые дали,
Присадистые груши и кусты,
И лишь одну разлуку проклинали
Последнюю и вечные кресты.


7. РАДУНИЦА

На радуницу мы на кладбище пошли,
Свяченого с собой остатки взявши,--
Мы с ней обычай бережно блюли,
Что прадеды нам завещали наши.

Сойдясь сюда почтить покойников своих,
В печальном и глухом многоголосье
Склонялись люди меж крестов немых,
Как на ветру склоняются колосья.

Мхом темным поросли надгробья и травой,
Березки пригорюнились над ними,
Часовня, как тюрьма, на мир живой
Глядела жутко окнами слепыми.

У холмика мы с ней присели в стороне --
Здесь матери ее была могила,
И милая моя, склонясь, шепнула мне:
"Один ты у меня, мой братец милый!"

Град горьких слез-горошин из очей
Любимая роняла с тихим стоном,
Казалось -- плачет небо вместе с ней
Над садом, под землею погребенным.

Те слезы пали на сердце, на дно,
И я заплакал, сидя с нею рядом,
А думалось -- все выплакал давно
И в жизнь смотрю сухим и ясным взглядом.

Сошли и мой отец, и братья под кресты,
Меньших сестер земелька обнимает,
А мне оставила судьбину сироты,
Знать, за грехи меня не принимает.

Вот так я грустным думам волю дал,
В груди открылась горькая криница,
И, к милой наклонясь, я тоже прошептал:
"Одна ты у меня теперь, сестрица!"


8. ПАХОТА

Соха моя уже готова в дело --
Направил сошники честь честью,
Колодку вытесал из плашки белой,
И палицу обил добротной жестью.

Теперь запрячь осталось лошаденку,
Стегнуть негрозно для порядку,
И можно приналечь во всю силенку,
Покрепче стиснув рукоятку.

...Мы с нею вместе завтракали в поле,
Чтоб сытно -- трудно похвалиться:
Краюшку разделили на две доли,
Запили ключевой водицей.

Вот взрезал первый пласт сошник железный,
Видать, и конь заботится о хлебе --
Загон к загону гонит так прилежно,
Аж солнце тешится на небе.

Вам, люди, что своей рукою белой
Не прикасаетесь к душе землицы,
Уразуметь не хватит жизни целой,
Как может сердце человека биться;

Того, который, в осень ли весною,
Полям сохой взрезает груди
Или зерно хоронит бороною,
Чтоб выросло для вас же, люди!

Из года в год запашка и зажинки --
Обедня пахаря святая,
Душа его подобна той осинке,
Что под ветрами облетает.

Пашите, сейте, люди, кто что может,
Единый труд -- уж мы-то знаем! --
Судьбу свою украсить вам поможет
Счастливым, буйным урожаем!


9. БЕЛИТ ПОЛОТНО

Я сделал ей валек из плашки плотной
С нарезками и ручкой гладкой,
И с нею за село понес полотна,
Туда, где озерцо и кладка.

Она всю скрутку в воду окунула,
И, скинув свой кафтанец черный,
Подол широкий ловко подоткнула,
И за валек взялась проворно.

И стала колотить перед беленьем
Полотна, разложив на кладке,
И брызги осыпали ей колени,
Сверкая, как роса на грядке.

То искрами, то радугой бесплотной
Мелькали брызги многоцветно,
Чертя круги на чистой глади водной
И растворяясь неприметно.

И солнце озорное жарким жженьем
До боли ослепляло взор нам,
Моей голубки сизой отраженье
Лаская в зеркале озерном.

Так милая полотнища белила
Вальком на кладке и водою,
А после на заплечье их взвалила,
Вдоль луга понесла тропою.

Несла. Вода по ней ручьем стекала,
И на лужайке у заплота
Она полотна расстилала --
Теперь уж солнышку работа!

Белитесь, наши новые холстины,
Как белый снег, как месяц белый,
Как молоко, налитое в кувшины,
Как свежий сноп соломы спелой!


10. СЕВ

Подсохла нива, стала мягкой шерсткой,
Лукошко новое готово,
Мне смалу -- сыпать зерна в землю горсткой
Наука памятна отцова.

Отмерили на черную годину
От зимнего остатка жита
И на посев отсыпали осьмину
В мешок, ее рукой пошитый.

И вышел сеять я. Она стояла
На узеньком обмежке близко,
Нам сверху солнце золотом сияло,
И ветер плыл над полем низко.

И добрый дождик зернушек-янтарин
Посыпался струей тугою
На наш надел, на поле ранней яри,
Что вспахано моей сохою.

Она, что та березка молодая,
Стояла и за мной следила,
И словно богородица святая,
Казалось мне, благословила.

Ложитесь, зерна, спать на наши нивы,
Укройтесь теплою земелькой,
Чтоб в должный срок, чтоб в день счастливый
Расстаться с темной колыбелькой.

Всходите дружно, высоко тянитесь,
Как эта пуща за дорогой,
Смиренно богу белому молитесь
И черного не прогневите бога.

Чтоб вас не иссушало лютым зноем,
Лихие ливни не смывали,
Чтоб не валило навзничь градобоем,
Чтоб вам заломов не ломали.


11. ПОЛЕТ ОГОРОД

С утра я выгон городил, она полола гряды,
Худое зелье, вырвав прочь, кидала в мех дерюжный,
Где не было ни стебелька -- прибавила рассады,
Прореживала, где густель пошла сильней, чем нужно.

Вовсю трещали воробьи над нею на черешне,
И ветерок по временам шумел над ней крылатый,
И отзывалась им она протяжной, тихой песней,
Той самой, что у нас поют весенним днем девчата.

ВЕСНЯНКА

Ой, брала весна у солнца ключи,
Отпирала сырую земельку,
Выпускала на свет траву-мураву,
Одевала листвою березы.

Где ни шла -- из подола она
Густо сеяла, сеяла цветочки,
На край света речки гнала,
Пташкам волю и голос давала.

Ой, выйду я, выйду в луга,
Буду вить-завивать веночек,
Буду я соловьям подпевать,
Буду песней весну выкликати.

Приди ты ко мне, согрей ты меня,
Обойми ты меня, друг милый,
Посей на душе светлой долюшки мак,
А на сердце -- любови пшеничку.

Чтобы доля моя, словно мак зацвела,
Чтоб любовь росла, как пшеничка,
Чтоб миленочек мой меня верно любил
И голубил в светлице, как счастье.

Звенела песня и сливалась с музыкою птичьей,
Березовые на шляху заслушались посадки,
И ветер взялся подпевать, в сухие сучья тычась.
С утра я выгон городил, она полола грядки.


12. ЯБЛОНИ ЦВЕТУТ

Яблони цветут, так хорошо цветут,
Кипенным осыпанные пухом,
Пчелы на цветы садятся там и тут
И гудят, гудят над самым ухом.

Сели с нею мы под яблоней вдвоем --
Притомились крепко за неделю,--
Солнце заливало светом окоем,
Под лучами лепестки зардели.

Ветер гладил листья, ветви колыхал,
Осыпал пыльцою, что кропило,
Звонкий птичий щебет вдруг на миг стихал,
Чтобы разгореться с новой силой.

Раем на земле нам показался сад,
Я в саду -- Адам, она в нем -- Ева
А весенний ветер был и бог и сват,
И ветвями нас венчало древо.

Птицы -- дружки наши -- нам дарили трель,
Солнышко -- отец наш посаженый,
Радуга-дуга стелила нам постель
Мягкой муравой зеленой.

Падал на глаза нам яблоневый цвет
Тихим снегопадом белым,
Мыслью мы неслись за облаками вслед,
С миром обнимались целым.

Милая моя, ты сердцу моему
Все земные клады открываешь.
А что клад бесценный есть в моем дому,
Ты того сама и знать не знаешь.

Милая, ты цвет моих весенних дней,
Незакатный свет мой в жизни сирой...
Будем мы с тобой, как солнце меж людей,
Как на небесах -- владыки мира!


13. НА ЛУГУ

Вышли мы на луг, где холодит роса,
Где по ногам стегает нас травы нахлест --
Острая еще здесь не прошлась коса,
Еще цветов кругом, что ночью в небе звезд.

Словно две души, сращенные навек,
Что немало дней томились в темноте,
Поглядеть на все, чем счастлив человек,
Вышли мы на свет, дивимся красоте.

Зренье нам слепят цветы со всех сторон,
Горят колючники, румянки, погремки,
Синих колокольчиков чуть слышен перезвон,
Над разнотравьем пестрые порхают мотыльки.

Речка между лоз по камушкам течет --
Прохлады голубой веселая гульба,
Тихо что-то шепчет над нею очерет,
А солнце видит в ней само себя.

Вместе рвем цветы, она венок плетет --
Не снилась и во сне подобная краса,--
Корона из цветов ей, сироте, идет,
Из-под венка текут на плечи волоса.

По колени в травах и цветах плывем,
До краев заполнен счастьем душный день,
Щеки и глаза горят, горят огнем,
Дух захватило, тело -- запросилось в тень.

Солнце все сильнее кровь нам горячит,
Колени все сильней ласкает нам трава,
Жаркая истома все слаще полонит,
Желаньем забытья пьянеет голова.

Ноги у обоих подкосились враз,
Слились уста и руки сплелись в венок живой,
Пламенем мгновенным охватило нас,
С солнцем мы смешались, с цветами, с травой.


14. КРАСОТА МИРА

Весна, весна! Ты счастьем одарила,
Ты праздник радостный мне принесла с собой,
Огнем высоким душу озарила
И напоила сплою живой.

Под голубым горячим небосклоном
Раскинула зеленый свой шатер
И на земном просторе пробужденном
На кроснах дивный выткала узор.

Взгляни на дело рук твоих сама ты!
Спешат благословить твою красу
Земля, и небеса, и ветерок крылатый,
И я от сердца дань тебе несу.

Воскресла жизнь на старом пепелище!
Зазеленев, пошли деревья в рост,
Играют реки, птицы звонко свищут,
Всем игрищем возносятся до звезд.

И мысль ширяет в синеву крылами
Поведать всем -- и богу самому --
С какими праздничными, яркими дарами
Весна явилась сердцу моему.

Лети же, мысль, все выше к поднебесью,
Куда хватает глаз -- в неведомую даль,
Добудь мне там громовой стали песню
И волю принеси мне твердую, как сталь.

Мне надобно любовь прославить песней этой
Среди племен своих, чужих земель,
Чтоб и тогда она цвела над светом,
Когда мы ляжем в вечную постель.

А воля твердая любви нужна тем боле,
Чтобы за все обиды заплатить --
За слезы, за бесхлебье, за недолю,
За бремя, что досталось ей влачить.

24 июля 1913 г.

Перевод на русский: Наум Кислик

 на украинском языке


1. СТРЭЧА

На крыжавых пуцЁнах з ей сустрэХся -
Куды ЁсцЁ, не ведала яна,
µ я не ведаХ -- Х полЁ я цЁ Х лесе,
µ мне ляжала сцежка не адна.

Як путнЁкЁ, заблуканыя Хночы,
СтаялЁ мы пад труднай ношкай дум;
Адно другому пазЁралЁ Х вочы
µ слухам клЁкалЁ найменшы шум.

СтаялЁ мы. НявЁданыя дзЁвы
Нас абымалЁ крыллямЁ сваймЁ,
ШапталЁ мне: вазьмЁ яе, шчаслЁвы!
ШапталЁ ей: сабе яго вазьмЁ!

µ рукЁ злучывалЁ нам навекЁ,
БагаслаХленне далЁ нам свае
µсцЁ у свет праз горы, долы, рэкЁ,
µсцЁ супольна праз усе жыцце.

Вясельны гЁмн, як плачкЁ, нам запелЁ
µ заракалЁ крыллямЁ зарок --
Над ей, заручанай, у шлюбнай белЁ,
µ нада мной, ахутаным у мрок.

А каб вас злыя не змаглЁ заломы!
А каб не зналЁ душы вашы ран!
А каб вас не кранулЁ буры, громы!
А каб к сабе не звабЁХ вас курган!

ТакЁя клалЁ дзЁвы нам зарокЁ
Мядовых асалод, квятчаных крас
µ расплылЁся, як сон ветру легкЁ,
Нас кЁнуХшы Х благЁ цЁ Х добры час.

µ мы пайшлЁ, як тыя ценЁ-мары,
Няспынна ад расы Ё да расы;
ЗапаланелЁ нам блЁскучыя пажары,
ЗакуранелЁ чорныя лясы.


2. У ХАЦЕ

У хаце Хжо маей будзь гаспадыняй,--
Няма Х мяне нЁкога, проч цябе;
Сядзь на пачэсны кут, мая багЁня,
µ будзем думы думаць аб сабе.

Палац мой, бачыш, хоць Ё не багаты,
Але я сам яго узбудаваХ,
Сам сцены вывеХ, клаХ на кроквы латы
µ сам пад стрых саломай пакрываХ.

Не выбЁты атласам сцены, лавы,
Падлога не заслана дываном
ТурэцкЁм, што сваей красой Ёскравай
Гарыць, зЁяе, як той жар, агнем.

Над печкай, што стаЁць каля парога,
Не працавалЁ мудры разьбяры,
Сам з глЁны збЁХ яе й з пяску сырога
Ды вапнай пабялЁХ разы са тры.

Вось ложак, зроблены маей рукою,
3 смалЁстай сосны дошкЁ выслаХ Х Ём;
Пасцель пуховую пасцелем мы з табою,
Каб мякка спаць было нам абаЁм.

У ночнай цЁшы, Х любым упаеннЁ,
У патаеннЁ ад жыцця, людзей,
Агонь душу Ё сэрца распрамене,
Агонь гарачых, злучаных грудзей.

µ мнагацветныя акружаць нас вяселкЁ,
МаланкЁ залатыя замЁгцяць,
А думкЁ нашы, верныя саколкЁ,
Да неба з добрай весткай паляцяць.

Так мЁлаванне к шчасцю след адчыне,
А мЁлаванне -- над царамЁ цар,--
µ будзеш век маей ты гаспадыняй,
А я твой вечна буду гаспадар.


3. ПРАТАЛµНЫ

|жо на зямлю ляглЁ праталЁны,
СнягоХ спаХзае зЁмавая бель,
УзгоркЁ свецяць -- як апалены,
Вада Х лагчынах жалЁцца, як чмель.

Дзе-нЁдзе глянула нясмелая
Пралеска вочкамЁ на божы двор,--
ЛюдскЁх слез кветка сЁня-белая
Шукае сонца днем, а ночкай -- зор.

Крылатыя стварэннЁ з выраю
Па Млечнаму пуцЁ плывуць, як шнур,
I, творачы малЁтву шчырую,
СваЁх шукаюць кЁнутых пячур.

Спагаднае святло нябеснае
На колькЁ верст звялЁчыла свой шлях,
Па нЁвах променЁ пачэсныя,
Як лен той, сцелюцца Х жывых агнях.

µ Х хатку заглядаюць променЁ,--
Дармо што нЁзкЁя аконцы Х ей,--
Гуляюць радасна па комЁне
БлЁскучай Ё вяселаю сям'ей.

Па ложку, па пасцелЁ ласяцца,
Цалуючы яе Ё мой гарачы твар,
Як тыя ветрыкЁ на пасецы,
Гуляючы Х пякучы летнЁ сквар.

Устань, галубачка бяскрылая,
Заспаны зоры-вочанькЁ пратры,
Збяромся з думкамЁ Ё з сЁлаю
Жыцця парадак валачы стары!

ПраталЁна лягла на гонейках,
ЗбудзЁлася пралесачка ад сна...
Устань, устань, мае ты сонейка!
Залатаструнна йграе Хжо вясна.


4. ЗА КРОСНАМµ

За кросны ненагляднай сесцЁ трэ было
Ядваб-кужэль сЁвенькЁ ткаць,
Але да гэтага прыладаХ не было,--
Прылады стаХ я майстраваць.

3 бярозы вычасаХ ставы ей новыя,
НабЁлЁцы кляновыя зрабЁХ.
А панажы выстругаваХ кляновыя.
Навой, як трэба, зарубЁХ.

УзяХшы дзЁчку-яблыню крамнястую,
СтругаХ чаХнок гладзей ад шкла.
КупЁХ на рынку берда густа-частае.
НЁты сама яна спляла.

СадзЁцца мае сэрца-ткаля Х кросенькЁ,
НабЁлЁцамЁ громка б'е,
Кладуцца Хтоку гусценька палосанькЁ,
Сучу я цэХкЁ для яе.

Так шчыра з ею ХзялЁся дарэчы мы;
Яна Хсе тчэ, а я сучу
µ Хкрадкаю любуюсь яе плечамЁ,
За белымЁ грудзьмЁ сачу.

Тчы, мая ткаля! КроХ твая Хзыгралася;
Маланкай гойсае чаХнок.
О, каб хаця аснова Хжо не рвалася!
Каб моцны й спорны быХ уток!

Няхай ад берда часта Хток калоцЁцца,
Кладзе шырокЁ гладкЁ сцяг,
А доХгЁ -- як рака, што Х мора коцЁцца,
Як мЁж прысад гасцЁнец-шлях.

Каб сцежка, коцячыся, палатняная,
Дзе парастае дзЁвасЁл,
Дайшла Х старонку знаную-нязнаную,
Туды, да бацькаХскЁх магЁл.


5. ВЫГАН У ПОЛЕ ЖЫВ»ЛЫ

СпаХзлЁ з загонаХ зЁмнЁя снягЁ
µ Х мора паплылЁ ракой-вадзЁцай,
ЗапелЁ жаХранкЁ. µ чорныя лугЁ
|смЁхацца сталЁ першаю травЁцай.

У поле статак выганяць пара.
КароХку маем мы -- завецца АХтарыняй,
Багацце кожнага гаспадара,
Скарб Ё пацеха кожнай гаспадынЁ.

"Мая" не выгнала яе за край
ПлатоХ, на пашу, дзе яна хадзЁла,
Пакуль таго, што вучыць абычай,
Над ей сваей рукою не ХчынЁла.

Свянцоным хлебам, соллю Ё вадой
Абнесла навакол яе тры разы,
ПаставЁла да сонца галавой
µ загавор чынЁла ад заразы.

| крынЁцы тры разы кусочак шкла
Скупала Ё, перад вачмЁ кароХкЁ
Трымаючы, шаптала, як змала,
ТакЁя мудры заклЁнання слоХкЁ:

"Ты, ясна сонца, месяц, ясен свет,
µ вы, на небе часценькЁя зоры,
Вы Хсе, што кропЁце расою цвет
µ асвятляеце сушу Ё моры,--

Зямлю агрэйце, вырасцце траву,
Не пашкадуйце есць Ё пЁць жывЁнам,
ШаХковую сцялЁце мураву,
АбгарадзЁце жалязяным тынам.

Вартуйце, сцеражыце ад цара
Ляснога, палявога, вадзянога,
Ад царанят яго, ад упыра
µ ад людскога вока нелюдскога!"


6. АГЛЯД ПОЛЯ

ВялЁкЁ свет! Не згледзець тых абшараХ,
Што прадзеды пакЁнулЁ Ё нам:
Дзе лес, дзе лозы, дзе ляжаць папары,
Дзе рунь абходзЁць Хжо на хлеб людзям.

Сягоння, мЁлая, быць хочу я з табою,--
Дык ручку на плячо мне палажы,
Я стан твой атулю рукою
µ Х поле пойдзем, пойдзем пад крыжы.

Як дзецЁ, пазабытыя тым светам,
Свае налеткЁ будзем аглядаць
I, пад загонам седзячы сагрэтым,
Пачнем аб жнЁве будучым гадаць.

Багата мы з табою маем гоняХ,
| пару абсеяць, зжацЁ толькЁ б Ёх
Ды Х добры час злажыць у застаронне
Сям'ю снапкоХ паспелых, залатых.

Так станам песцячысь яе прыгожым,
µдзем, Ёдзем з загона на загон,
Дзе перш араць, дзе сеяць перш -- варожым -
3 надзеяй дачакаць нядзельных дзен.

АбняХшыся, пад крыжам адным селЁ,
3 бакоХ стаяХ другЁ Ё трэцЁ крыж,
3 крыжамЁ мы, як зданЁ, Х свет глядзелЁ,
µ душы нашы ХзносЁлЁся Хзвыш.

Мы блаславЁлЁ неба воблЁк сЁнЁ,
Што нашы думкЁ ХзносЁХ да сябе,
µ Х думках кланялЁся той часЁне,
Што нас злучала Х шчасцЁ Ё Х жальбе.

Жыцце, зямлю Ё сонца блаславЁлЁ,
Старыя грушы, вербы на мяжы,
А праклЁналЁ толькЁ скону хвЁлЁ
µ тыя вечныя па нас крыжы.


7. РАДА|НµЦА

На радаХнЁцу мы на могЁлкЁ пайшлЁ,
Свянцонага з сабой астаткЁ ХзяХшы,
Як гэта з давен-даХна на нашай зямлЁ
Дзяды Ё прадзеды рабЁлЁ нашы.

МанЁлЁся нябожчыкаХ адведаць мы.
На могЁлкЁ народу шмат сышлося,
µ людзЁ сноХдалЁся мЁж крыжоХ, як цьмы,
ХЁстаючысь, як ветрам гнутае калоссе.

На плЁтах каменных парос зялены мох,
Бярозы, хвойкЁ плакалЁ над ЁмЁ,
А пасярод каплЁца жудка, як астрог.
На свет глядзела вокнамЁ сляпымЁ.

Ля насыпу мы з мЁлай селЁ Х старане, -
Пад насыпам тым спала яе матка,--
µ прашаптала мЁлая, схЁлЁХшыся ка мне:
"АдзЁн, адзЁн цяпер ты Х мяне, братка!"

Як боб, буйныя слезанькЁ з яе вачэй
ПасыпалЁся на магЁлку градам,
Здалося мне -- заплакала Ё неба з ей
Над гэтым здушаным зямлею садам.

Штось сэрца сцЁснула, зЁрнула Х дно,
µ паплыла сляза Хслед за слязою,
А думаХ, што Хжо Хсе Ёх вылЁХ я даХно,
Што Х свет гляджу Хжо зрэнкаю сухою.

У магЁлках дрэмле бацька мой Ё два браты,
Сясцер малых зямелька абымае.
А я жыву на свеце доляй сЁраты,
Мяне зямля за нейкЁ грэх трымае.

ПусцЁХшы гэтак сумным думам павады,
Бязмежны жаль паплыХ Х душу крынЁцай.
µ я таксама, як яна тады, шаптаХ:
"Адна на свеце ты Х мяне, сястрыца!"


8. ВОРКА

Саха мая зусЁм ужо гатова,--
ЗрабЁХ к ей новенькую плаху.
НарогЁ павывострываХ нанова,
ДаХ на палЁцу тоХсту бляху.

Вось толькЁ конЁка Х яе упрэгчы.
МахнуцЁ пугаю нягрозна.
У загоне на рагач крывы налегчы. --
Барозна пойдзе за барознай.

Сняданне з'елЁ з ею удваечку.
Каб сыта -- трудна пахвалЁцца
Хлеб падзялЁлЁ разам па кусочку,
Сцюдзенай запЁлЁ вадзЁцай.

ПайшюХ з сахой, пусцЁХ нарогЁ Х гонЁ.
НагамЁ толькЁ конЁк мой цярэбе,
µ сцелецца загончык пры загоне,
Аж сонца цешыцца на небе.

Вам, людзЁ, што сваей рукою белай
ЗямлЁ не кратаеце сэрца,
Не дагадацца цераз век свой цэлы,
Як сэрца чалавека б'ецца.

Таго, якЁ Хвосень цЁ вясною
ЗямлЁ сахой чапае грудзЁ
Або зярно хавае бараною,
Каб вырасла для вас жа, людзЁ.

У важны час заворкаХ цЁ засеХкаХ
µмша абходзЁцца святая,
Душа сяХца лунаецца, як дрэХка,
Якому вецер лЁст зрывае.

Арыце, сейце, людзЁ, хто што можа,
Старым цЁ новым абычаем!
А вашу працу доля упрыгожа
ШчаслЁвым, буйным ураджаем.


9. БЕЛµЦЬ ПАЛАТНО

Чачоткавы зрабЁХ ей пранЁк емкЁ,
3 аздобамЁ Ё ручкай гладкай,
µ палатно панес з ей да пагонкЁ,
Дзе сажалка была Ё кладка.

Усю трубу укЁнулЁ Х вадзЁцу;
Яна, свой скЁнуХшы каптанЁк,
Кашулю падкасаХшы Ё спаднЁцу,
|зышла на кладку, ХзяХшы пранЁк.

µ пярыць стала мокра палаценца,
Складаючы на кладцы Х складкЁ,
На ножкЁ пырснула Ё на каленцы
ВадзЁца, як раса на градкЁ.

РаспырскЁвалЁся, як Ёскры, пырскЁ,
МЁгцелЁ Хсюды мнагацветна.
На гладзЁ воднай рысавалЁ крыскЁ
µ нЁклЁ Х гладзЁ непрыметна.

БлЁскучыя агнЁстыя праменнЁ,
Купаючыся Х сажалчыным версе,
К маей галубцы Х медным умЁленнЁ
ТулЁлЁся Ё грэлЁ персЁ.

Так палаценца мЁлая бялЁла
ВадзЁцай, пранЁкам на кладцы,
Пасля сабе на плечы узвалЁла
µ слаць нясла на сенажатцы.

Нясла. Вада па ей цурком сцякала.
µ на аселЁцы ля плота
ТканЁну мыту распускала.
Цяперка сонца Хжо работа!

БялЁся, наша палатно, бялЁся,
Як дзень, як месяц бледны, бела,
Як бела малако Х глЁнянай мЁсе,
Як та саломЁнка паспела!


10. СЯ|БА

Ралля падсохла, мяккай стала воХнай,
|жо час узяцца за сявалку,
| зямлю зярнят насыпаць жменяй поХнай,
Як ад бацькоХ наХчыХся змалку.

Ад той, што ад зЁмы засталась, часткЁ,
Штось кЁнуХшы на час нязбыты,
АдмералЁ мы з ей са дзве шаснасткЁ
У мех, рукой яе пашыты.

µ выйшаХ сеяць я. Яна стаяла
Непадалек мяне, на Хзмежку;
У высях сонца золатам зЁяла,
|нЁзу плыХ вецер сваей сцежкай.

ПасыпалЁся дробныя зярняты
| раллю, як пацеркЁ янтарны,
На наш загон, сахою узараны,
На мой шнурок -- палетак ярны.

Яна, як нЁцая бярозка тая,
Стаяла, за сяХбой слядзЁла,
µ як бы багародзЁца святая --
Здавалася мне -- блаславЁла.

Лажыцеся Х раллю, зярняткЁ, спаткЁ,
Накрыйцеся пасцЁлкай-скЁбкай,
Пасля збудзЁцесь, выгляньце з краваткЁ,
Як воХна -- густа, як дзень -- шыбка!

РасцЁце высака, расцЁце буйна,
Як гэта пушча за дарогай!
МалЁцеся да бела бога чуйна
µ чорнага не гнеХце бога!

Каб не паспалЁвалЁ вас спякоты,
Дажджы каб вас не пазмывалЁ,
Каб не пабЁлЁ грады Ё грымоты,
Каб вам заломаХ не ламалЁ!


11. ПОЛµЦЬ АГАРОДНµНУ

Я выган плотам гарадзЁХ, яна палола грады:
Благое зелле вырывала, кЁдала у пасцЁлку,
Дзе калЁХ не было,-- дасаджывала там расады,
Там прарывала, дзе Хзышло загуста праз памылку.

ЧырыкалЁ над ею верабейкЁ на чарэснЁ,
Нязгледна час ад часу вецер пралятаХ крылаты.
µ адазвалася мая палея сумнай песняй,
Такой, якую Х нас пяюць вясеннЁм днем дзяХчаты.

       ВЯСНЯНКА

   Ой, брала вясна у сонца ключы,
   Адчыняла сырую зямельку,
   Пускала на свет траву-мураву,
   Адзявала у лЁсце бярозы.

   Дзе толькЁ нЁ йшла яна,-- з прыпала
   Густа сеяла, сеяла кветкЁ,
   На край свету гнала рэчкЁ яна,
   Птушкам волю Ё голас давала.

   Ой, выйду я, выйду на сенажаць,
   Буду вЁць, завЁваць вяночак,
   Пяяць з салавейкам буду у тахт,
   Сэрцу песняй вясну выклЁкацЁ.

   ПрыйдзЁ ты ка мне, сагрэй ты мяне,
   АбымЁ ты мяне, як друг мЁлы,
   Пасей на душы мне долейкЁ мак,
   А на сэрцы -- пшанЁчку кахання!

   Каб доля, як мак цвЁце, зацвЁла,
   Каб каханне расло, як пшанЁчка,
   Каб мЁлы мяне мой верна любЁХ
   µ галубЁХ Х святлЁцы, як шчасце.

ЗвЁнела песня Ё злЁвалась з музыкаю птушак,
Бярозавыя на гасцЁнцы плакалЁ прысады,
ЗаводзЁХ всцер, б'ючысь аб асЁнавы асушак...
Я выган плотам гарадзЁХ, яна палола грады.


12. ЯБЛЫНµ ЦВµТУЦЬ

ЯблынЁ цвЁтуць, так хораша цвЁтуць,
Як белым высыпаны пухам,
ПчолкЁ на цвяткЁ па мед сабе лятуць,
3 вулля Х вулей нясуцца духам.

СелЁ з ею мы пад яблыню ХдваЁх
На траХцы святачнай нядзеляй:
Сонца разлЁлося Х променях сваЁх,
ЛЁсткЁ на яблынях зардзелЁ.

Вецер плыХ лЁсткамЁ, песцЁХ, калыхаХ,
ГалЁнкамЁ трос, як крапЁлам.
Птушак жвавых шчэбет хвЁлЁ не сцЁхаХ,
КружыХся з белым кветак пылам.

Раем на зямлЁ выглядываХ нам сад,
Я Х Ём -- Адам, яна Х Ём -- Ева;
У раЁ гэтым вецер быХ нам бог Ё сват,
ВяцьвямЁ шлюб давала дрэва.

ПтушкЁ Х мЁльен струн вяселле гралЁ нам,
Пасажнай маткай была пчолка,
Сонца несла ХцехЁ думкам Ё грудзям,
Пасцелю слала нам вяселка.

КапаХ нам на вочы яблыневы цвет,
На нас валЁХся, як снег белы,
МыслЁ нашы беглЁ сЁняй далЁ Хслед
µ свет сабой тулЁлЁ цэлы.

МЁлая! О, колькЁ радасцЁ даеш
Майму ты сэрцу маладому!
Нават ты сама таго не спазнаеш,
ЯкЁ ты скарб у маЁм дому!

МЁлая, сагрэй мяне сваймЁ грудзьмЁ!
К маЁм грудзям прылЁпнЁ шчыра;
БогамЁ хай станем мы памЁж людзьмЁ,
Нябеснага князямЁ мЁру!


13. НА СЕНАЖАЦµ

ВыйшлЁ з ей, дзе сенажатная краса
ЗЁхцела, як вяселкЁ мнагацветны Хзор,
Вострая яшчэ дзе не забразгала каса,
Дзе Х кветках луг ЁрдзеХ, як неба Хноч ад зор.

ВыйшлЁ, як душы дзве злучаны навек
Выходзяць, кЁнуХшы магЁльную жарству,
Светы аглядаць, якЁя ХзводзЁць чалавек...
ПрыйшлЁ мы й дзЁвЁмся такому хараству!

КраскамЁ ХсмЁхаецца Хся сенажаць,
Гараць урочнЁкЁ, румянкЁ Ё званкЁ,
ЖоХтыя званцы зялены луг жаХцяць,
На кветку з кветкЁ шыбка скачуць матылькЁ.

Рэчка бурбалЁць па каменнях мЁж вольх,
ВадзЁца блЁскатна лялее Х бегацьбе,
СцЁха штосьцЁ шэпча, шалясцЁць трыснег,
А сонца сочыць у вадзе само сябе.

КветкЁ з ею рвем, вянок сабе пляце --
Карону ясна-цвет з нявысненай красы;
Хораша, да твару йдзе ен сЁраце,
А з-пад вянка плывуць па плечах валасы.

Шчасна так, абняХшыся, Х траве плывем,
Купаюцца у кветках ногЁ да калень,
ШчокЁ, грудзЁ нам гараць, гараць агнем,
µскрацца вочы, цела просЁцца пад цень.

Сонца штораз больш у жылах кроХ агнЁць,
КаленЁ штораз больш ласкоча нам трава,
Блогасна аб сэрцы сэрца Х жары снЁць,
Жаданнем забыцця п'янее галава.

НогЁ падкасЁлЁся Ё мне, Ё ей,
ЗлЁлЁся вусны з вуснамЁ самЁ сабой,
Полымем прыпалЁ грудзЁ да грудзей,
ЗмяшалЁся мы з сонцам, з кветкамЁ, з травой.


14. КРАСА СВЕТУ

Вясна, вясна! О, колькЁ Х табе шчасця!
О, колькЁ радасцЁ прыносЁш ты з сабой!
Умееш ты Х душы агонь раскласцЁ
µ грудзЁ распалЁць агнЁстай барацьбой.

Святлом свет цэлы залЁла гарачым,
РаскЁнула з зяленасцЁ жывы шацер,
На ХсЁм зямлЁ абшары доХгаспячым
На сваЁх кроснах выткала чароХны Хзор.

О, цешся з гэтага сама, вясна ты!
Ужо славу блаславяць цяпер усе тваю --
Зямля Ё неба, Ё вецер крылаты,
µ я красе тваей сваю дань аддаю.

Гэй, ажыло зямлЁ старое папялЁшча!
ЗайгралЁ рэчкЁ, плечы выраХнаваХ бор,
СпраХляе птушак жвавы рой Ёгрышча
µ падлятае з радасцю чуць не да зор.

µ думка Хвысь ляцЁць на вольных крыллях,
Як бы самому богу мела расказаць
Аб тых нягаданага свята хвЁлях,
ЯкЁм вясна яе умела счараваць.

ЛяцЁ, Ёмчыся, думка, вышай, далей,
Як вокам стрэлЁць можна у блакЁтну даль!
СхапЁ стуль песню з перуновай сталЁ
µ прынясЁ мне волю сЁльную, як сталь!

Я песняй мЁлую сваю праслаХлю
ПамЁж народамЁ сваЁх, чужых зямель,
Каб не загЁнула, як кветка, у бяспраХю,--
Жыла й тады, як ляжа Х вечную пасцель.

А воля мне жалезная патрэбна
За крыХды маей мЁлай помстай заплацЁць,
Што гаравала так яна бясхлебна,
Што ланцугамЁ мусЁла шмат лет званЁць.


1913 год

 

КОНЕЦ...

Другие книги жанра: стихи, поэзия

Оставить комментарий по этой книге

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама