криминал - электронная библиотека
Переход на главную
Рубрика: криминал

Твист Аркадий  -  Профессия: аферист игра на интерес


Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4] [5]

Страница:  [1]



   Цель создания книги не в том, чтобы вызвать симпатию к героям, с лег-
костью ориентирующимся на обман в любых ситуациях, а в том, чтобы лишить
аферизм главных козырей в игре с неискушенным обывателем.
   Я  бы  назвал  это   энциклопедическим   аферником.   Он   раскрывает
большинство тех тайн, которые блатной мир накапливал годами, внося  каж-
дую новую аферу в арсенал своих побед.
   Комментарии и пожелания автора:

   Имена всех героев книги ВЫМЫШЛЕНЫ.
   В случае совпадения - считать СОВПАДЕНИЕМ.
   Более комментариев не существует.


   СЛОВАРЬ ЖАРГОННОГО СЛЕНГА

   АЙКА - икона.
   БАКЛАН - драчун, любитель завязывать драки.
   БАЛАНДЕР - тот, кто развозит еду по камерам.
   БОЧИНУ НЕ ЗАПОРОЛ - не нарушил воровские заповеди (законы).
   ВАНТАЖ - разрешить проигравшему уплатить раньше срока меньшую сумму.
   ВЕСЛО - ложка.
   ВИСЕЛ - сидел, отбывал срок.
   ВЛОМБАРДИТЬ - предать, донести.
   ВОРОНОК - машина, в которой перевозят заключенных.
   ВЫКАТАТЬ - выиграть.
   ВЫПИСАТЬ - предъявить претензии.
   ВЫСМЫКНУТЬ - познакомиться с целью обмана в дальнейшем.
   ВЫСТАВИТЬ - показать и помочь обмануть.
   ВЫШКА - высшая мера наказания, расстрел.
   ДЕЛЮГА - дело.
   ЖУКИ - воры в законе.
   ЗАЛЕТНЫЙ - приезжий.
   ЗАСАДИТЬ ФУФЛО - не отдать проигранные деньги вовремя.
   ЗАСУХАРЕННЫЙ - завуалированный.
   ЗАЯВА - заявление.
   ЗЕЛЕНКА - доллары.
   ЗУЗЫ - деньги.
   ИГРАЮЩИЙ - картежник.
   КАЛДЫРЬ - алкоголик, бомж.
   КАРАНТИНКА - камера, где содержатся лица с подозрением на  инфекцион-
ные заболевания.
   КАТАЛА - карточный игрок.
   КАТРАН - место, где собираются для азартных игр.
   КИВАЛЫ - народные заседатели.
   КИДНЯК - афера.
   КИЧА - тюрьма.
   КИШКИ - вещи.
   КОНЬ - записка, передаваемая из камеры в камеру при помощи веревок за
решетками окон.
   КОРМУШКА - окошко в центре двери, через которое передают пищу в каме-
ру.
   КПЗ - камера предварительного заключения.
   КСИВА - документ, удостоверяющий личность.
   КУКОЛЬНИК - аферист, оставляющий "куклу".
   КУМ - начальник оперчасти.
   ЛАВЭ - деньги.
   ЛЕПИЛА - врач.
   МАЛЕВКА - записка, письмо.
   МАРОЧКА - носовой платок.
   МАСТЫРКА - притвориться больным,
   МОЧИТЬ - убивать.
   МОЧКАНУТЬ - побить.
   НАКОЛКА - сообщение информации о человеке для преступных действий  по
отношению к нему.
   НЕПОНЯТКА - конфликтная ситуация.
   НЫЧКА - тайник.
   ОБЩАК - камера, зона общего режима.
   ПАСТИ - следить.
   ПЛЕТКА (ВОЛЫНА, СТВОЛ) - пистолет.
   ПОНТОВАТЬСЯ - возмущаться, скандалить.
   ПОПКАРЬ - надзиратель.
   ПРИЗНАНКА - камера для душевнобольных.
   ПРИНЯЛИ - арестовали.
   ПРОПУЛЬ - предоставление возможности терпиле нажить деньги для  того,
чтобы в дальнейшем его кинуть.
   РАБОТЯГИ - мошенники, находящиеся возле обменного пункта валюты.
   РАЗБИТЬ ПОНТЫ - сделать вид, что незнаком с кем-то.
   РАЗМЕНЯЛИ - расстреляли.
   СВАЛИТЬ - уйти, убежать.
   СКАТКА - матрац с постельным бельем.
   СКОСТИТЬ - уменьшить срок заключения.
   СЛЕДАК - следователь.
   СРОСЛОСЬ - получилось.
   СУХАРИТЬСЯ - жить по чужим документам.
   ТЕРПИЛА - потерпевший.
   ТОРМОЗОК - еда в дорогу.
   УРКА - вор в законе.
   УРЯДНИК - отрядник (в лагере).
   ФАБУЛА - поддельные купюры.
   ФАНТИКИ - чеки Внешпосылторга.
   ФАРТОВЫЙ - удачливый.
   ФЕНДИКОС - поддельное кольцо.
   ФУФЛОВЫЕ - ненастоящие, например, деньги, кольца и пр.
   ХВОСТ - слежка.
   ЧИСТОДЕЛ - тот, кто изготавливает фальшивые документы.
   ШИЗО - штрафной изолятор.
   ШКОНКА - нара.
   ШЛЕНКА - тарелка.
   ШНИФТЫ - глаза.
   ШНЫРЬ - "шестерка".
   ЭТАПКА - камера, где ожидают этап.


   АРКАН

   - Наш самолет приземлился в аэропорту города Вильнюс. Температура  за
бортом плюс три градуса, влажность воздуха девяносто семь процентов. Хо-
чу пожелать, чтобы цель, с которой вы прибыли в  этот  город,  оправдала
ваши средства, - прозвучал в гнусавый микрофон веселый голос стюардессы.
   Высокий, симпатичного вида мужчина лет 35 поднялся со своего  кресла,
взял шапку и кейс с полки. Какой-то девушке, стоявшей рядом, он с  широ-
кой открытой улыбкой помог надеть пальто. И крепкой походкой, в  которой
чувствовалась уверенность, отправился к выходу. На нем была  дорогая,  с
большим меховым воротником, дубленка ниже колен. На  голове  -  норковая
шапка, в руках он держал кейс из крокодиловой кожи. Его блестящие кашта-
новые волосы слегка вились.
   У трапа его ждал товарищ, внешность которого была значительно  проще:
невысокого роста, небольшой, но явно выраженный живот, лысина на  темени
при совершенно нестаром лице. Маленькие глазки резко и неприятно стреля-
ли в собеседника, тонкие губы находились в состоянии полуулыбки.
   - Привет, - сказал маленький, когда его товарищ спустился с трапа.  И
они обнялись, искренне похлопывая друг друга по спине.
   - Как дела? Как ты оказался в Вильнюсе? Зачем меня вызвал?
   - Есть интересная работа. Тебе, как я знаю, деньги совсем не  лишнее.
Но об этом потом. Как оно, на свободе? Дышится веселее,  не  так  ли?  Я
познакомлю тебя с элитой этого города. Некоторым немного  рассказывал  о
тебе, о тех работах, которые довелось нам с тобой делать. Кстати,  среди
них тоже кое-что мутанем. Ты взял с собой зарики и  вообще  весь  "набор
афериста"?
   - Да, это все со мной. Рома, ты мне скажи другое, как ты  здесь  ока-
зался? Почему уехал из Москвы? Сидя в самолете, вот о  чем  подумал:  на
дворе 1977 год. Я "висел" четыре года, и все это время от тебя ни  одной
весточки. Сейчас ты здесь. Не могу припомнить, чтобы ты  собирался  ког-
да-либо из Москвы в какую бы ни было сторону. Решил не наводить справки.
Мы ведь с тобой друзья, и ты сам расскажешь все, о чем я должен знать.
   - Четыре года пролетели как один день, не успел оглянуться. Чтобы уб-
рать все твои сомнения, я скажу сразу, что, несмотря на трудности и неп-
риятности, которые подбросила мне судьба, бочину не запорол  и  по  всем
понятиям без греха. Тебя ведь это волновало?
   Ромин собеседник кивнул. Действительно, это обстоятельство очень вол-
новало его. Он начал было думать, что Рома засадил фуфло и поэтому  рва-
нул из Москвы. Ромино объяснение вполне его устроило.
   - Ты же слышал, - продолжал Рома, - лох дал заяву, пришел в  райотдел
и сказал: "Я хотел купить тысячу западногерманских марок, а меня обману-
ли, и вместо валюты я получил вот что". И он достал "куклу" и положил на
стол. Мусора посчитали бумагу, вырезанную  из  журнала,  за  поддельные,
фальшивые марки, потому что там среди прочих была картинка с изображени-
ем пятидесятимарковой банкноты. Они возбудили дело не  по  147-й,  а  по
статье 88-й, "Нарушение правил о валютных операциях". Ну, в общем, деся-
точка корячилась. Я и свалил. А лох шел тоже по этой же статье, только у
него часть другая - "Скупка валюты". Был суд. Лоху - пятерочка. Меня - в
отдельное судопроизводство. Ну, в общем, розыск. И вот я в Вильнюсе  уже
два года. Расскажи-ка лучше о себе. Как ты сидел? Что-нибудь  про  зону.
Расскажи, как семья? Как дома?
   - Да что рассказывать! Тюрьма, зона - все такие же. Скучно. А в семье
все в порядке полном. Тоське уже 17 лет.  Молодой,  красивый,  здоровый,
упрямый, а, главное, дух у него есть и очень крепкий. Уже кидает в  пол-
ный рост. Потерпевшие осаждают.
   - Ну-ка, дружок, поверни направо, на Упорявичуса, - обратился Рома  к
шоферу, а затем к товарищу: - Наверное, устал? Тебе надо отдохнуть с до-
роги. Я жду тебя второй день.
   - Да Вильнюс не принимал, и я провел ночь в Борисполе, куда  посадили
самолет. Я не прочь выпить кофе и принять душ.
   Они сидели за столом посреди большой уютной комнаты. Тяжелые  велюро-
вые шторы изумрудного цвета висели на окнах. Мягкая уютная мебель с  та-
ким же велюром обрамляла комнату. Он удобно развалился в  кресле.  Белый
халат на смуглом теле казался еще белее. Аккуратно расчесан, гладко выб-
рит, весело поигрывая сигаретой, он излучал радость, наслаждался  жизнью
и вдыхал ее полной грудью.
   - ...Я все понял, Рома, и готов начать хоть сегодня.
   - Да, мы начнем сегодня, но не с того, с  другого.  Сегодня  появится
один фуцан, у него будет порядка пяти тысяч рублей. Он  всегда  носит  с
собой такую сумму, считая, что в жизни может выиграть лишь тот,  у  кого
при себе деньги. Чем больше денег - тем больше куш. Для себя он  остано-
вился на пяти тысячах, считая это оптимальной цифрой. Мы его разведем на
твои фокусы. Надо спешить, пока ты свеж. Как только приобретешь  "ночной
вид" - начнем основную работу. К этому времени познакомлю тебя  с  нашим
третьим долистом.


   МОНЕТКА В ФУЖЕРЕ

   Услужливо снуют официанты в белых перчатках, черных костюмах,  бабоч-
ках, полотенце наперевес. Рома, как и обещал, познакомил своего товарища
со всеми. Пришлось сдвинуть три стола, чтобы все поместились.  Собрались
одни мужчины, все приблизительно одного возраста. Одетые в тон,  надмен-
но-недоступные. Все они имели свою изюминку - какую-то  их  тайну.  Рома
рассказывал что-то смешное. Вдруг он достал из  кармана  монетку  досто-
инством пять копеек и бросил ее в пустой фужер.
   - Кто сможет, не дотрагиваясь до стола и не касаясь фужера,  вытащить
монетку так, чтобы она оказалась лежащей на столе. То есть одним  взгля-
дом?
   Все смеются, улыбаются и говорят, что это невозможно.
   - А вот я, - сказал Рома, - смогу. Свое действие могу подкрепить  ма-
териально.
   Опять улыбки, обмен взглядами.
   - Ну, что? - продолжает Рома. - Найду я здесь мужчину,  который  свое
мнение может подкрепить чем-то весомым?
   Крепкий молодой человек плотного вида, сидящий напротив Ромы,  неуве-
ренно заметил:
   - Ни до чего не дотрагиваясь... Это невозможно.
   - Это ваше мнение? - тут же устремился к нему Рома. - Если  это  так,
тогда позвольте узнать, во сколько вы оцениваете свое мнение?
   - Да, это действительно невозможно, - обратился к здоровяку Ромин то-
варищ, еще час назад никому не известный. - Он просто блефует,  пытается
нас прижать своими фантазиями.
   - Мое мнение крепко. И, если здесь нет никакой игры слов, монету  вы-
тащить из фужера невозможно. Я могу поспорить с тобой на  любую  предло-
женную сумму, - решился наконец атлет.
   - Я думаю, рублей за триста я смог бы придать  своему  взгляду  силу,
достаточную для того, чтобы монетка оказалась вне этого фужера, -  заме-
тил Рома.
   - Слушай, давай поставим пятьсот. У меня есть двести, -  обратился  к
крепышу его новый знакомый. - Возьмешь в долю? Я бы с удовольствием утер
нос своему товарищу. Он очень любит блефовать и продолжал бы  это  заня-
тие, даже если бы находился на краю пропасти.
   Кто-то перебил рукопожатие между атлетом и Ромой. Деньги к этому вре-
мени в сумме тысяча рублей находились в руках у  Роминого  друга.  Атлет
уточнил время: за две минуты монетка должна покинуть фужер.  Рома  скло-
нился над фужером и пристально смотрел на самое дно, где невозмутимо ле-
жала пятикопеечная монетка. Время шло, а он изображал всякие усилия.  За
столом воцарилась тишина. Все внимательно смотрели, как закончится спор.
Когда время подходило к концу, Рома, отчаявшись, что у него не получает-
ся, что есть силы дунул в фужер. Монетка тут же,  позвякивая  о  стенки,
взвилась вверх и упала на скатерть.
   - Вот так, - заключил Рома и потянулся за деньгами,  которые  тут  же
получил.
   - Это нечестно! Мы так не договаривались, - взвыл чемпион спорта,  но
его тут же успокоили собравшиеся, возразив, что все в порядке.
   Тогда атлет заметил:
   - Это детская шуточка. Я так легко на нее попался.  А  давай  сделаем
так, - начал фантазировать проигравший. - Давай положим монетку на  ска-
терть и накроем тарелкой... Давай монетку, я покажу как.
   - Нет, пользуйся своей, - огрызнулся Рома.
   - Ну хорошо, - продолжал заведенный и оскорбленный крепыш. -  Монетку
можно заменить рублем.
   Он достал из кармана бумажный рубль, положил на центр  стола,  накрыл
тарелкой, сверху поставил графин с соком и сказал:
   - Ни до чего не дотрагиваясь - ни до графина, ни до скатерти,  ни  до
стола - в течение двух минут нужно вытащить рубль из-под тарелки.
   - Ну что ж, это будет сложнее, а стало быть, дороже. Я  готов  поста-
вить тысячу на то, что сделаю, что ты просишь.
   На какое-то мгновение атлет растерялся и  вопросительно  посмотрел  в
сторону своего недавнего долиста, с которым разделил проигрыш. Тот в от-
вет подмигнул и сделал жест, говорящий, что Рома блефует.  Атлет  достал
деньги, но их оказалось девятьсот. Тогда Рома указал  на  цепь,  которая
свисала с бычьей шеи спортсмена. Снова кто-то перебил крепкое  рукопожа-
тие. Ромин друг держал все деньги и цепь. Вся компания напряженно следи-
ла за Ромой, который ерзал на стуле, корча какие-то гримасы, то  прибли-
жаясь, то отдаляясь от стола, заставляя при этом нервничать атлета.  Уже
начала подходить к концу вторая минута, когда Аркан - так звали Роминого
друга - стал передавать мятый рубль Роме, стараясь делать это незаметно.
При этом взгляды обоих были устремлены к графину. Атлет заметил, как Ро-
ма тянется к рублю под столом, вскочил с места и начал кричать:
   - Это нечестно! Спор был - не дотрагиваться! Никому не дотрагиваться!
Ему тоже нельзя трогать! - И с этими словами он стал разбирать пирамиду:
сначала графин, потом - тарелку, и когда на столе открылся  рубль,  Рома
взял его двумя пальцами, поднял вверх и сказал:
   - Я выполнил все условия спора и, похоже, уложился вовремя. -  И  тут
же стал примерять цепь.
   Сидящие развеселились. На атлета посыпались насмешки,  а  на  Рому  -
одобряющие и поздравляющие восклицания.
   - Аркан, пойдем поговорим о деле с нашим новым долистом,  -  вставая,
сказал Рома. - Чеснок, глотнем воздуху? - громко обратился он к сидящему
в торце стола высокому худощавому парню, одетому в дорогой костюм.
   Они удобно расположились в глубоких креслах вестибюля.  Разговор  шел
очень оживленно. Чеснок и Рома отвечали на различные вопросы Аркана.
   - ...Рад знакомству, - прощаясь, заключил Аркан, обращаясь к Чесноку.
   - Он неплохо стоит в этом городе, - заметил в машине  Рома.  -  Вооб-
ще-то он из Омска, но в Вильнюсе уже давно. У местных  жуков  пользуется
авторитетом. - Сейчас они направлялись в другой  ресторан,  куда  должен
был заявиться, по словам Ромы, один подпольный делец  с  пятью  тысячами
рублей.


   НА ЧЕТЫРЕ ТУЗА

   И вот они за столом. Вокруг все гудит, официанты - как заводные,  при
этом не забывают быть подчеркнуто любезными и предупредительными.  Нако-
нец-то появился тот, кого они ждали. Это был не очень высокий, с плотным
большим животом парень средних лет, с голубыми глазами. Звали его Миша.
   Раскланявшись в приветствиях, Рома познакомил его с Арканом и  усадил
за стол. Пили, ели. И вот беседа начала становиться скучной. Тогда  Рома
достал колоду карт и заявил, что хотел бы показать несколько новых фоку-
сов. Он вынул из колоды три туза  и  положил  их  на  скатерть  рубашкой
вверх, а остальные карты рядом.
   - Берем один туз, - начал Рома, - кладем на него прокладку  -  карту,
взятую из колоды. Сверху кладем второго туза - опять прокладочку. Кладем
третьего туза и прокладку. Теперь, кто следил внимательно,  скажет  мне:
сколько здесь будет тузов? - Говоря это, он взял получившуюся  маленькую
колоду из тузов и прокладочек и положил сверху основной колоды. А  затем
сверху снял подряд три карты и  разложил  рубашкой  вверх  на  столе.  -
Сколько здесь будет тузов? - повторил вопрос Рома, смотря на Мишу.
   - Два, - не очень уверенно ответил тот.
   - Это ваше мнение? - не унимался Рома.
   - Да, это мое мнение, - несколько раздраженно заметил Миша.
   - А во сколько вы оцениваете свое мнение?
   - Ни во сколько я его не оцениваю. Я считаю, что здесь два туза,  вот
и все.
   - А как вы считаете? - обратился Рома к Аркану.
   - Я тоже думаю, что здесь два туза, - тут же ответил последний, весе-
ло улыбаясь.
   - А во сколько вы оцениваете свое мужское мнение?
   - Я думаю, что мы собрались не для того, чтобы играть под  деньги.  -
Аркан стал серьезным.
   - Безусловно. Но все-таки, насколько сильно ваше мнение,  и  хотелось
бы увидеть его в денежном выражении, - заключил Рома.
   - Хорошо. Свое мнение оцениваю в десять рублей, - сказал Аркан,  дос-
тавая из кармана тугой пресс денег.
   Аркан и Рома положили по десять рублей на тарелку, и последний открыл
по очереди три карты: оказались все тузами. Аркан  удивился,  усмехнулся
и, сказав, что ему нужно в туалет, вышел из-за стола. Пока его не  было,
Рома обратился к Мише:
   - Ты видел, сколько у него денег?
   - Да. А кто это такой?
   - Я познакомился с ним в Москве. Он наживается на наркотиках, но  все
благодаря своему брату. А сам он - обычный лох, которому просто  повезло
в этой жизни, вот и все. И если удастся, мы постараемся забрать  у  него
все эти деньги.
   В этот момент Аркан подошел к столу и уселся на свое место.
   - Хороший фокус, - заметил он. - Ты не мог бы показать его еще раз?
   - С удовольствием. Смотрите внимательно.
   Рома снова выбрал три туза, перетасовал остальные  карты  и  проделал
все то же самое. Разложив на скатерти три карты, он обратился  с  вопро-
сом:
   - Сколько здесь тузов?
   - Два, - твердо ответил Аркан.
   - Как вы считаете? - Вопрос был задан Мише.
   - Я думаю так же.
   - Хорошо. Тогда подкрепите свое мнение, и мы проверим.
   Аркан положил десять рублей. Миша сказал, что он воздержится от  спо-
ра. Рома открыл карты. Оказалось три туза.
   - Как это у тебя получается?
   - Уметь надо, - улыбаясь ответил Рома, засовывая в карман деньги. - А
сейчас я покажу другой фокус.
   Он взял колоду карт, извлек из нее четыре туза и разложил их на  ска-
терти следующим образом: черный - вертикально, красный  -  горизонтально
рубашкой вверх, черный - вертикально, красный -  горизонтально  рубашкой
вверх. Получилось: два черных туза видны и находятся вертикально на ска-
терти, а два красных, немного прикрывая черные тузы, находятся  горизон-
тально рубашкой вверх, то есть не видны. Построив  тузовый  крест,  Рома
обратился к Мише, который к этому времени целиком  был  поглощен  игрой.
Его внимание было приковано к происходящему. Мозг был мобилизован, и яс-
но представлялась картина сказанного. Он пытался уловить изюминку  фоку-
са, найти его латентную сторону.
   - Смотрите внимательно. Вот верхняя пара тузов. -  И  Рома  взял  два
верхних туза, положил один на другой, разделил колоду на  три  кучки.  В
среднюю кучку положил эти тузы, - а оставшиеся два туза я беру.
   Он встал со стула, взял в руки два туза, надвинул один  на  другой  и
понес за соседний столик, где положил их под тарелку.
   Вернувшись, сел за стол, собрал три кучки карт в одну колоду, в кото-
рой тузы лежали вместе где-то посредине. Затем Рома сказал:
   - Как вы считаете, в этой колоде тузы находятся вместе или раздельно?
   - Вместе, - утвердительно ответил Аркан, который сидел  и  сосредото-
ченно следил за Ромой, всматриваясь в каждый его жест и делая  вид,  что
очень при этом нервничает: потирал руки, тер глаза, ерзал  на  стуле.  В
этот момент он превращался в ребенка с наивными  открытыми  глазами.  На
самом деле этот фокус был хорошо известен и проигрывался им чуть  ли  не
каждую неделю. Действия были доведены до автоматизма.
   - И во сколько вы оцениваете свое мнение на этот раз? - ехидно  спро-
сил Рома.
   - В десять рублей, как обычно, - пожал плечами Аркан.
   - Раз вы так уверены, давайте сыграем на те двадцать рублей,  что  вы
проиграли ранее, - продолжал Рома.
   Когда Аркан согласился, Рома перевернул колоду так, чтобы были  видны
карты, и начал искать тузы, которые должны были  лежать  вместе.  Так  и
оказалось. Аркан забрал сорок рублей и заметил:
   - Ну и что же здесь такого, в этом фокусе? Миша тоже недоумевал.
   - Хорошо. Фокус прост. Если это так, тогда вы сможете его показать, -
обратился он к Аркану с суровым видом.
   - Ладно. А что здесь показывать? Запросто. - Аркан взял карты, принес
два туза с соседнего столика.  Тузы  сложил:  черный,  красный,  черный,
красный. Положил их вниз, перевернул колоду рубашкой вверх, стал раскла-
дывать их крестом на скатерти. - Черный открываем, - он положил на  ска-
терть черный туз, - красный, - вытащил карту, перевернул и посмотрел  на
красный туз.
   Рома тут же поправил, сказав, что нельзя смотреть, его  нужно  класть
закрытым. Аркан положил красный туз крестом к черному рубашкой вверх.
   - Черный открываем, - достал следующий туз снизу и  положил  рядом  с
остальными, - и красный. - Он вытащил снизу карту и положил ее  рубашкой
вверх. Итак, собрался нужный крест.
   - Теперь, - подсказал Рома, - делим колоду на три кучки.
   Аркан так и поступил.
   - Клади эти два туза в среднюю кучку, - продол" жал Рома.
   Аркан положил.
   - Теперь... - начал было Аркан.
   - Подожди, - остановил его Рома. - Ты помнишь, что я сделал  с  этими
двумя тузами? - И он указал на оставшиеся две карты. - Тогда пойди и от-
неси их за соседний столик.
   Аркан встал и направился с тузами к соседнему столу. В это время Рома
поднял верхний туз из средней кучки и бросил на  его  место  две  карты,
взятые из соседней кучки, многозначительно подмигнув Мише, и положил туз
на место. Таким образом тузы, которые сверху средней кучки  положил  Ар-
кан, стали разделены двумя картами.
   Аркан вернулся и сел за стол.
   - Покажи, пожалуйста, нам тузы, - попросил Рома.
   Аркан взял две верхние карты из средней кучки.
   - Сам не смотри, - командовал Рома.
   Аркан показал друзьям карты. Это были один туз  и  червовая  десятка.
Рома крепко сжал локоть соседа.
   - Хорошо. Теперь клади их на место и собери колоду.
   Аркан послушно исполнил. Среднюю кучку он накрыл сначала правой  куч-
кой карт, а потом левой. Получилась одна сплошная колода, в которой тузы
должны были находиться раздельно через две карты.
   - Все, - заметил Аркан.
   - Ты знаешь, - начал Рома, - я обладаю очень большой внутренней энер-
гией, достаточно сильной, чтобы растасовать тузы в колоде,  дотронувшись
до нее лишь одним пальцем. Могу сделать так, что тузы окажутся через од-
ну, нет, даже через две карты. - Он вопросительно посмотрел на Аркана.
   - Да ты, наверное, надо мной смеешься. Как это возможно?
   Аркан глянул на Мишу. Тот сидел улыбаясь и  утвердительно  кивал.  Он
был доволен тем, что наконец уловил смысл фокуса.
   - Ты тоже решил похихикать надо мной? А между тем мы с тобой не такие
уж близкие друзья, что могло бы давать тебе право смеяться мне  в  лицо.
Ты что, считаешь меня идиотом? Я сам делал фокус и знаю, что тузы  вмес-
те. И могу поспорить с любым и на любую сумму. - Аркан с  грозным  видом
смотрел на Мишу, вплотную придвинувшись к столу.
   - Тише, тише, ша! - встрял Рома. - Я должен попробовать. - И он слег-
ка притронулся к колоде пальцами, шепча какую-то тарабарщину. - Все, те-
перь они разделены и лежат через две карты. У меня получилось! -  весело
крикнул Рома и наклонился к Мише. - Это наш шанс, - шепнул ему в ухо.
   - Если вы такие шутники, тогда позвольте узнать, во сколько вы оцени-
ваете свое мнение? - Аркан достал из кармана деньги. - Здесь семь  тысяч
рублей, и я готов поставить все на то, что тузы вместе.
   Миша подвинулся к Роме.
   - У меня есть пять тысяч, - шепнул он.
   - А у меня немного не хватает до двух тысяч, а именно пятисот.
   - Ну что, шутники? - не унимался Аркан. -  Дошутились?  Шуты  горохо-
вые... А как до дела - в кусты. А ты, умник, боишься? Ты только хихикать
мастак исподтишка, а вот в глаза глянуть - тут ты, дружок... - Он не ус-
пел закончить речь в издевательско-насмешливом тоне. Миша перебил,  ска-
зав:
   - У нас есть шесть с половиной тысяч, и мы их ставим.
   - Что, а семь слабо? - поинтересовался Аркан. - Поставь  часы,  цепь,
кольцо, вон у тебя на пальце.
   Миша был зол. Кровь прилила к голове.
   - Хорошо, я ставлю все.
   Еще минуту назад у него и в мыслях не было разбить под орех симпатич-
ного, приветливого, добродушного паренька. Хотя показавшаяся на свет ог-
ромная пачка денег и разожгла огонь зависти в Мишином сердце, он все  же
не собирался воспользоваться приемом, который предлагал  ему  Рома,  так
как усматривал в нем что-то воровское. Но после наглого, издевательского
тона Аркана в нем все клокотало, и теперь он думал,  что  деньги  Аркана
будут ему сатисфакцией за пережитое унижение.
   Деньги завернули в матерчатую салфетку и завязали узлом. Аркан  пере-
вернул колоду и медленно начал искать тузы. Когда появился первый туз, у
Миши перехватило дыхание. И вдруг, к большому его удивлению,  за  первым
тузом показался второй вместо вожделенной  десятки.  Миша,  отвесив  че-
люсть, глянул на Аркана голубыми глазами. Тот заметил:
   - А как иначе? Рома почесывал лысину и пожимал плечами.
   Аркан засунул деньги вместе с салфеткой в рукав пиджака и со словами:
   - Было приятно с вами провести вечер, - направился к выходу.
   - Подожди, - вспомнил Рома и побежал за ним.
   - ...Теперь на расходы у тебя есть, -  продолжал  Рома,  развалясь  в
кресле. На столе перед ним лежали куча денег, перстень и  часы.  Он  пил
кофе, курил и разглядывал трофеи.
   - А если бы он захотел пересчитать твои семь тысяч? Сколько там было?
   - Сотка, - ответил Аркан, - и сорок шесть единичек.
   Рома ухмыльнулся:
   - Теперь к настоящей работе. Как тебе Чеснок?
   В это время раздался звонок в дверь и на пороге показался Чеснок.
   - Легок на помине, - заметил Аркан.
   Удобно расположась на диване, Чеснок закурил и обратился к друзьям:
   - Как это у вас получилось с Мишей? Он прибежал, стал что-то  расска-
зывать про тузы, но я ничего не понял. Может, поведаете?
   Аркан, заметив одобрительный кивок Ромы, был  в  нерешительности,  но
все-таки сказал:
   - Когда я разложил на скатерти три туза и подошла  очередь  доставать
четвертый, достал нижнюю карту из колоды, которой должен был  быть  туз.
Но это был не туз. Я применил трюк, который играющие используют  в  игре
под названием "Двадцать одно". Лохи называют ее  "очко".  Колоду  держат
пятью пальцами так, чтобы снизу можно было выдавать по одной карте. Что-
бы не дать нужную карту, ее слегка отодвигают  мизинцем  или  безымянным
пальцем. Так и поступил. Вместо туза положил  какую-то  следующую  карту
рубашкой вверх. Когда собрался нужный крест, Рома подсказал: "Дели коло-
ду на три кучки". Я разделил. Красный туз остался  внизу  правой  кучки.
После этого взял черного открытого туза и положил сверху липового  крас-
ного. У Миши к этому времени - полная уверенность, что я держу  в  руках
два туза. Затем кладу эти две карты сверху средней кучки. Рома  говорит,
чтобы я отнес оставшиеся два туза за соседний столик. Иду. В  это  время
за моей спиной Рома поднимает верхнего туза и бросает на его  место  ка-
кие-то две левые карты. Кладет туза на место. Делает Мише  знаки,  чтобы
тот молчал и помог убрать меня за лавэ. Миша внимательно за мной следил.
Мое поведение убедило его, что я ни о чем не подозреваю. Рома  мастерски
разжигал в нем уверенность в победе. Он просит меня показать  два  туза.
Показываю две верхние карты. Они весело смеются, поскольку видят  туз  с
какой-то десяткой. "Сам не смотри", - сквозь смех говорит Рома. Я  поло-
жил две карты на место, собрал три кучки в одну и тут, как бы поняв, что
смеются надо мной, обрушился на Мишу. Наши  отношения  натянулись.  Рома
тем временем пытался точно определиться с Мишей по поводу того, как  они
будут делить выигрыш. Он шептал Мише, что "сложившаяся  ситуация  -  это
подарок Божий, который бывает один раз в жизни".
   Когда Миша достал деньги и глянул на них в  последний  раз,  странная
дрожь пробежала по его спине, но он не придал этому значения, не мог да-
же подумать, что его деньгам может угрожать какая-либо опасность. И, ес-
ли даже в голове промелькнула подобная мысль, он никогда бы не осмелился
произнести ее вслух, так как поведение его "товарища" Ромы не  оставляло
места сомнениям. Выигрыш был очевиден, и его ничто  не  волновало,  лишь
дальнейший раздел денег. Миша понимал, что у Ромы нет налички, и, решив,
что здесь он - хозяин положения, счел своевременным объяснить Роме,  что
более полутора тысяч рублей с выигрыша он ему дать не может.
   ...Друзья весело смеялись. Уже давно ушел Чеснок, а они все болтали и
болтали, вспоминая минувшие деньки.
   Аркан лежал на диване, накрыв ноги пледом. Ему нравилась эта  кварти-
ра, и он разглядывал ее с интересом.
   - Со вкусом обставлена хата, - заключил он.


   В БИЛЬЯРДНОЙ У ГРУЗИНА

   В центре города находился магазин. В нем же - кафе, а с другой сторо-
ны - бар. В подвальном помещении - бильярд и несколько комнат  для  гос-
тей. Держал этот комплекс тучный грузин с большим животом. Дела  у  него
шли успешно, потому как, помимо этого, он имел целых три подпольных цеха
и один небольшой заводик. Больше всего на  свете  он  боялся  милицию  и
блатных. Первым он ежемесячно платил мзду, но все равно боялся, так  как
знал, что те и не подозревают о той сумме, которая прилипает к  его  ру-
кам. Со вторыми он пытался быть "в хороших" и всячески  ублажал  их.  Он
разрешал им собираться у себя и всегда оплачивал любой заказ.
   Настал долгожданный день. Чеснок увел своих друзей из бильярдной, где
они собрались. И тогда туда спустился Аркан. Он был  одет  в  старенькое
пальто, стоптанные ботинки, на лице - семидневная щетина. Весь этот  ан-
самбль завершала фуражка, сдвинутая на глаза.
   - Вы директор? - Он подошел к тучному грузину, сидящему за столом.
   - Я. Что вы хотэлы? - с любопытством поднял глаза директор.
   - Я четыре дня назад вышел из тюрьмы. Только сейчас добрался до горо-
да. Я слышал о вас как о человеке, который с понятием относится к нашему
брату. Как о человеке, который может помочь встать  на  ноги.  И  вот  я
здесь. Прошу денег на первое время, пока оклемаюсь. В  дальнейшем  смогу
вам пригодиться.
   - А от кого ты слишал обо мне? - Директор разглядывал гостя с пренеб-
режением. Он привык видеть бандитов, они всегда уверены в себе. А этот -
переминается с ноги на ногу... "Он никто", - заключил директор.
   - Я не стану называть имен. Если это так, тогда вы  поможете  мне.  А
если я ошибся, - он с угрозой посмотрел в глаза директору. У того  побе-
жал холодок по спине, - тогда, значит, я пришел не по тому адресу.
   Тучный человек заколебался. "Что это за взгляд? Он прямо выстрелил  в
меня..."
   - Сэйчас я занят. Вот тебе дэньги на первое время. -  Он  достал  сто
рублей и протянул их Аркану. - Потом зайды как-нэбудь, поговорим,  поду-
маем, - отмахнулся директор в надежде, что при следующей  встрече  будет
присутствовать кто-либо из его знакомых авторитетов.
   Аркан медленно взял сторублевку из рук директора, сквозь зубы  проце-
дил что-то, означающее благодарность, еще раз грозно глянул в глаза гру-
зину и удалился, хлопнув дверью.
   Прошло два дня. В бильярдной собралось семь человек, включая  Чеснока
и грузина директора.
   Резко распахнулась дверь. На пороге стоял Аркан. Он был пьян.  Пальто
расстегнуто, и шарф, казалось, вот-вот упадет на  пол.  Фуражка  съехала
набок.
   - Ты оскорбил меня своей подачкой, пузатая свинья! - обратился  он  к
изумленному директору. Воцарилась тишина. Все, недоумевая,  смотрели  на
Аркана. Тот с грозным видом пьяным шагом, широко расставив руки,  сжатые
в кулаки, решительно шагнул в сторону грузина.
   Когда он поравнялся с парнем, стоявшим у стены,  тот  что  есть  силы
ударил Аркана в живот. Аркан согнулся. Когда разогнулся, в руке  у  него
был нож.
   - Ну, сука, - сказал Аркан, глядя на перепуганного директора, -  дер-
жись! - И снова двинулся вперед.
   В этот момент прозвучал выстрел. Аркан остановился, присел, схватился
рукой за живот. Грянул второй, третий. Аркан  выронил  нож,  сделал  еще
один шаг, поднял голову и глянул в изумленные глаза директора.
   В это время пальцы его рук разрывали под рубашкой кондом,  в  котором
находился литр крови, взятой час назад у колхозника - тот зарезал свинью
сегодня утром. Наконец резина поддалась, и его руки  обагрились  кровью.
Он поднял одну руку кверху и попытался что-то сказать, но не смог:  упал
к ногам толстого грузина, успев испачкать тому  рубашку  кровью.  Вокруг
Аркана образовалась кровавая лужа приличных размеров. Все глянули в сто-
рону Чеснока. Именно он стрелял. Директор испуганно отодвинулся от Арка-
на, пытаясь закрыть кровавые пятна на рубашке лацканом пиджака.
   - А что было делать? - сказал Чеснок. - Он бы зарезал тебя, Валико.
   - Да... но... А сэйчас что? - неуверенно,  слабым  голосом  заговорил
Валико.
   - Для начала проверим пульс, - продолжал Чеснок. Он присел над  Арка-
ном и потрогал артерию на шее. - Пульса нет, - заключил он. - Убирай его
куда-нибудь, это ведь твой гость.
   - Чэснок, я тэбя умоляю, - завопил Валико, - я нэ  хочу  к  нэму  ка-
саться! Я вообще его нэ знаю! Убэры его куда-ныбудь... с  рэбятами...  Я
заплачу... вам.
   Чеснок и двое парней завернули Аркана в ковер и через черный ход  вы-
несли в машину.
   - Всем расходиться! - скомандовал Чеснок. - Хорошо вытри кровь, тряп-
ку и рубашку спали, - тихо шептал он перепуганному насмерть Валико. -  И
давай деньги.
   Валико достал десять тысяч и трясущимися руками протянул Чесноку. Тот
заметил, что маловато, но деньги взял.
   Прошло несколько дней. Чеснок заявился к Валико. Тот  сидел  в  своем
кресле, но вид у него был отнюдь не веселый.
   - Плохи дела, Валико. Кто-то наверху слышал выстрелы. Стукнул ментам.
Они начали следствие. Назавтра вызывают того пацана, что ударил в  живот
твоего гостя. У тебя есть знакомые менты, ты водишь дружбу с прокурором.
Ты должен замять это дело, пока не поздно. Если вдруг  ты  сам  захочешь
прыгнуть к мусорам, знай: у тебя нет ни единого шанса.  Во-первых,  соу-
частие в преступлении. Ты три дня молчал об убийстве, а должен был сооб-
щить сразу. Сокрытие преступления, смекаешь? Во-вторых, все  подтвердят,
что я сделал это только из-за того, чтобы спасти тебя. И ты  дал  деньги
за то, чтобы я молчал. Вот они. - И он достал десять тысяч.
   - Чэснок, я тэбя прощу, сдэлай, что возможно. Я  дам  дэнег,  сколько
нужно. Только нэ надо, чтобы я касался вообще хоть как-то к этому. Я  нэ
хочу разговарывать по этому поводу с прокурором и вообще с кэм бы то  ни
было. Я умоляю тэбя, Чэснок!
   - Ладно, я постараюсь что-нибудь сделать, а ты сиди у себя на даче  и
не высовывайся, пока я не появлюсь.
   Прошло еще два дня. Чеснок приехал на дачу к Валико. Два огромных че-
модана на веранде говорили, что тот собрался куда-то  уезжать.  Выглядел
грузин человеком в состоянии третьего инфаркта.
   - Мусора нашли труп, - с порога заявил Чеснок. У  Валико  подкосились
ноги, и он сел на какой-то дохлый табурет.
   - Но ты не отчаивайся, все можно  уладить.  Нашего  товарища  недавно
взяли за двойное убийство. Мне удалось переговорить с ним, и  он  согла-
сился взять на себя еще одно. Одним больше, одним меньше... Мусора  тоже
согласны. Пришлось мне соглашаться на любые суммы. Ведь ты меня заверил,
что финансируешь эту кампанию.
   Аркан получил двадцать пять тысяч рублей. Это была его  доля.  Он  не
знал, сколько всего денег получил Чеснок с этого грузина, но был  счаст-
лив. Эти деньги могли существенно поправить его жизнь.  Аркан  стремился
домой к жене и сыну, по которым очень скучал.
   Он был готов отправиться в путь хоть сию минуту.  Но  Рома  предложил
съездить к Чесноку, чтобы попрощаться.
   - Жалко с вами расставаться, - пожимая крепко руку  Чесноку,  заметил
Аркан.
   - Весело и профессионально было с тобой  работать.  Приезжайте,  буду
всегда рад вас видеть, - улыбаясь ответил Чеснок.
   - Рома остается. Я еду один, - сказал Аркан.
   Рома прощался с Арканом, обнимая и целуя его.
   - Хорошее ты взял мне купе, - заметил Аркан. - Интересно,  кто  будет
второй сосед? Может, разведу его на пару копеек?
   - Это купе спального вагона, сюда очень дорогие билеты, и поэтому мо-
жешь остаться на всю дорогу в одиночестве.
   Поезд тронулся. Рома спрыгнул на ходу, весело помахивая рукой уезжаю-
щему другу. Но как только вагон, в котором ехал Аркан,  исчез  из  виду,
Рома тут же запрыгнул в последний вагон уходящего поезда.  Показал  про-
воднику билет:
   - Опоздал немного.
   В это время в ресторане, на втором этаже здания вокзала, у окна сидел
Чеснок и с интересом наблюдал за этой сценой. Когда поезд скрылся из ви-
ду, он встал, хмыкнул, потер затылок и направился к выходу.
   Тося плавал в бассейне. Он давно занимался плаванием  и  очень  любил
этот вид спорта. Вообще-то его звали Антоном, но отец с  самого  детства
называл его только Тосей. Так это имя и прилипло к нему. Теперь его  так
звали все.
   Он увидел у лестницы, ведущей в воду, стоящего рядом с тренером Рому,
старого друга отца, которого он знал с детства.  "Что-то  случилось",  -
промелькнуло в голове. Он тут же оказался рядом.
   - Дядя Рома, что это вы заявились сюда? - спросил Тося.
   - Поехали домой, малыш, есть очень серьезный разговор.
   Дома сидела мать на самом краешке дивана с опухшими от слез глазами.
   - Что с отцом? - спокойным голосом спросил Тося.
   - Твоего отца мусора застрелили в поезде, когда он ехал к вам  с  ма-
терью. Он вез деньги. Из-за них все и случилось.
   - Как это случилось? "Я хочу все знать, каждую мелочь, слышишь?  Каж-
дую мелочь! - Он смотрел в Ромины глаза широким бесстрашным взглядом.
   - Да я не много знаю. Он уехал первым. Мы делали работу, и  мне  надо
было задержаться, чтобы нанести последний штрих. А после собирался  дог-
нать его в Киеве. Но когда прилетел туда самолетом, было уже поздно.  Он
был застрелен у себя в купе. При нем не оказалось ни денег, ни  докумен-
тов. Я заплатил проводнику. Тот сказал, что были два мусора. Они показы-
вали ему ксивы. А это было и без надобности: он их видел не впервые. Но,
кроме меня, никому больше это не повторит, потому как боится их до  уси-
рачки. В купе я нашел гильзу, вот она. Это из "макара" -  новая  плетка,
которая поступила на вооружение к ментам.
   Ни масть, ни понятия не дают мне права  делиться  своими  знаниями  с
прокуратурой.


   ТРИ ДРУГА

   Тося очень любил отца. Они дружили,  по-настоящему  дружили.  Он  мог
разговаривать с ним как с равным, и в то же время отец всегда  мог  дать
совет. Лаконично, емко, всего несколько слов, но  как  точно,  всегда  в
"десятку".
   За всю жизнь тот никогда не ударил его. И Тосе  всегда  было  странно
слышать, когда его сверстники нелестно отзывались о своих отцах.
   Когда ему было десять лет, как-то вечером отец  усадил  его  за  стол
напротив себя и сказал:
   - С этого дня у тебя добавится еще один урок. Относись к нему серьез-
но, потому что учителем здесь буду я. Вот тебе десять десятирублевых ку-
пюр. Ты должен будешь украсть на первый раз одну из них. Я  покажу  тебе
один из возможных способов, и ты сегодня будешь делать так, как  покажу.
Если что-нибудь не понятно, поправлю. Но если завтра, в  это  же  время,
вытащишь купюру и я замечу, то ударю тебя этой палкой  по  рукам.  -  Он
достал бамбуковую палку, напоминавшую удилище, и положил на  стол.  -  И
буду бить каждый раз, когда будешь "ломать" - а  это  называется  именно
так, когда заметно.
   На следующий день он не ударил. Это произошло, когда надо было "отло-
мать" четыре купюры из десяти. Тогда он получил крепкий удар по  кистям.
За все время, сколько отец вел эти уроки, еще два или три раза Тосе дос-
талось палкой, но это не в счет.
   - Алик, - обратился Тося к товарищу, - с этого дня хочу,  чтобы  меня
называли Тося Прикуп, в честь памяти отца. Он часто любил говорить, ког-
да мы играли с ним в карты: "Знал бы прикуп - жил бы в Сочи. А ты -  мой
прикуп, никогда не знаешь, что из тебя получится, пока не вырастешь.  Но
хочется верить, что это будет желанная масть".
   В этот день на свет появился Тося Прикуп, молодой, красивый, энергич-
ный человек с затаенной горькой обидой на всех ментов за  смерть  своего
отца, образ которого остался в его памяти и превратился  в  кумира.  Это
был единственный человек, которым он восхищался. В любом  другом,  пусть
даже признанном всем человечеством, он видел изъяны.
   Так начался жизненный путь афериста.
   Он знакомился с людьми на каждом шагу, оценивая собеседника, стараясь
определить толщину его кошелька. Мило улыбаясь, он нащупывал в разговоре
слабинку и умело пользовался ею, изображая из себя то аспиранта, то биз-
несмена, то "играющего", то убийцу и так далее. После этого всегда ново-
испеченный знакомый оставался без денег. Каждый раз в ход шли все  новые
и новые методы.
   Их было три друга. Они сдружились еще со школьных лет,  хотя  учились
все в разных школах. Алик учился в спецшколе, куда был  переведен  после
шестого класса как трудный ребенок за то, что выбил глаз одному из своих
соучеников. Тот был боксером и постоянно донимал Алика. Был суд.  С  по-
мощью маминых денег он закончился всего лишь переводом в эту школу. Алик
был красивым парнем. Высокий, с правильными чертами лица английского ти-
па. Криминал в нем был заложен генетически.
   Второго друга звали Игорь. Впоследствии получил  от  друзей  прозвище
Вася. Он был тоже симпатичным парнем, с прямыми черными толстыми волоса-
ми и немного длинным носом. По натуре был флегматиком, говорил размерен-
но, иногда на заданный вопрос долго молчал, соображая, что ответить, и в
этот момент его ничто не могло смутить.
   Все трое считали, что весь мир брошен к их ногам. Они  шли  по  жизни
весело и беспечно, точно уразумев, что  все  решают  деньги.  В  поисках
больших денег они разъезжали по городам.


   НА БУТЕРБРОД

   Был теплый осенний солнечный день.  Тося  договорился  встретиться  с
Аликом у чекового магазина в надежде найти какого-либо простачка с  уве-
систым кошельком.
   В назначенное время Тося подъехал к магазину и  увидел  Колю  Колича,
который весело его приветствовал. Не успели они обмолвиться и двумя сло-
вами, как подбежал запыхавшийся Алик.
   - Я выдернул двоих лохов. Военные. Полковники. Едут  с  Афгана.  Чеки
продают по три рубля. Но чеков у них столько, что я не  стану  называть.
Все равно не поверите.
   Коля Колич и Тося задумались.
   - Это подстава, - первым нарушил тишину Коля. - Сейчас мусора открыли
отдел по борьбе с кидальщиками, и это наверняка их штучки.  Кроме  того,
все нормальные люди знают, что чеки стоят два рубля, ну, два двадцать...
а тем более большая сумма...
   Так, рассуждая, они добрели до парикмахерской.
   - Тебе не мешало бы побриться, - заметил Тося, обращаясь к Коле.
   - Дайте рубль кто-нибудь. У меня ни копейки. - И Коля перевел  взгляд
с Алика на Тосю.
   - Технично пробивает, как у нас с тузами, - весело заметил Алик.
   В карманах Тоси и Алика было так же пусто, как и у Коли.  Катастрофи-
ческое безденежье развеселило всех. Наконец рубль был найден у прохожего
малознакомого гражданина. Коля, побрившись, заплатил рубль широким  жес-
том.
   - Давайте рискнем, - заявил Тося.
   - Если что-то не выйдет и кого-либо примут мусора,  платить  будем  в
равной доле, отмазывая того, кто окажется на киче,  -  резюмировал  Коля
Колич - огромный парень, в котором угадывалась цыганская кровь.
   Алик взял у полковников адрес. Они жили в гостинице "Москва" на  Кре-
щатике.
   Друзья зашли к Тосе, взяли кейс дорогого вида,  остановили  частника,
пообещав ему 15 рублей в час, и отправились в гостиницу.
   В номер поднимались пешком, хотя работали лифты. Между пятым и шестым
этажами решили оставить кейс за шторой.
   Полковники, одетые в военную форму, со знаками танков в петлицах, ра-
душно встретили гостей. Беседа шла спокойно. Тося  объяснил,  что  денег
они с собой не взяли, так как опасались, что при подобной махинации  мо-
гут быть задержаны милицией, "но вообще это вопрос получаса". Затем поп-
росил показать чеки и уточнил цену. Чеков оказалось тридцать пять тысяч.
Пересчитывая и рассматривая купюры, Тося с трудом  подавлял  волнение  и
сдерживал дрожь в пальцах: ранее такой суммы он никогда не видел. (Новые
"Жигули - "шестерка" стоили девять тысяч сто, а здесь - семьдесят  тысяч
- семь машин.)
   Пересчитав чеки, он аккуратно сложил их и поместил в  пустой  стакан,
стоявший на столе. Затем взял газету и на полях в столбик  стал  перево-
дить в рубли. После недолгих торгов цену сбить не удалось. Оторвав кусо-
чек с подсчетами, он встали, сказав, что через полчаса привезет  деньги,
направился к выходу, предложив своим друзьям следовать за ним.
   По дороге они забрали кейс. Внизу сели в машину,  шофер  которой  был
старый ворчливый дедушка. Они ездили полчаса по городу,  остановились  у
газетного киоска, в котором Тося купил газету. Выходя из машины, он ска-
зал:
   - Алик, хорошо пробей "хвост".
   Убедившись, что "хвоста" нет, они подкатили к гостинице. Два  полков-
ника прогуливались у входа в ожидании гостей.
   Все трое вышли из машины. Кейс был у Тоси. Уже собрались идти внутрь,
когда Тося отдал кейс Алику и сказал:
   - Посиди в машине с деньгами... пока.
   Он с Колей Количем и двумя недоумевающими полковниками поднялся в но-
мер.
   Тося зашел в туалет, там он скрутил газеты, стараясь,  чтобы  они  по
форме и толщине походили на чеки. Вернувшись, он еще раз пересчитал  че-
ки, взял кусок газеты, который ранее оставил на столе, завернул  в  него
чеки и сказал:
   - С чеками все в полном порядке. Давайте оставим их в  номере,  спус-
тимся к машине, чтобы вы могли посчитать и рассмотреть деньги.  И  тогда
осуществим обмен.
   - Зачем так? Можно все сделать, не выходя из комнаты, - возразил один
из полковников.
   - Мы боимся. Деньги большие. А все это  несколько  противозаконно,  -
заметил Тося.
   Тут вмешался Коля Колич:
   - Понимаете, я бздю.
   Полковники переглянулись, не зная, что ответить.
   - Давайте чеки закроем в этом шкафу, - предложил Тося.
   Он открыл шкаф и сунул в один из ящиков завернутые чеки. Но на  самом
деле на дно ящика легла газетная "кукла", умело подмененная им. Он  зак-
рыл шкаф и ключ положил в карман.
   - Это чтобы знать, что в наше отсутствие их не поубавится, -  пояснил
Тося. - Спускайтесь к машине, - обратился он к военным и,  потянув  Колю
за рукав, направился к выходу. Полковники не отставали.
   Все вместе они вышли из гостиницы. Подошли к машине. Первым сел Коля,
потом - Тося.
   - Трогай, отец, - сказал он.
   И дедушка, не включая зажигание, выжал сцепление. Машина медленно по-
катилась. Один из военных подошел и, открыв дверь, спросил:
   - Вы что, передумали?
   - Нет, - нашелся Тося, - но нам нужно время, чтобы кое-что обдумать.
   Наконец дедушка завелся, и они умчались.
   В квартире, которую снимал Тося, разделили деньги.  Тося  с  друзьями
расстался. Через пару дней он заехал за Васей-Игорем  в  Одессу,  и  они
отправились "гастролировать" по городам.


   НА СУМКУ

   - Игорь, вот мы и в Харькове, - сказал Тося, толкая товарища,  уснув-
шего рядом на сиденье. Его укачала дорога. - Сегодня отдохнем, а  завтра
сходим на рынок и подберем новые "кишки". Надо поменять гардероб, - зак-
лючил Тося.
   Они подкатили к гостинице "Центральная", где взяли великолепный трех-
комнатный люкс, уплатив портье кругленькую сумму.
   Вечер они провели так. В ресторане, где они ужинали, нашлось все, что
нужно: музыканты играли только для них; окружив столик, появились  неиз-
вестно откуда две девицы, и пир пошел горой. После закрытия  кабака  все
участники торжества, включая музыкантов, переместились в номер.
   Наутро, выгнав проституток и  допив  последнюю  бутылку  шампанского,
друзья с больными головами отправились на центральный рынок под названи-
ем "Благбаза". Тося отыскал спекулянтов, подошел к ним с видом бизнесме-
на.
   - Ребята, - начал он, - мне необходимо купить хорошие дорогие вещи, а
не эту дешевку. - И указал на лежащие на прилавках рубашки и джинсы.
   - А что именно вам нужно? - поинтересовался один из ребят.
   - Сначала посмотрим, что у вас есть, а там решим.
   Они долго разговаривали, смотрели товар и наконец  решили,  что  Тося
купит четыре лайковые куртки, три пары джинсов, два  клубных  костюма  и
еще некоторые вещи на сумму четыре с половиной тысячи  рублей.  О  такой
сделке спекулянты могли только мечтать. И все-таки они побаивались  нез-
накомца. Да и всего товара не было при них, а Тося отказывался  покупать
частями, так как считал, что оптовая  покупка  позволит  сэкономить  ему
деньги. Договорились встретиться через два часа дома у одного из  барыг.
На этом и распрощались.
   К назначенному времени Тося с Игорем взяли  такси  и  направились  по
указанному адресу. У них были две одинаковые сумки, купленные час  назад
в универмаге. Одну из сумок они набили простынями, полотенцами и  разным
тряпьем, найденным в гостинице. В середину положили два кирпича,  взятые
на соседней стройке. Когда сумка была наполнена до отказа,  Тося  закрыл
ее и сломал "флажок" замка. Вторая сумка была абсолютно пустой.
   На такси подъехали к самому входу в подъезд. Квартира  находилась  на
третьем этаже, и ее легко можно было определить по количеству лиц,  соб-
равшихся в одном окне.
   Тося с пустой сумкой вышел из такси и  направился  в  подъезд.  Когда
Игорь убедился, что у окна никого не осталось, он тоже вышел из такси  и
вошел в подъезд. В руке у него была вторая сумка.
   Тосе отворили дверь, и он оказался в маленьком  коридорчике,  который
не мог вместить всех собравшихся.
   - Заходите в комнату, - предложил один из спекулянтов.
   - Какая комната? Я сюда не чаи пришел распивать, а дело  делать.  Все
готово? Вот и хорошо. Деньги тоже при мне. - Он показал тугую пачку  де-
нег. - Давайте товар, я буду проверять каждую вещь и  складывать  вот  в
эту сумку. Если все окажется так, как мы говорили, плачу деньги, забираю
весь этот хлам и пожимаю каждому руку.
   Он расположился в коридоре, так что входная дверь с четырьмя  замками
оказалась у него за спиной. Сумку он поставил на пол перед собой.
   - Неси, - скомандовал главный барыга, и из  комнаты  начали  выносить
разные вещи.
   Тося внимательно рассматривал каждую и аккуратно укладывал  в  сумку.
Когда сумка была наполнена до отказа и нужных вещей  не  осталось,  Тося
закрыл сумку на "молнию", сказал, что все в порядке, сунул деньги в руки
главному барыге. Тут же повернулся, открыл дверь, выбросил руку с сумкой
вперед и собрался выйти. Но чья-то жесткая рука ухватила его за шиворот.
   - Подожди, еще не посчитаны деньги.
   Тося обернулся, закрыл дверь и бросил сумку к ногам  пересчитывающего
деньги. В действительности сумки поменял Игорь, стоявший за дверью, при-
жавшись к стене спиной.
   Когда спекулянт закончил считать, он с удивлением заметил:
   - Здесь не хватает четырехсот пятидесяти рублей, - и протянул  деньги
Тосе.
   - Не может быть! Как же так? Я просил жену, чтобы она отсчитала ровно
четыре с половиной тысячи, а она... Ну-ка дай, хочу показать ей. Она как
раз сидит внизу в такси. Сейчас вернусь.
   Он не спеша спустился по лестнице, сел в такси и сказал:
   - Можно ехать.


   НА ОТДЫХЕ

   Был август. Весь катран собрался в городе Сочи,  куда  переехали  все
участники азартных игр из Ялты, где катран работал три предыдущих месяца
на городском пляже "Массандра".
   Тося с Колей Количем также прибыли в Сочи, чтобы посетить это  место.
Здесь можно было найти простачка, случайно заблудившегося среди множест-
ва лежаков, стоящих под навесом, на каждом из которых играли в карты или
нарды. Зазевавшегося отдыхающего надо было сразу же окружить  вниманием.
Все привыкли, что каждый из новеньких попадал в руки Тоси и Коли Колича,
и конкуренцию им составлять никто не решался. Друзья имели в своем арсе-
нале множество способов отобрать у зеваки все деньги, и они умело приме-
няли свои знания.
   Как-то Тося позвонил в Харьков и выяснилось, что им необходимо немед-
ленно вылетать туда, так как в противном случае на блатной сходке,  куда
съехалась из трех городов братва, вопрос  о  причитающихся  им  по  доле
деньгах мог решиться не в их пользу. Прецедент возник, когда они  втроем
с Шулаем катили одного шпилевого из Донецка. Шулай - вор  в  авторитете,
высокий, крепкий, немногословный. Он утверждал, что, во второй  половине
игры, а именно, когда начал проигрывать дончанин, Тося и Коля Колич выш-
ли из доли, о чем ему и сказал сам Коля. Спор между  друзьями  и  Шулаем
длился уже полгода. Начали греметь выстрелы. Тогда их  решили  рассудить
воры.
   Итак, им сегодня же требовалось быть в Харькове.
   Они вбежали в переполненный зал аэровокзала. Возле каждой из двух ра-
ботающих касс собралось по плотному кольцу разъяренных отдыхающих,  каж-
дый из которых проверял другого, чтобы тот не попал к кассе без очереди.
   - Нам никогда отсюда не улететь, - заметил Тося.
   - Все будет в полном ажуре, - успокоил его Коля Колич, большой  обру-
севший цыган с надменным взглядом. Лицо его было толстым,  отчего  каза-
лось добрым. Они дружили с детства, периодически ссорясь и  мирясь.  Вот
они в очередной раз вместе.
   - Все будет олл'райтинг, - пошутил Коля. - Как только лохи отвернутся
от кассы, смело подходи и бери билет.
   Коля подошел к какому-то худощавому  интеллигенту  в  очках,  который
стоял четвертым от кассы, и громко пукнул. Очередь притихла.  Затем  еще
раз - громче и продолжительнее. Он повернулся к  интеллигенту  и  сказал
так, что его слышали в каждом уголке большого зала:
   - Ты что пердишь?
   Тот выпялил на него округлившиеся глаза и недоуменно заморгал  из-под
очков.
   - Ты что пердишь? Здесь люди, дети... Неужели нельзя отойти в сторон-
ку? - продолжал с пеной у рта Коля Колич.
   Никогда не слыхав подобного монолога, вся очередь  пыталась  рассмот-
реть, кто же осмелился так дерзко, громко, нагло, с легкостью  наплевать
на окружающих, отчего все повернулись и  смотрели  на  позеленевшего  от
стыда, слабо бормотавшего что-то под нос очкарика. Тося подошел к  осво-
бодившемуся окошку кассы, подал деньги в паспортах, сказав:
   - Два билета на Харьков.
   - Как это у тебя получается? Неужели возможно  пердеть  на  заказ?  -
спросил Тося в самолете Колю Колича.
   - Это результат долгой и упорной тренировки.
   Тося так и не понял, шутил Коля или говорил серьезно.
   Во время получения багажа, уже в Харькове, Тося познакомился с  моло-
дящейся женщиной лет тридцати. В процессе разговора выяснилось, что  они
с Колей Толичем работают в чековом магазине города Москвы и им необходи-
мо обменять чеки на рубли. Женщина сразу изъявила желание приобрести че-
ки, так как цена была очень выгодной. Но денег у нее не оказалось, и до-
говорились встретиться через пару часов, чтобы она успела их привезти.
   Пока дожидались знакомую, спорили между собой, кому "кинуть  лошицу".
Тося говорил, что это должен сделать он, а Коля возражал:
   - Я сделаю, а ты посмотришь. И обещаю тебе, что ты не пожалеешь.
   Женщина приехала. Ей удалось привезти семь тысяч рублей, что превзош-
ло ожидания друзей. Коля протянул ей четыре тысячи чеков в крупных купю-
рах и стал следить за тем, как она пересчитывает. Когда чеки были посчи-
таны, Коля взял их из рук покупательницы и сказал:
   - С чеками, как вы видите, все в полном порядке. Теперь покажите, по-
жалуйста, деньги и давайте их сосчитаем.
   Он держал только что посчитанные и перетянутые резинкой чеки в руках.
Когда любительница подешевле купить полезла в сумку  за  деньгами,  Коля
умело перевернул портмоне, с одной стороны которого были чеки, а с  дру-
гой - такая же "кукла", наполненная лотерейными билетами. После того как
на свет появились деньги, Коля предложил покупательнице забрать  чеки  и
спрятать. Посчитали деньги, и Коля распихивал их  по  карманам,  женщина
"нырнула" в сумочку за купленными чеками. Тогда Коля Колич засунул  руку
в карман брюк и демонстративно стал чесать в паху. Затем он громко  пук-
нул, посмотрел в глаза удивленной женщины и сказал:
   - Вот и все. А теперь пойдем поебемся. - И он приблизился к ней почти
вплотную.
   Та отступила на шаг и нервно стала кричать:
   - Вы что это, молодой человек, себе позволяете?!  -  Затем  бросилась
прочь, изумленная и огорошенная таким переходом, забыв на некоторое вре-
мя о сделке.
   Друзья успели на воровскую сходку вовремя. Вопрос был решен быстро  и
в их пользу, чего они не ожидали. Собравшиеся блатные авторитеты  объяс-
нили Шулаю, что, хорошо зная Тосю и Колю Колича, никто не  может  допус-
тить мысли, чтобы те вышли из игры в подобной ситуации.
   Итак, Шулай признал долевые деньги и тут же их выплатил.


   ЧЕТЫРЕХХОДОВКА

   - Как можно заставить человека проиграть деньги в шахматы, если он не
играет в азартные игры и в шахматы в том числе? Не понимаю. Мне  кажется
это невозможным. - Задавая вопрос, Алик пытался свое  недоверие  изобра-
зить на лице, отчего уголки рта опустились вниз, а кожа у глаз собралась
морщинами.
   Они сидели в креслах в уютной гостиной Тосиной квартиры.
   - В наше время все, даже если и не играют в  шахматы,  тем  не  менее
знают, как ходят фигуры. Нужно только убедить лоха, что он  -  гений.  А
дальше деньги он отдаст тебе сам. Обещаю тебе, Алик, что покажу один  из
возможных способов, но несколько позже. Сейчас сам еще ничего толком  не
знаю. Для начала мне нужно решить одну маленькую шахматную  задачку.  Ее
решение обменяю на несколько шахматных трюков, а уж тогда... новая рабо-
та, большие деньги.
   - Расскажи, что знаешь. Я не могу поверить, что шахматы могут  помочь
нам выбить лоха за деньги. А еще ты говоришь, что это может  быть  рабо-
той. Да, я согласен, если бы такое было возможно - криминала в  шахматах
нет. - Алик потянулся к большой  инкрустированной  шахматной  доске  ка-
рельской березы, лежавшей на журнальном столике.
   Тося остановил его, положив руку на доску, костяные поля которой пот-
рескались от времени.
   - Я же сказал, позже. А сейчас - наверное, ты забыл - нас ждет  Вася.
Ведь ты сказал, обедаем в "Аркадии" в три часа.
   Тося взял с собой портативную шахматную доску с шахматами  на  магни-
тах, и они спустились останавливать такси.
   В ресторане Вася сидел за столом с холодными закусками и  налегал  на
осетрину, которую приправлял дольками лимона. Он встретил друзей с  без-
различием. Лицо его не выражало никаких эмоций. ("Вася  Отмороженный"  -
шутя называли его друзья.) Заметив на столе рядом с Тосей черный плоский
коробок, он поинтересовался:
   - Что это? Тогда Тося открыл шахматы и,  расставляя  на  них  фигуры,
сказал:
   - Один мой очень близкий знакомый - респектабельный, серьезный  чело-
век. Так вот, он показал мне эту задачку. - И Тося  расставил  на  доске
следующую композицию: белые - Кр. G1; Сл. А1; Кн. F6; Пш. А4, Н6. Черные
- Кр. Н8; Сл. А8; Пш. А5, G3, где белые начинают и ставят мат за  четыре
хода. - И сказал, что если найду решение, обменяет его на то,  что  даст
мне несколько новых бескриминальных работ, каждая из которых может  при-
носить в день от пятисот рублей. Не напрягаясь. Так что, если вы сумеете
помочь мне найти это решение, без разговоров уплачу пятьсот. Сразу же.
   Друзья переглянулись и стали внимательно рассматривать незамысловатую
композицию. Вася играл в шахматы и делал это на уровне второго  разряда.
Алик же в эту игру играл один раз в раннем детстве, и то только  потому,
что других игрушек не оказалось, но все права  шахматных  фигур  знал  в
точности.
   Так как ресторанная обстановка не располагала к подобной  игре,  Тося
решил ускорить процесс.
   - Я давно думаю над этой задачей, - начал он. - Здесь  черный  король
не имеет возможности никуда пойти. Вот если бы этого офицера как-то сюда
завести... - И он взял в руки белого слона и, перешагнув  через  черного
коня на поле G7, поставил рядом с королем. - Но ничего не  выходит.  Уже
сломал мозги об эту задачу. - С этими словами он вернул слона на прежнее
место. - Вы тут подумайте, а я пока схожу в туалет.
   Алика и Васю поглотила игра, и они не заметили, как ушел  Тося.  Вася
чувствовал, что решение где-то рядом. Он покусывал губы и нервно поправ-
лял фигуры. Алик сделал ход слоном.
   - Подожди, подожди, - остановил его Вася. - А если пойти так. - И  он
передвинул слона на поле Е5, затем на D6, F8 и, наконец, на G7. - Мат!
   - Мы нашли решение! - завопил Алик.
   - Давай еще проверим, - остановил его Вася. - Ты играй белыми, а я  -
черными.
   И они проиграли пару партий, что еще больше убедило их в правильности
найденного решения.
   - Где Тося? Давай покажем ему и пусть платит. Сколько он там говорил?
Пятьсот?
   Они оглянулись по сторонам, но Тоси нигде не было.
   - Мы что, будем с Тоси брать деньги? - поинтересовался Вася.
   - Почему бы нет? Раз он говорил, что ему выгодно заплатить, тогда за-
чем платить кому-то? Лучше же своим.
   В это время в зал вошел Тося, легко и весело подошел к столу.
   - Какие классные телки дожидаются внизу. Они согласны  прокатиться  с
нами на пару часов.
   - Подожди с телками, Тося, мы нашли решение,  Придется  тебе  платить
нам пятихатку.
   - Вы нашли решение? Не может быть! Я так долго бился над этой  задач-
кой, а вы за пять минут ее решили? Что-то мне не верится. Но если вы так
говорите, давайте поспорим по пятьсот рублей и проверим, насколько  пра-
вильно ваше решение, - обратился Тося к друзьям, которых несколько  сму-
тил такой поворот дела.
   - Подожди еще пять минут. Мы хотим хорошо все обдумать, - ответил Ва-
ся.
   Тося сказал, что спустится к девушкам, но  Алик  говорил,  чтобы  тот
этого не делал, так как сейчас они будут играть. Алик и  Вася  еще  нес-
колько минут пошептались и, не найдя никакого подвоха,  заключили  спор.
Началась игра. Друзья сделали первый ход слоном на Е5. Тося ответил чер-
ным слоном на поле H1. Белые - слон D6. Черные - пешка G2. Белые -  слон
F8. Тогда Тося, некоторое время подумав, сказал:
   - Ребята, мне больше ходить некуда. Здесь пат. А  стало  быть,  чтобы
вас не огорчить, - разрешите получить.
   Алик вскочил со своего стула и склонился над доской.
   - Как это так, некуда? - Переминаясь с ноги на ногу, он водил в  воз-
духе рукой, останавливаясь над каждой фигурой.
   - Да, это пат, - сказал Вася. - Придется платить. Алик, давай  двести
пятьдесят рублей.
   - Не нужны деньги, - остановил их Тося. - Я сделал это, чтобы  вы  на
себе почувствовали, может ли занырнуть в такое лох.
   - Хорошо, - сказал Алик, у  которого  после  Тосиных  слов  поднялось
настроение. - Ну, а как ты говорил, шахматы могут быть работой?  Как  их
находить, этих лохов на шахматы? Сколько на это нужно времени?
   - Все вам расскажу, - успокоил Тося своих друзей, - но  только  когда
придет время.


   НА ПАПКУ

   Они мотались по городам страны в поисках поляков. Самыми удачными для
этой цели были Львов и Киев. В то время поляки приезжали в  Союз,  чтобы
продать тряпки, а вырученные деньги они пытались превратить в  конверти-
руемую валюту. Но закон был суров и не поощрял этих действий, а даже на-
оборот, приобретение валюты могло закончиться шестью годами лагеря.
   Итак, они замечали поляков, один из них подходил и спрашивал:
   - Пан мае покупить девизы?
   Тот утвердительно кивал и интересовался, по какой цене и в какой  ва-
люте. Обычно предлагали доллары по цене, вдвое ниже базарной. Когда  по-
ляк был согласен приобрести доллары на выгодных условиях  и  если  сумма
устраивала друзей (обычно она должна была быть не ниже трех  тысяч  руб-
лей), тот, кто "выдернул пана" - чаще этим занимался Алик,  -  договари-
вался с ним о встрече возле одного из центральных ресторанов города.  Он
объяснял, что брат его работает мэтром в этом ресторане, а доллары  про-
дает именно он.
   Встретившись в назначенное время у входа в кабак, Алик просил  поляка
показать деньги для того, чтобы убедиться в серьезности  его  намерений.
Обычно поляк тащил с собой двоих-троих друзей, которые тоже горели жела-
нием приобрести "девизы". После того как Алик видел  деньги,  он  просил
польских спекулянтов обождать у входа, а сам шел звать "брата". Он  под-
нимался в ресторан, находил Тосю за одним  из  столиков,  показывал  ему
толщину денег, на которые будет приобретаться валюта, тот собирал  "кук-
лу" нужной толщины, и они вместе выходили к ожидавшим у входа  покупате-
лям. На Тосе - костюм. На лацкане пиджака - значок с надписью "Админист-
ратор". В руках дорогая папка, разделенная перегородкой, за которой  бе-
зучастно разместилась "кукла".
   Поздоровавшись с панами, он предлагал немного отойти от входа,  чтобы
избежать ненужных взглядов сослуживцев.
   Они садились на одну из пустующих скамеек гденибудь  в  парке  или  у
подъезда дома, и Тося начинал:
   - Пенензы треба класты до куперты.
   Он доставал обычный почтовый конверт, папка  оставалась  открытой  на
коленях. Когда деньги были посчитаны и лежали в конверте, он  брал  кон-
верт и заклеивал, клал в открытую папку, доставая ручку и делая вид, что
собирается расписаться на конверте. В этот момент ручка  якобы  случайно
выскальзывала из рук, он тянулся за ней. Папка на какой-то миг  закрыва-
лась, так как середина ее слегка проваливалась между ног "неловкого  ад-
министратора". Вот ручка поднята, и папка вновь открыта. Толстый конверт
лежит на прежнем месте. Тося оставляет на нем какой-то малопонятный  ие-
роглиф и предлагает полякам взять конверт с деньгами, подняться в кабак,
сесть за третий столик от входа у левой стены и, когда  подойдет  офици-
ант, показать конверт с надписью. После чего официант принесет  доллары,
которые будут лежать в меню.
   - Только после того, как вы сосчитаете и проверите все  доллары,  от-
дайте ему конверт. Вместе заходить не будем. Идите вперед, а я - за  ва-
ми, - говорил Тося тоном, исключающим всякие сомнения.
   Поляки спешили в ресторан. Дождавшись, когда за ними закроется  вход-
ная дверь, Алик и Тося спешили в другую сторону.


   "ПАПА, ПОДАРИ МНЕ КУКЛУ"

   Однажды, когда Алик рыскал в поисках очередного поляка, к нему  подо-
шел парень невысокого роста, русоволосый, аккуратный, модно  одетый,  по
имени Саша. Он сказал, что часто видит, как тот с товарищем  подыскивают
поляков для того, чтобы кинуть. Алик воздерживался от ответов  в  ожида-
нии, что же за этим последует. Оказалось, что Саша познакомился с  поля-
ком, которому нужны две с половиной тысячи долларов. Он бы и сам его ки-
нул, но подельник приедет только через неделю. А время не ждет.
   Алик испытующе смотрел на нового знакомого.
   - Почему ты решил, что мы сможем помочь тебе отобрать деньги у  этого
типа?
   - Да мы с тобой одного поля ягода. Босяк  босяка  видит  издалека.  Я
давно понял, что вы "кукольники", только виду не подавал.  Да  и  вообще
здесь ухо надо держать востро. Нельзя никому ничего  говорить,  так  как
кругом - одни мусора.
   Алик успокоился в своих подозрениях и посмотрел на Сашу другими  гла-
зами, узнав в нем коллегу.
   - Хорошо. Мы сделаем эту работу. Можно прямо сегодня.
   - Есть на засвет зеленка? - поинтересовался Саша.
   - А как же, - утвердительно ответил Алик. - Приводи своего  пана  се-
годня к восемнадцати часам к гостинице "Турист".
   Они приехали за полчаса до назначенного времени и решили подождать  в
баре на втором этаже.
   Два молодых красивых парня в лайковых пиджаках зашли в полумрак бара.
Это было небольшое длинное помещение,  наполненное  девушками  на  любой
вкус, которые сидели за столиками и, потягивая коктейли, слушали музыку.
Друзья направились через весь зал к угловому столику под пристальными  и
восторженными женскими взглядами. Они удобно уселись и заказали коньяк и
лимон. Тося положил на стол папку, в которой лежала толстая  "кукла"  из
старых газет.
   Не успели они выпить по рюмке коньяка, как вдруг, откуда ни возьмись,
их окружили какие-то люди, одетые на один манер, и, угрожая пистолетами,
заковали в наручники. В таком виде их вывели  из  бара  под  изумленными
взглядами все тех же посетителей.
   У входа стоял "воронок", в который заталкивали  поляка.  Тот  кричал,
что хотел купить всего лишь один доллар, и почему-то громко пукал.
   В райотделе, куда привезли друзей, их  обыскали.  Из  папки  извлекли
конверт с бумагой. Милиционеры весело  смеялись,  указывая  на  качество
"куклы". Они называли Тосю с Аликом дилетантами.
   - Вот мы видели "куклу". Вот это "кукла"! Не отличишь от четвертаков.
А у вас?.. - И они снова смеялись.
   Но смех начал перерастать в бурный гнев, когда они поняли, что у дру-
зей нет ни единого доллара.
   Они крепко били искателей приключений, ломая  на  них  стулья,  мощно
массируя почки и печень огромными кулаками.
   Друзья провели пару дней в этом "гостеприимном" месте.  Алик  пел  из
камеры на весь райотдел: "Папа, подари мне куклу". Их  выпустили,  отдав
папку. Вот только конверта с "куклой" в ней не оказалось.
   - Хороший у тебя появился товарищ, этот Саша, - заметил Тося, закури-
вая сигарету. - Спасибо, хоть денег немного оставили. - Он глянул на не-
сколько мятых купюр.
   - Надо навести справки и узнать, что это за Саша, чтобы  сказать  ему
спасибо за поляка, - заметил Алик.
   - Нам дали двенадцать часов, чтобы мы слиняли из города. Не  надо  об
этом забывать, - напомнил Тося.
   - Пока не доберусь до этого Саши, не двинусь с места.  -  Алик  жевал
спичку и смотрел куда-то сквозь Тосю.
   Они быстро узнали от местных спекулянтов об этом Саше,  который  ока-
зался Игорем по прозвищу Ебунок. Проживал он в городе Киеве, куда друзья
решили отправиться с визитом. Но в этот раз они его  не  нашли.  Встреча
состоялась лишь спустя десять лет. Ебунок умудрился узнать, что  к  нему
приехали "гости", и тут же прикрылся милицией, встреча с  последней  для
некоторых из свиты Тоси и Алика закончилась одиннадцатью и семью  годами
отдыха в обществе без женщин.


   ПО КРАЮ ПРОПАСТИ

   Они втроем подъехали  к  Курскому  вокзалу.  Алик  здесь  договорился
встретиться с несколькими наркобарыгами. Те должны были сообщить  место,
где покупатели, которыми были Тося, Алик и Вася, смогут получить  триста
граммов опия-сырца. Барыги предупредили Алика, что тот  должен  приехать
на встречу с деньгами, так как место обмена находится рядом с вокзалом.
   - Барыги явно не доверяют, - сказал Тося друзьям после того, как Алик
поведал о разговоре с наркодельцами. - Они сильно шифруются.  Поэтому  к
встрече нужно подготовить не одну, а несколько "кукол".  Каждый  из  нас
должен будет стать само внимание и не расслаблять "булки". Я  буду  кру-
тить, а вы - тулить отвод.
   Настроившись на предстоящую работу, трое друзей прибыли на вокзал.  У
них был кейс, который скрывал в себе двадцать  тысяч  рублей,  две  тща-
тельно изготовленные "куклы" и пистолет с полным магазином патронов.
   Все трое стояли в указанном барыгами месте и всматривались  в  прохо-
жих, пытаясь определить в них тех, кого они ожидали. Время шло,  а  про-
давцы не появлялись. Друзья начали нервничать.
   - Алик, - сказал Тося, обращаясь к товарищу, - отнеси в камеру хране-
ния кейс. Возьми монетку. - И он протянул Алику пятнадцатикопеечную  мо-
нетку. - Глупо гулять здесь с таким багажом. Того и гляди пробьют мусора
по шмону.
   Вася одобрил опасения Тоси, и Алик отправился в здание  вокзала,  где
оставил "дипломат" в свободной ячейке автоматической камеры хранения.
   Друзья еще час прождали наркобарыг, но те не появились.
   - Что-то их повело, - заключил Вася, глядя на часы.
   - Не будем огорчаться, - успокоил Тося  расстроившихся  товарищей.  -
Все, что ни делается, - к лучшему. А сейчас давайте перекусим. Я  думаю,
в вокзале найдется подходящий кабачок. Там и решим, чем займемся дальше.
   - Пора обедать, - сказал Алик, - мы и так здесь намаячили. Уже мусора
поглядывают. Вот этот с усами уже четвертый раз здесь проходит, шею  тя-
нет в нашу сторону.
   И друзья отправились в привокзальный ресторан, где хорошо, плотно по-
ели и забыли об огорчениях, которые доставили им  опиумные  барыги  тем,
что не явились на "стрелку".
   - Ну что ж. Теперь завезем кейс домой и отправимся в сауну. Там  пой-
маем жирного лоха и запутаем в "лоховскую", - сказал Вася, вставая из-за
стола.
   Друзья подошли к железной дверце камеры хранения. Алик взялся за пер-
вую ручку набора цифр и замер.
   - Что это ты застыл в такой гусиной позе? - заметил Тося. -  Или  это
ностальгия по школьному драмкружку?
   Алик повернулся к товарищам, и по выражению его лица они легко  дога-
дались, что тот забыл цифры кода.
   - Интересный сюжет, - проговорил Вася, - есть над чем задуматься.
   И они задумались. Подбирать цифры шифра не было возможности, так  как
через пятнадцать минут подобной работы ими тут  же  заинтересовались  бы
работники охраны.
   - Можно сказать этому черту, который имеет ключ от всех  ящиков,  что
мы забыли цифры. Пусть открывает, - неуверенно промолвил Алик.
   - Этот черт возьмет с собой мусора, который спросит: "А что  лежит  в
вашем "дипломате"?" А затем проверит, все ли совпадает, - парировал  Ва-
ся.
   - Нам не остается выбора, - заявил Тося, - без денег и волыны мы уйти
не можем. Значит, придется рисковать. Разыграем, кому идти к  дежурному.
- И он достал из кармана колоду карт. - Кто вытащит меньшую, тот и  пой-
дет.
   - Я не согласен, - запротестовал Вася. - Алик наломал дров, а мы  те-
перь должны совать голову в петлю.
   Алик стоял молча, потупив взгляд, осознавая ошибку. Тося  внимательно
взглянул на своих друзей. Немного подумав, сказал:
   - Для дела нужно, чтобы шел я. Дай-ка мне свой галстук, братка.
   Тот быстро снял галстук и протянул другу. Вася хотел что-то  сказать,
но Тося его остановил:
   - Помолчи минутку, мне нужно сосредоточиться.  Вы  пока  погуляйте  у
входа.
   Тося завязал галстук. Застегнул плащ на все пуговицы и твердой поход-
кой направился к дежурящему в камере хранения милиционеру. Увидев  приб-
лижающегося к нему человека, тот встал со стула и одернул китель. По его
выправке Тося почувствовал, что произвел положительное впечатление.
   - Извините, что приходится беспокоить, - сказал Тося, подойдя к  дер-
жащему руки по швам сержанту. - Произошла оказия. До отправления  поезда
осталось пять минут. Только что объявили. Я прибежал за своим  "диплома-
том" и тут понял, что забыл цифры кода. А в "дипломате"  командировочное
удостоверение и документация из министерства. Прошу вас,  поспешите  по-
мочь мне, так как времени осталось совсем мало.
   Тося говорил, насупив брови, чеканя каждое слово, При этом  он  прис-
тально и уверенно смотрел в глаза сержанта,  который  не  мог  выдержать
этот взгляд - взгляд генерала, корящего за малодушие своих бойцов.
   Как только Тося закончил свою речь, сержант подозвал мужчину  в  уни-
форме и попросил Тосю указать ячейку с дипломатом.
   Когда работник вокзала открыл ключом нужную дверцу, сержант взял кейс
и извлек его из стального ящика. Он подставил колено и, положив на  него
"дипломат", приоткрыл рот, желая что-то сказать. В этот момент Тося под-
нял правую руку, согнутую в локте, и тут же выпрямил ее, чем  акцентиро-
вал значение поступка. Сержант посмотрел на Тосину ладонь,  направленную
для рукопожатия, и инстинктивно протянул свою. Когда  их  руки  соедини-
лись, милиционер почувствовал хруст новенькой банкноты в своей руке.
   - Большое спасибо за оперативность, - сказал Тося.
   Высвободив свою руку, он потянулся за кейсом. Сержант, борясь с  про-
тиворечиями между долгом и полученным четвертаком, протянул кейс Тосе.
   - Честь имею быть вам полезным, - вымолвил он.
   Но Тося уже спешил прочь. У выхода его нагнали Алик  и  Вася,  и  все
трое весело помчались на стоянку такси.
   - Ну и умняк ты состроил, - сказал Вася, обращаясь к Тосе, когда так-
си несло их по широкому проспекту подальше от места, где в течение  нес-
кольких часов они успели пережить разочарование и пройти по краю пропас-
ти. - Ты бы видел себя со стороны. Работник партаппарата, не иначе. Гля-
дя на тебя, у домонхана и мысли не появилось проверить  кейс.  Хотя  это
странно: вдруг он вовсе не твой? Ведь так можно любую вещь насунуть.
   - Наверное, можно, - ответил Тося, подумав. - Но пробовать мы не ста-
нем. Скажу вам честно: я и не надеялся, что этот болван так легко отдаст
чемодан. Я решил, что, если он потянется к  замку,  чтобы  открыть  его,
скажу: "Извините, но это не мой "дипломат" и  тут  же  укажу  на  другую
дверцу. А когда кейс закроют на прежнем месте и в другой ячейке окажется
какая-то сумка, можно было сыграть рассеянного командированного, который
перепутал камеры хранения, и пойти за женой на перрон. Так что не  такой
уж большой был риск. На крайняк мы бы остались без денег и  без  плетки,
но зато на свободе и вместе.
   - Да-а-а, - протянул Алик, - все зависит от того, как подходить к об-
разовавшейся проблеме. Я вот ноготь сгрыз, ожидая тебя. Ау Тоси все лег-
ко и просто: ну попросил мусора открыть дверцу, за которой лежат как ми-
нимум шесть лет, делов-то. А если что - извините, ошибся...
   - Ты бы не умничал, - заступился Вася за друга. - Это из-за  тебя  он
поперся в пасть к зверю. Сейчас можно смеяться и шутить, но  скажу  тебе
со знанием дела, что нервы у Тоси гуляли не меньше нашего.
   Друзья добрались до сауны. Но в этот раз они не стали никого  запуты-
вать. В этот вечер они забыли о своей профессии и принялись резвиться  и
наслаждаться жизнью с юношеским задором, чем уберегли какого-то  гражда-
нина от треволнений по поводу "случайно" проигранных им всех  своих  де-
нег.


   ЯЛТА С РОБЕРТОМ КВАДРАТ

   Тося с Робертом отправились из Одессы в Симферополь поездом. Роберт -
мужчина сорока пяти лет с седыми волосами, невысокого роста. В  очках  с
мощными диоптриями. Волосы его были постоянно взъерошены, и  поэтому  он
напоминал фотографа, вылезшего из-под попоны фотоаппарата.
   Тося был подтянутый, аккуратный молодой  человек.  Резкий  возрастной
контраст и противоположность внешностей делали Тосю и Роберта  в  глазах
будущей жертвы совершенно разными и непохожими,  что  исключало  возмож-
ность их знакомства между собой.
   Всю свою жизнь Роберт разрабатывал и претворял в жизнь аферы,  многие
из которых были не очень тщательно продуманы, и потому исправить ошибки,
предоставив для этого время, давал возможность суд. В результате  Роберт
трижды посетил тюрьму.
   Итак, друзья сели в поезд. Тося взял себе билет в купе спального  ва-
гона, а Роберту - билет в купейный. Роберт появился в купе у Тоси  сразу
после отправления поезда.
   - Как у тебя красиво и хорошо! Почему я не еду в таком купе?
   - Ну, во-первых, ты сам говорил, что нужно разбить понты. А,  во-вто-
рых, в СВ был только один билет.
   - Ну ладно, ладно, давай лучше куранем. -  И  Роберт  достал  большую
"гальку плана" и положил на стол рядом с пепельницей, где дымилась Тоси-
на сигарета. Дым сигареты моментально растворялся в воздухе. - Как хоро-
шо здесь проветривается, - добавил Роберт.
   - Это работает кондиционер. Так ты хочешь курить свой план у  меня  в
купе? - усаживаясь поудобнее, спросил Тося.
   - А почему бы и нет? Смотри, какая вытяжка!  -  Роберт  забил  косяк,
прикурил, сделал несколько затяжек и передал Тосе.
   - Да, отличная техника.
   Но в этот момент кондиционеры выключили, и купе наполнилось липким  и
густым дымом. Тося вернул папиросу Роберту, а сам направился к проводни-
ку. Он уговорил его за пять рублей включить кондиционер. Тот согласился,
но предупредил, что мамаша из соседнего  купе  очень  боится  простудить
своего и без того не очень здорового ребенка. Это по ее  требовательному
настоянию был выключен кондиционер.
   Тося вернулся в купе. Они не успели  докурить  папиросу,  потому  что
кондиционеры вновь были выключены. И тут же послышался чей-то панический
голос за перегородкой:
   - Ой, по-моему, что-то горит! Что же это горит? Вы разве не чувствуе-
те?
   За стенкой с правой стороны также послышались какая-то возня и бормо-
тание насчет подозрительного запаха.
   - Скандальные соседи попались, - заключил Роберт. - Я пройдусь по по-
езду. Загляну в вагон-ресторан. Может, удастся кого запутать. А ты,  То-
ся, сиди отдыхай, а когда понадобится, я за тобой загляну.
   Когда Роберт ушел, Тося принялся просматривать газеты. Вскоре  Роберт
вернулся. С ним была симпатичная молоденькая девушка. Он познакомил ее с
Тосей. Они принялись втроем пить шампанское,  которое  предусмотрительно
захватил с собой Роберт. Шутя и смеясь, друзья предложили этому невинно-
му созданию принять участие в фокусе "на четыре туза". Девушка  погляды-
вала на толстую длинную золотую цепь, которая  обвивала  Тосину  шею.  В
споре он ставил ее на кон. Также он ставил  пачки  денег.  Девушка  была
уверена в выигрыше. Уверенность эту подогревал в ней Роберт. Он говорил:
   - Как же мы будем делить эту цепь, когда выиграем? Ну ладно,  цепь  я
отдам тебе. Уступлю. Я ведь мужчина. Ну а деньги поделим пополам.
   Девушка так уверовала в победу, что на кон поставила  свою  девствен-
ность и самое себя.
   После того как она проиграла, жуткое разочарование и испуг поселились
в ее глазах. Тося приблизился к ней и почувствовал дрожь ее тела, Роберт
подошел с другой стороны. Он положил ей руку на плечо, ближе  к  шее,  и
надавил. Девушка робко, послушно встала на колени. Он расстегнул  ширин-
ку, отчего брюки упали до колен, и, взяв за волосы, приблизил ее лицо  к
своему паху.
   Тося смотрел, как дрожала девушка, как восприняла свою обреченность.
   - Роберт, - резко окликнул он своего товарища, - отпусти ее.
   - Что? - Роберт зло глянул на Тосю.
   - Я сказал, отпусти ее, - повторил Тося еще более требовательным  то-
ном.
   Он подошел вплотную к Роберту, и теперь они стояли,  смотря  в  глаза
друг другу.
   - Ладно, пусть идет. Вставай и вали отсюда, - обратился Роберт к  де-
вушке. - Ив следующий раз не зарься на чужое.
   Та встала с колен и, всхлипывая, вышла из купе.
   - Ну и правильно, - сказал Роберт, - зачем нам этот "квадрат"?
   - Какой квадрат? - не понял его Тося.
   - Пятнадцать на пятнадцать. Сколько лет, столько и дадут,  -  пояснил
Роберт, намекая на возраст девушки. Он сообщил Тосе, что эта  девушка  и
была тем ребенком, которого так боялась застудить заботливая мамаша.


   НА ГАЗЕТКУ

   - Так мы доехали до Симферополя, -  продолжал  Тося.  Они  сидели  на
большом пушистом, мягком ковре, который  лежал  на  полу  комнаты.  Тося
сплел ноги под собой, подобно йогу, и с наслаждением  курил  "Мальборо".
Рома сидел рядом, опершись спиной о диван. Он слушал рассказ Тоси с  ин-
тересом.
   - В Симферополе мы поселились в гостинице "Москва", где вечером реши-
ли посетить бар то ли на седьмом, то ли на девятом этаже.  Барменом  был
высокий молодой парень аккуратного вида. Бар  был  полупустой.  Один  из
столов оккупировали молодые крепкие узкоглазые ребята в спортивных  кос-
тюмах. Сразу было видно, что это спортсмены, приехавшие на соревнования.
   - С них и начнем, - заметил Роберт.
   Они сели за стол, стоявший рядом, и завязали разговор.
   Уже была ночь, и в баре остались только четверо спортсменов в общест-
ве Тоси и Роберта. Разговор шел о видах борьбы.  Бармен  стал  проявлять
интерес и подавать реплики из-за стойки. Потихоньку перешли к теме игр.
   Роберт достал маленькие кости из кармана, и началась игра. Играли  на
большее. Тося постоянно выигрывал. И тогда бармен, который начал  сомне-
ваться, что так долго может везти одному человеку, предложил  играть  на
меньшее.
   Тося сходил в туалет, поднял штанину  и  из  спортивного  наколенника
извлек магнит. Он поменял его полярностью и вернул на  место,  аккуратно
опустили поправил брюки. Затем вернулся за стол, и они продолжили игру.
   Когда бармен и спортсмены проиграли изрядное количество денег, разго-
вор пошел на повышенных тонах. Больше всех сомневался и возмущался  бар-
мен, который к этому времени успел поведать друзьям о  своем  спортивном
прошлом. Тося обратился к нему с вопросом:
   - Ты такой здоровый и крепкий, как ты говоришь, и в честности моей ты
постоянно сомневаешься. Стало быть, ты смог бы меня ударить?
   Бармен удивленно смотрел на него, не понимая вопроса.
   - Я не собираюсь тебя бить, - выдавил наконец он.
   - Да если бы и собирался, то вряд ли у тебя чтонибудь смогло бы полу-
читься, - продолжал Тося. - Я готов поспорить с тобой  на  любую  сумму,
что ты, стоя от меня на расстоянии, ну, скажем, одного метра, не сможешь
меня ударить. Чтобы определить расстояние, возьмем газетку. И тогда  бу-
дем говорить так: стоя на газетке, ты не сможешь меня ударить.
   Бармен удивленно продолжал смотреть на него.
   - Тося, не надо, ты посмотри, какой он здоровый, - обратился Роберт к
разошедшемуся другу. - Этот сможет. Ты только глянь на него.
   Но Тося продолжал:
   - Я готов поставить все выигранные деньги и плюс к этому вот эту  це-
пуху и даже часы. - Тося снял мощную цепь, часы, достал деньги и все это
положил на стол.
   Окружающие оживились. У бармена жадно загорелись глаза, и  он  согла-
сился принять участие в споре. Он пошел в подсобку и долго рылся,  подс-
читывая деньги.
   Когда спор был заключен и деньги стояли на кону, Тося развернул газе-
ту на всю ширину и, держа ее в вытянутых руках, направился к стойке  ба-
ра. Все участники спора двинулись за ним. Он  зашел  за  барную  стойку,
открыл дверь в подсобное помещение и постелил газету на  пол  в  дверном
проеме. Одна ее половина находилась в комнате, а другая - в баре.  Затем
он сказал, обратившись к бармену:
   - Ты помнишь? В течение пяти минут. Засекаем  время.  -  И  захлопнул
дверь перед носом оторопевшего бармена.
   Когда Тося закрыл дверь и провернул замок, он заметил,  что  рядом  с
ним стоит Роберт.
   - Почему ты здесь, а не рядом с нашими деньгами? - обратился он к Ро-
берту.
   Но в этот момент послышался сильный удар в дверь, от которого  слетел
замок. Тося с Робертом уперлись в дверь, пытаясь ее удержать. За  первым
ударом последовали второй и третий.
   - Какая интенсивная осада! - заметил Тося.
   В это время с той стороны крепко налегли на дверь, и в образовавшуюся
щель над дверью просунулись две руки, ладони их крепко легли  на  стену.
Это был разъяренный бармен. Ногами он упирался в стойку. Устроившись та-
ким образом, он рассчитывал легко расправиться с аферистами.  Главное  -
найти упор, думал он. Но Тося рассудил иначе.
   - Держи крепче, - сказал он Роберту. А сам отбежал в сторону,  разог-
нался и что есть силы ударил ногой в дверь. Затем еще раз и еще.  Послы-
шался хруст костей. Бармен издал глухой стон.
   - Хватит, Тося, - остановил товарища Роберт.
   Они открыли дверь, и бармен кулем упал на пол. Оторопевшие спортсмены
стояли рядом. Они помогли подняться бармену и усадили  его  на  один  из
стульев. Тот перепугано смотрел на висящие плетью руки. Роберт,  предва-
рительно собрав все деньги и ценности со стола,  хозяйничал  за  стойкой
бара. Он налил полный фужер дорогого коньяка и поднес бармену.
   - Это за наш счет, - пояснил он.
   Тот хотел взять фужер, но руки не слушались. Спортсмены вяло пытались
прокомментировать события. Тося, пообещав, что они  вернут  бармену  все
деньги и возместят ущерб, выпроводил спортсменов и закрыл за ними дверь.
   Роберт принес лед из холодильника. Бармен запустил в него руки.
   - Я пойду за врачом, - говорил Роберт еще не пришедшему в себя барме-
ну, - а Тося сходит в номер, принесет то, что поможет тебе извинить  нас
и завязать дружбу.
   В коридоре он сказал Тосе:
   - Мотаем ланцы и валим отсюда. Сейчас он отдуплится и  вызовет  мусо-
ров. И тогда плакала наша с тобою гастроль.


   ШАХМАТНЫЙ АФЕРИСТ

   - Итак, мы прибыли в Ялту, - продолжал Тося, закуривая очередную  си-
гарету. - Это была середина весны, и пробыли мы там  до  поздней  осени.
Причем все это время мы жили в лучших номерах лучших гостиниц, обедали в
дорогих ресторанах с роскошными телками.
   Где наживались деньги? В месте, где могут быть денежные лохи,  напри-
мер, в скверике возле главпочты, куда люди приходят посмотреть какую-ли-
бо корреспонденцию, получить денежный перевод или дождаться переговоров.
Там они сидят в тенечке, отдыхают.
   У нас была миниатюрная шахматная доска. Именно ее брал с собой Роберт
на работу. Определив жирного лоха, он подходил к нему,  расставлял  шах-
матную композицию и предлагал принять участие. При этом он все делал для
того, чтобы тот уверовал, что Роберт -  шахматный  аферист.  Обычно  лох
сразу не проявляет никакого интереса. Говорит, что не любит шахматы, или
не умеет, или еще какую-то отговорку. Тогда Роберт дает  маяк,  чтобы  я
подошел. Подхожу, обязательно высвечиваю печатку  на  пальце  и  толстую
цепь на шее. Спрашиваю: "Ребята, не найдется ли у вас спичек?" После то-
го как они дают прикурить, Роберт обращается ко мне:
   - Молодой человек, не хотите ли нажить денег?  Здесь  вот  совершенно
простенький этюд расставлен, и вам  осталось  только  правильно  выбрать
цвет и сыграть.
   Тося проявлял интерес и, пару раз сыграв, проигрывал деньги. А потом,
уже собравшись уходить, он вспоминал:
   - Знаете что, у меня дядя очень богатый, состоятельный человек. А  во
мне он не видит серьезного человека. И вот он хочет, чтобы я был  умным,
сообразительным, эрудированным... И он мне постоянно подбрасывает задач-
ки всевозможные: то кроссворды, то шахматные ребусы. И  вот,  кстати,  в
последний раз он мне тоже показал  одну  из  шахматных  задач.  Если  вы
действительно соображаете и поможете мне ее решить, я  за  такую  задачу
мог бы вам заплатить деньги. Мне это выгодно: он мне поменяет  мою  ста-
ренькую "тройку" на новую "шестерку".
   И он им расставлял уже известную нам четырехходовку, а сам отходил  в
сторонку.
   Роберт всегда делал так, чтобы его товарищ  по  игре  нашел  решение.
Когда последнему удавалось это сделать, его радовал тот факт, что  вдруг
в нем определилось такое прозрение, такая острота ума, чего раньше он не
замечал за собой. И этот факт приводил его в восторг.
   Когда Тося появлялся в поле их зрения, напарник Роберта кричал:  "Ре-
шение найдено, плати деньги, сейчас мы тебе его покажем". Тося  со  спо-
койным видом подходил и говорил уже знакомое нам: "Так не пойдет...  да-
вайте поспорим". Затем он делал свою любимую ставку -  цепь,  печатку  и
пачку десятирублевых банкнот в банковской упаковке.
   Роберт обрабатывал напарника. Он доставал  свои  деньги  и  предлагал
поставить пополам. Но пополам никогда не получалось, потому что у Робер-
та были лишь копейки. Также Роберт интересовался, как же они  будут  де-
лить цепь, то есть всячески добавлял уверенности напарнику в выигрыше.
   - В оконцовке лох ставил все, - заключил Тося, потягиваясь  от  уста-
лости. - Все, что у него было. Я залазил на него еще какой-то суммой де-
нег, которых у него на тот момент не было. Это было обязательное условие
катки, как говорил о четырехходовке Роберт. В случае, когда терпила про-
игрывал и оставался должен, ему нужно было возвращаться домой за деньга-
ми. Он искал предлог поскорее смыться от случайных знакомых, и мы всегда
предоставляли ему такую возможность. Это было грамотно придумано: не на-
до от него валить, он сам от тебя бежит! - Тося ухмылялся.
   К этому времени они с Ромой перебрались на кухню.  Прикуп  заканчивал
готовить кофе.
   Они так отточили эту аферу, что  она  стала  занимать  всего  пятнад-
цать-двадцать минут времени, потому как вокруг весело светило  солнышко.
Его лучи согревали Тосино сердце. Веселые загорелые  женщины  будоражили
воображение. Его влекло к противоположному полу с неистовой силой.


   ОБРУЧАЛКА ИЛИ ПЕРСТЕНЕК?

   Как-то утром в номер к Тосе зашел Роберт. В постели у товарища он за-
метил Настю, которая, по-видимому, проснулась давно. То, что происходило
в номере в предыдущие полчаса, было написано на  ее  лице.  Щеки  горели
красным, губы налились и явно выражали сожаление по поводу прихода  гос-
тя. Отуманенные сексом глаза были полуприкрыты.
   Тося познакомился с Настей три дня назад. Это была интересная молодая
москвичка. Роберт три дня не мог разыскать Тосю: тот со своей новой под-
ругой провел их на яхте в море. Они вернулись лишь этой ночью.
   - Наконец-то я нашел тебя, Тося! Рад, что ты  жив,  здоров  и  ничего
плохого с тобой не произошло. - Роберт похлопал по плечу товарища, кото-
рый стоял перед ним голый. - Собирайся, нужно заработать немного  денег.
Расходы выбивают.
   - Хорошо. Я и сам поистощился, - живо ответил Тося. - Вот только Нас-
тю нужно завезти домой. Собирайся, милая, - обратился он  к  Насте.  Ему
очень понравилась эта девчонка, и он не хотел ее отпускать.
   Настя остановилась в домике в горах. Там они жили вместе с  подругой,
с которой она не хотела знакомить Тосю из ревности. Но Тося и не настаи-
вал на этом знакомстве.
   Они втроем сели в такси и поехали забирать Настины вещи. Настя попро-
сила шофера остановиться в каком-то проулке, а сама дворами пошла к  до-
му.
   Неподалеку от машины, из которой друзья перебрались в тень  деревьев,
они заметили молодого парня с голым торсом в выцветших  спортивных  шта-
нах. На среднем пальце его левой руки солнце оставило след от кольца.
   - Давай выбьем за перстенек этого поца, - обратился Тося к безразлич-
но стоявшему Роберту.
   - Да это обручалка, - ответил тот, глядя на парня,  перелопачивающего
цементный раствор в корыте.
   - Заодно и посмотрим, что это.
   Приятели приблизились к парню. Роберт достал шахматы и попросил  того
помочь разрешить их спор...
   ...Когда Настя спускалась с небольшой сумкой по тропинке, она замети-
ла, как Тося примеряет на палец золотой перстенек.
   - Что это? - удивилась она.
   - Это то, что оказалось перстеньком, проигранным мне этим молодым че-
ловеком, - сказал Тося, указывая на понурого парня,  который  оперся  на
черенок лопаты и опустил голову.


   ПОСМОТРИ, КАКОЙ Я МАЛЕНЬКИЙ

   Придя как-то на катран, друзья заметили, что сегодня к привычной пуб-
лике добавилось несколько здоровенных парней. Они  демонстрировали  свою
силу и мощь, перекатывая огромные шары мышц. Эти громады бицепсов и три-
цепсов привлекали внимание ротозеев,  которые,  проходя,  задерживались,
чтобы полюбоваться атлетами.
   - Откуда пригнали этих быков? - обратился  Тося  к  Роберту,  который
поправлял кепку, налезшую на очки, - Тося купил ее в подарок другу в од-
ном из киосков набережной. Кепка представляла  собой  носовой  платок  в
большую клетку с прикрепленным к нему пластиковым козырьком  с  надписью
"Крым".
   - Да, это крепкие ребята, - заметил Роберт, - спортсмены,  не  иначе.
Сегодня намечается у кого-то большая игра, и  присутствие  этих  амбалов
подтверждает это.
   В это время к ним подошел Ренат.
   - Тося! Как поживаешь? Привет, Роберт.
   - Ренат, рад тебя видеть. Что это, в Ялте проходит конкурс "Кто  чаще
видел гирю"? - сказал Тося, поглядывая на мускулистые шары спортсменов.
   - Это Картавый их привез из Москвы. И все для  того,  чтобы  усмирить
фраера, если вдруг возникнет непонятка.
   Тося и Роберт, попрощавшись с Ренатом,  направились  в  чащу  лежаков
террасы "Массандра".
   Пока Роберт, разложив открытыми по шесть карт, уговаривал зеваку сыг-
рать с ним партию в дурачка этими картами, Тося беседовал с уже  немоло-
дым Рафиком. Перед тем стояла красивая доска с нардами. Рафик рассказал,
как вчера ему удалось выиграть ощутимые деньги у  луганского  -  Коровы.
Как выяснилось, Корову усадил за стол Зануда. Он катил его по доле.
   Тося заметил, что к Роберту проявляет интерес один из здоровенных ох-
ранников. Высокий, поигрывающий мускулатурой, он стоял, внимательно слу-
шал и наблюдал за разговором Роберта с любопытным отдыхающим. Тот  отка-
зывался играть на деньги, хотя отдавал явное  предпочтение  тем  картам,
где имелись четыре козыря.
   - И ты предлагаешь играть любыми картами? - спросил спортсмен,  отод-
вигая нерешительного отдыхающего.
   - Да, - ответил Роберт, понимая нежелательность игры со спортсменом.
   - Как ты там сказал? Играешь на любую сумму? Сейчас я подумаю еще па-
ру минут и сыграю с тобой.
   Роберт оставил его думать, а сам подошел к Тосе.
   - Этот бык ныряет в игру, - сообщил он другу.
   - Я вижу по тебе, что ты готов начать сегодняшний день с него. - Тося
смотрел в очки Роберта, которые прикрывал козырек носового платка.
   - Если бы я хотел, я бы не стоял здесь, а уже давно бы его запутал.
   - Так ты не хочешь?
   - Хочу - не хочу... Посмотрим, как будут развиваться события.
   Спортсмен в это время, пригласив своего товарища, проигрывал  предло-
женные Робертом варианты. Убедившись в правильности выбранных  карт,  он
громко сказал:
   - Ну где ты там? Иди сюда и прихвати денег.
   Вокруг, на каждом лежаке, шла игра и велась запись.  Делалось  это  в
основном тихо. Лишь изредка слышались матерные ругательства.
   Когда спортсмен на весь катран обратился к Роберту, все оторвались от
своих дел и с любопытством глянули на последнего. Тот с невозмутимым ви-
дом подошел и уселся напротив атлета.
   - Решились наконец-то? - спросил Роберт.
   - Я буду играть вот этими, - и он указал на карты, - и  играть  будем
по двести.
   - Ну что ж, попробуем, - согласился Роберт. Тося к этому времени  пе-
ребрался ближе и сидел рядом с Робертом и двумя атлетами.
   Началась игра, в которой очень скоро победил Роберт.  Атлет  встал  и
отошел к стоящим неподалеку товарищам.
   - Ты только посмотри, - сказал Роберт, рассматривая совещающихся  ат-
летов. - День начался с бычьих двухсот. - И он улыбнулся из-под  надписи
"Крым".
   В это время спортсмены гурьбой подошли к сидящим друзьям.
   - Чтобы через пять минут вас здесь не было, - сдавленным голосом ска-
зал проигравший. - Ты меня понял? - Он подошел к Роберту ближе и,  взяв-
шись за козырек, резко дернул вниз.
   Роберт смешно пытался высвободиться от кепи двумя руками.  Наконец  у
него это получилось. Он поправил очки. Укрепил кепи. И подошел  к  смею-
щимся спортсменам. Он стоял, упираясь  козырьком  своей  кепки  в  грудь
обидчику. Тот поигрывал мускулами. Роберт поднял голову и  через  мощные
диоптрии смотрел на висящее в небе лощеное лицо культуриста.
   - Ты посмотри, какой я маленький, - сказал жалостливо Роберт.
   Спортсмены рассмеялись. Вдруг Роберт что было силы ударил в нос долж-
ника. Брызнула кровь в разные стороны. Атлет пошатнулся, сделал  полшага
назад и сел на стоящий рядом деревянный диванчик.
   Наступило замешательство. Товарищ пораженного атлета двинулся на  Ро-
берта. Тот упал спиной на лежак, согнул ноги к груди  и  что  есть  силы
ударил в грудь нападавшего. Тот отлетел и, споткнувшись,  упал.  Роберт,
перевернувшись через голову, побежал через лес лежаков. Перед Тосей  вы-
рос спортсмен.
   - Я не имею к этому никакого отношения, - поспешил остановить прибли-
жающуюся громаду Тося. Правое его плечо упиралось в  нетолстую  железную
трубу навеса.
   Тося слегка повернул голову вправо, подставив челюсть под удар.  Рука
его в это время крепко сжимала трубу. Последовал удар. Тося  оттолкнулся
от трубы. Послышался хруст и рев нападавшего - его рука угодила в  желе-
зо. Тося, не разжимая руки, провернулся вокруг столба и с  силой  ударил
того ногой в почку.
   В этот момент он почувствовал, как кто-то тянет его сзади за рубашку.
Это была молоденькая симпатичная девушка в модном купальнике.
   - Сюда, - сказала она, указывая дорогу.
   Они побежали, перепрыгивая через множество преград. Тося на ходу стя-
нул рубашку, и теперь он ничем не выделялся среди множества отдыхающих.
   Они сбежали по ступенькам и уселись на неуютную  гальку.  Тося  обнял
девушку, и она положила голову ему на плечо.
   - У тебя рубашка вся в крови, - сказала она, складывая  рубашку  так,
чтобы скрыть огромные пятна.
   Они видели, как спортсмены пробежали у самого моря, поглядывая на за-
горающих.
   - Где же Роберт? Не мог он уйти. Он где-то рядом, - сказал Тося, лас-
кая красивое загорелое тело девушки.
   Вдруг он узнал в мужчине, сидящем прямо  перед  собой,  Роберта.  Тот
снял очки и фуражечку. Разделся до трусов и, обняв колени, мирным  инже-
нером поглядывал на гладь моря.
   - Роберт, - позвал Тося.
   Тот обернулся, и они рассмеялись.
   - Будем пробираться отсюда, - сказал Тося.
   Они легко прошли мимо бдительных, устрашающих мышц. Тося при этом це-
ловал и лез под лифчик наслаждающейся этим девушке. Роберт в одних  тру-
сах, подвернутых как плавки, твердой, уверенной походкой, со  взъерошен-
ными волосами, прошел перед самым сломанным носом своего обидчика.  Тот,
запрокинув голову, зажимал разбитый нос окровавленным платком.
   - Как ты смотришь на то, чтобы отправиться в Сочи? - спросил Роберт в
гостиничном номере Тосю, когда тот выходил из ванной.
   - Возьмите меня с собой, - сказала Зоя из спальни.


   ШАХМАТНЫЕ КУРЬЕЗЫ

   С Лешей Тося познакомился давно. В Одессе, его родном городе, на Тосю
был объявлен розыск, и он решил махнуть на недельку в Москву, а там  ре-
шить, куда двинуть дальше.
   Как-то, обедая в ресторане "Россошь",  Тося  встретил  друга  детства
Гришу Рябого. Тот уже больше года жил в этом городе.  Гриша  моментально
сориентировался, что на этой встрече можно хорошо  нажиться.  Зная,  что
Тося обладает невероятными способностями, знает тысячи "примочек" в раз-
личные игры, имеет большой опыт во всевозможных спорах, Гриша решил бро-
сить под него своих знакомых, которые наживались  тем,  что  работали  в
разных кабаках и барах столицы. Они ловили простаков в  различные  игры,
когда те собирались отдохнуть в уютных креслах вестибюля. В  ход  шли  в
основном нарды и шахматы.
   В один из осенних вечеров в бар под названием "Тритон", что на Таган-
ке, постучал молодой человек. Открылось окошко в центре дубовой двери.
   - Мест нет, - прозвучал твердый голос бородатой головы, появившейся в
окошке и с безразличием разглядывающей незнакомца.
   - Заказан столик, - ответил тот, доставая червонец из портмоне.
   Дверь отворилась, и бородатый здоровяк впустил гостя. Тося  шагнул  в
залитый светом холл, небольшой, но уютный. В середине у стены стоял стол
и несколько кресел. На столе - шахматная доска с расставленными  на  ней
фигурами. Рядом лежали закрытые нарды. "Все точно так,  как  и  описывал
Гриша, - подумал Тося. - А вот это, наверное, Леша и есть: высок, полно-
ват, суетлив, все время говорит - путает лоха во что-то".
   Тося сдал в гардероб дорогой кожаный плащ  апельсинового  цвета.  (Он
выиграл его в карты неделю назад в "Руси".) На нем был безупречный  кос-
тюм. Он производил впечатление человека хорошо обеспеченного, но  какого
рода деятельностью занимается этот человек  -  оставалось  загадкой  для
всех. Да и сам он никогда не знал, чей образ примет  через  минуту.  Все
зависело от того; с кем предстояло общаться.
   Он не спеша направился в зал, где кипела жизнь. Но по дороге  все  же
на минуту задержался у шахматной доски и заметил:
   - Какие красивые у вас шахматы.
   Леша прошелся по нему изучающим взглядом.
   Тося сидел за столиком у самого бассейна, в  котором  плавали  рыбки,
бил фонтан и жил тритон. Он кадрил одну из двух девок, сидевших за  сто-
ликом рядом. Он весело описывал вкус  цимлянского  шампанского,  которое
находилось у него в номере, куда они и направятся чуть-чуть попозже.
   - Ты девочка, которую я искал всю жизнь, - заметил Тося в  самое  ухо
раскрашенной блондинке и отправился к выходу.
   В вестибюле он закурил сигарету и подошел к столу, за которым  собра-
лись пять человек.
   Леша сидел в кресле, держа в руке деньги. Он объяснял что-то парню  с
несколько длинноватой шеей, переставляя шахматные фигуры на доске.  Тося
постоял некоторое время, наблюдая за происходящим, а потом спросил:
   - Что это так мало фишек на доске? Или это какие-то задачки? - Сказав
это, он повернулся в сторону стоявшего рядом молодого человека. По всему
было видно, что этот парень имеет самое отдаленное отношение к игре.
   Тося вопросительно глянул в глаза парня. Тот, не зная, что  ответить,
подался назад.
   - Да, это задачки. Можно и так сказать, - прозвучал голос Леши. - Ре-
шая эти простенькие, как вы выразились, задачки, можно заработать  нема-
лые деньги. Вот, например. - Он стал отодвигать того, кто мешал Тосе по-
дойти к столу.
   Тося оказался напротив Леши. Тот уже развернул доску и выстраивал  на
ней какой-то этюд. Тося с искренним интересом наблюдал за ним,  а  затем
заявил:
   - Дело в том, что я очень плохо играю в шахматы. Но у меня есть дядя,
который считает, что шахматы - это лучший способ развивать мозги.  И  он
постоянно заставляет меня решать всевозможные задачки. А в последний раз
он показал мне задачу и сказал, что если я ее решу... - И  он  рассказал
уже известную нам историю о своем дяде.
   Все вокруг оживились:
   - Покажи свою задачку.
   - У меня где-то записано. - Тося достал портмоне и стал в нем  искать
запись. При этом все заметили пачку сторублевых банкнот. - К  сожалению,
нет. Ну, ничего. Я попробую расставить по памяти. - И он начал  расстав-
лять фигуры, проявляя забывчивость и рассеянность.
   В конце концов на доске появилась известная нам четырехходовка.  Все,
включая Лешу, склонились над доской и стали двигать  фигуры,  проигрывая
разные варианты. Тося молча наблюдал за ними, и, когда заметил, что  его
задачка вот-вот будет решена, он сказал:
   - Сейчас я подойду. Мне надо вернуться к столу. Там меня  ждут  обал-
денные телки.
   Он вернулся за стол, заказал еще шампанского и продолжил сальную  бе-
седу с уже высматривавшей его блондинкой.
   Он рассказал анекдот, все смеялись, когда в зал  зашел  Леша  и  стал
рыскать взглядом по столам в поисках "богатого маменькиного  сынка".  Он
быстро его нашел, так как смех последнего гремел по всему залу, аккомпа-
нируемый мелким и писклявым смешком девчонок.
   - Пойдем, мы все тебе решили, - подойдя к столу, выпалил Леша.
   Тося медленно и недоуменно посмотрел на него, а затем, как бы  вспом-
нив, сказал:
   - А-а, нашли... быть того не может!
   - Да точно, нашли. Пойдем, платить надо.
   Тося нехотя встал из-за стола и, подталкиваемый Лешей, пошел к  выхо-
ду. Подойдя к столу с шахматами, Леша сказал:
   - Все решено, сейчас сам убедишься.
   - Я же сказал тебе, что не верю в то, что ты мог решить эту задачу за
такое короткое время. Если ты другого мнения, давай разрешим  наш  спор,
поставив какую-то сумму денег. Я, например, считаю, что ты  зря  оторвал
меня от девок, и могу рискнуть, поставив тысячу или даже полторы.
   Леша задумался. Четверо его друзей придвинулись к нему ближе и  стали
шептать: "Давай скинемся и поставим полторушку, ведь решение-то  стопро-
центное". Но Леша думал, исподлобья разглядывая незнакомца: "А что, если
здесь какой-то зехер, ведь я сам убираю лохов на подобное? И какой пере-
ход от "заплачу" к "давай поспорим"? Нет, он не лох. Этот парень не  по-
дарок. И я - шухер московских шахматистов - чуть не попался как  послед-
ний шлецек. Но как поступить?" Он решил посоветоваться со своим  товари-
щем, которого звали Пионер.
   Рассказывают, что с Пионером когда-то отказался играть в блиц Карпов,
так как знал силу ума этого человека.  Пионер  действительно  был  очень
способным шахматистом с феноменальной памятью. Только он не стал  участ-
вовать в разного рода соревнованиях. Он попал в среду "играющих", и этот
мир ему пришелся по вкусу. Сейчас он крепко шел по стезе  шулерства.  Он
стал экспертом далеко не только шахматных дел: нарды,  преферанс  и  еще
ряд коммерческих игр увлекли и поглотили несостоявшегося чемпиона  цели-
ком.
   Леша, сказав, что ему необходимо сходить за  деньгами,  направился  к
телефону для разговора с Пионером...
   - ...Здесь не ставится мат, так как черные на втором ходу  залазят  в
пат. Этюд, не имеющий решения, - заключил Пионер.
   - И что же я могу сделать в этой ситуации? - осаждал его Леша.
   - Проиграй ему небольшую сумму, а затем скажи, что это ловушка. Реше-
ния нет. Он начнет доказывать, что оно есть. Тогда предложи ему  сыграть
белыми. Но учти, что здесь нужен тонкий психологический  подход.  Ударяй
на то, что он хотел вас кинуть в оконцовке.
   Повесив трубку, Леша направился к столу.
   - Не получается с деньгами. Сколько у нас вообще налички? - обратился
он к четырем компаньонам, которые ждали его с нетерпением и  были  полны
решимости начать игру.
   Леша попросил Тосю оставить их на пять минут, чтобы они могли подсчи-
тать деньги и еще раз проверить найденное решение.  У  четверых  Лешиных
компаньонов оказалось восемьсот пятьдесят рублей.
   - Слушайте внимательно, - начал Леша. - Этот парень не так прост, как
кажется. Здесь после третьего хода белых черным некуда ходить -  пат,  и
плакали ваши денежки. - Он показал, как после первого хода белых  черный
слон идет на H1, а вторым ходом закрывается пешкой на G2.
   - Значит, мы нашли не то решение? - заметил кто-то из шахматистов.
   - Нет, решение здесь одно, и оно является ловушкой. Этот парень хотел
нас кинуть.
   - Ну а что же нам теперь делать? Набить ему морду?
   - Нет, делать мы этого не станем. Доверьте мне свои деньги,  и  через
пять минут я разделаю его как Бог черепаху.  -  Леша  смотрел  на  своих
дольщиков с таинственной улыбкой.
   - Будь по-твоему. - Они передали ему восемьсот пятьдесят рублей.
   Когда Тося вернулся к столу с заговорщиками,  Леша  сказал,  что  они
настолько уверены в своей победе, что готовы поставить три  тысячи  руб-
лей. Вся четверка стала нервно переглядываться. Этого  было  достаточно,
чтобы Тося понял, что происходит в действительности. Он ответил, что го-
тов играть и поставить такую же сумму.
   - Позвольте напомнить вам правила, по которым проходят подобные  спо-
ры, - начал Леша. - Вы выстраиваете этюд на доске. Объявляете условия. В
данном случае они таковы: белые начинают и ставят мат через четыре хода.
Это является выигрышем для белых, а для черных является выигрышем,  если
белые не ставят мат в четыре хода по какой-либо причине, будь то мат бе-
лым или еще что. Затем оговариваем сумму. В нашем случае  каждый  ставит
по три тысячи рублей. После того как мы скрепляем наш спор  рукопожатием
и все деньги стоят на кону, мы вправе выбрать цвет шахмат и начать  игру
в соответствии с общеизвестными шахматными правилами. Если  вам  понятны
условия игры и вы не передумали, предлагаю ставить деньги и начинать иг-
ру.
   - Я ничего не понял из того, что вы сказали. Но все равно игру начать
готов. И побыстрее. Потому как меня ждет  красавица,  которая  вскружила
мне голову.
   Он отсчитал три тысячи и предложил положить деньги в  нарды,  лежащие
на столе. Леша согласился. Он взял деньги, полученные отдолистов,  доба-
вил свои и положил в нардовую доску. Перебили рукопожатие.
   - Теперь осталось выбрать цвет, - ехидно заметил Леша.
   - Как цвет? Какой цвет? А разве... - испуганно, открыв широко  глаза,
прошептал Тося, лоск с которого слетел в одну секунду. Теперь он казался
слабым и беззащитным.
   - Я выбираю черные, - твердым голосом победоносно заявил  Леша.  -  А
вам, стало быть, играть белыми. Ваш ход.
   А в это время Гриша кругами ходил вокруг машины и нервно курил.  "Что
же там происходит? Почему так долго? Вот бы взглянуть  хоть  одним  гла-
зом", - думал он, поглядывая на часы.
   Тося сел в кресло, которое стояло на углу стола, а доска с  шахматами
оставалась в центре. Он взялся за ее край и придвинул к себе, отчего все
фигуры попадали. Леша стал ставить их по местам, а Тося, извиняясь,  на-
чал ему помогать. Когда этюд был возобновлен и Леша  внимательно  прове-
рил, все ли стоит правильно, началась игра. Тося сделал  ход  слоном  на
В2. Черные ответили слоном на H1. Белые - слон A3. Черные  -  пешка  G2.
Белые - слон F8. Сделав паузу, Леша заявил, что ходить ему более  некуда
и это пат. На что Тося спокойно ответил:
   - Черная пешка с поля А4 может, я думаю, шагнуть на поле A3. - С эти-
ми словами он моментально извлек деньги из нардовой доски  и  засунул  в
рукав пиджака.
   - Он свольтировал пешки, - с досадой в голосе заключил Леша.  -  Надо
же, способный, твою мать...
   Остальные четверо проигравших, негодуя, начали было  что-то  кричать,
но Тося их успокоил:
   - Не надо глотничать, братва, следите за здоровьем. - Он весело улыб-
нулся и пошел в зал, где его заждалась блондинка.
   Так он познакомился с выдающимся картежником, нардистом, бильярдистом
города Москвы Лешей Кушевым. Впоследствии они крепко сдружились и сдела-
ли не одну работу вместе. Они расставались и встречались в разных  горо-
дах страны в самое неожиданное время. Всегда эти встречи их очень  радо-
вали и были как нельзя кстати.
   Когда Тося встретился с ожидавшим его Гришей, он отдал  ему  половину
выигранных денег и сказал:
   - Ох, и крученый этот Леша. Это тебе не поц. Мама дома?


   НА ПРАВА

   Леша нашел Тосю, когда тот с Гришей выходили из ресторана "Белград".
   - Какая встреча! - весело воскликнул Леша. - Вот тот, с кем ты разде-
лил мои три тысячи. Тот, жадность которого свела нас с тобою.  -  И  он,
продолжая улыбаться, взглянул на Гришу.
   Тот опустил голову, не зная, что возразить.
   - Сейчас не об этом. Гриша, не огорчайся. Я благодарен  тебе  за  это
знакомство. Во-первых, этот случай многому меня научил. Во-вторых, я на-
шел чудесного подельника и хорошего, веселого товарища.
   Все трое вышли на улицу.
   - Я целый день мотаюсь по городу в надежде отыскать тебя, - обратился
к Тосе Леша. - Есть очень интересный и стоящий лох. Давай возьмем такси,
а по дороге я все объясню.
   Они забрались в такси.
   - Первый часовой завод, к Ямским баням, - сообщил Леша шоферу.
   Они с Тосей расположились на заднем сиденье, а Гришу усадили  вперед,
что давало им возможность пошептаться.
   Леша рассказал: выдернул на бегах одного парикмахера, с которым креп-
ко сдружился. Его можно хлопнуть за пятнадцать тысяч. Когда Тося поинте-
ресовался, как он собирается того "хлопнуть", выяснилось, что конкретно-
го плана у Леши нет и он искал Тосю, чтобы вместе его разработать.
   Тося рассказал, что как раз вчера в  "Битце"  он  встретил  знакомого
чистодела.
   И тот предложил ему фальшивые водительские удостоверения  с  талонами
предупреждений и печатями. По всей видимости, у него их много.
   - Куда мы едем? - поинтересовался Тося.
   - Я покажу тебе парикмахерскую, в которой ты познакомишься с этим ло-
хом, - ответил Леша.
   - Подожди, - возразил Тося, - сначала мы съездим к чистоделу и  купим
все права, что у него есть. А уж потом поедем знакомиться.
   Всего они купили 86 водительских удостоверений с талонами по 20  руб-
лей за штуку.
   Дождавшись, пока образуется очередь к объекту изучения, Тося зашел  в
парикмахерскую и, не обращая внимания на ожидавших,  уверенной  походкой
направился к нужному мастеру.
   - Побрить, и срочно!
   - Молодой человек, ведь здесь же очередь, - неуверенно возразил рыже-
ватый, высокий, средних лет мастер. В кресле сидел клиент.
   - Пятнадцать рублей. - И Тося сунул ему в карман деньги.
   - Вы извините, буквально пару минут придется обождать,  -  пролепетал
счастливым голосом рыжий мастер прически.
   Действительно, пришлось ждать недолго.  Наскоро  добрив  клиента,  он
пригласил Тосю в кресло.
   Во время бритья между ними завязалась беседа, в которой Тося  поведал
парикмахеру о своих финансовых делах  и  планах  на  ближайшее  будущее.
Как-то: он приобрел новенькую "шестерку" за пятнадцать тысяч,  разумеет-
ся, в Южном порту (в то время как это же можно было сделать  за  двенад-
цать). Затем он заметил, что парикмахер очень общителен и наверняка име-
ет дружеские и деловые связи со значительными людьми этого  города,  что
дает надежду на то, что Рыжий поможет ему достать водительские удостове-
рения с талонами. Если такое произойдет,  он  может  заплатить  шестьсот
рублей за одну "корочку".
   Рыжий занервничал, так как вспомнил, что в воскресенье  на  ипподроме
Леша предлагал ему водительское удостоверение за четыреста  рублей.  Ка-
жется, с талоном.
   - Вы не могли бы зайти завтра? Я постараюсь вам помочь.
   - Конечно, зайду. С меня магарыч, как говорят у нас в Харькове.
   Леша заглянул к Рыжему под вечер. Накануне они условились о  встрече,
чтобы решить вопрос приобретения валюты парикмахером. Леша уверял, что у
его знакомых фарцовщиков и проституток это будет дешевле. Рыжий радостно
встретил гостя. Он рассказал ему, что нашел покупателя  на  водительское
удостоверение. Леша, к счастью, его не продал. Они условились, что  Леша
оставит "корочку", а потом зайдет за деньгами.
   Тося рассматривал водительское удостоверение, которое  вручил  ему  с
победоносным видом парикмахер, в подсобном помещении за закрытой дверью.
   - Да-а, отличные права с талоном, да еще с печатями. Как раз то,  что
нужно. Беру. - И он стал отсчитывать из тугой пачки денег шестьсот  руб-
лей. - Послушайте, мне надо еще минимум сто штук. Деньги сразу.
   - Я постараюсь узнать. Пообещать ничего не могу. Оставьте свой  теле-
фон, я позвоню, как только что-нибудь прояснится.
   - Гостиничный телефон я оставлять не стану. Сами понимаете, - многоз-
начительно заметил Тося.
   - Хорошо. Тогда зайдите ко мне через день. Я  сообщу  вам  результаты
своих стараний.
   - С меня магарыч, - прощаясь, улыбнулся Тося.
   Когда Леша зашел за деньгами, кутюрье мужской прически рассказал ему,
что клиент очень денежный и хочет купить сто водительских удостоверений,
но цена несколько высока. И он рассчитывает, что при оптовой покупке она
будет снижена. Леша заверил, что завтра привезет, сколько сможет, и  по-
говорит о цене.
   В назначенный день Тося пришел в парикмахерскую.
   - Похоже, ваш вопрос решился, - приветствовал его  Рыжий.  -  Сегодня
вы, по всей видимости, получите то, что заказывали.
   Тося заверил его, что это замечательно и ему не терпится получить то,
на поиски чего у него ушел целый месяц. Рыжий попросил Тосю  зайти  нес-
колько позже. При этом сам он сильно нервничал, так  как  боялся,  чтобы
Тося не встретился с Лешей.
   Спустя полчаса в дверях появился Леша. Он спокойно и доходчиво объяс-
нил, что человек, у которого он брал "корочки", завтра уезжает в Киев  и
везет с собой 90 водительских удостоверений своим проверенным  покупате-
лям. А здесь он боится с кем-либо иметь дело, так как  занимает  высокий
пост в ГАИ. Мастер стал уговаривать Лешу, чтобы тот убедил своего знако-
мого продать водительские удостоверения ему, рыжему парикмахеру с Ямско-
го переулка. Леша предложил съездить вместе к работнику ГАИ, чтобы  убе-
дить того изменить решение.
   - Иди посиди немного у меня в подсобке, - предложил хозяин расчески и
ножниц. Он хотел дождаться Тосю и взять у него деньги на  покупку  води-
тельских удостоверений.
   - Да что я буду здесь рассиживаться! У меня дел невпроворот. Я  заеду
за тобой через пару часов.
   Рыжий кутюрье наконец-то дождался Тосю.
   - Не совсем получается все гладко. Это ведь сейчас такой дефицит! Все
как с ума посходили. Каждому подавай вдруг права. Вот если бы  неделькой
раньше... Но ничего, я постараюсь что-нибудь для вас сделать.
   - Минуточку. Как это - что-нибудь? Ты сказал мне, что я  смогу  полу-
чить все сто карточек с техталонами. И вот я здесь. Деньги при мне. - Он
стал доставать из целлофанового пакета пачки денег и бросать их на  тум-
бочку, стоящую рядом. - Здесь ровно шестьдесят тысяч. Можно не  пересчи-
тывать. И ты теперь говоришь, что постараешься сделать... Да я уже  поз-
вонил в Харьков и сказал, что права привезу!
   Рыжий тупо смотрел на пачки денег, и у него кружилась голова.  Он  не
совсем понимал, что говорит Тося. В висках стучало: "Почти половина это-
го может быть моей".
   - Да вы не нервничайте, все будет в порядке. Я сейчас  съезжу  и  все
вам привезу. Только нужны деньги - там в долг не дают.
   - Деньги? Вот они. И ты их получишь, как только я увижу права. Ты по-
езжай, а я подъеду сюда через час и буду ждать твоего  возвращения.  Ос-
тавляю тебе задаток в сумме трехсот рублей. - Он протянул деньги  рыжему
коммерсанту.
   - Может, дадите хоть пару тысяч? - вяло  спросил  тот.  -  Без  денег
взять их будет очень сложно.
   - Как только привезешь, получишь все, - повторил Тося. - И постарайся
скорее, чтобы я не ждал долго. - Он вышел, забрав пачки денег с  тумбоч-
ки. Как всегда в подобных делах, эти пачки были "куклами".
   - Ты готов? - спросил Леша что-то подсчитывающего  на  клочке  бумаги
парикмахера.
   - Да, да, едем, - спохватился тот; Когда они подкатили к  дому,  Леша
объяснил, что в квартиру зайдет лишь он один, а Рыжему  придется  подож-
дать в машине, "пока я получу визу на твою гостевую".
   Леша вошел в подъезд дома на Кутузовском проспекте.  Следующие  двад-
цать минут он провел, общаясь с каким-то мужчиной, курившим на  площадке
между этажами. Рыжий нетерпеливо ходил вокруг машины.
   Когда Леша вышел из подъезда, он объяснил  парикмахеру,  что  босс  и
слушать не желает о том, чтобы дать все корочки на целый час. Он  отдаст
права только в том случае, если за них будут тут же уплачены деньги.
   После недолгих раздумий Рыжий помчался домой за нужной суммой.
   Леша вынес 86 корочек, сказав, что 4 только что кто-то купил  по  550
рублей. Он получил с парикмахера 34 тысячи рублей  и  вошел  в  подъезд,
чтобы отнести деньги "боссу".
   Но Рыжий уже ничего не видел: он спешил отдать так тяжело  полученные
водительские удостоверения "богатому харьковчанину".


   МОСКОВСКАЯ БОЛГАРКА

   Тося зашел в бар с единственной целью - купить шампанское. Дома он не
был вот уже две недели. Там его ждала Верочка, с которой к этому времени
они прожили вместе три месяца, и он успел крепко в  нее  влюбиться.  Она
отвечала взаимностью, но инерция прежней жизни увела его в очередной ку-
теж.
   Он познакомился с видной и красивой девчонкой. Увлекшись  ее  нестан-
дартным подходом к сексу, он потерял счет времени. И  только  через  две
недели вспомнил о Верочке. Сердце заныло. "Заеду куплю шампанское и  тут
же домой", - подумал он.
   Переступив порог бара, он заметил, как бармен, увидев его,  стал  за-
талкивать какую-то девушку в подсобку. Тося подошел к барной стойке.
   - Привет, Валик! - обратился он к высокому бармену с гусарскими  уса-
ми.
   - Тося! Как дела? Давно тебя не было. Чомба с ребятами только что уш-
ли, - стрекотал явно чем-то взволнованный бармен.
   - Ну и хорошо, что ушли. Я никого не хочу видеть. Дай мне пару  буты-
лок шампанского, и я пойду, совсем не имею времени.
   Валик, уточнив, какое именно нужно шампанское, протянул его Тосе.
   - Что это за девчонку ты прячешь? - спросил Тося, вспомнив об увиден-
ном.
   Волнение бармена усилилось.
   - Какая девчонка? Нет никакой девчонки. - Он смотрел на Тосю,  стара-
ясь выглядеть естественно. Его чрезмерное усердие бросалось в  глаза,  и
Тося захотел узнать причину наглого вранья.
   - Открой подсобку и покажи мне ее.
   Валик что-то пытался говорить, но Тося его не слушал.  Он  подошел  к
закрытой двери подсобного помещения и с угрожающим видом глянул на  сто-
явшего рядом что-то бормотавшего бармена. Тот решил  не  утруждать  Тосю
повторением просьбы дважды, так как из опыта знал, что характер его неп-
редсказуем и круто пропорционален выпитому. А тяжесть Тосиной руки  была
хорошо известна всем обитателям этого бара.
   Валик открыл дверь, и Тося зашел в длинное помещение, наполовину зас-
тавленное ящиками. Там в углу стояла  высокая,  стройная,  элегантная  и
привлекательная Лиза - так она представилась ему.
   - Почему этот тип прячет тебя здесь?
   - Не знаю, - скромно ответила Лиза.
   - Твое место на людях. Ты создана для того, чтобы тобой любовались. -
Он взял ее за руку и повел из бара.
   Валик бежал за ними. Он с жаром что-то объяснял, но Тося его не  слы-
шал. Он был занят своей спутницей. Уже через пять минут визит  домой  он
отложил до завтра.
   Они сели в такси и долго ездили по улицам города,  пока  Тося  решал,
где бы им уединиться. Они чуть было не налетели на машину, которая пулей
выскочила из-за утла. Шоферу в последнюю секунду удалось избежать столк-
новения. Такси выбросило на тротуар, и оно остановилось, уткнувшись бам-
пером в дерево. Другая машина тоже остановилась, и Тося увидел за  рулем
Колю Колича. Тот подал назад, открыл окно и поинтересовался:
   - Все целы? - И тут же добавил, заметив появившегося шофера: - Что ты
гоцаешь, как угорелый? Бухой, что ли?
   Тося выбрался из машины и направился к Коле. Оба обрадовались  встре-
че. Коля пригласил их к себе. Заплатив таксисту за проезд и за  "боюсь",
перебрались в Колину машину.
   Когда допили шампанское, Коля, видя нетерпение Тоси, предложил гостям
комнату.
   Лиза поразила его нежностью и страстью.
   ...Выкурив сигарету, он вспомнил о Коле, который остался  в  соседней
комнате. Тося робко, неуверенно сказал:
   - Мы давно с ним не виделись. Вообще-то мы как братья. Я не знаю, как
тебе сказать... Мне хотелось, чтобы ты была с ним ласкова и... -  он  не
успел договорить, какой еще надлежало быть Лизе.
   - Хорошо, - опустив глаза, скромно сказала она.
   Тося слушал музыку, пока Коля развлекался с Лизой. Затем  они  резви-
лись втроем.
   Первые лучи утренней зари упали на упругое, красивое тело Лизы.  Тося
смотрел на нее. Та, стоя коленями на стуле, делала минет лежащему на ди-
ване Коле. Спина ее была сильно прогнута. Голова находилась  много  ниже
уровня колен. Белоснежная попка аппетитно раскачивалась.
   ...Коля и Тося устали, чего нельзя было сказать о Лизе. Она танцевала
под музыку посреди комнаты. При этом постоянно находя весьма откровенные
позы, она на мгновение задерживалась в каждой. То, повернувшись спиной к
друзьям, она нагибалась и с силой раздвигала ягодицы, которые, казалось,
вот-вот разорвет. То вдруг принималась нежно и медленно ласкать грудь  и
бедра. Став на "мостик", она раздвинула ноги и принялась делать волнооб-
разные движения телом, отчего ее плоть вздымалась и  казалась  чувствен-
ной, трепетной и зовущей.
   - Откуда ты взялась такая? - спросил ее Тося.
   - Я болгарка, живу в Москве. Здесь у тетки. Это мой  муж  меня  всему
научил.
   - У тебя есть муж? - удивился Коля.
   - Да, он танцует в Большом театре. Иногда приводит домой кучу  людей.
Женщины, мужчины. Все они раздеваются догола, и начинается такое, о  чем
раньше я никогда не слыхала. Бывает, он кого-то трахает, бывает  -  его.
Однажды он написал мне в рот.
   - И что ты сделала? - Коля приподнялся и скривился в гримасе.
   - Выпила. Что мне было делать? Это ведь мой муж.
   Коля заказал такси, на котором уехала Лиза.


   КОЛЯ КОЛИЧ "ЛОМАЕТ" НОВОБРАНЦАМ

   - ...Итак, я попал в армию, - рассказывал Тосе Коля  Колич.  -  Самые
прикольные дни там - это когда приходил новый призыв. Как только они по-
являлись в казарме, первый, с кем им было суждено познакомиться, был  я.
"Ребята, - говорю им, - в этой казарме хочется выть от  скуки.  Как  раз
сейчас в универмаге есть новые магнитофоны. "Юпитер" называются.  Четыре
дорожки. Давайте скинемся кто сколько может  и  купим  этот  магнитофон,
чтобы скрасить наш быт музыкой". При этом я доставал из кармана  пятьде-
сят рублей одной бумажкой и бросал на кровать. Остальные следовали моему
примеру и давали кто три, а кто и рубль, ну, в общем, жлобили... Затем я
пересчитывал деньги, отламывал половину и говорил: "Кого пошлем за  маг-
нитофоном?" Они выбирали какого-то поца, я отдавал  ему  деньги,  и  тот
отправлялся в магазин.
   Когда через некоторое время он, потный, с глазами на  лбу,  вбегал  в
казарму, я его уже ждал там. Он начинал  рассказывать  историю,  как  он
пришел в универмаг... считать деньги... их  оказалась  половина.  Внима-
тельно выслушав до конца это фуфло, говорю: "Некрасиво получается, ребя-
та. Ну, в общем, вы разбирайтесь здесь, что и как, а я пока заберу  свои
пятьдесят рублей". Забирал свой полтинник, а остальные бросал и  уходил.
Никто не понтовался, так как все знали, что это мой полтинник. Вот так и
проходила служба. - Ну, а ты? Как ты? - спросил Коля. - Расскажи что-ни-
будь о работах. Я ведь знаю, у тебя в запасе всегда чтонибудь новенькое!
Я слышал, вы с Васей работали в Москве на обратку. Знаю, что о  подобных
вещах не рассказывают, но прошу тебя: научи по  старой  дружбе,  как  вы
швыряли кидал возле чекового.
   - Ты прав, об этом не говорят, - согласился с ним Тося.  -  Но  тебе,
так и быть, можно. Я расскажу тебе, как кинуть мелких мошенников,  стоя-
щих возле магазина или на базаре и предлагающих обмен валюты. Для приме-
ра возьмем магазин на Таганке, в котором торгуют товарами за чеки  Внеш-
посылторга, то есть за фантики.




 

ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1] [2] [3] [4] [5]

Страница:  [1]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама