Земля и Вселенная - электронная библиотека
Переход на главную
Жанр, рубрика: Земля и Вселенная

Ермаков Олег Владимирович.  
  Планета Любовь. Основы Единой теории Поля


Переход на страницу:  [1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6]  [7]  [8]  [9]  [10]  [11]  [12]  [13]  [14]  [15]  [16]  [17]  [18]  [19]  [20]  [21]  [22]  [23]  [24]  [25]

Страница:  [9]



Электронная почта автора: hermakouti@ukr.net

Личный сайт автора: www.ivens61.narod.ru

Телефоны в Киеве: 
+ 38 (095) 836-42-41,
+ 38 (044) 533-12-20,
+ 38 (050) 877-10-47,
+ 38 (044) 222-65-38


Артемида, Медве|диц|а горня (ведь ей есть она, Луна-Мать) — Луна с Глубью своей, Миром в ней: «диц» — «дец, dec», «duc»: Мир-Десять, Дек|ада, С|т|ез|Я в Бога, Я. Посему Русам з|вер|ь сей — Сто|жар: Жар Ста, Мира в Луне (Сто, ква|дра|т Десяти — в Боге Мир: в Жизнедателе — Жизнь); Стожар — Са|жар-звезда, Семь в одном, тело-ось: Са|жа-Жа|р, Тьма-Огнь, вкруг коей в|ер|т|ится Сва|рга — Рай-Не|бо, Дом звезд (сажа — Саша,  А|лекSUN’др). Сажар, Стожар — Л|ось Русам: Луна, Ось-Тьма. Лгут бренны очи, залуньем Медведицу мня: за Луной как снаружи ее — Мира нет, он — в Луне как Медведице сей, чье Залуние — Глубь, мудрых глаз Верни|саж, Тьма, вер|нут|ь|ся куда как в Исток — долг наш и воля вольная. О Луне, Глуби-Любви, как Медведице звезд рек муж тот же:

 

Пусть ковш Медведицы, Большой Медведицы,

Растаяв медленно, погас вдали —

Давай надеяться, всегда надеяться,

Что может звездный мост помочь любви.

 

Пара ей — В|лес, Медведь: оба лез|ут в Мед, Глубь, оба ж — Глубь сама: Цель, Путь — Одно, во Двух Ноль (с тем, у Русов Большая Медведица — Веле|со|жа|ры, она ж Воло|сы|ни: Влес, Велес — и Вóлос к тому ж. Влесов день Комо|еди|цы — выход медведя из спячки как года начало: год — God, Бог, в Луне Мед); медведица, ur|sa = Or-Sa|t: Тьма-Суть, Глубь. Мишка — Миска с Водой, Луна; В|ин|ни — В|ин|о: Вакх: Бык-лаз в Мать-Ино|е, Селену-Семелу (Л = М = Н); крылá в Нее; Pus, Пух, ткань птичья — Пан, с Вакхом единый: лаз в Мать, Полет есть пара крыл, где одно крыло — Вакх, Пан — второе (CER|N, Сер|П|УХ|ов — Сила как Цикл: Луна, Сер|п; CERN|AN, лунный герой — Черн|ан, Тьма). Птица крыл этих — Мать, Ноль Двух сих, коим слиты они: где один — там второй, Рукú сей длани (пун|ш, вода Вакха — Пан). Так у Мин|ер|вы российской крыла — два Гри|гор|ья, Ашвины ее: Вакх — Ор|лов, Па|нПо|тем|кин (по немцам, винившим его в оргиазме — «князь тьмы», Pan|sal|vin). О единстве с Селеною Пана читаем мы:

 

Однажды безобразный, отвергаемый всеми нимфами Пан, спрятавшись под отмытым белым руном, предложил Селене прокатиться на его спине. Не узнав его, Селена согласилась и позволила Пану овладеть ею. С тех пор в Аркадии проводились майские оргии при луне, во время которых жрица ехала на спине своего избранника, прежде чем заняться с ним любовью и тем самым отпраздновать пробуждение природы.

 

Созвездье Семи (Риши, Видящих — Очьми богатых), Большая Медведица — Мир, Глубь, с Луной, его кор|кою. Ми|р, в Луне царь, в сем созвездьи — Седьмой как Ми|цар, ковша край; Бог — Аль|кор, на нем всадник. Cow’ша сего Влага есть Глубь; Бог — Держащий его, Глуби Столп. Семь, созвездье сие — путь в Луну, а Одно — Цель сия над главою у нас в Са|х|а|с|Ра|ре: Седьмое как Семь — над Шестью, Жизнь над смертью как Полность над частью своей, над толпой мудрец, мун|и (отшельник (санскр.), букв. «в Луне сущий» как Глуби; по Ведам, созвездье Семи — над макуш|кою нашей): Тьма-Мá|к|ош|ь, Луна, маг|ов дом, что Эллинам была Ар|те|м|ид|ой, Медведицей горнею (ρκτος — медведь (греч.); и в Аттике жриц ее — звáли «медведицы»), — с Ра заодно как Медв|едем Славян: Луна-Глубь — оба (знак чему есть полумесяц на лбу Артемиды: охота ее на зверей — суть охота Луны на нас, бренных: Причина — Love’ц, Крюк). С Полярной звездой связь созвездья сего — Луны с Землей единство: звезда эта — в Небо, Луну лаз. С тем, х|ра|мы Египта, как Тьмы, по Медведице строились: Хору миров, Миру в ней, Луне-корке его. Рекут древние так:

 

Я [строитель] взял жердь и рукоятку молотка, я беру измерительную веревку... Я устремляю свой взгляд на течение звезд, я останавливаю его на созвездии Большой Медведицы. Вон там стоит указатель времени вместе со своими часами. Я устанавливаю углы твоего дома.

 

Сферы бренья центр дольний — Земля; горний центр — Луна, в Мúр Дверь и С|т|Ра|жни|к ее, Стражник-Жизнь (варт|а — стража (укр.); vart — жить (санскр.); жить — сторо|жить, при Богатстве быть псом его); óсь меж них — Жизни стезя, Путь До|ж|дя (до — путь (яп.)): душ, с|лез Ра (люди — слез|ы Его: слез|ший Бог) и Коровы-Медведицы млека, в Дол Путь Млечный их, что торят слезы эти как лез|ви|я — Глубь (Дол, не-Глубь — Глубь по сути: Глубь — Всё; До|л — стезя до Л|уны, Подземелья его): Ход как Вы|ход и В|ход,  В|о|дно|сть как ход во Дно и в Одно, Высь: наверх, вниз — един путь. Стези сей начальник — Луна как «дождей госпожа» (ведь зовут так ее). Дол — Земля, Высь — Луна; Путь Дождя меж них — путь в два конца, звено-сто|лб: Млечный Путь, Любви Шлях как Гал|акт|ика,  гал|о молочное Глуби, Тьмы-Акта (греч. гáлактос — млеко), — в Луну, Любовь-Тьму. Кедров рек: «Млечный Путь — это путь к Луне // Луна — это развернутый Млечный Путь»; Дербенев же сказал:

 

С тобою мы средь звезд и тьмы

Друг друга в немыслимых далях нашли,

Чтоб Млечный Путь когда-нибудь

Стал вечной дорогой Любви.

 

Столба этого суть — Прямизна как восставленность к Истине: Глуби в Луне, Луне всей. Посему Артемида (как Ор|т|ия, «прямая» — с|трой|ности лик, коим есть у Гомера она, Ге|ге|мон|а, «Водящая» — дорóгой сей) и Феб, бог стези этой — как струны, прямы. Прямой в горних очах, в бренных Путь этот крив как «улитка» (вращенье Луны вкруг Земли и Земли вкруг оси своей — разные), рек Кондратюк, Путь сей зривший; так Феб, Тьмой прямой как Столпом своим, Локсий, Кривой смертных глаз. Ка|пли душ (Ка — Дух (ег.)) — сома, влага Луны Земле в да|р как Бог, Да. Посему Дождь с Луны Кельтам, людям ее (Cel|ta|e (лат.). «Кель» — «цель», «сель»: Цель-Сел|ена, Луна, Сил|а-Суть, в Бога Щ|ель; к|ель (к|е|ель — по-ацтекски) — «к Эль», к Богу: Эль — Он. Кель|вин (Лемов «Солярис») — стяжатель Луны как Себя, к ней ведомый вин|ою своей (винит — Со|в|есть, Тьма в нас); Ке|л|ей, царь Э|л|ев|с|ин|а — царь лунный: суть Клей, Тьма-Причина, Ци (Дух — ки|т.), Ци|кл (cy|cle). Англ. sel|f — 1) «я» личное, личность как я-Чел|овек: Лу|на — Я сущих, Лю|бо|вь лю|дей; 2) однородный, единообразный: Единое — Тьма. Цель Луну стяжать, взять как твердыню Любви — Тор|жество, П|ра|з|д|ни|к, англ. cel|e|b|rat|e) — Бóга дождь, Жизнедатель; Да|жд|ь|бог, солнца бог у Славян, света белого бог и до|б|ра — бог Дожд|я, лунный бог: в сути — Ра, Бог-Да, Ка|ра И|кара, рыб сущих И|кра (л|учиra|dio (лат.)): Ra — Бог, Dio|s (исп.)): дождьда|ждьда|ть; ман|на с Неба библейска — Богатства дождь с Moon. Рек поэт о нем:

 

ты идешь

лунный дождь

лунный дождь

за окном

 

бог с тобой

боль с тобой

он любовь

он вино

за окном

темной страсти вино

лунный дождь

 

лунный дождь

он прошёл

он продлился недолго, недолго

но цветы на луне расцвели

посреди тишины

и мне надо

зачем же мне надо

добежать до луны?

 

(…)

 

лунный дождь

он ушёл

ох, — осколки луны

так остры

тяжелы

как уставшие волны от соли

как на клавишах пальцы от боли

от избытка желания петь

улететь

и легко мне

в твоей тишине

так

я знаю теперь

так умели когда-то

и снова смогли бы

умирать светлой смертью сонаты

уходящие из моря рыбы

 

                                                                                            Михаил По|р|яд|ин

 

Лунный дождь есть не хмарь — небо ясное, вёдро: Луна как в|ед|ро, из которого льет. Роса, ночи дар — влага с Луны, Дождя лик (посему от рос — рос|т). Дождь без Сути, Луны — плоть без Духа, Парджанья без Индры как Сути своей, или Ин|д|ра, сведенный в Парджанью как в пол-Сути Суть. Индра — Дождь лунный; индр|ия — чувство: Дождь в нас, Жизнь-Луна. «Дощ|ка», Рун доска (Ю. Мир|о|люб|ов) — Дождь (дощ — укр.), Дочь Глуби и Глубь самое: Вода — Женщина, Мать, дщери Суть; Ее капли, в Нее отделённы (для Глуби — нет внешнего) — дет|и (укр. діт|и) Ее. Сиять — сéять, дож|дит|ь: Огнь — искрит огнем капль, кои Дождь его, дол|жны|й Луне как Огню огней. Дождь сей признать с Луной вместе как Корнь свой — крещенье принять как условье возврата Домой, в Глубь. Ведь сказано: «если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Иоан. 3:5); вода здесь есть Дождь, Дух — Луна, Лейка-Бог. Индр|а — Андр|ос — Андр|ей Первозванный, муж-Глубь, глас Хри|сто|в. Дождя бог Даждьбог — Велес и Индра; три сих — суть одно; дож|дич, доз|дец (др.-рус.) — божество; «дич» и «дец» — Дес|ять, Мир: Дичь в Луне, кою ловим как Суть мы свою. Душа, капля, есть птица, — ведь птицей есть Тьма, Вода-Мать: Св|а, Мать всех (санскр. Сва Ма|три), К|орн|ь-Óрн|итос,  Обод-Св|обод|а, Мах|а|нье-Крыла. О ней сказано: «Птица прекрасная, коя несла огонь Пращурам нашим в дома их», «Мать Всех поет в Сварге о подвигах ратных». Как сущего Обод, Тьма — Венец его иль Конец (fin|is — лат.), Чистота-Высь (англ. fin|e — высокого качества, чистый; утонченный, изящный), Себя обретенье как Встреча встреч (англ. fin|d — находить; встречать; обретать). А|фин|а, богиня эллинская — Тьмы лик, при Матери дочь, суть Мать та ж: Тьма — едина. Душа-птица — Сúр|ин: суть Мир, Сер|ый Шар, Ф|алла-Бога, Алла|ха шир|ин|ка — Шир|ь пред Глубью сей. Сирин (имя Ширúн — суть он) — темн как душа, Глуби капля. Он Западу — образ несчастной души: душа-Ум; а Славянам — счастливой как Сердце-душа, что есть так: Сердце — Глубь. Солнцебог Феб Ли|к|ей|ский, иль Вол|чий — лик Ра, к Богу зов как вытье на Лу|ну, key (к|лю|ч — англ.) золотой к Глуби, бренным сокрытой оча|м за хол|стом-оча|гом как за хол|одом Жар, за Умом Сердце (Да|бог Славян — царь волкóв и подземного царства: Того, Тьмы как Глуби, Луны). Дождь с Луны, Лýпы (lupa — волчица (лат.)) — Волчий Дождь (Wolf's Rain — англ.). Римской Волчицы скульптура стояла на Фор|ум|е рядом с священной смок|овницей, древом Дождя: ибо Мира, чье древо она, Дождь — мы; «с|мок» — «мок» — моч|ить, влагу лить. Очищения праздник Имб|волк, Лу|п|ер|кали|й близнец, есть День Волка и Ливня. О нем сообщается:

 

Очистительный общекельтский праздник Имбволк (imb-volk – «ли|в|ен|ь») при римлянах отмечали в февральские календы (1 февраля – Авт.). Принимая во внимание кельтскую традицию, изначально Имбволк должен был выпадать на конец третьего лунного месяца после Самайна שם עין (Шем айн – «Бога глаз», ср. «ша|м|ан»). Так как праздник приходился на полнолуние, это означает, что Богом кельты нарекали Луну. (…) Имбволк, Волчий день, бывший также и Днем Медведя, был днем очищения. В день этот было принято омываться самим, поливать водой собак и домашний скот, убирать дом с особой тщательностью, оставлять на ночь горящей хотя бы одну свечу. То же, что Луперкалии – праздник очищения. После того как зима прошла свой апогей, после ее тягот и скверны, во время наступившей оттепели следовало омыть руки, ноги и голову. Имболк отождествляется с деторождением и противопоставляется смерти. Сам февраль, месяц этого праздника, связан с деторождением и водяным культом. Февраль считался неудачным временем для зачатия, зато самым удачным месяцем для рождения, особенно девочек. И самым счастливым днем для рождения считалось первое февраля, ибо зачат такой ребенок был в Бель|тайн – день, благословленный Богиней (курсив наш – Авт.).

 

Wolfwólvвёльв|а: вульва, Тьма-Мать, куда мы как во Lov|e идем (ход волóв то: му|жей — в Жену, Лоно); wolv — волхв, Луны маг. «Кузь|ма», волк у Славян — суть Тьма, Сaus|a-Ма|ть. Lu|pus, волк — Пан, бог лу|нный: Pus — Пан (алгонкинам, индейцам волк — брат Ман|а|бозо, лесов духа: Грекам то — Пан). Волк — у|ль|в: улья стяжатель, Луны (мед ища, он медведь посему), бык иль вол к сей Корове святой, с льв|ом геройством един. Варг (исл.) — во|лк: враг себя, во|ин, úдущий Вглубь как пси|хея, Бур-Тьма; пес|ни пес|ьип|са|л|м|ы его: ко Глуби зов («сал» — Сел|ена, чалм|а бéла Бога; «пса-лом» есть «пса-лун»: «лом» и «лун» — корнь един), кем есть воин, идущий pes|h’ком по пес|кам жизни сей, что поют пес|ню-смерть (таков Сухов, пси|хеи су|хой муж, палúм солнцем белым Ума — Розни, Зла). Мать, Песнь, пе|с|т|ует нас зовом Ст|а, Полноты (Пе|с|та|л|оц|ци — жил им); быть глухим к нему — с|пес|ь; исп. пе|с|ет|ымо|н|ет|ы: Сет, С|ет|и умам, Луны ад как не-Мать, Ум, Женою пустой, полный Ею как Тайной сво|ей. Х|о|р|т, собака (стар.) — Мир, Хор school’ящих как Глубь, Фалл прямой (орт|ос — греч.), Сова-Мать как Spoсоб|ность Господня, Рука; Пес-Pu|s, Пан, бренных глаз Пус|тота, Puгач-Тьма, огнь Ис|пан|ьи борящ; pes|o — вес (исп.): Груз-Жизнь, в длани бренной Peso’к. Жи|вой тóт лишь, кто вое|т: зов к Жизни — есть Жизнь как С|во|е нам: Сва, Мать, Птица птиц, душ Душа; вой, зов — в сути глас всяк (vo|i|ce — англ.): к Лет|о — лед, что Огнем жа|ждет стать (Лед|а — Леб|едь как Феб: в Луну ход как в Я|йцо птицы сей, Д|рев|а в Корнь). Во|ет Д|вой|ка, Дно Мира, взывая О|дно, Мир как Высь, Ось (вісь — укр.), чтоб стать им как Собой, с тем — себя п|рев|зой|ти: Я есть То, Жизнь, греч. zō|ē, чья Двойка зо|л|а. Мать, Коров|а — ко рёв|у: Быку Пара-Суть, кто ревNu’ет Ее не к иному — к себе, кон|кур|енту Себе как Жене (Я — О|на, Я|ма-Ма|ть с Бо|гом в Ней), тем — восходит над ним; р’EVE’трвет к|око|н свой, в Матерь, О|ко, окно-лаз творя ч|рез бо|ль, стать чтоб боль|шúм: ве|л|иквидящий, Тьма; ре|в|о|л|юц|ия — л|ом|ка сия, мес|ть (re|v|en|ge — англ.) Мужу, Уму за его пустоту, в Мес|яц ход как отказ от нее. Вой-рев, гор|ький Луной — плач по павшим: смерть, жизнь — Тьма одна. Любовь éсть во|й В, Вглубь, к Сути зов; Вражда ж, Вой|на — вой НА: зов к облатке, нулю, крови жажда как корки от Глуби: смерть — Жизни ко|ра. Вой — бой, путь стать Со|бой: Б = В; вой (стар.) — во|и|н, бо|ец, Бо|га друг, испытуемый Им ради силы его: ис|пытаньепитание нам, Силы ток; во|й — воюй: цель зовущий — ступает к ней бо|ем, бо|реньем (Выс|оц|кий, о детях-мальчишках сказав: «за воинственный к|лич принимавшие вой», — рек: что кажется бренным очам, в горних (ими дитя видит) — есть); бой, вoyмаль|чик (англ.), мýж суть: пред Сердцем, Женою — Ум, малость; число Мужа — Два, число Б; Жены — Ноль, Дух без буквы Себе; в Жену, Тайну, идет воин, Муж: фаллос — в Вульву как фалла сего Твердь. Фе|в|р|а|ль, месяц Феб|а, второй — волчий месяц: Два — Рознь как Одно, По|един|ок. Вой с ла|ем един; Жить есть Деять; кто де|лаетлает-поет: Дело — Песнь, Тьма; «гав» — gov, Луна-Мать, Глуби Ка|п|су|л|а («сул» — «сел», Сел|ена, Посу|л нам па|су|щ: Пастырь — Мáть нам), че|лна|м Га|в|ан|ь всем, житель чей Гав|риил, глас Ее. С тем, «лай» — корень имен: Мен|е|лай (Мéн|е лай — зов к C’Елене, Жене: к Сердцу — Ум), Фило|лай. Лиза, имя Луны — Лай|за (англ.): лай Воглубь. Лай|ма, Счастие (латыш.) — Лай-Ма|ть; «лай» — «лей»: в сердце — Любовь, Тьму, что нас растворяет в себе как Пра|лай|я, Воз|в|Ра|т в Корнь. Река Волка — Волга, с ней — Волхов; вол|ь|гот|ность — свобода как воля, усилье свое; волен лишь вол|евой волей в Got|t’а в|сту|пить, в Сем умерши, ожив для В|сего. Волк — «волг» — Оль|га-О|лег, лег|кость Крыльями, Тьмою. Волк сам по себе — Два; Луна — Н|оль, куда Два стремятся, чтоб в оном как Корне прейти; злобность Волка (фр. rá|vi|s|s|an|t) — розни плод с Солнцем сим, с Ra|vi. Как Два, волк — охотник и жертва (как с ним — Артемида: медве|диц|а (дич|ь) и охотница): вол|к — «лов», суть LOV|E, LOVÉ’ц-Тьма, Любовь, Ноль как Двоицы Суть. С тем, поймать волка трудно: ловец — знает Лов (о сем — песня Выс|оц|кого, мудрого Тьмой). Волк есть суть человека: ведь суть наша — воин, а во|ин есть во|лк. Волк есть воин; Сел|ена, Луна — Сил|а (англ. power), кою он ищет: Селен|ой — силен всяк, powér’ь в нее! Силу, Свободу обресть — долг, m|u|st (англ.) нас, в неволе живущих, и выбор, разумный едино; Свободы ища, воин — МаСТ|еР, стяжатель Луны (им был Ар|МСТРонг, достигший ее первым). Выбор сей — волен: Свобода — Мост нам меж миров, Мос|т-Mus|t, Мат|ерь: Взойти — дóлжно. Млеком вскормлённые волчьим, сие знали римляне, рекши о том: Homo homini lupus est; Пан и Феб, Тьма и Свет, боги сущности нашей (ведь Тьма-и-Свет — Мир, наша Суть) — волчьи: то — боги наши, а мы — люди их. Воин — вой (стар.), песнь к Господу волчья. Орфей — Ор|т|ей; ортос — прямой (греч.): Песнь — стóлп наш; стоящий-поющий, антрóп — фалл, восставленный в Глубь, Луну-Матерь как Вульву свою. Тьма, Хо|зяй|ка — Луна; мы — хо|лоп|ы Ее: «лоп» — «луп», волк; плоть для духа — ту|луп, Луны шкаф («зяй» — «сяй»: сяй|во, сияние (укр.), Огня лик; Саи — Бог). Сплав сих истин — глубокое фэн|тез|и Wolf's Rain, о коем написано:

 

          Под огромной, то серебристо-белой, то кроваво-красной луной раскинулся мир волков, способных принять человеческое обличье. В «Книге Луны», запрещенном и забытом древнем языческом фолианте, написанном по-русски, говорилось, что волки были созданы богами для жизни в этом мире. Люди стали потомками волков — то ли сотворенными из их крови, то ли они и есть волки, потерявшие истинные силы и облик. Правды об этом не знает уже никто, да и много ли стоит правда в мире, где конец света не за горами?.. // Войны и катаклизмы превратили Землю в безжизненные пейзажи тундр и пустынь. Лишь руины и обломки военной техники встречаются на пути. Технологии старого мира сосредоточенны в руках очень небольшой группы людей — Аристократов, высшей касты человеческого общества. Обычные люди выживают в еще оставшихся городах. Но никто уже не верит в будущее. Цивилизация медленно идёт к упадку… // Большие города разрослись вокруг резиденций Аристократов. Эти загадочные люди и их приближенные сохранили многие довоенные знания и технологии. Аристократам принадлежат огромные замки, заводы и летающие корабли. Но главное — они владеют магией, алхимией и древними знаниями «Книги Луны». Аристократы знают о том, что волки существуют и только они смогут отыскать путь в рай, который появится перед самым концом света. Однако, ни одного волка никто уже не видел в течение  двух столетий. Волки здесь — не обычные животные. Они разумны и обладают невероятной скоростью и выносливостью. Но самое главное, они способны «очаровывать» людей: всем вокруг кажется, что перед ними не волк, а обычный человек. Так что волки лишь затаились среди людей в ожидании своего часа. В рай их поведет Дева цветка, некогда созданная Аристократами. Теперь каждый из знатных родов стремится заполучить Деву, создать нужные технологии и ритуалы, чтобы открыть собственный рай. // Волки в этом мире считаются давно вымершим видом — и только аристократы знают, что это не так. Волки скитаются по миру и, приняв человеческий облик, живут бок о бок с людьми. Их влечет в рай, и они идут на запах Лунного цветка [Глуби, Мозга в Луне, как цветка папоротника — Авт.], влекущий туда. Даже для волков рай остается несбыточной мечтой, забытой в стремлении просто выжить. Но однажды среди них найдутся безумцы, готовые бросить все и отправиться путь за своей мечтой (курсив наш — Авт.).   

 

Во|лкво ЛуК: в Мир, Лук Божий, Лак-Корку, Глубь чья Бог. Лак — «лан» — «лун»: сосуд Бога, корка Его — есть Луна, куда волк устремлен. Слово «волк» — «в Цель» и «к Цели»: «В»-«К». Волк — героя суть: подвиг, шаг в То как Себя, что свершил Юрий наш (культ героя в Афинах с тем — волчий); святой волков — Юрий: Георгий, По|беда (един с ним Гиорги, бог лунный гру|з|ин|ов; Москвы покровитель, Георгий един с ней в Луне: Го|шаgo, Мать Ко|рова, Она же — и Mos|Cow, Рим третий, принявший от Рима второго Тьму-Вах|ту чрез Софию Пал|ео|лог, Тьму же: Лог|ос, Закон древний — Тьма-Мать. Георгий — Е|го|р, Э|го-Го|р: огнь людской наш; Луна — Огнь в нем, к коему влево Георгий идет: Левизна — Высь). Луны с|мел|ый зверь, волк — со|бак|а (как суть ее, предок прямой, canis lupus. Зздесь первое слово — собака, второе — волк: Суть очам бренным — Второе): со бак|ом, Луной, баком Тьмы, при Корове Быком; волк, собака — быки, к Тьме-Корове зов: к Полности — части; «соба» — сба — Сва, Мать. Феб есть Локсий, Кри|войвой Тьмы-Хри, Песнь как Два; А|по|л|лон — Апол|лун — пол-Лун|ы (U = O), Глуби, корка ее: Глубь как Лон|о познать — в|з|лом|ать корку сию. Вол|хв, маг Вол|оса — волк: дело его — вы|ть|е на Луну: выт|ь — взывать к Vit’е, Глуби, муж Коей он (вой сей — Артемь|ева музыка, лунные песни вал|тор|н). Волчьи клятвы есть сына иль брата убитого клятвы, Луне в существе пол|овин Пол|ноте своей, мужей Жене: Глубь — Дом мертвых. Волчица, вскормившая Рим, была Глубью, Луной — с тем, вскормила двоих: Пища-Суть Двойки — Ноль, Глубь; холм Ка|п|и|т|о|лий|ский ее — Воды стан: капать-пить-лить. Вол|к — Вол: Бык, Коровы Дитя, Глубь от Глуби. Высь — Глубь: Небеса — Подземелье, хозяйка где — Мать-Космос, Нут, сар|ко|фаг|ов Жена (так Аиду подсветка — Э|лиз|ий (дом Лисий: Лиса — Сила, Мать): Глуби — Глубь же, Тьма — Тьме). С Луной Дáждьбог един, как с Дианой Феб. Сказано против богов старых Русичских:

 

…и приступиша къ идоломъ и начаша жрети молнiи и грому, и солнцю и луне, а друзiи Переуну, Хоурсу, вилам и Мокоши, упиремъ и берегынямъ, ихже нарицають тридевять сестриниць, а инiи въ Сварожитца верують и в Артемиду, имже невеглаши человечи молятся, и куры имъ режуть… и инеми въ водахъ потопляеми суть.

 

Ход Дождя из Луны — b|i|s’трый ход (англ. cel|er|ity — быстрый, греч. oky|s), Очей ход: Дух, Дождь — Взор-С|тре|ла; Ин|дра-мо|лн|иевержец, капль бог как сих молний — бог-Глубь, Мир с|тру|ящий с Небес, Божьи Три, капли чьи — близнецы, лики Мира (англ. je|min|i — имя челна стези Лунной: челны сии, мы — близнецы, что похожи на Мир как две капли воды, на Великое — малость его). Близнецы — гонцы Мира, каков есть Суть их: Два без Бога, с Ним — Три. Близнецы как Одно, Мир в Луне Шар — У|син|ь|ш (латыш.), пчел и коней длань храняща: ведь Мир — Улей-Конь. Вед|ы, Глуби вод|а, что вед|ет-вод|ит нас — труд Луны, Солнца-Глуби, Ra|In (rain — дождь (англ.)). Луна — Сила: Причина, Огнь-Я; от Луны путь к Земле (стар. «от|сель» —  в Дол от Выси-Селен|ы зелен|ой: Зеленое — Тьма) — с Ним разьятье, па|дение как из Себя выпа|день|е; к Луне от Земли — вос|хо|жде|нье, Возврат, кем стяжаем Себя мы в Луне как до|ж|ди Тучи сей (лунь (кит.) — с|тих (ш|астра (санскр.): Тьма, Звезда (astra — лат.), Цел|ь, — Тих|а); врата (вход): Луна, автор дождей; лунь-х|уэй — «путь Луны», круг Сансары пустой (way — путь (англ.)). В мире об|ла|к|о всяко — обла|тка, иль лак, Тучи сей). Т|уч|аУч|ит: Вода-Высь, Луна, Тьма как Гру|з, гуру Суть; У|ч|ит Цель, Туча эта, Ид|ти (ит|ти — стар.), с тем — ч|ит|ать книгу Жизни: Идущий — читает ее, сущий в уме сердечном, своем (чит — сознание (санскр.)): Сердце — Я, у|ма Суть. Путь возвратный к Луне — от Афин к Элев|син|у стезя (дому Глуби, Луны), Мудрых шлях как срединный разрез, 22: по|по|лам делить — видеть, зрить Путь. В|е|л|ес, Коровы сын (сиречь Бык), с тем — и змий, бог хтонический, богатства бог и скот|а у Славян (др.-рус. «скоть» — богатство, деньги; ско|тей|нос — тьма (греч.)), Злата лик — «в-эль-лес», лез|ущий в Эль: в Бога, Суть как в Луну, Глуби-Злата s|unдук (лат. duc|ereвес|ти: Вес, Груз — Тьма как Мир вес|ь): в Бога — Путь, Мир, что лезет-ведет, лик чей — Влес; у Эллинов — У|лис|с (Одиссей), хитрый муж (близкий к «Велес»: лез|ть — ліз|ти (укр.), лез|ет — лис|а, «лис» — «сил»: Сил|а — Сел|ена, Луна, зверем чьим лиса есть), странник-Путь, — и Водитель, Гер|мес-Психопомп, прадед мужа сего, нить в Причину-Her, Мес|яц-Луну как в То — Тот, коим был Египтянам сей бог (Совий — Балтам, Луны Сын: Сова — Мать). Рек Цезарь о Кельтах:

 

Из богов они почитают Мер|кур|ия превыше всего. Он имеет наибольшее количество изображений, галлы полагают его изобретателем всех искусств и проводником всех дорог и путешественников и верят в его власть над торговлей и коммерцией.

 

Вел|ес, Влес — Во|л|ос, во Бога лоз|а-лаз и к Богу водитель: «вел» — «вёл»; он Вол (Бык) при Корове, Луне-Нут, Путь, водный Дождем, бог в|лек|ущий в Лек|арство, Любовь (посему — Лéкарь наш он); вол|ш|ба — труд его. Поросль Глуби, Добра без иного, власы — Мать сама, чей посол — пар-рик-Мах-Хер, сирéчь бра|доб|р|ей, пе|Р|у|ка|р (укр.): Мать — Длань. Вóлна, шерсть (стар.) — волнá: Тьма (шер|сть — чер|ность) — Вода. Влес — влез: бог есть в Луну влезший он, с тем — Стезя нам; Влес — В|лас (Велес — Власий святой) — Влас|ть: имущий ее — в Силу влезший; власы — Глуби-Тьмы шлях, Тьма ж — Власть; влас|ний — собственный, свой (укр.): Я, Тьма как Суть. Велес — Велс Бал|тов («вел» — «бал»), бог посмертья, Весл|о для Воды-Тьмы, Ве|сел|ье как Сил|а, страж Нави, усопших па|т|рон (вé|лей, veles (латыш.)), единящий с Луной Землю: Навь, Глубь — в Луне. О сем боге читаем мы:

 

В основном Велес занимался земными делами ведь его почитали как владыку лесов, животных, богом поэзии и достатка. Он был лунным богом, братом Солнца и Великим Хранителем Прави. По ведическом учениям, после смерти, людские луши поднимались по лунному лучу к вратам Нави. Здесь души встречает Велес. Чистые души праведников отражаются от Луны и уже по солнечному лучу идут к Солнцу — обители Всевышнего [от Луны — в Глубь ее, Солнце чье Бог — Авт.]. Иные души либо остаются с Велесом на Луне и очищаются, либо вновь воплощаются на Земле в людей или низших духов. Велес также является стражем и хранителем реки Смородины, Ра-реки и Черного камня.

 

То ж зрим мы в ман|и|хей|стве (стезе Артемиды Мун|и|хии), коим указано:

 

Солнце и Луна способствуют освобождению божественного Света: Луна принимает души умерших во время своего увеличения, а с убыванием отправляет их к Солнцу, которое пересылает их к Богу.

 

Велес, Велс — Вел|ь|з|е|в|ул и В|ул|кан, в Ул|ей кан|увший: в Глубь, Подземелье его. В Лу|ну лаз, Велес — Л|у|ч, Ла|з|ер-Мазер, уч|ащий всходить в Mother, Мать. Велес, Тьмою ве|л|ик|ий как лик Ее — О|ч|е|н|ь, Вель|ми. Вёль|с|ун|г (Вол|сунг) и вёль|ва (иль vo|lva: Тьма, В|уль|ва) — суть он. Велес — Белес, Белес|ый-Сед|ой: мудрый, Тьмой полн как Велес Луной — бел главой; белый — рус|ый: Влес — Рус, Русов бог. В|лес, в Луну лоз|а — Вакх: лезут оба они, и долезшие — оба, нам проводники: знает путь, кто прошел до конца (как Мес|сия, с Пилатом пройдя этот путь до конца); Вакх — един со Христом как Господне Вино. Посему Велес, Пан, Вакх, Христос — суть одна; пара ей — Даждьбог наш. Все они как Богатство, Тьма, — Путь есть един: Влес с Христом-Паном-Вакхом — наверх, Даждьбог — вниз. Атрибуты Даждьбóга, Тьму льющего в Дол — изобилия рог и ко|тел благ бездонный: Тьма, Глубь; его руна — Даров Святых ток. Ра|дост|ь знать — Рá дост|и|чь; Дó|ма быть нам — до Ма|тери есть до|шагать, до Луны. Путь в Луну, в Суть — Свободы стезя, коей жаждем мы, пленники дол|га: от Дол|а, тюрьмы — в Высь (как в темном романе Пи|л|ат: долг мирской, Сути чуждый, был лат|ы жестоки ему; пил душою он Дождь, Воду-Тьму). Ведь Я наше — Свобода, искатель чей — бренью luna|ti|c, безумец: дождя человек, верный Сердцу как Сути, мнит кою мир сей а|но|м|ал|ией, нормой же — Ум. «Пал» — «пыл» — «пил»: огнь падучий — вода, жизнь от Жизни. Так, Промысел славя, огонь от Огня стремим в Огнь: Огнь в Луне — Огнь в Земле; так Дух-Бог, сей законный Пал|ач — ведь За|кон есть Он сам, — Собой плач|ет в Себя, множась в капли пал|ящи как главы Свои (па|лить — лить; капли — Кáли — калú-раскаляй: Вода — Огнь, Жена-Тьма), дабы пал|и они (палачи ж беззаконны — секу|т иным главы; с|лез|лив|ы они7; ка|знь — заб|вен|ье им, пла|ха секу|нд как п|ла|т|ок на очах, тьма); кто чер|палбла|жен: Огнь — То, Тьма, Чер|нота-Песнь. Кто чер|пает Тьму, тот поет; Мир, Кон|ь Бога, поющим — па|л|а|ц, лац|ка|н-ласка: поющи, мы в Боге. О|пал|а — от солнца от|пал|ость в пал|им|ости им, пáла-боль. Палú — пáли: Огнь в ис|крах своих. П|рос|т (ведь, сущего Корнь, — Про|сто|тá Он), Он, капли б|роса|я сии, Землю ими рос|úт, коя п|рóсит их к жизни: Жизнь — Рост, ради коего влага влага|ема ся в тьму земну: Беспредельное, греч. а|пей|рон — в темень-г|ран|ь как У|ран|а (греч. Небо) у|рон (рон|ять — 1) рáн|ить, т|о|р|ит|ь; 2) суть терять для очей: время,  х|рон|ос — пространства у|рон; самурай без хозяина, сути — рон|úн), сем|я — в зем|лю как п|оч|ву свою, в ву|л|ьву — уд как роса в бо|роз|ду (о|рошать — воп|рошать: Пустотой, Тьмой звать Истину, Тьму как пустое очам — по Сократу, воп|росы чьи — рóсы Ее. Вопрос — E|ros росящий: Мать, E|ve как Суть его; эро|те|ма|ти|ка (греч.), вопрошати искусство: Бог тайный, Любовь как З|ев, Ноль); рос ночных бог — Луна, Солнце Тьмы. Мир тьмы, сей — мир По|сев|а: сейсею C|те|з|ею («тез» — Theos, Стези Корнь) Дух-В|зор, зер|на душ, сев|ших в плоть как в сед|ло: S|E|V|E|n, Жизнь-Се|м|ь, Це|м|ен|т наш (сед|миц|а, не|деля — она, не|дел|имая: міц|ь — крепость, мощь (укр.); лат. sem|per — всегда: Вечность-Огнь (pir, per — греч.), Семь) — в смерть, Во|семь; Но|ль — в нуль: Ч|то — в ни|что, плащ его, сего плачпал|ь|то. Сеял так Мои|сей Богу, вняв: «Семена Мои сей!»; мир сей — сеяный мир: Это — Тем как п|осе|в: кол|есо, осе|й многих оплот, на О|си, Боге, от|кол|ь сей Сев. Сев — «сов»: сеять — в землю сов|а|ть Сову, Тьму как Тьму ту же: Жизнь — в Жизнь, мниму сме|ртью, противным: «сме» — Сем|ь, Жизнь в чехле бренных глаз. «По|сем|у» — по Семи, Жизни: Бог — она, Мер|а-Се|мер|ка; сей, этот — по|сея|нный ею; се|м|и|т — плод Семи; из семитов по плóти — Христос, Сын Жены; др.-рус. е|сь|ме — «мы есть». С|і|м — семь (укр.): с Им, при Боге: живущий — жив Им, ведь Жизнь — Он, горний Ма|к|сим|ум наш; ц|им|бал звон — Ему слава. Им|еть-об|ла|д|ать — быть живым: Им им|еемым быть; И|м|Я сущих — Бог, Суть. Сев — спад в Зев, Тайну-Ж|из|н|ьЖ|ен|у-Из, Глубь-Н|утро, — как в Питатель-Исток: Cуть Восьмерки — она. Семь, Жизнь — Сердце как Явь, Восемь — Ум, Г|у|м|у|с, тайное Сердце, куда сеет явное Сердце себя: в прозу — стих (пáда — санскр.); сея — жнет как Глубь, Стра|жни|к Луна смерти сер|ым сер|пом, замыкая сим цикл, cirIcus (лат.) чрез кус|анье хвоста себе: Тьма-Жизнь — Змея. Не ожить зерну, коль не умрет, рек Господь (Иоан. 12:24):  смерть — меж жизнью и жизнью звено, что без Жизни не есть — и жива посему (как лат. mors immortalis, бессмертная смерть). Жизни бренной смерть больше: лета ее — к смерти отсчет; Жизни вечной — смерть менее как дверь в нее. Жизнь — Вверху, Жизнь — Внизу, смерть — скрепá (так Земля — горшок Духа: Жизнь — в нем и над ним). Посему путь семян, капель Божьих — из Жизни в Жизнь: сея, Жизнь сеет в себя как Суть в Суть, в чем над смертью ее торжество. Знать сие — п|рос|вет|литься, как Б|уд|да под древом пи|пáл: сердцу ум пр|ев|зойти в|ось|мер|ичной стезею, отсекши его эгоизм (в чем есть суть обрезанья: от сердца — ума, что мнит сердцем себя) и познав Мир в единстве Сего с Тем как Камнь-Пал|ин|др|о|м, где равны Верх и Низ и путь в оба един как з|вен|о. Просветленья язык посему как Кан|она буд|дий|ского (пасть — кан|уть) — пáли: знать пад|шестьв|зой|ти-восстать: Сем|ь, Zōo (Жизнь), сущих Сен|ь (М = Н) — над Шес|тью шаг, благи Sapог(sap|t`an — семь (санскр.)), Суп-Суб, Глубь (ведь Глубь — Высь); седь|мой — мой: Жизнь, Наше как Мы са|мое (смерть, в|ось|моев Ось эту проход); Жизнь, Семь-Sev|en, познавший — сив, сед, как лунь, мудростью (так конь-мудрец — Сив|ка-Бур|ка, бур в Мир, над Шестью очей бренных Сед|ьмой, Конь Господний; о виде Христа речено: «Голова и власы Его белы»); разумный (лат. sap|iens) — Жизни причастный. Sapцап, козел (укр.): Дух, Круг-К|рюк  — Луна-Мать, Ру|к(бренны, намертво мы на Крюке сем: лат. Di|e|s — Диана, Луна, коя действует, діє (укр.); to die (англ.) — умирать), кле|шня Мира, Ру|н Суть как за|цеп|ов, в глаголах-с|лов|ах суща цап|ать-хва|тать (муж Крюкá — композитор Зацеп|ин, Луны муж): «цап» — Цеп|ь, Мир цел, Шлях в Цел|ь; за’cep, крюк как rуна, сверх-буква — Г, Год-Го|лов|а, Глагол-С|лов|о, Лов|ец; Четверица, число Г — матерьи, тьмы мир, к|лет|ки душ, Луной с|к|руч|енной. С тем и глагол|ица — имя от Г (стар. гла|голго|ло|г|ол: палиндром «гол|ова-лог|ос»): лунна вязь. Руна — L’уна: R ↔ Г, R L; c тем, в рунице Г с L — одно: ГLAГОL наш — ГLубь-Lуна, Сва-Мать. О том указано:

 

…фонетическая основа руницы [луницы, резов Луны – Авт.] весьма своеобразна. Читая одни и те же слоговые знаки на разных надписях, можно понять, как выглядела основная форма знака, и как – ее варианты. Так, знак ГО в основной форме выглядел как Г, но мог выглядеть и как 1. Для основного большинства знаков гласные А, О, У и Ъ с одной стороны, и Е, И, Ы, Я, Ю и Ь с другой стороны не различались, так как что знак Г можно было прочитать как ГА, ГО, ГУ или ГЪ, тогда как знак L имел чтения ГЕ, ГИ, ГЫ, ГЯ, ГЮ и ГЬ. Ко всему прочему, эти же знаки имели и оглушенное чтение, так что Г можно было в ряде текстов прочитать как КЪ (тогда как для КА использовался знак N, для КО – знак N, для КУ – знак Ñ), а L – как КЕ, КИ, КЫ, КЯ, КЮ и КЪ.

 

Валерий Ч|уд|ин|ов. Русь великая

 

Грань, Господь, гибель, Гость — всё Лунá. Г и L как одно — с L’уной Гея: единая Мать, Жизнь-Семерка, лик чей 7 — то ж Г. Гит|лер, Сва|сти|ку чтивший — Тьму чтил, коей был он как Дурге п|рич|тен, как с ним Геббельс, и Гиммлер, и Геринг, и Гесс, г|иль|отины в плотú людской. Свастика — Крюк четверной, Lунный, нижнего мира LOVEц с цеп|ью ст|ран|ствий его как душú поводком,

 

                                                            

 

Крест-Зацеп: Г = Х (ведь Гор — Хор; маг — крылами мах|а|ть, кои Маха, Луна); Двадцать Восемь: Сансара с Луною, хозяйкой своей (крюк и плеть — а|три|бутОси|рис|а, Тьмы: гон Лун|ы, чей он бог; бут|и — быть (укр.): в Тре|х, Мире как Лон|е своем). Посему:

 

Все богини Луны управляют судьбою и ткут ее нить. Иногда их изображают в виде пауков в центре паутины. К их атрибутам относятся веретено и прялка.

 

Луна — Крюк-Вес|ло-Cow’ш, лик чей Пан, PusSupSap — Цап, бог цепкий: В|селен|ная, звездная сып|ь в Черноте (с тем, фамилии лунны явь книг Bull’ычева о странствиях в Космосе с целью space’нья: Space, Космос — в Луне. Так, За|греб|ин, герой-cap’итан — Тьма гребуща; Панóва — дочь Пáнова; Ио|нес|ян — Ио, Корова Мать, что несет сущих нас). Крюк, Де|с|ни|ца-Мать — Г|рец|ии Суть (Г и G — Крюк един), зрима в ее ор|на|мен|т|е:

 

                                      26-2.gif (514 bytes)

 

Ме|андр, она ж Мен|дé|р|ес Большой — река, сему у|з|о|р|у начальна: Мир, Десять, Река сущих рек (Лоно, Мать есть он), Бог глаз эллинских, пред Сердцем, Творцом Ум, Ква|драт. Крюк нам главный — Луна; крюки лунные — души людски, Тьма от Тьмы, телá наши держащи (как Высью держúм Дол, дом бренья), с|вис|ая с Луны, Глуби-Vis. Как Любовь, Луна есть Ввысь лебед|ка влекуща (Сва, Мать — птица Лебедь, Восход); как Вражда — главорезка-пила, чьи крюки, зубья этой пилы — к Дну влекут. О том сказано:

 

Новое красное знамя... с чёрной свастикой в белом диске было развёрнуто в первый раз. Эффект был столь ошеломляющим, что даже сам Гитлер был приятно удивлён. Свастика стала одним из самых действенных мистических орудий Гитлера... Неведомая сила исходила от загадочного знака.

 

Кон|рад Хайден, биограф Адольфа Гитлера, о появлении символа свастики рядом с ним на первом его публичном выступлении в 1921 году.

 

Семь, Se|ve|n, есть С|е|ве|р, Земли вен|ец-вер|х, Вер|ы пункт; пункт обратный ему — юг, безверье-йух, нечистота, о чем сказано:

 

…юг во многих ранних религиозных представлениях соответствовал злому началу, обители злых и голодных духов, удержать которых на месте можно было, лишь обратившись лицом на юг. Говоря о существовании Древа жизни и Древа смерти, Мани, столп манихейства, объяснял, что Древо жизни является одновременно Древом добра и соотносится с такими сторонами света, как север, восток и запад; Древо же смерти соответствует югу.

 

По|люс — п|люс, связь: lu|c-lu|x, Огнь очей как в Лу|ну-Бога Лю|к: Ноль, столп с|ум|м, Тьма-ка|сан|ие, сущего П|лу|г иль О|рал|о, Корнь многости (plu|ra|l|is — лат.), П|лу|т, что как бы не сущ (как Плу|т|он, т|айн|а глаз: бог-Тьма, Глубь как Богатство, лат. plutos). «Люс» — лýз|га|ть: облатки лущ|ить, являть Суть, из тьмы Тьму, в чем есть Пол|юса тр|уд. Слитый с Севером Неба, Пол|ярной звездою центр с центром (ц|ен|тр — вход, én|t|r|a|n|c|e (англ.): en — не (греч.): суть Ин|ое, Не-Это; «т|ран|с» — ч|рез, сквозь — как ран|у; цен|тр — Цен|ность, Сен|ь), — то Божий Ра|й: Т|о|ч|ка-Глубь, Земля-Небо, Мир-Семь как союз Тройки-Неба с Землей-Чет|ве|р|иц|ей — То в Сем, Пол|нота в по|л|о|в|ине ее. Север — Пів|ніч (укр.): Пол|н|очь, пол-Н|очи как Тьма-Суть — Луна, неба Ц|ен|тр: Двойки — Ноль, Вен|ец, Огнь-Сон, глас чей есть пет|ух, пі|в|ен|ь (укр.): спать — Сон спеть; проб|уд|ить пóлно — в Сон по|груз|ить, Луну-Глубь. «Пою песню» — Водою пою: Тьмой в Луне, Тьмой-Луной, Песней нам. Грекам Рай был «землею над Севером», Гипер|борейской (греч. «гипер» — над-, сверх-: превышенье) ср|единой меж Высью и Долом: ни Этим, ни Тем как двумя заодно. Север Неба, Полярна звезда, что Се|д|ав|ой у Русов звалась — Бога трон недвижим, где сид|ит Он, Ось Мира, Всего. Небо у звезды этой надето на Сто|жару-Ст|ляз|ь — Луну, Ось-Глубь, куда она лаз, в ней единый: вход в Суть — Суть сама. О звезде сей (ац|тек|ский Ca|ma|x|tli, бог коей — Любовь, Кама) пишут:

 

…суточное  вращение звездного неба заставило выбрать точкой отсчета Полярную звезду. Народы Алтая считали её «столпом мира»: монголы, калмыки – Золотым столпом; татары, киргизы, башкиры – Железным; алеуты – Солнечным. Финны, эстонцы, ненцы, чукчи называли Полярную звезду «небесным гвоздем», который, подобно шесту, поддерживает твердь Небес. Буряты представляли Полярную звезду как колышек, вокруг которого на привязи ходят лошади-звезды, – и столп, на котором держится мир. Вращая ось времен или мировую гору, или просто шест в первозданных водах, индийские, центральноазиатские или японские боги творили Вселенную.

 

Дорасти до звезды сей — до Неба дойти. Перст в него — гора Меру, Кол в Бога: Полярну звезду, Кол (астрóним народный звезды сей) как Севера Суть:  N|ordortort|os, прямой (греч.): D = T. Сва|рга, Русичей Рай (Индра-лока Индийцев) — горы сей вершина: Луна-Небеса, Глубь. О Меру речется:

 

      Есть в мире гора, крутохолмная Меру,

     Нельзя ей найти ни сравненье ни меру.

     В надмирной красе, в недоступном пространстве,

     Сверкает она в золотистом убранстве

                                   (...)

     Одета вершина ее жемчугами.

     Сокрыта вершина ее облаками.

     На этой вершине, в жемчужном чертоге,

     Уселись однажды небесные Боги...

 

                                                               Махабхарата, кн. 1

 

Фин|но-у|гры (иль финно-у|гор|цы), они же и фени|и (как звал Тацит их) — народ у гор|ы сей, Фин|ала Земли; финка — нож: смерть, суть тот же финал, возрожденье от коего — фени|кс, Огонь. Полюс — пункт слитья Неба с Землей; чрез него Мир, То-Это, единство стяжает. Чрез Полюс  Антропы Луны (Мира, сущего в ней) и антроп Земли слиты в одно голова к голове (иль маcus’ка к макушке, суть-в-суть, — что смотрящие очи не зрят). Пол|юс — пол-Юс: грань в Пол|ность вселенску, лик коей есть Юс (о нем дале): Тьма, Глубь Божья, Гипербореи Оплот. О земле сей сказал Плиний Старший: «Страна эта находится вся на солнце, с благодатным климатом; там неизвестны раздоры и всякие болезни…» («Естественная история», IV, 26; курсив наш). Сев|ер — Небо, отколе душ Сев; Земля, Небу противная — Юг: Уг|л пред Небом как Кр|уг|ом, отколь он и юг|и земны; отраженье Иного, как в зеркале, в Сем, вверх тор|ма|ш|ками Глубь. Север — Целое; Юг — часть, что им лишь жива. Солнце сущих — Глубь, Тьма; с Глубью, Солнцем, единая, Гиперборея есть лунна земля: чакра (цикл — санскр.), за|сте|жка спряженья Земли с Луной как древа с Корнем своим. Посему земли этой народ — о|с|ев|ой и начальный Земле сей; согласен ему и язык Материнский, единый: Речь — Мать. О том сказано в Библии: «На всей земле был один язык и одно наречие» (Быт. 2 : 1). Сфе|ры в сущем спряжимы чрез Сев|ер — центр-ось планов всех, Древо-Жизнь С|еф|и|р|от: Огнь, Эфир; с|ефир|оты, его этажи — сферы Мира, Декады, каким есть Огнь сей, Древо это; последня, плотнейша — мир брéнный наш. «Сефир Йецира», оплот Каббалы — книга Север|а, Cути-Главы (греч. kep|h|ale) всего: Мира, Древа Корнь-Ось — Ра, в Луне-Мире Суть: ведь Ось Мира — ГОс(ь)под(Пер|сеф|она — Тьмы, Севера дочь и посев). Дре|во-Мир — Уд, с арабского — «дерево»: Фалл о|сев|ой, Дре|ль в сердца (дре — дере|т корки, Ложь), Плодность-С|ут|ь. Древо — Ева, Тьма-Мать: Мир, Тьмы Шар-Стер|жень («стер» — «сфер»: Ф = Т), Фалл кольцевой. Север, Земля-Луна — части с Целым единство: Луна — Полность, Глубь, Сердце (hea|rt — англ.) Геи и Гея сама, что во бренных очах под землей. За|зор, ст|уд — стыд (стар.): щель Уда с внешним ему, рознь студ|яща, закат Наг|оты: Уд — Наг, Змей (инд.; уд|ав — он), в чьей власти жизнь взять у живых как дар свой, У|д|о|воль|ствие их; Север — наг, хлад не зная: хлад — щель, датель внешних одежд. Глубь стя|жать — изучать, stu|dy (англ.). Мер|знут|ь — спать без Огня, Мер|ы: «знут» — «с|нут»: с Нут, Тьмою — лишенность ее. «Сеф» — «соф» — София-Мудрость, Сов|а-Сове|ршенство: Луна ж. Посему Феб (= «теб»↔«себ»↔«сев»), Эллинов связной с землей сей — лаз в Луну им как в Мир (Дня сего тень, быть им пре|тен|ден|т, сиречь challen|ger (англ.), мост в Селен|у гер|ойский; «Апóлло» и «Челленджер», с тем, — суть одна: челн к Луне). С тем, о Фебовом храме, что в Гиперборее был, сказано прямо: оттуда «Луна  видна  так,  будто она близка к Земле, и глаз различает на ней такие же возвышенности, как на Земле» (Диодор Сицилийский). Феб нáм есть в Луну лаз как в Солнце, бог коего он. Посему Солнце Гипербореи — Луна как очей Магнит; им есть и Феб с красотою его. Ар|те|м|ид|а, сестра сего бога как Матери лик (черный Ею — до|черний; над Мужем Жена — Мать, с ним вровень — Сестра и S|up’руг|а; все три — Мать одна, сущих Гр|уд|ь с м|лек|ом в ней. Знает всяк: жена, мужа любяща — и мать есть ему; прилепившись к жене своей верной — от матери муж не отстанет вовек. Укреплять, крепить — sister|e; na|v|es ancoris (лат.): Нав|ь — Мать Луна как На|в|ес; Се|с|т|ра, sis|ter (англ.) — Сис|ька-И|сúс, Лоно сущих (горшок — icis (лат.), test|a: Тес|То — Мать нам), Сердце-Си|с|то|ла сущей сис|темности, в действьи Глубь-Сто: Уд, упруга|я Сут|ь), Лан|ь-Д|лань, Лон|о-Лун(где скрыт Мир, сущих Лан (Поле — укр.), где Поход наш — Поле|т) — земли этой заступница. Встретился с нею Геракл, в землю эту пришедший поймать Кер|иней|скую лань. О том сказано:

 

 

     Там дочь Латоны,

     Стремительница коней,

     Встретила его,

     Пришедшего взять

     Из теснин и извилистых недр Аркадии

     По указу Еврисфея, по року отца

     Златорогую лань...

 

                                                                       Пиндар, «Олимпийские песни»,

                                                                       3. «Геракл Гиперборейский»

 

Артемида, Лань — Тьма, что с Латоной одно, — Жена-Жизнь, Мужа Пара и Суть (Ati|mit|e (микен.); само|дии, саа́мы, нрад Севера — сев.-саамск. Sá|mit: единство с Луной). Артемида и Феб, Трои рать — суть Мать, Селена-Гея как Тьма одна; Тьмы чужд — враг их как а|хее|ц: безматность, Ум пуст. Чтят мужей по Жене как Причине их, Феба зовут по сестре Артемидом. Ведь писано:

 

Извыкоша елени класти требы Атремиду и Артемиде, рекше Роду и Роженице, тации же игуптяне…

 

«Паисевский сборник» в изложении Срезневского – «Сл. Св. Григория о том, како первое погани суще языци кланялися идолом и требы им клали»; «Атремид» – букв инверсия, в сути законная: Мать, А|тре|мида – Мир, Три, Лоно нам.

 

Посему Лето-Лат|оны родина — Гиперборея, край вечного Лета (рек так Дио|дор Сицилийский), об|лат|ка Луны, с ней едина. Едина и многа она: как одно, она Гиперборея: Луна, с Солнцем слитая в Мир, Огнь единый; как многое ж (Двоица — сýть чья) — Бла|жен|ных она острова: Луна с Солнцем как пара Огней. Луна есть Солнце сущих; Арктида, земля ее, видом своим — 22, число Солнца: круг-остров с рекáми крестом: Кр|уг и Кр|ест — пара-Суть, Тьма (зрить в|круг — что о|крéст зрить). Дождь летний — Луны полность-дождь: ле|то — год (стар.), Цикл. «Ле» — Лю|бовь, огнь чей — Ле|лю(К|лод, к ней лод|ка сердцам, Лель-Уж: М|уж — Уж Змеú, Тьмы-Жены, малый змей как ди|тяпо|лу-Суть, по|л-Лу|ны); Ле|ле, Лель — бог любви-весны-предков-младенчества-детства; отсюда «леле|ять» — любовью питати; леле|ка (укр.) — аист: Лель, датель детей, что крылат как Лю|бóвь сама. Лель — Лань, един с Артемидой в Луне, Любви. «Лето» — «лет|ать»: земля Гипербо|рея — крылатых земля, лю|д чей — чел|ядь Сел|ены, к|лон Лон|а, Лун|ы, что пер|нат: «ги|пер» — Ки-пер, Пер|о-Тьма, Дух-Вес, Мера Истины, Тьмы как Она самое: Вес — Всё, Глубь; сердце полное — вéсом в п|еро. К|Ра|й людей сих — эфир, данный рея|ть, Любвú край, ведь Крылья — Она: пт|ерос, пт|и|ца (греч.) — Эрос, Любовь, сущих Ца|рь. Рек О|ви|д|ий о том:

 

      В Гиперборейском краю, говорят, есть люди в Паллене, —

     Будто бы тело у них одевается в легкие перья...

 

                                                                                                            Метаморфозы. XV, 356-358

 

Также сказано:

 

У Лук|иана сохранилось описание летающего гиперборейского мага, посетившего Элладу: на глазах у изумленных зрителей он летал по воздуху,  ступал  по  воде  и  медленным  шагом  проходил через огонь. Летающей была и сама титанида Лето, когда преследуемая ревнивой Герой устремилась от границ Гипербореи по всему  свету искать  прибежище,  где  бы  она  могла разрешиться от бремени. Такое место она отыскала на  острове  Делос,  где  впоследствии возникло   святилище   Аполлона,  куда  гиперборейцы  постоянно присылали  свои  дары.  Летающими,  естественно,  были  и  дети Лето-Латоны — Артемида и Аполлон. Солнцебог  Аполлон Гиперборейский нередко изображался летящим на  свою  родину  на колеснице, запряженной лебедями, или на «аппарате» с лебедиными крыльями. 

 

В ином тексте — о том же:

 

Сохранилось несколько изображений Аполлона, летящего к гиперборейцам. При этом художники упорно воспроизводили совершенно нетипичную для античной изобразительной символики крылатую платформу, восходящую, надо полагать, к какому-то реальному прервообразу. Думается, не случайно и в северном искусстве сложился настоящий культ крылатых людей. Уместно предположить, что особо любимые и чтимые на Руси образы птицедев Сирина, Алконоста, Гамаюна уходят корнями в глубокую гиперборейскую древность – не обязательно напрямую, а, скорее всего, через взаимодействие разных культур, опосредованных в пространстве и во времени. Совсем недавно множество литых бронзовых фигурок крылатых людей, вновь заставляющих вспомнить о гиперборейцах, обнаружено при раскопках святилища на о. Вайгач, расположенном в акватории Ледовитого океана – месту прописки древней Гипербореи. Но еще раньше множество стилизованных бронзовых изображений птицелюдей было найдено в разных местах Прикамского региона и Приполярного Урала – образцы так называемого Пермского звериного стиля. (…) Дополнительным доводом в пользу сказанного может послужить еще один факт, продолжающий «крылатую тематику». Археологов не перестает удивлять обилие так называемых «крылатых предметов», постоянно находимых в эс|ки|мос|ских могильниках и относимых к самым отдаленным временам истории Арктики. // Вот он, еще один символ Гипербореи! Сделанные из моржового клыка (откуда их поразительная сохранность), эти распростертые крылья, не вписывающиеся ни в какие каталоги, сами собой наводят на мысль о древних летательных приспособлениях. Впоследствии эти символы, передаваясь из поколения в поколение, распространились по всему свету и закрепились практически во всех древних культурах: египетской, ассирийской, хеттской, персидской, ацтекской, майя и так – до Полинезии.

 

«Лет» — «лед»: Вечность, Огнь — бренным Х|лад, Север льд|ис|т|ый, Ис|ток-Ic|e; Иса — льдá руна (сканд.); зим|а — сім, сем|ь (укр.): Жизнь, сем|я-душа, По|лет. Is|а и Sá|i — Бог, Сын чей, Христос Иис|ус есть ис|лам|ский Ис|а: из Лун|ы, Бога огнь; Г|лаз Г|ос|под|ний — Полярна звезда, лаз в эфир, огнь желанный Лед|би|т|ер|а;  г|лас, vo|ice (англ.), к Богу наш — в Север, А|йс, светлый аис|тов Дом, Любви к|рай («м|а|йс|я», «к|а|йс|я», «наде|й|с|я» — зов к Сути людей, Богу в Се|вере: «ся» — «с|еб|Я», Я); г|лаз и г|ласЛаз-Кан|ал един. «Иней — и-Ней»: Тьмы у|з|ор; лан|и дом Кер|иней|ской — Лун|а с Сер|ым в ней: «кер» — «шер» — «сер». Глубь — с Бог|иней Бог, сущих Л|иней|ка (Глубь — М|е|р|а), Луны с|ин|ей Суть: Син, Луна — Син|ева. Мед|ь, лат. Aes (санскр, ayas, гот. aiz, герм. erz, англ. ore) — Дома сего металл-Mad. Лед — причина, чья пара-тень — с|лед|ствье. День горний, Огнь-Тьма — ле|д|ен|ит чуждых с ним; леденят нам сердца Гости наши, прекрасно-ужасны как Тьма, коей капли они. Сан|и — к SUN влекут нас; земля SUN’никова — горяча. Луны северный муж Ло|м|он|о|сов — муж-Огнь, корнь науки российской, о коем Вернадский сказал, что в научных его интересах «вопросы северного сияния, холода и тепла, морских путешествий, морского льда, отражения морской жизни на суше — всё это уходит далеко вглубь, в первые впечатления молодого помора» (кур|сив наш). Кур|остров, его колыбель — Луны Век Златой средь тьмы веков, дочь Елена  С|елена сама. Лед — Огня имя: Ум — Сéрдца; Огнь — Леденец, С|лас|ть, лаз в Т|айн. Речет старый стих:

 

     Из-за моря, моря синева,

     Из глухоморья зеленова,

     От славного города Леденца,

     От того-де царя ведь заморскаго

     Выбегали-выгребали тридцать кораблей,

     Тридцать кораблей един корабль

     Славнова гостя богатова

     Молода Соловья сына Будимировича.

 

Первопечатный  сборник  русских былин   и  песен, 

собранных  Киршой  Даниловым

 

Лед — льéт: Тьма — Вода; Ле|д|ен|ец-град — что Лей|ден: Тьма-Мать, Ден-Ноль горний. Лед — «дéл»: Дело, Тьма, плод чей — Дело(delóo — являю (греч.)), Феба с сестрой его дом, что скользил по водáм как по льду. Близнецы, Феб с Дианой — одно: Луна с входом в нее; боги эти и стрелы имели едины, принес кои в дар им Гер|мес, бог Луны. A|pol|lvn (греч.), Ап|лун фес|са|л|ий|ский, э|т|ру|с|с|кий Ап|лý — Феб, имен этих суть, есть  с Луною связной как Причиною, Тем. Его верность семье своей — верность его Лу|не-Глуби и Северу, входу в нее; и на Делос, речет миф, от Гипербореев пришел этот бог как от Севера: в сути — с Луны, огнь чей есть его огнь. Лед — луд, лут|ка Огня, Агни (санскр.), лод|ка в То, Воды горней лот|ок. Crio|s, холод — суть cri|o, ба|ран (лат.): Хри|стос, Агне|ц, сшедший чрез Север в мир сей как Дух, Сем|я, и в Севере, Жизни, воскресший от сме|рти земной для Любви, коей и воскрешён: Жизнь — Любовь, край чей есть Север, Тьма; cr|io — Ио под кр|ышкой, Корова-Мать, Сына вернувшая в Жизнь как Себя, Корнь. Корова-Коза, Тьма — замóк God|овой, цикл творящий;  Х|ел|ь, Тьма — ель (Эль, God — Бог), fir (англ.): Огн|ь, Fir|e; зим|а есть сім, сем|ь (укр.): Жизнь-Се|ме|р|иц|а, чье коло (круг — слав.) — Коля|дá: Коло-Да, Бога круг как тор|енья в Него, Тор|жест|ва. God — Год, Цикл, Мир как Круг, Богом цельный; Центр круга, угла Голова людям — Бог. У|гол — Мир у Гл|авы этой, к|ут (укр.); «кут|ёж» и «кут|ь|я» — Богу песнь как Главе (слугой чьим был Кут|у|з|ов, России слуга). Масок, ряженых хор, Коляда — Бог под маской Луны как Бог|атство ее. О сем пра|зднике Пра|щуров сказано:

 

В украинских колядках языческий элемент проявляется в обрядах, в запевах с Авсеня, с восхода солнца, и, быть может, всего сильнее в колядовании с козой. Под козой здесь несомненно разумеется какое-то мифическое существо. Обход с козой представляет остаток верования, оставившего многочисленные следы и в западной Европе и состоявшего, по толкованию Ман|н|гар|дта, в том, что душа нивы (сеножати и растения вообще) есть козло- или козообразное существо (как и Фавн, Сильван), преследуемое жнецами и скрывающееся в последний несжатый сноп. // Благосклонное внимание богов, с языческой точки зрения, обуславливалось надлежащим их угощением, жертвоприношениями; отсюда обрядовое употребление хлеба, каши, но особенно свиньи. В Великороссии печется ещё козюлька, имеющая вид или козла на четырёх ножках (Владимирская губерния), или других животных, или птицы (Олонецкая губерния); козюльку берегут из году в год, чтобы скотинка ходила летом домой и плодилась, а также чтобы её любил дворовый хозяин. Последнее поверье приводит нас к культу предков, рельефно выступающему в рождественской обрядности Украины и Белоруссии. // Святочные народные песни Коляды широко распространены у украинцев, в меньшей мере у белорусов; у русских встречаются сравнительно редко и по большей части в виде так называемого «виноградья», т. е. в виде величальных песен с традиционным припевом: «виноградье, красно-зелено мое». // …типические размеры украинских колядок – 10-сложный стих с делением на два пятисложных полустишия [суть Мир, Коло-Десять, делимый в себе пополам]. // Во многих колядках рассказывается о посещении хозяина святыми гостями, от которых зависит и дальнейшее счастье и благополучие человека; в других вариантах «гостейки» лишены христианских одежд: это – солнце, месяц и дождь, доставляющие радость и природе и людям. Солнце, месяц и дождик часто вступают друг с другом в спор, кто из них выше (важнее) других; и спор разрешается в пользу дождя, самого желанного гостя для земледельца (курсив и пояснение – наши — Авт.).

 

Лед — Ле|д|и, Мать-Дева, родящая внутрь; Леди — люд|и: Тьмы луд, Тьма сама. Сев|ер — сив-сед: Сед|мица-Семь — он, Жизни пункт. Х|лад космический — Огнь-Мир, Лад (Хор), число чье — Десять, Х; Мир — И|мир, великан и|н|е|и|с|т|ый: in — Глубь; и|ней — в Ней (так Э|ней — Рима Глубь; Троя его — а|хей|цам чужая, как Сердце, С|варВар|вар уму, что с ним в розни). «Лед» — Лед|а, суть Леб|едь, Хам|сá (санскр.): Полет-Мах, Луна, Феба Суть в лике пти|цы (как наша, крылата — пси|хея, душа). Луна-Лебедь — царевна-огнь, Пушкина дар: под кос|ой ее месяц — под Глубью, Caús’ой Луна как покров; Сал|тан, свекр — та ж Сел|ена: «сал» — «сел». Хамса — «лебедь» и «гусь» рáвно. Хамса — «лебедь» и «гусь» рáвно. Гусь — Амон-Ра, Го|го|т|ун, Огнь огней; гуси — Рим сберегли: Сердце — Ум. Крылá, Мать, сущих Мед, Mad|hu (санскр.) — Лебедь сей: скиф. mag|lú; иран., санскр. — mad|gu (GD). Яйцо Леды — Елен|а, Олен|ь (елень — стар.) льдов: С|елена-Любовь («ха|м» — суть Ка|м|а; хамса — пять (семит.): эфир, Крыльев про|сто) как любовь-и-вражда в мире Двойки (из|мена Елены с троянцем — уход Сердца к Сердцу, Луны ко Луне; Мене|лай — лай на Мену, Луну). Лебедь — swan, птица Солнца, бог чей Вива|сван (Вышень-Даждьбог славянский). «Лед» — «лет»:  Леда — Лето. От Леды — Елена и братья ее, близнецы Ди|о|с|кур|ы; от Лето — Диана и Феб, близнецы ж, притом Феб — бог двойной как целитель-губитель, Свет-Тьма. Артемида, дочь Лето, с Еленою, дочерью Леды — С|елена едина. Ашвины и Сурья, сестра братьев сих — Диоскуры-Елена; с тем, Солнце, отец тройки первой — Луна, сосуд Вечности, Трех. Лебедь, swan в Ведах — Мат|ари|сван, Птица-Огнь, огонь давшая нам (Ригведа, I, 128; I, 60): S|wa|n-Сва, Матерь Луна, кою в сказках Жар-Птицей зовут. Полет — Тьма, Вода-Воздух. Как Воздух, он Гиперборейцы, пернатый народ (длани чьи — крылья, пер|ья ж — пер|сты), сущий Грекам как в Воздухе, Сем; как Вода — он Атланты, народ утонувший, иль рыбами ставший, сменив Водой Воздух (чрез смерть, грань меж Жизнью и Жизнью как в Жизни черту, в Ноле нуль: Мир, Миф — Жизнь; умереть — в То ступити): крылá с п|лав|никами — едины в Тьме, Солнце-Луне;  лит  (рус.) — літ|ати (укр.): в воздухе — что в воде. Полет, П|лав|а|нье — Лава-Любовь: сей Водой жив п’love’ц; лас|т|ы — ласт|ятся к бренным как Тьма, Божья Длань, Луна-Мать, коей ла|с|уєм мы: Лас|ощ — Лак|ом|ство (укр.), Мать-У|лыб|ка, Суть-Лук, Лыб|едь наш. Посему в Атлантиде, как пишет Платон, дул всегда сильный северный ветр: Север — Суть есть ее. «Ки-пер» — «ш|кипер»: летящий — плывущий; пер|на|т|ы|й — пір|на|т|и, ныр|Я|ть (укр.): «пер», «пир» — Огнь, Тьма-Нут как Нир|вана, Я наше. Пернатый — пыр|нут|ь, т|к|нут|ь ножом, по-б|лат|ному — пером: П|еро — Тьма-Эро|с, Сýть остра. Земля двойная ее, Атлантида-и-Гиперборея, звалась также Му: Тьмы-Коровы земля, область Нут. Посему тела Гипербореев, О|в|и|д|ий речет, лебедиными перьями крыты: кров сей — че|шуя. Восток с Севером — Солнце одно: Восток (Индры владения) — место, где всходит оно; Север — где не заходит, иль Есть всякий миг как Одно, Сен|ь-Зен|ит (с тем, северо-восток — направленье, за кое ответственен Сома, Луны бог, и в коем пускали коня в ашвамедхе: к Огню, в Суть; буддизм, посох кшатриев (воинов) Вглубь, родился на северо-востоке индийском). Ток Силы норд-ост — посему ветр единый, сильнейший из всех, о чем сказано: «Норд-ост задует, что метлой небеса выметет» (эст.), «Норд-ост ни людей не радует, ни зверей не балует» (англ.). Север, Ос|ь — óс|т|ра Суть; OstВ|ос|т|о|к, острый им: в óсь ток, лаз во Сто, в Мир (ведь Сто — Мир, Камнь (st|o|ne — англ.)). Луна, Глубь-Мир, с не-Глубью Землею, едины чрез грань Того с Сим: Атлантиду-и-Гиперборею, звено. Сверху вниз зря, то — вектор схожденья Антропности в мир сей: от Неба — к Земле и по ней, маг|ист|ра|ль жизни нашей (рис.3). Север старше Востока. Ис|лан|дия, Север, Ис|т|ок-Лан (укр. поле: Мир — Лан сей) — Eastлан|а, Востока, Оплот, с ним — Ис|лам|а, восточной религии: М ↔ N; «лам» — лам|а: лом|ящий лаз в То, лам|па Духа, Огня. Восток — край, горизонт, Земля-Небо как Двойка, а Север — бескрайнее: Мир-Верти|к|аль, Небеса как Земля без границ, Одно-Р|один|а, Корнь-Везде. Гиперборея есть Лан (Поле) Тьмы, в сути — Мир, Поле сущих; от Лан|а сего — Ат|лан|тида, дверь х|рам|а сего, коя с х|рам|ом одно (Тул|е, город Атлантов — «тул|имое»: к Сути, Огню. Посему Атлантида, Ого|нь — эго наше; Е|г|ип|т — пониженье его: эг|о-гип|о, Ноль — в Два). Об Атлантах, живимых огнем Глуби, сказано:

 

Религия «Золотого века» Атлантиды была полностью посвящена культу Солнца. Свастикообразное Светило почиталось как мать-богиня Гелиона. Атланты понимали, что наша четырехрукая и четырехногая звезда [сиречь Луна, Солнце-Глубь — Авт.] скрывает как мужские, так и женские качества одновременно. Они поклонялись не просто звезде, а Сверхразуму, живущему в теле Солнца [= Богу в Луне как сосуде своем — Авт.]. Именно этой Тонкой Сущности адресовали все молитвы с просьбами молодые души атлантов. Более проснувшиеся видели в Солнце открытые настежь ворота, через которые к ним приходит объединенный Космический Разум. Высшие жрецы толтеков и сами пользовались этими воротами для путешествий в другие галактики и измерения.

 

Русы — земель сих преемники, Север-Луна в существе (Нострадамусом звавшись в «Цен|тур|иях» «народом гиперборейским»; о том — Русов сказ о Подсолнечном царстве, за тридевять сущем земель, сиречь двадцать восьмом: 28 — Луны число: Глубь — в ней как Севера горняя Суть). Птицерыбы, народ Тьмы, — корнь наш, что был, ибо Есть: близнецы как народ  Дож|девой, капли Тьмы-Света, Мира-Огня; кони Божьи — Ашвины (им сроден я: знак Близнецы — мой, а имя Олег — суть Корова: Оле|гов|ич — Gov’ич; Коровы Сын — Бык, в год гагаринский чей я родился). Они есть Луны, Сердца слуги как Ум при нем; Риму, Ума земле, есть они Ро|му|л и Рем, млеком волчьим вскормленны: Волчица — Луна, Мать. Огнисты, двойны и они, и челны их крылатые, кони коней. О том сказано:

 

…истоки финно-угорских, самодийских, индоевропейских и  всех других народов следует искать в нерасчлененном северном Пранароде с единым  языком  и  культурой.  Именно  в   эту гиперборейскую древность  уходят и корни «пермского стиля» с его крылатыми птицелюдьми, распространенными, впрочем, по всему земному  шару вплоть до Южной Америки и острова Пас|хи. Подтверждением тому служат и другие сюжеты чудских (в смысле «чудесных»  от  русского  слова «чудо») сокровищ.  Так, повсеместно распространенными являются изображения сдвоенных солнечных коней,  найденных также и в При|кам|ье.

 

Народ Осевой, Гипер-Б|óр, Б|ур, — корнь наш очевой: зриться — быть; очи — óси, явь Тьмы как торящей Оси: Два — Ноля. Бура по|мощь сего нам — врастание в Небо, торенье сей Глуби как s’то|пор|ом: Сто — Полность, Глубь (о чем дальше). Врастать в Воду эту, в сей Воздух — пси|хеей быть: пти|цей, душой голой, Глубь чья — Шар-Мир, а Глубь в нем — Скар|абей-Бог, Катящий. Юн|г — Un'g, муж Единого — пишет о том:

 

Я лечил одну молодую женщину, и в критический момент ее посетило сновидение, в котором ей вручили золотого скарабея. Когда она мне рассказывала это свое сновидение, я сидел спиной к закрытому окну. Неожиданно я услышал за собой какой-то звук, напоминавший тихий стук. Я обернулся и увидел какое-то летучее насекомое, которое билось о наружную сторону оконного стекла. Я открыл окно и поймал создание на лету, как только оно залетело в комнату. Оно представляло собой самый близкий аналог скарабея, который только можно найти в наших широтах. То был скарабеидный жук, хрущ обыкновенный (Cetonia aurata), который, вопреки свои привычкам, явно именно в этот момент хотел проникнуть в темную комнату. Должен признаться, что ничего подобного не случалось со мной ни до того, ни потом, и что сновидение пациентки осталось уникальным в моей практике.

 

Гипербореи-Атланты как суть — люди-дýши: крылá, коих плоть не таит, душой став — каплей Сва, Птицы птиц (рек Платон: человек — без иного душа; так-то — здесь). Как с Луной Земля, с ними одно С|ки|ф|ы, с-Ки-т|ы: Ки — Дух, Луна-Глубь; скиф — скит|алец, душа в чистоте, что, с Луны упав, стала земною; ат|лан|т же, от-лун-т — с Луны Тьма, что в Луну от Земли отошла как Злат Век, где едины они, иль осталась с Луной в розни их. Душа в нас — крыла тайные: в То отойти — отлететь, расчехлиться душе ради Севера, Сути своей. Речено же:

 

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времен тех дальних

Летят и подают нам голоса.

Не потому ль так часто и печально

Мы замолкаем, глядя в небеса?

 

                                 Ра|сул Га|м|sat’ов

 

Ж|ур|авль — суть жа|ра|вль, Жá|Ра се|в|ерна птица: Жар — Тьма, горний Огнь, дом чей Север, лаз в Óгнь сей: в Тот Свет, Глубь. О птицах, сему Солнцу верных, глаголит Юнг:

 

Я бы хотел упомянуть о другом случае, который является типичным для определенной категории событий. Жена одного из моих пациентов, которому было за пятьдесят, однажды рассказал мне, что в моменты смерти ее матери и бабушки за окном комнаты собиралось множество птиц. Мне приходилось слышать подобные истории от других людей. Когда лечение ее супруга близилось к концу и его невроз был почти устранен, у него появились довольно безобидные симптомы, как мне показалось, сердечной болезни. Я послал его к специалисту, который, осмотрев его, написал мне, что не нашел никакого повода для беспокойства. Возвращаясь с этой консультации (с запиской врача в кармане), мой пациент потерял сознание прямо на улице. Когда умирающего принесли домой, его жена уже находилась в большой тревоге, потому что вскоре после того, как муж отправился к врачу, целая стая птиц села на крышу их дома. Она, естественно, вспомнила такие же случаи, которыми сопровождалась смерть ее родственников, и ожидала самого худшего. // Хотя я был лично знаком с этими людьми и хорошо знаю, что описанные события были чистой правдой, я ни на секунду не поверю в то, что этот рассказ заставит кого-нибудь, кто склонен считать такие вещи чистой «случайностью», изменить свое мнение. Я рассказал эти две истории с единственной целью: показать, каким образом «смысловые совпадения» обычно проявляются в повседневной жизни. В первом случае «смысловое совпадение» имеет ярко выраженный характер в силу приблизительной тождественности его главных объектов (скарабея и хруща); но во втором случае, на первый взгляд, кажется, что между смертью и стаей птиц не может быть никакой связи. Однако, если вспомнить, что в аду вавилонян души были облачены в «одеяние из перьев», и что в Древнем Египте ба, или душа, считалась птицей, то предположение, что в данном случае действовал какой-то архетипический символизм, не представляется уж слишком смелым.

 

«К|рыл» — «рыл»: крылá — то|рения плу(полёт — пóлет, сап|áє (укр.): сап|та — Семь, Жизнь (санскр.); пла|вник — остр лез|вúй|но); летать — есть расти. С тем, Полет — Рост, Реальность Того: ход Воглубь круговой — в Мир, Глубь-Цикл, лёт куда (восхожденье: Глубь — Высь) есть с|пир|аль, тяга свиться в Кольцо; наша  ж, с Небом разъята реальность, есть тяга к Полету. Летает дитя в снах своих, ведь растет: Сон — Глубь, Лоно растущего; взрослый — летает в мечтах, меньших сна на ступень, с Глубью рознь (меч|та, г|рез|а есть сон наяву — в Этом То как от|рез|анный Бог). Речет песня:

 

Дивлюсь я на небо та й думку гадаю:

Чому я не сокіл, чому не літаю,

Чому мені, Боже, Ти крилець не дав? —

Я б землю покинув і в небо злітав.

 

Само слово «народ» посему — Сев|ер, Нóрд суть (для древних — и имя одно, «нрд»): ось и вход, как прокол осью этой, По|сев|а в Сие из Того, из Луны в Землю, почву-сосуд Жизни горней: П|осев — Дождь, Стезя осев|áя; народ, лю|ди — многость Посева, Лю|бовь как Ди, Двойка; Ашвины эллинские Кас|тор (кас|аться-тор|ить — грань к посеву пронзать: пл|евý — фаллосом) и Поли|дев|к — кариаты (жрецы) Ар|те|м|ид|ы как Кари|ат|иды, столпа «Это-То», чей оплот — То, Луна (шариат — путь в нее как в Мир, Шар; к|ари|й — Тьма). Столп сей был и Атлант, посох в Небо с Луной-головой: ведь Луна — Неба Суть. Артемиде, Луне Пан, волк лунный, дал дюжину псов: волка, пса — Лунá Суть, Глубь, 12 же — виденье, очи Луны. Артемида-С|Елена — Троянской войны корнь, она ж — и помеха ей; жертва ее Ифи|ген|ия (греч. φιγένεια) именем есть эпиклеса ее. Геро|страт, храм ее сжегший, тем покушался на Мать: Her — Она (Гéрой бывша при Зевсе: Вторым как пред-первым, Нолем в сути), страта — казнь (укр.), коей предал Ее муж сей злой как Себя самое. Кар|иат и кур|ет, кор|ибант и каб|ир — суть одно: слуги Матери, Божьей Кор|ы, с тем — Дианы как лика Ее. Ар|те|м|ид|а — Луна и в Лунý столп, прямой безупречно (грек Орт|ией звал Арт|емиду, «стоящею прямо», — за это), опора Земле: ведь опора Сему — То. С тем, и имя ей Тем|ь-Сре|ди|на (mid|dle — англ.), дле|нье úмуща: столп — протя|жен и есть в сути своей Шар с хвостом: Суть с продленьем ее, Полтора как Одно с половиной своей, Ноль с Двумя, — ведь М|она|дой есть Ноль, Два ж ему половинны (о чем еще скажем). Как Суть, Артемида — Луна, как продленье ее — к Земле путь. Как столп, С|в|Я|зь, Арт|емида — Муни|хия, Moon-Гея, горня Медведица (аrktos — медведь (греч.); цвет бур|ый, медвежий — Тьма, Бур), дом чей Арк|тика, север Земли как Арк|т|ú|д|а иль Гиперборея (звалась коя так): Север-Мир, Рай-Арк|а|дия, Рá Ар|ка, Радуга-Тьма как Улыбка Его (в кою шаг есть Фут|арк). «Арк» — art, ars: Север, край Арт|емиды — Искусства-Тьмы дом: мир сей — Севера п|лод: лед, уз|Ор водяной. Арка — лук, arcus (лат.): áркуш (укр.): лист, белеющий с|нежно как ta|bul|a rasa, в Тьму арка: повтор «раса» — раса|раса — «с|ар», Тьма, Мир как Змей-Ш|ар, вещей Вещ|ь, по|веш|ена Богом на гвоздь как Себя (един с Ним, Мир сVis’ает с Него); сведущ в ней как Природе вещей, Глуби их — был Лук|рец|ий («рец» — «рез», очей нож: знать — делить есть по-Божьи). Лук|авство — улыбка, лук тот же; растение лук — cep|a, bul|bus (лат.): «се|п|та» — Жизнь, Семь, Пта|ха как С|ев|ер, Д|ев|а. Выс|оц|кий о чистой сей рек:

 

Все года, и века, и эпохи подряд

Все стремится к теплу от морозов и вьюг.

Почему ж эти птицы на север летят,

Если птицам положено только на юг?

                                (…)

Север, воля, надежда — страна без границ,

Снег без грязи, как долгая жизнь без вранья.

Воронье нам не выклюет глаз из глазниц,

Потому что не водится здесь воронья.

 

Дева, Тьма — Луна, Глубь: «лук» — «лун». С тем, Артемида, дщерь лунна, есть критска царица зверей: Кри|Т — дом Реи-Кибелы как Матери, Хри-Луны, в Сём, Столпа этого низ: мани|хей|ству — пути в Рай. Как сын Корибанта, вступив в спор с Зевесом за Крит, бился Феб с Отцом этим за Мать свою, Лето-Луну. Тьмы, Богатства дом, Кри|т — К|рез; край сей есть кры|латых земля как в Элладе Глубь-Гиперборея (засим — и внутри у ней), кою прейти — улететь, как Де|да|лу: ведь ноги — крылá в ней. Эллады Глубь, Крит есть Се|крет ее: Сердце в Уме, в Отце (коим был Зевс) — Мать-Люб|овь, Лаб|иринт очам злым: хитрый дом, умных смерть (ерзать бéз толку где — за|м|ерзáть). Кол|ьский, критский ли, ход сей витой — Север есть, лаз с|пир|альный в Луну, бур-у|лит|ка Шар|гея к У|лет|у. Из лаза сего, как т|руб|ы, льется Огнь к нам. Крит|ичность — разлом: лава Сердца чрез корку Ума, из Зевеса — Афина, суть Мать; Океан Лема — Лавы сей лик, форм Рас|п|лав мен|ст|ру|аль|ный. Из Критис|крит бренным Огнь, горня Тьма; Крит, в Луну дверь как дом Артемиды, есть Сердце Эллады-Ума, с Трое|й слитное, суть чья — Мир-Три, Сердце (крито-микенский корнь Греции — корень трояно-ахейский: Ми|кен голова — Агамéмнон, ахейцев вожак, Трои жаждущий); с Троей ахейцев борьба — бой с Луною, бойцы чьи — троянская рать Артемида и Феб. C тем, письмо Крита, крýгло сердечно, — с троянским одно; медь, лат. Cupr|um, треножника Дельф, копр|á в Троицу-Мир, — дитя Кипр|а, отколь и идет: Кипр, Венеры край — с Критом един в Тьме, Любви. Крит и Троя — суть Сердце одно, корнь Эллады-Ума: Крит — как часть органична (ведь целое это — мнит частию Ум-Нарцисс), Троя ж — как чуждая часть, сделать кою своей Уму, мнящему Сутью себя, в тяге тайной к сей истинной Сути — есть ее пожрать, о|до|лев.

  3.  В мир сей донный святыни его пали с Неба, чьи части они (как пал|лад|ий Афины). Па|л|Ом|ник, л|Ом|я бренья круг, к ней ступает как к цели своей, горней в сути: и в прахе земном Небо — Выс|ь, Сила-Очи (vis — лат.).

  4.  А|льфа — то ж, что О|мега: «пал» — «пол». В каплях Огнь, пав с Небес, пол приемлет, мужами и женами став: пол|овиной-Дв|ум|я как Ум|ом — Сердцу в рознь, коим есть сей Огонь. Пол обресть — нá пол пасть. Суть — вверху; на полý — пóлу-cуть: рознь, кусок пустой, пал|лиа|тив. Становления круг половой, рваный — Дьявола круг (что, порочный, Сан|cар|ой зовем): становление Двоицей, им. Пол — с|тать (укр.), с Тáт|ем, Дьяволом д|р|уг. Огнь начальный — сверхпол женски, с Мужем Жену единя как Гинандр, Жена-Муж. Па|сть ей — Па|пою стать как не-Мамой: не Сердцем — Умом, половинным ему.

  5.  Рос|а — ро|з|нь: многий огнь от Огня одного. Х|ороша ся работа: Дух, Бог о|ро|ш|а|ющий — Благо (рож|ь, хл|еб — от «ро|ж|ать», Рá жать с страстию, раджа|с (санкскр.)): жать-вы|жи|мать Воду-Матерь Ро|ж|е|в|ий (укр.) — ро|зов|ый; рó|заро|сá как Одно: Ву|льва горня, Ть|ма-Ма|ть. Ж|ев|а|ть — ж|ить Ев|ой, Тьмой; не же|вать — не жи|вать). А|г|н|и, О|гн|ь — А|гн|ец Бога, го|не|ц-Высь, как ан|г|ел спадающий жер|т|вен|но в дол: Сердце — в Ум, Hel|l (ад), кап|лям кап|кан, куда кан|уть им с|лед; ж|ерт|вы суть — Э|рóт, де|мон благой, Сéрдца бог: бог-Ч|е|р|т|а, Рот-Жер|лó, пьющий Зло см|ерт|ью, Двойкой, Суть чья — Любовь, Ноль (смертью смерть (ибо Зло — смерть, Жизнь — Благо) поправ: рот Любви черный — смерть), Матерь сущих. То — Му|ла|пра|крити (предтварности К|ор|нь, Корнь-При|рода) Индийцев, А|ди|ти (сиречь «не делимое на два» — каков Ноль) Вед|ант|ы как Рот, O|r|is (лат.), пожи|рат|ель всего. Рекут Веды: «Кто знает природу смерти — адити, тот становится поедателем всего, что существует, и все становится его пищей» (Б|ри|х|а|д|а|р|ань|я|ка-упанишада, I, 2, 5). Капль спад в тьму, б|лиз|нецов сих — б|лес|к, жертва геройска, чьи сути Ашвины (ash|v`in — санскр.), гон|цы-близнецы, Кон|я дети, владыки коней. Кан|уть им — победить, цвет их кр|а|сен как кр|ов|ь, Духа кров как суб|с|т|ра|т Сен|и сей: кровь утратить — прейти без Нее; бог г|еро|ев — Эрó|т. Э|рос — рóс Корнь огнистых: О|гон|ь-Прямизна, Неломимый (Агонь: ибо альфа — омега), Кр|уг горний, объемлющ у|глы, падше Бла|го: гл|ы|зь (укр.) — бес|х|р|еб|ет|ность; сломиться в угл — пасть (go|n, угл, ясен в «гон|чар»: таков Бог, дух ломящий в матéрью, не-дух, свою гл|ину-замазку: Высь — в Дол; в «го|н|о|р» «гон» — собой полность пуста: нуль, гон Ор|а, Но|ля: Эр|ос — Ор|ис, Тьма-Рот, д|му|щий (дующий; дую — даю: Дух — Дар) тайно), — и шлющий о|гни в смертну тьму, не-Любовь, — многость Блага-Любви в многость Зла. Так пал Агнец, Мес|сия из Мес|та Его, огнь в посеве сем; сея|ть — сия|ть; A|gnu|s (áгнец — лат.) — гну|т|ь: долу — Высь, в г|нус|ный плен, Нус-Ум (жить им — тюрьмы не избе|гнуть); со|гну|вшийся — с|гин|ет: gin — Тьмы водный корнь (с gon единый: смерть — у|гол как слом Прямизны, Го|л|ов|ы: Жизнь — Глава (об умершем шутливо рекут: «он загнулся» — сложился углом); к смерти в мир сей родиться — сломиться в угл, пасть (имя Вакха Ди|гон по-эллински — и «дваждырожденный» есть, и «двуугóльный»); рож|день|е — bir|th (англ.): Огнь — да|ет, тьма — бер|ет-от|бир|ает (как кровь — пара|зит, мо|шка-г|нус); от|борbor|n (англ.), рожденье: бур|енье матерьи О|гнем-Духом, Бор|ом: bur|n — сгорать, гореть (англ.); углерод, сarbon, — car-born, рожденье как кара: Огню — от Огня). Прямизна — криvis|на в мире сем, ведь крив он, и предел кривизны его — плоскость: от С|фер|ы отказ, коей есть вечный Мир, Огнь живой. Прямизна, Сфера — Сердце; Ум — ей антипод, в себе плоский без Сердца. Прямым быть — жить пó Сердцу. Сказано же:

 

Поклоняться божествам и Будде – вот правильное поведение для человека. Можно сказать, что человек обретет согласие с божествами и Буддой, если сердце его будет прямым и спокойным, если сам он будет честно и искренне уважать тех, кто выше его, и проявлять сострадание к тем, кто ниже его, если он будет считать существующие существующим, а несуществующее – несуществующим и принимать вещи такими, какие они есть. И тогда человек обретет защиту и покровительство божеств, даже если он не совершает молитв. Но если он не прям и не искренен. Небо покинет его, даже если он будет молиться каждый день.

 

                                                                                       Ходзё Нагаудзи (Соун)

 

Сóма — тело, плоть (санскр.); сáм|а — сам|ость безбожна огня, один|око|сть (кто с Богом, Тем, — в паре, то|ски чужд); сломиться душе — плотью стать: жертвой Сердца Уму — Сéрдца волей, Уму кое царь. Голова угла — Сила ломяща: Тьма Божья; с тем, кл|ином, вперед острием, на врага идет рать, летят птицы; полет НЛО — Силы клин. Gin и gen — «жин» и «жен»: Тьма — Жен|а, лик чей смерть, по|жин|атель для жизни грядущей, ген|езиса корнь как Жизнь-Смерть в бреньи, Двух; на|гиб|аемый — гиб|нет, сломившись (кто Жив — пр|ям как Жизнь, пав|ой статной плывя), в пут|ах Ям|ы-Диавола (jama – вода (ностр.), Тьма), Пут|ь утеряв: вал|ит — Дья|вол, Ва|ал, вол|я-З|ло, в|ал девятый Тьмы-Ло|на, Дев|я|тки (Девя|ткаТка|чиха, Паук (пав|ук (укр.), нить чья, пав|ша из рта — пав|у|тин|ня): Тьма, Лоно т|кет плóд свой; как То, она есть Суть ас|кет|а с ас|кез|ой его; с|кит — дом ей; кес|арь — Тьмы перст); г|нетгн|ев: Д|е|в|а-Ка|ли, Тьма-Д|ва (угол, Два как прямая в и|зло|ме, — она: стать уг|лом — есть с|лом|иться в него); гну|тый — гун|ам причтен, латам-качествам Духа как тюрьмам его: Дух — Сво|бода, с|во|й|ств высшая как Двух — Одно («сво» — «сов»: Дух, Тьма — Сова); паденье в тьму — гно|зис Огню, как М|гно|вен|ию — время, ткань, что и|г|но|рирует М|иг, Иг|лу-Суть; гнуть — гнать: целое — в часть, падшу в розни ему, Мир — в безмирье свое (гонит так, полность нашу крадя, о|ст|р|а|ки|зм); гну|ться — гни|ть в косной тьме: перегной, h|um|us — плоть hom|o, п|ер|сть, в кою вдунул Бог дух, коей гнить суждено, ведь есть сгнившей она. «Плоть г|ни|ет» — к|ли|ч ма|сон|ский, Дна з|ов. Ов|цаОv|o, Я|й|цо-Огнь как Веч|ность-О|в|еч|ность; в покорности — власть (служа Духу, так вен|ы над кровью царят властью русл), коей О|венВен|ец: Á|гне|ц, суть неломима (им были Христос и Сократ), Тьма-Вен|ер|а, Д|вен|адцать в Одном (суть очéй благих, где я|вен Бог), коих влага — вин|о, Ли|в|ен|ь-Вакх. «Вен» — «ван», правитель (кит.): Очи — Сила; кто ви|дит — царит, как над сущим царит Дит|я, Мир, птица чья — лебедь, s|va|n.

  6.  Капль рожденье, отрыв от Воды-Духа их — Действо сущего: Воля-и-Плен (ведь одно они. С тем, «грати» (укр.) есть: 1) играть: вольным быть в русле цели, служить ей; 2) решетка в темнице, за|гра|да ее). Знать его — знать обоих: тюрьму и Свободу; пол|зя — быть в Пол|ет|е. Покорная тяжести, капля — Свобода сама. Так, покорна земле пресмыкаясь, змея — царь над ней, зная Высь: змей — к|ры|л|ат. Сущи знают Себя, зная Воду, с тем — ка|п|е|л|ь|н|ость, видность Свою в гармоничных очах, зрящих Суть, с тем — идущих к ней: в|ид|ет|ьид|ти в Тьму, Суть, Ид-под|сознанье (как звал ее Фрейд, мня сознанием тьму без Тьмы: бренье слепое — без Веч|ности, Глаз (віч|и — очи (укр.); вічвиз|уальность, vis), знанье — без Мудрости-Веры: со знанием — Корня его): Тьма, Суть — Глубь.

  7.  Дож|дь, Дож сущего (владыка — ит.) есть Х|у|д|ож|ник вселенский и К|ист|ь его, Ист|ин|а-Уд, что ри|сует всё суще; Дождь — дá|ждь, дар-да|янь|е, что жд|ýт все (ж|дутду|т, полон Воздухом, Ду|хом-Женою): Дух — Дар Сам Себя. Па|дать — дать: Жизнь — Земле. Вечен душ душ сей: pal|in — опять, снова (греч.): Вечность — Ци|кл, сам себя повтор. Спав|ши с Небес — дóлжно спать до поры, чтоб П|рос|нут|ься. В плотчр|е|в|но войдя, от прихода в мир сей (в плот на Духе, Воде — Воды сей как О|плота его) до отхода в То искры сии — д|ети бренной Земли волей Бога.

  8.  Рожденье в мир этот, приход для ухода — падение. Д|р|Ев|ность, pal|io|s (греч.) есть пункт па|день|я, рож|день|я людей Земли сей — древа с Кор|нем разрыв, с Высью дол, шаг в тьму: из Ночи — в день бренных глаз, из Огня настоящего, Черного — в белый, л|же-огнь. Быть от Сути на шаг — чтить ее и о ней ревновать: неотрывный отрыв, миг разъятья с Водой капль ее, где, творясь, рознь сия есть и нет. Им была Древность — Дев|ность, Тьмы храм: ведь Тьма — Дева, нос|яща всё (ol|dстар|ый (англ.): Тьма, Н|ол|ь — Star, в тьме З|вез|да); зрим мы то в текстах к|нос|ских (царь М|и|н|о|с земли сей, критянин — Богини Великой слуга, Тьмы, дом чей Кри|Т: Кри — Хри, Тьма, сошедша при смене Жены Мужем в Мужа как Свет, пол-Тьмы: Х — в К). Второй шаг от Сути — утрата ее из очей как отрыв отрывной, в невозвратное: не-Древность, новь-Зло. Л|ист|ва Древа-Мира, мы в Древ|ности знали его, и не знаем теперь, не имея к тому языка: о Едином глаголить-речь — Рознь не дает, Сердце застящий Ум, позабывший Служенье свое. О том сказано:

 

Древние языки более подходят к цельному синтетическому восприятию, новые – к аналитическому, дробному; древние – к созерцанию, новые – к логизированию; древние языки полны энергии и эмоций, новые в сравнении с ними носят рационалистический, описательный характер. Древние языки дают большую возможность соприкоснуться с глубиной явлений, с духовными субстанциями, сделать человека участником событий, современные – изложить явления в определенной системе и дать их анализ.

 

Архи|ман|д|р|ит Ра|фаил (Ка|р|е|л|ин)

 

Тьма, Огонь-Вода — Небо с Землею в единстве как Век Золотой, неучастный и|ст|о|р|ии корнь — Тьма до тьмы, Ч|исто|та пред нечистым как Да перед «нет»: И|штар, Мать-Star’ина (pur|us — чистый (лат.); санскр. pur|aaNa — 1) старый, древний, 2) П|у|р|ана); без Да «нет», без Тьмы тьма — исторья, без Целого часть как Земля без Небес: Два, таящие Ноль — тьма Тьму. Век Золотой злат пред Небом, Сребром как Земля: пред Причиною следствие, пред Сердцем Ум; Небо с Землей внутри — он Сребро, в мире бренном второе как суть за облаткой своей. Век Златой — Очи: Сотня без лет, Огнь без тени; история — веки при нем как при Веке векá, им зияющи как тень Огнем. Видеть — Веком Златым быть, исторьей — смотреть. Как сто|ла Земли угк|ра|евой (три иных — вну|три), Век Золотой, Крит|а-юг|а — творенья по|ра: не как акт преходящ (кончил дело — отшел от него), но как вечное Творчество Бога, Креатора, Жизнь как бытья C|по|со|б, Посо|х нам: Spo-Sop, Семь-Sa|p|ta|n, Мир, птá|х К|рыл|ь|Я, Соб|ственность Пта. Век Златой — Дело, Цикл без конца, Миг-Единство без времени, розни; исторья — покой-лен|ь: без Цикла конец, без Единства рознь, видность чья — Лен|ин, а царь — Сатана, исторический Бог. Древ|ность — цикл, целый корнем своим, Златым Веком как древо его, им живое чрез Па|мять: Воз|в|ра|т, в Па|пе Мать, Суть; и|сто|р|ия — цикл разомкнýтый, с тем — мертвый-пу|сто|й как истор|гнутый Огнь: с|тыл|ый Бог, невозвратность-беспамятство как Сатана, Бога тыл иль изнанка Его. Кол|о (стар.) — Круг: Век Златой, от|кол|ь мы, от|кол|овшись: от Тьмы — тьма, гипостазис-нуль. От|кол|ь — от|сел|ь: от Сел|ен|ы, Луны, Век чей есть Век Златой — незакатного, полн|ого Солн|ца; закатное ж солнце, очей бренных огнь, половинноолей внутри  Огнь без тенике века.ории, где нет егогоа а.

е — очи стории.йдя и Глубь в ней. ему как Ум Сердцу, таилось порой Сердца сей, как в Причине спит с|лед|ствие, часть в Целом в царствье его. То был Век гор|ний, где Дол был Высь как бездольне Одно, Тьма-Ноль. Сущим в истории нам и причастным сей тьме Ма|ть, Да — «нет», ведь за «Да» — себя мним: ма — не (санскр.). Тьмой сей скрыт, Век Златой есть В|че|Р|а, Ye|s|ter|day Yes-s|ter-Day, Лунный День-Да (Yes — Вес: Тьма — Груз-Всё), с|тер|тый в па|мят|и тер|нием сим: Па|пой — Мать как Помять|е его (крив Им Феб-Лок|сий нам). Век Златой, Кор|нь — исто|рьи Исто|к как реки, что не чтит его, мня им себя, как мнил Мир безысточным К|Ра|тил, тыл Огня; капля всяка в реке-розни сей — себя главность, глухая к иным. Век Златой есть Любовь, очей зрячих Сейчас с ними вместе; история — се|к|с, экс-Любовь: счастье в прошлом, несчастье сейчас с очьми, зрящими так. Век Златой есть история непреходяща; история — век преходящ, иссякающ рекой. Преходяща, исторья есть, ибо была; вечный, Век Златой был, ибо есть и пребудет, сердéц Огонь. Древность и сердце ее, Век Златой есть Век Вак, Тьмы-Кор|овы (лат. vac|ca; отсюда — и «век», Тьма) и Сына Ее, каков Вакх-Бык, Бок Матери сей, при Ноле этом Двойка; Век-Вес: ведь Тьма — Груз как Мир вес|ь, Кам|нь на бренных плечах, а бессмертным — Крылá. Сер|дце-Глубь, Мир — Корова, Мать Нут; Век Коровы — Век-Мир: Небеса и Земля как Одно, Рай-G|ra|y (Мир — Сер; суть се|рая — райска), Дом Божьей И|гр|ы; Век тождественной Миру Земли, где часть — Всё («ре|тро» — к Тро|ице, Миру возврат: в Век его); Век Гороха-царя: гор|ох, ci|cer|o (лат.) — Гор, Ки: Мир, Сер|ый Шар; Ста|рина Мира, Ста как Век-Жизнь (vie|kas — сила, жизнь (лит.): кас|анье Творца: Сто — Мир, полный Его). Век Златой (go|l|den — англ.; go — корова, бык (санскр.)) гол|ый Ден|ь Мира, Древа (греч. den|d|ron), глава веков всех, Любви Век: Мат|ь — Любовь, Солнце-Гор, что влюбленным гор|ит, Кор|нь (санскр. му|ла) и К|ли|мат наш (к Ли, У|му (кит.) — Матерь, Сердце), Вак|ц|и|на от Розни, каков в себе Му|ж, тень Ее, Зло без Блага. Век Мира, Век этот — возвратна стезя кругова, к Богу Мира ход рачий: Мир — Рак (горох — г|рах: Pax, Мир (лат.)). Век Златой — Ир|ий, Рай как Дом Бога: как Целое — М|ир в очах видящих, Земля Земель сущих; как часть — он М|ид|гард-Земля, Миром полная суть-середина (англ. mid|dle), единство чье с Миром как Целым — единство с Луной ее: Мир — Луны Суть. Век-М|ид|гáр|д, как звалась С|кан|ди|нави|я Древня (чьих царств в мифе — девять, и каждое, «хей|м» — Гея-Мать, Лоно-Девять), есть Нави (Навь), Тьма: Огнь срединный («гар» — Гор, Огнь), К|остр|ище в ночú (Нáви муж — Иисус (Й|эхо|шуа) На|в|и|н, Мои|сею второй): М|ать, Ид|уща меж нас как открытое Сердце, что можно потрогать рукой. Век Златой — Век повсюдной Руси: Pus, Мир — Rus’ь как единый народ в Веке сем на Земле. В Век сей счастлив был всяк. От сего — провал Иеремии, народ И|у|д|еи (И-уд-дей: Уд-Мать, Дей|ствье Господа) гнавшего от Жены, Блага, ко Мужу, Злу в стадо. Речется же:

 

И отвечали Иеремии все мужья, знавшие, что жены их кадят иным богам [по смыслу слов Библии — единой Богине, небесной Матери — Авт.], и все жены, стоявшие там в большом множестве, и весь народ, живший в земле Египетской, в Пафросе, и сказали: // «Слòво, которое ты говорил нам именем Господа, мы не слушаем от тебя; // Но непременно будем делать все то, что вышло из уст наших, чтобы кадить богине неба и возливать ей возлияния, как мы делали, мы и отцы наши, цари наши и князья наши, в городах Иудеи и на улицах Иерусалима, потому что тогда мы были сыты и счастливы, и беды не видели. // А с того времени, как перестали мы кадить богине неба и возливать ей возлияния, терпим во всем недостаток и гибнем от меча и голода (…)» (Иер. 44 : 15-18).

 

Век Златой есть Век-Миг, Нас|тоящее, кое таим мы в себе как таящее нас, как таим Сердцем Ум; Миг — Мо|мен|т: Луна-Мать, Солнце Века сего. Век Златой, Мир-Земля, есть пространство без времени, замкнутый Цикл; Земля-время — история: цикл разомкнýтый, конечный, Гей|м-Сет. Велескнига, явил кою нам Миро|любов, с ним Кур, Кру|га муж, — книга, в Век сей влек|ущая влез|ть («кру» — к|ру|п, руп|ы коня мыс; «кру» — «хру», Мать-Гру|дь — «хур» в «хур|товина» (укр.), крýгла метель, завируха-змея). Век Златой есть Век-Очи: Любовь-Суть, в Себя саму зряща как Длань, з|рить для коей — т|во|рить мир, в Ней сущий как в Лоне; от Века сего — наша речь, чья богиня есть Вак: Мать-Любовь, Луна-Мать. Месяц в небе (и месяц как года двенадцата часть — Полнотой, Годом полная: Год — Луна-Глубь; как Двенадцать он вúденье, очи, что Истину зрят, в Нее úдя; лат. v|i|d|eos, в|ид|ет|ь — есть в Deos’а, Бога ид|ти) есть Луна как Корова рогата — Бог-Мир, Глубь-Одно, лик чей — Мать, Век Златой как Вселенная вся («ан-ки», Небо-Земля у Шумеров); и Миру земной Век Златой, зря отдельным его — Мира Ко|нь как Ко|рова-Земля, Гея-Мать, Мира часть, — как Конь Бога есть Мир, Все-Земля: Нут, Корова как Мир целиком. О Корове-Луне, Сути Века Златого, земной и вселенской, написано:

 

Рогатая Луна является по премуществу символом великой Матери, лунной Царицы Небес, и выступает неотъемлемым атрибутом всех лунных божеств. Это двуединый Женский принцип: в одночасье и Мать, и Дева Небесная. Меняющаяся Луна отображает изменения в феноменальном мире. Рогатая Луна представлена рогами быка или коровы, но иногда принимает форму лунной лодки и чаши, корабля, пробирающегося по ночному небу, кораблика света в море тьмы. Рога на одном или различном уровне означают прибывающую и убывающую Луну. Солнечный диск с рогатой Луной или диск этот, расположенный между рогами коровы [Бог-Единый и Мать, пред Ним Двоица Авт.], означают единство двоих в одном, общность солнечно-лунных богов и тайный брак божественных пар. Неполная Луна в сиянии лучей означает т|ра|ур, апофеоз смерти. У кельтов рогатая Луна и два лунных серпа, обращенные спинками друг к другу, символизируют бессмертие. У христиан полумесяц знак Девы Марии, Царицы Небесной. У египтян рогатая Луна Изида, Царица Неба, и Хатхор, корова с солярным диском между рогами. У индусов рогатая Луна новорожденный, быстрый и жадный рост, а также единая с ним чаша эликсира бессмертия. Серп месяца в спутанных волосах Шивы их женское Средоточие; река Ганга, вытекающая из них и втекающая обратно, замыкается этим серпом в кольцо, знаменующее Бессмертие. В исламе рогатая Луна со звездой означает божество и верховную власть. У шумеров она суть и атрибут бога Луны Сина. Луна также является эмблемой Византии, ислама и Турции (выделено нами – Авт.).

 

Вак — Корова-Луна, Жизнь, Безмолвие как Слово слов; речь звучаща — Коровы сей м|лек|о как Дождь ее Лунный: ле|к|ар|ство любовно, мо|литмо|л|око, Головы-Жены локо|нов хор. Мать, Сов|а — Зов, Молитва, Умá сутям тайный: Отцу — отче|т их. Млеко-Ма|ть, Лекарь сущих (греч. Ιά|ο|μα|ι — «лечу», «исцеляю»), кор|мле|нья Суть — влага царей (млехо, מלכו — царское (ивр.)): Царь царей, Бог — в Корове, Луне, коей цирк — к|ро|м|лех; с тем, млеко — Бог. От Него, как Любви, мле|ем мы! Творить — млеко с|тво|р|а|ж|ив|ать: Господа — в Мир, Сердце — в Ум. Мон|гол (Мон|ада, Мать-Гол|ова) млеко вылить на землю боится: в прах — Бога; от молньи пожар на Руси тушат млеком парным — влагой Неба, огнем от Огня. Такова наша речь — ма|сло-сло|во как кам|нь Молока в смысле древнем, прямом точно Мать, Фаллос-Суть; переносный, мета|фор|а-Зло, смысл кри|вой — Аристотелев плод: мета|физика, Бог за чертой как в гробу, Смысл (ведь С|мысл, мысли Суть — Он), сведенный в ничто. Смысл второй, переносный — спад Сути в не-Суть, Я в не-Я, Ноля в нуль; «свежесть первая — есть и последняя», — рек Воланд: второй же — нет: Бог-Второй — Сатана, анти-Бог. То есть То, Это ж — Это; Бог — Грань их, чтить кою — есть зрить Это Этим, а То — Тем (как зрит то|тем|изм; Тотем Сих — Мир, То-Всё); их смешать в Это, как Стагирит — Высь убить, с ней — Себя: Я есть То. Млека в масло пах|татель — Змея, Тьма: му|т|овка — суть Му|тер (нем.), Мать. Силой сил, Ею речь сильна. Сказано же:

 

Будь умельцем в речи, (дабы) ты был силен… сильнее речь, чем любое оружие.

 

Поучение Ме|р|ик|ар|а, строки 32-33

 

В речи Мать — тай|на Сут|ь: Та|й|а|ма|т (Хаос вавилонян), Грудь-Молч|анье, соSat’ь кою — труд наш, со знаньем иль без: «молч» — «молк» — Мать-Молок|о, Гр|уд|и Сок (в паре цельной Кирилла с Мефодьем Безмолвье как Дея|тель, уст Оде|ватель — Меф|о|ди|й, второй: Суть — Второе в сем мире облаток; Кирилл — молвь: кирил|лиц|а, Сути лиц|о. Кир|ил|лс|крыл Луну, Суть — недо-Сутью, Со|лун|ью: Умом, парным Сердцу, Луне как покров. Кирилл — киллер невольный, в Славянску речь яд Греков вливший: Ум в Сердце, дегть в мед, — хлад впустив в Славян жарки сердца); в словах древних Она — Половина; в словах новых — Четверть как пол-Половины, часть части благой. Наверху — что внизу, рек Гермес: Небеса и Земля — Мир един. Небесам Земля — зер|кал|о: в сей Поднебесной зрит мудрый строй их: в части — Целое, Суть. Ведь часть Целым жива, Им — полна лишь; зрить часть — видеть Целое в ней: в слове — Вак, Мать как Небо в Земле, коим суща она. Видит — Видья, о коей написано: она «есть [знание] высшей недвойственности. Тело — есть изначальная форма. Тело Видьи — есть Господь, [в форме] лучей Звуков (шабда раши, сиречь алфавит). Она [Матрика — сущего Мат|рица, Мать] — Полнота его самоосознания, неотделимая от всей вселенной. Тайна мантр — это сокровенное учение [Упанишад]». Сказано в «Тан|тра|сад|бха|ве»:

 

Все мантры состоят из слогов, составляющих Шакти, о Возлюбленная. Шакти известна как Матрика, она известна как составляющая природу Шивы [сиречь как Глубь, Суть его]. // (…) [Люди] заняты ложью и лицемерием, алчут богатства, лишены ритуалов, не знают ни Гуру, ни Бога, ни обетов, данных писаниями. По этой причине могущество [мантр] сокрыто мною. Этой тайной оно сокрыто, остаются одни лишь буквы // (…) Та Шакти, которая есть Матрика, вмещает Высший Свет. Ею пронизана эта вселенная от Брахмы до земли (бхувана). В ней пребывает всегда вездесущая варна, пребывающая в букве А. // (…) Пребывающая в сердце, Она именуется Одним Ану, в горле – именуется Двумя Ану; Три Ану, известна Она как пребывающая всегда в корне языка. На кончике языка происходит появление буквы (варны), без сомнения. Таково происхождение Слова. Словом пронизано движущееся и неподвижное.

 

В словах — Истина, Мать целиком: кто увидит — Пр|оч|тет! Словá — искры, Вак — Вак|уум-Огнь, их родящий отъятьем (паденьем) в мир сей: Сéрдца — в Ум пустой, Глуби — в не-Глубь, Огня — в тьму (Вак|у|ум: слева — Вак, справа — Ум); и родящимся сразу, вполне (не частями, сиречь постепенно, как мнят), с Огнем стоя ма|кушка к макушке всегда — нет ни «прежде», ни «после» им, но лишь Сейчас, где родятся и гибнут они в Миг-Огнь, Мать, Силы Миг (m|ö|g|en — мочь (нем.)) как Слово всех слов, числá большее: Сердце — Ума (ибо слово — Тьма-Явь, число ж — тайная Тьма: в пленке Света, Ума, — Ум очам). Слово это, начально, — у Бога и Бог (учит Би|б|лия, Слова сего книга, первою фразой своей): Бог и Мать — Тьма едина. Им, Корнем, едины слова разных стран и времен как Новь уст, капли-Ныне, звуча — ибо Есть Сей Момент, в нем равны как родителе их, Настоящем благом, кое — Матерь, Навь-Новь: Глубь, суб|ъектности Суть, зряща все времена (рек о том Мир|о|лю|б|о|в: «Не знать своего прошлого может только «объект», а не «субъект» цивилизации и культуры») Моисеем дан нам Завет Ветхий, Христом  — Завет Новый, и оба сих — Мать. Клич к Ней — клык, Силы зов волчий (так К|лич|ко — Силы мужи), в Мать-Высь рост наш (чешск. klic|ek — росток как из глуби удар (нем. клич), б|у|ра-«урá», бойцов клич; klic|iti — прорастать, всходить (о семенах)); лич|ность — зов к Силе сей как стяжанье Себя: яп. , «клык». Лишь Она, Огнь-Любовь, нам З|в|е|з|д|а незакатна вовек, что зовет (зве — укр.) нас Изнутри (как Вес-Да, М|уд|рост|ь-Груз; быть в З|везде сей, Св|обод|е — Вездé быть: Мать — Мир); Бык-Отец, Муж-Вражда со историей — прошлое нам: bul|l — бык (англ.),  «бул|ó» — было (укр.). М|иг-Мать (злых Иг|о, благих Благо|да|ть, Об|ла|д|а|ние наше: укр. «мати» — и|мет|ь: Мать — Мет|á, сущих Цель) все творит и хранит неразлично: что есть, то творимо Сей Миг; сущим быть — есть твориться Им в наших очах, сущих Им. Так корпускулы Божьи живит Пустота, Бог-и-Мать. Миг Ее, Ее волей, явил, на слова зря чрез Мать, я сей книгой как Истину: Истина (г|реч. ét|y|m|o|n) — Мать, То, дар чей нам, Этим, есть эти|м|о|ло|ия, Мать-Мо|ло|ко: кто воз|жа|ж|дет — испьет, Вз|Ор стяжав! Дет|ям, нам Мать Стезю дает — Слово: то — Мать! Слово было вначале; что Было — то Есть: да узрим! Ор — Ноль, Мать, глаз Ор|ало: вз|ор|ать им — познать мир; vratá — наблюдение (санскр.): Очи, Тьма; в|еда|ть Мать — в|идет|ь нам. Век Златой — Очи, вú|день|я Век, Тьмы; история — veки на них (Ки — Ци, Тьма) как смотренье без виденья, плен|ка на сути, Очей плен гл|ухо|й — EV навыворот: не Сердце — Ум холостой, Уши-Гл|ушь, тьма без Солнца, Очей, кои есть Сердце, Мать. О Ней сказано:

 

Шумеро-сирийско-фригийско-эллинский миф до рубежа II и I тысячелетий до Р.Х. знал одно-единственное материнское божество, которое являлось подземно, на земле – в плодородной почве, на небе – в царстве планет и неподвижных звезд (на тверди небесной). В гомеровском семействе олимпийских богов VIII века до Р.Х. из праматери вышли уже несколько женских образов, хотя бы Гея («земля»), Рея («текучая», «плодородная»), Деметра («матерь полей»), Афродита («пенорожденная» владычица животно-человеческой плодовитости) и Гера как владычица человеческого сообщества. В Эфесе к этому ряду принадлежала и тамошняя многогрудая Артемида, хотя вообще Артемида (значение ее имени не выяснено), скажем в отношении к Ниобе и ее детям, а также как богиня охоты, вооруженная луком и стрелами, считается божеством смерти, а не жизни, и как раз в этой ипостаси она – сестра Аполлона.

Ди|т|ер Лау|энд|ш|т|айн

 

  9.  Мать — Причина есть, Золо|то сущих: их Соло, Я-Тó (Z = S; Аз — ас, бог (сканд.):  начало — царит). Злата Век, Век Ее, единит в себе Всё, кое Мир (остров чей в мире сем, он суть Рай, Небеса на Земле), и Атлантов как Землю — часть с Целым. Исток — оба сих в Веке сем, Небеса-и-Земля; очам бренным, союз чей есть «или», сего не постигнуть: Причина, Одно, Двойку зрит очей этих, она ж Ее — нет. Век Златой, Мира Век — век Огня: ведь Мир — Огнь; Ми|ра Век, он — Век Ми|фа: Миф — Глубь. Глубь, Миф — Мать, Мера сущих: Коро|ва, Го|мера Коро|на, Мотор уст его; Мо|торМа|тер|ь. Мать — Сен|ь-Сен|с, Сен|с|ей наш, век чей — Ци|кл-Жена, Центр: Стих (v|er|sus (лат.), «повернутый назад») как Воз|в|Ра|т, Бур-Бур|ёнка, тор|ящий в|ер|тясь, Глубь вз|ыс|куя (отсюда — и Тóр|а ев|рей|ска: пять книг как эфир, Века этого воздух; цирк — circ|us, круг, — «чирк», высеканье огня: Цикл — Огнь, Тьма-Глубь; cir|ca — около, вкруг (лат.), откуда «шир|ять», тыкать вглубь; Глуби лик — Шир|ь очам: Поле, Лан — Лон|а, Тьмы; чи|р|ийг|воз|дь из нут|ра, пращ|и сей прыщ, что «выскочил» — вышел, ис|тор|гся тор|еньем). Бог — Благо, Мать — Дело благое Его, Дар: У|дар-Поворот, во Глубь действье (ударить — стар. в|дар|ить); ис|То|р|ия, his|tor|y (англ.) — Муж тор|ящий (тем — роя: рий — рой (укр.)) из То|Р|а сего (a|x|is — ось (лат.); h|i|s (англ.) — Муж, «гита-из», Жены песня), цикл в роз|ни, стрела от Жены в ничто, П|роз(лат. pr|or|sa — прямая, простая, идет от pro|ver|sa, «вперед обращенный»), знак в чем — М|арс|а-А|р|ес|а знак (и Век Вак — Полнота, а исторья — вак|ант|ность, сирéчь пустота как дыра от Баранки сей). Так-то от Матери, Сути влечет людей От|ча река: от Жены, Мели|сен|ты (греч. μέλι — мед: Мать, Мед-Мет|á, Сен|ь, что м|е|л|ет умы, нули, в Ноль)Мели|от, Муж, пустой от Caús’ы от|каз|ом, отча|янь|я дух («В линейных религиях, в отличие от их циркулярных предшественников, женское божество было, бесспорно, заменено мужским» (Ма|йкл Кéдем). «Великие материнские божества, возможно, всюду превратились в отцовские божества», — Зиг|му|нд Фрейд рек с ошибкою отчего, умного взора: Отец — многость, Матерь — Одно). Две реки, кру|гов|ая (g|o|v = cow: Корова, Яйцо (Ov|o) Бога) с прямой, Тьма и тьма — вот ансамбль наш земной: Жизнь и гроб для нее. Златой Век — Миф; история — антимифична; Земли и Небес маги в ней — Мифа есть острова, огнь во тьме, чуждый ей как Иное — сему. Век Златой как Воз|в|Ра|т, ход по|пят|ный в эфир, Пят|ь (так пятится к|Ра|б, Ра|к, Луны знак: Мир — к Господу) — в Ра, Бога Век|Тор, тор|ящий в|Ра|щеньем Вглубь, М|ý|ла-Юлá, Век-Зв|е|зда как Езда, что зовет (зве — укр.) нас (Вектор-Цикл, острие чье незримо, в Глубь в|пéр|ясь от нас; без концов Стезя: Ноль без Двух): ибо Глубь — Бог, а Мать — Путь в Него («Все циклические культы были сосредоточены вокруг фигуры Богини Матери, которая создала мир и живых существ и охраняла их с материнской нежностью и заботой» (Майкл К|едем)). Вин|о, Глубь Божья — в Господа Вин|т водный: Вино — Вода (посему «вод|ка» — близко к «вод|а», коей есть aqua vitae сия). Ul|en — мыть, чистить (нем.): Глубь являть из-под корки, торить-обнажать; yul|e — солнцестояние, от др.-сканд. iul — колесо: Кол|о-Кол, Цикл-Огонь, Жизнь-Июл|ь, Семь. То — Век-Само|вар, Юла-Т|улату|л|ить» — укрывать, скрывать прятать), Жар чей — Глубь, Второй бренным нам: Тыл, За|тыл|ок, За|тул|ье, Тл|о (Дно), где в сердцах тл|еет Огнь сей; как остров, он — Туле: тул|ящийся к Глуби-Луне, Главы сей ту|лов|úще (укр. тý|л|уб — главы луб, покров), к ней ту|л|им|ый как к Латоне Феб сребролук, стрела к цели (с тем, Тула, град  наш — оруж|ей|ный); «лим» — «лем» — «лун». В|Ра|щенье — Возврат (вращ|ать — в|ращ|ивать в Глубь, Корнь стяжать), Кор|ня п|ен|ье, Ра|щенье Его: Того — в Этом; Цикл, Ci|r|cus (лат.) —  истинный К|ур|с наш, Сo|ur|se, в Се|бя, к Ур|у, Ор|у, Нолю (Ur = Or): ведь Глубь — Суть. Хода этого явь  — капители вол|юта, вол|на-за|ви|т|ок, винт во Глубь, в Воду-Тьму водный путь. Две волюты сего украшения — бак на а|бак|е как Два на Ноле, на Корове, Тьме Бык, Ум при Сердце, с|тре|мимый в него. Ио|нический ордер — Жена, в камне Мать; ка|п|и|т|ал|ьный — питал|ьный, опорный как Тьма; ка|п|ит|елькап|ать-пит|ь; Воды муж — ка|пи|т|ан.

 

 

    

 

 

Со|кратК|рот, бур во Глубь: ведь крот — крут|ит, торит (посему ручка посоха Сковороды по легенде — крота голова: кроты оба сих мужа; рыл — к|ры|л|ь|я имел, Глубь стяжая как Высь); бур в Глубь, Мер|у — Мер|кур|ий-Гер|мес, он же Т|о|т, Луны бог: Глубь — она, Солнце Века Златого Огнь-То. Век Златой — дом родной наш, Кур|éн|ь-Кур|с; история — дúс|курс, курс-нуль. Бегун — cur|s|or (лат.): Цикл — Стезя. Кур, пет|ух, певец ран|ний (к|ап|лу|н — ср. Аплун, Феб), ку|р|ан|т|ы Огня — суть Дух, Кру|г, Крю|к-Рук|а, С|еть ловяща кюр|е; певец рун, крюков лунных — Ал. Кур. Цикла, Тьмы муж — Кур|чат|ов, деливший ядро: Я|дро сущего — Бог, Неделимый, деленьем велящий Себя искать; Нож к cему — Тьма. Кур — Хор, Гор: петух с солнцем — одно (петухи — жертва Русов Пе|р|ун|у-громовнику: «пер», «пир» — огнь). Шкура — покров, пленка с Ку|ра, Огня (как С|кур|атов — c Ивана-царя, Тьмой палящего); Бога покров — D|io|s’кур|ы: Огнь-Мать, Ноль, как Двоица. Ку|р|иц|а — к|лу|ша: Лу|ны, душ На|сед|ки портрет; «риц» — Rich, Глубь. Аc|cur|atus (лат.) — т|оч|ный: согласный Оч|ам, Глуби-Тьме (Чер|ноте: «точность» в сем языке — также a|cer и cer|tus). У|сер|диеcu|r|a (лат.): Сердце — Тьма. Кýра град Цю́|р|их, Zürich — Zür-rich, Цикл-Богатство, — Эйнш|тей|нов град Tur|i|cen: Мир, Кон|ь-Козел (козел — тур; тур — кольцо как по кругу езда: Мир-C|тез|я, Бого-Цикл), сего мужа Пред|мет; река гор|цев — Ку|р|á.  С|вёк|ла, бур вглубь — бу|р|як, бор|ща сила («ряк» — Рак, Мир). Кур|ится над Глубью не-Глубь: над огнем — дым его, Ум над Сердцем, над Тьмой Белизна; от сего  — «бело|кур|ость»: над Вакхом, Тьмой — Феб. Кур|ткатка|нь вкруг плотú; кур|туазный, кур|чавый, кур|аж, гур|т — Кольцо, Дух («гуртом бити бáтька» — Жене Мужа бить, Сердцу — Ум, рваный цикл); Дух — и гýр|у; кур|иться — кру|жить|ся-vita’ть: Дух, Цикл — Жизнь («кур» — «чур»: крýгом обвод как чертой бор|онящей, от бесов защитой; чураться — цуратися (укр.): Ч и Ц Русам — буква одна); воз|вращаться — вращаться как б|ур. Эдéм, Ра|й — éдем к Богу-Е|ди|ному, Вглубь: вкруг, впустую — очам имманентным, не зрящим Того, круг порочный чей, без Глуби круг и стремленья в нее — есть истории круг, бесконечность дурна: Ум, без Сердца пустой. Зря очами его, так военные, Ареса пол|к, Кор|о|лёва склоняли к созданью ракеты приземной, к доставке бомб: он же сказал: Космос — вóт Цель! Огнь сей лишь зову! (Правду эту явил мне учитель Андрей, знавший мужа сего).  «Кор», Корова — «Кур», Тьма: по Шумерам — посмертье как Глубь; б|ег (франц. сou|r|an|t — бегущий) — e|g|o: Суть, Яйцо (Eg|g); ку|р|о|л|ес|ить — кру|жить-лез|ть, как ш|то|пор, в То, Тьму. Ход Воглубь — рад|ость наша: rad — нем. колесо, брит. дорога (клич радости «вау!» — way, путь); бег кольцевой к Сути — рун(run — бег (англ.)), бег ран|ний: Тьма-Ран|ь-Ран|а; вектор к|руж|ащий — с|пир|аль, как нарезка в руж|ье (к|рýг|ом мнимая бренным очам как разрывная в сути проекция хода в Круг на плоскость их; с тем, окружности градусна мера — Девятка: утроба с дырой в белый свет): pyr — Огнь (греч.). Так спирален, в Глубь úдя, восточный тюр|б|а|н (U O): Во|сто|кво Сто врата, в Полность-Глубь сток прямой. Езда Вглубь — руна Ра|й|до: Свободы стезя, дóлжна пленным (Свобода и Долг в Тьме — Одно). Rai|da — путешествие (гот.): райский (вольный) поход в Бога, Да: ЕдéмÉдем, Живем! Éд’em — Тьмý е|ди|м: em (en) — Тьма (греч.); «еди»  — ехать-есть: горня Е|да — Ева-Да: Мать как Бог, Бог как Мать, в Коих éдущ — е|дýщ Пищу душ; В|еды — книга Еды сей, Иду|щих иль Еду|щих М|ед, нераздельный с Медв|едем (конь едущих — ноги есть их). Est — «езд»: быть — ехать, дням усм|ехать|ся: челн их — Жизни челн, коя — Ра|достДост|ичь Бога, Цель. Едет — цель|ное: в Рай — Д|езд|е|мон|а, Луной как Мон|а|дой бела; помощь в том ей — муж-рознь, черный тьмой: душ|е — тел|о-О|телло, душ|и|тел|ь ее, сéрдца — ум. Е|хат|ь — Хатис|ка|ть, Врата в Бога (gat|e — англ.) как бессмертную душ|у свою, каплю Тьмы, коей Е|дущ|ий Жив: во Глубь ле|зущ|ий — Глубию сущ как Собою Самим; и кто Е|дет — блажен: Бог, Цель — с ним, коль с ним Путь, с Ней един. Е|детЛеб|едь: Феб, Сын — в Луну, Мать как Люб|овь, свое Лúбид|о: в Сердце — Ум; ли|б|и|д|о — либ-би-ид-до: Ид как Тьма, и|д|ей Дей|ствие-Корнь, Зов ид|ущим до|йти до Луны (Лыбидь, братьев мо|гучих сестра — сес|тра-Ма|ть, Сис|ька-Мо|щь). Е|демДе|мо|с, Народ:  души, ú|дущи в Господа — все как одна; хор Любви, Бога, в сути — Мир-Хор, Его Дет|ка-Дит|я; дети — сути Любви, Мира лик. Век-З|в|ез|да, Мать, Y|es-Да есть ез|да Сути в Суть же, По|э|з|ия: Сия|нье полным, Зия|нье пустым. Езда эта есть Éз|ус Христос, Сын как Мать (в книге темной — философ-поэт, кем был и Ге|Р|а|к|лит), и с Ним Ез|д|Ра (ивр. עֶזְרָא‎, Эз|ра), езд|а в сей Огонь как облаток д|ра|нье Торою, Шилом-Тьмой (е|д|у|т Эд|д|ы так, цикл Тьмы-Воды — Миф, очей Дам|а-дым|ка: ed|dy — небольшой водоворот; клубы дыма (англ.); езда в Суть — Ду|ха ду|ть|е; Ду(х) — Да, Бог, Крыша (да|х — укр.) Всего: ду|ет, жизнь да|ет — Он). Веком сим жил Эз|оп, муж Очей; Спарта, Кри|та-Эдема покров (остров сей — Век Златой), чрез Ли|кур|га (Лик-кург — лик-Кург|ан, Крýг|а образ) закон его взявшая — Ла|к|еде|м|он: лак Мон|ады, Луны с Веком сим, бывшей Солнцем ему, — как есть впредь в очах Тьмы (и до|рий|цы, спартанцы — до-рый|цы: идущие Вглубь, чтоб до Корня доры|ть); И’star, Матери, древо (Star — Век Златой)к|е|др, к Я|др|у сему рост. Владеть-властвовать — Вглубь ступать т|вер|до: «в|ла|д|ей» — есть «в лáд дей», дей|ствуй в Лад, тори в Мир, в Суть в ладý с Ней (Мир — Лад, Хор со|глас|ных). Торящий в Себя, в Глубь, Златой Век — и наружу торящий как автор дальнейших веков («ав|то|р» есть «авто-тор»: бур, в тореньи причинный себе). История — вектор наружу: в не-Глубь, Сатану; при Корове, Златом Веке, хвост («хво» — «гво» — gov), гвозд|ь при сем Моло(т)ке, шлях Арéя железный: же|л|ез|о — шёл-лез (в плоть — нож, Жизни отъем), шелез|яка: путь тяжкий-пустой (им идущий — в железных идет сапогах, ест железны хлебы); становленья дорога: стал — стал|ь. Рекой сей быть несомым — знать ход лишь один: в невозвратность, смотря; над рекой сей парить, видя — знать ход обратный ее: как лжи — в нуль, небытье (Ез|ус, бог, в мифе кельтском распятый гвоздями на древе — не корень Христа (лат. Iesus), в реке не позднейшего этой, текущей вдаль-вспять, — что смотрящим очам не понять). Век Златой — Тор (Цикл) цельный, Одно-Суть, история же —  пол|тора как пол-Тóра: на Сути, Монаде, облатка пустая как Двоица-Рознь, полу-Суть (ведь как Рознь, Два есть пол-Одного, как Единство ж — Одно-Дважды), нуль на Ноле. Циркулярные очи — мифичны как вúденье: Век Златой — Миф, очи видящи чьи; дис|курс|ивные — очи линейны, бес|кур|сные, — антимифичны, без виденья зря, что смотреньем зовем (в речи «зря» с тем — впустую, зазря) как глазницы безокие: ли|н|и|я — суть «лин-ни-Я»: му|жни|й ток, не-Жена. Век Жены, З|лат|о — с лат|ами Суть, кои Муж; Век-О|н|а — Суть на «Он» как на Муже Жена, коня сего С|ед|ок-В|сад|ник е|д|ущ|ий (вса|ж|ивать — семя вса|ж|д|ать: Жена — в Муже Огонь, Сем|я-Уд. Так объЯтья мужские — кольцо вкруг Жены-Я: вкруг Фаллоса — вульва его) как С|ед|ь|мой на Шести, Жизнь на смерти, на тьме Тьма как царь. Тьмой-исторьей таима как Сердце, Мать, сущего Сен|ь-О|сно|ва|нье (на коем сно|ва|ть сущим — жить им) есть Сон, Сон|це нам (zon|en (нем.): S = Z. Я|сноя|сен, я|Сéнь: Игг|дра|сил|ь, древо-Мир), З|он|т над всеми, Бытье (ont|os — греч.) как Жизнь, Тьма-Оке|ан. То — наш Sea|son, Лето, Сон|ата-Луна, О|м|ут, С|ом чей — Бóг сам (М = Н); Зон|а-Zoon, где ста|нется всё, ведь Она, зен|иц Огнь, Коле|со коле|сни|ц, Ось чья Бог, — Зона-Мир, Луг-Га|зон сущих-трав, Дом-Всё (зоны тю’rem’ной, те|мни|чной (каков есть материи мир, «тьма вещей», rem (лат.)) культ — Жены: в тьме — Тьмы как Глуби; «на зоне» — не «в зоне» как в Матери, Тьме, — есть «в тюрьме» по-тюремному); ход в нее — ста|лк|ер|а лаз как спи|Ра|л|ь, рал|ли-бой, пси|хей key’ф как о|ра|л Ора, Тьмы. От Сна, Матери — Сон, Сын (son — англ., ушам с sun наразличное: Тьма ж). «Спи» — пси|хея, душа: капля Матери, Сна, кем есть всякий как Суть. Сон, Мать есть S|pi|r|it-Pir у спи|хнутых с Луны за спи|ной: Век Златой, Сон, при коем анти|чно|сть — Два против Ноля, Сна, живимые им. Спат|ь — спаст|ись Миром: Saptan, Семью как Тьмы Др|ев|ом святым. Древо Сна — ель-со|сна, Года древо: Год, Лоно — Мать. С|пир|т, э|т|а|нол — Мать-Вода, где мир сей, Эт|о глаз, та|ет в Нол|ь; спирта вес — 46, хро|мос|ом|ный набор че|ло|в|ека как Век Златой, за|м|к|Нут|ый цикл (4), и ис|тор|ь|я, разом|к|Нут|ый (6), река-нуль: Бог и Дьявол; в питьи не знать меры — к второму пасть в пасть. Мать, Век Злат — Пят|ь эфирны (эфир — э|стер: стер|тое бренье), что с|пят в нас, прекра|сны (верней, мы — для них: для Единства — Рознь; от Матери, Лона — «ложé|сна», утроба жен как ложе Матери): Глубь как не-Высь бренным нам, Высь не зрящим (кто ж зрит, тем Глубь — Высь), Пе|сня-Son|g пе|сен всех, Шан|с|он наш («шан» — Sun, Мать, сущих Шан|с) — Сень-Внизу, Un|der-Sen’ь (в сон войти — провалиться в него, утонуть как в Воде; с|пал — пал в Глубь); сущих Го|с|пи|т|аль (ш|пит|áль (укр.); к|реп|нем — во сне: спать — пит|аться Огнем-Я, Суть пит), Во|с|пит|атель как Жизнь самое. Ре|зон сущих, Причина их (англ. rea|son; «в чем дело (= причина, корнь, суть)?» — «whats the matter?», «в чем Матерь) есть Сон: Мать, Реа|льно|сть свя|та как Ре|зун-SUN: Тьма, грани кладущая, ведь Грань — Она. Сон — Луна, ведь Луна — Мать. Мооnхгау|з|ен, лунен собой — сон Ра|спэ: с|пе|л|еолог Пещ|еры (печери — укр.) сей, Печ|и Тьмы (печь — пещь (стар.)), спе|л муж сей Тьму как Песнь огневую. Луна, Мать — Эк|сп|е|р|т, ком|пет|ентный во всем, Эк|спе|диц|ия к Господу; СПИ|Д, х|в|ор|ь — AID|S: Аид, снá дом, Луна ж: Подземелие — Глубь. «Спе» — «сре»: Сер|дце, Сре|дина всего: Луна-Мать как Хр|е|бет (spi|na — лат.) наш, Цикл-Б|о|р, Ось вер|ченья (вращаться — to spi|n (англ.)): торит в Бога — Мать, с Ней — и мы Буром этим. С|пит с|пе|р|мий, бур в Мать, в Вульву уд, — сном Ее: Мать, торяща в Себя. С|пи|с, копьё (укр.) — «спи»-«пис»: Мать как Уд-Пис|ька, Мир как Пись|мо, Божий Труд; хо|спи|с — помощь У|с|нут|ь: в Мать уйти, как вернулся в Нее чрез ра|спят|ье Христос. Спа|ть-со|п|еть (сопя — дышим-живем) — Жить-Петь: Жизнь — Семь, Sap-Sep, Пес|нь-Сеп|улька, Сып|улька: Глубь та ж, Се|п|а|р|а|т|ор ov’ец от ко|зли|щ; д|уд|ка, пелка — со|пéлка нам. Тьмы земля — Спа|рта, Песнь-Танец как Бой, Крита дух: о|дол|енье Быка, Ума Сердцем; бо|ец, во|ин (сп|ар|т|анец — он) — тот, кто спит наяву. Мать, М|очь сущих, мо|щна, есть Мо|щь сна: Ею с|Пи|м как Cтолпом сущих снов, Очьми в них: зрить|ся — быть; вокруг верных Ей — те|снятся сны чер|едой. Кле|шня-Рак, Мать — Кле’sna: Пятерня, в коей мы, как Сна Кле|й: П|луг Уму, па|ш|не Pus. Дневники, что вел Тихий Ийон, звал Лем СПИТ (Собрание Произведений Ийона Тихого): Мать, Глубь — Мир, Миф (хор «тихологов» в Лемовой книге — суть к|лан присосавшихся к Сну как кормящей Груди: к Сердцу — умов пустых, пара|зит|ов на нем). Сном кичащийся — сно|б: при Тьме тьма, зло при Благе, что мнит им себя. Быть во Сне — в Мифе быть: Сон, Мать — Миф, спящи — части его. Зряща к Мифу причастность свою (зрить|ся — быть), часть Сна — маг (воин — он); Мать — Мат|Ра|с его, mag’кий вовек; очи Сна — мага взор лунный, истинный как То-и-Это, сплав-Мир. Зря ущербность пред ним бренных глаз, сказал М|а|р|к|ес, Луны Гавриил (Габ|риэль — он), Ре|аль|ности ма|стер как Арк|и в Творца — Мира, Матери-Лона:

 

Поэтам и нищим, музыкантам и пророкам, воинам и мошенникам, всем нам, детям этой суровой реальности, почти не требуется воображения, потому что главная наша трудность – у нас нет средств [Силы, Матери – Авт.] для того, чтобы сделать нашу жизнь более правдоподобной.



<< НАЗАД  ¨¨ ДАЛЕЕ >>

Переход на страницу:  [1]  [2]  [3]  [4]  [5]  [6]  [7]  [8]  [9]  [10]  [11]  [12]  [13]  [14]  [15]  [16]  [17]  [18]  [19]  [20]  [21]  [22]  [23]  [24]  [25]

Страница:  [9]

Рейтинг@Mail.ru








Реклама